Вы находитесь на странице: 1из 29

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ 3
ГЛАВА 1. ОБЪЕКТИВНЫЕ ПРИЗНАКИ ОГРАНИЧЕНИЯ 6
КОНКУРЕНЦИИ
1.1 Объект ограничения конкуренции 6
1.2 Объективная сторона ограничения конкуренции 10
ГЛАВА 2. СУБЪЕКТИВНЫЕ ПРИЗНАКИ ОГРАНИЧЕНИЯ 15
КОНКУРЕНЦИИ
2.1 Субъективная сторона ограничения конкуренции 15
2.2 Субъект ограничения конкуренции 16
ГЛАВА 3. ОСОБЕННОСТИ КВАЛИФИКАЦИИ ОГРАНИЧЕНИЯ 19
КОНКУРЕНЦИИ И ЕГО ОТЛИЧИЯ ОТ СМЕЖНЫХ СОСТАВОВ
ПРЕСТУПЛЕНИЙ
ЗАКЛЮЧЕНИЕ 24
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 27
3

ВВЕДЕНИЕ 
Актуальность темы исследования проявляется в высокой степени
общественной опасности преступлений, предусмотренных ст. 178 УК РФ, т.к.
ущерб от деятельности картелей приносит огромный вред экономике нашей
страны. По информации представителей ФАС России 1, ущерб от деятельности
картелей составляет около 1,5-2% ВВП, что значительно превышает общий
показатель материального ущерба, причиняемого преступлениями экономической
направленности по данным МВД. При этом нельзя не отметить весьма неохотную
борьбу правоохранительных органов с указанным преступным посягательством,
связанную не только с несовершенством уголовно-правовой нормы, но и с
тяжестью доказывания вины, в связи с чем ст. 178 УК РФ остается практически
невостребованной правоприменителем.
Необходимо подчеркнуть, что антиконкурентные соглашения не только
причиняют значительный имущественный ущерб интересам общества и
государства, который лишь от одного такого случая может исчисляться сотнями
миллионов рублей, а преступный доход участников сговора – миллиардами
рублей. Они дестабилизируют экономическую ситуацию в стране, самым
негативным образом сказываясь на благосостоянии общества, зачастую содержат
в себе коррупционную составляющую, заключаясь в стратегических, жизненно
важных для государства, общества областях, таких как добыча водных
биологических ресурсов, обеспечение инфраструктуры государственных границ,
поставка медицинского оборудования и лекарственных средств, продуктов
питания для населения, гособоронзаказ, строительство государственных объектов,
подрывают основы как экономической, так и национальной безопасности в целом.
Кроме того, сговоры на торгах дискредитируют правовые основы экономических
отношений, государственную политику по поддержке и охране конкуренции,
доверие к государственным институтам, участвующим в этих процессах.

1
Практика ФАС России по делам о картелях и иных антиконкурентных соглашениях: события 2018 года и
планы на 2019 год: интернет-интервью с А.П. Тенишевым, начальником управления по борьбе с картелями
Федеральной антимонопольной службы Российской Федерации // СПС »КонсультантПлюс».
4

Вопросы уголовной ответственности за картели являются одними из самых


актуальных и востребованных в работе по пресечению антиконкурентных
соглашений. Тема представленной курсовой работы является актуальной.
Объектом исследования в данной курсовой работе являются общественные
отношения, связанные с ограничением конкуренции.
Предметом исследования являются уголовно-правовые нормы,
устанавливающие ответственность за деятельность картелей, а также научные
работы, комментарии уголовного законодательства, материалы судебной
практики относящиеся к теме исследования.
Цель курсовой работы - исследование уголовной ответственности за
ограничение конкуренции в современном российском уголовном
законодательстве.
Задачи курсовой работы:
- охарактеризовать объект ограничения конкуренции;
- рассмотреть объективные признаки ограничения конкуренции;
- определить субъект преступления, предусмотренного ст. 178 УК РФ;
- рассмотреть субъективные признаки ограничения конкуренции;
- рассмотреть особенности квалификации ограничения конкуренции и его
отличия от смежных составов преступлений.
Практическая и теоретическая значимость данного исследования состоит в
возможности использования его результатов при изучении таких дисциплин как
«Уголовное право», «Уголовный процесс», «Конституционное право» и др. Также
исследование показывает роль и место данных преступлении в общей системе
уголовного права.
Методологию данной работы составляют такие методы как общенаучный
диалектический метод познания, дедукция, индукция, описание, синтез, анализ,
формально-юридический метод и т.д.
При написании представленной курсовой работы были использованы
следующие нормативные правовые акты: Уголовный кодекс РФ, Федеральный
закон от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции». Кроме того, были
5

использованы научные работы следующих авторов: Т.А. Батрова, Е.В. Артемьев,


Ю.И. Абакумова, О.Р. Афанасьева, А.В. Борисов, И.В. Башлаков-Николаев, Д.А.
Гаврилов, А.Ю. Кинев и др.
По структуре курсовая работа включает введение, три главы, заключение и
список использованной литературы.
6

ГЛАВА 1. ОБЪЕКТИВНЫЕ ПРИЗНАКИ ОГРАНИЧЕНИЯ


КОНКУРЕНЦИИ
1.1 Объект ограничения конкуренции
Объектом преступления, предусмотренного ст. 178 УК РФ1, является
установленная законом экономическая деятельность, интересы субъектов этой
деятельности. Дополнительный объект - материальные интересы лиц, зависимых
от субъектов экономической деятельности, а также право собственности.
Факультативными объектами могут выступать отношения, обеспечивающие
честь, достоинство и репутацию человека, имущественные отношения и т.п.
Уясняя значение термина «конкуренция», следует обратиться к п. 7 ст. 4
Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» 2, согласно
которому конкуренция - это соперничество хозяйствующих субъектов, при
котором самостоятельными действиями каждого из них исключается или
ограничивается возможность каждого из них в одностороннем порядке
воздействовать на общие условия обращения товаров на соответствующем
товарном рынке.
Следует согласиться с Т.А. Батровойа и Е.В. Артемьевым, которые
рассматривают конкуренцию как с субъективной, так и с объективной стороны. В
первом случае речь идет об особых экономических отношениях между
конкретными субъектами рынка, являющихся следствием самостоятельно
осуществляемой ими стратегии поведения, направленной на достижение
собственных интересов, состоящих прежде всего в увеличении прибыли и
расширении рынков сбыта своих товаров (работ, услуг). О достаточной
хозяйственной самостоятельности субъекта свидетельствует его способность
принимать решения о направлениях своей деятельности, включая организацию
коммерческих связей, вложение денежных средств и т.п. Конкуренция также
может выступать в качестве характеристики складывающейся на рынке ситуации
(структуры рынка), при которой отдельные субъекты предпринимательства не
1
Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ (ред. от 01.04.2019) // Собрание
законодательства РФ. 1996. № 25. Ст. 2954.
2
Федеральный закон от 26 июля 2006 г. № 135-ФЗ (ред. от 27.12.2018) «О защите конкуренции» //
Собрание законодательства РФ. 2006. № 31 (1 ч.). Ст. 3434.
7

