Вы находитесь на странице: 1из 7

Архипова Ирина Александровна, канд. юрид. наук, доц., зам.

начальника кафедры
криминалистики, arhipova.ir@yandex.ru, Россия, Москва, Московский университет МВД
России имени В.Я. Кикотя

SCIENTIFIC HERITAGE OF PROFESSOR R.S. BELKIN IN THE ASPECT OF MODERN


REALITIES OF FORENSIC SCIENCE DEVELOPMENT

I.A. Arkhipova

The article discusses the impact of scientific research of R. S. Belkin in the development of
science of criminology. The contribution of Professor R. S. Belkin in the definition of the subject of
criminology, in the development of the system of private forensic theories is analyzed
Key words: Raphael Samuilovich Belkin, the subject of criminology, the tasks of criminalistics,
the General theory of criminalistics, private criminalistic theories, a way of concealing the crime,
the counter-investigation.

Arkhipova Irina Aleksandrovna, Cand. jurid. Sci., Assoc., Deputy. Head of the Department of
Criminalistics, arhipova.ir@yandex.ru, Russia, Moscow, Moscow University of the Ministry of the
Interior of Russia named after V.Y. Kikotya

УДК 347.65/.68
НАСЛЕДОВАНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬНОЙ ДОЛИ В РЕСПУБЛИКЕ
МОЛДОВА

И.А. Гроник

Особое внимание уделено принципу защиты интересов семьи и обязательных


наследников. Показано, что обязательная доля в наследстве служит одним из механизмов
правовой защиты, обеспечивая гарантированную долю наследственного имущества, в
случае, когда наследодатель не отметил зависимого от него нетрудоспособного
родственника в распоряжении на случай смерти. В статье автор использовал историко-
правовой метод сравнения, что позволило глубже и яснее осмыслить все процессы развития
наследования обязательной доли в Республике Молдова и проследить их трансформацию. На
основании проведенного анализа сделаны выводы, подтверждающие значимость и
актуальность исследуемой темы.
Ключевые слова: право Республики Молдова, обязательная доля наследства,
наследственное право, обязательные наследники, наследственное имущество.

