Вы находитесь на странице: 1из 198

Федеральное агентство по образованию

Государственное образовательное учреждение


высшего профессионального образования
Уфимский государственный авиационный технический университет

А.А. ЧЕРНОУСОВ

ОCНОВЫ ТЕОРИИ
И МОДЕЛИРОВАНИЯ
ГОРЕНИЯ В ДВС

Учебное пособие подготовлено и издано в рамках выполнения проекта


«Перспективный рабочий цикл поршневых ДВС»
аналитической ведомственной целевой программы
«Развитие научного потенциала высшей школы (2006–2008 годы)»

Уфа – 2007
УДК 536.46:621.43(07)
ББК 22.317:31.365(я7)
Ч-49

Рецензенты:
зав. кафедрой теплотехники и тепловых двигателей Самарского государ-
ственного аэрокосмического университета
доктор технических наук, проф. Лукачев С.В.;
зав. кафедрой авиационной теплотехники и теплоэнергетики Уфимского го-
сударственного авиационного технического университета
доктор технических наук, проф. Бакиров Ф.Г.

Черноусов А.А. Ч-49 Основы теории и моделирования горения в ДВС:


Учебное пособие / А.А. Черноусов. — Уфа: ДизайнПолиграфСервис, 2007. —
224 с.
ISBN 978-5-94423-138-3

Изложены фундаментальные модели, применяемые при детальном описа-


нии процессов газофазного горения. Рассмотрены физические основы элемен-
тарных процессов, сопровождающих горение: химическая термодинамика, ки-
нетика элементарных реакций, молекулярный перенос, турбулентность. Особое
внимание уделено подходам и примерам применения численного моделирова-
ния к задачам горения.
Пособие предназначено для студентов двигателестроительных вузов и со-
ответствует государственному образовательному стандарту.

Табл. 5. Ил. 59. Библиогр.: 36 назв.

Научный редактор: канд. техн. наук, доц. Еникеев Р.Д.

УДК 536.46:621.43(07)
ББК 22.317:31.365(я7)

ISBN c Черноусов А.А., 2007



978-5-94423-138-3
c Уфимский государственный

авиационный техн. университет, 2007
Оглавление
Список обозначений и сокращений . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 6

Введение . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 10

1. Законы сохранения для потока смеси реагирующих газов . . . . 18


1.1. Предварительные замечания . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 18
1.2. Законы сохранения для движущейся реагирующей смеси . . . . 21
1.3. Законы сохранения для открытой термодинамической системы . 29
1.4. Вопросы для самоконтроля . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 32

2. Термодинамические соотношения . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 33
2.1. Предварительные замечания . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 33
2.2. Массовый состав смеси и уравнения состояния общего вида . . 33
2.3. Уравнения состояния газообразных компонентов и смесей . . . 34
2.4. Мольные концентрации и мольный состав смеси . . . . . . . . . 34
2.5. Объемный состав смеси . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 35
2.6. Связь мольных долей с массовыми долями . . . . . . . . . . . . 36
2.7. Внутренняя энергия и энтальпия компонентов и смеси . . . . . . 36
2.8. Элементарный расчет состава продуктов сгорания . . . . . . . . 39
2.9. Элементарный расчет параметров продуктов сгорания при p =
const и v = const . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 41
2.10. Основы химической термодинамики . . . . . . . . . . . . . . . . 45
2.11. Способы расчета равновесного состава и параметров смеси . . 53
2.12. Вопросы для самоконтроля . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 57

3. Химическая кинетика газофазных реакций . . . . . . . . . . . . . 58


3.1. Предварительные замечания . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 58
3.2. Формальные соотношения кинетики реакций . . . . . . . . . . . 58
3.3. Механизмы реакций . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 63
3.4. Программа bomb0d: расчет объемного самовоспламенения . . . 68
3.5. Вопросы для самоконтроля . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 70

4. Молекулярный перенос . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 72
4.1. Предварительные замечания . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 72
4.2. Подходы к описанию процессов молекулярного переноса . . . . 73
4.3. Теплопроводность газовой смеси . . . . . . . . . . . . . . . . . . 74
4.4. Вязкость газовой смеси . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 76

3
4.5. Диффузия в бинарной и многокомпонентной смеси . . . . . . . . 77
4.6. Эффекты Соре, Дюфура и бародиффузия . . . . . . . . . . . . . 79
4.7. Заключительные замечания . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 80
4.8. Вопросы для самоконтроля . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 80

5. Горение в ламинарном потоке . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 81


5.1. Предварительные замечания . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 81
5.2. Ламинарное пламя в горючей смеси . . . . . . . . . . . . . . . . 81
5.3. «Тепловая» теория (модель) ламинарного пламени . . . . . . . . 84
5.4. Пример определения un по «тепловой» модели . . . . . . . . . . 89
5.5. Экспериментальные данные по нормальным скоростям горения 92
5.6. Программа flame1d: расчет волны ламинарного горения . . . . 97
5.7. Ламинарное диффузионное горение . . . . . . . . . . . . . . . . 100
5.8. Вопросы для самоконтроля . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 101

6. Горение в турбулентном потоке . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 102


6.1. Предварительные замечания . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 102
6.2. Качественное рассмотрение турбулентного горения . . . . . . . 102
6.3. Экспериментальные данные по скоростям турбулентного горения 105
6.4. Турбулентное диффузионное горение . . . . . . . . . . . . . . . 106
6.5. Прямое численное моделирование турбулентного горения . . . . 107
6.6. Осреднение параметров в турбулентных потоках . . . . . . . . . 108
6.7. Уравнения сохранения для осредненного течения . . . . . . . . . 110
6.8. Модели турбулентного переноса . . . . . . . . . . . . . . . . . . 112
6.9. Модели осредненной скорости реакций . . . . . . . . . . . . . . 115
6.10. Моделирование крупных вихрей . . . . . . . . . . . . . . . . . . 116
6.11. Программа fire3d: расчет горения по МКВ . . . . . . . . . . . 119
6.12. Вопросы для самоконтроля . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 122

7. Горение гетерогенных смесей . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 125


7.1. Предварительные замечания . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 125
7.2. Гетерогенные и дисперсные смеси . . . . . . . . . . . . . . . . . 126
7.3. Уравнения механики сплошных гетерогенных сред . . . . . . . . 127
7.4. Модели межфазных взаимодействий . . . . . . . . . . . . . . . . 131
7.5. Феноменологические модели испарения одиночной капли . . . . 133
7.6. Сгорание капли топлива в атмосфере окислителя . . . . . . . . 140
7.7. Гетерогенные ламинарные пламена . . . . . . . . . . . . . . . . . 142
7.8. Вопросы для самоконтроля . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 143

8. Условия возникновения и распространения горения . . . . . . . . 144


8.1. Предварительные замечания . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 144
8.2. Виды и способы воспламенения . . . . . . . . . . . . . . . . . . 144

4
8.3. Способы вынужденного воспламенения . . . . . . . . . . . . . . 146
8.4. Пределы распространения пламени . . . . . . . . . . . . . . . . 151
8.5. Стабилизация пламени . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 152
8.6. Вопросы для самоконтроля . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 154

9. Детонационное горение . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 155


9.1. Предварительные замечания . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 155
9.2. Элементарная теория детонации . . . . . . . . . . . . . . . . . . 156
9.3. Структура фронта детонационной волны . . . . . . . . . . . . . 157
9.4. Вопросы для самоконтроля . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 158

10. Особенности сгорания в поршневых ДВС . . . . . . . . . . . . . . 160


10.1. Предварительные замечания . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 160
10.2. Сгорание в двигателях с принудительным воспламенением . . . 160
10.3. Сгорание в двигателях с воспламенением от сжатия . . . . . . . 162
10.4. Токсичность продуктов сгорания ДВС . . . . . . . . . . . . . . . 164
10.5. Комплексное снижение токсичности ДВС . . . . . . . . . . . . . 171
10.6. Вопросы для самоконтроля . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 175

11. Моделирование унифицированного рабочего процесса ДВС . . . 176


11.1. Предварительные замечания . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 176
11.2. Унифицированный рабочий процесс ДВС . . . . . . . . . . . . . 176
11.3. Задачи моделирования унифицированного РП ДВС . . . . . . . 179
11.4. Программа hamber0d для моделирования РП ДВС . . . . . . . 179
11.5. Оценка эффективности цикла ДВС на обводненном этаноле . . 185
11.6. Моделирование развития топливовоздушного факела . . . . . . 189

Список литературы . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 195

5
Список обозначений и сокращений
Термодинамические величины для газовой смеси:
• K — число учитываемых компонентов газовой смеси;
• k — индекс (порядковый номер) компонента газовой смеси;
• ρk , ρ — парциальная плотность компонента и плотность смеси в микро-
объеме, кг/м3 ;
• pk , p — парциальное давление компонента и давление смеси в микро-
объеме, Па;
• T — абсолютная (термодинамическая) температура микрообъема смеси,
К;
• Yk — массовая доля компонента смеси;
• [Xk ] — мольная концентрация компонента, моль/м3 ;
• Xk — мольная доля компонента;
• R0 =8,3142 Дж/(моль · К) — универсальная газовая постоянная;
• Rk , R — удельная газовая постоянная компонента и смеси, Дж/(кг · К);
• Wk , W — молярная масса компонента и смеси, кг/моль;
• cv k , cv — удельная (массовая) теплоемкость компонента и смеси
при v = const, Дж/(кг · Ê);
• cp k , cp — то же, при p = const, Дж/(кг · Ê);
• Cv k , Cv — мольная теплоемкость компонента и смеси при v = const,
Дж/(моль · Ê);
• Cp k , Cp — то же, при p = const, Дж/(моль · Ê);
• ek , e — удельная внутренняя энергия компонента и смеси, Дж/кг;
• hk , h — удельная энтальпия компонента и смеси, Дж/кг;
• Uk , U — мольная внутренняя энергия компонента и смеси, Дж/моль;
• Hk , H — мольная энтальпия компонента и смеси, Дж/моль;
• l0 — стехиометрическое отношение, кг. окислителя на кг. топлива;
• α, αΣ — коэффициент избытка окислителя (воздуха) и его среднее зна-
чение при неоднородном по объему составе смеси;

6
• H0 , Hu — высшая и низшая теплотворная способность (теплота сгора-
ния) топлива, Дж/кг;
• sk , s — удельная энтропия компонента и смеси, Дж/(кг · К);
• Sk , S — мольная энтропия компонента и смеси, Дж/(моль · К).

Гидродинамические величины:
• x, y, z — оси прямоугольной системы координат;
• v — вектор среднемассовой скорости газовой смеси, м/c;
• vx , vy , vz (а также u, v, w) — проекции v на оси декартовой системы
координат, м/c;
• vk ä — вектор диффузионной скорости компонента, м/c;
• E = e + 21 |v|2 — полная удельная энергия смеси, Дж/кг;
• Πij — тензор плотности потока импульса, Па;
• µ — динамический коэффициент вязкости, Па · c;
• ν — кинематический коэффициент вязкости, м2 /c;
• Π′ij , Π′′ij — тензор напряжений и тензор «вязких» напряжений, Па;
• κ — коэффициент теплопроводности смеси, Вт/(м · К);
• q — вектор плотности кондуктивного теплового потока, Вт/м2 ;
• Dk — коэффициент диффузии k-го компонента, м2 /с;
• jk — вектор плотности диффузионного потока компонента, кг/(м2 · с);
• g — вектор ускорения массовой силы, м/с2 ;
• P r — число Прандтля смеси;
• Sck — число Шмидта k-го компонента смеси;
• Qr — мощность объемного источника/стока энергии, связанного с из-
лучением, Вт/м3 ;
• αΣ — суммарный коэффициент теплоотдачи, Вт/(м2 ·К).
• U — внутренняя энергия смеси в емкости или зоне емкости, Дж;

Величины в выражениях для скоростей химических реакций:


• I — число учитываемых химических реакций;
• i — индекс (порядковый номер) химической реакции;
7
• ωki — скорость образования k-го компонента в i-й реакции,
моль/(м3 · с);
• ωkΣ — скорость образования k-го компонента суммарная, моль/(м3 · с);
• qi — скорость i-й реакции, моль/(м3 · с);
• kf , kb — константы скорости прямой и обратной реакции; размерность
зависит от молекулярности реакции;
• KC , Kp — константы равновесия обратимой реакции в выражениях че-
рез концентрации и парциальные давления;
• A — предэкспоненциальный множитель в формуле Аррениуса, размер-
ность — та же, что у kf и kb ;
• B, β — константа и показатель степени в степенной зависимо-
сти A(T ) = BT β ;

• νki ′′
, νki — стехиометрические коэффициенты k-го компонента как реа-
гента и как продукта в i-й реакции;
• νki — стехиометрический коэффициент k-го компонента в i-й реакции:

νki = νki ′′
− νki .

Сокращения:
• ВМТ — верхняя мертвая точка;
• ДВ — детонационная волна;
• ДВС — двигатель внутреннего сгорания;
• ГВТ — газовоздушный тракт;
• ГС — гипотеза сплошности;
• ЗС — закон(ы) сохранения;
• З., Ф.-К., C. — Я.Б. Зельдович, Д.А. Франк-Каменецкий, Н.Н. Семенов;
• КПД — коэффициент полезного действия;
• КТО — коэффициент турбулентного обмена;
• КС — камера сгорания;
• КФ — компрессор-форсунка;
• ЛТР — локальное термодинамическое равновесие;
• МКВ — «моделирование крупных вихрей»; подход к численному расче-
ту течений с явным выделением крупномасштабной составляющей поля
турбулентного течения;
8
• МТП — модель турбулентного переноса;
• МФВ — межфазное взаимодействие;
• НУ — начальные условия;
• ОГ — отработавшие газы;
• ОДУ — обыкновенное дифференциальное уравнение;
• ОТС — открытая термодинамическая система;
• ПС — продукты сгорания;
• РК — рабочая камера;
• CЗ — свежий заряд (смесь воздуха и остаточных газов в РК);
• СИМ — система имитационного моделирования;
• CC — свежая (предварительно перемешанная) смесь;
• C/О — смесеобразование;
• РП — рабочий процесс;
• ПКВ — поворот коленчатого вала;
• УРП — унифицированный рабочий процесс;
• УC — уравнение (уравнения) состояния;
• ФПВ — функция плотности вероятности;
• ЭУ — энергетическая установка;
• DNS — Direct Numerical Simulation, детальный расчет течения непо-
средственно по многомерным уравнениям движения (реагирующей) сме-
си;
• RANS — Rеynolds Averaged Navier – Stokes, расчет течения по осред-
ненным уравнениям (Навье – Стокса и т. п.);
• LES — Large Eddy Simulation; то же, что МКВ.

9
Введение
Определение термина «горение». Одно из определений термина «горе-
ние» таково: горение — химический процесс соединения топлива и окис-
лителя, сопровождающийся интенсивным тепловыделением и свечени-
ем [34].
В настоящее время около 90% используемой человечеством энергии вы-
деляется в процессах горения [3]. Горение, осуществляемое посредством сжи-
гания горючих веществ (в основном — невозобновляемых топлив ископае-
мого происхождения) приводит к высвобождению запасенной в них химиче-
ской энергии. Эта энергия используется в различных формах: как тепловая —
для получения механической или электрической энергии в тепловых двигателях
и электростанциях, для отопления, освещения или нагрева в технологических
процессах, или непосредственно в химической форме — например, в черной
металлургии.
При сжигании ископаемых топлив (источник которых — запасы угля, неф-
ти и газа в литосфере — земной коре) кислород воздуха (земной атмосферы)
окисляет входящие в состав топлив химические элементы (в основном — угле-
род C и водород H), что в глобальном масштабе ведет к изменениям элемен-
тарного состава атмосферы, гидросферы и литосферы.
Задачи специалиста в области горения. в энергетике и на транспорте
горение составляет основу рабочих процессов (РП) тепловых двигателей.
Конструкции устройств, в которых осуществляется горение — камер сгора-
ния (КС) тепловых двигателей (ДВС, ГТД, ВРД, РД), топочных устройств
тепловых электростанций, характеризуются в настоящее время, как правило,
высокой степенью совершенства. Возрастающие требования к экономическо-
му и экологическому совершенству таких устройств и интенсификации про-
цессов горения в них диктуют необходимость более глубокого понимания физи-
ки процессов горения. Применение при проектировании методов математи-
ческого моделирования является мощным инструментом детального и досто-
верного анализа процессов горения.
Во всех случаях стремятся организовать сжигание топлива с наибольшей
эффективностью. В разных технических приложениях проблемы организации
процессов горения имеют специфику, но общие требования можно сформули-
ровать так: сжигание топлива надлежит провести в отведенном для этого объе-
ме и за отведенное время, при этом полнота сгорания должна быть максималь-
ной, а потери энергии и затраты на осуществление процесса — минимальными,
причем продукты сгорания не должны содержать токсичных компонентов в по-
вышенных концентрациях.
При организации процессов горения следует по возможности во всем диа-
пазоне работы КС или топочного устройства не допускать разнообразных на-

10
рушений его нормального протекания, снижающих качество рабочего процесса
и эксплуатационные характеристики изделия. Применительно к ДВС, напри-
мер, к таким нарушениям относятся: пропуски зажигания, затянутое горение,
неполное сгорание, погасание, калильное зажигание, детонация и др.
Процессы горения как объект изучения и моделирования. Проявления
и стороны такого явления как горение в природе и технике чрезвычайно мно-
гообразны. Можно грубо классифицировать процессы горения в соответствии
с фазовым состоянием исходных компонентов:
• гомогенное горение, когда все участвующие компоненты находятся в га-
зовой фазе;
• гетерогенное горение, когда часть исходных компонентов находится
в конденсированном (жидком или газообразном) состоянии, осталь-
ные — в газовой фазе;
• горение, при котором все исходные компоненты находятся в конденсиро-
ванном состоянии (пример: взрывчатые вещества).
Многообразие и сложность сопровождающих процессы горения физиче-
ских эффектов затрудняют достоверное их моделирование при решении прак-
тических задач. Так, сравнительно еще простой по спектру физических эффек-
тов вид горения — гомогенное горение — в общем случае характеризуется мно-
жеством путей химических реакций, протекающих наряду с гидрогазодинами-
ческими процессами, включающими явления молекулярного переноса.
При турбулентном режиме течения рабочего тела, типичном для тепловых
двигателей, существенно взаимное влияние химических превращений и про-
цессов турбулентного перемешивания при горении; предсказание характери-
стик турбулентного пламени является непростой задачей. Дальнейшее услож-
нение в описание процессов горения вносят присутствие второй фазы и важ-
ный во многих случаях перенос энергии излучением, а также большой разброс
пространственно-временны́х масштабов, существенный во многих практиче-
ских задачах.
Несмотря на указанные трудности, принципиальных препятствий на пути
успешного количественного анализа (моделирования) процессов горения нет.
Применение достаточно общих методов, основанных на достижениях фунда-
ментальных наук, построение на их основе и с использованием разумных до-
пущений полезных математических моделей позволяет, в принципе, получать
решения большинства задач с достаточной точностью.
При построении моделей процессов горения в подавляющем большинстве
случаев не требуется «спускаться» на уровень отдельных молекул (или, тем бо-
лее, изучать их внутреннюю структуру и поведение). Описание в рамках допу-
щений о сплошности среды и термодинамической равновесности частиц реа-
гирующей среды с использованием формальных соотношений и детальных ме-
ханизмов для представления химически неравновесных процессов оказывается
достаточно надежным.
11
инж. практика
модели
фундаментальные науки

Рис. 1. Наука о горении = фундаментальные науки + модели + инженерная


практика

С учетом сказанного, наиболее рационально процессы горения в газовой


фазе рассматривать как пространственные, зависящие в общем случае от вре-
мени (неустановившиеся) движения химически реагирующей газовой смеси,
описываемые законами сохранения, которые обобщают законы сохранения ме-
ханики жидкости и газа. Такая постановка позволяет рассматривать с единых
позиций любые химически неравновесные течения. Методы современной нау-
ки о горении применимы для описания разнообразных высокотемпературных
гомогенных и гетерогенных течений, сопровождающихся химическими превра-
щениями, хотя данное на с. 10 классическое определение горения и подра-
зумевает однонаправленное превращение исходных веществ в продукты сгора-
ния.
Три уровня знаний в науке о горении — фундаментальные науки, мо-
дели, инженерная практика. Для синтеза технической системы, реализующей
заданный процесс сгорания, нельзя обойтись без его описания. а это описание
возможно методами и средствами науки о горении, если понимать под ней всю
систему знаний, относящуюся к проблемам горения на всех уровнях — от наи-
более общих теоретических основ до практических приложений.
В понятие «наука о горении» входит много разнородного, подобно тому,
как проблема собственно горения включает много аспектов. Для лучшего по-
нимания того, что эта наука дает практике и как используются ее достижения,
разделим ее условно на три уровня: фундаментальные науки, модели и ин-
женерную практику (рис. 1). Это принципиально разные уровни описания
и рассмотрения явлений.
Основополагающая и самая «наукоемкая» часть знаний, входящих в на-
уку о горении — фундаментальные науки. Это область «чистой науки»,
как бы не имеющая непосредственного отношения к практическим задачам осу-
ществления горения, обеспечивающая науку о горении наиболее фундамен-
тальными базовыми инструментами. Речь идет, однако, о небольшом круге фун-
даментальных дисциплин (так или иначе знакомых студентам ко времени изу-
чения данного курса).
Перечислим эти фундаментальные научные дисциплины коротко, вме-
сте с тем вкладом, который они вносят собственно в науку о горении:
молекулярно-кинетическая теория — служит базой для обоснования ос-
новных положений термодинамики и химической кинетики, детального описа-

12
ния процессов молекулярного переноса массы, импульса и энергии; термоди-
намика и химическая термодинамика — дают стройную структуру термо-
динамических соотношений, форму выражений термодинамических и термохи-
мических свойств веществ; химическая кинетика — устанавливает действи-
тельные механизмы протекания химических реакций и методы приближенного
описания химически реагирующих систем, т. е. на основе накопленных данных
позволяет рассчитывать интенсивность химических превращений; гидродина-
мика и тепломассообмен — дают основу для описания течений газовых сме-
сей и моделей двухфазных течений, моделирования явлений молекулярного пе-
реноса, турбулентности и эффектов межфазного взаимодействия; прикладная
математика и вычислительная гидродинамика — вырабатывают методы
эффективной численной реализации математических моделей.
Перейдем на уровень моделей. Для обоснованного инженерного анализа
при проектировании следует использовать адекватное количественное описа-
ние объекта. Любое же количественное описание, в свою очередь, опирается
на (математические) модели и также является моделью, т. е. неполным замени-
телем действительного объекта, нужным, чтобы с достаточной точностью пред-
сказать его свойства и поведение. В арсенал средств науки о горении входят как
детальные модели, так и множество проверенных моделей элементарных про-
цессов. К моделям такого рода относятся, например, следующие:
• разного рода упрощенные модели горения в потоке и в объеме;
• модели самовоспламенения;
• модели турбулентного горения;
• модели испарения (и горения) одиночных капель жидкого топлива;
• модели образования токсичных компонентов ОГ и т. д.
Модели, с одной стороны, опирающиеся на положения фундаментальных
наук, с другой стороны, проверенные экспериментально, могут принести нема-
лую пользу, когда применяются на практике в рамках расчетных методик и про-
граммных пакетов. Подчеркнем, что модели частных явлений — самые адек-
ватные в своем классе — используются как составные части подробных (де-
тальных) моделей сложных процессов, т. е. моделей более высокого уровня, что
является очень ценным их свойством.
Наконец, на уровне инженерной практики проверенные знания обще-
го характера используются в практической деятельности. Важную роль играет
и такой инструмент, как интуиция. Так, при проектировании ДВС используются
представления типа:
• при соответствующих параметрах и газодинамическом состоянии в КС
смесь быстро сгорает;
• для надежного зажигания нужна определенная энергия эл. разряда;

13
• при известных степенях сжатия возможна детонация;
• отверстия распылителя форсунки должны быть определенного диаметра;
• определенные коэффициенты избытка воздуха приводят к повышению
концентрации окиси углерода в ОГ и т. д.
Фундаментальные представления о физике процессов полезны в инженер-
ной практике, когда они заложены в модели, позволяющие выполнять практи-
ческие расчеты. Модели могут применяться как детальные, так и «огрублен-
ные»; особенностью последних можно считать то, что для получения разумных
результатов в них необходимо закладывать данные эмпирического характера.
Например, в «термодинамический» расчет рабочего процесса ДВС процес сго-
рания должен быть «заложен», т. к. не может быть в его рамках рассчитан де-
тально. Этот подход удовлетворительно работает, когда используется для объ-
екта, для которого существуют близкие аналоги, и неприемлем при проектиро-
вании принципиально нового изделия.
Другими словами, в двигателестроении только применение детальных мо-
делей может в какой-то степени гарантировать достоверность результатов рас-
четов, открывающих пути совершенствования рабочих процессов, и исключа-
ющих (на стадии проектирования) неиспользование резервов и допущение кон-
структивных недостатков, выявляемых при испытаниях изделий.
Поэтому в настоящее время в инженерную практику активно внедряются
методы, модели и инструменты, позволяющие все более достоверно моделиро-
вать процессы горения. Можно утверждать, что приходит время методов ана-
лиза, использующих весьма детальные модели и достижения фундаментальных
наук. Применительно к задаче расчета сгорания в ДВС необходимый уровень
описания включает возможность детального моделирования трехмерного те-
чения реагирующей многокомпонентной смеси с использованием моделей всех
существенных процессов: моделей турбулентности, подробного механизма хи-
мических реакций, межфазных взаимодействий и т. п. Расчеты по детальным
моделям, проводимые на высокопроизводительных ЭВМ, во многих случаях
дают вполне достоверные результаты.
При проектировании современных ДВС именно этот подход постепенно
становится оправданным и общепринятым. Понятно, что наиболее детальные
и подробные математические модели процессов должны иметь надежное обос-
нование, поэтому их разработкой занимаются квалифицированные исследова-
тели и группы в специализированных лабораториях и научных центрах. Модели
разных уровней детализации включаются в специализированные программные
пакеты, позволяющие моделировать течения рабочих тел в ДВС, в том числе
и с учетом смесеобразования и сгорания в достаточно детальной постановке
(Star-CD, AVL FIRE, KIVA, и др.).
Цели и задачи книги. Основная цель данного учебного пособия — дать
учащимся (студентам вузов двигательных и энергетических специальностей)
целостное и с единых позиций понимание основ теории горения, а также ме-

14
тодов математического моделирования (как правило, численного, на ЭВМ)
процессов горения по моделям различного уровня детализации явлений.
Объектом изучения в данном пособии являются в основном процессы го-
могенного горения и горения газожидкостных дисперсных смесей, которые реа-
лизуются в КС тепловых двигателей и большинстве других топочных устройств,
и методы их математического и численного описания.
В части теоретических представлений в пособии демонстрируются матема-
тические модели горения, начиная с моделей частного вида (и даже начиная
с уровня интегральных соотношений), получаемых упрощением основных за-
конов сохранения; освещаются аспекты реализации моделей разных уровней
детализации явлений и методы численного интегрирования их уравнений. Как
правило, обсуждаются причины даваемых моделями погрешностей — в тех слу-
чаях, когда принятые при выводе допущения в чем-то противоречат действи-
тельности.
Изучение и использование теории и методов моделирования горения в та-
кой постановке представляет собой вполне посильную для студентов задачу.
Материал курса излагается в неразрывной связи физических основ с фунда-
ментальным и формализованным подходом к их описанию; предполагается, что
такое единство способствует закреплению необходимых фундаментальных тео-
ретических сведений (т. е. не устаревающего знания). Изложение методов мо-
делирования процессов горения на ЭВМ сопровождается примерами реше-
ния (в основном идеализированных) задач. Используется близкая к приня-
той в международной практике [35] система обозначений гидродинамических
и аэротермохимических величин (с. 6).
При рассмотрении практических аспектов теории горения упор делается
на горение в ДВС. Обсуждаются процессы в КС ДВС традиционных типов —
поршневых двигателей с внутренним смесеобразованием (дизелей) и двигате-
лей с принудительным воспламенением (с внешним смесеобразованием). Да-
ются также примеры применения развиваемых моделей для теоретического
изучения смесеобразования и горения в ДВС с универсальным РП, создава-
емым для работы как на традиционных видах топлива (нефтяных в широком
диапазоне фракционного состава), так и на топливах, получаемых из возобнов-
ляемых источников (обводненный этанол и др.).
План курса. Изложение материала ведется по главам согласно идее о мно-
гоуровневости описания процессов и некоторой иерархии применяемых моде-
лей горения, в вершине которой находится система законов сохранения для
пространственного и зависящего от времени движения многокомпонентной ре-
агирующей смеси газов.
Начиная с первых глав, в каждой из них группируется близкий материал,
вначале фундаментального и даже формального характера, затем следуют гла-
вы, в которых, примерно в порядке возрастания физической сложности, рас-
сматриваются разновидности горения и, наконец, в заключительных двух гла-
вах, как приложение к практике, дается материал по РП и токсичности ДВС

15
разных типов, понятие об универсальном РП и примеры применения моделей
для его расчета.
Первая глава пособия посвящена знакомству с общими законами сохране-
ния (ЗС) для пространственного нестационарного движения реагирующей сме-
си, используемыми далее в качестве фундаментальной основы всех частных
моделей.
В главе 2 рассматриваются термодинамические отношения, используемые
обычно для «замыкания» системы ЗС уравнениями состояния для компо-
нента и смеси и элементарные соотношения химической термодинамики для
смесей идеальных газов. Приводится вид и объясняется смысл термодинами-
ческих функций состояния, позволяющих учесть действительные теплоемко-
сти компонентов и энергетический выход реакций. Там же приводятся более
«продвинутый» материал из химической термодинамики, необходимый для по-
нимания соотношений, используемых при вычислении параметров равновесных
смесей (приближение «бесконечно быстрых» реакций при рассмотрении хими-
чески реагирующих систем). и здесь же выведены еще пока простейшие «нуль-
мерные» модели горения — по существу, интегральные соотношения для опре-
деления «адиабатной» температуры горения при p = const и v = const, в том
числе с использованием допущения о равновесном составе продуктов сгорания
для данных случаев (т. е. для горения в потоке и в объеме).
В главе 3 вводятся основные сведения по формальной кинетике химических
реакций, понятия о скоростях прямых и обратных реакций, виде и смысле за-
кона Аррениуса, а также данные об особенностях протекания действительных
реакций в газовой фазе, цепных механизмах, катализе. с опорой на изученный
материал о термодинамических и кинетических отношениях строится модель
объемного воспламенения, обсуждается постановка и метод численного ре-
шения идеализированной задачи о воспламенении однородного объема горючей
смеси в адиабатном сосуде при v = const.
Глава 4 посвящена методам расчета молекулярного переноса (эффекты
диффузии, вязкости и теплопроводности) в многокомпонентной смеси.
В главе 5 рассматривается ламинарное горение предварительно переме-
шанной смеси — пример процесса, для описания которого уже требуется при-
влекать полную систему ЗС. Излагается также приближенная «тепловая» тео-
рия нормального горения, основанная на некоторых удачных упрощениях. При-
водится обзор методов измерения скорости ламинарного пламени и фактиче-
ский материал о влиянии на нее различных факторов. Обсуждается постановка
задачи расчета этой величины и метод численного решения по уравнениям в од-
номерной, но физически полной постановке. Там же на примере ламинарных
потоков рассмотрено горение предварительно не перемешанных смесей («диф-
фузионное» горение).
В главе 6 рассматривается горение в турбулентном потоке с упором на ма-
тематическое описание. Излагаются подходы к детальному описанию горения
в турбулентном потоке как пространственной задачи (прямое моделирование,

16
моделирование крупных вихрей). Приводится пример численного метода и ре-
шения пространственной тестовой задачи.
В главе 7 даются базовые сведения и модели для описания многофазных
реагирующих течений, рассматриваются явления тепломассообмена и сопро-
тивления при движения одиночной капли в потоке, как элементарного процесса,
лежащего в основе процессов подготовки горючей смеси.
В следующей главе рассмотрены процессы, сопровождающие действи-
тельное горение: воспламенение и самовоспламенение, способы вынужденного
воспламенения, пределы распространения и методы стабилизации пламени.
Глава 9 посвящена описанию явления детонации в газовых смесях; основ-
ное внимание уделено элементарной теории явления.
В главе 10 рассматриваются особенности процессов сгорания в ДВС об-
щепринятых типов и причины образования токсичных компонентов в отрабо-
тавших газах поршневых ДВС.
Глава 11 посвящена «унифицированному» РП двигателя внутреннего сго-
рания; в ней приводится результаты моделирования отдельных сторон данного
РП моделями рассмотренных ранее классов.
Можно сказать, что изучение науки о горении студентами должно способ-
ствовать «миграции» достижений науки о горении в инженерную практику дви-
гателестроения. Это одна из задач изучения курса, которая может быть успеш-
но решена при условии хорошей посещаемости аудиторных занятий, включа-
ющих, кроме курса лекций, самостоятельную работу студентов над заданиями
практикума [7]. Полезно также заранее обратить внимание на список литерату-
ры, помещенный в конце данного пособия (с. 195).

17
Глава 1
Законы сохранения для потока
смеси реагирующих газов
1.1. Предварительные замечания
Количественное описание (теория) процессов газофазного горения строит-
ся на рассмотрении законов сохранения (ЗС) для пространственного нестацио-
нарного течения многокомпонентной смеси реагирующих газов. Эта система ЗС
может рассматриваться как обобщение ЗС механики жидкости и газа (МЖГ)
и рассматривает сохранение (превращение) массы каждого компонента смеси,
а также импульса и энергии смеси. В данном разделе представлен вывод ЗС,
их вид в разных формах записи и смысл их как уравнений переноса. Раскрыт
также смысл отдельных членов в этих уравнениях, отвечающих за частные фи-
зические эффекты: выход химических реакций, конвективный перенос, молеку-
лярный перенос в форме диффузии, вязкости и теплопроводности, поверхност-
ные силы, перенос энергии излучением и массовые силы.
Для определенности и полноты картины показано «замыкание» данных ис-
ходных ЗС уравнениями состояния частного вида (для смеси идеальных га-
зов); подробнее термодинамические соотношения рассмотрены в главе 2. С той
же целью выводимые ЗС в данной главе замыкаются обычно принимаемыми
соотношениями простого вида («градиентными законами») для представления
эффектов молекулярного переноса, хотя более подробно и эти эффекты рас-
сматриваются также позднее, в главе 4. Соотношения, позволяющие рассчи-
тать образование и расходование компонентов смеси в химических реакциях,
рассматриваются в гл. 3.
Приступая к выводу ЗС, заметим, что в их основу закладываются гипоте-
зы, используемые в качестве далее явно не упоминаемых аксиом; их принятие
позволяет описывать смесь реагирующих газов как сплошную среду, причем
такую, которая во всех точках находится в состоянии локального термоди-
намического равновесия. Обе (обсуждаемые далее ниже) гипотезы выполня-
ются для «обычных» условий гомогенного горения с высокой точностью, что
позволяет предполагать адекватность получаемой на их основе модели течения
реагирующей смеси. С данной оговоркой соответствующая система ЗС прини-
мается в качестве основы общей теории горения в газовой фазе и использует-
ся для получения упрощенных моделей. Для тех же случаев, когда сплошность
среды и/или термодинамическое равновесие не имеют места (фронты скачков

18
уплотнения и детонационных волн), указанная теория может описывать неко-
торые стороны явлений неверно.
Гипотеза сплошности принимается, чтобы не рассматривать движение от-
дельных структурных элементов смеси — молекул, электронов, ионов. Смесь
рассматривается как сплошная среда, характеристики которой в точке

r = xex + yey + zez

получаются (рис. 1.1) как статистические средние от характеристик множества


структурных элементов, взятых в ее окрестности объемом ∆V .

z
r ∆V

y
x

Рис. 1.1. К осреднению параметров по физически малому объему

Так, парциальная плотность ρk (объемная плотность массы, «массовая


концентрация») частиц (молекул) k-го сорта в некоторой точке определяется
осреднением по малому объему в ее окрестности
Nk (t)
1 X 1
ρk (r, t) = (mk )n = Nk (t) mk , (1.1)
∆V n=1 ∆V

где N — число структурных элементов (молекул) в малом объеме ∆V , а mk —


масса каждой частицы или молекулы k-го сорта. Точно так же векторная ве-
личина скорости частиц (молекул) данного сорта в окрестности точки опреде-
ляется осреднением векторных величин их импульсов в малом объеме ∆V , или
же делением объемной плотности импульса ρk vk компонента на объемную
плотность массы ρk компонента в точке
Nk (t)
1 X
vk (r, t) = (mk vk )n ,
ρk ∆V n=1

что дает скорость компонента смеси, осредненную по мгновенным скоростям


движения молекул.
Гипотеза сплошности утверждает, по сути, саму возможность введения фи-
зически малого объема ∆V , который достаточно мал по сравнению с наи-
меньшим характерным пространственным масштабом интересующего явления,
но еще достаточно велик, чтобы содержать множество структурных элементов
19
для статистически значимого осреднения по ним — такого, при котором осред-
ненные характеристики (параметры) среды достаточно гладкие по пространству
и во времени, т. е. не обнаруживают заметных флуктуаций.
Принятие гипотезы сплошности в качестве аксиомы позволяет отвлечься
от величины ∆V , приписать любой точке пространства-времени (r, t) вполне
определенные значения характеристик (параметров) среды и перейти к описа-
нию течения непрерывными (или кусочно-непрерывными) полями функций —
скалярных плотностей компонентов

ρk = ρk (r, t) = ρk (x, y, z, t), k = 1, . . . , K

и векторного поля скорости

v = v(r, t) = vx (r, t)ex + vy (r, t)ey + vz (r, t)ez

а также других характеристик потока (см. далее), считая «законными» опера-


ции дифференцирования этих функций по r и по t.
Заметим, что в рамках гипотезы сплошной среды, отменяющей понятие ча-
стицы как структурного элемента вида молекулы, термин «частица» может при-
меняется лишь к индивидуальному микрообъему среды.
Гипотеза о локальном термодинамическом равновесии (ЛТР) позво-
ляет считать, что при любых возмущениях в потоке реагирующей смеси моле-
кулярная статистика ее индивидуального микрообъема релаксирует достаточ-
но быстро1 . Принятие гипотезы о ЛТР в качестве аксиомы позволяет исполь-
зовать для описания реагирующего (т. е. химически неравновесного течения)
закономерности, справедливые для условий равновесия термодинамическо-
го — равновесные (максвелловские) и изотропные по направлениям распре-
деления «хаотической» составляющей скорости молекул (vk )n − vk и равно-
весные по поступательным, вращательным и колебательным степеням свободы
распределения энергий молекул всех компонентов.
Таким образом, гипотеза о ЛТР придает определенность значению термо-
динамической температуры T смеси в точке, а также смысл и значение пара-
метров состояния самой T , давлению p, плотности смеси ρ = ρ1 + · · · + ρK
и массовым долям ее компонентов Yk = ρk /ρ, k = 1, . . . , K. В результате
появляется возможнось определять параметр состояния смеси газов заданно-
го состава по величинам двух других независимых параметров состояния, ис-
пользуя уравнения состояния (УС), из которых важнейшими для теории го-
рения являются калорическое УС (в общем виде e = e(ρ, T )) и термиче-
ское — общего вида p = p(ρ, T ); в частности, для идеальных газов — e = e(T )
и p = ρRT ), а в общем случае, при переменном составе смеси — соответствен-
но e = e(ρ, T, Y1 , . . . , YK−1 ) и p = p(ρ, T, Y1 , . . . , YK−1 ).
В рамках той же гипотезы коэффициенты молекулярного переноса — ска-
ляры, вычисляемые по выражениям, также имеющим вид УС: для конкретной
1
Говоря формально — бесконечно быстро.

20
среды µ = µ(ρ, T ), κ = κ(ρ, T ), для идеального газа — µ = µ(T ), κ = κ(T ),
для смеси газов — µ = µ(ρ, T, Y1 , . . . , YK−1 ), κ = κ(ρ, T, Y1 , . . . , YK−1 )
и D = D(ρ, T, Y1 , . . . , YK−1 ).
Отметим, что смесь газов, рассматриваемая в рамках гипотез сплошности
и ЛТР, считается локально перемешанной на молекулярном уровне, т. е.,
собственно, гомогенной в каждой конкретной точке (макроскопический состав
смеси все же пространственно неоднороден). Это, в свою очередь, позволя-
ет привлекать для расчета скоростей химических реакций гипотезы и моде-
ли, основанные на статистике столкновений частиц в однородном по составу
микрообъеме.

1.2. Законы сохранения для движущейся реагирующей


смеси
Закон сохранения массы компонента смеси. Вывод законов сохранения
выполняем для произвольного контрольного объема (рис. 1.2). Течение пред-
полагаем пространственным и зависящим от времени, так что каждая входящая
в уравнения искомая величина в общем случае зависит от x, y, z и t.

dF

y
x V

Рис. 1.2. К выводу интегральных законов сохранения общего вида

Сначала получим закон сохранения массы индивидуального компонента


газовой смеси (в интегральной форме). Векторная величина плотности по-
тока массы [кг/(м2 · ñ)] каждого из K компонентов смеси определяется про-
изведением его парциальной плотности на скорость ρk vk . Определив средне-
массовую скорость смеси в данной точке как
K
1X
v= ρk vk ,
ρ
k=1

21
можно определить скорость vk ä = vk − v как диффузионную скорость k-го
компонента и разделить плотность его потока на конвективную (вместе со сме-
сью) и диффузионную (относительно смеси) составляющие:
ρk vk = ρk v + ρk vk ä . (1.2)
Условием сохранения массы компонента k в произвольном объеме V
(рис. 1.2) с учетом объемной мощности его суммарного образования (исчез-
новения) во всех рассматриваемых химических реакциях ωkΣ [ìîëü/(ì3 · ñ)]
является уравнение (здесь и ниже — для k = 1, . . . , K):
Z Z Z
d
ρk dV = − [ρk vk · n] dF + Wk ωkΣ dV. (1.3)
dt V F V

Уравнение (1.3) — закон сохранения массы k-го компонента смеси в ин-


тегральной форме. Преобразуя в нем интеграл по поверхности в интеграл
по объему по формуле Остроградского-Гаусса
Z Z
[a · n] dF = div a dV
F V

и, изменяя порядок интегрирования и дифференцирования в левой части (1.3),


получим Z  
∂ρk
+ div(ρk vk ) − Wk ωkΣ dV = 0. (1.4)
V ∂t
Уравнение (1.4) — другая форма уравнения сохранения массы компонента.
Заметим, что для применения оператора дивергенции требуется дифференци-
руемость (гладкость) ее вектора-аргумента. Предполагая, что с учетом молеку-
лярных эффектов диффузии, вязкости и теплопроводности образование в ре-
шении разрывов искомых функций исключается, уравнения (1.3) и (1.4) можно
считать эквивалентными.
В силу произвольности контрольного объема V (рис. 1.2) условием выпол-
нения равенства (1.4) будет равенство нулю подынтегрального выражения, т. е.
∂ρk
+ div(ρk vk ) = Wk ωkΣ . (1.5)
∂t
Данное уравнение есть закон сохранения массы компонента в дифферен-
циальной («дивергентной») форме. Как и уравнения (1.3) и (1.4), оно выража-
ет тот факт, что приращение со временем массовой концентрации (парциаль-
ной плотности) компонента в окрестности точки — следствие переноса моле-
кул компонента конвекцией смеси и диффузией компонента, а также образова-
ния/исчезновения молекул компонента в химических реакциях. Выделяя век-
тор плотности диффузионного потока компонента jk = ρk vk ä и учитывая (1.2),
нетрудно привести (1.5) к виду
∂ρYk
+ div (ρvYk ) = div (−jk ) + Wk ωkΣ . (1.6)
∂t
22
Применяя тензорную нотацию, в которой дивергенция вектора
X ∂(a)j3
∂(a)x ∂(a)y ∂(a)z
div a = + + =
∂x ∂y ∂z j=1
∂xj

∂a
кратко обозначается как ∂xjj , получим «тензорную» форму записи закона со-
хранения массы компонента (по k не суммировать!):
∂ρk ∂ρk vk j
+ = Wk ωkΣ . (1.7)
∂t ∂xj
Наконец, расписав операторы дивергенции в (1.6) по координатным на-
правлениям, получим «развернутую» форму записи ЗС массы компонента
∂ρYk ∂ρvx Yk ∂ρvy Yk ∂ρvz Yk ∂jk x ∂jk y ∂jk z
+ + + =− − − + Wk ωkΣ . (1.8)
∂t ∂x ∂y ∂z ∂x ∂y ∂z
Закон сохранения массы смеси. Просуммировав все уравнения сохра-
нения массы компонентов с учетом
P определяющих ограничений, наложенных
на (а) диффузионные скорости ρk vk ä ≡ 0 и (б) суммарный выход веществ
PK
в реакциях k=1 Wk ωkΣ ≡ 0, получим ЗС массы реагирующей смеси, точно
совпадающий с таковым для однородной среды
∂ρ
+ divρv = 0, (1.9)
∂t
или, в тензорной форме —
∂ρ ∂ρvj
+ = 0. (1.10)
∂t ∂xj
Преобразовав с помощью (1.9) уравнение (1.8), получим аналог последнего
в неконсервативной («недивергентной») форме
∂Yk ∂Yk ∂Yk ∂Yk 1
+ vx + vy + vz = − (div jk − Wk ωkΣ ) ,
∂t ∂x ∂y ∂z ρ
из которого ясен физический смысл ЗС массы компонента как уравнения
переноса частицы смеси, имеющей массовый состав Yk , который изменяется
вследствие диффузионного обмена и образования/разрушения молекул в реак-
циях при движении частицы смеси вдоль ее траектории.
Закон диффузии Фика. В ЗС массы плотность диффузионного потока
массы компонента ρk vk ä играет роль дополнительной неизвестной. Выразив
ее через другие зависимые переменные этого ЗС, мы «замыкаем» его как урав-
нение. На практике проще всего и чаще всего для этого используется феноме-
нологический закон молекулярной диффузии Фика (англ. Fick’s law), устанав-
ливающий прямую пропорциональность
ρk vk ä = −ρDk grad Yk (1.11)
23
или, в тензорных обозначениях, в которых градиент величины ϕ
X ∂ϕ 3
∂ϕ ∂ϕ ∂ϕ
grad ϕ = ex + ey + ez = ej
∂x ∂y ∂z j=1
∂xj

∂ϕ
кратко обозначается как ∂xj ej , можно написать (по k не суммировать!):
∂Yk
ρk vk äj = −ρDk . (1.12)
∂xj
В законе Фика Dk — коэффициент молекулярной диффузии компо-
нента в данной точке. Использование закона (1.11) не добавляет ничего суще-
ственного к определению ρk vk ä , пока не указан способ вычисления Dk . На-
ряду с аккуратными подходами к учету многокомпонентной диффузии (гл. 4),
применяются и упрощенные способы расчета Dk = Dk (ρ, T, Y1 , . . . , YK−1 ).
Так, в некоторых случаях бывает достаточно задать Dk по известным значе-
ниям коэффициента вязкости µ и числа Шмидта компонента, определяемого
как Sck = µ/(ρDk ). Значение числа Sck может задаваться слабой зависимо-
стью T и массового состава смеси Yk , в простейшем варианте Sck принимается
постоянным (порядка 0,6 . . . 1).
C учетом (1.11) закон сохранения массы компонента в «дивергентной»
форме принимает вид
∂ρk
+ div ρk v = div (ρDk grad Yk ) + Wk ωkΣ . (1.13)
∂t
Закон сохранения количества движения. Приближенно примем,
что объемная плотность количества движения смеси выражается про-
изведением ее плотности на среднемассовую скорость ρv, а конвективная
составляющая ее потока — соответственно произведением ρv на компо-
ненты среднемассовой же скорости v. Таким образом, будем пренебрегать
составляющей переноса количества движения с диффузионными скоростями
компонентов. Учет диффузионных скоростей при выводе ЗС (как для гомо-
генных, так и для гетерогенных смесей) только в выражениях диффузионного
потока массы и игнорирование их во всех других случаях именуется «диффузи-
онным» или «односкоростным» приближением. Отметим, что отныне и впредь
будем его придерживаться в качестве общей модели течения гомогенных
(газофазных) смесей.
C учетом сказанного суммарный тензор плотности потока импульса примет
вид
Πij = ρvi vj − Π′ij .
Будем различать в тензоре напряжений Π′ij две составляющие — термоди-
намическое давление смеси p и Π′′ij — тензор «вязких» напряжений:

1, i = j
Π′ij = −pδij + Π′′ij , δij =
0, i 6= j
24
При вычислении компонент тензора «вязких» напряжений Π′′ij по величи-
нам частных производных от компонент среднемассовой скорости придержи-
ваемся обычного для газов и их смесей вида «закона» (обобщенной гипотезы)
Ньютона   
′′ ∂vi ∂vj 2 ∂vm
Πij = µ + − δij . (1.14)
∂xj ∂xi 3 ∂xm
Учитывая массовые силы, закон сохранения количества движения смеси
можно записать в виде
Z Z Z X
K
d
ρv dV + Div Πij dV = (ρk ak ) dV, (1.15)
dt V V V k=1

где Div Πij — операция дивергенции тензора, ak — ускорение массовой си-


лы для k-го компонента. Если в качестве массовой используется, например,
гравитационная сила, то интеграл в правой части легко упростить. В этом слу-
чае, а также ввиду произвольности контрольного объема, получаем уравнение
сохранения количества движения в дифференциальной форме:

∂ρv
+ Div Πij = ρg. (1.16)
∂t
Очевидно, что при сделанных допущениях ЗС импульса (количества дви-
жения) получается таким же, как и для однородной по составу среды. В тензор-
ных обозначениях, используя определение операции Div Πij , результат кото-
n oT
∂Πj1 ∂Πj2 ∂Πj3
рой ∂xj , ∂xj , ∂xj , и выписывая отдельно вязкие напряжения, получим
уравнение сохранения количества движения в тензорной форме:

∂ρvi ∂ ∂Π′′ji
+ (ρvj vi + pδij ) = + ρgi , (1.17)
∂t ∂xj ∂xj

или, в проекциях на оси прямоугольной системы координат —

∂ρu ∂  ∂ ∂
+ ρu2 + p + (ρvu) + (ρwu) =
∂t ∂x ∂y ∂z
∂Π′′xx ∂Π′′yx ∂Π′′zx
= + + + ρgx , (1.18)
∂x ∂y ∂z

∂ρv ∂ ∂  ∂
+ (ρuv) + ρv 2 + p + (ρwv) =
∂t ∂x ∂y ∂z
∂Π′′xy ∂Π′′yy ∂Π′′zy
= + + + ρgy , (1.19)
∂x ∂y ∂z

25
∂ρu ∂ ∂ ∂ 
+ (ρuw) + (ρvw) + ρw2 + p =
∂t ∂x ∂y ∂z
′′
∂Π′′xz ∂Πyz ∂Π′′zz
= + + + ρgz . (1.20)
∂x ∂y ∂z
Закон сохранения энергии. Получим этот ЗС предполагая, что объемная
плотность энергии движущейся реагирующей смеси — сумма объемных плот-
ностей внутренней и кинетической энергии смеси при движении со среднемас-
совой скоростью (т. е. пренебрегаем вкладом диффузионных скоростей в кине-
тическую энергию компонента):
2
|v|
ρE = ρe + ρ .
2
Удельную внутреннюю энергию e смеси в точке определяем по принятой аб-
солютной энтальпии компонентов, составляющих смесь. Например, в частном
случае смеси идеальных газов:
K K Z
p 1X p X p T
e=h− = ρk h k − = Yk hk − , hk = hk0 + cp k (T )dT.
ρ ρ ρ ρ T0
k=1 k=1

Здесь Yk = ρk /ρ — массовая доля k-го компонента. В выражении для век-


тора плотности потока энергии также не будем учитывать кинетическую энер-
гию движения с диффузионной скоростью. Таким образом, считаем, что плот-
ность потока энергии выражается суммой
! K
|v|2 X
ρv h + + ρk vk ä hk + q − v · Π′′ji ,
2
k=1

в которой представлены соответственно конвективный перенос полной энталь-


пии смеси, диффузионный перенос энтальпии компонентов, кондуктивный по-
ток тепла и работа поверхностных сил от вязких напряжений. Плотность кон-
дуктивного теплового потока может задаваться с помощью феноменологиче-
ского закона теплопроводности Фурье (aнгл. Fourier’s law)
∂T
q = −κ grad T, или qj = −κ (1.21)
∂xj
где локальный коэффициент теплопроводности смеси κ должен рассчитывать-
ся с учетом молекулярно-кинетических свойств смеси и ее состояния, что пред-
ставляет собой сложную самостоятельную задачу. В приближенных подходах κ
получается по известному значению коэффициента вязкости µ и числу Прандт-
ля для смеси в данной точке: P r = µ cp /κ. Величина P r может задаваться
в зависимости от состава и параметров состояния смеси, в простейших слу-
чаях оно принимается зависящим только от T или даже постоянным (поряд-
ка 0,6 . . . 1 или 0,72, как для двухатомных газов вблизи «нормальных» условий).
26
Если существенны массовые силы, нужно учесть совершаемую ими работу
при движении смеси; объемная мощность массовых сил есть
K
X
[ρk (vk · ak )] .
k=1

Перенос импульса излучением (световое давление) оказывается малым


при уровне температур, имеющих место при горении в обычных условиях
и не учитывался в ЗС количества движения. Однако перенос энергии, свя-
занный с электромагнитным излучением, является в общем случае существен-
ным. Пусть Qr — объемная мощность энергии, получаемой или расходуе-
мой частицей смеси на электромагнитное излучение. В общем случае расчет
локального значения Qr связан с необходимостью расчета потоков энергии,
излучаемых и поглощаемых каждой частицей по всем направлениям, во всех
диапазонах частот, при том, что на пути от частицы к частице часть энергии
поглощается и рассеивается в других частицах, что превращает ЗС энергии
в интегро-дифференциальное уравнение. При решении многих практических
задач член Qr или не учитывают, или используют допущения об относительно
малой или, наоборот, большой оптической плотности смеси для данной задачи.
В последнем случае возможно описание Qr в «диффузионном» приближении —
т. е. по механизму эквивалентной «теплопроводности» для потока энергии, пе-
редаваемой излучением.
С учетом сказанного уравнение сохранения энергии движущейся смеси
в интегральной форме принимает вид
Z Z " 2
!
XK
#
d |v|
ρE dV = − ρv h + + ρk vk ä hk + q − v · Π′′ij · n dF +
dt V F 2
k=1
Z X K
+ [ρk (vk · ak ) + Qr ] dV. (1.22)
V k=1

Если массовые силы таковы, что ak = g (например, гравитационные),


и при вычислении их работы пренебречь диффузионной составляющей скоро-
сти, то их объемная мощность выразится как ρ (v · g). Тогда уравнение энергии
в дифференциальной форме примет вид
" ! K
#
2 X
∂ρE |v|
+ div ρv h + + ρk vk ä hk + q − v · Π′′ij = ρ (v · g) + Qr .
∂t 2
k=1
(1.23)
2
В тензорных обозначениях (при h = h + 0,5 |v| ):

K
!
∂ρE ∂ X
+ ρvj h∗ + ρk vk äj hk + qj − vi Π′′ij = ρvj gj + Qr , (1.24)
∂t ∂xj
k=1

27
В развернутом виде:
K
!
∂ρE ∂ X
+ ρuh∗ + ρk uk ä hk + qx − uΠ′′xx − vΠ′′yx − wΠ′′zx +
∂t ∂x
k=1
K
!
∂ X
+ ρvh∗ + ρk vk ä hk + qy − uΠ′′xy − vΠ′′yy − wΠ′′zy +
∂y
k=1
K
!
∂ X
+ ρwh∗ + ρk wk ä hk + qz − uΠ′′xz − vΠ′′yz − wΠ′′zz =
∂z
k=1
= ρ (ugx + vgy + wgz ) + Qr . (1.25)

Выведенные выше законы сохранения массы, количества движения и энер-


гии в дифференциальной форме имеют вид системы уравнений в частных про-
изводных (второго порядка) и для описания движений рабочих тел должны ре-
шаться совместно. Для «замыкания» такой системы уравнений нужно, как го-
ворилось, дополнить ее «законами» для вычисления потоков молекулярного
переноса — диффузии, вязкости и теплопроводности, простейшие формы ко-
торых также были приведены выше.
Данную систему следует дополнить еще уравнениями состояния. Тре-
буется обычно два уравнения состояния (УС) — калорическое и термиче-
ское. Так, в расчетах, после определения из ЗС масс парциальных плотно-
стей ρk , k = 1, . . . , K и их суммы ρ, из уравнения количества движения —
скорости v, а из уравнения энергии — удельной внутренней энергии смеси e
в точке, потребуется калорическое УС, выражающее связь внутренней энер-
гии и состава с температурой смеси. В рассматриваемом нами случае смеси
идеальных газов соответствующее выражение имеет вид e(T, Y1 , . . . , YK−1 ).
Термическое УС для идеальных газов есть уравнение вида p = ρRT , где, в слу-
чае газовых смесей R — «кажущаяся» удельная газовая постоянная, которая
PK
вычисляется как R = k=1 Rk Yk , Rk = R0 /Wk , где R0 — универсальная га-
зовая постоянная, равная 8,3142 Дж/(кг · K), а Wk — молярная масса компо-
нента. Термическое УС необходимо для вычисления давления, когда известны
плотность и температура.
При решении задач, описываемых уравнениями и системами урав-
нений в частных производных (УЧП), для однозначной постанов-
ки задачи требуется задание начальных условий (НУ), представ-
ляющих собой известные начальные распределения искомых функ-
ций — ρk (x, y, z, t0 ), v(x, y, z, t0 ), T (x, y, z, t0 ), p(x, y, z, t0 ), и граничных
условий (ГУ) — распределений, задаваемых на пространственных границах
системы (области). Более подробно НУ и ГУ будут обсуждаться в разделах
о более частных моделях и их применения к практическим задачам.

