Вы находитесь на странице: 1из 94

M.BUNGE M.

6YHrE

INTUITION ИНТУИЦИЯ
AND И НАУЕА·
SCIENOE
Перевод с английского Е. И. ПАльекого

Редакция и послесловие
канд. фипос, наук В. Г. ВИНОГРАДОВА

NEW YORK, 1962 ИЗДАТЕЛЬСТВО «ПРОГРЕСС ..


МОСКВА 1967
Профессор Макгиллсного университета ВВЕДЕНИЕ
М. Бунге знаком советскому читателю как автор
монографии «Причинность», выпущенной Изда­
тельством иностранной литературы в 1962 г.
Новая книга М. Бунге посвящена мало раз­
работанному вопросу о роли интуиции в про­
цессе научного познания. Давая поапгивнов его
изложение, автор критикует идеалистическую
интерпретацию понятия «ингуиция». Разоблачая
аптинаучные установки Дильтен, Бергсона, Гус­
серля и других интуитивистов, Бунге показы­
вает обскурантистский характер и полную бес­
плодность их учения об пнтуиции, которое, по
остроумному его выражению, «не привело даже
Немного найдется таких слов, которые были бы столь
к плодотворным ошибкам». неопределенны, как слово «интуицию>. Безоговорочное
В книге дан критический анализ ИН туи­ употребление этого слова настолько вводит· в заблужде­
ционистсного направления в современной мате­
ние, что серьезно предлагалось изгнать его из словарей.
матикв и его отношепия к философскому иптуи­
тивиаиу.
Однако подобная операция была бы бесполезна, потому
Бунгв излагает собственное понимапив места что данное слово твердо вошло в разговорный и даже в
и роли различных видов ннтуиции в процессе специальный язык и вместо него пришлось бы вводить
поанания. В анализе сущности интуиции и ее
много новых терминов.
роли в науке позиция автора по ряду вопросов
является спорпой. В одних случаях «интуиция» может означать некую
Издание рассчитано на специалистов по фи­ дорациональную способность (чувственная интуиция), в
лософии, а также широкие круги иптсллпгеп­ других - сверхрациональный дар (чистая интуиция, ин­
ции.
туиция сущности, мистическая интуиция), в остальных -
разновидность рассудка (интеллектуальная интуиция).
"у философов и ученых, как правило, нет согласия от­
носительно значения понятия интуиции. Для философов
интуиция, если не делать оговорок, - почти всегда спо­

собность человеческого ума, которая отличается как от


чувственности, так и от рассудка и представляет собой
Редакция литературы по вопросам философии u права
не что иное, как некий автономный способ познания, а
именно внезапное, полное и точное постижение.

С другой стороны, ученых занимает главным образом


выводное знание, опосредствованное, неполное, неточное

1-5-2 и добытое тяжким, кропотливым трудом. Они склонны


2-67 верить не в непосредственное постижение готовых идей
и во внезапную надежную самоочевидность, а скорее в 1. философскии интуитивизм

более или менее быстрое воссоздание и стремительное


фрагментарное умозаключение.
Те, кто придерживается научной ориентации - в нау­
ке или в философии, - могут верить в интуицию разного
рода, но не в интуитивизм. Интуиция может быть источ­
ником прогресса, если плоды ее - обычно приблизитель­
ные предположения - подтверждаются. С другой сторо­
От Арнеготеяя до Канта
ны, интуитивизм является регрессивной тенденцией в
философии; он догматически провозглашает существова­ корни аристотелевского интуитивиама
ние и даже превосходство некоего непостижимого и не

поддающегося контролю способа познания. В своем Органоне 1, основном логическом произведе­


Нак философы, так и ученые обычно небрежно поль­ нии античности, Аристотель (384-321 до н. э.) излагает
зуются словом «интуиция». В настоящей работе автор вместе два тезиса, которые следует различать, хотя они

пытается выяснить функции интуиции в тех областях почти всегда рассматриваются как один. Это, во-первых,
мышления, где она чаще всего встречается: в философии, тезис фундаментальности, в соответствии с которым каж­
в математике и в эмпирических, факгуальных науках. дая отрасль знания имеет основу или исходный пункт,
Основное содержание предлагаемой книги было изло­ являющиеся как радикальным (последним и окончатель­
жено в лекциях, прочитанных осенью 1960 года на мате­ ным), так и абсолютным, то есть независимым от мето­
матическом, философском и фиаическом факультетах дов подхода к данному объекту и его описания, И, во­
Пенсильванского университета, за организацию которых вторых, тезис непогрешимости, согласно которому любой
автор выражает благодарность профессору Исааку Шен­ фрагмент знания, заслуживающий названия научного,
бергу. должен быть надежным и не ниждаюшимся в исправле­
Мною с благодарностью приняты конструктивные кри­ ниях, для чего он должен быть основан на посылках, не
тические замечания профессоров Поля Бернайса и ЭМи.'IЯ требующих доказательства, несомненно, истинных и са­
Гроссвальда, а также моей жены Марты. Я выражаю моочевидных,
благодарность и своему ученику, г-ну Герману Поток, и Нонечно, фундаментальность и непогрешимость при­
руководству издательства «Пренгис-Холл» за очистку ру­ сущи не одной системе Аристотеля, а скорее характерны
копнси от искажений англвйского яаыка. для догматизма вообще, будь он идеалистическим, эмпи­
рическим или материалистическим. Их можно обнару­
М. Б. жить, например, и в требовании строить «надежное ана-

1 А р и с т о т о л ь, Аналитнки первал и вторая, Госполитиадат,


1952, стр. 181-184.

7
ние» на том, что непосредственно дано нам в ощущениях и внезапного постижения надежного знания этим не уста­
(сенсуализм), и в требовании строить это знание на навливается.
якобы вечных принципах чистого разума (классический Интуиции, занимавшей в философии Аристотеля вто­
рационализм). Излишне говорить о том, что прогресс ростепенное место, была приписана важная роль в фило­
знания, состоящий -отчасги в пересмотре и развитии все­ софии нового времени.
го, что принимается известным и докаванвым, подорвал
доверие к тезисам фундаменгаяьности и непогрешимо­
Рациональная интуиция Декарта
сти. Теперь считается, что любая основа знания поддает­
ся совершенствованию, а всякое положение о вещах и Те же ПОИСI\И первоосновы и достоверности побудили
событиях требует поправок. Декарта (1596-1650), который был гораздо больше пе­
Далее, утверждение, припятое в данном контексте в рипатетиком, чем думал, хотя и являлся основателем фи­
качестве посылки, недоказуемо в этом же контексте. лософии нового времени, выдвинуть тезис, что мы для
И если не допускать, что подобные посылни (аксиомы целей исследования применяем исключительно интуицию
или постулаты) могут быть изложены в виде рабочих ги­ и дедукцию, ибо только благодаря этим средствам мы
потез (ампирические науки}, то, кроме индукции или достигаем познания вещей, не боясь ошибиться 1.
интуиции, на чем же строить их? Но индукция, расемаг­ Для Декарта интуиция ааключается в «понятии ясного
ривавшаяся Аристотелем кан метод, с помощью которого и лшимагельного ума, настолько просгом и отчетливом,
даже чувственное восприятие «порождавт общее», пе дает что ОНО не оставляет нинакого сомнения в том, что мы
надежвого.внания 1, о чем свидетельствуют неудачи боль­ мыслим, или, что одно и то же, [в] прочном понятии ясно­
шей части наших ампиричвских обобщений, а не наде ж­ ГО И внимательного ума, порожденном лишь естественным
ное знание, согласно тезису непогрешимости, нвнаучно. светом разума и благодаря своей простоте более досто­
Поэтому интуиция осгаетсп единственным способом по­ верном, чем сама дедукцию> 2. Таним образом, картевиан­
стижения посылок ученого рассуждения. В конечном сче­ ская интуиция есть рациональная операция, с помощью
те «интуиция будет первоисточником науки: 2. которой преподносятСЯ полностью и непосредственно
Таким образом, тезисы фундаментальпости и непогре­ определенные истины, а эти-то самоочевидные утверж­
шимости ведут и интуитивизму. Или правильнее скааатъ, дении и следует выбирать в качестве аксиом.
что у Аристотеля и многих других, кто признает ценность В числе утверждений, которые «должны рассматри­
чувственного опыта и дедукции, они ведут к посгуяиро­ ваться интуитивно», Декарт упоминает «2+2=4», «3+
вапию существованпя ИНТУИЦИИ как автономного способа +1=4» и следствие из них, а именно «2+2=3+1». Мы
познания и как высшего источника истины. 1\ сожале­ должны понимать интуитивно, то есть без анализа, что
нию, самое сищесгеование такой способности всеобщего

I См. Р. Д е к а р т, Избранные проиаведевия, Госполитиадат,


I А Р и с т о т е л ь, Аналитики первая и вторая. стр. 288. 1950, стр. 86.
2 Там же. 2 Там же.

9
последнее представляет собой необходимое следствие пер­ Ссылка на «простые и отчетливые представления» была
вых двух 1, а также 'связанного с этим общего принцила боевым лозунгом против обскурантизма с его невраауми­
«две величины, равные третьей, равны между собой» (то тельным и пустым многословием. Схоластами были дис­
есть принцила транзитивности равенства) 2. кредитированы откровение, авторитет, чистый разум и
По Декарту, у человека нет никакого другого пути повседневный опыт. Оценить научный эксперимент, с од­
для достижения достоверного познания истины, кроме
ной стороны, и интуицию - С другой, предстояло новым
самоочевидной интуиции и необходимого докааательства 3. мыслителям.
11 такое познание следует приобретать; только вероятное Отсюда пока еще далеко до современного антиинтел­
или иенадежнов знание надо отвергать. «Нужно зани­ лектуального интуитивизма Бергсона, Шелера или Хай­
маться только такими предметами, о которых наш ум
деггера. Однако это был один и тот же умеренный интуи­
кажется способным достичь достоверных и несомненных тивизм, присущий классическому рационализму (Декарт,
познаний», - пишет он, как бы вторя Платону (около Спиноза и Лейбниц), который позже развивал Кант и
427-347 до н. э.) И его дихотомии эписгемы (науки) и который у большинства романтиков и современных ирра­
доксы (мнения) 4. ционалиотов (от Шеллинга до Хайдеггера) кончил тем,
И опять на заре философии нового времени фунда­ что всецело поглотил разум.
ментальность и непогрешимость, поиски эписземы, рас­ В наше время любой студент-математик мог бы опро­
сматриваемой как познание, основанное на нерушимых вергнуть наивный интуитивизм Декарта, оспаривая инту­
принципах и данных, приводят к интуитивизму, точно итивный характер утверждений, которые он приводил
так же, как в других случаях они привели к сенсуали­ как примеры. Декарт не мог знать, что обычная арифме­
стическому эмпиризму. Но картезианский интуитивизм, тика - только одиа из бесконечного множества мыслимых
как и арисготелевский, представляет собой умеренную арифметических систем, включающего наряду с прочими
разновидность интуитивизма, потому что считает интуи­ исчисления, применяемые для отсчета времени в часах и
цию рациональным процесс ом и настаивает на том, что измерения углов, в которых встречаются такие странные
«только один интеллект способен познавать истину» 5. равенства, как «12+1=1» и «360+1=1». В иных число­
Кроме того, у Декарта признание тезисов фундамен­ вых системах - например, в системах, признающих толь­
тальности и непогрешимости идет руна об руку с борь­ ко отрицательные числа, - утверждение вроде «2+1=4»
бой против схоластики, целью которой было каи раз не даже не имеет смысла, так как подобные числа просто
рассмотрение объектов, «о которых наш ум кажется c~o­ не существуют. в этом конгексге. Тание неканонические
собным достичь достоверных и несомненных познанию). арифметики могут не каватъся «интуитивными» тем, кто
к ним не привык.
I См. Р. Д е к а Р Т, Избранныв лроизведенвя, СТр. 87. Второй каргеаианской интуицией была транзитивность
2 Там же, сгр, 128.
3 Там же, стр. 84-88, 120-138. равенства. Однако Пиаже покааал, что понятие транзи­
4 Там же, стр. 8'1. тивности приобретается параллельно с логической орга­
5 Там же, СТр. 121. низацией мышления и отсутствует в дологической или

10 11
характер математической истины, ~ожем ли мы еще ве­
интуитивной схематизации, которая характеризует пер­
рить в существование картеаианскои интуиции как источ­
вые годы жизни ребенка. Согласно Пиаже, «на интуитив­
ника достоверного знания?
ных уровнях субъект отказывается выводить из двух чув­
ственно проверяемых неравенств А<В и В<С заключе­
ние А<С» 1. Но, конечно, Декарт жил в эпоху, когда ге­ Интуитивпое зпание Спинозы
нетическая и эволюционная мысль отнюдь не господство­
Спиноза (1632-1677) различал больше уровней поз­
вала.
навательной деятельности, чем Декарт. Он выделял по­
Не мог также Декарт знать и того, что транзитивность,
знание первого рода (будь то познание отдельных физи­
к которой он обратился, представляет собой одно из
чесних объектов или анаков}, рассудок, или поанание
свойств формаль1tого равенства, не является необходи­
второго рода, и третий род познания, scientia intuitiva
мой для других типов эквивалентности, таких, как пер­
(интуитивное знание). «Этот род познания ведет от адек­
цептивное равенство. На самом деле, часто случается, что
ватной идеи о формальной сущности каких-либо атрибу­
мы не в состоянии увидеть различие ни между двумя чув­
тов бога [Природы] к адекватному познанию сущности
ственными объектами А и В, ни между В и третьим
вещей» 1. Высшая добродетель души «состоит в познании
объектом С, и говорим: «Очевидно, А равно В, а В равно
вещей по третьему роду познанию) 2.
С». Несмотря на это, мы можем отличить А от С в ре­
Пример интуитивного познания, приведен~ый Спино­
зультате сложения неощутимых различий между А и В и
зой носит опять-таки логико-магематвческии характер.
между В и С, причем сумма их окааываегся выше порога
ощущения. Существо, наделенное бесконечвой остро­
Он' дан в форме решения следующей задачи: зная три
целых числа, найти четвертое, которое относилось бы к
той восприятия, не смогло бы найти двух идентичных
третьему так же, как второе относится к первому. Мы
материальных объектов, так что пресловутая аксиома,
обычно используем правило, заученное в школе, а имен­
упоминаемая Декартом как интуитивно достоверная
но, если а: Ь=с : х, то х=Ьс: а. Но, согласно Спинозе,
«<Две величины, равные третьей, равны между собой»},
если заданные числа простые, например 1, 2 и 3, ТО «вся­
не применялась бы им вне сферы понятий. Впрочем, нам
кий видит, что четвертое пропорциональное число есть 6,
нет необходимости прибегать н этой выдумке. Микроскоп,
и притом гораздо яснее, так как о четвертом числе мы
вошедший в обиход несколько позднее того, кан Декарт
заключаем из отношения между первым и вторым, кото­
написал это, покааал, что многие равенства были лишь
рое видим с первого взгляда» 3. Как мы приходим к это­
нажущимися. •
му заключению? Путем умножения на два или припоив-
Кан только мы осознали слабость чувственной интуи­
ции (исгочвика наших перцептивных суждений), риско­
ванность сокращенного рассуждения и относительный I Б. С п и н о в а, Избранные про изведения, Гослитиздат, 1957,
т. 1, стр. 439.
2 Там же, стр. 606.
3 Там же, стр. 439.
I Р i а g е t, The Psychology of Inlelligence, 1950, р. 134.
13
12
нания, что дважды три равно шести (поскольку мы уло­ понятием, оно - форма внутреннего чувства, «необходи­
вили отношение «дважды»}. А действие это выполняется мое представление, лежащее в основе всех соверцаний» 1.
любым грамотным взрослым человеком так быстро, что Чистая интуиция, не опирающаяся на показания орга­
представляется проблеском интуиции. нов чувств и, более того, составляющая самую возмож­
Теперь мы представляем себе, что такое интуиция ность чувственного опыта, является для Канта источни­
Спинозы - это просто быстрый вывод умозаключения, ком всех синтетических априорных суждений. Последние
который облегчается знаковой формой (физические при­ включают в себя синтетические суждения геометрии,
анаки}, отображающей используемые понятия. Лейбниц представляющей собой, по Канту, априорную науку о фи­
(1646-1716), третий гигант троицы рационалистов, рас­ зическом пространстве, и арифметики, которая, кан он
сматривал интуицию только так Однако ни Спиноза, ни считает, основана на счете, процессе, требующем време­
Лейбниц не устрашились парадокса, что интуиция, кото­ ни. Кроме того, если для Аристотеля, Декарта и Спинозы
рую они считали высшим способом познания, окавалась интуиция была способом познания первоначальных истин,
недостаточнойдля усгановления какого-либо 'Нового основ­ то для Канта она является не чем иным, как возмож­
ного приаципа математики или эмпирвческих наук. ностью внешнего опыта.

Теперь мы знаем, что остается от априорного, необ­


ходимого, абсолютного и самоочевидного характера, при­
Чистая интуиция Канта
писываемого Кантом аксиомам математики. Мы допуска­
Кант (1724-1804), видимо, адаптировал трихотомию ем, что они априорны, как указывали идеалисты и при­

Спинозы о духовной деятельности. В дополнение н чувст­ знавали некоторые эмпирики; однако мы не согласны с

венной (эмпирической) интуиции и рассудку он ввел тем, что они абсолютно необходимы и, более того, само­
чистую интуицию (reine Anschauung). Принципы этой очевидны. У нас есть много геометрий, ни одна из кото­
априорной, сверхопытной чувственности рассматриваются рых не является логически необходимой, поскольку все
трансцендентальнойэстетикой, согласно 'Которой «сущест­ они согласуются с одной и той же системой логики. Исто­
вуют две чистые формы чувственного созерцания как рия науки показывает нам, каким тяжким, каким дале­

принципы априорного знания, а именно пространство и ким от легкого интуитивного понимания был процесс по­
время» 1. «Пространство есть необходимое априорное строения человеком тех понятий и теорий, которые он
представление, лежащее в основе всех внешних соверца­ создал за несколько последних тысячелетий.
ний» 2; в частности для того, чтобы воспринять какую­ Современные геометрии можно разделить на три груп­
нибудь вещь, мы должны обладать априорным понятием пы: а) геометрии математические, как абстрактные, то
о пространстве. Время также не является эмпирическим есть неинтерпретируемые, так и конкретные, т. е. ин­

терпретируемые 'с помощью точек, линий, поверхностей и


так далее; б) геометрии физические, приближенно верные
1 И. к а н т, Соч, в шести томах, т. 3, Изд. «Мысль», 1964,
стр. 129.
2 Там же, стр. 130. 1 И. К а н т, Соч. в шести томах, т. 3, стр. 135.
14 16
с различной степенью точности (ганив, нан реJIЯТИвист­
скив теории ПРостраНства - времени); в) геометрии пер­ ицией - чувствен~ои~ инт~и~ Однако не все плоды дея-
и ией а вовсе не какой-то та-
цептивные, то есть теории Видимого, слышимого, осязае­ инственной чистои интуи . ы и окончательны,
мого и муснульного пространства. Психологи научили нас, тельности разума самоочеВ~~~а подобная же судьба. Мы
что геометрия Евклида - еДинственная геометричесная Навтианоное время ПО~~те истина времени, как апри­
теория, Известная Нанту, хотя проеНТивная геометрия за­ теперь полагаем, что хар YB~TBa является психологиче­
РОдилась более чем за сто лет до него, - не самая естест­ орной формы внутреннего ~иналь~ого отделения времени
венная с психологичесной точки зрения, ПРИНятой Нан­ ской, и откааывввмся от ра Теория относительности на­
том. В действительности визуальное, ВИДимое простран­ от физичесного ПРОСТР~Н~::~чесного пространства и вре­
ство - пространство, образуемое отношениями между учила нас, что ПОНЯIТ~ не неаависимы одно от другого и
Нормально ВИДИмыми объентами, - негомогенно, анизо­ мени и не априорнь,

тропно и, по-видимому, соответствует неевнлидовому про­ от понятий вещества и по;я. конечно одним из источ­
странству гиперболичесной геометрии Лобачевсного 1. Тезис непогрешимости ыл, а Другие его ИСТОЧНИ­
Нам известно такжв, что математичесние суждения, ников кантианского интуитивизм т'верждение что чувст-
хотя бы и априорные, являются аналитичеСI<ИМИ, а не ки -- психолог
иам И правильное у
построения натегории
, ~

синтетичесними, в том смысле, что они поддаются про­ венного опыта недостаточно для ва) Вместо того чтобы
верне чисто Логичесними среДствами. И мы научились от­ (например, категории ПРОС~~:~:т п~нятия, дающие ему
личать беснонечное множество возможных математиче­ предполагать, что человен ~ Д которым он _ подобно
ских геометрий от физичесной геометрии, ПРИнимаемой возможность понять ч~стыи ОП;IТ
нами на наждом этапе Исследований. А что насается акси­ другим животным - о ладает без
таких епйа rationis,
кого и кан нам теперь
ом большей части этих геометрий, то они сделались таки­ Нант придерживается ДOГMa:~:~~M совр~менной психоло­
ми сложными, ЧТО никто не в состоянии рассматривать известно, противореча~его Д я будто «сам этот внешний
их как самоочевидные или дорациональные. Очевидно гии животных и детеи мнения, жде всего благодаря
только ОТСУтствие у них самоочевидности. Обратите вни­ опыт становится возможным 1 пре .
мание па форму, которую ПРИнимает в геометрии Римана представловию о пространстве» U' его идея чистой
обобщенная теорема Пифагора, имеющая, между прочим, Из всего солидного вклада нан-:а
в этой теории логичесний статус ан:сиомы: интуиции оказалась Ha~MeHee Ц еннои, но, н сожалению,

не наименее влиятельнои.

ds 2 = L е« dgi dg k •

«Дар», с ПОмощью ноторого человен творит (или нон­ Современный интуитивизм

струирует, или создает) геометрии и теории, есть разум,


действительно поднрепленный в неноторых елучаях инту­ Если у Декарта и Спинозы :Ь~;~дUT за его пределы, и
~ иция - форма рассуд­

1947.1 См. L u n е Ь u г g. MathematicaJ Analysis af Вinokular Vision.


ка, то кантианская интуиция

1 И. 1\ а н т, Соч., в шести томах, т. 3, стр, 130.


111
2--521 17
яменпо поэтому она стала зародышем современного ив­ История, стремяшаяся главным образом литературно
туитивизма, в свою очередь отворившего ворота иррацио­ отобразить неповторимые события прошлого, нуждается
нализму. Rонечно, здесь есть и важное различие. В то в «сочувствовании» (Mitempfindung) 1, так же как обоб­
время как Нант допускал ценность чувственного опыта щение - неуместное в науках о духе - требует усилия
и рассудка, которые он считал недостаточными, но не ума. А психологию, предписывает Дильтей, следует рас­
бессильными, современные интуитивисты склонны изде­ сматривать как науку о духе, а не как естественную нау­
ваться и над опытом, и над рассудком. Если Нант впал ку, какой ее представляют себе психофизиологи. Более
в интуитивизм потому, что осознавал ограниченность того, психология должна оставаться в пределах, постав­

чувственности и преувеличение традиционного рациона­ ленных описательной дисциплине, устанавливающей и


лизма, и потому, что неправильно понял при роду матема­ «понимающей» факты, в противоположность объяснитель­
тики, то интуитивисты наших дней и не пытаются решит}, ной (erkliirende) психологии, которая «пытается выво­
ни единой серьезной проблемы ни с помощью интуиции, дить всю духовную жизнь из определенных гипотез» 2.
ни с помощью ее понятий. Они скорее озабочены тем, что­ Только подобная психология «пониманият (Verstehen),
бы устранить все интеллектуальные проблемы, ниспровер­ исходящая из сходства опыта других людей с нашим соб­
гнуть разум и планируемый опыт и бороться с рацио­ ственным, может дать незыблемую основу наукам о духе.
нализмом, эмпиризмом и материализмом. Обычная психология не дает ничего, кроме нагроможде­
Эта антиинтеллектуа~ьная разновидность интуитивиз­ ния гипотезы на гипотезу 3.
ма развилась в романтический период (примерно в пер­ Заметьте, здесь та же цель - достижение «научной до­
вой половине XIX века) непосредственно из семени, по­ стоверности», «самоочевидностн в мышлении» 4. Во имя
сеянного Нантом, но не пользовалась существенным вли­ этой цели в области наук о человеке, где лучшие плоды
янием вплоть до конца столетия, когда она перестала приносит не «простая сила разума», но «мощь личной
быть болезнью отдельных профессоров и стала недугом жизни» (к сожалению, Дильтей не объясняет, что он
культуры. подразумевает под «мощью личной жиани»}, мы должны,
очевидно, ограничиваться единичными или частными суж­
дениями 5. Другими словами, никаких обобщений вроде
«Понимание» Дильтея
Формулировок законов по отношению к индивидуальному
Типичным представителем интуитивисгсной реакции или социальному поведению человека искать не следует.
против науки, логики, рационализма, эмпиризма и мате­
риаШIзма был Вильгельм Дильтей (1833-1911). В своем 1 D i I t h е у, Einleitung in die Geistes\vissenschaften, Bd. 1, Кар.
«Введении к наукам о духе» (1883) этот эрудит без идей XIV (под заглавием "ТЬе Philosophy of History and Soziology аге
утверждает, что целью наук о духе (Geisteswissenschaf- not Тгце Science"), Вг]. 1 of Gcsammelte 1Yerke, S. 91.
ten) должно быть постижение единичного и общего и что 2 Там же, стр. 32.
3 Там же, стр, 32-33.
такое постижение дается исключительно в жизненном
4 Там же, стр, 45.
переживанив (Erlebnis) и никогда в виде теории. 5 Там же, стр. 38.

1/1 111
Таковы убогие плоды - если продолжить аналогию с через веанакомые, но доетупные пониманию цонятия и
плодами - тезиса непогрешимости. суждения 1.
Ясно, что требование «понимапяя» ненаучно. НаУ1\а Несмотря на бееплодность «метода» понимания, взгля­
вопре1\И усилиям некоторых метаученых отнюдь не пы­ ды Дильгея получили нвкоторый отклик, вероятно по­
тается еводить новое нванакомое 1\ етарому и зна1\ОМОМУ. тому, что в то время в Европе поднималась волна нена­
Она не предлагает «пониматъ» необычное в терминах висти к разуму. Взгляды Дильтея оказались неплодотвор­
здравого смысла. Напротив, наука создает теоретические ными в области наик о человеке, но нашли последова­
понятия и системы, которые, выходя за пределы повсе­ телей в других областях. В первую очередь движение за
дневного опыта и здравого смысла, дают нам возмож­ Geistes\vissenschat'ten (кнауки о духе») и, в частности,
ность объединять, интерпретировать и преденазывать­ кампанию в пользу мистической ампатии, или симпати­
короче говоря, объяснять - все, что на уровне здравого ческого сопонимания (Einfilhlung, Mitempfindung),
смысла представляется радикально новым, таинствен­
использовали псевдонаука и полунаука. Так, например,
ным - ХОтя при елучае и очевидным - инепредвидимым.
Фрейд, Адлер и Юнг утверждали, что эмпатия - высший
Наука, и в особенноети психология, не делая попыток метод познавания. А нацистсная Германия, которая, по­
«понимать» реальноеть в терминах повеедневного знания, добно :Калифорнии, для псевдонаук оказалась невероятно
объясняет ее в терминах законов, описывающих отноше­ плодородной почвой, высоко оценивала оппозицию Диль­
ния между все более и более абстрактными и тонкими тея науке, «англо-француаской школе» (повитивистсной
понятиями, Большую чаеть этих понятий нельзя обнару­ и аналитической) и «либеральным догмам», так же как
жить в досистематическом или интуитивном мышлении:
и возвеличивание им тотальноети «жиани» и государетва.
достаточно напомнить объяснение еиневы неба молеку­
лярной физикой или психоаов - психохимией,
Здравый смысл для науки - отправная точка и проб­ «Метафиаичеекая интуицию> Бергсона

лема: чуветвенные данные и повседневные еуждения­


Несравненно более тонкими и интересными предста­
сырье, которое наука перерабатывает, не ограничиваясь вителями философсного интуитивизма были Бергсон, Гус­
им, и объясняет, очень часто отбрасывая прочь. Тот род серль и Уильям Джеймс, Но активистский и утилитарный
понимания, какой предлагает «гумвнистическая» школа интуитивизм Джеймса (1842-1910), так огличающийся
в науках о человеке, подобно здравому емыслу и религи­ своим динамизмом от соаерцательного интуитивизма Гус­
саному объяснению, состоит из примеров и метафор, серля, проиеходит в основном от интуитивизма Бергсона,
описания отдельных случаев и иносказаний. Цель его­ так что в настоящем кратком обзоре мы можем его опус­
«заставить прочувствоваты неиввестное, отдаленное, не­ тить 2.
анакомое и сложное, выразив его через известное, непо­

средетвенное, янанемое и простое. Наука, далекая: от стрем­ 1 См. М. Б у н г е, Причивностъ, Издательство иностранной
литературы, 1962, гл. 2.
ления к подобной тривиализации проблем и объяснений,
2 См. В. Д ж е м с, Вселенная с плюралистической точки аре­
пытавтоя истолковывать анакомое и еще не объясненное иия. м, 1911. доклад VI.

20 !1
По Бергсону (1859-1941), интуиция - «такой род ным, умеющий, сознавая себя, размышлять о своем объ­
иnтелле~туальnой симпатии, посредством какого человек екте и способный бесконечно его расширять» '.
переносится внутрь объекта, чтобы слиться с тем, что То, что дано интуитивно, пишет Бергсон, может быть
есть в нем единственного в своем роде и, следовательно, выражено одним из двух способов: посредством образа или
невыразимого» 1. Интуиция дает нам возможность улав­ понятия. Развитие интуиции происходит в понятиях, НО
ливать все, что остается внешним для интеллекта: дви­ ядром всякой системы идей, скажем философской системы,
жение, изменение вообще, жизнь, дух, историю и прежде служит первоначальная интуиция, которую надо уловить 2.
всего «абсолютное», которое, разумеется, есть то, что не Таким образом, философия для Бергсона - противопо­
есть относительное. Интуиция - не что иное, как высоко ложность анализа; она не пытается разлагать на состав­

развитая форма инстинкта. Она превосходит рассудок тем, ные части, отделять и выделять - это лакейская работа
что выражается всегда категорически, тогда как он - в разума, в сущности поверхностного. Подлинная задача
гипотетической форме 2. Нак можем мы сомневаться, что философии - восстановить первоначальную простоту, по­
инстинкт выше рассудка, если первый в состоянии реши­ рожденную интуицией. Задача эта решается метафизикой
тельно утверждать (и даже кричать] о (ЩI), тогда как по­ непосредственно, без обращения к символам, которые
следний осмеливается только констатировать (щ, при характеризуют понятийное мышление З.
условии, что р», то есть «если Р, то q»? Интуиция Бергсона не есть познание в собственном
Интеллект, по утверждению Бергсона, правильно смысле слова, и он сам признает, что она туманна. Она­
объясняет исключительно «неорганичеокие твердые твла», ничто без активизации ее интеллекта; если бы не интел­
и вообще он создан, чтобы заниматься неодушевленно:й лект, интуиция до сих пор еще оставалась бы голым ин­
материей. Только инстинкт приводит нас 1\ скрытым сто­ стинктом, концентрирующимся на движущемся единст­

ронам жизни, к улавливанию неповторимого и универсаль­ венном 4. Но интуиция схватывает веши изнутри - делает
ного elan (кальки греческой пневмы'[, всв приводящего в то, чего Гегель хотел от разума, - и обеспечивает такую
движение и все оживляющего. Интеллект, который может достоверность, на какую разум совершенно не способен.
ясно првдсгавлятъ себе лишь дискретное, неподвижное и Поиски достоверности и первооснов окааались - еще
старое, не способен улавливать непрерывность, движение раз - главным источником интуитивизма.

и новизну, познаваемые исключительно инстинктом. Бергсон многословно перечисляет, в чем он усматри­


Функция интеллекта скорее прантичесная, чем теоре­ вает ограниченность рассудка, но не утруждает себя до­
тическая, и, будучи орудием действия, он остается на казательством превосходства интуиции как способа позна­
поверхности вещей, не раскрывая их природы. Интуиция, ния над рассудком. В числе немногих примеров плодо-
с другой стороны, есть «инстинкт, ставший беспристраст-
1 А. Б е р г с о н, Собр. соч., т.
1, сТр. 155.
2 А. В е г
g s о п, L'intuition philosophique, "Revue de methaphy-
1 А. Б е р г с о н, Собр. соч., т. 5, пзд. 2, СПБ, 1914, стр. 6. sique et de moral, XIX, 1911, р. 809.
2 См. А. Б е р г с о н, Собр. соч., т. 1, ивд. 2, СПБ, без года, 3 А. Б е р г с о н, Собр. соч., Т. 5, стр. 6-7.
стр, 131. . 4 Там же, Т. 1, стр. 156.

22
творвости интуиции он упоминает второй закон термоди­ чагельвом иаложевив теории. Утверждение Бергсона,
намики; его формулировка, изложенная разговорным язы­ будто интеллект не способен уловить даже простейший
ком, была ему известна. (Закон возрастания энтропии вид изменения, а именно - механическое движение, зву­

пользовался большой популярностью во времена Бергсо­ чит как-то странно. Разве естественные науки, и в част­
на.) Пример этот выбран неудачно. Закон, о котором идет ности физика, занимаются не изменением?
речь, потребовал значительной теоретической и экспери­ Причина этого удивительного мнения, рааделявшегося

ментальной работы, различные формулировки его трудно Джвймсом, по-видимому, в ТОМ, что понягийное мышление
понять, не прибегая к экспериментам и формулам, и он не в состоянии постигать становление, так как понятия
допускает много различных голкований. I\ороче говоря, статичны и изолированы одно от другого. Аргумент этот,
закон Этот далек от того, чтобы быть интуитивным и са­ выдвигавшийся еще Гегелем (1770-1831) против фор­
моочевидным. Второй постулат термодинамики излагали мальной логики, игнорирует тот факт, что науки создают
в различных антропоморфных выражениях, таких, нак понятия не только о неизменных, но и о изменчивых

«Энергия постепенно вырождается», «Все обесценивает­ классах (например, «скорость реакцию>, «быстрота воз­
ся с течением временю>, «Запас энергии Вселенной исто­ растания», «ускорение»}, пригодных для описания иаме­
шается» и «Нонечный удел Вселенной - тепловая няющихся аспектов опыта. Аргумент этот игнорирует
смертъ». Но несомненно, науку нельзя винить в ТОМ, что также и то обстоятельство, что всякое утверждение СООТ­
некоторые из ее вульгариааций используются в качестве носил: понятия, так что последние никогда не нагромож­

жвачки философами, враждебными науке. даются кучами, подобно несвязанным друг с другом кир­
Нроме того, не противоречит ли Бергсон самому себе, пичам.

утверждая, что функция разума - не теоретическая, но Дифференциальное и интегральное исчисления были


практическая? Разве теории не понятийныв системы? разработаны отчасти для того, чтобы дать строгое объ­
Разве теории, такие, как термодинамика и генетика, не яснение приближенных (доаналитических, интуитивных)
дело разума и опыта, направлявшихся гипотезами? И раз­ понятий мгновенной скорости и ускорения. Они приме­
ве научные теории в отличие от ИНТУИТИВНЫХ представ­ нили понятие переменной величины, онааавшееся способ­
лений не характеризуются минимумом неопределенности ным верно представлять мгновенное состояние и разви­
и двусмысленности? Нонечно, одного чистого разума для тие материальной системы любого рода. (Это, конечно,
построения научной теории недостаточно. Информация, не означает, что анализ бесконечно малых есть «матема­
добытая эмпирическим путем, и различные формы под­ тика изменению>, как его часто рассматривают. Нажцая
ЛИнной интуиции, иснлючая интуицию метафизическую, теория изменения материи представляет собой фактнчв­
интуицию сущностей и интуицию мистическую, - суще­ скую, а не формальную теорию и математическиеформулы
ственные составные элементы теории. используемые в вводятся в такую теорию только вместе с определенными
ироцессе ее построения. Но интуиция в этом случае­ правилами обозначения и (или) постулатами интерпрвти­
либо одна из форм проявления разума, либо его орудие рования, определяющими значение символов. Так, фор­
(см. гл. 3): 1{ тому же она никогда не приходит при ОКОН- мула lJ=ds!dl не могла привиться в физике до конкрвти-


нации переменных «в: и «!», число возможных вариантов Нинаной химик не верит серьезно - если только ОН
которых неограниченно велико. Например, «в: может в этот момент не пытается защищать ставшую анахро­
означать расстояние, объем, концентрацию, заряд и т. д., низмом механистическую космологию или какую-нибудь
а «l>} - время, угловую координату и т. д.) нвадекватную теорию научного объяснения, вроде сведе­
Большая часть переменных физики, химии, физиоло­ ния неизвестного к известному, - что вода наким-то об­
гии и психологии непрерывна вопреки мнению Бергсона, разом состоит из несоединившихся друг с другом водо­

будто науки о материи не улавливают непрерывности. рода и кислорода или что свойства воды чисто кажущие­
Мы настолько привыкли к непрерывности, что когда впер­ ся, поскольку лишь свойства ее составляющих реальны.
вые была создана квантовая механика, некоторые консер­ И никакой биолог не отрицает появления в процесс е эво­
вативные ученые отвергали ее, потому что она отводила люции новых черт, напротив, его задача - дать право­

место определенным дискретностям: они утверждали, что мерное объяснение изобилию различий и изменений. Уче­
подобные скачки «неннтуитивны». (Даже Шредингер, ные стараются вырабатывать рациональные и допускаю­
один из создателей квантовой теории, предпочитал гово­ щие проверку объяснения возникновевия нового. Что
рить об изменениях частот, не уточняя, о частотах чего подобные объяснения могут казаться непонятными тем,
идет речь, а Планк всю свою жизнь искал объяснение кто не проявляет желания изучать их, - не прианак бес­
квантования через непрерывные механические движе­ силия рассудка.

ния.) Формалист Гильберт полагал, что непрерывность Критика интеллекта Бергсоном была бы своевремен­
интуитивна; по мнению Брауэра, матемагика-ингуицио­ ной, если бы она относилась к средневековой науке, но
ниста, если что дано интуитивно, так это последов~тель­ она опоздала на три столетия. Что еще хуже, лекарство,
ность натуральных чисел. Существует ли верховныи три­ предлагаемое им, не лучше самого недуга. Он не рекомен­
бунал, 1\ОТОРЫЙ решил бы, какое понятие по внигренней дует нам развивать наш интеллект, нет, наоборот, он
своей сущности более интуитивно? Или сам этот вопрос предлагает подчинить его «дару», лишенному способно­
лишен смысла, поскольку интуитивность связана с субъ­ стей 1\ логической систематизации и 1\ обоснованной кри­
ектом и его подготовной? тикв, характерных для современной культуры.
Что касаетсн качественной новизны, которую Бергсон
и эмерджентисты считали рационально необъяснимой, то
«Усмотрение еущпоети» Гуссерля
разве ядерная фиаика, химия, эволюционная теория, пси­
хология, социология и многие другие научные теории не В своих «Идеях» (1913), польаовавшихся влиянием в
объясняют ее? Верно, что можно найти ученых и мета­ странах немецкого явыка, в Латинской Америке и в пос­
ученых, во имя единства науки отрицающих возникнове­ леоккупационной Франции, Гуссерль (1859-1938) вос­
ние радикальной новизны, но доказательство сводим ости кресил ассенциалиам Платона и Аристотеля, нскавший
нового к старому постоянно оказывается крючкогворст­ неизменную сущность вещей вне их свойств и законов.
вом: оно заключается в цоказе того, что новое может Более того, Гуссерль утверждает, что подобная сущность,
быть объяснено как результат развития старого. или эйдос, обнаруживается особым даром, а именно-

26
ингелленгуальной (НО не рациональной) ннтуицией нн­ Эйдез ические суждения, плоды усмотрения сущностей
зываемой им «усмотрением сушиостит (Wesensschau) . или эйпетической интуиции являются, таким образом,
Эмпирическая интуиция, или интуиция единичного 11 априорными синтетическими суждениями, имеющими по

интуиция сущности, или всеобщего (поскольку предпо­ сравнению с кантианскими явные преимущества в том,

лагается, что она постигает всеобщность), служат источ­ что они полностью независимы от опыта и почти совер­

винами конечного оправдания всякого суждения 1, даже шенно непонятны. Им приписывается истинная незави­
если пер во начальная интуиция не вполне адекватна. симость от повседпевного опыта. Нан поясняет Шелер,
В последнем случае она требует определенных преобра­ «сущности и их связи «даны» до всякого опыта этого рода
аований; операции эти - феноменологическое приведение, [т. е. до повседневного опыта], иными словами, они даны
или epoche, «эйдетическая вариацию) и т. Д., выступают априорно. Априорно «истины», с другой стороны, утверж­
в качестве многочисленных обрядов очищения, напоми­ дения, находящие в них свое осуществление» 1. «То, что
нающих предварительные действия, с помощью которых интуитивно воспринято KaI\ сущность или кан связь ме­

Бэкон (1561-1626) хотел избавить нас от идолов, прежде жду подобными сущностями, не может, следовательно,
чем женить на пресловутой целомудренной старой леди­ быть аннулировано ни наблюдением, ни ИНДУI\цией и не
Наблюдении. Относительно феноменологических обрядов может быть ни улучшено, ни усовершенствовано» 2. Исти­
также предполагается, что они снимут с наших умов бре­ ны феноменологии в противоположность истинам науки
мя предположений. ононча тельны.