могут оказывать решающего воздействия на общие условия обращения товаров на


данном рынке1.
Также справедливым представляется мнение А.А. Амангельды, который
отмечает, что по смыслу ст. 178 УК РФ ограничение конкуренции направлено на
минимизацию конкуренции в хозяйственной деятельности. При этом виновные
сводят к минимуму (либо до полного ее исключения) состязательность
хозяйствующих субъектов, при которой их самостоятельные действия
эффективно ограничивают возможность каждого из хозяйствующих субъектов
односторонне воздействовать на общие условия обращения товаров на
соответствующем товарном рынке2.
Деятельность хозяйствующих субъектов в сфере отношений конкуренции
основывается на соответствующих нормативных правовых актах, в частности
Законе о защите конкуренции, Федеральном законе от 17 августа 1995 г. № 147-
ФЗ «О естественных монополиях»3, Приказе ФАС России от 28 апреля 2010 г. №
220 «Об утверждении Порядка проведения анализа состояния конкуренции на
товарном рынке»4.
Закон о защите конкуренции содержит положения, регулирующие
отношения конкуренции хозяйствующих субъектов, и в то же время
устанавливает запреты и ответственность за нарушения установленных этим
Законом правил.
Т.А. Батрова и Е.В. Артемьев определяют признаки ограничения
конкуренции как объективные показатели изменения состояния конкурентной
среды, к которым относятся:
а) сокращение числа хозяйствующих субъектов, не входящих в одну группу
лиц, на товарном рынке, что указывает на увеличение степени концентрации на

1
Батрова Т.А., Артемьев Е.В. Комментарий к Федеральному закону от 26 июля 2006 г. № 135-ФЗ «О
защите конкуренции» // СПС КонсультантПлюс. 2018.
2
Конкуренция в рыночной экономике: пределы свободы и ограничений: монография / А.А. Амангельды,
О.А. Беляева, А.Н. Варламова и др.; отв. ред. А.В. Габов. М., 2016. С. 374.
3
Федеральный закон от 17 августа 1995 г. № 147-ФЗ (ред. от 29.07.2017) «О естественных монополиях» //
Собрание законодательства РФ. 1995. № 34. Ст. 3426.
4
Приказ ФАС России от 28 апреля 2010 г. № 220 (ред. от 20.07.2016) «Об утверждении Порядка
проведения анализа состояния конкуренции на товарном рынке» // Бюллетень нормативных актов федеральных
органов исполнительной власти. 2010. № 34.
8

рынке и высокую вероятность появления на нем субъекта, занимающего


доминирующее положение;
б) рост или снижение цены товара, не связанные с соответствующими
изменениями иных общих условий обращения товара на товарном рынке,
выражающиеся в их изменении, не обусловленном изменением спроса и
предложения, конъюнктуры рынка и т.п.;
Рассмотрим пример из практики. В апреле 2018 года Тюменское УФАС
России признало АО «Конар» и ООО НПО «Фундаментстройаркос»
нарушившими п. 2 ч. 1 ст. 11  Закона о защите конкуренции при участии в
закрытых закупках термостабилизаторов грунта для компаний, входящих в
структуру «Транснефть». Победителем всех закупочных процедур до 2015 года
становилось АО «Конар». Картель действовал с 2012 по 2017 г., а его доходы
составили более 15 млрд руб.
Для получения объемов поставок участники картеля действовали по одной
отработанной схеме: ООО НПО «Фундаментстройаркос» при направлении
ценового предложения предлагало цену либо превышающую, либо равную
начальной максимальной цене контракта (НМЦК), а АО «Конар» предлагало цену
ниже НМЦК менее чем на 1%. НПО «Фундаментстройаркос» в борьбу не
вступало, тем самым подыгрывая победителю торгов – АО «Конар».
Как выяснилось в ходе рассмотрения дела, победитель не собирался
собственными силами изготавливать термостабилизаторы грунта, а заключал
договор с ООО НПО «Фундаментстройаркос». Таким образом, производство
термостабилизаторов грунта на базе ООО НПО «Фундаментстройаркос» -
предприятия, которое при нормальных экономических условиях должно было
являться конкурентом АО «Конар», при отсутствии у последнего выпуска
собственной продукции, - явилось следствием заключенного картельного
соглашения.
В отношении руководителей АО «Конар» и ООО «НПО
«Фундаментстройаркос» возбуждено уголовное дело по «в» ч. 2 ст. 178 УК РФ1.
1
Филимонов А.А., Щерба Т.Э. Как идентифицировать картель: классификация картелей, основные
признаки, примеры дел // СПС КонсультантПлюс. 2018.
9

в) отказ хозяйствующих субъектов, не входящих в одну группу лиц, от


самостоятельных действий на товарном рынке, определение общих условий
обращения товара на нем в силу:
- соглашения между хозяйствующими субъектами;
- подчинения координирующему воздействию третьих лиц;
- согласования хозяйствующими субъектами, не входящими в одну группу
лиц, своих действий на товарном рынке;
г) иные обстоятельства, создающие возможность для хозяйствующего
субъекта в одностороннем порядке воздействовать на общие условия обращения
товара на рынке. Указывая на иные обстоятельства, законодатель дает
возможность для расширительного толкования признаков ограничения
конкуренции;
д) установление органами государственной власти, органами местного
самоуправления, организациями, участвующими в предоставлении
государственных или муниципальных услуг, при участии в предоставлении таких
услуг не предусмотренных законодательством требований к товарам или к
хозяйствующим субъектам, что меняет общие условия функционирования рынка,
создает неравные условия хозяйствования (состав затрат, доступность ресурсов),
которые могут создать благоприятные условия для одних субъектов и ущемлять
интересы других. При этом следует учитывать, что законодатель в ряде случаев
особо оговаривает право органов власти устанавливать иные условия
деятельности с точки зрения как установления дополнительных требований, так и
реализации различных форм поддержки хозяйствующих субъектов1.
Думается, что приведенный Т.А. Батровой и Е.В. Артемьевым список
признаков ограничения можно считать исчерпывающим.
Вывод. Объектом ограничения конкуренции является экономическая
деятельность установленная законом, интересы субъектов этой деятельности.
Дополнительным объектом выступают материальные интересы лиц, зависимых от
субъектов экономической деятельности, а также право собственности. Важное
1
Батрова Т.А., Артемьев Е.В. Комментарий к Федеральному закону от 26 июля 2006 г. № 135-ФЗ «О
защите конкуренции» // СПС КонсультантПлюс. 2018.
10

