Вы находитесь на странице: 1из 4

«Суро́к», соч.

52 № 7 (фр. Marmotte) — классическая песня Людвига ван


Бетховена на стихи И.В. Гёте (из пьесы «Ярмарка в Плундерсвейлере»,
1773).
Первоначально никакой песни не было вообще.
Текст был написан Гете в 1747 году для пьесы «Ярмарка в Плундерсвайлере» (Jahrmarkt in
Plundersweiler), и лишь спустя некоторое время, специально для этого текста Бетховен написал
музыку (1792).
Так появилась песня, которая в русском языке известна как «И мой сурок со мною».
Она рассказывает о бедных детях-скитальцах из горной Швейцарии (Савойи), которые
бродяжничество и попрошайничеством добывали себе средства на пропитание.
Каждый раз, когда голод в альпийских долинах становился невыносимым, савойские бедняки
отправляли своих детей с дрессированными сурками бродить по улицам городов богатой Германии.
На ярмарках, в гостиницах, на известных торговых улицах мальчики-савояры показывали различные
фокусы со своими четвероногими питомцами.
Выступления часто сопровождались пением под шарманку.
Именно эти дети послужили прообразом персонажа пьесы Гете.
Наблюдая за выступлением детей, Гете был настолько очарован их сноровкой, что ввел в пьесу
новый персонаж – крестьянского мальчика, выступавшего с танцующим сурком под песню «Ich
komme schon durch manche Land…» (Прошел уже я много стран).
Савояр с сурком 1716 Ватто Антуан (1684-1721)

В середине 18 века была мода на нищих мальчиков-савояров.


Уличные дети и их танцующие зверьки нравились светским дамам.
У художников заказывали картины, изображающие савояров.
Даже сейчас, в Германии, на некоторых блошиных рынках можно найти эти картины.
Но жизнь беспризорных детей была жестока. Рассчитывать уличные артисты могли лишь на мелкую
монетку, выброшенную из окна.
Дети жили на улице, и часто для выживания, им приходилось объединяться в банды или бродить с
нищими цыганами.
Их гнали отовсюду, где бы они ни появлялись – никто не хотел видеть савояров.
И дети были вынуждены двигаться все дальше и дальше, и некоторые из них доходили даже до
Швеции…

В оригинальном тексте чередуются немецкие и французские строки (язык савояров - французский):

Перевод: С. Заяицкого:
По разным странам я бродил
И мой сурок со мною,
И весел я, и счастлив был,
И мой сурок со мною!

Припев
И мой всегда, и мой везде,
И мой сурок со мною.
И мой всегда, и мой везде,
И мой сурок со мною.

Из края в край вперед иду,


Сурок всегда со мною,
Под вечер кров себе найду,
Сурок всегда со мною.
Припев
Кусочки хлеба нам дарят,
Сурок всегда со мною.
И вот я сыт, и вот я рад,
И мой сурок со мною.
Припев
Подайте грошик нам, друзья,
Сурок всегда со мною.
Обедать, право, должен я
И мой сурок со мною.
Припев
Мы здесь пробудем до утра,
И мой сурок со мною.
А завтра снова в путь пора,
Сурок всегда со мною.
Припев

Альтернативный перевод:

По разным странам я бродил


И мой сурок со мною.
И сыт всегда везде я был
И мой сурок со мною.

Припев:
И мой всегда, и мой везде,
И мой сурок со мною.
И мой всегда, и мой везде,
И мой сурок со мною.

Господ не мало я видал


И мой сурок со мною.
И любит тот, кого я знал,
И мой сурок со мною.
Припев.
Девиц весёлых я встречал
И мой сурок со мною.
Смешил я их, ведь я так мал
И мой сурок со мною.
Припев.
Прошу я грош за песнь мою
И мой сурок со мною.
Попить, поесть я так люблю
И мой сурок со мною.
Припев.
из сайта: (http://bobak.ru/story_jarhmark.shtml
И в заключение привожу случайно найденный рассказ Елены Кабо «Сурок»
"Сурок"
Догорающий день. Загородный перрон. На перроне две женщины в темных одеждах. Они похожи
друг на друга тем внутренним сходством, какое бывает только между сестрами. Тихие и
сдержанные, не оборачиваясь и не глядя по сторонам, они медленно ходят по перрону – взад и
вперед, – может быть, ждут кого-то, может быть, собираются уехать. Во всяком случае им нет
никакого дела до стоящих рядом вагонов. Им скучно, они напевают:
По разным странам я бродил
И мой сурок со мною.
И сыт всегда, везде я был,
И мой сурок со мною.
В одном из вагонов с железными решетками на окнах сидит человек. Большие бархатные глаза его
слегка увлажнены . Его не видно с перрона, но через открытое окно он слышит песню и громко
насвистывает ей в такт.
Конвойные не препятствуют. Инструкция запрещает подходить к вагонам, разговаривать с
заключенными, передавать и принимать передачи. Но насвистывать – об этом в инструкции не
сказано ни слова. И он насвистывает в такт любимой песне.
– Что это за песня? – спрашивает конвойный.
– О мальчике и его сурке. Мальчик поет эту песню на ярмарке, а сурок показывает разные штуки.
Хороша песня?
– Хороша.
– Слушайте же. Это прекрасная песня. На воле ее пела моя жена.
Песня действительно прекрасна. Как много вложено в нее! В своей "Ярмарке в Плундерсвейгене"
Гете нарисовал в ней поэтический портрет человека, имя которого поглощено годами. Бетховен
дописал этот портрет и унес в века образ артиста, который, никогда не расставаясь со своей
возлюбленной лирой, поет вольнолюбивые песни среди ярмарочной сутолоки жизни. Женщины на
перроне нашли в ней лирические ноты, отвечающие их глубокому чувству. Молодой человек в
арестантском вагоне раскрыл в ней всю силу своих несокрушимых надежд.
И вот уже все трое торжественно как клятву исполняют заключительное аллегро припева,
утверждающее право человека на счастье.
Со мной всегда, со мной везде
И мой сурок со мною.
Со мной всегда, со мной везде
И мой сурок со мною.
Со мной всегда, со мной везде...
---------------
Сестры исчезли так же незаметно, как появились. Поезд ушел на восток. На лице человека,
оставшегося в вагоне, долго еще блуждает счастливая торжествующая улыбка: любовь сильнее
решетки.
А колесница истории несется все дальше и дальше со стремительной быстротой, не задерживаясь на
крутых поворотах, расточительно теряя людей и беспощадно перемалывая их под тяжестью своих
колес.
Появится ли когда-нибудь великий мыслитель, который, поднявшись на необозримую высоту, с
астрономической точностью определит ее путь?

Оценить