Познание сущностей, или вйдегичесное познание, не Феноменология предлагает, таким образом, средство
зависит от фактического знания, даже когда имеет дело для удовлетворения требований фундаментальности и
с сущностью материальных объектов, Кроме того, оно не непогрешимости. С одной стороны, сведение к чистому
предполагает реального существования объекта, "Которое сознанию действует как средство для достижения сути ве­
должно быть временно приостановленои «взято в скобки». щей, делающее возможным и «воаврашение н вещам в се­
Операция эта обязательна, чтобы защитить феноменоло­ бе», и «абсолютное начало». С другой стороны, Wesens-
гию от эмипирического опровержения. Поснольку эйдети­ sсhап порождает reine Wesenswissenschaften (чистые нау­
ческие истины ничего не утверждают относительно фак­ ки о сущности), или эйдетические науки, якобы раскры­
тов, никакой истины О фактах из них вывести нельзя и вающие законы сущностей (Wesensgesetze) , и служит
следовательно, подобные «истинъп эмпирическим ИССЛ~ДО~ нерушимой основой для позитивных или эмпирических
ван наук - несмотря даже на то, что ученые об этом как
ты
2ием не могут быть ни подтверждены, ни опровергну­
. Феноменология, даже в том случае если ведет речь будто и не подозревают.
о мире, витает над миром . Ясно, что непогрешимость, поиски которой Гуссерль

.. 1 См. Ed '. Н u s s е f.l, Ideen zu einer reinen Phanomenologie und


phanomenologlschen PhI1osophie, Ь. 1, k. 1, 1913, в: Ed. Husserl-Hus- 1 S С h с ! е г, Пет Formalismus in der Ethik unti die matcr!ale
яегйапа, Haag, l\Iartinus Nijhoff, Bd. 3, 1950. \Vcrtethik, 1916, S. 69-iО.
2 См. Ed. Н u s s е г 1, Н u s s е г 1 i а n а, Bd. 3. 2 Там же, стр, 70.
именует «аподиктическвм доказательством», и фундамен­ Равно недостоверным остается утверждение Гуссерля,
тальность - пружины феноменологичесного интуитивиз­ будто «эйдетическив наукш - о которых он упоминает
ма. «Подлинная наука и подлинное отсутствие предрас­ как о возможных, не утруждая, однако, себя их создани­
судков, которые ее характеризуют, требуют в качестве ем, - действительно были основой единой науки о фак­
основы (Unterlage) всех донавательотв, суждений, непо­ тах 1. Не приходится докаэыватъ, что именно так обстоит
средственно достоверных кан та новые или получающих цело с логиной и математиной (представляющими собой,
евою достоверность прямо из источника (originar geben- по Гуссерлю. науки эйдвтические}. Во-первых, эти дис­
den) интуиций» Аденватные интуиции совершенно не
1. циплины существуют независимо от феноменологии и
допускают сомнений, они имеют, по Гуссерлю, тот же эволюционируют в направлении, противоположном поже­

аподвкгический характер, что и суждения науки 2. До­ ланиям Гуссерля. (Можно напомнить, что он высмеивал
стоверность, приписываемую радикаяьвым эмпириком попытку Фреге подвести под математику логический фун­
протокольному или основанному на наблюдениях утверж­ дамент 2 и остался полностью в стороне от движения за
дению и обретаемую традиционным рационалистом во обновление логики, в нотором участвовали Фрвге, Пеано,
врожденной идее или в неизменных ааконах разума, Гус­ Уайтхед и Рассел.) Во-вторых, логика и математика для
серль приписывает интуиции, которая «видит вещи в се­ фактических наук скорей инструменты, чем «основы».
бе», которая постигает не что иное, как неизменную сущ­ Пожалуй. в известном смысле и верно, что в данный мо­
ность, не обращая внимания на досадные мелочи вроде мент эмпиричесние данные составляют часть «основы»

существования или эмпиричесного подтверждения. науки (то есть пона в нее не внесены исправления), но
Феноменологии, вообще говоря, сомнение не чуждо, но говорить, что формальные науки, доставляющие идеаль­
она ограничивает его данными опыта и ампиричвсних ные формы, образуют основу фантических наук - значит
наук, которые могут приоткрыть лааейку недостоверно­ то же, что утверждать, будто грамматика - основа поэзии
cт~, поскольку они- дисциплины второго сорта. С дру­ или производство кистей - основа изобразительного ис­
гои стороны, в интуиции сущности сомневаться недопу­ кусства. В-третьих, формальные науки не занимаются
стимо, хотя Гуссерль и не предлагает примеров, подтвер­ сущностями в понимании Гуссерля. Никакой математик
ждающих фактическое сищесгвование этой способности не задается вопросом о том, какова сущность окружности

априорного, вне опытного и сверхрационального схваты­ или интеграла Римана, а некоторые отрасли матемаги-
вания сущностей; не доказывает он и ТОГО, что есть сущ­
ности, пребывающие вне свойств и отношений, изучаемых
наукой, то есть в некогором платонов сном царстве вечных 1 См. Ed. Z i 1s е 1, Phenomenology and Natural Science. "Philo-
идей. sophy of Science". VIII. 1941, р. 26; Н. 1\1 а г g е n а и, Phenomenology
and Рпучгся, Рhспошепоlоgу агп! Рhепошепоlоgiсаl Невеагсп", V, 1944,
р. 269; 1\1. В u n g с, La fепошепоlоgiа у la ciencia, "Cuadernos Агпе­
1 Н U S S с г 1, Н u s s е г 1 i а n а. S. 43; см. тпкжо "Cartcsianische псапоя", Мёхгсо, Х, N 4, 1951, р. 108
Meditationen", 1931, N 3,5, 6. 2 Ed. Н u s s е г 1, Philosophie der Arithmetik, Leipzig, Haacke,
2 "Cartesianische 1\1editationen", N 6. 1891.

!J1.
кв - ее абстрактные теории - даже не уточняют природу столько невравумитвльны, что дают простор для широко
своих объектов. расходящихся толкований посдедоватедей Гуссерля - от
Выясним последний пункт, важный для опенки эссен­ Шелера и Хайдеггера до Сартра и Мерло-Понти, которых,
циаливма. В абстрактной алгебре, например, не обяза­ ничто, кроме темноты, не объединяет 1. Кю{ однажды сна­
тельно спрашивают, что представляют собой величины А зад математнк фон Миавс, Гуссерль создав ад метод усмот­
и В, удовлетворяющие соотношению «АВ+ВА=О». Ник­ рения самого важного, но не увидел с его помощью ни-
то не станет отыснивать «сущность» А и В вне опреде­ чего 2. .
ляющего их неодноэначно соотношения или закона ((АВ+
+ВА =0». в алгебре, как и в физике, существен сам за­
коп, которому может удовлетворять (если он универса­ Интуиция ценностей и норм
лен) бесконечное множество сущностей. А закон этот но Вспомним В ваключвнив об аксиологичвеном и этичв­
вытекает из векоего усмотрения сущностей, но построен сном интуитивизме, который отстаивали Давид Росс
математиком - не необходимым образом, как надлежало (1877), полуфеноменологи вроде Макса Шелера (1874-
бы, если бы было верно, что раз уловлена сущность вы­ 1928) и Нинолая Гартмана (1882-1950) и такие эмпи­
ражения, то необходимость утверждения становится оче­ рики, как Джордж Эдуард Мур (1873-1958).
видной (на чем настаивает феноменология). Необходимы По мнению этих философов, добро и ало, а также на­
лишь математические в логические доказательства - в ши обязанности известны нам непосредственно, и, кроме
том смысле, что они не действительны, если не удовле­ того, они не поддаются анализу. Основные положения
творяют определенным схемам, - но аксиомы формаль­ этики и теории ценностей доступны интуиции (всех или
ных наук не являются логически необходимыми. привилегированныхличностей), опытом не докааываются
Современная наука рассталась с эссенциалиамом Пла­ и не опровергаются. Тан, Шелер заявлял, что существует
тона и Аристотеля. Ее не интересуют сущности, понимае­ некая эмоционадьная интуиция, удавливающая иррапио­
мые как сущее и, того менее, как сущее более реальное, надьныесущности (ценности) 3, а Мур считал, что «доб­
чем сами объекты. С другой стороны, наука в состоянив ро», рассматривавшееся им в качества центрального по­
изобретать и открывать законы, существенные в каком­ нятия этики, не поддается определению и что ничто,
нибудь отношении или в каном-нибудь контексте, хотя бы
в некотором другом отношении или контексте их и наде

было бы рассматривать как производвые. 1 Однако собственные первоначальвыа намерения Гуссерля


Было бы интересно, если бы феноменслоги оказались были определенно антидогматическими. ОН не понимал, что, пол­
постыо отвергая рационалиэм и эмпиризм, поддерживая фунда­
в состоянии продемонстрировать, что, помимо сущностных
менталиэм и отправлянсь на поиски достоверности, он тем са­
законов, они могут укааать чистые обособленные сущности мым торжественно аакладываот новую догму.
в, кроме того, сущности, уловленные внутренним усмот­ • R. М i s е s, Positivism: А Stпdу in Нцгпап Understallding, Сагп­
2

рением сущностей. К сожалению, для их писаний харак­


Lшdgе, Mass., Harvard Ulliversity Ргезв, 1951, р. 2П.
:J М. S с h е 1 е г, Der Formalismus in дег Ethik шн] die таtегiаlе
терны догматизм и бесплодность, и к тому же они на- Wегlеlilik, Berns, Francke, 1954.

32 :\-52\
кроме интуиции, не в состо~нии подсказать нам, какие достигнута путем аналига суждений ценности и норм, и
вещи или качества хороши . ее можно преследовать вопреки Муру, заклеймившему
Этический и аксиологический интуитивизм, по суще­ любой анализ этого рода как пример того, что он назвал
ству аБСОЛЮТИСТСI{ИЙ, враждебный натурализму и анали­ «натуралистическим софиамом», Анализ ценности пока­
тизму, в том виде, в каком существует, ОТRазывается жет, что она далека от того, чтобы быть абсолютной, что
объяснять и освещать (например, с точки зрения психо­ она относительна. Что бы ни представлялось имеющим
логии, социологии или истории) этическиет~рмины, нор­ в известной степени ценность (или не имеющим ее),
мы и суждения, а также суждения ценностеи и отрицает является таковым в векотором отношении (например, в
возможность как эмпирического, так и рационалистиче­ культурном) для векоторой социальной единицы (напри­
ского оправдания или обоснования их. Тем самым он мер, для данной личности) при определенных обстоятель­
устанавливает двойственность факта и оценки, природы ствах (например,в повседневной жизни) и в связи с опре­
и общества, потребностей, желаний и идеалов, с uоцнои деленным кругом пожеланий. В свою очередь сами поже­
стороны, И схем морального поведения - с другои. По­ лания, равно как и нормы или желательные схемы пове­

добная двойственность исключает попытку объяснить дения, допускают как прагиагическое (по их результа­
правильно и обоснованно, на основе опыта и ра;ума как там) ,так и теоретическое оправдания: на основании их
ценностные отношения, так и моральные схемы . Оцени­ совместимости с законами природы и общества и согла­
вать человеческое поведение она предоставляет бездум­ сованности с дополнительными пожеланиями и нормами

ному импульсу индивидуума или воле (<просвещенного» некоторые из последних надлежит, разумеется, выбрать в
индивидуума, приписывающего себе обладание специфи­ качестве принципов 1.
ческой «интуицией ценностей», или «проввкновением ~ Само собой разумеется, что интуитивизмом отвергают­
нормы». Таким образом, этичеСRИЙ и аRсиологичuеСRИИ ся любые подобные попытки создания аксиологии и этики
интуитивизм покровительствует авторитаризму, атои бро­ с помощью анализа и науки или впрыскивания им жиз­

сающейся в глаза тени интуитивизма З. Натуралисты и ненных 'соков природы, опыта и разума и очищения их

рационалисты, с другой стороны, склонны считать, что от мистицизма и догматизма.

род людской имеет право знать, почему труд - благо, а


война - зло и чем подтверждается такое правило, как Итоги
«Просвети ближнего твоего». Подобная цель может быть Бегло рассмотрев несколько типичных примеров фи­
лософского интуитивизма, подведем теперь итоги.
1 G. Е. М о о г е, Principia Etblca, Cambrige University Press, 1955, 1. Сищесгвование иnтуиции иnтуитивистов не боказа-
р. 77 et passim. Et'
2 Критику дихотомии факт - оценка см. М. В u n g е, гса у
1 Попытку теоретического объяснения оценочных суждений
ciencia, Buenos Aires: Siglo Veinte, 1960. .'
з Alf. S t е г п, Significado de la fепоmепоlоgш, Мшегуа, Buenos можно найти в других работах М. Бунге. См. М. В ungе
Etica у ciencia Buenos Aires: Siglo veinte, 1960 и Ethics as а Science-':
Aires, 1, 1944, Р. 19 , .
7' М S с h е 1е г , fil6sofo де la guerra tota1 у del
estado totalitario, Minerva, П, 1945, р. 109.
.
Pbllosophy and Phenomenological Research.
но. Интеллектуальная интуиция Декарта, Лейбница и двух песостоятельных тезисов: тезисов фундамеnтальnо­
Спинозы есть лишь быстрое умозаключение, настолько сти и непогрешимосги: Поиски незыблемых начал, досто­
стремительное, что его опосредствованный и нау:.ныЙ ха­ верных и самоочевидных истин не могли не завершиться

рактер обычно не осознается. Что касается чисто и интуи­ неудачей, наводя на мысль о существовании какого-то нео­
ции Канта, то она оказалась неудачной смесью paCC~ДKa бычного способа познания, своего рода естественного 0'1'-
с сознанием внутреннего опыта, а приписываемые еи ее кровения, не зависимого как от внешнего опыта, так и

изобретателем результаты несовместимы с последующим от разума, поскольку и тот и другой подвержены ошиб­
развитием как эмпиричесн:их, так и формальных наук кам и никогда не устанавливают абсолютных и вечных
Интуиция Дильтвя, Бергсона, Гуссерля, Шелера и дру­ «основ».

гих неоромантиков, состоящая в столь блиаком родстве с К несчастью для интуитивизма, explicandurn [его объ­
пифагорейским «участием» и заумной «симпатией», не ясняемого], того, что он силится истолковать, не сущест­
привела даже к плодотворным ошибкам. ОНа H~ дала нам вует. 11 ет никаких в абсолютном смысле изначальных
ничего, кроме устарелых и тщетных претензии на огра­ посылок Существуют только гипотезы и сог.иииения, ис­
ничение сферы ЭI{сперимента и разума. Она не сделала полняющие роль аксиом или постулатов в определенных

нас способными достичь более глубокого понимания ни теоретических системах, то есть по огношению к после­

истории, ни жизни, ни хотя бы единственного существен­ дующим утверждениям. И чаще всего подобные аксиомы
ного свойства либо сущностного закона какого-нибудь не самоочевидны, но бывают плодом кропотливых поис­
класса объектов. Да и как бы могла она добиться этого, ков наиболее ясной и экономной компоновки основного
если подлинное знание понятиЙНо и систематично? Кан содержания науки.

писал Шлик, интуиция, если это интуиция чувственная, Кроме того, «истинная наука: больше не определяет­
дает объект , но не постигает его понял-ийно, так что опре- ся как достоверное или не допускающее сомнений зна­
1
деление «интуитивное познание» явно противоречиво ние (эписгема}, противопоставляемое недостоверному и
ЖИЗНЬ и наблюдение могут дать некоторое представле­ изменчивому мнению (донсе ), Научное знание - это
ние о предметах (знать, как они выглядят), но никогда-т­ оправданное мнение, обоснованное мнение, но тем не
понимания предметов (знать, что они собой представля­ менее - мнение. Если знание надежно, то это знание не
ют). Что касается философской интуиции, то бесплод­ о факте, но о форме, а если оно имеет отношение к ре­
ность ее не удивительна, поскольку ее не существует. альности, оно ненадежно, нуждается во внесении попра­

Короче говоря, многочисленные ДeIшарации о мощи вок и в совершенствовании 1.


интуиции и убожестве разума не доказывались. Все они­
1 Вспомните известный афоризм Эйнштейна: «Насколько зако­
типичные образцы догматизма.
2. С ТОЧ1>и зрения лоеини интуитивизм выгекаег из ны магематикц имеют отношение н реальности, они не достовер­
ны, а насколько они достоверны, они не имеют отношения к
реальности». См. "Geometry and Experience" (1923) в сб.: Н. F е i g 1
1 М. S с h 1i с k, Allgemeine Erkenntnislehre, 2-te Auflage, ВегНп, and М. В г о d Ь е с k, Readings in the Philosophy of Science, Ne\v
Springer, 1925, р. 76-77. York, Appleton-Ccntury-Crofts, 1953, р. 189.

36
Иными словами, хотя формальные науки в значитель­ ные точки и ЧТО В сфере познания существуют отношения
ной степени обладают достоверностью, в науках эмпири­ не абсолютной обоснованности, но снорее относительного
чесних нет почти нинакой достоверности. В реальных де­ логичвсного предшествования. Ученые скорей ревизиони­
лах приходится довольствоваться nра~тичес~ой достовер­ сты, чем фундаменталисты, более снлонвы верить в небеэ­
ностью того рода, какую принимают, если недостижима ипречносгь всех своих выводов, чем в их непогрешимость.

или не нужна точность лучше некогорой определенной. В наше время даже интуитивисты начинают сомневаться
Поиски окончательной и успокавваюшей достоверности, в непогрешимости интуиции 1.
которой тан пылко жаждут слабые умы, заменили сведе­ 3. С почнн зрения психологии интуитивизм - резуль­
ние н минимуму ошибки, которую легче обнаружить, чем тат путаницы. Несколько преувеличивая, можно скаватъ,
истину 1. И ОДИН из методов сведения ошибки н миниму­ что интуитивизм - результат лингвистической двусмыс­
му - постепенное исгранение или же разъяснение (истол­ ленности: он воаникает в результате смешения психало­

кование) ингуитввисгской терминологии. не в порядне еической достоверности, или самоочевидности (о НОТОРОЙ


предварительной операции очищения, но с помощью бес­ говорят, будто она характерна для интуиции), СО строгим
конечного процесса уточнения (см. в гл. 3 равд. «е Интуи­ докааательством. Такое докааатедьотво, однажды найден­
тивное» в сравнении с «сиетематическимэ »}, Ориентирую­ ное и синтезированное, создает впечатление самоочевид­

щиеся в науке умы находят успокоевие в обоснованном ности, доходящее до того, что мы часто удивляемся, как

доверии к прогрессу знания. В крайних обстоятельствах могли «не замечать» его раньше. Но обратное утвержде­
они могут найти его в определенных пилюлях. ние неверно: психологичеСRая достоверность не гаранти­

В наше время никто, нроме философски неарвлых или рует ни логачесной достоверности, ни ампиричесного под­
наивных людей, не верит в возможность непосредствен­ тверждения.

ного, полного улавливания истины. Всем нам известно, В житейских делах мы часто путаем самоочевидность,
что приключения познания рискованны и что нет им нон­ понимаемую как максимальная доходчивость и правдо­

ца, что оно мечется от неудачи н неудаче, хотя обычно подобность, с истиной. Каная-нибудь мать редко ошибет­
глубина каждой очередной неудачи меньше, чем ей пред­ ся, ногда скажет, укааывая на ребенка: «Он - мой сын».
шествовавшей. Знаем мы также, что не существует ни Истина и самоочевидность представляются одним и тем
первооснов, ни конечной достоверности, что викакая ин­ же в случае «непосредственногох познания - в той мере,
туиция и нинаной опыт не бывают столь надежны, чтобы в какой подобное познание существует. Однако в вопро­
суметь избежать рациональной критики, что У наук нет сах науки обычно окааываегся, что самые глубокие исги-
последней основы, что они, пожалуй, опираются и воз­
действуют друг на друга и постоянно меняют свои отправ- 1 А. С. Е w i n g, Reason and Intuition, "Proceedings of the British
Academy", ХХУII, 1941, р. 25. Защищая существование и фундамен­
тальную роль интуиции, профессор Юинг соглашается, что интуи­
1 К. Р орр е г, ТЬе Logic of Scientific Discovery, 1935, London, тивист «должен отказаться от претензий на достоверность и нв­
Hutchinson, 1959; Оп the Sources of оцг Knowledge, "Indian Journal погрешимость, которые обычно приписывались интуиции в прош­
лом».
of Philosophy", 1, 3, 1959.

38 39
ны если и бывают вообще «самоочевидны», то только для щих доверия и не нуждающихся во внесении поправок

тех, кто, не жалея труда, их изучал, или очень часто \, «первоисточниновх познания. Однако чувственный опыт
ним прибегал, или даже - больше того - нто сам их от­ и разум по крайней мере существуют, даже если их и не
крыл или по крайней мере реконструировал, Обычно са­ обнаружили у высших животных, обособленно друг от
моочевпдность - привнак привычки, следовательно, она друга. Но что можно сказать о несуществующей способ­
должна вызывать тревогу, таи как мы не склонны под­ ности, об интуиции, которая не чувственна и не рацио­
вергать сомнению или анализировать то, 1, чему привык­ нальна и которую считают способной достичь недостижи­
ли, что довольно опасно. мого - нерушимых основ?
4. Ина-ризивием - раеноеибносзь догматизма и ведет 5. Ингииа-ивигм ведет н иррационалигмр, Сперва дек­
н авторитаризму. Поскольну не всякий в состоянии уло­ ларируется существование и превосходство некогорой дея­
вить основные истины и сущности, то предполагаемый тельности, неаависимой от разума и стоящей выше него,
обладатель способности сверхрациональной интуицип а в заключение разум подвергают поношению. После дли­
должен быть такой личностью, К чьему слову следует от­ тельного периода подготовки, в которой volens nolens
носиться с благоговением. Его интуиция непогрешима и, приняли участие интуитивисты всех оттенков и всех евро­
слеловагвльно, неоспорима. пейсних государств и даже стран, культурно от них зави­
До сих пор, кажется, не было выведено другое, оди­ симых, это вырождение интуитивизма в иррационализм,
наково возможное следствие, а именно - интуитивист­ антиинтеллектуализм и даже в явное шарлатанство до­

ский анархизм, основывающийся на следующем аргумен­ стигло апогея в третьем рейхе. Нацистская Германия пре­
те: если любая данная интуиция так же хороша, как и возносила кровь, инстинкт, «симпатическое понимание»,
всякая другая, то она не подлежит подгонке под какую­ или эмпатию, усмотрение сущностей и интуицию ценно­
нибудь другую интуицию. Отсюда всякое знание есть стей и норм. Для равновесия она порочила логику, крити­
знание личное или частное, что ведет 1, множественности ку, рациональную переработку опыта, его теоретическое
теорий и даже мирововарений. И нет никакой возможно­ трансцендированив и объяснение, медленные, зигзагооб­
сти выбора между ними, потому что они равноценны, хотя разные, самокорректирующиесяпоиски истины.

бы даже и были взаимно носовместными. И в том и в дру­ Упоминание о политической роли интуитивизма - не
гом случае как при коллективном, тю, И при индивпду­ аргумент ad hominem. Интуитивизм наряду с другими
альном авторитаризме утверждается догматизм и отрица­ формами окнультивиама и обскурантизма не только сде­
ется объективная истина. И в том и в другом случае от­ лался при нацизме философией официальной, но стал
сутствует возможносгъ коллоктивной иницпативы с целью также частью идеологии нацизма и онавался пригодным
приобретения и углубления энаний, для его целей - насаждения варварства и разрушения
Можно справедливо утверждать, что радикальный культуры. Сам нацизм в сфере идеологии был подготов­
эмпиризм, например сенсуализм, п илассичеокий, априо­ лен многочисленными философами и «духоученымш>
ристический рационализм равно догматичны и авторитар­ (Geistes,vissenschaftler), возносившими инстинкт и интуи­
ны, когда отстаивают существование всепело заслуживаю- цию над разумом, восприятие цельности над анализом,

40 41
непосредственное познание над логически выведенным 2. МАТЕМАТИЧЕСКИй ИНТУИЦИОНИ3М
(характерным для науки), самоочевидность над доназа­
тельством 1.
В этом не было ничего случайного: народ, доведенный
до звероподобного состояния враждебной разуму догмой,
легче склонить к свершению иррациональных поступков,
чем тот народ, чья бдительность поддерживается крити­
кой. Источники
Философский интуитивизм кончил, таким образом,
Математические и философские корни
тем, что превратился в извращенную философию лишен­
ных разума.
в наше время среди математиков очень немного сто­
ронников чувственной и геометрической интуиции, или
1 См. А. К о 1n а i, The War Against the West, London, Gollancz, способности пространственного представления (наглядно­
1938, - прекраснов изложение идеологви нацизма и его философ­
ских предшественников.
го воображения), потому что было покааано раз и навсег­
да, что интуиции эти настолько же логичесни обманчивы,
насколько эвристически и дидактически плодотворны. По­
этому то, что обычно называют математическим интуици­
онизмом, не основано на чувственной интуиции.
Одним из первых примеров ограниченности геометри­
ческой интуиции было открытие ввевклидовых геометрий.
Более поздний пример - доказательство существования
бесконечного множества дробей в интервале между любы­
ми двумя заданными дробями, как угодно блиэкими друг
1012 - 1
к другу (например, между 1012 и 1). Дополни-
тельные примеры: непрерывные кривые, не имеющие

касательной, кривые, сплошь заполняющие целый участок


плоскости, вааимноодносгоронвие поверхности, трансфи­
нитные числа и однозначное соответствие между точками

отрезка линии и точками поверхности квадрата, противо­

речащее «интуитивному» представлению о размерности 1.

1 Отличные примеры противоречащих интуиции математиче­


ских построений можно найти у Рея Пастора (Н. Р а s t о г, J u 1 i о,

43
Ныне хорошо понимают, что магематическив величи­ чистая интуиция пространства стала вызывать подозре­

ны, отношения и действия не все берут начало в чувст­ ние даже у таких неокантианцев, кан Наторп и Насси­
венной интуиции. Усвоено, что они представляют собой рер, пришлось испробовать чистую интуицию времени
понятийныв построения и могут вообще не иметь эмпи­ или последовательности. Проба эта была осуществлена
рических коррелятов, пусть даже некоторые из них и слу­ так называемым математическим интуиционизмом (или
жат вспомогательными средствами в теориях, описываю­ неоинтуитивизмом, как предпочитают его называть его

щих Вселенную, например в физике. Признается также, сторонники). Неоинтуитивизм далек от того, чтобы быть
что самоочевидность не пригодна в качестве критерия ребячеством или сплошной антиинтеллектуалистской ден­
истинности и что докааагельства не могут ограничиваться ламацией. Наоборот, оп представляет собой ответ на пра­
одпими чертежами, потому что аргументы бывают неви­ вомерно поставленные трудные проблемы, занимавшие
димыми. В частности, больше не требуется, чтобы аксио­ таких серьезных и глубоких мыслителей, кап: Анри Пуан­
мы были «самоочевидны», папротив, так как аксиомы каре (1854-1912), Герман Вейль (1885-1955), Брауэр
почти всегда богаче, чем теоремы, объяснять которые они (1881) и Гейтинг (1898), - ответ, несомненно, оспоримый
призваны, они часто оказываются менее «очевидными», и в некоторых отношениях даже опасный для будущего
чем теоремы, вытекающие из них, и поэтому в историче­ науки.

ском развитии теории могут появляться позже этих тео­ Магематический ингуициониам легче всего понять,
рем. Так, вывести теоремы о равнобедренных треугольни­ если рассматривать его как течение, возниншее среди

ках легче, чем установить общие положения теории тре­ математиков: а) в качестве реакции на преувеличения
угольников. логицизма и формализма; б) в качестве попытки спасти
после провала чувственной и пространствеивой (или математику от катастрофы, которую, по-видимому, пред­
геометрической] интуиции в роли надежных направляю­ вещало в начале нашего столетия открытие парадоксов

щих математического построения надлежало испытать гак в теории множеств, в) в качестве второстепенного резуль­
называемую чистую интуицию. А поскольку кантианская тата кантианской философии (см. раздел «Чистая интуи­
цию> Канта в гл. 1).
Iпtгоdиссiбп а Ia шагешайса superior, Madrid, ВibIioteca Corona, Вопреки логицистам, которые, подобно средневековым
1916) и У Хана (Н. а h n, The Crisis of Intuition, в сборнике «Тпе реалистам или последователям Платона 1, говорят о ма­
WorId of Машешайсв», ed. Ьу J. R. Ne\vman, New York, Simon and тематических объектах, существующих нваависимо от
Schuster, 1956). Следует, однако, иметь в виду, что эти примеры умов, способных вффективно их консгруировать, и о тео­
не затрагивают математический интуициониэм, прововгаашающий
существование чистой (не чувственной) интуиции и отказываю­
ремах, существующих даже при отсутствии умов, способ-
щийся от интуиции геометрической. Поэтому Хан (в указанной
работе) и Шлик (М. S С h 1i с k, ЛlIgеmеiпе Erkenntnislehre 2-te 1 Параллель между логицизмом и реализмом (или платонив­
ЛиП., BerIin, 1925, S. 323), поскольку они приводят примеры 'несо­ мом), формализмом и номинализмом (или символизмом), интуи­
стоятельности в математике ч.ц всз еенной интуиции не доиазы­ пионивмом И концептуализмом проводил наряду с другими Куайп
ВЮО1' свой. осгающийся тем не менее верным тезис, ~TO чистая­ (W. Q и i n е, From а LogicaI Point of View, Cambridge, Mass.; Наг­
в кантианском пониыании - интуиция не заслуживает доверия. vard University Press, 1953, р. 14-15.

44 41'1
ных их доказывать, интуиционисты настаивают, что су­ же рационалистом и эмпириком, насколько и интуитиви­

ществуют - и притом в человеческом уме, не в платонов­ стом. И даже то, что математический интуипиониам взял
ском царстве идей (как у логицистов) и не только на у Канта, можно отбросить, не опасаясь серьезных теоре­
бумаге (нан у формалистов) - лишь такие сущности, ка­ тических недоразумений, как это признал Гейтинг 1, хотя
кие нами сконструированы, и что истинны лишь тание Брауэр, возможно, с ним не согласился бы.
теоремы, какие доказали непосредственно или конструк­ Долг математичвсного интуиционизма Канта сводится
тивным путем. к двум идеям: а) по мнению интуиционистоп, время­
Вопреки формалистам (Кемпе, Гильберту и нашему но не пространство - есть априорная форма интуиции и
современнику, мифическому Бурбаки) , которые, подобно по существу входит в понятие числа, порождаемов процес­

средневековым номиналистам, уверяют, что то, что мы сом счета; б) понятия математики по существу своему
называем математическими объектами, - всего только конструктивны: они и не чистые знаки (формализм), и
знаки, начерченные нами на бумаге, внтуициониоты не постигаются в готовом виде (платоновский реализм
утверждают, что подлинные математические объекты­ идей), они - дело человеческого ума. Первое утвержде­
объекты мысли, исходные среди них' - интуиции (чистые ние, несомненно, кантианское, но со вторым согласятся

интуиции), а производные - понятия. многие мыслители, не разделяющие взглядов Канта. Ма­


Как можно видеть, математический интуиционизм тематики, симпатизирующие математическому интуицио­

ближе к концептуалиаму, полагающему, что цифра 3-- нивму, склонны принимать второй тезис, игнорируя пер­
знак, изображающий понятие числа три, и ее не следует вый.
смешивать с последним, чем к философскому интуити­ Нроме того, форму, в которой интуиция времени уча­
визму. Вплоть до векоторого пункта ингуициониамподдер­ ствует, согласно мнению Брауэра, в математических по­
живают многие математики, с негодованием отвергающие строениях, можно считать какой угодно, но только не явно
фривольную характеристику математики как формальной интуитабельной, то есть непосредственной и самоочевид­
игры (формализм) или как простого приложения логики ной. Действительно, по словам этого ведущего пред­
(логицизм). В этом смысле математический интуицио­ ставителя интуиционизма 2 , первоначальная интуиция
низм - самооборона математической профессии. К сожа­ (Urintuition) математики, «фундаментальное явление ма­
лению, обороняющиеся во многих случаях пользуются тематического мышлению>, есть «интуиция чистого дву­

ненамного лучшим оружием, чем нападающие. единства» (либо двоичносги - другой возможный вариант
перевода голландского twee - eenigheid), и, будучи ис-

Брауэр и Кант

1 А. Н е у t i n g, Intuitionism in Mathematics, в: Vol. 1 of "Pbllo-


Чем математический интуиционизм, даже в ортодок­
sophy in Mid-Century", Ed. Ьу Кlibansky, Firenze: La Nuova Пайа,
сальной его формулировке, изложенной Брауэром и Гей­ 1958.
тингом, обязан философскому интуитивизму? Немногам. 2 L. Е. J. В г о u w е г, Intuitionism and Formalism, "Bulletin of
Он в долгу только перед Кантом, который был настолько the Атпепсап Mathemathical Society", ХХ, 1913, р. 81.

47
ходной, интуиция эта не поддается дальнейшему анализу. Идеи и программа интуиционизма в конце н:онцов
Брауэровокая интуиция чистой двоичностн - В каче­ определились точнее 1, а вместе с этим позиции интуицпо­
стве когорой могут выступать понятие последовательности, нистов И их оппонентов сблиаились. В наше время боль­
понятие итерации и т. д., - создает не только числа 1 шинство математиков, интересующихся вопросами «основ»
и 2, но также и все остальные конечные кардинальные своей науки и психологией своего труда, по-видимому,
числа, «так кан один из элементов двуединства можно приемлют нвкоторый набор тезисов, взятых у формализ­
мыслить в качестве нового двуединства, и процесс этот ма, логицизма и интуиционизма. Кроме того, в той мере,
может повторяться бесконечно». Раз получены натураль­ в н:ан:ой интуиционизм интересуется психологичесн:им
ные числа - в результате операции интуитивной и до­ аспектом труда математика, он не противоречит ни фор­
математической, - может начинаться построение матема­ мализму, ни логицизму, нан и всякий прагмагический
тики в собственном смысле слова. Поскольку значитель­ анализ не противоречит соответствующему синтаксическо­
ная часть математики может быть построена на основе му анализу.
арифметики натуральных чисел, порождаемых интуицией Интувциовиам определенно несовмесгим только с тем,
времени, то отсюда следует, что «априорность времени не что можно бы назвать нелепым или же смехотворным
только определяет свойства арифметики как синтетиче­ представлением о математике, согласно когорому занятие
ские априорные суждения, но и играет ту же роль по математика «комбинаторная игра с основными симво­
-
отношению к свойствам геометрию), польауясь, конечно, лами», как выразился фон Неймаи 2.
более протяженной цепочкой понятий,
Единственной «исходной интуицию) было бы, таким
Основные тезисы
образом, достаточно, чтобы породить шаг за шагом и в
конструктивной, или рвкурсивной, форме - не просто с
помощью «творческих дефиниций», или обращения к кос­ Стоит рассмотреть и оценить основные тезисы совре­
венным доказательствам, - всю математику, или, точнее, менного интуиционизма. Тогда будет видно, что некого­
матемагику, призuнаваемую интуиционистам~, которая рые из них - концептуалистсн:ие, другие - прагматист­

представляет собои только часть «н:лассичесн:ои» (доинту­ ские и третьи, наконец, - динамисгские. Примесь фило­
иционистской) матемагики, софоного интуитивизма не значительна. Тезисы эти, по
Современный математик, занятый обогащением и мнению автора, следующие:

уточнением своей науки, никогда сочувственно не отно­


сился ни н: требованию «усечению) матеиагики, выдвигав­
швмуся интуиционизмом, ни н: утверждению, будто eг~ 1 См. А. Н е у t i n g, Die intuitioni~tische Grundlegung der. Майте­
работа развивается на основе непонятной первоначальнои matik, "Erkenntnis", П, 1931, S. 106; La conception intuitionista de la
иnтуиции голой двоичности. С другой стороны, он, пожа­ logique, "Les ,etudes philosophiques", XI, 1956, р. 226; Intuitionism:
An Introduction, Amsterdam, North-Holland, 1956.
луй, симпатизирует конотрунтивистсной программе (см. 2 J. v о n N е и m а п, Die formalistische Grundlegung der Mathe-
ниже, «Принцип конотруктивносгвэ ). matik, "Erkenntnis", П, 1931, S. 116.

4-521
Статус логики и математики которые представляют собой самоочевидные и, следова­
тельно, более достоверные утверждения, чем утверждения
1. Вапоны лоеикц и не априорны, и не вечны, вопрепи логики. В противоположность «странным» логикам, изоб­
утверждениям логициспов, Они - гипотезы, сформулиро­ ретенным в целях иных, нежели реконструкция принятых
ванные человеком при изучении яеыка, с помощью кого­ схем вывода умозаключений, обычная логика приспособ­
рого он выражал свое знание ограниченных групп явле­ лена к потребностям науки. Наука основывает большую
ний. Нан следствие этого еаконы логини надлежит счи­ или меньшую достоверность своих выводов (не посылок,
тать не непреложными регулирующими принципами, но всегда остающихся сомнительными) на вакснах логики.
допискающими. внесение в них исправлений гипотезами, Или, пожалуй, вернее: доброкачественные схемы вывода
нопорые могут окагаться неприемлемымц по отношению умозаключений - это те, которые и плодотворны в науке,
n новым классам объетое, тким, пап бесконечные мно­ и освящены логикой.
жества. Это представление о природе и статусе логики, Между логикой и другими науками существуют отно­
не будучи интуитввистским в философском плане, мог­ шения не Односторонней зависимости, но взаимного И
ли бы принять эмпирики, прагматисты, материалисты и прогрессирующего приспособления 1. Здесь, как и повсю­
историцисты. История логических и математических пара­ ду, усовершенствование орудия приводит к успехам в
доксов должна бы научить нас, что над этим тезисом приближении к цели, а неудачи в достижении цели на­
стоит пораэмышлятъ. Нет никакой гарантии против воз­ ходят отражение в улучшении использования орудия и,
можности того, что в будущем потребуются дальнейшие таким образом, в повышении его эффективности. Или нам
радикальные перестройки формальной логики, чтобы следует забыть, что логика Аристотеля вовникла в тесном
улучшить ее приспособленность к действующим механиз­ содружестве с космологией и биологией и что современ­
мам вывода умозаключения и к новым, ранее непредви­ ная логика была в основном делом математиков и фило­
денным классам объектов (entities) и операций. Кроме софов математини?
того, ряд математиков и логиков - достаточно вспомнить Интуиционистов следует критиковать не за поддерж­
Льюиса, Генцена, Карнапа, Рейхенбаха и Поппера - ку философии небезупречности логики - их надо осуж­
предлагали новые формализации отношений импликации дать за настойчивую пропаганду непогрешимости фило­
пвыводимости, Многие начинают сомневаться в том, что софии математики.
обычная логика представляет собой адекватную реконст­ •
1 Достоверность логики основывается на высокой ее эффектив-
рукцию синтаксиса повседневного или даже научного
ности в математике и в фактуальных науках, а достоверность ма­
языка. тематик~ заключается в соответствии ее законам логики. ЭТО не
Интуиционисты, по-видимому, правы, рассматривая порочвыи круг, но про~есс последовательного приближения, как
всю логику в целом как то, что может быть пере смотрено указывал Боше (М. В о с h е т, ТЬе Fundamental Conceptions and
Methods of Mathematics. "Bulletin of the American Mathematical 80-
впоследствии. Они не правы, с другой стороны, когда счи­
ciety", XI, 1905, р. 115. См. также N. G о о d m а п, Fact, Fiction, and
тают, будто существуют определенные мапемапичесние Fo~ecas!, London, Athlone Press, 1954, Cambridge, Mass., Harvard
утверждения, которые объявляются ИНТУИТ'ИВНЫМИ И Ulllverslty Press, 1955.

