Вы находитесь на странице: 1из 130

1.

История освоения Арктики, важнейшие географические открытия в


регионе. Роль России в этом процессе.

Из лекции Александрова:
Историческая роль России в Арктике:
«Россия- это здание, фасад которого обращён к Северному Ледовитому
океану»- Адмирал Макаров
Русские полярные исследователи Арктики: Семён Дежнёв (мыс Дежнёва),
Ерофей Хабаров, Григорий Шелехов, Витус Беринг, Борис Вилькицкий,
Фаддей Беллинсгаузен, Михаил Лазарев. – (про них всех нет в лекции
Александрова, но можно на всякий случай почитать в википедии про
нескольких их них)
Русская Америка: Форт-Росс, Ново-Архангельск.
Север всегда играл особую роль в русской истории, Это одновременно
колыбель древнерусского этноса, место становления древнерусской культуры и
развития Православия.
В Великом Новгороде была создана «империя Рюриковичей», которая
простояла более тысячи лет, установив тем самым рекорд в этой части света.
(это он, конечно, загнул...). С Севером связано множество древнерусский
легенд- новгородские былины, одним из героев которых был гусляр Садко. С
Русским Севером связаны и многие другие народные эпосы, например, финская
Калевала, действие которой разворачивается в Финляндии (кэп), а также на
территории современной Карелии. Красочные былины о Пере-богатыре создал
народ коми.
Где-то на севере располагалась и легендарная Гиперборея, обозначенная
ешё на картах Меркатора в виде загадочного арктического континента.
Поморы (русский субэтнос) проживали на побережье Белого и Баранцева
морей, занимались мореплаванием и вели торговлю с городами Ганзейского
союза. Баренцево море в русских летописях называлось Мурманским морем.
Под таким же названием оно фигурирует и на картах Герарда Меркатора XVI
века. Русские поморы изобрели маневренное, надёжное и устойчивое во льдах
парусное судно- коч. На парусных кочах поморы плавали по северным морям
от Груманта (Шпицбергена) до Железных (Карских) Ворот.
Россия является единственной страной Арктики, в которой ещё в XVI веке
возникли крупные города на Крайнем Севере: Салехард (Обдорск),
Мангазея, Пустозёрск, а также наиболее известный из них- Архангельск.
В XIV- XV веках на европейском Севере России основано множество
монастырей. Особенно выделяются Валаамский, Соловецкий, Николо-
Корельский, Старо-Ладожский и др.
Конец XVI- начало XVII веков- важнейшая роль Севера во внешней
торговле. Один только Архангельск обеспечивал до 50% доходов казны.
Север как политическое убежище: В разгар религиозных реформ патриарха
Никона во второй половине XVII века Север дал приют гонимым
официальными властями сторонникам старого обряда во главе с протопопом
Аввакумом. Тем самым Север продемонстрировал такие свои качества как
консерватизм и, вместе с тем, свободолюбие, уважение религиозных
убеждений.
Упадок Севера связан с основанием Санкт-Петербурга и разгромом
русского купечества в результате «реформ» (почему в кавычках...) Петра I
(Иван Солоневич «Народная монархия»). Роль северных городов в т ч
Архангельска во внешней торговле России упала.
Новое внимание к Северу появилось во второй половине XIX века. К этому
подтолкнуло развитие Транссиба, появилась возможность навигации по СМП.
1878/1879- жкспедиция Норденшельда (швед из Финляндии) на корабле
«Вега»- сквозное плавание по Северо-Восточному пути из Атлантики в Тихий
океан. Организация плавания Норденшельда и его финансирование- Александр
Сибиряков, известный русский меценат и полярный исследователь.
Софинансирование- король Швеции и Норвегии Оскар II, но не в качестве
главы государства, а как частное лицо. (какие «важные» подробности..)
В нач. XX века по СМП проследовали пароходы «Таймыр» и «Вайгач».
1977- поход советского атомного ледокола «Арктика» к Северному полюсу
триумфально завершил демонстрацию возможностей отечественной науки и
закрепил за СССР статус великой арктической державы.
Русская Америка (привет ЭПИР)
Краткая история Русской Америки
1732-1867- время нахождения Аляски под российским подданством, однако
юридически Аляска в состав России никогда не входила. Америка никогда не
упоминалась в официальном титуле российских самодержцев в отличие от
Финляндии, Польши и т д. Аляска управлялась РАК (Российско-
американской компанией), которая напрямую подчинялась семейству
Романовых. РАК- закрытое акционерное общество, однако её служащие
получали правительственные чины и ордена за работу в частной структуре.
Иностранцы в состав РАК не допускались. РАК имела монополию на все виды
деятельности в Аляске. Доступ частному капиталу (в т ч русскому) во владения
РАК запрещён.
Миф об убыточности РАК: вплоть до продажи Аляски РАК исправно
приносила прибыль. Автор мифа- великий князь Константин Николаевич,
рьяный сторонник продажи Аляски. Деньги за продажу Аляски по
распоряжению мин. ин. дел Горчакова были перечислены не в Bank of England,
где хранились зарубежные активы Российской империи, а в частный банк
братьев Баринг, в котором хранились личные сбережения семьи Романовых.
След Ротшильдов в сделке по Аляске (ещё можно добавить про масонов Билла
Гейтса, которые чипируют через 5G).
Не русская Арктика:
Фритьоф Нансен- норвежский полярный исследователь, океанограф,
организатор нескольких полярных экспедиций, наиболее известная- на корабле
«Фрам» (1893-1896).
Руаль Амундсен- норвежский полярный исследователь, мореход и лётчик.
Покоритель Северо-Западного прохода (по проливам Канадского архипелага) и
первый исследователь, достигший Южного полюса в 1911 году. Участник и
организатор трансарктических полётов.
Генри Гудзон (1570-1611)- английский мореплаватель, искавший северный
путь в Азию по заказу Московской торговой компании (Англия). Исследовал
берега Северной Америки и Гренландии.
Битва за Северный полюс- Фредерик Кук и Роберт Пири. Фредерик Кук-
американский врач, полярный исследователь и бизнесмен. 21 апреля 1908
первым (?) достиг Северного полюса. Некоторое время работал врачом в
экспедициях Роберта Пири. Роберт Пири- американский исследователь
Арктики. 6 апреля 1909 года первым достиг Северного полюса, однако
убедительных доказательств не предоставил. Собирался пересечь Гренландию с
запада на восток, но его опередил Нансен. Вопрос, кто побывал первым на
Северном полюсе до сих пор не разрешён т к ни Кук, ни Пири не предоставили
убедительных доказательств.
Не из лекции Александрова про освоение Арктики кратко:
В XI веке русские мореплаватели вышли в моря Северного Ледовитого
океана. В XII—XIII веках открыли острова Вайгач, Новая Земля, а в конце XV
века — острова архипелага Шпицберген, остров Медвежий. В первой половине
XVI века появилась первая карта бассейна Ледовитого океана, составленная по
чертежу Д. Герасимова, к этому же времени относится и освоение западного
участка Северного морского пути — от Северной Двины до Тазовской губы в
устье Оби (так называемый Мангазейский морской ход).
К 30-40 гг. XVII века относится освоение русскими первопроходцами,
Иваном Ребровым, Ильёй Перфильевым, Михаилом Стадухиным, восточного
участка Северного морского пути — от устья Лены до устья Колымы. Семён
Дежнёв прошёл морем от устья Колымы до самой восточной точки материка и
в 1648 году открыл пролив между Азией и Америкой.
В результате Великой северной экспедиции (1733—1743) всё сибирское
побережье Северного Ледовитого океана до мыса Большой Баранов было
исследовано, описано и нанесено на карты.
С 1874 года начались плавания на паровых судах через Карское море в
устье Оби и Енисея, получившие названия Карских экспедиций.
Если есть желание, вот ещё статья на ТАСС https://tass.ru/info/6311508
2. Арктический регион как географическое и политическое понятие.
Особенности политического взаимодействия в Арктике.
Указ Президента РФ от 5 марта 2020 г. N 164 "Об Основах государственной
политики Российской Федерации в Арктике на период до 2035 года". Из него
следующее определение:
Арктика - северная полярная область Земли, включающая северные
окраины Евразии и Северной Америки (кроме центральной и южной частей
полуострова Лабрадор), остров Гренландия (кроме южной части), моря
Северного Ледовитого океана (кроме восточной и южной частей Норвежского
моря) с островами, а также прилегающие части Атлантического и Тихого
океанов.
Южная граница Арктики совпадает с южной границей зоны тундры.
Площадь — около 27 млн км²; иногда Арктику ограничивают с юга Северным
полярным кругом (66° 33′ с. ш.), в этом случае её площадь составляет 21 млн
км².
Если взглянуть на политическую карту мира, то к Арктике можно отнести 5
приарктических государств: Россия, США, Канада, Норвегия, Дания. Кроме
того, ряд расположенных вблизи Арктики стран- Швеция, Финляндия,
Исландия также активно участвуют в работе региональных институтов
сотрудничества.
Арктика- огромные запасы углеводородов. По оценочным данным на дне
Северного ледовитого океана содержится примерно 7% мировых запасов нефти
(= запасы Венесуэлы) и 26% общемировых запасов газа.
Углеводородные запасы: 1) СЛО- 58%, Атлантика- 19%, Индийский океан-
17%, Тихий океан- 6%.
Самые потенциально выгодные месторождения нефти- у России- 74
миллиарда баррелей (15 миллиардов тонн). Самые потенциально выгодные
месторождения газа- у России (до 44 трлн. куб. м. газа). Расположены в
Баренцевом и Карском морях, а также в море Лаптевых.
Особенности политического взаимодействия в Арктике:
1. столкновение трёх подходов к разделу Арктики:
 Секторальный (на основе исторических секторов)
 Конвенциональный (на основе Конвенции ООН по морскому праву 1982
г.)
 Идея интернационализации Арктики (взгляд на Арктику как зону
мирового наследия)
Секторальный подход основан на обычных нормах МП (двусторонние
договоры и национальное законодательство).
Конвенциональный подход- 200 морских миль (350 км)- исключительная
экономическая зона (не является территорией государства) или max. 350 миль
(для подводных хребтов), если континентальный шельф простирается за
пределы 200 морских миль.
2. привлечение коренных народов Севера к решению проблем Арктики
(например, в рамках процесса Рованиеми и Арктического совета). Так, при
Арктическом Совете существуют шесть организаций коренных народов
Арктики, имеющие статус постоянного участника, которые участвуют в
принятии решений и формировании политики Арктического Совета.
3. - сотрудничество не стран, а их регионов, что, например, проявляется в
рамках Совета Баренцева/Евроарктического региона- в нём участвуют области
Норрботтен и Вестерботтен в Швеции, Лапландия, Кайнуу и Оулу в
Финляндии, Нурланд, Тромс и Финнмарк в Норвегии, а также Архангельская и
Мурманская обалсти, Республики Карелия и Коми, Ненецкий Автономный
округ в России. Аналогичный характер носит сотрудничество в рамках
«Северного измерения» и Комитета Северного Калотта.
4. - важная роль экологических проблем в повестке дня практически всех
региональных организаий ввиду сильного загрязнения Арктики, а также
обострения проблемы глобального потепления, ввиду чего многие территории
во всём мире могут оказаться под водой, а Гольфстрим- остыть (т к тают
холодные льды и усиливается холодное течение Лабрадор). Пример
экологического сотрудничества- Природоохранное партнёрство Северного
измерения.
5. - довольно активное взаимодействие в рамках ряда региональных -
Арктический совет и суберегиональных институтов- СБЕР, Северное
измерение, Северный совет и др. Подробнее про это- в следующем билете. В
рамках каждой из организаций круг обсуждаемых вопросов различный, но
всегда довольно широкий- содействие развитию трансграничных связей,
унификация законодательств, экологические проблемы, транспорт, туризм,
энергоснабжение, сохранение культуры коренных народов. Подробнее про эти
организации- вопрос №3, будет актуально и для этого.
6. - В последнее время политическое взаимодействие в Арктики
характеризуется милитаризацией данного региона: в Арктике регулярно
проходят военные учения стран НАТО и России. Кроме того, в прилегающих к
Арктике территориях находятся компоненты системы предупреждения о
ракетном нападении России и США, а также ракеты-перехватчики США
(Аляска) и России (побережье Северного Ледовитого океана). В Гренландии
существует авиабаза США Туле. (вопрос 9)
7. - Политическое взаимодействие в Арктике осложняется также рядом
территориальных споров в Северном Ледовитом океане (см вопрос 7).
8. – растущий интерес и к Арктике и усиление присутствия
внерегиональных игроков- Китая, Японии, Кореи, ФРГ и др. стран.

5. «Северное сотрудничество». Опыт и достижения субрегиональной


интеграции в Северной Европе.

Сохранил структуру такой, какой она была у Александрова на паре, ну и,


конечно, много доп инфы. Погнали!
Введение.
Страны Северной Европы по уровню и глубине развития интеграционных
связей заметно превосходят имеющиеся в мире межгосударственные
интеграционные группировки, включая Европейский Союз (ЕС). Им удалось
создать уникальную систему многосторонних связей во многих областях
экономической, политической, социальной, научно-технической и культурной
жизни, обозначаемую общим термином – «северное сотрудничество».
Они входят в лидирующую группу высокоразвитых стран по многим
показателям качества жизни и развития человеческого потенциала, состояния
окружающей среды, конкурентоспособности национальных экономик, а также
по объемам официальной помощи развитию.
Фундамент этим достижениям был во многом заложен солидарными
выступлениями северных стран по жизненно важным для их экономического и
социального развития вопросам. Развитие интеграционных связей между ними
позволяло решать каждой из стран региона широкий круг актуальных
внутренних проблем, устранять базу для конфликтов между северными
странами, помогать успешно отстаивать их интересы на мировой арене,
наконец, давать им возможность быть услышанными в мировом многоголосии.
Без понимания реального значения «северного сотрудничества» для
современных процессов, развивающихся на просторах северной оконечности
Европы, весьма сложно составить цельное представление о состоянии дел в
этом районе и движущих силах этих процессов.
Основные этапы:
- 1948-49 Шведско-датско-норвежские переговоры создании скандинавского
оборонительного союза. Швеция – инициатор. Мотив – опасения Стокгольма
по поводу стремления Норвегии отказаться от политики нейтралитета. Но
переговоры сорвались по инициативе Норвегии и проатлантических кругов
Дании.
- 1950 г. – Норвегия отказалась от участия в создании единого таможенного
союза с Швецией и Данией
- страны региона после второй мировой войны состояли в разных
экономических и военно-политических союзах.
- Дания, Швеция, Норвегия и Исландия с 1948 по 1952 гг. участвовали в «плане
Маршалла», а Финляндия нет.
- Дания, Швеция и Финляндия вступили в ЕС, а Исландия и Норвегия
отказались.
- 1951 год предложения идея создания Северного Совета, так как Выявившиеся
в конце 1940-х годов различия в концепциях национальной безопасности стран
Северной Европы создали серьезные политические трудности для
межправительственных форм «северного сотрудничества». Лидер датских
социал-демократов Хедтофт выдвинул идею Северного Совета, чтобы
нейтрализовать разочарование, вызванное отказом от планов скандинавского
оборонительного союза.
- В 1954 г. был сформирован общий для Скандинавии рынок труда.
- Норвегия и Дания провозгласили «базовую» и «атомную» политики – отказ от
размещения военных баз на их территории иностранных военных баз и
ядерного оружия в мирное время.
- 1962 год на 10-ой сессии Северного Совета в Хельсинки было подписано
Соглашение о сотрудничестве между Финляндией, Данией, Исландией,
Норвегией и Швецией – основополагающий документ «Северного
сотрудничества». Он определяет цели, направления и формы взаимодействия.
Дополнения/изменения вносились в 1971, 1974, 1983, 85, 91, 93 и 95 гг., это
говорит о том, что этот документ рассматривается государствами региона как
актуальный и действующий. В соглашении провозглашается 1) стремление
стран Северной Европы к расширению рамок сотрудничества в правовой,
экономической, социальной и культурной сферах, а также в области
транспорта, коммуникаций и защиты окружающей среды, к приданию все
большего единообразия регулированию в них, к соответствующему разделению
труда между ними. 2) обязательство при разработке внутренних законов
следить за тем, чтобы гражданам других государств региона предоставлялись
равные права. 3) В области социального сотрудничества северные страны
поставили цель развивать общий рынок труда, координировать деятельность
служб занятости, осуществлять свободный обмен учащимися 4) Большое
внимание в «Хельсинкском соглашении» уделено блоку вопросов, относящихся
к экономическому сотрудничеству. Северные страны зафиксировали в нем
готовность проводить взаимные консультации по вопросам экономической
политики и координировать принимаемые ими меры для нейтрализации
негативного воздействии внешних факторов на их экономическое развитие. (и
далее все в таком же духе)
- В 1972 г. создается Северный Совет министров (или Совет минист- ров
Северных стран), который становится исполнительным органом «северного
сотрудничества». Таким образом, динамика и структура интеграционных
процессов в Северном регионе внешне сходны с процессом формирования
Евросоюза, однако при более детальном рассмотрении вышеупомянутых
институтов отчетливо проявляются их принципиальные различия с
общеевропейскими.
Итоги и достижения «Северного Сотрудничества»
(по Александрову и не только, тут можно поподробнее почитать, если
захочется: https://mgimo.ru/files/117796/az-41.pdf)
- унификация по законодательству в области частного права, уголовных
преступлений и наказаний за них
- предоставляется право проводить на своей территории расследование и
уголовное преследование преступников, а также обеспечить исполнение
решений судов других северных стран.
Нынешний уровень интеграционных связей между странами Северной Европы
обусловил их глубокую взаимозависимость и способствовал созданию зоны
благосостояния, стабильности и мира на их территориях. По достижениям
североевропейской интеграции можно судить об основных направлениях
будущего развития интеграционных процессов в ЕС.
Без понимания истинного значения «северного сотрудничества» для
североевропейских государств весьма сложно ориентироваться в мотивах их
действий на международной арене, объяснять действия государств региона в
рамках ЕАСТ, их позиции в отношении европейской интеграции в рамках ЕС,
участие Норвегии и Исландии в Европейском экономическом пространстве
(ЕЭП) с ЕС, нынешнюю композицию основных партнеров по «Северному
измерению» и, на- конец, логику действий стран Северной Европы в его
рамках.
Деятельность сегодня
За сотрудничество Скандинавских стран на межправительственном и
межпарламентском уровнях сегодня отвечают Северный Совет и Совет
министров Северных стран (СМСС). Уникальная структура этих организаций
способствует равномерному распределению прав и обязательств между
странами-участницами и поддержанию политической стабильности в регионе.
Северный Совет (Nordic Council) — первая и наиболее влиятельная
региональная организация.
- Совет обеспечивает сотрудничество государств-участников на уровне их
парламентов. В его состав входят 87 парламентариев: по 20 депутатов от Дании
(включая 2 представителей̆ от Гренландии и 2 — от Фарерских островов),
Норвегии, Финляндии (включая 2 представителей от Аландских островов),
Швеции и 7 от Исландии. Таким образом, все Скандинавские страны
представлены в Северном Совете пропорционально своим демографическим и
территориальным характеристикам; учтены также интересы
самоуправляющихся областей, которые иначе были бы лишены возможности
участвовать в политической жизни региона. В то же время, Северный Совет «не
является над- государственным органом, и национальные парламенты не
передали ему своих законодательных полномочий. Его резолюции носят
рекомендательный характер. Благодаря именно такой форме деятельности
достигается большая гармония национальных интересов... При этом ни одна из
стран-участниц не поступается своим суверенитетом».
Совет министров Северных стран (Nordic Council of Ministers) —
межправительственная организация, своего рода «исполнительный» орган
«северного сотрудничества».
- Его решения обязательны для правительств государств–членов
сотрудничества.
- Каждая страна имеет только один голос, а все решения принимаются
единогласно, что свидетельствует о демократичности процедуры принятия всех
решений Советом.
- В состав СМСС входят министры по «северному сотрудничеству» и
«отраслевые» министры (экономики, культуры и т. д.) от каждой страны.
Однако ни премьер-министры, ни министры обороны и иностранных дел
напрямую не участвуют в работе Совета, что исключает возможность
политического давления партнеров друг на друга. Должность Генерального
секретаря СМСС по очереди занимают представители каждого государства-
члена.
Помимо исполнения своих непосредственных обязанностей Северный Совет и
Совет министров Северных стран не только регулируют социально-
экономические и культурные отношения между Скандинавскими странами, но
также принимают активное участие в деятельности других внутри- и
межрегиональных организаций и проектов на Севере Европы, например:
Совета Баренцева Евро- арктического региона (СБЕР), Совета государств
Балтийского моря (СГБМ) и Арктического Совета (АС). Деятельность
организаций подобного рода направлена в первую очередь, на налаживание и
укрепление пограничного сотрудничества и выработку общей политики
экологической безопасности в регионе. Все вышеперечисленные советы
функционируют в рамках «Северного измерения» — проекта, призванного
расширить границы региона за счет укрепления социально-экономических,
политических и культурных связей между странами–членами ЕС (Данией,
Латвией, Литвой, Швецией и Эстонией), Исландией, Норвегией и Северо-
Западным регионом России. Согласно параграфу 17 Статьи 4 Рамочного
документа по политике «Северного измерения», «“Северное измерение” будет
поддерживать сотрудничество на наднациональном и правительственном
уровнях, а также трансграничное сотрудничество как один из механизмов
содействия региональному развитию» (Рамочный документ..., с. 3). Совет
министров Северных стран наравне с другими советами региона принимает
непосредственное участие в разработке и реализации программ и проектов
«Северного измерения». В частности, сегодня СМСС принимает
непосредственное участие в работе трех партнерств в рамках СИ:
Природоохранного партнерства «Северного измерения» (или Экологического
партнерства «Северного измерения»), Партнерства «Северного измерения» в
области общественного здравоохранения и социального благосостояния и
Партнерства «северного измерения» в сфере культуры. В дальнейшем партнеры
по СИ собираются «рассмотреть целесообразность создания Партнерства
“Северного измерения” в области транспорта и логистики, а также
расширенного сотрудничества в сфере энергоэффективности и возобновляемой
энергии с привлечением для реализации этих целей и международных
финансовых институтов» (Политическая декла- рация...,2006, п. 6, с. 2). «В
основе идеи “Северного измерения” лежит стремление северных государств–
членов ... ЕС не отстать от быстро развивающейся интеграции на южном
фланге (Средиземноморье) и укрепить свои позиции в ЕС, в том числе с опорой
на использование природных ресурсов севера России. С другой стороны,
“Северное измерение” не является сугубо субрегиональной инициативой,
которая охватывает ограниченное число стран-членов и их соседей — с ним
связаны интересы всего Союза на Севере и прилегающих к ним территорий»
(Разумнова, Балтенкова, 2000, с. 85). Стремление стран Скандинавии не только
стабильно развивать свой экономический потенциал, но и отстаивать свои
экономические и политические интересы в Евросоюзе и в мире в целом в
условиях глобализации рождает все новые требования и перспективы
политической интеграции.
Деятельность описанных выше организаций затрагивает самые разные сферы и
направления жизнедеятельности Скандинавских государств, за исключением
вопросов обороны и внешней политики, и в то же время не ограничивает их
суверенитета и политической свободы. Основная цель Северного Совета и
СМСС — гармонизация социальных, экономических и культурных параметров
Скандинавских государств и создание единого социокультурного пространства
на Севере Европы. Это становится возможным благодаря общности их
истории и культурно-лингвистической близости.
Возможно, скандинавам удалось сделать именно то, чего до сих пор никак не
удается достичь Евросоюзу: создать действительно прочную и эффективную
модель межгосударственного взаимодействия, не ущемляя при этом прав стран-
участниц и не умаляя их суверенитета. Основной вопрос для скандинавских
государств сегодня заключается даже не в том, стоит ли расширять и укреплять
сотрудничество в сфере внешней политики и безопасности, а в том, в каком
направлении должны развиваться интеграционные процессы на территории
региона.
Вопрос 6. Конвенция ООН по морскому праву 1982 года и другие правовые
инструменты для продвижения национальных интересов России и других
стран в Арктике.

В Конвенции Александров обращал внимание на статьи 76 (определение


континентального шельфа), 83 (Делимитация континентального шельфа между
государствами с противолежащими или смежными побережьями) и 234
(покрытые льдом районы).
Основным источником общего международного права применительно к
морским пространствам является Конвенция ООН по морскому праву 1982 г.,
которая 18 лет назад, 16 ноября 1994 года вступила в силу.
Пример: В 2010 г. Россия и Норвегия заключили договор о разграничении
морских пространств и сотрудничестве в Баренцевом море. В преамбуле
договаривающиеся государства прямо ссылаются на Конвенцию ООН 1982 г.
Отсюда следует, что и разграничение континентального шельфа, в том числе
определение его внешней границы, и разрешение споров должно
осуществляться на основе положений Конвенции 1982 г. Как известно,
Конвенция 1982 г. предусматривает возможность выбора одного из средств
разрешения споров, предусмотренных ст. 287 (Международный трибунал по
морскому праву, Международный суд ООН, арбитраж, специальный арбитраж).
Арктические государства обязаны учитывать положения указанных договоров,
хотя в то же время они могут в соответствии со ст. 234 Конвенции 1982 г.
вводить более строгие требования в целях предотвращения загрязнения
морской среды.
О важности и значимости Конвенции свидетельствует тот факт, что подготовка
к ее вступлению в силу заняла целых 12 лет: она была принята 130 голосами
«за» на III Конференции ООН по морскому праву еще 30 апреля 1982 года и
подписана 10 декабря того же года в Монтего-Бее на Ямайке. Сама же
подготовительная конференция, целью которой было выработать нормы
Конвенции - по сути нового базового документа в области международного
морского права - действовала в течение 9 лет (с 1973 года, когда прошла первая
сессия в Нью-Йорке по 1982 год).
Конвенция содержит 320 статей и 9 приложений. В основе Конвенции ООН
по морскому праву 1982 года лежала резолюция ГА ООН от 1970 года, в
которой ресурсы морей и океанов были объявлены общим достоянием всего
человечества. Этот принцип нашел свое отражение в целом ряде норм новой
конвенции, призванных обеспечить доступ к морю даже для тех стран, которые
не имели выхода к морю.
Основные причинам разработки и принятия главного международного
правового акта в сфере морского права: 1) быстрое развитие мировой
экономики в 70-80-е годы, что резко повышало значимость водных путей
сообщения
2) быстрое развитие технологий, позволявших добывать природные ресурсы с
глубины морей и океанов. Для контроля за исполнением основных норм и
положений Конвенции предусматривалось создание Международного органа
по морскому дну и Международного трибунала по морскому праву.
Фененко говорит, что на протяжении последних десяти лет в мире происходит
«вторая арктическая гонка». Вступление в силу в 1994 г. Конвенции ООН по
морскому праву сломало сложившуюся в 1920-х гг. систему секторного
деления Арктики и заставило страны, имеющие выход к Северному
Ледовитому океану, искать новые аргументы для закрепления за собой
прежних арктических секторов (Режим доступа:
http://www.fmp.msu.ru/vestnik_2_2011_FENENKO_RU.html)
СССР подписал Конвенцию в 1982 г. Россия ратифицировала в 1997 г
Конвенцию ООН по морскому праву.
Все арктические государства за исключением США являются ее
участниками. Но США являются участниками Женевских конвенций ООН по
морскому праву 1958 г. Здесь необходимо иметь в виду, что многие положения
Женевских конвенции о территориальном море и прилежащей зоне, об
открытом море и континентальном шельфе с некоторыми изменениями и
уточнениями включены в Конвенцию ООН 1982 г. Кроме того, положения
Женевских конвенций приобрели характер обычных международно-правовых
норм. Поэтому можно сказать, что отношения между такими арктическими
государствами, как Россия, Норвегия, Канада, Дания, с одной стороны, и
США - с другой регулируются не только Женевскими конвенциями 1958
г., но в определенной степени и Конвенцией ООН 1982 г. в качестве
источника соответствующих обычных норм международного права.
США, как ведущую военно-морскую державу, не устраивали как раз те
положения Конвенции, в силу которых непосредственный контроль
прибрежного государства распространялся только на акваторию 24-х мильной
зоны территориальных и прилежащих вод, и ограниченный контроль - на
акваторию исключительной экономической зоны.
Почему американцам не хватало этих 200 миль? Можно предположить, что,
кроме естественного для сверхдержавы национального эгоизма, это было как-
то связано с принятием на вооружение советским флотом в середине 70-х годов
новых противокорабельных ракет П-500 «Базальт» и П-700 «Гранит»,
конструкция которых предусматривала оснащение ядерными боеголовками
мощностью до 500 кт, а дальность стрельбы составляла около 550 километров.
Справедливости ради стоит сказать, что Россия ратифицировала Конвенцию
ООН по морскому праву 1982 года только в 1997 году, то есть почти через три
года после того, как она вступила в силу.
Главное в конвенции:
Согласно Конвенции ООН 1982 г., все пространства Мирового океана
подразделяются на внутренние морские воды, территориальное море,
прилежащую зону, архипелажные воды, исключительную экономическую
зону, континентальный шельф, открытое море, район морского дна.
Конвенция содержит ряд положений, относящихся к проливам, используемым
для международного судоходства.
Главная особенность Конвенции 1982 года - четкая градация морского
пространства на 6 зон, где действуют различные правовые установления:
открытое море, шельф, исключительная экономическая зона, прилежащая
зона, территориальные воды и внутренние воды. Принципиально важным с
точки зрения морского права является разделение территориальных и
прилежащих вод, а также понятий исключительной экономической зоны и
шельфа.
В частности, Конвенцией 1982 года определялось:
1) в своей исключительной экономической зоне шириной 200 морских миль
(370 км) от исходной линии прибрежные государства получали права на
разведку и добычу всех видов природных ресурсов.
2) Прибрежные государства также получили возможность добывать природные
ресурсы на континентальном морском шельфе.
3) Для контроля за установлением прибрежными странами границ шельфа была
создана специальная комиссия ООН по континентальному шельфу.
4) Устанавливая названную классификацию морских пространств, Конвенция
не делает исключение для какого-либо региона, как, например, Арктика,
который по своим физико-географическим условиям отличается от других
регионов.
В 2008 г. представителями пяти арктических государств, в том числе России и
США, была принята Илулиссатская декларация, в которой, в частности,
указывается, что общее международное право предусматривает необходимую
основу для реагирования на вызовы, с которыми государства сталкиваются в
Арктике - от защиты морской среды до свободы судоходства - и что,
следовательно, нет необходимости в разработке «нового всеобъемлющего
правового режима для Арктического океана». Иными словами, арктические
государства признают, что правовой режим арктических морских
пространств определяется Конвенцией 1982 г., другими международными
договорами и международно-правовыми обычными нормами.
Поскольку в арктическом регионе нет государств-архипелагов, то положения
Конвенции 1982 г. об архипелажных водах неприменимы к этому региону.
Поэтому речь может идти только об остальных категориях морских
пространств.
Законодательство арктических государств соответствует Конвенции ООН
по морскому праву 1982 г.
Если обратиться к законодательству арктических государств, то оно в полной
мере соответствует положениям Конвенции ООН 1982 г. В качестве примера
можно взять законодательство России.
В России приняты законы «О внутренних морских водах, территориальном
море и прилежащей зоне Российской Федерации» 1998 г., «Об исключительной
экономической зоне Российской Федерации» 1998 г. и «О континентальном
шельфе Российской Федерации» 1995 г. Законы об исключительной
экономической зоне и континентальном шельфе не содержат каких-либо
специальных положений, относящихся к арктическим морским пространствам,
то есть к пространствам Северного Ледовитого океана.
В других арктических государствах действуют нормативные акты, которые по
своему содержанию не отличаются от российских. Здесь интересно заметить,
что США установили 200-мильную экономическую зону в 1983 г., т. е. задолго
до вступления Конвенции ООН 1982 г. в силу.
Источниками общего международного права применительно к арктическим
морским пространствам являются и другие международные договоры:
1. Конвенция по предотвращению загрязнения моря нефтью 1954 г. (с
поправками 1962, 1969 и 1977 гг.),
2. Международная конвенция по предотвращению загрязнения с судов 1973
г., измененная Протоколом 1978 г. (Конвенция МАРПОЛ-73/78),
3. Конвенция по предотвращению загрязнения моря сбросами отходов и
других материалов 1972 г.,
4. Международная конвенция относительно вмешательства в открытом
море в случае аварий, приводящих к загрязнению нефтью 1969 г.,
5. Протокол о вмешательстве в открытом море в случае аварий, приводящих
к загрязнению моря веществами иными, чем нефть, 1973 г.,
6. Международная конвенция об ответственности и компенсации за ущерб в
связи с перевозкой морем опасных и вредных веществ 1996 г.,
7. Международная конвенция по охране человеческой жизни на море 1974
г. с изменениями, внесенными Протоколами 1968 и 1988 гг. (Конвенция
СОЛАС 74/78),
8. Международные правила предупреждения столкновения судов в море
1972 г. и другие.