28
1.3. Законы сохранения для открытой термодинамиче-
ской системы
Более простые законы сохранения получаются для объема реагирующей
смеси, для которого сделано допущение об однородности распределения па-
раметров в нем. Это дает модель открытой термодинамической систе-
мы (ОТС), которую иногда называют моделью «емкости мгновенного переме-
шивания».
Искомые уравнения сохранения не будут содержать производных по про-
странству и их в принципе можно получить упрощением УС масс и энергии
из разд. 1.2. И все же уравнения ОТС наиболее общего вида следует выво-
дить применительно к контрольному объему (рис. 1.3), корректно учитывая
специфичные для ОТС ограничения.

G2 ,
G1 ,
(Gh∗ )2

(Gh )1

Gi ,
(Gh∗ )j

Gi+1,
(Gh∗ )j+1
GJ ,
dL (Gh∗ )J

dQâíåø
V (t)

Рис. 1.3. К выводу законов сохранения для открытой термодинамической си-


стемы

Рассматриваем в качестве ОТС однородный по пространству объем непо-


движной смеси, обменивающийся с внешней средой массой в виде J дискрет-
ных потоков масс смеси, и энергией — с данными потоками массы, а так-
же в форме работы и теплоты через участки непроницаемой (для вещества)
поверхности, отделяющей ОТС от внешней среды (рис. 1.3). Таким обра-
зом, кроме действия дискретных потоков на границе контрольного объема,
может иметь место обмен ОТС с внешней средой энергией в форме работы
сжатия-расширения объема V (t) и в форме теплоты — по механизмам тепло-
обмена со стенкой с температурой Tw (t) и объемного тепловыделения от внеш-
них же источников энергии (dqâíåø /dt на 1 кг или dQâíåø /dt на m кг смеси).
Следует учесть объемные источники (стоки) масс компонентов в химических
реакциях.

29
Тогда условия сохранения масс K компонентов смеси и внутренней энергии
смеси в объеме выражаются уравнениями:

X J
dmk
= (GYk )j + V Wk ωkΣ , k = 1, . . . , K, (1.26)
dt j=1

X J
dU dQâíåø dV
= (Gh∗ )j + −p , (1.27)
dt j=1
dt dt
P
где2 U = me(ρ, T, Y1 , . . . , YK−1 ), m = mk и ρ = m/V ; в самом частном
случае однородного по составу идеального совершенного газа принимают U =
mcv T [Дж].
Итак, модели для расчета процессов в некоторой емкости, для которой при-
нято допущение о мгновенном перемешивании, должны базироваться на систе-
ме обыкновенных дифференциальных уравнений вида (1.26) и (1.27). Данные
уравнения образуют систему ОДУ, для которой численным решением задач Ко-
ши при конкретных условиях однозначности получают искомые зависимости
во времени параметров состояния в емкости (или зоне) — Yk = Yk (t), T =
T (t), p = p(t) и т. д. Именно эти уравнения лежат в основе моделей (в т. ч.,
двух- и многозонных) и программ расчета процессов в рабочих камерах ДВС,
использующих «термодинамический» (т. е., уровня ОТС) подход к описанию
(см. разд. 11.4). На базе этих уравнений могут быть получены решения многих
частных задач: об объемном самовоспламенении в энергоизолированной емко-
сти V = const (см. разд. 3.4), о наполнении и опорожнении емкости и т. п.
Из уравнений (1.26) и (1.27) как частные случаи выводятся многие ана-
литические соотношения технической термодинамики. Так, для закрытой
(в смысле внешнего массообмена) термодинамической системы, для которой
уравнение (1.26) тривиально: m = const, исключив из рассмотрения время
и поделив уравнение (1.27) на постоянную массу m (т. е. переходя к удельным
величинам), получим уравнение сохранения энергии, обычно называемое пер-
вым началом термодинамики: подведенная извне к 1 кг рабочего тела тепло-
та (здесь: dq = dqâíåø ) расходуется на совершение работы расширения и при-
ращение удельной внутренней энергии:

dq = de + pdv. (1.28)

Интегрированием уравнения (1.28) нетрудно получить выражения


для уравнений состояния с участием энтропии s как параметра состояния,
а также выражения для работы в конкретных термодинамических процессах
и циклах.
2
Здесь и далее в моделях класса ОТС U [Дж] — вн. энергия смеси в емкости или зоне
емкости, а не удельная мольная внутренняя энергия смеси.

30
Так, для случая рабочего тела с уравнением состояния идеального совер-
шенного газа de = cv dT , где cv = const1 , v = 1/ρ (удельный объем), p =
ρRT , cp = cv + R (закон Майера), cp /cv = γ = const2 . C учетом определения
элементарного приращения удельной энтропии

dq
ds = (1.29)
T
можно преобразовать (1.28) как
 
dq dT dv 1 dρ dT dρ
ds = = cv +p = dv = d = − 2 = cv −R =
T T T ρ ρ T ρ
 
p dp pdρ dp pdρ dρ
= RT = , dT = − = cv − − R =
ρ Rρ Rρ2 ρRT ρRT ρ ρ
dp dρ dp dρ
= | ρRT = p | = cv − (cv + R) = cv − cp = ds.
p ρ p ρ
Интегрируя между начальным 1 и данным состояниями термодинамиче-
ского процесса, можно получить соотношение вида уравнения состояния s =
s (p, ρ)   γ 
p ρ1
s = s1 + cv ln , (1.30)
p1 ρ
а выражая из (1.30) давление p явно — получить УС вида p = p(s, ρ), содержа-
щее те же постоянные параметры свойств однородного идеального и совер-
шенного газа cv и γ:
 γ  
ρ s − s1
p = p1 exp . (1.31)
ρ1 cv

В технической термодинамике [2] особая роль принадлежит адиабатному


изоэнтропному процессу как модели идеального (термодинамически обратимо-
го) процесса изменения состояния частицы или всего объема рабочего тела.
Если внутри однородной по составу частицы не протекают процессы диссипа-
ции и отсутствует теплообмен с внешней средой, должно выполняться усло-
вие dq = dqâí + dqâíåø = 0 и, как следствие — ds = 0 и s = s1 (изоэнтропное
сжатие или расширение). Из уравнения (1.31) получается
 γ
ρ
p = p1 . (1.32)
ρ1

Уравнение (1.32) устанавливает степенной закон относительного измене-


ния давления от относительного изменения плотности и носит название урав-
нения адиабаты Пуассона (Poisson). Это уравнение связывает параметры

31
идеального совершенного газа при изоэнтропном адиабатном сжатии или рас-
ширении.
Выражения для работы термодинамических процессов приведены в учеб-
никах технической термодинамики [2]. При расчетах процессов по моделям
на базе уравнений ОТС более общего вида (1.26) – (1.27), требующих чис-
ленного интегрирования, работа процессов и циклов находится суммированием
на расчетном шаге значений величины p dV
dt .

1.4. Вопросы для самоконтроля


1. В чем значение гипотезы сплошности, принимаемой при описании
процессов гомогенного горения?
2. Тот же вопрос относительно гипотезы о локальном термодинамиче-
ском равновесии.
3. Какие уравнения составляют математическую модель процессов гомо-
генного горения общего вида?
4. Какими соотношениями замыкается исходная система ЗС?
5. Какие существуют формы записи уравнений, выражающих ЗС?
6. Какие эффекты учитываются в ЗС масс компонентов? количества дви-
жения смеси? энергии смеси?
7. Какие уравнения составляют модель процессов в открытой термодина-
мической системе?
8. При выполнении каких условий индивидуальная частица смеси претер-
певает изоэнтропный процесс?

32
Глава 2
Термодинамические соотношения
2.1. Предварительные замечания
В данной главе обсуждается термодинамический аспект теории горения —
используемые моделями горения уравнения состояния для газообразных ком-
понентов и их смесей, способы задания термодинамических свойств индиви-
дуальных компонентов, связь между массовым и мольным составом, «элемен-
тарный» подход к расчету состава продуктов сгорания (ПС), а также определе-
ние «адиабатных» (теоретических) температур и давлений ПС из термодинами-
ческих соотношений. Приведен также относительно более сложный материал
из химической термодинамики — в основном, лежащий в основе методов
расчета состава и параметров смеси газов в состоянии химического равнове-
сия.

2.2. Массовый состав смеси и уравнения состояния обще-


го вида
При выводе основных уравнений общей модели газофазного горения
(см. гл. 1) были приняты (а) гипотеза сплошности и (б) гипотеза о ЛТР. В их
рамках, характеризуя текущее состояние микрообъема реагирующей смеси, до-
статочно указывать два независимых параметра состояния (плотность смеси ρ
и температуру T , или давление p и T ), а также набор величин, определяю-
щий состав смеси. Так, набором массовых долей компонентов смеси Yk =
ρk /ρ, k = 1, . . . , K задается ее массовый состав, зная который, легко вы-
числить парциальные плотности компонентов (1.1) — зависимые переменные
в ЗС масс компонентов: ρk = ρYk .
Массовый состав важен в соотношениях, имеющих смысл уравнений со-
стояния (УС, англ. equation of state), выражающих связь зависимого пара-
метра состояния со значениями попарно независимых параметров состоя-
ния. Кроме того, по соотношениям аналогичного вида вычисляются и коэф-
фициенты молекулярного переноса (диффузии Dk , вязкости µ и теплопро-
T
водности κ, см. гл. 4); объединяя уравнения для ϕ = [p, e, D1 , . . . , DK , µ, κ] ,
можно символически записать общий вид таких УС как

ϕ = ϕ(ρ, T, Y1 , . . . , YK−1 ).

Укажем здесь, что среди K массовых долей Yk только K − 1 независимые,


PK PK−1
т. к. по определению k=1 Yk ≡ 1, из чего следует YK = 1 − k=1 Yk .

33
2.3. Уравнения состояния газообразных компонентов
и смесей
В практических расчетах газофазного горения, как правило, допустимо
рассматривать горючую смесь и ПС как смесь идеальных газов (т. е. газов, под-
чиняющихся термическому УС Менделеева – Клапейрона), в соответствии
с которым давление компонента k при плотности, равной его парциальной плот-
ности ρk в смеси в заданном объеме (или микрообъеме) прямо пропорциональ-
но как ρk , так и T :
R0
p k = ρk T = ρk Rk T. (2.1)
Wk
Это уравнение — частная форма термического УС общего вида pk =
pk (ρk , T ) на случай идеально-газового компонента смеси; здесь Rk =
R0 /Wk — удельная газовая постоянная компонента. Величина pk называ-
ется парциальным давлением. Как известно из курса технической термоди-
намики [2], в приближении идеального газа (как для всех K компонентов, так
и для образованной ими смеси) справедлив закон Дальтона — давление смеси
равно сумме парциальных давлений:
K
X
p= pk . (2.2)
k=1

Калорическое УС компонента, связывающее его удельную внутреннюю


энергию (англ. specific internal energy) с другими параметрами состояния, для
идеального газа берется в виде
ek = ek (T ), (2.3)
что есть частный случай более общей формы УС ek = ek (ρk , T ). Независи-
мость ek индивидуального идеально-газового компонента от ρk объясняется
тем [2], что в этом случае термодинамическая составляющая внутренней энер-
гии складывается только из энергии поступательных, вращательных и колеба-
тельных степеней свободы молекул, и в пренебрежении (а) энергией взаимного
притяжения молекул и (б) занимаемого ими объема определяется только тер-
модинамической T . Очевидно поэтому, что и для смеси в целом, в приближении
идеального газа, удельная внутренняя энергия смеси в (микро-)объеме опреде-
ляется суммированием по величинам внутренней энергии компонентов, образу-
ющих данную смесь:
K K
1X X
e= ρk e k = Yk ek . (2.4)
ρ
k=1 k=1

2.4. Мольные концентрации и мольный состав смеси


Скорости химических реакций непосредственно зависят от концентраций
компонентов смеси в микрообъеме (окрестности данной точки r). Под концен-
34
трацией подразумевают количество структурных единиц вещества на единицу
объема. При измерении объемов в м3 число молекул в объеме оказывается аст-
рономическим, поэтому для удобства количество вещества выражают в молях,
и вместо «штучных» чаще применяют мольные концентрации.
Один моль вещества составляют примерно 6,022·1023 структурных единиц
(молекул, атомов, ионов). Число NA ≈ 6,022 · 1023 моль−1 именуется числом
Авогадро.
Молярная масса индивидуального вещества (компонента) Wk [кг/моль],
как следует из самого названия — масса одного моля вещества. Зна-
чения молярных масс некоторых компонентов горючих смесей и продук-
тов сгорания: WO2 ≈ 0,032 кг/моль, WH2 ≈ 0,002 кг/моль, WH2 O ≈
0,018 кг/моль, WCH4 ≈ 0,016 кг/моль. Можно считать Wk переводным коэф-
фициентом «из килограммов в моли» для вещества χk .
Мольная концентрация компонента k в окрестности точки (микрообъеме)
равна отношению его парциальной плотности к молярной массе:
ρk
[Xk ] = . (2.5)
Wk
Пример записи величины мольной концентрации: [XH2 O ] = 3,25 моль/м3
(или еще проще: [H2 O] = 3,25 моль/м3 и т. п.).
Мольная доля (англ. mole fraction) k-го компонента смеси определяется
как отношение его мольной концентрации [Xk ] к сумме мольных концентраций
всех компонентов в данном микрообъеме смеси:
[Xk ] [Xk ]
Xk = PK = .
k=1 [X k ] [X]
Полный набор Xk , k = 1, . . . , K задает мольный состав смеси, причем,
PK
как и для массовых долей, для мольных справедливо k=1 Xk ≡ 1 и XK =
P
1 − K−1
k=1 Xk .
PK
Подставляя (2.5) в (2.2) и суммируя c учетом [X] = k=1 [Xk ], получим
K
X K
X
0
p= pk = R T [Xk ] = [X] R0 T = ρRT,
k=1 k=1

из чего видно, что для смеси R = R0 /W и [X] = ρ/W , где W и R — средние


или «кажущиеся» молярная масса и удельная газовая постоянная смеси соот-
ветственно.

2.5. Объемный состав смеси


Если сравнить термические уравнения состояния для компонента pk =
[Xk ] R0 T и для смеси p = [X] R0 T , получим, что в идеальном газе
pk
Xk = ,
p
35
т. е. мольные доли пропорциональны парциальным давлениям компонентов
смеси. Далее, c учетом УС (2.1), можно показать, что, поскольку
R0 p pk
Wk
T =
ρk
=
ρ
, òî Xk = ppk =
Vk
V
,

т. е. для идеальных газов мольные доли совпадают с объемными долями; опе-


рировать величинами объемных долей удобно для указания состава (или прак-
тического приготовления) газовых смесей. Величину Vk часто называют пар-
циальным объемом компонента смеси.

2.6. Связь мольных долей с массовыми долями


Объемные (мольные) доли Xk компонентов с молярной массой Wk , отли-
чающейся от средней молярной массы смеси W , не совпадают по величине с их
массовыми долями Yk в смеси. Связь между Xk и Yk установим, сравнивая УС
для компонента ρk = pk /(Rk T ) с УС для смеси ρ = p/(RT ). Имеем:
pk Wk Wk
Yk = = Xk ,
p W W
т. е. массовая доля компонента с бо́льшей молярной массой, чем средняя W
смеси в Wk /W раз превышает его мольную долю в этой смеси Xk и наоборот
(следствие отличия массы молекулы компонента k и «средней массы молеку-
лы» для смеси).
Выразим среднюю молярную массу W смеси через ее массовый состав,
PK PK
учитывая, что [X] = ρ/W = k=1 [Xk ] = k=1 (ρk /Wk ):
K
X Yk
W = 1/ .
Wk
k=1

Теперь выразим W через мольный (объемный) состав смеси. Суммируя


PK
по k тождества ρk = [Xk ] Wk , получим ρ = k=1 [Xk ] Wk , с другой стороны,
для смеси ρ = [X] W ; получаем:
K
X
W = Xk Wk .
k=1

Все сказанное, разумеется, справедливо для смесей, по свойствам доста-


точно близких к идеальным газам.

2.7. Внутренняя энергия и энтальпия компонентов и сме-


си
Рассмотрим теперь подробнее вопросы, связанные с заданием в моделях
горения калорических УС как отдельных компонентов, так и смесей.
36
Положение технической термодинамики [2] о том, что удельная внутрен-
няя энергия e может быть задана с точностью до произвольной постоянной,
в химической термодинамике, рассматривающей взаимные превращения ком-
понентов, принципиально остается в силе. Только при описании химически ре-
агирующих систем в определение1 e, помимо «термодинамической» составляю-
щей, включается энергия химических связей, высвобождаемая при расходова-
нии компонента в химических превращениях. Поэтому величины произвольных
постоянных в зависимостях ek (k = 1, . . . , K) принимаются именно с учетом
требования соответствия данным о тепловых эффектах реакций.
Данный способ учета «энергетики» химических реакций (и «теплоты сго-
рания» топлив) является единственно верным. При таком способе в уравнени-
ях энергии (как в общих ЗС, так и в частных моделях) отсутствуют члены, вы-
ражающие «подвод тепла», эквивалентного выделяемой химической энергии.
Последняя учитывается в расчете неявно, когда текущая температура (микро-
объема) определяется из калорического УС по найденным текущим значениям
массовых долей компонентов Y1 , . . . , YK и e смеси.
Как сказано выше (с. 34), в рамках приближения идеального газа в ка-
честве калорических УС берутся определенные температурные зависимо-
сти ek (T ) для компонентов (2.3). Удельная внутренняя энергия компонента
по определению связана с его удельной энтальпией2 как ek (T ) = hk (T ) − pk vk
и для идеальных газов, при pk vk = Rk T , связь имеет вид

ek (T ) = hk (T ) − Rk T.

«Истинные» значения удельных теплоемкостей компонентов – частные


(а для идеальных газов — полные) производные от ek (T ) и hk (T ) от темпе-
ратуры    
∂ek ∂hk
cv k =
∂T ρk
è cp k = ∂T .
ρk

Наряду с удельными (в расчете на 1 кг) термодинамическими функциями,


употребляются мольные значения термодинамических функций и зависимости
для них. В силу ряда причин, в таблицах термодинамических функций приво-
дятся данные именно в расчете на 1 моль. Связь между удельными массовыми
и мольными функциями — также через «переводной коэффициент» Wk :

ek = Uk /Wk , hk = Hk /Wk , cv k = Cv k /Wk , cp k = Cp k /Wk .

Практически все компоненты газовых смесей, по крайней мере те из них,


что не являются одноатомными (He, Ar, . . . ) газами, обнаруживают заметную
1
Верхний предел me = E, по А. Эйнштейну, равен mc2 . Но в то же время удель-
ная энергия, высвобождаемая в хим. реакциях настолько мала, что в наши ЗС вводить
поправки из теории относительности нет смысла.
2
От греч. ǫνθαλπo — «нагреваю».

37
нелинейность указанных (и других) температурных зависимостей. А именно,
теплоемкости cv k и cp k с увеличением температуры возрастают (в интервале
от комнатных до температур, превышающих «адиабатные» температуры горе-
ния). Зависимости теплоемкостей, энтальпии и внутренней энергии компонен-
тов от температуры T аппроксимируются или интерполируются и затем пред-
ставляются в расчетах в виде полиномов (степенных многочленов). Например,
на основании аппроксимирующего полинома степени N для Cp k = Cp k (T ) ви-
да
N
X
Cp k (T ) = an T n = a0 + a1 T + a2 T 2 + . . . (2.6)
n=0
строятся выражения для удельной и мольной энтальпии, внутренней энергии
и других функций; так, для аппроксимации полиномом температурной зависи-
мости мольной энтальпии компонента, определение которой есть
Z T
Hk (T ) = Hk (T0 ) + Cp k (T ) dT, (2.7)
T0

может быть применен полином, являющийся интегралом выражения (2.6)


XN
an a1 a2
Hk (T ) = Hk (0) + T n+1 = Hk (0) + a0 T + T 2 + T 3 + . . . .
n=0
n+1 2 3

В последнем выражении Hk (0) выступает в роли жестко заданной посто-


янной, соответствующей стандартной температуре T0 , за которую здесь услов-
но принят 0 К. Другим распространенным значением стандартной температуры
(температуры стандартных условий) является T0 = 298,15 К.
Отметим, что принятие для компонентов ПС постоянных значений тепло-
емкостей, характерных для интервала в области «комнатных» температур со-
вершенно недопустимо, т. к. вызовет погрешности расчета температур ПС в де-
сятки процентов. Использование постоянных значений теплоемкостей оправ-
дано, когда они имеют смысл средних за указанный температурный интервал,
что и гарантирует от грубых ошибок в определении температур ПС. Именно
так поступают, например, при расчетах по упрощенным моделям (типа «про-
стой химически реагирующей системы» [27]).
Вычисление значений термодинамических функций для смеси проводится
суммированием по компонентам, при котором для удельных массовых функ-
ций «весовыми коэффициентами» служат массовые доли Yk , как в (2.4), а для
мольных величин — мольные доли Xk компонентов:
k=1
X k=1
X
e= ek Yk , cv = cv k Yk ,
K K
k=1
X k=1
X
h= hk Yk , cp = cp k Yk ,
K K

38
k=1
X k=1
X
U= Uk Xk , Cv = Cv k Xk ,
K K
k=1
X k=1
X
H= Hk Xk , Cp = Cp k Xk .
K K

2.8. Элементарный расчет состава продуктов сгорания


Одной из первых задач, представляющих практический интерес при рас-
четах процессов горения для многих условий и устройств, является определе-
ние состава и параметров продуктов сгорания (ПС). Данная постановка задачи
возможна, когда существуют пространственные зоны и периоды времени, когда
можно говорить о свежей смеси (СС) и ПС, т. е. имеется газовая смесь в состо-
яниях, когда собственно горение еще не началось или оно уже завершилось.
Решение такой задачи может быть получено по ЗС, имеющим вид «инте-
гральных» соотношений, связывающих два — начальное «н» и конечное «г» —
состояния смеси, т. е. когда без описания собственно деталей процесса горе-
ния рассчитываются состав и параметры состояния ПС. Подходы к такого рода
расчету (обычно выполняемому в допущении о химической равновесности ПС)
обсуждаются ниже в данной главе; в нем используются только термодинамиче-
ские свойства учитываемых компонентов смеси.
В данном разделе будет рассмотрен еще более простой способ, основанный
на «элементарном» расчете состава ПС, который дает достоверные результаты
в рамках справедливости следующих допущений:
1) Окисление принимается полным, т. е. считается, что ПС состоят только
из «основных» компонентов, включая продукты полного окисления эле-
ментов, содержащихся в СС;
2) При этом предполагается, что температура ПС недостаточно велика,
чтобы в ней содержались в заметных количествах продукты диссоциа-
ции основных компонентов ПС.
Эти допущения выполняются с высокой точностью для продуктов полного
сгорания «бедных» по составу СС (т. е. α > 1), находящихся при не слишком
высокой температуре (например, при pã ≈ 105 Па и Tã < 2000 К).
В такой постановке сгорание рассматривается как полное окисление СС,
заданной при начальных параметрах состояния «н» до «чистых» ПС, состоя-
щих только из продуктов полного окисления «горючих» химических элементов
в составе топлив (таких, как C, H). Диссоциация указанных основных компо-
нентов «чистых» ПС (гл. обр., H2 O и CO2 ) не учитывается.
Данная задача легко решается при заданном элементарном составе для лю-
бых топлив (Т), и окислителей (О). Мы ограничимся здесь рассмотрением го-
рючих смесей, составленных из топлива и окислителя, задаваемых эквивалент-
ной химической формулой Cn Hm Or , что актуально для решения задач горения

39
смесей углеводородных топлив с воздухом. Тогда любые компоненты реаги-
рующей смеси состоят только из следующих четырех элементов — C, H, O и N .
Что касается азота N , то при «элементарном» расчете состава ПС он учитыва-
ется исключительно в составе N2 , который не входит в состав топлива и окис-
лителя, а считается инертным разбавителем в составе СС и ПС, не участ-
вующим в химических превращениях.
Массовый элементарный состав как топлива, так и окислителя определя-
ется следующим образом:
nÎ, Ò · WC nÎ, Ò · 0,012
CÎ, Ò = = ,
WÎ, Ò WÎ, Ò

mÎ, Ò · WH mÎ, Ò · 0,001


HÎ, Ò = = ,
WÎ, Ò WÎ, Ò
rÎ, Ò · WO rÎ, Ò · 0,016
OÎ, Ò = = ,
WÎ, Ò WÎ, Ò
где WÎ, Ò = nÎ, Ò · WC + mÎ, Ò · WH + rÎ, Ò · WO — эквивалентная молярная
масса окислителя или топлива.
При полном сгорании углерод C и водород H топлива и окислителя теоре-
тически окисляются до CO2 и H2 O соответственно, так что уравнения эквива-
лентных реакций имеют вид

C + O2 = CO2 ,
0,012 êã 0,016 êã
3 8

2H2 + O2 = 2H2 O
0,004 êã 0,032 êã
1 8
Таким образом, на окисление 1 кг топлива потребуется ( 83 CÒ +8HÒ −OÒ ) кг
кислорода, содержащегося в окислителе. Соответственно, в окислителе масса
свободного (т. е. избыточного, кроме необходимого на окисление C и H в окис-
лителе) кислорода составляет лишь (OÎ − 83 CÎ − 8HÎ) кг; выражение для сте-
хиометрического отношения принимает вид
8
3CÒ + 8HÒ − OÒ
l0 = .
OÎ − 38 CÎ − 8HÎ

Так, если окислителем является атмосферный воздух, для которо-


го OÎ = 0,232, а CÎ = HÎ = 0, получаем выражение для l0 для случая сжига-
ния топлив состава Cn Hm Or в воздухе:

l0 (0,232; 0; 0) = 11,5CÒ + 34,5HÒ − 4,31OÒ .


40
T T ПC

ПC

CC CC

Координата Время
а) б)

Рис. 2.1. К расчету параметров ПС (a) при p = const; (б) при v = const

Из последнего выражения видно, что, например, при HÒ ≡ 1 (топливо —


водород H2 ) стехиометрическое соотношение достигает максимума — l0 =
34,5 кг.возд./кг.топл., при наличии в топливе углерода и особенно кислорода
(спирты) l0 во всех случаях уменьшается. Так, для сжигания 1 кг бензина сред-
него состава с HÒ = 0,145 и CÒ = 0,855 в стехиометрических условиях необ-
ходимо 14,78 кг воздуха.
По известным α и l0 можно составить горючую смесь, масса которой
(1 + αl0 ) кг на 1 кг топлива. Затем, по эквивалентному уравнению реакции мож-
но определить состав «чистых» ПС, состоящих, в случае углеводородного топ-
лива с условной формулой Cn Hm Or и воздуха в качестве окислителя, из четы-
рех компонентов: N2 , O2 , CO2 , H2 O. При сгорании «богатой» (α < 1) СС в ПС
дополнительно будут содержаться H2 и CO [9]; здесь применительно к «эле-
ментарному расчету» этот случай не рассматривается.

2.9. Элементарный расчет параметров продуктов сгора-


ния при p = const и v = const
По составу СС и параметрам начального состояния (точка «н»), зная теп-
лотворную способность топлива, можно определить параметры ПС в «конеч-
ном» состоянии — точке «г» с учетом только термодинамических свойств вхо-
дящих в ПС компонентов. Для наглядности разберем два простейших (идеали-
зированных) случая, допускающих элементарный расчет параметров ПС: сго-
рание при p = const и при v = const.
Сгорание при p = const. Данный случай близок к реальным процессам
горения в стационарном потоке: ламинарное горение СС (гл. 5), турбулентное
горение в топочных устройствах, КС ГТД и т. п. Не вдаваясь в физику процесса,
можно принять следующую расчетную схему, позволяющую определить тем-
пературу ПС, отходящих из зоны стабилизированного стационарного горения
(рис. 2.1, а).

41
В качестве исходных для построения модели можно рассматривать ЗС
в интегральной форме для квазиодномерного стационарного течения смеси;
проведем их упрощение. Из условия p = const следует, что pã = pí , что
заменяет уравнение импульса для смеси, из уравнений же сохранения мас-
сы смеси G = const и энергии смеси в стационарном потоке (Gh∗ ) = const
можно, пренебрегая изменением кинетической энергии 21 (uã2 − u2í ), т. е. считая,
что h∗ ≈ h, получить определяющее условие

hã = hí . (2.8)

Для удобства введем систему отсчета энтальпии hk (T ) газообразных ком-


понентов СС и ПС так, чтобы только газообразному топливу как компонен-
ту СС соответствовала ненулевая энтальпия при T = Tí . Можно показать,
что в качестве hÒ (Tí ) 6= 0 следует принять низшую теплотворную способ-
ность данного топлива Hu , определяемую как количество теплоты, отводимой
при изобарном (p = const) охлаждении ПС, полученных при сжигании 1 кг
топлива, от температуры Tã , до начальной температуры Tí (условно в отсут-
ствие конденсации водяных паров; в противном случае измерение дает высшую
теплотворную способность топлива H0 > Hu ).
Для вычисления приближенной величины низшей теплотворной способ-
ности Hu [МДж/кг] различных углеводородных топлив в технике применяется
формула Менделеева:

Hu = 33,91CÒ + 125,60HÒ − 10,89 · (OÒ − SÒ ) − 2,51 · (9HÒ + W ), (2.9)

где CÒ , HÒ , OÒ , SÒ и W — массовые доли в топливе соответственно углерода,


водорода, кислорода, серы и воды (влажность).
Учитывая потери энергии на участке «н — г» (неполное сгорание и/или
теплоотвод в стенку) коэффициентом ηñã , из условия (2.8) получим:
Z Tã
ηñã Hu
ηñã YT hÒ (Tí ) = = cpÏÑ (T ) dT,
1 + αl0 Tí

откуда, используя в итоге для представления интеграла выражение для средней


изобарной теплоемкости, получим

ηñã Hu ηñã Hu
Tã = Tí + R Tã = Tí + . (2.10)
1
(1 + αl0 ) Tã −Tí c
Tí pÏÑ
(T ) dT (1 + αl0 )cpÏÑ |TTãí

При ηñã ≡ 1 уравнение (2.10) дает теоретическую («адиабатную») темпе-


ратуру сгорания горючей смеси при p = const (без учета диссоциации). Рас-
смотренная математическая модель представляет собой простейшее описание
процесса сгорания в установившемся течении с малой скоростью потока (дето-
национное горение обсуждается в гл. 9).

42
Отметим уже здесь, что если в расчетах (окончательных или промежуточ-
ных) параметров ПС на основе «элементарно» определенного состава ПС тем-
пературу T0 , при которой hk (T0 ) ≡ 0 (кроме hÒ (T0 )) принять произвольной (на-
пример, удобно считать T0 = 0 К), то в общем случае величина hÒ (T0 ) не долж-
на браться равной Hu , а получаться пересчетом — экстраполяцией на 0 К с уче-
том переменных теплоемкостей компонентов. Это обстоятельство учтено и в
программе hamber0d, описываемой в разд. 11.4.
Сгорание при v=const. Рассмотрим случай сгорания в теплоизолирован-
ном сосуде с жесткими стенками, к которому приближается сгорание в КС
ДВС с искровым воспламенением. Идеализированный для простоты анали-
за процесс горения должен представлять собой термохимический процесс —
превращение, происходящее во всем объеме однородной реагирующей смеси,
не осложненный ни явлениями конвекции, ни диффузии (рис. 2.1, б).
В данном случае уравнения модели могут быть получены из системы ЗС для
реагирующей смеси в «нульмерном» приближении. Уравнение энергии берется
как для закрытой системы dq = de + dl при dq = dl = 0; с учетом ρÏÑ = ρÑÑ =
m/V из (1.28) оно приводится к виду e = const, т. е.

eã = eí , (2.11)

hí − Rí Tí = hã − Rã Tã ,
Hu
= Rí Tí − Rã Tã + hã ,
1 + αl0
Z Tã
Hu
= Rí Tí − Rã Tí + cpÏÑ (T ) dT − (Rã = RÏÑ )(Tã − Tí ),
1 + αl0 Tí
Z Tã
Hu
= RÑÑ Tí − RÏÑ Tí + [cpÏÑ (T ) − RÏÑ ] dT,
1 + αl0 Tí
Z Tã
Hu
= cvÏÑ (T ) dT + RÏÑ Tí (RÑÑ /RÏÑ − 1).
1 + αl0 Tí

Наконец, с учетом возможных потерь энергии при сгорании, получим


ηñã Hu
Tã = Tí + h i. (2.12)

(1 + αl0 ) cvÏÑ |Tí + RÏÑ Tí (µ0 − 1)/(Tã − Tí )

Давление ПС в емкости может быть найдено из термического УС для ПС


как идеально-газовой смеси

pã = ρÏÑ RÏÑ Tã .

Рассмотренная математическая модель представляет собой простейшее


описание процесса сгорания в замкнутом объеме, дающая при ηñã ≡ 1 зна-
чение теоретической («адиабатной») температуры сгорания горючей смеси
43
при v = const без учета диссоциации. В формуле (2.12) µ0 = RÑÑ /RÏÑ =
WÏÑ /WÑÑ — коэффициент молекулярного изменения, показывающий от-
ношение числа молей ПС к числу молей СС. Пренебрежение увеличением чис-
ла молей в (2.12), например, при сгорании углеводородных топлив, для кото-
рых µ0 > 1, даст завышенное значение температуры Tã . Пренебрегая µ0 6= 1
(или когда в действительности µ0 ≈ 1 при v = const), можно говорить, что
приращение температуры при сгорании при p = const и при v = const есть
теплотворная способность СС, деленная соответственно на среднюю удельную
изобарную и изохорную теплоемкости ПС (ср. уравнения (2.10) и (2.12)).
В двух разобранных случаях оказалось возможно определить теоретиче-
ски параметры конечного состояния. При таком интегральном подходе и по
существу «нульмерной» постановке задачи описание деталей процессов горе-
ния не потребовалось, были применены лишь термодинамические соотноше-
ния, а именно УС наперед заданных компонентов. Отметим, что использова-
ние для получения простых моделей формального подхода к выводу соотноше-
ний — путем осмысленного упрощения вида законов сохранения и уравнений
состояния (от сложного к простому) — гарантирует от ошибок, проистекающих
от неучета тех или иных физических эффектов.
Практические задачи характеризует необходимость расчета интенсивности
процессов во времени и в пространстве, для чего нужно учесть также гидро-
динамические (конвекция, упругие волны, молекулярный и турбулентный пере-
нос) и кинетические аспекты горения. Соответственно, явления горения с об-
разованием фронтов пламени в ламинарных и турбулентных потоках смесей,
их физические особенности и возможности аналитических и численных моде-
лей обсуждаются в главах 5 и 6 настоящего пособия.
Эффект Махе при сгорании в замкнутом объеме. Если же сгорание СС
в замкнутом объеме (при v ≈ const) имеет характер не объемного воспламе-
нения, а происходит во фронте пламени и не сопровождается интенсивным
перемешиванием, то после сгорания объем будет заполнен ПС, имеющими по-
вышенное давление и неодинаковую местную температуру: температура пор-
ций ПС, сгоревших первыми, оказывается на несколько сот градусов выше, чем
у ПС, сгоревших последними. Этот эффект — неравномерное распределение
температуры по объему ПС при v ≈ const носит название эффекта Махе.
Объясняется данный эффект тем, что температура порций СС, сгорающих
первыми, вначале повышается от Tí до Tã (практически при p ≈ const). Затем,
при общем повышении давления от pí до pã′ , эта часть ПС подвергается адиа-
батному сжатию от Tã до Tã′ . Для последних же порций смеси последователь-
ность обратная: сначала сжатие от Tí до Tê , затем сгорание — от Tê до Tã′′ .
Так как повышение температур при сгорании в обоих случаях примерно рав-
но (Tã − Tí ≈ Ò′′ã − Tê ), а работа адиабатного сжатия возрастает с увеличе-
нием начальной температуры, то порции, сгорающие первыми, запасают боль-
ше внутренней энергии, следовательно их температура Tã′ оказывается выше,
чем Tã′′ (рис. 2.2).

44
T T

Tã′
Tã′′


t1 r t2 > t1 r

Рис. 2.2. К объяснению эффекта Махе

Эффект Махе проявляется в чистом виде в достаточно крупном сосуде


постоянного объема при быстром сгорании СС во фронте ламинарного пла-
мени, который может рассматриваться как тонкая поверхность раздела. Если
же смесь находиться в турбулентном движении (как, например, в КС ДВС),
то вследствие растянутости и разорванности пламени, а также перемешивания
в зоне ПС данный эффект наблюдается не так ярко, но тем не менее он до-
статочно заметен. Так, в ДВС с принудительным воспламенением температура
газов в зоне свечи (где выгорание смеси начинается) все же на две-три сотни
градусов выше температуры ПС в удаленных от нее областях КС.

2.10. Основы химической термодинамики


В этом разделе и до конца главы идет обсуждение более «продвинутых» во-
просов, относящихся к химической термодинамике; при первом чтении по-
собия этот материал можно пропустить.
Тепловые эффекты химических реакций. Как указывалось выше, учет
«энергетики» химических реакций в расчетах происходит «автоматически» при
применении надлежащих термодинамических данных, а именно — температур-
ных зависимостей вида (2.7) (в табличном виде или в виде аппроксимирующих
полиномов) для абсолютных энтальпий отдельных компонентов.
Стандартные энтальпии образования соединений. Определение абсо-
лютных величин энтальпии Hk , энтропии Sk и др. термодинамических функций3
на практике основано на измерении тепловых эффектов реакций, проведен-
ных при специально выбранных параметрах стандартного состояния и с
использованием некоторых соглашений. Измерения производятся с помощью
калориметров (от лат. caloris — «теплота»).
Схема калориметра, в котором горючее вещество сгорает в атмосфере
окислителя при v = const (калориметрической «бомбы» постоянного объема)
3
Необходимых для вычисления констант равновесия, которые используются при
определении констант скоростей обратных реакций и в расчетах равновесных состоя-
ний газовых смесей.

45
показана в [3] на с. 48. Нетрудно вообразить и калориметр постоянного дав-
ления, на вход которого поступают продукты полного и адиабатного сгорания
при p = const (ПС на рис. 2.1, а), а измеряемая теплота есть теплота, отводи-
мая при охлаждении ПС до начальных температуры и давления — параметров
стандартного состояния. Эти параметры (обозначаемые индексом «0») обычно
принимаются равными T0 = 298,15 К и p0 = 1 бар4 .
Рассмотрим, как данные калориметрических измерений дают абсолютные
значения термодинамических функций.
Процессы смесеобразования в калориметре могут протекать одновремен-
но с горением, т. е. наличие гомогенной СС не является обязательным — топ-
ливо и окислитель могут подаваться в зону горения раздельно, имея парамет-
ры стандартного состояния T0 и p0 . Такой «интегральный» уровень рассмот-
рения позволяет также принять, что окисление горючего идет в соответствии
с брутто-реакцией, общий вид уравнения которой есть
K
X
ν1 χ1 + ν2 χ2 + . . . + νÊ χÊ = 0, èëè νk χk = 0,
k=1

где χk — химический символ, νk — стехиометрический коэффициент (для


исходных реагентов νk > 0, для продуктов реакции — νk < 0). Изменение
энтальпии — энтальпия реакции — (в расчете на 1 моль вещества, для ко-
торого νk ≡ 1) в данной реакции, обозначаемое как ∆R H, выражается суммой
мольных энтальпий реагентов, умноженных на соответствующие стехиометри-
ческие коэффициенты:
XK
∆R H = νk Hk . (2.13)
k=1

По соотношению (2.13) можно найти энтальпию компонента (химическо-


го соединения) в стандартном состоянии, так как обычно принимается, что ну-
левой энтальпией обладают (при параметрах стандартного состояния) простые
вещества (не являющиеся соединениями).
Из указанного соглашения следует, что энтальпия химического соедине-
ния в стандартном состоянии Hk0 = Hk (p0 , T0 ) является энтальпией ∆R Hf,
0
298
реакции образования его из элементов при температуре T0 и давлении p0
(здесь T0 = 298,15 К). Учитывая это, энтальпию при стандартном состо-
янии именуют стандартной энтальпией образования и обозначают еще
0
как ∆Hf, 298 (буква f — от англ. formation — «образование»).
0
Величина Hk (p0 , T0 ) или ∆Hf, 298 имеет смысл однозначно заданной для
соединения χk абсолютной величины этой термодинамической функции при p0
и T0 в общем случае, а не только в приближении идеального газа. При этом
имеет значение агрегатное состояние — т. е. рассматривается соединение как
4
1 бар равен 100000 Па или 750,08 мм. рт. ст.

46
газ (пар), жидкость или твердое (аморфное или кристаллическое) тело. Агре-
гатное состояние указывается латинской буквой g, l или s (от англ. gas, liquid
0
и solid). Так, стандартная энтальпия ∆Hf, 298 (χk , g) превышает значение для
0
того же вещества χk в жидкой фазе ∆Hf, 298 (χk , l) строго на величину теплоты
испарения (в стандартных же условиях) и т. д.
Для соединений, свойства которых в рассматриваемых интервалах темпе-
ратур и давлений близки к таковым для идеальных газов, давление утрачивает
роль параметра состояния в Hk (p, T ). Для идеально-газовых соединений спра-
ведлива температурная зависимость, аналогичная (2.7):
Z T
0
Hk (T ) = ∆ Hf, 298 + Cp k dT, (2.14)
298,15

0 0
в которой ∆ Hf, 298 = ∆ Hf, 298 (χk , g) — стандартная энтальпия образования
газообразного компонента (или ее интерполированное значение), а аппрокси-
мирующий Cp k = Cp k (T ) полином совпадает по виду с (2.6) при условии заме-
ны в (2.6) абсолютной температуры T на T ′ = T − 298,15 и c другими числен-
ными значениями коэффициентов an , n = 1, . . . , N .
В качестве примера найдем энтальпию реакции 2H2 + O2 = 2H2 O
по данным табл. 2.1, а также низшую теплотворную способность Hu
топлива H2 (g). По определению, в Hu не включается теплота конденсации
0
водяного пара, поэтому в расчете используем именно ∆Hf, 298 (H2 O, g) =
0 0
−241,81 кДж/моль, а также ∆Hf, 298 (H2 , g) = ∆Hf, 298 (O2 , g) = 0 (табл. 2.1).
Согласно (2.13) имеем

298 = 2 · 0 + 1 · 0 + (−2) · (−241,81) = 483,62 êÄæ/(ìîëü O2 ).


0
∆R Hf,

При переходе к способу отсчета энтальпий компонентов, в котором нену-


левой удельной энтальпией при стандартных условиях обладает лишь H2 в га-
зообразном состоянии — hò0 = Hu , очевидно
1 483620
Hu = h0H2 =
2WH2
0
∆R Hf, 298 =
2 · 0,0020158
Äæ/êã = 119,96 ÌÄæ/êã.
Интересно сравнить эту величину со значением, даваемым приближен-
ной формулой Менделеева. Подстановка в (2.9) HÒ = 1 и дает Hu =
100,50 МДж/кг, т. е. погрешность расчета Hu по формуле (2.9) c H2 (g) в ка-
честве топлива составляет ∆Hu = −16,2 %!
Эндо- и экзотермические реакции. Энтальпия реакций — величи-
на со знаком, который показывает, поглощается (эндотермические) или, на-
оборот, выделяется в них химическая энергия (экзотермические реакции).
Брутто-реакции горения характеризуются в целом выделением энергии, кото-
рая и отводится от системы во внешнюю среду в калориметре. Знак энтальпий
реакций ∆R H элементарных составляющих стадий химических превращений
47
Соединение Химическая 0 0 ,
∆Hf, 298 , S298
формула кДж/моль Дж/(моль·К)
Кислород O2 (g) 0 205,04
Атом кислорода O(g) 249,20 160,95
Водород H2 (g) 0 130,57
Атом водорода H(g) 218,00 114,60
Водяной пар H2 O(g) –241,81 188,72
Вода H2 O(l) –285,83 69,95
Окись углерода CO(g) –110,53 197,56
Двуокись углерода CO2 (g) –393,50 213,68
Метан CH4 (g) –74,85 186,10
Этан C2 H6 (g) –84,68 229,49
Этилен C2 H4 (g) 52,10 219,45
Ацетилен C2 H2 (g) 226,73 200,83
Метанол C1 H4 O(g) –200,66 239,70
Этанол C2 H6 O(g) –235,31 282,00

Таблица 2.1. Стандартные энтальпии образования и стандартные энтропии


некоторых соединений (взято из [3])

также указывает на их экзо- или эндотермичность. Это значение ∆R H со зна-


ком часто также указывается рядом с уравнением реакции.
В качестве примера найдем энтальпию элементарной реакции диссоциа-
ции двухатомного кислорода 21 O2 → O. Подставляя данные табл. 2.1 в форму-
0
лу (2.13), получаем для данной реакции ∆R Hf, 298 = −249,2 кДж на 1 моль од-
ноатомного кислорода: реакция эндотермическая. Реакция рекомбинации, об-
ратная данной, напротив, экзотермическая, в ней выделяется химическая энер-
гия, запасаемая в одноатомных молекулах O.
Закон Гесса. Прямое образование соединения из элементов при парамет-
рах стандартного состояния может быть неосуществимо. Но, ввиду того, что
энтальпия есть функция состояния, возможно определение ее (в т. ч. для стан-
дартных условий) непрямым путем. Так, этилен C2 H4 не очень эффективно об-
разуется из простых веществ или атомов C и H и прямое измерение ∆R H
такой реакции затруднено. Имея же данные для трех реакций горения в кис-
лороде графита, водорода этилена и выписав уравнения реакций и значения
их энтальпий («теплот» реакций), а затем просуммировав их, можно полу-
чить суммарную реакцию и ее энтальпию, величина которая совпадет с вели-

48
0
чиной ∆R Hf, 298 (C2 H4 , g), взятой из той же табл. 2.1:

№ åàêöèÿ 0
∆R H298 ,
êÄæ/ìîëü
(1) 2C(ãðàèò) + 2O2 (g) = 2CO2 (g) −787,4
(2) 2H2 (g) + O2 (g) = 2H2 O(l) −571,5
(3) 2CO2 (g) + 2H2 O(l) = C2 H4 (g) + 3O2 (g) +1411,0
(1) + (2) + (3) 2C(ãðàèò) + 2H2 (g) = C2 H4 (g) +52,1

Данный метод был предложен Гессом (Hess, 1840).


