Вы находитесь на странице: 1из 6

УЧАСТИЕ ПРОКУРОРА В СУДЕБНОМ РАЗБИРАТЕЛЬСТВЕ УГОЛОВНОГО

ДЕЛА
С ДОСУДЕБНЫМ СОГЛАШЕНИЕМ О СОТРУДНИЧЕСТВЕ
 
В.С. ШАДРИН
 
Шадрин Виктор Сергеевич, профессор кафедры уголовного процесса и
криминалистики Санкт-Петербургского юридического института (филиала) Академии
Генеральной прокуратуры РФ, доктор юридических наук, профессор.
 
Автор рассматривает современные особенности условий и характера деятельности
прокурора в качестве государственного обвинителя по уголовному делу в отношении
обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве.
 
Ключевые слова: прокурор, государственный обвинитель, досудебное соглашение о
сотрудничестве, особый порядок судебного заседания и вынесения судебного решения.
 
The participation of a public prosecutor in judicial proceedings into a criminal case with a
pre-trial agreement on cooperation
V.S. Shadrin
 
Shadrin Viktor Sergeyevich, LLD., Prof., Professor, Department of Criminal Proceedings
and Criminalistics, St. Petersburg Institute of Law (Branch) Academy of the Prosecutor
General's Office.
 
The author examines the current characteristics and activities of the Prosecutor as state
accuser on criminal case concerning accused with which the concluded pre-trial cooperation
agreement.
 
Key words: Prosecutor, public Prosecutor, pre-trial agreement on cooperation, a special
procedure for the trial and adjudication.
 
В рассмотрении уголовного дела, поступившего в суд первой инстанции с
обвинительным заключением и представлением прокурора об особом порядке
проведения судебного заседания и вынесения судебного решения в отношении
обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве,
прокурор участвует в своем обычном качестве - государственного обвинителя.
Осуществление прокурором функции уголовного преследования в этом случае
отличается существенной спецификой, определяемой особенностями порядка проведения
судебного заседания и постановления приговора в отношении подсудимого, с которым
заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, включая правила установления
оснований для признания лица виновным в инкриминируемом ему преступлении
(преступлениях) и назначения наказания.
Основное отличие особого порядка судебного разбирательства уголовного дела с
досудебным соглашением о сотрудничестве заключается в фактическом отсутствии его
центральной части - судебного следствия, в котором на основе состязательности сторон
посредством исследования имеющихся в деле доказательств осуществляется установление
обстоятельств, входящих в предмет доказывания (ст. 73 УПК РФ). Хотя согласно ч. 3 ст.
317.7 УПК судебное заседание начинается с изложения государственным обвинителем
предъявленного подсудимому обвинения, роль прокурора, по существу, сводится не к
поддержанию обвинения, а к подтверждению оказанного подсудимым предварительному
следствию содействия и его результатов, отраженных в представлении прокурора об
особом порядке судебного заседания.
Поскольку обвиняемый в досудебном производстве добровольно заявил ходатайство
о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве и подтвердил его в судебном
заседании, в присутствии защитника выразил полное согласие с предъявленным ему
обвинением, необходимости разрешения судом спора по вопросу виновности или
невиновности подсудимого нет. Иначе говоря, "отсутствие спора сторон обвинения и
защиты в условиях состязательности процесса при разделении процессуальных функций
при определенных условиях влечет за собой констатацию этого факта судом (факта никем
не оспариваемого и не вызывающего сомнений виновности лица в совершении
преступления) и назначение наказания" <1>.
--------------------------------
<1> Качалова О.В. Теоретические основы ускоренного производства в российском
уголовном процессе: Монография. М., 2015. С. 125.
 
Доказанность виновности подсудимого, с которым заключено досудебное
соглашение о сотрудничестве, таким образом, презюмируется. Тем не менее в
соответствии с ч. 7 ст. 316 УПК судья может вынести обвинительный приговор, если
придет к выводу, что обвинение, с которым согласился подсудимый, обоснованно,
подтверждено доказательствами, собранными по уголовному делу. Однако убедиться в
обоснованности обвинения судья может только при ознакомлении с материалами
уголовного дела вне процедуры исследования доказательств в формате устного,
непосредственного и состязательного процесса, что не тождественно исследованию
доказательств в ходе судебного следствия <2>.
--------------------------------
<2> Там же. С. 26.
 