Отдельные примеры по законодательной практике арктических


государств, тут важный прецедент по 234 статье:
Канада
Тут в начале важное уточнение: в международном праве действует принцип
эстоппель, в силу которого арктические государства, признав действие
Конвенции ООН 1982 г., не могут претендовать на какие-либо особые права в
отношение Арктики, за исключением борьбы с загрязнением морской среды.
Считает, что у нее имеются определенные специальные права в отношении
арктических морских пространств.
В 1970 г. был принят Закон о предотвращении загрязнения арктических вод,
прилегающих к континенту и к островам Канадской Арктики, в 1972 г. на его
основе были изданы Правила о предотвращении загрязнения арктических
вод, Приказ об объявлении некоторых районов арктических вод зонами
контроля за безопасностью судоходства и Правила о предотвращении
загрязнения арктических вод с судов.
Действие этих актов распространяется на арктические воды в пределах 100
морских миль от ближайшего берега севернее 60-й параллели. Район действия
закона разделен на 16 «зон контроля» и для каждой зоны устанавливались
сроки, в течение которых разрешалось плавание судов, что зависело главным
образом от ледового класса судна.
Для судов, предназначенных для плавания в арктических водах, предусмотрены
повышенные требования в отношении проектирования, конструкции,
оборудования и комплектования и профессиональной подготовки экипажа.
Канадскими властями может быть введена обязательная ледокольная или
лоцманская проводка.
На момент принятия указанные канадские акты противоречили
действовавшему в то время международному праву. Канада, несомненно,
понимала данное обстоятельство. В то же время можно констатировать, что
Канада первым из арктических государств стала осознавать, что в
международном праве формируется новый принцип, которым
предусматривается особая обязанность государств принимать все меры к
защите окружающей морской среды, обладающей уникальным
природными характеристиками. Особая обязанность обусловлена
особенностями, присущими только арктическим морским пространствам.
Любое загрязнение окружающей среды Арктики, особенно районов, покрытых
льдами, может оказать весьма негативное воздействие на окружающую среду
всей планеты.
Международное сообщество согласилось с этим, что нашло отражение в
Конвенции ООН 1982 г. Статья 234 Конвенции предусматривает право
государств «принимать и обеспечивать соблюдение недискриминационных
законов и правил по предотвращению, сокращению и сохранению под
контролем загрязнения морской среды с судов в покрытых льдами районах в
пределах исключительной экономической зоны, где особо суровые
климатические условия и наличие льдов, покрывающих такие районы в течение
большей части года, создают препятствия либо повышенную опасность для
судоходства, а загрязнение могло бы нанести тяжелый вред экологическому
равновесию или необратимо нарушить его». Совершенно очевидно, что данная
статья применима лишь к арктическим морским пространствам.
В соответствии с данной статьей арктическим государствам предоставлено
принимать такие законы и правила, которые могут предусматривать, в
частности, специальные требования к конструкции и оборудованию судов,
комплектованию экипажа и т. д. Такие требования устанавливаются
самими государствами и не требуют согласования с компетентными
международными организациями. Эти требования могут действовать, в
частности, на всех трассах Северного морского пути, пролегающих как в
территориальном море и внутренних морских водах, так и в исключительной
экономической зоне России.
Можно констатировать, что законодательство Канады о предотвращении
загрязнения арктических вод полностью соответствует современному
международному праву.
Другим арктическим государством, которое проявляло особую озабоченность
экологическим состоянием арктических морских пространств, являлся СССР.
Это проявилось, в частности, в том, что в 1984 г. Президиум Верховного Совета
СССР принял на основе упомянутой статьи 234 Указ «Об усилении охраны
природы в районах Крайнего Севера и морских районах, прилегающих к
северному побережью СССР». Но там после распада СССР возникли
юридические сложности с принятием закона и в итоге:
Иными словами, Россия не использует возможности, предусмотренные ст. 234
Конвенции ООН 1982 г. в части регулирования плавания в целях
предотвращения загрязнения арктических морских пространств. Такое
положение чревато негативными последствиями для сохранения окружающей
среды.
Какие-либо другие акты, которые предусматривали бы особые права, не были
изданы ни Россией, ни Канадой. Рассмотренные же акты полностью
соответствуют Конвенции ООН по морскому праву 1982 г.
Таким образом, можно констатировать, что в Арктике действует общее
международное право, основным источником которого применительно к
морским пространствам является Конвенция ООН по морскому праву
1982 г.

7. Проблема неурегулированных границ и спорных территорий в Арктике


Обострение международной конкуренции по вопросу о контроле над Арктикой
сделало особенно актуальным международно-правовое оформление претензий
разных стран на арктические территории, в частности по разделу
континентального морского шельфа и делимитации морских границ.
Арктический шельф, простирающийся до Северного полюса, в настоящее
время не принадлежит ни одному из государств. Эта зона контролируется
Международным управлением по проблемам морского дна в Кингстоне
(Ямайка).
Конвенция ООН по морскому праву от 1982 г., которую Россия подписала в
1997 г., предоставляет прибрежным государствам право контроля над:
континентальным шельфом (морское дно и недра подводных районов,
находящиеся за пределами территориальных вод государства на всём
протяжении естественного продолжения сухопутной территории до
внешней границы подводной окраины материка или на расстояние 200
морских миль от исходных линий, от которых отмеряется ширина
территориального моря, когда внешняя граница подводной окраины
материка не простирается на такое расстояние). При этом, согласно ст. 76
Конвенции, никакая страна не вправе устанавливать контроль над Арктикой, но
имеющие выход к Ледовитому океану государства могут объявить своей
исключительной экономической зоной территорию, простирающуюся на 200
морских миль от берега. Эта зона может быть расширена еще на 150 миль,
если страна докажет, что арктический шельф является продолжением ее
сухопутной территории.
В своей экономической зоне прибрежное государство имеет преимущественное
право на добычу полезных ископаемых, но морская акватория остаётся
открытой для мореплавания и рыболовства.
Для реализации права на расширение границы шельфа государству
необходимо подать заявку в специальный международный орган -
Комиссию ООН по границам континентального шельфа. Границы,
установленные комиссией, являются окончательными и обязательными
для всех.
Сегодня на шельф в Арктике, в частности на богатый нефтью и газом хребет
Ломоносова, претендуют 5 стран - Россия, Норвегия, Дания, Канада и США.
Канада, присоединившаяся к Конвенции в 2003 г., считает, что
трансарктический хребет Ломоносова начинается с американского материка, а
Дания (участник Конвенции с 2004 г.) выдвигает гипотезу, что хребет - это
затонувшая часть Гренландии, которая является датской территорией. Позиция
США в спорах по шельфу достаточно сложная, так как Вашингтон пока не
ратифицировал международную Конвенцию по морскому праву и в основном
настаивает на принципе свободы мореплавания и хозяйственного освоения
Арктики.
Возможны два основных принципа раздела морских пространств и
арктического шельфа между государствами:
1) Согласно «медианному линейному методу» разделение происходит по
принципу равноудалённости граничной линии от береговой линии (или
базовых точек береговой линии) сопредельных государств.
2) Согласно другому методу - «секторальному» - полюс рассматривается в
качестве точки, от которой проводятся прямые линии вдоль долгот.
Конкретный способ проведения разграничительных линий между
соседними государствами Конвенция по морскому праву никак не
регламентирует, кроме указания на обоюдное согласие и принцип
справедливости.
Окончательных границ в Арктике до сих пор нет, вокруг этого и
развернулась борьба между арктическими государствами.
Претензии РФ
Хребет Ломоносова и поднятие Менделеева: Чтобы претендовать на
расширение внешней границы континентального шельфа (ВГКШ) в Арктике,
Россия должна научно обосновать, что земная кора континентального типа, т.е.
подводные хребет Ломоносова и поднятие Менделеева, которые тянутся к
Гренландии, геологически являются продолжением Сибирской
континентальной платформы.
Первая заявка была отправлена РФ в 2001, тогда Комиссией ООН были
высказаны следующие основные рекомендации и замечания. В июне 2002 года
заявка была рассмотрена и отклонена с указанием на недостаточную
детализацию карт рельефа дна и обоснованность континентальной природы
упомянутых поднятий, их связи с шельфом Сибири. По мнению ее членов,
Россия не представила убедительных доказательств континентальной природы
и принадлежности к естественным компонентам материковой окраины
поднятия Менделеева и хребта Ломоносова.
Пересмотренная заявка (от 2015 года) России подкрепляется результатами
комплексных геолого-геофизических исследований, проведенных в
арктической акватории в течение 10 лет, в том числе, в рамках
полномасштабных экспедиций с привлечением ледоколов и
специализированных научно-исследовательских судов.
Для изучения шельфа Северного Ледовитого океана мае-сентябре 2007 года
была организована российская полярная экспедиция "Арктика-2007".
Экспедиция 1 августа достигла Северного полюса. 2 августа глубоководные
обитаемые аппараты "Мир-1" и "Мир-2" спустились на дно океана в районе
Северного полюса и выполнили комплекс океанографических,
гидрометеорологических и ледовых исследований. Впервые в истории был
осуществлен уникальный эксперимент по взятию образцов грунта и флоры с
глубины 4261 метр. Кроме того, на Северном полюсе на дне Северного
ледовитого океана был водружен флаг РФ. Результаты экспедиции в Арктику
легли в основу позиции России при решении вопроса принадлежности этой
части арктического шельфа.
В обновленной заявке России также указано на наличие
неурегулированных вопросов делимитации морских пространств с Данией
и с Канадой. Поданная в декабре 2014 года заявка Дании на шельф к
северу от Гренландии существенно перекрывает районы, включенные в
заявку России. В частности, это касается приполюсного района и части
хребта Ломоносова. Находящаяся в работе заявка Канады тоже может
касаться районов, включенных в заявку РФ (поднятие Менделеева).
Ответ на нашу заявку, насколько я понял, положительный.
Что касается других стран, то они также активно занимаются экспедиционной
деятельностью с целью доказать свою правоту. Даже далёкий от региона Китай
каждый год проводит свои арктические исследования.
В настоящий момент Дания активно поддерживает (тоже подавала заявку)
научные исследования, направленные на сбор геологических доказательств,
указывающих на то, что континентальные шельфы простираются до Арктики.
Здесь Дания выступает оппонентом России по поводу принадлежности хребта
Ломоносова. Это позволит Дании обратиться в Комиссию ООН с просьбой
увеличить свою исключительную экономическую зону к северу еще на 150
миль. Однако у Дании нет своего ледокола, и она вынуждена обращаться за
поддержкой к Швеции.
Норвегия подала заявку в Комиссию ООН на свой участок шельфа в 2006 г. В
2009 г. эта заявка была одобрена, и тем самым Норвегия стала первой
арктической страной, получившей одобрение органа ООН на расширение
своей юрисдикции в значительной части Арктики. Норвежцы рассчитывали
«прирастить» к своему шельфу 250 тыс. кв. км, однако решением Комиссии их
аппетиты были урезаны до 235 тыс. кв. км.
В августе и сентябре 2008 г. в Северный Ледовитый океан были направлены
две американские научные экспедиции для доказательства права США на
расширение континентального шельфа Аляски. Одна из них проводилась
совместно с Канадой. В августе-сентябре 2009 г. Канада и США провели еще
одну совместную экспедицию по изучению строения шельфа. Объектом
исследования стал район к северу от Аляски до хребта Альфа-Менделеева и на
восток до канадского арктического архипелага. На основании собранных
данных Канада и США могут представить конкурирующие заявки на отдельные
участки арктического шельфа. На август 2010 г. была намечена третья
канадско-американская экспедиция в Арктику Экспедиция в Арктику.
Про РФ и Норвегию
Что касается проблемы определения морских границ в Арктике, то для России
важен вопрос о делимитации морской границы с Норвегией в Баренцевом море.
Долгое время эта проблема являлась камнем преткновения на пути к
налаживанию добрососедских отношений между двумя странами. Переговоры
на эту тему шли около 40 лет. Спорная площадь, по российским данным, была
равна 180 тыс. кв. км, а по норвежским - 175 тыс. кв. км, включая район
площадью 20 тыс. кв. км в Северном Ледовитом океане. Здесь, если верить
оптимистичным прогнозам, залегает около 2% мировых запасов нефти и газа.
Спор решался поэтапно, по участкам.
1) В 2007 г. удалось подписать соглашение о Варангер-фьорде, которое
предполагало разграничение морских пространств внешней части залива
и снимало часть нерешённых вопросов. Варангер-фьорд - Варяжский
залив Баренцева моря - расположен между полуостровами Рыбачий
(Российская Федерация) и Варангер (Норвегия). Длина фьорда - 120 км,
глубина - до 420 м.
2) В дальнейшем споры между Москвой и Осло сконцентрировались вокруг
географического принципа раздела спорной территории. Причём по
этому вопросу единства не было и в самой России. Так, бывший
губернатор Мурманской области Ю. Евдокимов считал, что деление
спорной территории на северную и южную части было бы крайне
невыгодно для России, так как «все богатства расположены в южной
части - именно там многие разведанные и прогнозируемые
месторождения» Норвегию перестал пугать мезальянс с Россией.
27 апреля 2010 г. - на встрече президента России Д.А. Медведева и
премьер-министра Норвегии И. Столтенберга было достигнуто
принципиальное согласие по всему комплексу спорных вопросов между
Москвой и Осло. Было решено поделить спорный участок Баренцева моря,
наиболее богатый рыбой и нефтегазовыми ресурсами, «пополам», причём,
как и настаивала российская сторона, на западную и восточную части.
Юридически этот компромисс был закреплён в Российско- норвежском
договоре о разграничении морских пространств от 15 сентября 2010 г.
Отмечается, что договор создаёт благоприятные правовые условия для
освоения нефтегазовых ресурсов арктического континентального шельфа,
возможности кооперации по разведке и добыче углеводородов в бывшем
спорном районе. Договор предусматривает, в частности, подробную
регламентацию российско-норвежского сотрудничества в эксплуатации
минеральных ресурсов: основой взаимодействия в этой сфере станет принцип, в
соответствии с которым каждое месторождение, пересекаемое линией
разграничения, может эксплуатироваться только совместно и как единое целое.
Такой подход позволит заблаговременно и эффективно снимать возможные
разногласия по вопросу распределения углеводородных ресурсов.
По мнению аналитиков, подписание договора выводит на новый этап
двустороннее сотрудничество в области рыболовства. Установление чётких
границ зон юрисдикции России и Норвегии создаёт более ясные и понятные
правовые условия для осуществления рыболовства, объективно сужает
вероятность конфликтных ситуаций в этой сфере. (это все брехня по мнению
Александрова, как вы вероятно помните, он жестко хейтит этот договор)
Однако далеко не все в России остались довольны условиями договора. Прежде
всего это касается российских рыбопромышленников, которые считают, что по
договору у Норвегии оказались наиболее богатые рыбой территории. В их
открытом письме российскому президенту говорится, что «игнорирование этих
важнейших положений и интересов отечественного рыболовства в Баренцевом
море и Северном Ледовитом океане при разграничении морских пространств не
только повлечёт потери в вылове не менее 50-60%, но и вызовет значительные
социально-экономические потрясения прибрежного населения этого района
России», и содержится ссылка на печальный опыт передачи Соединённым
Штатам акватории в районе Берингова пролива Россия подарила Норвегии
рыбные места в Баренцевом море.
Действительно, если Норвегия начнёт применять положения договора, это,
скорее всего, приведёт к вытеснению российских рыбаков из района
Шпицбергена, как отходящие под юрисдикцию Норвегии. Тогда любая
экономическая и рыбопромысловая деятельность России в море вокруг
Шпицбергена становится юридически возможной только при согласии
Норвегии и с соблюдением ее национальных мер по регулированию
рыболовства.
Есть мнения, что России вообще не следовало спешить с договором по разделу
Баренцева моря, потому что: 1) у России все равно нет технологий,
позволяющих в ближайшие годы начать разработку тех месторождений,
которые теперь поделены с Норвегией.
2) для Норвегии именно сейчас выгодна добыча в спорном квадрате Баренцева
моря, потому что другие ее месторождения истощаются.
России, которая не сможет на равных вести добычу в спорном квадрате,
следовало бы пока сосредоточиться на Штокмановском месторождении, где
уже налажено сотрудничество с Норвегией. Однако после произошедшего
раздела Норвегия может утратить интерес к Штокману, так как тянуть
трубопроводы туда сложнее и дальше. Поэтому сейчас реализация
Штокмановского проекта для России может усложниться.
Часть экспертов считают, российская делегация, готовившая договор с
Норвегией, пошла на неоправданные уступки. Принцип равноудаленности в
южной части района разграничения вполне оправдан, так как равностоящая
линия отсчитывается от материковых побережий Норвегии и России. Но в
центральной и северной части моря это не так. Здесь Норвегия настояла на том,
что медианная линия должна отсчитываться от побережья архипелага
Шпицберген со стороны Норвегии и от Земли Франца-Иосифа со стороны
России. Как утверждает заслуженный юрист РФ Г. М. Мелков, «здесь есть
только одна граница - восточная граница района действия Договора о
Шпицбергене 1920 г. Внутри этой границы у Норвегии и у России - равные
права на экономическую деятельность - и на суше Шпицбергена, и в
территориальных водах Шпицбергена. Эта граница проходит по меридиану
восточнее того, который обозначен в Постановлении Президиума ЦИК СССР
от 15 апреля 1926 г.». В итоге Норвегия приобрела права на шельф
восточнее Шпицбергена, которых у нее нет по Договору о Шпицбергене
1920 г., а Россия понесла необоснованные потери.
Как считает основной консультант Договорно-правового отдела МИД
профессор С. В. Молодцов, при проведении разграничительной линии у России
были и есть все основания придерживаться секторального принципа,
вытекающего из Договора о Шпицбергене 1920 г. и исторически
сложившегося права России в районе Баренцева моря. Таким образом,
российской делегации следовало искать компромисс, на который вполне
должна была согласиться Норвегия: секторальный принцип в центральной и
северной части линии разграничения и линейно-медианный - в южной. А если
бы не согласилась, то сохранение прежнего статус-кво экономически выгодно
российской стороне.
Подписание Российско-норвежского договора 2010 г. создало
неблагоприятный прецедент на будущее, поскольку Россия фактически
признала суверенитет Норвегии над шельфом западнее новой
разграничительной линии. Согласно ст. 2 Договора, «каждая Сторона
соблюдает линию разграничения морских пространств, установленную в ст. 1,
и не претендует на, и не осуществляет какие-либо суверенные права или
юрисдикцию прибрежного государства в морских пространствах за пределами
этой линии».
Остались нерешёнными и многие спорные вопросы, касающиеся Шпицбергена.
Норвегия в нарушение положений о Парижском договоре по Шпицбергену
1920 г. продолжает создавать помехи международной хозяйственной
деятельности на самом архипелаге и на его шельфе. По договору за Норвегией
признаётся суверенитет над архипелагом на тех условиях, что остальные
участники Договора и присоединившихся к нему государств имеют право на
разработку ресурсов архипелага и его территориальных вод (ст. 1). Из этого
следует, что признание этих прав распространяется также на континентальный
шельф и исключительную экономическую зону Шпицбергена. Парижский
договор не является частью внутреннего норвежского законодательства. Это
значит, что Норвегия не вправе изменить его без согласия всех его участников,
а внутреннее норвежское законодательство не может противоречить
закреплённому международно-правовому статусу Шпицбергена.
Поэтому Россия не признаёт установленную Норвегией в 1977 г. в
одностороннем порядке 200-мильную «рыбоохранную зону» вокруг архипелага
Шпицберген, противоречащую Парижскому договору. Право Норвегии на
контроль этой зоны признали только Канада и Финляндия, поскольку эти
страны не ведут рыбного промысла у Шпицбергена. СССР и затем Россия
отрицали право Норвегии контролировать «рыбоохранную зону», считая эти
воды международными. После окончания «холодной войны» это постоянно
приводило к конфликтам между российскими рыбаками и норвежской
береговой охраной. Дело доходило до того, что кораблям российского
Северного флота приходилось сопровождать «свои» рыболовецкие суда, чтобы
избежать их ареста норвежскими властями.
Ряд норвежских законов, по сути дела, устанавливает такой правовой режим, по
которому на шельфе архипелага объявлен суверенитет, как на сухопутной
территории самой Норвегии. Начало политики по постепенному
нивелированию содержания Парижского договора 1920 г. было заложено еще?
в Горный устав, принятый Норвегией в 1925 г. относительно регулирования
хозяйственной деятельности на архипелаге. Затем принятием королевских
указов и законов парламента эти нормы были распространены на шельф
Континентальный шельф.
Это было сделано для того, чтобы не допустить предусмотренный Парижским
договором льготный экспортный режим для международных субъектов
хозяйственной деятельности в случае, если на шельфе архипелага начнётся
добыча нефти и газа. Внутреннее налоговое законодательство Норвегии
предусматривает выплату компаниями 78% доходов, получаемых при
разработке месторождений континентального шельфа этой страны, а по
Парижскому договору 1920 г. экспортная пошлина на Шпицбергене не должна
превышать 1% с максимальной стоимости вывозимых полезных ископаемых в
пределах 100 тыс. т., а свыше этого количества - идти в понижающемся
соотношении.
Россия и другие государства - участники Парижского договора
придерживаются совершенно иной точки зрения в вопросе о режиме
пространств, прилегающих к архипелагу. Так, Россия утверждает, что нормы
Парижского договора должны действовать в пределах пространств, указанных
в его первой статье (в так называемом шпицбергенском квадрате), а
Великобритания - что нормы договора действуют в тех пространственных
пределах, которые допускают положения Конвенции ООН по морскому праву
1982 г. Тем не менее Осло пока не идёт на уступки по всем этим вопросам.

Поскольку Норвегия уже не раз нарушила нормы Парижского договора, то


Россия и другие участники вправе поставить под сомнение его действенность в
силу изменившихся обстоятельств. В частности, в 1920 г. не было понятия
шельфа, чем позже и воспользовалась Норвегия в толковании Парижского
договора. В сложившихся условиях возможны два пути: или обновить договор
вместе со всеми участниками, согласно новым условиям, или же России
самостоятельно отстаивать свои интересы в Международном суде, принуждая
этим Норвегию соблюдать до говор по Шпицбергену.

Отсутствие чётких механизмов для проведения разграничительных линий


продолжает оставаться серьёзным источником международных конфликтов в
этом регионе и препятствием на пути к сотрудничеству между разными
странами, принимающими (или желающими принять) участие в освоении
Арктики.

9. Военные аспекты безопасности в Арктике.


10. Особенности укрепления военного присутствия России в Арктике.
11. «Северное измерение» в политике ЕС и интересы России. Тематические
партнерства в рамках «Северного измерения». Трансграничное взаимодействие
российских регионов в рамках СБЕР.

9. Военные аспекты безопасности в Арктике


Инфо по хрестоматии РСМД, 2013 . Загорский (устаревшая)
Одни эксперты прогнозируют грядущие конфликты - как между арктическими
государствами, так и между ними и неарктическими странами. Многие уже
сегодня видят контуры начинающейся гонки вооружений в регионе -
предвестницы будущей «битвы за Арктику». Другие подчеркивают, что в плане
военной безопасности Арктика является одним из самых спокойных регионов
мира. Однако по мере климатических изменений - а их темп в регионе выше,
чем в среднем на планете, - и расширения масштабов экономической
деятельности здесь будут возрастать риски и вызовы для безопасности совсем
иного рода. В первую очередь - это риски техногенных катастроф,
нефтеразливов, чрезвычайных ситуаций, загрязнения морской среды с суши с
судов.

За милитаризацию Арктики Оппоненты милитаризации


Арктики
нерешенность вопроса о том, кому Правовой режим морских
принадлежит Арктика пространств в Арктике определен
(правовая неопределенность предельно ясно. Он регулируется
статуса морских арктических нормами международного
пространств и недр Северного морского права,
Ледовитого океана, наличие кодифицированными в Конвенции
неурегулированных споров по ООН по морскому праву 1982 г. В
вопросу о разграничении морских пределах 200-мильных
пространств и континентального исключительных экономических
шельфа.) зон - с согласия и в соответствии с
Александров в этой команде: законами прибрежного
«подлинным камнем преткновения государства. За пределами
становятся международно- исключительных экономических
правовой статус Арктики, зон (в центральной части
необходимость уладить Северного Ледовитого океана)-
многолетние территориальные принцип свободы открытого моря
споры» и что поэтому «одной из (Загорский)
ключевых характеристик
Арктического региона является его
высокий конфликтный потенциал»,
а в самом регионе идут
«приготовления к схватке».
грядущие споры будут Специалисты призывают
конфликтами за контроль над осторожно относиться к
углеводородными ресурсами высказываемым оценкам: «Данные
арктического шельфа и что в такие о запасах, которые сегодня
конфликты могут быт вовлечены приводятся различными
не только прибрежные, но и источниками, очень
неарктические государства, приблизительны». +
проявляющие интерес к освоению практически все предполагаемые
ресурсов Арктики. углеводородные запасы Арктики
сосредоточены в исключительных
экономических зонах прибрежных
государств, т.е. в пределах их
никем не оспариваемой
юрисдикции

Последняя инфо (2018-2020)


С начала 2000-х гг. ведущие государства мира, и в особенности приполярные
государства, входящие в военно-политический блок НАТО, проявляют все
большую активность в наращивании своего присутствия в Арктике и
апробировании различных форм проецирования в регионе своего
геополитического, военного, экономического и научно-технического
потенциала и влияния.
Первые намеки на возможный новый рост военной активности в регионе
начались в 2000-х гг., когда ВМС США начали проводить регулярные
ледовые учения подводных лодок ICEX, с отработкой боевого применения во
льдах, включая поиск и сопровождение целей, торпедные стрельбы,
оборудование ледовых баз. В тот же период российская авиация активизирует
свое присутствие на Севере — полеты стратегических бомбардировщиков
становятся пусть и не частыми, но регулярными.
Известная геостратегическая и экономическая ценность присутствия в
Арктике на фоне способствующих освоению акватории региона
климатических изменений стимулирует заинтересованные государства к
наращиванию своего потенциала по всему спектру возможностей с
одновременным продвижением геополитических установок, обосновывающих
изменение существующего статус-кво.
Несмотря на поддерживаемый всеми заинтересованными в присутствии в
Арктике государствами относительный консенсус о необходимости мирного
освоения региона, недопустимости «гонки вооружений» и критическом
наращивании силовой компоненты, очевидно, что при возникновении даже не
приводящих к открытому силовому противостоянию инцидентов и
конфликтных ситуаций, неоспоримое преимущество будут иметь те
государства, которые обладают наибольшим набором возможностей
оперативной (пусть даже «фоновой») силовой аргументации своей позиции
посредством использования адаптированных к специфическим местным
условиям воинских контингентов. Районы дислокации таких контингентов и
накопленный набор компетенций являются готовым и трансформируемым
потенциалом для обеспечения хозяйственно-экономического освоения
полярных территорий.
В условиях фактически заново развернувшейся «арктической гонки» среди
заинтересованных стран неоспоримые преимущества сохраняются у
приполярных государств, исторически имеющих наибольший набор
компетенций присутствия в специфических арктических условиях. Речь
идет о проведении научных геологических и гидрографических исследований,
освоении и ведении хозяйственной деятельности в регионе, размещении и
дислокации специализированных воинских контингентов и пр.
Различные рода войск приарктических государств в силу их геостратегического
положения апробируются к действию в условиях низких температур в
целом и в арктических условиях в частности. Такие учения входят в
программы их учебно-боевой подготовки как в плане защиты национальных
территорий, так и в плане ведения наступательных действий на сопредельных
территориях. Для государств, входящих в блок НАТО (с учетом их
региональных зон ответственности), апробирование и готовность их
вооруженных сил к действиям в условиях низких температур являются
обязательной для поддержания возможностей блока по проецированию сил и
средств в регионы с низкотемпературными климатическими условиями.
Очевидно, что даже периодически привлекаемые для отработки ведения боевых
действий в низкотемпературных условиях «обычные» воинские подразделения
окажутся недостаточно подготовленными для дислоцирования в еще более
специфичных и сложных заполярных условиях Арктики в силу морально-
психологических факторов, а также отсутствия специального снаряжения и
подготовки. Поэтому в вооруженных силах всех приарктических
государств акцент ставится на выделении специальных воинских
подразделений, приоритетно ориентированных для дислокации на
постоянной либо вахтовой основе на приполярных и заполярных
территориях, либо для оперативной («мгновенной») переброски в данный
регион.
Отработка государствами — членами НАТО и странами-партнерами
взаимодействия выделяемых сил и боевого слаживания в арктическом регионе
проводится в ходе многонациональных учений — ARCTIC EDGE
(организатор — оперативное командованием ВС США на Аляске), Cold
Response и Joint Reindeer (организатор — Генеральный штаб ВС Норвегии),
Trident Juncture и пр. На сегодняшний день наиболее масштабными
учениями сил НАТО и стран-партнеров в регионе являются маневры
«Trident Juncture 2018» (конец октября — начало ноября 2018 г.),
развернувшиеся на полигонах в центральной и северной частях Норвегии и
позиционных районах в прилегающих акваториях Северной Атлантики и
Балтики. В учениях приняли участие подразделения сухопутных и военно-
морских сил из 31 страны, было задействовано порядка 50 тыс.
военнослужащих, до 10 тыс. единиц наземной техники, 250 единиц
авиационной техники, 65 кораблей. (крупнейшее учение со времён распада
СССР, цель- проверка боеспособности сил быстрого реагирования НАТО и
возможностей стран-участников грамотно распоряжаться полученной со
стороны союзников поддержкой).
Прекращение с 2014 г. контактов между начальниками Генеральных
штабов армий стран Арктического совета сильно мешает конструктивному и
своевременному решению военных вопросов в этом регионе. В среднесрочной
и долгосрочной перспективе международные риски могут возрасти в случае
дальнейшего сохранения политической напряжённости в отношениях
России с Западом.