значение для корректного определения объекта рассматриваемого преступления


имеют положения Федерального закона «О защите конкуренции».

1.2 Объективная сторона ограничения конкуренции


Ю.И. Абакумова указывает на то, что объективная сторона преступления по
ст. 178 УК РФ включает следующие обязательные признаки:
1) общественно опасное деяние - ограничение конкуренции путем
заключения между хозяйствующими субъектами - конкурентами
ограничивающего конкуренцию соглашения (картеля), запрещенного в
соответствии с антимонопольным законодательством Российской Федерации;
2) общественно опасные последствия - крупный ущерб (свыше 10 млн руб.)
гражданам, организациям, государству или извлечение дохода в крупном размере
(свыше 50 млн руб.). Данный признак является основным при отграничении
преступного картеля от иных подобных правонарушений;
3) причинно-следственную связь между деянием и наступившим
последствием;
4) способ – путем заключения хозяйствующими субъектами - конкурентами
ограничивающего конкуренцию соглашения (картеля) 1.
Думается, что приведенные Ю.И. Абакумовой признаки объективной
стороны являются исчерпывающими.
Диспозиция анализируемого состава преступления является бланкетной, т.е.
не определяет в УК РФ признаки преступного деяния, а отсылает к иным
нормативным правовым актам. В данном конкретном случае – к
антимонопольному законодательству.
В целях правильного применения положений ст. 178 УК РФ целесообразно
обращение и к иным нормам антимонопольного характера.
По юридической конструкции состав рассматриваемого преступления –
материальный. Преступление считается оконченным в момент причинения
крупного ущерба или извлечения дохода в крупном размере.

1
Процедуры в конкурентном праве: учебное пособие / Ю.И. Абакумова, О.Р. Афанасьева, А.В. Борисов и
др.; отв. ред. С.А. Пузыревский. М., 2019. С. 208.
11

Таким образом, объективная сторона этого преступления включает:


заключение между хозяйствующими субъектами-конкурентами ограничивающего
конкуренцию соглашения (картеля), запрещенного в соответствии с
антимонопольным законодательством Российской Федерации (деяние),
ограничение конкуренции (обязательное последствие) и, кроме того, такие
альтернативные признаки, как причинение крупного ущерба гражданам,
организациям или государству (второе последствие) либо извлечение дохода в
крупном размере (доход характеризует масштаб деяния). Разумеется, между
деянием и последствиями должна быть установлена причинная связь (равно как и
связь между деянием и доходом).
Итак, деяние состоит в заключении между хозяйствующими субъектами —
конкурентами ограничивающего конкуренцию соглашения (картеля).
Для более четкого разграничения правомерных и неправомерных
соглашений Федеральным законом от 6 декабря 2011 г. № 401-ФЗ «О внесении
изменений в Федеральный закон «О защите конкуренции» и отдельные
законодательные акты Российской Федерации»1 впервые было введено понятие
картеля.
В действующем законодательстве понятие картеля раскрывается через
характеристику его участников и возможных негативных последствий его
образования, к числу которых относятся: установление или поддержание цен
(тарифов), скидок, надбавок (доплат) и (или) наценок; повышение, снижение или
поддержание цен на торгах; раздел товарного рынка по секторам; сокращение или
прекращение производства товаров; отказ от заключения договоров с
определенными продавцами или покупателями (заказчиками). Также не могут
быть признаны допустимыми соглашения, которые прямо или косвенно налагают
на одну из его сторон (субъектов, входящих с ней в одну группу лиц)
обязательства, выполнение которых может привести к нарушению такими лицами
ст. 10 Закона о защите конкуренции.

1
Федеральный закон от 6 декабря 2011 г. № 401-ФЗ (ред. от 05.10.2015) «О внесении изменений в
Федеральный закон «О защите конкуренции» и отдельные законодательные акты Российской Федерации» //
Собрание законодательства РФ. 2011. № 50. Ст. 7343.
12

Следует согласиться с мнением Т.А. Батровой и Е.В. Артемьевым, которые


признают картельным соглашение в случае, если его участниками являются
хозяйствующие субъекты, осуществляющие продажу товаров на одном товарном
рынке, что предполагает выявление его географических и продуктовых границ, а
также расчет долей сторон соглашения о совместной деятельности на таком
рынке и определение уровня концентрации. О возможности устранения
конкуренции на товарном рынке свидетельствует выполнение совокупности
следующих условий:
1) совокупный размер долей сторон соглашения на товарном рынке
достаточен для того, чтобы они могли устранить конкуренцию на нем;
2) товарный рынок характеризуется высокими показателями экономической
концентрации и высокими барьерами входа;
3) имеют место существенные ограничения импорта товара, затрагиваемого
рассматриваемым соглашением о совместной деятельности1.
А.А. Амангельды, О.А. Беляева, А.Н. Варламова справедливо отмечают, что
запрещаются иные соглашения между хозяйствующими субъектами, если
установлено, что такие соглашения приводят или могут привести к ограничению
конкуренции. К таковым могут относиться, например, навязывание контрагенту
условий договора, невыгодных для него или не относящихся к предмету договора,
о создании другим хозяйствующим субъектом препятствий доступу на товарный
рынок или выходу из товарного рынка и иное2.
Вялых С.В., Денисова А.В. отмечают, что сговор на торгах – одна из
разновидностей картеля. Мы с данной точкой зрения не согласны.
Сговоры на торгах характеризует ряд особенностей, обусловленных
правовой регламентацией процедур торгов, места и времени их проведения,
которые выделяют их среди других антиконкурентных соглашений. В целях
недопущения ограничения конкуренции на торгах Закон о защите конкуренции
предусматривает специальные требования к ним (ст. 17), выражающиеся в ряде
1
Батрова Т.А., Артемьев Е.В. Комментарий к Федеральному закону от 26 июля 2006 г. № 135-ФЗ «О
защите конкуренции» // СПС КонсультантПлюс. 2018.
2
Конкуренция в рыночной экономике: пределы свободы и ограничений: монография / А.А. Амангельды,
О.А. Беляева, А.Н. Варламова и др.; отв. ред. А.В. Габов. М., 2016. С. 375.
13