Занимаясь изучением темы наследования обязательной доли сквозь


призму применения материальных норм, отметим, что она и сегодня, не
утратив своей значимости и актуальности, всѐ так же активно остаѐтся
предметом научно-правовых исследований. К ней проявляют интерес, по
меньшей мере, три категории субъектов: учѐные как к предмету научного и
45
исторического познания, законодатель как к предмету нормотворческой
инициативы и обычные граждане – участники наследственных отношений.
В этой связи важно отметить, что наследственное право базируется на
очень значимом принципе – принципе защиты интересов семьи и обязательных
наследников.
Человеческим сознанием изначально заложено понимание того, что
наследственное право должно возникать между субъектами, связанными
семейно-родственными узами, по поводу объектов, принадлежащих умершему
по праву частной собственности. Именно поэтому «передача из поколения в
поколение имущества было и есть фактом не только общественного бытия, но и
общественного сознания» [1].
Вместе с тем при всей свободе, которая сегодня предоставляется
гражданину в распоряжении принадлежащим ему имуществом на случай
смерти, закон устанавливает одно единственное ограничение этой свободы.
Речь идет об обязательной доле в наследстве.
Для нетрудоспособных лиц, претерпевших значительное ухудшение
качества жизни, в связи с потерей содержащего их человека, Гражданский
кодекс Республики Молдова (далее ГК РМ) [2] обеспечивает надлежащие
социальные гарантии. Обязательная доля в наследстве служит одним из
механизмов правовой защиты, обеспечивая гарантированную долю
наследственного имущества, в случае, когда наследодатель не отметил
зависимого от него нетрудоспособного родственника в распоряжении на случай
смерти.
Молдавский законодатель уделяет существенное значение обязательной
доле в наследстве. Она подразумевает под собой часть имущества лица,
оставившего наследство, которая причитается категории наследников,
предусмотренных статьей 1505 ГК РМ, имеющих право на долю на основании
закона в обязательном порядке и независимо от свободной воли завещателя,
выраженной во время жизни завещательными распоряжениями в случае
смерти. Из содержания статьи 1505 ГК РМ следует, что обязательная доля в
наследстве по праву может принадлежать нетрудоспособным родственникам
наследодателя первой очереди, которые могли бы наследовать по закону.
Только таким путем найдена возможность обеспечить интересы
нетрудоспособных членов семьи завещателя, лиц, которые с его смертью
утрачивают право получения от него средств на свое содержание. Право на
обязательную долю выражается в том, что определенному кругу наследников,
несмотря на содержание завещания, предоставляется право на получение доли
в наследстве. При совершении завещания нотариус или любое другое лицо,
удостоверяющее завещание, обязаны предупредить завещателя о таком
ограничении и сделать соответствующую надпись об этом в завещании. Как мы
писали выше, это один из способов защиты материальных интересов членов
семьи, используемый государством. Круг обязательных наследников
достаточно узок. Под защиту подпадают нетрудоспособные «родственники по
нисходящей линии (сыновья и дочери наследодателя, в том числе родившиеся
живыми после смерти наследодателя, а также усыновленные и удочеренные им
46
сыновья и дочери), переживший супруг наследодателя и привилегированные
родственники по восходящей линии (родители, усыновители) наследодателя»
[2, ст. 1505 ГК РМ], имеющие право на не менее ½ доли от положенной по
закону. Иными словами, часть доли из обязательной доли в наследстве
составляет половину доли, которая полагалась бы каждому обязательному
наследнику в случае наследования по закону (ст. 1505 ГК РМ). Дети умершего
лица, которые были усыновлены после смерти их родителя другим лицом, не
теряют право на наследование обязательной доли, а несовершеннолетние,
которые были усыновлены во время жизни наследодателя, теряют право на
наследование обязательной доли имущества родителя, поскольку
усыновлением были прерваны имущественные отношения между натуральным
родителем и его детьми.
Для признания в качестве обязательного наследника лицо должно
являться первоочередным наследником и быть нетрудоспособным на день
открытия наследства.
В Молдове под категорию нетрудоспособных лиц подпадают люди
пенсионного возраста, инвалиды 1, 2 и 3 групп, включая инвалидов детства,
независимо от того, если для них установлена пенсия по достижению
предельного возраста или по инвалидности, а также дети в возрасте до 18 лет.
Нетрудоспособность подтверждается удостоверением об инвалидности,
пенсионным удостоверением и свидетельством о рождении для доказательства
несовершеннолетия или достижения пенсионного возраста. Тот факт, что
нетрудоспособное лицо не находилось на иждивении умершего, находилось в
другой местности или в другом государстве, не имеет значения для признания
соответствующего лица обязательным наследником.
«По сравнению со старыми нормами, завещатель во время жизни может
лишить обязательной доли наследников по закону, если существуют основания,
предусмотренные ст. 1434 ГК РМ о признании их недостойными. В этом случае
он может предъявить в судебную инстанцию иск о лишении права на
обязательную долю (ст. 1513 ГК). Если завещатель умирает, после
предъявления иска, согласно ст. 70 ГПК, допускается наследование в правах
[3]. Например, мать ещѐ при жизни обратилась в судебную инстанцию о
лишении права на обязательную долю в отношении дочери инвалида 3 группы,
которая уклоняется от еѐ содержания. Если обязательный наследник умер после
открытия наследства и до истечения срока для принятия наследства не был
признан недостойным наследником, то его право переходит к его наследникам
в порядке наследственной трансмиссии (ст. 1523 ГК РМ).
Обязательная доля наследника, лишенного права на нее, переходит к
наследникам по завещанию (ст. 1514 ГК РМ).
Однако если основания для признания недостойными наследников по
закону отсутствуют, и соответственно, отпадает возможность лишения их
обязательной доли при помощи судебного разбирательства, завещание
становится недействительным в части, которая нарушает обязательную долю.
С.Ф. Набиев высказал точку зрения о том, что тенденция «направленная
на защиту интересов семьи завещателя, зачастую является следствием
47
стремления различных государств к обеспечению стабильности семьи как
основной ячейки общества, а в ряде случаев также к стремлению уменьшить
«социальное бремя», лежащее на современных государствах, переложив его
полностью или частично на отдельных членов общества» [4, с. 11]. Позволим
частично не согласиться со второй частью убеждения С.Ф. Набиева, так как
считаем, что в-первую очередь, мы сами должны нести это, так называемое
«бремя» ответственности. Государство, в указанном случае проявляет заботу в
виде определенных нормативных гарантий для незащищѐнных слоѐв
населения. Совсем по-иному обстоит дело с размером самой обязательной доли
и еѐ значительным уменьшением с 1922 года на целых, немного, немало – 33 %.
Уже Гражданский кодекс МССР 1964 года (ст. 570 ГК МССР) устанавливал не
менее ⅔ доли. Если рассматривать такое уменьшение с точки зрения свободы
завещаний, то это хорошая тенденция, поскольку, обязательность относится
только к ограничению воли завещателя, а не к обязательству передачи
обязательной доли к определенному лицу, без учѐта его согласия наследовать.
Однако, если смотреть на ситуацию под углом родственной связи и семейных