НАТО- РФ в Арктике
Военные аспекты безопасности в основном определяются взаимодействием РФ-
НАТО. В силу ухудшения отношений России и НАТО, во многом (но все же
лишь отчасти) обусловленном событиями на Украине 2014 года, западные
державы также наращивают свою активность в регионе.
Активизация ВМС США и их союзников по НАТО в Арктике становится
постоянно действующим фактором. Визит группы эсминцев в Баренцево
море, регулярные подледные учения атомных субмарин, воздушный патруль в
Исландии, наконец, формирование нового флота с арктической зоной
ответственности и инициатива Дональда Трампа, пожелавшего построить для
ВМС США новые тяжелые ледоколы, — всё это требует заново оценить
перспективы взаимоотношений России и НАТО в регионе и возможное
изменение баланса сил.
Ещё до украинских событий Альянс начал восстанавливать своё военное
присутствие в Исландии, сошедшее было на нет после вывода американских
самолётов с базы Кефлавик в 2006 г. Воздушный патруль НАТО,
первоначально заявленный исключительно как невооруженная миссия с
наблюдательными целями, стартовал в 2007 , а начиная с 2014 г. патруль
регулярно выполняет перехваты с оружием на борту.
Ранней весной 2020 г. НАТО планировало провести в Арктике учения Cold
Response 2020, целью которых была отработка действий военнослужащих в
условиях низких и экстремально низких температур, однако коррективы в эти
планы внёс коронавирус, заставивший свернуть начатые было маневры.
Заход группы кораблей НАТО в составе британского фрегата и трёх
эсминцев 6-го флота ВМС США в Баренцево море в мае 2020 г. стал
логичным продолжением общей тенденции наращивания активности НАТО в
регионе.

Вывод (часть инфо подходит к билету 10)


В настоящее время Россия обладает в Заполярье значительно более
развитой инфраструктурой, чем страны НАТО. Сохранение этого
превосходства и получаемых от него выгод — в частности, большей степени
контроля пространства региона и возможности обнаружения противника на
дальних подступах — главная задача российского военного строительства в
Заполярье. Но, как ни парадоксально, избыточные усилия в части
наращивания возможностей базирования в Арктике могут привести к
обратному результату. Возвращение к ситуации 1950-х и 1960-х гг., когда и
СССР, и США активно разворачивали в арктическом регионе военную
инфраструктуру, в том числе ударные силы, крайне невыгодно для России.
Оценивая дальнейшие возможности наращивания сил, нужно отметить, что
Россия и Альянс находятся в разном положении. НАТО, обладая
относительно скромной арктической инфраструктурой, основная масса
объектов которой сосредоточена в Норвегии, а небольшое число остальных
«размазаны» тонким слоем от Исландии до Аляски, располагает, в то же время,
значительными финансовыми возможностями. Учитывая экономическое
превосходство стран альянса, эти вложения могут в течение 10–15 лет
обернуться появлением сети военных объектов, наличие которых
обессмыслит предшествующее российское военное строительство,
предоставив НАТО инфраструктурные преимущества в регионе, где до того их
не было.
В случае, если американское руководство решится на радикальное обновление
ледокольного флота (включая строительство атомных ледоколов), это резко
упростит процесс создания и поддержки военных баз. Альянс способен
развернуть в Арктике значительные силы ВВС, в разы большие, чем те,
что имеются в настоящее время, повысив уровень постоянного
присутствия в Арктике с десятков до сотен боевых и вспомогательных
самолётов. В части военно-морских сил подготовка к возможному
наращиванию ведётся уже сейчас, и основой такого наращивания может стать в
первую очередь воссозданный в 2018 году 2-й флот ВМС США,
операционным районом которого является Северная Атлантика, включая
и Арктику.
При этом возможности России нарастить силы в Арктике сверх уже
развёрнутых там в настоящее время достаточно ограничены. Основные
ограничивающие факторы — недостаточные возможности военно-
транспортной авиации, включая дефицит специальных машин, таких, как
самолёты-заправщики и ДРЛО; острая нехватка боевых кораблей основных
классов в составе ВМФ России и низкие темпы их постройки. ВМФ России,
фактически, так и не смог преодолеть постсоветский кризис, который
выражается как в нехватке боевых единиц, так и в отсутствии внятного
представления о задачах и перспективах развития флота, о чем сигнализирует
недостаточный объем программ обновления ВМФ и их слишком частая
корректировка в угоду сиюминутным факторам.
При этом развёртывание новых российских военных объектов в Арктике
зачастую подаётся в СМИ избыточно громко — в том числе и в части
возможного размещения там носителей ядерного оружия. В сложившейся
обстановке, это, вероятно, не лучший подход. Фактически, новости
относительно возможного размещения частей российских стратегических
ядерных сил в Арктике, сверх исторически развёрнутых там РПКСН Северного
флота, могут создать совершенно определенный политический фон,
облегчающий руководству НАТО оправдание собственной военной
активности в регионе и её дальнейшее расширение.
Если говорить о форматах российской активности в Арктике, которые могли бы
оказаться одновременно и полезными с точки зрения наращивания
возможностей в регионе и облегчали бы «мирный» PR этого наращивания, то,
наверное, стоит обратить внимание на усиление «гражданско-полицейской»
инфраструктуры. В первую очередь речь идёт о наращивании сил береговой
охраны, включая авиацию, возможностей ледовой, гидрологической,
метеорологической разведки, спутниковой группировки дистанционного
зондирования земли, строительстве и ремонте портов и ряде других
направлений, которые можно развивать через активность коммерческих
компаний, гражданских структур и правоохранительных органов. При этом
созданная инфраструктура, в случае необходимости, может быть
использована для решения задач обороны страны — будь то пограничные
сторожевые корабли, самолёты и вертолёты санитарной авиации, полиции, тех
же пограничников, спутниковая группировка и другие средства.
Такое повышение «невоенной» активности в Арктике позволит, в том числе,
повысить также привлекательность Севморпути в качестве маршрута
коммерческого судоходства, и облегчит переговоры с потенциальными
партнёрами, нуждающимися в эксплуатации СМП для своих задач.

Хетагуров А. Силы оперативного реагирования стран НАТО в Арктике//РСМД.


12.11.2020
Крамник И. Север начинает и не проигрывает//РСМД. 29.06.2020

10. Особенности укрепления военного присутствия России в Арктике

К 2020 году обстановку в Арктике с точки зрения баланса сил основных


игроков можно оценить как относительно благоприятную для Российской
Федерации. В силу географического положения Россия контролирует
значительную часть Северного Ледовитого океана, при этом наиболее
благоприятную с точки зрения навигационной доступности — из крупных
арктических стран лучшими условиями обладает разве что Норвегия, все
побережье которой обращено к незамерзающим морям. По сравнению с
Канадой и США, Российская Арктика отличается большей протяженностью
навигации, меньшей площадью и толщиной ледового покрова, большим числом
баз и портов на побережье и островах.
***
Прекращение первой холодной войны и последовавший распад СССР
повлекли за собой резкий спад военной активности в Арктике с обеих сторон: и
Россия и США перестали рассматривать регион как поле вероятной
скорой схватки. Многие военные объекты в этот период были покинуты. На
Русском Севере значительно сократилось и гражданское население, росшее в
советский период в пору активного освоения арктических ресурсов и
обеспечения военного присутствия в регионе. Ко второй половине 90-х гг.
прошлого века это присутствие свелось к эпизодическим учениям ВВС и
ограниченной активности Северного флота, в первую очередь, в Баренцевом и
Карском морях.
Всерьез восстановление долгосрочного военного присутствия России в
Арктике началось уже в 2010-х гг., обретя организационную форму в с
выделением в отдельное направление Объединенного стратегического
командования «Север», основу сил которого составил Северный флот ВМФ
России. В этот же период начинается активное строительство новых и
реновация некоторых старых военных баз. Работы начались практически во
всём российском секторе Арктики: на островах архипелагов Земли Франца-
Иосифа, Новой Земли, Северной Земли, Новосибирских островах, острове
Врангеля, а также на материке — от Кольского полуострова до Чукотки.
Восстановление военного присутствия преследовало в первую очередь
цели обеспечения контроля в собственных водах и воздушном
пространстве над ними, учитывая их растущее экономическое значение —
в 2013 г. началась добыча нефти на месторождении «Приразломное», тогда же
началось строительство порта Сабетта в рамках проекта «Ямал-СПГ». В том же
2013 г. в Санкт-Петербурге был заложен головной атомный ледокол «Арктика»
нового проекта ЛК-60Я.

5 марта 2020 г. - Основы государственной политики в Арктической зоне до


2035 г. (до этого Основы государственной политики в Арктической зоне до
2020, принято в 2008).
определены цели, направления, задачи, а также механизмы реализации
политики России в Арктике на ближайшие 15 лет. Главный вызов в сфере
обеспечения национальной безопасности в Арктическом регионе является
наращивание иностранными государствами военного присутствия и
возрастание там конфликтного потенциала. (с 2018 г. воссоздаётся второй
оперативный флот ВМС США; с целью обеспечения переброски войск из США
для их развёртывания в Европе принято решение о формировании к 2022 г. двух
новых штабных структур: объединённого командования ОВС НАТО –
«Атлантика» и объединённого командования тыла; в Норвегии в 60 км от
российской границы ведётся строительство новой РЛС, на её территории в
2018 г. удвоена численность дислоцированных подразделений американской
морской пехоты; увеличивается количество учений, всё чаще в них принимают
участие не входящие в Североатлантический альянс страны, в частности –
Швеция и Финляндия; возрастает количество разведывательных полётов у
границ РФ)
Другой вызов- ряд стран (США, Китай, Япония, Финляндия) стремятся
изменить режим плавания по СМП и, по сути, добиться его
интернационализации, что в конечном итоге позволит снизить влияние
России в регионе. Учитывая незавершённость международного правового
разграничения морских пространств в Арктике, неарктические государства
прилагают усилия на политическом и экспертном уровне по пересмотру
(ослаблению) уже сложившихся правовых норм, чтобы получить право на
разработку арктического шельфа. Отмечаются попытки воспрепятствовать
осуществлению Российской Федерацией законной хозяйственной или иной
деятельности в регионе со стороны иностранных государств. Особенно
показательно это находит своё выражение в деятельности Норвегии против
России на архипелаге Шпицберген.
Военную безопасность призван обеспечить комплекс мероприятий,
направленных на предотвращение применения военной силы в отношении
России, защиту её суверенитета и территориальной целостности; повышение
боевых возможностей группировок войск общего назначения Вооружённых
Сил; поддержание их боевого потенциала на уровне, гарантирующем решение
задач по отражению агрессии против РФ и её союзников.
В Арктике планируется построить 13 аэродромов, один наземный
авиационный полигон, а также 10 радиолокационных отделений и пунктов
наведения авиации, которые будут размещены на военных базах. На
аэродромах, расположенных за полярным кругом, планируется разместить
новые модели россйских самолётов. В течение ближайших месяцев будет
завершена реконструкция аэродрома Нагурское на острове Земля
Александры (архипелаг Земля Франца-Иосифа). Самый северный аэродром в
мире получит возможность принимать самолёты всех классов, включая
сверхтяжёлые военно-транспортные Ан-124 «Руслан» и стратегические
бомбардировщики.
Актуальным становится повышение боевых возможностей группировок войск
(сил) общего назначения ВС РФ, других войск, воинских формирований и
органов в Арктической зоне Российской Федерации. В группировке войск
возрастает роль Северного флота. К концу 2020 г. и в 2021 г. соответственно
войдут в строй и заступят на боевую вахту крейсеры «Князь Владимир»,
«Казань» и дизель-электрическая субмарина с ракетами типа «Калибр» на
борту.
Важной задачей в сфере обеспечения военной безопасности является
совершенствование системы комплексного контроля за воздушной, надводной
и подводной обстановкой в Арктической зоне Российской Федерации.

В. Журавль. Арктика и вопросы безопасности России// Научно-аналитический


вестник ИЕ РАН, 2020. https://cyberleninka.ru/article/n/arktika-i-voprosy-voennoy-
bezopasnosti-rf
Крамник И. "Высокоширотное противостояние"// РСМД. 20.01.2020
11. «Северное измерение» в политике ЕС и интересы России. Тематические
партнерства в рамках «Северного измерения». Трансграничное
взаимодействие российских регионов в рамках СБЕР
Северное измерение (СИ) – совместная политка четырех равноправных
партнеров: Европейского союза (ЕС), Российской Федерации, Норвегии и
Исландии. Политика была разработана в 1999 году и пролонгирована в 2006.
Страны-члены ЕС также участвуют в сотрудничестве в индивидуальном
качестве. Республика Беларусь, которая входит в регион Балтийского моря,
участвует в практических аспектах сотрудничества. США и Канада имеют
статус наблюдателей СИ.
Инициатива ЕС «Северное измерение» была выдвинута Финляндией в 1997
г. и принята Европейской комиссией в качестве стратегии ЕС в 1999 г.
Важнейшей составной частью «Северного измерения» является развитие
трансграничного сотрудничества между сопредельными
административнымиbединицами стран-участниц. В соответствии с
документами ЕС оно охватывает территории Финляндии, Швеции, Норвегии,
Исландии, стран Балтии и Польши, а также Карелию, Мурманскую,
Архангельскую, Ленинградскую, Псковскую, Новгородскую, Вологодскую,
Калининградскую области Российской Федерации и г. Санкт-Петербург.
Уникальность программы «Северное измерение» состоит в том, что
сотрудничество между странами-участницами должно осуществляться
горизонтально и вертикально на нескольких уровнях: государственном,
региональном, локальном.
Цель СИ – поддержка стабильности, благосостояния и устойчивого развития в
регионе посредством практического сотрудничества. Северное измерение
охватывает широкий спектр сфер: окружающую среда, ядерную безопасность,
здравоохранение, энергетику, транспорт, логистику, развитие торговли и
инвестиций, научные исследования, образование и культуру и др.
Северное измерение функционирует посредством четырех партнерств:
• партнерство «Северного измерения» в области общественного
здравоохранения и социального благосостояния (NDPHS),
• Природоохранное партнерство «Северного измерения» (NDEP),
• партнерства "Северного Измерения" в области транспорта и логистики
(NDPTL)
• партнерства "Северного Измерения" в сфере культуры (NDPC).
Структура, сущность и задачи партнерств варьируются от проектно-
ориентированного финансирования до экспертно-ориентированного
сотрудничества.
Институт Северного Измерения, Деловой Совет Северного Измерения (ДССИ)
и Парламентский форум Северного измерения вносят свой вклад в
сотрудничество и информируют общественность о политикии Северного
измерения.
СИ работает в тесном сотрудничестве с региональными советами и другими
организациями по взаимодействию в регионе Балтийского моря и Баренцевом
регионе. Четыре региональных совета, функционирующих на Севере, –
Совет государств региона Балтийского моря, Баренцев Евро-Арктический
Совет, Арктический Совет и Совет министров северных стран. Все они
являются межправительственными площадками, действующими в рамках
своих географических регионов, и направлены на реализацию проектов
Северного измерения. Участники сотрудничают посредством определения
общих приоритетов, совершенствования уже наработанного опыта и поиска
более систематизированных подходов для обеспечения синергии и
предупреждения дублирования функций.
Вместе с тем до настоящего времени единой организационной структуры и
общего бюджета СИ нет. В соответствии с п. 8 Рамочного документа по
политике СИ его правилом является принцип совместного финансирования
всеми партнерами.
инфо на 2009 год: СИ было прежде всего попыткой преодолеть нарастающее
размежевание между ЕС и Россией посредством совместного решения
практических функциональных проблем, а не еще одним каналом борьбы за
«высокую политику». Безопасность и вопросы политики были либо
исключены из повестки дня, или обсуждались в самом ограниченном объеме.
Возможно, наиболее удачным стало решение не поднимать в рамках СИ
вопросов поставок нефти и газа; лишь ядерная безопасность и
энергосбережение были включены в Экологическое партнерство в рамках СИ.
Неоднократно подчеркивалось, что СИ доказывает то, что малые страны ЕС
могут много добиться, проводя «умную маленькую политику» (“smart small
policies”). В случае России речь идет о регионах, которые активно участвовали
в деятельности СИ, а успех сотрудничества в высшей степени зависел от
интереса и вовлеченности местных и региональных (субнациональных)
акторов.

Россия и СИ
Проблемы
«Северное измерение» означает для России дополнительную возможность
привлечь внимание партнеров как к освоению богатств еще плохо
обжитых территорий, так и к совместному решению проблем российского
Северо-Запада, имеющих трансграничное влияние. Среди них: защита
окружающей среды, развитие транспортной и пограничной инфраструктуры,
проблемы безработицы и здравоохранения.
системной проблемой был не устраивавший Россию формат
взаимодействий с ЕС, в соответствии с которым Россия представала объектом
политики ЕС и была ограничена в праве формировать общую повестку дня
В 2006 когда кризис программы был уже очевиден, на саммите Россия-ЕС в г.
Хельсинки были подписаны Рамочный документ и Политическая декларация о
политике «СИ», благодаря которым программа стала рассматриваться как
региональное воплощение «четырёх общих пространств» ЕС, России, Норвегии
и Исландии на Севере Европы. Конкретными механизмами управления
программой стали «министерские встречи», встречи «старших должностных
лиц» и встречи руководящей группы стран-участниц.
Активное институциональное строительство и использование передового
невого управления не привело к прорыву в сотрудничестве в рамках «СИ». В
первую очередь выяснилось, что программа не обеспечена конкретными
механизмами финансирования и отбора проектов. При реализации проектов
приходилось использовать заёмные средства со стороны Европейского банка
реконструкций и развития, Северного инвестиционного банка, Северной
экологической финансовой корпорации.
Другой проблемой стало дублирование других региональных форматов
сотрудничества, в частности Совета государств Балтийского моря (СГБМ),
Совета Баренцева Евроарктического региона (СБЕР), Арктического совета
(АС), Совета министров Северных стран (СМСС). В региональном контексте
«СИ» всё больше напоминало «зонтик» + конфликт в Грузии (2008)

Проекты
Одним из приоритетных проектов данного Партнерства было строительство
Юго-Западных очистных сооружений в Санкт-Петербурге, завершенное в
сентябре 2005 г. Много других проектов находится в стадии реализации или
проектирования. Следующий крупный проект, имеющий важнейшее значение
для Балтийского моря, - это программа прекращения прямых сбросов в р.
Неву.
Допополнительно Другие проекты: строительство комплекса защитных
сооружений от наводнений в Санкт-Петербурге; завод по сжиганию отходов
в СанктПетербурге (проект завершен в 2007 г.); программа природоохранных
инвестиций для Ленинградской области; проекты модернизации ЖКХ в
Архангельске, Сыктывкаре и Новгороде; проекты реконструкции систем
централизованного теплоснабжения в Калининграде и Мурманске;
организация сбора и удаления отходов в Калининграде; экологическая
программа реки Ладоги, проекты городского водоснабжения Калининграда и
Вологды.
В ноябре 2006 г., была отмечена необходимость создания партнерства в
области транспорта и логистики, нацеленного на ускорение реализации
проектов, связанных с северными транспортными путями, в частности,
“коридора 9 А” от Хельсинки до Москвы через СанктПетербург, “Виа Балтика”
из Финляндии в Польшу через страны Балтии и др.
Нужно сказать, что перечень сфер сотрудничества с Россией в рамках
“северного измерения”, как это видится ЕС, в целом не содержит ничего особо
нового. Здесь лишь сведены воедино приоритеты Союза. На первом месте –
использование топливо-энергетических и других природных богатств
российских северозападных регионов. При этом создается впечатление, что
России по-прежнему отводится роль лишь традиционного поставщика
сырья. Производственное, научно-техническое сотрудничество вновь остается
в тени.
Для России принципиально важно, чтобы в процессе “северного
измерения” она рассматривалась как полноправный субъект
разностороннего сотрудничества, а не только как объект обеспечения
топливно-сырьевых потребностей стран ЕС. Экономическое сотрудничество
в рамках “северного измерения” должно вести не к консервации существующей
сырьевой структуры российского экспорта, а к его индустриализации при
гораздо большем акценте на промышленное сотрудничество и торговлю, на
создание инфраструктуры переработки грузов и поставки электроэнергии.

2019-2020

Во-первых, «СИ» предстаёт как часть сложного комплекса отношений между


Россией и ЕС. Именно поэтому дискурсы о «СИ» и отношениях с ЕС имеют
много общего: это и их эволюция от романтизма к прагматизму, от идеи полной
интеграции к секторальному сотрудничеству, от мотивов европеизации к
суверенизации и «развороту на Восток». Наблюдается постепенный рост числа
стран, роль которых в развитии программы оценивается как негативная. Если
первоначально к этой категории стран относятся только государства
Прибалтики и Польша, отношения с которыми традиционное развивались
сложно, то после 2006 г. негативные коннотации распространились также на
страны Старой (Великобритания и Дания) и Северной Европы (Швеция и
Норвегия).
Во-вторых, «СИ»
весь период своего
существования
представляется в
качестве

«альтернативного канала связи» с ЕС, использование которого должно


было привести к прорыву в отношениях и создать необходимую основу для
полномасштабного сотрудничества. Такое восприятие «СИ» приводило
одновременно и к «завышенным ожиданиям» от проекта, и к
разочарованию в отношении его сравнительно скромных результатов.
Несоответствие между ожиданиями, формируемыми дискурсом, и
результатами сотрудничества можно считать одной из причин имеющегося
представления о том, что проект находится в состоянии кризиса.
В-третьих, отмечаемый многими исследователями кризис формата сам по себе
имеет дискурсивную природу. Несмотря на многоуровневость и
многоакторность программы, главным источником дискурса об «идейных
основах» сотрудничества в «СИ» являются национальные и наднациональные
институты. Кризис в отношениях между Россией и ЕС не только затруднил
диалог по вопросу строительства четырёх общих пространств, но и
заморозил сотрудничество в высших управляющих органах «СИ». В
результате национальные и наднациональные акторы вместо координации и
идейного руководства генерируют стратегическую неопределённость,
превращая «СИ» в набор слабо связанных между собой институтов.
Сказанное, впрочем, не означает, что «СИ» не имеет будущего, однако его
перспективы зависят от перспектив отношений между Россией и ЕС и
создаваемых ими «четырёх общих пространств». Текущая же ценность «СИ»
определяется тем, что оно вместе с другими региональными форматами
сотрудничества создаёт своего рода «страховочную сеть». Эти институты, с
одной стороны, не дают упасть межгосударственным отношениям ниже
критического уровня, а с другой, – являются площадкой для неформального
диалога и позволяет наработать позитивный потенциал взаимодействия,
который может стать опорой для восстановления политических отношений в
будущем.
Exploring the Northern Dimension :
https://www.northerndimension.info/ru/northern-dimension-rus
Бусыгина И. Филиппов М. "Северное измерение": стратегии участников//
Журнал Балтийский регион. 2009 : https://cyberleninka.ru/article/n/severnoe-
izmerenie-strategii-uchastnikov
Дерябин Ю. Северное измерение и интересы России. // Северная Европа. 2000.
https://cyberleninka.ru/article/n/severnoe-izmerenie-i-interesy-rossii
Калинин А. П. Россия в “Северном измерении”: особенности и проблемы
экономического сотрудничества// Экономические науки. 2011
https://www.elibrary.ru/item.asp?id=17765804
Процессы регионализации на Севере Европы и программа «Северное
измерение» в отражении российского политического дискурса// Журнал
Балтийский регион. 2019. https://cyberleninka.ru/article/n/protsessy-regionalizatsii-
na-severe-evropy-i-programma-severnoe-izmerenie-v-otrazhenii-rossiyskogo-
politicheskogo-diskursa
Себенцов А, Колосов В. "Северное измерение" отношений России и ЕС: опыт
пространственного анализа дискурса// Географическая среда и живые системы.
2020. https://cyberleninka.ru/article/n/severnoe-izmerenie-otnosheniy-rossii-i-es-
opyt-prostranstvennogo-analiza-diskursa

Трансграничное взаимодействие российских регионов в рамках СБЕР

В сотрудничестве в рамках Совета Баренцева/Евроарктического региона


(СБЕР) участвуют Россия, Финляндия, Швеция, Дания, Норвегия, Исландия и
Европейская комиссия. Соединенные Штаты, Канада, Япония, Великобритания,
Франция, Италия, Германия, Нидерланды, Польша имеют статус наблюдателя.
Учредительный документ Совета - Киркенесская декларация, подписанная
министрами иностранных дел стран региона 11 января 1993 года. В
Декларации подчеркивается важность сотрудничества в таких областях как
экономика, энергетика, транспорт, охрана окружающей среды, наука, культура,
образование, развитие трансграничных контактов между людьми и туризм,
содействие коренным народам региона.
2013- Новая Киркенесская декларация
Под эгидой СБЕР действует Региональный совет, в который входят
руководители административных единиц, образующих Баренцев регион (от
России - Мурманской и Архангельской областей, Республики Карелия и
Ненецкого автономного округа), а также представители коренных народов
региона. Рабочим органом Регионального совета является Региональный
комитет. В рамках PC СБЕР также имеются самостоятельные рабочие группы
по отдельным направлениям сотрудничества. Все проекты в рамках СБЕР и
Регионального совета нацелены на Россию.
«Сотрудничество в рамках совета Баренцева/Евроарктического региона
ведут четыре страны — Швеция, Норвегия, Финляндии и Россия, от них
участвуют 14 регионов. Главный орган, принимающий решение, это
министерская встреча, которая проходит каждые два года. Однако самая
трудная работа происходит в рамках 14 рабочих групп, которые занимаются
такими вопросами, как культура, экономическое сотрудничество,
образование, экологические вопросы, здравоохранение и другие», — Томас
Халлберг, глава Международного Баренцева секретариата.
В 2013 году Архангельская область переняла председательство в Баренцевом
региональном совете.
Председательство Архангельской области в БРС в 2013–2015 годах
осуществляется под девизом «Баренцев регион: экономические вызовы –
совместные решения». При этом в качестве приоритетных направлений
обозначены: промышленное развитие, стимулирование предпринимательства,
транспорт, связь, технологическое и инновационное сотрудничество, создание
наукоемкого кластера в регион. В статусе региона-председателя
правительством Архангельской области были разработаны и представлены три
проектные инициативы, впоследствии поддержанные всеми регионами-
партнерами.
Первая инициатива – разработка модели региональной климатической
стратегии для российского сектора Баренцева региона. Второй инициативой
стало развитие маршрутной сети авиасообщения в Баренцевом регионе.
Агентством по транспорту Архангельской области инициирован проект
перспективной маршрутной сети авиасообщения в границах Баренцева
региона с организацией регулярных пассажирских рейсов по маршруту
Архангельск – Оулу. Наконец, третьей инициативой стало проведение в
Архангельске международной конференции «Эколого-экономическое
сотрудничество стран Баренцева/Евроарктического региона: от проблем к
поиску совместных решений», которая состоялась в 2015.
2016 - Совместная декларация о развитии транспорта в Баренцевом
регионе. В декларации подтверждается поддержка дальнейшей работы.
Разрабатываемый план в рамках Декларации предусматривает формирование
в Баренцевом регионе 16 трансграничных коридоров железнодорожного,
автомобильного и морского видов сообщения. Семь из них проходят по
территории России. Рассматривается также вопрос развития сети
авиасообщения на севере Европы с задействованием аэропортов Архангельска,
Мурманска, Киркинеса, Тромсё.
Значимым достижением стало завершение в сентябре 2017 г. реконструкции
дороги «Кола» на участке Мурманск-Никель-Киркенес.
Правительством РФ в 2016 году было принято решение о введении в
Мурманске и Архангельске 72-часового безвизового режима для пассажиров
круизных лайнеров. Эта мера должна позволить усилить туристическую
активность на российском Севере, которая, в свою очередь, преумножит
контакты между жителями региона, привлечёт инвестиции и даст возможность
создать новые рабочие места.
Важной вехой в развитии отношений стран-членов СБЕР в сфере бизнеса стали
две ежегодные Мурманские международные деловые недели, прошедшие в
рамках российского председательства в СБЕР в ноябре 2015 и 2016 годов. Они
явились удобной площадкой для развития трансграничного делового
сотрудничества и выработки совместных подходов к экономической
деятельности на европейском Севере.
По итогам встречи министров культуры СБЕР, прошедшей в ноябре 2016 года в
Москве, было принято решение об учреждении Баренцевой стипендии в
области культуры. Стипендия будет вручаться каждые два года молодым
деятелям искусства и творческим коллективам. Первая церемония состоялась
на 16-й сессии Совета.
Особое значение для СБЕР имеет совершенствование трансграничного
взаимодействия в деле реагирования на чрезвычайные ситуации, так как
Баренцев регион представляет собой обширную малонаселённую территорию с
суровыми климатическими условиями, где ближайшие службы спасения часто
находятся в другой стране. В связи с этим, в сентябре 2017 года в Карелии
прошли очередные международные учения «Баренц-рескью-2017», в
которых приняли участие около 750 специалистов из России, Норвегии,
Финляндии и Швеции.
Одним из заметных событий российского председательства в СБЕР стало
проведение по её инициативе «Первого Саммита коренных народов
Баренцева региона», прошедшего в Москве в апреле 2017 года. По общей
оценке, его итоги внесли полезный вклад в выстраивание равноправного
диалога между коренными народами и органами власти. Россия предложила
сделать такие саммиты традицией и перевести работу в этом направлении на
системную основу.
https://forumarctica.ru/news/talking-barents-perspektivy-i-formaty-sotrudnichestva/
file:///C:/Users/Asus/Downloads/sotrudnichestvo-v-barentsevom-evroarkticheskom-
regione-sanktsii-ne-pomeha.pdf
https://tourism.gov.ru/contents/deyatelnost/mezhdunarodnaya-
deyatelnost/sotrudnichestvo-v-mezhdunarodnykh-organizatsiyakh/sovet-gosudarstv-
barentseva-evroarkticheskogo-regiona-sber/

Вопрос 13
Вопрос об определении границ континентального шельфа, подходы
государств региона к решению этого вопроса. Секторальный и
конвенциональный подходы.
"Конвенция Организации Объединенных Наций по морскому праву" (UNCLOS)
(заключена в г. Монтего-Бее 10.12.1982) (с изм. от 23.07.1994) (США не
подписали!)
Статья 76. Определение континентального шельфа
1. Континентальный шельф прибрежного государства включает в себя морское
дно и недра подводных районов, простирающихся за пределы его
территориального моря на всем протяжении естественного продолжения его
сухопутной территории до внешней границы подводный окраины материка или
на расстояние 200 морских миль от исходных линий, от которых отмеряется
ширина территориального моря, когда внешняя граница подводной окраины
материка не простирается на такое расстояние.