запретов на совершение перечисленных в статье действий, которые


недобросовестные участники торгов нарушают, используя различные схемы
обхода1.
Представляется, что сговор на торгах как вид антиконкурентного
соглашения в силу его существенных черт значительно отличается от картелей на
товарных рынках. Основное отличие сговора на торгах от картелей на товарных
рынках – это способ достижения желаемого результата, который влияет на
общественную опасность всего преступления.
А.В. Даниловская и А.П. Тенишев справедливо разграничивают
антиконкурентные согласованные действия и соглашения (картели). Если
участники картелей на товарных рынках используют исключительно
экономические механизмы воздействия на рынок – прямое повышение, снижение
цен и т.д., то способ выигрыша на торгах, во-первых, это обман организатора
торгов (заказчика) путем реализации различных схем обхода правовых запретов.
Путем договоренности с другими хозяйствующими субъектами о неучастии в
торгах или об особом их поведении ничего не подозревающий организатор торгов
вводится в заблуждение относительно правомерности поведения представителей
хозяйствующих субъектов-участников организованных им торгов, не догадываясь
об отсутствии (или ограничении) в силу сговора конкуренции, заключает договор
с «выигравшим» торги лицом фактически на его условиях. В действительности
такое лицо может оказаться не обладающим финансовой состоятельностью
(например, внесение задатка может быть обеспечено другими участниками
сговора на торгах посредством заключения с таким лицом договора займа), не
имеющим необходимого для исполнения договора оборудования, персонала
(исполнение договора планировалось им не собственными силами, а за счет
аренды оборудования, привлечения субподрядчиков, как правило, из числа
хозяйствующих субъектов, «проигравших» торги или отказавшихся от участия в
них согласно договоренности)2.
1
Вялых С.В., Денисова А.В. Проблемы разграничения антиконкурентных согласованных действий и
соглашений (картелей) // Хозяйство и право. 2015. № 5. С. 79. 
2
Даниловская А.В., Тенишев А.П. Об уголовной ответственности за сговоры на торгах // Актуальные
проблемы российского права. 2019. № 1. С. 128.
14

Рассмотренный способ совершения преступления заключается в получении


имущества (денежных средств) собственника (заказчика) обманным путем
вопреки его правомерным имущественным интересам и в обход правил,
определенных законом.
Неправомерность заключаемого соглашения связывается с возможностью
реализации его участниками модели группового поведения, состоящей из
действий, которые не были обусловлены внешними факторами
функционирования товарного рынка, и замещающей конкурентные отношения
между хозяйствующими субъектами. Соответственно, следует учитывать и то, что
изменение цен, сокращение производства товаров может быть вызвано вполне
рыночными причинами.
Вывод. Объективная сторона рассматриваемого преступления заключается
в ограничении конкуренции путем заключения между хозяйствующими
субъектами – конкурентами ограничивающего конкуренцию соглашения
(картеля), запрещенного в соответствии с антимонопольным законодательством
РФ, если это деяние причинило крупный ущерб гражданам, организациям или
государству либо повлекло извлечение дохода в крупном размере. Также
отмечается, что сговор на торгах как вид антиконкурентного соглашения в силу
его существенных черт значительно отличается от картелей на товарных рынках.
15

ГЛАВА 2. СУБЪЕКТИВНОЕ ПРИЗНАКИ ОГРАНИЧЕНИЯ


КОНКУРЕНЦИИ 
2.1 Субъективная сторона ограничения конкуренции
С субъективной стороны преступление, предусмотренное ст. 178 УК РФ,
характеризуется виной (психическое отношение физического лица к своим
действиям (бездействию) и (или) к последствиям своих действий (бездействия) в
форме прямого (ч. 2 ст. 25 УК РФ) или косвенного (ч. 3 ст. 25 УК РФ) умысла,
при этом виновный сознает, что совершает преступление, предвидит возможность
или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желает их
наступления (прямой умысел), либо лицо осознает общественную опасность
своих действий (бездействия), предвидит возможность наступления общественно
опасных последствий, не желает, но сознательно допускает эти последствия либо
относится к ним безразлично (косвенный умысел).
По существу, при совершении преступления, предусмотренного ст. 178
УК РФ, возможны такие противоправные действия, как ценовой сговор, биржевые
спекуляции, влияющие на рост цен, а также, например, ограничение доступа к
участию в торгах, нарушения при закупке товаров, работ или услуг и другое,
которые могут быть совершены только сознательно, то есть умышленно. При
этом, как справедливо указывают А.А. Амангельды, О.А. Беляева, А.Н.
Варламова, мотив преступления, предусмотренного ст. 178 УК РФ, может быть
определен как корыстный, а цель - получение наживы (прибыли от продаваемой
продукции по завышенной цене и иное)1.
Мотивы и цели, являясь необязательными в этом составе, могут быть
корыстными или содержать иные низменные интересы, например, месть
конкуренту.
Цель, как правило, выражается в стремлении получить незаконное
обогащение за счет других субъектов хозяйственной деятельности. Данные
факультативные признаки субъективной стороны не влияют на квалификацию
содеянного, но могут судом учитываться при назначении наказания.
1
Конкуренция в рыночной экономике: пределы свободы и ограничений: монография / А.А. Амангельды,
О.А. Беляева, А.Н. Варламова и др.; отв. ред. А.В. Габов. М., 2016. С. 376.
16

Вывод. Субъективная сторона ограничения конкуренции включает вину в


форме прямого или косвенного умысла.
Прямой умысел ограничения конкуренции выражается в том, что
преступник осознает общественную опасность своих действий (бездействия),
предвидит возможность или неизбежность наступления общественно опасного
последствия в виде причинения крупного ущерба и (или) извлечения дохода в
крупном размере и желает его наступления.
Косвенный умысел ограничения конкуренции выражается в том, что
преступник осознает общественную опасность своих действий (бездействия),
предвидит возможность наступления общественно опасного последствия в виде
причинения крупного ущерба и (или) извлечения дохода в крупном размере, не
желает, но сознательно допускает эти последствия либо относится к ним
безразлично.

