Вы находитесь на странице: 1из 5

Биография[править 

| править код]
Дмитрий Кантемир родился в молдавском селе Силиштень (Silişteni;
ныне жудец Васлуй, Румыния) в семье господаря Константина Кантемира. Рано потерял мать.
Отец, будучи сам неграмотным, пригласил для детей греческих учителей и дал им хорошее
домашнее образование.
Вступив в 1685 году на молдавский престол, Константин Кантемир должен был по обычаям
того времени послать в Стамбул заложником одного из своих сыновей, сначала старшего —
Антиоха, а в 1687 г.[2] вместо него младшего, Дмитрия. (Некоторые источники указывают иные
даты: 1688[3] и 1689[4].) Во время трехлетнего пребывания в столице империи Кантемир
усовершенствовал свои познания в литературе, философии, музыке, турецком, арабском,
персидском языке.
В 1691 году Кантемир вернулся в Яссы, а после смерти отца в 1693 году был избран
господарем, однако под давлением соперника Кантемиров князя Валахии Константина
Брынковяну Порта сместила Дмитрия уже через двадцать дней. Он возвратился в
Константинополь, где с небольшими перерывами жил до 1710 года. В этот период Кантемир
публиковал свои первые труды по философии, этике, музыке, составлял описания Молдавии
и Турции.
В 1710 году, во время войны Турции с Россией, Дмитрий Кантемир был назначен молдавским
князем и должен был принять участие в военных действиях. Надежды, возлагавшиеся
турецким двором на Кантемира, свидетельствуют о его умении скрывать замыслы. Ещё в
Константинополе он связался с русскими дипломатами и оказывал содействие
послу Толстому.
Недовольный визирем и желая избавить свою страну от турецкого ига, Кантемир 13 апреля
1711 года в Луцке заключил с Петром I договор, обязуясь сообщать ему о турецких делах.
Договор содержал 17 пунктов и в основных положениях повторял соглашение, подписанное
митрополитом Гедеоном в 1656 году. Молдавское княжество должно было вступить в русское
подданство, сохраняя статус независимого, суверенного государства и прежних обычаев
внутри страны. Сохранялись и привилегии молдавских бояр. Господарский престол
закреплялся за династией Кантемиров. Молдавскому княжеству возвращались земли,
захваченные Турцией и превращённые в райи, страна освобождалась от турецкой дани.
Договор после обнародования встретил поддержку всего молдавского населения. Лишь
небольшая группа бояр была против разрыва с Турцией. Договор Кантемира был выгоден для
Молдавии, так как в случае его претворения в жизнь страна освобождалась от турецкого
гнёта, отделялась от движущейся к упадку Турции и присоединялась к находящейся в то
время на подъёме России.

Памятный знак на месте Дмитровской усадьбы князя Кантемира

С армией, которую возглавлял фельдмаршал Шереметев, в Молдавию отправился лично


царь Пётр I. На реке Прут, примерно в 75 км к югу от Ясс, 38-тысячная русская армия была
прижата к правому берегу союзными 120-тысячной турецкой армией и 70-тысячной конницей
крымских татар. Решительное сопротивление русских заставило турецкого командующего
заключить мирное соглашение, по которому русская армия вырвалась из безнадёжного
окружения ценой уступки Турции ранее завоёванного в 1696 году Азова и
побережья Азовского моря. Молдавия оставалась под турецким гнётом.

Памятник Дмитрию Кантемиру


в Царицыно

По окончании Прутского похода Дмитрий Кантемир с 1000 молдавских бояр прибыл в Россию


и получил княжеское достоинство Российской империи с титулом светлости, значительную
пенсию, Димитровку, Кантемировку и иные имения в нынешней Орловской области, а также
право жизни и смерти над прибывшими с ним в Россию молдаванами.
Во время похода Петра в Персию Кантемир управлял походной канцелярией царя и
составлял разные воззвания и манифесты к жителям Персии.
Рассматривался как кандидат на пост Президента Академии наук.[5]

Дети[править | править код]
Оставил двух дочерей и четырёх сыновей. Одна из его дочерей, Мария Кантемир, стала
любовницей Петра I и вынашивала его сына, так что шли разговоры о замене ею Екатерины,
но мальчик не выжил.