8. Данные о границах континентального шельфа за пределами 200 морских


миль от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального
моря, представляются соответствующим прибрежным государством в
Комиссию по границам континентального шельфа. Комиссия дает
прибрежным государствам рекомендации по вопросам, касающимся
установления внешних границ их континентального шельфа. Границы шельфа,
установленные прибрежным государством на основе указанных рекомендаций,
являются окончательными и для всех обязательны.
9. Прибрежное государство сдает на хранение Генеральному секретарю
Организации Объединенных Наций карты и соответствующую информацию,
включая геодезические данные, перманентно описывающие внешнюю границу
его континентального шельфа.
10. Настоящая статья не затрагивает вопроса о делимитации
континентального шельфа между государствами с противолежащими или
смежными побережьями.
По ФЗ от 30 ноября 1995 г. "О континентальном шельфе Российской
Федерации" (всё то же что и в конвенции) + Если подводная окраина материка
простирается на расстояние более 200 морских миль от указанных исходных
линий, внешняя граница континентального шельфа совпадает с внешней
границей подводной окраины материка, определяемой в соответствии с
нормами международного права. (т.е Конвенцией 1982 г)
Сложившаяся ситуация в делимитации арктическими государствами смежных
морских районов и континентального шельфа.
Практически все приарктические государства (искл. США и Канада) заключили
двусторонние соглашения о делимитации своих морских пространств и шельфа
в Арктике. В итоге в арктическом регионе сложилась солидная двусторонняя
договорная практика делимитации морских пространств и континентального
шельфа государств со смежными побережьями. Окончательная делимитация
центральной части Северного Ледовитого океана может быть юридически
определена только после установления всеми арктическими государствами
внешних границ своих шельфов.
Отличия процедуры делимитации шельфа в высокоширотных районах СЛО
Принципиальная особенность процедуры делимитации шельфа в
высокоширотных районах СЛО состоит в том, что, помимо самих арктических
государств очень важную роль в этом процессе играет Комиссия по границам
континентального шельфа (КГКШ). В соответствии п. 8 ст. 76 Конвенции 1982
г. следование прибрежным государством в процессе установления внешних
границ своего континентального шельфа рекомендациям КГКШ является
необходимым условием последующего признания таких границ
окончательными и обязательными для всех. Комиссия состоит из 21 эксперта,
которые являются специалистами в области геологии, геофизики, гидрографии
и избираются сроком на пять лет. Комиссия рассматривает заявки прибрежных
государств относительно внешних границ континентального шельфа в районах,
где эти границы выходят за пределы 200 морских миль.
Комиссия выносит рекомендации по заявкам. Границы шельфа, установленные
прибрежным государством на основе этих рекомендаций - окончательны и
обязательны для всех. За пределами континентального шельфа морское дно и
его недра являются «общим наследием человечества», от имени которого
действует Международный орган по морскому дну.
Россия в 1997 г. ратифицировала конвенцию ООН по морскому праву, которая
ограничивает границы континентального шельфа. Таким образом Россия
отказалась от секторального подхода в пользу конвенционального.
Просчёты российского подхода: МИД согласился с тем, что все геологические
данные, поступающие от государств в Комиссию по границам
континентального шельфа, будут ими передаваться и тем государствам,
которые не участвуют в Конвенции ООН 1982 г, например, США. Российская
сторона отбросила в сторону прежние договоры и иные правовые акты, к
примеру русско-английскую конвенцию 1825 г., русско-американскую
конвенцию 1967 г, в основе которых лежал секторальный подход.
Россия первой из государств-участников Конвенции ООН по морскому праву
подала 20 декабря 2001 г. в комиссию заявку на установление внешних границ
своего континентального шельфа в Арктике.
В соответствии с этим документом в состав юридического континентального
шельфа России в СЛО должны были войти географический шельф,
континентальный склон и подъем, примыкающие к материку и хребтам
Ломоносова и Менделеева, а также сами эти хребты в пределах
российского арктического сектора до Северного полюса.
В 2002 г. КГКШ вынесла рекомендации по российской заявке. Она отложила
вопрос об определении восточной и западной границ арктического шельфа
России до момента заключения ею соглашений по этому вопросу с Норвегией и
США. При этом комиссия практически не рассматривала вопрос о
прохождении внешней границы континентального шельфа России в
высокоширотной Арктике, так как не смогла подтвердить правильность ее
проведения в связи с отсутствием в заявке батиметрических и навигационных
карт и базы данных по глубинам, которые в соответствии с российскими
нормативами были секретными.

Затем в 2007 г. была проведена экспедиция. Цель – научные исследования


грунта, обоснование претензий на 1.2 млн кв. км. Полярной территории (хребет
Ломоносова, и поднятие Менделеева). Экспедиция научного и политического
характера, но в большей степени политического)) Экспедиции вызвала резкий
отклик со стороны других арктических стран, наиболее спокойная была
Датская, но потом она подала свою заявку))) США: «Претензии России на
арктический шельф абсолютно неприемлемы». США не присоединились к
конвенции ООН по морскому праву, а значит они не ограничивают себя 200-
мильной экономической зоной. Если США не ратифицируют Конвенцию, то
получают преимущество перед другими странами согласно нормам конвенции
1958 года. Конвенция ООН 1958 года ст.1 определяет «континентальный
шельф» как поверхность и недра моркого дна подводных районов,
примыкающих к берегу, но находящихся вне зоны территорриального моря, до
глубины 200 метров, или, за этим пределом, до такого места, до которого
глубина покрывающих вод позволяет разработку естественных богатств этих
районов. Норвегия в 2007 г подала заявку на пересмотр границ
континентального шельфа и добилась закрепления собой 200-мильной
экономической зоны вокруг Шпицбергена (первая страна получивашя
одобрение на расришение континетнального шельфа) Российская экспедиция
2007 года произвела эффект разорвавшейся информационной бомбы. На наш
взгляд, ее можно считать отправной точкой активизации арктической политики
многих стран мира.
В 2010 г. Россия и Норвегия заключили договор о разграничении морских
пространств и сотрудничестве в Баренцевом море. В преамбуле
договаривающиеся государства прямо ссылаются на Конвенцию ООН 1982 г.
Поэтому, арктические государства, признав действие Конвенции ООН 1982 г.,
не могут претендовать на какие-либо особые права в отношение Арктики, за
исключением борьбы с загрязнением морской среды. Отсюда следует, что и
разграничение континентального шельфа, в том числе определение его
внешней границы, и разрешение споров должно осуществляться на основе
положений Конвенции 1982 г. Как известно, Конвенция 1982 г.
предусматривает возможность выбора одного из средств разрешения споров,
предусмотренных ст. 287 (Международный трибунал по морскому праву,
Международный суд ООН, арбитраж, специальный арбитраж).
Россия в сентябре 2015 года подала уточнённую заявку на определение
внешних границ континентального шельфа. Тем временем Канада и Дания
готовят свои заявки на раширение континентального шельфа. США заявлили о
том, что хребет Ломомносова – вулканичского, а не континентального
происхождения. Что делать? Необходимо активизировать геоологоразведочные
работы в Арктике, по этому показателю Россия в десятки и сотни раз отстает от
других.
В 2014 Дания подала заявку об установлении внешних границ северного
континентального шельфа Гренландии, которая территориально
значительно перекрывает районы, включенные в российские заявки 2001 и 2015
годов, в приполюсной области СЛО и на большей части хребта Ломоносова.
При этом в датской заявке указывалось, что подобное противоречие не является
единственным и представления этой страны о внешних границах ее шельфа в
Арктике также вступают в противоречие с позициями Норвегии, Канады и
США по этому вопросу. Однако, как и в случае с Россией, эти страны не
возражают против рассмотрения заявки Дании в КГКШ.
Секторальный подход:
О. Александров. Многовековой путь в Арктику
https://mgimo.ru/upload/iblock/712/712c4ce346c19a35f40cb141c2052438.pdf
В начале XX века встал вопрос о распространении национального суверенитета
в отношении арктических территорий, а также акватории Северного
Ледовитого океана. Так, в 1909 году правительство Канады объявило своей
собственностью все земли и острова, расположенные севернее 60 широты.
Одновременно были обозначены и пространственные границы канадского
арктического сектора: он располагался между 60 и 141 меридианами западной
долготы. В 1925 году в Канаде приняли Закон о северо-западных территориях,
согласно которому всем иностранным государствам запрещалось заниматься
какой-либо деятельностью в пределах канадских арктических земель без
разрешения канадского правительства. Таким образом, Канада стала первым
государством, предложившим секторальный подход к разграничению
арктических пространств.
В 1916 году уже Российская империя в специальной ноте МИД провозгласила
протекторат над землями и островами, расположенными между Северным
полюсом и ее суверенными территориями, простирающимися от Кольского
полуострова на западе до мыса Дежнева (Берингово море) на восток. Тем
самым Россия поддерживала канадскую идею секторального разграничения в
Арктике. Примечательно: российская нота не встретила возражений других
великих держав, а это можно считать их признанием права России на свой
арктический сектор. Особенностью российского подхода было то, что,
провозглашая суверенитет над открытыми и могущими быть открытыми
островами и архипелагами в своем арктическом секторе, Россия не ставила под
сомнение принцип свободы мореплавания. Это означало, что Россия не
выдвигала никаких ограничений на свободу международного судоходства
за пределами своих территориальных вод, расположенных вдоль
арктического побережья и вокруг островов.
Подобный подход унаследовало и правительство СССР. Специальное
постановление Президиума ЦИК СССР от 15 апреля 1926 года определяло
границы арктической зоны Советского Союза. В нее включались все земли и
острова – как открытые, так и могущие быть открытыми, – расположенные в
треугольнике между Северным полюсом, с одной стороны, западной
оконечностью Кольского полуострова, – с другой, и группой островов Диомида
в Беринговом проливе.
Таким образом, и Канада, и Российская империя, а впоследствии и СССР
придерживались секторального принципа разграничения в Арктике. Но в
отличие от Москвы Оттава пошла еще дальше и в начале 1970-х годов
поставила вопрос о придании национального статуса северо-западному проходу
вдоль островов Канадского Арктического архипелага. Вдобавок Канада
инициировала принятие природоохранного законодательства, которое серьезно
ограничивало свободу судоходства по трассе северо-западного прохода. В 1970
году в Канаде был принят закон о предотвращении загрязнения арктических
вод, прилегающих к континенту и к островам канадской Арктики. В 1972 году
на основе упомянутого закона были изданы Правила, препятствующие
загрязнению арктических вод. Было заявлено о контроле над безопасностью
судоходства в специально обозначенных районах. Действия этих актов
распространялись на арктические воды в пределах 100 морских миль от
ближайшего берега севернее 60 параллели. Район действия закона был разделен
на 16 зон контроля, для каждой зоны установлены сроки плавания судов.
Канада выдвигает повышенные требования по проектированию судов, их
конструкции, оборудованию и комплектации, подготовке экипажа.
Правительство Канады может вводить обязательные лоцманские проводки по
Северо-Западному проходу.
Канадский опыт был изучен в России, также претендующей на придание
национального статуса Северному морскому пути – одной из главных
транспортных артерий Арктики, основная трасса которой проходит в пределах
исключительной экономической зоны (ИЭЗ) России. В июле 2012 года в
России был принят федеральный закон «О внесении изменений в
отдельные законодательные акты Российской Федерации в части
государственного регулирования торгового мореплавания в акватории
Северного морского пути». В нем Россия существенно конкретизирует свою
политику в сфере торгового мореплавания в своей ИЭЗ: закон предусматривает
разрешительный порядок прохождения иностранных судов по трассам СМП; он
характеризует Северный морской путь как «исторически сложившуюся
национальную транспортную коммуникацию Российской Федерации»; закон,
по аналогии с вышеупомянутым канадским опытом, преследуя цели
обеспечения безопасности, вводит обязательную лоцманскую проводку.
Стоит подчеркнуть, что подобные меры не противоречат нормам
международного права и положениям Конвенции 1982 года по морскому праву.
Статья 234 данной конвенции дает государствам право принимать
недискриминационные законы по охране окружающей среды в границах
ИЭЗ.
Обычно секторальный подход обосновывают наличием особо суровых условий,
присущих арктическим морским пространствам, в частности тем, что
транспортные морские суда не в состоянии плавать без организованной
прибрежным государством специальной ледокольной помощи, ледовой
разведки и т. п. По многочисленному признанию юристов-международников,
Северный Ледовитый океан и его окраинные моря совершенно отличаются от
других океанов и морей и представляют собой специфический случай с
уникальными особенностями с точки зрения правового регулирования. Главная
особенность, которая отличает Северный Ледовитый океан от других океанов,
заключается в том, что его территория, за исключением лишь некоторых
районов, постоянно либо большую часть года покрыта льдами.
Конвенциональный подход
Большинство арктических государств рассматривает Конвенцию ООН по
морскому праву 1982 года в качестве фундамента для осуществления
экономической деятельности в Арктическом регионе. На основе этого
документа был выработан конвенциональный подход к разграничению
Арктики. Его особенностью стало ограничение арктических владений
государств 200-мильными исключительными экономическими зонами, за
пределами которых расположена зона мирового достояния. Согласно
Конвенции ООН 1982 г., все пространства Мирового океана подразделяются на
внутренние морские воды, территориальное море, прилежащую зону,
архипелажные воды, исключительную экономическую зону, континентальный
шельф, открытое море, район морского дна.
Устанавливая названную классификацию морских пространств, Конвенция не
делает исключение для какого-либо региона, как, например, Арктика,
который по своим физикогеографическим условиям отличается от других
регионов. Ни одно из арктических государств не делало официальных
заявлений, в частности на III Конференции ООН по морскому праву (длилась
несколько лет и закончилась подписанием Конвенции), относительно
необходимости выработки специальных международно-правовых положений,
которыми определялся бы особый правовой статус арктических морских
пространств.
Если обратиться к законодательству арктических государств, то оно в полной
мере соответствует положениям Конвенции ООН 1982 г. В качестве примера
можно взять законодательство России. В России приняты законы «О
внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне
Российской Федерации» 1998 г., «Об исключительной экономической зоне
Российской Федерации» 1998 г. и «О континентальном шельфе Российской
Федерации» 1995 г. В других арктических государствах действуют
нормативные акты, которые по своему содержанию не отличаются от
российских. Здесь интересно заметить, что США установили 200-мильную
экономическую зоне в 1983 г., т. е. задолго до вступления Конвенции ООН
1982 г. в силу.
Единственным исключением являются США, которые до сих пор не
ратифицировали данную конвенцию и тем самым не связали себя никакими
обязательствами.
Существует и более радикальный подход к разделу бассейна Арктики – идея
интернационализации Арктики как особо значимого района на планете. С
одной стороны, экология региона действительно очень важный фактор, мимо
которого невозможно пройти. С другой, – недавняя история с судном Arctic
Sunrise наглядно продемонстрировала, как легко вопросы экологии могут стать
поводом для политических разногласий соседних государств. Концепцию
«интернационализации» Арктики поддерживают все неарктические
государства. Несмотря на разные подходы и терминологические разногласия,
речь, так или иначе, идет о различного рода ограничениях суверенитета пяти
арктических держав во имя «интересов человечества», под которыми вполне
могут скрываться интересы крупнейших транснациональных корпораций.
Про Россию и секторальный подход
(Из статьи Александрова, он так думает))) Россия отказалась от
секторального принципа разграничения в Арктике под предлогом глобального
потепления и исчезновения специфики Северного Ледовитого океана и
прилегающих территорий. Этот шаг выглядит рискованным и слабо
обоснованным как с правовой, так и с политической точек зрения. Очевидно,
что поводом для такого решения послужило то, что на положения конвенции
1982 года ориентируется и большинство других арктических государств. Но не
стоило забывать, что данная конвенция пусть и является авторитетным
источником международного права, но не может заменить такой категории, как
национальные интересы, не говоря уже о прочих договорах и соглашениях,
которые не зависят от этой конвенции и которые она не может отменить.
Забыты оказались не только двусторонние договоры и соглашения, которые
подписывал СССР, а до него Российская империя, но и те национальные и
международные акты, которые принимались до принятия вышеупомянутой
конвенции. Не могла конвенция заменить и нормы обычного права, которые на
протяжении столетий регулировали международные отношения в Арктике. По
сути, Россия добровольно отказалась от того политического фундамента и тех
исторических преимуществ, на которых базировалась ее арктическая политика.
В 1997 году Россия ратифицировала упомянутую ранее конвенцию ООН по
морскому праву, а впоследствии избрала ее в качестве базового правового
инструмента для регулирования круга проблем, связанных с определением
границ континентального шельфа в Арктике.

Вопрос 14
Подходы России к обеспечению национальной безопасности в Арктике (на
основе документов)
Основы государственной политики Российской Федерации в Арктике на
период до 2035 года
(https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/73606526/#1000 ) – это главный
документ нашей Арктической политики, подписан в 2020 г. В нём
перечисляются угрозы национальной безопасности, а также вызовы.
http://www.arcticandnorth.ru/upload/uf/5f8/-39.pdf со стр 52 (советую прочитать
полностью, там хорошая инфа)
О Стратегии развития Арктической зоны Российской Федерации и обеспечения
национальной безопасности на период до 2035 года
http://docs.cntd.ru/document/566091182 - это типа вспомогательный документ к
основам, более подробный и конкретный

За прошедшие 12 действия прошлой стратегии лет было сделано немало.