Тем самым судья оказывается перед диктуемой законом необходимостью
сформировать свое, в значительной степени окончательное мнение о доказанности
обвинения подсудимого уже в стадии подготовки к судебному заседанию. Фактически он
уподобляется прокурору, анализирующему поступившее к нему от следователя уголовное
дело с обвинительным заключением, только прокурор изучает уголовное дело в более
привычной для него обстановке и при наличии возможности иметь доступ к его
материалам в порядке осуществления надзора за процессуальной деятельностью органов
предварительного следствия на протяжении всего досудебного производства. Указанные
обстоятельства предопределяют повышенную ответственность прокурора за итоговый
вывод о доказанности обвинения лица, с которым заключено досудебное соглашение о
сотрудничестве, на основании которого в судебном заседании может быть вынесен
обвинительный приговор. Важный стимул для проявления прокурором такой
ответственности - необходимость предвидения возможного принятия судьей решения о
прекращении особого порядка судебного разбирательства и назначении рассмотрения
уголовного дела в общем порядке, что, при проявляемой следователями склонности
обходиться минимальным объемом доказательств по делам этой категории, может
существенно осложнить положение государственного обвинителя. Не случайно
Генеральный прокурор РФ предписывает прокурорам после заключения досудебного
соглашения о сотрудничестве брать на контроль расследование преступлений, добиваясь
от органов предварительного следствия тщательного собирания доказательств,
необходимых для полного и достоверного установления предусмотренных ст. 73 УПК
обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу <3>.
--------------------------------
<3> Приказ Генерального прокурора РФ от 28 декабря 2016 г. N 826 "Об
организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов
предварительного следствия" (п. 1.9).
 
Судебное заседание в отношении подсудимого, с которым заключено досудебное
соглашение о сотрудничестве, проводится в порядке, установленном ст. 316 УПК для
рассмотрения уголовного дела и постановления приговора в связи с согласием
подсудимого с предъявленным обвинением, с учетом требований ст. 317.7 УПК. Участие
подсудимого и защитника в судебном заседании обязательно. Неявка потерпевшего, его
законного представителя, представителя, гражданского истца и гражданского ответчика и
их представителей, должным образом извещенных о месте, дате и времени судебного
заседания, не является препятствием для рассмотрения уголовного дела. Начинается
судебное заседание с изложения государственным обвинителем предъявленного
подсудимому обвинения, но государственный обвинитель не обязан его поддерживать,
аргументировать. В связи с принятием судьей решения о назначении судебного заседания
доказанность обвинения воспринимается участниками судебного разбирательства как
само собой разумеющееся обстоятельство, суд не проводит в предусмотренном для
обычного судебного следствия порядке исследование и оценку имеющихся по уголовному
делу доказательств. На первый план в деятельности прокурора выступает выполнение
обязанности подтвердить факт содействия подсудимого следствию и разъяснить, в чем
именно оно выражается.
Согласно ч. 3.1, введенной в ст. 317.7 Федеральным законом от 3 июля 2016 г. N 322-
ФЗ, судья непосредственно после выступления государственного обвинителя опрашивает
подсудимого, понятно ли ему обвинение, согласен ли он с обвинением, и предлагает дать
показания по существу предъявленного обвинения. Согласие подсудимого с обвинением -
одно из условий постановления в отношении подсудимого, с которым заключено
досудебное соглашение о сотрудничестве, обвинительного приговора <4>. Что именно
подразумевается под согласием подсудимого с предъявленным обвинением, до сих пор
является предметом научной дискуссии. Есть мнение, что такое согласие - использование
обвиняемым своих прав, не имеющее доказательственного значения, отказ от
процессуального оспаривания предъявленного обвинения без объяснения причин <5>. В
соответствии с иной точкой зрения согласие с обвинением тождественно признанию
обвиняемым вины <6>, что представляется более правильным. Верховный Суд РФ
разъясняет, что под обвинением, с которым соглашается обвиняемый, следует понимать
фактические обстоятельства содеянного обвиняемым, форму вины, мотивы совершения
деяния, юридическую оценку содеянного, а также характер и размер вреда, причиненного
деянием обвиняемого <7>. Как можно видеть, в изложении этой правовой позиции прямо
и недвусмысленно речь идет о вине. Показания обвиняемого, подсудимого с изложением
совокупности указанных обстоятельств - обвинительное доказательство, на основании
которого суд, при условии подтверждения его письменными материалами уголовного
дела, постановляет обвинительный приговор. Можно вполне согласиться с утверждением
заместителя Председателя Верховного Суда РФ В. Давыдова о том, что особый порядок
принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве
применяется "в тех случаях, когда подсудимый полностью признает свою вину в
совершении преступления и вынесение обвинительного приговора предопределено самим
законом" <8>.
--------------------------------
<4> Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 г. N 16 "О
практике применения судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел
при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве" (п. 15).
<5> См.: Великий Д.П. Особый порядок судебного разбирательства: теория и
практика // Журнал российского права. 2005. N 6; Федотова Д.В. Уголовно-
процессуальные особенности согласия с обвинением при заключении досудебного
соглашения о сотрудничестве // Российский следователь. 2016. N 10. С. 21.
<6> См.: Калугин А.Г. Доказывание при осуществлении производства по уголовному
делу в сокращенных формах: оптимизация или упрощение? // Актуальные проблемы
российского права. 2015. N 12. С. 148.
<7> Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 5 декабря 2006 г. N 60 "О
применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел" (п. 5).
<8> Давыдов В.А. Об "обвинительном уклоне" в уголовном судопроизводстве //
Российское правосудие. 2015. N 7. С. 7, 8.
 