Недвижимость в собственности[править | править код]


Помимо Димитровки, где он умер, Кантемиру принадлежали подмосковное имение Чёрная
Грязь (ныне территория музея-заповедника Царицыно) и дом в петербургском Мраморном
переулке — первая самостоятельная работа Б. Растрелли (не сохранился).
«Князь Димитрий был средняго росту, более сух, нежели толст. Вид имел приятный и речь тихую,
ласковую и разумную. Вставал он обыкновенно в пять часов по утру и, выкурив трубку табаку, пил
кофе по турецкому обыкновению; напоследок в кабинете своем упражнялся в науках до полудни;
сие было часом его обеда. В столе любимое его кушанье – цыплята, изготовленные с щавелем.
Он не пил никогда цельнаго вина с тех пор, как случилось ему быть больну две недели от
излишества онаго: сей случай вселил в него омерзение к питию. Он имел привычку несколько
спать после обеда, потом возвращался паки к учению до семи часов. Тогда он входил в домашния
свои дела и надзирал над своим семейством. Он ужинал с оным в десять часов и ложился в
полночь. В последовании, будучи сделан членом сената, находил себя обязанным переменить
образ жизни...»[6]

Похороны и «перезахоронение останков» Кантемира в


Румынии[править | править код]
Дмитрий Кантемир был похоронен в соборе Николо-Греческого монастыря в Москве. В этом
же соборе были позднее похоронены усилиями Марии Кантемир останки умершего
в Париже Антиоха Кантемира[7]. Останки Кантемиров покоились в соборе, пережив пожар
Москвы 1812 года. В советский период начались преследования духовенства и верующих. В
1923 году Николо-Греческий монастырь был закрыт советскими властями и его помещения
стояли опечатанные до 1935 года[8]. Зимой 1935 года строения монастыря, включая
захоронения, были снесены для постройки здания Народного комиссариата тяжелой
промышленности СССР[9].
В последней декаде марта 1935 года руководство Народного комиссариата иностранных дел
СССР получило информацию из Бюро по расчистке территории строящегося здания
Наркомата тяжелой промышленности о том, что в подвалах разрушенного монастыря
обнаружены могильные плиты отца и сына Кантемиров[9]. Вероятно в открытии захоронений
роль сыграл румынский революционер И. Дик. В своей автобиографии (составлена 10 июля
1936 года) Дик сообщал[10]:
В 1925 году при проведении некоторых исторических исследований мною открыты в Москве
останки молдавского господаря Димитрия Кантемира, которые по моему предложению в
1935 г., в июне месяце, были переданы Румынии как исторические ценности
В результате обращения Дика, 3 апреля 1935 года Давид Штерн переговорил с главой
румынской дипломатической миссии в СССР Эдмондом Чунту[11]. Чунту была предложена
надгробная плита с могилы Дмитрия Кантемира[11]. После беседы с Чунту Штерн обратился в
Комитет по охране исторических памятников, к профессору Иванову. Штерн сообщил, что
Народный комиссариат иностранных дел СССР решил передать Румынии три могильные
плиты (после их обнаружения) — Дмитрия Кантемира, его жены и дочери[12]. В связи с этим
Штерн просил, чтобы Иванов установил «принадлежность надгробных плит указанным трем
лицам», точно определил «место нахождения их останков» и подготовил все это «оформив
соответствующими актами» для «передачи румынской миссии в Москве»[13].
На момент обращения Штерна останки Кантемира были уже уничтожены. Еще в начале
февраля 1935 года руководство Комитета охраны памятников при Президиуме ВЦИК Совета
рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов обратилась с письмом
в Государственный исторический музей. В этом письме содержалась просьба в виду
«происходящего сноса собора бывшего Греческого монастыря на Никольской улице»
произвести «вскрытие находящихся там гробниц для изъятия музейных вещей и вывезти в
литературный уголок нового кладбища бывшего Новодевичьего монастыря останки первого
российского сатирика Антиоха Кантемира»[14]. На это письмо была наложена резолюция: «К
сожалению, ваше обращение опоздало на месяц»[14]. Это означало, что все захоронения, в том
числе и Кантемиров, были снесены к январю 1935 года и вывезены на свалку со
строительным мусором[14]
Неудивительно, что Иванов в срок просьбу не выполнил. Штерн в письме от 14 мая 1935 года
установил срок исполнения этой просьбы — 25 мая того же года[13]. На этот раз «останки»
нашли. 21 мая 1935 года группа археологов во главе со старшим научным сотрудником
Государственного исторического музея Г. И. Червяковым приступила к раскопкам в церкви,
где были захоронены останки Кантемиров[13]. Были извлечены останки, на основе которых
составили акт. Останки и акт были торжественно переданы румынской дипломатической
миссии 1 июня 1935 года в одном из залов Государственного исторического музея[15]. 4 июня
1935 года Чунту сообщил министру иностранных дел Румынии Николае Титулеску, что
получил две исторические записки от Иванова, «которые позволяют нам не сомневаться в
аутентичности найденных останков»[16].
Российский историк В. И. Цвиркун выявил в акте Иванова ряд несоответствий[17]:

 Иванов сообщает, что были найдены три надгробные плиты, на двух из которых можно
расшифровать слова «Москва… в Москве». По мнению Иванова, данные о погребенных
под этими плитами совпадают с датами смерти писателя Антиоха Кантемира. Так как в
своем завещании Антиох просил похоронить его рядом с могилой отца, то Иванов сделал
вывод, что «соседняя могила со стертой надписью принадлежит Дмитрию Кантемиру».
Цвиркун отметил, что прочитанные слова с упоминанием Москвы никак не связаны с
биографией Антиоха. На могильной плите должны быть упомянуты места рождения и
смерти Антиоха — Константинополь и Санкт-Петербург;
 Иванов сообщил, что в могиле Дмитрия Кантемира были обнаружены «мужская
одежда нерусского типа, сандалии из кожи и пояс — персидские». Цвиркун отметил, что
Кантемир еще в конце 1719 года сменил молдавские одежды на европейское платье;
 Иванов сослался на некие монастырские записи, согласно которым отец и сын
Кантемиры были похоронены в «трапезной нижнего храма с правой стороны от входа».
Цвиркун отметил, что вряд у Иванова были эти «записи», так как в 1923 году библиотека
монастыря была частично уничтожена, а частично разворована.
«Останки» князя Дмитрия Кантемира были доставлены в Румынию. У румынской оппозиции
возникли сомнения в их подлинности. Политик К. Аржитояну потребовал «научной экспертизы
для определения их аутентичности»[18]. В экспертизе было отказано. «Останки Кантемира»
поспешно захоронили в притворе кафедрального собора в Яссах, не дожидаясь постройки
склепа[18]. Министерство иностранных дел Румынии дало неофициальные инструкции прессе,
которые остановили все споры насчет подлинности останков[18]. Так возникла «гробница
Кантемира» в соборе трех Святителей в Яссах.