Утверждена новая арктическая нормативно-правовая база, определены
сухопутные территории Арктической зоны РФ (АЗРФ), приняты необходимые
организационные меры по защите интересов РФ в регионе. Важную роль в
анализе арктических проблем играет Государственная комиссия по вопросам
развития Арктики, образованная в феврале 2015 г. За 5 лет она определила
приоритеты и основные задачи на ближайшие годы с точки зрения
стратегического планирования, указала на недостатки в различных сферах
жизни.
Согласно Основам, определены 6 главных национальных интересов России
в Арктике, которые можно условно разделить на 3 блока:
 международные и военные вопросы (обеспечение суверенитета и
территориальной целостности России, сохранение Арктики как
территории мира, стабильного и взаимовыгодного партнёрства);
 экономические проблемы (обеспечение высокого качества жизни и
благосостояния населения, развитие Арктической зоны в качестве
стратегической ресурсной базы и её рациональное использование в
целях ускорения экономического роста страны, развитие СМП в
качестве конкурентоспособной на мировом рынке национальной
транспортной коммуникации РФ)
 проблемы экологии и жизни коренных малочисленных народов
(охрана окружающей среды в Арктике, защита исконной среды
обитания и традиционного образа жизни коренных малочисленных
народов, проживающих на территории АЗРФ).
В документе указаны основные внутренние угрозы национальной
безопасности на арктических территориях России. Это в первую очередь
причины и последствия продолжающегося сокращения численности населения
Арктической зоны РФ, а также низкий уровень развития социальной,
транспортной и информационно-коммуникационной инфраструктуры
сухопутных территорий АЗРФ, в том числе в местах традиционного
проживания малочисленных народов. Но угрозы национальной безопасности
России в Арктическом регионе прежде всего лежат в сфере обеспечения
военной безопасности этот в Основах подано под соусом «любимого» слова
Крячкова «ВЫЗОВЫ»
Основными вызовами в сфере обеспечения национальной безопасности в
Арктике являются:
а) попытки ряда иностранных государств пересмотреть базовые положения
международных договоров, регулирующих хозяйственную и иную
деятельность в Арктике, и создать системы национального правового
регулирования без учета таких договоров и региональных форматов
сотрудничества;
б) незавершенность международного правового разграничения морских
пространств в Арктике;
в) воспрепятствование осуществлению Российской Федерацией законной
хозяйственной или иной деятельности в Арктике со стороны иностранных
государств и (или) международных организаций;
г) наращивание иностранными государствами военного присутствия в Арктике
и возрастание конфликтного потенциала в регионе;
д) дискредитация деятельности Российской Федерации в Арктике.
Основные вызовы в сфере обеспечения национальной безопасности в Арктике
находят своё проявление в попытках ряда иностранных государств
пересмотреть базовые положения международных договоров,
регулирующих хозяйственную и иную деятельность в Арктике, и создать
системы национального правового регулирования без учёта таких
договоров и региональных форматов сотрудничества. Ряд стран (США,
Китай, Япония, Финляндия) стремится изменить режим плавания по Северному
морскому пути, по сути, добиваясь в будущем его интернационализации, что в
конечном итоге может снизить влияние России в регионе [7]. В частности,
высокопоставленные чиновники Соединённых Штатов предлагают
распространить Freedom of Navigation Operation на Севморпуть.
К вызову в сфере обеспечения национальной безопасности в Арктике относится
незавершённость международного правового разграничения морских
пространств в Арктике. Это положение пытаются использовать в своих
интересах неарктические государства, не имея необходимых прав на разработку
арктического шельфа, поскольку у них нет прямого выхода к Северному
Ледовитому океану, они прилагают политические и экспертные усилия по
ослаблению уже принятых правовых норм в Арктике. Свои амбиции по доступу
к богатым природным ресурсам Арктического региона и его транспортным
коммуникациям они стремятся подкреплять соответствующей финансово-
экономической и научно-технологической базой.
Отмечаются попытки воспрепятствования осуществлению Российской
Федерацией законной хозяйственной или иной деятельности в Арктике со
стороны иностранных государств и (или) международных организаций.
Особенно показательно это находит своё выражение в деятельности Норвегии
против России на архипелаге Шпицберген [8]. Норвегия ввела ограничения на
использование российского вертолёта, порядка при депортации со
Шпицбергена российских граждан, неправомерного установления Норвегией
так называемой «рыбоохранной зоны», искусственного расширения
природоохранных зон для ограничения экономической активности на
архипелаге, по ряду других проблем 5
Угрозу национальной безопасности представляет наращивание
иностранными государствами военного присутствия в Арктике, в
результате которого возрастает конфликтный потенциал в регионе. С 2018 г.
воссоздаётся второй оперативный флот ВМС США; с целью обеспечения
переброски войск из США для их развёртывания в Европе принято решение о
формировании к 2022 г. двух новых командований объединённого
командования ОВС НАТО — «Атлантика» и объединённого командования
тыла; в Норвегии в 60 км от российской границы ведётся строительство новой
РЛС, на её территории в 2018 г. удвоена численность дислоцированных
подразделений американской морской пехоты; увеличивается количество
учений, всё чаще в них принимают участие не входящие в НАТО страны, в
частности Швеция и Финляндия; возрастает количество разведывательных
полётов у границ России. Усилилась военная активность США в Арктике и по
другим направлениям [10, 11]. В апреле — мае 2020 г. на территории ряда
государств Европы вдоль западной границы России состоялись учения НАТО
«Defender Europe-2020», в которых, помимо европейских натовцев, участвуют
более 20 тысяч американских военнослужащих и десятки тысяч единиц
военной техники. Учения стали крупнейшими с окончания «холодной войны».
Со стороны наших геополитических противников участились попытки
дискредитации деятельности России в Арктике. Актуальность данной
проблемы состоит в том, что она затрагивает вопросы суверенитета РФ. По-
прежнему обвиняют нашу страну в милитаризации Арктики. В настоящее
время особо обращается внимание на факты нарушения экологических правил.
Недавняя авария под Норильском, где разлились нефтепродукты, нанеся ущерб
экологии, событие не в нашу пользу. Модной стала тема обвинения нашей
страны в притеснении коренных малочисленных народов Севера.
В этих условиях Россия вынуждена принимать адекватные меры,
направленные на поддержание паритета и создание благоприятных
условий для защиты национальных интересов в этом важном регионе. С 1
декабря 2014 года начала действовать новая военная структура – Объединенное
стратегическое командование «Север». Всего в регионе планируется построить
13 аэродромов, один наземный авиационный полигон, а также 10
радиолокационных отделений и пунктов наведения авиации, которые будут
размещены на военных базах. Укрепляется система ПВО.
Следует отметить, что это тот минимум, который позволяет поддерживать
боевой потенциал армии на уровне, гарантирующем решение задач по
отражению агрессии. В последнее время к решению задач по укреплению
безопасности в Арктике подключается и Росгвардия. К концу 2020 года под
защитой войск будут находиться девять морских арктических портов.
Необходимость повышения контроля над арктическим пространством
возрастает в связи с активизацией экономической деятельности, особенно
судоходства по СМП.
Продолжается формирование современного ледокольного, аварийно-
спасательного и вспомогательного флотов. Сегодня в арктической акватории
действуют восемь линейных ледоколов. Часть этих судов в ближайшее время
будет выведена из действующего состава флота в связи с истечением сроков
эксплуатации. Однако на замену им идут новые атомоходы проекта 22220
«Арктика», «Сибирь» и «Урал», что позволит уже к 2025 году обеспечить
круглогодичную проводку судов по самым сложным восточным участкам
СМП.
Началась успешная реализация нескольких крупных инновационных проектов
на арктической территории России. Важное место среди них принадлежит
проекту «Ямал СПГ» и «Арктик СПГ-2». Планируемое производство
сжиженного природного газа обеспечено контрактами на 20–25 лет.
Значительная часть газа будет направляться в страны АТР
В настоящее время группировка Российской армии и других силовых структур
способствует сохранению баланса сил в регионе, поддерживает необходимый
уровень безопасности. Вместе с тем укрепление военной безопасности в
Арктике следует рассматривать через призму возможных последствий
современного кризиса в отношениях России с западными странами. В связи с
этим необходимо продолжать совершенствовать систему комплексного
мониторинга ситуации в регионе, чтобы устранить в том числе неверную
взаимную интерпретацию военной деятельности сторон. Способствует
решению этой задачи Договор по открытому небу (ДОН), который реализует
принципы обеспечения открытости, транспарентности и доверия в военной
области. Однако недавнее заявление США о предстоящем выходе из ДОН
будет способствовать дальнейшему разрушению создававшейся десятилетиями
архитектуры военной безопасности, в том числе в Арктическом регионе.
(Из «О стратегии развития»…) Выполнение основных задач в сфере
обеспечения военной безопасности, защиты и охраны государственной границы
Российской Федерации в Арктической зоне осуществляется путем реализации
следующих мер:
а) совершенствование состава и структуры Вооруженных Сил Российской
Федерации, других войск, воинских формирований и органов в Арктической
зоне;
б) обеспечение благоприятного оперативного режима в Арктической зоне,
включая поддержание уровня боевой готовности группировок войск (сил)
Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских
формирований и органов в соответствии с актуальным и прогнозируемым
характером военных опасностей и военных угроз Российской Федерации в
Арктике;
в) оснащение Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск,
воинских формирований и органов, дислоцированных в Арктической зоне,
современными образцами вооружения, военной и специальной техники,
адаптированными к арктическим условиям;
г) развитие инфраструктуры базирования, проведение мероприятий по
оперативному оборудованию территорий, совершенствование системы
материально-технического обеспечения Вооруженных Сил Российской
Федерации, других войск, воинских формирований и органов в целях
обеспечения выполнения задач в Арктической зоне;
д) использование технологий и объектов инфраструктуры двойного назначения
в интересах комплексного решения в Арктической зоне задач в области
обороны.
Признавая и учитывая агрессивность и усиление военного присутствия стран
НАТО в Арктике, а также систематическое проведение многонациональных
военных учений и смещение районов боевой подготовки в Арктическую зону,
на наш взгляд, следует признать, что многие угрозы пока носят
демонстрационный потенциальный характер. Не надо допускать такого
положения, чтобы РФ сама спровоцировала укрепление позиций НАТО в
регионе. На сегодняшний день Арктика — это территория низкой политической
напряжённости и успешного развития многостороннего международного
сотрудничества, уровень её милитаризации не выходит за пределы разумной
достаточности. Все возникающие здесь проблемы могут и должны решаться на
основе сотрудничества, а сам регион может и должен развиваться как
пространство конструктивного взаимодействия и безопасности.
Вопрос 15
Энергетические и транспортные проекты России в регионе.
Энергетика:
Арктика: как разбудить спящий регион
http://www.ngv.ru/upload/iblock/8bd/8bd3cce6338529d05a0ca03367ee81c9.pdf
Арктические проекты в стратегии энергетической интеграции России
https://www.elibrary.ru/item.asp?id=41859677
Нефтегазовый колондайк Арктики
https://www.cdu.ru/tek_russia/issue/2018/12/545/
В российской части Арктики сосредоточена четверть отечественных запасов
нефти и газового конденсата и более 70% газа. Они могут обеспечить 20–30%
добычи нефти к 2050 году. В перспективе Минприроды ожидает прежде всего
открытия газовых месторождений в Арктике. Согласно Энергетической
стратегии РФ предусматривается увеличение добычи нефти на арктических
морских месторождениях почти в 15 раз.
На сегодняшний день, в действующих экономических и налоговых условиях,
освоение шельфа, в том числе арктического, уступает по степени своей
целесообразности и эффективности другим направлениям развития
отечественного нефтегазового комплекса. Но низкая конкурентоспособность
арктического шельфа сейчас отнюдь не означает необходимости отказа от
дальнейшего изучения и освоения этого крайне перспективного
нефтегазоносного региона. Наоборот, это переопределяет насущность принятия
государственных мер, направленных на формирование благоприятных условий
для изучения и разработки арктического шельфа. При наличии системы
государственных стимулов именно добыча на российском арктическом шельфе
могла бы стать драйвером роста производства углеводородного сырья в России.
(типа сланцевой революции в США). На текущем этапе первостепенными
задачами в Арктической зоне для России являются активное геологическое
изучение и открытие новых месторождений, подготовка сырьевой базы, но
одновременно с этим Россия должна готовить технологии и оборудование для
того, чтобы в среднесрочной перспективе начать эти ресурсы осваивать.
Добыча в Арктике – очень сложный, дорогостоящий и трудоемкий процесс. По
некоторым оценкам, если цена на нефть будет выше $100/барр, это будет
рентабельно. Сейчас цены ниже, но технологии постоянно совершенствуются,
и то, что сейчас невыгодно при $100/барр, в перспективе будет рентабельно при
более низких ценовых уровнях.
Тем не менее масштабные работы на арктическом шельфе все же ведутся, в
первую очередь – усилиями крупнейшей российской государственной
нефтегазовой компании ПАО «Роснефть». В 2011 году она подписала
Соглашение о стратегическом сотрудничестве с ExxonMobil по лицензионным
участкам на шельфе Карского и Черного морей. Кроме того, «Роснефть»
заключила со Statoil соглашение, предусматривающее освоение лицензионных
участков на российском шельфе в Баренцевом и Охотском морях.
Одним из главных событий 2017–2018 годов стало открытие месторождения на
Хатангском участке в акватории моря Лаптевых. 3 апреля 2017 года В.В.
Путиным был дан старт бурению скважины Центрально-Ольгинская-1 на
Таймыре. Месторождение стало первой находкой в море Лаптевых. Нефть
отличается высоким качеством — она легкая и малосернистая. Это самая
северная нефтяная скважина в России, расположенная в ледяных водах моря
Лаптевых и является одной из наиболее технологически сложных для освоения.
Успешным примером освоения минерально-сырьевого и логистического
потенциала Арктики совместно с зарубежными партнерами служит
деятельность «НОВАТЭКа». Компания разрабатывает и внедряет ряд проектов
по производству и реализации сжиженного природного газа (СПГ). Запуск
только одного проекта («Ямал-СПГ») за короткое время превратил ранее
пустынные, необжитые территории ЯНАО в передовой индустриальный
кластер с развитой промышленной базой, производственной и транспортной
инфраструктурой. Построены не только новые энергетические мощности, но и
инфратруктура. «Ямал СПГ» - совместное предприятие ОАО «НОВАТЭК»
(50,1%), концерна TOTAL (20%) и Китайской Национальной Нефтегазовой
Корпорации (20%) и Фонда Шелкового пути (9,9%). Проект предусматривает
ежегодное производство около 16,5 млн тонн сжиженного природного газа
(СПГ) и до 1,2 млн тонн газового конденсата с поставкой на рынки стран
Азиатско-Тихоокеанского региона и Европы. Уникальное месторасположение
полуострова Ямал открывает возможность создать гибкую
конкурентоспособную логистическую модель, обеспечивающую
круглогодичные поставки СПГ на рынки стран Азиатско-Тихоокеанского
региона и Европы. Проект находится в стадии активного строительства.
«Арктик СПГ 2» – очередной проект «НОВАТЭКа», связанный с
производством сжиженного природного газа. Ресурсной базой проекта «Арктик
СПГ 2» является Утреннее месторождение, расположенное на полуострове
Гыдан в ЯНАО, примерно в 70 км от проекта «Ямал СПГ» через Обскую губу.
Применение технологической концепции строительства на ОГТ, а также
обширная локализация производства оборудования и материалов в России
позволят существенно снизить капитальные затраты на тонну производимого
СПГ в рамках данного проекта. Это обеспечит низкую себестоимость
продукции и максимальную конкурентоспособность на всех рынках СПГ. На
конец 3 квартала 2020 года готовность проекта оценивалась в 27%
Для обеспечения изготовления ОГТ, сборки и установки модулей верхних
строений недалеко от Мурманска вблизи п. Белокаменка строится Центр
строительства крупнотоннажных морских сооружений. Он создаст
современную техническую базу СПГ-технологий в России, новые рабочие
места, внесет вклад в экономическое развитие региона.
Особо следует отметить компанию «Роснефть», которая помимо запуска
проекта «Дальневосточный СПГ», планирует в ближайшей перспективе
приступить к созданию к 2030г. целого Арктического кластера в целях
добычи энергоресурсов, создания производственной инфраструктуры в регионе
и активизации грузопотока по Северному морскому пути. Формирование
Арктического кластера предусмотрено на базе собственных северно-
дальневосточных углеводородных проектов компании. Его структура
изначально будет включать ряд подразделений. Помимо Ванкорского» кластера
(с месторождениями Ванкор, Судун, Тагул, Лодочное) он интегрирует
некоторые проекты Южного Таймыра. Здесь у компании имеется (совместный
с British Petrolium) проект «Ермак». В данный проект войдут и ресурсы
Западно-Иркинского участка, а на следующем этапе – еще и активы Восточного
Таймыра.
Наметился интерес к проекту «Арктический кластер» со стороны ряда крупных
западных инвесторов и инвесторов из Юго-Восточной Азии. В целом
реализация общероссийского проекта типа «Арктический кластер» во всей АЗР
может послужить ярким подспорьем для успешного старта федерального
транспортного проекта «Северный морской путь». Запасы углеводородов в
северных морях Арктики составляют 80% от всех запасов отечественного
шельфа. Добыча здесь ведется на Приразломном месторождении в
Печорском море.
«Газпром нефть» рассматривает возможность дальнейшего освоения
Приразломного месторождения за счет извлечения сырья из более глубоких
отложений. Используется ледостойкая стационарная платформа (МЛСП)
Приразломная. Приразломное - 1й и на данный момент единственный
российский проект по добыче нефти на шельфе Арктики. Месторождение
расположено в юго-восточной части Баренцева моря в 60 км от берега.
Специально для разработки месторождения в России была создана МЛСП
Приразломная, которая обеспечивает бурение, добычу, хранение, подготовку и
отгрузку готовой продукции. Платформа рассчитана на эксплуатацию в
экстремальных природно-климатических условиях, отвечает самым жестким
требованиям безопасности и способна выдержать максимальные ледовые
нагрузки. Приразломное месторождение, наряду с Новопортовским и
Восточно-Мессояхским, входит в число ключевых арктических проектов
Газпром нефти.
Реализация варктических проектов требует наличия флота, способного работать
в условиях Арктики. По поручению Президента РФ консорциум в составе
«Роснефти», «Газпромбанка» и «Роснефтегаза» создает на Дальнем Востоке
России промышленный и судостроительный кластер. Его ядром станет новый
судостроительный комплекс (ССК) «Звезда» (Приморский край).
Поэтапный ввод в эксплуатацию всего комплекса производств будет завершен
к концу 2024 года.
Транспортные проекты:
Основные тенденции развития транспортной инфраструктуры российской
Арктики http://www.arcticandnorth.ru/upload/iblock/dc3/03_Serova_Serova.pdf
Международные морские пути грузоперевозок в Арктике
http://www.arcticandnorth.ru/upload/iblock/270/225_253.pdf
Важнейшим фактором, влияющим на работу транспортного комплекса АЗРФ,
также является изменение климата. Недавние наблюдения показали, что
Арктика в течение последних трёх десятилетий нагревалась быстрее, чем
остальные регионы земного шара. За это время площадь морских льдов
сократилась на 10–15%, а площадь снежного покрова на суше уменьшилась на
10%. С одной стороны, потепление несёт массу угроз и ведёт, в частности, к
нарастанию температурных аномалий, изменению природных ландшафтов и
деградации вечной мерзлоты, образованию большего числа айсбергов,
увеличению штормовой активности и т.д., что снижает показатели надежности
и устойчивости объектов транспортной системы, строительных конструкций и
инженерных сооружений. С другой стороны, происходящие в этом регионе
климатические изменения в долгосрочной перспективе могут способствовать
более эффективной и полной реализации экономического потенциала Арктики,
увеличению доступности судоходства, разведки и добычи полезных
ископаемых на арктическом шельфе, открытию новых транспортных
маршрутов в Северном Ледовитом океане. Уже сейчас акватории северных
морей становятся всё более доступными, а по некоторым прогнозам, к 2050 г.
судоходство по ним станет круглогодичным.
По уровню развития транспортной инфраструктуры российская Арктика
представлена двумя неравнозначными территориями. На западе сформирована
достаточно разветвленная система автомобильных и железных дорог,
круглогодично связанная с наземными транспортными коммуникациями всей
страны и арктическими морскими портами, а на востоке всё плохо.
Водный транспорт. Наибольшую долю (более 50%) в транспортной системе
российской Арктики занимает морской транспорт, ключевым звеном которого
является Северный морской путь — исторически сложившаяся морская
транспортная коммуникация России, объединяющая меридиональные
водные коридоры сибирских рек и европейские и дальневосточные порты
страны. В зависимости от климатических условий СМП подразделяется на
Западный сектор Арктики — от Мурманска 1 до Дудинки (более
благополучный с точки зрения характеристик ледовой обстановки), и
Восточный сектор Арктики — от Дудинки до Чукотки (имеющий в основном
тяжелые ледовые условия). Особенностью СМП является короткая навигация
(всего 2-4 месяца или более, если используется ледокольный флот). Основную
часть перевозимых грузов составляют энергетические ресурсы: уголь, нефть,
СПГ и металлы. Комплексное развитие СМП является одним из приоритетных
направлений государственной политики России в Арктике. Восстановление
функций СМП предполагает модернизацию морских портов, развитие системы
навигационно-гидрографического, гидрометеорологического, аварийно-
спасательного обеспечения, строительство судов для рыбопромыслового и
научно-исследовательского флота, обновление ледокольного флота и пр.
С 2019 г время Северным морским путём управляет государственная
корпорация «Росатом», в состав которой с 2008 г. входит ФГУП
«Росатомфлот». Правительство Российской Федерации своим распоряжением
от 21 декабря 2019 г. впервые утвердило План развития инфраструктуры
Северного морского пути до 2035 г. Это не обычный отраслевой план,
разработанный Госкорпорацией «Росатом» под свои ведомственные задачи, а
по сути своей общенациональный межотраслевой проект развития Севморпути,
нацеленный на долговременную эволюцию российской Арктики с
гарантированными инвестициями. С 2019 г. суда под флагом РФ получили
исключительное право на морские перевозки нефти, природного газа, газового
конденсата, угля, добытых на территории России и погруженные на суда в
акватории СМП. Вводится уведомительный характер прохода по СМП
иностранных военных кораблей.
Ключевым импульсом развития грузоперевозок по СМП стало строительство
крупнейшего в мире арктического порта Сабетта на Ямале Строительство
было начато в 2012 г. в рамках реализации проекта «Ямал-СПГ» и
продолжается до сих пор, однако порт уже обслуживает перевалку грузов и
приём всех судов ледового класса.
Северный морской транспортный коридор (СМТК) — Баренцево, Белое и
Печорское моря на западном фланге, акватория Севморпути и Берингово море
на восточном фланге (все коммуникации от Мурманска до Камчатки). В
проекте «Стратегии развития АЗРФ и обеспечения национальной
безопасности на период до 2035 г.» ставилась задача комплексного развития
инфраструктуры СМТК, включающего порты и морские судоходные пути
Баренцева, Белого, Печорского и Берингова морей. Одновременно
использовался и прежний концепт Северного морского пути как части СМТК.
Правительство РФ завершило подготовку и согласовало в июле 2020 г.
проект Стратегии развития АЗРФ до 2035 г., впервые включив в него
понятие Северного морского транспортного коридора (СМТК).
Особе значение имеет проект «Комплексное развитие Мурманского
транспортного узла» (МТУ). Основной целью развития МТУ является
создание на базе порта Мурманск действующего круглогодично
глубоководного морского хаба — центра по переработке нефтеналивных
грузов, перевалке угля и минеральных удобрений, интегрированного в
международные транспортные коридоры «Север-Юг» и «Восток– Запад».
Реализация проекта началась в 2014 г., а на сегодняшний день уже завершены
реконструкция участка федеральной трассы Р-21 «Кола», морского
пассажирского вокзала и пирса дальних линий, ведётся строительство
энергетической и железнодорожной инфраструктуры.
Воздушный транспорт. В связи с высокой стоимостью строительства и
эксплуатации традиционной наземной транспортной инфраструктуры,
воздушный транспорт является практически безальтернативным для
пассажирских перевозок и реализации ряда государственных функций в
Арктике. В настоящее время в АЗРФ происходит медленное восстановление
аэропортовой инфраструктуры, разрабатываются новые самолёты, пополняется
воздушный парк.
В 2019 г. в целях развития межрегиональных авиаперевозок было принято
решение о создании на базе взлетно-посадочных площадок Ненецкого АО и
Архангельской области новой межрегиональной авиакомпании «Арктика».
Особым событием стало открытие международного аэропорта Сабетта.
Аэропорт имеет статус стратегического объекта для реализации проекта
«Ямал-СПГ». Воздушно-транспортная арктическая система продолжает
функционировать, но система арктических авиаперевозок по-прежнему
находится в неудовлетворительном состоянии, а услуги воздушного транспорта
из-за высоких тарифов остаются недоступными для большей части населения в
Арктике.
Железнодорожный транспорт. Основу перевозок железнодорожным
транспортом АЗРФ составляют перевозки грузов (80%). В настоящее время в
АЗРФ реализуется крупнейший в мире арктический проект «Северный
широтный ход», который позволит связать промышленные районы Урала и
арктических территорий Ямала благодаря строительству железной дороги
протяженностью 707 км от Нового Уренгоя до Салехарда и далее к
Лабытнанги. В 2018 г. Газпром и РЖД было подписано соглашение о
строительстве подъездной железной дороги от западного участка СШХ к
новому глубоководному порту Сабетта на севере полуострова, что позволит
связать всю железнодорожную инфраструктуру Ямала с Северным
морским путем. В перспективе СШХ планируется продолжить на восток к
арктическим территориям Красноярского края, что обеспечит возможность
наземных подходов к портам Дудинка и Игарка на трассе СМП.
Арктическая транспортная система, характеризуется неразвитостью и низким
техническим состоянием транспортной сети. Говорить о создании единой
арктической транспортной системы можно будет только после
восстановления круглогодичной навигации по СМП, его технологического
оснащения и реконструкции всей тяготеющей к нему транспортной
инфраструктуры.

Вопрос 16
Рыболовство в Арктике: правовые и экономические аспекты.
Анклав Северного Ледовитого океана: вопросы рыболовства
https://www.researchgate.net/publication/313165183_ANKLAV_SEVERNOGO_LED
OVITOGO_OKEANA_VOPROSY_RYBOLOVSTVA
Правовое регулирование освоения морских биоресурсов Арктики: нормы
международного права и механизмы сотрудничества государств
https://www.elibrary.ru/item.asp?id=44338158
Современные тенденции в управлении развитием арктического
промышленного рыболовства https://cyberleninka.ru/article/n/sovremennye-
tendentsii-v-upravlenii-razvitiem-arkticheskogo-promyshlennogo-rybolovstva/viewer
Международно-правовое регулирование
Международно-правовое регулирование режима Арктики реализуется на всех
уровнях: универсальном, региональном, субрегиональном, а также
локальном.
1.1. Универсальный уровень
К международным договорам универсального характера можно отнести
некоторые договоры, применяющиеся к морским пространствам Арктики на
общих основаниях, как и к иным пространствам мирового океана. Основы
международно-правового регулирования вопросов рыболовства заложены в
Конвенции ООН по морскому праву 1982 г.
Прежде всего речь идет о части V «Исключительная экономическая зона», а
также о части VII «Открытое море», так как рыболовная деятельность
непосредственно связана именно с данными категориями морских пространств.
Конвенция 1982 г. регулирует в ИЭЗ порядок сохранения и использования
морских живых ресурсов, правовой режим использования запасов,
встречающихся в ИЭЗ двух или более прибрежных государств либо как в ИЭЗ,
так и в районе, находящемся за ее пределами и прилегающем к ней. Конвенция
также уделяет внимание правовому регулированию вопросов, связанных с
рыболовством в открытом море. Конвенция в качестве одной из свобод
открытого моря предусматривает свободу рыболовства с соблюдением
условий, изложенных в Разделе 2 Конвенции. Из доктрины свобод открытого
моря вытекает, что граждане всех государств имеют право на занятие
рыболовным промыслом в любой части открытого моря.
В целях сохранения рыбных запасов во многих странах приняты нормативные
акты о рыболовном промысле в море, хотя соблюдение таких документов
обязательно лишь для граждан этих стран. Ничем не ограниченная добыча
рыбы и морепродуктов ведет к серьезному истощению объектов промысла.
Раздел 2-й Конвенции 1982 г. посвящен проблематике сохранения живых
ресурсов открытого моря и управления ими. В рамках данного раздела
регламентируется право промысла рыбы в открытом море. Также
устанавливается обязанность государств принимать по отношению к своим
гражданам меры в целях сохранения живых ресурсов открытого моря.
Регулируются вопросы сотрудничества государств в сфере в сохранения живых
ресурсов и управления ими.
При этом необходимо обратить внимание и на международно-правовые акты
рекомендательного характера, применимые к регулированию промысла
морских биоресурсов в части обсуждения вопросов экосистемного подхода в
управлении рыболовством. Кодекс ответственного рыболовства, принятый
на Конференции ФАО в 1995 г. Добровольный по своему исполнению Кодекс
содержит утверждение, что право на рыболовство влечет за собой обязанность
осуществлять его «ответственным способом», обеспечивающим сохранение
живых водных ресурсов (ст. 6). Кроме того, Кодекс закладывает модель
правоотношений в области мирового рыбного хозяйства, поэтому многие его
положения нашли отражение в национальном законодательстве о
рыболовстве и сохранении водных биоресурсов многих «рыболовных»
государств, не исключая и Российскую Федерацию.
Международное сотрудничество государств по вопросам морских биоресурсов
Арктики осуществляется на универсальном уровне в рамках
специализированных учреждений ООН. Прежде всего это Международная
морская организация (ИМО) и Продовольственная и
сельскохозяйственная организация ООН (ФАО). Если ИМО делает акцент
на охране морской среды, то ФАО уделяет внимание продовольственной
проблематике. К числу международно-правовых актов, разработанных в рамках
ИМО и направленных на регулирование охраны окружающей среды в Арктике,
необходимо отнести Международный кодекс судов, эксплуатирующихся в
полярных водах (далее — Полярный кодекс), вступил в силу в 2017 г. Он
разработан с целью дополнения инструментов Международной морской
организации для повышения безопасности эксплуатации судов и ограничения
ее влияния на человека и окружающую среду в удаленных, уязвимых и
потенциально отличающихся суровым климатом полярных водах. Полярный
кодекс оказывает влияние на состояние морских биоресурсов, а соответственно
и на их промысел.
ФАО — специализированное учреждение ООН, возглавляющее
международные усилия по борьбе с голодом. Деятельность ФАО также
направлена на противодействие незаконному, несообщаемому и
нерегулируемому рыбному промыслу (ННН-промыслу). В 1995 г. было
заключено Соглашение об осуществлении положений Конвенции 1982 г.
(Соглашение ООН по рыбным запасам). Данное соглашение нацелено на
обеспечение долгосрочного сохранения и устойчивого использования
трансграничных рыбных запасов и запасов далеко мигрирующих рыб в рамках
Конвенции ООН по морскому праву.
1.2. Региональный уровень
Региональные международные договоры, действующие на всей территории
региона и направленные на регулирование промысла морских биоресурсов
Арктики отсутствуют. Единственным правовым актом, носящим скорее
рекомендательный, нежели обязательный характер для государств, является
Декларация об учреждении Арктического совета, принятая в Оттаве в 1996
г. Проблемами сохранения морских биоресурсов в рамках деятельности
Арктического совета занимается Рабочая группа по сохранению
арктической флоры и фауны (CAFF), специализируется по проблемам
биоразнообразия.
1.3. Субрегиональный уровень
Значительное количество международных договоров, регулирующих освоение
морских биоресурсов Арктики, являются по своей природе субрегиональными,
поскольку их юрисдикция распространяется лишь на части арктического
региона. В частности, в настоящее время отчетливо определяется центральная
часть Северного Ледовитого океана (анклав), расположенная за пределами
исключительных экономических зон пяти приарктических государств, которая
является с точки зрения международного морского права пространством
открытого моря, с вытекающими последствиями. Площадь данного района
составляет примерно 2,8 млн. км2, что составляет 19,3% площади всего океана.
Анклав Северного Ледовитого океана до последнего десятилетия не привлекал
внимание в качестве потенциального района регулирования, поскольку он до
начала нового тысячелетия в течение круглого года оставался подо льдом. В
связи с потеплением и таянием льда в настоящее время до 40% площади
анклава на несколько месяцев освобождается ото льда и становится доступным
для рыбного промысла, а скопления основных объектов промысла в
Атлантическом секторе Северного Ледовитого океана за последние 15 лет
сместились на север.
Единственным в настоящее время международным договором, применимым к
регулированию правового режима СЛО, а точнее, его центральной части,
является Соглашение о предотвращении нерегулируемого промысла в
открытом море в центральной части Северного Ледовитого океана (2018).
(это типа супер-прорывное соглашение) Соглашение вводит мораторий на
промышленное рыболовство в открытой части СЛО мира как минимум на 16
лет (с автомат. продлением каждые 5 лет), пока будут идти научные
исследования, направленные на более глубокое изучение его экосистем и
запасов. Только одно это уже является беспрецедентным в мире управления
рыболовством. Соглашение вступит в силу через 30 дней после того, как его
ратифицируют все десять участников. На данный момент это уже сделали
Россия, Норвегия, Канада, ЕС и США.
Участниками соглашения является «арктическая пятерка» — Канада, Норвегия,
Россия, Дания, США, а также крупные рыболовные державы — Исландия,
Япония, Южная Корея, Китай и Европейский союз. Стороной соглашения
также является Циркумполярный совет инуитов, представляющий инуитов
Канады, Гренландии, Чукотки и Аляски. + Стороны поощряют принятие мер,
соответствующих положениям Соглашения, государствами, не являющимися
участниками настоящего Соглашения».
Современное международно-правовое регулирование режима рыболовства в
Арктике на региональном уровне осуществляется в соответствии с: Договором
о Шпицбергене (1920), посредством которого был установлен особый
объектный режим архипелага.
Есть сотрудничество в разных частях Арктики, или затрагивающих её
частично. Комиссия по рыболовству в Северо-восточной части
Атлантического океана (НЕАФК). Государствами-членами НЕАФК являются
стороны Конвенции о рыболовстве в северо-восточной части
Атлантического океана и вступившей в силу в 1982 г. Рыболовный район,
охватываемый Конвенцией НЕАФК, простирается от южной оконечности
Гренландии на восток до Баренцева моря и на юг в сторону Португалии. Целью
НЕАФК является долгосрочное сохранение и оптимальное использование
морских ресурсов.
В северо-западной части Атлантики сотрудничество государств в сфере
рыболовства координирует Региональная организация по управлению
рыболовством в северо-западной части Атлантического океана (далее —
НАФО). Основа - Конвенция о будущем многостороннем сотрудничестве в
области рыболовства в данной части Атлантического океана 1978 г.
применяется к большинству рыбных ресурсов в Северо-западной части океана,
за исключением лосося, тунца/марлина, китов. К механизмам сотрудничества
государств в сфере промысла морских биоресурсов в Восточной Арктике,
частью которой является участок акватории Тихого океана, относится
Комиссия по анадромным рыбам Северной части Тихого океана (далее —
NPAFC), которая координирует деятельность по изучению и управлению
запасами лосося, форели. Она создана в соответствии с положениями
Конвенции по сохранению запасов анадромных рыб в Северной части
Тихого океана 1992 г. Ее странами-участницами являются Канада, Япония,
Республика Корея, Россия и США.
1.4. Локальный уровень
К локальным международным договорам, регулирующим сотрудничество
государств, расположенных на сопредельных территориях, и (или) имеющих
сопредельные акватории, можно отнести ряд международных соглашений,
регулирующих взаимодействие арктических государств.
Соответственно правовой режим рыболовства в сопредельных акваториях
регулируется Договором между Россией и Норвегией о разграничении
морских пространств и сотрудничестве в Баренцевом море и Северном
Ледовитом океане, подписанном в Мурманске 15 сентября 2010 г. Договор,
заключенный в 2010 г. Россией и Норвегией содержит приложение —
«Вопросы рыболовства», в котором урегулированы вопросы не только
размеров рыболовных зон (участков), но также и общих допустимых уловов,
взаимных квот вылова и других мер, связанных с регулированием рыболовства.
Но сотрудничество России и Норвегии в сфере рыболовства началось гораздо
раньше. В соответствии с положениями советско-норвежского Соглашения о
сотрудничестве в области рыболовства от 11 апреля 1975 г. была создана
Смешанная комиссия по рыболовству.
Таким образом, международно-правовое регулирование промысла морских
биоресурсов Арктики на сегодняшний день являет собой не единую
целостную систему взаимосвязанных источников права, а комплекс
правовых норм, которые в той или иной степени регулируют отдельные
аспекты данной проблемы.
В целом механизм такой: государства согласуют между собой объемы
общего допустимого улова для каждого промыслового вида в своей
акватории, с учетом актуальной и своевременно полученной научной
информации о состоянии запасов морских биоресурсов с учетом
социальных, экономических и иных факторов.
Доп инфа:
Более того, сотрудничество в сфере морских биоресурсов, даже с учетом
нынешних противоречий между Россией и США в политической и
экономической сферах, реализуется на высоком уровне. В июне 2019 г. в
Сиэтле (США) состоялась 30-я сессия российско-американского
Межправительственного консультативного комитета по рыбному
хозяйству, по итогам которой Россия и США приняли решение о
возобновлении совместных научно-исследовательских рейсов в 2020 г. в ИЭЗ
обеих стран в Беринговом и Чукотском морях. Возможно, развитие
сотрудничества двух стран в сфере рыбного хозяйства будет способствовать
стабилизации российско-американских отношений в будущем.
Экономический аспект:
Арктический регион РФ обладает значительными водными биологическими
ресурсами для промышленного рыболовства. В прибрежных к России
арктических морях встречаются и обитают 289 видов рыб. В морях Северного
Ледовитого океана добывается более трети рыбы и морепродуктов России,
производится около пятой части всех рыбных консервов.
Только 25 % от общего арктического вылова России приходится на
исключительные экономические зоны страны, а 65 % — на исключительные
экономические зоны других государств, 10 % — на работы открытого моря.
Наиболее богаты промысловыми биоресурсами Баренцево море и
сопредельные воды Норвежского и Гренландского морей, где обитает и
воспроизводится около 80% от общей биомассы промысловых видов рыб
Арктического бассейна. Основными видами являются: треска, пикша, сайда,
мойва, путассу, сельдь, морские окуни и скумбрия. На сегодняшний день
рыболовство в значительных масштабах ведётся только в Баренцевом,
Гренландском морях и северной части Норвежского моря. Промысел в этом
районе осуществляется 28 странами, но на регулярной основе его ведут такие
страны, как Норвегия, Россия, Исландия, Фарерские острова, Гренландия
(Дания) и ряд стран ЕС. Следует отметить, что водные биологические ресурсы
этого региона достаточно хорошо изучены.
Наиболее богатым ресурсами из арктических морей является Баренцево море -
более 150 видов рыб и 90% арктического вылова. В Баренцевом море важными
промысловыми видами рыбы исторически являются треска и мойва. Несмотря
на интенсивный промысел рыбы в Баренцевом море, здесь пока еще
сохраняются условия для разумного сочетания рационального
использования водных биологических ресурсов и достижения высоких
экономических результатов. Основные запасы морских биоресурсов
Баренцева моря являются совместными для России и Норвегии, поэтому
ключевые управленческие решения принимаются в двустороннем порядке и,
прежде всего, в рамках созданной Соглашением 1975 г. Смешанной
российско-норвежской комиссии по рыболовству (СРНК). Например, в
управлении промышленным рыболовством Россия и Норвегия используют
обменные квоты.
В последнее время часто обсуждаемой темой стало сотрудничества России и
Норвегии на Шпицбергене. Несмотря на то, что архипелаг находится под
юрисдикцией Норвегии, Норвегия обязана выполнять условия
Шпицбергенского трактата (Париж, 1920). Все участники Парижского договора
(более 50 государств) имеют право осуществлять экономическую деятельность,
в том числе рыболовство, в территориальных водах Шпицбергена. Наиболее
интенсивный промысел здесь ведут Россия (до 60% вылова), Норвегия, страны
ЕС, Исландия, Фарерские о-ва и Гренландия. В данной акватории соблюдаются
норвежские правила рыболовства, здесь постоянно происходят случаи
задержаний и штрафования российских судов береговой охраной Норвегии.
Более того, введение Норвегией в 1977 г. законодательства о 200-мильной
рыбоохранной зоне вокруг Шпицбергена, противоречащее международному
праву, стало одним из основных проблемных вопросов в отношениях в области
рыболовства.
Тем не менее система управления промышленным рыболовством в Баренцевом
море, осуществляемая в рамках СРНК, признана сейчас одной из наиболее
эффективных в России. В то же время в управлении промышленным
рыболовством Арктической зоны в современных условиях следует учитывать
следующие проблемы.
Проблема для российского рынка лежит в том, что более 90% добытых в
Баренцевом море уловов отечественные рыбаки продают в Норвегию, а ценник
в мурманских магазинах растёт из-за стремления рыбаков получать валютную
выручку, невзирая на национальные интересы. В магазинах Мурманской
области за последние несколько лет цены на многие виды рыбной продукции
выросли минимум вдвое. Отчасти такая ситуация складывается из-за
отсутствия понимания со стороны местных крупных рыбопромышленных
компаний важности развития береговой перерабатывающей инфраструктуры.
Рыбный бизнес нацелен на максимальное извлечение прибыли и
реинвестирование её в собственные производственные мощности, а не развитие
портовых предприятий.
Отсутствие полноценной информации о состоянии запасов различных видов
водных биологических ресурсов остальных 4-х арктических морей:
Лаптевых, Восточно-Сибирского, Чукотского и Карского. Ресурсы этих
морей до настоящего времени почти не эксплуатируются промыслом и
интенсивность изучения этих морей незначительна, но на основе имеющейся
информации уже сейчас можно предположить возможность существования в
этих морях обширных запасов трески, мойвы, сайки, сельди, минтая.
Росрыболовство видит перспективу в развитии арктического промысла. В 2019
году научными сотрудниками были проведены трансарктические исследования,
в ходы которых были обнаружены виды водных биологических ресурсов,
которые ранее не встречались. В Карском море был обнаружен достаточно
большой запас крабов, который будет в ближайшее время введен в промысел. В
Чукотском море наблюдаются большие скопления взрослого минтая.
Относительно транспортировки рыбной продукций по СМП, важно отметить,
что в связи со сложной ледовой обстановкой пока что объемы поставок не
столь значительны. В этой сфере есть потенциал сотрудничества с
Атомфлотом.
Происходящие изменения климата и интенсивное таяние льдов в Арктике,
влияние этих изменений на функционирование морской арктической
экосистемы. Как известно, Арктика относится к регионам экологических
рисков: повышение средней глобальной температуры на 2 градуса для Арктики
означает 5 градусов, а в некоторых местах – до 10. В изменении климата
Арктики важную роль играет повсеместное уменьшение снежного и ледового
покрова. А происходящие изменения температуры воды и ледового покрова в
арктических водах во многом определяют состояние запасов и районы
распределения промысловых видов.