2.2 Субъект ограничения конкуренции


Субъектом преступления, предусмотренного ст. 178 УК РФ, признаются
лица, действующие от имени хозяйствующих субъектов: руководители,
учредители, лица, уполномоченные на такую деятельность руководителями либо
учредителями.
К.Н. Алешин, И.Ю. Артемьев, Е.А. Большаков указывают на следующие
характерные особенности субъекта преступления по ст. 178 УК РФ:
1) исполнителем (соисполнителем) преступления (ч. 2 ст. 33 УК РФ)
является физическое лицо, которое выполняет функции должностного лица
хозяйствующего субъекта или управленческие функции, уполномочено заключать
соглашения от имени хозяйствующего субъекта (по специальному полномочию
или в силу своего служебного положения);
2) организатором преступления может являться любое физическое
вменяемое лицо, достигшее 16 лет, которое руководило или организовало
совершение рассматриваемого преступления, а равно лицо, создавшее преступное
сообщество (преступную организацию) или организованную группу, а равно и
руководившее ими независимо от наличия своего специального служебного
17

положения или исполнения специального полномочия от имени хозяйствующего


субъекта для целей установления и (или) поддержания монопольно низкой или
монопольно высокой цены товара, необоснованного уклонения или отказа от
заключения договора хотя бы с одним хозяйствующим субъектом, ограничения
доступа на рынок (ч. 3 ст. 33 УК РФ);
3) подстрекателем преступления по ст. 178 УК РФ по может выступать
любое достигшее 16 лет физическое вменяемое лицо, которое склонило другое
участвующее в заключении картельного соглашения лицо к совершению
преступления путем подкупа, уговора, угрозы или иным способом (ч. 5 ст. 33 УК
РФ);
4) пособником рассматриваемого преступления может выступать любое
достигшее 16 лет физическое вменяемое лицо, которое содействовало
заключению картельного соглашения указаниями, советами, предоставлением
информации, орудий или средств совершения преступления или устранением
препятствий, а равно лицо, заранее обещавшее скрыть преступника, орудия или
средства совершения преступления, предметы, добытые преступным путем или
следы преступления, а также лицо, заранее обещавшее сбыть или приобрести
указанные предметы (ч. 5 ст. 33 УК РФ)1.
Думается, что указанные К.Н. Алешиным, И.Ю. Артемьевым, Е.А.
Большаковым особенности и перечень субъектов ограничения конкуренции
являются исчерпывающими.
Основываясь на положениях антимонопольного законодательства, С.Д.
Бражник, Р.Ю. Смирнов приходят к выводу, что субъектом исследуемого
преступления признаются не только соответствующие лица хозяйствующих
субъектов, обладающие правами действовать от имени юридического лица, но и
должностные лица2. Мы с данным утверждением согласны.

1
Научно-практический комментарий к Федеральному закону »О защите конкуренции» (постатейный) /
К.Н. Алешин, И.Ю. Артемьев, Е.А. Большаков и др.; отв. ред. И.Ю. Артемьев. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2016.
С. 813.
2
Бражник С.Д., Смирнов Р.Ю. К вопросу об основаниях дифференциации ответственности в уголовном
праве России // Вестник Ярославского государственного университета им. П.Г. Демидова. 2016. № 3 (37). С. 76. 
18

К хозяйствующим субъектам антимонопольное законодательство относит


коммерческие и некоммерческие организации, которые осуществляют
деятельность, приносящую доход, а равно индивидуальных предпринимателей,
других физических лиц, не зарегистрированных в качестве таковых, но
занимающихся профессиональной деятельностью, приносящей доход, в
соответствии с федеральными законами на основании государственной
регистрации и (или) лицензии, а также в силу членства в саморегулируемой
организации (ст. 4 Закона № 135-Ф3); финансовые организации, занимающиеся
оказанием финансовых услуг: страховые и банковские, услуги по договору
лизинга, услуги на рынке ценных бумаг, услуги, оказываемые финансовой
организацией и связанные с привлечением и (или) размещением денежных
средств физических и юридических лиц.
Вывод. Круг субъектов рассматриваемого преступления весьма широк – не
только соответствующие лица хозяйствующих субъектов, обладающие правами
действовать от имени юридического лица, но и должностные лица. Местом
совершения преступления, предусмотренного ст. 178 УК РФ, является не только
товарный, но и финансовый рынок, хотя об этом прямо не говорится и в новой
редакции уголовного закона.
19

ГЛАВА 3. ОСОБЕННОСТИ КВАЛИФИКАЦИИ ОГРАНИЧЕНИЯ


КОНКУРЕНЦИИ И ЕГО ОТЛИЧИЯ ОТ СМЕЖНЫХ СОСТАВОВ
ПРЕСТУПЛЕНИЙ
Статья 178 УК РФ состоит из трех частей и примечаний, включающих
четыре пункта. Преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 178 УК РФ, относится к
преступлениям небольшой тяжести (ч. 2 ст. 15 УК РФ). Следует учитывать, что
приготовление к преступлению небольшой тяжести не подлежит уголовному
наказанию (ч. 2 ст. 30 УК РФ). Преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 178 УК
РФ, относится к преступлениям средней тяжести (ч. 3 ст. 15 УК РФ).
Преступление, предусмотренное ч. 3, – тяжкое (ч. 4 ст. 15 УК РФ).
В ч. 1 ст. 178 УК РФ дается описание основного (институционального)
состава преступления, в ч. 2 – квалифицированного, в ч. 3 – особо
квалифицированного.
В качестве квалифицирующих признаков законодатель в ч. 2 ст. 178 УК РФ
закрепляет:
а) использование лицом своего служебного положения (использование не
только юридических прав, но и фактических возможностей, которыми лицо
обладает благодаря занимаемой должности);
б) уничтожение (приведение имущества в состояние полной и
окончательной утраты своих свойств, исключающее восстановление) или
повреждение (причинение вреда имуществу, ухудшающее качества и
исключающее или затрудняющее использование по назначению) чужого
имущества либо угрозу его уничтожения или повреждения, при отсутствии
признаков вымогательства;
в) причинение особо крупного ущерба (свыше 30 млн руб.) или извлечение
дохода в особо крупном размере (свыше 250 млн руб.).
В числе особо квалифицирующих признаков называется применение
насилия или угроза его применения (ч. 3 ст. 178 УК РФ). Применительно к
данному составу преступления насилие – способ совершения преступления.
Как справедливо отмечают И.В. Башлаков-Николаев, Д.А. Гаврилов, А.Ю.
Кинев в судебной практике в зависимости от степени интенсивности выделяют:
20

