Вы находитесь на странице: 1из 3

Задача 2.

программа Корпоративный юрист (группа 1)


ИП «Семенов» заключил с Департаментом недвижимости г. Красноярска договор аренды
подвальных помещений, расположенных в жилом доме до 2020 г. Жилой дом числился в реестре
муниципальной собственности. Договор был надлежащим образом зарегистрирован.
По акту приема-передачи арендатор принял помещения в ненадлежащем техническом состоянии
(пол земляной, стены и потолок бетонные нештукатуреные, требовалась замена системы
водоснабжения, электропроводки). С согласия Арендодателя ИП «Семенов» произвел капитальный
ремонт помещений. Комитет по архитектуре и градостроительству Администрации г. Красноярска
выдал Архитектурно-планировочное задание на реконструкцию подвальных помещений для
размещения кофейни.
ИП Семенов разработал проект реконструкции подвальных помещений, выступив заказчиком
Проекта, а также Экспертизы по рабочему проекту Реконструкции подвальных помещений. ИП
Семенов оплатил все расходы, связанные с разработкой проекта.
Администрация Центрального района г. Красноярска согласовала проект «Реконструкция
подвального помещения с целью размещения кофейни» по адресу. Администрация г. Красноярска
разрешила реконструкцию нежилого подвального помещения в кофейню в соответствии с проектно-
сметной документацией.
В течение 2 лет силами Арендатора проводился ремонт. ИП регулярно перечисляло арендную плату
на счет муниципалитета. Как только ремонт был закончен, жильцы дома обратились с требованием
расторгнуть договор аренды.
Департамент недвижимости сообщил, что поскольку данный объект недвижимости (подвальные
помещения) находится в муниципальной собственности, процедуры согласования с собственниками
помещений жилого дома не требуется. Основания для расторжения договора аренды отсутствуют.
Жители дома обратились иском в суд с требованием расторгнуть договор аренды. Суд обязал ИП
«Семенов» освободить нежилые помещения. ИП «Семенов» обратился в суд с иском о взыскании
суммы неосновательного обогащения, куда включил арендные платежи по договору и сумму
капитального ремонта.
Арбитражный суд КК в иске отказал, мотивировав следующим: «Арендная плата возврату не
подлежит, поскольку истец (ИП «Семенов») в ходе исполнения ничтожной сделки фактически
пользовался нежилыми помещениями. Сумма капитального ремонта не подлежит возврату,
поскольку арендодатель дал согласие на проведение ремонтных работ за счет арендатора. При
приемке помещений арендатору было известно о невозможности использования подвальных
помещений без капитального ремонта
Апелляционная и кассационная инстанции оставили решение в силе.
Вы – представитель ИП «Семенов». ИП «Семенов» лишился аренды имущества и не возместил
расходы на ремонт подвального помещения. Определите стратегию защиты его прав в
международных судебных органах. Если дело представляет стратегический интерес для ЕСПЧ,
покажите, в чем нарушение права ИП «Семенова».
Решите задачу, используя алгоритм, предложенный в задании 1.
Решите задачу, используя предложенный алгоритм.

1. Наличествует ли право собственности?


Да, так как в практике суда собственность определяется как «любое законное право» или
«объект, способный иметь ценность».
Понятия «собственность» в европейской системе основано на ценностной, а не на вещной
концепции права собственности.
К собственности с точки зрения ЕСПЧ при толковании норм Конвенции можно также отнести:
права на акции, клиентуру, право аренды недвижимости, будущий доход, лицензии для
осуществления деятельности.

2. Имело ли место вмешательство в право собственности? В чем выразилось это


вмешательство?

Да, так как ИП «Семенов» лишился аренды имущества и не возместил расходы на ремонт
подвального помещения.

3. Преследует ли вмешательство государства правомерную цель в интересах общества?

Да, преследует, так как у РФ была цель устранить социальную несправедливость в жилищном
секторе.

4. Является ли вмешательство соразмерным, а именно, соблюдено ли справедливое


равновесие между публичным интересом и требованиями защиты прав личности?