50
,. 01
2. Математиnа есть nродуnт человеческого ума. Кап ния существования дояюгаческвх объектов 1. Однако по­
гаповая, она - чистая наика, то есть невависима от опы­ добные дологвческвв объекты Д.'1я формализма суть зна­
та, хотя приложима n нему. Кроме того, математика авто­ ки, то есть физические объекты, а не понятия.
номна, то есть не зависит от других наук, и, в частности, Гильберт также рассматривал логику как приложение
автономна по отношению к логике. математики. Интуиционизм, таким образом, согласен с
Этот тезис не типично интуитивиотсквй в философ­ формализмом относительно психологического (и даже ло­
ском смысле. Не в полном объеме его может отстаивать гичесного]') приоритета математики перед логикой. В этом
любой математик, уверенный в возможности построения смысле они вместе составляют логицизм наизнанку, в
всей математики на основе теории множеств. качестве какового оба весьма оспоримы. Заявлять вместе
Что были бы готовы принять немногие философы, так с Кантом, Брауэром и Гильбертом, что математическое
это нантианский тезис, согласно которому математика исследование совершенно независимо от ЛОГИКИ - значит
имеет полный приоритет перед логикой и невависима от высказывать утверждение, отвосящееся к психологии ма­
последней, в особенности после того, как логические по­ тематики. Утверждение это было бы верным, если бы
нятия (такие, как «все», «некоторые», «и», «не», «если ... было построено следующим образом: математики обычно
то и ... в ) вросли В плоть и кровь математики. Любой ма­ не отдают себе отчета в том, что пользуются логикой.
тематик подтвердит, что он эксплицитно пользуется ло­ Подобно этому мосье Журдэн, мольеровокай персонаж, не
гическими законами, такими, как законы тождества, про­ знал, что всю жизнь говорил провой. Хороший матема­
тиворечия и исключенного третьего. Но, конечно, работа тик может быть совершенным невеждой в логике точно
его не заключается в чисто логических выкладках, в кон­ так же, как хороший романист может не считаться с
це концов кто-то должен видеть проблему, придумывать грамматикой. Это доказывает не отсутствие формального
адекватные посылки, догадываться о подходящих отноше­ скелета в их работах, но лишь то, что их не интересует
ниях и перебрасывать мосты между различными областя­ та разновидность умозрительных лучей Рентгена, которая
ми математики. Кроме того, было покавано, что интуицио­ дала бы им возможность сделать скрытую структуру
нисгская математика, не обладая приоритетом над логи­ зримой.
кой, основывается на интуициониотской логике 1. Что касается чистой или априорной природы матема­
Давид Гильберт (1862-1943), ведущая фигура форма­ тики, то с Этим тезисом теперь согласно громадное боль­
листического лагеря, не возражал бы против вышепри­ шинство метаученых, за исключением главным образом
веденного интуиционистского тезиса, поскольку он писал, материалистов и прагматистов. Так дело обстоит в осо­
что математика, точно так же как и любая другая наука, бенности после того, как было усвоено, что подобная
не может строиться на одной логике, но требует допуще- априорность не противоречит представлению о матема­
тике как о части культуры и рабочем инструменте и сов-

1 Е. W. В е t h, Semantic Construction of Intuitionist Logic "Ме­


dedelingen der Koninklike Nederlandse Akademie van Wettenschap- 1 D. Н i 1 Ь е г t, Uber das Unindliche-Mathematische Annalen, XCV,
реп", Afd. Letterkunde, N.S., хтх, N 11, 1956, S. 357. 1925, S. 161.

51
местима с натуралистическим взглядом на разум как на но существующему или эмпирическому объекту (теге­
функцию центральной нервной системы. rent) .
Однако такая совместимость требует, по-видимому, 3. Математические символы не лишены смысла - они
расстаться с кантианским убеждением, рааделявшимся укааывают на математические объекты, а последние, в
Брауэром, но не Гейтингом 1, будто математика прило­ свою очередь, обовначаюс объекты мысленные {понягия и
жима к опыту. Следует, с другой стороны, принять, что суждеllИЯ) , каnим-то образом отражающие яв ления, Дру­
математика прилагается не к действительности и не к гими словами, математические объекты далеки от того,
опыту, но к некоторым из теорий (физических, биологи­ чтобы существовать самосгоягельно (как утверждают ло­
ческих, социальных и т. д.), относящихся К действитель­ гицисгы}, и обраауют «областс консгрингиеных воэмож­
ности. Другими словами, математика может появляться носпей», а эапоны математики суть априорные гаконы
в качестве формального инструмента в теориях, дающих природы.
схематическую и гипотетическую картину объектов, пред­ Эти утвержения тоже не типично интуитивистские,
полагаемых реальными. имея в виду философсков понимание интуитивизма. Пер­
Вышеприведенное замечание относительно онольноео вое из них - концептуалистское, в то время как утверж­
пути, ведущего от математики к действительности через дение о существовании синтетических априорных сужде­
фактичесную теорию и опыт, положит, быть может, конец ний - эписгемологичесни идеалистическое, а более точ­
обветшалым возражениям, выдвигавшимся (и повторяв­ но - кантианское. Что математика в процессе ее сганов­
шимся до тошноты) кан против логицизма, так и против ления представляет собой деятельность разума, станут
формализма, а именно - что они не объясняют «прило­ отрицать только самые крайние бихевиористы и феном е­
женив математики к опыту». Нан могут они его объяс­ налисты, не считающие доказанным существование ра­
нять, если математика никогда не прилагается н фактам, зума, которые, однако, в порядке компенсации редко ин­
несмотря на вводящее в вабяужение наименование «прв­ тересуются математикой.
кладпая математика», которое можно еще встретить в Не интуитивисты утверждают, что деятельность разу­
книгах и в университетских программах? Математика ма, или, если угодно, деятельность коры головного мозга,
приложима только к определенным пребсгавлениям о следует рассматривать не исключительно с психологиче­

фактах, и подобные представления суть представления ской точки зрения, то есть как нвкоторый процесс, но,
материальные или фантичесние (например, физические), кроме того, и с других точек зрения. В особенности за­
не формальные в том смысле, что они относятся к реаль- служивает исследования структура результатов подобной
деятельности. Почему логика следует лишать удовольст­
1 А. Н е у t i n g, Intuitionism: An Introduction, 1956, р. 89: вия анализировать эти результаты, если химику не отка­
«Для математического мышления характерно, что оно не дает зывают в праве анализировать золу, оставшуюся после
истин, относяшихся к внешнему миру, и имеет дело только с
пожара?
построениями ума». С другой стороны, Брауэр рассматривает за­
коны математики как законы природы. См. В г о u w е r, Intuitio- Что касается утверждения, будто законы математики
nism and Formalism, 1913. суть в то же время законы природы, то довольно любо-

55
пытно, что его поддерживают традиционные эмпирики, нечной последовательностъю натуральных чисел, сравни­
материалисты и объективные идеалисты. А оно не выдер­ тельно поздним изобретением, которое с трудом усваи­
живает простейшего семантического или даже историче­ вается большинством людей.
CKOГ~ анализа. Будь это утверждение верным, разве по­ Как указывает один выдающийся бурбакианец, мне­
надобился бы для раскрытия картины природы опыт? ние о привилегированной роли натуральных чисел осно­
И почему большая часть научных гипотез, облеченных в вано на «психологическом смешении особенно ясной и не­
безупречную математическую форму, с течением времени посредственной интуиции, приобретаемой нами о свойст­
оказываются ложными? В один и тот же математический вах малых чисел, и экстраполяции этих свойств на все
каркас можно вложить множество значений, но тогда он целые числа, которая, по моему мнению, выводится из

перестает быть чисто математическим; некоторые интер­ чисто проиавольных аксиом. У нас нет и, без всякого
претации математических структур окажутся правильны­ сомнения, быть не может ни малейшей интуиции (в клас-
100
ми, в то время как другие - ложными 1.
сическом смысле слова) о больших числах, вроде 100100 .
Мне всегда представлялось бессмысленным заявление,
будто определение п+1 для подобного числа n интуитив­
Интуитивистский тезис математического ивтуиционизма но ясно, а свойство п+1>п есть самоочевидная истина.
И если с этим заявлением согласиться, то трудно уразу­
4. Тап пап магематсна не выводится нц из логипц нц меть, что может помешать нам вернуться к классическому
из опыта, она должна nорождаться особой иnTyиц~eй, пониманию аксиом геометрии Евклида, которые ведь тоже
преподносящей паж исходныв Попятия и выводы магема­ считались самоочевидными на основании подобной «эксг­
кизен в непосредсгеенно ясной и невыблемой форме. «Ма­
раполяции». Хорошо, однако, известно, что такая позиция
тематическое поскроение должно быть для ума насколько
несостоятельна» 1.
непосребсгвенным, а следствия его наспольно ясными, что Ч то касается понятия существования, второго «непо­
оно не нржбаегся в наких бы то ни было основах» 2. По­ средственно ясного» понятия с точки зрения ингуицио­
атому в качесгее исходных следует выбирать понягия са­ ниама, то хорошо известно, что оно создает множество
мые непосребсгвенные, тние, пап понятия налирального трудностей в логике, математике и эпистемологии. Мы
числа и сищесгвования.
все еще обсуждаем, то ли существование - свойство, то
Этот тезис математвческого интуиционизма, по мне­ ли просто - определитель количества и не следует ли
нию автора, определенно интуитивистский. И именно он
различать и принять разные значения «существования»
очень уязвим. На самом деле, хотя однозначные числа (возможное и действительное, формальное и материаль­
психологически очевидны, 'не так обстоит дело с беско-
ное и т. д.) .
. 1 R. С а г пар, Foundations of Logic and Mathematics, В: "Inter-
пацопа] Encyclopedia of Unitied Science", Vol. 1, N 3, Chicago, Uni- 1 J. D i е u d о n n е, L'axiomatique dans les mathematiques moder-
versity of Chicago Press, 1939. nes, "Сопягёа International de Philosophie des Sciences. Paris, 1949",
2 Н е у t i n g, Intuitionism: An Introduction, 1956, р. 6. Paric, Hermann, 1951, III, р. 51.

57
На вопросы о существовании не всегда легко ответить. или чувственное восприятие в специфическом примене­
Где и в каком виде существуют кентавры и решения диф­ нии к восприятию и опоананию знаков на бумаге либо на
ференциальных уравнений? В том ли самом смысле суше­ школьной доске и к представлению в уме геометрических
ствуюттрансфинитные числа, что и числа обычные? Су­ соответствий аналитическим объектам (епцйев}. Разве
ществует ли миллионная неполная сумма степенного ря­ не Гильберт настаивал, что объекты математики - сами
да, если никто ее никогда в действительности и не вычис­ эти конкретные знаки и что возможно достижение мате­
лял? Существовало ли свойство числа 7t быть трансцен­ матической истины «чисто интуитивным и конечным спо­
дентным (неалгебраическим ) прежде, чем оно было дока­ собою)? 1 И разве не он написал учебник интуитивной
зано? Большинство математиков дает утвердительные геометрии, изобилующий прекрасными и заставляющими
ответы на эти вопросы, на которые интуиционисты отве­ подумать чертежами, назначение которых - добиться по­
чают отрицательно. Почему в таком случае ингуициони­ нимания с помощью наглядности? 2 Если бы факты эти
сты объявляют очевидным, исходным и не нуждающимся были известны шире, то математический формализм не
в анализе формальное существование, являющееся фак­ смешивали бы с абсгранциониэмом или культом идеаль­
тически понятием неуловимым? ных форм. «Формализм» Гильберта и Бурбаки, подобно
С другой стороны, интуиционисты не одиноки, когда номинализму средних веков, раннего Куайна и Лоренцена,
утверждают, будто математика зиждится на доматемати­ представляет собой разновидность «вульгарногот мате­
ческой интуиции. Тот же тезис, начиная примерно с риализма.
1921 года, излагал Гильберт. Он прианавалсущеотвование Однако когда Гильберт провозглашает «Ат Anfang ist
не только сверхлогических объектов, которые даны в вос­ das Zeichen» (<<Вначале есть внан» ) и заявляет о своем
приятии до того, как о них подумали, но и интуптивных доверии к чувственным операциям (усмотрению и напи­
И надежных методов, таких, как опознание не которого санию) с физическими знаками (символами), дающим нам
символа, впервые появляющегося в последовательности возможность поличипь доказательство теоремы, он прояв­
знаков, и даже основной схемы логического вывода умо­ ляет ту же тенденцию к фундаментальности и непогреши­
заключения (modus ponens). Вот почему укааывалось, мости, которая породила филооофский интуитивизм и ма­
что хотя первым шагом в работах Гильберта было изгна­ тематический интуиционввм. Кроме того, он неоднократ­
ние интуиции, второй его шаг привел к ее реабилитации 1. но утверждал, что целью его было достижение «безуслов­
Однако надо оговориться, что интуиция Гильберта - ной надежности (Sicherheit) математических методов» 3
не мистическая чистя интуиция, невависимая от повсе­ Какой-нибудь критически и в то же время терпимо
дневного опыта. Это давнишняя чивсгеенная интуиция настроенный метаученый (чье существование трудно было

1 В а 1d u s, "Formalismus und Intuitionismus in der Mathematik, 1 D. Н i 1 Ь е т t, UЬer das Unendliche.


Karlsruhe", Вгацп, 1924, S. 31-32. Со взглядами Гильберта знако­ 2 СМ. Д. Г и л ь б е р т, Наглядная геометрия, ОНТИ, Моснва­
мят приложевин к последним изданиям его книги (см. Д. Г и л ь­ Лепинград, 1936.
б е р т, Основания геометрии, ГТТИ, Москва - Ленинград, 1946). 3 См. D. Н i 1 Ь е г t, UЬer das Unendliche.

511
бы доказать) отрицал бы существование фундаменталь­ ние, противоположное приняпоми, приводит к противоре­
ных в абсолютном смысле математических объектов. Но, чию, то есть прием косвенного доказательства, указывает
с другой стороны, он не возражал бы против многочислен­ только на возможность существования или истинности, не
ных попыток нахождения первооснов с единственным подтверждая их. Раз это так, точное или эффективное nо­
ограничением - чтобы они не были внутренне противо­ спроение возможно, по определению, только при помощи
речивыми и не «калечили» математику. Чему он реши­ финитnых методов, то есть с испольгованием конечного
тельно отказал бы в прианании, так это существованию числа знаков и действий, как дело обстоит, например, в
понязий, по природе своей самоочевидных или ясных. случае вычисления квадрата какого-нибудь числа или nри­
Ему было бы известно, что самоочевидность - психологи­ ложгния принципа математической (полной} индукции.
ческое отношение, а не логическое свойство, и, кроме то­ Следовательно, все утверждения, в которых бесконечные
го, он отметил бы, что степень самоочевидности в значи­ классы рассматриваются в качестве совокупностей, дол­
тельной мере зависит от опыта или подготовки каждого жны быть исключены из математики. Равным образом
субъекта 1. должны быть устранеnы или реконструированы такие вы­
Накие имеются основания полагать, что определенные ражения, как «для любого класса», «для класса всех про­
понятия и утверждения во всех отношениях (то есть ло­ стых чисел» и «класс всех классов», а также все теоремы,
гически, психологически, исторически и т. д.) фундамен­ доказываемые по существу косвенным путем (как боль­
тальнее других? Накие имеются основания думать, что в шая часть теорем теории множеств Кантора).
любой науке существуют первичные начала или что воз­ Таково «конструктивистское» правило интуиционист­
можно построение окончательных систем? Чем гаранти­ ской математики. Его предвосхищали Нронекер, фигура
руется, что понятие множества, в котором теперь видят второстепенная, и Пуанкаре, фигура крупная, и для ма­
основную категорию математики, не будет заменено ка­ тематика оно наиболее ннтересно своими практическими
ким-нибудь другим? В математике тысячелетнее царство следствиями, очень далеко идущими, или, точнее, обла­
не более возможно, чем в политике. дающими огромной разрушительной силой. Прежде чем
подвергать его анализу, следует посмотреть, как оно дей­
ствует.
Принцип конструктивности
Интуиционист не считает существование числа дока­
5. Эффективное построение - ебинсгеенный допусти­ занным просто потому, что установлена последователь­
мый метод докавал-ельсгва теорем срщесгвоеания, так кап ность операций, необходимая для его вычисления. Ему
позволяет нам «видеть», к чему оно в целом огносигся. нужна действительность, а не простая возможность. Та­
С другой стороны, доказательство того, что предположе- ким образом, он не верит в существование числа (поня­
тия) , соответствующего знаку 10001000, и не принимает
априори истинности альтернативы: «Число 10001000 либо
I Кто занимается абстрактными объектами, тот приобретает
<<интуицию» о D i е u d о n пё, L'axiomatique dans les mat-
них, см. может, либо не может быть представлено в виде суммы
hematiques modernes, 1951, р. 51. двух простых чисел». Он подождет, пока такое равложе-

61
ние не будет выполнено на самом деле или пока не будет число, не удовлетворяющее догадке Гольдбаха. То же са­
доказана его нввоаможностъ. Вообще для интуициониста мое случится с предложенным Кантором доказательством
заявление: «Существует по крайней мере одно Х такое, несчетности континуума с помощью так называемой
что Х имеет свойство Р», означает, что математический диагональной процедуры. Поскольку это доказательство
объект а, удовлетворяющий условию Р (а), уже получен '. косвенное оно не убеждает интуициониста, отвергающего
, 1
Точно так же, как наивный реалист говорит «Уви­ его по тем же мотивам, что и операпионалист .
деть - значит поввригь», а операционалист считает, что Что касается математических теорем существования,
«Быть - значит быть измеренным», интуиционист, по­ то интуиционист поступает как естествоиспытатель. Пред­
видимому, скажет: «ЭФФективно вычислить - значит по­ положим, что физик желает доказать утверждение: «Су­
вериты и «Существовать - значит быть построенным». ществуют элементы с атомными числами больше 102 (боль­
А если число или Функция уже вычислены, он может ше, чем у Нобелия) ». Он пытается добыть образчик транс­
упрямо настаивать - как это делают крайние ампири­ нобелиевого элемента. Он не удовлетворится заявлением,
ки, - что оно все еще не имеющий смысла знак, знак что если бы транснобвлиевые- элементы существовали, то
либо интуитивно не постигаемый, либо не соответствую­ теория атомного ядра привела бы к абсурдному утвержде­
щий никакому фактическому опыту, хотя физики не воз­ нию, ибо заведомо известно, что эта теория содержит
ражают против употребления чисел таких больших, абсурдные утверждения. Но физик не станет из-за этого
как 1080, или таких малых, как 10-40. смотреть свысока на всякое предварительное теоретиче­
Евкяидово косвенное доказательство существования соке исследование вoaMO~nOCTи существования подобного
бесконечной последовательности простых чисел вызывает элемента, а такая возможность будет определяться совме­
у интуициониста подобную же реакцию. Так как доказа­ стимостью указанного допущения с известными законами
тельство это не дает фунции '(n) для эффективного вы­ природы. Наоборот, он попытается оценить, например, от­
числения п-го простого числа при заданном целом п, то ношение сил взаимного отталкивания протонов к силам
подобная бесконечность для него не существует. А если внутриядерного притяжения, обеспечивающим целостность
бы мы пожелали доказать догадку Гольдбаха о том, что гипотетического ядра 103. Это даст ему возможность пред­
каждое четное число равно сумме двух простых, заявляя, сказать, что если такой элемент существует, то он, веро­
что допущение существования четного числа, не удовле­ ятно крайне неустойчив ввиду преобладания сил отталки­
творяющего этому утверждению, приводит к противоре­ вани~ над силами притяжения. Из неустойчивости пред­
чию с принятыми предложениями, то интуиционист по­ полагаемого элемента будет сделан вывод о краткости еГО
просил бы нас дать прямое доказательство или покааатъ полупериода распада, а отсюда - о необходимости очень
контрпримвр, эффек,тивnо вычислив какое-нибудь четное тонких методов обнаружения. Заключение физика­
«транонобелиевые элементы, вероятно, существуют» - бу-
1 А. Н е у t i n g, Some Remarks оп Intuitionism, в: Н е у t i n g
(Ed.), Constructivity in Mathematics, "Proceedings of the Colloquium 1 Р. W. в г i d g m а n, Reflections of а Physicist, New York, "РЫ­
held at Amsterdam", 1957, Amsterdam, North-Holland, 1959, р. 70. Insophical Шэгагу", 1955, р. 101 ff.
68
дет поэтому иметь некоторую ценность, эвристическую на его розыски. Вообще для вывода единичного суждения
ценность, хотя утверждение это будет, несомненно, со­ требуются не только общие посылки, но и суждение суще­
держать меньше информации, чем восклицание: «Эврика! ствования и (или) единичное суждение.
Я только что получил образец транснобелия!» В настоящее время конструктивизм не является моно­
Интуиционист прав, когда настаивает, что доказатель­ полией интуиционизма. Так, польская школа математи­
ство существования меньше говорит, то есть доставляет ков-конструктивистов допускает всевозможные методы
меньше информации, чем эффективное построение, дей­ доказательства, а конструктивизм ее заключается в том,
ствительно показывающее объект, существование которого что она рассматривает только такие объекты, для кото­
доказано. Учтите дистанцию между основной теоремой рых существуют эффективные методы точного или при­
алгебры, утверждающей о сищесгвоеаниц n корней у вся­ ближенного вычисления 1. Вот почему Гейтинг различает
кого алгебраического уравнения п-ой степени, и жалкими в сокровищнице конструктивистской математики теории
алгоритмами, какими мы располагаем для эффективно­ консгрин-абельносги, то есть возможности построения
го вычисления корней при п>4. Теорема существования, (например, теории польских конструктивистов), и теории
не дающая возможности точно определить то, что она нонсгрцнгивносги, Последние воеможноскью построения
объявляет существующим, напоминает, по словам Вейля, не довольствуются и требуют действительного построения
документ, подробно описывающий сокровище, не упоми­ рассматриваемых математических объектов 2.
ная, где оно находится 1. Нельзя удержаться от вопроса, в обоих ли случаях име­
С другой стороны, оправдана высокая оценка этого до­ ется налицо четкая историческая перспектива опноси­

кумента неинтуиционистом. Не от всех утверждений тре­ гельноео характера конструнтивности. Древние греки счи­
буется максимальная содержательность. А теоремы суще­ тали само собою разумеющимся, что любое приемлемое
ствования, даже если они не дают нам возможности инди­ решение геометрической задачи должно быть получено
видуализировать те объекты, существование которых исключительно с помощью линейки и циркуля. После соз­
устанавливают, позволяют делать умозаключения, кото­ дания Декартом аналитической геометрии требование это
рые, быть может, приведут в конце концов к эффективно­ устарело. Изменилось самое понятие конструктивности.
му, путь даже только приблизительному, вычислению. Какие имеются основания рассчитывать, что оно не изме­
Так, например, известно, что алгебраическое уравнение нится снова и останется приемлемым дезидератом?
десятой степени имеет десять корней, хотя общего алго­ Во всяком случае, требование конструктивности нельзя
ритма для их нахождения нет. И теорема существования охарактеризовать как интуитивистекое с философской
необходима, если мы намерены предпринять приближен­ точки зрения. (Гейтинг называет требование конструк­
ное вычисление этих корней, точно так же, как описание тивности «прввцвпом позитивности» И излагает его в

сокровища необходимо, если мы собираемся отправиться

1 А. G г z е g о г с z у k, Some Approaches to Constructive Analysis,


1 Н.
W е у 1, PhiIosophy of Mathematics and Natural Science, 1927, В: Н е у t i n g (Ed.), Constructivity in Mathematics, 1959, р. 43.
Princeton University Press, 1949, р. 50-51 .. 2 Н е у t i n g, см. сноску на стр. 62 настоящей книги.

5-521 65
следующей форме: «Всякое математическое или логиче­ 1'0 можно доказать (даже более того - уже доказано)
ское утверждение [приемлемое для интуиционизма!] выра­ прямыми методами, что это Х есть Р.
жает результат построению) 1.) Это предписание, пожа­ Правило конструктивности, таким образом, скорее
луй, прагмагическое, хотя обыкновенно ему приписывают явно прагматисгеков (операционалистское), чем интуити­
кантианское происхождение 2. вистское, тан как. оно равносильно семантическому тези­
Верно, что Нант смотрел на математику как на рацио­ су: «Значение наного-нибуш, выражения - это последо­
нальное знание, выведенное из «построения понягий», Но вательность операций, дающих ВОЗМОЖНОсть его построить
то, что Нант имел в виду под «построением». было не или проверитъ», - тезису, который Вейль защищал так
образованием, к примеру, алгоритма для эффективного же, как Витгенштейн (1889 -1951) , Венский кружок
вычисления или построения какого-нибудь выражения, по- (примерно с 1925 по 1936 год) и Бриджмен.
lUU
хожвго на 100100 , но скорее демонстрацией чистой ин- В самом деле, уже в 1926 году и совершенно неаави­
туиции, соответствующей рассматриваемому ПОНИТИЮ 3. симо от логического эмпиризма и операционализма Вейль
Для I\aHTa «построить понятие - значит дать соответст­ писал: «Всякий раз, когда доказывается возможность по­
вующую ему априорную интуицию», что, если окажется строения, мы не получаем содержательного утверждения'
возможным, будет психологической операцией, тогда как только на основании действительного построения, дока­
для интуиционизма это построение может быть полностью зательства, доведенного до конца, теорема существования
логическим, вплоть до того, что может ааключатъся в де­ (такая, как «сущ~ствует векоторов четнов число») приоб­
цукции противоречия. Совсем другое дело первичные на­ ретает значение» . Не забудьте, что, строго говоря, теоре­
чала всех понятий математики, которые и по Канту, и по ма существования является бесконечным яогичвским сум­
Брауэру одинаково должны быть интуитивными. В отли­ мированием - невоаможная операция). Н'огда Брауэр счи­
чие от Нанта интуиционист требует, чтобы интуитивными тает, что любая теорема выражает не истину (поскояьку
были только основные идеи. истина независимо от нашего знания не существует), а
Тезис конструнтивности в его строгой, интуиционист­ успех систематического построения, то не занимает ли
ской форме по сути представляет собой семангический те­ он определенно прагмагвстсную позицию, хотя бы на это
вис операционалисгспого »ояна. В самом деле, он гласит: сходство ник то И не указывал? И когда Гейтинг настаи­
а) выражение. «существует по крайней мере одно Х та­ вает, что «математическая теорема выражает некоторое
кое, что Х имеет свойство Р», означает, что уже покавано ожидание» 2, не присваивает ли он заблаговременно тезис
хотя бы одно Х, имеющее свойство Р; б) выражение «Все бихевиористской семиотики Морриса?
Х суть Р» означает, что если дано любое конкретное Х, Борясь против взглядов Платона, интуиционисты,
1 А. Н е у t i n g, La conception intuitionniste de la logique, 1956,
р.223. 1 Н. W е у 1, Philosophy of Mathematics and Natural Science 1926
• 2 М. В Га С
k, The Nature of Mathematics, London, Routledge and 1949, р,
51. ' ,
Kegan Paul, 1933, р. 190. 2 А. Н е у t i n g, Die intuitionistische Grundlegung der Mathematik

. 3 См. И. к а н т, Соч. в шести томах, т. 3, стр. 131, 132. 1931, S. 113.

67
'
формалисты, ноМиналисты и операционалисты хотят вы­ ся аппроксимациями, должны к финитной математике от­
рвать из математики неконструктабельные понятия, за~ носиться почти так же, как те провинциальные чиновни­
ботливо создаваемые большинством математиков. Посту­ ки, которые установили для числа те значение 3, 1.
пая подобным образом, они, возможно, лишат убежища Историку науки известно, что эволюция познания бы­
нескольких призраков, но в то же время и снесут немало ла до некогорой степени следствием появления понятий,
полезных и прекрасных сооружений. В науке, как и в которые первоначально считались «непостижимыми»,
жизни, прогресс связан с риском. Девиз «безопасность «абсурдными» или даже «беаумными». Всякая новая глу­
прежде всего», избранный сторонниками непогрешимости, бокая теория, истинная или ложная, рискует покаааться
несовместим с требованием плодотворности. Нет ничего сумасбродной. Эпистемологи скажут, что «постижимый»,
безопаснее могилы. «здравый» и близкие им по смыслу выражения - как в
6. Существует только конструктивная, или потенци­ математике, так и где угодно - являются психологиче­
альная, бесконечность. Актуальная или гаеершенная бес­ скими категориями, а не признаками существования и не
конечность, бесконечная совокупность, рассматриваемая символами истины. А математик откажется снести во имя
в качестве данной или установленной, которую иаучает интуиции и конструктивности монумент в честь человече­
теория множеств Кантора, есть иллюеия; поскольку ее ского разума и смелости, именуемый теорией множеств,
нельгя построить, ее не существует. который стал базисом - пусть не окончательным и не
В представлении о бесконечности заключается другое единственно возможным - новейшей математики.
важное специфическое отличие ингуиционистенэй матема­ Математик скорее займет позицию даже более конст­
тики от обычной. Нельзя забывать (см. раздел «Матема­ руктивную, чем повиция поборников конструктивизма: он
тические и философские корни»}, что интуиционизм по­ попытается усовершенствовать теорию актуальной беско­
явился на свет отчасти в качестве попытки освобожде­ нечности вместо того, чтобы отбрасывать ее. Таким обра­
ния математики и логики от парадоксов, обнаруженных зом он продолжит традиции Вейерштрасса, заменившего
в теории бесконечности в начале нашего столетия. «бесконечно малую» и «бесконечно большую» анализа от­
Однако враждебное отношение к актуальной бесконеч­ ношениями конечных величин.
ности, разумеется, не оригинальная черта интуициониа­
ма. Его разделяют сторонники динамизма, подобные Ге­
Исключенное третье
гелю, и все эмпирики, включая Аристотеля, чья эписгемо­
логия была в основном эмпирической и Локка
(1632- 7. Надо отагазься от испольеоеания закона исключен­
17()4), для которого актуальная беско~ечность в противо­ ного третьего, не отавываясъ от самого гакона. Он - не
положность потенциальной была (<непостижимой» и, сле­ самоочевидное и не докааанное утверждение и в качестве
довательно, скорее «пустым звуком», чем понятием. Гиль­ методологического вспомогательного средства несовме­
берт также рассматривал актуальную бесконечность в спим с принципом конструктивности или повиаивноспь
сфере ли эксперимента или в математике как «нечто (см. «Принцип ковструктвввости» ), так как любое утвер­
тольно кажущееся». А инженеры, всегда Довольствующие- ждение истинно, только если Эта конструктивно бопаеано;

68 611
в пропиеном случае оно можеп окаеааъся пая ложным, raw, тите внимание - вопреки широко распространенному не­
и врем,еnnо - или даже nриnциnиальnо - небонаганным правильному представлению интуиционистская логика не
Для интуицвониста логика - не формальное исчисле­ отвергает закон исключенного третьего, она показывает
ние, но мегодология; «логика познания» (Гейтинг) , аани­ со всей строгостью, что «абсурдно, чтобы закон исключен­
мающаяся упорядочением и преобразованием наших умо­ ного третьего был абсурдным».
заключении. А в системе логики, понимаемой таким об­ Интуициовистская логика принимает не третье вначе­
разом, не уместны утверждения истинныв или ложные ние испины, как часто полагают, но скорей третью паге­
рег se [сами по себе] независимо от процесса придания им горию утверждеnий, кроме истинных и ложных, а именно
достоверности. таких утверждений, относительно которых бессмысленно
В с?ответствии с этим нет никакой разницы между утверждать, что они истинны или ЧТО они ложны. По­
истинои и познанием истины, так что лишь к интуитивно добные неопределенные утверждения могут со временем
воспринятым или к наглядно доказанным утверждениям окаяатъся либо истинными, либо ложными, либо по суще­
можно Относиться как к истинным. Зачем интересоваться ству недокаауемыми при помощи предписанного комплен­
утверждениями, ИСТИнность или ложность которых и не са приемов.
отгадана интуитивно, и не покааана, если они не сущест­ Заявление «миллионная цифра числа 1t - четная»
вуют? Непроверенным утверждениям в этой логике от­ для ингуционисга так же бессмысленно, как и противо­
водится не больше места, чем бессмысленным шумам. положное ему. С дру-гой стороны, для неинтуициониста
Так, например, для интуициониста нет никакого смысла в определение те при помощи бесконечного ряда, например
каком-нибудь предсказании, относящемся к миллионной
цифре числа 1t. Поскольку она не существует в интуи­ 1t=4(~-}+}- ...),
ционистском понимании - мы не вычислили ее в действи­
создает совокупность всех его десятичных знаков, хотя
тельности, - мы не можем и говорить, что она (четная
бы мы и не довели суммирование до последнего члена,
или нечетная, простая или составная) есть. Подобно этому
необходимого, чтобы узnать, четен или нечетен миллион­
атеист воздерживается от высказываний о том, что есть
ный знак. Нроме того, современный прантический мате­
бог - всеведущий или невсеведущий, - такая альтерна­
матик отличает истину от познания истины, если считает
тива совершенно чужда его интересам. Считается, что
само собой рааумвющимся, что выражение «миллионная
отказ от использования закона исключенного третьего со­
гласуется с правилом конструктивности.
цифра числа 1t -
четная» либо истинно, либо ложно.
Возьмем другой пример: рассмотрим такие числа, как
ИЗ такого отождествления истины либо с интуицией,
либо с доказательством вытекает, что при отсутствии
ezt или константу Эйяера-Маскерона, С 1 , ни об одном из
эффективного доказательства Р и не-Р мы не вправе 1 Константу Эйлера-Маскерони можно определить по-разному,
утверждать, что налицо только две возможности, именно одно из определений следующее:
Р и не-Р (закон исключенного третьего); также не впра­ С = Ed" liт (l + -21 + -31 + ... + -п1 - log n) = 0,57721566 ...
ве мы утверждать, что эта альтернатива ошибочна, Обра- "n-+OQ

711 71
которых мы не знаем, алгебраическое ли оно (ТО есть мо­ истины 1? Различение их нужно, чтобы объяснить повсе­
жет ли быть корнем некоторого алгебраического уравне7 дневную работу математиков и ученых.
ния с целыми коэффициентами) или трансцендентное Предположим, некий математик ставит перед собой
(неалгебраическое ). Математик, приемлющий обычную задачу найти числовое значение суммы бесконечного ря­
логику, скажет, например, «С или алгебраическое число, да. Прежде всего он убедится, что такая сумма сущест­
или трансцендентное», признавая тем самым закон ис­ вует: еще не зная конкретной истины, он проввряет, су­
ключенного третьего. Интуиционист, с другой стороны, ществует ли она. С этой целью он, пользуясь определен­
будет утверждать, что «С станет алгебраическим или ными приемами решения, применяет критерии сходимо­

трансцендентным, когда будет наглядно покааано, что сти. (Другое дело, что чересчур часто применение подоб­
оно то или другое, и при условии, что доказатель­ ных критериев не дает определенного ответа.) Поступая
ство будет проводиться конструктивными методами. так, математик приписывает значение истины утвержде­
А пока С-число неалгвбраичеснов и негранспендент­ нию «давый ряд имеет конечную сумму S». Затем он при­
ное». ступает к вычислению S. Предположим, ему не удалось
Обратите внимание, что это не мелочный педантизм, вычислить ее точно. Тогда он попытается получить не­
а подлинная и глубокая проблема, затрагивающая вопрос которое приближенное значение S n , например складывая
о природе идеальных (например, математических) объ­ n первых членов ряда. Если он после этого скажет:
ектов, теорию истины, роль, какую может играть в ней «сумма ряда равна Sn », то выразит неполную истину.
время, и статус логики. Если логику рассматривать в чи­ Значение ошибки будет равно избытку S над Sn. то есть
сто методологическом или апистемояогичвоком аспекте, S-Sn, неопределенной величине, служащей мерой «ин­
как представляют ее себе интуиционисты вкупе с мате­ тервалах между неполной, но допускающей уточнение
риалистами и прагматистами, и если согласиться с заме­ истиной - «сумма ряда равна Sn » - и абсолютной, но
ной определения «истинное утверждение» на «утвержде­ неиавестной истиной, то есть формулой, выражающей точ­
ние, интуитивно понятно е или наглядно подтвержденное», ное значение S. ДЛЯ нашего математика имеет смысл
то интуиционисты правы, отказываясь от использования утверждение, что, взяв большее число членов, он полу­
закона исключенного третьего по отношению к теоремам чит лучшее приближение к абсолютной истине, даже до­
(но не по отношению к аксиомам, поскольку последние пуская, что абсолютная истина недосягаема. Сходное по­
недоказуемы и могут быть «не интуитивными» в той си­ ложение возникло во всей «прикладной» математике. Во
стеме, в которой они встречаются). всех подобных случаях математик уверен, что точная
НО какой смысл отказываться от формальной логики формула, относящаяся именно 1\ тому истинному аначе-
во имя методологии? Что оправдывает отождествление
утверждений вида «А есть В» с утверждениями вида «мы
знаем (или мы можем доказать), что А всть В»? Други­ 1 Отличие истины от ее познания отстаивает Бейлис
ми словами, почему следует стереть различие между се­ (С. А. В а у
1i в, Аге Some Propositions Neither Тгце Nor Faise?,
мантикой и прагмагикой, между истиной и познанием "Philosophy of Science", III, 1936, р, 157.

72 13
нию, которое он не в состоянии получить, существует. на основании того, что знаем, всегда друг с другом свя­
По меньшей мере он считает, что такая точная формула заны» '.
возможна, хотя сам раскрыть ее не в силах. Тем самым Но разве то, о чем мы спроим гипотезы и что предпо­
он признает как бы существующей погенциальнию исги­ лагаем, не превосходит как по объему, так и по значению
ну, которую может познать лишь приблизительно. того, что мы достоверно внаем? Для выполнения какого
Если даже мы не внаем что А есть В, и если даже мы угодно научного исследования необходима прораБОТI\а
не в состоянии узнать, возможно ли наглядное доказа­
всех утверждений, имеющих смысл в данном контексте,
тельство того, что А есть В (или что А не есть В), мы обя­ пап если бы они могли точно принимать значения Т или
заны проверить гипотезу «А есть В», относясь к ней, как Р, Однако, строго говоря, мы допускаем - по крайней
если бы она была истинной (или ложной). Это допуще­ мере в отношении фактических наук, - что сумеем овла­
ние - предварительное условие гипотетико-деДУI,ТИВНОГО
деть только приблизительными истинами, так что в конце
метода, господствующего в науке. Плодотворность и оча­ концов все, что мы «знаем», может оказаться совершенно
рование научного исследования определяются именно не­ ошибочным.
престанным измышлением гипотез и исследованием логи­ Следовало бы откровенно признать, что ученые мол­
ческих выводов из них (см. раздел «Творческое вообра­ чаливо приемлют неноторую дуалистичесnую теорию ис­
жение», глава 3). Что останется от науки, если запретить тины, с помощью которой одному и тому же фактическо­
ежедневное тысячеирагное повторение фраз вида: «Пред­ му утверждению прпписывается степень адеквагности
положим, что А есть В»? Любая попытка исключить из (фактической истинности), лежащая где-то между пол­
науки экспериментирование несовместима с духом науч­ ной несостоятельностью и полной истинностью, и логи­
ного исследования и с самим представлением о теориях
ческое значение истинности (Р или Т), зависящее от того,
как о гипотетико-дедуктивных системах.
рассматривается ли утверждение как точно описывающее
(Dормальная логика допускает исследование следствий действительность, или как посылна либо вывод в логичес­
стройных гипотез, какими бы сумасбродными они ни вы­ ком умоааключении. Подобная дуалистическая теория ис­
глядели. Именно подобное исследование в конечном счете тины должна оставить в силе обычную логику, что ученые
дает нам возможность что-нибудь узнать, хотя бы приоб­ и делают, разъяснив при этом понятие неполной истины 2.
ретенное знание и не было безусловным. Опасно урезать Научная работа - исследовательская, а обычная логи­
науку, в данном случае строго двузначную логику, во имя
ка предоставляет исследованию большую свободу, чем
догмата непогрешимости. Потому что именно он, а не логика интуиционистская. Но свобода исследования в ко­
что-нибудь другоезаставляет ИНТУИЦИОНИСТОВ требовать нечном счете так же жизненно необходима для математи­
вамены формальной логики логикой познания, основан­ ков, кан и для географов. Нужно, однако, отметить, что
ной на теории познания (как будто последнюю можно предложение :Канта и Брауэра рассматривать истинность
представлять себе нвзависимой от логики}. На caMO~
1 А. Н е у t i n g, La сопсерпоп intuitionniste de la logique, "Les
деле, по мнению Гейтинга, «в приложвниях логики то,
etudes philosophiques", XI, 1956, р. 228.
что мы знаем, и выводы, которые мы можем сделать 2 М. В U n g е, А Mathematical Theory of Partial Truth.