Энтропия компонента, смеси и реакции. Как следует из рассуждений
на с. 30 и далее, однородный по составу объем газовой смеси описывается урав-
нениями состояния, подобными (1.31) или (1.30). Зависимости для удельных
массовых sk = sk (p, T ) или мольных Sk = Sk (p, T ) величин энтропии инди-
видуальных компонентов играют важную роль в химической термодина-
мике. Наряду с зависимостями для энтальпии Hk , данные по Sk нужны, в част-
ности, для вычисления констант равновесия химических реакций в расчетах
как химически неравновесных процессов, так и равновесных состояний (см. ма-
териал на с. 61 и ниже в данной главе).
Для расчетов реагирующих систем используются абсолютные значения Sk
для компонентов. Принято, что нулевой энтропией обладает идеальный кри-
сталл, состоящий из чистого компонента при T → 0 (абсолютный нуль T недо-
стижим):
lim Sk = 0.
T →0

Как и в случае энтальпии Hk , стандартная энтропия Sk0 — энтропия в стан-


дартном состоянии, при стандартных температуре T0 и давлении p0 (напр., T0 =
298,15 К и p0 = 1 бар). Выражение для Sk = Sk (p, T ) идеально-газового ком-
понента смеси нетрудно получить из (1.29) с учетом (1.28):
dq dT dv
dsk = = cv k +p = | d (pv) = pdv + vdp, pv = Rk T | =
T T T

dT 1 dT v v R
= cv k + (Rk dT − vdp) = cp k − dp = =
k = cp k dT − Rk dp .
T T T T T p T p
Соотвественно, приращение мольной энтропии компонента есть
dT dp
dSk = Cp k − R0 ,
T p
тогда выражение для его мольной энтропии Sk = Sk (p, T ) — определенный
интеграл последнего соотношения:
Z T Z p
0 Cp k 0 dp
Sk (p, T ) = S298, k + dT − R .
298 T p0 p

49
Итак, для вычисления энтропии идеально-газового компонента k в задан-
0
ном состоянии нужно знать его стандартную энтропию S298, k и зависимость
0
его теплоемкости от температуры Cp k (T ). Табулированные значения S298, k для
некоторых соединений приведены в табл. 2.1.
Энтропия реакции ∆R S определяется подобно тому, как определяется
энтальпия реакции (2.13):
XK
∆R S = νk Sk . (2.15)
k=1

Энтропия смеси идеальных газов S = S(p, T, X1 , . . . , XK−1 ) определя-


ется формулой (без вывода)
K
X K
X
0
S= X k Sk − R Xk ln Xk . (2.16)
k=1 k=1

Второй член в правой части (2.16) характеризует энтропию смешения.


Действительно, энтропия смеси идеальных газов должна превышать сумму эн-
тропий объемов исходных чистых компонентов при тех же параметрах p и T
(см. далее).
Направление хода процессов в системе и равновесие. Процесс сме-
шения (действие диффузии) — пример процесса, способного протекать само-
произвольно в системе, изолированной от внешних воздействий. Другие само-
произвольные процессы — теплообмен, вырождение механического движения
смеси, химические реакции. Второй закон термодинамики, задающий направ-
ление протекания таких процессов, утверждает, что в изолированной системе
не могут протекать процессы, сопровождающиеся убыванием энтропии систе-
мы5 :
dS > 0. (2.17)
Так, при переходе системы из состояния 1 в состояние 2 ее энтропия полу-
чит приращение ∆S = S2 − S1 > 0. Равенство ∆S = S2 − S1 = 0 справедливо
лишь в частном случае протекания в системе только обратимых процессов.
Процессы, проходящие с возрастанием энтропии, приближают состояние
такой системы к равновесному состоянию, для которого характерна непо-
движность входящих в нее макроскопических тел (при наличии таких тел), объ-
емов жидкостей и газов, пространственная однородность тел системы по соста-
ву и тепловому состоянию. Согласно (2.17), состояние равновесия соотвествует
максимуму энтропии системы.
Химическое равновесие. Ограничимся ниже рассмотрением системы
класса «однородный объем реагирующей смеси постоянной массы». Тогда
5
Здесь символ S использован для обозначения энтропии системы (Дж/К), а не моль-
ной энтропии смеси газов, Дж/(моль·К)

50
в рамках приближения об его изолированности и пространственной однород-
ности следует рассматривать протекание реакций как единственный фактор,
определяющий обратимость или необратимость процесса.
Очевидно, что в такой системе, поставленной в неизменные условия, в ко-
нечном счете установится химическое равновесие (с. 61); состав смеси, опре-
деляемый в этом состоянии, называется равновесным.
Обратимый процесс для такой системы реализуется при (гипотетическом)
бесконечно медленном прохождении ряда состояний, при которых ее парамет-
ры и состав соответствуют равновесным. В противном случае (при наличии ре-
акций, идущих при составе, отличном от равновесного), процесс в такой систе-
ме будет необратимым.
Сказанное проиллюстрируем примером. Рассматривая стехиометрическую
смесь CO и O2 при комнатной температуре, можно бы сделать вывод о том, что
она находится в равновесном состоянии. В ошибочности этого вывода можно
убедиться, нагревая сосуд до T = 800 . . . 900 К. Смесь в этих условиях быстро
прореагирует; охладив сосуд, можно обнаружить в нем газообразную углекис-
лоту CO2 той же массы, что и исходные реагенты — именно таково равновес-
ное состояние смеси элементов O и C, взятых в мольном соотношении 2:1 при
обычных условиях. Состояние же холодной смеси CO и O2 , (и любой горючей
смеси, в которой реакции протекают настолько медленно, что их невозможно
заметить на первый взгляд), описывают как «квазиравновесное». Далее, на-
гревая сосуд до T ≈ 2500 К и выше, можно обнаружить, что часть углекислоты
разлагается на CO и O2 , причем доля O2 возрастает с увеличением T . Доста-
точно медленно нагревая и охлаждая полученную смесь, можно убедиться, что
процесс разложения (диссоциации) CO2 вполне обратим, давая определен-
ные зависимости YO2 (T ), p(T ) и т. п. Наоборот, достаточно быстро охлаждая
такую смесь (напр., быстрым расширением в поршневой машине или сопле),
можно наблюдать «закалку» (см. с. 10.4), т. е. фиксацию сверхравновесных
концентраций CO в смеси, расширенной до «комнатных» условий, а также за-
висимость этой концентрации (и др. параметров процесса) от скорости расши-
рения dV (t)/dt (необратимость).
Применяемое в расчетах допущение о химически равновесном характере
процесса означает именно то, что в изучаемом процессе пренебрегают хими-
ческой неравновесностью. Расчеты в этом допущении позволяют (более или
менее обоснованно) не учитывать протекание реакций с конечной скоростью
(гл. 3), а напротив, привлечь методику расчета (локально) равновесного состава
и параметров смеси. Допущение оправдано, если характерное время установле-
ния хим. равновесия много меньше характерного времени возмущения состоя-
ния (микро)объема смеси.
Прежде чем перейти к обсуждению подобных методик, введем две термо-
динамические переменные, полезные для выражения критериев и условий хи-
мического равновесия.

51
Свободная энергия (функция Гельмгольца) и свободная энтальпия
(функция Гиббса). Продолжаем иметь в виду однородный объем реагирующей
смеси, не обменивающийся с внешней средой ни массой, ни энергией в форме
теплоты (теплоизолированный). Указанные ограничения позволяют опериро-
вать его удельной энтропией, при том что первое (2.17) и второе (2.17) начала
термодинамики сохраняют силу. В соотношение ds = dq/T в случае протека-
ния необратимых процессов следует подставлять dq ′ = dqâí + dq, где dqâí —
эквивалентная теплота, характеризующая необратимость процессов. В нашем
случае необратимость имеет место лишь при наличии неравновесных химиче-
ских реакций, что в общем случае должно быть учтено. Переходя к абсолютным
значениям [Дж] функций системы, можем записать
dU + pdV − T dS 6 0,
в качестве закона, объединяющего условия обратимых и необратимых (знак
«меньше») процессов в системе. Одно из условий равновесия получается как
частный случай —
dU + pdV − T dS = 0,
или
(dU )V, S = 0. (2.18)
Еще более удобные критерии равновесия получаются с введением специ-
альных параметров состояния. Так, заменяя в (2.18) член T dS на d(T S) − SdT ,
нетрудно получить условие равновесия в виде
d (U − T S) + pdV + SdT = 0. (2.19)
Введя новую переменную A = U − T S, называемую свободной энерги-
ей (а также функцией Гельмгольца или изохорным потенциалом), можем
переписать (2.19) в виде
(dA)V, T = 0. (2.20)
Аналогично, вводя переменную G = H − T S = U + pV − T S =
A + pV , называемую свободной энтальпией (или функцией Гиббса, или
изобарно-изотермическим потенциалом), и преобразуя
d (U − T S + pV ) − d (pV ) + pdV + SdT = 0,
получим
d (H − T S) + V dp + SdT = 0, (2.21)
или
(dG)p, T = 0. (2.22)
Вычисление констант равновесия реакций. Располагая независимым
и полным (для данного набора соединений) набором химических реак-
PK
ций k=1 νk χk = 0, можно провести расчет равновесного состояния, в каче-
стве условий химического равновесия в системе использовав соотношения6 для
6
Без вывода; подробности см. напр., в [3].

52
констант равновесия Kp или KÑ (см. с. 61), справедливые для случая иде-
альных газов и их смесей:
K 
Y ν  
Xk k ∆R A
KC = = exp − 0 , (2.23)
X0 R T
k=1

K 
Y ν  
pk k ∆R G
Kp = = exp − 0 , (2.24)
p0 R T
k=1

где pk — парциальное давление, X0 — стандартная концентрация (напри-


мер, 1 моль/м3 ), ∆R A и ∆R G — соотвественно свободная энергия и свободная
энтальпия реакции:

∆R A = ∆R U − T ∆R S, ∆R G = ∆R H − T ∆R S.

2.11. Способы расчета равновесного состава и парамет-


ров смеси
В принципе все способы расчета состава и параметров смесей в равновес-
ном состоянии минимизируют величину G для заданной системы. Конкретные
способы расчета состава и свойств равновесных смесей могут существенно от-
личаться. В данном разделе ниже обсуждается последовательность действий
при расчете параметров ПС при p = const (когда задается энтальпия смеси h
и давление p) и для конечного объема (или зоны ПС в КС) на расчетном шаге —
когда заданы удельная внутренняя энергия e и плотность смеси ρ.
Расчет равновесного состава и параметров ПС при p = const. Случай,
когда исходными данными задачи являются состав топлива, условия на входе
и давление в камере сгорания p, является обычным для квазистационарного го-
рения в потоке или КС.
Покажем последовательность расчета на примере ПС углеводородных
топлив в воздухе. В этом случае компоненты ПС могут состоять лишь из четы-
рех элементов: C, H, O и N ; на практике обычно для равновесных ПС учитыва-
ются следующие 11 веществ: CO2 , H2 O, CO, N2 , H2 , O2 , OH, N O, H, O и N .
Конечно, список возможных компонентов ПС не исчерпывается указанными
и может быть без труда дополнен; однако для описания энергетики процессов
в условиях реальных КС вполне достаточно компонентов из приведенного на-
бора.
Расчет в такой постановке требует одновременно определения всех 11 пар-
циальных давлений pk учитываемых компонентов смеси и температуры и поз-
воляет с хорошей точностью определить теоретическую («адиабатную») темпе-
ратуру пламени Tã не пренебрегая диссоциаций части компонентов ПС, как это
делалось в «элементарном» расчете (разд. 2.9).
Для замыкания задачи определения 11+1=12 неизвестных привлечем так-
же 12 соотношений: 7 выражений для связи парциальных давлений с констан-
53
тами равновесия для уравнений семи независимых реакций, 3 условия сохра-
нения химических элементов в реакциях, уравнение закона Дальтона и уравне-
ние сохранения энергии в форме h = hã = hí = const в качестве последнего,
12-го условия.
Например, можно использовать следующие реакции (важно, чтобы систе-
ма уравнений реакций была линейно независимой):


1 pCO pO2
CO2 ⇄ CO + O2 , Kp, 1 = , (2.25)
2 pCO2

1 pH2 pO2
H2 O ⇄ H2 + O2 , Kp, 2 = , (2.26)
2 pH2 O

1 pOH pH2
H2 O ⇄ OH + H2 , Kp, 3 = , (2.27)
2 pH2 O
p2N O
N2 + O2 ⇄ 2N O, Kp, 4 = , (2.28)
pN2 pO2
p2H
H2 ⇄ 2H, Kp, 5 = , (2.29)
pH2
p2O
O2 ⇄ 2O, Kp, 6 = , (2.30)
pO2
p2N
N2 ⇄ 2N, Kp, 7 = . (2.31)
pN 2

Условия сохранения химических элементов должны отражать тот факт, что


отношения массовых долей четырех элементов в продуктах сгорания (в сумме,
по определению, составляющих единицу: C + H + O + N ≡ 1) должны быть
теми же, что и топливовоздушной смеси, составленной из топлива и окислителя,
взятых в определенном отношении:
CÒ + αl0 CÎ HÒ + αl0 HÎ OÒ + αl0 OÎ
C= , H= , O= , ....
1 + αl0 1 + αl0 1 + αl0
Учитывая, что pk ∝ Xk (см. разд. 2.5), условия сохранения химиче-
ских элементов при горении, искомые три соотношения (для четырех элемен-
тов — C, H, O и N ) в данном случае удобно записать, например, как
C 6 2pCO2 + pCO
cC/N = = , (2.32)
N 7 2pN2 + pN + pN O
H 1 2pH2 O + pOH + 2pH2 + pH
cH/N = = , (2.33)
N 14 2pN2 + pN + pN O
O 8 2pO2 + 2pCO2 + pH2 O + pCO + pOH + pN O + pO
cO/N = = . (2.34)
N 7 2pN2 + pN + pN O
54
Требуется также, чтобы для полученной смеси сумма парциальных давле-
ний равнялась заданному давлению (закон Дальтона)
K
X
pk = pCO2 + . . . + pN = p, (2.35)
k=1

а также нужно, чтобы энтальпия смеси при рассчитанных ее температуре и со-


ставе равнялась заданной:
K
X
h(Tã , YCO2 , . . . ) = Yk hk = h, (2.36)
k=1

где удельная энтальпия ПС h = hã может быть задана равной энтальпии топ-


ливной смеси как средней энтальпии потоков топлива и окислителя на входе
в зону горения7 :

GÎ hÎ, í + GÒ hÒ, í
hã = hí = , GÎ = αl0 GÒ .
GÎ + GÒ

Система 12 уравнений (2.25) – (2.36) нелинейна, такие системы решают


итерационно, обычно — методом Ньютона. При решении (и задании нулево-
го приближения значений неизвестных) полезно использовать известные осо-
бенности конкретной задачи. В задаче рассмотренного класса, температуру Tã
и состав ПС можно в «нулевом» приближении можно задать по данным «эле-
ментарного» расчета (разд. 2.9). На каждой уточняющий итерации по Tã вели-
(n)
чины Tã и p позволяют определить значения Kp, i для (2.25) – (2.31). Можно
(0)
затем, задав правдоподобные приближения pk , найти набор парциальных дав-
лений, т. е. определить мольный (объемный) состав смеси из системы уравне-
(n)
ний (2.25) – (2.35). Уточнение Tã ведется, например, методом хорд или мето-
дом половинного деления до выполнения условия (2.36) с заданной точностью.
Результатом будет, как уже говорилось, оценка адиабатической темпера-
туры пламени с учетом эффектов диссоциации. Некоторые расчетные данные,
полученные в такой постановке для pí = 1 бар и Tí = 298 К, представлены
в табл. 2.2.
Следует подчеркнуть, что этот важный в теории горения результат полу-
чается исключительно на основе термодинамических данных и термодинамиче-
скими методами. Интенсивность же процессов горения в потоке может быть
предсказана только при включении в модель аспектов химической кинетики
(гл. 3), молекулярного переноса (гл. 4) и гидродинамики, т. е. при описании про-
цессов во всей их взаимосвязи, на основании общей системы законов сохране-
ния (гл. 1).
7
В допущении об адиабатности горения в КС.

55
Смесь H2 /возд. H2 /O2 CH4 /возд. C2 H2 /возд.
Òã , К 2380, 3083, 2222, 2523,
XH2 O 0,320 0,570 0,180 0,070
XCO2 — — 0,085 0,120
XCO — — 0,009 0,040
XO2 0,004 0,050 0,004 0,020
XH2 0,017 0,160 0,004 0,000
XOH 0,010 0,100 0,003 0,010
XH 0,002 0,080 ,0004 0,000
XO ,0005 0,040 ,0002 0,000
XN O ,0005 — 0,002 0,010
XN O2 0,650 — 0,709 0,730

Таблица 2.2. Адиабатические температуры пламени Tã и мольные доли компо-


нентов ПС некоторых стехиометрических смесей (взято из [3])

Расчет равновесного состава при известных e и ρ. Практически важная


область применения допущения о химическом равновесии — численные расче-
ты нестационарных процессов с химическими превращениями.
Так, при численном моделировании сгорания и расширения (например,
в ДВС) допущение о равновесности может быть принято как один из вариантов
упрощения, задаваемого в расчете как по «нульмерным» моделям (разд. 11.4),
так и по модели пространственного течения реагирующей смеси. Для всех слу-
чаев общим является то, что при проведении численных расчетов объект (рас-
четная область) декомпозируется на элементы (конечные объемы) и нужен ра-
циональный способ введения допущения о химическом равновесии в расчет
элемента на шаге его эволюции по t.
В общем случае расчета по пространственным уравнениям реагирующей
смеси масса каждого компонента смеси ρk ∆Vi и ее энергия ρE∆Vi в конечном
объеме (ячейке) на шаге вычисляются как с учетом перетоков через грани-
цы, так и с учетом скоростей образования или расходования компонентов
в неравновесных реакциях ωΣ k . В предельном же случае приближения «рав-
новесной кинетики», очевидно, модуль расчета конечных величин мощности
«химических» источников массы Wk ωΣ k должен отключаться, и вместо под-
становки «бесконечных» величин в разностные формулы обновления решения
в ячейке должна вызываться специальная процедура.
Предназначенная для расчета равновесного состава и параметров смеси
по обновленным (без учета «равновесной кинетики») величинам Yk , а также
плотности ρ и удельной вн. энергии смеси e = E − |v|2 /2 в ячейки процеду-
ра расчета во многом аналогична описанной в предыдущем подразделе. Отли-
чие в данном случае в том, что расчет равновесия идет как бы «при постоянном

56
объеме», т. е. состояние системы задается параметрами v = 1/ρ и e (а не p и h,
как в предыдущем примере); элементный состав и набор компонентов в обо-
их случаях определены условиями задачи. Вызов обсуждаемой процедуры [?]
в программе численного расчета приводит к определению T и p (для равновес-
ного состояния), т. е. процедура в численном методе выполняет задачу (обоб-
щенного) уравнения состояния.
Это и понятно, т. к. классические УС для смеси8 справедливы в рамках до-
пущения о термодинамическом равновесии, а «обобщенное» (обсуждаемого
здесь вида) — при дополнительном допущении о химическом равновесии (т. е.
при принятии «бесконечных» скоростей существенных химических превраще-
ний).

2.12. Вопросы для самоконтроля


1. Чем определяется массовый состав смеси?
2. Назовите используемые в теории горения соотношения вида уравнений
состояния.
3. Дайте определение парциального давления компонента и сформулируйте
закон Дальтона.
4. Дайте определение мольной концентрации и мольной доли компонента.
5. Чем определяется объемный состав смеси?
6. Как связаны между собой мольные и массовые доли компонентов смеси
идеальных газов?
7. Удельные мольная энтальпия Hk и внутренняя энергия Uk , мольные теп-
лоемкости при p = const и v = const, их взаимосвязь.
8. Способ аппроксимации температурных зависимостей Hk и Cp k .
9. Определение высшей и низшей теплотворной способности топлив и го-
рючих смесей.
10. Как определяется состав ПС без учета диссоциации? Температура Tã
ПС при p = const и v = const?
11. Объясните эффект Махе.
12. От чего зависит энтропия одного моля индивидуального компонента?
смеси?
13. На чем в принципе основан расчет равновесного состава и параметров
смеси?

8
Термическое p = p(ρ, T ) и калорическое e = e(ρ, T ).

57
Глава 3
Химическая кинетика газофазных
реакций
3.1. Предварительные замечания
Теорию горения отличает необходимость учета химических реакций, проте-
кающих с переменными и конечными скоростями в микрообъемах реагирующей
смеси. Изучением механизмов и скоростей протекания химических реакций за-
нимается химическая кинетика, в задачи которой входит, во-первых, изучение
действительных механизмов (путей) протекания реакций и, во-вторых, отыска-
ние количественных зависимостей между параметрами системы и скоростями
химических процессов.
Материал даной главы в основном освещает базовые соотношения для рас-
чета «химического» (отвечающего за выход химических реакций) источниково-
го члена в ЗС самого общего вида. С упором на газофазное горение излагаются
соотношения, позволяющие связать скорости химических превращений с пара-
метрами состояния газовой смеси в точке (микрообъеме). В тех местах изложе-
ния, где будет предполагаться, что состав смеси изменяется только вследствие
химических превращений, делаются соответствующие оговорки.
При газофазном горении элементарным актом химического превращения
является перестройка молекул при их соударении (оказавшемся «удачным»
в энергетическом смысле). Поэтому при описании химических аспектов горения
в общем случае должны применяться достаточно подробные (детальные) ки-
нетические механизмы. Такими механизмами, в принципе, может быть задан
сколь угодно сложный набор реальных элементарных химических превращений
вместе с данными по их интенсивностям в зависимости от температуры смеси,
концентрации компонентов и др. Находят применение и сокращенные механиз-
мы реакций, котрые характеризуются приближенными представлениями путей
и скоростей реакций; они полезны в случаях, когда их приближенность не ска-
зывается заметно при решении задач.

3.2. Формальные соотношения кинетики реакций


Соотношения, обсуждаемые в данном разделе именуются «формальными»,
поскольку они верны для любых закономерностей конкретного вида, привлека-
емых для вычисления скоростей реакций. Конкретизация обычно применяемых
закономерностей дается в следующих разделах.

58
С формальной точки зрения для описания химико-кинетического процесса
любого вида требуется задать I уравнений реакций, протекающих с участием K
компонентов, и дополнить их соотношениями для расчета скоростей реакций.
Последние должны базироваться уже на некотрых физических соображениях,
использовать результаты фундаментальных теорий или результаты обработки
эмпирического материала. Так как для микрообъема газовой смеси приняты
гипотезы сплошности и ЛТР, во всех дальнейших выкладках будет использова-
но то их следствие, что скорости реакций выражаются только через параметры
состояния смеси, включая концентрации всех компонентов, при допущении об
идеальной перемешанности компонентов в микрообъеме.
Произвольная i-я химическая реакция может быть записана в виде
′ ′ ′ ′′ ′′ ′′
ν1i χ1 + ν2i χ2 + · · · + νKi χK → ν1i χ1 + ν2i χ2 + · · · + νKi χK , (3.1)
где χk — символ k-го вещества (компонента), νki

и νki
′′
— стехиометрические
коэффициенты веществ, или более компактно и для всех I реакций —
K
X K
X
′ ′′
νki χk → νki χk , i = 1, . . . , I.
k=1 k=1

Обозначим скорость образования (исчезновения) k-го компонента в реак-


ции i символом ωki ; размерность этой величины – моль/(м3 · c). Тогда для лю-
бой пары веществ l и m, участвующих в некоторой реакции i, справедливо вы-
ражение
ωli ωmi
=
νli′′ − νli′ ′′ − ν ′
νmi mi
при условии, что νli′′ − νli′ 6= 0 и νmi
′′ ′
− νmi 6= 0.
Скорость реакции. Можно определить скорость i-й химической реакции
как ωki
qi = ′′ ,
νki − νli′
′′ ′
где k — любое химическое вещество, для котрого νki − νki 6= 0. Более того,
удобно выражать скорость образования ωki компонента k в i-й реакции через
ее скорость qi выражением
ωki = νki qi , (3.2)
верным и в том случае, когда где νki = νki
′′ ′
− νki равно 0. Суммарная скорость
образования (исчезновения) компонента k в I реакциях, учитываемых в системе
(микрообъеме), определяется простым суммированием по всем I реакциям:
I
X
ωkΣ = ωki .
i=1

Закон действующих масс. Вычисление скорости реакции qi базируется


на положении химической кинетики, именуемом законом действующих масс.
59
Данный феноменологический закон состоит в том, что при прочих равных
условиях скорость реакций пропорциональна произведению концентраций
реагирующих веществ. Применительно к уравнению реакции (3.1) можно напи-
сать:
K
Y ′
qi = ki [Xk ]νki , (3.3)
k=1

где ki — удельная константа скорости реакции (3.1) (или просто константа


скорости реакции). Выражение (3.3) отражает хорошо подтверждаемую экс-
периментально зависимость qi от концентраций реагентов. Сама же константа
скорости ki (по крайней мере, для реакций в газовой фазе) является не посто-
янной величиной, а функцией, сильно зависящей от температуры T .
Выражение (3.3) основывается на представлении о молекулярной струк-
туре веществ. Скорость реакции прямо зависит от числа столкновений частиц
в единицу времени, а последнее, в свою очередь, прямо пропорционально про-
изведению концентраций. Сильная зависимость эффективности таких столк-
новений, оцениваемая коэффициентом пропорциональности ki = ki (T ), также
объясняется процессами на уровне молекул (см. ниже).
Формула (3.3) описывает статистику элементарных актов действительной
реакции (элементарной стадии химического превращения) и имеет четкий фи-
зический смысл лишь в применении к реакциям, набор которых отражает ре-
альный механизм превращений. Формальное же применение закона действую-
щих масс к суммарным уравнениям реакций («брутто-реакциям») процессов,
в действительности протекающих по сложному многостадийному механизму —
например, к суммарному уравнению окисления метана

CH4 + 2O2 → CO2 + 2H2 O,

в общем случае лишено физического смысла.


Обратимые реакции. Во многих случаях реакции (3.1) соответствует ре-
акция, идущая в обратном направлении. При записи химических механизмов
уравнения таких реакций объединяют в одно и говорят об обратимой ре-
акции, суммарное направление течения которой может быть, в зависимости
от условий, прямым или обратным:
K
X K
X
′ ′′
νki χk ⇄ νki χk , i = 1, . . . , I. (3.4)
k=1 k=1

Для скорости образования компонента в обратимой реакции по-прежнему


справедливо выражение вида (3.2), где скорость реакции отражает суммарный
эффект как прямой, так и обратной реакций:
K
Y K
Y
′ ′′
νki νki
qi = kf i [Xk ] − kb i [Xk ] . (3.5)
k=1 k=1

60
Химическое равновесие. К равновесному состоянию приходят процессы
в системе, поставленной в неизменные внешние условия (см. с. 50). Если хи-
мические превращения в системе описываются набором I обратимых реакций,
то состояние химического равновесия — установление (в микро- или макро-
объеме) постоянного состава при отсутствии внешних воздействий — характе-
ризуется нулевым суммарным эффектом всех I реакций: qi ≡ 0, i = 1, . . . , I;
формально из (3.5) получаем
K
Y K
Y
′ ′′
νki νki
kf i [Xk ] = kb i [Xk ] , i = 1, . . . , I. (3.6)
k=1 k=1

Подчеркнем, что с позиции кинетики равновесие состоит в том, что все пря-
мые и обратные химические реакции в некоторый момент времени протекают
с одинаковой скоростью. Элементарные акты реакций — превращения моле-
кул — в химически равновесной системе статистически компенсированы для
взаимно обратных превращений в данном микро- или макрообъеме.
Время установления химического равновесия лимитируется наиболее мед-
ленными в данных условиях химическими реакциями. Во многих технических
приложениях физические условия для микрообъемов изменяются со скоростя-
ми, достаточными для установления химического равновесия, особенно при вы-
соких температурах, когда скорости реакций (их «подвижность») достаточно
велики, например, в зоне горячих ПС. В подобных случаях для расчета тече-
ний с химическими реакциями (например, начало процесса расширения в ре-
активном сопле) правомерно «равновесное» приближение, в рамках которого
выражения для скоростей реакций не используются — все реакции считаются
«бесконечно» быстрыми. Для моделирования процессов в этом приближении
важны методы и процедуры расчета равновесных состояний в смесях реагиру-
ющих газов.
Так, при моделировании процессов в ДВС моделями «термодинамическо-
го» класса состояние (отдельных зон) рабочего тела может быть в каждый
момент времени принято равновесным. Для более точного учета содержания
некоторых компонентов ОГ (например, при расчете выбросов N Ox и CO с ОГ,
см. разд. 10.4) лучшие результаты получаются, если в модель включена кине-
тика их образования и разложения, причем текущие концентрации некоторых
компонентов можно в первом приближении брать также равными равновесным
(«квазиравновесное» приближение). Наконец, в детальных расчетах процессов
горения следует применять и возможно более детальные механизмы химиче-
ской кинетики.
Крайностью другого рода, позволяющей также не учитывать кинетику ре-
акций, является «замороженное» приближение, когда состав микрообъема
принимается заданным; в этом приближении «подвижность» реакций считает-
ся несущественной. Пример — расчет течения в заключительной фазе процесса
расширения в реактивном сопле.

61
Константы равновесия. Для каждой из обратимых реакций можно ввести
константу равновесия, которая, как нетрудно показать, является (как и кон-
станты скоростей) функцией температуры:
K
Y
kf i (T )
KC i = KC i (T ) = = [Xk ]νki . (3.7)
kb i (T )
k=1

Наряду с KC i применяются константы равновесия, выраженные через


парциальные давления компонентов — реагентов и продуктов обратимой ре-
акции — Kp i ; не следует смешивать величины двух этих видов. Для вычисле-
ния KC i и Kp i используются выражения (2.23) и (2.24).
Кроме непосредственно расчетов равновесных составов (разд. 2.11), другое
важнейшее приложение констант равновесия — расчет констант скоростей
обратных реакций. Константы равновесия элементарных реакций известны
с высокой точностью, т. к. получаются с использованием только термодинами-
ческих свойств компонентов. Поэтому для расчета скоростей обратимых реак-
ций рационально брать из кинетического механизма выражение для константы
скорости одной — прямой или обратной реакции, а другую константу скорости
определять по (3.7). Тогда точность расчета временны́х характеристик переход-
ных термохимических процессов в системе будет определяться достоверностью
набора выражений для констант скоростей (установленных по соответствию
данным некоторых экспериментов), а асимптотика процессов по времени — па-
раметры равновесного состояния — набором констант равновесия, известных,
как было сказано, с высокой точностью.
Порядок и молекулярность реакций. Если изменение концентрации (как
правило, в условиях эксперимента при ρ = const) определяется («лимитирует-
ся») i-й химической реакцией, то для мольной концентрации некоторого ком-
понента справедливо уравнение
d [Xk ]
= ωki .
dt
С учетом соотношений (3.2) и (3.3) получается
K
Y
d [Xk ] ν′
= νki qi = νki ki [Xk ] ki ,
dt
k=1

причем в случае изотермических условий, где с достаточной точностью νki ki =


C = const, измерения действительно подтверждают пропорциональность
K
Y
d [Xk ] n
=C [Xk ] k , (3.8)
dt
k=1

где показатели nk — постоянные. Число nk называется порядком реакции


PK
по веществу k, а величина n = k=1 nk — суммарным порядком или про-

62
сто порядком реакции. В тех случаях, когда процесс состоит из одной ста-
дии с nk = νki

, величина nk называется молекулярностью реакции по веще-
ству k, а n — (суммарной) молекулярностью реакции.
Соотношения вида (3.8) часто имеют место и тогда, когда описываемая
реакция реально состоит из нескольких стадий. Тогда nk могут принимать
не целые значения. Близость же nk к целым числам является признаком, ко-
торый помогает отыскивать лимитирующие элементарные стадии химиче-
ских превращений.
Если некоторые реагенты или продукты реакций присутствуют в смеси
в избытке, то сложно бывает в эксперименте выделить их влияние на молеку-
лярность; можно считать, что такими измерениями определяется «псевдомоле-
кулярность», т. е. молекулярность по отношению к веществам, не находящимся
в избытке.

3.3. Механизмы реакций


От формальных соотношений универсального вида перейдем теперь к об-
суждению особенностей действительных механизмов химических превраще-
ний, важных для описания процессов горения в газовой фазе.
Реакции первого порядка и мономолекулярные реакции. Простейшим
формально допустимым по (3.4) химическим процессом является (необрати-
мая) реакция первого порядка:

χ1 → ïðîäóêòû,

для которой
q = k(T ) [X1 ] .
Однако, поскольку устойчивая молекула не должна самопроизвольно
распадаться, считается, что многие мономолекулярные реакции протекают
по механизму, предложенному Линдеманом [5]:

χ1 + M → χ∗1 + M, χ∗1 → ïðîäóêòû,

где M — произвольная молекула, χ∗1 — молекула реагента в возбужденном со-


стоянии.
Реакции более высоких порядков. Формально соотношения типа (3.4)
справедливы для моно-, бимолекулярных, тримолекулярных реакций и реакций
более высоких порядков. Константа скорости реакции n-го порядка имеет раз-
мерность [концентрация1−n /время]. Хотя в литературе и встречаются приме-
ры формального применения реакций очень высоких порядков, маловероятно,
чтобы химические превращения определялись бы более сложными, чем трой-
ные, столкновениями между молекулами. Реакции с участием уже трех молекул
в газах играют роль лишь при больших и умеренных давлениях и протекают
медленно. Кроме того, многие процессы, допускающие описание как моно- или

63
тримолекулярные, могут быть трансформированы с применением представле-
ния о столкновениях двух молекул, т. е. с использованием бимолекулярного ме-
ханизма. Поэтому наиболее вероятными представляется, что основная масса
реакций при газофазном горении протекает по бимолекулярному механизму.
О детальных и сокращенных кинетических механизмах. Точный ко-
личественный расчет химических превращений возможен, когда обе зада-
чи химической кинетики решены полностью — т. е. известен перечень всех
сколько-нибудь существенных реакций и имеется достоверный материал
по константам их скоростей в широком диапазоне температур. Однако, напри-
мер, как в случае окисления углеводородных топлив, соответствующий ме-
ханизм должен включать сотни промежуточных реагентов и многие сотни реак-
ций между ними. Возможность использования такого объема данных при сла-
бой их достоверности в общем случае представляется проблематичной, хотя
на настоящее время известны (и предлагаются в качестве детальных) механиз-
мы окисления водорода, метана и некоторых других индивидуальных углеводо-
родов.
На практике (особенно для многомерных и турбулентных реагирующих те-
чений) при необходимости аккуратно моделировать химический аспект горения
углеводородов и их смесей используют, как правило, все же приближенные ги-
потетические (т. е. сокращенные) кинетические механизмы.
Часто единственно возможным способом правдоподобного задания для
расчетов механизма реакций является определение зависимости суммарных
скоростей реакций от концентраций возможно большего числа реагентов
и отыскание такого гипотетического механизма, который согласуется с этой
зависимостью. Получение таких механизмов в настоящее время является ав-
томатизируемой задачей и выполняется стандартными средствами на ЭВМ,
включая применение анализа чувствительности и многопараметрическую
оптимизацию. В последнем случае сокращенный механизм принимается, ес-
ли он позволяет воспроизвести параметры горения, управляемого кинетикой
и молекулярным переносом для некоторой выборки «нульмерных» и одномер-
ных тестовых задач, для которых известны из экспериментов скорости горения
и пространственно-временные распределения концентраций основных и неко-
торых из промежуточных компонентов реагирующей смеси.
Цепные реакции. Важным разделом химической кинетики, особенно по-
сле работ Н.Н. Семенова, является теория цепных реакций [26]. Так, давно
было замечено, что ряд последовательных элементарных стадий протекает сум-
марно с большей скоростью, чем (иногда также возможная) брутто-реакция,
соответствующая стехиометрическому уравнению. Объяснение состоит в ма-
лой величине энергии активации промежуточных активных компонентов («ак-
тивных центров»), образующихся в ходе многоступенчатых реакций. Например,
известно, что реакция водорода с кислородом

2H2 + O2 → 2H2 O

64
также идет и по цепному механизму, где атомы H, O и гидроксильный ради-
кал OH выступают в роли активных центров. Одна из элементарных ста-
дий — реакция
H + O2 → OH + O,
в которой один активный центр H расходуется, а два — O и OH — образу-
ются. Реакции разветвления цепи могут приводить к лавинообразному повы-
шению концентраций активных центров, что многократно ускоряет протекание
суммарной реакции, приводящее к цепному взрыву.
Также классическим примером реакции, протекающей по цепному меха-
низму, является образование HCl; роль активных центров играют атомы хлора
и водорода.
Зарождение цепи:
Cl2 + hν → Cl + Cl,
Cl2 + M → Cl + Cl + M.
Продолжение цепи:

Cl + H2 → HCl + H,

H + Cl2 → HCl + Cl.


Обрыв цепи:
Cl + Cl + M → Cl2 + M.
Как можно видеть, реакция здесь неразветвленная, инициированию и под-
держанию реакции в холодной смеси способствует освещение (hν — световой
квант, приводящий к возбуждению и распаду молекулы Cl2 ).
Реакции окисления при горении углеводородов, являясь сложным много-
стадийным процессом, во многом имеют особенности, присущие цепным реак-
циям. Протеканием цепных реакций можно объяснить, например, такой вид на-
рушения сгорания в ДВС, как детонационное сгорание (с. 162).
В теории цепных реакций большое внимание уделяется таким условиям
протекания процессов, которые влияют на продолжение и разветвление цепо-
чек реакций; учитывается разветвленность/неразветвленность цепей, возмож-
ность их обрыва при столкновении активных центров с посторонними частица-
ми (молекулами) и стенками сосуда.
Отметим, что при детальном расчете с использованием формализма разде-
ла 3.2, представление о цепных реакциях в объеме, очевидно, не требует при-
влечения каких-либо дополнительных соотношений.
Катализ. Катализаторы и ингибиторы. Катализаторы — вещества, ко-
торые влияют на скорость реакций, сохраняя свои свойства и концентрацию
неизменными. Присутствуя даже в малых количествах, катализаторы оказыва-
ют сильное влияние на скорости некоторых реакций, не влияя на равновесный
состав (это означает, что катализаторы в равной степени ускоряют и прямые,

65
и обратные реакции). Некоторые реакции являются автокаталитическими,
в том смысле, что сами продукты реакции являются ее катализаторами.
Различают гомогенный и гетерогенный катализ. Гомогенные катализаторы,
как правило, изменяют механизм гомогенной (здесь — газофазной) реакции;
гетерогенные действуют через механизм адсорбции реагентов и ускорения кри-
тических стадий реакций в центрах адсорбции на твердых поверхностях.
Отрицательные катализаторы — ингибиторы — напротив, замедляют
скорости некоторых реакций. Несколько примеров:
1. Катализатором в реакциях горения является вода, которая ускоряет ре-
акцию окисления окиси углерода CO (см. с. 97):

2CO + O2 → CO2 .

Механизм реакций, по которому идет катализ:


1
CO + H2 O → CO2 + 2H, 2H + O2 → H2 O.
2
2. Окись азота N O — катализатор окисления CO по следующему механиз-
му:
2N O + O2 → 2N O2 , N O2 + CO → N O + CO2 .
В обоих случаях катализатор сначала разлагается, затем образуется.
3. Добавление небольших количеств N O2 в смесь H2 и O2 приводит к цеп-
ному взрыву по механизму разветвленной реакции.
4. Важными ингибиторами в процессах горения в ДВС являются ан-
тидетонаторы — металлоорганические соединения, подобные тетраэтилсвин-
цу (ТЭС). ТЭС способствует образованию перекиси свинца и связыванию ак-
тивных центров, что препятствует развитию цепных предпламенных реакций
и самовоспламенения в перегретых зонах рабочей смеси.
Закон Аррениуса и энергия активации. Сильное влияние на скорость
реакций √ оказывает абсолютная температура смеси T . С ростом T пропорци-
онально T возрастает число соударений молекул в единицу времени, что само
по себе должно способствовать увеличению скорости реакции. Однако опыты
показывают, что влияние температуры на скорость реакций значительно силь-
нее. Например, для некоторых реакций разнице температур в 10 K соответству-
ет разница в 2. . . 4 раза по скорости реакций. Объяснение заключается в значи-
тельном повышении числа (доли) реакционноспособных молекул. В газе благо-
даря непрерывному распределению по скоростям присутствуют молекулы, об-
ладающие различной кинетической энергией. Для осуществления химического
превращения при столкновении необходим определенный — превышающий по-
роговое значение — запас этой энергии у взаимодействующих молекул (притом
«удачно» относительно ориентированных). При низких температурах доля мо-
лекул, обладающих достаточной энергией, ничтожно мала, однако она быстро
возрастает с повышением температуры.
66
активированный комплекс
Энергия

реагенты

replacements

продукты реакции

Координата реакции

Рис. 3.1. К обоснованию закона Аррениуса

Принцип порогового значения энергии выводится из представления об


активированном комплексе, каковой образуют взаимодействующие молекулы
в процессе столкновения (см. рис. 3.1).
Существует пороговое значение энергии, преодоление которого только
и позволяет составляющим комплекс атомам перейти в новое качество — обра-
зовать новые молекулы (продукты) с иным значением потенциальной энергии.
Для экзотермических реакций энергия потенциального барьера активирован-
ного комплекса: ∆E > 0.
Из закона Больцмана о распределении по энергиям следует, что вероят-
0
ность, с которой молекула обладает энергией E, пропорциональна e−E/(R T ) .
Молекулярно-кинетическая теория позволяет на основе этого показать, что
константа химических реакций может быть представлена произведением вида
√ − Ea
k(T ) = B T e R0 T , (3.9)

где Ea — энергия активации, зависящая от высоты и формы потенциального


барьера активированного комплекса.
Закон Аррениуса есть эмпирическая форма представления зависимости
константы скорости химической реакции от T ; обычно записывается в виде
Ea
k(T ) = Ae− R0 T , (3.10)

Энергия активации Ea имеет в последней формуле смысл постоянной эм-


пирической константы, A — частотный фактор, который может быть так-
же принят постоянным или же довольно слабо зависящим от температуры. Для
всех реакций в пределах ошибок экспериментов можно пользоваться прибли-
женной формулой для данного предэкспоненциального множителя

A = BT β ,

67
где B = const1 , a показатель β = const2 не обязательно равен или даже близок
к 0,5, как это следует из (3.9); см. таблицы механизмов реакций в [3, 30].

3.4. Программа bomb0d: расчет объемного самовоспламе-


нения
Изложенный ранее материал по термодинамике и химической кинетике со-
ставляет основу модели расчета химически неравновесного процесса в одно-
родной по объему реагирующей смеси. Реализованная в программе bomb0d мо-
дель позволяет рассчитать численно эволюцию состава и параметров реаги-
рующей смеси во времени в идеализированных адиабатных условиях при v =
const. Эта программа полезна для проверки используемых детальных и сокра-
щенных кинетических механизмов на соответствие данным о периодах задерж-
ки самовоспламенения в условиях экспериментов в «бомбах».
Здесь и далее при изложении расчетных моделей1 будем исходить из ЗС,
лежащих в их основе. Для однородного объема реагирующей смеси при v =
const ЗС масс компонентов получается из (1.26) в виде следующего набо-
ра ОДУ:
dρk
= Wk ωkΣ (Y1 , . . . , YK−1 , ρ, T ) , k = 1, . . . , K. (3.11)
dt
В условиях закрытого адиабатного сосуда при v = const неизменны: масса
смеси и ρ(t) = ρ0 = const1 и, согласно (1.27) или (1.28), ее удельная внутрен-
няя энергия: e(t) = e0 = const2 . Два этих соотношения используются в каче-
стве «связей» при том, что численный расчет процесса во времени проводится
по системе ОДУ (3.11); здесь индекс «0» обозначает параметры системы, зада-
ваемые в начальных условиях (НУ) задачи. С учетом указанных связей очевид-
но, что уравнения (3.11) образуют систему ОДУ первого порядка, разрешенных
относительно производных
dρk
= Wk ωkΣ (ρ1 , . . . , ρK ) , k = 1, . . . , K.
dt
а вся задача ставится и решается как задача Коши для системы указан-
ных ОДУ, задающих скорости изменения парциальных плотностей компонен-
тов ρk . Систему ОДУ представим в символическом «векторном» виде, удобном
для изложения методов решения систем:
dU
= f (U, t) . (3.12)
dt
Здесь
T
U = [ρ1 , . . . , ρK ] ,
T
f = f (U, t) → f (U) = [W1 ω1Σ (U) , . . . , WK ωKΣ (U)] .
1
См. также разд. 5.6, 6.11 и 11.4.

68
Ввод a, ϕ0

Инициализация U0 = . . .

Обновление Un+1 = . . .

Вычисление ϕn+1 = . . .

Вывод Un+1 , ϕn+1

Вывод

Рис. 3.2. Общий алгоритм расчета эволюции элементарной системы по t

В НУ задачи Коши задаются начальные значения параметров состояния


смеси p0 и T0 и ее состав Y1, 0 , . . . , YK, 0 в начальный момент времени t = t0 .
Перечисленные переменные назовем первичными (англ. primitive variables)
и обозначим их набор как ϕ. При P расчете по (3.11) определяетсяp0газовая по-
стоянная смеси при НУ R0 = Rk Yk, 0 , плотность смеси ρ0 = R0 T0 = const1 ,
P
ее внутренняя энергия e0 = ek (T0 )Yk, 0 = const2 и набор парциальных плот-
ностей ρ1, 0 , . . . , ρK, 0 — консервативных переменных системы ОДУ — со-
отношениями ρk, 0 = ρYk, 0 . В расчете с шагом по времени ∆t методом Эйлера
парциальные плотности обновляются на расчетном шаге:

ρn+1
k = ρnk + ∆tWk ωkΣ (ρn1 , . . . , ρnk ) , k = 1, . . . , K,

что соответствует общему выражению одношагового (первого порядка по t) ме-


тода численного решения (рис. 3.3) систем ОДУ вида (3.12):

Un+1 = Un + ∆t · f (Un , tn ) . (3.13)

Повышение точности численного решения на сетке (рис. 3.3) с той же ве-


личиной шага по t достигается применением двухэтапного метода Эйлера «с
пересчетом», имеющего второй порядок аппроксимации системы ОДУ по t.
Являясь обобщением метода (3.13), этот метод предписывает вычислять иско-
мые величины на новом слое Un+1 в два этапа:

Un+1 = Un + ∆t · f (Un , tn ) , (3.14)

69
U dU
U10

U20

∆t

U30

0 1 2 n n+1 N t

Рис. 3.3. К численному решению задач Коши для систем ОДУ

n+1 1 h
n n n

n+1 n+1
i
U = U + ∆t f (U , t ) + f U ,t . (3.15)
2
На любом из этапов после обновления консервативных переменных ρn+1 k
обновляется и набор первичных переменных: массовые доли компонен-
тов: Ykn+1 = ρn+1 /ρ, температура T n+1 находится из калорическо-
P P
го УС ek (T n+1 , ρ)Ykn+1 = e0 (для идеальных газов — ek (T n+1 )Ykn+1 =
e0 ), давление — из термического УС pn+1 = p(ρn+1 = ρ0 , T n+1 ); для иде-
альных газов — pn+1 = ρRn+1 T n+1 , где газовая постоянная смеси Rn+1 =
P
Rk Ykn+1 . Вычисленные значения первичных переменных решения, как более
привычные и, часто, более информативные для пользователя системы модели-
рования, могут быть выведены на расчетном шаге (рис. 3.2).
Уравнение второго этапа (3.15) метода Эйлера может использоваться в эк-
вивалентной форме
1 n 1 n+1 1  
n+1 n+1 n+1
U = U + U + ∆t · f U ,t . (3.16)
2 2 2
Описанные принципы расчета процессов по времени применены и при ре-
ализации на ЭВМ более сложных моделей, вплоть до модели расчета трехмер-
ного реагирующего течения (см. разд. 5.6 и 6.11). В тех случаях роль элемен-
тарной системы играет ячейка расчетной сетки, на границах которой допол-
нительно действуют переменные по t гидродинамические потоки.

3.5. Вопросы для самоконтроля


1. Дайте определение скорости химической реакции qi и скорости образо-
вания (исчезновения) компонента ωki .
2. Чем обоснована справедливость закона действующих масс?
3. Чем обоснована справедливость закона Аррениуса?
4. Какие выражения служат для аппроксимации ki (T ) газофазных реак-
ций?
70
5. Дайте определение константы равновесия KC ; каким образом KC сле-
дует применять для вычисления ωki ?
6. Опишите особенности протекания реакций по цепному механизму.
7. Приведите примеры действия катализаторов и ингибиторов.

71
Глава 4
Молекулярный перенос
4.1. Предварительные замечания
Описание процессов газофазного горения ведется в рамках гипотезы
сплошности, и движение молекул газов — подлинных структурных единиц
сплошной среды — в ЗС непосредственно не фигурирует. Хаотическое движе-
ние множества молекул, при несоизмеримости молекулярного и макроскопиче-
ского масштабов, статистически значимо и существенно проявляется в наличии
молекулярных потоков, переносящих сохраняющиеся величины через грани-
цы микрообъемов («частиц» сплошной среды, рис. 4.1).

y ϕ − dϕ/2 ϕ + dϕ/2

z
z − dz/2 z + dz/2

Рис. 4.1. К обоснованию «градиентных» законов молекулярного перено-


са вида (4.1): два слоя газа с несколько отличающимися характеристиками
T
ϕ = [T, u, Y1 , . . . , YK ] в основном в направлении z

Потоки молекул, переносящих в своем хаотическом движении из одно-


го слоя (микрообъема) смеси в соседний слой (рис. 4.1) свою массу, импульс
и энергию, взаимно влияют на такие характеристики смеси, как состав, ско-
рость потока и температура соседних слоев (микрообъемов). Эффекты моле-
кулярного переноса — диффузия, вязкость и теплопроводность — всегда
способствуют «сглаживанию» неравномерностей в пространственных распре-
делениях характеристик среды. Интенсивность переноса весьма существенна
при заметной неравномерности характеристик по пространству, начиная с рас-
стояний в несколько длин свободного пробега молекул. При значительном сни-
жении градиентов характеристик смеси примерно пропорционально ослабева-
ет и плотность потоков молекулярного переноса. Поэтому в некоторых случаях
при расчетах движения сплошных сред молекулярным переносом пренебрега-
ют, но не при описании горения, где учет соответствующих потоков в ЗС необ-
72
ходим для адекватного описания как смесеобразования, так и горения в лами-
нарном или турбулентном потоке.
Для количественного выражения законов молекулярного переноса прини-
маются достаточно оправданные гипотезы вида «градиентных законов» с ко-
эффициентами, зависящими от параметров состояния среды, устанавливающих
пропорциональность (рис. 4.1)

∂ϕ
(jϕ )z = −kϕ . (4.1)
∂z
В основном способам вычисления данных коэффициентов переноса kϕ
в «законах» вида (4.1) для многокомпонентной смеси газов и посвящена данная
глава пособия.
Кроме указанных трех основных процессов молекулярного переноса мас-
сы диффузией (при неравномерности состава смеси), импульса вязкостью (при
неравномерном векторном поле скорости) и энергии теплопроводностью (при
неравномерном поле температуры), отдельно выделяют термодиффузию (эф-
фект Соре, с. 79) — перенос массы при наличии градиента T , эффект Дюфу-
ра — перенос энергии под действием градиента концентрации, и бародиффу-
зию (также см. с. 79). Влияние этих эффектов обычно мало и ими при расчете
процессов горения чаще всего пренебрегают.

4.2. Подходы к описанию процессов молекулярного пе-


реноса
Упрощенная кинетическая теория газов может быть построена в предпо-
ложении о том, что частицы (атомы и молекулы) — жесткие сферы, взаимодей-
ствующие лишь в моменты упругих столкновений. В действительности много-
атомные молекулы обладают сложной геометрией и структурой, определяющей
наличие у них вращательных и колебательных степеней свободы. Кроме того,
модель упругих столкновений не учитывает существования между молекулами
сил притяжения (сил Ван-дер-Ваальса). Поэтому упрощенная теория не поз-
воляет вычислять значения коэффициентов переноса с достаточной для прак-
тики точностью.
В большинстве случаев межмолекулярное взаимодействие может быть
описано при помощью потенциала Леннарда-Джонса (сила F =
−dEïîò /dr, рис. 4.2). Этот потенциал характеризуется эффективным диа-
метром молекулы σ и глубиной межмолекулярного потенциала ε:
  
σ 12  σ 6
EË.−Äæ. (r) = 4ε − .
r r

Для сравнения на рис. 4.2 показан также потенциал взаимодействия жест-


ких сфер. П араметры потенциала Леннарда-Джонса для ряда молекул и ато-
мов приведены в табл. 4.1. Эти параметры используются при определении при-
73
4

∞ ïðè r < σ,
3 Eæ. ñ. =
0 ïðè r ≥ σ.

2 EË.-Äæ = 4ε [(σ/r)12 − (σ/r)6 ]


Eïîò /ε
1

1,0 1,5 2,0 2,5 3,0


r/σ

Рис. 4.2. Потенциал взаимодействия жестких сфер и потенциал


Леннарда-Джонса

веденных интегралов столкновений, необходимых для вычисления попра-


вок, учитывающих отклонения от модели жестких сфер.