После дачи подсудимым показаний участвующие в рассмотрении дела защитник и
государственный обвинитель вправе задавать подсудимому вопросы, которые направлены
на выяснение у подсудимого его отношения к предъявленному обвинению. В случае
недостаточно полного признания подсудимым своей вины государственный обвинитель
должен воспользоваться правом задать подсудимому уточняющие вопросы для
устранения сомнений в наличии всех необходимых элементов согласия с предъявленным
обвинением, поскольку иное может повлечь принятие судом решения о прекращении
особого порядка судебного разбирательства и назначении рассмотрения уголовного дела в
общем порядке. Если подсудимый заинтересован в применении в отношении его особого
порядка судебного разбирательства, он обязан дать положительный ответ. Также
подсудимый обязан сообщить, какое содействие им оказано и в чем именно оно
выразилось, и в случае необходимости ответить на соответствующие вопросы участников
судебного разбирательства, в том числе государственного обвинителя.
Согласно ч. 4 ст. 317.7 в судебном заседании, с учетом разъяснений
государственного обвинителя и сообщения подсудимого, полагается исследовать: 1)
характер и пределы содействия подсудимого следствию в раскрытии и расследовании
преступления, изобличения и уголовного преследования других соучастников
преступления, розыске имущества, добытого в результате преступления; 2) значение
сотрудничества с подсудимым для раскрытия и расследования преступления, изобличения
и уголовного преследования других соучастников преступления, розыска имущества,
добытого в результате преступления; 3) преступления или уголовные дела, обнаруженные
или возбужденные в результате сотрудничества с подсудимым; 4) степень угрозы личной
безопасности, которой подвергались подсудимый в результате сотрудничества со
стороной обвинения, его близкие родственники, родственники и близкие лица; 5)
обстоятельства, характеризующие подсудимого, смягчающие и отягчающие
обстоятельства. Перечисленные обстоятельства, составляющие специальный
дополнительный предмет доказывания по уголовному делу <9>, выясняются с учетом
специфики особого порядка судебного заседания, а также роли прокурора как
единственного лица, уполномоченного государством заключать с подсудимым досудебное
соглашение о сотрудничестве и в конечном итоге определять результативность его
выполнения.
--------------------------------
<9> См.: Курс уголовного процесса / Под ред. д. ю. н. Л.В. Головко. М., Статут, 2016.
С. 1052.
 
Исходя из буквального толкования положений ч. 5 ст. 317.7, судья вправе
постановить по уголовному делу обвинительный приговор, лишь удостоверившись, что
подсудимым выполнены все обязательства, предусмотренные заключенным с ним
соглашением о сотрудничестве, в том числе содействие следствию в раскрытии и
расследовании преступлений. Но ориентирование законодателем судьи на подобный
подход в определении оснований постановления приговора неизбежно вступает в
противоречие с состязательным характером современного российского уголовного
судопроизводства. Как ранее отмечалось, возложение на суд обязанности вникать в то,
насколько результативным оказалось досудебное соглашение о сотрудничестве,
"выглядит вполне в духе следственной традиции" <10>, т.е. может расцениваться как
проявление в деятельности суда функции уголовного преследования. Между тем ст. 15
УПК, предусматривая запрет возложения функций обвинения, защиты и разрешения
уголовного дела на один и тот же орган или на одно и то же лицо, особо подчеркивает, что
суд не является органом уголовного преследования.
--------------------------------
<10> Александров А.С. Соглашение о досудебном сотрудничестве со следствием:
правовая сущность и вопросы толкования норм, входящих в главу 40.1 УПК РФ //
Уголовный процесс. 2009. N 8. С. 11.
 
Очевидно, с учетом указанных принципиальных положений уголовно-
процессуального закона судебная практика исходит из того, что прокурору в
установлении характера, пределов, качества и значения выполнения подсудимым условий
досудебного соглашения в судебном разбирательстве отводится решающая роль, его
мнение по этому вопросу является приоритетным. По смыслу ст. ст. 317.5, 317.6 УПК -
как неоднократно определяла Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда
РФ - оценка значения сотрудничества обвиняемого со следствием на досудебной стадии
производства по уголовному делу отнесена к исключительной компетенции органов
предварительного следствия и прокурора и обсуждению на стадии рассмотрения вопроса
о возможности применения особого порядка проведения судебного заседания и вынесения
судебного решения не подлежит <11>.
--------------------------------
<11> См.: Кассационное определение Верховного Суда РФ от 14 апреля 2011 г. N 33-
О11-7; Кассационное определение Верховного Суда РФ от 17 мая 2011 г. N 60-О11-4.
 