Творчество[править | править код]
Для своего времени Дмитрий Кантемир был необычайно образованным человеком; кроме
родного молдавского знал турецкий, персидский, арабский, греческий, латинский, итальянский
, русский и французский языки.
Первые научные труды Кантемира увидели свет в годы его пребывания в Константинополе.
Философский трактат «Диванул сау гылчава ынцелептулуй ку лумя сау жюдецул суфлетулуй
ку трупул» («Диван, или Спор мудреца с миром, или Тяжба души с телом») вышел в 1686 году
в Яссах на греческом и молдавском языках. За ним последовали «Лаудэ кэтре изводитор ши
кэтре виртутя ынвэцэтурий луй» («Хвала учителю и достоинству его учения») на молдавском
и «Sacro sanctae scientiae indempingibilis imago» («Священной науки неописуемый образ» на
латыни (1700 г.). В этих трудах получила развитие натурфилософская система Ван
Гельмонта. В этот период написана «Compendiolum universae logices institutiones» («Всеобщая
сокращенная логика»), посвященная теории познания.
В 1703—1704 гг. Кантемир создает «Книгу науки музыки» («Edvar-i Musiki»), а в 1704—
1705 гг. — первый роман на молдавском языке «Иероглифическая история» (опубликован в
1883 г.)[19]
Кантемир внес большой вклад в развитие турецкой музыки. Он стал виртуозным
исполнителем на танбуре и нае, организовал музыкальную школу, собирал и записывал
турецкие мелодии, используя оригинальную музыкальную нотацию собственного
изобретения, и завоевал широкую известность как композитор. Его произведения
исполняются в концертах турецкой классической музыки до сих пор.[20]
В России Дмитрий Кантемир продолжил свои научные изыскания, на которые оказали
большое влияние петровские реформы. Огромное значение для своего времени сыграл его
труд «Книга Систима, или О состоянии мухаммеданской религии» (СПб., 1722).[21] Д. Кантемир
участвовал в переговорах Петра I с Шамхалом Тарковским Адиль-Герем в качестве
переводчика. В 1722 г. впервые осуществил латинский перевод «Дербент-наме» и ввел этот
труд кумыкского летописца в научный оборот.[22].
Дмитрий Кантемир — автор ряда исторических («Историческое, географическое и
политическое описание Молдавии», «Хроника стародавности романо-молдо-влахов»,
«История возвышения и упадка Оттоманской империи») и философских («Метафизика»,
«Иероглифическая история», «Верховный суд или спор мудреца с миром или тяжба души с
телом») работ. Кантемир — автор сочинений «Диван…», «Жизнеописание Константина
Кантемира», «Иероглифическая история» и других. После 1711 года научные интересы
Кантемира были обращены к истории. Научная деятельность Кантемира была высоко
оценена современниками: он был избран членом Берлинской академии наук, некоторые из
его работ, как например «История возвышения и упадка Оттоманской империи» до сих пор
являются для ученых бесценным источником деталей и подробностей в вопросе изучения
феномена Османской империи.

Сочинения[править | править код]
 «Неописуемый образ святой науки» (лат. Sacrosanctae scientiae indepingibilis imago).
Рукопись на латинском языке хранится в Отделе рукописей Российской Государственной
библиотеки.
 «Всеобщая сокращенная логика» (лат. Compendiolum universae logices institutiones).
Рукопись на латинском языке хранится в Центральном государственном архиве древних
актов, фонд 181, дело 1329 (Москва).
 Книга Систима или Состояние мухаммеданской религии. — СПб., 1722.
 «Князь Молдавии» (лат. Principis Moldaviae). — Petropoli, 1727 (Димитрий Кантемир
«Описание Молдавии»).
Другие издания этого же труда:

 «Димитрия Кантемира, бывшего князя в Молдавии, историческое, географическое


и политическое описание Молдавии с жизнью сочинителя». С немецкого
переложения перевел Василий Левшин. — Москва. В университетской типографии
у Н. Новикова, 1789.
 Скрисоареa Молдовей де Димитрие Кантемир домнул ей… Монастиреa Нямцул ла
анул 1825.
 Operele principelui Demetriu Cantemiru. Descriptio Moldaviae. — Buc., 1872.
 Димитрий Кантемир «Описание Молдавии». Перевод с латинского Л.
Панкратьева. — Кишинев, «Картя молдовеняскэ», 1973.

 «Иероглифическая история» (молд. История иероглификэ). — Кишинэу, 1957.


Рукопись на молдавском языке. Москва. Главное архивное управление. Архив
древних актов, фонд 181, дело 1419.
 «История образования и падения Оттоманской империи» (лат. Anatationes increraenta
et decrementa Aulae Othomanicae). Рукопись на латинском языке хранится в Институте
востоковедения РАН. Сектор восточных рукописей, фонд 25, дело 5/1084; 6/1085.
 «Древние романо-молдаво-влашские хроники» (молд. Хроникул векимей а романо-
молдо-влахилор). Рукопись на молдавском языке хранится в Москве. Главное
архивное управление. Архив древних актов, фонд 181, дело 1420.
 «Описание Молдавии» (молд. Дескриеря Молдовей). — Кишинэу, 1957. (молд.)