Вы находитесь на странице: 1из 6

ПРОБЛЕМЫ РЕАЛИЗАЦИИ ПОЛНОМОЧИЙ ПРОКУРОРА

В ХОДЕ НАДЗОРА ЗА РАССЛЕДОВАНИЕМ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ,


СВЯЗАННЫХ С ФАЛЬСИФИКАЦИЕЙ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ
 
С.Ю. КОРОЛЬКОВ
 
Корольков С.Ю., помощник прокурора г. Оренбурга.
 
Проблема фальсификации доказательств по уголовным делам, совершаемая
должностными лицами органов предварительного расследования, является актуальной.
Изучение следственной практики по данному вопросу позволяет сделать вывод о
необходимости расширения надзорных полномочий прокурора при проверке
расследуемых уголовных дел, в том числе связанных с фальсификацией доказательств. В
статье анализируются положения уголовного, уголовно-процессуального
законодательства, ведомственные документы Генеральной прокуратуры РФ, судебная
практика.
 
Ключевые слова: органы прокуратуры, органы предварительного расследования,
фальсификация доказательств, расследование уголовных дел.
 
Problems of implementation of powers of the prosecutor during supervision of
investigation of the criminal cases connected with falsification of proofs
S.Yu. Korol'kov
 
Korol'kov S.Yu., assistant of prosecutor of the city of Orenburg.
 
The problem of falsification of evidence in criminal cases, committed by officials of the
bodies of preliminary investigation, is topical. Author concludes that it is necessary to expand
the supervisory authorities of the prosecutor over investigation of criminal cases, including those
related to falsification of evidence. The article analyzes the provisions of the criminal, criminal
procedural legislation, departmental documents of the General Prosecutor's Office of the Russian
Federation, judicial practice.
 
Key words: Prosecutor's authorities, preliminary investigation bodies, falsification of
evidence, criminal investigation.
 
Статья 30 Федерального закона от 17.01.1992 N 2202-1 (ред. от 31.12.2017) "О
прокуратуре Российской Федерации" <1> (далее - Закон о прокуратуре) регламентирует,
что полномочия прокурора по надзору за исполнением законов органами,
осуществляющими дознание и предварительное следствие, устанавливаются уголовно-
процессуальным законодательством Российской Федерации и другими федеральными
законами. При этом частью 2 названной статьи Закона о прокуратуре предусмотрена
обязательность исполнения указаний Генерального прокурора Российской Федерации по
вопросам дознания, не требующим законодательного регулирования. Полномочия
прокурора в рамках реализации надзорных полномочий в данной сфере установлены ст.
37 Уголовно-процессуального кодекса РФ (УПК РФ) <2>.
--------------------------------
<1> Федеральный закон от 17.01.1992 N 2202-1 (ред. от 31.12.2017) "О прокуратуре
Российской Федерации" (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.02.2018) // СПС
"КонсультантПлюс".
<2> Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 N 174-
ФЗ (ред. от 31.12.2017) // СПС "КонсультантПлюс".
 
Анализ указанных норм позволяет сделать вывод о независимости, предоставленной
следственным органам при принятии процессуальных решений в ходе расследования
уголовных дел. Крайне мало уголовных дел возбуждено по фактам, выявленным в органах
Следственного комитета Российской Федерации, поскольку согласно ст. 151 Уголовно-
процессуального кодекса Российской Федерации (далее - УПК РФ) полномочиями по
возбуждению и расследованию уголовных дел, предусмотренных ст. ст. 285, 286, 292 и
303 Уголовного кодекса РФ (далее - УК РФ), обладают только органы Следственного
комитета России. При этом прокуратурой в органы следственного комитета для
возбуждения уголовных дел по данным фактам продолжают направляться материалы в
порядке п. 2 ч. 2 ст. 37 УПК РФ.
Ограничивающим фактором в организации противодействия фальсификации
доказательств по уголовным делам в ходе их расследования следует отметить
содержащиеся в п. 2.1 УПК РФ препятствия, согласно которым возможность
ознакомиться с материалами находящегося в производстве уголовного дела
предоставляется прокурору только по его мотивированному письменному запросу.
Законодатель не раскрывает понятие "мотивированный запрос", предоставляя
следственным органам дискреционные возможности по формулированию отказа
прокурору в предоставлении для ознакомления с уголовным делом.
Анализ изменений, содержащихся в Федеральном законе от 07.03.2017 N 27-ФЗ "О
внесении изменений в Федеральный закон "О прокуратуре Российской Федерации" <3>,
позволяет сделать вывод о том, что для проверки материалов расследуемого уголовного
дела, например, с целью выявления фальсификации необходимо поступление
соответствующей информации для последующего мотивирования письменного запроса
прокурора об ознакомлении с материалами находящегося в производстве уголовного дела.
--------------------------------
<3> Федеральный закон от 7 марта 2017 г. N 27-ФЗ "О внесении изменений в
Федеральный закон "О прокуратуре Российской Федерации" // Российская газета -
Федеральный выпуск. 2017. N 7216 (50).
 