4.3. Теплопроводность газовой смеси


Коэффициент теплопроводности κ в законе Фурье (получаемом из (4.1)
при ϕ = T , jϕ = q, kϕ = κ)
∂T
(q)z = −κ
∂z
с учетом эффектов реального газа может быть вычислен по выражению
κæ. ñ.
κ= ,
Ω(2,2)∗
где Ω(2,2)∗ — приведенный интеграл столкновений, а

25 πmkT cv
κæ. ñ. =
32 πσ 2 m
— значение, даваемое кинетической теорией идеального газа, состоящего
из абсолютно упругих сфер; здесь m — масса частицы (атома или молеку-
лы), T — абсолютная температура газа, σ — эффективный диаметр части-
цы, cv = Cv /NA — молекулярная теплоемкость. В приближении потенциала
Леннарда-Джонса приведенный интеграл столкновений Ω(2,2)∗ зависит только
от приведенной температуры
kT
T∗ = .
ε
Температурная зависимость Ω(2,2)∗ (T ∗ ) показана на рис. 4.3.
74
1,0

Ω(2,2)∗
Ω∗

0,5
Ω(1,1)∗

0
1 2 10 20 100 200
T∗

Рис. 4.3. Температурные зависимости Ω(1,1)∗ и Ω(2,2)∗

Компонент σ, нм ε/k, К
H 0,205 145
O 0,275 80
H2 0,292 38
O2 0,346 107
N2 0,362 97
H2 O 0,260 572
CO 0,365 98
CO2 0,376 244
CH4 0,375 140

Таблица 4.1. Параметры потенциала Леннарда-Джонса для ряда индивидуаль-


ных газов; k = R0 /NA — постоянная Больцмана (взято из [3])

75
На практике часто используется более удобная формула для коэффициента
теплопроводности κ [Вт/(м · К)], для одноатомного газа (cv = 3/2 · k):
p
−4 T /W
κ = 8,323 · 10 .
σ Ω(2,2)∗
2

Размерности величин в этой формуле следую-


щие: T — [К], W — [г/моль], σ — [нм]. Видно, что коэффициент тепло-
проводности пропорционален примерно квадратному корню от абсолютной
температуры (κæ. ñ. ∝ T 1/2 ) и не зависит от давления.
В расчетах процессов горения интерес представляет коэффициент тепло-
проводности смеси, состоящей из большого числа компонентов. Эту величину
можно вычислить (c погрешностью 10 . . . 20%) по коэффициентам теплопро-
водности компонентов κk для данных условий, зная их мольные доли Xk , на ос-
новании следующего эмпирического закона:
 !−1 
K K
1 X X Xk
κ=  Xk κk + .
2 κk
k=1 k=1

Если нужна более высокая точность (5 . . . 10%), следует использовать бо-


лее сложную формулу
K
X κk
κ= P ,
1+ j6=k X j · 1,065 Φ kj
k=1

в которой поправочные множители Φkj зависят от коэффициентов вязкости µk


и молярных масс Wk :
 −1/2 "  1/2  1/4 #2
1 Wk µk Wj
Φkj = √ 1+ 1+ . (4.2)
2 2 Wj µj Wk

4.4. Вязкость газовой смеси


Гипотеза («закон») Ньютона для вязкости утверждает пропорциональность
плотности потока импульса и частной производной соотвествующий компонен-
ты скорости по соответствующей координате (для частного случая «сдвиговых»
течений). Так, применительно к (4.1) при ϕ = u, jϕ = (jmu )z = τzx и kϕ = µ
получается следующее соотношение частного вида (рис. 4.1):
∂u
τzx = −µ ,
∂z
где µ — коэффициент вязкости индивидуального газа (или смеси), зависящий
только от локальных значений параметров состояния.
76
Кинетическая теория газов, состоящих из жестких сфер, предсказываю-
щая, что µ пропорционален произведению объемной концентрации частиц n,
молекулярной массы m, средней скорости теплового движения v и средней дли-
ны свободного пробега l (т. е. µæ. ñ. ∝ nmvl), приводит к соотношению

5 πmkT 2m
µæ. ñ. = = κæ. ñ. .
16 πσ 2 5 cv

Учет особенностей строения молекул газа заставляет вносить поправ-


ку, в качестве которой опять выступает приведенный интеграл столкно-
вений Ω(2,2)∗ (который определяется хотя бы в приближении потенциала
Леннарда-Джонса):
µæ. ñ.
µ = (2,2)∗ .

Так же как и коэффициент теплопроводности, µ (для термически идеальных
газов) не зависит от давления и примерно пропорционален корню квадратному
от температуры — µ ∝ T 1/2 ). Для практического применения удобно исполь-
зовать формулу p
T /W
µ = 2,6693 · 108 2 (2,2)∗ ,
σ Ω
в которую W подставляется в [г/моль], T — в [К], σ — в [нм], µ получается
в [Па·с]. Для многокомпонентных смесей, аналогично коэффициенту теплопро-
водности, можно (с погрешностью до 10%) пользоваться эмпирическим соот-
ношением  !−1 
K K
1 X X Xk
µ=  Xk µk + .
2 µk
k=1 k=1

Ме́ньшую погрешность (до 5%) обеспечивает формула


K
X µk
µ= P Xj
,
k=1 1 + j6=k Xk Φkj

в которой поправочные множители Φkj вычисляются по выражению (4.2) c ис-


пользованием молярных масс Wk и коэффициентов вязкости µk индивидуаль-
ных компонентов.

4.5. Диффузия в бинарной и многокомпонентной смеси


Для плотности молекулярного потока массы компонента [кг/(м2 ·с)], обу-
словленного градиентом его массовой доли Yk , закон Фика (получаемый из (4.1)
при ϕ = Yk , jϕ = jk , kϕ = ρDk ) устанавливает следующую связь:

∂Yk
(jk )z = −ρDk , (4.3)
∂z
77
в которой величина Dk (иногда — просто D) называется коэффициентом
диффузии. Для идеальных газов, при использовании модели столкновений
жестких сфер, коэффициент самодиффузии1 пропорционален произведению
средней тепловой скорости молекул v и средней длины их свободного пробега l
(Dæ. ñ. ∝ vl), что приводит к соотношению

3 πmkT 1 6 µæ. ñ. 6
Dæ. ñ. = 2
= = νæ. ñ. . (4.4)
8 πσ ρ 5 ρ 5
При учете межмолекулярного взаимодействия результат, справедливый
для жестких сфер, уточняется поправочным множителем 1/Ω(1,1)∗ :
Dæ. ñ.
D= . (4.5)
Ω(1,1)∗
В случае потенциала Леннарда-Джонса приведенный интеграл столкнове-
ний Ω(1,1)∗ (аналог Ω(2,2)∗ ) является функцией только приведенной темпера-
туры T ∗ = kT /ε; эта зависимость, как и зависимость для Ω(2,2)∗ , показана
на рис. 4.3.
В случае двухкомпонентной (бинарной) смеси формулы (4.4) – (4.5) изме-
няются; вместо массы молекулы m берется приведенная масса m1 m2 /(m1 +
m2 ). Приведенные молекулярные параметры и температура T12 ∗
в этом случае
удовлетворительно аппроксимируются соотношениями
σ1 + σ2 √
σ12 = и ε = ε1 ε2 .
2
Тогда для коэффициента бинарной диффузии D12 [м2 /c] компонента 1
в компонент 2 получается выражение
p
3 πkT · 2m1 m2 /(m1 + m2 ) 1
D12 = 2 Ω(1,1)∗ (T ∗ )
.
8 πσ12 12 ρ
На практике для вычисления бинарных коэффициентов диффузии исполь-
зуется формула q
1 W1 W2
T3 ·
2 W1 +W2
D12 = 2,662 · 10−9 2 (1,1)∗ ∗ ,
pσ12 Ω (T12 )
где давление p выражено в барах, T — в К, σ — в нм, а молярные массы W1
и W2 — в граммах. В отличие от коэффициентов теплопроводности и вязко-
сти, для коэффициента диффузии имеем приближенно, что D ∝ T 1/2 и D ∝ 1/p
(обратно пропорционален давлению).
1
Самодиффузия рассматривается как гипотетический случай диффузии данного ком-
понента смеси в смесь, состоящую из молекул той же массы и теми же свойствами; в од-
нородном газе данный поток существует, но является компенсированным; измерить его
можно по принципу «меченых атомов».

78
Для вычисления коэффициентов диффузии индивидуальных газов Dk
в смесь всех других компонентов приходится использовать эмпирические «за-
коны», например
1 − Yk
Dk = P ,
j6=k Xj /Dkj
где Dkj — бинарные коэффициенты диффузии. Погрешность данной фор-
мулы составляет 10%.
Теория Чепмена-Энскога (см., например, [8]) дает более точные выраже-
ния для коэффициентов теплопроводности, вязкости и диффузии, но ценой су-
щественного увеличения сложности вычислений.

4.6. Эффекты Соре, Дюфура и бародиффузия


Термодиффузия, или эффект Соре (Soret, 1879) — диффузия под влия-
нием градиента температуры, действующая наряду с обычным диффузионным
переносом, направленным противоположно градиенту массовой концентрации.
С учетом термодиффузии [8], составляющая потока массы k-го компонента
в z-направлении обычно выражается как
Yk ∂Xk DkT ∂T
(jk )z = −ρDk − , (4.6)
Xk ∂z T ∂z
где Dk — коэффициент диффузии компонента многокомпонентной сме-
си, DkT — коэффициент термодиффузии. Последний процесс важен только
для легких компонентов (H, H2 , He) и при малых температурах, поэтому при
расчете газофазного горения им часто пренебрегают (подробнее см. в [8]).
Молекулярный перенос энергии, вызванный градиентом концентрации
компонента — эффект Дюфура (Dufour, 1873); действует как самостоятель-
ный эффект, который не следует смешивать с потоком энергии, представляю-
щим собой поток энтальпии диффундирующего компонента. Эффект Дюфура
пренебрежимо мал в процессах газофазного горения, но это может быть не так
для иных химически реагирующих систем.
Еще один эффект, которым, как правило, пренебрегают при описании про-
цессов горения — бародиффузия, т. е. диффузия, обусловленная градиентом
давления.
Рассматривая только «обыкновенную» диффузию, можно брать лишь пер-
вый член в правой части (4.6). Далее, как правило, в задачах горения средняя
молярная масса смеси меняется по пространству незначительно (W ≈ const).
Тогда, принимая в качестве допущения W = const, с учетом Yk = Xk Wk /W
и Xk = Yk W/Wk нетрудно показать, что
Yk ∂Xk ∂Yk
= .
Xk ∂z ∂z
Именно в таком приближении используется закон Фика для компонента
вектора jk в форме (4.3). В еще более идеализированных условиях, а именно,
79
при несущественных градиентах температуры и давления и при W = const ва-
риациями плотности можно пренебречь, что дает из (4.3)
∂Yk ∂ρk
(jk )z = −ρD ≈ −D , (4.7)
∂z ∂z
где парциальная плотность компонента ρk есть его массовая концентрация.
Такая (простейшая) форма закона диффузии может служить для измерения ко-
эффициентов (строго говоря — бинарной) диффузии D [м2 /с] в условиях, ко-
гда доля рассматриваемого компонента в «несущем» газе мала и не влияет за-
метно на характеристики смеси, в которой градиенты T и p равны нулю.
С учетом сказанного, в общем случае при необходимости учета в составе
пространственного молекулярного потока массы, наряду с диффузией и термо-
диффузией (4.6) также и бародиффузии, используют выражение вида
jk = −ρDk (∇ Yk + kT ∇ ln T + kp ∇ ln p) ,
где kT и kp — относительные коэффициенты термо- и бародиффузии соответ-
ственно, а оператор пространственного дифференцирования ∇ применительно
к скалярной величине означает операцию градиента.

4.7. Заключительные замечания


Приведенный в данной главе справочный материал далеко не полон, в ней
лишь конспективно освещены теоретические основы для вполне удовлетвори-
тельного описания молекулярного переноса в многокомпонентной смеси, при-
нимаемого обычно в расчетных моделях процессов газофазного горения.
За рамками рассмотрения, например, осталось влияние внутренних степе-
ней свободы многоатомных молекул и связанная с этим необходимость введе-
ния т. наз. поправки Эйкена к вычисленным значениям коэффициентов теп-
лопроводности и другие тонкости. Поэтому за информацией о более подробных
моделях молекулярного переноса в газовых смесях следует обратиться к спе-
циальной литературе.

4.8. Вопросы для самоконтроля


1. Объясните и попытайтесь обосновать качественный вид «градиентных
законов» молекулярного переноса вида (4.1).
2. Что такое потенциал Леннарда-Джонса?
3. Для чего при расчетах коэффициентов переноса служат величины Ω(1,1)∗
и Ω(2,2)∗ ?
4. Как зависит коэффициент теплопроводности κ идеальногазового компо-
нента от температуры? от давления?
5. Тот же вопрос относительно коэффициента вязкости µ.
6. Каким образом могут быть определены коэффициенты переноса µ, κ
и Dk для многокомпонентной смеси?
7. Объясните сущность эффектов Соре, Дюфура и бародиффузии.

80
Глава 5
Горение в ламинарном потоке
5.1. Предварительные замечания
Горючая смесь, образованная предварительно перемешанными топливом
и окислителем, квазиравновесна (см. с. 50), т. к. способна к объемному само-
воспламенению и сгоранию в объеме (с. 68). Но свежая смесь (СС) способна
также сгорать и во фронте пламени, которое имеет особенно простую струк-
туру, если СС не турбулизирована — неподвижна или движется в ламинарном
режиме.
Горение в этом режиме представляет собой распространение вверх по по-
току горючей смеси волны химических реакций в виде относительно тонкого
фронта ламинарного пламени. Интенсивность процесса в этом случае опре-
деляется как химико-кинетическими явлениями, так и процессами конвектив-
ного и молекулярного переноса вещества, импульса и энергии в потоке. Фронт
ламинарного пламени является зоной, в пределах которой протекают и в ос-
новном заканчиваются реакции горения, где и поддерживаются относительно
высокие и неравновесные концентрации реагирующих компонентов.
В данной главе рассматривается в основном именно процессы горения CC
во фронте ламинарного пламени. Горение в ламинарном режиме предваритель-
но не перемешанных топлива и окислителя обсуждается в самом конце главы
(с. 100). Горение в условиях турбулентного потока будет рассмотрено далее,
в гл. 6.

5.2. Ламинарное пламя в горючей смеси


Ламинарное пламя — фронт волны нормального (не детонационного) го-
рения, распространяющегося по предварительно перемешанной смеси в отсут-
ствие эффектов турбулентности. Явление горения во фронте ламинарного пла-
мени занимает одно из центральных мест в теории горения. Это наиболее до-
ступное для теоретического описания явление, для изучения которого, однако,
уже требуется совместное рассмотрение химических реакций и переноса в дви-
жущейся смеси. Знание основных особенностей этого явления и знакомство
с моделями, привлекаемыми для его описания, полезно как само по себе, так
и для изучения более сложных процессов горения в турбулентном потоке, гете-
рогенного горения, детонации.
Вначале ограничимся важным случаем горения полностью перемешанных
(гомогенных) горючих смесей. Рассмотрим два классических примера ламинар-
ного горения.

81
Распространение пламени в неподвижной смеси. Если холодную непо-
движную горючую смесь подогреть локально некоторым источником тепла
(например, электрическим разрядом), то в соответствии с природой химиче-
ских реакций в окружающем микрообъеме многократно возрастут их скорости
и начнется интенсивное выделение хим. энергии. Под действием теплопровод-
ности и диффузии активных центров (радикалов) в слоях смеси, отделяющих
нагретые ПС от СС, будут инициироваться превращения компонентов сме-
си и, таким образом, волна химического превращения будет распространять-
ся в ближайшие слои смеси в виде фронта ламинарного пламени. В результате
вся СС в выделенном объеме довольно скоро превратится в ПС (рис. 5.1).

ПС

CC

Рис. 5.1. Ламинарное горение неподвижной смеси

Процесс ламинарного горения CC, называемый еще нормальным горением,


или горением во фронте, характеризуется послойным ее выгоранием, в отличие
от объемного сгорания, когда смесь нагревается и реагирует одновременно,
и от турбулентного горения, когда турбулизированная среда искривляет и раз-
рывает фронт горения, тем самым интенсифицируя сгорание.
Ламинарное пламя в стационарном потоке. Классический пример ста-
ционарного ламинарного пламени — горение CC, вытекающей в ламинарном
режиме из трубки — горелка Бунзена (рис. 5.2). В данном случае изображен-
ный фронт пламени, в котором начинаются, проходят и (в основном) заканчи-
ваются реакции, достаточно тонок, и имеет форму, приближающуюся к кониче-
ской. Продукты сгорания ниже по потоку обладают значительной температурой
и создают свечение, зрительно увеличивая факел пламени. Положение пламени
на срезе горелки устойчивое, если скорость потока заключена в некотором диа-
пазоне. При достаточно малой скорости потока конус укорачивается и может
наблюдаться проскок пламени внутрь трубки. При большой скорости может
иметь место срыв пламени; в некоторых случаях срыва пламени (в ламинарном

82
режиме) не происходит вследствие перехода течения и горения в турбулентный
режим.

ПС
un

u(r)

CC

Рис. 5.2. Ламинарное пламя на срезе горелки Бунзена

Нормальная скорость пламени. В обоих рассмотренных примерах харак-


тер горения во фронте пламени совершенно идентичен, а толщина пламени бы-
вает весьма мала по сравнению с характерными размерами системы. Поэто-
му в ряде случаев удобно и оправданно считать пламя бесконечно тонкой
поверхностью, положение которой в каждый момент определяется полем
скоростей потока. При этом действительная структура пламени заменяется
«тепловым скачком», на котором терпят разрыв температура (Tã ≫ Tí ) и со-
став (Yk ã 6= Yk í ) смеси.
Нетрудно видеть, что проекция относительной скорости потока на нор-
маль к поверхности пламени должна быть примерно постоянной во всех точ-
ках его фронта. Эта величина, обозначаемая un , носит название нормальной
скорости пламени и является важной интегральной константой, характери-
зующей интенсивность горения в ламинарном потоке СС при заданных составе
и параметрах состояния.
Утверждение о том, что проекция скорости набегающей смеси относитель-
но пламени на перпендикулярное пламени направлении постоянна и равна un ,
называется законом Михельсона. Форма фронта пламени на срезе горел-
ки (рис. 5.2) в соответствии этим правилом может быть приближенно найдена
по известному распределению скорости потока в горелке и заданной un .
Структура ламинарного пламени. В рамках допущения о тонком фронте
пламени невозможно, однако, определение его количественных характеристик,
за исключением некоторых интегральных — состава и температуры ПС (гл. 2)
за фронтом. Так, уже для теоретического определения величины un необходимо
принять во внимание внутреннюю структуру ламинарного пламени. Чтобы
прийти к стационарной постановке задачи, введем систему координат, связан-

83
ную с фронтом пламени, приняв за x нормаль к «поверхности» пламени. При
слабо искривленном фронте достаточно рассматривать одномерное распреде-
ление параметров по координате x (рис. 5.3).


YA í

pí pã

Yk


un YA ã

x
CC ПС

Рис. 5.3. Структура фронта ламинарного пламени

Ламинарное пламя в СС (рис. 5.3) можно рассматривать как волну, в ко-


торой происходит нагрев смеси теплопроводностью, протекают и заканчивают-
ся неравновесные химические реакции. Профиль температуры T (x) монотон-
но изменяется между крайними значениями Tí и Tã , состав смеси претерпева-
ет сложные изменения вследствие наличия одновременно протекающих реак-
ций и диффузии: находящиеся в избытке реагенты [XA ] расходуются не пол-
ностью, концентрации [Xk ] промежуточных компонентов (химически актив-
ных радикалов) достигают максимума в зоне интенсивных химических превра-
щений. Вследствие многократного падения плотности, в соответствии с зако-
ном сохранения массы, увеличивается проекция относительной скорости смеси
на нормаль к фронту u(x), при этом начальное значение этой скорости uí равно
нормальной составляющей относительной скорости потока СС un .

5.3. «Тепловая» теория (модель) ламинарного пламени


Небольшая толщина фронта ламинарного пламени в предварительно пере-
мешанной смеси и, соответственно, высокие значения градиентов, указывают
на то, что скорость un (а значит — удельная интенсивность переработки СС
в ПС) в значительной мере лимитируется процессами молекулярного перено-
са — диффузией и теплопроводностью. Упрощением основных уравнений гид-
родинамики реагирующих потоков могут быть построены теоретические моде-
ли, позволяющие с хорошей точностью рассчитывать структуру, оценивать тол-
щину фронта пламени и нормальную скорость un . К числу таких моделей, при-
нимающих во внимание как кинетические аспекты, так и явления молекулярно-
го переноса, относится теория (модель) ламинарного пламени Я.Б. Зельдовича,
Д.А. Франк-Каменецкого и Н.Н. Семенова (З., Ф.-К., С).

84
Теоретические работы по исследованию ламинарного горения начались
еще в 1883 г, когда Малляр и Ле-Шателье попытались вывести расчет-
ную формулу для нормальной скорости. Только в 1938 г. Я.Б. Зельдович
и Д.А. Франк-Каменецкий разработали т. наз. тепловую теорию ламинар-
ного пламени, в которой удалось связать скорость un с кинетикой горения
и теплопроводностью смеси. Позднее теория получила развитие в работах
Я.Б. Зельдовича и Н.Н. Семенова. Благодаря простоте и наглядности конечных
расчетных формул она считается классической, несмотря на то, что позднее по-
явились более полные решения. Ниже приводится вывод формулы для расче-
та un , в основном повторяющий вывод основной формулы теории З., Ф.-К., С.
При описании движущейся по смеси волны реакции в качестве исходной
системы уравнений в общем случае следует брать (1.5), (1.18) и (1.25). Проведя
упрощения на случай одномерной волны реакции, получим
∂ρk ∂
+ (ρk u + ρk uk ä ) = Wk ωkΣ , k = 1, . . . , K,
∂t ∂x
∂ρu ∂ 
+ ρu2 + p − Π′′xx = 0, (5.1)
∂t ∂x
K
!
∂ρE ∂ X
+ ρuh∗ + ρk uk ä h∗k + qx − uΠ′′xx = 0.
∂t ∂x
k=1
Упрощая данную систему далее, вводим следующие обоснованные допуще-
ния.
1. При переходе к системе координат, связанной с фронтом пламени, сле-
дует применять ЗС в стационарной форме, т. е. исключить в них производ-
ные ∂/∂t.
2. При реально имеющих место невысоких скоростях потока un = uí и uã
в системе (см. рис. 5.3) изменение статического давления при переходе через
фронт пламени пренебрежимо мало. Привлекая интегральные формы ЗС мас-
сы смеси (ρã uã = ρí uí ) и ЗС ее импульса (pã + ρã uã2 = pí + ρí u2í ), легко пока-
зать, что  
∆píã = pí − pã = ρí uã2
u ã −1 ≪p ≈p .

í ã
Поэтому уравнение количества движения в (5.1) можно исключить из рас-
смотрения.
2
3. Изменением удельной кинетической энергии ∆uíã /2 = uã2 /2 − uí2 /2 при
переходе через фронт ламинарного пламени также можно пренебречь, и за-
менить энтальпию торможения h∗ в уравнении энергии на статическую h =
h∗ − 0,5u2 ; также можно пренебречь в нем и членом uΠ′′xx , выражающим ра-
боту вязких нормальных напряжений.
С принятием этих допущений основная система уравнений примет вид
d
(ρk u + ρk uk ä ) = Wk ωkΣ , k = 1, . . . , K,
dx
85
K
!
d X dT
ρuh + ρk u k ä h k − κ = 0.
dx dx
k=1

Уравнение сохранения массы смеси получим, сложив все K уравнений со-


хранения массы компонентов:

d
dx
(ρu) = 0, èëè ρu = ρí uí = ρí un = const.

Определим энтальпии компонентов смеси как hk (T ) = hk (0) + cp k |T0 T ,


причем для всех компонентов hk (0) ≡ 0, кроме одного — топлива A, притом на-
ходящегося в избытке, для которого hÀ (0) = Hu . Кроме того, пусть для всех K
компонентов зависимости изобарной удельной теплоемкости от T одинаковы.
Тогда уравнение энергии можно преобразовать
K
!
d X dT
ρYk (u + uk ä )hk − κ =
dx dx
k=1

K
!
d X ∂T
= ρucp T + ρYA uHu + cp T ρk uk ä + ρYA uA ä Hu − κ =
dx ∂x
k=1

d d d dT
= ρí u n(cp T ) + [ρYA (u + uA ä )Hu ] − κ = 0.
dx dx dx dõ
Из уравнения сохранения массы компонента A можно установить, что

d
[ρYA (u + uA ä )Hu ] = Hu WA ωAΣ ,
dx
после чего уравнение энергии приводится к виду:

d dT d
κ − ρí un (cp T ) − Hu WA ωAΣ = 0. (5.2)
dx dõ dx
В уравнении (5.2) un — неизвестный параметр, подлежащий определению.
Задав конкретный «закон» для вычисления суммарной скорости расходова-
ния A от температуры и концентраций, можно вычислить un , численно инте-
грируя дифференциальное уравнение (5.2).
Однако можно, учитывая некоторые особенности протекания химических
реакций, найти решение более простым путем. А именно, выделим в структуре
фронта пламени две зоны (рис. 5.4).
Считаем, что в зоне I химических реакций нет и для нее справедливо урав-
нение (5.2) без слагаемого Hu WA ωAΣ . Для зоны II считаем возможным пре-
небречь уже вторым слагаемым (5.2) по сравнению с двумя другими. Реше-
ния в обеих зонах состыкуем между собой в точке с температурой Tâ (точке

86
«воспламенения»), используя условие равенства температуры и ее производ-
ных в этой точке    
dT dT
= .
dx I, â dx II, â
Таким образом, для зоны I получаем:
 
dT dT
κ − ρí un cp T = 0,
dx dx
   
dT dT
κ − ρ í u n cp T = κ − ρ í u n cp T ,
dx í dx â
но поскольку (dT /dx)í = 0, то
 
dT ρí un [(cp T )â − (cp T )í ]
= . (5.3)
dx I, â κâ

Tâ − Tí ≫ Tã − Tâ Tâ Tã

I II

b

Рис. 5.4. Две условные зоны в структуре ламинарного пламени

Для зоны II, вводя обозначение z = dT /dx, из (5.2) без второго слагаемо-
го, получим
d dT d dT WA ωAΣ
κ = κz = Hu WA ωAΣ = Hu ,
dx dx dx dx z
zd(κz) = Hu WA ωAΣ dT.
Считая приближенно κ = κã = const, проинтегрируем последнее уравне-
ние в зоне II:
Z zã Z
zã2 − zâ2 Hu WA Tã
z dz = = ωAΣ dT,
zâ 2 κã Tâ

но, поскольку zã = (dT /dx)ã = 0, то


  s Z
dT 2Hu WA Tã
= − ωAΣ dT . (5.4)
dx II, â κã Tâ

87
Приравнивая (5.3) и (5.4), получаем основную формулу теории (моде-
ли) З., Ф.-К., C. — формулу расчета нормальной скорости горения un :
s Z
κ 2Hu WA Tã
un = · − ωAΣ dT . (5.5)
ρí (cp Tâ − cp Tí )] κã Tâ

Чтобы воспользоваться формулой (5.5), следует определить правдоподоб-


ное значение Tâ для вычисления интеграла, представляющего суммарное влия-
ние химических реакций. В теории З., Ф.-К., C. для определения Tâ применяет-
ся выражение для характеристического интервала температур [34]:
R0 Tã2
Θ= ,
Ea
который используется для назначения Tâ ; так, если в качестве кинетического
механизма используется брутто-реакция 1-го порядка — Tâ = Tã − Θ, а для
брутто-реакции 2-го порядка — Tâ = Tã − 2Θ.
Для вычисления интеграла в (5.5), в котором ωAΣ – функция температуры
и концентраций, проще всего выразить профили концентраций через профили
температуры; в простейших случаях (и при определенных допущениях) можно
принять, что профили температур и массовых долей компонентов, находящихся
в избытке, подобны. Так, сравнивая уравнения сохранения массы компонента A
и уравнение энергии смеси:
d
[ρuYA + ρuk ä YA ] = WA ωA ,
dx  
d dT
ρucp T − κ = −Hu WA ωA ,
dx dx
где второе уравнение получено из (5.2), замечаем, что если обозна-
µcp
чить ρuk ä YA = − ScµA dY
dx и принять во внимание, что κ = P r , а также исполь-
A

зовать еще более сильное допущение о том, что теплоемкость смеси не зависит
µc µ d(cp T )
от температуры (cp = const), то P rp dTdx = P r dx , тогда, разделив уравнение
энергии на −Hu = const, получим
 
d µ dYA
ρuYA − = WA ωA ,
dx ScA dx
    
d cp T µ d cp T
ρu − − − = WA ωA .
dx Hu P r dx Hu
Если теперь принять еще одно допущение, а именно, что ScA = P r (т. е.
при числе Льюиса LeA = ScA /P r = 1), станет очевидным, что профили YA (x)
и −cp T (x)/Hu подчиняются идентичным уравнениям, следовательно, они по-
добны (рис 5.5), тогда
YA − YA í T − Tí
= . (5.6)
YA í − YA ã Tí − Tã
88

YA í


YA ã
x

Рис. 5.5. К подобию профилей YA (x) и −cp T (x)/Hu в ламинарном пламени

Приближенное подобие профилей YA и −T имеет место в реальных зада-


чах. Определение концентраций по значению температуры значительно упро-
щает расчет подынтегрального выражения в (5.5).
Оценка толщины фронта ламинарного пламени, пусть довольно услов-
ная, может быть сделана по выражению
 −1
dT κâ (Tã − Tí )
b = ∆T = , (5.7)
dx I, â ρí un [(cp Tâ ) − (cp Tí )]

полученному из (5.3). Здесь толщина пламени b определяется как длина под-


касательной, проведенной в точке Tâ профиля T (рис. 5.4). Для горючих смесей
на основе углеводородных топлив в обычных условиях по (5.7) получаются ве-
личины порядка нескольких десятых долей миллиметра, что вполне согласуется
с данными экспериментов.

5.4. Пример определения un по «тепловой» модели


Решения, основанные на приближенном представлении структур фронтов
как ламинарных, так и турбулентных пламен, важны для понимания и пред-
ставляют интерес в качестве основы для построения «подсеточных» моделей,
необходимых, в частности, при детальных расчетах на ЭВМ (разд. 6.10) тур-
булентного горения.
Протестируем модель З., Ф.-К., C, определив по ней un в условиях спе-
циально поставленной тестовой задачи. Затем сравним результат с величиной,
полученной в детальной постановке — решением той же задачи по уравнени-
ям (5.1) численным методом (с. 97) на ЭВМ.
Дано: начальные параметры горючей смеси — Tí = 300 К, pí = pã =
100000 Па, YÀ í = 0,1, YB í = 0,1, YC í = 0, YD í = 0 (четырехкомпонентная
смесь); ее термодинамические свойства — Rk = 300 Дж/(кг·К) — газо-
вые постоянные компонентов одинаковы, cv k = 1000 Дж/(кг·К) — изохорные
теплоемкости поcтоянны и одинаковы, отличной от нуля энтальпией обладает
(при T = 0 К) лишь компонент À (топливо): hÀ (0) = 30 МДж/кг; при расчете

89
молекулярного переноса вязкость смеси допускается определять по формуле
Сазерленда для воздуха (C = 122 К)
 1,5
−5 T C + 273,15
µ = 1,72 · 10 ,
273,15 C +T
причем числа Прандтля и Шмидта (для вычисления к-тов теплопроводности
и диффузии) принять постоянными и равными P r = Sck = 0,72; кинети-
ческий механизм задается единственной необратимой реакцией A + B →
C + C, константа скорости
 которой задается выражением Аррениуса k(T ) =
A exp −Ea /(R T ) , коэффициенты в котором: A = 3 · 109 моль/(м3 ·с) и Ea =
0

40000 ккал/моль = 168000 Дж/моль (энергия активации);


Определить нормальную скорость горения un по модели З., Ф.-К., C.,
приведенной в разд. 5.3.
Решение:
1. Молярные массы всех компонентов и самой смеси: W = Wk = R0 /Rk =
8,3142/300,0 = 0,02778 кг/моль.
2. Адиабатная температура пламени — из уравнения энергии (2.8): hã = hí ,
которое принимает в данном случае вид cp Tã + hÀ (0)YÀ ã = cp Tí + hÀ (0)YA í ,
но с учетом YÀ ã = 0 и cp = cv + R = 1300 получается Tã = Tí + hÀ (0)YA í /cp =
300 + 30 · 106 · 0,1/1300 = 2607,7 К.
3. Характеристический интервал температур: Θ = R0 Tã2 /Ea = 8,3142 ×
2607,72 /168000 = 336,5 К.
4. Условная температура воспламенения: Tâ = Tã − 2Θ = 2607,7 − 2 ×
336,5 = 1934,7 К.
5. Коэффициенты молекулярного переноса в характерных точках пламени:
 1,5
2607,7 122 + 273,15
µã = 1,72 × 10−5 = 7,34 × 10−5 Ïà · ñ,
273,15 122 + 2607,7
 1,5
1934,7 122 + 273,15
µâ = 1,72 × 10 −5
= 6,23 × 10−5 Ïà · ñ,
273,15 122 + 1934,7
µã 7,34 × 10−5
κã =
cp P r
=
1300 · 0,72
= 0,1327 Âò/(ì · Ê),
µâ 6,23 × 10−5
κâ =
cp P r
=
1300 · 0,72
= 0,1125 Âò/(ì · Ê).
6. Для расчета un по формуле (5.5) модели З., Ф.-К., C. нужно вычислить
RT
определенный интеграл TÂÂ ωA dT , где ωA = −k(T ) [A] [B]; в данном примере
с WA = WB и Sck = P r совпадают поля массовых долей и концентраций: YA =
2
YB , [A] = [B], поэтому ωA = −k(T ) [A] , а в силу подобия полей массовых
долей и температуры, массовая доля вычисляется из соотношения (5.6), т. е.
T − Tí
YA = YA í + (YA í − YA ã ) .
Tí − Tã
90
i Ti YA i ρi [A]i ki −ωA i Ai
0 1934,7 0,02916 0,17229 0,18130 87350 2871,3 1
1 2046,8 0,02430 0,16286 0,14282 154780 3156,8 4
2 2159,0 0,01944 0,15439 0,10831 258522 3032,9 2
3 2271,2 0,01458 0,14676 0,07722 410482 2447,6 4
4 2383,4 0,00972 0,13986 0,04908 623777 1502,5 2
5 2495,5 0,00486 0,13357 0,02343 913234 501,6 4
6 2607,7 0 0,12783 0 1293908 0 1
R Tã
Таблица 5.1. Данные для вычисления Tâ ωA dT

3000

2000
−ωA

1000

0
TÂ ≈ 1934Ê T ≈ 2607 Ê

Рис. 5.6. Вид подынтегральной функции в формуле (5.5)

Мольная концентрация топлива [A] = ρYA /WA , где плотность смеси может
быть получена из простого соотношения ρ = ρí Tí /T с учетом того, что W =
Wí и p ≈ const.
7. Разбив интервал температур на шесть равных подынтервалов
(∆T = 112,17 К), построим табл. 5.1.
RT
8. Значение определенного интеграла TÂã ωA dT по значениям 7-й колонки
табл. 5.1 достаточно точно вычисляется по формуле Симпсона (см. рис. 5.6):

Z Tã
∆T
ωA dT ≈ (ωA 0 + 4ωA 1 + 2ωA 2 + 4ωA 3 + 2ωA 4 + 4ωA 5 + ωA 6 ) =
Tâ 3

= −1,360 · 106
ìîëü · K .
ì3 · c
9. Подставив полученное значение в формулу (5.5) модели З., Ф.-К., C.,
получим un = 19,7 см/c.
91
5.5. Экспериментальные данные по нормальным скоро-
стям горения
Нормальная скорость горения un — важная и наглядная суммарная харак-
теристика свойств горючей смеси, достаточно просто определяемая из экспе-
риментов. Зная зависимость величины un от начальных параметров состояния
и состава СС, можно «калибровать» модели горения, включающие одновре-
менно представления кинетики химических превращений и молекулярного пе-
реноса. Имеется масса результатов экспериментальных работ, в которых изу-
чалось изменение в первую очередь un в зависимости от рода смеси и парамет-
ров состояния.
Методы экспериментального измерения un . При использовании экс-
периментальных данных всегда следует обращать внимание на методику из-
мерений. Рассмотрим основные подходы к измерению un , с их особенностями
и недостатками.
1. Методы, основанные на измерении видимой скорости перемещения пла-
мени в трубках. Эта группа методов не позволяет точно измерить скорость пе-
ремещения фронта ввиду больших методических погрешностей, вызываемых
неоднородностью полей скорости при течении в трубке и наличием не учиты-
ваемых тепловых потерь; представляют лишь исторический интерес.
2. Методы, основанные на применении «бомб» постоянного давления (на-
пример, заполненных горючей смесью мыльных пузырей). В этом случае види-
мая скорость пламени определяется посредством измерения (путем фотогра-
фирования, часто теневыми методами) увеличивающегося радиуса пузыря или
самой области ПС. Недостатками подобных методов являются: неконтролиру-
емая влажность смеси из-за испарения мыльной пленки, ее неустойчивость при
некоторых температурах и давлениях и проницаемость.
3. Методы, основанные на использовании «бомб» постоянного объема.
Эксперименты такого рода, с одновременным фотографированием фронта пла-
мени и измерением давления в бомбе от времени, позволяют избежать некото-
рых методических погрешностей. Это касается измерений, проведенных в от-
сутствие заметного влияния эффекта Махе (при p ≈ const).
4. Методы измерения по конусу пламени на срезе бунзеновской горелки.
Существует противоречие между стремлением увеличить диаметр горелки для
уменьшения погрешности от конечности толщины фронта пламени и пределом
режима ламинарного течения по числу Re. Также сложно достаточно точно
определять величину местного наклона конуса пламени к оси горелки.
Существующие методы измерения un , по существу, опираются на предпо-
ложение b → 0. Во всех случаях кривизна и конечная толщина фронта пла-
мени ведут к искажению результатов измерений. Стремление уменьшить от-
носительную ширину фронта пламени в экспериментах с «бомбами» приводит
к увеличению характерного времени и возрастанию роли тепловых потерь из зо-
ны ПС на излучение, а определение скорости пламени как скорости начальных

92
или конечных точек его структуры ведет к методическим погрешностям. В этом
случае для уточнения метода определяют видимую скорость un перемещения
некоторой «эквивалентной» зоны в структуре пламени.
В экспериментах с горелками (в стационарном потоке) возможности
уменьшения относительной ширины фронта пламени ограничены пределом
устойчивости ламинарного режима течения по числу Re.
Влияние на un начальной температуры смеси Tí . Уже из основной фор-
мулы модели З., Ф.-К., C. (5.5) видно, что с увеличением Tí должна увели-
чиваться и скорость un . Действительно, подынтегральное выражение в (5.5)
с увеличением Tí и прочих равных условиях только возрастает. В экспери-
ментах c большинством углеводородных топлив наблюдается примерно сте-
пенная зависимость un ∼ T 1,8 (что соответствует эффективному порядку ре-
акций, также близкому к 1,8). На рис. 5.7 показана зависимость un (Tí ), по-
лученная экспериментально для смесей керосина и бензина с воздухом. Для
сравнения приведена зависимость, полученная расчетом по теории З., Ф.-К., C.
при Ea = 40000 кал/моль (1 кал ≈ 4,186 Дж).
Применяя формулу З., Ф.-К., C. и ограничиваясь суммарной кинетикой
единичной бимолекулярной (брутто-)реакции, коэффициенты в выражении для
константы скорости подбирают по условию наилучшего соответствия экспери-
ментальным данным вида показанных на рис. 5.7. Но в общем случае, подбирая
параметры одностадийного механизма окисления, нельзя точно предсказать un
для всех возможных (включая предельные) условия горения СС, составленной
из данных топлива и окислителя.
Влияние давления на un . Из теоретических построений следует, что вид
зависимости un (p) напрямую зависит от молекулярности n [лимитирующей] ре-
акции в модели кинетического механизма. Так, при n = 1 примерно un ∼ p−0,5 ,
а при n = 2 от давления un не зависит. Вопрос о зависимости un (p) для углево-
дородов сложен; так, описывая un (p) зависимостями вида un ∼ pm , мы столк-
немся с тем, что показатель m принимает несколько отличающиеся значе-
ния при разной температуре Tí . В среднем для обычных углеводородных топ-
лив m = −(0,2 . . . 0,3), т. е. при повышении давления смеси нормальная ско-
рость горения un несколько снижается.
Влияние на un состава смеси. Состав горючей смеси из многих компонен-
тов может варьироваться многими способами. Если, однако, выделить в смеси
топливо, окислитель и инертный разбавитель, то будут представлять ин-
терес изменения нормальной скорости горения un такой смеси при четырех ос-
новных подходах к изменению состава.
а) изменение α при неизменном соотношении между горючим и разбавите-
лем; уже из общих соображений ясно, что при α ≈ 1 реакции в пламени интен-
сифицируются (гл. обр., из-за увеличения температуры Tã ), поэтому и un max
наблюдается именно при α ≈ 1. Строго говоря, максимум un лежит обычно
в диапазоне α = 0,90 . . . 0,96, соответствуя, в общем, максимуму именно Tã .

93
250

200 • áåíçèí Á-70

◦ êåðîñèí Ò-1 •
un , ñì/


150 •◦

•◦


•◦ ◦
100
◦◦ ◦
◦◦• ◦
• ◦


• • ◦◦
• ◦ ◦
50

100 200 300 400 500

Tí , ◦ C

Рис. 5.7. Зависимость un от начальной температуры для смесей воздуха c ке-


росином и бензином при α = 0,95 и p = 1 ата (взято из [34])

На рис. 5.8 приведены графики un (α), полученные экспериментально для


пропано-воздушных смесей состава α = 0,5 . . . 1,5 при комнатной температуре
и для давлений p = 0,1 . . . 1 ата. Обращает на себя внимание несимметричность
кривых un (α) относительно максимума и то, что un действительно снижается
с повышением давления.
На рис. 5.9 показаны зависимости un (α) для смесей моноокиси углеро-
да CO с кислородом O2 , полученные для трех разных давлений. В данном слу-
чае кривые un (α), которые можно построить по экспериментальным точкам,
практически совпадут.
Необходимо также помнить о существовании концентрационных пределов
распространения пламени по α (см. разд. 8.4). Сложно однозначно определить
их, так как условия экспериментов несколько различаются; можно условно по-
лучить абсолютные пределы по un (α) как пределы воспламеняемости смеси
от стенки, нагретой до теоретической («адиабатной») температуры пламени.
б) изменение относительной концентрации инертных веществ при α =
idem; для изучения суммарной кинетики, например, большое значение при-
обретают данные экспериментов по влиянию на un относительной кон-
центрации разбавителя (а также и рода инертного разбавителя, см. ни-
же). На рис. 5.10 показаны результаты экспериментов по определению un для
гексано-кислородно-азотных смесей.

94
90



••

• • •
80
• • •
•• •
◦ ◦
◦ ◦ ◦◦
70 • ◦◦ ◦◦◦
◦ ◦◦
◦ ◦◦
••◦◦
60

⋄ ⋄
•• ⋄⋄ ⋄
un , ñì/

50 ⋄ ⋄ ⋄ ⋄
⋄ ⋄
• • ⋄⋄ × ×
⋄⋄ ×× × ×
40
• ◦ × ×
⋄ × × ×
⋄ × ×
• × ×
30 ×
⋄ ××
•◦ ×
• 0,1 àòà


20 ×× ◦ 0,2 àòà
• • ⋄⋄ ×××
× ⋄ 0,6 àòà
× ×
10
⋄⋄ × × 1,0 àòà

0,5 0,7 0,9 1,1 1,3 1,5


α

Рис. 5.8. Изменение un в зависимости от α для пропано-воздушной смеси при


разных p (взято из [34])


◦• •
100 •⋄ ⋄ ◦⋄ • 200 ìì ðò. ñò.

•⋄ •◦
⋄ ⋄• ◦ 760 ìì ðò. ñò.


80
◦ ⋄ ⋄ 2530 ìì ðò. ñò.

◦ ⋄


un , ñì/

⋄ ⋄
60
⋄•
⋄• ⋄

40
• ⋄



20

0 2 4 6
α

Рис. 5.9. Изменение un в зависимости от α для смеси CO с O2 при разных дав-


лениях (взято из [34])

95
260 ×èñòûé O2
240
220 80% O2
200
180 67,2 % O2
160
51,1 % O2
140
, ñì/

120 40% O2
un

100
80 28,4 % O2
60
40 20% O2
20
0
2 4 6 8 10 12 14 16 18 20
XC6 H14 ,%
Рис. 5.10. Нормальная скорость горения различных гексано-кислородно-азот-
ных смесей (взято из [34])

96
Расчеты, проведенные для этих случаев, показывают, что экспери-
ментальные данные хорошо согласуются с формулами тепловой теории
при Ea = 31600 кал/моль и бимолекулярном механизме, но лишь до 50% O2 .
Дальше увеличение Tã замедляется из-за диссоциации, и расчетная вели-
чина un (α) возрастает быстрее, чем измеренная. Максимум с увеличением со-
держания O2 смещается в сторону бедных смесей, что говорит также об изме-
нении механизма реакции при содержании в смеси свыше 50% O2 .
в) замена одних инертных газов другими; род разбавителя может оказы-
вать заметное влияние на кинетику, особенно когда разбавитель является легко
диссоциирующим газом, кроме того, возможно влияние на процессы переноса,
если коэффициент диффузии разбавителя и его молекулярная масса (а также
число атомов в молекуле) существенно отличаются от соответствующих вели-
чин для смеси из остальных компонентов.
г) введение небольших добавок, заметно влияющих на скорости реакций;
вопрос о влиянии небольших количеств активных примесей на un представ-
ляет значительный интерес. Классический пример — добавление (паров) воды
в смесь CO и O2 . Выявлено экспериментально, что добавление малых доз па-
1/2
ров воды в смесь увеличивает нормальную скорость пропорционально XH2 O ,
и эта зависимость сохраняется до примерно XH2 O = 4 . . . 5%, а полное «на-
сыщение» наступает при XH2 O = 7 . . . 9%. Причина — в изменении механизма
цепных реакций в присутствии воды.
Исследовано влияние добавок одновременно H2 O и H2 (горючий газ!)
на нормальную скорость горения CO в воздухе (при p = 1 ата, T = 20◦ C).
Получена следующая эмпирическая зависимость [34]:
 
2
u2n = u2n 0 + a · XH2 + XH2 O .
3
где un 0 — нормальная скорость пламени при отсутствии добавок, а ко-
эффициент a = a(XCO ) достигает максимума (a ≈ 1400 см2 /с2 ) при
XCO = 0,40 . . . 0,55, когда un 0 = 14,5 см/с, при XCO = 0,34 и XCO = 0,56 его
значение — около 1100 см2 /с2 . Приведенное эмпирическое уравнение верно
для XH2 и XH2 O до 5 . . . 6%, при бо́льших содержаниях их влияние снижается.
Тот факт, что водяной пар в такой степени способствует окислению CO, за-
служивает внимания при проектировании тепловых двигателей вообще и ДВС
в частности. Также см. данные по влиянию H2 O и N O в механизмах цепных
реакций на с. 66 и в [5, 34].

5.6. Программа flame1d: расчет волны ламинарного горе-


ния
В этой программе выполняется численный расчет нормального горения
по детальной модели — на основе системы уравнений (5.1). Уравнения чис-
ленно интегрируются в программе явным монотонным методом конечных объ-
емов повышенной точности типа Годунова на равномерной сетке (∆xi = ∆x =
97
const). Для краткости изложения удобно представить (5.1) в условной «вектор-
ной» форме
∂U ∂F
+ = S. (5.8)
∂t ∂x
Пространственные производные в (5.8) аппроксимируются на равномерной
сетке центрально-разностным оператором с сохранением свойства консерва-
тивности, с учетом газодинамических потоков F, входящих в i-ю ячейку и вы-
ходящих из нее, а также источников S в правой части уравнений. На n-м вре-
менно́м слое получим
Fni− 1 − Fni+ 1
Lh (Uni ) = 2 2
+ Sni .
∆x
Повышенный порядок аппроксимации пространственных производных для
«невязкой» (газодинамической) составляющей потоков достигается примене-
нием кусочно-параболических распределений искомых функций по ячейкам.
Применяемые в программе flame1d формулы интерполяции — частный случай
формул, приведенных на с. 120.
Плотности потоков, соответствующих эффектам молекулярной диффузии,
вязкости и теплопроводности в (5.1) представлены в методе обычными цен-
тральными аппроксимациями второго порядка по координате x и складываются
с «невязкими» потоками. Так, плотность теплового потока в составе Fni− 1 (т. е.,
2
на i − 21 -й границе) задается соотношением

n n Tin − Ti−1
n
qi− 1 = −κi− 1 ,
2 2 ∆x
 
n n n n n
где κi− 1 = κ Y1 i− 1 , . . . , YK−1 i− 1 , Ti− 1 , где, в свою очередь, Ti− 1 =

1 n
2
n
 2 2 2 2

2 Ti−1 + Ti и т. п.
По временно́й координате t метод соответствует двухэтапному методу Эй-
лера для эволюции каждой ячейки — т. е. является явной двухшаговой схемой
пересчета решения в ячейках на новый временно́й слой с одним «промежуточ-
ным» слоем (tn+1 = tn+1 ), ср. с (3.14) и (3.16):

Un+1
i = Uni + ∆t · Lh (Uni ) ,
1h n  i
Un+1
i = n+1
Ui + Ui + ∆t · Lh Ui n+1
.
2
Покажем, как при проведении численных расчетов на расчетном шаге
вычисляются первичные параметры потока в ячейке. Парциальные плотно-
сти ρn+1 n+1
1 i , . . . , ρK i определяются первыми K компонентами вектора
 n+1
T
Un+1
i = [ρ1 , . . . , ρK , ρu, ρE] ,
i
98
плотность количества движения (ρu)n+1 i и полной энергии (ρE)n+1 i — двумя
последними.
P n+1
Плотность смеси ρn+1
i получается как сумма ρk i компонентов, а мас-
n+1 n+1 n+1
совая доля k-го компонента — как Yk i = ρk i /ρi . Среднемассовая ско-
n+1
рость смеси определяется как un+1 i = (ρu)i /ρn+1 i , а удельная внутренняя
n+1 
n+1 2
энергия смеси в ячейке — как en+1i = (ρE) i /ρ n+1
i − 1
2 u i . Далее тем-
пература в ячейке определяется численным  решением нелинейного калориче-
n+1 n+1 n+1 n+1
ского УС вида e Y1 i , . . . , YK−1 i , Ti = ei , а давление — из терми-
n+1
ческого
P n+1 УС для идеальногазовой смеси pi = ρn+1i Rin+1 Tin+1 , где Rin+1 =
Yk i Rk .
Программа flame1d использует в своей работе стандартные процедуры вы-
числения термодинамических функций, коэффициентов молекулярного перено-
са и расчета скоростей реакций, построенные на материале, приведенном в гла-
вах 2, 4 и 3 соответственно.
Задача о un , приближенно решенная в разд. 5.4 по модели З., Ф.-К., C.
была также решена численно (рис. 5.11) с помощью программы flame1d.

1,0

0,8

0,6
YC , T /T

0,4

0,2
T /T

YC
0,0

0 0,001 0,002 0,003 0,004 0,005


x, ì

Рис. 5.11. Графики НУ и численных решений программой flame1d задачи об


одномерном фронте ламинарного пламени (t = 0; 0,1; . . . ; 0,4 мс)

В расчетной области протяженностью L = 0,005 м вводилась равномер-


ная сетка из 100 ячеек и задавалась неподвижная смесь. На левой границе
области (x = 0) ставилось ГУ непротекания и теплоизолированности, в 10
примыкающих к ней ячейках выставлялись параметры ПС. На правой границе
(x = L) ставилось условие свободного вытекания. Последнее условие обеспе-

99
чивает выталкивание части СС из расчетной области и установления регуляр-
ного режима движения фронта пламени вправо примерно с постоянной скоро-
стью u0 .
Численные решения — графики массовой доли YC (x) (ПC) и относитель-
ной температуры (T /Tã )(x) показаны на рис. 5.11 — с интервалом в 0,4 мкс,
или в 10000 шагов по времени.
Скорость un определена (на основе измеренной по графикам решений ве-
личины скорости фронта u0 ) по соотношению
ρã
un = u0 ,
ρí

получено значение un = 24,0 см/c. Поскольку для совместимости условий од-


нозначности в численный расчет по flame1d вводились те же упрощения от-
носительно термодинамических свойств компонентов, моделей молекулярного
переноса и кинетического механизма (с. 89), можно считать, что полученное от-
клонение (на −17,9%) найденной в разд. 5.4 величины (un = 19,7 см/c) обу-
словлено принятыми в модели З., Ф.-К., C. допущениями, связанными с деле-
нием структуры фронта пламени на зоны I и II.