– насилие, не опасное для жизни или здоровья (побои или совершение иных
насильственных действий, связанных с причинением потерпевшему физической
боли либо с ограничением его свободы (связывание рук, применение наручников,
оставление в закрытом помещении и др.);
– насилие, опасное для жизни или здоровья (влечет причинение тяжкого и
средней тяжести вреда здоровью потерпевшего, а также причинение легкого
вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или
незначительную стойкую утрату общей трудоспособности)1.
Если ограничение конкуренции было сопряжено с причинением тяжкого
вреда здоровью, нужна дополнительная квалификация по ст. 111 УК РФ в силу
того, что речь идет о совокупности преступлений. Умышленное причинение
смерти в зависимости от обстоятельств уголовного дела надлежит также
квалифицировать по совокупности ч. 3 ст. 178 УК РФ и соответствующему
пункту (как правило, «б» или «з», иногда «а») ч. 2 ст. 105 УК РФ.
Под угрозой применения насилия Ю.И. Абакумова, О.Р. Афанасьева, А.В. Борисов

понимают запугивание потерпевшего физической расправой путем нанесения ему


или его близким побоев, причинения физической боли, различной степени
тяжести вреда здоровью или смерти. Угроза убийством не требует
дополнительной квалификации по ст. 119 УК РФ. Способы выражения угрозы
могут быть различными2. Мы с данными утверждениями согласны.
Анализ судебной практики и юридической литературы показывает, что при
применении ст. 178 УК РФ возникают проблемы, связанные с отграничением
рассматриваемого преступления от смежных составов преступлений. В первую
очередь это касается преступлений, которые содержатся в главах 22 и 30 УК РФ.
Проанализируем смежные со ст. 178 УК РФ составы преступлений и особенности
дополнительной квалификации.
В юридической литературе смежными составами преступлений по
отношению к ст. 178 УК РФ считаются преступления, обозначенные в ст. 169 УК
1
Ответственность за нарушения антимонопольного законодательства: проблемы теории и практики:
монография / И.В. Башлаков-Николаев, Д.А. Гаврилов, А.Ю. Кинев и др.; отв. ред. С.В. Максимов, С.А.
Пузыревский. М., 2016. С. 124.
2
Процедуры в конкурентном праве: учебное пособие / Ю.И. Абакумова, О.Р. Афанасьева, А.В. Борисов и
др.; отв. ред. С.А. Пузыревский. М., 2019. С. 207.
21

РФ («Воспрепятствование законной предпринимательской или иной


деятельности»), ст. 185.3 УК РФ («Манипулирование рынком»), ст. 204 УК РФ
(«Коммерческий подкуп»), ст. 286 УК РФ («Превышение должностных
полномочий») 1. Отмечается, что в ряде случаев необходима дополнительная
квалификация деяния, предусмотренного ст. 178 УК РФ, по указанным выше
статьям. К сожалению, реальных примеров такой совокупности преступлений, в
судебной практике почти не встречается. По нашему мнению, это связано с
недостаточной проработанностью рассматриваемой ст. 178 УК РФ, ее
перегруженностью и как следствие не понятной для правоприменителей.
Единственным реальным примером приведенной выше совокупности
преступлений является приговор Новгородского районного суда, в котором
генеральный учредитель и директор ООО «Новомост-53» В.С. был признан
виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159 УК РФ, п.
«а» ч. 2 ст. 178 УК РФ , ч. 1 ст. 286 УК РФ. По мнению следствия, руководителем
организованной группы выступило должностное лицо – первый заместитель
губернатора Новгородской области, разработавший план по хищению бюджетных
средств, которые были выделены на содержание и ремонт автомобильных дорог
на территории ряда районов Новгородской области. Роль В.С. в совершении
преступления, предусмотренного ст. 178 УК РФ, выражалась в заключении
ограничивающего конкуренцию соглашения (картель) с ООО «СК «Балтийский
регион» и ООО «Трансбалтстрой» об их отказе от участия в аукционе на право
получения контракта на строительство мостового перехода и участка дороги 2.
По нашему мнению рассматриваемое преступление можно считать
смежным и по отношению к составам криминализованным в 2017-2018 гг., а
именно общественно опасные деяния в виде злоупотребления в сфере закупок
товаров, работ, услуг для обеспечения государственных или муниципальных
нужд (ст. 200.4 УК РФ), подкуп работника контрактной службы, контрактного
управляющего, члена комиссии по осуществлению закупок (ст. 200.5 УК РФ),

1
Ответственность за нарушения антимонопольного законодательства: проблемы теории и практики:
монография / И.В. Башлаков-Николаев, Д.А. Гаврилов, А.Ю. Кинев и др.; отв. ред. С.В. Максимов, С.А.
Пузыревский. М., 2016. С. 127.
2
Там же. С. 128.
22

