Вы находитесь на странице: 1из 8

ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ РУКОВОДСТВО ПРОКУРОРОМ

УГОЛОВНЫМ ПРЕСЛЕДОВАНИЕМ ОТ ИМЕНИ ГОСУДАРСТВА -


ПРИНЦИП УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА
 
А.П. КРУГЛИКОВ, И.А. БИРЮКОВА
 
Кругликов Анатолий Петрович, профессор кафедры уголовного процесса и
криминалистики Волгоградского государственного университета, кандидат юридических
наук, профессор, почетный работник высшего профессионального образования РФ.
 
Бирюкова Ирина Анатольевна, прокурор кассационного отдела уголовно-судебного
управления прокуратуры Волгоградской области.
 
В статье обосновывается вывод о наличии в уголовном судопроизводстве принципа
процессуального руководства прокурором уголовным преследованием от имени
государства. Делается вывод о необходимости дальнейшего изучения и обсуждения
рассматриваемых в статье вопросов.
 
Ключевые слова: принципы уголовного процесса, принцип процессуального
руководства прокурором уголовным преследованием от имени государства.
 
Procedural Management of Criminal Prosecution by a Public Prosecutor on Behalf of the
State - a Principle of Criminal Proceedings
A.P. Kruglikov, I.A. Biryukova
 
Kruglikov Anatoly Petrovich, PhD (Law), Prof., Professor, Department of Criminal
Proceedings and Criminalistics, Volgograd State University, Hon. Worker of a Higher
Professional Education of the Russian Federation.
 
Biryukova Irina Anatolyevna, Public Prosecutor, Division of Cassations, Department of
Criminal Proceedings, Public Prosecutor's Office of the Volgograd Region.
 
Conclusion about existence in criminal legal proceedings of the principle of the procedural
management of the prosecutor of criminal prosecution on behalf of the state is proved. The
conclusion about need of further studying and discussion of the questions considered in article is
drawn.
 
Key words: the principles of criminal trial, the principle of the procedural management of
the prosecutor of criminal prosecution on behalf of the state.
 
Принципам уголовного процесса России всегда уделялось большое внимание в
юридической литературе досоветского и советского периодов истории России,
уделяется оно им и в настоящее время.
Постоянное нахождение принципов уголовного процесса в центре внимания ученых-
процессуалистов объясняется их значением для уголовного процесса. Это значение
следует из сущности самого термина "принцип", происходящего от латинского слова
"principium" и означающего "основное, исходное положение какой-либо теории, учения" и
т.д.; руководящую идею, основное правило деятельности" <1>.
--------------------------------
<1> Словарь иностранных слов. 19-е изд., стер. М., 1990. С. 409.
 
По нашему глубокому убеждению, к числу "основных правил деятельности" в
уголовном судопроизводстве относится руководство прокурором уголовным
преследованием от имени государства. Рассматривая вопрос о процессуальном
руководстве прокурором уголовным преследованием от имени государства как принципе
уголовного процесса, следует отметить, что он, как и любой другой принцип, должен быть
закреплен в законе. По обоснованному мнению профессора Т. Добровольской,
разделяемому большинством ученых-процессуалистов <2>, принципы уголовного
процесса должны быть закреплены в соответствующих правовых нормах <3>.
--------------------------------
<2> См., напр.: Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1.
Основные положения науки советского уголовного процесса. М.: Наука, 1968. С. 124;
Божьев В.П. Конституционные принципы уголовного процесса // Уголовный процесс:
Учебник для студентов вузов, обучающихся по специальности "Юриспруденция" / Под
ред. В.П. Божьева. 3-е изд., испр. и доп. М.: Спарк, 2002. С. 71; Бирюкова И.А. К вопросу
о понятии принципов уголовного процесса // Современные проблемы уголовно-
процессуального доказывания: Сборник научных статей. Волгоград, 2000. С. 163.
<3> См.: Добровольская Т.Н. Принципы советского уголовного процесса (вопросы
теории и практики). М., 1971. С. 11.
 