74 76
утверждений математики в качестве результата деятель­ нюдь не являясь таковой для интуициовиама. Открытие
ности ума, а не как свойство, которым они обладают или это заставило сделать вывод, что альтернатива «истин­

не обладают, даже без какой-либо проверни более прием­ ное Р или ложное Р» несостоятельна в пределах всякой
лемо и ближе к жизни, чем позиция Платона, занимае­ формальной системы, поскольку существуют утвержде­
мая логицистами и многими математиками. Но нам ния истинные, но недокаауемые. Другими словами, эти
никто не навязывает выбора между кантианским, по сути утверждения признаются почему-то истинными, но истин­

своей несколько эмпирическим, решением и логицист­ ность их нельзя подтвердить, пользуясь средствами

ским, идеалистическим, предложением. Они всех возмож­ более слабыми или, в лучшем случае, не более мощ­
ностей не исчерпывают. ными, чем предоставляемые рассматриваемой системой.
Действительно, всякое утверждение можно рассматри­ Тем не менее всегда надо иметь в виду, что недокаауе­
вать с различных дополнительных точек зрения, из числа мость, то есть невовможность фор,м,альnого вывода, свой­
которых особенно интересны логическая, эписгемологиче­ ство не внутреннее, но контексту аль ное. Вопрос о дока­
ская и психологическая. Если мы пишем «Р» , мы огра­ зуемости поднимается всегда в связи с возможностью
ничиваем себя первой, но если пишем «доказанное Р», определения на базе данных аксиом и данных фиnитnых
или «наглядно покаванное Рь, или «отвергнутое Рь ; мы правил вывода умозаключений значением истинности не­
вступаем в область мез-одологии. Доказанность утвержде­ которого утверждения. Если система либо аксиом, либо
ния говорит кое-что относительно познавательной ценно­ правил логики расширяется, то доказательство со време­

сти, приписываемой ему нами то ли окончательно, то ли нем может быть получено, так что исключительная и ис­
с целью проверни (чтобы получить возможность изучить черпывающая дизъюнкция «истиннов Р или ложное Рь
его следствия). Если, наконец, мы пишем «я думаю, что оказывается в конечном счете разрешимой.
Р», или «я считаю, что Р вероятно», или «Х считает, что Оптимистический тезис Гильберта - (<каждая пробле­
Р», то мы переходим в область психологии познания. По­ ма разрешима» - не выглядит, следовательно, неправиль­

чему нам при изучении утверждений следует ограничи­ ным. Мы не можем утверждать с достоверностью, что су­
ваться их методологическим или психологическим аспек­ ществуют проблемы, требующие решения, но по сути сво­
том? Если всерьез утверждать, что математические ей или по внутренней природе нераарешимыв, проблемы.
объекты надлежит рассматривать только как объекты Проблемы, доказательство которых нельзя осуществить
мыслимые, то надо заключить, что математика есть от­ никаними методами, известными или еще не созданными.
расль психологии, и допустить существование анормаль­ Все же осторожнее и лучше было бы сказать, что суще­
ных математических теорий, так же как допускается су­ ствуют проблемы нерешенные или теоремы формальные,
ществование патологического мышления. невыееденные, но это, несомненно, тривиальность. При
Теорема Гёделя (1931), согласно которой для каждой таком истолковании полученные Гёделем результаты не
формальной системы можно понаватъ существование не­ усилят позиций ни интуициониама, ни иррационализма.
докаеиемых в этой системе, но содержательно истинных Открытие существования формально недокавуемых
утверждений означала катастрофу для формализма, ОТ- утверждений ограничивает область дихотомии Истинное-

76 77
Ложное в отношении истины, устанавливаемой строгими ского метода и финитной методики. Существование
(формальными) методами. Однако истинность некоторых формально недоказуемых истинных утверждений не под­
утверждений, например теорем арифметики, может быть тверждает ни существования чистой интуиции, ни необхо­
установлена методом неформальным или не вполне стро­ димости првнятия логики, основанной на теории познания.
гим, хотя формально их доказать не удается. Можно ска­ Чего, с другой стороны, интуиционист может справедли­
зать, что они «интуитивно» признаются истинными. во потребовать, так это разработки, кроме формальной
Впрочем, подобная интуиция не имеет ничего общего логики, логики методологической, которая бы разъяснила
с nервО1lача.лЬ1l0Й и1lтуицией двоичности, в равной мере и оформила прагматисгские выражения - «доказуемое
не имеет она отношения к интуициям, изобретенным фи­ р», «недоказуемое р», «опровергаемое р», «правдопuдоб­
лософами. В этом контексте «интуитивное» - значит по­ ное р», «подгвержцаемое р» - и все им соответствующие,
лусистематическое, или полуаксиоматическое, или, может встречающиеся в изложении научных гипотез. И можно
быть, доаксвоматическое; оно синоним «наивногот в духе, допустить, что интуиционисты В силу своей апостериор­
например, выражения «наивная теория множеств» (проти­ ной позиции в логике, представляющей контраст с их ма­
вополагаемая «аксиоматической теории множеств»}. Сле­ тематическим априоризмом, подготовлены к решению этой
довательно, работа Гёделя о формально недоказуемых задачи лучше, чем формалисты и логицисты, Последние
утверждениях арифметики может быть истолкована сле­ больше заинтересованы в перестройке и доработке налич­
дующим тривиальным образом: «Чем уже круг наших ного материала, чем в новых начинаниях и приеиах.

приемов доказательства, тем меньше мы докажем».


Нак указывает Нагель и Ньюмен: «Доказательство
Математический интуиционизм и философский интуитивизм
Гёделя не следует истолковывать как приглашение отча­
яться или как оправдание колдовства. Открытие арифме­ Есть, разумеется, у интувциониама еще и другие те­
тичесних истин, которые не могут быть формально дока­ зисы. Но они или дополняют уже рассмотренные, или
заны, не означает, что существуют истины, навсегда осуж­ слишном явно не выдерживают критики. Из семи рассмот­
денные оставаться неизвестными, или что неоспоримое до­ ренных нами тезисов только один - четвертый, относя­
казательство должна заменить «мистичесная» интуиция щийся к мнимо интуитивному происхожцению самых не­
(радикально отличная по своей природе и доказательно­ зыблемых понятий, - определенно ингуитивистскнй в фи­
сти от обычно содействующей интеллектуальному про­ лософском смысле. Остальные тезисы поддерживают мно­
грессу}» 1. гие математики, логики и философы, принадлежащие к
Интуиционист не много может выиграть от частичного другим лагерям или не примыкающие ни к какому лаге­

провала формалистской программы наделения математи­ рю. Это в особенности верно в отношении ингуиционист­
ки безусловной достоверностью при помощи аксиомагиче- сних представлений о математическом исследовании.
Тот, кто выполнял какую-нибудь математическую ра­
1 Ег.
N а g е I and J. R. N е w m а п, Gбdеl's Proof, New York, New боту, согласится, что движущие силы математики конст­
York University Press, 1958, р. 101. руктиввы, что математик не берет готовыми платоков-

78 79
ские Идеи и Что аксиоматика почти всегда представляет и, разрешите нам добавить, потому что в каждой теории
собой апостериорную реконструкцию 1. Гильберт, побор­ есть ряд предеарисельных бопищений, которые не удает­
ник аксиоматики, охотно допускал высокую педагогиче­ ся все извлечь просто потому, что мы не имеем о них

скую и эвристическую ценность генетического метода 2. понятия; б) ингуиционисты также справедливо не верят,
Но он подчеркнул главное, что предпочесть следует ме­ что аксиоматиаация может быть безусловпой логической
тод аксиоматический «за категоричность изложения на­ гаранкией: Даже формализация, добавляющая к подроб­
шего знания и за его полную логическую надежность». ной формулировке постулатов и перечню исходных поня­
(Живи он несколькими годами дольше, и он, возможно, тий формулировку правил их образования, преобрааова­
вычеркнул бы «категоричность» и заменил бы «полную» ния и обозначения, далеко не обеспечивает окончательной
на «максимальную».) А бурбакианец Дьедонна заявляет, кристаллизации системы. Ингуипионистсная оценка акси­
что аксиоматическая аргументация обычно приходит пос­ оматического метода представляется более реалистиче­
ле аргументации интуитивной, что характерно для перио­ ской, чем формалистическое восхваление его, потому что
дов POCT~ «до очередной революции, которая принесет полная формализация, как докавал Гёдель, не обеспечи­
какую-ниоудь новую идею» 3. вает безусловной обоснованности. С другой стороны, инту­
Принятие аксиоматического метода больше не являет­ иционисты заблуждаются, отыскивая надежность в «чис­
ся характерной особенностью формализма и логицизма. той интуицию>, поскольку не существует ни чистой инту­
Он распространился настолько широко, что им пользуют­ иции, ни совершенной надежности.
ся даже математики-интуиционисты. Различие между ни­ Что касается конструктивизма, то следует иметь в
ми и неинтуиционистами в отношении использования ак­ виду, что и формалисты, и логицисты - тоже конструк­
сиоматического метода в наше время сводится, по-види­ тивисты, хотя каждый на свой манер. Формалисты - в
мому, к следующим пунктаи: а) интуиционисты справед­ том, что пытаются ограничить основы формальных систем
ливо заявляют, что теорию нельэя исчерпать никаной конечным числом условий и финитными методами дока­
формализоваnnой системой, потому что всегда сохраняется зательства (знаменитое fini te EinstelIung Гильберта). А ло­
остаточная неопределенность в интерпретации знаков 4 _ гицисты - В том, что отказываются признавать введение

См. Р. R У р а н т и Г. Р о б б и н с Что такое математика


I
новых математических объектов при помощи постулатов.
ГТТИ, М. - Л., 1947, стр. 291-306.' , Они отказываются признавать вытекающие из контекста
2СМ. Д. г и л ь б е р т, Основания геометрии ГТТИ М - Л определения основных понятий математики и пытаются
1948, Приложепво VI. ' ,. .,
реконструировать их, прибегая к чисто логическим сред­
3 D i е u d о n n е, L'axiomatique dans les mathematiques modernes
1951, р. 47-48. ' ствам (например, с помощью только ряда теоретических
4 Н е у t i n g, Intuitionism: Ап Introduction, 1956, р. 102. На ДВУ­ предикатов, таких, как «относится к» пли «содержится в» ).
смысленность и неопределенность знаков, даже основных логиче­ Главное отличие интуиционистского конструктивизма
ских знаков, таких, как «не», указывал выдающийся ЛОГИН Рассел от неингуиционисгского в том, что первый не пытается
(В. R u s s е 1, Оп Vagueness, "Australian Journal of Psychology and
реконструировать математику с помощью элементов ло­
Philosophy", 1, 1923, р. 84). Но последствия этого, отмеченные Гей­
тингом, никем, ПО-ВИДИМОМУ, во внимание не принимались. гики (или «свести» математику к логике, как принято

во 6-521 81
говорить, несмотря на риск недоразумения). Другое отли­ 3а и против
чие в том, что интуиционисты не терпят таких выраже­

ний, как «для всех свойств», встречающиеся в формули­ Ч то остается от интуиционистсной ереси? Наша кри­
ровке, например, принципа математической индукции '. тика этого движения, течения, в одних вопросах консер­
В этом смысле ингуициовистский ковструктивиэм не тан вативного, а в других новаторского, дает следующее:

отважен, как формалистический, а последний не так смел, 1. Ингииз-ивисгспая метафизика, погаимсгвоеанная


как логицизм. Он к тому же наивнее последнего, посколь­ у Кант; невразимил-ельна и не имеет опношения к мате­
ку допускает существование «непосредсгвенных понятийл мазике. В частности, «исходная интуиция двуединства»
или интуитивных представлений, не нуждающихся в или ряда натуральных чисел вовсе не интуиция; если бы
разъяснении. она ею была, человечество создало бы арифметику на
Математики и метаматематики выходят, однако, за много сотен тысячелетий раньше, чем на самом деле. Но
пределы финитного конструнтивиама Гильберта и Брауэ­ если бы она и была интуицией, а не трудоемким логиче­
ра. Так, прием вложения отрезков, весьма часто исполь­ ским построением, не нужлающимся в том, чтобы его счи­
зуемый в теории множеств и в анализе, предполагает бес­ тали завершенным, она имела бы отношение к психоло­
конечное число шагов. Теорема Больцано - Вейерштрас­ гии математики, а не к собственно математике.
са «<Всякое ограниченное бесконечное точечное множе­ 2. Ина-ииционисз-ские маземапипа u логика не инкци­
ство имеет по крайней мере одну предельную точку»}, »иены. Они настолько хитроумны и сложны и требуют
которую назвали «опорой всего аналива» 2, доказывается такой искусной сноровки, что очень немногие овладели
именно этим приемом. Кроме того, были придуманы ими - в этом одна из причин того, что они не нашли ни­
трансфинитные методы вывода умозаключений, давшие какого применения. Утверждалось даже, что они «на­
возможность вывести новые теоремы и подтвердить ут­ столько запутаны, что совершенно бесполезны» 1. Так,
верждения, недокавуемыв более слабыми, финитными например, в интуипионвстском исчислении выскааываний
методами (см. «Иснлюченное третье»). Исходным прави­ четыре элементарных действия вместо двух и одиннад­
лам арифметики, подтверждавшимся ранее не вполне цать постулатов вместо четырех обычных. Нроме того,
строго, теперь, с помощью более мощных орудий. можно оно запрещает упрощение двойных отрицаний, так как
придать силу полноправных теорем, что полностью опро­ утверждение «абсурдно, что Р абсурдно» не эквивалент­
вергает идеал интуиционистов и формалистов - дости­ но «Р истинно» (С другой стороны, «ложно, что Р лож­
жение сложного и не интуитивного через простое и ин­ но» эквивалентно «Р истинноэ.) Ингуационистсная тео­
туитивное. Нак это часто случается, поток жизни пере­ рия множеств заменяет предикат «несчетно» шестью раз­
лился через плотины, воздвигаемые различными школами. личными предикатами. носяптими почти не переводимые
голланденив наименования. Может быть, эта теория мно-
R. С а г пар, Die logistische Grundlegung der Mathematik,
1
"Erkenntnis", IJ (1931), р. 91.
2 Fr. W а i ч m а п п, Introduction to Mathematical Thinking, 1951, 1 Н. С U г г у, Outlines of Formalisti Philosophy of Mathematics,
New York, Нагрет аш! Вгошегь, 1959, р. 196. Amsterdam, Noth-Holland, 1951, р. 61.

83
жеств логически строже, чем общепринятая, но тогда
зачем называть ее «интуитивной»? В обычной арифме­ но признает Гейтинг, то «исходная интуиция» не может
тике, если а и Ь действительные числа и аЬ = О то быть столь плодотворна, как ее рекламируют.
отсюда следует, что а=О или Ь=О. В ингуипионистской 4. Требоеания иnТУUЦUОlluстов увечат гначилельнию
арифметике такое утверждение не считается обоснован­ часть современной математики, в частности теорию бес­
ным, по на не покавано, что либо а = О, либо Ь=О. В обыч­ конечности и теорию функций действительного перемен­
ной логике и матемагпив всякий раз, когда приходится
ного. Достижения же интунционисгской математики со­
столкнутъся с проблемой, не располагая достаточным
держатся в математике обычной. Ингуиционисгсная ме­
тодология в корне ограничивает свободу математического
арсеналом посылок, можно применить метод косвенного

доказательства, потому что в качестве второй посылки


творчества (вспомните, с другой стороны, известный афо­
допускается введение отрицания вывода 1, однако интуи­ ризм Кантора: «Сущность математики заключается в ее
свободе» ). Подобно этому операционалиам - партнер ин­
ционисгский конструктивизм так поступать запрещает.
Где найти физика или фивиолога, готового отнестись гуициониама в философии физики - хотел бы заставить
нас обходиться без самых глубоких, самых плодотворных
благосклонно к подобной слабой и неинтуитивной логике
и самых интересных физических теорий, поскольку ни
или математике?
одпу из них не удается свести к системе операционали­
R тому же в среде самих интуиционистов идут споры
стски определяемых понятий,
ПО поводу ясности таких важных понятий, как отрицание
и противоречие, которые в качестве примитивных отвер­
Довольно парадоксально, что интуиционисты осужда­
ют в качестве бессмысленных, недоказуемых или даже
гаются Гриссом, сторонником логпни без отрицаний.
ложных множество утверждений, которые обычные мате­
В подобной логике modus tolIens (Если Р, то q; мы не
матики считали «интуитивными», таких, как: «Всякое
имеем не - q, отсюда не - Р) не может иметь места, так
действительное число либо положительно, либо отрица­
что ее нельзя применять для опровержения гипотез с
тельно, либо равно нулю», «Всякий ряд либо конечен, ли­
помошъю контрприемов.
бо бесконечен» и «Каждая функция, непрерывная в замк­
3. Ингииционисгские мапемапика и логика зависят 01'
нутом интервале, имеет в нем по крайней мере один
соответствующих «классических. наин, Они являются не
максимум». Исключая из теории совокупностъ теорем,
совврптенно новым вкладом в науну, но скорей ренонот­
рассматривавшихся обыкновенно как «интуитивные»,
рукцивй наличного материала. Если «для того, чтобы по­
математический интуиционизм сам себя подрывает.
строить определенную отрасль внтуипионистсной матема­
гики, необходимо прежде всего досконально знатъ соответ­
5. Инг ииционисз-сная логика прцложима толь.",о к ин­
ТУUЦUОllUСТСКОЙ математике. Ее нельзя прилагать к эмпи­
ствующую отрасль магематнии нлассической: 2, как чест-
рическим наукам, так как она отрицает возможность

I Р. Su р р е 5, Introduction to Logic, Princeton, van N05trand, обоснования в строгом смысле слова универсальных ут­
1957, р. 41. верждений, если только они убедительно и наглядно не
2 См. r е й Т и н Г, ИНТУИЦИОПИЗМ. Введение, Изд-во «Мир»,
доказываются, что невозможно. Действительно, в интуи­
1965, стр, 8.
ционисгской логике выражение «мы утверждаем, что для
84
каждого х, имеет место свойство Р», означает, что Р(х) теорию не компевсирует откава от проиэводящвй глубо­
справедливо для любого значения х из исследуемой кое впечатление важной части ее, пожертвовать которой
области. Это в свою очередь в соответствии с принципом интуиционизм требует от нас.
конструктивности означает, что мы располагаем методом 7. Интуиционистсnая логика и философия лоеихи со­
доказательства наличия указанного свойства Р у любого держат определенные новшества. Во-первых, интуициони­
отдельного а, проиавольно выбранного из этой области сты, и В особенности Гейтинг, затратили серьезные усилия
(вида) 1. Однако для интересных примеров, имеющих отно­ на построение апистемологичесной логики, способной вос­
шение к открытым классам, такое условие невьшолнимо. произвести действительный ход научного исследования.
:Кроме того, если пойти на поводу у интуиционистов, Недостатки того, что получено до сих пор, не следует ста­
то следует изгнать из науки прогностические утвержде­ вить в упрек самой попытке.
ния, так как только будущие события смогут покавать в Во-вторых, существует интересная интерпретация ин­
какой-то степени истинность или ложность того или ино­ туиционистской логики как исчисленИя проблем 1. В этой
го прогноаа. Но и естественные, и общественные науки модели, по Колмогорову (1932), условное предложение
вряд ли можно будет считать науками, если они не бу­ «Если р, то q» понимается как: «Предполагая, что реше­
дут давать прогноаов, получение которых вынуждает нас ние проблемы р дано, найти решение проблемы q». Зна­
приписывать прогностическим утверждениям nатен.циаль­ чение логики проблем не может быть преувеличено, так
ное значение истины. Если мы хотим составлять прогно­ как в конечном счете каждая научная работа начинается
вы, то мы вынуждены относиться к ним так, пап если бы с постановки некоторой проблемы и часто заканчивается
они способны были стать истинными или ложными, но это постановкой дополнительных вопросов. Еще одна интер­
воспрещено интуицнониамом, требующим воздержания от претация интуиционистской логики была предложена Тар­
непроверенных утверждений. Вследствие этого естествоис­ ским (1938), установившим изоморфность интуиционист­
пытатели пользуются неинтуиционистской логикой, но это ского исчисления высказываний и топологии 2. Все это
не значит, что они ею полностью удовлетворены. доказывает, что интуиционистская логика является и
Ингииционисссние ограничения окагались плодо­
6. последовательной, и ценной, но не то, что она представ­
творными в другом отношении: они стимулировали поиски ляет собой единсзвенный истинный синтаксис научного
новых, прямых доказательств хорошо известных теорем рассуждения.
математики, а также реконструкцию ранее усгановивших­ В-третьих, логики-интуиционисты смело поставили
ся понятий (например, понятия действительного числа). снова щекотливую проблему мотивов нашего выбора схе­
Новые доказательства всегда желательны, особенно мы выведения умозаключения - вопрос, окончательно не
если они выявляют новыв связи, и новые способы обра­ разрешенный, возможно потому, что проблема эта не чи-
зования понятий тоже желательны, особенно если они
1 R. L. W i 1 <1 р г, Tntroduction to the Foundations of Mathematics,
содействуют их выяснению. Но вклад интуиционистов в
New York, Wiley, 1952, р. 246-247.
2 ALf. Т а 1 s k i, Logic Semantics, Metamathematics, Translated Ьу
I См. Г е й Т и н Г, Иптуиционизм. Введение, стр. 128. J. Н. Woodger, Окюгп, Clarendon Press, 1956, ch. XVH.

87
сто логическая, но скорей эмпирико-логическая. Только считает инвариантность и универсальность до такой сте­
опыт, включая опыт работы математиков, в состоянии пени очевидными, что утверждает, будто «првдставления
подскааать доводы в пользу той или иной схемы вывода об абстрактных объектах и о последовательности подоб­
умозаключения, тех или иных приемов его проверни и ных объектов доступны для каждого нормального челове­

вообще той или иной системы логики. Логические теории ческого существа, включая даже малых детей» 1 - С чем
формальны, но выбор одной из них зависит не только от психологи (в частности, llиаже) и антропологи опреде­
логических соображений, но также от нашего опыта и от ленно не согласны.

всего нашего мировоззрения в целом. Нак спрашивает Фрейденталь: «Ному решать вопрос­
8. Психология мал-емагичесноео отрыгия, пребпочи­ как узнать, что является интуитивным? Дикарю ли, мла­
гаемая интлииипшстми, более реалистична, чем нелепая денцу ли, не затронутым еще нашей геометрической ци­
теория конвенционалисгов, так как признает, что матема­ вилизацией, или среднему человеку, чье интуитивное вос­

тическое открытие бывает результатом процесса, проте­ приятие пространства сформировалось под влиянием на­
кающего в уме, отражая тем самым динамическую, не ших прямых улиц, ограниченных параллельными стена­

статическую точку зрения 1 и так как она настаивает на ми, и знакомства с тому подобными творениями техники,
важности для труда математика элементов не дедуктив­ внушающими мысль о достоверности аксиом Евклида?» 2
ных и не формальных. Однако эти идеи - не исключитель­ Что касается утверждения, будто «исходная интуицию)
ное достояние интуиционизма, их придерживались эволю­ предшествовала языку, то оно представляется определен­

ционисты и материалисты 2, прагматисты 3 и многие, друг но несовместимым с данными современной психологии,


с другом не связанные матемагики до и после Брауэра 4. согласно которым всякая мысль символична, то есть ей
.кроме того, интуиционизм недостаточно историчен. Он сопутствуют наглядные или словесные анаки. Наконец,
самое существование брауэровсвой «исходной интуицию)
1 Блэк (В 1 а с k, The Nature оС Mathematics, 1933, вес, 3) по меньшей мере так же проблематично, как и существо­
в особенности настаивал на этом пункте, но проглядел бесприст­ вание математических объектов 3.
растность психологии труда математиков в набросках интуицио­ Мы видим, таким образом, что математический интуи­
нистов.
цнониам включает как положительные, так и отрицатель-
2 D. S t г u i k, Mathematics in Philosophy Гог the Future, Ed. Ьу
Roy Wood Sellars et al., Ne\v York, МасmШап, 1949.
3 J. D е \v е у, Essays in Experimental Logic, 1916, New York, р. 318) на состояние математики к середине натего века во Фран­
Dover, 1953. ции, где крайняя косность чиновничьей иерархии (мандарината) ,
4 N. В о с h е г, The Fundamental Conceptions and Methods of оцирающейсн на ставшие анахронизмом академические учрежде­
Mathematics, 1905, и А. D е j о v, Наррогт general Congres Interna- ния, делает всякую попытку обновления, если оно не чисто сло­
tional de Philosophie des Sciences, Рапв, 194\1; Paris, Негшапп, 1951. весное, заранее обреченной на провал»,
Последпяя работа - чрезвычайно энергичный штурм бурбаниан­ 1 См. Г е й т и н г, Интуициоиизм. Введение, стр. 22.
оного формализма. Бурбакианцы отвечали критикой ничуть не ~ Н. F г е u d е n t h а 1, Le developpement de la notion
d'espace
менее ядовитой. Свидетельство тому жалоба Вейля (А. W е i 1, depuis Kant, "Sciences", N 3, 1959. р. 8.
L'Avenir des шашёшашшев, в сб.: L е L i о п n а i s, Ed., Les grands ;j С u г г у, UuШпеs 01 а Рогшайвт Philosophy оС Mathematics,
courants de lа репвёе шашёшашше, Paris, "Le Cahiers du Sud", 1\148, Ашstегdаш, North-Hol1and, 1951, р. 6.

89
ныв элементы. Первые реалистачеснив элементы имеют ныв системы. Они начинают не с достоверностей, по с
отношение к логике и психологии математики. Отрица­ допущений, то есть с утверждений, предполагающих вне­
тельные составляющие, которые являются априористиче­ сение в них поправок или по меньшей мере таких, кото­
скими и ограничивающими, имеют отношение к «первоос­ рые можно переформулировывать и переставлять в инте­
новам» и методам математики. ресах последовательности, глубины и плодотворности
Долг математического интуиционизма философскому теории. Утверждения, принимаемые в данной систематиза­
интуитивизму невелик. и, во всяком случае, это долг кан­ ции за исходные, не допускающие внесения в них исправ­

товскому интуитивизму, а не антиинтеллектуальному ин­ лений интуиции, но провернемые гипотезы, - почти такие
туитивизму многих романтиков и посгромантиков, хотя же экспериментальные гипотезы, как и в ампириче­
Герман Вейль и Гейтинг искали время от времени под­ ских науках. Миновали времена совершенных и незыб­
держну в цитатах из Гуссерля. Нроме того, точки сопри­ лемых основ, а пожалуй, и вообще основ, судя по обилию
косновения ингуициониама с интуитивизмом - это именно взаимных связей между различными разделами матема­
то, чего не хочет принимать большинство математиков. гики и по тому факту, что аналитика не беспокоят труд­
Прантический математик, если его вообще интересует ности, предстающие перед теорией множеств. Наши тео­
философия математики, интуитивизму не симпатизи­ рии, и формальные, и фактуальные, - не похожи на зда­
рует - потому ли, что тот ищет априорные основы или ния, обрушивающиеся при замене их фундаментов; их
оправдания, или потому, что он превозносит непонятную лучше уподобить растущим организмам с частями хруп­
«исходную интуицию» в качестве источника математиче­ кими и взаимно друг друга контролирующими.

ского творчества, или потому, наконец, что он утвержда­ К тому же математическому интуициониаму присуще
ет, будто подобная интуитивная основа - единственная достоинство всякого нового исповедания, именно - внуше­

гарантия достоверности. Математический и логический ние исподволь недоверия 1{ прежнему исповеданию. Еще
интуипиониам расценивается довольно высоко, несмотря один повод для оказания уважения интуиционистам - их

на его своеобразные догмы, потому что он внес вклад­ отношение к законам логики и проблеме истины, отноше­
хотя, пожалуй, и не столь значительный, как работа ние экспериментаторов и исследователей. И это отноше­
Гёделя - в разрушение альтернативных догм, в особен­ ние, вместе с оппозицией догматам, кааавшимся неруши­
ности формалистических и логических. мыми, не характерное нак раз для философского интуи­
Те, кого интересуют так называемые основания мате­ тивизма, сближает логический интуиционивм с материа­
матики и логики (основания, самое существование кото­ лизмом, эмпиризмом и прагматиамом. Поэтому наимено­
рых следовало бы подвергнуть сомнению) , больше не вание, принятое школой Брауэра, «неоингуитивиам»,
имеют права принимать уверенный, торжествующий, ре­ представляется в значительной степени неправильным и
шительный тон формалистов и логицистов начала нашего неудачным 1.
столетия, веривших, что они выработали непогрешимые
и, следовательно, окончательные «основания». Математи­ I Проф. Гейтинг в беседе с автором данной книги согласился
ческие теории представляют собой гunотеТU1l:0-дедуктив- в 1960 году с этим выводом.
как раз такие наблюдения или как ухитряется задумывать
~ ИНТУИЦИЯ УЧЕНОГО
их и истолковывать их результаты 1.
Трудно придумать что-нибудь нелепее и смешнее этой
карикатуры на научную работу. Нто имел канов бы то ни
было отношение к науке, знает, что ученый - математик,
ествсгвеннин или социолог - пользуется всеми своими

психичесними способностями, но не имеет возможности


все их контролировать и не всегда в состоянии устано­
Виды интуиции
вить, которая из них в каком случае функционировала.
Миф о методе В любой научной работе, от выбора и формулирования
проблемы до проверни решения и от придумывания веду­
На многих философах лежит ответственность за щи­ щих гипотез до дедунтивной их обработки, мы обнаружи­
роко распространенный миф, будто ученые располагают ваем чувственное восприятие вещей, явлений и знаков,
двумя неэависимыми, хорошо отработанными и стандарти­ образное или наглядное представление их, формирование
зированными методами, опираясь на которые они в со­
в различной степени абстрактных понятий, сравнение, ве­
стоянии браться за любую научную проблому. Эти ме­ дущее к аналогии, и индуктивное обобщение бок о бок С
тоды - дедуктивный и индуктивный - позволяют якобы непродуманной догадкой, дедукцию, как формальную, так
ученому действовать без оглядок, без проб, а пожалуй, 1I и неформальную, приближенный и детальный анализ и,
без таланта. (Нак думал Баков - позволяют, если только вероятно, много других снособов образования, сочетания
усвоить его правила.) По смыслу этого мифа магематину и отклонения идей, потому что наука, между прочим,
нечего больше делать, кроме нак «выводить неизбежные строится из идей, а не из фантов.
заключения из ясных посылок»: однако для получения
Ногда мы не знаем точно, какой из перечисленных
самих посылок не предусмотрено НИТ\аКОГО «метода» 1. выше механизмов сыграл свою роль, когда не помним по­
А фиаину, если уверовать в религию метода, нужно про­ сылок или не отдаем себе ясного отчета в последователь­
сто подвести в индуктивном обобщении итог результатам ности процессов логического вывода умозаключений, или
своих наблюдений. Однако не скааано, почему он проводит же если мы не были достаточно систематичны и строги,
мы склонны говорить, что все это было делом инпииции.
1 Протесты против подобного извращения действительности
см. у Бернара (В е г n а г d, lntroduction а I'etude de la medecine
Интуиция - коллекция хлама, куда мы сваливаем все
ехрепгпепга!в, 1865, р. 85-86; У Бохвра (В б с h е г, ТЬе Fundamen- интеллектуальные механизмы, о которых не знаем, как
tal Conceptions and Methods of Mathematics, 1905); У Клейна их проаналиаироватъ, или даже как их точно назвать,
(Ф. К л е й 11, Элементарная математика с точки зрения высшей,
М. - Л., 1933); у Пуанкаре (П у а н к а р е, Ценность науки, М.,
1906, гл. III); Пойа (П о й а, Математика и правдоподобныв рас­ 1 Наиболее сильную обвинительную речь против индуктивизма
суждения, ИЛ, 1957). Последняя, полная и замечательная работа можно найти у Поппера (см. Р орр е г, Logic of Scientifis Dis-
посвящена разрушению легенды, будто для математики достаточно covery, London, 1935, 1959).
одной дедукции.

112
либо такие, анализ или наименование которых нас не ние), то есть непосредотвенное и неотчетливое ознаком­
интересует. ление с конкретными единичными объектами. Чувствен­
И наиболее частым словоупотреблениям термина «ин­ ная интуиция - лишь сырье для Erkennen или knowledge
туицию> в современной научной литературе относятся: (познания через описание), ИЛИ выводного знания; чув­
быстрое восприятие, воображение, сокращенное аргумен­ ственная интуиция, следовательно, донаучна; она встре­

тирование и здравое суждение 1. Займемся их анализом. чается в деятельности ученого, но не в науке, как резуль­

тате этой деятельности. Научное познание представляет


собой не восприятие, а переработку и дальнейшее раз­
Интуиция как восприятие
витие . ощущения.
1. Быстрое отождествление предмета, явления или Ясное понимание значения и (или) вваимоотноше­
2.
знака. ний последовательности знаков (например, текста или
Ясно, что ПОСтижение физического объекта, то есть диаграммы) .
чувственная интуиция, зависит от остроты восприятия Именно в этом смысле мы говорим об авторе, что его
субъекта, его памяти, сообразительности, опыта (микро­ описания и объяснения интуитивны или интуитивно
скопист видит много объектов, ускользающих от внима­ ясны: его мысли изложены в выражениях, nредставляю­
ния неспециалиста) и информированности (вообще гово­ щихся нам простыми и привычными, или, он пользуется

ря, мы не воспринимаем того, что не приготовились от­ иллюстрациями и метафорами, выуживающими что-то из
крыть). Субъекты с притупленными чувствами, неопыт­ нашей памяти или подстегивающими наше воображение.
ные или просто глупые - неважные наблюдатели. Их Подобным же образом мы говорим, что нам интуитивно
чувственная интуиция неточна, то есть способность распо­ понятна последовательность дедукции в целом, хотя бы
знавания, способность отождествления незначительна. даже то или иное звено ее и ускользнуло от нас. I{poMe
Обратите внимание на ограниченность возможностей того, мы заключаем, что последовательности рассужде­

чувственной интуиции: она дает нам то, что немцы на­ ний не достает доказательности с психологической точки
зывают Kennen 2 (внакомство ) з и что Рассел именует зрения, если она слишком длинна или запутана. Это бу­
knowledge Ьу acquaintance (познанием через овнакомле- дет иметь место, если, например, рассуждение прерывает­

ся доказательством многочисленных вспомогательных тео­

рем (лемм) или если логический анализ зашел дальше'


[ Пуапкарв в работе «Ценность науки» (1906) различает че­ для наших текущих нужд.
тыре рода интуиции: а) обращение к чувствам и к воображению
(под последним имеется в виду главным образом способность Само собой разумеется, что отчетливое улавливание
наглядного представления); б) индуктивное обобщение; в) интуи­ значения совокупности символов будет зависеть не ТОЛЫШ
цию чистых чисел (подчипяющуюея закону математической ин­ от самих символов - которые могут быть неуклюжими и
дукции - принцппу, который, между прочим, можно доказать);
безобразными, подобно готическим буквам, или стройны­
г) всеохватывающий взгляд.
2 См. S с h I i с k, АlIgеmеiпе Erkonntnislehre, 1925, р. 77. ми и привлекательными, как латинские инициалы, - но

з См. R и s s е 11, Mysticism and Logic, 1918, ch. 10. также, и даже в основном, от наших собственных способ-
носгей и подготовки. Начинающий «интуитивно уловит» му энергии, в матрице - таблицу возможных переходов
некоторые объекты, но специалист подметит вдобавок различных состояний друг в друга, в интеграле Фурье -
определенные отношения и сложные связи, не замечен­
волновой пакет, в разложении функции на ~ртогональ­
ные новичком.
ные составляющие - суперпозицию состоянии, в таком
Так нак для формального подхода к математике и ло­ операторе, как коммутатор НА-АН, - скорость изменения
гике характерен упор больше на отношения или струк­ и так далее. Нвкоторый навык в использовании симво­
туры, чем на соотносимое или сущее, то можно сказать,
лов, определенный опыт интерпретации да способност~
что специалист по абстрактным структурам, таким, как быстро выявлять связи между не имеющими на первыи
группы, проявляет интуицию, управяяясъ с ними, науко­ взгляд отношения друг к другу элементами - вот все, что
образно выражай этим, что он гнаком с подобными абст­ слово «интуиция» выражает в этом случае.
рактными структурами. Заметьте - психологически оче­ Не 'только физики, но и математики развивают в себе
видное не обязательно должно быть логически простым. определенную способность интерпретировать искусствен­
Существуют совершенно «очевидные» теоремы, содержа­ ные анаки, Легче сперва построить конкретную теорию,
ние которых в состоянии понять школьники, но которые
основные (простейшие) термины которой имеют опреде­
очень трудно доказать - свидетельство тому многие тео­
ленное значение, а потом в конечном счете устранить
ремы теории чисел. А некоторые отношения «очевидны» такие ссылни на конкретные объекты, получив этим пу­
(то есть психологически представляются простыми}, не­ тем форму, лишенную содержания, абстрактную теорию,
смотря на то, что их трудно даже проанализировать, при­ нежели поступать наоборот. Абстрактной теории после
мер чему отношение одновременности. Поэтому нет лову­ этого могут быть даны поочередно разнообразные интер­
шек опаснее невинно звучащих «очевидно», «естествен­ претации, среди них и породившие ее. Подобная свобода
но», «легко видеть, что ...» и «отсюда немедленно следу­ от ссылок на конкретные примеры имеет те преимуще­
ет ...», так как они часто маскируют трудности, а иногда
ства, что раскрывает необходимую структуру системы (см.
трудности эти остаются скрытыми и для авторов подоб­ в первой главе раздел «Усмотрение сущности Гуесерля»},
ных копотеньких выражений. а также обеспечивает ей максимальную возможную
3. Способносзъ инкерпретции: легкость, с которой осу­ общность. Пустую оболочку формы можно наполнять
ществляется правильная интерпретация условных знаков.
весьма различным содержанием или значением.
Мы говорим об одних людях, что они одарены «физи­ Так, например, теория вероятностей первоначально
ческой ингуицивй», и о других, что им ее недостает. Пер­ разрабатывалась как теория ожиданий, то_есть как пс~­
вые «видят» в формулах, пока те не слишком сложны, хологическая теория, и как теория случаиных событии,
нечто большее, нежели сочетание математических знаков: то есть кан физическая теория. Даже в наше время в
им ясно их фиаическов значение, им известно, как чи­ большинстве элементарных руководств по теории вероят:
тать по уравнениям рассказ о свойствах, явлениях или носгей речь все еще идет только о вероятности мнении
процесс ах. Так фивни-теоретик будет склонен видеть в или событий. Но специалист представляет себе, чт? это
квадрате той или иной величины какую-то неявкую фор- только две из различных возможных иптерnретации тео-

96 7-521 .7
рии, 'Которую следовало бы излагать как абстрактную или и постулаты не исчерпывают значения символов; в него

неинтерпретируемую систему. вносят свой вклад как большинство предварительных


Например, выражению Р (х, У), встрвчающемуся в предположений теории, так и последующее ее развитие.
теории вероятностей, можно наряду с другими дать такие Помимо того, каждый символ окружен некоторым орео­
.внтерпретацви, нан «вероятность гипотезы х на OC~OBa­ лом неопределенности, нваависимо от объема усилий, за­
нии свидетельства У», ИЛИ кан «вероятность случаин~го траченных, чтобы определить его значение однозначно.
события х в последовательности У однородных событию), Общий итог основного содержания какой-либо отрасли
или вовсе его не интерпретировать. Взгляд на теорию ве­ знания, и даже вместе с некоторыми смежными с ней об­
роятностей нак насемантичес:кую (интерпретируемую) ластями, может быть, и определит однозначно значение
систему имел определенное авристическое преимушвство: описывающих ее аваков или констант. Но и в данном
легче думать, польауясь енецифичес:кими и В особенности случае операция ингерпретировавия не поддастся меха­
допускающими наглядное представление терминами, таки­ низации, как поназывают трудности, столь часто встре­

ми, как «событие». С другой стороны, эта ковнретнаация чавшиеся при истолковании результатов, безупречно вы­
онределенно зат~мнила самую нрироду теории вероятно­ веденных из допущений той или ИНОЙ, в остальном хоро­
стей. В частности, она вскормила пресловутое ложное шо известной, теории. Если бы интерпретация формаль­
тол:кование вероятности :ка:к «всего только» логического ной стороны науки была таким простым занятием, как
отношения, а отсюда и самой теории квк отрасли логики, намекает большинство семантиков. то не встречалось бы
тая же как и понимание вероятности, как «всего только» ни:ка:ких затруднений при истол:ковании формул хотя бы
предельной частоты событий, следовательно, исчисления квантовой теории.
вероятностей кан одной из естественных наук Правила обозначения и постулаты интерпретации фик­
Подобная же преданность геометров фигурам и телам сируют употребление терминов в неиоторой системе, крат­
выпестовала мнение, будто геометрия - наука о фиаиче­ ко описывают их значение и отчасти определяют его. Но
оком пространстве (вспомните - в английском языке са­ все содержание системы анаков задается предваритель­
мые выражения «стереометрию) и «геометрия твердых ными предположениями теории, всеобщими отношениями
тел» тождественны), и притормоаила развитие ненагляд,:­ (например, формулировками ваконов}, содержашимися в
ных геометрий. Способность интерпретации - чудесныи ней, и конкретной информацией, доставленной экспери­
костыль. Но кто предпочтет ковылятъ на костылях, имея ментами (например, числовыми значениями величин), ко­
воаможность бегать? торую теория в состоянии переварить.