17. Документальная основа арктической политики России.

(перечисление достижений и неудач рос политики в Арктике -


http://www.instituteofeurope.ru/images/uploads/analitika/2020/an192.pdf )

Конвенция ООН по морскому праву


“Основы гос-венной политики РФ в Арктике на период до 2035 года”
Стратегия развития Арктической зоны РФ и обеспечения национальной
безопасности на период до 2035 года
Морская доктрина РФ на период до 2030 года
ФЗ “О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне
РФ” от 31 июля 1998
ФЗ “О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в части
государственного регулирования торгового мореплавания в акватории СМП” от
2012 г.
Концепция внешней политики РФ 2016 года
Указ Президента РФ от 2020 года “Об основах государственной политики РФ в
области ядерного сдерживания”
Приказ Минтранса России “Об утверждении правил плавания в акватории
СМП”от 2013 года

Важное место в анализе арктических проблем заняла Государственная


комиссия по вопросам развития Арктики, образованная в феврале 2015 г. -
приоритеты и основные задачи на ближайшие годы с точки зрения
стратегического планирования.

1. “Основы гос-венной политики РФ в Арктике на период до 2035 года”


• подводит итоги реализации Основ государственной политики РФ в
Арктике на период до 2020 г.
- основными внутренними проблемами на арктических территориях и
дать им принципиальную оценку. Это, в первую очередь, причины и
последствия продолжающегося сокращения численности населения
Арктической зоны РФ8, а также низкий уровень развития социальной,
транспортной и информационно- коммуникационной инфраструктуры
сухопутных территорий АЗРФ, в том числе в местах традиционного
проживания малочисленных народов. Переход к рыночной экономике,
закрытие тысяч предприятий, резкое сокращение финансирования
арктических проектов, низкая заработная плата без учета региональных
выплат отрицательно сказались на качестве жизни населения и обусловили
усиление оттока населения из большинства арктических территорий, что
привело их к запустению.
- новые вызовы и угрозы национальной безопасности России в Арктике в
условиях нарастающей напряженности в отношениях с США и странами
Запада. Не преувеличивая эти угрозы и вызовы, необходимо уточнить место
арктического вектора в системе внешней политики РФ. Как подчеркивается в
Основах, это во многом связано с незавершенностью международного
правового разграничения морских пространств в Арктике, а также с
агрессивным наращиванием иностранными государствами военного
присутствия в регионе (весна 2020 - вдоль западной границы России учения
НАТО «Defender Europe-2020»)
• Определяет национальные интересы, направления и задачи
государственной политики России в Арктике:
6 главных национальных интересов России в Арктике:
- обеспечение суверенитета и территориальной целостности России,
сохранение Арктики как территории мира, стабильного и взаимовыгодного
партнерства;
- обеспечение высокого качества жизни и благосостояния населения,
- развитие Арктической зоны в качестве стратегической ресурсной базы и ее
рациональное использование в целях ускорения экономического роста
страны,
- развитие СМП в качестве конкурентоспособной на мировом рынке
национальной транспортной коммуникации РФ
- охрана окружающей среды в Арктике, защита исконной среды обитания и
традиционного образа жизни коренных малочисленных народов,
проживающих на территории АЗРФ.

8 направлений реализации государственной политики РФ в Арктике:

- социальное и экономическое развитие АЗРФ, а также развитие ее


инфраструктуры;
- развитие науки и технологий в интересах освоения Арктики;
- охрана окружающей среды и обеспечение экологической безопасности;
- развитие международного сотрудничества;
- обеспечение защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций
природного и техногенного характера;
- обеспечение общественной безопасности в российской Арктике;
- обеспечение военной безопасности;
- защита и охрана государственной границы РФ.
Для их выполнения в целом необходимо реализовать 63 задачи.

определен ряд задач, которые будут способствовать росту человеческого


потенциала в развитии АЗРФ, улучшению условий жизни людей, постоянно
живущих и работающих в Арктике:
 стимулирование местного производства сельскохозяйственного сырья и
продовольствия, так как через Северный завоз не всё можно своевременно и в
необходимых объемах завести в населенные пункты, расположенные в
отдаленных местностях;
 сохранение и развитие традиционных отраслей хозяйствования, народных
промыслов и ремесел, способствующих обеспечению занятости и развитию
самозанятости лиц, относящихся к малочисленным народам;
 оказание государственной поддержки экономически активному населению
России, готовому к переезду в АЗРФ в целях осуществления трудовой
деятельности.
 совершенствование информационно-коммуникационной инфраструктуры,
позволяющей оказывать услуги связи населению и хозяйствующим субъектам
на всей территории АЗРФ (интернет, устойчивая связь, наличие банкоматов и
т.д

Способствует: повышению качества жизни людей в Арктической зоне,


улучшению социально-экономического развития страны, повышению ее
обороноспособности на арктическом направлении.

2. Стратегия развития Арктической зоны РФ и обеспечения национальной


безопасности на период до 2035 года

цель: реализация “Основ гос политики в Арктике”


содержание: определяет меры, направленные на выполнение основных
задач развития Арктической зоны и обеспечения национальной
безопасности, а также этапы и ожидаемые результаты реализации этих мер.

1) Оценка состояния развития Арктической зоны и состояния


национальной безопасности
- подчеркивается значение Арктической зоны в социально-экономическом
развитии Российской Федерации и обеспечении ее национальной
безопасности (добычу более 80 процентов горючего природного газа и 17
процентов нефти, континентальный шельф как стратегическим резервом
развития минерально-сырьевой базы, значение СМП как транспортного
коридора мирового значения)
- Результаты реализации Стратегии развития Арктической зоны Российской
Федерации и обеспечения национальной безопасности на период до 2020
года (небольшой рост продолжительности жизни, сокращение безработицы и
миграционного оттока, объем перевозок грузов в акватории Северного
морского пути вырос с 4 млн. тонн в 2014 году до 31,5 млн. тонн в 2019 году;
доля военной и специальной техники в Арктической зоне увеличилась с 41
процента в 2014 году до 59 процентов в 2019 году)
- Основными опасностями, вызовами и угрозами, формирующими риски для
развития Арктической зоны и обеспечения национальной безопасности
(потепление климата, сокращение численности населения, низкое качество
жизни в Арктической зоне, низкий уровень развития транспортной
инфраструктуры и информационно-коммуникационной инфраструктуры,
рост конфликтного потенциала в Арктике, требующий постоянного
повышения боевых возможностей группировок войск ВС РФ)

! отмечается, что:
В 2019 году система государственного управления реорганизована с учетом
вызовов, связанных с развитием Арктической зоны и обеспечением
национальной безопасности: утвержден новый состав и расширены полномочия
Государственной комиссии по вопросам развития Арктики, образовано
Министерство Российской Федерации по развитию Дальнего Востока и
Арктики, принято решение о расширении компетенции институтов
развития Дальнего Востока на Арктическую зону.

2) Меры в сфере:
1) социального развития ( здравоохраение, образование)
2) Экономического (предоставление инвесторам государственной поддержки
при осуществлении ими капитальных вложений в объекты транспортной,
энергетической и инженерной инфраструктуры, программы
государственной поддержки традиционной хозяйственной деятельности
малочисленных народов и ид)
3) в сфере развития инфраструктуры (развитие инфраструктуры морских
портов и морских судоходных путей в акваториях Северного морского пути,
объединение транспортно-логистических услуг, оказываемых в акватории
Северного морского пути, на основе цифровой платформы, строительство
атомных ледоколов, аварийно-спасательных и буксирно-спасательных
судов, строительство портов-хабов)
4) в сфере развития науки и технологий в интересах освоения Арктики
(развитие научно-исследовательского флота РФ)
5) в сфере охраны окружающей среды и обеспечения экологической
безопасности (проведение регулярной оценки экологических и социально-
экономических последствий антропогенного воздействия на окружающую
среду Арктической зоны)
6) в сфере развития международного сотрудничества (международно-правовое
оформление внешней границы континентального шельфа и сохранение
взаимодействия с арктическими государствами, обеспечение российского
присутствия на архипелаге Шпицберген на условиях равноправного и
взаимовыгодного сотрудничества с Норвегией и другими государствами -
участниками Договора о Шпицбергене от 9 февраля 1920, обеспечение
эффективной работы Арктического совета под председательством
Российской Федерации в 2021-2023 годах)
7) в сфере обеспечения защиты населения и территорий Арктической зоны от
чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера
8) в сфере обеспечения общественной безопасности
9) в сфере обеспечения военной безопасности, защиты и охраны
государственной границы Российской Федерации в Арктической зоне
(поддержание уровня боевой готовности группировок ВС РФ, оснащение
современными образцами вооружения, военной и специальной техники,
адаптированными к арктическим условиям)

3) Основные направления реализации настоящей Стратегии в отдельных


субъектах Российской Федерации и муниципальных образованиях
например, в Мурманской области: развитие морского порта Мурманск -
единственного незамерзающего российского порта в Арктике
в Ненецком автономном округе и тд.

4) Этапы и ожидаемые результаты реализации настоящей Стратегии


- 3 этапа: 2020-2024, 2025-2030, 2031-2035
5) Основные механизмы реализации настоящей Стратегии (единый план
мероприятий по реализации Основ государственной политики в Арктике и
настоящей Стратегии, финансирование из бюджета и тд.)

3. Морская доктрина РФ на период до 2030 года


Цели:
• сохранение суверенитета во внутренних морских водах, территориальном
море, а также в воздушном пространстве над ними, на дне и в недрах;
• защита суверенных прав в исключительной экономической зоне на
разведку, разработку, транспортировку и сохранение природных
ресурсов,
• реализация и защита суверенных прав на континентальном шельфе
Российской Федерации по разведке и разработке его ресурсов;
• реализация и защита свободы открытого моря;

Арктическое направление - одно из приоритетных

Главной угрозой национальной безопасности России на море в документе


объявлено «стремление ряда государств, прежде всего Соединённых Штатов
Америки и их союзников, к доминированию в Мировом океане, в том числе и в
Арктике,

Среди угроз - давление на Россию для ослабления нашего контроля над


Северным морским путём

4. ФЗ “О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей


зоне РФ” от 31 июля 1998

устанавливает статус и правовой режим внутренних морских вод,


территориального моря и прилежащей зоны Российской Федерации,
Территориальное море Российской Федерации - примыкающий к
сухопутной территории или к внутренним морским водам морской пояс
шириной 12 морских миль, отмеряемых от исходных линий
! Внешняя граница территориального моря является Государственной границей
Российской Федерации.
На территориальное море, воздушное пространство над ним, а также на дно
территориального моря и его недра распространяется суверенитет Российской
Федерации с признанием права мирного прохода иностранных судов через
территориальное море.

Исходными линиями, от которых отмеряется ширина территориального


моря, являются:
линия наибольшего отлива вдоль берега, указанная на официально изданных в
Российской Федерации морских картах;
прямая исходная линия, соединяющая наиболее удаленные в сторону моря
точки островов, рифов и скал в местах, где береговая линия глубоко изрезана

Внутренние морские воды Российской Федерации - воды, расположенные в


сторону берега от исходных линий, от которых отмеряется ширина
территориального моря Российской Федерации.
Внутренние морские воды являются составной частью территории Российской
Федерации.
Прилежащая зона Российской Федерации — морской пояс, который
расположен за пределами территориального моря, прилегает к нему и внешняя
граница которого находится на расстоянии 24 морских миль, отмеряемых от
исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря.

5. Концепция внешней политики РФ 2016 года

• В период политического охлаждения между Востоком и Западом «Россия


будет твердо противодействовать любым попыткам привнести в
Арктику элементы политики конфронтации и военного противостояния,
политизировать международное взаимодействие в регионе в целом».
• Достаточность договорно-правовой базы для урегулирования вопросов
установления внешних границ континентального шельфа в Северном
Ледовитом океане
• отмечается роль пяти стран Арктики и содержится призыв к укреплению
взаимодействия в таких органах сотрудничества, как Арктический совет и
Совета Баренцева/Евроарктического региона
• Существенное значение для развития региона имеет использование
Северного морского пути как национальной транспортной коммуникации
России в Арктике, а также использование его для осуществления
транзитных перевозок между Европой и Азией

6. Приказ Минтранса России “Об утверждении правил плавания в


акватории СМП”от 2013 года

устанавливают:
- порядок организации плавания судов в акватории Северного морского пути,
- правила ледокольной проводки судов в акватории Северного морского пути,
- правила ледовой лоцманской проводки судов в акватории Северного
морского пути,
- правила проводки судов по маршрутам в акватории Северного морского
пути,
- положение о навигационно-гидрографическом и гидрометеорологическом
обеспечении плавания судов в акватории Северного морского пути,
- правила осуществления связи по радио при плавании судов в акватории
Северного морского пути,
- требования к судам, касающиеся безопасности мореплавания и защиты
морской среды от загрязнения с судов.
организация плавания судов в акватории Северного морского пути
осуществляется администрацией Северного морского пути
действует разрешительный порядок плавания судов.

7. ФЗ “О внесении изменений в отдельные законодательные акты


Российской Федерации в части государственного регулирования торгового
мореплавания в акватории СМП” 2012  

Плавание в акватории Северного морского пути  

1. Под акваторией Северного морского пути понимается водное пространство,


прилегающее к северному побережью Российской Федерации,
охватывающее внутренние морские воды, территориальное море,
прилежащую зону и исключительную экономическую зону Российской
Федерации и ограниченное с востока линией разграничения морских
пространств с Соединенными Штатами Америки и параллелью мыса
Дежнева в Беринговом проливе, с запада меридианом мыса Желания до
архипелага Новая Земля, восточной береговой линией архипелага Новая
Земля и западными границами проливов Маточкин Шар, Карские Ворота,
Югорский Шар.
2. Организация плавания судов в акватории Северного морского пути
осуществляется администрацией Северного морского пути, созданной в
форме федерального казенного учреждения и выполняющей следующие
основные функции

8. Конвенция ООН по морскому праву 1982 года


Россия ратифицировала Конвенцию в 1997 году.
Конвенция является первым всеобъемлющим договором, охватывающим
практически все аспекты освоения и использования пространств и природных
ресурсов Мирового океана. Этот документ часто называют "конституцией
океанов".
Она состоит из 320 статьей, сведенных в 17 частей и 9 Приложений. Конвенция
содержит нормы и принципы, определяющие правовой режим и пределы
морских пространств, входящих в состав государственной территории
(внутренние морские воды, территориальное море, архипелажные воды),
и пространств, образующих зоны функциональной юрисдикции (прилежащая
зона, исключительная экономическая зона, континентальный шельф).
Ее ключевые положения:
- предел зоны территориальных вод в 12 морских миль;
- суверенное право прибрежных государств на ресурсы "исключительной
экономической зоны" в пределах до 200 морских миль (+150 миль для
континентального шельфа, если удастся доказать, что морское дно является
продолжением берега).
- их суверенное право на ресурсы континентального шельфа за пределами
этой зоны.
- территориальная юрисдикция государства распространяется лишь на шельф,
тогда как внешельфовая зона объявляется международной.
- По мнению некоторых специалистов, в результате ратификации этой
конвенции Россия утратила суверенитет над 1,7 млн кв. км. акватории
Северного Ледовитого океана[9].

Дополнительно: КОНВЕНЦИЯ ООН ПО МОРСКОМУ ПРАВУ


И ПРАВОВОЙ РЕЖИМ АРКТИЧЕСКОГО ШЕЛЬФА
http://www.vestnik.vsu.ru/pdf/pravo/2017/01/2017-01-28.pdf
18.Интересы и приоритеты США в Арктике

Краткий исторический экскурс

Соединенные Штаты Америки изначально, в момент своего образования, не


имели выхода к Северному Ледовитому Океану (СЛО). Первый
исторически зарегистрированный интерес к Арктике проявил президент Адамс
(1825-1829), после подписания российско-британской конвенции 1825г [1]. К
тому времени уже была провозглашена Декларация принципов внешней
политики США «Америка для американцев» [2], тогдашним Президентом США
Монро (1817-1825), т.н. «Доктрина Монро». Идея этой Декларации также
принадлежала Адамсу, который тогда был государственным секретарём.
Поэтому неудивительно, что в 1867г. США проявили интерес и приобрели у
России Аляску и Алеутские острова. Но после этого интерес к Аляске был
непостоянным, в зависимости от ситуации. От «золотой лихорадки» в конце 19
века, через противостояние с Японией и перевалочный путь для ленд-лиза во II
Мировой Войне, потом противостояние с СССР в «холодной войне» и
сравнительно спокойное мирное освоение вплоть до обнаружения большого
запаса углеводородных энергоносителей в 2005г и разговоров про
транспортные возможности по СЛО в связи с таянием полярных льдов. После
этого интерес вырос и началась активная фаза действий США в Арктике.

Современная ситуация

США в числе 5 арктических государств, которые согласно современному


международному праву имеют преимущественные основания для
экономического освоения арктического шельфа. Однако, есть одна
особенность. Вступившая в силу в 1994 г. Конвенция ООН по морскому
праву 1982 г. сократила национальные границы арктических государств до 24
миль и исключительные экономические до 200 миль [6]. Но США занимают по
этому вопросу особую позицию. Конвенция не ратифицирована Сенатом
США, но служит базовым документом для работы с партнёрами. Эта позиция
имеет свои плюсы и минусы, и она неокончательная. Периодически вопрос о
ратификации Конвенции поднимается, тем более что именно на её основании
США последовательно заявляют о своём праве на свободу мореплавания везде
в мире и в СЛО в частности, особенно по СМП (Северный морской путь,
Россия считает его проходящим в своих внутренних исторических морских
водах) и СЗП (Северо-Западный Проход, Канада считает его проходящим в
своих внутренних водах), а также считают центральную часть СЛО –
свободной морской зоной.

Первый регулярный и системный документ по арктической стратегии в США


появился в 1971 г, при президенте Ричарде Никсоне: National Security
Decision Memorandum №144 United States Arctic Policy and Arctic Policy
Group [8]. Затем, они стали появляться регулярно:
 1984, Конгресс США: Arctic Research and Policy Act
 1994, Билл Клинтон: Presidential Decision Directive NSC26 United States
Policy on the Arctic and Antarctic Regions
 2009, Джордж Буш: National Security Presidential Directive and Homeland
Security Presidential Directive NSPD-66 / HSPD-25 Arctic Region Policy
 2013, Барак Обама: National Strategy for the Arctic Region
 2019, Арктическая Стратегия США 2019

Стратегия Обамы 2013 г.

Цели:
 «продвижение интересов США в сфере безопасности (в науке, экономике,
обороне, энергетике), через: развитие и адаптацию арктической
инфраструктуры и стратегических возможностей (односторонне и
совместно), повышение осведомленности об арктическом домене,
сохранение свободы мореплавания и воздухоплавания; ответственное
управление в Арктике: охрана окружающей среды, сохранение её
ресурсов, сбалансированное и осторожное управление на основе
применения научных и традиционных знаний и целостном подходе;
 картография, открытые морские пути для коммерции и науки,
локализация и реагирование на аварии, прогнозирование; укрепление
международного сотрудничества: путём двусторонних и многосторонних
связей с арктическими и неарктическими странами добиваться решений в
общих интересах , через Арктический Совет, ИМО, присоединение к
Конвенции ООН по морскому праву;
 руководящие принципы: а) мир и стабильность, сохранение
бесконфликтности, совместные решения, сохранение принципов свободы
мореплавания и воздухоплавания, б) принимать решения на наилучшей
доступной информации, самых современных пониманиях и прогнозах, в)
инновации для инвестиций в научные исследования, новое мышление о
ГЧП и многонациональных отношениях, г) консультации и координации
с коренными жителями Арктики на доверии, уважении и общей
ответственности»

Стратегия 2019 г.

Основой международно-правовой политики США в Арктике на ближайшие три


года является Арктическая Стратегия США 2019 г. Во введении данный
документ содержит недвусмысленное указание на характер взаимоотношений
арктических государств, а именно определяет их как «стратегическое
соперничество» (strategic competition).Согласно Стратегии основными
«соперниками» США в регионе названы Китай и Российская Федерация. При
этом, как следует из текста Стратегии, США не признают никаких
притязаний на права в Арктике со стороны государств, не входящих в
«арктическую восьмерку».

В Стратегии определены следующие основные тенденции развития


Арктического региона:

 Изменения окружающей среды. В первую очередь данный фактор


связан с сокращением площади ледового покрова, глобальным
потеплением и открытием новых морских транспортных маршрутов. Как
указано в Стратегии, при сохранении темпов потепления возможно
практически полное освобождение морского пространства Арктики ото
льда в летние месяцы к 2040 г.
 Многостороннее сотрудничество в решении общих задач.
Указывается, что арктические государства проявляют приверженность
принципу многостороннего сотрудничества и уважения национальных
интересов. Общим интересом для арктических государств является
сохранение мира и стабильности региона, что позволит, в свою очередь,
соответствующим государствам в полной мере реализовать
преимущества от добычи природных ресурсов Арктики
 Правовой статус морских транспортных артерий. Речь идет в первую
очередь о правовом статусе Северного морского пути и Северо-Западного
прохода. В Стратегии указано, что Российская Федерация требует от
иностранных судов получения разрешения на проход по СМП, а также
следовать с обязательной проводкой российских ледоколов. Также США
обвиняет Россию в неоднократном применении угрозы силой к судам, не
соблюдающим указанные правила. В вопросе о статусе СЗП США не
соглашаются с позицией Канады о принадлежности прохода к
внутренним водам Канады.
 Усиление военного присутствия. Документ содержит перечисление
существующих на сегодня объектов военной инфраструктуры Российской
Федерации в Арктике, включая военные базы вдоль арктического
побережья РФ. Подчеркивается, что в отличие от России, Китай имеет
ограниченные возможности для военного присутствия в Арктике,
которые сводятся к нахождению ледокольного флота государства в
северных водах, а также к гражданским исследованиям в мирных целях,
которые, как считают в США, способны укрепить военное присутствие
Китая в регионе в будущем. Отмечается, что Китай стремится расширить
свое присутствие в Арктике через экономические механизмы
сотрудничества, в частности через инвестирование в экономику
арктических государств, например России (Ямал СПГ).

В качестве угрозы национальной безопасности США, как было сказано выше,


рассматривается деятельность двух государств – России и Китая. В частности,
важно остановиться на следующем утверждении: Россия и Китай, различными
способами, бросают вызов основанному на нормах права порядку в Арктике (In
different ways, Russia and China are challenging the rules-based order in the Arctic).
В частности, Российская Федерация занимается регулированием СМП в
нарушение норм международного права (Russia regulates maritime operations in
the NSR, contrary to international law).

Что нового в этой стратегии?

 В отличие от предыдущих арктических стратегических документов, США


теперь рассматривают этот регион как коридор между Индо-
Тихоокеанским и европейским театрами стратегического
взаимодействия и объясняют, что это «путь для конкуренции и
агрессии великих держав».
 В документе продолжается подход США к выделению российской и
особенно китайской активности в регионе - последний раз госсекретарь
Помпео на встрече министров Арктического совета в Рованиеми в
прошлом месяце. В то время как в предыдущих арктических документах
Китай почти не упоминался, в обновленной стратегии его деятельности
уделяется особое внимание.
 В отличие от предыдущих документов по арктической политике, в
стратегии нет прямого упоминания об изменении климата. Однако
министерство обороны косвенно признает влияние изменения климата на
его операции в Арктике и то, что нынешнее отсутствие понимания
климатических изменений в регионе ставит его в невыгодное положение
при планировании будущих оперативных потребностей.

Военная структура:

Аляска — 11 воздушная армия ВВС США. Штаб — Анкоридж , Аляска.

Авиабазы США в Туле( Гренландия)и Кефлавике ( Исландия) — для нужд 3 и


17 воздушных армий ВВС США. Штаб — Рамштайн, Германия.

Американская общевойсковая база (6-8 тыс. военнослужащих) в поселке


Черчилл (Канада)

Ссылки:
http://publishing-vak.ru/file/archive-law-2019-7/34-kotlova.pdf

https://hal.archives-ouvertes.fr/hal-02938923/document
https://www.highnorthnews.com/en/new-us-department-defense-arctic-strategy-sees-
growing-uncertainty-and-tension-region
19. Интересы и приоритеты Канады

Канада первой заявила свои права на арктические земли до Северного полюса,


а в 1921 г. объявила свой суверенитет на них. Протяжённость арктического
побережья Канады сравнима с российской, но немного меньше. Морские
границы, до Северного полюса до 1994 г. определялись секторально. Канада
является постоянным участником Арктического Совета с момента его
образования в 1996 г. [3], и участником Конференции 2008 г. в Илулиссате по
вопросам Северного Ледовитого океана [4], где она совместно с другими 4
странами, границы территорий которых выходят на Северный Ледовитый
Океан (Россия, Норвегия, Дания, США) приняла на себя исключительные
обязательства управления пространствами этого океана. Таким образом,
«Канада входит в пятерку арктических государств (Канада, США, Россия,
Дания и Норвегия), которые по современному международному праву имеют
преимущественные юридические основания для экономического освоения
прилегающего арктического шельфа».

Правовая основа арктической политики Канады:

Основываясь на этих предпосылках, Канада разработала и в 2009 г.


опубликовала свою «Северную стратегию» [6], в которой заявила о следующих
приоритетах в развитии этой части территорий.
 Канадский суверенитет над арктическими территориями
 Социально-экономические развитие арктических территорий
 Защита экологического наследия Севера,
 Расширение полномочий коренного населения по управлению
территориями,
 Расширение международных связей.

1. «Защита суверенитета Канады в арктическом секторе. Она подразумевает


наращивание военного присутствия для усиления патрулирования и контроля
над сухопутными территориями, морским и воздушным пространствами
канадской Арктики. В то же время, признаются проблемы территориального
урегулирования по о.Ханса с Данией и морю Бофорта с США, а также спор о
юридической принадлежности Северо-Западного прохода. Эти проблемы
планируется решать мирно и в сотрудничестве с соседями».

2. Обеспечение социально-экономического развития северных территорий


Канады. Это ежегодные дотации на развитие систем здравоохранения,
образования и социального обслуживания, трудоустройства населения.
Изучение Арктики, её ресурсов, поддержка её экономического развития в
горнодобывающей деятельности, добычи алмазов, трубопроводной системы,
добычи нефти и газа, получение электроэнергии от гидроэлектростанций.
Кроме того, декларировано развитие инфраструктуры для развития
рыболовства, оленеводства и других традиционных промыслов коренных
народов Севера.»

3. «Защита окружающей среды и адаптация к изменениям климата.