В каких же нормативных источниках отражены принципы уголовного процесса, в
том числе положения принципа процессуального руководства прокурором уголовным
преследованием от имени государства? Конечно, в законах, определяющих порядок
уголовного судопроизводства. Статья 1 УПК РФ к ним относит УПК РФ, Конституцию
РФ, а также общепризнанные принципы и нормы международного права, которые
являются составной частью законодательства РФ, регулирующего уголовное
судопроизводство.
В УПК принципам посвящена глава вторая "Принципы уголовного
судопроизводства". Есть нормы, относящиеся к сущности и содержанию отдельных
принципов процесса и в других главах УПК. Например, принцип гласности в
значительной мере закреплен в ст. 241 "Гласность", входящей в главу, регулирующую
общие условия судебного разбирательства; принцип публичности закреплен в ч. 2 ст. 21,
ст. 73, ч. 1 ст. 144, ст. 157 и в других статьях УПК.
И здесь следует отметить, что при исследовании вопросов о законодательном
закреплении принципов уголовного процесса и их системы важен вопрос о правовой
форме закрепления принципов. Представляется верной точка зрения профессора М.
Строговича, согласно которой принципы уголовного процесса свое закрепление в законе
получают двумя способами. Некоторые принципы прямо записаны в уголовно-
процессуальном законодательстве в виде отдельных формулировок, например принцип
осуществления правосудия только судом (ст. 8 УПК). Другие, не будучи текстуально
обозначены процессуальными терминами, содержатся в соответствующих положениях
закона, следуют из его смысла <4>. Например, принцип публичности <5>. Принцип
процессуального руководства прокурором уголовным преследованием от имени
государства закреплен вторым из указанных способов. Основные положения этого
принципа содержатся в ст. 37 УПК, а также во многих других статьях УПК (21, 41, 67,
140, 146, 165, 211, 214, 221, 222, 226, 226.8, 246, 317.1, 317.2 и др.).
--------------------------------
<4> См.: Строгович М.С. Указ. соч. С. 126.
<5> См.: Бирюкова И.А., Кругликов А.П. Роль прокурора в реализации принципа
публичности в уголовном процессе России // Российская юстиция. 2014. N 10. С. 34 - 37.
 
В уголовно-процессуальной литературе до настоящего времени не сложилось
единого мнения о понятии, сущности и системе принципов уголовного процесса. Такое
положение объяснимо в том числе постоянными изменениями в законодательстве,
достижениями уголовно-процессуальной науки, развитием демократических форм
правосудия. Поэтому представляется верным мнение профессора И. Михайловской, что
"установленный законом перечень принципов не исключает, а предполагает
необходимость теоретических изысканий, предметом которых могут быть как вопросы,
связанные с реализацией в нормативной модели и практике применения указанных в
законе принципов, так и проблемы системы принципов, их взаимосвязи, полноты и т.п."
<6>.
--------------------------------
<6> Михайловская И.Б. Цели, функции и принципы российского уголовного
судопроизводства (уголовно-процессуальная форма). М.: ТК Велби; Проспект, 2003. С.
119.
 
В свете изложенного объективно наличие в уголовно-процессуальной литературе
различных взглядов на систему принципов уголовного процесса. Приведем некоторые из
них. Так, И. Дикаревым выдвинут и обоснован взгляд, согласно которому в уголовном
процессе России действует принцип повышенной защиты прав и законных интересов
несовершеннолетних <7>. С. Романов в число принципов уголовного процесса включает
принцип обеспечения права на судебную защиту <8>.
--------------------------------
<7> См.: Дикарев И.С. Принцип повышенной защиты прав и законных интересов
несовершеннолетних // Российская юстиция. 2007. N 5. С. 37 - 39.
<8> См.: Романов С.В. Принципы уголовного процесса // Курс уголовного процесса /
Под ред. д. ю. н., проф. Л.В. Головко. М.: Статут, 2016. С. 268.
 