Вопреки бытующему среди семантиков мнению автор Следовательно, бесконечный процесс интерпретации,
данной книги думает, что снособность интерпретации хотя он и не вполне дедуктивен, можно описывать как

нельзя механизировать или лишать значения, просто-на­ логический, внлоть до использования в нем логических
просто сформулировав все нравила обозначения и посту­ отношений, существующих между терминами данной ча­
латы интернретирования, придающие значения соответст­ сти рассуждения. Не логично, но скорей «интуитивно»,
вующим символам. Причина этому то, что такие правила по замечанию Эйнштейна, лишь отношение между опре-

D8 7'
деленными копсгрукциями (символами, понятиями, утвер­ ная интуиция, представляет собой способность: а') абстра­
ждениями) и соответствующим чувственным опытом. Но гируя~ь от чувственной интуиции (например, от матери­
подобные отношения, конечно, не принадлежат научной альнои ленты или струны), формировать геометрические
теории; с ними встречаются только при ее прантическом представления (к примеру, образ пекоторой кривой); и
подтверждении и применении.
б) ассоциировать арифметические, алгебраические или
Можно заметить, что узаконенное приложение способ­ позаимствованные из математического анализа понятия

НОСти интерпретации ограничивалось исниссгвенными зна­ с геометрическими образами.


ками, и тем самым интуиция «значению> естественных Происхождение математики, так же как и преподава­
анаков из области науки исключалась. Верно, что мы ча­ ние элементарного курса ее, теснейшим образом связаны
сто быстро и сжато оцениваем «значение» комплексов с геометрическими представлениями. Но так же обстоит
естественных знаков, таких, как чей-нибудь внешний вид, дело и с большей частью попыток упорядочения абстракт­
позы и жесты. Это именно то, что мы делаем всякий раз, ного материала. Так, в философские рассуждения часто
формулируя впечатление о ком-нибудь на основании можно внести ясность, воспользовавшись чертежами. Ни­
единственной встречи. Но остается фактом, что подобные колай Гартман, расставаясь с феноменологией и эволю­
«импрессионистскиех или интуитивные диагнозы слишном ционируя в сторону своеобразного реализма, все чаще и
часто оказываются ошибочными. Никакой ученый-психо­ чаще прибегал к графикам для пояснения своих идей; его
лог не решился бы составить характеристику человека, «Введение в философию» обильно иллюстрировано штри­
ховыми рисуянами.
воспользовавшись единственно беседой. Интуитивная ин­
терпретация есгесгвенных приакаков, без обращения к Подумайте о психологической убедительности, какая
тестам и теориям, в психологии так же вводит в заблуж­ достигается, если правила арифметических и алгебраиче­
дение, как и в физике, поэтому она не относится к нау­ ских действий соотносить с геометрическими построения­
ке, или, если угодно, относится к донаучным формам дея­ ми. Например, чтобы «покаватъ» (хотя и не доказать)
тельности. тождеетво (а+Ь) (e+d) =ae+ad+bc+bd, мы можем на­
чертить прямоугольник со сторонами а+Ь и e+d и раз­
Интуицил как воображение
бить первую на отреаки а и Ь, а вторую на с и d. Полу­
4. Способность предсгаеления или геометрическая ченная фигура немедленно подтверждает справедливость
интуиция: умение наглядно представить или изобразить тождества, о котором идет речь, через «отождествление»

отсутствующие объекты, а также создавать изображения, недоступных зрению произведений ас, ad и так далее с
наглядные или действующие модели или схемы абстракт­ видимыми площадями участков чертежа. На самом деле
ных сущностей. тут имеет место не отождествление, а установление одно­

Способность представления может рассматриваться как значного соответствия, однако с дидактической точки зре­
одно из конкретных проявлений способности интерпрета­ ния более эффективно говорить об отождествлении.
ции, о которой речь шла выше (3). Так называемая гео­ Ногда функцию изучают, польвуясь ее графиками,
метрическая интуиция, или, точнее говоря, пространствен- обращаются к так называемой геометрической интуиции.

100 101
Мы полагаемоя на нее, даже когда ищем предварительное корню) в гл. 2). Мы интуитивно улавливаем разрывы
решение проблемы сходимости какого-нибудь интеграла. непрерывности функции и ее первой проивводной, так как
К наиболее ценному опыту, приобретенному автором дан­ первые наглядно соответствуют скачкам графиков функ­
ной RНИГИ за время пребывания в тюрьме, где ему не ции, а внезапные отклонения касательной выдают вто­
давали ни бумаги, ни карандашей, относится мысленное рые. Но почти невозможно «почувствоваты разрывы не­
представление поведения многочисленных интегралов, на­ прерывностей пронаводных второго порядка, связанные с

ходившихся в очень тесной зависимости от определенных внезапными изменениямИ радиуса кривизны, а что ка­

параметров. Такая визуализация помогала решать задачи, сается производных высших порядков, ТО просто нельзя
над которыми до того он бился долго, но безуспешно. По­ заключить что-либо относительно их непрерывности, опи­
добно этому диаграмма Арганда - Гаусса для компленс­ раясь единственно на зрение. Легко также «видеть», что
ных чисел, линии уровня комплексной переменной и нон­ определенный интеграл от sin kx, взятый в пределах от
туры интегрирования - все представляют собой нагляд­ _ со до + со, равен нулю, потому что положительные

ные вспомогательные средства, без которых можно обхо­ и отрицательные площади последовательных его полуволн
диться, проводя формальные преобразования. НО зачем попарно компенсируются. Но в таком случае почему мы
нам отказыватъся от них еще в пору становления теории, не «видим», что подобный же интеграл от cos kx может
если они таи же плодотворны, как диаграммы Эйлера­ дать бесконечность (при k=O), хотя обе функции отли­
Венна в классичесном исчислении? чаются только сдвигом фазы?
Когда Ньютон (1642-1727) назвал наши современ­ В значительной части своей работы математик не мо­
ные функции «флювнтами», а пронаводные - «флюнсия­ жет абстрактные рассуждения выводить из наглядных
ми», он установил соответствие между аналитическимн представлений и из опирающейся на них геометрической
сущностями и кинематическими переменными (коорди­ интуиции. Однако здесь играют роль также личные осо­
натой и скоростью), послужившее ему мощным эвристи­ бенности и разница в подготовке. Матвматики младших
ческии средством. МЫ склонны говорить, что он действовал поколений управляются с запутанными отношениями, не
интуитивно, хотя Беркли (1685-1753) жаловался в «Thc прибегая 1, графикам, в то время как представители стар­

Analyst», что флюксии порядков выше первого не могут ших поиолвнийобычно считали, что работа с отношения­
существовать, так как они были бы <<не интуитабельны». ми всегда требует использования конкретных моделей.
Геометрическая и кинематическая интуиция - людей, на­ Философ Рейхенбах дошел до крайности, уверяя, будто
бивших руну в математике и фивике! - сыграла очень «об отношениях совершенно невозможно думать абстракг­
важную роль в открытии анализа бесконечно малых, в вы­ но», откуда он ЗЮШЮЧИЛ, что пользование графиками в
воде надлежащих теорем, а также в маскировке логичес­
геометрии - не просто вопрос удобства, но «поноится на
ких трудностей, преодоленных позже, при неинтуитивной исконной потребности человеческого мышлению) 1.
перестройке (так называемой арифметизации) анализа.
На ограниченность геометрической интуиции указыва­ 1 R е i с h е n Ь а с h, The Philosophy of Space and Time, 1928,
лось часто (см. раздел «Математические и философские 1958, р.107.
103
102
Соблюдая осторожность, не следовало бы приписывать масс, зарядов, скоростей) между большими совонупностя­
непреложным потребностям человеческого мышления, в ми сходных микросистем, и б) не все они точно отобра­
традиционном стиле рационалистов, черты нашей собст­ жают объективно существующие предметы и явления,
венной личности и наш личный опыт. некогорыв отображения могут быть символическими, не
Геометрическая и кинематическая интуиция прояв­ сравнимыми с оригиналами, и даже (как это имеет место
ляется, разумеется, такжв и в фивике, где она обычно и в случае диаграмм Фейнмана) 1 всего лишь мнемоничес­
полезна при построении некоторых типов наглядных мо­ кими средствами, полезными для вычислительных целей.
делей. Стало, однако, модным утверждать, будто современ­ Нак бы там ни было, и фиаики-георетики, и матвма­
ная фиаика чужда и даже последовательно враждебна тики одинаково польауются наглядными образами не то­
интуиции - в том смысле, что на атомном этапе своего го, так другого рода. Иогда они тан поступают, мы склон­
развития она отказалась от геометрических и нинематиче­ ны говорить, что У них интуитивное и образное мышление
ских моделей. Но это попросту неверно. (по-нем. апвспацйспеа Denken). Теорию гильбертовых
Rвантовая теория в обычной ее интерпретации - в пространств, представляющую интерес как для магемаги­

различных неОРТОДОRсальных интерпретациях дело ков, так и для фиаиков, можно излагать без единого на­
иное 1 - рассталась с корпускулярными моделями вроде глядного образа, но удобнее р.ассматривать основные
модели, созданной Дальтоном, и с кинематвческими, по­ функции как координагные оси в пространстве бесконеч­
добными планетарной модели атома Бора. В квантовой но многих измерений, а произвольную функцию - как
механике нет речи о миниатюрных изваяниях, движу­ вентор в таком пространстве. Подобным же образом по­
щихся по абсолютно определенным траекториям. Но, с стулат квантовой механики, согласно которому измерение
другой стороны, она пользуется заменяющими эти гипо­ фивичесной переменной вызывает изменение состояния
тезы интуитивными вспомогательными средствами, таки­ волнового пакета, представляющего фиаическую систему,
ми, как вероятностное электронное облако (хлеб насущ­ фигурально называют постулатом проактирования. Он ви­
ный химяков-теоретиков, называющих .его молекулярным зуализируется нан проектирование - посредством акта
орбитальным), распределение заряда (внутри протона и измерения - вентора состояния на одну из осей прост­
нейтрона, например), графики рассеяния Фейнмана, слои­ ранства функций.
стая модель ядра и бесчисленные другие модели. Образное представление или наглядное воображение,
Ново в наглядных вспомогательных средствах кванто­ то, что Мах именовал Phantasie-Vorstellung, полезная
вой фиаики по сравнению с наглядными моделями кдас­ подпорка для чистого разума, но не замена ему. Оно под­
сической физики то, что: а) не все они имеют в виду опи­ крепляет рассуждение психояогически, не логически. На­
сание отдельных объектов и явлений, подразумевая ско­ глядные модели не очень-то полезны в теории поля и в
рее статистичеСRое распределение свойств (например, статистической механике, а упрямое следование за нагляд­
ным образом часто препятствует обобщению и улавливв-
1 Обзор многочисленных неортодоксальных интерпретаций
квантовой механики, предложенных за последние годы, см. у 1 Эта интерпретация графиков Фейнмана отстаивается авто­
Бунте (Б у и г е. Причинность, Приложевия) . ром в «Metascientific Queries» (гл. 10, ссылка 7).

104 105
нию не поддающихся визуализации качеств и отношений. 5. Способносгь обравоеания метафор: умение понааатъ
'Гакие свойства, нак масса, заряд и спин, можно визуали­ частичную тождественность приаваков или функций либо
зировать ТОЛЬНО символически: они не укладываются в полную формальную или структурную тождественность
нартеаианскую программу сведения всей фиаики к фuгу­ (изоморфизм) в остальном различных объектов, Логиче­
рам и движениям. ские примеры метафор: аналогия дивъюниции со сложе­
Все же, поснольку каждая теория представляет собой нием и сходство чередования с ветвлением (используемое
совокупность идей, которую можно передать внапами в «деревьях» Бета). Пример из математики - сходство
(словами или изображениями), теоретическая работа пространства функций с векторным пространством и вы­
всегда требует способностей R интерпретации и пред став­ тенающее из него сохранение части словаря (сединичвый
лению. Поэтому неверна дихотомия Абстрактвое - Инту­ вектор», «скалярное произведение», «ортогональносты».
итивное, модная по отношению н фивике в первой поло­ Пример из физики - моделирование атомного ядра кап­
вине нашего столетия. И, конечно, попросту лжива наци­ лей жидкости (окааавшееся, между прочим, достаточно
онал-социалистоная пропаганда, твердившая в третьем плодотворным, чтобы способствовать исследованиям, но­
райхв, будто гак называемые «абсграктныел теории суть торые привели к ОТНрЫТИЮ атомной бомбы). Пример из
творение семитов, а вот «интуитивные» (подразумевая квбернетики - сходство вычислительных устройств с моз­
доброкачествевные) - арийского происхождения 1. Верно гом. Из психологии - подобие процесса торможения поли­
только то, что одни люди - «виауадисты», а другие в этом пейсним репрессиям.
отношении много слабее и что, «вероятно, всякий вивуа­ Кто будет сомневаться в том, что метафора - эффвк­
лист снлонен воспользоваться значительно большим чис­ тивное эвристическое средство? Простое сохранение части
лом образов, чем ему на самом деле объективно необхо­ терминологии при переходе от одной отрасли знания к
димо, чтобы довести свои размышления до конпат 2. Если другой псдсказывает аналогии, облегчающие исследова­
большинство математиков старшего поколения думает, ния и понимание в новой сфере. Но мы, разумеется, всег­
прибегая н помощи туманных образов, как, по-видимому, да обязаны помнить, что имеем дело с аналогиями, а не
установил опрос, проведенный Адамаром 3, то почему сле­ с подлинной тождественностью. Именно танов смысл пре­
дует откааатъся от мнемонических представлений физи­ достержения: «Не заходите слишком далеко с аналогия­
нам, химикам, биологам и психологам? Пусть никто не ми» 1. В противном случае мы можем кончнтъ тем, что
будет ни унижен, ни превознесен из-за используемого им уверуем, будто вычислительное устройство - дейетвuтель­
количества наглядных образов, ПОRа он преуспевает в про­ но мозг, точно так, как некогда теплоту и электричество
движении вперед науки. считали жидкостями на том основании, что было предло­
жено и даже разработано несколько плодотворных ана­
I См. Ф. Фра н к, Философия науки, ИЛ, 1960. логий между ними и жидкостями. Определить то, что
2 См. В а г t 1 е t t, The Relevance of Visual Imagery to the Ргосевв
of Tllinking, 1927, р. 29.
3 Н а d а m а г d, The Psychology of Invention in the Mathemati- 1 Критику злоупотребления метафорами в литературе по ки­
cal Field, 1945, ch. VI. бернетике см. В и n g е, Metascientific Queries, 1959, р. 148 f.

106 107
можно бы назвать нрипичеспой почпой применения ана­ называют творческим, ибо оно - способность творить по­
логии, так же важно, как и установить эту аналогию. нятия и системы понятий, которым может ничто не соот­
Систематическое применение метафор пространствен­ ветствовать в ощущениях, хотя бы даже они и соответст­
ного физического и социологического происхождения в вовали чему-нибудь в реальности, а также потому, что оно
психоанализе, гештальтпсихологии и примыкающих к вызывает к жизни нвшаблонные идеи.
ним спекулятивных теориях вместо научных построений Всякий математик и всякий естествоиспытатель со­
наряду с методологической их слабостью - одно из пре­ гласится, что без воображения, без изобретательности, без
пятствий, стоящих на пути признания их научными дис­ способности придумывать гипотезы и планы нельзя вы­
циплинами. Сперва какая-нибудь функция уподобляется полнять ничего, кроме «механических» операций, то есть
некогорому объекту (например, органическому целому манипулирования аппаратами и применения вычислитель­
или полю силы) или личности (например, «супер-эго­ ных алгоритмов. Создание гипотез, изобретение техники
цензору» ). Следующий шаг - наделение -сходсгва автоно­ и придумывание экспериментов - явные случаи творче­
мией, например, «идо», «эго», «супер-эгох трактуются как ских процессов, или, если предпочитаете, интуитивных
личности внутри личности. Метафора рассматривается уже действий, противополагаемых «механическим» операци­
не как эвристическое или дидактическое средство, иллю­ ям 1. Процессы эти не чисто логические. Одна логика ни­
стрирующее понятие, но как понятие само по себе и даже кого не способна привести к новым идеям, как одна грам­
как понятив наиболее подходящее 1. В науке метафоры матика никого не способна вдохновить на создание поэмы,
используются в процессе возникновения и сообщения а теория гармонии - на создание симфоний. Логика,
идей, но никак не для подмены умозрительного мышле­ грамматика и теория музыки дают нам возможность обна­
ния, без которого в науке не обойтись. руживать формальные ошибки и подходящие мысли, а
6. Творческое воображение, изобретательность или также развивать последние, но они не поставляют нам
вдохновение. В противоположность пространственному «субстанцию» - счастливые идеи, новые точки зрения.
воображению, ассоциирующему наглядные образы с задан­ Однако плодотворное открытие и глубокое проникно­
ными понятиями и утверждениями, творческое воображе­ вение в сущность, так усиленно восхваляемые интуити­
ние включается (выражаясь образно), когда без видимых вистами 2 и гештальтистами 3, не являются из ничего. И в
затруднений, без особенно подробных логических выкла­
док и внезапно, или почти внезапно, возникают новые 1 Роль воображения в планировании экспериментов подчер­
идеи. Творческое воображение много богаче образного кивал Мах, см. Э. М а х, Познание и заблуждение, СПБ, 1909, гл. 9.
2 См. резкие полемические выпады Бореля против Кутюра
представления; оно не совпадает со способностью выаывать
в книге «Логика и интуиция в математике» (<<Logique et intuition
чувственные впечатления и не ограничивается заполне­ еп шашётпашшев: - 1907). Отчасти это был спор глухих, так как
нием пробелов в картине, доставляемой ощущениями. Его Борель защищал чиесгвеннию ингиицию, а Кутюра нападал глав­
ным образом на ме-тфиеическию интуицию Бергсона.
1 См, Ре d е г s о п-К г а g, The use of Metaphor in Analytic 3 Так, Вертхаймер всю седьмую главу «Продуктивного мыш­
Thinking (1956), где утверждается, что фигуральные выражения лению) (W е г t h е i m е г, Productive Thinkings, 1945) посвящает ге­
психологически необходимы. незису специальной теории относительности Эйнштейна, не говоря

10!'! 109
науке, и в технике новое порождается наблюдением, срав­ окааывающвеся, разумеется, в конечном счете слишком

нением, проверкой, критикой и дедукцией. Никогда не простыми, чтобы быть адекватными. Их немедленно ис­
бывало никакого нового знания, которое до некогорой пытывают, то есть проверяют, удовлетворяют ли они

степе1ни не определялось бы знанием, ему предшествовав­ основным пожеланиям. Если последние не соблюдены, то
шим , и не было бы логически с ним связано. (Вообще вводят не значительные поправки в проектируемую аксио­

новое всегда вытекает из сгарого.) Кроме того, никому му или рассматривают, действительно ли неудовлетворен­
не известно, что догадка «удачная», пока она не про­ ное пожелание истинно или необходимо. В этом процессе
верена, а подобная работа требует логического развития приспособпения более сильных утверждений (аксиом) н
догадки. более слабым (пожеланиям или будущим теоремам) пос­
Процесс открытия в окончательном представлении о ледние не неприкосаовенны, их можно упрощать, чтобы
теории, методе или эксперименте оказывается обычно вы­ сделать задачу вообще разрешимой. А очередные догадни
черкнутым из памяти. Аксиоматические теории, в част­ не обязательно образуют последовательность, монотонно
ности, имеют непривлекагельвый вид - их появление ка­ приближающуюся н цели, - могут иметь место временные
жется актом творения из ничего. Но, разумеется, дело об­ вадержки и отступления. Этот процесс очень напоминает
стоит не так. Любая аксиоматическая теория строится на процесс творчества художника от выполнения первого

основе всех доступных знаний и с помощью всех доступ­ чернового наброска до окончательной отделки. Но лите­
ных понятий И методов. Начинают с овладения сущест­ раторы по наним-то непонятным причинам убеждены, по­
вующими материалами и средствами, точно так же; видимому, что творчество может иметь место только в

как ремесленник начинает работу с заготовки сырья и искусстве.

инструмента. Затем пытаются составить общее представ­ Ногда система аксиом построена, снова проверяют,
ление о данной области. Вслед за тем выдвигают основ­ вытекают ли из нее желательные теоремы и удовлетворя­

ные пожелания, которым надлежит удовлетворять системе ет ли она требованию логической непротиворечивости.
аксиом. Большая часть этих пожеланий возниннет вновь Весь этот процесс состоит из ряда проб и ошибок, на­
в виде теорем, выводимых из тех же аксиом. Работа инту­ правляемых знанием, как отчетливым, гак инеясным,

иции начнется не прежде завершения указанного подго­ и определенными правилами построения теорий. В науке
товительного этапа. пробы и ошибки не бывают «слепыми», дорациональными,
На протяжении творческого этапа на ум приходят те как у земляных червей, 'мышей и других животных. Они
или иные предположения. Сначала обычно самые простые, частоскорее методичны, чем беспорядочны, направляются
нашими целями и методами и коатролируются тем, что

мы уже знаем. Несмотря на это, процесс научного откры­


ничего такого, что нельзя было бы найти в любом солидном труде тия ближе к последовательности проб и ошибок, чем н
по истории науки.
внезапному «проникновению в сущность», берущемуся
1 Это был один И3 основных аргументов против интуитивизма
неведомо откуда. «Озарения» в научной работе действи­
у Пирса в "Questions Concerning Certain Faculties Claimed for Мап
(1868), переизданных в "Values in а Universe of Chance". тельно случаются, но только скорей как происшествия в

110 111
США для стимулированиЯ
яеснолы{иМИ корпорациями Вет сбор обрабатываемых С;()­
процессе рационального творчества, чем как ничем не зарождениЯ идей, предпола:а обстановке с целью обсуж-
труднинов в не
обусловленные начальные импульсы. офици альн ои блем
ешений тех или иных про .
Абсурдно полагать, будто в отношении изобретатель­ денИЯ и предложенияфр «свободного общению>, поощ­
ности интуиция стоит выше логики, Никакое научное от­ Делается это в атмос ере ьняе» и строжайше воспре­
крытие или техническое изобретение невозможно без ряющего «свободноемоб~УЖ~ очистки мозгов был прове­
предваряющего его знания и последующей логической щающего критику. ет др, _ и очевиДНО, его нашли
обработки. Или мы должны верить басне про внезапное рен - после того, кй:н принят. нив~рситете группа психе­
вдохновение, якобы осветившее в уме Ньютона гравита­ неэффеI{ТИВНЫМ' В еЛЬСК~~е~а эксперименты с привле­
ционную теорию, как если бы не существовало ни пред­ логов запланировала и пр сле чвго пришла к заклю­
шествовавшего вклада в науку Кеплера, Галилея и Гюй­ чением контрольных групп, по определенно подавляет
генса, или «исчисления флюксийт (необходимого для про­ чениЮ, что (ШРОЧИСТI{f мозго~)~к мотло быть иначе, есл~
верни теории), ни, наконец, собственных более ранних творческое мышление . Д~a~acь критика? ЭффектИВНЫ!!
попыток Ньютона? на этих собраниях пресе временно и творческии,
Представление, будто творческое мышление противо­ подход к любым проблемам - oo::~ чужда критика, также
положно рассуждению, так же ошибочно, как и широко и критичеСI{ИЙ. Ведь сны, ~OT
распространено. Если бы было верно, что мышление яв­ не продуктивныuсами по се е~ервый взгляд внезапнОГО от-
ляется в тем большей мере творческим, чем большим оно l\лассическии пример на ациональными фактора-
обязано подсовнательным процессам 1, то грезы и уж по­ крытия, стимулироваВПIегосяK~:~цa Кекуле (1829-1896)
давно сновидения должны были бы быть плодотворней ми, - открытие бензолЬНОГО о событие, хотя, к сожале­
контролируемого мышления, а процесс вычислений, допу­ в 1865 году. Он сам описа:м~т позже, рискуя в силу ЭТОГО
скающий далеко идущую «механизацию» или автоматива­ 11ИЮ, двадцатью пятью год В то время он жил в Тенте
цпю, следовало бы рассматривать как глубоко творческий. привнести элементЫ фаН~:~:;а не подвигалась; повернув­
Тезисом Фрейда, будто почти всякий психический процесс и писал учебник химии. ал Образы атомов, атоМОВ
«сперва протекает в подсознательной форме или фазе и ПIись к камиНУ, Rенуле зад~~: г;азами. «Мое умственное
только из нее развивается в фазу сознательную, приблв­ Дальтона, заплясали перед . ся виденияМИ подобного
аительно как фотоснимок сперва существует в качестве оно, изощрен ное повторя~:~:Икрупные образования И3­
негатива и лишь потом, отпечатанный на позитиве, пре­ рода, различало теперь епочКИ, все в движении, част~
вращается в изображение» 2, по-видимому, подсказан ме­ "менчИВЫХ форм. длинные ~звиваясь и вертясь, как змеи.
тод «прочистки мозгов». сближаютсЯ друг с другом, се гипотетические молекуЛЯР­
Прочистка мозгов, пракгвкуемая за последние годы [Вплоть до этого времени в
Participation ~vllel1
d В 1 о с k Does G roup . , ? 1958
1 Шпрингбетт, Дарк и Нлейк и в самом деле утверждали это. 1 Т ау1 о г, В е г г у ~? . 1 hibit Creative Тhlllkшg., .
См. "Ап Approach to the Measurement of Creative Thinking", 1957.
Using Brainstorming Facllltate ог n
113
2 F г е u d. А General Introduction to Psychoanalysis, 1924, р. 305.
8-52\
112
ные структуры рисовались в виде линейных цепей. Сон почти всегда бывает, ошибочным. Его надо проверить -
начался с конвенционного анания.] Но смотри-ка! Что это именно этим и занялся НеI\уле, как только проснулся. ОН
было? Одна из змей ухватила свой собственный хвост и полагался не на откровение, но на упорный труд. На са­
фигура эта насмешливо закружилась перед моими гла­ мом деле, первое, чем ванялся КеI\уле, пробудившись, бы­
зами. Пробужденный ЕаЕ бы вспышкой молнии, Я провел ла раяработка следствий его предположения с целью
на этот раз остаток ночи, детально разрабатывая следст­ убедиться, согласуются ли они с ампиричесними данными
вия новой гипотезы. Если мы научимся смотреть сны, гос­ (физичеСIШМИ и химичесними. свойствами бензола). и он
пода, то обретем, быть может, истину ... Мы, однако, дол­ советовал: «Смотрите сны, тпеше Неггеп [милостивые го­
жны будем позаботиться не оглашать наши сны, пока не судари], но затем проверяйте их».
подвергнем их проверке бодрствующего ума 1. Прежде чем допустимо будет рассматривать сон и
Обратите внимание, что «видение», «естественное от­ гипвогогическое видение (являющееся в состоянии пере­
кровение» или «интуитивное озарение» не ВОЗНИI\ЛО из хода от бодрствования ЕО сну) в качесгве элементов науч-_
ничего. КеI\уле более десятка лет бился над проблемой ной системы, надо сверить их с данными опыта и с ка­
струнтуры бензола (СвН в). КаЕ очень часто случается в нонами науки 1. В отличие от грез и от псевдонаучных
подобных случаях, ему даже во сне снились стрУЕТУРЫ причуд научное воображение контролируется, оно посто­
молекул и он продолжал заниматься тем, чем всякий уче­ янно сдерживается стремлением согласовать его с основ­
ный занимается наяву - варьировал в воображении. ги­ ным содержанием научного знания. Сравните Резерф?рда,
потезы либо некоторые их составные части, подвергая одаренного богатым воображением ученого, с Фрейдом,
одну за другой испытанию. Вспышка вдохновения пришла наделенным воображением писателя.
после многочисленных попыток ЕаЕ кульминационный В науке творческое воображение, ли:пенное ЛОГИI\~.'
момент подготовительного и инкубационного, по термино­ не приводит ни н чему. «Без длительнои и те~пеливои
логии Пуанкаре, этапов. МОЛl-tUя блеснула после проверни деДУI\ТИВНОЙ работы ума не бывает плодотворнои интуи­
множества гипотез, выведения их следствий и сравнения цию), писал Кутюра в одной из своих достопамятных по­
последних с эмпиричесними данными. лвмических статей против представления о научном
К моменту «просввтяения» наличествовали все эле­ исследовании нак о произведении искусства, творимом в
менты гипотезы и часть подтверждающих ее эмпириче­ пылу вдохновения, всецело чуждого логике 2. У многи~
ских донааательств, но были 'ОНИ еще разобщены или свя­ есть оригинальные идеи, только немногие из этих идеи
аывались неправильно. Синтез, сплавивший их все за ЕО­ верны, и даже в последнем случае они не приобретают
ротков мгновение в надлежащий образ, это «восприятиел права гражданства в науке до тех пор, пока не будут раз-
взаимосвязей, создавшее единое целое, был одним из мно­
гих подвергнутых проверке синтезов. 1 Психолог, возможно, сказал бы, что научное воображение
Синтез домыслов и информации может онаватъся, и выверяется реальностью, тогда как ненаучное аутuстu.чно: то есть
основано на голой фантазии. См. М с k е 11 а г, ImаgшаtlOП and
Тhiпkiпg, 1957.
f А. 1_ i Ь Ь y,The Scientifie Imagination. 1922. 2 С о и t и г а t, Logistique et Intuition. 1913, Р: 2136.

114 115
работаны и приведены в состояние, допускающее про­ приходящем само собой или о внезапном пониманив рас­
верку. Оригинальность - желательная черта всякой новой суждения.
научпОЙ теории, но способность уцелеть после строгой Но пропущенные или позабытые посылки и промежу­
проверни даже больше чем желательна, она категориче­ точные шаги бывают столь многочисленны, что лишь
ски необходима. вышколенный ум в состоянии прийти таким путем к
Конечно, проверить все наши домыслы не хватило бы правдоподобным заключениям. Способность ингувцви дол­
времени. Сначала мы их критикуем, пытаясь найти про­ жна быть хорошо развита, и только чреввычаино логич­
тиворечащие им примеры, которые опровергли бы их. ный интеллект способен достичь «синтетической аппер­
Кроме того, то, что проверяется, всегда бывает не первой, цепции логического отношения иди совокупности отноше­
хотя и приблиаительной, интуицией, но продуктом рацио­ ний», как охарактеризовал интвялектуальную интуицию
нальной переработки ее. Вообразите-ка себе, как бы реа­ Rутюра '.
гировал руководитель коллектива физиков-эксперимента­ 8. Способность к синтезу, или общий взгляд, или обоб­
торов на просьбу проверить сон, привидевшийся вам ми­ щенное восприятие: способность синтезировать разнород­
нувшей ночью! ные элементы, сочетать ранее разрозненные сведения в
единое, или «гармоническое», целое, то есть в систему
Интуиция как разум понятий 2.
Способность к синтезу, которую не следует смешивать
7. J' спореннов
умозаключение - стремительный пере­
с нвспособностъю к анализу, характерна для людей интел­
ход от одних утверждений к другим, иногда с таким бы­
лигентных и хорошо информированных, каков бы ни был
стрым проскакивавием отдельных звеньев рассуждения,
их род занятий. Мы обнаруживаем ее у художника, так
что посылки и промежуточные процессы не ааполняются " же как у государственного деятеля и у философа. Худож­
хотя при тщательном восстановлении хода мыслей их
ник, компонуя в воображении ощущения и представле­
можно было бы обнаружить.
ния, создает из них некоторое организованное целое. Го­
Здесь мы видим разум, работающий не аналитически
сударственный деятель, ученый и философ организуют
и не ДИСКУРСИБНО - а, говоря метафорически, в миро­
представления вокруг какого-нибудь центрального ядра,
вом масштабе. Это - картезианская интуиция, сокращаю­
и иногда им удается сделать это в том или ином отноше­
щая «длинные цепи аргументов» и обходящаяся без про­
нии просто и обеспечивая определенное единство стиля.
межуточных звеньев. Вот почему мы иногда говорим о
В таких случаях мы говорим, что они мастерски справ­
ляются с делом. Мы говорим о специалисте, что он спо-
В «Основах невро-психиатрвиэ Rобба находим следующее
1
объяснение интуицию>: «Интуицию лучше всего можно опреде­ 1 С О U tu г а t, Logistique et intuition, р. 267.
лить как такое рассуждение, посылки и последовательность про­ Представление о систематичности понятий рассматривается
2
цесса которого забыты. Это крайний случай того, что имеет у Бунге. См. М. В u n g е, The Weight of Simplicity in the Construc-
место в
большинстве рассуждений». (С о Ь Ь, Foundation of Neu- tion and Assaying of Scientific Theories, "Philosophy of Science",
ropsychiatry 1952, р. 250.) XXVIII, 1961, Sec. 1,2.

116 117
собен быстро «разглядеть» суть вопроса, а о профане или
о новичке - что они теряются в подробностях. ми, но недоработанными видениями, Толы«, гении умеют
Мы не ощущаем, что «поняли» какое-нибудь доказа­ разрабатывать свои величественные мечты.
тельство, если не можем охватить его в целом. Вероятно, 9. Здравый смысл - суждение, основанное на обыден­
по Отношению к большинству людей справедливо то, что ном знании и не опирающееся на специ~льные знания

Адамар сказал о себе, а именно: «Любое математическое или методы, либо ограничивающееся проиденными эта­
доказательетво, каким бы оно ни было сложным, должно пами научного знания.

представляться мне единым. Я не ощущаю, что понял его, Мы часто начинаем с обыденного знания и вполне бла­
пока не могу охватить его в одном обобщающем представ­ гополучно удовлетворяемся здравым смыслом. Но того и
лении, а ЭТО, к несчастью ... часто требует более или менее другого, кан они ни неизбежны, для !Iауки недостато::но.
мучительного направления мыслю) 1. Обобщенное воспри­ Наука - не простой количественныи рост (ехрепвюп)
ятие - не замена анализа, но награда за КРОПОтливый обыденных знаний. Она создает понятия и теории, о ко­
анализ. торых никто ранее не слыхал, часто противоречащие ин­

Способность к синтезу, как и к ускоренному рассуж­ туиции и непостижимые для профана. И логика - не
дению, может совершенствоваться. Автор данной книги в просто усовершенствование здравого смысла. Она также
начале своей научной карьеры часто не улавливал сути сталкивается со своими проблемами и строит теории, во
собственных работ, предложенных ему его учителем, про­ многих отношениях возмущающие здравый смысл или по
фессором Гвидо Беком. Норедно руп:оводящая идея и скры­ меныпей мере им не охватываемые.

тая за ней цель ПРОяснялись только спустя некоторое Логики и математики обнаружили, что на некоторых
время, иногда даже После прочтения доклада. «Наше» перекрестках логическая интуиция, признаваемая здра­

Лишь то, над чем мы поработали. вым смыслом, терпит провалы. (Припомните парадоксы
Преподавание - надежное средство не только для бесконечных множеств и парадокс о множестве всех мно­
овладения предметом, но и для укрепления способности жвств.) Здравый смысл возмущают такие законы, КЮС
к синтезу. Хороший преподавате.ль дает общую картину «Если р то если не-р, то рь . Однако это утверждение
своего предмета и указывает Относительный вес каждого правильно, к тому же это один из способов изложения
из его разделов. Однако следует прианатъ, что немногие «самоочевидной» теоремы: «Если р, то рили р», Не менее
достигают значительных успехов как в искусстве ана­ парадоксальным представляется равенство а 2 = О, справед­
лиза, так и в развитии способности к синтезу. Много чаще ливое, например, для некоторых ненулевых матриц.

мы либо искусно наводим лоск на какую-нибудь вваначи­ Гидромеханика и механика вращающихся твердых тел,
тельную идейку, либо беспомощно Возимся с грандиозны- теория поля и квантовая механика полным-полны (шара­

доксов», то есть утверждений, несовместимых с сопппоп­


вепве, которое, как и мы сами, привынло иметь дело с

1 Н а d а m а г d, The Psycho!ogy of Invention in the Машсша­ медленно движущимися макроскопическими твердыми те­

tica! Field, 1945, р. 65-66. лами. (Вопреки тому, что думал Бергсон, именно интуи­
ция, а не разум намертво связана с повседневным опы-
118
119
том, имеющим дело с твердыми телами.) Современные признание той или иной конкурирующей теории, предъяв­
представления о том, что в вакууме тела движутся сами ляющей иные требования к нашей «интуицию). Чем бли­
по себе, что холод не ПРОтивоположен жару или что элек­ же кто-нибудь ознакомился с определенной теорией и со­
троны интерферируют друг с другом, - дополнительные путствующим ей способом мышления, тем труднее ока­
примеры понятий, противоречащих интуиции. зывается ему принять соперничающую теорию, связанную

Ному привычны представления Ньютона об абсолют­ с иным способом мышления.