ценностей, то, ситуация близка к плачевной. Конечно, это спорный вопрос,
требующий детального обдумывания и размышления.
Сегодня размер обязательной доли в Республике Молдова определяется
исходя из стоимости всего наследственного имущества, включая имущество,
определѐнное для исполнения завещательного отказа.
При определении обязательной доли, учитываются все наследники по
закону, которые были бы призваны к наследованию, если бы не было
завещания.
В настоящее время право на обязательную долю не обусловлено
прошлым совместным проживанием с умершим лицом и ведением общего
хозяйства.
В период действия на Молдавской территории Гражданского кодекса
МССР 1964 года, в зависимости от того, проживали ли необходимые
(обязательные) наследники совместно с наследодателем или раздельно, их
обязательная доля рассчитывалась по-разному.
В случае совместного проживания выявлялось, сколько бы он получал
из предметов обычной домашней обстановки и обихода и из другого
имущества, а сумма этих двух частей умножалась на 2/3.
В случае раздельного проживания обязательная доля исчислялась
только из оставшейся части имущества, поскольку при отсутствии
завещания необходимый наследник ничего не получал из предметов
домашней обстановки и обихода. А в случае же, когда «совместно
проживавших наследников не было или они отпали, обязательная доля
исчисляется из суммы стоимости как предметов обычной домашней обстановки
и обихода, так и иного имущества, наследуемого на общих основаниях»
[5, с. 135].
В настоящее время в Молдове существуют случаи, когда обязательный
наследник является ещѐ и отказополучателем, он имеет право потребовать свою
долю, но только если откажется от завещательного отказа и наоборот (ст.1509
48
ГК РМ). Обращается внимание на то, что обязательный наследник не может
одновременно являться и отказополучателем и обязательным наследником.
Таким образом, он сможет претендовать на обязательную долю, если откажется
от завещательного отказа. В случае если он не откажется от завещательного
отказа, стоимость завещательного отказа будет включена в часть обязательной
доли.
Если завещано не всѐ имущество, то обязательная доля выделяется из
незавещанной части, а если еѐ недостаточно, то восполняется из завещанной.
«В случаях, когда обязательному наследнику завещано имущество,
составляющее по стоимости меньше чем половина имущества, которую он мог
бы получить в случае наследования по закону, он может обратиться в судебную
инстанцию с требованием об урегулировании наследуемого имущества к
размеру доли, которая полагается ему как обязательному наследнику. Судебная
инстанция определяет эту сумму обязательному наследнику в виде
натуральной или денежной разницы в стоимости (ст. 1511 ГК; п.52
Постановления Пленума ВСП)» [6].
В соответствии с постановлением Пленума Высшей судебной палаты
Республики Молдова № 13 от 30.10.2005 года «О практике применения
судебными инстанциями при рассмотрении дел о наследовании» при
рассмотрении спора в связи с определением обязательной доли в наследстве
будут учитываться следующие аспекты:
- «право на обязательную долю не зависит от согласия других
наследников;
- доля будет определяться в зависимости от всего наследственного
имущества, включая имущество, определенное для исполнения завещательного
отказа;
- в случае нескольких наследников, будут учитываться все наследники по
закону, призванные к наследству, если не существовало бы завещания, а
наследники по завещанию не будут приниматься во внимание, если не
являются одновременно наследниками по закону;
- располагаемая доля может регулироваться в той мере, которая не
нарушает обязательную долю и в пропорциональном порядке для всех;
- право на часть обязательной доли не обусловлено прошлым совместным
проживанием с умершим лицом и ведением общего хозяйства» [3].
Если обязательному наследнику было выделено имущество меньшей
стоимости, чем половина имущества, которую он мог получить в случае
наследования по закону, и он обратился с требованием об урегулировании
наследуемого имущества к размеру этой доли, то судебная инстанция
установит разницу стоимости между наследуемым имуществом и стоимости
половины имущества, которые он смог бы наследовать в случае наследования
по закону, и определит эту сумму обязательному наследнику в виде
натуральной или денежной разницы в стоимости (ст. 1511 ГК РМ).
Кроме уменьшения обязательной доли следует отметить ещѐ один
немаловажный аспект. Современное гражданское законодательство Молдовы, в
отличие от ГК МССР 1964 года, уже не включает в круг обязательных
49
наследников «иждивенцев», тогда как статья 570 ГК МССР, чѐтко прописывала
эту категорию граждан. Надо полагать, советский законодатель, имел в виду
иждивенцев, не входящих в круг наследников по закону, то есть не
связанных родственными узами с наследодателем, выполнявшим, по сути,
некую социальную функцию.
Несмотря на эти расхождения, цель возникновения и развития института
обязательной доли в наследственном праве Республики Молдова сохраняется
неизменной – охрана имущественных интересов членов семьи и
«регулирование обязанностей собственника, как члена семьи и его прав по
распоряжению наследственным имуществом» [7, с. 20-21].
П.С. Никитюк выразил позицию, совпадающую с нашими взглядами на
тему исследования, что понимание смысла закона об обязательной доле в
наследстве в большей степени отвечает «семейному характеру наследования,
как одному из принципов наследственного права, проявляющейся в брачно-
семейном и наследственном праве тенденции к охране имущества семьи от
нецелесообразного дробления. И, наконец, о большей согласованности его с
нормами нравственности понимания … общества» [5, с. 155-156].
Существование обязательных наследников будет подвергать снижению в
той мере, которой нарушается обязательная доля, только завещательные
распоряжения, но не распоряжения между живыми людьми, независимо от их
вида – бесплатные или за определенную плату.
Являясь правом, а не обязанностью для лиц, установленных законом, эта
возможность подпадает под срок принятия наследства, предусмотренный ст.
1517 ГК РМ, таким образом, что обязательность относится только к
ограничению воли завещателя, а не к обязательству передачи обязательной
доли к определенному лицу, без учета его согласия наследовать.
Обязательный наследник может принять или отказаться от своей доли из
обязательной доли в течение 6 месяцев со дня открытия наследства (ст. 1517,
1526 ГК РМ). В случае, когда обязательный наследник отказался от
причитающейся ему доли без указания, в чью пользу произведен отказ, это не
влечет увеличения обязательной доли других наследников. Его доля переходит
к наследникам по завещанию пропорционально завещанным им долям.
Если обязательный наследник умер после открытия наследства и до
истечения срока принятия наследства и не был признан недостойным
наследником, тогда это право согласно ст. 1506 ГК РМ переходит к его
наследникам по условиям ст. 1523 ГК РМ (наследственная трансмиссия).
В заключении отметим, что настоящее исследование позволило глубже и
яснее осмыслить все процессы развития наследования обязательной доли в
Республике Молдова и проследить их трансформацию. Однако, необходимо
ещѐ более детальное изучение, поскольку в данной работе указана лишь малая
доля, того, что требует тщательного анализа, с учѐтом современных тенденций
развития, юридической грамотности и использования судебной практики.