По результатам изучения уголовного дела прокурор обладает правом внесения в
орган предварительного следствия требования об устранении нарушений
законодательства в соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 37 УПК РФ. Что же касается органов
дознания, то в рассматриваемой проблематике прокурор обладает широкими
полномочиями в сфере расследования таких уголовных дел. На стадии дознания уголовно-
процессуальным законодательством предусмотрены возможности для выявления
фальсификации прокурором, например, такие уголовные дела прокурор вправе изучать на
любой стадии расследования, давать по нему обязательные для исполнения указания,
изымать и передавать для дальнейшего расследования в орган предварительного
следствия и т.д.
К сожалению, прокурор не наделен правом признания доказательств недопустимыми
на стадии предварительного следствия, чем пользуются следователи, уверенные, что
прокурор, изучающий уголовное дело в порядке статьи 211 УПК РФ перед направлением
дела в суд, не заметит допущенной подделки доказательств или процессуальных
документов. Невозможность своевременно выявить фальсификацию на стадии
досудебного уголовного судопроизводства влечет признание доказательств
недопустимыми в ходе рассмотрения дела судом. Дальнейшие последствия могут быть
совершенно разными: оправдательный приговор, дающий право на реабилитацию, в том
числе с денежной компенсацией, нарушение прав лиц, потерпевших от преступления, и
др. Незаконное осуждение также негативно сказывается на задачах, возложенных на
органы прокуратуры, по защите лиц от незаконного обвинения и осуждения.
Как показывает практика, неподтверждение первоначальных показаний в суде
допрашиваемыми лицами весьма распространено, но подобные явления не вызывают
реакцию в отношении должностных лиц, внесших в протоколы следственных действий
ложные сведения. Последующая реакция прокурора при выявлении фальсификации в
судебном заседании также положительно влияет на предупреждение совершения
подобных правонарушений.
Фальсифицируются также протоколы иных следственных действий: осмотров места
происшествия (предметов, документов), обысков, выемок и т.д. Предварительное
исследование этих документов прокурором, сопоставление с другими доказательствами
позволит заранее их исключить и не использовать в качестве доказательств по уголовному
делу.
Первый заместитель председателя Комитета по безопасности и противодействию
коррупции Государственной Думы РФ Э. Валеев отметил, что "следствие, действительно,
должно быть независимым, но при этом усеченные права надзорного ведомства создают
дополнительные проблемы, с которыми сталкиваются прокурорские работники" <4>. О
проблеме взаимодействия также высказался председатель комиссии Общественной
палаты РФ по вопросам развития гражданского общества И. Дискин: "Главная проблема -
недостаточно уточнены правовые нормы взаимодействия Генеральной прокуратуры и
Следственного комитета. Прокуроры не могут сейчас давать оценку промежуточным
действиям следователей. Часто получается так, что закрываются глаза на некоторые,
мягко говоря, несовершенства в действиях следствия" <5>.
--------------------------------
<4> Экспертные мнения о работе Генеральной прокуратуры РФ. URL:
https://pasmi.ru/archive/201229/ (дата обращения: 11.02.2018).
<5> См. там же.
 
Прокурор в соответствии с требованиями уголовно-процессуального
законодательства в случае выявления заведомо ложных сведений, внесенных в
процессуальные документы, являющихся доказательствами по уголовному делу,
ограничен лишь возможностью признания таких доказательств недопустимыми. Такое
право закреплено частью 3 ст. 88 УПК РФ, согласно которой прокурор по собственной
инициативе может вынести мотивированное постановление о признании недопустимыми
доказательств, полученных с нарушением норм уголовно-процессуального
законодательства, тем самым исключив их из обвинительного заключения. Само
постановление должно быть приобщено к материалам уголовного дела.
Процедура исключения недопустимых доказательств, то есть тех, которые в
соответствии со ст. 74 УПК РФ получены с нарушением требований уголовно-
процессуального законодательства, установлена ведомственными документами
Генеральной прокуратуры РФ. Так, Приказ Генерального прокурора РФ от 06.09.2007 N
137 "Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов
дознания" <6> в п. 22 обязывает прокуроров в случае выявления недопустимых
доказательств вынести мотивированное постановление об их исключении. Также согласно
п. 1.15 Приказа Генерального прокурора РФ от 02.06.2011 N 162 "Об организации
прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного
следствия" <7> на стадии принятия решения по уголовному делу, поступившему с
обвинительным заключением, проверять соответствие выводов следователя
установленным в ходе расследования обстоятельствам дела, правильность квалификации
содеянного, соблюдение уголовно-процессуальных норм при производстве следственных
и иных процессуальных действий и подготовке процессуальных документов.
--------------------------------
<6> Приказ Генерального прокурора РФ от 06.09.2007 N 137 "Об организации
прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов дознания" (ред.
28.12.2007) // Законность. 2007. N 11.
<7> Приказ Генерального прокурора РФ от 02.06.2011 N 162 "Об организации
прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного
следствия" // Законность. 2011. N 11.
 