5.7. Ламинарное диффузионное горение


Ранее в данной главе обсуждалось явление сгорания во фронте ламинар-
ного пламени исключительно предварительно перемешанных смесей. Сго-
рание же газообразных топлива и окислителя при раздельной подаче их в зону
горения происходит в пламени с принципиально иной структурой — диффузи-
онном пламени.
На рис. 5.12 схематично показаны варианты реализации горения ламинар-
ных потоков не смешанных первоначально газообразных топлива и окислителя
в стабилизированном диффузионном пламени. В таком пламени (или пламени
предварительно не перемешанной смеси) топливо и окислитель реагируют
по мере того, как продиффундируют в зону с высокой скоростью реакций. Этот
процесс лимитируется молекулярным переносом, если реализуется ламинар-
ный режим течения.
Зона реакции (фронт пламени) не может распространяться в зону топ-
лива без окислителя и в зону окислителя без топлива, а локализуется
в зоне с благоприятным (близким к стехиометрическому) соотношением кон-
центраций того и другого, фактически образуя размытую границу раздела
«топливо-окислитель»; реагенты диффундируют в зону пламени, тогда как об-
разующиеся продукты реакции и энергия теплового движения молекул рассеи-
ваются из этой зоны и в топливо, и в окислитель. (рис. 5.12, а).
Горение предварительно не перемешанных смесей, происходящее в тур-
булентном потоке, по виду осредненных картин течения принципиально не от-
личается от показанных на рис. 5.12.

100
YÒ T YÎ Пористые
Окислитель
пластины

Топливо Окислитель Топливо


а) б)

Рис. 5.12. Схема двух вариантов реализации ламинарного горения непереме-


шанных топлива и окислителя: а) диффузионное пламя за разделительной пла-
стиной; б) пламя в горелке с встречными потоками

5.8. Вопросы для самоконтроля


1. Что представляет собой ламинарное пламя в предварительно переме-
шанной смеси?
2. Что такое нормальная скорость горения горючей смеси?
3. Перечислите факторы, определяющие нормальную скорость горения un .
4. Сформулируйте закон Михельсона.
5. Опишите структуру фронта ламинарного пламени.
6. Перечислите допущения, принятые при выводе формулы для un в теории
(модели) З., Ф.-К., С.
7. Как можно доказать приближенное подобие профилей YA и −cp T /Hu
в пламени?
8. Какие существуют подходы к экспериментальному измерению un ?
9. Как влияет на un начальная температура смеси? давление смеси? со-
став смеси: (а) при изменении α; (б) при изменении относительной концентра-
ции инертных веществ; (в) при замене одного инертного газа на другой; (г) при
введении небольших добавок, влияющих на скорости реакций?
10. Что представляет собой ламинарное пламя при диффузионном горении?

101
Глава 6
Горение в турбулентном потоке
6.1. Предварительные замечания
Течения сред в условиях, в которых велики характерные скорости движения
наряду с пространственным размером области (устройства), происходят в тур-
булентном режиме. Фактор турбулентности потока оказывает значительное
влияние на протекание процессов, что внешне проявляется в значительной ин-
тенсификации горения. Картина процесса горения также внешне усложняется,
что видно уже из рассмотрения структуры турбулентного пламени. При этом
набор физических эффектов в процессе — тот же, что и для горения в лами-
нарном потоке. Соответственно остаются в силе выведенные ранее детальные
уравнения для описания газофазного горения; оправдано их использование как
основы для построения моделей турбулентного горения разного уровня дета-
лизации. Однако усложнение структуры течения, его существенная нестацио-
нарность и кажущаяся хаотичность движения все же вызывают значительные
сложности как при экспериментальном изучении, так и при математическом
описании и численном моделировании турбулентного горения.
Турбулентное горение — процесс горения при турбулентном режиме
течения реагирующей смеси. При турбулентном горении реагирующей смеси
на турбулентное (хаотическое, беспорядочное) движение среды накладывают-
ся экзотермические реакции. Очень важно понимать, что при этом виде горения
для более или менее малых объемов реагирующей смеси реализуется условия
горения, промежуточные от объемного воспламенения до нормального горения,
причудливым образом сочетаясь в турбулентном пламени.
В данной главе рассматриваются особенности газофазного турбулентного
горения.

6.2. Качественное рассмотрение турбулентного горения


На рис. 6.1 схематично изображен развивающийся очаг турбулентного
пламени в «бомбе» при v = const, как пример статистически нестаци-
онарного турбулентного горения. На рис. 6.2 — турбулентное пламя на вы-
ходе смеси из горелки — пример (в среднем, статистически) стационарно-
го турбулентного горения. В обоих случаях турбулентное пламя в перемешан-
ной смеси, в отличие от пламени при ламинарном горении, представляет со-
бой протяженную светящуюся зону c хаотически завихренным полем скорости
и сложной структурой полей других параметров потока (ср. с рис. 5.1 и рис. 5.2).
Осуществляя турбулентное горение даже в таких идеализированных условиях,

102
можно заметить, что процесс в среднем значительно (многократно) интенсифи-
цируется по сравнению с процессом в нетурбулентном потоке.

ПС

CC

Рис. 6.1. Распространение турбулентного горения в неподвижной в целом смеси

ПС

CC

Рис. 6.2. Турбулентное пламя на срезе горелки Бунзена

На рис. 6.3 показаны практические примеры нестационарного турбулент-


ного горения в замкнутом объеме — в РК ДВС с искровым воспламенением и с
воспламенением от сжатия. Процесс на рис. 6.3, а) относится к классу турбу-
лентного горения перемешанной смеси; здесь толщина турбулентного пламени
часто сравнима с поперечником РК. Случай, показанный на рис. 6.3, б) пред-
ставляет собой еще более сложный для описания процесс горения предвари-
тельно не перемешанных горючего и окислителя при наличии струи впрыски-
ваемого топлива и относится уже к гетерогенным (газожидкостным) течениям
с химическими реакциями. Именно благодаря относительно высокой интенсив-

103
ности выгорания в турбулизированном потоке сгорание в ДВС проходит с вы-
сокой скоростью и за приемлемое время.

а) б)

Рис. 6.3. Турбулентное горение в ДВС с (а) внешним; (б) внутренним смесеоб-
разованием

По сравнению с ламинарным, турбулентное горение, как класс явлений,


более сложно для описания. Характеризуя его с качественной стороны, го-
ворят о наличии в турбулентном потоке «молей» — временно сохраняющих
индивидуальность (микро)объемов смеси, отличающихся от окружающих об-
ластей по скорости, температуре и составу (т. е., по степени завершенности
протекания реакций). «Моли» наблюдаются в широком диапазоне (спектре)
пространственно-временных масштабов — от наиболее крупных, размер кото-
рых сравним с размером системы и далее «каскадно» претерпевающих разру-
шение, до наиболее мелких, эволюционирующих в основном путем диссипации
по механизмам молекулярного переноса: вязкости, диффузии и теплопровод-
ности. Являясь сильным источником гидродинамического возмущения, пламя
само является генератором турбулентности (автотурбулизация).
При ламинарном горении во фронте нормального пламени, как мы помним,
его скорость un относительно СС обусловлена процессами диффузии (тепла
и реагентов) и что необходимые для этого градиенты (и умеренная толщина пла-
мени b ) «поддерживаются» химической реакцией (см. гл. 5).
Интенсификация превращения исходных веществ в продукты сгорания при
турбулентном горении имеет следующее объяснение. Вследствие беспорядочно
перемещающихся и перемешивающихся «холодных» и «горячих» молей смеси
происходит интенсивный «турбулентный» перенос. Этот перенос и перемеши-
вание «молями» способствуют и интенсификации молекулярного переноса —
из-за повсеместного увеличения градиентов при перемешивании «молей». Ука-
занный каскадный процесс переноса и перемешивания сильно ускоряет «до-
ставку» реагентов (и тепла) в зоны протекания реакций горения, кинетический
механизм которых, однако, остается неизменным.
Внешне при этом турбулентное пламя приобретает сравнительно протя-
женную и сложную структуру. В этой структуре отмечаются разнообразные
элементы, от участков искривленного ламинарного пламени до молей смеси,
сгорающих примерно по объемному механизму.
104
6.3. Экспериментальные данные по скоростям турбу-
лентного горения
Измерение средних характеристик турбулентного пламени позволяет вы-
явить влияние на них, помимо состава и состояния СС, также характеристик
турбулентности потока СС. Данные подобных экспериментов служат для про-
верки результатов, даваемых теоретическими построениями и численными рас-
четами по моделям, что весьма способствует созданию достаточно универсаль-
ных моделей процессов турбулентного горения и получению надежных резуль-
татов численного моделирования при решении задач из инженерной практики.
Основной особенностью турбулентного сгорания является, как говорилось
выше, значительная интенсификация процесса. Если типичные скорости лами-
нарного горения заключены в диапазоне un = 0,1 . . . 2 м/с, то для турбулизиро-
ванной смеси аналогичные скорости могут составлять uò = 2 . . . 30 м/с, и при
этом они сильно зависят от интенсивности и масштаба турбулентности в потоке.
Т. е. в процессах горения при турбулентном режиме на химико-кинетическую
составляющую процесса (важную, наряду с молекулярным переносом, уже
в ламинарном горении) накладывается, выходя на первый план, механизм тур-
булентного переноса.
В экспериментах, как и в случае с ламинарным горением, в первую оче-
редь определяется скорость движения «фронта» турбулентного пламени отно-
сительно свежей смеси uò . Для этого можно использовать многие из методов,
применяемых при изучении ламинарного горения (с. 92). Отметим, что допу-
щение о бесконечно тонкой поверхности пламени приведет в данном случае
к бо́льшим методическим погрешностям, поэтому с бо́льшей осторожностью
следует подходить к выбору метода измерений и интерпретации с тем, чтобы
исключить их влияние на искомую величину uò .
Кроме того, в экспериментах следует однозначно управлять параметрами
турбулентности (пространственный масштаб и интенсивность пульсаций ско-
рости) и учитывать эффект автотурбулизации.
Измерение uò осложнено невозможностю точного выявления поверхно-
сти фронта; в случае нестационарно расширяющегося очага пламени толщи-
на фронта бывает сравнима с его радиусом. Можно было бы изучать влия-
ние на горение однородной турбулентности в набегающем потоке, но это яв-
ление чрезвычайно трудно организовать — в простейшем случае горения по-
тока, стационарно протекающего по каналу или покидающего канал (горелка
Бунзена) ни само поле скоростей, ни характеристики турбулентности не явля-
ются однородными по сечению. Первые эксперименты, однако, были проведе-
ны именно этим методом. На рис. 6.4 приведены результаты опытов Дамкелера
(Damköhler, ок. 1940 г.), полученные при различных числах Re на срезе горел-
ки при горении смеси пропан-кислород. Результаты опытов удовлетворительно
описываются эмпирическим соотношением

uò = a1 Re + b ≈ a2 u′ + b. (6.1)

105
4

uò = a1 Re + b
• •
3


uò /un



2 • √
uò ∼ Re ïðè ìàëûõ Re


1
2 4 6 8 10 12 14 16 18
Re × 10−3

Рис. 6.4. Экспериментальные данные Дамкелера по uò для смеси пропан —


кислород (взято из [5])

Здесь Re — число Рейнольдса, определенное по параметрам на срезе го-


релки, а u′ — интенсивность турбулентности, определенная как квадратный ко-
рень из среднего значения квадрата пульсационной скорости. Результаты этих
и подобных экспериментов свидетельствуют о том, что uò при прочих равных
условиях быстро увеличивается с ростом интенсивности турбулентности (за ис-
ключением мелкомасштабной) и слабо меняется с изменением самого масшта-
ба, который характеризующего размер турбулентного вихря. Следует отметить,
что, пожалуй, и простой и надежной для измерения uò является методика, ис-
пользующая КС («бомбу») постоянного объема, в центральной части которой
с помощью мешалок создается поле примерно однородной и изотропной турбу-
лентности, а об uò судят по скорости увеличения эквивалентного диаметра
очага пламени, определяемого не визуально, а по кривой повышения давления
в «бомбе».

6.4. Турбулентное диффузионное горение


Турбулентное горение предварительно не перемешанных смесей весьма
распространено в технике. В основном именно такие режимы горения реализу-
ются в ракетных и воздушно-реактивных двигателях, в ДВС с внутренним сме-
сеобразованием (см. рис. 6.3, б) и разд. 10.3), топочных устройствах и горелках.
Технологии сжигания при раздельной подаче топлива и окислителя в КС менее
опасны, так как исключается приготовление массы горючей смеси вне КС, как
при сжигании предварительно перемешанных горючих смесей.
Все положения о том, что турбулентность в потоке интенсифицирует сго-
рание, остаются справедливыми и в данном случае. Интенсификация процес-
сов перемешивания турбулентными молями многократно ускоряет «доставку»

106
топлива и окислителя в зону горения, которая и в данном случае в каждый мо-
мент времени представляет собой нестационарное во времени пламя со слож-
ной структурой. Осредненная же картина течения, как было сказано в разд. 5.7,
принципиально не отличается от показанной на рис. 5.12.
Такие пламена исторически называются диффузионными, так как во мно-
гих случаях обычно диффузия (здесь — турбулентная) горючего и окислителя
в зону реакции является достаточно медленным процессом, по сравнению с ха-
рактерной скоростью реакции и тем самым лимитирует весь процесс1 . Но по-
скольку и при горении перемешанных смесей процессы диффузии (в т. ч. турбу-
лентной) играют не последнюю роль, лучше проводить различие между двумя
этими крайними разновидностями пламен используя термины «предварительно
перемешанная» и «предварительно не перемешанная» смесь.

6.5. Прямое численное моделирование турбулентного го-


рения
Практика показывает, что детальный численный расчет ламинарного пла-
мени по ЗС (дополненным общепринятыми моделями термодинамики, кинети-
ки и молекулярного переноса) дает вполне достоверные результаты. Также нет
причин, по которым нельзя было бы положить те же уравнения в основу расчета
на ЭВМ газофазного горения в условиях турбулентного потока. Такой подход
к расчету турбулентного течения (с реакциями и без) именуется прямым мо-
делированием турбулентности (англ. Direct Numerical Simulation, DNS).
Единственное препятствие для его применения — непомерные требования к ре-
сурсам ЭВМ, предъявляемые условиями практических задач. Для расчета в ре-
жиме DNS на ЭВМ нужна расчетная сетка с ячейками, достаточно мелкими
для уверенного представления эволюции вихревой структуры колмогоровско-
го масштаба. Масштаб длины Колмогорова lÊ связан с интегральным мас-
штабом длины l0 (который близок к характерному размеру расчетной обла-
сти L) как
l0 3/4
= Rel ,

где Rel — число Рейнольдса турбулентности («турбулентное» число Re), ко-
торое характеризует степень турбулентности в потоке безотносительно от его
конкретной геометрии. Его определение:
1/2
ρ 2k l0
Rel = ,
µ
1
Действительно, во многих случаях расчет интенсивности переработки реагентов
в ПС именно в турбулентном диффузионном пламени возможен на основании модели
турбулентного перемешивания в качестве модели лимитирующей стадии, и в приближе-
нии «быстрой химии»

107
где ρ, µ и k — осредненные значения плотности, коэффициента вязкости и ки-
нетической энергии турбулентности в характерной точке потока. Недопу-
стимо высокие для DNS требования к ресурсам ЭВМ получаются, когда ха-
рактерный размер расчетной области L ≈ l0 (определяющий масштаб самых
крупных вихревых структур) и колмогоровский отличаются на порядки. Так,
для типичного турбулентного потока с Rel = 500 получаем l0 /lÊ ≈ 100 =
102 . Пусть применяемый численный метод таков, что требуется 10 ячеек сет-
ки на длину lÊ . Тогда для проведения расчета в режиме DNS нужна сетка,
содержащая порядка (102 · 10)3 = 109 , т. е. миллиард расчетных ячеек, тре-
буя порядка 256 Гб оперативной памяти (для 4-компонентной смеси). Пред-
полагая, что не менее 1000 шагов по времени нужно для расчета интересу-
ющего процесса, оцениваем вычислительные затраты в 1012 (один трилли-
он) ячеек×шагов. Оптимистически оценивая производительность современно-
го процессорного ядра в 106 ячеек×шагов/c, получаем оценку потребного вре-
мени расчета в 1012 /106 = 106 секунд или около 10 суток. Сократить время
данного расчета примерно до 10 часов можно, применив ЭВМ с числом про-
цессорных ядер порядка 32. При еще бо́льших l0 /lÊ (что характерно для прак-
тических задач, в которых проявляется «разномасштабность» моделируемого
течения) требования к ЭВМ становятся невыполнимыми.
Подобные же оценки показывают, что число арифметических операций
в расчете по DNS пропорционально четвертой степени числа Re потока для
той же самой задачи и геометрии области. Поэтому в настоящее время расчеты
в режиме DNS выполняется в основном для идеализированных задач при весь-
ма умеренных значениях числа Re и Rel (в настоящее время — для Rel < 1000)
в небольших трехмерных областях и по упрощенным кинетическим механиз-
мам. Получаемые решения далеки от практики, но помогают выявлять коли-
чественные (получаемые статистической обработкой) зависимости в структуре
турбулентных потоков и пламен. Они служат для проверки и уточнения теории
турбулентности и для «калибровки» моделей, применяемых в более «огрублен-
ных» подходах к моделированию (см. ниже).

6.6. Осреднение параметров в турбулентных потоках


Расчетом в режиме DNS мог бы быть получен необозримый массив исчер-
пывающей информации о турбулентном течении. В таком расчете, проведен-
ном для процессов в проточной части ДВС, например, были бы количествен-
но верно предсказаны все наблюдаемые существенные явления, в том числе
невоспроизводимость циклов. Но даже при индицировании ДВС (как в натур-
ном, так и в вычислительном эксперименте) определенная величина индикатор-
ной мощности получается осреднением по нескольким рабочим циклам. Этом
пример иллюстрирует тот факт, что полезными для инженерной практики явля-
ются осредненные параметры процессов и потоков: средние расходы топлива
и окислителя, средние температуры и состав продуктов сгорания, средние зна-
чения работы цикла.

108
ϕ ϕ ϕ(r, t)
ϕ(r, t)
ϕ(r)
ϕ(r, t)

∆t

t1 t t
à) á)

Рис. 6.5. К осреднению параметров потока в точке для статистически (а) стаци-
онарного и (б) нестационарного течения

Возможно, располагая полным набором данных о параметрах потока

ϕ(r, t) = [ρ, Y1 , . . . , YK , u, v, w, p, . . . ]T ,

получить осредненные2 локальные значения ϕ и образованные такими значе-


ниями осредненные поля ϕ(r); обратное неверно. Более того, задача расчета
турбулентного течения может быть поставлена как задача отыскания именно
средних полей параметров потока ϕ(r).
Будем различать статистически стационарные и статистически
нестационарные турбулентные течения. В первом случае течение реализуется
после установления при неизменных в среднем по времени граничных услови-
ях. Для таких течений к любому параметру потока в точке r можно с успехом
применить осреднение по времени t, выбрав для этого достаточно большой
временно́й интервал ∆t (рис. 6.5, а):
Z t1 +∆t
1
ϕ = ϕ(r) = ϕ(r, t) dt. (6.2)
∆t t1

Символом зависимой переменной с черточкой сверху обозначается здесь


осредненная по времени величина (6.2). Поля осредненных величин ϕ(r) для
статистически стационарного турбулентного течения (с горением и без) ока-
зываются существенно сглаженными, что отражает сильное влияние средне-
статистического турбулентного переноса, интенсивность которого в разви-
тых турбулентных течениях вдали от стенок на порядки превышает интен-
сивность молекулярного переноса в гипотетическом квазиламинарном течении
с тем же числом Re.
Аналогом осреднения по времени для течений вида (рис. 6.5, б) являет-
ся осреднение по множеству независимых реализаций, «осреднение по ан-
2
Здесь черта над зависимой переменной обозначает осреднение (англ. averaging)
величины.

109
самблю» (англ. ensemble averaging):
N
1 X
ϕ(r, t1 ) = ϕ(r, t1 )i , (6.3)
N i=1

что позволяет хотя бы формально оперировать зависящими от времени осред-


ненными полями ϕ(r, t). В любом случае действительное значение характери-
стики потока — зависимой переменной ϕ(r, t) — можно представить суммой
средней и пульсационной составляющих

ϕ(r, t) = ϕ(r, t) + ϕ′ (r, t), (6.4)

или, сокращенно, ϕ = ϕ + ϕ′ . Применив осреднение к последнему выражению


с учетом, что повторное осреднение не изменяет ϕ, получим

ϕ = ϕ + ϕ′ = ϕ + ϕ′ , откуда ϕ′ ≡ 0,

т. е. среднее значение пульсационной составляющей величины равно нулю.


Операция осреднения c использованием плотности в качестве весовой
функции (осреднение по Фавру, англ. Favre averaging) определяется как
ρϕ
ϕ
e= , или ρϕ
e = ρϕ. (6.5)
ρ

Как и в случае (6.4), можно ввести разложение ϕ = ϕe + ϕ′′ , тогда условие,


которому подчиняется флуктуация Фавра ϕ′′ (r, t), состоит в следующем:

ρϕ′′ ≡ 0.

Выгода от использования средневзвешенных по плотности величин ϕe в том,


что при таком осреднении членов вида ρuv получаются особенно простые выра-
жения, что ценно для моделей турбулентных течений с переменной плотностью,
особенно для моделей течений с горением:

u + u′′ )(e
ρuv = ρ(e v + v ′′ ) = ρe uv ′′ + ρe
uve + ρe v u′′ + ρu′′ v ′′ = ρe
uve + ρu′′ v ′′ .

6.7. Уравнения сохранения для осредненного течения


Сами уравнения детальной модели реагирующего течения можно под-
вергнуть операциям осреднения на основе соотношений, кратко излагаемых
в разд. 6.6. Полученные в результате уравнения3 позволяют приближенно рас-
считывать осредненную составляющую полей турбулентных течений с умерен-
ными вычислительными затратами.
3
После «замыкания» этих уравнений — замены членов с корреляциями пульсаци-
онных составляющих в них на модельные соотношения.

110
Осредненные таким способом уравнения механики жидкости и газа, по-
лучаемые осреднением уравнений Навье – Стокса, носят название уравне-
ний Н.-С., осредненных по Рейнольдсу (Reynolds, 1883) или уравнений Рей-
нольдса. Подход к расчету турбулентных течений на основании решения осред-
ненных уравнений обозначается английской аббревиатурой RANS (Reynolds
Averaged Navier-Stokes).
Для ЗС массы смеси (1.10) после осреднения по (6.5) получаем простое
уравнение, связывающее поле средней плотности ρ и поле средневзвешенной
по плотности скорости vej (в тензорной нотации):
∂ρ ∂
+ (ρe
vj ) = 0. (6.6)
∂t ∂xj
Аналогично для УС массы компонентов (1.6) используя (1.12) для выраже-
ния ρk vk äj , получаем выражение
 
∂ρYek ∂ ∂Yk
+ vj Yek − ρDk
ρe ′′ ′′
+ ρvj Yk = Wk ω kΣ . (6.7)
∂t ∂xj ∂xj
Для уравнения сохранения импульса (1.16) осреднение дает
∂ρevi ∂  ′′

+ ′′ ′′
vj vei + Πji + ρvj vi = ρgi .
ρe (6.8)
∂t ∂xj
Для уравнения сохранения энергии, используя аппроксимацию (1.21), по-
лучаем
 
e K
X
∂ρE ∂  e∗ ∂Yk ∂T
+ ρe
vj h − hk · ρDk −κ − vi Π′′ij + ρvj′′ h∗′′  =
∂t ∂xj ∂xj ∂xj
k=1

= ρvj gj + Qr . (6.9)
Как и в случае исходных (не осредненных) ЗС, необходимо определить
уравнение состояния
P (УС). Так, например, осреднение УС идеально-газовой
0
смеси p = ρR T Yk Wk приводит к выражению
K 
X  1
p=R 0
ρTeYek + ρT ′′ Yk′′ .
Wk
k=1

Только пренебрегая отличием молярных масс компонентов можно вместо


указанного уравнения использовать очевидное уравнение состояния для вычис-
ления давления смеси p = ρRTe.
Осредненные уравнения (6.6) – (6.9) содержат производные по времени
и могут использоваться для описания статистически нестационарных те-
чений. Напомним, в этом случае неявно принимается, что расчет по ним должен
дать поле течения, осредненное не по времени (что некорректно в этом случае),
а по ансамблю (набору) независимых реализаций (6.3).
111
6.8. Модели турбулентного переноса
Уравнения (6.6) – (6.9) осредненного течения в исходном виде не замкну-
ты, они содержат «корреляционные» члены, отражающие вклад в формиро-
вание средних полей среднестатистического вклада пульсационной составляю-
щей: число неизвестных в них больше числа уравнений. Для расчетов по этим
уравнениям их следует замкнуть, т. е. выразить величины указанных членов
через искомые функции ρ, v j , E. Осреднение (в т. ч. уравнений) приводит к по-
тере всей полноты информации, в силу чего любой подход к замыканию урав-
нений будет приближением, и в его основу придется положить те или иные мо-
дельные предположения. Соответствующие модельные соотношения для ис-
ключения корреляционных членов уравнений, осредненных по Рейнольдсу или
по Фавру, носят название моделей турбулентного переноса (МТП) или, еще
короче, моделей турбулентности.
Так, член ρvj′′ Yk′′ в (6.7) имеет смысл плотности потока массы компонен-
та, переносимой в среднем турбулентными пульсациями, члены ρvj′′ vi′′ в (6.8)
и ρvj′′ h∗′′ в (6.9) — соответствуют переносу турбулентными пульсациями им-
пульса и энергии смеси. Существующие практичные МТП интерпретируют
члены вида ρvj′′ ϕ′′ (ϕ = Yk , vi , h∗ ) по аналогии с молекулярным переносом
(гл. 4). В простейшем случае используется предположение (гипотеза Бусси-
неска) о пропорциональности вектора плотности потока, переносимого в сред-
нем турбулентными молями и локального градиента осредненного поля соот-
ветствующей величины со скалярным коэффициентом турбулентного об-
мена νò (КТО):
∂ϕe
ρvj′′ ϕ′′ = −ρνò или ρv′′ ϕ′′ = −ρνò grad ϕ.
e (6.10)
∂xj

Модельное предположение о «градиентном» переносе в турбулентности


хорошо «работает» для течений вида тонких сдвиговых слоев и струй, в об-
щем же случае его универсальность является спорной: в ряде экспериментов
показано, что перенос может происходить даже против градиентов средних
величин.
Перепишем в дивергентной форме систему осредненных уравнений (6.6)
– (6.9), замкнув ее с помощью модельных гипотез класса (6.10). Опустим в этих
уравнениях члены с молекулярным переносом, в таком виде данные уравне-
ния будут пригодны для описания развитого течения реагирующей смеси вда-
ли от стенок, где именно члены, отвечающие за средний турбулентный перенос,
оказывают подавляющее влияние на поле осредненного течения:
∂ρ
+ div (ρe
v) = 0, (6.11)
∂t

∂ρYek  
e e
vYk − ρνò grad Yk = Wk ω kΣ ,
+ div ρe (6.12)
∂t
112
∂ρev
+ div (ρe e − ρνò grad v
v⊗v e) = ρg, (6.13)
∂t
∂ρEe  
+ div ρe e ∗ f
vh − ρνò grad h = Qr + ρ (v · g).
∗ (6.14)
∂t
КТО νò , подставляемые в каждое этих уравнений, могут несколько отли-
чаться. Соответствующие поправочные модельные коэффициенты — «турбу-
лентные» числа Прандтля P rò или Шмидта Sck, ò (см. также разд. 6.10), в си-
лу аналогии между переносом вещества, энергии и импульса «молями», близки
к 1.
Описанного типа МТП опираются на способ вычисления µò = ρνò в точке
потока — модель турбулентной вязкости (МТВ).
Алгебраические модели турбулентной вязкости. МТВ различают
по числу уравнений переноса специфических характеристик турбулентности,
привлекаемых дополнительно для расчета коэффициентов νò или µò . Если по-
следние задаются некоторой формулой (алгебраическим уравнением), то урав-
нения переноса в систему не добавляются. Классическая «алгебраическая»
МТВ — модель пути перемешивания Л. Прандтля, пригодная в основном
для расчета турбулентного переноса в поперечном направлении в простых тече-
ниях типа тонкого сдвигового слоя или струи. КТО по этой модели выражается
формулой
∂e
vx
νò = l2 ,
∂y
тогда плотность потока при турбулентном переносе с учетом (6.10) примет вид

∂e
v ∂ϕ
ρv′′ ϕ′′ = −ρl2
x e. (6.15)
∂y ∂y

Собственно длина перемешивания в случае свободного турбулентного те-


чения вида тонкого сдвигового слоя может быть задана эмпирической форму-
лой (
κy для y 6 yc (внутренняя зона слоя),
l = l(x, y) =
αδ для yc < y 6 δ (внешняя зона слоя),
где, в свою очередь, толщина слоя с градиентом скорости δ задается выраже-
нием (
0,115x для двумерного плоского потока,
δ = δ(x) =
0,085x для осесимметричного потока.

Коэффициенты α и κ, а также условная толщина yc внутренней зоны сдви-


гового слоя определяются эмпирически. Для простейших условий течения вида
тонкого сдвигового слоя они равны: α = 0,075, κ = 0,4 и yc = 0,1875δ. Очевид-
но, основной недостаток алгебраических МТВ — неуниверсальность.

113
Модели турбулентной вязкости с одним уравнением. В таких моде-
лях КТО вычисляется из одного дополнительного уравнения переноса некото-
рой характеристики турбулентности. Чаще всего используется кинетическая
энергия турбулентности, ее определение —
P
1 ρ vj′′ 2
e
k= .
2 ρ

КТО вычисляется по формуле


p
νò = l e
k.

Длина перемешивания l по-прежнему задается по алгебраическим форму-


лам, и данные модели так же не универсальны в том смысле, что для разных
задач должны применяться разные эмпирические данные для расчета l(r).
Модели турбулентной вязкости с двумя уравнениями применяются
в настоящее время наиболее широко. Они добавляют в систему уравнений пе-
реноса вида (6.12) – (6.14) два дополнительных. Обычно первое из них — урав-
нение переноса кинетической энергии e k. Наиболее широко применяемой моде-
лью турбулентности является (k−ε)-модель (и ее модификация), в которых вто-
рым уравнением выступает уравнение переноса εe — величины, имеющей смысл
скорости диссипации кинетической энергии e k. Для e
k и для εe, которая зада-
ется формулой
εe = ν grad v′′ T : grad v′′ ,
где ν = µρ — кинематический коэффициент вязкости, осредненные уравнения
переноса могут быть получены формально, и замкнуты модельными предполо-
жениями:
∂ρe
k  
e e
e k − ρνò grad k = Gk + ρ εe,
+ div ρ v
∂t
∂ρeε εe2
e εe − ρνò grad εe) = C1 Gk + C2 ρ .
+ div (ρ v
∂t e
k
Для вычисления КТО привлекается «связка» Колмогорова-Прандтля

e
k2
νò = Cν .
εe
Здесь Cν = 0,09, C1 и C2 — две другие эмпирические константы моде-
ли [15]. Член Gk («генерация» e
k) — функция средневзвешенной по плотности
скорости и тензора турбулентных напряжений:

Gk = −ρv′′ ⊗ v′′ : grad v


e.

114
Главный недостаток моделей турбулентной вязкости (в том числе моделей
с двумя уравнениями переноса, и (k − ε)-моделей) — используемое ими допу-
щение о градиентном характере турбулентного переноса. Недостатком же соб-
ственно подхода RANS (расчет турбулентных течений по осредненным уравне-
ниям) является нацеленность на получение картины течения, осредненной по
всем масштабам турбулентных пульсаций или по всем реализациям (для
нестационарных задач). Эти недостатки подхода и моделей замыкания ограни-
чивают их универсальность при решении сложных задач газофазного горения
в технике.
Тем не менее, модели такого уровня широко используются в CFD-пакетах
(STAR-CD, CFX, FLUENT, FIRE, KIVA, PHOENICS, FlowVison и др.), в т. ч. для рас-
чета химически реагирующих турбулентных течений.

6.9. Модели осредненной скорости реакций


Для расчета процессов горения по уравнениям (6.12) – (6.14) необходи-
мо выразить величину ω kΣ , задающую средний по времени выход компонента k
во всех реакциях в каждой точке. Проблемой здесь является то, что при силь-
ной нелинейности выражений для скоростей химических реакций, в условиях
значительных пульсаций температур и концентраций указанную величину (как
и каждую из ее составляющих ω ki ) невозможно вычислить, подставляя в вы-
ражения средние величины температур и концентраций. Так, для един-
ственной необратимой бимолекулярной реакции A + B → продукты:
ω A = −kf (T ) [XA ] [XB ] 6= −kf (T ) [XA ] [XB ]. (6.16)
Решение данной проблемы «замыкания» члена с химическим источни-
ком ωkΣ в уравнениях (6.12) – (6.14) наглядно иллюстрируется на примере
некоторой функции плотности вероятности (ФПВ), учитывающей вклад все-
возможных сочетаний температур и концентраций в точке r при осреднении
по времени. Если известна ФПВ, осредненная скорость реакции получается
интегрированием (для той же самой реакции)
Z ∞Z ∞Z ∞
ωA = kf (T ) [XA ] [XB ] P (T, [XA ] , [XB ] , r) dT d [XA ] d [XB ] .
0 0 0

Проблема «замыкания», таким образом, сводится к проблеме знания (или


моделирования, реконструкции) ФПВ P (. . . ). Есть различные методы опре-
деления ФПВ, пригодные для практических приложений. Наиболее гибкий
способ — решение уравнения переноса самой ФПВ, которое получается фор-
мально из ЗС масс компонентов. Численный расчет переноса ФПВ выполня-
ется методами Монте-Карло при дискретном представлении ФПВ множеством
стохастических частиц, моделирующих различные состояния потока. При та-
ком подходе велики затраты машинного времени, ощутимо ограничение на ко-
личество учитываемых компонентов, поэтому должны использоваться сокра-
щенные механизмы реакций.
115
Использование ФПВ является подходом, при котором (в принципе) не де-
лается упрощающих предположений относительно механизма реакций, и до-
статочно общим. Полученные в его рамках решения на базе упрощенных ки-
нетических механизмов, а также имеющиеся экспериментальные факты сви-
детельствуют о том, что турбулентный перенос в процессах горения является
мощным фактором, снимающим часто остроту проблемы учета детальной хи-
мической кинетики. Используя это обстоятельство, при моделировании турбу-
лентного горения как перемешанных смесей, так и не перемешанных, по урав-
нениям RANS, для простоты замыкания химического источника достаточно ча-
сто оказываются полезны частные предположения, вплоть до предположения
о «быстрой химии» — бесконечно быстрой скорости реакций, точнее о том, что
интенсивность горения лимитируется процессами турбулентного перемешива-
ния, а не химической кинетикой.
Модели разрушения вихрей (англ. Eddy Break-Up, EBU) представляют
собой полуэмпирические модели замыкания для ωkΣ в предположении «быст-
рой химии», при котором скорость переработки реагентов в пламени управля-
ется интенсивностью турбулентной диссипации его структуры, процессом пере-
мешивания («перемешанная смесь мгновенно сгорает»). Для средней скорости
расходования горючего получается
q 
ρC εe
ωA = − YA′′ 2 , YA′′ 2 6 Y A 1 − Y A , (6.17)
W e
k
где индексом A обозначается топливо, а C — эмпирическая константа по-
рядка единицы. Здесь принято модельное предположение о структуре пламе-
ни — суперпозиция зон сгоревшей и несгоревшей смеси. Диссипация является
механизмом образования в объеме из фрагментов СС более мелких фрагмен-
тов, температура и состав которых при этом существенно изменяется из-за тур-
булентной диффузии с ПС. В модели принято, что образовавшись, такие фраг-
менты быстро сгорают. Модель находит применение для расчета турбулентного
горения предварительно перемешанной СС, часто в комбинации с моделями,
все же принимающими во внимание химико-кинетическую сторону явления.

6.10. Моделирование крупных вихрей


Моделирование крупных вихрей (МКВ, англ. Large Eddy Simulation,
LES) представляет собой подход к моделированию турбулентных течений (с хи-
мическими реакциями и без), когда стремятся получить как можно более де-
тальную картину течения, содержащего вихревые структуры различных мас-
штабов.
В отличие от прямого моделирования (при DNS по «уравнениям Навье –
Стокса», разд. 6.5), при МКВ размеры расчетных ячеек не позволяют с доста-
точной точностью разрешить (т. е., выявить) все пространственно-временны́е
детали моделируемого турбулентного движения. Для корректности расчета
по МКВ необходимо присутствие в решаемых уравнениях механизма влияния
116
на крупномасштабное («надсеточное») движение не разрешаемых на данной
сетке мелкомасштабных движений (турбулентности «подсеточного» масшта-
ба).
Уравнения модели течения для расчета по МКВ получаются применени-
ем операции фильтрования (с пространственной шириной фильтра порядка
размера ячейки ∆) к исходным ЗС. Операция фильтрования уравнений близ-
ка по смыслу к операции их осреднения. Искомые (зависимые) переменные
отфильтрованных уравнений — параметры крупномасштабной, «надсеточной»
(сглаженной с характерным масштабом ∆) составляющей поля течения. Для
простоты и во избежание путаницы не используем в данном разделе специаль-
ных обозначений «надсеточных» параметров потока.
Получаемая фильтрованием система уравнений, как и система осреднен-
ных уравнений (в подходе RANS, разд. 6.7), нуждается в замыкании, т. е.
для МКВ придется привлекать соответствующие модели для представления
«подсеточных» явлений. Учет как переноса мелкомасштабной «подсеточной»
турбулентностью, так и учет влияния ее на химический источниковый член
проводится на основе модельного представления о процессах на «подсеточ-
ном» масштабе, позволяющего связать статистику мелкомасштабного движе-
ния с локальными характеристиками крупномасштабного. Отметим, что модели
замыкания при МКВ отражают статистику процессов, имеющую более универ-
сальный характер и при этом меньшую интенсивность (пульсаций параметров),
чем модели замыкания, применяемые в рамках подхода RANS.
Перейдем к изложению наиболее распространенного подхода к замыка-
нию, как «переносных», так и «источниковых» членов. Если (без вывода) допу-
стить, что при этом модификация исходных ЗС сведется к замене мгновенных
(«актуальных») значений искомых параметров потока параметрами отфильтро-
ванного крупномасштабного движения, а также что влияние «подсеточного»
движения на перенос состоит в интенсификации его мелкомасштабными тур-
булентными пульсациями, сохраняет справедливость система уравнений

∂ρk ∂ 
+ ρk vj + ρk vk äj = Wk ωkΣ , k = 1, . . . , K,
∂t ∂xj

∂ρvi ∂ 
+ ρvj vi + δij p − Π′′ij = ρgi , (6.18)
∂t ∂xj
" K
! #
∂ρE ∂ X
+ ρvj E + ρk vk äj h∗k + pvj − vi Π′′ij + qj = ρgi vi + Qr ,
∂t ∂xj
k=1

совпадающая по форме с исходной системой ЗС, с заменой плотностей пото-


ков молекулярного переноса ρk vk äj , Π′′ij и qj , а также выражений для «источ-
ников» — в правых частях (6.18) — на их «эффективные» значения (обычный
прием в практике расчетов также по уравнениям, осредненным по Рейнольдсу,
разд. 6.7).

117
Если же далее допустить, что дополнительный «подсеточный» турбулент-
ный перенос может быть описан законами, аналогичными законам молекуляр-
ного переноса («градиентные» законы Фурье, Фика и обобщенная гипотеза
Ньютона со скалярными коэффициентами переноса), то эффективные (сум-
марные) потоки выразятся так:

∂T
(qj )ý = −κý ,
∂xj
 
 ∂vi ∂vj 2 ∂vm
Π′′ij ý = µý ∂xj
+
∂xi
− δij
3 ∂xm
,

 ∂Yk
ρk vk äj ý = − (ρDk )ý ,
∂xj
где «эффективный» коэффициент получается суммированием «молекулярно-
го» коэффициента и коэффициента, даваемого моделью переноса турбулентны-
ми движениями подсеточного масштаба (SGM). Если принять аналогию про-
цессов диффузии и теплопроводности в варианте с постоянными «подсеточ-
ными» числом Прандтля P rSGM и (одинаковым для всех компонентов смеси)
числом Шмидта ScSGM , то «эффективные» коэффициенты теплопроводности
и диффузионного переноса выразятся как
µcp µSGM cp
(κ)ý = κ + κSGM = + ,
Pr P rSGM
µý = µ + µSGM ,
µ µSGM
(ρDk )ý = ρDk + (ρDk )SGM = + .
Sck ScSGM
Таким образом, постоянные P rSGM и ScSGM являются константами мо-
дели подсеточного турбулентного переноса. В расчетах, представленных
в данном пособии, принято P rSGM = ScSGM = 0,9.
Для вычисления локального значения коэффициента вязкости для подсе-
точного турбулентного переноса нами использована классическая модель Сма-
горинского
µSGM = 2Cρ∆2 |S|,
где ∆ — пространственная ширина фильтра,
 в нашем случае ∆ =
√ p ∂vi ∂v
3
∆x∆y∆z; S = 2Sij Sij , Sij = 21 ∂x j
+ ∂xji , а C = Cs2 , где Cs = 0,1 —
постоянная Смагоринского, третья и главная константа данной модели подсе-
точного переноса.
Модели эффективной скорости реакций. В общем случае существует
нетривиальная ФПВ, применение которой только и гарантирует вычисление
средней статистической величины ωkΣ в ячейке при расчете всех режимов го-
рения также и при МКВ.
118
Как отмечалось, при МКВ вариации температуры и концентраций в мас-
штабе одной ячейки могут быть не так уж велики. Но существенными оказы-
ваются их корреляции — в точках с высокой температурой малы концентрации
реагентов. Все же острота проблемы вида (6.16) при расчетах горения в «режи-
ме» МКВ снижается, особенно по мере приближения размера ячейки ∆ к пре-
делу применимости подхода DNS. В случае МКВ/LES диапазоны, в которых
варьируют характеристики потока на «подсеточном» масштабе у́же, чем при
расчете той же задачи по RANS. При этом статистика их изменений внутри
диапазонов также имеет заведомо более универсальный характер. Это позво-
ляет на базе достаточно простых модельных представлений создавать вполне
удовлетворительные SGM-модели для вычисления тех же (ωkΣ )ý .
Так, качественные соображения о структуре турбулентного пламени, при-
водимые в [3, 34] и др. — («микрообъемная», «микроламинарная» модели пла-
мени, их комбинации) дают основу для перехода к количественным соотноше-
ниям («подсеточным» моделям горения), применение которых даст хорошие ре-
зультаты при моделировании особенно в рамках МКВ, где собственно неслож-
ная модель замыкания для горения на подсеточном масштабе с большим осно-
ванием оказывается универсальной, т. е. например, пригодной для расчета тур-
булентного горения как предварительно перемешанных, так и не перемешанных
смесей, если речь идет о горении в газовой фазе.
Отметим непременное свойство хорошей «подсеточной» модели — ее спо-
собность автоматически «отключаться» (например, давать µý → µ и т. п.)
при наступлении (хотя бы локально) «режима DNS».
Подробнее о подсеточных моделях для расчетов горения по техноло-
гии МКВ/LES можно прочесть в [35].

6.11. Программа fire3d: расчет горения по МКВ


Для моделирования на ЭВМ турбулентных течений с горением использует-
ся программа fire3d, входящая в пакет [?]. В нем уравнения (6.18), описыва-
ющие трехмерное движение газа на «надсеточном» масштабе, численно инте-
грируются явным монотонным методом конечных объемов повышенной точно-
сти типа Годунова на равномерной сетке ячеек в декартовой системе координат.
Для удобства ее изложения перепишем (6.18) в условной «векторной» форме:

∂U ∂F ∂G ∂H
+ + + = S. (6.19)
∂t ∂x ∂y ∂z

Пространственные производные в (6.19) аппроксимируются на равномер-


ной сетке центрально-разностным оператором с сохранением свойства консер-
вативности (рис. 6.6).

119
y
zk− 12
x

Gni, j+ 1 , k z
Hni, j, k− 1 2
2
Fni+ 1 , j, k
2

zk+ 21
Uni, j, k

Fni− 1 , j, k
2
Gni, j− 1 , k Hni, j, k+ 1 xi+ 21
2 2

yj− 12
xi− 21

Рис. 6.6. Расчетная ячейка трехмерной декартовой сетки ячеек

На n-м временно́м слое —


 Fni− 1 , j, k − Fni+ 1 , j, k Gni, j− 1 , k − Gni, j+ 1 , k
Lh Uni, j, k = 2 2
+ 2 2
+
∆x ∆y
Hni, j, k− 1 − Hni, j, k+ 1
+ 2 2
+ Sni, j, k .
∆z
Для повышения точности вычисления «невязкой» (газодинамической) со-
ставляющей потоков приняты кусочно-параболические распределения пара-
метров решения в ячейках вдоль направлений x, y и z, что весьма значитель-
но снижает численную диссипацию метода. Значения «консервативных» пере-
менных (вектора неизвестных U = [ρ, ρvx , ρvy , ρvz , ρE]T системы уравнений,
справедливой для однокомпонентной смеси) интерполируются в централь-
ные точки обеих сторон границ ячеек. Так, для некоторой x-границы использу-
ются соотношения:
 
n(−) n
 −1 n 1+ϕe n 1−ϕe n
Ui+ 1 , j, k = Ui, j, k + S i, j, k
∆x Wi, j, k + ∇x Wi, j, k ,
2 4 4
 
n(+) n
 −1 n 1+ϕe n 1−ϕe n
Ui+ 1 , j, k = Ui+1, j, k − S i+1, j, k
∇x Wi+1, j, k + ∆x Wi+1, j, k ,
2 4 4
где
e x Wi,
∆ n e n e n
j, k = minmod(∆x Wi, j, k , b∇x Wi, j, k ),

120
e x Wn
∇ e n e n
i, j, k = minmod(∇x Wi, j, k , b∆x Wi, j, k ),
n n n n n n
∆Wi, j, k = [S]i, j, k ∆Ui, j, k , ∆Ui, j, k = Ui+1, j, k − Ui, j, k ,
n n n n n n
∇Wi, j, k = [S]i, j, k ∇Ui, j, k , ∇Ui, j, k = Ui, j, k − Ui−1, j, k ,
 
с использованием матрицы [S] и обратной ей матрицы S −1 преобразова-
ния δF = [A] δU, где [A] = S −1 [Λ] [S], а [Λ] — диагональная матрица соб-
ственных значений [A], а также ограничительной функции

0, xy 6 0
minmod(x, y) = ,
sign(x)min(|x|, |y|), xy > 0
3−ϕ
где 1 6 b 6 bmax , bmax = 1−ϕ , ϕ 6 1. Принято ϕ = 1/3.
Парциальные плотности компонентов ρk = ρYk на границах ячеек (для
многокомпонентной смеси) вычисляются затем по интерполированным на гра-
ницы величинам плотности ρ посредством также кусочно-параболической ин-
T
терполяции на границы массовых долей компонентов Y = [Y1 , . . . , YK ] ,
не требующей матричного преобразования:

n n 1+ϕe 1−ϕe
Yi+ 1
, j, k L = Yi, j, k + { ∆x Yi,n j, k + ∇x Yi,n j, k },
2 4 4
n n 1+ϕe n 1−ϕe n
Yi+ 1
2, j, k R = Yi+1, j, k − { 4
∇x Yi+1, j, k +
4
∆x Yi+1, j, k },

где
∆ e x Yi,nj, k ),
e x Yi,nj, k , b∇
e x Yi,n j, k = minmod(∆

e x Yn
∇ e n e n
i, j, k = minmod(∇x Yi, j, k , b∆x Yi, j, k ).

Расчет «невязкой» составляющей газодинамических потоков в (6.19)


на границах ячеек проводится линеаризованной процедурой решения задачи
о распаде разрыва по интерполированным на обе стороны границ ячеек зна-
чениям параметров потока (для x-границ и на n-м слое по времени — по зна-
n(−) n(+)
чениям Ui+ 1 , j, k , Ui+ 1 , j, k и т. п.).
2 2
Плотности потоков масс компонентов, тензора потока импульса и вектора
потока энергии, соответствующие эффективным потокам диффузии, вязкости
и теплопроводности в системе (6.19), представлены в нашем методе обычными
центральными аппроксимациями второго порядка по пространственным коор-
динатам и складываются с «невязкими» потоками.
По временнóй координате уравнения (6.19) интегрируются двухшаговой
схемой второго порядка аппроксимации с одним «промежуточным» слоем
и уточняющим пересчетом при переходе на новый слой по времени (двухэтапная
схема «предиктор-корректор»):

Un+1
i, j, k = Un
i, j, k + ∆t · L h Un
i, j, k ,

121
1h n  i
Un+1
i, j, k = n+1 n+1
Ui, j, k + Ui, j, k + ∆t · Lh Ui, j, k .
2
При вычислении эффективных «градиентных» потоков используется мо-
дель Смагоринского (с. 118). В расчетах горения перемешанной смеси для за-
мыкания члена химического источника применяется подсеточная модель ти-
па «модели разрушения вихрей» (6.17). Эта модель вместо e k и εe использует
их «подсеточные» аналоги. Скорость реакции qi вычисляется по кинетической
модели в том случае, когда получаемое значение превышает таковое по подсе-
точной модели, и наоборот.
Программа fire3d использует общие для всего пакета модули для вычис-
ления термодинамических функций, коэффициентов молекулярного переноса
и расчета скоростей реакций. Их краткие описания приведены в главах 2, 4 и 3
соответственно и останавливаться на них здесь необходимости нет.
Решение тестовой задачи. С помощью программы fire3d численно смо-
делировано развитие очага турбулентного горения. Состав и параметры го-
рючей смеси задавались те же, что и в задаче расчета ламинарного пламени
из разд. 5.6. Горение смеси рассчитывалось в кубической области, содержа-
щей 71 × 71 × 71 ячеек размером ∆ = 1 см. При таком размере ячейки чис-
ленный расчет производится «в режиме МКВ». В качестве граничных условий
на гранях куба задавались условия периодичности.
Исходное хаотическое поле скорости образовано на первой стадии расчета
за 15000 шагов по времени (∆t = 8 · 10−6 c), собственно горение рассчитыва-
лось во второй стадии, с шагом ∆t = 2 · 10−6 c. Зажигание смеси имитирова-
лось искусственным снижением величины Ea в ячейках, центры которых менее
чем на 3 см отстоят от центра области. На рис. 6.7 и 6.8 показаны поля массо-
вой доли топлива YA и модуля ротора скорости |rotv| из среднего z-слоя рас-
четных ячеек (т. е., соответствующие «надсеточной», крупновихревой структуре
моделируемого течения); поля соответствуют 12000-му, 14000-му (и т. д.) ша-
гам второй стадии расчета.
Из рис. 6.8 отчетливо видно, что при турбулентном горении существенную
роль играет автотурбулизация, происходящая от деформации поля скоростей
при расширении сгорающих порций смеси.
Расчет выполнялся на ПК с одноядерным процессором AMD Sempron
3200+ на тактовой частоте 1,94 ГГц. Измеренная в расчете производительность
оказалась близкой к 105 ячеек × шагов/c (на с. 108 для оценки времени счета
принята в 10 раз бо́льшая величина).

6.12. Вопросы для самоконтроля


1. Чем объясняется интенсификация горения в условиях турбулизирован-
ной среды?
2. Охарактеризуйте методы измерения скорости турбулентного горения
смеси uò ?
3. Какими факторами определяется эта величина?
122
0,1 0,0

Рис. 6.7. Поля «надсеточной» массовой доли YA из расчета по МКВ

0 1000

Рис. 6.8. Поля модуля вихря «надсеточной» скорости |rotv| из того же расчета

123
4. Возможно ли непосредственное детальное моделирование турбулентного
пламени?
5. Охарактеризуйте подходы к расчету на ЭВМ турбулентного горения
по осредненным (RANS) и по «отфильтрованным» (LES) уравнениям?
6. Расскажите об особенностях моделей (а) турбулентного переноса и (б)
турбулентного горения в расчетах по RANS.
7. Расскажите о моделях подсеточного масштаба, применяемых в расчетах
турбулентного горения по LES.