ных простр~нстве и времени, тот посчитает, пожалуй, про­ Разработка всякой теории требует полного подчинения
тиворечащеи интуиции идею, что всякую равномерную способу мышления, ею санкционируемому. НО критика
скорость можно (мысленно) «сняты), подобрав надлежа­ теории и поиски новых, лучших теорий предполагают
щее преобразование системы координат. Но он же, при­ отказ от любого монопольного способа мышления, прису­
учившись п~едставлять себе пространство неподвижной щего тому, что сделалось в конце концов достоянием
конструкциеи или всепроникающим эфиром, может посчи­ здравого смысла. Обновление науки состоит до некогорой
тать «Интуитивным» постулат, утверждающий, что ско­ степени в открытии псевдопарпбоксое, то есть утвержде­
рость света в пустоте абсолютна, то есть не зависит от ний, противоречащих интуиции, расходящихся со здравым
системы отсчета. А это одна из аксиом специальной тео­ смыслом, то ли донаучным, то ли научным. Если бы уче­
рии относительности, которую невозможно изложить на­ ные боялись «немысламых», «иррациональных» или про­
глядно или доступно на ЯЗЬШе здравого смысла тому, кто тиворечащих интуиции идей, у нас никогда бы не было
усвоил идею о гомогенности и иаотропности пространства ни классической механики (ныне ставшей достоянием
и о СОПутствующей им эквивалентности всех инерциаль­ здравого смысла'}, ни теории поля, НИ эволюционной тео­
ных систем. Если тот же человек изучит затем специаль­ рии - все они в свое время отвергадись за то, что про­
ную теорию относительности, то на этот раз он найдет тиворечат интуиции.
противоречащим интуиции относяшевся к теории тяго­ Здравый смысл не статичен; наука и техника посте­
тения Эйнштейна утверждение, что ускорения могут пенно обогащают его. Нет понятий абсолютно, в силу не­
быть абсолютными, если создаются гравитационными отъемлемых своих свойств интуитивных или неинтуитив­
полями, тан как последние нельзя «сняты) (разве что ных. Степень интуитивности любого понятия относится к
в одном определенном месте), как ни выбирай систему определенному уровню знания. Так давайте, имея это
координат, а следовательно, они в известном смысле аб­ в виду, избегать выражения «Х интуитивно» И предпочтем
солютны.
ему выражение «субъект у считает з: интуитивным по
Здравый смысл способен шаг за шагом развиваться, отношению к [г», где х означает некоторое мысленное
но приобретение новых интуитивных представлений опла­ единство (понятие, гипотезу, теорию), у - познающего
чиваетсяиногда потерей старых, неверных. Мы испыты­ субъекта, а z - некоторую совокупность познаний, мне­
Ba~M удовлетворение, когда «интуитивно» усвоили какую­ ний, отношений и оценок. И предоставьте интуиции играть
ниоудь теорию, когда она стала для нас пройденным эта­ ее эвристическую роль, но не позволяйте ей преуменьшать
пом, но одновременно обнаруживается, что нас затрудняет трудности становления понятий,

120 121
Интуиция как оценка EIЦe о некоторых видах интеллектуальной интуиции

Интеллектуальная интуиция как обычный способ мышления


10. Здравое сижбение, фронезис [прангическая муд­
рость], проницательность или проникновение: умение бы­ Мы убедились, что «интуиция» остается многозначным
стро и правильно оценить важность и значение проблемы, термином даже в науке, или, точнее, в словаре пишущих

правдоподобность теории, применимость и надежность ме­ о науке. Мы видели также, что «чистая интуицию) Канта,
тода или полезность действия. «метафизическая интуиция» Бергсона, «интуиция сущно­
Когда молодой ученый обращается за советом н: иску­ стей» Гуссерля и мистическая «интуиция Единого» не
шенному исследователю, ему следует рассчитывать не на играют в науке нинаной роли. На том языке, на котором
информацию и не на посвящение в детали, но скорей на говорим о науке мы, «интуицию) обозначает виды вос­
здравое суждение, приобретаемое талантливыми людьми приязия (быстрое отождествление, ясное понимание и
после многих неудач. Суждения, выражающие оценку, способность интерпретации), воображения (способность
формулируются всякий раз, когда взвешивают проблему, представления, искусство сравнения и творческое вообра­
гипотезу или методику. Мы говорим, что подобные суж­ жение), вывода умоаа1'i,лючеnuй (ускоренное умоааключе­
дения «рассудительны», «разумны» или «здравы», если ние), сина-евироеания (обобщающая точка зрения), пони­
они соответствуют основному содержанию наших знаний мания (здравый смысл) и оценки. (фронезис).
или нашего опыта (которое должно бы включагь призна­ Все перечисленное выше - обычные способы восприя­
ние того, что «неадравые» идеи могут оказаться правиль­ тия и мышления, пусть даже некоторые из них и встре­
ными) . Когда подобные оценочные суждения формули­ чаются у ученых в более полно развитом виде, они, сле­
руются после ускоренного ознакомления с предметом, то довательно, доступны для психологического исследова­
если они удачны, мы говорим об интуиции. Цена, упла­ ния. Никакой мистической интуиции для изучения интуи­
чиваемая нами за прангическую мудрость, - длинная ве­ ции ученого не требуется. То, что научная психология до
реница неудач. сих пор еще не изучала некоторые из этих способностей
Фронезис ценен, пока не застынет, превратившись в с тем вниманием, какого они заслуживают 1, зависит не
авторитет. В этом случае он леденит. Один чрезвычайно только от трудностей, связанных с природой предмета, но
талантливый физик, лауреат Нобелевской премии, спе­
циализировался на опровержении оригинальных идей. 1 Мерило скудности исследований в этой области доставляет
В числе энергично отвергнутых им идей окааались гипо­ просмотр международного справочного издания «Psychological
теза о спине элентрона (впоследствии им принятая и до­ Abstracts». Его раздел «Мышление и воображение» - один из са­
полненная), нарушение четности и поиски скрытых пара­ мых тощих. С 1957 по 1959 год зарегистрировано всего 26416 книг
и сообщений, из которых данной теме посвящены только 277,
метров, которые обеспечили бы более последовательное
то есть, грубо говоря, 1%. Если же рассматривать только строго
детерминисгичесное объяснение миироскопвчесних явле­ научные работы, не принимая
во внимание статьи, в основном
ний. Не бывает непогрешимых суждений о достоинствах беллетристические, и проиавольвые толкования снов, то доля эта
идей или личностей. снизится, возможно, до одной десятой процента.

123
122
и ОТ того обстоятельства, что сам-то предмет долгое время Поэтому, быть может, стоит присмотреться поближе
был кормушкой шарлатанов. Забраться в этот ваповедник к наиболее интересным видам неформального мышления,
лженауки осмелятся только те из ученых, чья любозна­ а именно к творческому воображению (см. «Интуиция как
тельность перевешивает беспокойство о поддержании сво­ воображение» ), ускоренному умоза:ключению и обобщен­
ей репутации. ному восприятию (см. «Интуиция как равум» ) и фроне­
Дополнительные, но не менее важные, сдерживающие вису (см. «Интуиция кан оценка» ).
фак торы - догматы интроспентввивма (самоанализа),
бихевиоризма и индунгивиама. Мнению, будто именно
Творческое вообра1Кение
самоанализ (как субъективный, так и основанный на
опросах) является подлинным методом психологического Мы говорим о творческом воображении в связи с вве­
исследования, очень часто сопутствует убеждение, что дением новых понятий, формулировкой новых гипотез или
интуиция есть первинный феномен, каковым и следует изобретением новых методов либо приемов - короче, ког­
объяснять остальные психичеснив процессы. Мнение, буд­ да у нас появляется новая идея, пусть даже она нова
то именно наблюдение поведения на людях является над­ только по отношению к нашему собственному запасу идей.
лежащим методом психологического исследования, сопро­ Разумеется, это не интуиция философов, мнимо улавли­
вождается предубеждением против исследования таких вающая нечто, якобы существовавшее прежде субъекта.
психологических явлений, которые, подобно изобретатель­ Творческое воображение - конструктивный процесс, с по­
ности, не удается с легкостью объективировать и контро­ мощью которого являются на свет, обогащая его, новые
лировать. А индуктивиам является еще другим камнем мысленные объекты,
преткновения, потому что он выступает в виде оконча­ Что разума и опыта для научной работы недостаточ­
тельного решения проблемы научной ковструкции и вы­ но, отмечалось часто. 'Гак, Клод Бернар, один из основа­
вода умоааключевия, телей анспервиентальной медицины, сказал, что экспери­
С другой стороны, некоторые ученые изучали явление ментальный метод держится на трех устоях: на «чувстве»
вдохновения на себе или на своих коллегах. К сожале­ (или эмоции), разуме и опыте. Он добавил, что «чувство»
нию, то, что у них получилось, лишь ненамного лучше всегда удерживает инициативу и порождает «априорнию
рассназов о различных случаях, сопровождаемых иногда идею [=гиnотеауJ, или интуицвю» 1. Так не будем же кон­
рецептами облегчения умственных потуг и схватывания кретиввроватъ функции и уровни деятельности мозга уче-
их неуловимых плодов 1.
Равтепг, Free Ьапсе of Science, Боstоп: Little, Бгоwп, 1950; Ег.
1 См.
работы: П у а н к а р е, Наука и метод, 1908, СПб, Кара­ Б а г t 1 е t t, Thinking: An Experimenta1 агк! Social Study, New York:
басников, 1910, кн, 1, ГЛ. 3; Н а d а m а г d, The Psychology of 1nven- Вавю Бо?ks, 1958; Б. F. S k i n n е г, А Саве Нistory in 'Scientific
tion in the Машешайса! Field, 1945; Р 1 а t t, W а s h i n g t оп, and Меthоd-ш Koch (ed.), Psychology: А Study of а Science, Vol. П,
В а k е г; А. R о s s, The Re1ation of the Scientifis 'Hunch' to Research МсGгаw-Нill, 1959.
"Journal of Chemica1 Education", VПI, 1931; W. с а n поп, The 1 С. Б е г n а г d, Introduction а l'etude de 1а medecine experimen-
"Vay of а11 1nvestigator, New York: Norton, 1945; R. J. D u Ь о s, Lous tale, 1865, р, 66.

124 121'i
ного: достаточно окааатъ, что опыт (действительный и ный способ мышлению», преувеличивая, с другой сторо­
воскрешаемый в памяти), воображение и логическая пе­ ны, роль чувственной информации (и соответствующих
реработка доставленного ими материала входят в число утверждений, основанных на наблюдениях), а также «со­
обязательных элементов деятельности ученого. бирания фактов». Такое пренебрежение означает, что мы
Американские химики Платт и Бейкер в замечатель­ располагаем чистыми ощущениями, не возмущенными на­
ном эмпирическом исследовании роли «предчувствия» или шими теориями и расчетами, и что данные в пауке соби­

«научного откровения» в научной работе определяют его раются наподобие почтовых марок - просто забавы ради,
следующим образом: «Научное предчувствие - это объ­ а не в свете теорий и не с целью их расширения и углуб­
единяющая или вносящая ясность идея, внезапно возни­ ления. Формалисты, с другой стороны, преувеличили зна­
кающая в сознании в качестве решения проблемы, в ко­ чение заключительного логического упорядочения приоб­
торой мы глубоко заинтересованы. В типичных случаях ретенных знаний, не уделяя внимания способам получе­
оно венчает длительные размышления, но доходит до соз­ ния посылок.

нания в то время, когда мы над проблемой сознательно Эмпирики и формалисты, по-видимому, стыдились
не работаем. Предчувствие вытекает из детальной осве­ привнатъся, что проблески, созидающие науку - форми­
домленнооти о фактах, но, по существу, представляет со­ рование новых понятий, «прорицаниы оригинальных до­
бой скачок воображения в том смысле, что выходит за пущений и изобретение ранее неизвестных приемов, - не
пределы простого необходимого заключения, которое дол­ подходят ни н уровню чувственного восприятия, ни н

жен вывести из наличной информации любой разумный уровню логической реконструкции, но должны найти свое
человек. Это - процесс творческого мышлению> 1. место на некогором промежуточном уровне, равноудален­
Опросные листы Плат та и Бейкера заполнили всего ном как от чувственного, так и от логического. Они вы­
232 научных работника. Одна треть подтвердила, что ре­ ражали недовольство термином «творчество», как будто
шение важных задач им довольно часто приносит интуи­ он предполагает возникновение из ничего, и предпочитали
ция «<научное откровенве»}, половина сообщила, что из­ говорить, что новизна в природе или в уме человека­
редка встречались с «откровением», а остальные объяви­ не что иное, как иллюзия, одно из наименований для
ли, что лично с подобным феноменом не знакомы. Инте­ разделения, перекомпоновки или соединения элементов,

ресно было бы повторить это обследование теперь, спустя существовавших и ранее. То, что у нас вряд ли есть тео­
тридцать лет, когда численность и влияние ученых воз­ рия интеллектуального творчества, - один из результа­
росли минимум раз в десять. тов указанного философского предубеждения.
Однако как психология, так и основывающаяся на Мы согласны, что ничто не возникает из ничего. Это
опыте метанаука пренебрегали этой стороной научной важный онтологический принцип, разнообразно иллюст­
деятельности (см. «Интеллектуальная интуиция как обыч- рируемый в науке, отрицание которого ведет к мистициз­
му и индетерминизму 1. Но почему следует отрицать су-
1 W. Р 1 а t t and R. В а k е г, The Relation of the Scientific 'Hunch' 1 М. Б у н г е, Причинностъ, Издательство иностранной лите­
to Research, 1931. ратуры, 1962, раздел 1. 5. 2.

126 127
ществование изобретения, первоначальное умственное несомненно, результатом составления, но как обстоит де­
построение (сгёайоп) из перцептивного и I\онцептуаль: ло с понятиями температуры, элеI\тричеСl{ОГО заряда, за­
ного материала, если мы готовы считать, что хамичеснив кона природы или с понятием понятия - из чего состав­
синтез - не просто какое-то сопоставление и что живое лены они? В громадном большинстве случаев мы разде­
существо - не просто сложный механизм? ляем, и соединяем, и переставляем; мы разрываем то что

Разумеется, знаменитый мнимый «инсайт: Кёлера и было единым целым, и сводим вместе то, что было и~оли­
других гештальт-психологов проблему интеллектуального рованным. Но в немногих решающих случаях человек
творчества отнюдь не решает - он попросту u маСI\ирует способен создавать новые понятия, новые гипотеаы, но­
трудность новым названием. Кроме того, инсаит, если во­ вые теории и новые мировоззрения из совершенно непод­

обще и происходит, то только после безуспешных попы­ готовленного сырого материала. Такие моменты мы назы­
ток, ОН - сама попытка и невозможен без предварительно ваем творческими.

приобретенного опыта. Тезис Кёлера, будто вспышки ин­ В отношении их творческой способности можно раз­
сайга не зависят от предшествующего опыта, вксперимен­ личить следующие типы мыслителей: а) криаихи-раври­
тально опровергнут в 1945 году, I\ОГД~ было установл~н~ шигели, то есть личности, способные обнаруживать нвдо­
важное значение опыта для «ивсаитвыхт решении. сгатки в чужих работах, но не способные заменить уста­
У высших животных успех при решении проблемы зави­ ревшее и обветшавшее чем-нибудь новым и лучшим'
сит от прошлого опыта, проб и ошибок и от более или б) прангипц (appliers) - индивидуумы, способные ис­
менее сложного процесса наглядного представления и пользовать существующие теории и методы для решения

формирования понятий. ковкретных проблем, будь то познавательные или прак­


То обстоятельство, что «слепые» или беспорядочные тичесние: в) раграбопчипц - критики-соаидагели, способ­
пробы и ошибки весьма неэффеI\ТИВНЫ, подтверждает не ные совершенствовать известные орудия или расширять

гипотезу о внезапном творении из ничего, но скорее важ­ их применение, сохраняя, однако, неизменным одно и то
ное значение понятийно упорядоченного и обогащенного же генеральное направление; г) творцы новых проблем,
опыта. Степень методизации проб и ошибок может быть новых понятии, новых теорий, новых методов и даже но­
различной, самая высшая - это процесс догаДI\а - про­ вых путей мышления. Все они необходимы науке и фи­
вврка, имеющий место в науке, в котором I\аждаяu новая лософии.
догадка строится из материала, доставленного всеи сово­ Вильям Уавелл (1794-1866), ученый, историк науки,
купностъю доступных знаний, как непосредственных, тан ванимавшийся также и философией наУ1\И, был одним из
и выведенных логически. тех немногих совремевников Конта и Милля, нто понял
Суть в ТОМ, что «инсайтв может обеспечить сипл-ее, а ирироду науки. Он настойчиво утверждал, что тайна на­
не просто пврекомпоновну. Понятие кентавра является, учного открытия эаключается в творческом изобретении
гипотез и проаорливом отборе правильных. «Понятия,
1 С h. О s g о о d, Method and Theory of Experimental Psychology, которыми факты связываются воедино, - писал он сто
New York, Oxford University Press, 1953, р. 613. лет тому назад, - подскааывает проаорливостъ открыва-

9-521
128 129
телей. Этой прозорливости нельзя научить. она обычнu науках дальше таблицы логарифмов. Можно доказать что
добивается успеха, действуя наугад, и успех ее состоит, научная работа требует несравненно большего уча'стия
по-видимому, в выработке нескольКИХ Э/f,сnериме"Нталь"Ных воображения, чем художественное творчество, хотя про­
гипотез и выборе именно той из них, которая нужна. Но явленная при этом изобретательность и не обнаруживает­
запас подходящих гипотез не удается создать, следуя K~­ ся в законченном проивведении. Можно доказать что фо­
ким-то установленным правилам или не имея таланта» . тонная гипотеза Эйнштейна (1905), гипотеза O~aрина о
Каждая признанная гипотеза - это, по выражению "Уэвел­ происхождении жизни из пврвичной «жидкости» (1923)
ла «удачная догадка». И конечно, как позже заметил по или электронная цифровая вычислительная машина
эт~му поводу Пуаю{аре, догадка предшествует проверив 2. ENIAC, чудесная служанка прикладной математики (Моч­
Но сколько неудачных догадок расчищает путь однои при­ ли и Энкерт, 1946), представляют собой произведение,
нятой, И как печальна бывает окончательная судьба даже потребовавшее больше воображения, чем «Давид» Ми­
самой удачной из них! (С этим "Уэвелл не согласился бы, келанджело, «Гамлет» Шекспира и «Страсти по Матфею»
потому ЧТО он придерживался мнения, что прогресс нау- Баха.
Творческое воображение в науке богаче, чем в искус­
ки кумулятивен.) 3
Как считал Уэввля, в науках «имеют место постоян- стве, потому, что ему приходится выходить за пределы

ные изобретательность и активвость, вечная деятельность чувственного опыта и здравого смысла; оно точнее, чем

сил созидания и отбора, лишь последние результаты кото­ в искусотве, потому, что ему приходится преодолевать се­

рых демонстрируются нам» 4. Единственныи взгляд при­ бя и надо стараться быть истинным. Научное исследова­
мерно на 'сотню тысяч ныне существующИХ научнЫХ жур­ ние не просто является Dichtung [Поэзия], а имеет тен­
налов не может не убедить кого угодно, что творческое денцию стать Wahrheit [Истиной]. Однако некоторые из
воображение проявляется во многих научных работах. его моментов и некоторые из его результатов, в особен­
Те кто восхваляет искусство за простор, предоставля­ ности великие теории, изменяющие наше мировоззрение,

емый 'им деятельности воображения, и упрекает науки за настолько же поэтичны, насколько может быть поэтичной
их мнимую «сухость», не сумели, видно, продвинуться в сама поэзия.

Если на истину наложить требования полезности, на­


W. W h е w е 11, Novum Organum Renovatum, Згd ed., London:
1 дежности, выгодности и низкой стоимости, то мы получим
Рагкег, 1858, р. 59. Реабилитацию Уэвелла см. у. Шиллера (P.C.S. современную технику. Что техническое изобретение ни в
5 с h i 11 е г Hypothesis, in vo1. II of Studies in the Швюгу and Method каком смысле не стоит ниже научного труда и что оно
of Science. 'Ed. Ьу С. Singer. Oxford, C1arendon Press, 1921~ рр. 426 Н.). связано с таким же напряжением фантазии и вкладом
Шllллер справедливо замечает: вместо <mравилы/,ии гипотезы»
знаний, признает всякий, кто не разделяет аристократи­
следует говорить о «лучшей гипотезе».
2 А. П у а н к а р е, Ценность науки, М., «Творческая мысль», ческого преярения к труду и мастерству.

1906.з См. В. У а в е л л, История индуктивных наук в трех томах. Описание творческого процесса инженером Рудольфом
Дизелем не отличается существенно от известного отчета
СПБ «Русская книжная торговлю), 1867-1869, т. 1, стр. 9, 10.
4 W. W h е w е 11, Novum Organum Renovatum, р. 65. Пуавнарв об открытии им одного из классов функций.

131
130
еи
Дизель пишет: «Избретение состоит из двух частеи: ид
u
лишь неаначительная часть восторженных идей, и завер­
и ее осуществления :Как зарождается идея? Возможно, шенное изобретение всегда оказывается совсем непохо­
иногда она и возни~шет подобно вспышке молнии, но жим на первоначально задуманный идеал, достичь кото­
обыкновенно вырисовывает'ся на фоне бесчисленных оши­ рого никогда не удается. Вот почему всякий изобретатель
бок после кропотливых изысканий. Сравнительное иссле­ работает в окружении огромного числа отвергнутых идей,
дование постепенно отделяет существенное от несущест­ проектов и экспериментов. Много надо их перепробовать,
венного и сообщает исподволь чувствам все большу~ чтобы достичь хоть чего-нибудь. Очень немногие выдер­
ясностъ пока наконец идея не предстанет в виде четкои живают до конца» 1.
"., 1
мысленной картины» . ла В технике, как и в науке, первоначальный проблеск
Дизель не в состоянии установить, откуда приш интуиции может положить начало цепной реакции между
идея в которой заключается суть изобретенного им дви­ предшествовавшими элементами познания, но конечный
гате~я' ему известно только, что «из непрестанной погон~ результат обычно очень отличается от этого начального
за же~анным результатом [цели, четко сформулированно~ проблеска. Во всяком случае, творческое воображение
в технических выражениях], из исследования отношении техника или ученого проявляется не в вакууме; без нвко­
между бесчисленными возможностями выросла наконец торого комплекса информации или вне рамок, образуемых
верная мысль и меня наполнила невыразимая радость». более или менее четкими 'Точками зрения, не бывает ни
В технике' точно так как в любой отрасли 'науки, за­ изобретательности в науке, ни новаторства в технике.
думанный первоначально идеальный образец редко сов­ Творческое воображение ученых и техников не безразлич­
падает с действительностью. Прежде чем будет создана но н информации, теориям, требованиям момента и даже
действующая модель, понадобится 'требующий утомит~ь­ н общей интеллектуальной атмосфере. «Предчувствие»
ного труда и богатого воображения процесс доводки. ак вспыхивает не само собой, но в ответ на воаниквовение
писал Дизель: «...даже когда идея научно обоснована, изо~ проблем, и в свою очередь простая формулировка вопро­
бретение еще не полностью закончено. Работа над ни сов предполагает познавательный фон, в котором замече­
будет закончена только когда сама Природа даст утвер- ны прорехи. Средневековье не могло породить ни Бора,
ительный отве; на вопрос, заданный ей испытанияМИ. ни Эдисона.
Даже тогда оно - только lЮМПРОМИСС между вообр~а~­ Самая проверна догадки, теории или прибора бывает в
мым идеалом и осуществимой действительностью... воо­ долгу перед всейсовокупносгью информации, допущений,
етение никогда не бывает чисто мысленным продуктом, критериев и целей. Доказательства, исчерпывающие, как
оно _ результат борьбы мысли с материальным миром ... в математике, или неполные, как в фивике и технике,
Обосноваться в материальном мире всегда в состоянии отроятся с помощью средств, доставляемых теориями и

логикой, этой теорией теорий. А вес цокаватвльства оце­


R ш
1 1 Die Entstehung des Dieselmotors, 1913, в: нивается с помощью методологических критервев.
• 1 е s е , 1 Т 1 Ьу D Waley
F К 1 е т т А History of Western Techno ogy, rans. .
!· New у'ork , Charles Scribners Sons, 1959, р. 342. 1 Н. D i е s е 1, Ше Emtstehung des Dieselmotors, S. 342-346.
Slnger,
133
132
Короче говоря, без творческого воображения невоа­ умоааключений нам надоели, или когда не знаем, как
можна никакая наука, ни чистая, ни прикладная, Главное поступить иначе, но никогда потому, что скачок сам по

отличие научного воображения от художественного в том, себе дает надежный результат. Нужны годы, чтобы на­
что первое сталкивается с задачами более крупными, та­ учить детей не предаваться «диким» домыслам, когда воз­
кими, как создание мысленных картин очень сложных можен дедуктивный вывод; и нужно еще цополнвгельное
нечувственных объектов, и постоянно должно сверяться время на упражнения в строгом логическом рассуждении,
с теорией и с опытом. прежде чем снова можно будет попытаться совершать
скачки с некогорой вероятностью успеха. В любом слу­
чае, продвигаемся ли мы вперед шаг за шагом или скач­

уоноренвое умозаключение ками, чтобы получить желанное решение, мы используем


«накопленную информацию» '.
То, что мы назвали ускоренным умозаключением (см. Правдоподобность какого-нибудь аргумента для фило­
«Интуиция как разум»}, принимает участие в «предви­ софа-интуитивиста заключается скорее в значении или
дению) или «угадыванию) (конечно, чаще всего неточном ) огношениа его терминов, чем в его логической форме, по­
результатов трудоемких доказательств или изнурительных тому что интуитивно можно уловить именно первые, а не

эмпирических испытаний, для которых не существует последнюю. Поэтому два аргумента, имеющие одинаковую
никакой замены. Ускоренное умозаключение состоит ско­ логическую форму, для интуитивиста могут не иметь
рее в «покаав», чем в доказательстве, в подтверждении, одинаковой силы. Так, он может принимать цвкартовское
использующем приемы сокращенные инесовершенные, «Cogito, ergo sum» (логически не полное), но не столь же
в представлении заслуживающими доверия только что дефектную энтимему «Он противоречит, следовательно, он
созданных гипотез. Психологическая сила ускоренного радуется» 2. История познания показывает, что от отры­
умозаключения 'вытекает больше из его краткости и отно­ вочной аргументации, иногда принимаемой в силу того,
шения его терминов, чем из его логической формы. Уско­ что она зависит от интуитивных понятий, либо надо от­
ревнов умозаключение - один из видов пераввитой аргу­ казаться как от неточной, либо надо ее логически рекон­
ментации, использующий несовершенные доказательства, струировать. Чтобы сделать достоверным ускоренное умо­
наглядные образы и аналогии, а не полную информацию, заключение, превоаносимов интуитивистами за краткость,

утонченные понятия и подробные выводы. Именно вслед­ легкость вывода и доходчивость, его надо излагать под­

ствие своей нераавитости и отрывочности ускоренное умо­ робно.


заключение ненадежно. Те, кто верит во всемогущество дедуктивной логики,
Парадоксально, что интуитивная аргументация восхва­
ляется в качестве пути к достоверности, ган как самый
1 F. В аг t 1 е t t, Thinking: Ап Experimental and Social Study,
надежный вариант разработка информации - это тща­ р.68.
тельная аналитическая обработка. Мы совершаем скачки, 2 Е. W. Беth, Cogito, ergo sum-гаisоппешепt 011 il1tlJition?
когда спешим, или когда более надежные схемы вывода "Dialectica", ХН, 1\158, р. 22~,

134
придерживаются мнения, что мы могли бы обойтись без ный. Чтобы осуществить строгий вывод, надо найти как р,
ускоренного умозаключения, если бы только располагали тю, и условное суждение «если р, то q» - и неиавествы
временем, что, проявив терпение, можно доказать что угод­ никакие рецепты для ускорения этого процесса. Добавьте
но, исходя из адекватных аксиом и применяя подходящие сюда то обстоятельство, что в ряде доказательств мате­
правила вывода умозаключений. Вера эта наивна. Ника­ матики и физики, кроме общих посылон, надо вводить
кая таблица аксиом и правил преобрааования не даст еще единичные или экаистевциальные высказывания.

алгоритма, который можно было бы применять «вслепую», В математике ими являются знаменитые фокусы, неиз­
она не скажет нам, какие надо выбрать посылки, разра­ бежно изобретаемые на имеющих решающее значение
ботать вспомогательные гипотезы, выполнить првобраао­ перекрестках, ааключавшиеся одно время в особых гео­
вания, чтобы доказать данное утверждение. метрических построениях, а в 'иные времена - в специ­
Таблица аксиом - это часть необработанного материа­ альных равенствах или функциях.
ла, а правила преобравования - инструмент для его об­ Поиск общих и частных посылок, необходимых для
работки. Однако ни первая, ни вторые не служат ориен­ строго дедуктивного вывода, - не автоматическое прямо­

тиром. Располагать аксиомами и правилами вывода умо­ линейное шествие, но напоминает отчасти сканирование,
заключений - все равно что иметь 'состояние, чтобы про­ имеющее место в технике телевидения и, может быть, в
мотать его, приходится сначала остановиться на опреде­ процессе видения. Разум, так сказать, пересматривает за­
ленных пожеланиях, а после этого надо использовать свою пас известных утверждений, относяшихся к той же обла­
фантазию. (С другой стороны, существует ПРОС'ТОЙ рецепт сти, а иногда также и к соседним областям, он быстро
для опровержения любого общего утверждения, а имен­ провернет одно за другим возможные отношения между
но - надо привести контрпример 'Или противоречащий подобными элементами, пока не откроет, если ему пове­
данному утверждению случай.) зет, такого, которое сделает желаемое доказательетво

Пусть q - утверждение, полученное каким угодно возможным. Однако это сканирование, гораздо более бес­
методом. (Метод этот может быть неточным, но само порядочно и менее эффективно, чем то, на котором лежит
утверждение должно, во всяком случае, кого-то интересо­ ответственность за телевизионное изображение. Для осу­
вать или по крайней мере считаться кем-то полвавым.) ществления такого зигзагообразного продвижения нет ни­
Если мы хотим конструктивно или непосредственно дока­ каких других полезных правил, кроме как запастись тер­

зать q, то нам надо найти такое утверждение р, чтобы пением да накопить побольше плодотворных или наводя­
дополнительное утверждение «если р, то q» признавалось щих на размышления отношений. Процесс этот «интуити­
истинным, то есть это условное суждение должно быть вею) до такой степени, что, несмотря на свою рациональ­
либо одной из аксиом данной системы, либо ранее дока­ ность, он не вполне сознателен, или, если предпочитаете,

занной ее теоремой. Так вот, поиск утверждения р, логи­ он не вмещается целиком в фокусе сознания. !{ тому же
чески подтверждающего q, не дедуктивный процесс, под­ он не укладывается полностью в логические схемы, в луч­

чиняющийся точным правилам, а потому допускающий шем случае не ломая их.

механизацию, наоборот, это процесс довольно беспорядоя- Итог - не вполне точно, что формальная логика в со-

136 137
стоянии исчерпать исследование доказательства 1. Что между соперничающими гипотезами, теориями и прие­

верно, так это что дедуктивная логика представляет собой мами, представляется очень похожим на античных муз -
дисциплину, приводящую в систему действительные отно­ беседуя с нами, по-видимому, едва слышным голосом, по­
шения, остающиеся в силе между окончательными резуль­ переменно самым «рассудительным» или жизненным.
татами процесса доказательства, и именно поэтому ее (Заметьте, что для оценки стоимости научно-исследова­
можно называть ars demonstrandi [искусством доказа­ тельских работ подобной интуиции не имеется.) Конечно,
тельства]. Не верно также, будто логика не в состоянии для глухих музы не существуют. Никакая высокоразви­
объяснить тот факт, что нвстрогое, неформальнов дока­ тая интуиция не является во всех своих формах ни спо­
зательство может быть плодотворным. Известная теорема собностью, общей для всего рода человеческого, ни ка­
исчисления высказываний гласит, что из ложного утвер­ кой-то иоключительной врожденной особенностью немно­
ждения «если не р, то (если р, то q»> можно вывести гих избранных личностей. Она скорее результат на­
любое заключение, как верное, таи и ложное. Что су­ следственности, наблюдения, эрудиции, размышления и
щественно и дЛЯ поиска И для проверни - это улавливать оценки.

те или иные посылки, а не цепляться бездумно за данные Для планирования экспериментов здравое суждение не
допущения 2. менее необходимо, .чем для юридической практики. Со­
вершенно неаависимо от изобретательности,требующейся
Фронезис для планирования эмпирического испытания, существует

вопрос оценки вероятной эффективности избранной про­


Наконец, фронезис [практичвсная мудрость], или здра­ граммы исследований для достижения поставленной цели.
вое суждение (см. Интуицию как оценку), хотя и не Мы можем, основываясь на формулировке закона, сделать
дающее нам способности делать окончательный выбор какое-нибудь предскааавие, а затем пожелать удостове­
риться, окажется наше предсказание истинным или нет,

чтобы проверить таким образом исходную формулировку.


1 Ведя позорную войну против научной логики, Пуанкаре
проявил слабость, подтвердив, что ЛОГИRа является «инструментом Но, начиная эксперимент, мы делаем тем самым новое
открытия». На самом деле строгому доказательству редко не предскааание, а именно относительно значения самой
предшествует общее представление о процессе. Не бывает также организации эисперимента. Существуют некоторые кри­
и открытий, чуждых логическим отношениям: проблеск вспыхи­
терии и приближенные правила для оцевки планов экспе­
вает не в вакууме.
2 Даже так называемые цокавателъства без посылок, ветре­ риментов, но не существует никаких законов, которые

чающиеся в логике, требуют извлечения подходящих посылок давали бы нам возможность предсказывать течение само­
из доказываемых утверждений. Таким образом, их следовало бы го экспвримента. Такое предсказание в значительной сте­
называть «докваатвльствами, не имеющими иных посылок, поми­
пени дело фронезиса [практической мудрости], той муд­
мо доставляемых demonstrandum [доназуемым]». Так, чтобы дока­
зать (Ex)Fx ~-(x) - Fx, мы можем выбрать в качестве посылок рости, приобретение которой вознаграждает нас за наши
антецедент и отрицавие консенвента того же условного выска­ неудачи.

аывавия. Психолог сэр Фредерик Бартлет по поводу првдскааа-

139
вия адекватности эксперимента говорит, что «... для пра­ бы тот, нто 'Использует эти доказательства, был в состоя­
вильного предсказания [этого рода] требуется нечто боль­ нии сказатъ, что они собой представляют 1.
шее, чем широкие познания и успешная практина экспе­ "Ученый постепенно вырабатывает «нюх: или «проаор­
риментирования. Они должны 'сочетаться с готовностью ливость» В отношении выбора проблем, направлений ис­
пойти на риск и отказаться от докааагельств, открываю­ следования, методов и гипотез. Этот «нюх» теряется в
щих множество возможностей на одном из направлений результате недостаточной тренировки, потери интереса
предпочитаемой области. Поскольну данная тема всегда и затяжного сосредоточения на шаблонных задачах или
охватывает разнообразные возможности, то предскавания на слишком узкой области. (Это одна из причин, почему
должны учитывать приспособляемость н практике, а лю­ не следует долгие годы заниматься одной-единственной
бой экспериментатор, принимающий их в расчет в том же проблвмой.) Но способность оценивать проблемы и мето­
духе, в каком они составлены, должен заблаговременно ды можно найти не только у одних ученых, она обнару­
узнавать, когда следует расстаться 'с одним направлением
• живается на каждом участке культуры. Фронезис никог­
и переключитъся на другое... Когда сказано все возмож­ да не встречается в отрыве от опыта или от разума, он -
ное с точки зрения степени и точности познания и прак­ один из немногих преимуществ возраста.

гики экспериментирования, дело все еще выглядит так,

кан будто успешное использование предсказания данного


Интуиция - недостоверный зачатон мысли
вида зависит от повышенной чувствительности н положи­
тельным свойствам направления в современных научных
Интуиция и ее проверка
течениях, чаще всего когда обнаруживается, что они ча­
стично перенрываются более ранними течениями, из но­
Короче говоря, почти не приходится сомневаться, что
торых они выросли. Обыкновенно, когда делается пред­
в научном исследовании встречается интуиция различных
окааание, тому, кто предснавывает, трудно, а часто даже
видов, несмотря на то что она отсутствует в науке, как
невозможно скааатъ что-нибудь вообще относительно ис­
в совокупности положений. Но ученый хоть и ценит ин­
пользуемых им источников. Если, однако, он способен
теллектуальную интуицию за ее способность наводить на
сравнивать практическве направления возможных экспе­
размышления, знает, что она может быть опасна: во-пер­
риментальных разработок и оценивать в плане вероятно­
вых, потому что интеллектуальная интуиция не имеет ни­
сти или шансы выбора, или успешность каждого из них,
какой доказательной силы; во-вторых, потому что интуи­
то он должен быть в состоянии опознать хотя бы некото­
ция - это до нвкоторой степени обычный здравый смысл,
рые из этих источнинов И ему следует приписать некого­
а он консервативен; в-третьих, потому что интуиция ни­
рое знание их относительного веса. Мы пришли н тому,
когда не бывает достаточно точной.
что способность раныпе всех опознавать «вероятно» пло­
дотворные или «вероягнот безнадежные направления
энспериментальной разработни зависит от существования 1 Р. в а r t 1 е t t, TWnking: An Experimental and Social Study,
докааатеяьств, но ни в коем случае не обязательно, что- р. 156-157.

140 141
Ингуитивно сформулированная гицогева нуждается в ниям~. Вот почему философский ИНТУИтивизм - подхо­
рациональной разработке ее, а после этого - в проверке дящии попутчик для авторитаризма.

обычными методами. Подобно этому, интуиция может под­ "Ученые ценят интуицию, в особенности творческое во­
сказать значительные звенья дедуктивной цепи, но не ображение, ускоренное умозаключение и фронезис, но не
избавляет от необходимости строгого или по крайней мере рассчитывают на нее. Им известно, что психологическая
наилучшего возможного доказательства. Она может наст­ самооч~видность не гарантирует истины, что интуиция в

роить нас в пользу одной теории или метода в ущерб дру­ выешеи степени индивидуальна и что она часто разыгры­

гим, но подозрение - не доказательство. вает злые шутки. R интуиции взывали, защищая утверж­
Философ-интуитивист заканчивает важнейшую часть дения, что бесконечный ряд не может иметь конечной
своей работы, сформулировав то, что рассматривается им суммы, что не ~ожет быть никакой другой геометрии,
в качестве его «интуицию> (что он изредка делает, как кроме евклидовои, что 'не существует никаких кривых без

он ни занят восхвалением мощи интуиции и поношением


• касательных и что множество всех целых чисел содержит

ограниченности разума). "Ученый, наоборот, лишь начи­ BДB~e больше, чем множество всех четных чисел. Интуи­
наег ту или иную стадию своей работы какой-нибудь «ин­ циеи аакявнали также, поддерживая точку зрения, что

туицией», так как знает по опыту, что интуиция - только длина тел не может зависеть от их состояния движения,

недостоверный аачатокмысли. что пространство и время полностью не зависимы друг

Одно из требований науки - в большинстве случаев - от друга, что ничто не может двигаться само по себе,
придать объективную достоверность положениям и мето­ чт~ ничто не может происходить, раз прекратилось
дикам испытаний. Соглашение может быть достигнуто не деиствие причины, и что не могут существовать ни анти­

скоро, но к нему всегда стремятся и почти всегда прихо­ поды, ни общества без частной собственности полиции
дят, хотя бы ненадолго, на основе ранее принятых объ­ армии или религии. Что характеризует науч~ое значе~
ективных критериев. С другой стороны, если у некой «ин­ нив, помимо логической организованности и точности,­
туитивной» личности появилась интуиция, а у другой та­ так это вовможносгь его пров ерни, а несамоочевид­

кой же личности - противоположная интуиция, то по­ ность и не субъективная достоверность, которые иногда
скольку, согласно философскому интуитивизму, обе они асеоциируются с интуицией и так часто дают приют
заслуживают равного уважения, они равно не подлежат предрассудку и суеверию.

никаким проверкам и противоречие останется нвравре­ Интуитивность - не критерий для построения и оцен­
шенным. I~онечно, можно a,d Ьос [специально для данного ки научных теорий. Легко интуитивно воспринимаемая
случая] построить и принять на веру гипотезу о том, что теория - та, что строится на основании представлений

один из просвегленных обладает особыми качествами, привычных и, возможно, очень наглядных. И подобная
вследствие чего ему надо доверять больше, чем веем дру­ теория окажется, вероятно, слишком поверхностной и эле­

гим. Без обращения к подобному принципу авторитета, ментарной, и ей будет недоставать такой желательной
зародышу Fiihrerprinzip, интуитивист не располагает ни­ харантеристини новых теорий, как оригинальность.
каким методом выбора между контрадикторными сужце- С другой стороны, мы вправе требовать, чтобы игложенив

142 143
теорий, какими бы абсграктвыми они ни были, представ­ «Интуитивцое» в сравнении с «систематическим,)
лялось нам «интуитиваым» в том смысле, что у них дол­

жны быть точки соприкосновения с нашим запасом зна­ . Прогресс наук, как формальных, так и Эмпирических
ний. Но это требование дидактическое, а не научное и не состоял в значительной степени в УТОЧ1-lе1-lUU, nодтвержде~
метанаучное. нии или даже исгранении элементов интуитивности, встре­

В науке самоочевидность, то есть психологическую до­ чающихся во всех теориях до их формализации. Этот про­
стоверность, необходимо отличать от объективной правдо­ цесс протекал не только в математическом анализе и тео­
рии множеств, где интуитивная аргументация, оперирую­
подобности или обоснованной вероятности. Ученые знают,
что ничто не бывает эписгемологическв очевидным, каким щая аналогиями и конечными множествами, вызвала к

бы ясным и верным оно ни представлялось с первого жизни некоторые парадоксы; почти то же имело место в

взгляда или какому-нибудь знатоку. Им известно, что геометрии и механике, в двух дисциплинах, традиционно

чувственная интуиция может быть весовершенной или считавшихся интуитивными. Если какую-нибудь интуицию
даже вовсе обманчивой - это одна из причин того, поче­ не удается подтвердить или если она не поддается попыт­

му показания чувств сами по себе, без проверни их при­ кам объяснения, надо либо устранить ее, либо воздер­
борами и теорией, не являются окончательным критерием жаться от ссылок на нее - именно потому, что интуиция

эмпирической верификации. Ученым известно, что нет так же вводит в заблуждение и маскирует истину, как и
никаких картезианских «простых сущностей», которые ощущение и индукция. Как сказал Rутюра, «так называе­
можно было бы улавливать раз и навсегда, и что не суще­ мая интуитивная «оамоочевидностъ» может принрывать

ствует гуссерлиансного «усмотрения сущностей», способ­ какую-нибудь ошибку в доказательстве или в посту­
ного давать нам чистые сущности, самое существование лате» '.
которых следовало бы сперва доказать. В рамках аналитической философии стало обычным
Ученые знают, что истина познается не созерцанием, именовать интуитивными такие понятия, положения и

но контролируемым творческим воображением и органи­ доказательства, которые еще не вполне сформировались,


зованным действием, беспокойной изобретательностью и не выяснены до конца или не приведены к строгой фор­
настойчивой проверной догадок Они знают также, что ме. Так, Нуайн говорит: «Под интуитивным сообщением
положения и теории, рассматриваемые в данный момент я подразумеваю такое, в котором термины используются

в качестве истинных, нуждаются, если сравнить их с фак­ по привычке, без размышления над тем, как они могли бы
тами, во внесении поправок и совершенствовании. Ученые быть определены или какие за ними могут скрываться
знают, одним словом, что окончательной самоочевидности допущению> 2. Подобный прием - основанный на привыч­
и последних основ не найти, даже пользуясь научными ке - можно назватъ семантически интуитивным.