Констатация тревоги по сокращению площади полярных льдов, хрупкости и
уникальности арктической экосистемы, необходимости её сохранения для
будущих поколений. Экономическое планирование будет учитывать
сбережение экосистем, создание национальных парков, переход на источники
энергии, которые не сопровождаются выбросами углерода в атмосферу,
участие в создании международных стандартов, регулирующих хозяйственную
деятельность в Арктике».

4. «Развитие самоуправления, хозяйственной и политической активности


северных территорий как части политики по освоению Севера. Помимо
федеральных дотаций на эти цели направляются доходы от добычи полезных
ископаемых путем передачи общинам коренных народностей в собственность
части прибыльных объектов. Постепенная передача управления внутренних дел
северных земель от центрального правительства правительствам территорий».

В развитие положений «Северной стратегии», в 2010 г. было опубликовано


«Заявление по арктической внешней политике Канады» [7]. В нём более
конкретно описывались будущие действия по наполнению конкретикой
положений «Северной стратегии», в частности:

 «перечень и требования к патрульным судам в Арктике, кооперация с


США по работе в системе NORAD, военные учения и патрулирования,
подготовка резервистов и рейнджеров, строительство нового ледокола,
введение системы уведомлений о нахождении в водах канадской Арктики
для всех судов более определённого размера, развитие системы
метеорологии и навигации, спутниковой системы RADARSAT для
дистанционного сбора данных, которая должна ежедневно предоставлять
эти данные Министерству Обороны Канады, строительство новых
причальных сооружений и баз снабжения горюче-смазочными
материалами, - создание Агентства по Экономическому Развитию Севера
Канады (The Canadian North Economic Development Agency, CanNor),
Продовольственная программа на Севере Канады (Nutrition North Canada)
– аналог Северного завоза в России,

 Сбор данных для доказательства признания за Канадой прав на


континентальный шельф, что в дальнейшем позволит Канаде
осуществлять разработку и добычу природных ресурсов на шельфе

 Канада также обеспокоена выбросами стойких органических


загрязнителей и ртути, оказывающих влияние на арктический регион, в
связи с чем намерена продолжить международные переговоры по
вопросам снижения выбросов стойких загрязнителей и ртути, для чего
приняла Федеральный план действий по загрязненным участкам, на
который планируется выделить более 3,5 миллиардов в течение 15 лет.
Кроме того, Канада участвует в разработке новых экологических
стандартов по снижению выбросов парниковых газов и устойчивых
загрязнителей.»

Результаты реализации стратегии:

 В соответствии с общим направлением развития [9] существенно


укреплены военно-морские силы и канадская береговая охрана.
Совместно с США идёт строительство системы оборонительных и
инфраструктурных сооружений. В наличии 16 кораблей ледового класса:
3 тяжелых, 4 средних, 9 многоцелевых кораблей. В том числе 5 ледоколов
[10]. В наличии также 2 судна на воздушной подушке. Кроме того,
наполовину построен, но законсервирован до 2022-2025гг. тяжелый
ледокол. Для усиления флота рассматриваются варианты задействования
ледокольных судов типа Polaris финской компании Arctech [11].
 Параллельно с укреплением военного потенциала Канада выступает за
демилитаризацию Арктики и укрепление международного
сотрудничества. Декларируется инициатива о создании в Арктике зоны,
свободной от ядерного оружия [12].
 разработка шельфовых нефтегазовых запасов не начата, в связи с
неурегулированностью вопроса о достаточности безопасности
технологий для исключения аварийных ситуаций. Недостаточно
проработаны на законодательном уровне вопросы регулирования
хозяйственной деятельности в условиях рисков Крайнего Севера. «Если
убытки от аварии на нефтяной вышке компании British Petrolium в
Мексиканском заливе оцениваются в 100 млрд долл. USA, то канадские
компании по закону несут в подобном случае ответственность не более
чем на 40 млн. канадских долларов. Это значит, что остальные расходы
по ликвидации возможных последствий придётся брать на себя
государству»
 территориальные споры заморожены, но Канада настаивает на своём
суверенитете над Северо-Западным проходом, прохождение по нему
судов и кораблей США возможно только по согласованию с
Правительством Канады. ( в билете про США есть, судно Манхэттен)+
пример рейс ледокола Polar Sea в 1985 г, когда США не запросили
разрешения на проход их ледокола, а просто проинформировали
канадское правительство. Эта ситуация вызвала волну недовольства в
канадском обществе — правительство Канады направило
дипломатическую ноту в Вашингтон.
 для обеспечения сохранения северных экосистем предусматривается
расширение национальных парков и создание морских заповедных зон. В
научноисследовательской деятельности взят ориентир на усиление
арктической проблематики [14].
 принята и реализуется программа "Чистая энергия для сельских и
отдаленных общин" (CERRC) [15]. Цель этой программы состоит в том,
чтобы уменьшить зависимость сельских и отдаленных общин от
ископаемого топлива для получения тепла и энергии, уделяя особое
внимание общинам коренных народов. По этой программе активно идут
инвестиции в установку солнечных электростанций с накопителями, а
также производства топлива из биомассы.
 принят и вступил в действие в 2017 г. Международный кодекс для судов,
эксплуатирующихся в полярных водах (Полярный кодекс)

Общая характеристика арктической политики Канады


В деле укрепления суверенитета над арктическим сектором стратегия Канады в
значительной мере опирается на двусторонний и многосторонний диалог с
другими государствами и организациями в рамках международного права. На
этом поле позиции Канады довольно сильны, они опираются помимо
поддержки США на традиционную активность в международных организациях
и заработанный политический авторитет. Именно на этом пути Канада
добивается приращения своего континентального шельфа за счёт хребта
Ломоносова. Другими важными партнёрами, с которыми ведётся
многостороннее взаимодействие, являются Норвегия, Дания, Финляндия,
Швеция и Исландия. Между Канадой и Россией подписаны меморандумы
взаимопонимания по эксплуатации арктических маршрутов, по торговле,
защите окружающей среды и совместным научным исследованиям Севера.
Канада открыта к диалогу с неарктическими государствами при условии
признания и уважения ими суверенных прав арктических государств. Другими
словами, кроме себя Канада считает главными фигурантами арктической
политики только США, Норвегию, Данию и Россию [21]. Новая политика
Канады в Арктике началась в 2016 году с приходом к власти премьер-министра
Трюдо. Программа была разработана и запущена для обсуждения среди
коренных народов Севера Канады в 2017-2018гг [22]. В ней существенно
расширены права коренных народов, увеличены размеры дотаций, меры
поддержки, необходимость улучшения и расширения северной
инфраструктуры. «В ходе обсуждений появились дополнения и предложения
рассмотреть, а еще лучше официально объявить канадский Север "специальной
экономической зоной", и использовать Арктическую политику для того, чтобы
сосредоточить действия на снижении высокой стоимости жизни там. В
настоящий момент все обсуждения закончены, предложения и замечания
собраны, идёт выработка окончательного текста документа».
Почему Канада имеет суверенитет над Северо-Западным проходом ?
( США не признают суверенитет Канады и проходят без разрешения,
Канада реагирует очень сдержано)

Канада заявляет, что этот проход является их историческими территориями, так


как инуиты населяли эту территорию, ловили рыбу, путешествовали по ней в
течение нескольких тысяч лет ( самый весомый аргумент).

Кроме того, для обоснование своего суверенитета над СевероЗападным


проходом, Канада (так же как и Россия) на основании той же ст. 234
Конвенции ООН по морскому праву может «… на уровне своего
национального законодательства без учета позиции IMO, может принимать и
обеспечивать соблюдение недискриминационных законов и правил по
предотвращению, сокращению и сохранению под контролем загрязнения
морской среды с судов в покрытых льдами районах в пределах исключительной
экономической зоны, где особо суровые климатические условия и наличие
льдов, покрывающих такие районы в течение большей части года, создают
препятствия либо повышенную опасность для судоходства, а загрязнение
морской среды могло бы нанести тяжелый вред экологическому равновесию
или необратимо нарушить его…» [20]. Эту статью является т.н. «арктическим
исключением», так как в ней идет речь об «учете особых экологических
интересов арктических государств в области регулирования судоходства.
Фактически, таким образом прибрежным государствам предоставлено право
вводить национальные правила по борьбе с загрязнением, которые могут быть
более строгими, чем соответствующие международные. Такие полномочия
значительно превышают обычные права прибрежных государств в
исключительной экономической зоне. Прибрежное арктическое государство
вправе регулировать проектирование, конструкцию, комплектование экипажем
и оборудование судов, проходящих в таких водах, чего оно не может делать в
обычных условиях даже в своём территориальном море»

Создание арктической инфраструктуры Канады:

1. Строительство военно-тренировочного центра и других военных объектов на


берегу Северо-Западного прохода в Резолют Бэй.

2. Создание канадского космического спутника Radarsat 2, совместной


американо-канадской системы контроля НОРАД

3. в 2010 г. Канада планировала закупить у США самолеты F-35, однако в 2016


г сделка сорвалась, так как П-М Канады Д. Трюдо посчитал их «не готовыми к
боевым действиям»
19. Интересы и приоритеты ЕС

Регион Арктики становится более доступным, и его стратегическое значение


неуклонно растет. Европейский Союз пытается принимать активное участие в
принятии решений в отношении Арктики. Это в основном результат
имиджевых амбиций EC как представителя всех граждан ЕС, но не менее
важно, что несколько членов ЕС являются членами Арктического советa -
Дания, Финляндия, Швеция. Следует также отметить, что семь членов ЕС
являются аккредитованными наблюдателями при Арктическом совете:
Франция, Польша, Нидерланды, Италия, Испания, Германия и Великобритания.
Целью ЕС является стать постоянным наблюдателем при Арктическом совете,
до сих пор это не удалось и только один раз ЕС удалось отправить
представителя на заседание Арктического совета. Считается, что это связано с
позицией Европейской комиссии и Европейского парламента в ноябре 2008
года, когда было выпущено сообщение Европейской комиссии в котором EC
официально признал свои отношения с Арктикой. Парламент лоббировал
создание единого соглашения, регулирующего вопросы Арктики. Для членов
Арктического совета это выглядело как лишение их суверенных прав. Также
Европейская комиссия сильно хотела повысить свою роль в Арктике.
Заглядывая в будущее, ЕС (независимо от политических амбиций) создает на
сегодня впечатление заинтересованности прежде всего в международной,
совместной работе в области науки и экологии в Арктике. Oднако, стоит
отметить, что при анализе документов Института исследований безопасности
Европейского Союза (EUISS) делается вывод, что растущую обеспокоенность
вызывает интерес к Арктике Китая, который разработал самоидентификацию
как «почти арктическое государство» („near-Arctic state”).

Необходимо также рассмотреть административный аппарат ЕС в разной


степени относящийся к этому региону. Ключевую роль в ЕС в этом отношении
играют:

1)ЕК
2) Европейская служба внешних связей
3) Европейский исследовательский совет
4) Европейское агентство по окружающей среде

Правовые акты и другие документы, определяющие позицию


Европейского Союза в отношении Арктики

Документ: ЕК «Европейский союз и Арктический регион» 20 ноября 2008 г.


/ "The European Union and the Arctic Region" 20 November 2008
Oпределены три основные политические цели:
• защита и сохранение Арктики в согласии с ее жителями;
• поддержка устойчивого использования ресурсов;
• поддержка идеи многостороннего управления Арктикой, на основе Конвенции
Организации Объединенных Наций по морскому праву;
• повышение значимости вопросов Арктики на международной повестке дня,
расширение участия Комиссии в работе Арктического совета путем принятия
роли постоянного наблюдателя.

Документ: местное общение ЕК/ВС Развитие политики Европейского союза


в отношении Арктического региона / Joint Communication: Developing a EU
Policy towards the Arctic Region: Progress since 2008 and Next Steps /
European Union, 2012

• вопросы использования арктических морских маршрутов


• обеспечение активного участия Европейского союза в развитии региона
Арктики, который основывается на двух ключевых понятиях: «знание»
(использование европейских технологических ноухау, систем космического
мониторинга, спонсирование исследований по вопросам изменения климата и
экологическим проблемам) и «ответственность»
• (ответственность за влияние арктических вызовов на будущие европейские
поколения – реализация региональных программ и поддержка безопасного
и устойчивого управления ресурсами Арктики) Санкции ЕС против России
2014 (с последующими модификациями)
• санкции в отношении поставок оборудования для разведки и добычи нефти на
арктическом шельфе.

Документ: Общий взгляд, Общее действие: более сильная Европа.


Глобальная
стратегия внешней политики и политики безопасности Европейского
Союза, 2016. / Shared Vision, Common Action: A Stronger Europe.
Направления деятельности в Арктике:
• деятельность в области экологических исследований
• сотрудничество с арктическими государствами и организациями
• сотрудничество с местными сообществами

Документ: Интегрированная политика Европейского союза в Арктике 27


апреля 2016 г. / Integrated European Union policy for the Arctic 27 April
2016 ( первый документ, который призывает ЕС играть ключевую роль в
Арктике)
• политический проект, который является основой деятельности Европейского
Союза в арктическом регионе; приоритетные направления деятельности:
изменение климата, охрана окружающей среды,устойчивое развитие и
международное сотрудничество. В этих приоритетных областях особенно
важны научные исследования, развитие и инновации.
Документ: Pезолюция ЕП Интегрированнаяполитика Европейского союза
в Арктике / European Parliament resolution of 16 March 2017 on an
integrated European Union policy for the Arctic (2016/2228(INI))

• призыв к созданию комплексной стратегии и конкретному плану действий по


участию ЕС в Арктике, в котором цель сохранения уязвимой
экосистемы Арктики должна быть отправной точкой;
• призыв ЕС продвигать на международном уровне строгие меры
предосторожности в области охраны окружающей среды и безопасности при
разведке и разработке нефтяных месторождений; призывает запретить бурение
на нефть в ледяных арктических водах ЕС и ЕЭЗ, и призывает ЕС продвигать
сопоставимые стандарты в Арктическом совете и арктических государствах;
• EC призывает государства-члены Арктического совета, информировать
другие государства-члены и HR (Верховный представитель EC по иностранным
делам и политике безопасности) о любых вопросах, обсуждаемых в
Арктическом совете, которые представляют общий интерес
• ЕC убежден в том, что полное осуществление статуса ЕС в качестве
официального наблюдателя окажет позитивное влияние на политическую и
институциональную роль Арктического совета в решении арктических
проблем, и усилит эту роль;
• ЕC подчеркивает важность продолжения контактов и диалога с Россией в
рамках сотрудничества в арктическом регионе, в частности приграничного
сотрудничества между ЕС и Россией, несмотря на увеличение российских
военных сил в арктическом регионе, а также строительство и возобновление
российских военных баз, а также создание российского военного округа в
Арктике.

Характеристика подхода ЕС к освоению Арктики

В основе подхода ЕС — идея открытости Акртики для освоения ее ресурсов и


использования ее транспортных возможностей. Данный подход подразумевает
свободный и открытый доступ европейских компаний к разработке
месторождений на арктическом шельфе. ЕС от имени своих государств- членов
выступает за свободу мореплавания в Арктике, за право свободного прохода
через международные морские пути. За это ратовала Бенита Ферреро- Вальднер
— бывший еврокомиссар по внешним связям и политике соседства.
ЕС выступает со следующими инициативами:
 Создать рамочные условия для хозяйственной деятельности арктических
стран
 ввести жесткие экологические стандарты мореплавания и эксплуатации
природных богатств региона
 добиваться запрета на эксплуатацию танкеров других крупнотоннажных
судов, которые не удовлетворяют экологическим стандартам ЕС
 ЕС наращивает свою технологическую базу для арктических
исследований — проект суперледокола Aurora Borealis.( 200 м дизельный
ледокол шириной 50 м, оборудован буровыми установками, исследует
дно на глубине около 1000 метров, ломает лед толщиной свыше 2 метров.
Стоимость проекта — 1 млрд долларов)
 Поддержка коренных народов ( из 4 млн ЕС признает лишь 500 тыс). По
этому вопросу споры с Россией и призывает Москву соблдать
декларацию ГА ООН о правах малых народов от 2007 г. В последнее
время ЕС заявляет, что будет активно защищать культурные права
финно-угорские народы на территории РФ.
 ЕС считает, что необходимо заключить дополнительное соглашение по
регулировке рыболовства в регионе
Как ЕС может влиять на процессы в Арктике?

Во-первых, ЕС обладает статусом постоянного наблюдателя при Арктическом


совете
Во-вторых, Швеция , Дания и Финляндия (члены ЕС) имеют статус членов
АС(арктич совета)
В-третьих, Норвегия и Исландия — партнеры ЕС по программе СИ, а одним из
участников этой программы является сам АС.

Для чего ЕС начинает так активно действовать в этом регионе? Ответ:


климатические изменения в Арктике и их воздействие на экологию самого ЕС.

Россия и ЕС в Арктике:

1) ЕС \ рассматривает РФ как соперника в данном регионе и это четко


прослеживается в практических действияхЕС. Например, ЕС активно выступает
за запрет на использование тяжелого горючего и угрожает отказом допускать
такие суда в порты ЕС — Россия как раз использует такое топливо. Перевод
российских судов на стандарты, которые требует ЕС, приведет к подорожанию
стоимости перевозок.
2) Обе стороны выступают за разрешение споров исклбчительно с опорой на
международное право, обе стороны выступают за ратификацию Конвенции
ООН по морскому праву от 1982
3) Дания и ЕС оспаривают претензии РФ на хребет Ломоносова и выдвигают
встречные претензии.
4)В последних документах ЕС уделяется мало внимания сотрудничеству с РФ

Вывод

По сравнению с российской активностью в Арктике, действия ЕС могут


показаться дробными. Тем не менее, из-за растущего доступа к Арктике и
геополитической роли региона, активность Евросоюза будет расти. Следует
ожидать, что сферы деятельности, которые сегодня недостаточно развиты,
увеличат свое значение. Особенно, что существует план по обновлению
арктической политики Европейского Союза, который не поспевает за
изменениями, происходящими в Арктике.
Вопрос 21.
Приоритеты арктической политики стран Северной Европы.
Трудности и перспективы взаимодействия России с этими странами.
Говоря о странах Северной Европы, стоит отметить, что они обладают разными
потенциалами в Арктике. Интересы и возможности стран Северной Европы в
Арктике также различны. Дания и Норвегия имеют возможность разрабатывать
природные ресурсы в данном регионе и претендовать на расширение границ
континентального шельфа. А Исландия, Швеция и Финляндия, наоборот,
имеют ограниченный потенциал в Арктике, так как они не имеют прямого
выхода к Северному Ледовитому океану.
Страны Северной Европы стараются координировать свою арктическую
политику, что вызвано ограниченностью их ресурсов и потенциалов для
осуществления весьма дорогостоящих проектов по исследованию и освоению
Арктики, а также конкуренцией со стороны других, более крупных игроков, как
Россия, США и Канада. Для проведения своей арктической политики
североевропейские страны создали Совет министров северных стран (СМСС),
Северный Совет, Северный инвестиционный банк и т. д. Помимо этого, особое
значение придается Арктическому Совету.
В 2002 г. пять стран Северной Европы учредили под эгидой СМСС Программу
арктического сотрудничества (ПАС), которая обновляется каждые три года. В
помощь ПАС был создан Арктический консультативно-экспертный совет
(АКЭС), который разрабатывает рекомендации для СМСС и действующего под
эгидой последнего Комитета северного сотрудничества. АКЭС состоит из
представителей пяти североевропейских стран и автономных территорий.
Именно он является тем рабочим органом, где вырабатываются и обсуждаются
на экспертном уровне совместные инициативы. Совет также следит, чтобы
деятельность СМСС и других североевропейских институтов не дублировалась
с работой АС и СБЕР.
Раньше арктическое сотрудничество пяти стран в основном концентрировалось
на таких сферах, как совместные экономические проекты, экология,
здравоохранение, образование, научные исследования, обеспечение прав
коренных народов Севера и пр. Ситуация изменилась в середине 2008 г., когда
по просьбе правительств североевропейских государств была образована
экспертная комиссия, которая включала в себя по два эксперта от каждой из
пяти стран. В задачу комиссии входила выработка рекомендаций по
формированию общей внешней и оборонной политики этих стран.
Доклад был опубликован 9 февраля 2009 г. В нем были представлены 13
конкретных предложений, направленных на укрепление сотрудничества между
странами Северной Европы и их дальнейшую интеграцию. Большая часть этих
рекомендаций относится к сфере обороны и безопасности. Однако часть из них
касается общеполитических и дипломатических вопросов.
Так, одним из ключевых предложений, содержавшихся в докладе, стала идея
усилить сотрудничество стран Северной Европы в вопросах, касающихся
присутствия и отстаивания своих интересов в Арктике. Как утверждают авторы
доклада, "изменение климата и таяние льдов привлекают всё большее внимание
к Арктике", особенно в том, что касается вопроса разработки энергетических
ресурсов. ("Повышенное внимание к Арктике может иметь геополитические
последствия, а также этот регион может стать важным энергетическим
ресурсом Европы".) Также таяние льдов приведёт к открытию новых торговых
морских путей.
Это всё обуславливает необходимость более тесного сотрудничества в этом
районе между странами Северной Европы, включая те, которые не имеют
прямого выхода к Арктике. Среди прочего в докладе предлагается создать
общую гражданскую систему мониторинга на море для наблюдения за
экологией и сохранением окружающей среды в условиях глобального
потепления климата. "Необходимо создать механизм обмена информацией с
Россией о ситуации в Баренцевом и Балтийском морях... а также с США и
Канадой по ситуации в Северной Атлантике". В качестве положительного
примера приводится уже имеющийся у Норвегии, России и Исландии опыт
обмена информацией о следовании российских нефтяных танкеров из
Мурманска к побережью США.
В экспертном сообществе вышеуказанный доклад был встречен неоднозначно.
Однако можно сказать, что документ является своего рода декларацией о
намерениях североевропейских стран, пытающихся создать единый центр,
способный вести арктический диалог с Канадой, США и Россией "на равных".
Идеи, содержащиеся в документе, получили дальнейшее развитие в
арктических стратегиях стран Северной Европы.
Из статьи Александрова про этот доклад:
В начале 2009 г. был опубликован так называемый доклад Т. Столтенберга
(известного норвежского государственного деятеля, занимавшего в разные
периоды своей политической карьеры высокие военные и дипломатические
посты), в работе над которым приняли участие эксперты из всех пяти стран
Северной Европы. В нем предлагался ряд мер по военно-политической
интеграции «нордической пятерки» (создание системы мониторинга за
воздушной и морской обстановкой в Арктике и Северной Атлантике, включая
создание спутниковой группировки для этих целей; образование совместных
воинских и спасательных подразделений для проведения соответствующих
операций в регионе; развитие совместной инфраструктуры; военно-
техническое сотрудничество и пр.).
Основой для разработки арктической стратегии и политики стран Северной
Европы стала Конвенция ООН по морскому праву от 1982 г., которую все
страны в разное время ратифицировали (Исландия –1985 г., Финляндия,
Норвегия, Швеция – в июне 1996 г., Дания в 2004 г.) В 1996 г. указанные
страны вошли в состав Арктического совета, но разработка и подписание
первых национальных арктических документов, обязательных к исполнению
его членами, произошло только в начале второго десятилетия XXI века.
(подробно см. в конце)
Во время председательства Норвегии, Дании и Швеции в Совете в 2006–2013
гг. страны договорились о формировании единой «повестки дня» и
координации своих действий. Они выработали общую программу
председательства в АС, которая включала следующие приоритеты: 1) забота об
условиях проживания коренных народов Севера; 2) принятие мер по охране
окружающей среды; 3) меры по предотвращению изменения климата в
Арктике; 4) сохранение биологического разнообразия в регионе; 5)
интегрированное управление природными ресурсами; 6) улучшение
оперативного взаимодействия между членами АС как в плане координации
деятельности административных структур, так и в плане общего обмена
информацией, касающейся региона; 7) дальнейшее институциональное
совершенствование АС (Дания, Швеция и Финляндия, будучи членами ЕС,
выступают за придание Еврокомиссии полновесного членства в АС).
В стратегических документах североевропейских стран значительное место
уделяется военным вопросам в Арктике. Следует учитывать, что Норвегия и
Дания являются членами НАТО. В официальных документах НАТО
подчеркивается необходимость «возврата в Арктику» для построения системы
безопасности, центральным элементом которой будут силы НАТО. В ноябре
2009 г. Дания, Финляндия, Исландия, Норвегия и Швеция официально создали
механизм коллективного военного взаимодействия (NORDEFCO), подписав
соглашение о сотрудничестве.
Общим для стран Северной Европы является то, что наиболее значимым
направлением арктической политики является международное сотрудничество.
В качестве платформы для международного сотрудничества у некоторых из
стран Северной Европы (Дания, Исландия, Швеция) в первую очередь заявлен
Арктический Совет. Это говорит о значимости данной организации в
выстраивании диалога между странами вокруг Арктики. Более того,
Арктический Совет страны Северной Европы считают «главным
институциональным форумом по проблемам Арктики», а попытки создать
другие площадки рассматривают как попытки подорвать его авторитет. Вторым
по приоритетности направлением является доступ к природным ресурсам, что в
очередной раз подтверждает значимость этого региона как ресурсной базы.
Подчеркивается, что проблема извлечения ценных ресурсов неразрывно
связана с проблемами устойчивости экосистемы и жизни коренных народов
Арктики. Особый акцент в своем документе на обеспечение безопасности в
Арктике делает только Финляндия.
В отношении транспортных путей об однозначности речи не идет. Дания и
Исландия упоминают в текстах своих стратегий только Северо-Западный
морской проход. Норвегия, наоборот, во всех своих документах, посвященных
Арктике, упоминает только Северный морской путь. Финляндия и Швеция
чаще используют «Северный морской путь», однако в стратегиях есть
упоминание и Северо-Западного прохода. Однако эти два морских пути не
рассматриваются странами Северной Европы как предметы политического
спора в Арктике.
Из статьи Александрова:
В 1990-е и в первой половине 2000-х годов в фундамент отношений между
Россией и странами Северной Европы были заложены идеи поддержания
субрегиональной стабильности, улучшения климата доверия и устойчивого
развития. При этом под развитием понималось не только увеличение
товарооборота, но и создание демократических институтов, которые могли бы
сблизить политические системы России и стран Северной Европы. Показателем
прогресса на этом пути стало появление субрегиональных организаций (СГБМ,
СБЕР), а также попытка создания общего пространства развития, выраженная в
концепции «Северного измерения».
Вот на этом этапе отношений между Россией и странами Северной Европы и
возникло серьезное противоречие, которое носило мировоззренческий
характер. Россия соглашалась взять на вооружение западную либеральную
модель демократии для создания и развития российских институтов власти и
органов местного самоуправления, но категорически не согласилась с тем,
чтобы западная либеральная идеология полностью заменила ее национальное
самосознание, отменила религиозные нормы и заставила Россию пожертвовать
своими национальными интересами в странах ближнего зарубежья. Например,
страны Северной Европы искренне не понимали реакции России на ущемление
прав русских в странах Балтии, полагая, что имперский период истории России
должен остаться в прошлом.
Со своей стороны, Россия тоже многого не понимала в политике и действиях
североевропейских государств. Трудно было понять, к примеру, по какой
причине значительно выросли военные бюджеты Швеции и Финляндии на
фоне значительного уменьшения российского военного потенциала в связи с
распадом СССР и последующими сокращениями в 1990-е годы. Трудно было
понять и то, почему вывод советских войск из стран Балтии не сопровождался
нормализацией отношений с Москвой, а напротив, привел к серьезному
обострению этих отношений практически по всем важным направлениям –
политическому, экономическому и гуманитарному. Россия искренне надеялась
на то, что страны Северной Европы, которые взялись опекать молодые
демократии в странах Балтии, сумеют убедить их в необходимости обеспечить
русскоязычному населению равные права, тем более что аналогичные права
обеспечены всем национальным меньшинствам, проживающим в странах
Северной Европы. Не понимала Россия и необходимости вступления
прибалтийских государств в блок НАТО, а также раскручивание руководством
этих республик тезиса о «российской угрозе».
За последние 10-15 лет отношения России со странами Северной Европы
продолжали развиваться по замысловатой траектории, чередуя периоды
подъемов и спадов. Значимой вехой этих отношений стала перезагрузка
программы «Северное измерение» в 2006 году. В результате Россия была
объявлена основным адресатом данной инициативы, как это изначально и
предлагала сделать автор идеи «Северного измерения» – Финляндия.
Программа получила новый рамочный документ, были определены новые
совместные проекты. СИ получила в свое распоряжение два новых партнерства
– в области транспорта и логистики (2008), а также в области культуры (2011).
Однако уже спустя два года отношения были испорчены событиями на Кавказе,
где Россия встала на защиту интересов Абхазии и Южной Осетии, а
скандинавские страны поддержали позицию Грузии. В 2008 году Польша и
Швеция стали идейными вдохновителями «Восточного партнерства», целью
которого была постепенная интеграция постсоветского пространства в
западные институты. Антироссийская направленность данной инициативы
читалась между строк. По сути, с кризиса на Кавказе 2008 года и с появления
программы «Восточное партнерство» обостряется конкуренция между Россией
и ЕС за политическое преобладание на пространстве бывшего СССР, причем
весьма активную роль в восточной политике ЕС играют две страны – Польша и
Швеция.
При этом сосуществование «Северного измерения» и «Восточного
партнерства» вовсе не означает фундаментального расхождения во взглядах
между Финляндией и Швецией. Сохраняя единый подход и общую стратегию в
отношении России, Стокгольм и Хельсинки расходятся в тактике: если проект
«Северного измерения» поддерживается Финляндией и направлен на
постепенную демократизацию России и сближение с Западом, то проект
«Восточного партнерства», за которым стоит Швеция, фактически признает,
что Россия вряд ли в обозримой перспективе станет частью западного мира, и
направлен на то, чтобы установить контроль над новыми независимыми
государствами, созданными на руинах СССР.
Политический переворот и гражданская война на Украине в этом смысле не
являются точкой отсчета кризиса в отношениях между Россией и странами
Северной Европы, но являются новым этапом идейного противостояния,
которое обозначилось в середине 2000-х годов.
Долгие годы взаимовыгодного сотрудничества приучили многих к мысли, что
Север Европы является вполне благополучным регионом, а отношения России
со странами данного региона носят многообещающий и взаимовыгодный
характер. И в самом деле, открытых конфликтов на Севере Европы и тем более
с участием России не было вообще, если не считать таковыми систематические
нарушения прав русских, проживающих в государствах Балтии. В 2010 году по
российской инициативе был урегулирован спор между Россией и Норвегией
касательно раздела акватории Баренцева моря между двумя странами. Тем
самым все потенциально конфликтные ситуации в регионе были сведены к
минимуму.
Однако это не помешало норвежской нефтяной компании Statoil выйти из
совместных с Россией проектов по освоению арктического шельфа, а самой
Норвегии заявить о том, что ее санкции, а также санкции ЕС в отношении
России будут сняты лишь тогда, когда Россия изменит свою политику в
отношении Украины. (Следует особо отметить то, что Норвегия как
государство, не входящее в ЕС, была свободна в вопросе об участии в
санкциях, а также в решении вопроса о степени их жесткости и
продолжительности.) То, что Норвегия не просто присоединилась к санкциям,
но и выбрала их наиболее жесткий вариант, говорит либо о серьезном кризисе в
двусторонних отношениях, либо о том, что внешняя политика Норвегии в
вопросе о санкциях полностью подчинена политике Вашингтона либо
Брюсселя. Данная ситуация вскрыла еще одно неприятное для внешней
политики России обстоятельство: подписание двустороннего соглашения
между Москвой и Осло о разграничении спорной акватории Баренцева моря в
2010 году и встречные шаги президента Медведева не оказали ровным счетом
никакого влияния на улучшение климата двусторонних отношений. Тем не
менее, даже в Норвегии все громче слышны голоса оппозиции нынешнему
курсу страны в отношении России.
Тем самым, события украинского кризиса показали, что наиболее
непримиримыми и активными критиками действий России являются страны
Северной Европы, а именно Швеция, Норвегия и Дания. По остроте их позиция
не уступает взглядам США и Канады, а по степени жесткости их позиция
превосходит взгляды Франции и Германии. Напротив, Финляндия и Исландия с
самого начала демонстрировали гораздо более взвешенную позицию, в основе
которой соображения экономического прагматизма доминировали над
политическими аргументами.
Позиция Финляндии с самого начала склонялась к компромиссу, а премьер-
министр страны неоднократно высказывался как против введения, так и против
продления и ужесточения санкций, так как значение России для финской
экономики слишком велико. Согласно опросам общественного мнения,
проведенным в марте 2014 года, большинству финского общества (60%) чужды
антироссийские настроения, а Россия не воспринимается как фактор угрозы.
На фоне взвешенного и умеренного похода Финляндии твердость в отношении
Москвы продолжает демонстрировать Швеция. МИД Швеции заявил о том, что
Россия представляет серьезную угрозу безопасности Европы, однако, наряду с
давлением на Россию надо использовать и политический диалог. Следует
отметить, что нынешняя кризисная ситуация в российско-шведских
отношениях возникла далеко не случайно. Стокгольм уже давно рассматривает
Россию как главный фактор угрозы собственной безопасности, и вследствие
этого критически воспринимает любые российские действия политического
либо экономического характера, направленные на укрепление безопасности
России на Балтике, будь то прокладка трубопровода «Северный поток» либо
развитие военной инфраструктуры Балтийска и Кронштадта.
Некоторые политические последствия ухудшения отношений стран Северной
Европы и Балтии с Россией в рамках украинского кризиса не заставили себя
ждать. В частности, вновь возобновились разговоры о вступлении Швеции и
Финляндии в НАТО, а страны Северной Европы и Балтии обнародовали планы
углубления сотрудничества в вопросах обороны и безопасности. Так, к уже
начатым проектам в рамках Североевропейского оборонного сотрудничества
(NORDEFCO) приглашены страны Балтии – Латвия, Литва и Эстония.
Таким образом, отношения России со странами Северной Европы пока
развиваются по неблагоприятному сценарию, однако сохраняют потенциал к
постепенному улучшению в случае смягчения политики большинства стран
Северной Европы в отношении России. В данной ситуации наиболее
актуальным является вопрос о том, какая позиция возобладает: курс на
углубление конфронтации или прагматичный и взвешенный курс,
направленный на выход из санкционного кризиса. Думается, что однозначный
прогноз на дальнейшее развитие отношений России и стран Северной Европы
дать невозможно, так как сильное воздействие на внешнюю политику
североевропейских государств оказывают в Брюсселе и Вашингтоне. Остается
лишь надеяться на традиционное скандинавское здравомыслие, на готовность
всех сторон двигаться навстречу друг другу и учитывать при этом законные
российские интересы. Так, например, в работе IV Международного
арктического форума «Арктика - территория диалога», который проходил в
Архангельске в марте 2017 г., приняли участие представители всех стран-
участниц АС, в том числе руководители Исландии и Финляндии.