124
Глава 7
Горение гетерогенных смесей
7.1. Предварительные замечания
Проектирование и доводка рабочих процессов многих разновидностей
тепловых двигателей (ДВС, газотурбинных, воздушно-реактивных, ракетных)
и различных топочных устройств требует моделирования гетерогенных про-
цессов смесеобразования и горения, часто совмещенных в пространстве и во
времени. Эти процессы, протекающие, как правило, при турбулентном режиме
течения, сложнее для описания, чем турбулентное горение перемешанных и не
перемешанных гомогенных смесей. При моделировании гетерогенных течений
на практике применение детальных моделей для всех одновременно протекаю-
щих процессов невозможно, и для получения полезных результатов особенно
необходима рациональная схематизация явлений.
Продуктивным является подход к описанию гетерогенного течения и горе-
ния, основанный на применении гипотезы сплошности (ГС), что позволяет вве-
сти произвольное конечное число (минимум — одну) сплошных дисперсных
фаз и связано с необходимостью учитывать дополнительно ко всем изучен-
ным ранее элементарным процессам статистику процессов межфазных вза-
имодействий (МФВ).
ГС обычно вполне правомочна для газовой («несущей») фазы, т. к. мас-
штабы явлений — молекулярный и макроскопический — действительно несо-
измеримы. Применение же ГС к дисперсной фазе может быть не обоснован-
ным для конкретных технических приложений. Если масштаб частиц дисперс-
ной фазы (напр., среднее расстояний между частицами) соизмерим с макроско-
пическим масштабом (расстоянием, на котором заметно изменение параметров
потока), статистически значимое осреднение не может иметь места. Рассмот-
рение конечного числа фаз (для представления распределений частиц или ка-
пель по скоростям, размерам, температурам и т. п.) усугубляет данную пробле-
му, в результате получаемое описание не в состоянии передать все (даже все
из существенных) детали многофазного движения.
Как следствие, результаты моделирования гетерогенных течений (с горени-
ем и без него) могут даже обнаруживать особенности, не наблюдаемые в дей-
ствительности. Причина — в неправомерности самой ГС, но также и в неточ-
ности моделей МФВ, применяемых для «замыкания» уравнений. При отказе
от ГС для дисперсной фазы появляется другое осложнение, вызванное необ-
ходимостью отслеживать эволюцию всех индивидуальных частиц дисперсной

125
фазы, что в принципе возможно, но практически бывает неосуществимо и так-
же требует упрощенных подходов.
Наиболее рациональной при моделировании на ЭВМ оказывается комби-
нация двух подходов — явное отслеживание индивидуальных (наиболее круп-
ных и малочисленных) частиц дисперсной фазы и применение модели сплош-
ной дисперсной фазы для частиц мелких фракций — своего рода сочетание
«лагранжева» и «эйлерова» подходов. Несмотря на условность разделения ча-
стиц по размерам, можно надеяться, что при таком комбинированном подходе
применение детальных пространственно-временных моделей будет давать наи-
более достоверные результаты.

7.2. Гетерогенные и дисперсные смеси


Гетерогенные (или неоднородные, или многофазные смеси) смеси — газо-
взвеси, аэрозоли, суспензии, эмульсии, жидкости с пузырьками газа, компо-
зитные материалы, насыщенные жидкостью и газом пористые и сыпучие тела
(см. рис. 7.1).

гетерогенные (многофазные)
смеси

дисперсные
смеси

аэрозоли газовзвеси пузырьк. среды

эмульсии суспензии пористые тела

Рис. 7.1. Виды гетерогенных (многофазных) и, в частности, дисперсных смесей:


аэрозоли, газовзвеси, эмульсии, суспензии, пористые и сыпучие тела и т. п.

Из всех возможных видов гетерогенных смесей наиболее подробно изучено


поведение т. наз. дисперсных смесей, которые состоят (минимум) из двух фаз,
одна из которых — капли, пузырьки и т. п. частицы, достаточно многочисленные
и мелкие по сравнению с характерными масштабами задачи; это важное свой-
ство дисперсных смесей позволяет при их описании пользоваться приближе-
нием сплошной среды. Капли, пузырьки и мелкие частицы в дисперсной смеси
называют дисперсной фазой, а окружающую их среду — жидкость или газ —
несущей фазой. Применительно к дисперсным смесям явно или неявно при-
нятие ГС означает два следующих допущения:
1. Масштабы фазовых неоднородностей (частиц) во много раз превыша-
ют молекулярно-кинетические (межмолекулярное расстояние, длину свобод-
ного пробега молекул).

126
2. Масштабы неоднородностей (частиц), в свою очередь, во много раз мень-
ше расстояний, на которых заметно меняются осредненные (или макроскопиче-
ские) параметры газофазной смеси.
Первое допущение позволяет использовать классические принципы меха-
ники сплошных сред для описания процессов в окрестностях или внутри самих
структурных неоднородностей, а для определения параметров состояния и др.
характеристик сред привлекать свойства веществ, находящихся в заданном
термодинамическом и агрегатном состоянии (см. рис. 7.2). Второе допущение
позволяет рассматривать двухфазную среду как сплошную, состоящую из двух
(и более) взаимопроникающих и взаимодействующих сплошных сред во всем
диапазоне рассматриваемых масштабов и оперировать полями осредненных
параметров фаз, используя для описания течений ЗС в привычном виде систем
уравнений в частных производных.

уравнения движения среды 1

условия на границе раздела

(jk ä )n
(q)n
(Πij )n
уравнения движения среды 2

Рис. 7.2. Область границы частицы дисперсной фазы (капля); возможно де-
тальное описание с позиции механики жидкости и газа

В силу специфики тепловых двигателей и, в частности, ДВС, в данной главе


в основном дается материал по течениям аэрозолей — смесей со взвешенными
в газе капельками жидкого топлива.
Описывая течения достаточно мелкодисперсных аэрозолей и принимая для
них гипотезу сплошности, получим ЗС, пригодные для описания двухфазного
течения в данном приближении (разд. 7.3). Для замыкания этих ЗС потребуют-
ся соотношения, выражающие МФВ (разд. 7.4), которые получим на примере
рассмотрения движения в потоке одиночной сферической капли (разд. 7.5). Те
же соотношения будут полезны при расчете эволюции состояния индивидуаль-
ной капли, движущейся в потоке смеси с переменными параметрами.

7.3. Уравнения механики сплошных гетерогенных сред


Описание течений дисперсных смесей с позиций механики сплошных
сред связано с введением понятия многоскоростного континуума (подроб-
нее — [16]), представляющего собой совокупность N компонентов, каждый

127
из которых относится к своей составляющей (несущей фазе или одной из дис-
персных фаз) и занимает тот же объем.
Несущая фаза по-прежнему представляется как многокомпонентная га-
зовая реагирующая смесь, локально перемешанная на молекулярном уровне.
Подчеркнем, что при изложении материала данной главы химические пре-
вращения предполагается учитывать исключительно в газовой (несущей) фа-
зе. Таким образом, описание воздействия дисперсных фаз на несущую по-
явится, только во-первых, в МФВ, учитываемых соответствующими моделями,
а во-вторых, в том, что все фазы «взаимопроникают», разделяя предоставлен-
ный микрообъем.
Сосредоточим внимание на особенностях, характерных именно для гете-
рогенного течения. Каждую из дисперсных фаз, как и каждый компонент га-
зофазной смеси, будем считать компонентом многофазной смеси. Массовая
доля каждого из N таких компонентов в точке определяется парциальной плот-
ностью ρk , скоростью vk и другими (характеризующими данную фазу) парамет-
рами — в каждой точке определено N значений плотности, температуры и т. д.
Для дисперсной смеси также можно обычным образом определить плотность
смеси ρ и среднемассовую (барицентрическую) скорость
N N
1 X 1 X
ρ= ρk , v = ρk vk ,
N N
k=1 k=1

Точно так же, как при описании газовых смесей, вводятся диффузионные
скорости — скорости движения каждой из фаз по отношению к среднемассовой
скорости:
XN
vk ä = vk − v, íî ρk vk ä ≡ 0.
k=1

Уравнение сохранения массы k-й фазы для произвольного объемного


контура (рис. 1.2) в интегральной форме, с учетом возможного межфазного
массообмена, имеет вид
Z Z Z "XN
#
∂ρk
dV = − ρk (vk )n dF + Jmk dV,
V ∂t F V m=1

где Jmk выражает интенсивность массообмена между m-й и k-й фазами, а сум-
ма в подынтегральном выражении — суммарную текущую интенсивность ис-
точника массы вещества k-й фазы в потоке. На способ вычисления Jmk на-
кладываются очевидные ограничения: Jmk = −Jkm (поток массы из m-й фазы
в k-ю при массообмене равен по величине и противоположен по знаку потоку
массы в противоположном направлении) и Jkk ≡ 0 (фаза может обмениваться
массой только с другой фазой). Эти условия отражают невозможность возник-
PN PN
новения и исчезновения массы при межфазном обмене: m=1 k=1 Jmk ≡ 0.
128
По отношению к каждой из фаз интеграл объемной интенсивности источника
массы данной фазы аналогичен химическому источнику в уравнении для реа-
гирующей газофазной смеси, поэтому межфазный обмен масс (испарение, кон-
денсация) иногда называют «физической кинетикой».
После применения формулы Остроградского-Гаусса уравнение сохранения
массы k-й фазы — в дифференциальной форме и при символьной записи про-
изводных по пространству — примет вид
XN
∂ρk
+ ∇ [ρk (v + vk ä )] = Jmk , (7.1)
∂t m=1

а после суммирования по k = 1, . . . , N —
∂ρ
+ ∇ (ρv) = 0.
∂t
Уравнение сохранения количества движения k-й фазы также для про-
извольного объемного контура можно записать как
Z Z Z
∂ρk vk
dV = − ρk vk (vk )n dF + (Π′ )n dF +
V ∂t F F
Z " XN
#
+ ρk ak + Pmk dV,
V m=1

где первое слагаемое в правой части отвечает за перенос количества движе-


ния через поверхность контура конвекцией с фазовой скоростью vk , второе —
за перенос импульса (в данной фазе) через ту же поверхность, два последних
слагаемых выражают влияние массовых сил и объемную плотность силового
межфазного взаимодействия, приводящих к подводу/отводу количества движе-
ния к данной фазе в объеме. Входящие в подынтегральные выражения величи-
ны — векторные. Согласно закону сохранения импульса, выполняются равен-
P PN
ства Pmk = −Pkm и Pkk ≡ 0, а также N m=1 k=1 Pmk ≡ 0. Способ вычисле-
ния величины Pmk , как и Jmk , определяется принятой моделью МФВ.
В дифференциальной форме уравнение сохранения количества движения
записывается в виде
XN
∂ρk vk ′
+ ∇ [ρk vk (vk )n ] = ∇Πij + ρk ak + Pmk . (7.2)
∂t m=1

Определим полную энергию единицы массы (удельную энергию) k-й фа-


зы обычным способом (при pk = p = idem1 ), т. е. как
1
Ek (p, Tk , vk ) = ek (p, Tk ) + |vk |2 .
2
1
Здесь pk — не парциальное давление, а давление в k-й фазе.

129
Тогда объемная плотность энергии [Дж/м3 ] многофазной смеси, занимаю-
щей данный микрообъем, может быть получена суммированием
N
X N 
X  
1
ρE = ρk Ek = ρk ek + |vk |2 ,
2
k=1 k=1

из чего видно, что энергия многоскоростной среды определяется не только дви-


жением ее как целого (с барицентрической скоростью v), но и наличием раз-
нонаправленного движения составляющих фаз с различными фазовыми скоро-
стями vk .
Уравнение сохранения энергии k-й фазы можно записать (для того
же произвольного объема V с поверхностью F ) в виде
Z Z Z
∂ρk Ek
dV = − ρk Ek (vk )n dF − (ck )n dF −
V ∂t F F
Z Z " N
X
#
− (qk )n dF + ρk (ak · vk ) + Emk dV,
F V m=1

где первое слагаемое в правой части выражает перенос полной энергии че-
рез поверхность контура конвекцией, второе — работой поверхностных сил
в данной фазе на той же поверхности, третье — перенос тепла через ту же по-
верхность теплопроводностью в данной же фазе. Два последних слагаемых
выражают соответственно работу поля массовых (например, гравитационных
с ускорением ak = g = idem и межфазный обмен энергией. В данном случае
также очевидны ограничения вида Emk = −Ekm и Ekk ≡ 0.
В дифференциальной форме уравнение сохранения энергии k-й фазы при-
нимает вид

XN
∂ρk Ek
+ ∇ [ρk vk Ek + ck + qk ] = ρk (ak · vk ) + Emk . (7.3)
∂t m=1

Система уравнений, состоящая из приведенных выше уравнений сохране-


ния для каждой фазы — например система (7.1), (7.2) и (7.3), является доста-
точно общей моделью, справедливой, как мы помним, в рамках ГС как для мо-
лекул компонентов, образующих несущую фазу, так и для частиц дисперсных
фаз. «Замыкая» эти уравнения, т. е. раскрывая смысл их правых частей кон-
кретными моделями МФВ, можно получить модели различной степени досто-
верности для решения более частных задач. Какого же рода общими соотноше-
ниями должны выражаться модели МФВ?
При наличии массообмена между фазами (т. е. при реакциях между ком-
понентами газовой фазы и при испарении и конденсации на границе разде-
ла «газ-капли» в аэрозолях и т. п) нужно конкретизировать «источники» мас-
сы Jmk в уравнениях сохранения масс фаз. Межфазный обмен количеством
130
движения Pmk можно разложить на две составляющие:

Pmk = Rmk + Jmk vmk ,

где первой слагаемое — главный вектор силы сопротивления движению фазы k


относительно фазы m, второе — учитывает количество движения массы, пере-
ходящей из фазы m в фазу k. Скорость vmk , строго говоря, есть скорость ве-
щества фазы m, пересекающего границу раздела фаз при массообмене; в аэро-
золях эту скорость (в хорошем приближении) можно брать равной скорости
капельной фазы.
Объемная интенсивность межфазного обмена энергией [Вт/м3 ] расклады-
вается на составляющие:
 
1 2
Emk = Wmk + Qmk + Jmk emk + |vmk | .
2

Здесь Wmk — объемная мощность работы межфазных сил сопротивления



и проталкивания, Qmk — межфазного теплообмена, Jmk emk + 12 |vmk |2 —
притока энергии вещества, поступающего вместе с притоком массы при мас-
сообмене. Дальнейшая конкретизация выражений моделей МФВ проводится
в следующих разделах.

7.4. Модели межфазных взаимодействий


Как показано выше, модели МФВ нужны для «замыкания» системы ЗС
многофазного течения соотношениями, выражающими интенсивность межфаз-
ных потоков массы, количества движения и энергии.
Уже из схематического (рис. 7.2) рассмотрения движения частиц дисперс-
ной фазы относительного несущей фазы ясно, что реальные процессы здесь
достаточно сложны. Действительно, например, при движении жидких капель
наблюдаются одновременно их испарение, прогрев (или охлаждение), враще-
ние, изменение формы под действием обдува, а также дробление и коагуля-
ция, причем даже «густота» расположения капель влияет на сопротивление при
обтекании, тепло- и массоотдачу. Чтобы сделать обозримой задачу описания
взаимодействия фаз, используют значительные упрощения. Так, часто прене-
брегают несферичностью частиц (особенно капель) и плотностью их взаимного
расположения. Часто принимают, что модели представляющих интерес явле-
ний могут быть получены рассмотрением картины медленного обтекания шаро-
образного тела, к поверхности которого движутся потоки массы и тепла. Ба-
зовые значения потоков (при нулевой скорости обтекания) могут быть опре-
делены из аналитических моделей, а такие факторы, как: (1) скорость обдува;
(2) несферичность или склонность к разрушению частицы/капли; (3) взаимное
влияние испарения на сопротивление и теплообмен и т. д. могут быть учтены
дополнительными коэффициентами, определяемыми в специальных условиях
физическим или вычислительным экспериментом.

131
Предельным упрощением модели частицы будет поступательно движущий-
ся твердый шар, помещенный в среду с примерно постоянной плотностью и теп-
лопроводностью. В этом случае исключается и деформация, и массообмен,
а все взаимодействие с внешней средой состоит в теплоотдаче. Далее, в част-
ном случае постоянных свойств среды и отсутствия обтекания, а также в квази-
стационарном приближении поле температур рассматривается как сферичес-
ки-симметричное. Для такого весьма предельного случая получается простое
аналитическое решение: постоянный безразмерный коэффициент теплоотда-
чи — число Нуссельта N u = κ/(αd) — постоянен и равен N u = N u0 = 2, т. к.
из размерных параметров указанной задачи можно составить только одну эту
безразмерную комбинацию.
При медленном обтекании жидкостями или газами с небольшими вариаци-
ями плотности при описании задачи необходимое для расчета теплового потока
на границе фаз N u становится функцией двух безразмерных («режимных») па-
раметров — числа Рейнольдса Re обтекания и числа Прандтля P r парогазовой
смеси, обобщенно характеризующим ее теплофизические свойства. Экспери-
ментами подтверждена (для 1 < Re < 7 · 104 и 0,6 < P r < 2400) справедли-
вость следующей приближенной формулы, оценивающей влияние относитель-
ной скорости и свойств смеси на теплоотдачу от шара:
N u(Re, P r) = N u0 (1 + BRen P rm ) , (7.4)
где B = 0,3; n = 0,5; m = 0,33. По вычисленному значению N u и значениям
температур на поверхности шара T0 и в среде на «бесконечности» T∞ , можно
определить среднюю плотность теплового потока у поверхности q0 = q(r = r0 )
[Вт/м2 ] — по формуле Ньютона-Рихмана:
q0 = α(T0 − T∞ ) (7.5)
или, с учетом (7.5) — суммарный тепловой поток [Вт] через поверхность капли:
T0 − T∞
q0 = 4πr02 κN u .
2r0
Далее, при рассмотрении для данного тела наряду с тепло- также и массо-
отдачи, с успехом применяется аналогия процессов тепло- и массопереноса.
Тогда интенсивность массоотдачи j0 [кг/(ì2 · ñ)] рассчитывается по аналогич-
ным соотношениям, при замене числа Нуссельта на число Шервуда Sh - без-
размерным коэффициентом массоотдачи, а числа Прандтля — на число Шмид-
та S ñ. Соотношение (подтверждаемое опытами и вычислениями), с теми же зна-
чениями эмпирических констант, примет вид:
Sh(Re, P r) = N u0 (1 + BRen Scm ) , (7.6)
Тепло- и массоотдача при испарении капель протекают одновременно
и оказываются взаимосвязанными. Однако, в пределах применимости фор-
мул (7.4) и (7.6) эти процессы рассчитывают независимо друг от друга.
132
Более сложными становятся явления, когда скорость обдува капли стано-
вится такой, что начинает проявляться несферичность капли. Режим обтекания
в этом отношении оценивается числом Вебера W e = 2r0 ρæ |v − v0 |2 /σ (без-
размерная форма коэффициента поверхностного натяжения σ). При возраста-
нии числа W e капля жидкости в среднем испытывает все бо́льшие деформации
(что сопровождается увеличением интенсивности всех межфазных взаимодей-
ствий), а при критических значениях (W e = 15 . . . 25) капля жидкости распа-
дается (возможность дробления и коагуляции капель должна быть, вообще го-
воря, учтена во многих случаях в самой модели течения).
При расчете динамического взаимодействия для вычисления главного век-
тора сил сопротивления при относительном движении необходимо знать силу
лобового сопротивления одиночной капли, выражаемую соотношением

Fd = Cx A0 ρæ |v − v0 |(v − v0 )/2, (7.7)

где A0 = πr02 , когда известна зависимость коэффициента сопротивления Cx


от режима обтекания. Базовое значение Cx 0 — для случая обтекания твердой
сферы потоком жидкости в отсутствие сжимаемости — представляется зави-
симостью только от Re:
24 4
Cx 0 = +√ + 0,4.
Re Re
Согласно другой формуле
( 
24
Re 1 + 0,15Re0,687 , Re < 1000;
Cx 0 =
0,44 Re ≥ 1000.

Действительное значение коэффициента сопротивления Cx может быть по-


лучено применением к Cx 0 поправочных коэффициентов [16]:

Cx = Cx 0 ψW e ψM ψα ,

где 
ψW e = exp 0,03 · W e1,5 (7.8)
— поправка на число Вебера, применимая при W e < 25, ψα = (1  − α0 )−2,7 —
0,427 3,0
поправка на объемную долю капель, ψM = exp − M 4,64 − Re0,88 — поправка,
учитывающая в основном сжимаемость окружающей среды. Поправки ψW e , ψα
и ψM должна учитываться также и в выражениях вида (7.4) и (7.6).

7.5. Феноменологические модели испарения одиночной


капли
Соотношения моделей МФВ могут быть выведены из рассмотрения яв-
лений, возникающих при взаимодействия твердой частицы или жидкой капли
133
с омывающим потоком в упрощенной постановке. Интересна возможность по-
лучить таким способом простые решения сопряженных задач тепломассообме-
на.
Вообще говоря, на каплю жидкости воздействует аэродинамическое сопро-
тивление, не только приводящее к ее деформации (и, возможно, к разрушению),
но также усложняющее картину обтекания, что в общем случае, как говорилось
выше, интенсифицирует процессы тепло- и массообмена. Однако, в приводи-
мых ниже выкладках сначала будут получены соотношения для вычисления
«базовых» (в отсутствие обдува) значений потоков тепла и массы с поверхно-
сти капли, т. е. полученные для условий изолированной одиночной сферической
капли, неподвижной относительно окружающей среды.
Модель 1: испарение одиночной неподвижной капли при постоянной вели-
чине массовой доли паров вещества капли у поверхности Yïàð 0 и на «бесконеч-
ности» Yïàð ∞ .
Описание явления: сферический объем жидкости (капля, см. рис. 7.3) по-
коится в окружающей парогазовой смеси; на поверхности капли поддержива-
ется равновесная концентрация паров жидкости и Yïàð 0 > Yïàð ∞ — посто-
янные. Пары́ уносятся потоком молекулярной диффузии, капля теряет массу,
ее радиус r0 (t) со временем уменьшается, в результате чего капля полностью
испаряется и исчезает.

Yïàð

Yïàð 0

Yïàð ∞

r0 r

Рис. 7.3. Массовая доля пара Yïàð (r) в окрестности капли (к Модели 1)

Упрощающие предположения: (а) сферическая симметрия; (б) квазистаци-


онарность2 ; (в) плотность смеси ρ и коэффициент диффузии паров Dïàð — по-
стоянные величины.
При этих предположениях может быть получено аналитически выражение
для времени испарения tèñï . Допущение о квазистационарности процесса поз-
воляет считать поток массы паров [кг/с] не зависящим в каждый момент вре-
мени от r — расстояния от центра капли, при этом плотность этого потока j
2
Поле массовой доли Yïàð (r), r > r0 и скорость испарения в любой момент опреде-
ляется из решения стационарной задачи о диффузии паров

134
будет обратно пропорциональна r2 . Обозначаем плотность массового потока
пара j(r) = ρïàð (u + uïàð ä ), и используем закон Фика
dYïàð dYïàð
ρïàð uïàð ä = −ρDïàð = −Γïàð .
dr dr
Здесь Γïàð = ρDïàð — коэффициент диффузионного переноса, ρïàð —
парциальная плотность паров жидкости. Уравнение сохранения массы паров
получим в виде  
dYïàð
r ρ uYïàð − Dïàð
2
= r02 j0 ,
dr
т. е. для любого r поток массы пара равен его потоку с поверхности. Пользуясь
уравнением расхода (потока массы) для парогазовой смеси r02 j0 = r02 ρ0 u0 =
rρu, т. е.
r2
ρu = j = 02 j0 , (7.9)
r
получаем уравнение
dYïàð r02
ρuYïàð − Γïàð = 2 j0 ,
dr r
а заменив в нем ρu на r02 j0 /r2 , приходим к обыкновенному дифференциальному
уравнению (ОДУ)
dYïàð r02
Γïàð = 2 j0 (Yïàð − 1) ,
dr r
которое можно проинтегрировать, разделив переменные:
Z Yïàð ∞ Z
dYïàð j0 r02 dr dYïàð j0 r02 ∞ dr
= , = ,
Yïàð − 1 Γïàð r2 Yïàð 0 Yïàð − 1 Γïàð r0 r2
  ∞
j r 2
1
ln (Yïàð − 1)|YYïàð
0 0 ,

ïàð 0 = −
Γïàð r r0
2
 
j0 r02 Yïàð ∞ − 1 Yïàð 0 − Yïàð ∞
= ln = ln (K + 1) , где K = ,
Γïàð Yïàð 0 − 1 1 − Yïàð 0
Заметим, что при Yïàð 0 > Yïàð ∞ будет ln (K + 1) > 0; текущее значение
плотности потока массы пара с поверхности капли выражается как
Γïàð
j0 = ln (K + 1) . (7.10)
r02
Из ЗС массы жидкости капли (плотностью ρæ ) нетрудно получить уравне-
ние изменения радиуса капли r0 во времени вследствие испарения:
dr0 j0
=− ln (K + 1) . (7.11)
dt ρæ
135
В рассматриваемом случае, т. е. при Yïàð 0 = const2 и Yïàð ∞ = const2 ,
последнее уравнение интегрируется (также разделением переменных):
Z r0 í Z tèñï
Γïàð
r0 dr0 = ln (K + 1) dt,
0 ρ æ 0

r02 í ρæ d20 í ρæ
tèñï = = . (7.12)
2Γïàð ln (K + 1) 8Γïàð ln (K + 1)
Из формулы (7.12) видно, что время tèñï испарения капли пропорциональ-
но квадрату ее начального радиуса r0 í (или диаметра d0 í ) и оно тем меньше,
чем больше K > 0 — «движущая сила» (диффузионного) массообмена и Γïàð ,
и чем меньше плотность ρæ жидкости капли. Данная формула полезна, когда
с удовлетворительной точностью известна температура T0 капли (определяю-
щая парциальное давление и массовую долю Yïàð 0 насыщенных паров у ее по-
верхности), и если к расчету предъявляются умеренные требования по точно-
сти.
Невозможно во всех случаях априорно знать T0 капли в процессе испаре-
ния, т. к. при этом идут два конкурирующих процесса — (а) поглощение теплоты
(энтальпии) парообразования и (б) подогрев капли окружающей смесью по ме-
ханизму молекулярной теплопроводности. Поэтому, строго говоря, надо учи-
тывать сильную зависимость Yïàð 0 (T0 ), а текущую температуру T0 определять
с привлечением уравнения энергии для капли с учетом обоих указанных выше
эффектов. Этот подход лег в основу следующей, уточненной модели испарения
капли; впрочем, как показывают расчеты по обеим моделям, уточнение, которое
дает Модель 2, существенно не во всех случаях.
Модель 2: испарение одиночной неподвижной капли c учетом температур-
ной зависимости Yïàð 0 (T0 ). Температура капли T0 , определяющая концентра-
цию паров жидкости у ее поверхности, изменяется во времени вследствие (а)
подвода энергии к капле теплопроводностью; (б) поглощения энергии на испа-
рение жидкости (как в форме теплоты парообразования, так и виде энтальпии
уходящих паров жидкости);
Таким образом, в данной (уточненной) модели будут задействованы ЗС
энергии и закон теплопроводности. Для упрощения, помимо допущений, сде-
ланных при выводе Модели 1, считаем, что (а) температура однородно распре-
делена во всем объеме капли, так что T0 (r, t) = T0 (t) (см. рис. 7.4) и (б) ко-
эффициент теплопроводности окружающей парогазовой смеси и теплоемкость
пара — постоянные величины: κ = const3 , cp ïàð = const4 .
Запишем (примененные при выводе Модели 1) уравнения расхода массы
парогазовой смеси и собственно пара при сферически-симметричных полях па-
раметров в окружающей каплю смеси, дополнив их также квазистационарным
уравнением потока энергии:
r2 ρu = r02 j0 ,
 
r2 ρuYïàð − Γïàð
dY ïàð = r02 j0 ,
dr
136
 
X    
dT  dT
r 
2
ρYk hk (u + uk ä ) − κ = r0 j0 hïàð 0 − κ
2
,
dr dr 0
k= ãàç,ïàð
где j0 — плотность потока массы пара у поверхности капли, [кг/(ì2 · ñ)]. Эти
уравнения — условия равенства потоков соответственно массы смеси, массы
пара и энергии смеси через сферические поверхности, проведенные из центра
капли. Из первых двух уравнений следует, что при равенстве потоков массы
смеси и пара массовый поток другого компонента смеси — газа — через сфе-
рические поверхности нулевой, т. е. плотности потока пара и смеси равны, т. к.
уравнение (7.9) сохраняет силу.

Yïàð
Yïàð 0 T∞

T0
Yïàð ∞

r0 r

Рис. 7.4. Температура T (r) и массовая доля пара Yïàð (r) в окрестности капли
(к Модели 2)

Применяя допущение о постоянстве теплоемкости паров в газовой фазе для


данного диапазона температур
Z T
hïàð (T ) = hïàð (T0 ) + cp ïàð (T ) dT ≈ hïàð 0 + cp ïàð (T − T0 ),
T0

преобразуем уравнение энергии


     
dT dT
r jhïàð − κ
2
= r0 j0 hïàð 0 − κ
2
= |вычитаем hïàð 0 | =
dr dr 0
     
dT dT
= r2 jcp ïàð (T − T0 ) − κ = r02 −κ .
dr dr 0
Обозначая q0 = −κ (dT /dr)0 и учитывая (7.9), преобразуем
 
dT q0
κr2 = cp ïàð (T − T0 ) j0 r02 − q0 r02 = j0 r02 cp ïàð (T − T0 ) − =
dr j0
  
q0
= j0 r02 cp ïàð T − T0 + .
j0 cp ïàð
137
Обозначив постоянные
q0 j0 r02 cp ïàð
A = T0 +
j0 cp ïàð
и Â =
κ
,

разделим переменные и проинтегрируем:


Z T∞ Z ∞  
dT dr T∞ − A B
=B 2
, ln = =
T0 T −A r0 r T0 − A r0
  !
T0 − T∞ T0 − T∞
= ln 1 + = ln 1 + =
A − T0 T0 + j0 cqp0ïàð − T0
 
j0 cp ïàð (T0 − T∞ )
= ln 1 + .
−q0
 
j0 r0 cp ïàð j0 cp ïàð (T0 − T∞ )
= ln 1 + ,
κ −q0
 
j0 r0 cp ïàð j0 cp ïàð (T0 − T∞ )
exp =1+ ,
κ −q0
j0 cïàð (T∞ − T0 )
q0 = − n o. (7.13)
j0 r0 cïàð
exp κ −1

Выражение (7.13) задает плотность теплового потока на поверхности кап-


ли q0 ; в него следует подставить величину массового потока j0 , полученную
из (7.10), которое, как и уравнение изменения радиуса капли r0 (t) по време-
ни (7.11), остается в силе.
Уравнение изменения температуры капли T0 (t) составим рассмотрев ба-
ланс энергии dQ1 = dQ2 +dQ3 , где dQ1 = −q0 · 4πr02 · dt — подводимая к капле
теплота, восполняющая затраты энергии на испарение dQ2 = −j0 · 4πr02 · L · dt
и увеличение внутренней энергии капли dQ3 = 43 πr03 · ρæ · cæ · dT0 , которое со-
провождается изменением ее температуры. Здесь L [Дж/кг] — энергия фазово-
го перехода или «скрытая» теплота испарения (которая при задании энтальпии
жидкости и ее паров единой зависимостью «скрыта» в ней, подобно тому как
теплоты химических реакций «скрыты» в зависимостях для энтальпий индиви-
дуальных веществ). Уравнение баланса энергии преобразуется к виду:
dT0 3
=− (q0 + j0 L) . (7.14)
dt r0 ρæ ñæ
Уравнения (7.11) и (7.14) Модели 2 образуют систему ОДУ первого поряд-
ка. Их решение при заданных начальных условиях и свойствах жидкости капли
и окружающей среды дает искомые зависимости r0 (t) и T0 (t) с учетом взаим-
ного влияние массового и теплового межфазных взаимодействий для одиночной
138
неподвижной капли. Текущая интенсивность указанных взаимодействий дается
выражениями (7.10) и (7.13) соответственно.
Модель 3: обобщение Модели 2 на случай капли, движущейся относитель-
но газа. Модель 2 должна быть модифицирована для приближенного учета вли-
яния движения капли в окружающем ее газе на интенсивность тепломассооб-
мена. Такая модель уже может быть использована в численных расчетах мно-
гомерного гетерогенного течения.
Учесть влияние относительного движения капли в потоке (ее обдува пото-
ком) на интенсивность массо- и теплоотдачи в общем случае достаточно слож-
но — как можно видеть из изложенного выше, для испаряющейся капли про-
цессы эти взаимосвязаны. Но для подавляющего большинства задач слишком
высокая точность не требуется, и достаточным был бы учет обдува в первом
приближении. Будем считать, например, что при обдуве интенсификация про-
цессов тепло- и массоотдачи может быть представлена поправочными коэффи-
циентами вида (7.4) и (7.6) для твердой сферы. Влияние же деформации капли
на эти процессы можно попытаться учесть поправкой вида (7.8). Тогда для рас-
чета действительных величин плотностей потоков массы и тепла через поверх-
ность капли при движении относительно окружающей смеси газов можно брать
выражения
j0∗ = ψW e j0 (1 + BRen Scm ) , (7.15)
q0∗∗ = ψW e q0∗ (1 + BRen P rm ) . (7.16)
Здесь предполагается, что в выражение (7.13) для расчета q0∗ подставляет-
ся величина j0∗ по (7.15), а затем к q0∗ применяется поправка по (7.16).
Теперь проиллюстрируем простейший способ отслеживания траектории
движения капли. Векторное уравнение движения индивидуальной капли в непо-
движной системе координат следует из ЗС количества движения
d
(m0 v0 ) = Fd + Fg − j0 πr02 v0 , (7.17)
dt
где m0 = 4πr03 /3 — переменная масса капли, Fd — сила лобового сопро-
тивления при движении относительно потока, определяемая, например, по вы-
ражению (7.7), Fg = m0 g — массовая (здесь — гравитационная) сила. По-
следний член уравнения учитывает потерю количества движения с испаряю-
щейся массой.
Заметим, что в уравнении (7.17) не учтены (а) сила Магнуса (возникаю-
щая при вращении капли), (б) присоединенная масса и (в) эффект неравно-
мерной по направлении массоотдачи при обдуве, когда неравномерное испаре-
ние создает создает реактивную силу. При численных расчетах векторное урав-
нение (7.17) для радиуса-вектора капли заменяется на соответствующее чис-
ло ОДУ первого порядка для j = 1, 2, 3-й компоненты скорости
d h i
m0 (v0 )j = (Fd + Fg )j − j0 πr02 (v0 )j , (7.18)
dt
139
и для пространственных координат xj , j = 1, 2, 3 —
dxj
= (v0 )j . (7.19)
dt
В представленном здесь виде Модель 3 сохраняет форму системы ОДУ
первого порядка с начальными данными. В нее входят уравнения движения кап-
ли (7.18) и (7.19), уравнения изменения радиуса (7.11) и температуры (7.14)
капли, в которых для вычисления потоков массо- и теплоотдачи с поверхности
капли используются выражения (7.10) и (7.13) соответственно с поправками
соответственно (7.15) и (7.16).
Данная модель может использоваться для отслеживания размера, темпе-
ратуры и траектории отдельно взятой капли, а также служить моделью МФВ
для расчета «источниковых» членов в ЗС, описывающих пространственное те-
чение аэрозолей как гетерогенное (многофазное) течение, описываемое в рам-
ках ГС для всех фаз.
Невысокие требования к точности моделей МФВ при решении практи-
ческих задач объясняются в большой мере тем, что «конструктор назначает
не диаметры капель, а лишь диаметры отверстий форсунок» [27]. Более или ме-
нее адекватные модели течения через такие отверстия, дающие начальные рас-
пределения капель по размерам, как и модели дробления капель или их коагу-
ляции при столкновениях и др. выходят за рамки вопросов, освещаемых в дан-
ном пособии.

7.6. Сгорание капли топлива в атмосфере окислителя


Однако вернемся к нашей модели гетерогенного реагирующего течения.
Совершенно очевидно, что присутствующее в ней допущение о перемешанно-
сти компонентов в газовой фазе позволяет рассчитывать химические превра-
щения в ней простыми кинетическими моделями. Но очевидно также и то, что
эта модель не адекватна явлениям тогда, когда капли топлива, испаряясь, могут
участвовать в горении с образованием вокруг них индивидуального фронта пла-
мени, в этом случае исходная модель «не работает» — хотя она остается более
или менее справедливой, когда испарение капель и горение полученной смеси
разделены в пространстве. Итак, если такая картина не имеет места (не испа-
рившиеся достаточно крупные капли попадают в зону воспламенения), должна
использоваться более общая модель.
Построить подобную модель помогает рассмотрение (опять-таки идеали-
зированной) картины сгорания одиночной капли в атмосфере окислителя. Кар-
тина процессов, имеющих место в таком случае, поддается экспериментально-
му и теоретическому изучению (рис. 7.5).
Закон Срезневского. На рис. 7.6 показаны возможные способы измере-
ния интенсивности горения топливных капель.
Из таких экспериментов было найдено, что после некоторого периода
нестационарного горения квадрат диаметра капли уменьшается со временем
140
по линейному закону:
d22 − d21 = ℵ(t2 − t1 ), (7.20)
где величина ℵ, называемая константой испарения, не зависит от времени,
что впервые, по-видимому, было установлено Срезневским в 1882 г. (см. [5]).

T, Y

T (r)

Yò (r)
T0 Yîê (r)

r0 rïë r

Рис. 7.5. Рассмотрение горения капли в сферической симметрии в допущении


о тонкой поверхности пламени; массовые доли: топлива Yò , окислителя — Yîê

11
00
00
11

а) б) в)

Рис. 7.6. Способы изучения горения капли топлива: (а) подача топлива в пори-
стую сферу; (б) выгорание капли на конце кварцевой нити; (в) падающая капля

Уместно вспомнить, что испарение капли в отсутствие горения подчи-


няется подобному же закону (разд. 7.12, Модель 1, с. 136). В отечествен-
ной научно-технической литературе соотношение (7.20) именно применительно
к горению капель топлива носит название закона Срезневского.
Подчеркнем роль именно интенсивности испарения (определяемой моле-
кулярным переносом) как стадии, существенно лимитирующей горение ка-
пель в данном режиме. Значение константы ℵ для конкретных условий может
быть с хорошей точностью получено теоретическим путем, из рассмотрения
сферически-симметричной квазистационарной задачи испарения капли с го-
рением полученных паров в диффузионном пламени малой толщины, располо-
женном вблизи стехиометрии (рис. 7.5); отметим, что эта задача — класса тех,
что были рассмотрены для вывода Моделей испарения 1 и 2; не приводим здесь

141
вывод соотношений, отсылая читателя к учебнику [5] и цитируемой там литера-
туре.

7.7. Гетерогенные ламинарные пламена


Рассмотрение явления горения во фронте нетурбулентной гетерогенной
смеси в общем случае приводит к следующей картине (рис. 7.7).

распыленное испарение гетерогенное горение равнов.

replacements топливо испарение гомогенное ПС


без горения горение

Рис. 7.7. Картина сгорания полидисперсной гетерогенной смеси

Смесь, содержащая не испарившиеся капли топлива, находится примерно


в равновесии по испарению и является, практически, полидисперсной. При по-
падании во фронт горения наиболее мелкие капли успеют испариться при мест-
ном повышении температуры газовой фазы, а наиболее крупные капли могут
сгореть только в высокотемпературной части фронта или даже за ним, вплоть
до образования описанных выше структур горения индивидуальных капель.
Здесь, в высокотемпературных областях, их «судьба» будет зависеть от состава
смеси. Например, в случае богатых смесей таким каплям топлива предстоит хи-
мическое превращение в условиях недостатка окислителя. Таков, в частности,
механизм сажеобразования — например, в дизелях всегда есть участки местно-
го переобогащения, где имеются условия образования в пламени сажевых ча-
стиц, которые в дальнейшем в значительной степени подвержены выгоранию
(с. 169).
Практически для обычных условий горения углеводородных топлив, кап-
ли размером свыше 30 мкм пересекают фронт ламинарного пламени, испытав
пренебрежимо малое испарение. Если, наоборот, гетерогенная смесь содержит
достаточно мелкие капли (10 мкм и менее), то капли испарятся раньше, чем по-
падут в зону интенсивного химического превращения, и для таких смесей ско-
рость нормального горения будет примерно той же, что для гомогенной смеси
того же среднего состава.
Вопросы турбулентного горения распыленного жидкого топлива выходят
за рамки данного учебного пособия. Следует отметить лишь, что описание тур-
булентного горение гетерогенных смесей исключительно сложно и для числен-
ного моделирования таких течений для условий ДВС вычислительными моде-
лями должны быть учтены как описанные здесь особенности полидисперсных

142
смесей, так и нетривиальные явления взаимодействия дисперсной фазы с тур-
булентными пульсациями несущей фазы.

7.8. Вопросы для самоконтроля


1. Перечислите виды гетерогенных смесей.
2. Назовите допущения, принимаемые при рассмотрении движения дис-
персных смесей.
3. Как могут быть получены уравнения сохранения массы, количества дви-
жения и энергии для отдельной фазы?
4. Какой общий вид имеют выражения для МФВ в уравнениях движения
дисперсных смесей?
5. Какие допущения приняты при выводе Модели 1?
6. Каков вид зависимости диаметра испаряющейся капли от времени со-
гласно Модели 1?
7. В чем основное отличие Модели 2 от Модели 1? Модели 3 от Модели 2?
8. Обоснуйте справедливость закона Срезневского.
9. Каковы особенности горения гетерогенных смесей в ламинарном режи-
ме?

143
Глава 8
Условия возникновения
и распространения горения
8.1. Предварительные замечания
Горючая смесь является квазиравновесной, скорость протекания химиче-
ских реакций в ней в обычных условиях неощутима. Для того, чтобы в смеси на-
чались интенсивные экзотермические реакции, ее требуется воспламенить. По-
сле воспламенения, при благоприятных обстоятельствах, смесь сгорает в рас-
пространяющемся по ней пламени и в итоге преобразуется в продукты сгора-
ния (ПС).
В этой главе коротко рассматриваются этапы «жизненного цикла» пла-
мени: воспламенение смеси и условия, способствующие или препятствующие
распространению пламени, а также способы стабилизации пламени в пото-
ке (см. рис. 8.1).

8.2. Виды и способы воспламенения


Теоретическое исследование процессов воспламенения горючих смесей
в различных условиях требуется для определения необходимого для этого уров-
ня воздействия на воспламеняемую смесь на практике. В основном различают
два вида воспламенения — самопроизвольное и вынужденное.
Самопроизвольное воспламенение. К такому виду воспламенения отно-
сят самопроизвольный (и относительно медленный) саморазогрев смеси при
затрудненном теплоотводе, не компенсирующем выделения энергии в реакци-
ях. В течение длительного промежутка времени (периода индукции) скорость
реакций мала и обнаружить их трудно. При этом происходит накопление актив-
ных центров — промежуточных продуктов реакций. Тепловой или цепной ме-
ханизм предпламенных реакций способствует прогрессивному их самоускоре-
нию — самовоспламенению смеси в объеме, тепловому и/или цепному взры-
ву. Основная роль при самопроизвольном объемном воспламенении и сгорании
принадлежит химико-кинетическим процессам. Подобные процессы самовос-
пламенения отличает неконтролируемость и часто нежелательность их разви-
тия.
Примером неуправляемого самовоспламенения в ДВС с внешним смесе-
образованием (разд. 10.2) является нежелательное самовоспламенение заклю-
чительной части заряда — явление, называемое по традиции детонационным
сгоранием.

144
Пределы Срыв

Воспламенение Распространение Стабилизация Погасание

Самопроизвольное Вынужденное Проскок

От сжатия Искровое Накаленной пов.-ю Открытым пламенем

объемного местного

Рис. 8.1. Воспламенение и его способы; распространение и стабилизация пла-


мени

Вынужденное воспламенение. К данному виду воспламенения относят


воспламенение с использованием внешних источников (тепловой и механиче-
ской) энергии — внешних воздействий как объемного, так и локального харак-
тера. В тепловых двигателях такой вид воспламенения реализуется в основном
при управляемом характере развития процессов; но вынужденное воспламене-
ние может быть и следствием различных нарушений рабочих процессов.
Инициирование химических реакций в объеме бывает следствием и отно-
сится к случаям вынужденного воспламенения от сжатия. В данном случае,
как правило, подразумевается, что воспламенение организовано путем сжатия
смеси для повышения температуры. Объемное воспламенение от сжатия
реализуется в хорошо подготовленной гомогенной смеси, например в иссле-
довательской установке адиабатического сжатия с движущимся поршнем, ис-
пользуемой, например, для изучения кинетики (само)воспламенения. Данный
способ имеет недостатки, связанные с наличием механически движущихся ча-
стей и холодных стенок, что затрудняет исследования при больших темпера-
турах (более 700◦ C), для которых проявляются потери тепла в стенки и ха-
рактерное время процессов сильно уменьшается. Расчетная модель процесса
объемного воспламенения, которой можно пользоваться для идеализирован-
ных условий, приведена на с. 68.
Возможно также и локальное воспламенение от сжатия. Так, в иссле-
дованиях кинетики применяется способ воспламенения смеси за фронтом удар-
ной волны (УВ). При этом сжатие смеси происходит практически мгновенно,
отсутствуют тепловые потери и можно реализовать самые разнообразные тер-
модинамические условия. В целом перемещение фронта УВ по воспламеняю-

145
щейся за ним СС представляют собой явление детонации, рассматриваемое
в гл. 9.
Воспламенение смеси, проходящей через скачок уплотнения, можно ис-
пользовать в прямоточных двигателях со сверхзвуковым потоком для организа-
ции (и стабилизации) горения в потоке, в котором при этом образуется система
косых стоячих детонационных волн — интересный пример того, как детонация
(гл. 9) служит целям стабилизации пламени в потоке (см. ниже в данном разде-
ле).
Целенаправленное воспламенение от сжатия реализуется и в ДВС. В ди-
зельных двигателях (с. 162) собственно самовоспламенение носит локальный
характер, не охватывает всего объема рабочей смеси и осложняется одно-
временным протеканием процессов испарения и диффузии горючего. В ДВС,
реализующем объемное воспламенение обедненной гомогенной смеси (англ.
Homogeneous Charge Compression Ignition — HCCI) целью является объ-
емное, кинетическое воспламенение и малотоксичное сгорание желаемой ин-
тенсивности (с. 174). В том и в другом случаях кинетика в воспламеняющихся
зонах играет ведущую роль.
Немеханические способы вынужденного воспламенения реализуют ло-
кальный подвод тепловой энергии: от электрического разряда, нагретой стенки,
струи горячих газов и т. д. Широко используются в технике: ДВС, ГТД и др.
Не всякое (по мощности источника) локальное воздействие приводит к об-
разованию волны реакции, минимальная потребная мощность зависит от рода
и параметров состояния смеси, от скорости потока и характера относительно-
го движения смеси относительно эл. разряда — ламинарный или турбулентный
режим течения, в последнем случае влияние оказывает интенсивность и мас-
штаб турбулентности.
Так, существует определенный диапазон по коэффициенту избытка окисли-
теля, внутри которого смесь способна воспламениться. Границы этого диапазо-
на называются пределами воспламенения по составу смеси («богатый» и «бед-
ный» пределы). При неограниченном увеличении мощности воздействия эти
пределы приобретают смысл пределов распространения пламени, которые
зависят только от вида горючего и окислителя и от физических условий.

8.3. Способы вынужденного воспламенения


Воспламенение электрическим разрядом — способ вынужденного вос-
пламенения, находящий широкое применение в двигателестроении (ДВС, ГТД,
ВРД и т. д.). Отличительной особенностью искрового воспламенения являет-
ся кратковременное и локальное, но с высокой объемной плотностью энергии,
воздействие на смесь.
С необходимой полнотой рассчитать процессы, которыми сопровождается
искровое воспламенение можно, очевидно, только путем детального численного
моделирования. Поэтому приводимую ниже теоретическую модель воспламе-

146
нения можно рассматривать как некий инженерный метод для оценочного рас-
чета, позволяющий правильно объяснить наблюдаемые факты.
Модель воспламенения неподвижной смеси искрой, предложенная
Я. Б. Зельдовичем в 1941 г., относится к группе тепловых моделей. В этой моде-
ли в целях схематизации явления искра заменяется точечным источником теп-
лоты, подводимой в количестве Q Дж мгновенно в момент t = 0 в точке r =
0. Для определения сферически-симметричного поля температуры T (r, t) ис-
пользуется решение уравнения нестационарной теплопроводности
∂T
= a∇2 T
∂t
с постоянными коэффициентом температуропроводности a = κ/(ρcp ). Преоб-
разовав уравнение в сферическую систему координат, введя граничные усло-
вия T (∞) = Tí и (∂T /∂r)(∞) = 0, и учитывая что
Z ∞
Q = 4πρcp (T − Tí )RT2 RT ,
0
можно получить аналитическое решение — сферически-симметричное поле
температуры вида
 
Q RT2
T (RT , t) = Tí + 3/2
exp − . (8.1)
ρcp (4πat) 4at
Здесь Tí , cp и ρ — температура, теплоемкость и плотность свежей сме-
си, RT — радиус, приведенный к начальной плотности ρ. Моделируется, по су-
ществу, температурное поле в «твердом теле» со свойствами смеси: постоян-
ной плотностью, теплоемкостью и коэффициентом температуропроводности.
Не учитывается образование при электрическом разряде микроскопических
ударных волн, а также химические превращения. Вид функции (8.1) качествен-
но изображен на рис. 8.2 («без горения»), а зависимость от времени максималь-
ной температуры Tmax (t) = T (0, t) — на рис. 8.3.
Далее в модели в качестве критерия воспламенения принято, что продол-
жительность охлаждения tîõë нагретого искрой объема до Tã − Θ (где T >
Tã − Θ — диапазон температур, в котором существенны реакции) должна быть
больше или равна продолжительности реакции — времени пребывания веще-
ства в зоне ламинарного пламени (рис. 8.3).
Аппроксимировав T (r = 0, t) касательной в точке t′îõë и использовав неко-
торые результаты тепловой теории ламинарного пламени, Я. Б. Зельдович по-
лучил следующий критерий воспламенения:
Rýêâ > 3,7bn . (8.2)
где bn = a/un — условная ширина ламинарного пламени, Rýêâ — радиус экви-
валентного сферического объема, определяемый выражением
4 3
πR ρcp (Tã − Tí ).
3 ýêâ
Q=

147
T
Tmax без горения

t1 с горением

t2 t4
t3
t3

0 RT

Рис. 8.2. Профили температуры по приведенному радиусу для разных моментов


времени после подачи искры t1 < t2 < t3 < t4 без горения и с горением

Tã − Θ

∆tîõë

t′îõë tîõë t

Рис. 8.3. Максимальная температура Tmax (t) нагретого газового объема

148
Вывод: чтобы смесь воспламенилась, нужно, чтобы соответствующий вы-
делившейся энергии разряда Rýêâ был в несколько раз больше, чем bn , для
обеспечения заметного выхода ПС в реакциях за период, за который разо-
гретый слой СС остынет. Формулу (8.2) не следует рассматривать как точ-
ную количественную связь, т. к. при ее выводе сделан ряд серьезных допуще-
ний (принятие в качестве основного в модели — уравнения теплопроводности
с ρ = const, a = const, tîõë ≈ ∆tîõë = tîõë − tîõë

).
Далее, следует обязательльно учитывать, что далеко не вся электрическая
энергия переходит в эффективную тепловую энергию разряда Q. Имеет место
«тепловой КПД» искрового разряда:

Q 2Q
ηò = = ,
Eý CU 2
где C — емкость конденсатора, U — напряжение в вольтах. Результаты неко-
торых опытов (искрообразование в среде N H3 , полностью разлагающегося
при 1000◦Ñ) говорят о невысоких значениях ηò (порядка 0,02 . . . 0,16).
Эксперименты по воспламенению смесей обрабатывались в величи-
нах Rýêâ′
, отнесенных к плотности и др. параметрам ПС: a′ = κã /(cp ã ρã ), b′n =
a′ uã . Эти эксперименты, несмотря на разброс экспериментальных точек, под-
тверждают линейный характер зависимости Rýêâ ′
от b′ , они дают Rýêâ

≈ 3b′
в широком диапазоне изменения Rýêâ ′
— от 0,2 до 5 мм.
В технических устройствах газ чаще всего движется относительно разряда
(и чаще всего в турбулентном режиме). Уже при течении в ламинарном режиме
энергия Q распределяется на бо́льший объем, мелкомасштабные турбулентные
пульсации способны только интенсифицировать ее рассеивание. По этим при-
чинам энергия воспламенения для движущегося потока превышает таковую для
неподвижного. На рис. 8.4 приведены данные экспериментов по воспламене-
нию пропано-воздушной смеси (α = 0,77, T = 26,6◦ С, t∗ = 0,6 мс, разрядный
промежуток l = 6,35 мм) при различных давлениях и скоростях.
Воспламенение накаленными поверхностями. При обтекании твердых
тел потоком квазиравновесной (горючей) смеси могут действовать несколько
факторов, вызывающих ускорение реакций в слоях газа, прилегающих к стен-
кам:
1. Если стенка горячая (Tw > Òf ), то за счет теплопроводности произой-
дет повышение T прилежащих слоев газа (пограничный или пристенный слой),
что при определенных благоприятных условиях приведет к образованию рас-
пространяющейся по потоку смеси волны реакций — пламени;
2. Если материал стенки способствует развитию гетерогенных каталити-
ческих реакций, то это также может привести к нагреванию и воспламенению
прилежащих слоев газа;
3. Воспламенение возможно также, если скорость движения смеси вели-
ка настолько, что температура торможения (точнее, близкая к ней температура

149
в слое у стенки) способна вызвать соответствующее ускорение реакций (дина-
мический подогрев).