Государственные органы власти должны выполнить первоначальную оценку того, существует ли


общественная проблема, оправдывающая вмешательство в беспрепятственное пользование
«имуществом». Здесь, как и в других областях, на которые распространяются гарантии Конвенции,
национальные власти, соответственно, пользуются широкой свободой усмотрения. К примеру,
пределы усмотрения, доступные для законодательной власти при воплощении в жизнь социальной и
экономической политики должны быть широкими, и Суд уважает решение законодателя
относительно того, что является «общественным интересом», за исключением случаев, когда такое
решение явно не имеет разумного обоснования…

Я думаю, что нет такой общественной проблемы, которая оправдала бы такое вмешательство.

Органы внутригосударственной власти осуществляют первичную оценку того, существует ли


проблема публичного интереса, требующая мер в виде изъятия имущества.
Национальные власти должны определять наличие общественной проблемы, оправдывающей
лишение имущества, и меры по возмещению, которые должны быть приняты.
Вмешательство в беспрепятственное пользование имуществом должно соблюдать
«справедливый баланс» между требованиями государственных или общих интересов общества
и необходимостью защиты основных прав индивида.
Должна существовать разумная пропорциональность между используемыми средствами и
целью, которую государство стремится реализовать посредством любой меры, лишающей
человека его имущества или контроля за его использованием.

При наличии такого большого числа гос органов (Департаментом недвижимости г.


Красноярска , Администрации г. Красноярска) подтвердивших право аренды С. Нельзя было
брать на себя риск лишения права владения. Ненадлежащий надзор властей не мог служить
оправданием последующего наказания заявителя (пункт 48 постановления от 29 января 2015 г.
по делу Столярова против Российской Федерации).

Ошибки или недостатки в работе органов государственной власти должны работать в пользу
пострадавших от них лиц, особенно в случае отсутствия других конфликтующих частных
интересов. Другими словами, риск совершения ошибки органом государственной власти
должно нести государство, и эти ошибки не должны исправляться за счет заинтересованного
лица (пункт 49 постановления от 29 января 2015 г. по делу Столярова против Российской
Федерации)

Даже если изъятие имело место «в соответствии с условиями, предусмотренными законом»,


подразумевающими отсутствие произвола и в общественных интересах, вмешательство в право на
[беспрепятственное] пользование имуществом всегда должно соблюдать «справедливый
баланс» между требованиями общей заинтересованности общества и требованиями защиты
основных прав конкретного лица.
В частности, должно быть установлено разумное соотношение пропорциональности между
используемыми средствами и целью, которая должна быть достигнута в результате принятия меры,
лишающей лица его имущества…А именно, вернуть суммы неосновательного обогащения и
арендные платежи по договору и сумму капитального ремонта.

Европейский Суд уже устанавливал, что изъятие имущества без выплаты суммы, разумно
связанной с его стоимостью, обычно представляет собой непропорциональное вмешательство.
Во многих случаях законного изъятия, например, изъятие земельного участка для строительства
дороги или других целей «в интересах общества», только полная компенсация может
рассматриваться как разумно связанная со стоимостью имущества... [Е]вропейский Суд не
может приравнивать законное изъятие, соответствующее требованиям внутреннего
законодательства, с подразумеваемым изъятием, которое направлено на подтверждение
фактической ситуации, связанной с незаконными действиями, совершенными органами
власти…

5. Отвечает ли вмешательство принципу правовой определенности?

Соблюдение критерия законности (правовой определенности)


В силу статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября
1950 г. «[к]аждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности.
Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях,
предусмотренных законом и общими принципами международного права…».

Таким образом, можно сказать, что вмешательство не отвечает принципу правовой определенности,
потому что ИП Семенов был лишен имущества, при этом , нет такой общественной проблемы,
которая оправдала бы такое вмешательство.

В принцип правовой определенности ЕСПЧ закладывает несколько базовых компонентов:


1. Недопустимость пересмотра (отмены) судебных решений, которые вступили в силу (являются
окончательными) и не содержат судебной ошибки и (или) нарушений закона.
2. Недопустимость обратной силы закона и иных проявлений, которые нарушают строгость
установленных законом сроков. 
3. Ясность, точность, стабильность правового регулирования.
4. Недопустимость действий (решений) государственных органов, которые могут ввести в
заблуждение относительно правовых последствий.
5. Предсказуемость права, недопустимость произвола и применения непрозрачных методов,
подрывающих доверие к праву, госорганам, судам. 
В данном случае было подорвано доверие к гос. органам.