Вышеуказанные приказы регулируют надзорную деятельность прокуратуры за
органами дознания и предварительного следствия в общем виде. Представляется
необходимым внести дополнения, касающиеся процедуры выявления фактов
фальсификации на этапе расследования и последующего признания доказательств
недопустимыми.
Так, на основании ч. 2 ст. 74 УПК РФ в качестве доказательств допускаются:
показания подозреваемого, обвиняемого; показания потерпевшего, свидетеля; заключение
и показания эксперта; заключение и показания специалиста; вещественные
доказательства; протоколы следственных и судебных действий; иные документы. При
изучении уголовных дел прокурор в порядке надзора сталкивается с проблемой правовой
оценки конкретных процессуальных действий следователя (дознавателя) на предмет
фальсификации ими доказательств, что объясняется неоднозначностью самого понятия
"фальсификация".
Кассационным определением Судебной коллегии Верховного Суда РФ по
уголовным делам от 18.04.2007 N 20-О07-8 установлено, что "фальсификация, по смыслу
закона, заключается в сознательном искажении представленных в уголовное дело
доказательств, на основе которых судом принимается решение" <8>. В других судебных
актах фальсификацией доказательств признается "искусственное создание или
уничтожение доказательств в пользу обвиняемого или потерпевшего, уничтожение или
сокрытие улик, предъявление ложных вещественных доказательств" <9>.
--------------------------------
<8> Кассационное определение Судебной коллегии Верховного Суда Российской
Федерации по уголовным делам от 18.04.2007 N 20-О07-8 // СПС "КонсультантПлюс".
<9> Лобанова Л., Рожнов А., Синельников А. Фальсификация доказательств по
уголовному делу: Вопросы квалификации и недостатки правовой регламентации //
Уголовное право. 2012. N 6.
 