⋄ 50,8 ìì. ðò. ñò.


90

• 76,2 ìì. ðò. ñò. ⋄


◦ 101,6 ìì. ðò. ñò.

70 ⋄



ìÄæ


50
Eý ,





30 ◦

◦ ◦
10

0 4 8 12 16 20

u, ì/

Рис. 8.4. Энергия воспламенения Eý (u, p) пропано-воздушной смеси при


α = 0,77 и T = 26,6◦ С (взято из [34])

Во всех случаях интенсивность воздействия на поток смеси может оказать-


ся недостаточной для воспламенения. Для построения приближенных количе-
ственных моделей воспламенения могут быть использованы подходы, анало-
гичные использованным ранее, при этом полезно привлекать понятие о погра-
ничном слое и количественные соотношения теории пограничного слоя; част-
ным случаем и основой для наиболее простых построений может служить зада-
ча воспламенения неподвижной смеси от нагретой стенки [34].
Воспламенение открытым пламенем. Наиболее распространенный в по-
вседневной жизни способ, также широко используемый в технических устрой-
ствах. При этом способе высокотемпературный источник энергии привносит-
ся в свежую смесь в виде открытого пламени или потока нагретых продук-
тов сгорания. Практическое значение воспламенение от струи продуктов сго-
рания имеет в поршневых ДВС с т. наз. форкамерно-факельным зажиганием
(см. рис. 8.5) [4].
Искровому воспламенению подвергается здесь смесь, расположенная
в форкамере небольшого объема (2. . . 3%), отделенной от основного объе-
ма КС каналом, так что после воспламенения смеси в форкамере основ-
ная смесь воспламеняется факелом горячей, продолжающей реагировать сме-
си газов. Частично устраняются недостатки двигателей с искровым воспла-
менением: (1) медленное нарастание сгорания в начальной фазе и (2) ухуд-
150
Рис. 8.5. Воспламенение в КС ДВС с форкамерно-факельным зажиганием

Состав смеси, α 0,9 1,2 1,6


Искровое зажигание 30 38 –
Форкамерно-факельное зажигание 20 22 26

Таблица 8.1. Продолжительность (в град. ПКВ) начальной фазы сгорания:


от начала видимого сгорания до достижения pz max (взято из [4])

шение показателей (связанное с затянутым горением) при обеднении смеси,


т. е. форкамерно-факельное воспламенение позволяет интенсифицировать весь
процесс сгорания и расширить пределы обеднения смеси, см. табл. 8.1.
Воспламенение открытым пламенем находит применение в ГТД и ВРД, оно
имеет место в многосекционных КС, где при погасании в одной из камер вос-
пламенение осуществляется подачей раскаленных газов через «пламяперебра-
сывающие» трубки из соседней КС.

8.4. Пределы распространения пламени


Распространение пламени — это устойчивое движение волны реакции от-
носительно свежей смеси. Однако есть факторы, препятствующие ходу этого
процесса. В результате их действия после начального воспламенения распро-
странения пламени не происходит — первоначально образовавшееся пламя са-
мопроизвольно погасает; в этом случае говорят, что в данных условиях рас-
пространение пламени невозможно, т. е. распространение пламени ограничива-
ется некоторыми предельными условиями.
Наиболее важны концентрационные пределы распространения — когда
при определенных значениях концентраций (состава горючей смеси и/или со-
отношения реагирующих и инертных компонентов), несмотря на мощность ис-
точника воспламенения, пламя не распространяется в смесях данного состава.
Связано это с тем, что при неблагоприятном составе понижается температу-
ра ПС, и как следствие — заметно снижается интенсивность реакций во фронте
пламени. Вначале это приводит к снижению скорости горения, но при предель-
ных значениях (концентрационных пределах) процессы молекулярной и тур-

151
булентной диффузии в пламени и излучение, воздействуя на поля температур
и концентраций, в итоге приводят к резкому замедлению и прекращению реак-
ций. С повышением Tí концентрационные пределы распространения пламени
расширяются (рис. 8.6).

un
Tí 2 > Tí 1

Tí 1

«богатый» предел «бедный» предел

0 1 α

Рис. 8.6. Концентрационные пределы распространения пламени

Подобным же образом действует дополнительная теплоотдача в стенки.


С этим явлением связано, например, существование совершенно определенно-
го для данной смеси гасящего диаметра трубки. При таком (или ме́ньшем)
внутреннем диаметре трубки пламя в данной смеси, помещенной в трубку,
не распространяется (рис. 8.7).

(погасание)

Рис. 8.7. Предел распространения пламени в трубках малого диаметра

8.5. Стабилизация пламени


Если скорость движения волны реакции (ламинарного или турбулентного
пламени) относительно смеси больше скорости смеси в стационарном течении,
то пламя будет перемещаться вверх по потоку СС («проскок» пламени) и на-
оборот («срыв» пламени).
Часто желательна, и при применении некоторых мероприятий возможна,
стабилизация пламени, когда поддерживается стационарная в среднем кар-

152
тина горения. Применяются различные способы стабилизации пламени в пото-
ке.
1. Размещение в потоке постоянно действующих источников зажигания
(рис. 8.8). Недостатки способа: нужно расходовать энергию и обеспечить экс-
плуатационную надежность источника.
2. Рециркуляция (рис. 8.9). Достоинство способа: энергию для воздействия
на CC поставляет основной поток.
3. Стабилизация в пограничном слое (ламинарной или турбулентной) струи.
Пламя на срезе горелки (рис. 5.2 или 6.2) представляет собой не что иное, как
пламя, стабилизированное в потоке. При этом особую стабилизирующую роль
играет зона пристенного слоя в канале.

Рис. 8.8. Стабилизация пламени постоянным внешним источником воспламе-


нения

а) б) в)

Рис. 8.9. Стабилизация пламени посредством: а) рециркуляции ПС по специ-


альному каналу; б) рециркуляции ПС в срывных и рециркуляционных зонах
за плохообтекаемым телом; в) рециркуляция теплоты через теплопроводную
стенку вперед по потоку

Стабилизация пламени возможна в определенном диапазоне условий тече-


ния; так, при чрезмерном уменьшении расхода смеси также происходит проскок
пламени вверх по потоку или наоборот, срыв пламени и унос его вниз по потоку
или погасание. Проблема стабилизации пламени очень важна в конструирова-
нии КС ВРД: уменьшение габаритов двигателя связано с увеличением удельно-
го расхода через КС, а он лимитируется срывом горения в ней. Поэтому в кон-
струкцию КС должен быть заложен эффективный способ стабилизации.

153
8.6. Вопросы для самоконтроля
1. В чем отличие самопроизвольного воспламенения от принудительного?
2. Каков критерий воспламеняемости неподвижной горючей смеси элек-
трическим разрядом?
3. В чем причина повышения потребной энергии разряда для воспламене-
ния движущейся смеси?
4. То же, при турбулентном режиме движения?
5. Какими факторами определяется воспламеняемость смеси от накален-
ной поверхности?
6. Как объяснить интенсификацию сгорания обедненных смесей при при-
менении форкамерно-факельного зажигания?
7. Как объясняется существования пределов распространения пламени
по составу смеси?
8. Какую проблему решают мероприятия по стабилизации пламени?
9. Перечислите способы стабилизации пламени в потоке.

154
Глава 9
Детонационное горение
9.1. Предварительные замечания
Детонация (фр. detonnaire — прогреметь) — распространение волны ре-
акции по квазиравновесной смеси за фронтом волны сжатия (скачком уплот-
нения), который поддерживается химической энергией реакций горения, про-
текающих за ним. В отличие от процесса нормального горения (дефлаграции,
разд. 5.2), когда химические реакции поддерживают градиенты концентраций
и температуры, а молекулярный перенос и реакции способствуют продвиже-
нию пламени по свежей смеси, при детонации быстрое поджатие частиц смеси
в скачке уплотнения создает условия для их воспламенения за скачком практи-
чески по объемно-кинетическому механизму (в случае сильного скачка).
Детонационное горение можно реализовать в эксперименте с горючей сме-
сью, поджигая ее у одного из торцов закрытой трубы. Вначале по смеси, посте-
пенно ускоряясь, начнет распространяться волна нормального пламени. Уско-
рение обусловлено поджатием несгоревшей смеси при общем повышении p
и TÏÑ . При благоприятном сочетании состава смеси и ее начальных парамет-
ров, еще до того, как нормальное пламя пересечет трубу по длине, сгорание
в его фронте перейдет в детонационное, а фронт — во фронт детонационной
волны (ДВ), движущейся по CC со сверхзвуковой скоростью. Моделирование
условий перехода от дефлаграции к детонации очень важно для многих техни-
ческих приложений, и может быть выполнено по детальным моделям для упро-
щенных конфигураций (проще всего в одномерной постановке).
Характерным признаком детонационного горения в газах является ско-
рость распространения ДВ väåò , достигающая примерно 1,5. . . 3 км/c (для сме-
сей обычных топлив с воздухом и кислородом), которая много больше скоро-
сти нормального (не детонационного) горения их в ламинарном режиме (поряд-
ка 0,5 м/c).
Детонационное горение наблюдается также в твердых и жидких взрыв-
чатых веществах (ВВ); здесь детонационные волны существенно отличаются
от таковых в газах, скорости детонации достигают 7. . . 8 км/c.
Детальное рассмотрение процессов, сопровождающих явление детонации
в газах (и, тем более, во ВВ), выходит за рамки данного пособия. Более по-
дробно с детонацией в газах можно познакомиться по [3, 5, 34] и цитирован-
ной там литературе. Ниже будет дана самая элементарная теория (разд. 9.2)
фронта ДВ как скачка параметров, разделяющего две однородные зоны газовой

155
смеси, а также более сложная модель, позволяющая приближенно рассчитать
структуру фронта сильной ДВ (разд. 9.3).

9.2. Элементарная теория детонации


Изучая явление детонации в газах, в самом первом приближении можно
пренебречь внутренней структурой фронта ДВ. Другими словами, в расчетной
модели можно рассматривать фронт ДВ как скачок, на котором терпят раз-
рыв плотность ρ, давление p, скорость потока u и др. его характеристики. Для
простоты ограничимся рассмотрением прямых скачков, зная, что обобщение
на случай косых скачков (так же, как при описании скачков уплотнения в га-
зовой динамике) не составит труда.
Проведем цилиндрический контрольный объем (рис. 9.1; сравн. с рис. 5.3)
в системе координат, связанных с движущимся скачком (фронтом ДВ), поме-
стив входной и выходной «торцы» цилиндра соответственно в зоны СС и рав-
новесных ПС.

YA í

uí pã


pí YA ã
1 2
x
CC ПС

Рис. 9.1. Контрольный объем, движущийся с фронтом ДВ; (1) зона индукции;
(2) зона реакции

Обоснованно пренебрегая для этих сечений членами, отвечающими за ки-


нетику неравновесных реакций и молекулярный перенос, запишем интеграль-
ные аналоги законов сохранения (5.1)

ρí u í = ρã u ã ,
ρí u2í + pí = ρã u2ã + pã , (9.1)
h∗í = h∗ã .

Решение, соответствующее детонации, получается при h∗ ≩ h и дает


pã ≫ pí .
Соотношения (9.1), дополненные уравнениями баланса химических
элементов и химического равновесия, составляют элементарную тео-
рию ДВ, по которой расчетом могут быть достаточно точно предсказаны:

156
состав Y1, ã , . . . , YK, ã , параметры состояния (ρã , pã , Tã , . . . ) и относительная
скорость потока uã равновесных ПС за фронтом ДВ, а также скорость его
движения относительно CC väåò ≡ uí .
Соответствующая расчетная методика, по существу, является одним из ва-
риантов метода расчета равновесного состава, параметров и скорости дви-
жения смеси (в данном случае — по заданным параметрам uí , pí , h∗í
и Y1, í , . . . , YK, í ), она во многом совпадает c обсуждаемой в разд. 2.11, поэтому
здесь нет смысла останавливаться на ней подробно.
Отметим, что и для расчета на ЭВМ (как нестационарного, так и устано-
вившегося) течения, содержащего сильные скачки параметров и состава смеси
(к каковым, в частности, относятся детонационные волны), достаточно исполь-
зовать программу, реализующую некоторый численный метод «сквозного» сче-
та по ЗС для смеси и использовать допущение о локальной химической равно-
весности (с. 55).

9.3. Структура фронта детонационной волны


Уже следующее приближение — учет кинетики неравновесных реакций
за фронтом ДВ (и, возможно, процессов молекулярного переноса) позволя-
ет удовлетворительно предсказать структуру ее фронта. Проще всего выде-
лить в этой структуре бесконечно тонкий (0) скачок уплотнения и две зоны
(рис. 5.3): (1) зону индукции, следующую непосредственно за скачком, с па-
раметрами, близкими к постоянным и (2) зону реакции, где скорости неравно-
весных реакций уже велики и параметры смеси изменяются быстрее.
Если кинетика химических реакций известна, то можно рассчитать распре-
деление параметров смеси, начиная от параметров за скачком на фронте ДВ.
Основные уравнения модели дает система ЗС в одномерном приближении, по-
лученная также из (5.1) и записанная в системе координат, связанной со скач-
ком. Используя обозначения полных производных по x и выражая плотности
молекулярных потоков обычными соотношениями, получаем систему ОДУ ви-
да  
d dYk
ρk u − ρDk = Wk ωkΣ , k = 1, . . . , K,
dx dx
 
d 2 4 du
ρu + p − µ = 0, (9.2)
dx 3 dx
K
!
d X dYk ∗ dT 4 du
ρuh∗ − ρDk hk − κ − µu = 0,
dx dx dx 3 dx
k=1

которая, будучи дополнена уравнениями состояния, может быть реше-


на каким-либо численным методом относительно неизвестных функ-
ций ρk (x), . . . , ρK (x), u(x), T (x) и p(x) для начальных условий, задан-
ных на входе в зону индукции. Приближение о «замороженности» состава
частиц смеси, пересекающих скачок уплотнения, позволяет определить

157
параметры u0 , p0 , h∗0 на входе в зону индукции по заданным парамет-
рам uí , pí , hí∗ из соотношений вида (9.1) при известном массовом соста-
ве Yk, 0 = Yk, í , k = 1, . . . , K.
Система ОДУ (9.2) — второго порядка, поэтому в НУ следует задать и на-
чальные значения первых производных искомых функций. В предположении
о наличии зоны индукции можно положить их равными нулю.
Если пренебречь в уравнениях (9.2) членами, отвечающими за молекуляр-
ный перенос, может быть получена «термодинамическая» модель детонации,
как частный случай описанной выше модели; порядок системы ОДУ понизит-
ся до первого. Физический смысл уравнений предельно упростится: они станут
описанием неравновесного химического процесса в частице смеси, удаляющей-
ся от скачка уплотнения с переменной скоростью u(x) и могут решаться чис-
ленно по времени (т. к. dx = u(x)dt), подобно уравнениям модели из разд. 3.4.
Обсуждаемое приближение, в общем, оправдано, по крайней мере для ДВ
за сильными скачами уплотнения. Во фронте таких ДВ действительно наблю-
дается тонкий1 скачок уплотнения, в котором возбуждаются малоинертные сте-
пени свободы термодинамической энергии молекул — поступательные и вра-
щательные. Наблюдается и нечто похожее на зону индукции, далее в процессах
установления термодинамического и химического равновесия идет выравнива-
ние энергии по степеням свободы, а с другой стороны, увеличивается относи-
тельная скорость смеси (в результате выделения химической энергии).
Итак, во фронтах сильных (движущихся с высокими скоростями väåò ) ДВ
велика роль термодинамической неравновесности; оценки показывают малую
роль процессов молекулярного переноса в изучаемых зонах. Поэтому вряд ли
имеет смысл учитывать его обычным способом: можно считать, что модель
«термодинамического» уровня для описания структуры фронта ДВ достаточна.
Отметим, что одномерное приближение для описания структуры фронта ДВ
не является вполне адекватным; экспериментально наблюдается формирование
ячеистой структуры детонационного фронта [34].

9.4. Вопросы для самоконтроля


1. Чем отличается процесс детонационного сгорания во фронте от нормаль-
ного горения (дефлаграции)?
2. На основании каких соотношений можно рассчитать параметры и состав
продуктов сгорания за фронтом ДВ?
3. Какими средствами может быть рассчитано на ЭВМ гиперзвуковое об-
текание головной части летательного аппарата или система косых стоячих де-
тонационных волн в прямоточном воздушно-реактивном двигателе?
4. На основании каких соотношений может быть рассчитана структура
фронта ДВ?
1
Толщиной в нескольких длин свободных пробегов молекулы.

158
5. Для каких элементов структуры ДВ неприменима гипотеза сплошности?
гипотеза о ЛТР?
6. Для каких элементов структуры ДВ могут быть приняты допущения о (а)
равновесном и (б) «замороженном» характере химических процессов?

159
Глава 10
Особенности сгорания
в поршневых ДВС
10.1. Предварительные замечания
Энергетические установки (ЭУ) на базе поршневых двигателей внутренне-
го сгорания (далее — ДВС) в настоящее время превалируют над другими ти-
пами ЭУ на транспорте, составляя, по разным оценкам, от 70% до 90% уста-
новленной мощности всех ЭУ [21, 24].
Совершенство процессов сгорания в ДВС — ключевой фактор, во многом
определяющий и их энергетическую эффективность, и содержание токсичных
веществ в отработавших газах (ОГ). Современные ДВС достигли весьма вы-
сокой степени совершенства. Отработка процессов сгорания, необходимая для
достижения конкурентоспособных показателей ДВС (и других типов тепловых
двигателей) требует глубокого проникновения в физику явлений.
Этому в значительной степени способствует ставшее уже общепринятым
в наше время применение при разработке и доводке их рабочих процессов
средств инженерного анализа, основанных на моделях, детально описываю-
щих пространственные течения реагирующих гомогенных и гетерогенных сме-
сей, что позволяет делать обоснованные оценки вариантов на базе компьютер-
ного моделирования процессов.
Данная глава призвана дать (на качественном уровне и на основе матери-
ала предыдущих глав) понимание явлений, составляющих в сумме нормально
и с различными нарушениями протекающие процессы горения в ДВС различ-
ных типов, а также причины и механизмы образования загрязняющих веществ
в их ОГ.

10.2. Сгорание в двигателях с принудительным воспламе-


нением
Простейшая модель действительного цикла ДВС без наддува — идеальный
замкнутый «воздушный» цикл [2], в котором реальное выделение химической
энергии при реакции топлива с окислителем моделируется подводом теплоты
от горячего источника. Из такой модели следует, что наивысший КПД цикла
достигается при возможно более высокой степени сжатия ε = (Vh + Vc )/Vc
и полном сгорании при V ≈ Vc ≈ const, т. е. положении поршня вблизи верх-
ней мертвой точки (ВМТ).

160
Принято считать, что к замкнутому циклу со сгоранием при V = const
(Otto, 1860 г.) приближается РП ДВС, в котором при малом объеме КС Vc
быстро сгорает рабочая смесь, образованная горючей смесью и остаточ-
ными газами. Горючая смесь подается в рабочую камеру (РК) таких двига-
телей уже (в идеале) предварительно перемешанной после встречи во впуск-
ной системе потоков воздуха и газообразного или жидкого (легко испаряюще-
гося, как бензин) топлива. По способу приготовления смеси такие ДВС от-
носят к двигателям с внешним смесеобразованием (С/О). Быстрое сгорание
смеси в КС возможно только в турбулентном режиме. Закономерности течения
смеси при газообмене и особенности турбулентного горения обеспечивают ско-
рость uò , примерно пропорциональную (причем того же порядка) средней ско-
рости поршня. Этим обусловлена слабая зависимость продолжительности про-
цесса сгорания, выраженной в углах ПКВ ϕ ∈ [ϕy , ϕz ], от оборотов вала ДВС.
Наивыгоднейшие значения ϕy и ϕz достигаются при принудительном воспла-
менении смеси — как правило, электрическим разрядом. ДВС с внешним С/О
являются двигателями с принудительным воспламенением.
Классический способ внешнего С/О — применение карбюраторов (для
бензиновых ДВС) — в современных автомобильных двигателях больше не рас-
пространен из-за ряда присущих ему недостатков. Системы (вначале централь-
ного, а затем и распределенного — во впускные каналы или на клапаны) впрыс-
ка позволили более точно и гибко (с точки зрения управления) дозировать топ-
ливо, добиться лучших характеристик экономичности и токсичности, однако,
при сохранении основных особенностей РП ДВС с внешним С/О. Какие же это
особенности?
Главная особенность ДВС с внешним С/О в том, что регулирование мощ-
ности в них возможно в основном изменением количества1 поступающей в РК
свежей смеси. Причина в том, что сгорать (как в турбулентном, так и в ла-
минарном пламени) способны смеси, состав которых лежит в довольно узком
диапазоне по α. Уменьшение цикловой дозы смеси для снижения работы цик-
ла, осуществляемое посредством дросселирования потока в ГВТ, ведет к по-
нижению плотности заряда и разбавлению рабочей смеси продуктами сгорания
в предыдущих циклах. Как следствие, на частичных режимах по мощности и на
холостом ходу горение смеси в ДВС с внешним С/О становится вялым, т. е.
растянутым по углу ПКВ, снижается его полнота (вплоть до заметного недо-
горания или/и пропусков воспламенения). В результате значительно увеличи-
ваются удельный индикаторный расход топлива gi и выбросы оксида углеро-
да CO и несгоревших углеводородов Cm Hn . Необходимое на режимах глубо-
кого дросселирования обогащение смеси до α ≈ 0,6 . . . 0,7 только усугубляет
указанные проблемы. Замедленное или неполное сгорание можно считать од-
ним из видов нарушений нормального протекания сгорания в ДВС.
1
Поэтому ДВС с внешним С/О называют также двигателями с количественным
регулированием мощности.

161
Отметим, что автомобильные ДВС при езде по городу расходуют значи-
тельное количество топлива именно на частичных режимах, что делает актуаль-
ной заботу об их экономичности именно на этих режимах. Наиболее радикаль-
ное решение — внедрение гибридных силовых установок с ДВС относительно
малой мощности или вообще отказ от ДВС в пользу ЭУ на базе аккумуляторов
и топливных элементов для городского транспорта (с. 174).
Другая особенность ДВС с внешним С/О — ограничение по степени сжа-
тия ε, обусловленное возникновением «детонационного сгорания» («стука»,
англ. knock). Сущность этого явления состоит в самовоспламенении порций
смеси, сгорающих последними, оно характерно для режимов работы на режи-
мах полной мощности; объемный характер самовоспламенения в выраженных
случаях способствует возникновению в КС ударных волн по механизму, сход-
ному с механизмом детонации в газах (см. гл. 9). Предельное значение ε за-
висит от многих факторов, в первую очередь от антидетонационных свойств
применяемых топлив; так, углеводороды прямой перегонки наименее, а метан
и низкомолекулярные спирты — наиболее стойки против «детонации» в ДВС.
Также играет роль газодинамическая обстановка в КС: мероприятия, снижа-
ющее продолжительность сгорания (оптимальная организация движения за-
ряда в КС, многоточечное воспламенение) позволяют увеличить ε в двигателе
с внешним С/О без опасности появления такого нарушения нормального сго-
рания в ДВС, как «детонация» или «стук».
Еще один вид нарушения сгорания в ДВС рассматриваемого типа —
неуправляемое самовоспламенение от накаленных участков поверхности КС
(вып. клапан) или раскаленных частиц нагара на стенке КС или в ее объеме.
При возникновении такого нарушения сгорания возможна работа ДВС и после
отключения зажигания.
При принудительном воспламенении рабочей смеси искрой в окрестно-
сти межэлектродного промежутка свечи в течение некоторого периода време-
ни формируется очаг турбулентного пламени; этот период воспринимается как
период задержки воспламенения. По мере роста очага нарастает скорость пе-
реработки СЗ в ПС, но после того, как турбулентное пламя охватит основную
часть объема КС массовая скорость выгорания смеси снижается. Обработ-
ка индикаторных диаграмм бензиновых и газовых двигателей дает характерные
значения форм-параметра m = 2,5 . . . 4 при аппроксимации закона выгорания
смеси зависимостью И.И. Вибе (11.1).
На этом закончим рассмотрение особенностей ДВС c внешним С/О и при-
нудительным воспламенением (присущих «классическим» — карбюраторным
или газосмесительным ДВС такого типа); обратимся теперь к классическим
же ДВС с воспламенением от сжатия — дизелям.

10.3. Сгорание в двигателях с воспламенением от сжатия


К двигателям с воспламенением от сжатия относятся в основном та-
кие ДВС, в которых порция жидкого топлива подается форсункой под высо-

162
ким давлением в КС, заполненную смесью воздуха и остаточных газов, нагре-
тую при сжатия с относительно высокой ε = 13 . . . 22. Двигатели такого ти-
па (не вполне справедливо) именуются дизелями в честь Р. Дизеля, впервые
осуществившего ДВС, в котором нефтяное топливо распылялось в объеме КС
компрессор-форсункой (1893 г.).
В таких ДВС горение топлива, происходящее также в газовой фазе, ли-
митируется процессами его подачи, распыливания, испарения, смешения и го-
могенизации непосредственно в КС, т. е. в них имеет место внутреннее С/О.
Пары́ топлива, подаваемого (в жидкой фазе) через сопловые отверстия форсу-
нок, по мере приготовления горючей смеси сгорают в условиях высокой тур-
булизации и всевозможных локальных значений коэффициента избытка воз-
духа α. Одновременность протекания процессов смесеобразования и сгорания
практически исключает возможнось «детонационного» сгорания в дизельном
ДВС — снимается специфическое ограничение на степень сжатия ε и степень
наддува. Принципиальное несовершенство внутреннего С/О позволяет полно-
стью сжигать порции топлива, образующие с воздухом в КС лишь суммарно
обедненные смеси (ограничение — предел дымления — сильно зависит от спо-
соба организации РП дизеля, но в лучшем случае можно говорить об αΣ > 1,2).
При этом со стороны РП нет ограничения на цикловую дозу топлива mò снизу,
что и позволяет применять в дизельных двигателях качественное (по суммар-
ному «составу смеси» αΣ ) регулирование мощности.
Мероприятия, направленные на интенсификацию сгорания в дизеле, вклю-
чают в себя подбор среднего давления и закона впрыскивания, типа форсун-
ки и формы КС, согласования числа и формы топливных струй с формой КС
и скоростью движения заряда. Рациональная организация дизельного РП ре-
шает задачу повышения полноты использования воздуха в КС за ограниченное
время, что позволяет форсировать дизельный ДВС по αΣ и оборотам n; так,
за последние 25 лет литровая мощность автомобильных дизельных ДВС удво-
илась.
Благодаря высоким параметрам в КС при положении поршня у ВМТ в ди-
зелях, в отличие от ДВС на легком топливе (с внешним C/O) могут исполь-
зоваться более «тяжелые» фракции углеводородных топлив (газойль, соляр,
мазут). Воздействуя разными путями на процессы С/O и сгорания, в дизелях
получают желаемый вид закона повышения давления в цилиндре, ограничи-
вая как максимальное давление pmax , так и максимальную скорость его нарас-
тания (dp/dϕ)max , что важно для снижения механических нагрузок, особенно
для дизелей с наддувом. Эти соображения, как и особенности «диффузионно-
го» горения в дизелях, приводят к несколько иным, чем для бензиновых и га-
зовых ДВС, типичным значениям форм-параметра в зависимости И.И. Вибе,
а именно m = −0,25 . . . 0,5.
Высокая ε дизелей позволяет достигать в них непревзойденно высоких зна-
чений КПД тепловых двигателей. Так, величина эффективного КПД ηe типич-

163
ного низкооборотного судового дизеля на крейсерском режиме стабильно пре-
вышает 50%.
В сравнении с двигателями с принудительным воспламенением существен-
ный недостаток дизелей (без наддува) — их низкая удельная мощность. По-
этому такие проблемы, как (а) снижение минимального коэффициента избытка
воздуха, (б) увеличение верхнего предела частоты вращения коленчатого вала,
(в) снижение минимальной цикловой дозы — встают «в полный рост» напри-
мер, при разработке дизельного двигателя легкового автомобиля.

10.4. Токсичность продуктов сгорания ДВС


Продукты полного окисления углеводородных топлив кислородом возду-
ха — диоксид углерода CO2 (углекислый газ) и вода H2 O. До недавнего вре-
мени эти вещества рассматривались как абсолютно безвредные. Но настоящее
время поток углекислого газа, источником которого является сжигание иско-
паемых топлив, становится важным компонентом баланса атмосферы, именно
с увеличением концентрации CO2 связана опасность глобального потепления.
Ввиду того, что в условиях реальных КС идеального окисления каждого
атома углерода и водорода топлива достичь невозможно, в ОГ (ДВС и других
тепловых двигателей и топочных устройств) присутствуют продукты неполного
сгорания — углеводороды всевозможного состава Cm Hn и окись (монооксид)
углерода CO, а также сажевые частицы. Кроме того, в камерах сгорания про-
исходит частичное окисление азота воздуха (а также азота, входящего в состав
топлива) в основном до N O или N O2 , что дает выбросы окислов азота, обозна-
чаемых как N Ox . Могут также присутствовать в ОГ ДВС и окислы серы (ди-
оксид серы SO2 ), при некотором содержании ее в топливе, которое, впрочем,
жестко ограничивается.
Монооксид углерода. Концентрация окиси углерода CO в ОГ ДВС мо-
жет достигать значительных величин. Например, на режимах холостого хода
при значительном избытке топлива объемная доля CO в ОГ составляет XCO =
6 . . . 12%. Расчет эмиссии CO ДВС на легком топливе может быть выполнен
по модели процесса в КС в равновесном приближении; такой расчет даст неудо-
влетворительный результат (занижение) из-за неучета кинетических факторов.
Источниками образования CO в ДВС могут быть холоднопламенные реак-
ции (в дизелях), сгорание обогащенных предварительно перемешанных смесей,
а также диссоциация двуокиси углерода CO2 при высоких температурах. В про-
цессе последующего расширения и догорания при наличии кислорода возмож-
но горение окиси углерода. Важными элементарными реакциями расходова-
ния CO являются следующие стадии цепного механизма, установленного в ра-
ботах Я.Б. Зельдовича, Н.Н. Семенова, В.Н. Кондратьева.
Зарождение цепей:
H2 O + CO → H2 + CO2 ,
H2 + O2 → 2OH.
164
Продолжение цепей:

CO + OH → CO2 + H. (10.1)

Разветвление:
H + O2 → OH + O,
O + H2 → OH + H.
Обрыв цепи:
H + H + M → H2 ,
CO + O → CO2 .
В хорошем приближении кинетика распада ÑÎ в ПС лимитируется стади-
ей (10.1), тогда
ωCO = −kCO+OH (T ) [CO] [OH] ,
где константа скорости, по рекомендации [11], выражается как
 
12
kCO+OH = 7,10 · 10 exp −32,2
êÄæ ñì 3

ìîëü · R0 T ìîëü · ñ .
Процесс расширения в ДВС протекает достаточно быстро для реак-
ции (10.1) с энергией активации Åa = 32,2 кДж/моль. Поэтому в определен-
ный момент происходит замораживание («закалка») массового содержания ÑÎ
в ПС ДВС. При составах смеси, близких к стехиометрическим, температура
закалки близка к 1000 К, для более богатых смесей она выше, приближаясь
при α ≈ 0,7 к максимальной теоретической температуре цикла [11].
Несгоревшие углеводороды. В отработавших газах двигателей содер-
жатся свыше двухсот различных углеводородов, обозначаемых как Cm Hn . Тео-
ретически, т. е. по условиям равновесия, углеводородов в ОГ быть не должно.
Таким образом, как следует из общих соображений (и показано специальны-
ми экспериментами), наличие несгоревших углеводородов в ОГ — следствие
локального гашения пламени. Существуют два эффекта — гашение (или рас-
сеяние) пламени (1) за счет растяжения или деформации его фронта в объеме
и (2) на стенках, а также в зазорах («защемленных» объемах) КС.
Мощным источником углеводородов в ОГ могут быть также потери смеси
при продувке в ДВС с внешним С/O, особенно — в двухтактных карбюратор-
ных ДВС. Моделирование окисления потерянной при продувке смеси в выпуск-
ной системе является важной самостоятельной задачей. С ужесточением норм
на токсичность ОГ происходит отказ от карбюраторных систем питания даже
для микролитражных двухтактных ДВС (переход на системы непосредствен-
ного впрыска).
Альдегиды. Содержание альдегидов (RCHO, где R — любой углеводо-
родный радикал), как правило, отдельно не нормируется в составе Cm Hn . Тем
не менее, данный класс компонентов ОГ отличается высокой токсичностью,
165
их выход максимален при работе непрогретого двигателя на режимах пуска
и холостого хода, при работе на сильно обедненной смеси в двигателях с при-
нудительным воспламенением.
В дизелях альдегиды образуются в период предпламенных реакций2 . Аль-
дегиды и перекиси (пероксиды) являются типичными продуктами этих реакций,
которые экзотермичны, но в процессах самовоспламенения топлива активной
роли не играют. В двигателях с послойным смесеобразованием заметное об-
разование альдегидов имеет место в зонах очень обедненной смеси в конце
процесса сгорания. Как в дизелях, так и в двигателях с принудительным вос-
пламенением альдегиды могут образовываться в зонах, где сгорание идет при
охлаждении смеси, например, холодными поверхностями КС. В конце сгора-
ния, происходящем при высоких температурах, альдегиды могут выгорать.
Окислы азота. Во второй половине двадцатого столетия стало очевидно,
что окислы азота N O и N O2 , которые образуются в небольших количествах
при горении и называемые вместе N Ox , являются основными реагентами в об-
разовании фотохимического смога и озона в атмосфере городов и в тропосфере
вообще. Из оксидов азота, содержащихся в ОГ ДВС, свыше 90% приходится
на монооксид N O, который окисляется в атмосфере до менее токсичного N O2
в течение многих часов, в зависимости от условий окисления.
Участвуя в цепных реакциях, N Ox способствуют удалению озона из стра-
тосферы, в результате чего повышается ее прозрачность для ультрафиолетовых
лучей и доля этой составляющей солнечного излучения, достигающая земной
поверхности. Как следствие, возникла задача уменьшения эмиссии N Ox при
сжигании топлив в самых различных технических устройствах. Возможность
предсказания путей снижения образования N Ox в процессах горения связана
с развитием все более детальных и сложных кинетических моделей и с пони-
манием взаимодействия химических процессов с газодинамическим состоянием
заряда в КС.
В настоящее время известны четыре различных пути образова-
ния N Ox [3]: (1) термический механизм образования N O, (2) «быст-
рое» (англ. prompt) образование N O, (3) образование окислов азота через
образование N2 O и (4) образование их из топливного азота.
2
Их называют также холодным пламенем.

166
1. Термический путь образования N O (Я.Б. Зельдович, 1946 г.), состоит
из следующих трех элементарных реакций [3]:
 
14
O + N2 → N O + N, k1 = 1,8 · 10 exp −318
êÄæ ñì 3

ìîëü · R0 T ìîëü · c ,
(10.2)
 
9 êÄæ ñì 3
N + O2 → N O + O, k2 = 9,0 · 10 exp −27
ìîëü · R0 T ìîëü · c , (10.3)
N + OH → N O + H, k3 = 2,8 · 10 13 ñì3 . (10.4)
ìîëü · c
В условиях, когда в газовой смеси содержатся пары воды, механизм про-
цесса образования N O, может быть комбинированным, и включать, наряду
с реакциями (10.2) – (10.3), следующие реакции [11]:
OH + N2 → N O + N H,
N H + O2 → N O + OH.
Название «термический» механизм образования (10.2) – (10.3) получил
из-за сильной зависимости константы первой (лимитирующей) реакции от тем-
пературы, из-за чего образование N O по данному механизму возможно толь-
ко при высоких температурах. Даже при температурах горения стехиометри-
ческих смесей равновесная концентрация [N O] достигается лишь для вре-
мен, значительно бо́льших, чем время пребывания в зоне ПС (обычно —
несколько микросекунд). Эта существенная особенность термического меха-
низма (10.2) – (10.3) позволяет провести простой анализ факторов, влияющих
на образования N O по данному механизму. Так, для неизменных условий в од-
нородном объеме условие сохранения массы N O дает
d[N O]
= k1 [O][N2 ] + k2 [N ][O2 ] + k3 [N ][OH].
dt
Поскольку
d[N ]
= k1 [O][N2 ] − k2 [N ][O2 ] − k3 [N ][OH]
dt
и можно уверенно предполагать, что для атомов азота выполняется условие
квазистационарности — быстрые реакции (10.3) и (10.4), т. е. d[N ]/dt ≡ 0,
то скорость образования N O определится как
d[N O]
= 2k1 [O][N2 ]. (10.5)
dt
Таким образом, концентрацию N Ox в ОГ3 можно минимизировать, (1) про-
водя сгорание при пониженных температурах, поскольку k1 мала при T <
3
Образованных по термическому механизму.

167
1700 К и (2) минимизируя концентрации O и N2 , или сочетая такие меропри-
ятия (см. [3]).
Расчеты содержания «термической» окиси азота N O в ОГ ДВС формаль-
но нетрудно выполнить уже по моделям «термодинамического» уровня дета-
лизации, привлекая модельный механизм вида (10.2) – (10.3) или даже ви-
да (10.5). В последнем случае в расчетное выражение можно подставлять те-
кущие концентрации азота N2 и кислорода O, в последнем случае — с приме-
нением предположения о частичном равновесии в зоне ПС. Расчет накопления
массы N O в зоне ПС при этом покажет резкий рост [N O] при прохождении
пиковых температур, с достижением значений [N O], которые значительно ни-
же равновесных, «закалку» массы N O в КС на этом уровне, потому как замет-
ное образование, так и расходование N O прекращается вместе с падением T
при расширении ПС. На действительные процессы образования N O в КС ДВС
оказывают определяющее влияние (1) эффект Махе (в двигателях с искровым
воспламенением), (2) особенности тепломассообмена и турбулентные пульса-
ции, (3) корреляции элементарного состава смеси и температуры (в дизелях);
поэтому достоверность непосредственной количественной оценки эмиссии N O
в ДВС непосредственно из «термодинамических» моделей РП (при всей обос-
нованности «термического» механизма) представляется проблематичной. На-
дежность, обеспечиваемую в процедурах расчета эмиссии N Ox в коммерческих
пакетах такого класса (например, AVL BOOST) следует объяснять их «калибро-
ванностью» на решения задач данного класса. Бо́льшей гибкости и достоверно-
сти следует ожидать от детальных пространственных моделей расчета течений
с горением, учитывающих неоднородность и потери энергии на излучение.
2. Удовлетворительные описания (более сложных!) процессов образова-
ния N O во фронте пламен появились, только когда в расчетных исследованиях
стали использоваться детальные механизмы многостадийного окисления угле-
водородов с участием многих активных радикалов. В одном из таких механиз-
мов образования N O (Fenimore, 1979) в качестве лимитирующей стадии рас-
сматривается реакция

CH + N2 → HCN + N, k = 4,4 · 10 12
exp (−11060Ê/T )
ñì 3
(10.6)
ìîëü · c
радикала ÑH c молекулярным азотом, приводящая к образованию цианистой
кислоты и атомарного азота N . Константа скорости этой реакции известна в на-
стоящее время с точностью до коэффициента 2, см. [3].
Образование N O по «быстрому» механизму наиболее характерно для пла-
мен богатых смесей, состав которых способствует образованию в таких пла-
менах как самих радикалов CH так и их «предвестников». Энергия активации
реакции (10.6) всего около Ea ≈ 92 кДж/моль при Ta ≈ 11060 К (ср. Ea ≈
318 кДж/моль для лимитирующей стадии (10.2) термического механизма), по-
этому «быстрое» образование N O заметно и при более низких температурах
(около 1000 К). Как следствие, применение мероприятий, снижающих выход

168
«термической» N O по (10.5) приводит обычно к тому, что в составе эмис-
сии N Ox повышается доля N O, образованной по «быстрому» механизму, при
общем умеренном сокращении суммарной концентрации N Ox в ОГ.
3. Образование N O в реакции с участием молекул закиси азота N2 O ана-
логично термическому механизму окисления молекулярного азота активным
атомарным кислородом (10.2). В данном же случае, в присутствии третьей ча-
стицы (тримолекулярная реакция) по реакции [3]
N2 + O + M → N2 O + M
образуется молекула N2 O, которая может затем прореагировать с атомом кис-
лорода с образованием двух молекул N O:
N2 O + O → N O + N O, Ea = 97 êÄæ/ìîëü. (10.7)

В условиях бедной смеси выход N O как по «быстрому» (из-за подавления


радикалов CH), так и по «термическому» (вследствие пониженных температур)
механизмам образования снижается, остается образование N O по указанно-
му механизму с участием N2 O, причем будучи тримолекулярной, определяю-
щая стадия (10.7) существенно ускоряется с ростом давления и имеет невы-
сокую энергию активации, поэтому низкие температуры не подавляют обра-
зование N O по данному механизму так эффективно, как по «термическому».
Как следствие, путь образования N O через N2 O является основным источ-
ником при горении предварительно перемешанных смесей в топочных устрой-
ствах и КС ГТД; следует ожидать, что именно он определяет выход N O также
и в ДВС с рабочим процессом HCCI (с. 174).
Сажевые частицы. Горение углеводородных топлив в определенных усло-
виях сопровождается образованием в пламени частиц сажи.
В состав сажи входит до 94. . . 99% углерода и 0,5. . . 3,0% водорода по мас-
се, а также некоторое количество кислорода и зольных элементов [1], т. е.
ее можно рассматривать как твердый углеводород или как углеродистое ве-
щество. Углеродистый «каркас» частицы сажи — агломерат пакетов (кристал-
литов), которые, в свою очередь, состоят из набора отдельных пластин (се-
ток) графитовых шестиугольников (см. рис. 10.1). Сферическая частица сажи
диаметром 20. . . 30 нм содержит 103 . . . 104 подобных кристаллитов и поряд-
ка 106 атомов углерода.
Сажа (называемая при этом техническим углеродом) используется
в промышленности — для полиграфической печати или как наполнитель при
производстве автомобильных покрышек (составляя до 60% по массе).
Образование сажи представляет собой объемный процесс разложения
(пиролиза) углеводородов в газовой фазе в условиях сильного местного недо-
статка или отсутствия окислителя. Пиролиз углеводородов, в присутствии
окислителя, может быть описан следующим уравнением брутто-реакции:
m
Cn Hm + kO2 → 2kCO + H2 + (n − 2k)Cs ,
2
169
где Cs обозначает твердый углерод. Если бы процесс определялся этим урав-
нением, твердый углерод должен был бы появляться при n > 2k или отноше-
нии C:O>1. Однако, данные экспериментов опровергают данное соотношение
и доказывают, что образование сажи определяется кинетическими факторами.
Выделение сажи в процессах горения можно разделить на три основные фазы:
(1) образование зародышей частиц сажи; (2) рост зародышей; (3) коагу-
ляция первичных сажевых частиц. Процесс лимитируется фазой образования
зародышей. Считается [1], что в качестве зародышей могут выступать радика-
лы с большим отношением C/H и углеводородные «скелеты» ароматических
соединений, потерявшие часть атомов водорода.
На поздних стадиях процесса сажеобразования наблюдается (4) агломе-
рация частиц сажи, в результате которой образуются нитевидные или хлопье-
видные структуры, содержащие 30. . . 1800 первичных сферических частиц.
0,142 нм
1,2 нм
Кристаллит

0,34 . . . 0,37 нм
Частица Кристаллит Пластина

Рис. 10.1. Структура частиц сажи

Многочисленными исследованиями установлены концентрационные пре-


делы начала образования сажи по α, которые составляют 0,33. . . 0,7 [11]. Уста-
новлено влияние на этот процесс и других факторов; так, с увеличением тем-
пературы начало по составу смеси сдвигается в сторону более богатых смесей,
с увеличением давления — в сторону смесей более бедных.
В ДВС на легком топливе, имеющих в РК перед началом сгорания доста-
точно гомогенную смесь, содержание сажи в ОГ незначительно, т. к. граница
начала по α выходит за границы диапазона, в котором нормально работают та-
кие двигатели. В ОГ дизельных ДВС нормируется содержание твердых ча-
стиц, в основной массе это — сажа, которая практически неизбежно образу-
ется локально в зонах местного переобогащения смеси при сгорании. При по-
следующем же догорании и расширении в дизелях сажа способна эффектив-
но выгорать. Однако индивидуальный для каждого конкретного дизеля предел
по нагрузке (αΣmin > 1, называемый красноречиво пределом дымления) ука-
зывает на ограниченность эффективности процессов (5) окисления сажи в тур-
булизованных ПС даже в условиях заметного присутствия кислорода.
Токсичность сажи в основном определяется ее абсорбционными свойства-
ми: массовая доля легких углеводородов, абсорбированных на поверхности ча-
стиц сажи, может достигать 30%. Особенную опасность представляют здесь
канцерогенные углеводороды.
170
Норм. Год введения Бенз. двигатели Дизельные двигатели
документ в ЕС в РФ CO Cm Hn +N Ox CO Cm Hn +N Ox ТЧ
EURO-1 1993 1999 2,72 0,97 2,72 0,97 0,14
EURO-2 1996 2006 2,2 0,5 1,0 0,67 0,08
EURO-3 2000 2008 1,5 0,17+0,14 0,6 0,06+0,5 0,05
EURO-4 2005 2010 0,7 0,08+0,07 0,47 0,05+0,25 0,05

Таблица 10.1. Нормы предельно допустимых выбросов [г/км] для легковых ав-
томобилей согласно Правилам ЕЭК ООН R 83-02 (EURO-1) и т. д.

Нормирование токсичности. Нормируемыми токсичными компонен-


тами ОГ в соответствии с современными нормативными документами
(EURO-1, . . . , EURO-4) являются CO, N Ox , Cm Hn и твердые частицы (ТЧ,
для дизелей).
Данные табл. 10.1 указывают на последовательное ужесточение норм ток-
сичности выбросов транспортными средствами в Европе. Нормы EURO-4 со-
ответствуют весьма низкому содержанию токсичных веществ в ОГ: для бен-
зинового легкового автомобиля с расходом топлива ≈ 7 л/100 км предель-
ные значения средних массовых долей нормируемых веществ в ОГ — YCO =
0,088%; YCm Hn = 0,01%; YN Ox = 0,0088%. Столь малое содержание токсич-
ных компонентов в ОГ может быть обеспечено только при высоком уровне ор-
ганизации горения и при наличии в выпускной магистрали специальных ней-
трализаторов.

10.5. Комплексное снижение токсичности ДВС


В настоящее время возможности снижения токсичности ОГ ДВС, позво-
ляющие удовлетворить перспективным нормам, следует искать только на пути
комплексного подхода к проблеме.
Применяя ДВС более или менее традиционных схем, следует в первую оче-
редь подавлять образование токсичных веществ в процессах горения, т. е. путем
воздействия на РП. Для этого необходим переход на более гибкие системы топ-
ливоподачи, обеспечивающие программируемый (неоднократный) впрыск топ-
лива непосредственно в цилиндр, позволяющий получать наиболее выгодные
распределения локальных коэффициентов избытка воздуха, при взаимном со-
гласовании геометрии КС и движения заряда в ней. Для ДВС с воспламенени-
ем от сжатия перспективным является переход на системы впрыска под повы-
шенным давлением с электронным управлением законом подачи, но и для ДВС
с искровым воспламенением очень желательным является гибкое электронное
управление законом топливоподачи, при котором, с учетом газодинамического
состояния заряда в КС, в зоне свечи формируется смесь, близкая к стехиомет-
рической (тогда как даже средний по объему КС коэффициент избытка воздуха
может составлять αΣ = 1 . . . 2,5). В результате такого т. наз. послойного сме-
171
сеобразования в ДВС с искровым воспламенением регулирование мощности
приближается к качественному (т. е., как в дизелях), повышается эксплуата-
ционная экономичность (в том числе за счет повышения степени сжатия бла-
годаря подавлению детонации) и значительно снижаются выбросы токсичных
компонентов ОГ.
Именно для отработки процессов смесеобразования и сгорания в КС
применяются наиболее детальные (пространственные) математические модели
процессов горения и программное обеспечение. Напротив, модели процессов
в КС «термодинамического» уровня детализации не в состоянии предсказать
необходимую взаимосвязь явлений и потому не представляют для подобных за-
дач реальной ценности.
Необходимость установки нейтрализаторов токсичных компонентов ОГ
диктуется тем, что мероприятия по снижению токсичности выбросов ОГ из КС
уже не могут удовлетворить современным нормам. Принцип действия нейтра-
лизаторов основан на создании условий для окисления токсичных компонен-
тов до безвредных в реакциях друг с другом и с имеющимся в ОГ таких ДВС
кислородом. Как правило, для этого поток ОГ пропускается через устройство
с развитой поверхностью, покрытой катализатором из благородных металлов
(платина P t, палладий P d, их смесь). Большую проблему при использовании
каталитического нейтрализатора представляет управление двигателем с учетом
поддержания высокой эффективности нейтрализации, а также использование
дорогостоящих (дефицитных) материалов — благородных металлов платино-
вой группы: платины и палладия.
Конструкции нейтрализаторов разрабатываются с применением моделей,
учитывающих гетерогенные химические реакции как основу протекающих в них
процессов. При этом используются достаточно отработанные кинетические ме-
ханизмы (напр., пакет AVL FIRE). Расчетный анализ уровня выбросов токсич-
ных компонентов с ОГ ДВС, оборудованным нейтрализатором, может быть вы-
полнен моделированием процессов в ЭУ при работе в составе транспортно-
го средства при выполнении некоторого ездового цикла. Справедливости ради
следует отметить, что работы по снижению токсичности ЭУ часто ограничива-
ются удовлетворением ограничений по токсичности ОГ именно применительно
к нормативному циклу.
Говоря вообще об эффективном и малотоксичном источнике механической
энергии для транспортной ЭУ, нельзя не отметить потенциальной возможности
применения (1) альтернативного топлива для ДВС, (2) разработки альтерна-
тивных РП ДВС и (3) ЭУ, альтернативных ДВС на транспорте.
Рассмотрим возможность (1): применение в ДВС альтернативных топ-
лив. Так, питание ДВС природным газом со специальной топливной аппара-
турой достаточно перспективно, т. к. подача в КС углеводородного топлива в га-
зовой фазе исключает процессы испарения и гомогенность смеси улучшается;
наблюдается существенное снижение выделения токсичных веществ, особен-
но продуктов неполного сгорания (CO и Cm Hn ). Кроме того, природный газ

172
(смесь газов), как и чистый метан, обладают высокой детонационной стойко-
стью.
Водород H2 обладает рядом преимуществ по сравнению с углеводородны-
ми топливами. Он имеет очень широкие концентрационные пределы воспламе-
нения в смесях с воздухом (4,1. . . 74% по объему). Широкие пределы воспла-
менения позволяют применить в ДВС на водороде качественное или смешан-
ное регулирование, что существенно повышает индикаторный КПД ηi на малых
нагрузках. В качестве окислителя для сжигания H2 в ДВС может применять-
ся воздух или чистый кислород. В первом случае продукты полного сгорания
будут содержать пары воды, азот и его окислы, во втором — только пары воды.
Строго говоря, в ОГ ДВС на водороде будут содержаться также в небольших
количествах ПС смазочного материала — углекислота, а также CO и Cm Hn .
Могут представлять проблему выбросы окислов азота, но при работе водо-
родного двигателя на обедненных смесях (α > 2) выделение N Ox практиче-
ски равно нулю. Крупные недостатки водорода — его пожароопасность, малая
плотность, вызывающая необходимость в криогенной аппаратуре для сжиже-
ния и хранения H2 , и главное — энергетическая неэффективность его полу-
чения для нынешней энергетики — обуславливают невозможность массового
применения H2 в качестве топлива в настоящее время. Однако создание в пер-
спективе т. наз. водородной инфраструктуры, например, на базе сети тер-
моядерных электростанций, могло бы сделать именно водород химическим
энергоносителем будущего. «Дотянуть» до этого времени могут помочь синте-
тические жидкие топлива (из углей) и биотоплива, получаемые из раститель-
ного сырья и органических отходов (см. гл. 11).
Другое направление поиска — (2) создание ДВС с приниципиально новым
рабочим процессом, сочетающим в себе эффективность на уровне цикла дизеля
и радикально низкий исходный уровень эмиссии вредных веществ. Примерно
раз в десятилетие (или чаще) умами двигателестроителей овладевает очередная
идея революционной инновации в области РП. Так, первая половина 1990-х
ознаменовалась надеждами на РП с вдувом топлива в РК двигателя (неза-
долго до принудительного воспламенения), чем бы обеспечивалось «послой-
ное смесеобразование» в ДВС с высокой степенью сжатия (Orbital Combustion
Process, OCP); предполагалось, что будут созданы простые, экономичные и ма-
лотоксичные (в том числе 2-тактные) автомобильные ДВС c OCP.
На кафедре ДВС УГАТУ в этот период началась реализация идеи
(см. с. 176) «унифицированного» РП [6] с поздним вдувом в КС ДВС топ-
ливовоздушной смеси посредством компрессор-форсунки. Потенциал данно-
го РП — в использовании (a) резервов внутреннего смесеобразования, (б) при-
нудительного воспламенения и (в) многотопливности, т. е. объединении досто-
инств дизелей и двигателей на легком топливе с унификацией в перспективе;
в главе 11 даны некоторые подробности и примеры моделирования аспектов
такого РП (применительно к питанию спиртоводной топливной смесью).