Список литературы

50
1. Интервью председателя судебного состава коллегии по
гражданским делам Верховного Суда РФ В. Горшкова // Российская газета
(Неделя). 2012. 14 июня.
2. Гражданский кодекс Республики Молдова: Закон РМ: принят
Парламентом тринадцатого созыва от 6 июня 2002 г.// MonitorulOficialal RM.
2002. 22 июня. № 82-86.
3. О практике применения судебными инстанциями при рассмотрении
дел о наследовании: постановление Пленума Высшей судебной палаты РМ
№ 13 от 30.10.2005 года
4. Набиев С.Ф. Положения об обязательной доле в наследстве и
особенности их применения при наследовании авторских прав: дисс. … канд.
юрид. наук. М., 2007. 22 с.
5. Никитюк П.С. Наследственное право и наследственный процесс:
Проблемы теории и практики / под ред. О.В. Овчинниковой. Кишинев:
Штиинца, 1973.258 с.
6. Овчинникова О.В. Гражданское право: Часть I. Краткий курс
лекций. Кишинэу, 2011.
7. Жаботинский М.В. Обязательная доля при наследовании
имущества: российский и зарубежный опыт// Бюллетень нотариальной
практики. 2006. № 6. С. 20–21.
Гроник Ирина Александровна, аспирант, irinabodelan@mail.ru, Россия, Москва,
Российский университет дружбы народов
INHERITANCE OF AN OBLIGATORY SHARE IN THE REPUBLIC OF MOLDOVA
I.A. Gronic
Particular attention is paid to the principle of protecting the interests of the family and
mandatory heirs. It is shown that the compulsory share in the inheritance serves as one of the
mechanisms of legal protection, providing a guaranteed share of the hereditary property, in the
case when the testator did not notice the dependent off-duty relative in the possession in case of
death. In the article the author used the historical-legal method of comparison, which allowed to
comprehend deeper and more clearly all the development processes of inheritance of the obligatory
share in the Republic of Moldova and trace their transformation. Based on the analysis,
conclusions are drawn that confirm the relevance and relevance of the topic.
Key words: The law of the Republic of Moldova,inheritance obligatory share, inheritance
law, obligatory heirs, hereditary property.

Gronic Irina Alexandrovna, graduate student, irinabodelan@mail.ru,Russia, Moscow,


Russian University of Peoples’ Friendship

51