По мнению А. Кругликова и И. Бирюковой, принципом уголовного процесса
является обеспечение прав и законных интересов потерпевшего <9>. А. Смирнов считает
принципами состязательного уголовного процесса очность процесса и
непосредственность исследования доказательств, а также устность <10>.
--------------------------------
<9> См.: Кругликов А.П., Бирюкова И.А. Обеспечение прав и законных интересов
потерпевшего как принцип уголовного судопроизводства // Уголовный процесс. 2008. N 4.
С. 63, 64.
КонсультантПлюс: примечание.
Учебник А.В. Смирнова, К.Б. Калиновского "Уголовный процесс" (под общ. ред. А.В.
Смирнова) включен в информационный банк согласно публикации - КНОРУС, 2008 (4-е
издание, переработанное и дополненное).
<10> См.: Смирнов А.В., Калиновский К.Б. Принципы состязательного уголовного
процесса // Уголовный процесс: Учебник для вузов / Под общ. ред. А.В. Смирнова. СПб.:
Питер, 2004. С. 73.
 
А. Александров в перечень принципов уголовного процесса включает
целесообразность <11>.
--------------------------------
<11> См.: Александров А.С. Система принципов уголовного процесса // Уголовный
процесс России: Учебник / Науч. ред. В.Т. Томин. М.: Юрайт-Издат, 2003. С. 83.
 
По нашему мнению, как отмечено выше, принципом уголовного процесса России
является принцип процессуального руководства прокурором уголовным преследованием
от имени государства.
В полной мере положения названного принципа содержались в УПК РСФСР 1960 г.,
действовавшем до 1 июля 2007 г. Применительно к указанному времени известный
ученый-процессуалист профессор И. Петрухин писал: "Прокурор - "хозяин" процесса на
предварительном следствии и дознании. Его обширные полномочия в стадии
предварительного расследования (ст. 37 УПК РФ) можно разделить на две группы: 1)
уголовное преследование, включая процессуальное руководство следствием и 2) надзор.
Уголовное преследование (процессуальное руководство) характерно тем, что
прокурор непосредственно в полном объеме или частично участвовал в расследовании и,
в частности: поручал органам дознания и следствия исполнение своих постановлений о
производстве процессуальных действий и принятии мер для раскрытия преступлений. А
также участвовал в производстве дознания и предварительного следствия и в
необходимых случаях лично проводил отдельные следственные действия или
расследование в полном объеме по любому делу; возбуждал уголовные дела или
отказывал в их возбуждении; прекращал или приостанавливал производство по
уголовному делу (п. п. 2, 3, 16 ст. 37 УПК РФ)" <12>.
--------------------------------
<12> Петрухин И.Л. Теоретические основы реформы уголовного процесса в России.
Часть 1. М.: ТК Велби, 2004. С. 72.
 
Практически так же характеризовал правовое положение прокурора в период
действия УПК РСФСР профессор С. Шейфер, когда писал, что прокурор руководил
расследованием, направляя его в желаемое русло. Это ставило прокурора в положение
лица, несущего ответственность за исход расследования <13>.
--------------------------------
<13> См.: Шейфер С.А. Досудебное производство в России: этапы развития
следственной, судебной и прокурорской власти: Монография. М.: Норма; ИНФРА-М,
2013. С. 95.
 
Руководство предварительным расследованием - это не что иное, как руководство
уголовным преследованием, обязанность осуществления которого начинается в
соответствии с ч. 2 ст. 21 УПК с момента обнаружения признаков преступления.
Отметим еще одно обстоятельство. Когда профессор С. Шейфер писал о руководстве
прокурором уголовным преследованием, он высказал мнение, что прокурор "вместе с тем
следил за соблюдением следователями требований закона". То есть при осуществлении
руководства предварительным расследованием (уголовным преследованием) прокурор
одновременно надзирал за соблюдением законов следователями и дознавателями.
И здесь, по нашему мнению, следует согласиться с суждением известного
специалиста в области прокурорского надзора за предварительным расследованием
преступлений профессора В. Савицкого. Исследовав специфику прокурорского надзора за
расследованием преступлений, он пришел к выводу, что "прокурорский надзор за
расследованием органически включает в себя оперативное (процессуальное) руководство
следствием, подразумевает необходимость и неизбежность такого руководства. Более
того, руководство следствием со стороны прокурора - единственный способ обеспечить
законность действий следственных органов, без него невозможен полноценный,
эффективный надзор за исполнением законов в стадии предварительного следствия" <14>.
--------------------------------
<14> Савицкий В.М. Очерк теории прокурорского надзора в уголовном
судопроизводстве. М.: Наука, 1975. С. 195.
 