173
Во второй половине 1990-х усилиями японских, а затем и конструк-
торов других ведущих производителей, на рынке появились конкурентоспо-
собные конструкции бензиновых автомобилей с ДВС, оснащенных система-
ми управляемого (программируемого) непосредственного впрыска (Gasoline
Direct Injection, GDI); в них на практике реализованы преимущества ДВС
с «послойным смесеобразованием» при впрыске легкого топлива в КС ДВС.
Первое десятилетие нового века отмечено исследованием резервов РП, в ко-
тором напротив, обедненная смесь гомогенного состава самовоспламеняется
и сгорает вблизи ВМТ (Homogeneous Charge Compression Ignition, HCCI);
в данном случае высокая (и управляемая!) степень сжатия обеспечивает вы-
сокий ηi , а самовоспламенение и объемное (кинетическое) сгорание «борется»
c детонацией и продуктами неполного окисления, а обеднение смеси, снижаю-
щее Tmax , эффективно подавляет образование N Ox .
В последнее десятилетие успешно реализованы на автотранспорте гибрид-
ные силовые установки (ГСУ). Под таковыми понимаются ЭУ, сочетаю-
щие ДВС как источник механической энергии, устройство-аккумулятор энер-
гии (в электрической, механической или иной форме) и один или несколько
(электро)двигателей для привода колес транспортного средства (ТС). С при-
менением ГСУ трансмиссия ТС и ДВС «развязаны», что позволяет приме-
нить двигатель ме́ньшей номинальной мощности, работающий на более вы-
годном режиме (или режимах) с точки зрения эффективности и токсичности.
Применение ГСУ для городских условий (особенно оборудованных системой
«стоп-старт») дает прирост топливной экономичности ТС в десятки процен-
тов, и уже одно это снижает токсичность ОГ ТС, имея в виду ее нормирование
из расчета в г/км. Наряду с совершенствованием РП и применением нейтрали-
заторов ОГ внедрение ГСУ — элемент комплексного подхода к проблеме эф-
фективности и экологичности ДВС (и шире — ЭУ для ТС).
В заключение рассмотрим возможность (3) создания массового, альтерна-
тивного ДВС, источника механической энергии для ТС, конкурентоспособном
по энергетической эффективности. Нужно учесть, что ДВС в этом отношении
довольно совершенны: эффективный КПД транспортной ЭУ на крейсерских
режимах близок к 50%, снижение его при переходе к работе на частичных ре-
жимах может быть «исправлено» применением ДВС в составе ГСУ. Практика
показывает, что в качестве источников механической энергии практически при-
годны для применения в мобильных ЭУ (и притом эффективнее ДВС) только
электродвигатели. Учитывая, что для их питания нужна электрическая энергия,
легко понять, почему в современных условиях электромобиль с аккумулятором
не в состоянии в массовом порядке заменить автомобиль с ДВС.
Иное дело — получение электроэнергии «на борту» — в топливном эле-
менте (ТЭ). При том, что эффективный КПД системы «водородный ТЭ —
электродвигатель» выше КПД ДВС, не нужно забывать о цене джоуля энергии,
заключенного в H2 , по отношению к таковой для топлива ископаемого проис-
хождения. Окисление же углеводородов (метан, спирты) в ТЭ идет с «относи-

174
тельным» КПД с поправкой на содержание водорода в топливе. Следует учи-
тывать необходимость применения в (современных) ТЭ благородных металлов
в качестве катализаторов в таких количествах, что для перевода всего автопар-
ка на ТЭ понадобится (по некоторым грубым оценкам) задействовать в скором
времени весь наличный мировой запас металлов платиновой группы. В итоге,
несмотря на определенные преимущества, электродвигатель, питаемый от ТЭ,
не является реальной альтернативой ДВС для транспортной ЭУ в обозримой
перспективе, т. е. до времени (и возможности) создания «водородной инфра-
структуры».

10.6. Вопросы для самоконтроля


1. Перечислите особенности процессов сгорания в двигателях с принуди-
тельным воспламенением в сравнении с таковыми в ДВС в воспламенением
от сжатия.
2. Какие недостатки «карбюраторных» двигателей исправляет переход
на системы топливоподачи с программируемым впрыском легкого топлива в ра-
бочую камеру (GDI)?
3. В каком направлении идет совершенствование процессов современ-
ных ДВС с воспламенением от сжатия?
4. Перечислите основные группы токсичных компонентов, содержание
которых в ОГ ДВС регулируется нормативными документами «EURO-2»
и «EURO-3»?
5. Назовите причины образования при сгорании в КС ДВС каждой норми-
руемой группы токсичных компонентов.
6. Что подразумевает комплексный подход к снижению токсичности транс-
портных ДВС?
7. Каковы перспективы альтернативных топлив в ДВС?
8. Каковы перспективы альтернативных рабочих процессов ДВС?
9. Каковы перспективы источников механической энергии, альтернатив-
ных ДВС?

175
Глава 11
Моделирование
унифицированного рабочего
процесса ДВС
11.1. Предварительные замечания
Тепловые двигатели потребляют в настоящее время огромные количества
топлив ископаемого происхождения. Перспектива исчерпания экономически
рентабельных запасов ископаемых топлив заставляет искать им альтернативу,
оправданную в техническом, экономическом и экологическом аспектах. Необ-
ходимость ограничения антропогенных выбросов углекислого газа также ста-
вит перед человечеством задачу перехода на альтернативные виды топлив. Ра-
дикальным решением этих проблем может быть переход на использование топ-
лив биологического происхождения, вписывающихся в кругооборот веществ
в природе — биотоплив [24].
Из биотоплив достаточно перспективным представляется этанол C2 H6 O.
Его отличают доступность и простота технологии производства из органиче-
ского сырья, в том числе из органических отходов. Однако применение чистого
этанола в качестве моторного топлива сдерживается рядом технических про-
блем, связанных с его высокой теплотой парообразования, гигроскопичностью
и другими особенностями. Наблюдаемое ныне применение этанола в смесях
с топливами нефтяного происхождения для питания ДВС не является принци-
пиальным решением проблемы перехода на альтернативное топливо.

11.2. Унифицированный рабочий процесс ДВС


Возможность применения этанола в качестве моторного топлива лежит
на пути создания унифицированного рабочего процесса ДВС [10, 24], со-
четающего высокую степень сжатия, непосредственный впрыск (вдув) топлив-
ной смеси в рабочую камеру (РК), принудительное воспламенение при каче-
ственном регулировании нагрузки. Такой перспективный рабочий процесс (РП)
в принципе должен быть многотопливным и допускать конверсию существу-
ющих конструкций ДВС, а также позволять сжигать в ДВС топливные смеси
с большим содержанием воды; последнее способствует подавлению образова-
ния окислов азота в РК. Подобный РП, доведенный до высокой степени со-
вершенства, может сделать именно C2 H6 O наиболее вероятной альтернативой
топливам из нефти.

176
Унифицированный рабочий процесс. Исторически сложились два ти-
па рабочих процессов поршневых ДВС — с принудительным воспламенением
(или бензиновые) и с воспламенением от сжатия (дизели). Бензиновые двигате-
ли (разд. 10.2), в сравнении с дизельными (разд. 10.3) обладают более высокой
удельной мощностью, и, соответственно, более низкой топливной экономично-
стью. Это обстоятельство, а также более глубокий анализ тенденций в области
совершенствования РП ДВС указывают на то, что векторы развития существу-
ющих типов двигателей направлены на создание некоего унифицированного
рабочего процесса (УРП), обладающего следующими признаками [6]:
1) Выделение химической энергии примерно при v = const и по оптималь-
ной характеристике (критерии оценки качества процесса: эффективный
КПД, макс. давление, макс. температура, скорость нарастания давле-
ния).
2) Оптимальная степень сжатия ε.
3) Качественное регулирование нагрузки в широком диапазоне (αΣ =
0,8 . . . 6).
4) Диапазон частот вращения вала — на уровне современных двигателей
с искровым воспламенением.
5) Многотопливность (использование всех товарных и возможных перспек-
тивных видов топлив).
На пути создания подобного рабочего процесса существует общее для
обоих типов двигателей препятствие — ограничение по степени сжатия. Ес-
ли все прочие признаки в той или иной степени присущи имеющимся ти-
пам РП, то по степени сжатия оказывается незадействованным самый выгод-
ный для ДВС диапазон (ε = 12 . . . 15).
Перечисленные выше признаки перспективного УРП определяют отказ
от механизма воспламенения, лежащего в основе дизельного цикла — самовос-
пламенения от сжатия, поскольку при таком способе воспламенения время его
задержки и протекание начальной фазы горения сильно зависят от рода топли-
ва и термодинамических условий в РК. Самовоспламенение в рабочем процессе
может сопровождать сгорание, но не инициировать его, следовательно, двига-
тель должен иметь принудительное воспламенение искровым разрядом, обес-
печивающее определенность и управляемость моментом воспламенения.
При принудительном воспламенении можно обеспечить более мягкое сго-
рание (близкое по характеру к сгоранию в бензиновых ДВС) на начальном эта-
пе. Также, вероятно, будет возможно сжигать более однородные, чем в дизе-
ле, смеси. При неравномерной концентрации топлива и его капель в основном
объеме КС можно будет получить бездетонационный характер воспламенения
и сгорания заключаительной части заряда, что особенно важно для обеспече-
ния работе с указанными выше степенями сжатия на режимах полных нагрузок.

177
Подобные соображения позволили сформулировать гипотезу (см. [6])
о возможном способе осуществления рабочего процесса с управляемым комби-
нированным воспламенением и сгоранием. Процесс реализуется за счет впрыс-
ка или, скорее, вдува (вблизи ВМТ) богатой топливовоздушной струи, кото-
рая воспламеняется искровым разрядом вблизи ее границ. Этим обеспечива-
ется первый этап сгорания, характерный для бензинового двигателя. В резуль-
тате повышения давления и температуры несгоревшей части топливовоздушной
смеси, обусловленного сгоранием части смеси, воспламененной искрой, на вто-
ром этапе происходит многоочаговое воспламенение и сгорание, характерное
для рабочего процесса дизельного двигателя. При этом уровень неоднородно-
сти топливовоздушной смеси должен быть таким, чтобы, с одной стороны, ис-
ключить возможность возникновения заметных явлений детонации, а с другой
стороны — обеспечить максимально возможную степень использования име-
ющегося в рабочей камере двигателя воздуха.
Удовлетворить этим противоречивым требованиям, вероятно, возможно,
если организовать процесс таким образом, чтобы концентрационная неодно-
родность имела место на локальном уровне, а сами очаги локальной неод-
нородности были относительно равномерно распределены по объему камеры
сгорания. Предполагается, что локальное образование детонационных волн,
ослабляющихся в процессе распространения (благодаря неоднородной струк-
туре смеси) до такого уровня, который не представляет опасность для кон-
струкции двигателя и не ухудшает его эффективные показатели, допустимо.
Принципы организации процессов смесеобразования и воспламенения, зало-
женные в предлагаемом рабочем процессе, должны позволить управлять сте-
пенью неоднородности и работать в широком диапазоне изменения коэффици-
ента избытка воздуха. Самовоспламенения может и не быть при использовании
высокооктановых топлив (например, водных растворов этанола); в таких слу-
чаях процесс сгорания может быть одноэтапным. Таким образом, изложенный
принцип организации процессов смесеобразования и воспламенения позволит
расширить применение воды для подавления образования окислов азота в КС.
Таким образом, реализация УРП требует решения седующих технических
проблем:
• Обеспечение полного бездетонационного сгорания в условиях оптималь-
ных степеней сжатия;
• Обеспечение надежного воспламенения искровым разрядом различных
топлив в широком диапазоне температур окружающей среды и нагрузок
(особенно в условиях глубокого расслоения смеси по составу).
Параллельное существование двух типов поршневых ДВС ведет к серьез-
ным издержкам — для каждого из них требуются свои топлива, смазочные
материалы, технологии производства и ремонта, материалы и т. д. Очевидно,
что УРП, призванный объединить лучшие качества бензиновых и дизельных
двигателей, должен быть многотопливным. Это позволит перейти на единое

178
универсальное топливо, включающее фракции современных товарных топлив,
что значительно снизит энергоемкость и себестоимость их производства.
Перспективным топливом для ДВС, как говорилось выше, с внедрением
УРП мог бы стать водный раствор этанола.

11.3. Задачи моделирования унифицированного РП ДВС


Расчетный анализ, призванный помочь в поиске оптимальных сочетаний
режимных и конструктивных параметров УРП, возможен по детальным мо-
делям теории горения. Требуется применение таких моделей, методов, про-
граммного обеспечения и вычислительной техники, чтобы численными расче-
тами пространственного двухфазного течения детально, а значит и достовер-
но, воспроизвести особенности смесеобразования и сгорания в объеме РК. Та-
ким путем, наряду с натурными экспериментами, в настоящее время на кафед-
ре ДВС УГАТУ применительно к УРП решаются проблемы надежности вос-
пламенения, полноты сгорания при качественном регулировании мощности, по-
давления образования в РК окислов азота и продуктов неполного сгорания.
Рамки данного пособия ограничены учебным планом, поэтому ниже приво-
дится материал, иллюстрирующий методы построения и возможности примене-
ния моделей, основанных на уже известных теоретических сведениях.
Так, в разд. 11.4 описана модель РП ДВС невысокого — «термодинами-
ческого» — уровня детализации; разд. 11.5 посвящен результатам расчетно-
го анализа РП, полученным с ее применением. Цель данного этапа исследо-
вания РП ДВС с УРП заключалась в доказательстве положительного влия-
ния обводнения спиртоводной топливной смеси на показатели действительно-
го цикла — индикаторный КПД ηi , максимальную температуру Tmax и макси-
мальное давление pmax в цикле именно с термодинамических позиций. Приме-
нение достаточно обоснованной (пусть и «нульмерного» уровня) модели РП,
позволяет все же надеяться на получение из численного анализа адекватных
«интегральных» оценок влияния исследуемых факторов на показатели РП.
В разд. 11.6 обсуждаются результаты расчета полей концентрации топ-
лива (этанола) в процессе его вдува в смеси с воздухом в несколько упро-
щенной физической и геометрической постановке, выполненного по детальной
пространственно-временной численной модели по программе, алгоритм кото-
рой раскрыт в разд. 6.11.

11.4. Программа hamber0d для моделирования РП ДВС


Модели процессов сжатия, сгорания, расширения и газообмена в рабо-
чей камере (РК), обеспечивающие невысокую степень детализации явлений,
могут быть построены на законах сохранения «термодинамического» уров-
ня (1.26) и (1.27). Ниже описывается такая модель и принципы работы расчет-
ного модуля, используемого программой hamber0d, которая может быть по-
лезна при изучения основных особенностей процессов сжатия, сгорания, рас-
ширения в РК (цилиндре) ДВС. Здесь, для краткости, описывается алгоритм
179
расчета, реализованный в программе hamber0d для процессов в РК, протека-
ющих при закрытых органах газообмена.
Изложенная ниже модель соответствует базовому режиму работы рас-
четного модуля, включенному по умолчанию. В этом режиме используется
двухзонное представление состояния рабочего тела, т. е. в период сгорания
объем РК условно поделен на две не смешивающиеся зоны — зону свежего за-
ряда (СЗ) и зону продуктов сгорания (ПС). Зона ПС рассчитывается в рав-
новесном приближении (т. е. производится учет диссоциации компонентов ПС;
см. разд. 2.11: вариант, обсуждаемый на с. 55).
Расчетный модуль является расширяемым, в нем планируются или уже ре-
ализованы возможности описания (двухзонной моделью) также процессов га-
зообмена, задание законов выгорания и теплоотдачи пользовательскими зави-
симостями табличного или аналитического вида, подключение моделей обра-
зования токсичных компонентов ОГ, возможность включения в форме модуля
в систему имитационного моделирования (СИМ).
При расчете процесса сгорания скорость подвода массы и химической
энергии топлива в зону ПС определяется наперед заданной интегральной зави-
симостью, в качестве которой по умолчанию берется полуэмпирическое урав-
нение И.И. Вибе. В модели принято простейшее допущение относительно ха-
рактера сгорания при внутреннем смесеобразовании: считается, что подаваемое
топливо и необходимый для его окисления поток свежего заряда из зоны СЗ
непрерывно образуют продукты сгорания, оказывающиеся при этом в зоне ПС.
Поэтому компонентный состав смеси в зоне CЗ (и, в частности, массовая до-
ля воздуха в ней YÑÑ ) в процессе горения неизменен; он задается в исходных
данных или определяется по результатам расчета газообмена в текущем цик-
ле ДВС (при расчетах в СИМ). Элементный состав газовой смеси в зоне ПС
также известен и неизменен в процессе расчета горения в данном цикле.
Обновление параметров в зонах на расчетном шаге основано на дискре-
тизации по времени t уравнений (1.26) – (1.27), приведенных к частному виду
условий баланса масс и энергий двух контактирующих (при pÑÇ = pÏÑ ) зон.
Из материальных потоков через границы зон учитываются поток подаваемого
топлива и сопряженный с ним поток смеси (играющей роль окислителя) из зо-
ны СЗ также в зону ПС. Уравнения сохранения для зон принимают в таком
случае вид системы ОДУ
dmÑÇ αl0 dmÒ
=− ,
dt YÑÑ dt
 
dmÏÑ dmÒ dmÑÇ αl0 dmÒ
= − = 1+ ,
dt dt dt YÑÑ dt
 
dUÑÇ dmÑÇ dVÑÇ dQÑÇ
= hÑÇ −p + ,
dt dt dt dt
 âíåø 
dUÏÑ dmÒ dmÑÇ dVÏÑ dQÏÑ
= −hÒ − hÑÇ −p + ,
dt dt dt dt dt âíåø
180
где mÑÇ = ρÑÇ /VÑÇ и mÏÑ = ρÏÑ /VÏÑ [кг] — текущие значения массы смеси
в зонах СЗ и ПС, UÑÇ = mÑÇ · eÑÇ и UÏÑ = mÏÑ · eÏÑ — внутренняя энер-
гия [Дж] в этих зонах, YÑÑ — массовая доля воздуха (СС) в составе СЗ, l0 —
стехиометрическое отношение, кг. возд./кг. топл.
Запись данной системы ЗС для двух зон, рассматриваемых в качестве «ем-
костей мгновенного перемешивания» в компактной условной «векторной» фор-
ме имеет вид
J
∂U X
= Fj + S,
∂t j=1

T
где U = [mÑÇ , mÏÑ , UÑÇ , UÏÑ ] — «вектор» сохраняющихся величин (масс
компонентов смеси и внутренней энергии в зонах) т. е. зависимых перемен-
ных задачи — неизвестных (от англ. unknowns), Fj — «вектор» потоков (ан-
гл. fluxes) масс и энергии, S — «вектор» источников (англ. sources). Услов-
ное деление величин в правой части системы ОДУ на потоки и источники,
в отличие от (3.12) подчеркивает, что элементарные объемы (зоны) РК можно
связывать с произвольным числом материальных потоков; это полезно для
применения модуля в СИМ и формально сближает данную модель с моделями
пространственных течений реагирующих смесей, см. разд. 5.6 и 6.11.
В модуле для обновления параметров в зонах на расчетном шаге приме-
нен двухшаговый (двухэтапный) метод Эйлера второго порядка по времени.
Расчет «предварительных» значений, соответствующих временно́му слою n + 1
(tn+1 = tn+1 ) производится по соотношениям первого этапа метода
 
J
X
Un+1 = Un + ∆t ·  Fj n + Sn  ,
j=1

a окончательный расчет — вычисление «уточненных» значений вектора иско-


мых функций на новый временно́й слой (n + 1) — по соотношениям второго
этапа  
XJ
1 1 ∆t 
Un+1 = Un + Un+1 + · Fn+1
j + Sn+1  .
2 2 2 j=1

Расчет температуры и состава ПС вынесен в процедуру, обращение к ко-


торой не усложняет логику расчета, в котором относительный объем зон и па-
раметры в них на каждом этапе двухшаговой схемы определяются итерационно
с тем, чтобы выполнялось равенство давлений в зонах. Кроме того, на объе-
мы зон наложено определяющее ограничение VÏÑ = V (ϕ) − VÑÇ , где V (ϕ) —
закон изменения объема РК, задаваемый (для поршневых ДВС) кинематикой
кривошипно-шатунного механизма.
По обновленным на шаге значениям «консервативных» (сохраняющихся)
величин — масс и внутренних энергий смеси в зонах — вычисляются «пер-

181
вичные» переменные (в основном параметры состояния), необходимые для вы-
числения правых частей системы ОДУ на новом шаге. Например, после окон-
чательного обновления параметров зоны СЗ на шаге — на временно́й слой
(n + 1) — привлекаются соотношения с участием обоих уравнений состояния
n+1
ρÑÇ = mn+1 n+1 n+1 n+1 n+1
ÑÇ /VÑÇ , eÑÇ = UÑÇ /mÑÇ ,
ÑÇ ), pÑÇ = ρÑÇ RÑÇ TÑÇ .
n+1
TÑÇ = T (en+1 n+1 n+1 n+1

Итерационное уточнение параметров в зонах на шаге определяется необ-


ходимостью учета взаимной работы изменения объема и условием pÑÇ = pÏÑ .
Второй порядок аппроксимации по времени сохраняется, если приращения
объемов зон на шаге оцениваются конечными разностями следующего вида; на-
пример, для зоны ÑÇ —
 n
dVÑÇ n+1
VÑÇ n
− VÑÇ 
= + O ∆t2
dt ∆t

— на предварительном этапе обновления параметров в ней двухшаговым мето-


дом Эйлера, и
 n+1
dVÑÇ n+1
VÑÇ n
− VÑÇ 
= + O ∆t2
dt ∆t
— на уточняющем этапе обновления. Работа газовых сил на шаге, учитываемая
при подсчете индикаторной работы цикла, вычисляется по мощностям измене-
ния объема, подставляемым в разностный аналог уравнения энергии в двухша-
говой схеме: " n  n+1 #
∆t dV dV
∆Ln = p + p .
2 dt dt

В исходных данных программы hamber0d задаются начальные пара-


метры состояния рабочей смеси — давление p0 (Па), абсолютная температу-
ра T0 (K), массовая доля воздуха (или свежей смеси, СС) YÑÑ, 0 при положении
поршня (поршней) при ϕ0 = ϕà — в начале чистого сжатия — а также сами
углы начала и окончания процесса в РК при закрытых органах газообмена ϕa
и ϕb (в градусах, согласно законам их открытия).
Также необходимо указать: параметры кривошипно-шатунного меха-
низма — диаметр цилиндра dö [м], радиус кривошипа (кривошипов) r [м], дли-
ну шатуна (шатунов) l [м], геометрическую степень сжатия ε, отношение пло-
щади поверхности «головки» цилиндра (площади поверхности РК при поло-
жении поршня (поршней) в ВМТ за вычетом площади круга (двух кругов, для
ДВС с противоположно движущимися в одном цилиндре поршнями, ПДП),
диаметром dö , к площади этого круга (Fö /FÏ ) и число поршней на цилиндр NÏ
(NÏ = 2 для ДВС с ПДП). Указывается также тактность и число оборотов вала
ДВС в минуту n.
182
0◦ 180◦ 360◦ 540◦ 720◦ 0◦ 180◦ 360◦

ϕy ϕz ϕb ϕss ϕse ϕa ϕy ϕz ϕy ϕz ϕb ϕss ϕa


ϕse
а) б)

Рис. 11.1. Фазы процессов для (a) четырехтактных и (б) двухтактных ДВС

Задаются параметры топлива и внутреннего С/О — род топлива и α, па-


раметры модели выгорания — угол начала процесса сгорания ϕy (менее 360◦
для 2-тактного, менее 720◦ для 4-тактного ДВС, см. рис. 11.1), продолжитель-
ность периода сгорания в углах ПКВ ∆ϕyz = ϕz − ϕy (30◦ . . . 130◦ ), доля вы-
делившейся при сгорании химической энергии топлива xz < 0,999, показатель
характера сгорания m ∈ (−0,5 . . . 4,0) в формуле И.И. Вибе (11.1).
Для модели теплоотдачи задается средняя эквивалентная температура
стенок рабочей камеры TwC [K].
На этапе инициализации программа вычисляет начальные значения кон-
сервативных переменных U, а также часто используемые вспомогательные па-
раметры: площадь кругового сечения цилиндра («площадь поршня») FÏ =
πdö2 /4, рабочий объем Vh = 2rFÏ NÏ , объем КС (через геометрическую сте-
пень сжатия) Vc = Vh /(ε − 1), отношение радиуса кривошипа к длине шату-
на λ = r/l, а также параметры для расчета теплоотдачи в стенки — площадь
поверхности камеры сгорания Fc = (Fc /FÏ ) × FÏ , среднюю скорость порш-
ня cm = rn/15 = Sn/30, условную окружную скорость вихря, оцениваемую
как cu = 2,3cm и коэффициент оборотности kg (см. [22]), который задается
в зависимости от средней скорости поршня: kg = 110 при cm < 9 м/с, kg = 135
при cm > 11 м/с, а в промежутке cm ∈ [9, 11] — по полуволне синусоиды между
значениями 110 и 135. Также вычисляется величина константы C = ln (1 − xz )
в «законе» выгорания И.И. Вибе
 m+1 !
ϕ − ϕy
x = x(ϕ) = 1 − exp C · . (11.1)
∆ϕyz

Расходуемая за расчетный шаг порция топлива mnÒ вычисляется непосред-


ственно на первом этапе двухэтапной схемы численного интегрирования, так
как задана зависимостью интегрального вида (11.1):
 
∆mnÒ = mÒ ö ∆xn /xz = mÒ ö x(ϕn+1 ) − x(ϕn ) /xz ,
183
где x(ϕ) задается по (11.1), mÒ ö = αl0 mÑÑ (ϕy ) — цикловая доза подаваемо-
го в РК топлива [кг], mÑÑ = YCC mÑÇ . Соотвественно, приращения масс зон
на расчетном шаге в процессе сгорания, осуществляемом при закрытых орга-
нах газообмена, могут быть получены как

n αl0 n
∆mÑÇ =− ∆mÒ ,
YCC
 
αl 0
∆mnÏÑ = 1 + ∆mnÒ .
YCC
Мгновенный суммарный тепловой поток от стенок РК к рабочему телу вы-
числяется как на «старом» (n), так и на «предварительном» (n + 1) слое по вре-
мени по текущим осредненным параметрам рабочей смеси и правдоподобным
образом распределяется между зонами — dQâíåø = dQÑÇ âíåø + dQÏÑ âíåø :

dQâíåø
= αΣ (TwC − T )FÊ ,
dt
где суммарный коэффициент теплоотдачи αΣ в стенки РК задается формулой
Вошни (см. [22]):

αΣ = 0,118 · 10−3 kg D−0,2 T −0,53 [p · (km cm + 0,308cu )]0,8 , (11.2)

В формулу (11.2) на стадии газообмена (при ϕ ∈ [ϕb , ϕa ]) подставляется


значение km = 6,18, на стадиях сжатия, сгорания и расширения — km = 2,28.
Суммарная воспринимающая тепловой поток поверхность FÊ задается соот-
ношением
FÊ = Fc + NÏ FÏ + πdö S(ϕ),
где S(ϕ) — расстояние поршня(-ей) от ВМТ, определяемое его законом дви-
жения, здесь —

S(ϕ) = r · (1 − cos ϕ) + l · {1 − cos [arcsin (λ sin ϕ)]} , (11.3)

где r — радиус кривошипа, l — длина шатуна, λ = r/l.


Мгновенная механическая мощность, отдаваемая поршню (поршням), вы-
числяется также на старом (n) и «предварительном» (n + 1) временны́х слоях
по текущим давлению и скорости изменения объема рабочей камеры p (dV /dt)
с применением численного дифференцирования по t или ϕ зависимости

V (ϕ) = Vc + NÏ FÏ S(ϕ),

где dV /dt = (dϕ/dt = ω) · dV (ϕ)/dϕ, ω = πn/30.

184
11.5. Оценка эффективности цикла ДВС на обводненном
этаноле
Даже по модели РП, выведенной из ЗС для ОТС при двухзонном представ-
лении параметров в РК с учетом диссоциации в зоне ПС, могут быть получены
достоверные в целом данные о влиянии состава топливной смеси (ТС) и степени
сжатия ε на индикаторный КПД ηi цикла, макс. температуру Tmax и давление
в цикле pmax .
Задача о влиянии содержания воды в ТС на основе этанола C2 H6 O, по-
даваемой непосредственно в РК ДВС, решалась численным моделированием
по описанной в разд. 11.4 модели процессов в РК. Чтобы сделать определенны-
ми массу и энергию остаточных газов в цилиндре, смоделирован процесс газо-
обмена, для чего пришлось использовать расчетную процедуру для РК в рамках
модуля-элемента (МЭ) Цилиндр, сопряженного с моделями других элементов
и связей в ГВТ ДВС.
Порядок проведения расчетов. В программной СИМ газообмена ДВС,
использующей описанную выше модель процессов в РК, проведены расчеты га-
зообмена и процесса в цилиндре некоторого модельного двигателя. Для опреде-
ленности был взят четырехтактный двигатель с диаметром цилиндра dö = 85 мм
и ходом поршня S = 75 мм при числе оборотов вала n = 3000 мин−1 . Усло-
вия в атмосфере заданы значениями давления p0 = 100000 Па и температу-
ры T0 = 300 К. В модели двигателя заданы фазы и характеристики проходных
сечений органов газообмена двигателя УЗАМ-3317, правдоподобные темпера-
туры стенок ГВТ. Графическое представление модели ГВТ двигателя на экране
сборки СИМ показано на рис. 11.2.

Рис. 11.2. Модель ГВТ двигателя на поле сборки СИМ

Кроме модуля-элемента (МЭ) Цилиндр (модель которого описана


в разд. 11.4), в модели ГВТ использованы МЭ Атмосфера и МЭ Трубка
185
и модуль-связь (МС) Клапан. Описания моделей и численных аспектов
реализации МЭ Трубка и МС Клапан даны в [23, 31, 32].
Параметры закона выгорания (11.1) в РК (модуле Цилиндр) заданы рав-
ными m = 3,0 и xz = 0,98, угол начала сгорания — ϕy = 676◦ поворота колен-
чатого вала (ПКВ), продолжительность периода сгорания — ∆ϕyz = 80◦ ПКВ.
Коэффициент избытка воздуха в РК при сгорании задавался равным α = 1,15.
Подбором противодавления в «выпускной» Атмосфере (рис. 11.2) обеспечи-
вался одинаковый коэффициент наполнения ηV = 0,9 в каждом расчете. Таким
образом, моделировался рабочий процесс, характерный для ДВС c внутрен-
ним смесеобразованием при работе на ожидаемом пределе обогащения смеси
по составу (т. е. на полной нагрузке), умеренных оборотах и сходственных ре-
жимах по наполнению. Длины впускного и выпускного каналов (Lâï = 0,54 м
и Lâûï = 0,40 м) были заданы существенно меньшими, чем для оптимальной
газодинамической «настройки» ГВТ на данные обороты.
Проведены две серии расчетов, в каждом из которых степень сжатия ε из-
менялась от 8 до 13. В одной серии в качестве топлива задавался чистый этанол,
в другой — смесь этанола с водой в отношении 1:1 по массе (массовая доля во-
ды в топливной смеси Y = 0,5).
Теплотворность ТС задавалась в предположении о том, что границы РК
пересекают материальные потоки этанола и воды, находящиеся в стандарт-
ном состоянии. Поэтому энтальпия моля компонента ТС бралась равной его
стандартной энтальпии, и для задания термодинамических свойств всех ком-
понентов рабочего тела брались общепринятые зависимости [28]. Так, для во-
0
ды и этанола использованы значения ∆H f, 298 (H2 O, l) = −285,83 кДж/моль
0
и ∆H f, 298 (C2 H6 O, l) = −277,69 кДж/моль соответственно. Вычисленные
по этим данным величины «теплотворной способности» топливовоздушных
смесей (ТВС) Hu ñì оказались равными 2,61 МДж/кг. ТВС для чистого эта-
нола и 2,24 МДж/кг. ТВС — для смеси 1:1 этанола и воды (Y = 0,5); сказалось
действие воды как «балластного» компонента.
Таким образом, затраты энергии на сжатие ТС вместе с дополнительным
воздухом в КФ, равно как и материальный поток этого воздуха, не были учтены.
Результаты моделирования. Расчеты выполнены с шагом ∆ϕ = 0,25◦
по углу ПКВ до 20-го цикла ДВС, чем обеспечено полное установление ре-
гулярного циклического процесса в модели ГВТ ДВС при хорошей сходимо-
сти параметров решения к параметрам решения, получаемого при ∆ϕ → 0
(отклонение не превышает двух-трех десятых долей процента). При этом коли-
чество расчетных ячеек, на которые были разбиты впускной и выпускной ка-
налы ГВТ — 46 и 24 соответственно. Длительность одного расчета составила
18 секунд на ПЭВМ с процессором AMD Sempron 3200+ с тактовой часто-
той 1,94 ГГц.
Результаты расчетов представлены на рис. 11.3, 11.4 и 11.5.
Обсуждение результатов. Расчетный индикаторный КПД (рис. 11.3)
монотонным и ожидаемым образом возрастает с увеличением ε во всем
186
ее диапазоне. Примечательно, что при Y = 0,5 (спиртоводная смесь 1:1) ηi
на 1,0 . . . 1,2% величины превосходит значение для случая чистого этанола
(Y = 0) в качестве топлива.

0.44

0.42
ηi

0.4

0.38

0,0
0,5

0.36

8 9 10 11 12 13
ε

Рис. 11.3. Индикаторный КПД ηi при Y = 0,0 и Y = 0,5

При том, что вода в топливной смеси представляет собой инертный разба-
витель, подаваемый в РК в жидком агрегатном состоянии, полученное улуч-
шение эффективности цикла может быть объяснено совокупным действием
уменьшения потерь как на теплоотдачу в стенки РК, так и от несвоевременности
выделения химической энергии топлива — при пониженной температуре и, как
следствие, при резком снижении эффектов диссоциации. Также, очевидно, по-
ложительный эффект дает уменьшение средней молекулярной массы рабочего
тела при увеличенном содержании в нем молекул воды.
Действительно, расчетные значения максимальной температуры Tmax
в цикле (рис. 11.4) в случае использования обводненного (Y = 0,5) этанола
снижаются на 396. . . 413 К, или на 15,7 . . . 16,3% величины, по сравнению с ба-
зовым вариантом (Y = 0). Несмотря на грубость такой интегральной оценки,
она дает достаточно оснований предполагать, что образование окислов азо-
та N Ox по термическому механизму при работе на обводненной топливной сме-
си должно в значительной степени подавляться. При этом, отметим, Tmax для
данной топливной смеси даже несколько снижается с увеличением ε, что сви-
детельствует об отсутствии «температурного» ограничения по ε.
Наконец, максимальное давление цикла pmax в случае применения спирто-
водной смеси 1:1, согласно данным на рис. 11.5, также незначительно снижа-
ется (на 4,0 . . . 3,7% от базовой величины), монотонно и ожидаемым образом
возрастая с увеличением ε.
187
2600

2500

2400
Tmax, К

2300

2200

2100

2000 0,0
0,5

1900
8 9 10 11 12 13
ε

Рис. 11.4. Макс. температура Tmax при Y = 0,0 и Y = 0,5

7.5

7
pmax, МПа

6.5

5.5

5 0,0
0,5

4.5

4
8 9 10 11 12 13
ε

Рис. 11.5. Макс. давление pmax при Y = 0,0 и Y = 0,5

188
11.6. Моделирование развития топливовоздушного фа-
кела
При проектировании ДВС с непосредственным впрыском (вдувом)
топливо-воздушной смеси (ТВС) в РК необходимо назначить в первую очередь
(а) взаимное расположение соплового отверстия компрессор-форсунки (КФ)
и межэлектродного промежутка свечи, а также (б) момент подачи электриче-
ского разряда.
Нужно сразу отметить, что «инженерный» метод расчета полей концентра-
ции и температуры по модели стационарной турбулентной струи для нестацио-
нарных условий вдува является весьма приближенным. Достаточную достовер-
ность результатов моделировании нестационарных турбулентных течений мо-
жет обеспечить подход МКВ (см. разд. 6.10, с. 116), обеспечивающий числен-
ный расчет на ЭВМ с предельно возможным пространственно-временны́м раз-
решением по уравнениям сохранения для течения газовой смеси.
Было предпринято численное моделирование в указанной постановке те-
чения, развивающегося при вдуве (непосредственном позднем впрыске) ТВС
через КФ. Цель цикла расчетных работ состояла в получении оценочных коли-
чественных зависимостей — полей концентрации топлива и температуры смеси
в различных точках топливовоздушного факела (ТВФ) в зависимости от вре-
мени. В действительном рабочем процессе КС имеет сложную, переменную
во времени, геометрию, а вдув ТВС производится в подвижную и турбулизи-
рованную газовую среду. Чтобы сделать задачу обозримой, на данном этапе
не учитывалась полная реальная геометрия РК, среднее движение газа в РК
и его исходная турбулизация.
На четырехпроцессорной ЭВМ (рис. 11.6), с помощью параллельной вер-
сии программы fire3d (см. разд. 6.11) выполнена серия расчетов c постепен-
ным усложнением условий течения. Наиболее простая картина наблюдается
при вдуве в спокойный воздух с параметрами конца сжатия в цилиндре экспе-
риментального двигателя ÒÌÇ-200 c рабочим объемом Vh = 200 см3 (рис. 11.7).
Расчетная область содержала 260 × 205 × 205 ячеек размером 60 × 50 ×
50 мкм. Достаточно сильное допущение состояло в том, что топливо (здесь —
безводный этанол) считалось полностью испарившимся, а его свойства заданы
как для идеально-газового компонента смеси. Массовая доля этанола в сме-
си, подаваемой через сопловое отверстие КФ (диаметром 0,5 мм) задана ве-
личиной YF = 0,5556. Параметры смеси в сечении среза соплового отвер-
стия КФ определены расчетом по мат. модели КФ с учетом подогрева при сжа-
тии и теплового эффекта парообразования: θc = Tc /T1 = 0,5, Ìc = 1, pc =
1,068p1, p1 = 12 атм, T1 = 594 К. Струя рассчитывалась как затопленная
(u1 = 0) и недорасширенная. Исходная, задаваемая для успешного расчета
по МКВ, степень турбулентности в начальном сечении струи (осредненный мо-
дуль пульсационной скорости, отнесенный к средней скорости потока), соста-
вила 5,4%, что типично для развитого турбулентного течения на выходе из ка-
нала.
189
Рис. 11.6. Четырехпроцессорный вычислительный кластер (начало 2006 г)

Рис. 11.7. Поле массовой доли топлива (этанол) YF = 0 . . . 0,6 к моменту αΣ =


45, для цилиндра с Vh = 200 см3 и ηV = 0,42 из первого расчета — для условий
вдува ТВС без предкамеры

190
При представлении результатов расчета вместо величины модельного вре-
мени t использован текущий суммарный коэффициент избытка воздуха αΣ
в КС ДВС с рабочим объемом 200 см3 и коэффициентом наполнения ηV = 0,42
(соответствует двигателю ÒÌÇ-200), что позволяет наглядно судить о текущей
стадии процесса топливоподачи.
В первом расчете на боковых стенках области ставились условия перио-
дичности, ТВФ рассчитывался как затопленная струя. Проблема, связанная
с многомасштабностью задачи — малый диаметр соплового отверстия дол-
жен вмещать не менее десятка расчетных ячеек — обусловила то, что в этом
расчете на 4-процессорной ЭВМ удалось рассчитать развитие ТВФ в малой
области в форме параллелепипеда 15,6 × 10,3 × 10,3 мм, объемом лишь по-
рядка 1/12 объема КС моделируемого ДВС; вследствие чего после достиже-
ния αΣ = 45 дальнейшее адекватное моделирование ТВФ как затопленной
струи стало невозможным. Поле массовой доли топлива YF (x, y, z = 0) на этот
момент времени показано на рис. 11.7. Из рисунка видно, что на периферии та-
кой струи «разброс» величины YF , определяющей состав и тем самым условия
воспламенения, должен быть велик из-за влияния крупных вихрей.
Анализ результатов расчета породил уверенность в том, что для создания
условий для уверенного воспламенения следует проводить вдув ТВС в предка-
меру объемом также порядка 1/12 объема КС, которая бы устраняла действие
бокового сноса основным потоком в КС и поддерживала бы рециркуляционное
течение с образованием зоны смеси благоприятного для воспламенения состава
(для этанола — YF ≈ 0,1).
Поэтому во втором расчете на боковых границах расчетной области вы-
ставлялись условия непротекания, а на выходной границе — условия копиро-
вания параметров изнутри области. Это позволило смоделировать условия вду-
ва при наличии предкамеры указанного выше объема. В этом расчете выявлена
заметная рециркуляция затопленной струи с образованием зоны смеси доволь-
но однородной по концентрации на достаточном удалении от соплового отвер-
стия по оси и по углу (рис. 11.8).
Расчетные графики изменения массовой доли YF (xi , yi , 0, λΣ ) топлива
(где λΣ = 1/αΣ ) в точках на лучах, идущих из центра соплового отверстия под
углами γ = 16◦ , 18◦ , 20◦ и 22◦ к оси ТВФ на расстояниях l = 4, 6, 8 и 10 мм
от центра, показаны на рис. 11.9. Видно, что протекание графиков YF в точках,
расположенных на этих лучах — лежащих внутри струи и вне ее, существенно
отличается.
Из рис. 11.9 видно также, что условий для раннего воспламенения — YF ≈
0,1 — за период подачи ТВФ, показанный на графиках (λΣ 6 0,1) в данной
предкамере не имеется. Однако заметно, что уже сформирована волна смеси
с YF ≈ 0,05, движущаяся в обратном направлении (см. рис. 11.8).
Расчет, доведенный до λΣ ≈ 0,33 (и, соответственно, αΣ ≈ 3) показал
дальнейшее нарастание этого процесса. Суммарная длительность расчета со-
ставила около 60 суток на 4-процессорной ЭВМ (рис. 11.6). Анализ результа-

191
а)

б)

в)

Рис. 11.8. Поля массовой доли топлива (этанол) YF = 0 . . . 0,6 из расчета вду-
ва ТВС с предкамерой к моментам αΣ = 48 (а), αΣ = 24 (б), αΣ = 12 (в)

192
0.2 0.2
’a16-4’ ’a18-4’
’a16-6’ ’a18-6’
’a16-8’ ’a18-8’
’a16-10’ ’a18-10’

0.15 0.15
YF

YF
0.1 0.1

0.05 0.05

0 0
0 0.02 0.04 0.06 0.08 0.1 0 0.02 0.04 0.06 0.08 0.1
λΣ λΣ

а) б)
0.2 0.2
’a20-4’ ’a22-4’
’a20-6’ ’a22-6’
’a20-8’ ’a22-8’
’a20-10’ ’a22-10’

0.15 0.15
YF

YF

0.1 0.1

0.05 0.05

0 0
0 0.02 0.04 0.06 0.08 0.1 0 0.02 0.04 0.06 0.08 0.1
λΣ λΣ

в) г)

Рис. 11.9. Массовая доля топлива YF (xi , yi , 0, t) в точках по различным на-


правлениям γ; время выражено коэффициентом избытка окислителя λΣ =
1/αΣ (из расчета в условиях вдува ТВС с предкамерой): γ = 16◦ (а), γ =
18◦ (б), γ = 20◦ (в), γ = 22◦ (г)

193
тов показал, что межэлектродный промежуток свечи может быть расположен
в точке с γ = 18◦ . . . 22◦ и l = 8 . . . 10 мм, электрический разряд может быть по-
дан уже к моменту αΣ = 6 . . . 3. При этом скорость смеси в данной точке неве-
лика, а температура близка к температуре в цилиндре в конце сжатия, что может
обеспечить надежное воспламенение даже в условиях отрицательных темпера-
тур в атмосфере.
Таким образом, предкамера может играть роль стабилизатора для соста-
ва и скорости смеси в зоне вокруг электродов свечи и тем способствовать на-
дежному воспламенению ТВС электрической искрой. Варьируя конструктив-
ные размеры предкамеры (отношение длины к поперечнику, диаметр соедини-
тельного канала), можно существенно повлиять на состав и на момент дости-
жения благоприятного состава в зоне обратного течения смеси в ней.
Так как положение разрядного промежутка свечи в конструкции двигателя
будет фиксировано, представляла интерес именно проверка найденного опыт-
ным путем условия воспламенения при расположении эл. разряда на рассто-
янии примерно в 10 мм от соплового отверстия компрессор-форсунки. Расче-
том показано, что более или менее благоприятными условия для воспламенения
смеси наблюдаются к моменту окончания расчета в точке, лежащей на угловом
расстоянии в 18◦ . . . 22◦ от оси и на расстоянии 8 . . . 10 мм от соплового отвер-
стия КФ (для данной размерности двигателя — Vh = 200 см3 ).
В расчете без предкамеры отмечается крайняя неравномерность по вре-
мени расчетного распределения концентрации топлива в смеси, даже в точке,
которая признана благоприятной для воспламенения. В случае же применения
предкамеры возможно формирование зоны обратного течения в ней смеси по-
догретого при сжатии воздуха и испарившегося топлива со стабильно благо-
приятным для воспламенения и довольно однородным составом и незначитель-
ной скоростью потока. Это указывает на возможность реализации стабильного
воспламенения ТВС на ранней стадии вдува, в том числе при подаче малых цик-
ловых доз при количественном регулировании мощности ДВС, а также — при
пониженных (отрицательных) температурах атмосферного воздуха.
Более достоверные оценки условий воспламенения (на основании расчет-
ных полей концентраций и температур) могут быть и будут получены уточ-
ненными расчетами, с учетом действительной геометрии расчетной области,
турбулизации воздушного заряда, влияния умеренного бокового сноcа, нали-
чия капельной фазы, а позднее — и влияния переменной во времени геомет-
рии КС простого, предкамерного и вихрекамерного типа — на следующих эта-
пах расчетно-экспериментального исследования.
По результатам детальных и требующих больших вычислительных затрат
расчетов предполагается калибровать модель «инженерного» уровня, полез-
ную для оперативной оценки условий воспламенения в заданных точках и в за-
данные моменты времени.

194
Список литературы
1. Бакиров Ф.Г., Захаров В.М., Полещук И.З., Шайхутдинов З.Г. Обра-
зование и выгорание сажи при сжигании углеводородных топлив. — М.:
Машиностроение, 1989. — 128 с.
2. Болгарский А. В., Мухачев Г. А., Щукин В. К. Термодинамика и теплопе-
редача. — М.: Высш. шк., 1975. — 495 с.
3. Варнатц Ю., Маас У., Диббл Р. Горение: физические и химические ас-
пекты, моделирование, эксперименты, образование загрязняющих веществ
/ Пер. с англ. — Москва: ФИЗМАТЛИТ, 2003. — 351 с.
4. Воинов А.Н. Сгорание в быстроходных поршневых двигателях. // М.: Ма-
шиностроение, 1977. — 277 с.
5. Вильямс Ф.А. Теория горения / Пер. с англ. — М.: Наука, 1971. — 616 с.
6. Гарипов М.Д. Унифицированный рабочий процесс поршневых ДВС //
Дисс. . . . канд. техн. наук. Уфа: Уфимский государственный авиационный
технический университет, 2004. — 105 с.
7. Гарипов М.Д., Черноусов А.А. Численное решение задач по моделям тео-
рии горения: Лабораторный практикум на ЭВМ по дисциплине «Основы
физики горения». — Уфа, 2007. — 27 с.
8. Гиршфельдер Д., Кертисс Ч., Берд Э. Молекулярная теория газов и жид-
костей. — М.: Иностранная литература, 1961. — 929 с.
9. Двигатели внутреннего сгорания: Теория поршневых и комбинированных
двигателей / Под редакцией А.С. Орлина, М.Г. Круглова. — М.: Машино-
строение, 1983. — 372 c.
10. Еникеев Р.Д., Гарипов М.Д. Рабочий процесс перспективного поршнево-
го ДВС // Вестник УГАТУ. 2006. — Т. 7, №3(16). — C. 12 – 22.
11. Звонов В.А. Токсичность двигателей внутреннего сгорания. // М.: Маши-
ностроение, 1981. — 160 с.
12. Зельдович Я.Б., Баренблатт Г.И., Либрович В.Б., Махвиладзе Г.М.
Математическая теория горения и взрыва. // М.: Наука, 1980. — 478 с.
13. Крюков В.Г., Наумов В.И., Демин А.В., Абдуллин А.А., Тринос Т.В. Го-
рение и течение в агрегатах энергоустановок: моделирование, энергетика,
экология. — М.: «Янус-К», 1997 г. — 304 с.
14. Лернер М.О. Регулирование процесса горения в двигателях с искровым
зажиганием — М.: Наука, 1972. — 285 с.
195
15. Лойцянский Л. Г. Механика жидкости и газа. — Изд. 7-е, испр. —
М.: Дрофа, 2003. — 840 с.
16. Нигматуллин Р.И. Основы механики гетерогенных сред. — М: Наука,
1978. — 336 с.
17. Образование и разложение загрязняющих веществ в пламени: пер с англ.
// Ред. Н. А. Чигир. — М.: Машиностроение, 1981. — 407 c.
18. Оран Э., Бо́рис Дж. Численное моделирование реагирующих потоков. —
M.: Мир, 1990. — 660 с.
19. Петриченко Р.М. Физические основы внутрицилиндровых процессов
в двигателях внутреннего сгорания. — Л.: Изд.-во ЛПИ, 1983. — 244 с.
20. Рудой, Б. П. Теория газообмена ДВС: учеб. пособие / Ред. Ф. Г. Бакиров.
— Уфа: УАИ, 1978. — 110 с.
21. Рудой, Б. П. Топливная экономичность ДВС: учеб. пособие. — Уфа: УАИ,
1985. — 80 с.
22. Рудой Б. П., Галиев Р. А., Даянов С. Б., Никитин P. В., Рудая Н. В. Рас-
чет характеристик двигателя внутреннего сгорания: учеб. пособие. — Уфа:
УАИ, 1986. — 107 с.
23. Рудой Б. П. Прикладная нестационарная гидрогазодинамика. — Уфа:
УАИ, 1988. — 184 с.
24. Рудой Б.П. Концепция развития поршневых двигателей внутреннего сго-
рания // Вестник УГАТУ, 2004. — Т. 5, №1(9). — C. 3 – 9.
25. Свиридов Ю.Б. Смесеобразование и сгорание в дизелях. — Л.: Машино-
строение, 1972. — 224 с.
26. Семенов Н.Н. Цепные реакции. — М.: Наука, 1986. — 535 с.
27. Сполдинг Д.Б. Горение и массообмен / Пер. с англ. — М.: Машиностро