злоупотребление полномочиями при выполнении государственного оборонного


заказа (ст. 201.1 УК РФ).
Вместе с тем следует отметить, что анализ судебной практики по делам,
связанным с ограничением конкуренции, показывает, что в большинстве случаев
за такое правонарушение лица привлекаются не к уголовной, а к
административной ответственности.
Так, согласно ст. 14.9 Кодекса РФ об административных правонарушениях1
лицо может быть привлечено к административной ответственности за
ограничение конкуренции органами власти, органами местного самоуправления.
Субъектом такого правонарушения признается должностное лицо, которое
нарушает антимонопольное законодательство РФ, которое может привести, в
частности, к недопущению, ограничению либо устранению конкуренции и иное.
Основанием для привлечения к административной ответственности за такое
правонарушение является принятие комиссией антимонопольного органа
решения, которым установлен факт нарушения антимонопольного
законодательства РФ. За нарушениями, связанными с заключением
антиконкурентных соглашений как хозяйствующими субъектами, так и
государственными органами, осуществляется прокурорский надзор.
Кроме того,  ст. 14.33 КоАП РФ предусмотрена ответственность за
недобросовестную конкуренцию, которая выражается в деянии, если таковое не
содержит уголовно наказуемого деяния, за исключением случаев,
предусмотренных ст. 14.3 КоАП (нарушение законодательства о рекламе) (ч. 1),
наказуемым деянием по ч. 2 указанной статьи признается недобросовестная
конкуренция, выразившаяся во введении в оборот товара с незаконным
использованием результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к
ним средств индивидуализации юридического лица, средств индивидуализации
продукции, работ, услуг.
Также, ст. 14.40 КоАП РФ предусмотрена административная
ответственность за нарушение антимонопольных правил, установленных
федеральным законом, при осуществлении торговой деятельности.
1
Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. № 195-ФЗ
(ред. от 01.04.2019) // Собрание законодательства РФ. 2002. № 1 (ч. 1). Ст. 1.
23

КоАП РФ содержит и другие нормы, направленные на противодействие


нарушениям в сфере конкурентных отношений, ответственность за которые
предусмотрена гл. 14 КоАП РФ и совершаемых в области предпринимательской
деятельности, и которые наиболее полно отражают в себе потребность защиты
отношений, связанных с конкуренцией.
Вывод. В юридической литературе смежными составами преступлений по
отношению к ст. 178 УК РФ считаются преступления, обозначенные в ст. ст. 169,
185.3, 204, 286 УК РФ. В ряде случаев необходима дополнительная квалификация
деяния, предусмотренного ст. 178 УК РФ, по указанным выше статьям. К
сожалению, реальных примеров такой совокупности преступлений, в судебной
практике почти не встречается. По нашему мнению, это связано с недостаточной
проработанностью рассматриваемой ст. 178 УК РФ, ее перегруженностью и как
следствие не понятной для правоприменителей. По нашему мнению
рассматриваемое преступление можно считать смежным и по отношению к
составам криминализованным в 2017-2018 гг., а именно по ст. ст. 200.4, 200.5,
201.1 УК РФ.
Можно также отметить, что общественные отношения в сфере ограничения
конкуренции защищены в более полном объеме административным
законодательством, нежели уголовным, поэтому в большинстве случаев за такое
правонарушение лица привлекаются не к уголовной, а к административной
ответственности.
24

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 
Согласно  ст. 178 УК РФ преступление выражается в ограничении
конкуренции путем заключения между хозяйствующими субъектами-
конкурентами ограничивающего конкуренцию соглашения (картеля),
запрещенного в соответствии с антимонопольным законодательством Российской
Федерации, если это деяние причинило крупный ущерб гражданам, организациям
или государству либо повлекло извлечение дохода в крупном размере.
Объектом преступления, предусмотренного ст. 178 УК РФ, является
установленная законом экономическая деятельность, интересы субъектов этой
деятельности. Дополнительный объект - материальные интересы лиц, зависимых
от субъектов экономической деятельности, а также право собственности.
Объективная сторона  рассматриваемого преступления по ст. 178 УК РФ
характеризуется следующими обязательными признаками: деянием –
ограничением конкуренции; способом – заключением между хозяйствующими
субъектами-конкурентами ограничивающего конкуренцию соглашения (картеля),
запрещенного в соответствии с антимонопольным законодательством;
последствием – крупным ущербом (свыше 10 млн. руб.) гражданам, организациям
или государству либо извлечением дохода в крупном размере (свыше 50 млн.
руб.).
Основными признаками, позволяющими отграничить этот состав от
сходного состава административного правонарушения, являются причинение
крупного ущерба гражданам, организациям или государству или извлечение
дохода в крупном размере (ч. 1 ст. 178). 
С субъективной стороны преступление, предусмотренное ст. 178 УК РФ,
характеризуется виной в форме умысла, при этом виновный сознает, что
совершает преступление, предвидит возможность или неизбежность наступления
общественно опасных последствий и желает их наступления (прямой умысел),
либо лицо осознает общественную опасность своих действий (бездействия),
предвидит возможность наступления общественно опасных последствий, не
25

желает, но сознательно допускает эти последствия либо относится к ним


безразлично (косвенный умысел).
По существу, при совершении преступления, предусмотренного ст. 178
УК РФ, возможны такие противоправные действия, как ценовой сговор, биржевые
спекуляции, влияющие на рост цен, а также, например, ограничение доступа к
участию в торгах, нарушения при закупке товаров, работ или услуг и другое,
которые могут быть совершены только сознательно, то есть умышленно. При
этом мотив преступления, предусмотренного ст. 178 УК РФ, может быть
определен как корыстный, а цель – получение наживы (прибыли от продаваемой
продукции по завышенной цене и иное).
Субъектом преступления, предусмотренного ст. 178 УК РФ, признаются
лица, действующие от имени хозяйствующих субъектов: руководители,
учредители, лица, уполномоченные на такую деятельность руководителями либо
учредителями.
В заключение необходимо отметить существующие проблемы применения
рассматриваемой ст. 178 УК РФ.
Как было выявлено в процессе написания данной курсовой работы,
количество уголовных дел и приговоров по ст. 178  УК РФ исчисляется
единицами. И это не говорит о том, что преступления в данной сфере не
совершаются. Данный факт свидетельствует о том, что рассматриваемая
уголовно-правовая норма не работает должным образом.
Формулировка состава преступления, предусмотренного ст. 178 УК РФ, как
трижды материального неудачна как с точки зрения юридической техники, так и с
точки зрения правоприменения. Законодатель перестарался, перегружая
диспозицию ст. 178 УК РФ последствиями, зачастую необоснованно
дублирующими друг друга. Было бы вполне достаточно для криминализации
картеля оставить два вида последствий: те последствия, что указаны в ч. 1 ст. 11
Закона о защите конкуренции, и причинение крупного ущерба гражданам,
организациям или государству либо извлечение дохода в крупном размере.
26