Рассматривая и анализируя соотношение категорий руководства и надзора, по
мнению В. Савицкого, можно прийти к однозначному выводу: использование любой из
этих форм, будучи актом руководства следствием со стороны прокурора, служит для него
тем самым (и как раз поэтому) энергичной мерой обеспечения законности действий
следователя <15>.
--------------------------------
<15> См.: Там же. С. 195, 196.
 
Полноценное руководство уголовным преследованием прокурор осуществлял до 1
июля 2007 г.
То есть до того момента, когда Федеральным законом от 5 июня 2007 г. N 87-ФЗ "О
внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и
Федеральный закон "О прокуратуре Российской Федерации" законодатель, по мнению
многих научных и практических работников, необоснованно <16> лишил прокурора
некоторых важных полномочий и передал их руководителю следственного органа.
--------------------------------
<16> См., напр.: Масленникова Л.Н. УПК РФ и перспективы развития уголовного
судопроизводства в России // LEX RUSSICA. Научные труды Московской
государственной юридической академии имени О.Е. Кутафина, 2010. N 3. С. 557 (с. 551 -
567); Кругликов А. Роль прокурора в уголовном судопроизводстве // Законность. 2008. N
8. С. 25 - 29.
 
Тем не менее и в настоящее время прокурор обладает достаточными полномочиями
для процессуального руководства уголовным преследованием от имени государства.
Назовем кратко эти полномочия.
1. В ч. 1 ст. 37 УПК закреплено важное правило: "Прокурор является должностным
лицом, уполномоченным в пределах компетенции, предусмотренной настоящим
Кодексом, осуществлять от имени государства уголовное преследование в ходе
уголовного судопроизводства, а также надзор за процессуальной деятельностью органов
дознания и органов предварительного следствия".
2. Частью 1 ст. 21 УПК предписано: "Уголовное преследование от имени государства
по уголовным делам публичного и частно-публичного обвинения осуществляют
прокурор, а также следователь и дознаватель". И. Михайловская верно заметила, что
субъекты, осуществляющие уголовное преследование в порядке публичного обвинения,
находятся в иерархических отношениях. Возглавляет эту иерархическую структуру
прокурор, который наделен, помимо других полномочий, правом осуществлять действия и
решения, которые находятся в компетенции следователя и дознавателя <17>.
--------------------------------
<17> См.: Михайловская И.Б. Уголовное преследование // Уголовно-процессуальное
право Российской Федерации: Учеб. 2-е изд., перераб. и доп. / Отв. ред. И.Л. Петрухин.
М.: ТК Велби; Проспект, 2006. С. 96.
 
В утратившем силу Приказе Генерального прокурора РФ от 5 июля 2002 г. N 39
относительно полномочий прокурора в уголовном судопроизводстве было в том числе
сказано, что "в досудебном производстве прокурор является руководителем уголовного
преследования".
По обоснованному суждению профессора А. Александрова, прокурору в уголовном
процессе необходимо обладать полномочием "на распоряжение уголовным
преследованием (вплоть до предоставления иммунитета от уголовного преследования
обвиняемому). Другие государственные органы, осуществляющие уголовное
преследование, должны находиться в процессуальном подчинении у прокурора.
Публичные органы уголовного преследования, относящиеся к стороне обвинения,
выступают как "процессуальные средства", с помощью которых прокурор осуществляет
функцию обвинения (на наш взгляд, уголовного преследования. - А.К., И.Б.). Органов
уголовного преследования может быть много. Обвинительная власть должна быть одна и
распоряжаться ею должен прокурор" <18>.
--------------------------------
<18> Александров А.С. Забыть Фойницкого? // Стратегии уголовного
судопроизводства / Сб. материалов научной конференции к 160 годовщине со дня
рождения И.Я. Фойницкого. М.: РАП, 2008. С. 23.
 