методами. Вследствие этого они не присоединяются к фи­


лософам-интуитивистам в их поисках окончательной до­ 1 Л. К У т юра, Философские принцвпы математики СПБ,
Иад. Карабасникова, 1913, с. 243. '
стоверности и обоснованности.
2 W. Q и i n е, Word and Object, New York, ТЬе Technological
Press of the M.I.T. and Wilney, 1960, р. 36.

144 10-521
Существует также способ рассуждения синтнсичеспи минов лучше всего устанавливается СОВОКУПНОСТЬЮ фор­
иитуити8иый, улавливающий более или менее непосред­ мулировок всех ааконов, в которых они встречаются.

ственно некоторые логические отношения, такие, как Обычному языну не хватает технических приемов для
включение, противоречие, логическое следование и решения вопроса, действительно ли данные предложения
транзитивность. Так, например, мы говорим, что «легко вытекают из нвкоторого другого предложения. Мы до­
видеть» (или «очевидно», или «естественно»), что отно­ вольствуемся «интуитивной» оценкой, которая может быть
шение предшествования транавтивно или что «п делится ошибочной. Nоп sequitllf 1, закамуфлированное с по­
на 4» подразумевает «п делится на 2» и не наоборот 1. Но мощью «отсюда», «таким образом» и сходных с ними вы­
здесь не замешан никакой таинственный дар души, это ражений, - самый распространенный логический сорняк
всего лишь вопрос подготовки, и те, кому ее недостает, обычного яаыка. Исключигельно только прибегая н прие­
даже не поймут, о чем вообще идет речь. Даже специали­ му символизации, мы можем уверенно атаковать проб­
сты не всегда избегают элементарных ошибок и принима­ лему доказательства существования отношения выводи­

ют, скажем, «если р, то q» С одной стрелкой за «р если мости. И можем в этом случае прийти н результатам,
и только если q» е двумя стрелками. противоречащим интуиции, то есть н положениям, опро­

И логический, и семантический анализ вносят свою вергающим здравый смысл.


лепту в разъяснение или экспликацию 2 прибпиаитель­ Однако нельзя забывать, что разъяснение это бывает
ных, доаналитических или интуитивных выражений. Но постепенным. Существуют различные уровни анализа и
в HayI{e эта задача - понятийного уточнения - решается различные степени уточнения аргументов, и ничто не

почти автоматически, параллельно с теорвтичесной равра­ доказывает, что процесс уточнения может ногда-либо за­
боткой. Теорификация 3 понятия или положения - самый кончитъся, если только не отпадет полностью понятие, о

обычный и, вероятно, самый эффективный путь к их уточ­ котором идет речь, или даже рассматриваемая схема вы­

нению. Лишь иарецна случается, что ученый задержива­ вода умоааключения. Что представляется уточненным
ется, чтоб построить тщательно продуманное определение прантическому математику, может каватъся интуитивным

какого-нибудь ключевого термина. Значение научных тер- логику. (Нан сназал Боше: «На земле сейчас есть и всег­
да будет место для искусных математиков всякого класса
1 См. А. Р ар, Elements of Analytic Philosophy, New York, точности».) 2 Ныне происходящее свидетельствует толъко,
МастШап, 1949, р. 468. что достигнут момент, когда процесс уточнения понятий
2 Термин «экспликацию> был впервые употреблен в этом и доказательств удовлетворяет нашим стандартам строго­
смысле Уэввллом (W. W h е w е 11, Novum Organum Renovatum,
1858, р. 30) и независимо от него вновь введен в употребление сти, которые могут быть заменены другими.
Rарнапом (R. С а г пар, Logical Foundations of РгоЬаЫШу, 1950, Аналитика XVIII века устраивали «интуитивные» со-
Chicago, The University of Chicago Ргевя, 1950'uchap. 1).
з Термин «теорификацию>, означающии включение гипотезы
в теорию или расширение ее до теории, введен и разъяснен Бунге 1 Не следует (лаr.).- Прим, перев,
(см. М. В u n g е, The Place of Induction in Science "Philosophy of , М. В б с h е г, The Fundamental Conceptions апд Methods of
Science", ХХVП, 1960, 262, N 1-4), Mathematics, 1905, р. 135.

146 147
ображения относительно кривых, порождаемых движу­ ролога - в качестве несформулированных и непроверен­
щимися точками, и возрастания и убывания физических ных теорий 1. Только одни сформулированные теории
характеристик. Затем пришла арифметивация анализа, теории stricto sensu [в строгом смысле слова], то есть си~
устранившая всякие ссылки на физические сущности и стемы положений, считающиеся с какой-нибудь теорией
процессы, встречавшиеся прежде в определениях беско­ логики, могут связывать интуитивные понятия воедино
нечно малых и предела и используемые еще при предва­ . и уточнять их вплоть до получения точных и плодотвор­
рительном, интуитивном подходе, например когда говорят; ных понятий. Лишь В недрах теорий проблемы созревают
что 1: х 2 «возрастает», если х стремится к О, пли 1:х гроздьями, так что решение одной из них проливает ка­
при возрастании х приближае-тся к О, быетрее, чем 1 : х. кой-то свет на проблемы, к ней близкие, и в свою очередь
(Не будучи физическими объектами, числа не могут ни ставит новые проблемы в той же области или в смежных
возрастать, ни убывать.) с ней. И только в пределах теорий подтверждение одного
:Кто знает, какие стандарты строгости и приемы ее положения влечет за собой подтверждение или опровер­
повышения будут установлены в будущем? Вера форма­ жение нескольких других. Решение относительно адекват­
листов в полную формализацию теорий и безусловную ности любой идеи, даже условное решение, требует пред­
достижимость таким путем абсолютной строгости оказа­ варительной аналитической разработки, а это процедура
лась иллюзией, такой же глубокой - но куда более пло­ исключительно рациональная. Если же случится, что идея
дотворной, - как и вера интуитивистов в самоочевид­ имеет отношение ко Вселенной или к нам самим, то она
ность исходных интуиций. потребует также и эмпирической обработки. Никакая ин­
туиция не будет плодотворна без рациональной или эмпи­
рической процедуры.
Роль интуиции в пауке В науке интуиция, наряду с аналогией и индукцией,
рассматривается в качестве эвристического средства, в
Пора попытаться оценить роль интуиции в науке. качестве ориентира и опоры рассуждения. :Как Рей Пас­
История науки - это описание успехов и неудач позна­ тор сказал по поводу математики, интуиция: «... приводит
вательной деятельности, являющейся эмпирической, ин­ нас к предположению или предчувствию множества
туитивной и рациональной в различных отношениях. Ни­ свойств, которые мы иначе никогда не открыли бы. Инту­
что в этой истории не подтверждает предположения, буд­ иция служит в процессе доказательства ориентиром, ука­
то интеллектуальная интуиция, форма познания, проме­ зывающим путь, каким мы должны следовать, чтобы до­
жуточная между чувственностью и дискурсивным разу­ биться безупречной строгости ... [но] в современной мате­
мом стоит выше опыта или осторожного размышления. матике интуиция низведена до роли ориентира, не имею-
Интуиции, даже обобщенные восприятия [synoptic grash],
не бывают связаны одна с другой и поэтому сами по себе
бесплодны. В самом лучшем случае интуиции можно рас­ 1 Е. Т. Е а d у, Climate in the Earth and its Atmosphere, ed. Ьу
сматривать - говоря словами одного выдающегося метео- О. Н. Bates, New York, Basik Books, 1957, р. 114.

148 149
щего докааательвой силы, пусть даже она и помогает нам б) эмпирический и теоретический анализ в рамках
придумывать строгие доказательства» 1. научной психологии этой удивительной смеси опыта и
1\ тому же интуиция явно не приходит при самом разума;
зарождении науки, когда мы располагаем формулиров­ в) уточнение результатов интуиции посредством клас­
ками проблем, психологически вытекающиив либо из неу­ сифицирующей, обогащающей и придающей четкость раз­
довлетворенности ума, либо из потребности правтаки. Не работки понятий и положений.
приходит интуиция и при заключительном иаложении

теорий. А на конструктивной стадии интуиция логику себе


не подчиняет - она бывает одной из сторон сложного
процесса, для которого дедукция и кригика по меньшей
мере так же важны, как и вдохновение.

Разнообразные формы интуиции имеют сходство с


другими формами познания и рассуждения в том, что их
надо нонгрояировааъ, если хотят, чтобы они были полез­
ны. Плодотворна интеллектуальная интуиция, стоящая
между чувственной интуицией и чистым разумом. Одна­
ко предоставленная самой себе, она остается бесплодной,
как показывает прииер филос.офов-интуитивистов, кого­
рым мы обязаны только рааглагольствовавиямв о добро­
детелях интуиции и прегрешениях разума, но ни единой
частичной истиной, добытой при помощи различных видов
философской интуиции, существование которых они без­
доказательно отстаивают.

I\ороче говоря, нет смысла отрицать существование


различных видов интуиции как интересного психического

явления. Отрицательный результат игнорирования ее су­


ществования - монополизация различными псевдонаука­
ми важного раздела психологии. I\ОНСТРУI{тивное отноше­
ние к пробламе интуиции предполагает следующее:
а) тщательный аналиа многочисленных значений тер­
мина «интуицию) и осторожное пользование им;

1 J. R е у Р а s t о г, Iпtгоduсtiбп а la шагешайса superior, Madrid,


Вiblioteca Согопа, 1961, р. 64.

100
4. ВЫВОДЫ мых В качестве наборов непогрешимых, аккуратно сфор­
мулированных правил процедуры добывания истины.
Кроме того, всякая теория представляет собой рацио­
нальное построение, и, если мы желаем получить адек­

ватную теорию интуиции, нам не следует обращаться за


помощью к философам, поносящим разум. Последова­
тельный интуитивист откажется строить убедительную
теорию интуиции, пример тому Ле Руа, писавший, что
«интуицию) не поддается определению и о ней можно
иметь только интуитивные представления 1. Интуитивист,
если он последователен, воздержится от анализа слова
Приведенное выше исследование интуиции и интуи­ «интуиция» и от исследования различных его значений.
тивизма подсказывает следующие выводы: Собственная его, враждебная анализу философия не даст
1. Интеллектуальная интуиция - это род психических ему поступать подобным образом. Рассчитывать на соз­
явлений, промежточных .между чувственной интуицией дание интуитивисгской теории интуиции так же наивно,
и раеимам или участвующих и в том, и в другом. Виды как и на создание мистической теории мистического обще­
этой интуиции представляют одинаковый интерес для пси­ ния или шизофренической теории шизофрении. А пока
хологии мышления, теории познания и теории правдопо­ нет в наличии никакой научной теории различных видов
добных (недокаауеиых) умозаключений. интеллектуальной интуиции, нам следует проявлять рас­
Однако простое существование этого класса явлений судительность при пользовании словом «интуицию), кото­
скорее ставит проблемы, чем разрешает их. Сказать «Ин­ рое, как сказал бы какой-нибудь философ XVIII века,
туитивно понятно, что р», или «Интуитивно понятно, что слишком часто бывает лишь одним из прозвищ нашего
q вытекает из р» - не значит разрешить вопросы о до­ невежества.
стоверности р и достоверности умозаключения; кроме то­ 2. Интуиция плодотворна в той степени, в какой она
го, этим поднимается вопрос, почему определенные лица уточнена и перерабопана разимом. Плоды интуиции приб­
в данных обстоятельствах находят определенные положе­ лиаительны до такой степени, что бесполезны; их надо
ния и аргументы интуитивными. разъяснить, разработать, усложнить. Интуитивное «озаре­
А существование многочисленных видов интуиции не ние», прозрение может представлять интерес, если имеет
доказывает существования .метода непосредственного до­ место в уме человека знающего и если оно очищено и
бывания надежного знания. Не дает оно также никому включено в теорию или по крайней мере в совокупность
права проповедовать интуитивистскую философию, точно обоснованных мнений. Именно так наша интуиция при-
тю, же, как неоспоримого существования и полезности
аналогии и индукции недостаточно для доказательства
1 Е d. L е R о у а, La репвее intuitive, Vol. 1, Paris; Boivin, 1929,
существования методов аналогии и индукции, понимае- р. 147-148.

152 11)3
обретает ясность и компетентность. Преобразованную в какой определенной «природьп и, следовательно, дают
сформулированные понятия и положения, ее можно ана­ нам возможность приписывать им а posteriori множество
лизировать, разрабатывать и логически связывать с даль­ интерпретаций1. Что в таких теориях имеет значение -
нейшими понятийвымв построениями. Плодотворная ин­ так это скорее отношения между элементами, чем сами

туиция - та, которая включена в основное содержание элементы, совершенно неопределимые вне отношений,
рационального познания и тем самым переспала быть которым они удовлетворяют.

интуицией. Подобные чистые структуры строятся, однако, не при


В исторической эволюции всякой науки первой была помощи интуиции, наоборот, их создают, удаляя как мож­
стадия «внгуитввная», или досистематическая. Но это не но тщательнее интуитивное содержание (арифметическое,
значит, что в начале всякой теории можно найти кольно геометрическое или кинематическое), присутствующее
интуицию и что она полностью нагоняется прогрессирую­ обычно в первоначальных представлениях, и пуская в
щей формализацией теории. В науке 'Не бывает интуиции ход «принцвпы», противоречащие интуиции, вроде отно­

без логики, хотя изредка кое-какие идеи действительно шения иаоморфносги или соответствия между элементами
«приходят на ум» вполне созревшими 1, И сомнительно, и отношениями гетерогенных систем. Не интуиция, но
может ли вообще когда-либо быть достигнута безусловная чистый разум в состоянии выявить «сущность» различных
логическая чистота (см. равд, «Исключенное третье» в абстрактных математических теорий, потому что, как ни
гл. 2). Тут, как и в отношении гигиены, о том, что до­ парадоксально это, возможно, звучит и как ни противоре­

стигнуто, на каждом этапе судят в соответствии с гос­ чит интуиции - существенна в них их логическая форма.
подствующимистандартаии,которые обыкновенно стано­ Простое существование абстрактных теорий сужает
вятся все более и более требовательныии. сферу интуиции и опровергает, между прочим, тезис о
3. Построение абстраnтных теорий сопровождается том, что всякий знак что-нибудь обозначает. Понимание
почти полным устранением из них интуитивных элемен­ того, что наука использует знаки, не имеющие реального

тов. Распространение как в логике, так и в математике значения или, если угодно, имеющие потенциальные зна­

абстрактных теорий, состоящих из внаков, не имеющих чения, существенно важно для адекватной оценки фор­
конкретного значения, показывает плодотворность после­ мальных наук и для осознания ограниченности интуиции.

довательного логического рассуждения, созидающего абст­ (С другой стороны, очевидно, что чувственная интуиция
рактные нонструкции, такие, как абстрактные простран­ необходима для восприятия физических знаков, изобра­
ства и абстрактные группы, то есть просто пространства жающих не поддающиеся описанию сущности, встречаю­

и группы, не пространства и группы toutcourt [чего-ни­ щиеся в абстрактных теориях.)


будьJ. Элементы или члены этих структур не имеют ни-

1 Относительно характеристики понятия математической кон­


1 А.
W е у 1, L'Avenir des шашёшайспев, В: Le Lionnais, cd., Les струкции см. статью Бурбаки (Н. Б У Р б а к и, Архитектура мате­
grands courants de la репвёе гпашёшашрю, Paris, "Les Cahiers du матики в журнале «Математическое просвещениеэ, .N2 5, 1960,
Sud", 1948, р. 317. стр. 100-112).

155

4. П одобnы.м же устраnеnие.м инл-ииаиеных елеменсов самоочевидности или непосредственной ясности представ­
сопровождается уточnеnuе Фа-,;,тuчес-,;,uх »еорий. Выше мы ляет интерес в психологическом и дидактическом отно­

описали теории, которые можно назвать се.маnтuчеСr>u шениях, в впиствиологичвском и логическом оно не имеет

абсгрангными, то есть системы неинтерпретируемых зна­ значения. Неважно, как она может быть связана с оnо­
ков. Но они составляют лишь один из подклассов класса внанием и принязием истины, она не имеет отношения ни

более широкого, именно класса теорий эписгемолоеичесни к доказательству истины, ни к теории истины, которые

абсгрангных, то есть содержащих понятия, далекие от должны развиваться неаависимо от психологических и

покаааний наших чувств, или термины, значение которых прагматических соображений; б) не существует никакого
нелегко представить себе наглядно. В каждой из факгиче­ об~е-,;,тuвnого критерия полной самоочевидности, так что
ских наук, по мере того как она преобразовывает иаввст­ любое решение рассматривать то или иное утверждение
ныв явления в проблемы, подлежащие решению, прояв­ в качестве самоочевидного и поэтому фундаментального
ляется тенденция к достижению все более и более высо­ или первичного совершенно проиавольно с логической
кой степени апистемологической абстракции. В этом смыс­ точки зрения 1; в) существуют различные сгепени психо­
ле прогресс фантаческах наук сравним с прогрессом логической самоочевидности и логической строгости­
математики - и первые, и вторая становятся все менее специалист будет считать самоочевидными некоторые
и менее интуитивными. аргументы и утверждения, которые могут быть попросту
Может быть, необходимо указать, что эпистемологиче­ непонятными для профана, и отклонит стандарты строго­
ская абстрактность не обязательно связана с отсутствием сти последнего; г) нет никакого оправдания продолжаю­
реальных примеров, то есть с евмантической абстракт­ щемуся отождествлению «самоочевидносгив (психологи­
ностью. Все, даже самые изящные, физические теории­ ческой категории) с «аксаоматичностъюэ (металогиче­
это системы ингерпрегириемые (семантические), следо­ ским термином).
вательно, семантвчески не абстрактвые. Но некоторые 6. Самоочевидносзь u не необходима, u не досгапочна
теории сложнее или тоньше других и содержат меньшее для истиnnости -,;,а-,;,ого-лuбо утверждеnuя uлu за-,;,оnnостu
число допускаюшах визуализацию понятий, чем теории имоеахлючения. Что самоочевидность не достаточна,
более «коннретныеэ. Никто не утверждает, что термоди­ эмпирически доказывается объемистой кучей вздора,
намика - теория семантически абстрактная, ПОСRОЛЬКУ слывшего в свое время интуитивно самоочевидным 2. Что
ее основные понятия (состояние, температура, энергия,
1 Известен пример Брауэра, утверждавшего, что одна из
энтропия) в значительной степени неинтуитивны или по­ теорем Кантора не нуждается в докаватедьстве, поскольку она
окольну все ее диаграммы ненаглядны в том смысле, что самоочевидна. Пятью годами позже он исправил формулировну
не отражают движение некоторой системы в пространстве своего утверждения, заявляя, что теорема, о которй идет речь,
и не самоочевидна, и не верна. См. R. В а 1d u s, Formalismus und
и времени.
Intuitionismus in der Mathematik, 1924, р. 33.
5. Са.моочевuдnость есть nсuхологuчес-,;,ое свойство 2 Обзор многочисленных подобных мнений см. Е v а n 5,
мнений u рассцждений, а не лоеичеспое свойство утверж­ В егg е n, The Natural History of Nonsense, 1946, New York, Vintage
дений u у.моза-,;,лючеnuЙ. Следовательно: а) хотя явление Books, 1959.

158 157
само очевидность не необходима, показывает то обстоя­ каждого сомнения компенсируется ВОЗНИКновением не­
тельство, что в фактических науках большая часть форму­ скольких новых вопросов. Научно-исслеДОIJательская ра­
лировок высшего класса далека от самоочевидности даже
бота чужда поэтому как фундаментализму, таи и непогре­
для ученых, работающих в смежных областях. шимости (см. равд, «Корни аристотелевского интуитивиз­
7. Посылнн фаnтuчесnuх н,ауn могут предлогазъся в ма» в гл. 1).
раеличных формулuровnах, нд нц одна иг низ: убедuтелъ­ 9. Расnростран,ен,н,остъ ин,туиции в наин« не подтвер­
но не донавываегся. Аналогия, индукция, а возможно, так­ ждает прегенгий ин,туитивизма. Научное исследование _
же и другие формы правдоподобных умозаключений дают не вереница (<видений» или суждений, не подлежащих
гипотезы, а не надежные истины, и, прежде чем принять анализу и проверке. У творцов науки действительно быва­
подобное допущение, надо подвергнуть его определенной ют «естественные откровению) или «озарению), но ни­
проверке, как теоретической, так и эмпирической. Даже когда до обнаружения, формулировки и изучения проб­
после этого принятие его будет лишь условным. Если та­ лемы. Прозрение, общее ВОсприятие и другие формы
кие гипотезы выбирают в качестве постулатов векоторой интуиции приходят в качестве результата тщательного
фактической науки, то почти навеvняка в конце концов анализа проблем, в качестве вознаграждения за терпение
придется вносить в них исправления или даже совершен­ и часто за самозабвенный предварительный труд (см.
но от них отказаться, а если эти допущения относятся к в гл. 3 раэд. «Творческое воображение» ).
наукам формальным, то не следует исключать возмож­ Несомненно, uпростой выбор и формулировка научной
ность открытия в будущем постулатов более об~х и бо­ или философскои проблемы требуют некоторой провица­
лее плодотворных. Что касается интеллектуальной интуи­ тельности и здравого суждения или фронеаиса. Не вся­
ции, например геометрической или физической, она, не­ кий в состоянии заметить пробелы, нуждаюшиеся в за­
сомненно, представляет эвристическую ценность, но дока­ полнении, или правильно оценить их значение и опреде­
зательность ее равна нулю и действительна она только в лить вероятность их успешного заполнения. Однако уче­
недрах некогорой совокупности знаний. ные после долгого Опыта приобретают подобный «нюх».
8. Окончал-ельноя босговерносзь u неришимые основа­ Кроме того, в большинстве случаев, чтобы поставить проб­
ния не принадлежат н чuслу целей наичного исследова­ лему в надлежащей форме, то есть таи, чтобы можно было
ния, пусть даже лишь немногие ученые устояли против попытаться решить ее с наличными средствами, одной
чар подобных миражей. Прогресс познания заключается проницательности недостаточно - необходим упорный
не в постепенном устранении сомнений 'и соответствен­ труд.

ном постепенном закреплении веры, но в постановке но­ Между признанием существования проблемы и ее ре­
вых вопросов или переформулировке старых проблеи в шением лежат - в ПСИХОЛогической последовательности _
новом свете, в выдвижении условных решений их, осно­ различные стадии: подготовки или усвоения относящихоя
ванных на более общих и глубоких теориях и более мощ­ к делу знаний, представления и опробования различных
ных и точных методах доказательства, и в возбуждении гипотез; синтеза, разрешающего, по-видимому, проблему;
новых сомнений. В науке, в отличие от догмы, устранение и, в ааключвнив, проверни предположения. Все возмож-

1.58 1511
ности психики, включая различные виды интуиции, на­ и потому, что интуиция не представляет собой невависи­
ходят себе применение на этих стадиях. мого способа повнавия. Ученые и философы науки живы
10. Философсний интуитивизм, ангианалиаический и не чувственными данными, не интуициями и вечными

легковерный, противопоставляет себя духу наини, по су­ принципами. Их пища - проблемы, их решение, допус­
ществу своему аналипимесноми и нригичесноми. Постули­ кающие проверку приемы их решения. А никаких значи­
руя, без всяких на то оснований, существование необыч­ тельных проблем не остается, если докавано сушествова­
ного способа познавания, стоящего выше опыта или разу­ ние способности, с помощью которой непосредственно и
ма, философ-интуитивист избавляет себя от хлопот, свя­ аподиктически улавливается сущность любого объекта.
занных с анализом познавательного опыта. Провозглашая Наука, далекая от того, чтобы коллекционировать ин­
самоочевидность того, что им интуитивно «поствгнуто: туиции, всегда неопределенные, изолированные друг от

(или, лучше сказать, разработано), он уклоняется от кри­ друга и нвнадежные, ищет проблемы и информацию и
тики. В том и другом случае он избавляется от проблемы строит теорию и методы (вместо того, чтобы «постигать»
познания, вместо того чтобы внести свой вклад в ее ре­ их). А от поиска проблвм, собирания информации, пост­
шение. роения неспенулнтивных теорий, изобретения и проверни
Даже математический интуициониам до такой степени методов интуигивиам, оказывающий парализующее вли­
философски наивен, что настаивает на существовании не­ яние на так называемые науки о духе, откровенно отго­

анализируемых (не объяснимых подробнее) понятий, а варивает 1. Поручить какую-нибудь научную задачу ин­
именно тех, какие даны интуитивно. Ногда он не являет­ туитивисту - который, если он искренен, ожидает полно­
ся признаком непосредственности - как обстояло дело с го ее решения от внутреннего проврения, - было бы так
умеренным интуитивизмом традиционных рационали­ же разумно, как поручить ее гадалке или медиуму.

стов, - философский интуитивизм способен превращатъся Научная работа все более и более становится пред­
в некую патологическую форму косности ума и самомне­ приятием коллективным. Она - дело общественное, даже
ния, как показали Гуссерль, Шелер и Хайдеггер. когда выполняется не бригадами. В научно-исследователь­
Высокомерный и категорический интуитивизм, грани­ ской работе общественными являются общечеловеческое
чащий с мессианизмом, представляет собой, по-видимому, право собственности на ее проблемы, методы и результа­
скорее психическое расстройство, чем философскую пози­ ты (за исключением нвкоторого числа не составляющих
цию. Только страдающим манией величия положено ве­ правила случаев засекречивания), таи же нак право на
рить, будто им дано «улавливать» истину во всей ее пол­ публичную их проверку. Но подобный общественный ха-
ноте, минуя процессы накопления повседневного опыта

и дискурсивного разума, и только эти маньяки верят, что 1 Парализующее влияние философского интуитивизма до не­
давнего времени на латиноамериканскую социологию отмечено
их собственная интуиция или озарение непогрешимы.
Германи (G G е г гп а п у, 'Пте Dеvеlоршепt and Prescnt State of
11. Фияософский интуитивизм в лучшем случае бес­ Sociology in Latin Агпепеа, Transactions of tl1c Fourtl1 \Vorld Соп­
плоден. Он не дал и никогда не может дать никакого но­ gress of Sociology, London, Intemationa! Socio!ogical Association, 1959,
вого знания потому, что он некрвтичев и антитеоретичен, Vo!. 1, р. 131).

11-521 161
160
рактер 'научной работы оспаривается интуитивизмом, рас­ Словом «интуиция» следует польаоваться осгорожцо,
сматривающим каждого мыслителя как самодовлеющую и всякий раз, когда это возможно, следует уточнять вид
единицу и расценивающим невыразимое и невразумитель­ интуиции, о котором идет речь.

ное выше поддающегося изложению и ясного. Шире всего следует пользоваться интуицией чувствен­
В худшем случае философский ина иизивигм пред­
12. ной и интеллектуальной, уточняя, раскрывая и развивая
ставляет себой опаснию раэновидносгь догматизма. Как в дальше их результаты в свете теоретического познания.

развитии личности, так и в эволюции культуры догма­ Никакую интуицию нельзя оставлять без проверни. а
тизм, некритичесное принятие мнений, предшествует сме­ время от времени следует пересматривать и самые глу­

няющему его нритическому подходу. Вера и ее утвержде­ боко укоренившиеся интуиции.


ние предшествуют сомнению и проверке, этим чертам зре­ Следует уделить внимание духу акспервментирования,
лости мышления. Критическое познание, которое харак­ который характеризует математический интуиционизм,
теризует осознание допущений и ограничений, а также но не его апистемологичесной наивности и не политике
требование проверки не встречаются у детей дошкольного ограничения науки.

возраста; равно чужды ему значительная часть обыден­ Следует не спуснать хладнонровного взгляда с фило­
ного мышления, религии и спекулятивной философии. Из софекого интуитивизма, этого главного врага разума и
всех разновидностей догматической философии интуити­ разновидности знахарства.

визм - самая опасная, потому что он не уважает инстру­

менты проверни. - разум и действие, с которыми другие


считаются. Это единственная самоиз-верждающаяся фи­
лософия, не нуждающаяся ни в аргументах, ни в дока­
зательствах.

Продукт инертности ума, невежества и предрассудка,


плод смешения психологической самоочевидности с апи­
стемологичеСRОЙ и логической достоверностью, результат
несостоятельности требования фундаментальности, прист­
растия н непогрешимости и неосуществимого стремления
н безусловной надежности, философский интуитивизм­
форма догматизма, много более опасная для культуры,
чем априористический рационализм и сенсуалистический
эмпиризм. Он ведет прямым путем к авторитаризму, ирра­
ционализму и знахарству, основным противнинам разви­

тия культуры.

Нижеследующие правила можно считать теорвтически


оправданными тем, что окаявно выше:

162
о КНИГЕ М. БУНГЕ «ИНТУИЦИЯ И НАУКА»

Вопрос об иптуиции, ее роли в процессе научного познания,


о фиэиологических и психологических механизмах ее действия
за последние годы начинает привпекать все более пристальное
внимание философов, психологов, кибернетиков и специалистов
других областей науки. Сам по себе вопрос об интуиции не нов:
многие философы, ученые в прошлом неоднократно обращались
к его обсуждению.
В настоящее время благодаря пачавшейся разработке проб­
лвм творческого мышления в психологии и киберпвтикв, иссле­
дованиям в области методологии и логики научного исследования,
в результате которых более четко задаются границы формали­
зуемых и нвформализуемых моментов познания, интуиция наряду
с ее чисто гносеологическим рассмотрением начинает изучаться
естественнонаучными методами. Но тем не менее проблема ин­
туиции по-прежнему остается важной пробламой гносеологии.
Гносеологическое рассмотрение этой проблемы существенно влияет
па ее естественнонаучное изучение.
В советской философской литературе за последние годы мож­
но отметить определенное усиление внимания 1, пробломе интуи­
ции, что нашло свое выражение в выходе ряда работ, прямо или
косвенно затрагивающих эту проблому 1. В этих работах проблема
интуиции рассматривается как часть, как момент пиалектико­
материалистического учения о познании. Она рассматривается в
связи с анализом роли практики в познании, единства чувствен-

I Среди этих работ следует прежде всего отмети гь сбетаятельную моно­


графию. В. Ф. Асмуса еПроблем а интуиции в фи.10СОфИИ И математике»,
книгу Ю. Бородая «Воображение и теория познания».
чисто словесный и внешний ха акте v
ного И рационального познания. Ответ на вопро~, что такое могут преследовать совершен н р р, которые в деиствительности
интуиция, какова ее познавательная роль, в полпои мере удов­ Совместное, недиФФеренцироваОн:teотивоположные цели и задачи.
летворяющИЙ требованиям научного, техничеСRОГО, художествен­ ний может привести к смешению lассмофтрение этих 'утвержде­
ного творчества, возможен только на основе исходных принцииов правильной оценке их значения и рилосо ских лагереи и к не-
Пр оли.
маРRсистско-леНИНСRОЙ теории познания. евалирование в исслвдовани б
Автор данной книги широко известен советскоМУ читателю сов науки и их глубокое пониман: про лемы интуиции ингере-
по переводам на русский язык ряда его работ, в том числе об­ компенсируют философскую е часто в значительной мере
стоятельнОЙ монографии «Причинносты>. Проблема интуицип в приводят к тому что он вноси:е~оследователvьность М. Бунге и
работе «интуиция и наука: рассматривается в неразрывной связи данной проблем~. пределенныи вклад в разработку
с важнейшими гносеологичесними и логическими проблемами раз­ Несомненным достоинством Ф Ф v
вития современной науки. Будучи фИЗИRОМ, Бунге рассмотрение М. Бунге является расемот ени иь илосо скои точки зрения
проблемы интуиции ограничивает главныМ образом областью фи­ с учетом той социальной об т е 1 развития ~аучного познания
зино-математичесRИХ наук, хотя в отдельныХ случаях он обра­ витие науки. Он показываеСт а~ОВRИ, в которои происходит раз­
щается н биологичеСRИМ и общественным наунам.
науки, так и в свою очередь ан социальную обусловленность
ГносеологичеСRие проблемы наука, проблемы методологИИ II ческой, нравственной жизни ~б влияние на все стороны полити­
логики исследования волнуют автора как крупного сиециалиста­ иррационадиотичвскому ТОЛRоваr::::.~ТВ~·а Вопреки агностичссному,
исследователя. шярокая фИЛОСОфСRая и сиециально научнап эру­ ненному в современной буржуазной фил~~~ф' ши~он~ распростра­
диция М. Бунте, активнов участие в разрабоТ!<о отдельных вопро­ из неограниченного ха анге ии, . унге исходит
сов фИЗИIш, дающее возможность вэгяянутъ на роль интуиции, возможностей все боль~его ра развития научного познания и из
тан сказатъ, «ианутри: науки, позволили ему глубоко расRрыть сферам об~ественной жизн~~именения научных методов но всем
многие аспентЫ роли интуиции в развитИИ научного познания.
М. Бунге, не называя свои взгляды материалистичесними, по но большое
В истории философии пр О б
значение в связи леба интуиции приобрела особен-
существу, придерживается материализма. Он очень часто упоми­ ния, Весьма остро эта проблем с о основанием достоверности зна­
нает материализМ как философсное течение в связи с наиболее в период ВОЗНИRновения eCTeC:B:~~~: :ауИ~ТО~ИИ нового времени
прогрессивнымИ тенденциями в развитии пауки, Материализм требовало дальнейшего азвити . азвигие последних
М. Бунге не всегда последователен. у автора отсутствует четний широкое применение энспfримент=.тгьт::е;атики. Одновременно
критерий разделения философсних систем на материалистичесние дов в физике и астрономии ы математических мето­
и идеалистичеСRие. Он иногда без всяних оговорок зачисляет в опыта и теории в особенност: двинуло вопрос о соотношении
один лагерь представителей принципиально различнЫХ направле­ рий и о способа~ докааательства оиххараI\тере математических тео-
В XVH " достоверности.
ний только потому. что у них можно найти отдельные сходные в. ряд философов как матер
утверждения. В одних случаях это сходСТВО может носить в стов. исходили из ' v иалистов, так н идеали-
неиотором аспекте существенный характер и определятьСЯ прин­ н необходимости ~~~::~~=:е~:~~~ЛОВНОИ лог;;ч~ской всеобщности
циппальнымИ соображениямИ - например, соображениями защиты математике теорема справедлив знания. ю ая докааанпая в
науки, разработки научных методов исследования, что дЛЯ екта, но и для любого объекта аи не, только дЛЯ единичного объ­
М. Бунге и является решающим Rритерием оценки философСIШХ которого осуществляется доказаа класса объектов. в отноптении
систем. Например, в философсних системах ДеRарта, Лейбница мость и всеобщность математиче~ельство. Логическая необхопп­
и Спинозы, несомненно, усматриваются существенно общие мо­ ставителей рационализма Дека I кого знания. ,;то мнению пред­
менты во взглядах на роль мышления в достижении истинного быть результатом опыта и ~~~иСпинозь~. Леибница, не может
знанИЯ, но, что очень важнО и что не всегда учитывается делают знания в силу ограниче рическои индукции, которые
М. Бунге. в них содержиТСЯ различнЫЙ подход к объяснениЮ и Математическое знание проти,~ности опыта только вероятными.
обоснованию этой роли. Подобное различие объясняется прежде
всего их различием в решении основного вопроса философии.
расс~~~~:вается как с~вокупн~с~~СТ::;::~~:ес~~~ТН;:В:р~~~:~~'
кает вопрос, откуда берутся такие признаки математи~
В других случаях подобное сходство утверждениЙ может носить
187
\116
ческого знания, как всвобшпостъ и необходимость. Если матема­ к которым обращается автор, nонятие траЮJИТИВIIUсl'И
тическоо знание опосредствованно доказательством, то оно не мо­ Связано с логическим упорядочением мышлении Т Hepa<lpblBHO
жет носить всеобщего и необходимого характера, поскопьну дока­ .
укааывавт
М
. Б
унге, является одним иа свойств
. рапзитивность
((форм '
зательство не может продолжаться беспредельно. Требование равенства» (стр. 12). аЛьпага
всеобщего и необходимого харакгсра математического знания
Центральной проблвмой учения об интсллентуальной ИНТУИции
предполагает существование положений, которые не могут быть
является ее гносеологическое обоснование, ВЫявление тех пред­
докаваны и принимаютоя беа докааагельств. Истинность их уже посылок, на которых она строится. В качествв таких ПРСДПОсылон
более ничем не опосредствованна и прямо усматривается умом. М. Бунге YI(a~blBaeT «поиски незыблемых начал, достоверных и
Тан в философии воанинает понятие интеллентуальной интуиции. самоочевидных истин» (стр. 37). Такие начала, отмечает он,
Интвллектуальпая интуиции рассматривалась как акт разум­ должны удовлетворять тезисам фундаменталыюсти и непогреши­
ного познания. Она не отрывалась от других видов знания и H~ мости, пвляющиися, по его мнению, характерными чертами дог­
противопоставлялась им, а считалась лишь их необходимои матизма. Тезис фундаментальности овначает признание в каждой
предпосылной и ааворшопиом. Иптсллсктуальпая интуиция пред­ отрасли знания некой абсолютной основы. Тезис непогрешимости
полагала существование дискурсивного, логического мышления,
требует признания в качество научного знания такого анания
так же как и чувственного отражения мира. Более того, именно которое является незыблемым и ие нуждающимся в исправле~
соображении логического порядка руноводили рационалистами ниях. Интеллектуальная интуиция при всей полОжительной роли
в их обособлении ума от чувственности, поскольку лишь непо­ «онааалась недостаточной для установления хоть накого-нибудь
средственное усмотрение ума ведет н необходимому и всеобщему нового l основного принципа математики или эмпирвческих наук»
аначению аксиом математики.
(стр, 1 ±), посколъну, по мнению М. Бунте, она в учениях фило­
М. Бунге, рассматривая интеллектуальную интупцию фило­ софов XVII в. овяаана с тезисами фундаментальности и непогре­
софов XVH В., строго отличает ее от позднейших иррационали­ шимости. Многие порони учения об инте.л.лектуалыroЙ интуиции
стических концепций интуиции, которые содержатся в учении он свя,:ывает с несостоятельностью этих тезисов. Таков оконча­
ряда буржуазных реакционных философов. Интеллентуальную тельный вывод • М. Бунге о Сущности учения философов об
интуицию Декарта, Лейбница и Спинозы он рассматривает как интелаектуаяьной интуиции.
«быстрое умозаключение, настолько стремительное, что его оно­ М. Бунгв кан ученому претит догматвчсснвй характер ряда
средствованный и научный характер обычно не осовнается» философских систем, представители которых пытаются наним-то
(стр. 36). Для него несомненен рациональный характер подобного особым, минуя экспвримввт и логическов мЫшление, путем по­
рода интуиции. лучить незыблемые, абсолютно неизменные, вечные истины. Он
При анализе интеллекгуаяьной интуиции М. Бунге обнару­ прав, что ни таких истин, ни подобных способов их получения
живает историческпй подход, видя в ней боевой клич в схватке не существует. Ученые, подчернивает он, имеют отношвнио глав­
с обскурантпзмом, «с его невразумительвым и пустым многосло­ ным образом н логически выведенному знанию, опосреДствован­
вием» (стр. 11). Учение об интеллектуальнои интуиции ~ри всех ному, неполному, неточному и добытому «гяжким, кропотливым
своих недостатнах было направлено против средневеновои схола- трудом» (стр. 5). Самоочевидность, если она и присуша некоторым
стики. • глубоким истинам, и «то только для тех, кто, не жалея труда,
Несомненным достоинством раздела об интеллектуальпои ин­ их изучал, или очень часто н ним прибвгал, или, даже - больше
туиции явпяется анализ определенных положений, истинность того - нто сам их открыл или по крайней мере ренонструиро­
которых, как считал. например, Декарт, усматривается. нвпоспед­ вал» (стр. 40). Более того, продолжает он, самоочевидность как
ственно. Интуитивный характер некоторых утверждепии арифмв­ приапак привычки Должна вызывать тревогу. Все ЭТО - слова
тики, как убвдитвльно показывает М. Бунте, Декарт связывает ученого, знающего, как добываются истины в науко, поэтому
только с фантом существования обычной арифметики, которая понятно его пренебрежительное отношение к метафизичесному
па самом деле является одной «из бесконечного множества мыс: представлению о так навывавмом абсолютном и незыблемом
лимых арифметических систем» (стр. 11). Отнюдь не интуитивнои знании.