Вместе с тем государственный обвинитель, безусловно, обязан аргументированно
подтвердить и убедительно разъяснить, в чем именно выразилось активное содействие
подсудимого следствию, что должно найти отражение в протоколе судебного заседания.
Иное может быть расценено как нарушение уголовно-процессуального закона, влекущее
отмену обвинительного приговора <12>. Необходимо принимать во внимание также
уточненные требования Верховного Суда РФ, согласно которым в описательно-
мотивировочной части обвинительного приговора в отношении подсудимого полагается
указывать, какое содействие следствию им оказано и в чем именно оно выразилось;
приводятся результаты проведенного в судебном заседании исследования обстоятельств,
указанных в ч. 4 ст. 317.7 УПК <13>.
--------------------------------
<12> См.: Кассационное определение Тюменского областного суда от 6 сентября
2011 г. N 22-2745/2011.
<13> Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 ноября 2016 г. N 55 "О
судебном приговоре" (п. 26).
 
Мнение о том, что при поддержании государственного обвинения по уголовным
делам с досудебным соглашением о сотрудничестве роль прокурора сводится к
оглашению фабулы обвинения и участию в изучении имеющихся в уголовном деле
материалов, характеризующих личность подсудимого, представляется совершенно
недопустимым. Прокурор должен свободно ориентироваться в материалах уголовного
дела с досудебным соглашением о сотрудничестве, учитывать все возможные варианты
итога судебного разбирательства, которым может стать не только постановление
обвинительного приговора, но и иное судебное решение, в том числе прекращение
уголовного дела. Готовность активно отстаивать результаты предварительного
расследования, отраженные в обвинительном заключении и представлении прокурора об
особом порядке судебного заседания, необходима государственному обвинителю на
протяжении всего судебного разбирательства.
Как глава обвинительной власти в уголовном судопроизводстве, прокурор, несмотря
на односторонний характер заключаемого им в досудебном производстве соглашения с
обвиняемым и ограниченный объем представляемых ему для этого государством
полномочий, может в судебном заседании вполне проявить себя в качестве распорядителя
обвинения, ответственного за адекватную оценку результативности выполнения
подсудимым соглашения. В случае необходимости уточнения надлежащих оснований для
определения возможной меры наказания подсудимому с учетом положений ч. ч. 2 или 4
ст. 62, а также ст. ст. 64, 73 и 80.1 УК РФ государственный обвинитель должен
ходатайствовать об истребовании дополнительных материалов о личности подсудимого.
Желательно, чтобы решения по уголовному делу с досудебным соглашением о
сотрудничестве принимались судьей не только с учетом аргументов государственного
обвинителя, но и по его инициативе. Предлагая судье назначить подсудимому конкретное
наказание соразмерно его реальному содействию в расследовании по уголовному делу на
основе убедительного анализа "вклада" подсудимого в раскрытие преступлений,
изобличение и уголовное преследование других соучастников преступления, розыск
имущества, добытого в результате преступления, государственный обвинитель тем самым
способствует вынесению судом не только законного и обоснованного, но и справедливого
приговора. Как и требует того Генеральный прокурор РФ <14>.
--------------------------------
<14> Приказ Генерального прокурора РФ от 25 декабря 2012 г. N 465 "Об участии
прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства" (п. 5.1).
 
Пристатейный библиографический список
 
1. Александров А.С. Соглашение о досудебном сотрудничестве со следствием:
правовая сущность и вопросы толкования норм, входящих в главу 40.1 УПК РФ //
Уголовный процесс. 2009. N 8.
2. Великий Д.П. Особый порядок судебного разбирательства: теория и практика //
Журнал российского права. 2005. N 6.
3. Давыдов В.А. Об "обвинительном уклоне" в уголовном судопроизводстве //
Российское правосудие. 2015. N 7.
4. Калугин А.Г. Доказывание при осуществлении производства по уголовному делу в
сокращенных формах: оптимизация или упрощение? // Актуальные проблемы
российского права. 2015. N 12.
5. Качалова О.В. Теоретические основы ускоренного производства в российском
уголовном процессе: Монография. М., 2015.
6. Курс уголовного процесса / Под ред. д. ю. н. Л.В. Головко. М.: Статут, 2016.
7. Федотова Д.В. Уголовно-процессуальные особенности согласия с обвинением при
заключении досудебного соглашения о сотрудничестве // Российский следователь. 2016. N
10.
 
 
------------------------------------------------------------------

Шадрин В.С. Участие прокурора в судебном разбирательстве уголовного дела с


досудебным соглашением о сотрудничестве // Законность. 2018. N 1. С. 26 - 30.