Если обратиться к диспозиции ч. ч. 2 - 4 ст. 303 УК РФ, то такие действия, как
искажение доказательств, умышленное их изъятие в пользу обвиняемого (подозреваемого)
или потерпевшего, не описаны. Такая разная законодательная и судебная терминология
фальсификации доказательств должностным лицом органа предварительного
расследования существенно влияет на процесс выявления и последующей квалификации
его действий по определенному составу преступления.
Так, Ленинским районным судом г. Оренбурга рассмотрено уголовное дело по факту
фальсификации следователем доказательств по уголовному делу. Судом установлено, что
Х., желая уменьшить свой объем работы, не произвел по уголовному делу необходимых
следственных действий, связанных с вызовом понятых, всестороннее, полное и
объективное предварительное следствие не провел. В нарушение правил производства
следственных действий, установленных ст. ст. 164 и 170 УПК РФ, он сфальсифицировал
доказательства по уголовному делу, то есть исказил фактические данные в уголовном деле
и искусственно создал доказательства без фактического проведения следственных
действий. Заведомо зная о том, что в соответствии со ст. 74 УПК РФ протокол осмотра
предметов и документов является доказательством по уголовному делу, незаконно
изготовил такой протокол, внеся ложные сведения об участии в следственном действии
двоих понятых. Также в этом протоколе должностным лицом были отражены сведения о
разъяснении понятым прав, обязанностей и ответственности, ознакомлении их с
протоколом следственного действия. После этого следователь вынес постановление о
признании и приобщении к уголовному делу вещественных доказательств, которые были
якобы осмотрены в соответствии с установленной законодателем процедурой. Затем
следователь, продолжая свой преступный умысел, направленный на фальсификацию
доказательств, приобщил протокол осмотра предметов (документов) к материалам
уголовного дела и окончил предварительное следствие, ознакомив с ними участвующих в
уголовном судопроизводстве лиц, выполняя требования статей 216 - 217 УПК РФ.
Таким образом, действия следователя Х. квалифицированы судом по ч. 2 ст. 303 УК
РФ как фальсификация доказательств по уголовному делу следователем. При этом суд
отметил, что Х. действовал из иной личной заинтересованности, выразившейся в
экономии затрат трудового времени и во избежание мер дисциплинарного воздействия за
неполноту предварительного расследования. Вопреки интересам службы, используя
служебное положение и желая уменьшить свой объем работы, следователь фактически не
произвел осмотр автомобиля, однако составил протокол его осмотра, указав в качестве
понятых М. и Е.
Действующее уголовно-процессуальное законодательство не предоставляет
прокурору конкретных полномочий по выявлению фальсификации процессуальных
документов следователем (дознавателем). Признание подобных доказательств
недопустимыми согласно требованиям УПК РФ и основанным на них ведомственным
приказам Генерального прокурора Российской Федерации возможно на стадии
досудебного производства только при поступлении уголовного дела с обвинительным
заключением либо актом (постановлением).
В данном случае интересной представляется позиция И.В. Титовец, которая
предлагает следующую процедуру по исключению недопустимых доказательств
прокурором при осуществлении надзорной деятельности. В ходе досудебного
производства по уголовному делу прокурор "может инициировать деятельность по
исключению недопустимых доказательств в связи с: 1) рассмотрением материалов
проверок сообщений о преступлениях, в ходе которых проводились разрешенные до
возбуждения уголовного дела следственные действия (ч. 1 ст. 144 УПК); 2) проверкой
законности и обоснованности возбуждения уголовного дела; 3) проверкой законности и
обоснованности задержания лица в порядке ст. 91 УПК; 4) рассмотрением жалоб
участников уголовного судопроизводства в порядке ст. 124 УПК; 5) участием в судебном
заседании по рассмотрению ходатайств следователей, дознавателей о проведении
следственных действий, требующих судебного решения в соответствии с ч. 2 ст. 29 УПК;
6) проверкой законности и обоснованности прекращения уголовного дела (уголовного
преследования), а также приостановления предварительного следствия; 7) вынесением
представлений об устранении нарушений уголовно-процессуального законодательства; 8)
рассмотрением поступившего от следователя уголовного дела в порядке ст. 221 УПК; 9)
рассмотрением поступившего от дознавателя уголовного дела с обвинительным актом в
порядке ст. 226 УПК РФ и обвинительным постановлением в порядке ст. 226.8 УПК РФ"
<10>.
--------------------------------
<10> Титовец И.В. Исключение недопустимых доказательств прокурором //
Молодой ученый. 2016. N 25.1. С. 28 - 29. URL: https://moluch.ru/archive/129/35738/ (дата
обращения: 11.02.2018).
 
С учетом того что уголовно-процессуальное законодательство накладывает ряд
ограничений при осуществлении прокурором надзора за расследованием уголовных дел,
связанных с фальсификацией доказательств, сложившаяся следственная практика
совершения таких преступлений, их укрывательство существенно влияют на реальное
состояние преступности в Российской Федерации. Поскольку факт совершения
фальсификации может быть связан с достижением целей укрывательства какого-либо
иного преступления, выявленного ранее органами предварительного расследования, либо
с целью привлечения заведомо невиновных лиц к уголовной ответственности.
Таким образом, необходимо предоставить более широкие полномочия прокурору в
указанной сфере надзора по проверке расследуемых уголовных дел, в том числе
связанных с фальсификацией доказательств. Кроме того, следует наделить прокурора
отдельными полномочиями по расследованию уголовных дел в отношении следователей
(дознавателей) по должностным преступлениям, связанным с фальсификацией
доказательств.
 
Список использованной литературы
 
1. Лобанова Л. Фальсификация доказательств по уголовному делу: Вопросы
квалификации и недостатки правовой регламентации / Л. Лобанова, А. Рожнов, А.
Синельников // Уголовное право. 2012. N 6. С. 28 - 34.
2. Титовец И.В. Исключение недопустимых доказательств прокурором / И.В.
Титовец // Молодой ученый. 2016. N 25.1. С. 28 - 29. URL:
https://moluch.ru/archive/129/35738/.
3. Экспертные мнения о работе Генеральной прокуратуры РФ. URL:
https://pasmi.ru/archive/201229/.

Корольков С.Ю. Проблемы реализации полномочий прокурора в ходе надзора за


расследованием уголовных дел, связанных с фальсификацией доказательств // Российская
юстиция. 2018. N 7. С. 56 - 58.