3. Федеральным законом от 28 декабря 2010 г. N 404-ФЗ "О внесении изменений в
отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием
деятельности органов предварительного следствия" прокурору были возвращены
некоторые из ранее у него имевшихся полномочий, относящихся к стадии возбуждения
уголовного дела и осуществлению уголовного преследования.
Так, в ч. 2 ст. 37 УПК включен п. 5.1 о праве прокурора "истребовать и проверять
законность и обоснованность решений следователя или руководителя следственного
органа об отказе в возбуждении, приостановлении или прекращении уголовного дела и
принимать по ним решение в соответствии с настоящим Кодексом". Дополнен УПК и
указанием на то, что в случае признания названных решений руководителя следственного
органа или следователя незаконными или необоснованными прокурор вправе в
установленные законом сроки отменить их путем вынесения мотивированного
постановления (ч. 6 ст. 148, ч. 1.1 ст. 211, ч. 1 ст. 214 УПК). Возвращение прокурору
полномочий по отмене указанных необоснованных и незаконных постановлений
следователя или руководителя следственного органа, несомненно, усиливает его роль в
осуществлении уголовного преследования и руководстве им.
4. Рассматривая поступившее от следователя уголовное дело с обвинительным
заключением, прокурор вправе своим мотивированным постановлением вернуть его для
производства дополнительного следствия (п. 2 ч. 1, ч. 3 ст. 221 УПК). Следователь может
обжаловать указанное постановление прокурора вышестоящему прокурору, но право на
принятие окончательного решения все равно принадлежит соответствующему прокурору
(ч. 4 ст. 221 УПК).
5. Только прокурор имеет право утверждать обвинительное заключение,
обвинительный акт, обвинительное постановление и направлять уголовное дело в суд (п. 1
ч. 1 ст. 221, ч. 1 ст. 222, ст. 226, ст. 226.8 УПК).
6. Именно прокурор рассматривает ходатайство о заключении досудебного
соглашения о сотрудничестве и постановление следователя о возбуждении перед
прокурором ходатайства о заключении с подозреваемым или обвиняемым досудебного
соглашения о сотрудничестве, и только прокурор вправе вынести постановление об
удовлетворении ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве (ст.
317.2 УПК).
7. При рассмотрении уголовного дела в судебном разбирательстве государственный
обвинитель, если придет к убеждению, что представленные доказательства не
подтверждают предъявленное подсудимому обвинение, отказывается от обвинения и
излагает суду мотивы отказа. Полный или частичный отказ государственного обвинителя
от обвинения влечет прекращение судом уголовного дела или уголовного преследования
полностью или в соответствующей его части (ч. 7 ст. 246 УПК). То есть соответствующий
прокурор при названных обстоятельствах полноправно распоряжается судьбой
уголовного иска.
Если обратиться к законодательству и практике зарубежных стран, то увидим, что
абсолютное большинство стран романо-германской системы права придерживается той
модели прокуратуры, в соответствии с которой она выступает (преимущественно) как
орган уголовного преследования <19>.
--------------------------------
<19> См.: Додонов В.Н., Кругских В.Е. Прокуратура в России и за рубежом.
Сравнительное правоведение / Под ред. С.И. Герасимова. М.: НОРМА, 2001. С. 24.
 
В уголовном процессе Германии действует принцип "монополии прокуратуры
возбуждать уголовное преследование и предъявлять государственное обвинение" <20>.
--------------------------------
<20> См.: Вернер Бойльке. Уголовно-процессуальное право ФРГ: Учебник. 6-е изд.,
с доп. и изм. Пер. с нем. Я.М. Плошкиной / Под ред. Л.В. Майоровой. Красноярск: РУМЦ
ЮО, 2004. С. 11, 35.
 
Приведенные нормы УПК РФ (разумеется, есть и другие, содержащие различные
полномочия прокурора в уголовном процессе), как представляется, убедительно
свидетельствуют о наличии в уголовном судопроизводстве России принципа
процессуального руководства прокурором уголовным преследованием от имени
государства, в процессе которого он осуществляет надзор за процессуальной
деятельностью органов дознания и предварительного следствия. И конечно же, в целях
полноценного руководства уголовным преследованием прокурору необходимо вернуть
полномочия, которыми он обладал до принятия Федерального закона от 5 июня 2007 г. N
87-ФЗ.
 