Эта уголовно-правовая норма имеет еще ряд изъянов, требующих внимания


законодателя. Так, из диспозиции ч. 1 ст. 178 УК РФ видно, что уголовно
наказуемо только заключение картельного соглашения. Участие в картеле не
наказуемо, и это явный пробел в законодательстве.
Излишними, думается, в ст. 178 УК РФ являются такие квалифицирующие
признаки, как применение насилия и уничтожение имущества, а также угроза их
наступления. Трудно представить, что руководитель крупной корпорации с битой
в руках уговаривает конкурента поднять цены на продукцию. Применение
насилия или угроза уничтожения имуществом совершенно не свойственны для
современных картелей. На практике же применение таких квалифицирующих
признаков приводит к приговорам, не связанным с деятельностью картелей.
Вместо указанного выше квалифицирующего признака в ч. 3 ст. 178 УК РФ
было бы целесообразно ввести такой квалифицирующий признак, как совершение
преступления организованной группой лиц.
Также ст. 178 УК РФ было бы целесообразно дополнить таким
последствием, как извлечение излишнего дохода в крупном размере, сделав его
альтернативой причинению крупного ущерба гражданам, организациям или
государству либо извлечению дохода в крупном размере. При этом размер
излишне полученного дохода должен быть ниже, чем крупный размер дохода,
полученного картелем, и определяться в зависимости от разницы между
справедливой рыночной ценой и «картельной» ценой товара. Подобным образом
законодатель поступил, формулируя состав преступления, предусмотренный
ст. 185.3 УК РФ, – манипулирование рынком.
В примечании к ст. 178 УК РФ следует дать определение дохода для
уголовно-правовой квалификации картелей с учетом позиции, изложенной в
Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 18.11.2004 № 23 «О судебной
практике по уголовным делам о незаконном предпринимательстве», понимая под
ним выручку от реализации товаров (работ, услуг) за период осуществления
незаконной предпринимательской деятельности без вычета произведенных
расходов.
27
28

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ


1. Нормативно-правовые акты и иные официальные документы
1.1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным
голосованием 12 декабря 1993 г.) (с учетом поправок, внесенных законами
Российской Федерации о поправках к Конституции Российской Федерации от 30
декабря 2008 г. № 6-ФКЗ, от 30 декабря 2008 г. № 7-ФКЗ, от 5 февраля 2014 г. №
2-ФКЗ, от 21 июля 2014 г. № 11-ФКЗ) // Собрание законодательства Российской
Федерации. 2014. № 31. Ст. 4398.
1.2. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ
(ред. от 01.04.2019) // Собрание законодательства РФ. 1996. № 25. Ст. 2954.
1.3. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях
от 30 декабря 2001 г. № 195-ФЗ (ред. от 01.04.2019) // Собрание законодательства
РФ. 2002. № 1 (ч. 1). Ст. 1.
1.4. Федеральный закон 6 декабря 2011 г. № 401-ФЗ (ред. от 05.10.2015) «О
внесении изменений в Федеральный закон «О защите конкуренции» и отдельные
законодательные акты Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ.
2011. № 50. Ст. 7343.
1.5. Федеральный закон от 26 июля 2006 г. № 135-ФЗ (ред. от 27.12.2018) «О
защите конкуренции» // Собрание законодательства РФ. 2006. № 31 (1 ч.).
Ст. 3434.
1.6. Федеральный закон от 17 августа 1995 г. № 147-ФЗ (ред. от 29.07.2017)
«О естественных монополиях» // Собрание законодательства РФ. 1995. № 34.
Ст. 3426.
1.7. Приказ ФАС России от 28 апреля 2010 г. № 220 (ред. от 20.07.2016) «Об
утверждении Порядка проведения анализа состояния конкуренции на товарном
рынке» // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной
власти. 2010. № 34.
2. Отдельные издания
29

2.1. Батрова Т.А., Артемьев Е.В. Комментарий к Федеральному закону от 26


июля 2006 г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции» // СПС КонсультантПлюс. 2018.
2.2. Конкуренция в рыночной экономике: пределы свободы и ограничений:
монография / А.А. Амангельды, О.А. Беляева, А.Н. Варламова и др.; отв. ред. А.В.
Габов. М.: ИЗиСП, Юриспруденция, 2016. 384 с.
2.3. Научно-практический комментарий к Федеральному закону «О защите
конкуренции» (постатейный) / К.Н. Алешин, И.Ю. Артемьев, Е.А. Большаков и
др.; отв. ред. И.Ю. Артемьев. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Статут, 2016. 1024 с.
2.4. Ответственность за нарушения антимонопольного законодательства:
проблемы теории и практики: монография / И.В. Башлаков-Николаев, Д.А.
Гаврилов, А.Ю. Кинев и др.; отв. ред. С.В. Максимов, С.А. Пузыревский. М.:
НОРМА, ИНФРА-М, 2016. 144 с.
2.5. Практика ФАС России по делам о картелях и иных антиконкурентных
соглашениях: события 2018 года и планы на 2019 год: интернет-интервью с А.П.
Тенишевым, начальником управления по борьбе с картелями Федеральной
антимонопольной службы Российской Федерации // СПС «КонсультантПлюс».
2.6. Процедуры в конкурентном праве: учебное пособие / Ю.И. Абакумова,
О.Р. Афанасьева, А.В. Борисов и др.; отв. ред. С.А. Пузыревский. М.: Проспект,
2019. 296 с.
2.7. Филимонов А.А., Щерба Т.Э. Как идентифицировать картель:
классификация картелей, основные признаки, примеры дел // СПС
КонсультантПлюс. 2018.
3. Статьи
3.1. Бражник С.Д., Смирнов Р.Ю. К вопросу об основаниях
дифференциации ответственности в уголовном праве России // Вестник
Ярославского государственного университета им. П.Г. Демидова. 2016. № 3 (37).
С. 75-79. 
3.2. Вялых С.В., Денисова А.В. Проблемы разграничения антиконкурентных
согласованных действий и соглашений (картелей) // Хозяйство и право. 2015. № 5.
С. 72-85. 
30

3.3. Даниловская А.В., Тенишев А.П. Об уголовной ответственности за


сговоры на торгах // Актуальные проблемы российского права. 2019. № 1. С. 119-
131.
3.4. Игошин А.В., Франскевич О.П. Антиконкурентные соглашения между
заказчиками (организаторами торгов) и участниками торгов: особенности запрета
и проблемы ответственности // Журнал предпринимательского и корпоративного
права. 2018. № 2. С. 60-68.
3.5. Исютин-Федотков Д.В. Обзор некоторых способов совершения
преступлений в сфере публичных закупок // Прогосзаказ.рф. 2018. № 12. С. 12-30.