является транзигивпостъ равенства. 1\ак показали работы Пиаже, Но все же можно ли назвать догматизмом всяков стремление
168
169
к оБОСНО8ltНИЮ виания, к выявлению его вставных, Достоверных рения, связан уже с обоснованием интеллеитуальной' интуици
IIредпосылок? Наряду с догматизмом существует релятивизм. И здесь мы имеем различные точка зрения среди Философо~
Односторонне релятивисгское истолкование знания не менее опас­ XVH в., обусловленные прежде всего не тезисами о непогреши­
но ~ля науки, чем его догматическое истолкование. Это в той или мости и фундаментальности знания, а их исходными философ­
инои степени понимали представители учения об интеллектуаль­ скими позициями.

ной ИНтуиции. В рамках рационализма XVH в. вставал вопрос, как возникает


Таи, Декарт, борясь с догматизмом схоластики, выдвинул интеллектуальная интуиция, что она «соаерцавт». Если «созер­
принцип сомнения, критвческого отношения и любому у:вершде­ цание» всеобщего не дано в опыте, то откуда появляются истин­
нию. НО принцвп сомнения, односторонне примененныи, ведет ные, всео~щие и необходимые представления, соответствующие
и ирайнему релятивизму, вообще разрушающему всяков знание. предметам. Откуда берется способность непосредственно усматри­
Для того чтобы поставить предел скепсису, который при безгра­ вать истину, если она не формируется в процессв опыта? Ответ
ничном его продолжении превращается в бессмыслицу, Декарт на эт~т вопрос неизбежно приводил и идее бога и предустанов­
выдвигавт свой знаменитый принцип: «Я мыслю, следовательно, леннои гармонии. Для идеализма такой ответ был вполне прием­
я стществук». Убежденность в истинности этого принципа вытв­ лем, в то время как в рамках материалистической системы
кает не из докааагельства, а из непосредственного усмотрения Спинозы (и в этом сказалась противоположность материализма
ума. Сам по себе этот тезис, безусловно, идеалистическии, являю­ и идеализма в обосновании интеллектуальной интуиции) подобное
щийся результатом абсолютиаапви факта непосредственной дан­ решение вопроса оказывалось неприемлвмым. Но слабость, огра­
ности психического переживания каждому человеку. Но здесь ниченность материализма Спипозы привели при решении вопро­
важно подчеркнуть, что, развивая учение об внтвллекгуальной са о возможпости интеллектуальной интуиции 1, догматическому
интуиции, Деиарт в той или иной мере осознавал опасность каи утверждению о параллелизмв атрибутов, что в свою очередь
односторонне догматического, таи и релятивистского истолкования привело к гилозоизму и совершенно неразрвшвмой в рамках его
знания. системы проблвмв заблуждения.
В материалистической системе Спинозы учени;е об внгеялек­ М. Бунге, правильно критикуя стремление найти незыблемые,
туалыюй интуиции имело своей целью наряду с выявлением абсолютно достоверные основания знания. временами явно увле­
достоверных посылок знания обоснование объективности мораль­ кается, упуская из виду опасность релятивизма. Вряд ли безо­
ных принцвпов, строящихся на достоверном знании. Известно, говорочно Можно принять утверждение, что «в науках эмпири­
что этический релятивизм очень часто связан с гносеологич~ским ческих почти нет никакой достоверности». Верно, что истинность
релятивизмом. Для Спинозы был неприемлем догматвческии ха­ даже аксиом и постулатов относительна. Но надо ли их в свяаи
раитер религиозного учения о морали, но в то же время он С этим называть только гипотезами, а тем болев условными
понимал инесостоятельность агического релятивизма. допущениями (см. стр. 37). Правильно, что развитие науки не
Проблема интуиции в рационализме XVH в. разрабатывалась СВодится просто к устранению Сомнений. но оно и не накопление
в связи с задачами построения системы научного знания, в связи их, как можно иногда понять автора (стр. 158-159). Автор, глу­
с проблемами обоснованности и доказательности этого знания. боко раскрывая диалектику познания, иногда впадает в одно­
Rаиим критериям должно удовлетворять научное знание, как сторонность, чрезмерно подчеркивая относительный, условный
получать и строить научное знание? Вот какие вопросы волно­ характер познания.
вали Декарта, Лейбница, Спинозу, и ответу на эти вопросы было Проблема соотношения истинного знания и ложного, досто­
подчинвн., их учение об интеллектуальпой интуиции. верного и вероятного решается на основе ленинского учения об
Поэтому учение об ингеллектуадьвой интуиции в философии абсолютной и относительной истине. В этом учении гпубоко и
XVH в. не было непосредственно связано с тезисами о непогре­ всесторонне рассматривается, как познается истина, как в ней
шимости и фундаментальности знания, и тут М. ~YHгe неправ. соотносятся моменты абсолютного и относигелт.ного. В нем пол­
Это учение просто говорило о наличии утверждении, истинность ностыо преодолевается догматический и релятивистский взгляд
которых непосредственно усматривается умом. Вопрос о том, от­ ин знаl.!ие. Слабость учения, философов XVH в. об интеллвк­
куда берутся эти положения и откуда берется способ их усмот- туальнои интуиции не в том. что она признается способом

17«1 171
том ЧТО В пем отрывается знание, сущоствует в качестве определенного вида знаний яв­
достижения достоверного знания, а в
знание от недостоверного,
;J,ocToBepHoe аБС~ЛIотизируется значение ляется прлмой фиксацией реально наблюдаемой стороны п~зна­
но высшего по сравнению вательнои деятельности человека.
интуиции, хотя и интеллеIпуалыIOГО,
Ощущение, выступая в качестве источника всякого возмож­
с ЛОГИ'lеСIПIМ вида знания. Ф
СЛОЖНОСТЬ проблемы интуиции в постановке филосо ов ного поанания, обладает свойством непосредственности, поскольку
XVII в. выражается в самом термине «IIНтеллектуальпая иптуи­ в нем прямо фиксируются отдельные свойства объекта в виде
ция». Ведь буквально иптуиция обозначает «созерцапие», «вици­ определенной информации о них. Но и на уровне ощущений имеет
мое» Всеобщее и необходимое, на непосредственное усмотрение место опосредствование ощущений предшествующим уровнем
кото' ого претендует интеллектуальная интуиция, невозМОЖНО практики и познания, целям познания и т. д. Непосредственное
«YB~eTЫ) или «пощупаты). Опо постпгается лишь мышлением, знание, когоров дает ощущение, касается только отдельных

которое пичего «не видит», «пе созерцает» в БУIша'БЬНОМ смысле свойств объекта, «Понятие не есть нечто непосредственное ... -
слова. Интеллектуальпое усмотрение истины лишь о разно мож~~ подчеркивал В. И. Ленин, - непосредственно только ощущение
сравнить с восприптием света глазом. Подобно тому как гл _ «нрасного» (еэто - краснов») и т. п.» 1. Знание ванонов объекта
непосредственно воспринимает свет, таи и ум без всякого дона. достигается в результате целой серии взаимосвязанных фОР~1
зательства, лишь в силу пронииновенип в содержапие некоторых опосредствования и доказательства и проверни его в практике,

утверждений усматривает их содержание. Но мышление в прин­ которая вскрывает ограниченность исходного чувственного знания.

ципе носит ~ceгдa спосредствовапный харакгер. Как же сов:не­ Поэтому, признавая непосредственный характер чувственной
стить опосредствованный харакгер явления с непоср~дственным интуиции, нужно всегда иметь в виду ее ограниченность и пеоб­
усмотрением истины умом? Учение об интеллеI\Туальнои I:НТУИЦИИ ходим,?сть ее дальнейшего опосредствования мышлением и про­
фI;ЛОСОфов XVII в. лишь фиксирует наличия утверждении, истин­ веркои на прантике.

ность которых неиосредственно усматриваетсп умом, по оно пе С еще более сложным опосредствованием связан непосредст­
в состоянии правильно обълснИТЬ, откуда берутся такие утверж- венный характер интеллектуальной интуиции. Действительно, су­
ения откуда берется способность ума непосредственно усматри- ществуют положения, аксиомы, могущие на достигнутом уровне
Д, Даже в рамках гносеолоГИИ домаРКСИСТСI{ОГО развития мышления рассматриваться как истины, непосредствен­
вать их истину.' Ф
материализма в силу его созерцательного характера, мета изи- но очевидные. Непосредственность в данном случае относительна.
ческого отрыва общего от единичного, опосредствованного от Она является характеристиной положений, которые выступают
непосредственного невоаможио было последuовательно м~ериа­ как непосредственные по отношению н выводимым из них поло­

JIистичесии объяснитъ факт интедлентуальпои интуиции. ОЛЫЮ жениям. Рассматриваемые же сами по себе, они выступают как
теорил познания диалентичеСI{ОГО материализма дает теоретиче­ результат предшествующего опосредствования. В конечном счете
ское обоснование и обълснепие этого вида анания путем раскры­ неносредственность этих положений опосредствована практикой.
тил единства чувственного и рационального на основе практики, Благодаря лишь опосредствованию практикой они воспринимаются
диаlIентиии непосредственного и оносредствованногО в познании. кан непосредственно истинные .
. Диадектииа оиосредствованного инепосредственного ряскры­ В современной буржуазной философии иррационализм, мисти­
вается нри рассмотренип позпания как цввжвния, в котором на цизм наиболее ярко выражаются в интуитивизме. Представители
перв~й план выступает именно оносредствовапноезнание, ныра­ интуитивизма противопоставляют иптуицию как чувственному,

жающеес~ в обусловленности каждого звена познаипя предшест- так и рациональному познанию. Интуиция, с их точки зрения,­
это иррациональный акт познания. Акт, в котором якобы пре­
ВУЮЩИ~fII знаниями. как
Непосредственное знание может выступать, во-первых, г- одолевается противоположность между субъектом и объектом,
восприлтие с помощью оргапов чувств; во-вторых, прямое посп знанием и бытием. Результатом такого преодоления объявляется
жоние умом истины. не выволимое благодарп доказаТСЛI.ст:? из снятие противоположности между материализмом и идеализмом,

тих истин. В первом случае непосродствеппое знание о ычн?


~~нуетсп как чувственная иптупцня, во-втором - как иигеллек- I В. И. Л е н н Н. Полн. собр, соч .. т. 29. стр. 253.
• ,т ТО интуиция или интуитивное
туальпая иптуицил, ,у тверждение, ч ' .
12-521 173
172
рационализмом и иррационализмом, разумом и верой. На самом чамв (стр. 25). Непрерывный характер большого числа
ных физики х перемен-
деле интуитивисты строят реакционные идеалистические системы, , имии, вопреки мнению Бергсона, доказывае
в которых критикуется, принижается логическое мышление. Ин­ наука улавливает непрерывность. т, что
тувцию они трактуют в духе мистических представлений () наи­ В противовес иррационаЛистической точке зрения Бергсона
тии, озарении, слиянии с божественным и т. п. считавшего качественно новое необъяснвмым, Бунге развивае;
М. Бунге своей критикой интуитивизма дополняет имею­ диалектическии взгляд на Соотношения нового и старого О
щуюся критику интуитивизма в советской философской лите­ подчеркивает, что надо строго отличать объяснимость нового· на=
ратуре. Он оценивает интуитивизм как попытку спять «все ин­ результат развития старого от несводимости нового к старому.
теллектуальные проблемы, ниспровергнуть рассудок и планируе­ «Наука, - пишет М. Бунге, - вопреки усилиям некоторых мета­
мый опыт» И как средство борьбы с рациоваяиамом, эмпиризмом ученых не пытается сводить новое неананомов к старому и
и материализмом (стр. 18). хорошо анакомомуя. Она, выходя за пределы «повседневного
Несомненной заслугой автора является раскрытие социальной опыта и здравого смысла», дает нам возможность «обънснятъ
роли интуитивистской философии, реакционного характера поли­ все, что на уровне здравого смысла представляется радикально
тических и этичесних учений, основанных на этой философии. новым, таинственным» (стр. 20). Точка зрения ИНТУитивизма­
«Этический и аксиологический интуитивизм, - пишет он, - по­ это не точка зрения, провосходящая науку, как утверждают его
ировительогвувт авторитаризму», поскольку оценка человеческого представители, а точка зрения здравого смысла, Только идеали­
поведения предоставляется «бездумному импульсу индивида или сгичвски обработанного.
воле просвешенной личности» (стр. 34). История раввития науки свидетельствует, что раскрытие
М. Бунге видит в внтуитивистской философии большое сущности вещеи - это прежде всего формулирование законов
сопиальнов зло. Именно эта философия и ее представители, которым ~ни подчиняются. Такое раскрытие требует paCCMOTpe~
Дильтей, Бергсон, Гуссерль, неаависимо от их личных полити­ ния вещеи в их связях и отношениях. Точка зрения отношений
ческих симпатий и антипатий способствовали формированию являет,?я ведущей в современной науке. Бергсон, Гуссерль вопре­
фашистской идеологии. Интуитивистокая философия создавала ки атои точке зрения настаивают на усмотрении сущности вещей
благодатную почву для цроцветания аптиингеллентуалнзма, как таковых, вне их реальных отношений. оказываясь тем caMЫ~
псевдонаук М. Бунге пишет, что «из всех разновидностей догма­ в плену донаучных, првмвтивных представлений.
тической философии интуитивизм - самая опасная, потому что он Раскрывая гкооеологвческвв предпосылки интуитивизма
не уважает инструменты пр ов ер пц - разум и действие, с кот о­ М. Бунге называет «поисни достоверности и первооснов... глав~
рыми другие считаются. Это единственная самои геер ждающ аяся ным исгочвиком интуитивизма» (стр. 23). Требования непогре­
философия, не нуждающаяся ни в аргументах, ни в доказатоль­ шимости и фундаментальности знания рассматриваются автором
ствах» (стр, 162). в качестве пружин «феноменологического интуитивизма» (стр.
30).
Сравнивая основные положения философии интуитивизма с Рассматривая требования непогрешимости и фундаментальности
реальным развитием познания, автор убедительно показывает знания в качестве гносеологических предпосылок как учения об
антинаучный характер этой философии. Только неанавием реаль­ интуиции философов XVH в. (Декарта, Лейбница, Спинозы), так
ной истории науки, подчеркивает М. Бунте, можно объяснить и рилософов-интуитивистов (Бергсона, Гуссерля), автор чреэвы­
утвержденпе Бергсона о неспособности вауки выразить движение чаино сближает ЭТИ взгляды. Сам М. Бунге неоднократно под­
с его единством прврывности и непрерывности. "Утверждение, что черкивает существенное отличие в понимании интуиции которое
будто «попятийнов мышление пв в состоянии постигать станов­ содержится в трудах Декарта, Спинозы, от ее понимания: которое
ление», так как понятия статичны и изолированы одно от дру­ содержится в трудах философов-интуитивистов. На вопрос, в чем
гого, игнорирует факт создания науками понятий не только причина этuого отличия, нельзя, однако, ответить, если все учения
со статичным содержанием, но и с динамичным. Кроме того, оно буржуаалой философии об интуиции непосредственно выводить
игнорирует также и то обстоятельство, что всякое утверждение из требовании непогрешимости и незыблемости знания как это
соотносит понятия, благодаря чему «последние викогда не нагро­ делает автор. '
мождаются кучами, подобно не связанным друг с другом кирпи- В идеалистических априорвстическик ковцепцвях интуиции

174 t'75
некоторых философов XVII-XVIII вв. имелись определенные гиаирует специфику мышления, провозглашает смысловую сторону
зачатки интуитивизма, но для его развития в целостное фило­ мышления в качестве определяющей сферы всего бытия. Для
софское учение требовались прежде всего такие u социальные Гуссерля «бытие есть значение». В этом положении односторонне,
условия, при которых обнаружение лю~ых трудностеи в развитии метафизически абсолютизируется один ив важнейших моментов
науки стало обращаться против самои науки. В реа~ционности взаимодействия человека с окружающим миром.
интуитивизма наиболее полно проявился реакционныи характер Большой и важной пробламой в книге М. Бунге является
буржуазной философии в целом, порождаемый социальными проблема интуиционизма в математике. Эта проблема связана
условиями империализма. Поэтому если учение об интуиции у с целым комплексом философских и собственно математических
многих философов ХУII в. было ответом на реальные запросы проблем, таких, как природа математичвсках объектов, смысл
раввивающейся науки, то философия интуитивизма стала сред­ понятия существования в математике, соотношение математики
ством борьбы с наукой. и логики, границы применимости закона исключенного третьего,
Во взглядах представителей интуитивизма в искаженной фор­ характер предпосылок использования метода полной индукции в
ме нашел отражение кризис метафизического способа мышления доказательстве и т. д.
и неспособность буржуазной философии преодолеть этот кризис. Интуициониам возник на рубеже XIX и ХХ вв. как одно из
Вся критика представителями интуитивизма логического мышле­ направлений в обосновании математики. Характерными чертами
ния если и имеет смысл, то только по отношению к его мета­ интуиционизма как направления в обосновании математики яв­
физическому истолкованию. Ограниченность, созерцательность ляется отказ от понятия актуальной бесконечности, основного
метафизического рассудка рассматривается как несостоятельность понятия классической математики и логики, отвержение вопреки
логического мышления вообще, которому противопоставляется взглядам представителей логицизма логики как науки, предшест­
сверхрациональное видение мира. В критике представителями вующей математике, и рассмотрение интуитивной убедительности
интуитивизма ограниченности, созерцательности метафизического (интуиции) как последнего основания математики.
рассудка указывается на деuйствительно ~уществующую связь Обнаружение так называемых парадоксов теории множеств,
между мышлением и активноя прантическов деятельностью чело­ положенной Г. Кантором в основу математики, вызвало подозре­
века, но эта связь в философии интуитивизма находит одно­ ние относительно стройности и строгости всей матемагяки.
стороннее, искаженное отражение. В обосновании математики в конце XIX и начале хх вв. явно
В учении Бергсона об интуиции подчеркивается мысль о обозначился кризис. Критика классической математики предста­
связи мышления с производством. Но связь мышления с проив­ вителями интуициониама Брауэром, Г. Вейлем, А. Гейтингом и
водством и вытекающая из нее обусловленность мышления другими привела и углублению этого криаиса и в значительной
практикой рассматривается как причина ограниченности челове­ степени способствовала постановке важных проблем обоснования
ческого разума. Поскольку, согласно Бергсону, проиаводство, из математики и логики.
которого вырастает мышление, заключается в создании из MaT~­ Представители интуиционизма в обосновании математиии
рии формы какого-либо предмета, то мышление способно в каков­ исходили из .понятия потенциальной босконечности. В связи с
то степени отобразить лишь неодушевленную материю. Мышление принятнем лишь потенциальной бесконечности они стали толко­
же якобы не способно схватить с помощью своих категорий вать понятие существования математических объектов как эффек­
живую материю с ее изменчивостью, непрерывностью. В своих тивпое их построение.
рассуждениях об ограниченности мышления Бергсон не учиты­ Ингувпионистсное понимание существования привело и мысли
вает специфику человеческой првктики, отождествляя ее с епрак­ об ограниченности применимости заиона всключевного третьего
тиной животного». Не удивительно, что при таком ограниченном, только и конечным совокупностям, и отказу от применений мето­
вернее, искаженном понимании практини возникает учение, иска­ да от противного в доиазательствах существования.
жающее действительную сущность мышления. В противоположность логицизму представители интуипаониа­
Другой крупнейший представитель интуитивизма,u Гуссерль, ма утверждают, что математика как наука свободна от логических
критикуя механистическое отождествление идеальнои стороны предпосылок, Отсюда только интуиция может служить единст­
сознания с его биолого-физиологическими механизмами, абсолю- венным ИСТОЧНИНОМ матемагики.

1М 177
М. Бунге дает обстоятельный анализ всех положительных и циовиама при анализе определенного этапа математичесного твор­
отрицательных сторон интуиционизма как направления в мате­ чества вообще отрывают интуитивное от логического,
матике. Анализ ивтувционистского направления в обосновании Рассматривая роль ИНТУИЦИИ в математике, М. Бунге указы­
математики он связывает с обсуждением коренных философских вает на наличие противоречий, уязвимых сторон во взглядах
и собственных проблем математики. интуиционистов на ее роль, когорыв действительно у них имеют­
Прежде всего он самым решительным образом отделяет ин­ ся в результате отрыва интуиции от логики и опыта (см
туиционизм как направление в обосновании математвки от фило­ стр. 57-58). .
софии интуитивизма. М. Бунге пишет: «Неоинтуитивизм далек Автор возражает против крайностей интуиционизма относи­
от того, чтобы быть ребячеством или сплошной антиинтеллектуа­ тельно донааательств существования. Сведение доказательств
листской декламацией. Наоборот. он представляет собой ответ существования только к эффективному построению сковывает
на закоаомерво поставленные трудные проблемы, занимавшие возможности математики.

таких серьезных и глубоких мыслителей, как» А. Пуанкаре, Интуиционизм привлек внимание к проблема существования
Г. Вейль, Брауэр, Гейтинг (стр. 45). Воаникновенив интуицио­ математаческах объектов, которая некритически толковалась ря­
ниама он связывает с реакцией «на првувеличвпия логицизма дом математиков, Отождествление существования математических
и формализма», с попытками «спасти математику от катастрофы, объектов с существованием физических объектов приводило к
которую, по-видимому, предвещало в начале нашего столетия возрождению пифагорвиама, платонизма во взглядах на суще­
открытие парадоксов в теории множеств» (стр. 45). ствование математичеСI<ИХ объектов, к его чисто спекулятивному
М. Бунге поддерживает утверждения интуиционистов во рассмотрению, что, конечно, не могло удовлетворить математику.
взглядах на логику, которые рассматривают всю формальную fl:aI< реакция на такое рассмотрение возникло формалистснов
логику как подлежащую возможному последующему пересмотру встолкованве проблемы существования математических объектов
(стр. 50). Но он не согласен считать интуитивные утверждения которое сводит эти объекты к символам, знакам, начерченны~
более достоверными, чем логически выведенные, поскольку в на бум~ге. Интуиционисты исходят из содержательного характера
этом заложена возможность противопоставления интуитивного понятии математики. Но содержание ЭТИХ понятий сводится К
логическому. В связи с этим он развивает интересные мысли о мысленным конструнпаям на основе исходных интуиций
соотношении развития формальной логики и развития других Содержательный и конструктиввый подход предст~вителей
наук, раскрывая их взаимное влияние. интуиционизма К проблеме существования математических объ­
Автор согласен, что сущность математического творчества не екгов имел определенное положительное значение в развитии
сводится к чисто формальным, дедуктивным выводам, что оно, математики и логики. Интуиционистское понимание проблем су­
кроме того, предполагает видение проблемы, придумывание адек­ ществования в математике стимулировало «поиски новых
ватных посылок, догадку о подходящих отношениях и перебра­ прямых доказательств хорошо известных теорем математики ~
сывание мостов между различными областями математики. Но также реконструкцию ранее установившихся понятий (напри~ер,
утверждать, отмечает он, что математическое исследование совер­ понятия деиствительного числа}» (стр. 86).
шенно повависимо от логики, - значит высказывать положение, Но в то же время он считает, что интуиционистское пони­
«относящееся к психологии математики: (стр. 53). Верность этого мание проблемы существования приносит определенный ущерб
положения можно принять лишь условно в том смысле, что развитию математики. Он не отрицает познавательной ценности
«математвки обычно не отдают себе отчета» об использовании за теоремами существования, даже если они лишь утверждают,
логики (стр. 53). что, например, всякое уравнение с любыми числовыми коэффи­
Когда речь идет об отношении интуиционизма к логическим циентами, рациональными, действительными или комплексными
и формальным основам математики, то речь идет не об их отри­ имеет корни среди комплексных чисел, но не укааывают способ~
цании, а об их абсолютизации. Представители интуиционизма не нахождения этих корней. Он пишет, «что теоремы существования,
отрицают логику: они даже создают свою так называемую интуи­ даже если они не дают нам возможности индивидуализировать
ционистскую логику, Но, выступая против абсолютизацви логи­ те объекты, существование которых устанавливают, позволяют
ческих и формальных основ математики, представители интуи- делать умозаключения, которые, быть может, приведут в конце

178 179
концов к эффективному, пусть даже только приблизительному и другие ее особенности, не делают математику априорной, пол­
вычислению» (стр. 64). В интуиционистском понимании сущест­ ностыо внеопытной наукой.
вования он впдит опасность снесепия «немало полезных и пре­ В целом верно раскрывая причины возникновения интуи­
красных сооружений», таких, как теория функций действительного циониама и его роль в обосновании математики, автор временами
перемениого. снова возвращается к тезисам фундаментальности и непогре­
М. Бунге развивает интересные соображения о соотношении шимости, которые, по его мнению, породили «философский
логического, эпистемологического и психологического аспектов интуитивизм и математический интуиционизм» (стр. 59). Вряд
при анализе утверждений математики и науки вообще. Во-пер­ ли можно согласиться с положением, что ограничение представи­
вых, он подчеркивает ошибочность и вредность для развития телями интуиционизма сферы действия двузначной логики связано
науки смешения этих аспектов, Во-вторых, на основе анализа с догматом непогрешимости (см. стр. 74). Эти утверждения автора
этих аспектов он подчеркивает ограниченность формализма, непонятны в рамках его же' собственного анализа интуиционизма.
логицизма и интуициониама как направлений в обосновании Они слишком сближают интуитивизм и математический интуи­
математики. Оценивая результаты теоремы Гёделя для обосно­ циопиам, что противоречит собственной точке зрения автора.
вания математики, он пишет: «Существование формально недо­ При рассмотрении проблемы интуициониэма следует четко,
каауомых истинных утверждений не подтверждает ни существо­ как многократно подчеркивает и М. Бунге, различать математи­
вания чистой интуиции, ни необходимостп приннтия логики, ческий и философский аспекты этой проблемы, хотя они и тесно
основанной на теории поанания, Чего, с другой стороны, интуи­ связаны между собой. Математический интуиционизм не являет­
ционист может справедливо потребовать, так это разработки, ся философским направлением. Вполне правомерно в определен­
кроме формальной логики, логики методологической, которая ных пределах признание в математике понятия интуиции как
бы разъяснила и оформила прагматистские выражения - «дока­ непосредственного, логически необоснованного усмотрения ума.
зуемое Р», «недоказуемое Р», «опровергаемое р», «правдоподоб­ Критикуя формализм Гиль берта, Брауэр и Вейль в редукции
ное Р», «подгверждаемов Р» - И все им соответствующие, встре­ математических доказательств доходят до интуитивного фунда­
чающився в изложении научных гипотез» (стр. 79). мента полной индукции, рассматривая ее как своего рода мате­
М. Бунге правильно указывает на ряд особенностей мате­ матическую «праинтуицию». Оставаясь в рамках математики, они
матического знания, отличающих его от знания так называемых имеют право постунать таким образом. Но когда они начинают
«эмпврических наук». Но временами он явно преувеличивает истолковывать интуицию, отрывая ее от целостного познава­
значение этих особенностей, что ведет к резкому противопостав­ тельного процесса и противопоставляя ее этому процессу, они
лению математики опыту. Рассматривая проблему природы действительно, подобно интуитивистам, превращают интуицию в
математики, автор неоднократно говорит об априорности ее ак­ основу абсолютно достоверного и незыблемого знания. Субъек­
сиом, суждений (см. стр. 15, 16). Он пишет: «что касается чистой тивно-идеалистическое истолкование интуиции связывает эту
или априорной природы математики, то с этим тезисом теперь абсолютную достоверность и незыблемость знания с субъектом,
согласно громадное большинство метаученых, за исключением ведет к утверждению, что существует столько математик, сколько
главным образом материалистов и прагматистов» (стр. 53). Без­ есть математиков. Субъективно-идеалистическое истолкование
условно, связь математических понятий с опытом более сложная, интуиции сказывается, конечно, и на понимании собственно ма­
более опосредованная, чем в «эмпирических науках», но тем не тематических проблем, например, как мы уже видели, проблемы
менее она существует. Предельная формализация, осуществляемая сушвствования математических объектов.
в целях придания как можно большей общности математическим Современное конструктивное направление в математике,
методам, требует исключительно высокой стенени абстрагирова­ продолжая некоторые идеи ингуипиониама, вместе с тем не при­
ния от качественно различных классов объектов. Такое абстра­ омлет его философские основы. В частности, отрицается попытка
гирование ведет к тому, что математические доказательства ннтуиционистов считать единственным источником математики
исключают всякую непосредственную ссылку на опыт и экспе­ первоначальпую «иптуицию», а критерием истинности ! матема­
римент, ибо такая ссылка ограничивала бы сферу применимости тике - интуитивную ясность. Представители советсков школы
математической теории. Но все эти особенности математики, как коногруктивного направления подчеркивают решающее значение

180 181
· практикв
как источника формирования математических построе­ многократной u проверни в опыте положениях в определенной
ний и методов умозаключений 1. системе знании, а о положениях, место которых в данной системе
При рассмотрении роли интуиции в познании М. Бунге знания логически не осмыслено. Такие положения обычно носят
исходит из понимания научного исследования как сложного диа­ приблизительный, фрагментарный карактер. Проверка таких
лектического процесса, «В любой научной работе, - пишет он,­ утверждений предварительно требует их логической переработки
от выбора и формулирования проблемы до проверни решения в рамках определенной системы знаний, в результате которой
и от придумывания ведущих гипотез до дедуктивной их обработ­ они могут быть приняты в качестве исходных принципов или
ки мы обнаруживаем чувственное восприятие вещей, явлений же в качестве выводимых положений. Во всех случаях их про­
и знаков, образное или наглядное представление их, формирова­ верка может осуществляться лишь в рамках логически целостной
ние в различной степени абстрактных понятий, сравнение, веду­ системы знания.
щее к аналогии, и индуктивное обобщение бок о бок с неприду­ Взгляд М. Бунге на роль интуиции в процессе творческого
манной догадкой, дедукцию - как формальную, так и неформаль­ воображения определяется, во-первых, отрицательным отноше­
ную, приближенный и детальный анализ и, вероятно, много нием к сведению процесса получения нового знания только к
других способов образования, сочетания и отклонения идей» дедуктввному выводу или индуктивным обобщениям. «Одна ло­
(стр. 93). Такое понимание механизма научного исследования гика, - утверждает он, - никого не способна привести н новым
дает возможность автору глубоко рассмотреть роль интуиции в идеям, как одна грамматика сама ниного не способна вдохновить
науке, поставить новые проблемы как перед теорией познания, на создание поэмы, а теория гармонии - на создание симфонию)
так и перед психологией. (стр. 108). Во-вторых, его взгляд на эту роль определяется
Центральные мысли автора о роли интуиции, о подчиненно­ признанием рационального характера творческого воображения.
сти интуиции логике и эксперименту соответствуют реальному «И в науке и в технике новое порожцается наблюдением, срав­
ходу научного познания и направлены объективно против раз­ нением, проввркой, критикой и дедукцией». «Никакое научное
личных идеалистических истолковапий роли интуиции. «Интуи­ открытие или техническое изобретение невозможно без предва­
тивно сформулировапная гипотеза, - отмечает он, - нуждается в ряющего его знания и последующей логической обработки»
рациональной разработке ее, а после этого - в проверке обычны­ (стр. 109-110, 112). Эти важные мысли М. Бунге о роли интуи­
ми методами... интуиция может подсказать значительные звенья ции в пропассе творческого воображения близки с некоторыми
дедуктивной цепи, но не избавляет от необходимости строгого или принципиальными аспектами диалеНТИRо-материалистического
по крайней мере наилучшего возможного доказательства. Она понимапия роли интуиции в научном познании.
может настроить нас в пользу одной теории или метода в ущерб Основные положения материалисгвческой даалектвка как
другим, но подозрение - не доказательство» (стр. 142). логики и теории познания являются исходными предпосылками
Раавитив научной теории характеризуется все большим осво­ для всесторонней разработки вопроса и роли интуиции в ТВОр­
бождением ее от иптуитивных положений путем сведения их к ческом воображении.
логически выводимым утверждениям или же к отбрасыванию их Процесс научного творчества, как подчеркивает П. В. Копвин,
как результатов заблуждений. Интуитивность знания не может предполагает выход за пределы того, что непосредственно логи­
выступать в качестве критерия научной теории. Любая научная чески вытекает из уже имеющихся теоретических принципов
теория должна удовлетворять определенным логическим, гносео­ и опытных данных 1. Иными словами, говоря традиционным фи­
логическим требованиям. В качестве главного требования вы­ лософским языком, он не сводится к аналитической деятельности
ступает возможность ее объективной проверки, Интуитивпое рассудка, а предполагает синтетическую деятельность разума.
знание может быть проверено лишь тогда, когда логически Синтетическая деятельность разума хотя и ДОПУСRает свободу
включено в целостную систему знания. В данном случае речь мышления от онов строгой логической дедукции и правил вывода
идет не о соанательно принимаемых без доказательств в силу их по индукции, тем не менее не представляет собой какого-то

I СМ.: А. А. М а р к о в. Конструктивное направление, <Философская I СМ. П. В. К о п н и н, Логика научного познания. «Вопросы философии •.
• нциклопепияэ . т. 3, иад-во «Советская энциклопедия> . М.. \964. Ni 10, 1966.

182 183
алогичного процесса. Перескакивание через логику представляет воображении результата от процесса получения может породить
собой просто выход за рамки сдожввшихся правил логического разного рода идеалистические, мистические учения об интуиции
вывода.
как о сверхопытном, иррациональном постижении истины. Ин­
В процессе синтетической, творческой деятельности создается туитивное в процессе творческого воображения не противостоит
новое понятие, новая понятийная схема, которая дает возмож­ логическому: оно просто протекает в еще неиавестных и неосо­
ность по-новому посмотреть на имеющиеся факты, осуществить ананных логических формах. Поэтому необходимо осознать,
научное предвидение, выдвинуть новую гипотезу, что ведет к
выявить логический механизм процесса достижения нового, осу­

коренному изменению имеющейся теории. ществляемого посредством творческого воображения. Подобное


R таким понятиям относятся, например, понятие ускорения выявление поставит новое знание в логическую связь с извест­

в механике Галилея - Ньютона, понятие кванта в современной ным знанием, устранит дефекты интуитивного знания.
физике. Все эти понятия строго логически не следовали из пред­ Проблема творческого воображения и роли интуиции в ней­
шествующих данных физики, а явдялись результатом синтетиче­ большая и сложная проблема. В книге М. Бунге рассматрива­
ской деятельности мышления. За синтетической деятельностью ются лишь некоторые стороньг этой проблемы, хотя и весьма
мышления стоит большой накопленный опыт, приобретенные существенные.

ранее знания.
Решение этой проблемы применительно к современному
Новые экспериментальные данные свидетельствуют о несо­ уровню развития науки связано с дальнейшей разработкой важ­
стоятельности старых понятий, несут новую информацию. В то нейших положений диалектико-материалистического учения о
же время простое по уже известным правилам индуктивное соотношении субъекта и объекта, формализуемого и неформали­
обобщение непосредственно не ведет к возникновению нового зуемого знания, о роли творческого начала человека в современ­
понятия. Создание нового понятия требует мобилизации всего ной научно-технической революции. успешное ее решение зави­
прежнего знания, опыта. Новое понятие выступает как результат сит также от исследований в области так называемого эвристи­
синтеза старого знания, выраженного в определенной системе ческого программирования в кибернетике, от раскрытия физио­
языка и логики, и новых экспериментальных данных.
логического механизма интуиции. Оно зависит от работ по теории
Большую роль в синтетической деятельности мышления решений и поисковой деятельности и от исследований, в которых
играют законы и категории диалектики. Особенности законов и рассматриваются возможности усиления творческих потенции
категорий диалектики, ааключающввся в том факте, что они человека благодаря использованию универсальных вычислитель­
созданы на более широкой основе, чем понятия любой другой ных машин.

науки, придает им важную эвристическую, направляющую роль В. Г. Виндерадов


в процессе формирования нового знания. Законы и категории
диалектики как бы регулируют, задают рамки синтетической
деятельности мышления, оставляя его в рамках научно-теоре­
тического познания.
Интуицию в процессе творческого воображения характеризует
внезапность. Ее объединяет с другими видами интуиции элемент
непосредственности, который в ней содержится. Для интуиции
в процессе творческого воображения характерно, что в ней дис­
курсивное познание данных не выделяется как особая ступень,
а осуществляется в порядке специфического обобщения прямо
. от исходных данных к результату. Предшествующее знание в
виде накопленного опыта выступает опосредствующим звеном
этого обобщения. В процессе творческого воображения механизм
опосредствования первоначально обычно не осознается и осо­
знается только результат. Метафизический отрыв в творческом

184
оглавлвнив Исключенное третье 69
Математический интуиционизм и философский интуи­
тивизм 79
За и против 83
З. ИНТУИЦИЯ УЧЕНОГО 92
Виды интуиции 92
Миф о методе 92
Интуиция как восприятие 94
Интуиция как воображение 100
Интуиция как разум 116
Интуиция как оценка 122
ВВЕДЕНИЕ 5 Еще о некоторых видах интеллектуальной интуиции 123
1. ФИЛОСОФСКИЙ ИНТУИТИВИЗМ 7 Интеллектуальная интуиция как обычный способ
мышления 123
От Аристотеля до Канта 7
Творческое воображение 125
Корни аристотедевского интуитивизма 7
Ускоренное умозаключение 134
Рациональная интуиция Декарта 9
Фронеаис 138
Интуитивное знание Спинозы 13
Интуиция - недостоверный зачаток мысли 141
Чистая интуиция Канта . 14
Современный интуитивизм
Интуиция и ее проверна 141
17
«Понимаввы Дильтея
«Интуитивное» в сравнении с «систематическим» 145
18
Роль интуиции в науке 148
«Метафизическая интуицию) Бергсона 21
({ Усмотрение сущности» Гуссерля 27 4. ВЫВОДЫ. 152
Интуиция ценностей и норм 33 О книгв М. БУНГЕ ({ИНТУИЦИЯ И НАУКА» . 165
Итоги 35
2. МАТЕМАТИЧЕСКИЙ ИНТУИЦИОНИЗМ 43
Источники 43
Математические и философские корни 43
Брауэр и Кант 46
Основные тезисы 49
Статус логики и математики 50
Интуитивистский тезис математического интуицио-

низма 56
Принцип конструктивности . 60

~88
М. Бунге
ИНТУИЦИЯ И НАУКА

Редактор И. Цыганков
Художник Н. Старцев
Художественный редактор Л. Шканов
Технический редактор Г. Калuнцева

Сдано в производство 9/VI - 1967 г.


Подписано к печати 22/IX 1967 г.
Бумага N, 1 84Х108'/". Бум. л. 215/16
8.23 печ. л.
Уч.эиад .•1. 8,37. Изд. N, 9/2246
Цена 62 к. 3ак. 521

Издательство сПрогресс»
Комитета по печати при Совете Министров
СССР
Москва. Г-21. Зубовекий бульвар, 21

Московская типография N, 37
Главполиграфпрома
Комитета по печати при Совете
Мииистров СССР
Москва. У.Т. Фр. Энгельса, 46