Пристатейный библиографический список
 
1. Александров А.С. Система принципов уголовного процесса // Уголовный процесс
России: Учебник / Науч. ред. В.Т. Томин. М.: Юрайт-Издат, 2003.
2. Александров А.С. Забыть Фойницкого? // Стратегии уголовного
судопроизводства / Сб. материалов научной конференции к 160 годовщине со дня
рождения И.Я. Фойницкого. М.: РАП, 2008.
3. Бирюкова И.А. К вопросу о понятии принципов уголовного процесса //
Современные проблемы уголовно-процессуального доказывания: Сборник научных
статей. Волгоград, 2000.
4. Бирюкова И.А., Кругликов А.П. Роль прокурора в реализации принципа
публичности в уголовном процессе России // Российская юстиция. 2014. N 10.
5. Божьев В.П. Конституционные принципы уголовного процесса // Уголовный
процесс: Учебник для студентов вузов, обучающихся по специальности "Юриспруденция"
/ Под ред. В.П. Божьева. 3-е изд., испр. и доп. М.: Спарк, 2002.
6. Вернер Бойльке. Уголовно-процессуальное право ФРГ: Учебник. 6-е изд., с доп. и
изм. Пер. с нем. Я.М. Плошкиной; под ред. Л.В. Майоровой. Красноярск: РУМЦ ЮО,
2004.
7. Дикарев И.С. Принцип повышенной защиты прав и законных интересов
несовершеннолетних // Российская юстиция. 2007. N 5.
8. Добровольская Т.Н. Принципы советского уголовного процесса (вопросы теории и
практики). М., 1971.
9. Додонов В.Н., Кругских В.Е. Прокуратура в России и за рубежом. Сравнительное
правоведение / Под ред. С.И. Герасимова. М.: НОРМА, 2001.
10. Кругликов А.П., Бирюкова И.А. Обеспечение прав и законных интересов
потерпевшего как принцип уголовного судопроизводства // Уголовный процесс. 2008. N 4.
11. Кругликов А. Роль прокурора в уголовном судопроизводстве // Законность. 2008.
N 8.
12. Масленникова Л.Н. УПК РФ и перспективы развития уголовного
судопроизводства в России // LEX RUSSICA. Научные труды Московской
государственной юридической академии имени О.Е. Кутафина. 2010. N 3.
13. Михайловская И.Б. Уголовное преследование // Уголовно-процессуальное право
Российской Федерации: Учеб. 2-е изд., перераб. и доп. / Отв. редактор И.Л. Петрухин. М.:
ТК Велби; Проспект, 2006.
14. Михайловская И.Б. Цели, функции и принципы российского уголовного
судопроизводства (уголовно-процессуальная форма). М.: ТК Велби; Проспект, 2003.
15. Петрухин И.Л. Теоретические основы реформы уголовного процесса в России.
Часть 1. М.: ТК Велби, 2004.
16. Романов С.В. Принципы уголовного процесса // Курс уголовного процесса / Под
ред. д. ю. н., проф. Л.В. Головко. М.: Статут, 2016.
17. Савицкий В.М. Очерк теории прокурорского надзора в уголовном
судопроизводстве. М.: Наука, 1975.
18. Словарь иностранных слов. 19-е изд., стер. М., 1990.
КонсультантПлюс: примечание.
Учебник А.В. Смирнова, К.Б. Калиновского "Уголовный процесс" (под общ. ред. А.В.
Смирнова) включен в информационный банк согласно публикации - КНОРУС, 2008 (4-е
издание, переработанное и дополненное).
19. Смирнов А.В., Калиновский К.Б. Принципы состязательного уголовного
процесса // Уголовный процесс: Учебник для вузов / Под общей редакцией А.В.
Смирнова. СПб.: Питер, 2004.
20. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Том 1. Основные
положения науки советского уголовного процесса. М.: Наука, 1968.
21. Шейфер С.А. Досудебное производство в России: этапы развития следственной,
судебной и прокурорской власти: Монография. М.: Норма; ИНФРА-М, 2013.

Кругликов А.П., Бирюкова И.А. Процессуальное руководство прокурором уголовным


преследованием от имени государства - принцип уголовного судопроизводства //
Законность. 2019. N 2. С. 38 - 42.