Для справки:
Последняя на данный момент арктическая стратегия Норвегии была
принята в 2017 г. и получила название «Арктическая стратегия Норвегии –
между геополитикой и социальным развитием». В данном документе было
закреплено пять ключевых направлений, которые ранее были отмечены и в
предыдущих арктических документах. К данным направлениям относятся
международное сотрудничество, развитие бизнеса, развитие знаний,
инфраструктура, защита окружающей среды и обеспечение готовности к
чрезвычайным ситуациям. Особый упор в своих доктринальных документах
Норвегия делает на природные ресурсы, изменение климата и коренные
народы. Интерес к этим направлениям обусловлен тем, что обширная часть
сухопутной территории Норвегии находится в Арктике, а также тем, что в
арктическом регионе Норвегии проживает большое количество людей.
Важность природных ресурсов для Норвегии определена тем, что ключевую
роль в норвежской экономике играют газодобывающая и
нефтеперерабатывающая промышленность. Тот факт, что в наиболее
актуальной на данный момент стратегии Норвегии 2017 г. на первом месте по
частотности находится «международное сотрудничество», можно связать с тем,
что к Арктике растет число акторов, проявляющих интерес к данному региону,
что открывает для Норвегии как новые возможности, так и новые вызовы.
Дания получила статус арктического государства благодаря тому, что в ее
арктический регион входят Гренландия и Фарерские острова. Следовательно,
датская арктическая стратегия была одобрена по согласованию с органами
управления Гренландии и Фарерских островов. Страна опубликовала свою
арктическую стратегию в 2011 г. и стала одним из последних государств
региона, которые обнародовали собственный документ по арктической
политике. В данном документе были выделены основные направления
арктической политики Дании. К ним относятся обеспечение мирной,
защищенной и безопасной Арктики, достижение самообеспеченного роста
и развития, содействие развитию при бережном отношении к климату,
окружающей среде и природе Арктики, тесное международное
сотрудничество с иностранными партнерами. Особое место в документе
отводится природным ресурсам. Такое внимание к данной теме можно
объяснить тем, что в Гренландии находится значительное количество
природных ресурсов, включая запасы углеводорода, природного газа и
редкоземельных металлов. Часто упоминаются коренные народы Севера и
изменение климата. Важность последнего направления обусловлена тем, что
Дания активно участвует в экологическом движении и в ее политике
присутствует приверженность к охране окружающей среды.
Также стоит отметить, что в датской арктической стратегии уделяют особое
внимание как Северному морскому пути, так и Северо-западному проходу.
Такое внимание к морским маршрутам в Арктике определено географическим
положением Гренландии, которая находится между двумя данными путями и
является опорным пунктом для доступа в Арктику.
Кроме того, в стратегии важным направлением является международное
сотрудничество, которое играет для Дании важную роль в связи с тем, что
Королевство не располагает мощными экономическими и военно-
стратегическими ресурсами. Следовательно, для Дании важно многостороннее
сотрудничество для продвижения своих интересов в регионе.

Арктическая политика Исландии сформировалась в виде официального


документа в 2011 г., когда была опубликована Парламентская резолюция по
арктической политике Исландии. Одно из центральных мест в Резолюции
занимает международное сотрудничество в Арктике. Основной площадкой
для выстраивания международного сотрудничества по вопросам Арктики
назван Арктический Совет. Однако помимо него упоминаются оборонное
сотрудничество с США, сотрудничество с Норвегией, Данией и Канадой по
вопросам региональной безопасности, отношения с Европейским союзом
посредством участия в «Северном измерении» (форум сотрудничества,
включающий Россию, ЕС, Исландию и Норвегию), а также сотрудничество с
Россией через Совет Баренцева/Евроарктического региона. Сделан акцент на
роли Арктического Совета. Исландия очень серьезно подходит к роли этой
организации в развитии арктического региона и позиционирует себя как
неотъемлемую ее часть. В документе АС называют «главным
институциональным форумом по проблемам Арктики» и звучит критика в
адрес Соединенных Штатов, Канады, России, Норвегии и Дании за попытку
создать консультативный форум по вопросам Арктики без участия Исландии,
Финляндии и Швеции, который, в свою очередь, может подорвать авторитет
Арктического совета.
Особый акцент в Резолюции Исландия делает на роли коренных народов,
проживающих в Арктике. Она словно противопоставляет себя остальным
арктическим государствам, заявляя, что «влиятельные страны склонны
игнорировать вопросы, касающиеся коренных народов». В резолюции сказано,
что такой подход должен быть преодолен под эгидой Арктического совета и
через другие международные платформы, на которых решаются вопросы
коренных народов Арктики.
Касательно ресурсов Исландия призывает придерживаться правовых норм в
отношении доступа к нефтяным, газовым и другим природным ресурсам,
установленным Конвенцией ООН по морскому праву. Отдельно выделена
проблема использования ресурсов в контексте ответственного обращения с
арктической экосистемой. Исландия в качестве одного из ключевых
направлений своей политики провозглашает использование всех имеющихся
средств для предотвращения антропогенного изменения климата и его
последствий в целях повышения благосостояния жителей Арктики. Исландия
полностью сосредоточит свои усилия на обеспечении того, чтобы активизация
экономической деятельности в Арктическом регионе способствовала
устойчивости арктической экосистемы.
Помимо общих фраз о необходимости укрепления общей безопасности в
Арктическом регионе и предотвращения его милитаризации в Резолюции
заявляется о намерении Исландии заключать двусторонние соглашения по
вопросам безопасности с отдельными арктическими странами, подобно тем,
которые она заключила с Данией, Норвегией и Канадой.
Из двух транспортных морских коридоров в Арктике в документе упомянут
только Северно-Западный проход и исключительно в контексте неразрешенных
проблем Арктики как предмет спора между Канадой и США.
«Правовое положение Исландии на севере нуждается в дальнейшем
укреплении с целью поставить ее в равные условия с другими прибрежными
государствами региона». Исландия как самое маленькое арктическое
государство борется за свое место в формировании повестки дня в арктическом
регионе и настаивает на равном участии всех членов Арктического Совета в
разрешении споров и проблем региона.

В Финляндии также были разработаны арктические стратегии, определяющие


основные направления внешней политики страны в данном регионе. Первая
стратегия была опубликована в 2010 г. и получила название «Стратегия
Финляндии для арктического региона». В данном документе выделены
следующие разделы: хрупкая природа Арктики, экономическая деятельность и
передовые технологии, транспорт и инфраструктура, коренные народы,
инструменты ведения арктической политики на глобальном, региональном
уровне и на уровне двустороннего взаимодействия – ЕС и арктический регион.
В 2013 г. была опубликована новая арктическая стратегия «Стратегия
Финляндии для арктического региона». В данном документе отражены
практически те же направления деятельности в регионе, что и в предыдущем
документе, однако они выражены в тексте в другой форме и расположены в
другом порядке. Так, первым разделом в новом документе является видение
арктической Финляндии, что включает в себя обзор деятельности Финляндии
в сфере разработки новой стратегии, а также деятельность других арктических
стран в этой области. Далее говорится о финском населении в арктическом
регионе, образовании и исследованиях, коммерческой деятельности в
Арктике, окружающей среде и стабильности. Последний раздел документа
посвящен международному сотрудничеству в регионе.
Чаще всего в тексте арктической стратегии Финляндии 2013 г. повторяются
семантические ядра «международное сотрудничество» и «сотрудничество». Это
можно связать с тем, что Финляндия активно проявляет себя как координатор
сотрудничества между разными государствами. В качестве примера можно
упомянуть Северное измерение политики ЕС и так называемую «финскую
инициативу», то есть работу над «Стратегией защиты окружающей среды в
Арктике», которая способствовала появлению Арктического Совета.
Особое место отведено ресурсам и безопасности. Важность разработки и
использования природных ресурсов в Арктике обусловлена тем, что Финляндия
зависит от поставок энергоресурсов, в частности, из России.

Швеция – одна из стран-членов Арктического Совета, не имеющая прямого


выхода к Северному Ледовитому океану. Арктическая стратегия Швеции
была принята в 2011 г., ее официальное название – «Стратегия Швеции в
Арктическом регионе». Рекордсменами по частоте упоминания в документе
являются словосочетания «международное сотрудничество» и «Арктический
Совет». Международное сотрудничество в Арктике, в соответствии со
стратегией Швеции, должно содействовать, во-первых, обеспечению низкой
политической напряженности и конфликтности в этом регионе, и, во-вторых,
способствовать укреплению позиций Швеции в регионе. Стратегические
направления международной кооперации указаны в стратегии в следующем
порядке: Арктический Совет, Европейский Союз, Северный Совет, Совет
Баренцева/Евроарктического региона, ООН (Конвенция ООН по морскому
праву, Международная морская организация, Комиссия по границам
континентального шельфа и пр.), Союз Саамов (Sámi Parliamentary Council
(SPC)).
Швеция призывает активизировать работу Арктического Совета, чтобы у стран
«арктической пятерки» (РФ, США, Канада, Дания, Норвегия) не было
необходимости продвигать свои интересы без учета позиций Швеции,
Финляндии и Исландии.
Ключевыми направлениями своей деятельности в Арктике Швеция
провозгласила борьбу с изменением климата и защиту прав коренных
народов. Особое внимание в контексте работы с Саамским союзом в
сотрудничестве с Россией, Финляндией и Норвегией должно уделяться
вопросам, касающимся молодежи, научных исследований, саамскоязычной
инфраструктуры и развития языков.
В Стратегии сказано, что изменение климата и социально-экономическое
благосостояние коренных народов связаны напрямую, т. к. их традиционный
образ жизни предполагает занятие оленеводством, охотой, выловом рыбы и
торговлей другими биологическими ресурсами. Изменение климата означает,
что многие традиционные обычаи и обеспечение средств к существованию
становится труднее поддерживать. Например, Шведской Комиссией по климату
и уязвимости (2007 г.) было установлено, что оленеводство будет значительно
затронуто изменением климата.
Швеция выступает за рациональное использование ресурсов Арктики, тем
самым еще раз подчеркивая экологическую направленность своей
экономической деятельности в Арктике.
СМП и Северо-Западный проход не рассматриваются как аспекты
политической борьбы в Арктике, а только в контексте сокращения в регионе
ледового покрова и усиления транспортных возможностей двух морских
коридоров. Также СМП упоминается как один из фундаментальных интересов
России в Арктике при обзоре ее национальной арктической стратегии и в
разделе исторического экскурса.

Дополнительно:
https://www.instituteofeurope.ru/images/news/032017/zh77.pdf
Вопрос 22.
Интересы Китая в Арктике.
Цели и принципы арктической политики Китая:
 Тактика выжидания, использование мягкой силы как ключевого
инструмента дипломатии (формирование арктического имиджа Китая,
поощрение научных исследований в Арктике – Китай организовал 6
научных экспедиций).
 Миролюбивая риторика (желание внести свой склад в развитие
Крайнего Севера).
 Цель – расширение прав неарктических держав в регионе. На базе
международных организаций осуществляется проработка вариантов
расширения прав неарктических стран (это создает вызовы интересам
России в Арктике).
 Реализация проекта ОПОП предполагает освоение ресурсов и развитие
путей их доставки (маршрут Циндао-Роттердам), что создает условия
для долговременного сотрудничества России и Китая по многим
направлениям. Совместное освоение СМП – наиболее перспективная
сфера взаимодействия.
 Тактика Китая – накопление политического, дипломатического и
ресурсного потенциала в Арктике до того момента, когда появится
возможность серьезно повлиять на арктическую политику. До этого
момента страна будет проявлять крайнюю осторожность и уважать
права прибрежных арктических стран, избегая конфронтации и активно
взаимодействуя с региональными организациями.
Мотивация китайской политики в Арктике:
 Интересы безопасности (энергетическая безопасность, сохранение
биоресурсов)
 Экономические интересы (участие в освоении природных ресурсов и
использование СМП): Китай является одним из крупнейших
потребителей биоресурсов в добывает самое большое количество рыбы
из Мирового океана => Китай нацелен на промысел в арктических
морях и центральной части СЛО (в СЛО 25% всех биоресурсов
Мирового океана) по мере её оттаивания.
 Научно-исследовательские интересы (воздействие климатических
изменений в Арктике на Китай (погодные катаклизмы 2008 года) +
экологические аспекты использования СМП)
 Политические цели: понимать, защищать, развивать и участвовать в
системе управления Арктикой (чтобы обеспечить общие интересы всех
стран и содействовать устойчивому развитию Арктики) – согласно
арктической стратегии.
Интерес к Арктике продиктован развитием экономической интеграции,
которая требует искать и развивать новые торговые пути. Немало важно и
стремление реализовать «китайскую мечту» о великом возрождении
китайской нации (китаецентризм – pax sinica (мир по-китайски) – как
культурно-историческая составляющая ВП КНР, которая все больше
проникается идеями национализма). Отсюда Заполярье понимается как
дальний рубеж Срединного государства, куда простираются его глобальные
интересы. Проект ОПОП как новая модель торгово-экономических
отношений, цель которой – формирование лояльных Китаю государств
(процветание Китая как основа благополучия соседних государств –
концепция «Азиатско-Тихоокеанской мечты»).
Китайские эксперты: Берингов пролив приобретает стратегическую роль в
контексте противоречий между РФ, КНР и Японией (поддерживаемой США)
в связи и развитием арктических путей сообщения. В условиях продолжения
геополитического соперничества с Японией развитие СМП совместно с
Россией не только решает конкретные экономические задачи Китая, но и
создает для КНР благоприятную геополитическую обстановку в северной
части Тихого океана.
Основа арктической стратегии – «China`s Arctic Policy» от 2018 г. Причина
долгого отсутствия официального документа – нежелание «потерять лицо»
(сначала изучили неизвестную сферу, потом заявили о конкретных шагах).
Официальная стратегия Пекина в Арктике осуществляется де-факто в
соответствии с поставленными задачами.
 У неарктических государств есть права в отношении научных
исследований, судоходства, авиаперелетов, рыболовного промысла,
прокладки подводных кабелей и трубопроводов в открытом море, а
также права на разведку и освоение ресурсов в Особой Зоне, в
соответствии с такими нормативными актами, как ЮНКЛОС
(конвенция ООН по морскому праву) и общее международное право.
 Китай является важным участником арктических отношений
(«приарктическое государство»): природные условия Арктики
оказывают непосредственное влияние на климат и экологию страны.
 Китай вносит существенный вклад в изучение Арктики (экспедиции и
арктическая станция Желтая река на Шпицбергене + ледоколы).
 В 2013 году КНР стала аккредитованным наблюдателем в АС.
 Морской шелковый путь – возможность для заинтересованных сторон
совместно построить «Полярный/арктический шелковый путь» и
обеспечить устойчивое экономическое и социальное развитие Арктики.
Явно выражены коммерческие интересы Китая в регионе: этот
маршрут позволит значительно сократить время доставки грузов.
 Для защиты Арктики Китай будет активно реагировать на изменение
климата и защищать экосистему и коренные народы.
 Цель – интернационализация Арктики.
КНР изъявляет желание активно отстаивать свои интересы в Заполярье,
включая использование военной силы! При этом Китай стремится не
нарушать данные обещания об уважении суверенных прав арктических
стран. Китай не имеет территориальных претензий в Арктике и ратует за
соблюдение международного законодательства, но параллельно стремится к
закреплению прав неарктических стран на уровне ООН (если такие права
будут признаны, то Китай будет их отстаивать и дипломатическими, и
военными методами).
Стратегия непрямых действий – реализация стратегических интересов в
стиле игры в го (постепенный захват пространства, подчас незаметно для
противника). Контроль путей сообщения боле важен, чем захват конкретных
объектов.
Тактика «пересадить гостя на место хозяина» - процесс постепенного
внедрения в чужую сферу влияния с захватом главенствующего положения:
Китай пришел в Арктику как гость, затем занял место почетного гостя
(наблюдатель в АС), а сейчас продвигает идеи интернационализации,
стремясь изменить правовое поле региона и занять место хозяина.
Сотрудничество России и Китая в Арктике возможно лишь при условии
усиления самой России, ее целостности и дееспособности как государства.
Основные сферы соприкосновения интересов:
 Освоение природных ресурсов арктической зоны России
(корпоративный интерес нефтяных и газовых компаний РФ и Китая);
 Инфраструктурные проекты в Арктике (в развитии судоходства
заинтересованы прибрежные провинции);
 Научные исследования
 Военная сфера: часть китайских военных считают РФ естественным
союзником в Арктике, другая часть рассматривает Россию как
препятствие для реализации национальных интересов Китая в
Заполярье.
Китай будет участвовать в арктических отношениях в соответствии с
основными принципами «уважения, сотрудничества, беспроигрышного
результата и устойчивости».
Китайские эксперты: Арктика должна получить статус «достояния
человечества», а СМП – статус «нейтральных вод» (полностью или
частично).
Из статьи Александрова:
Для Пекина Арктика интересна с разных сторон: и как богатый
энергоресурсами регион мира, и с точки зрения развития новых
транспортных маршрутов, и в плане геополитического присутствия в одном
из ключевых регионов мира. Пожалуй, главными целями арктической
политики Китая являются три. Первая – это развитие дополнительного
маршрута транспортировки энергоресурсов, который не смогут
контролировать корабли ВМФ США. С этой точки зрения «Морской
Шелковый путь», ведущий из Арктики в Восточно-Китайское море, может
укрепить энергетическую безопасность КНР и усилить ее влияние не только
в этом регионе, но и во всем мире. Как известно, Китай получает львиную
долю энергоресурсов из региона Персидского залива, главным образом из
Ирана. Однако ВМФ США контролирует путь через Малаккский пролив, по
которому танкеры с нефтью следуют в КНР, угрожая тем самым в любой
момент перекрыть Китаю этот энергетический маршрут. В данной ситуации
Китай использует любые возможности для диверсификации поставок
энергоресурсов. Вторая – проведение в Арктике научных исследований и
развертывание станций наблюдения за климатом, что позволяет решать
важные научно-исследовательские задачи, вполне соответствующие планам
КНР превратиться в технологически развитую державу XXI века. Но нельзя
забывать и о третьей, военно-стратегической задаче: в условиях возможного
противостояния с США КНР не может не ставить задачу усиления своего
присутствия в Арктике, как в стратегически важном регионе, откуда может
исходить угроза национальной безопасности Китая.

Из статьи В.Карлусова «Арктический вектор глобализации Китая» (2012):


Глобализация экономики Китая сопровождается его политической
активизацией, в том числе на арктическом направлении.
Интересы Китая в Арктике в своей совокупности образуют комплекс, в
структуре которого выделяются, во-первых, экономические, включая
природно-ресурсные и транспортно-логистические интересы, во-вторых,
геополитические и тесно связанные с ними военно-стратегические, в-
третьих, эколого-климатические и другие научно-исследовательские
интересы, как фундаментальные теоретические, так и разного рода
научно-прикладные.
Интерес КНР к природным ресурсам Арктики обусловлен по меньшей мере
двумя обстоятельствами – относительным дефицитом таковых в Китае (по
общему минерально-сырьевому потенциалу он уступает России не менее чем
в 15 раз) и, напротив, богатством арктических природных недр, которое
составляет, в частности, по углеводородам от 30 до 75 % всех прогнозных
запасов планеты.
Значимость транспортно-логистических интересов Пекина в Арктике все
более возрастает по мере наращивания экспортного потенциала китайской
экономики и недавнего превращения КНР (2010 г.) в первую экспортную
державу мира. Китайское руководство осознает выгоду от развития
торгового сообщения через арктические воды. Так, Северо-Западный проход
(пролив между Канадой и Гренландией) – это самый короткий путь из
Атлантического океана в Тихий, а Северный морской путь, тянущийся вдоль
всего арктического побережья России, по сравнению с нынешними южными
маршрутами, способен сократить расстояние между Китаем и Западной
Европой практически вдвое.
К тому же разработка стратегически важных сырьевых ресурсов, как и
развитие новых морских путей в Арктике, безусловно, могут иметь для Китая
не только торгово-экономическое, но и геополитическое и – особенно в
перспективе – военно-стратегическое значение. Это прямо или косвенно
признают и авторитетные китайские эксперты.
Весьма важные компоненты комплекса арктических интересов Китая –
эколого-климатические интересы, ведь недаром Пекин в последние годы так
акцентирует на них внимание мирового сообщества, заявляя, в частности, что
«Арктика – основной регион, где формируется погода Северного полушария,
в том числе на территории Китая», что между стихийными бедствиями в КНР
и «устойчивым повышением глобальной температуры может быть связь, и
таяние арктических льдов играет критическую роль в этом процессе».
В 2000–2010-х годах Китай заметно активизировал свои дипломатические
усилия на арктическом направлении, занимаясь, в частности, поиском стран-
партнеров по освоению региона, прежде всего, из числа восьми полярных
стран, входящих на правах постоянных членов в Арктический совет (помимо
них эта организация включает шесть стран со статусом постоянных и три –
со статусом временных наблюдателей, к последним относится и Китай).
Официальный диалог и сотрудничество по вопросам добычи энергоресурсов,
а также грузоперевозок в полярных широтах КНР ведет с Норвегией,
Канадой, Исландией, Данией. Именно при поддержке Дании, с которой у
Китая складываются особые отношения, он намерен стать постоянным
наблюдателем Арктического совета и уже подал соответствующую заявку.
Китайские исследователи аргументируют интернационализацию Арктики как
объекта международного права, фактически ставя знак равенства между
правами собственно полярных стран и «других государств, имеющих
арктические экспедиции», прежде всего Китая.
Дополнительно:
https://cyberleninka.ru/article/n/kitay-respublika-koreya-yaponiya-v-arktike-
politika-ekonomika-bezopasnost

23. Интересы Японии и Кореи в Арктике.


1. Интересы Японии
Исторически Япония, как и Южная Корея, уделяла больше внимания
исследованию Антарктиды.
Интерес к исследованию Арктики обострился в 1990-е гг:
• В 1990 году Япония открывает Арктический исследовательский
институт окружающей среды (The Arctic Environment Research Center -
AERC), который в настоящее время является основной платформой для
осуществления японских арктических проектов.
• В 1991 году Япония стала первым неарктическим государством,
открывшим полярную станцию в Арктике: исследовательская станция в
поселке Ню-Олесунн (остров Шпицберген, Норвегия).
• В 1992 году Япония присоединилась к Международному научному
арктическому комитету, который является одним из наблюдателей в
Арктическом совете в статусе неправительственной организации.
• Уже в 90-е гг. Япония проявляет интерес к исследованию СМП.
- C 1993 г. по 1999 г. Япония участвует в «Международной программе
исследования СМП» совместно с Россией и Норвегией, задачей которой
было оценить привлекательность СМП.
- Япония финансировала собственную программу по изучению СМП
(JANSROP – The Japan Northen Sea Route Programmme):
1. первая фаза программы с 1993 по 1998, цель: повышение интереса
азиатских стран к СМП.
2. Вторая фаза программы (JANSROP-II) с 2002 по 2005 гг., результат -
создание JANSROP-GIS (Japan Northern Sea Route-Geographic Information
System) – централизованной системы данных дальневосточных регионов
России, представляющей географические сведения и информацию о
природных ресурсах. Основной акцент был поставлен на изучении
Охотского моря.
• В 2011 году – создание японского консорциума исследований
окружающей среды Арктики с целью продвижения изучения климата
Арктики, организация мероприятий: Неделя арктической науки в г. Тояма,
2015; Межд. симпозиум по арктическим исследованиям в Токио, 2018.

Формирование арктической стратегии Японии:


Официальная политика Японии в отношении Арктики была озвучена на
международной арене совсем недавно: прошло только пять лет с момента
формирования первой арктической стратегии Японии. Осознание
необходимости формирования официальной арктической стратегии было во
многом обусловлено активно формирующейся позицией Китая и Южной
Кореи.
Этапы:
• Не являясь арктическим государством, в 2009 году Япония подала заявку
на получение статуса наблюдателя в Арктическом совете, а в 2013 году
заявка была одобрена.
• В 2013 году кабинет министров Японии принимает «Базовый план по
океанской политике» - впервые представлены принципы арктической
политики Японии.
• В 2013 году создана рабочая группа министерств и ведомств по
арктическим делам для разработки и утверждения полноценной
Арктической стратегии
• В 2015 году - первая официальная арктическая стратегия в рамках
международного форума «Арктический круг».
Приоритеты Японии в Арктике:
1) Устойчивое развитие Арктики и научноисследовательская
деятельность
(ставка Токио на увеличение значимости в решении арктических
вопросов через научнотехнологическое сотрудничество )
• Япония заинтересована в “производстве” научных знаний в
использовании которых будет нуждаться Арктический совет:
- разработка Национальным институтом полярных исследований Японии
навигационной программы «VENUS» - данные об уровне льда и
погодных условиях на определенной территории – примерно 1000 км от
корабля, использующего систему. Наличие такой навигационной системы
значительно упростит судоходство по СМП, повышая уровень
безопасности судоходства.
- Также, Япония планирует создать ледокол, который станет новой
международной арктической исследовательской платформой. Об этом
заявил министр иностранных дел Японии в 2018 году в Рейкьявике.
- исследовательское судно университета Хоккайдо, которое стремится
восполнить пробелы международных арктических знаний

• продвижение исследований в таких областях как климат, погодные


условия, биоразнообразие, состояние океана в Арктике - задача
сформировать стратегию устойчивого развития региона и принять меры
адаптации к последствиям глобального потепления:
- японская программа «Arctic Challenge for Sustainability»
- Участие в междунродных проектах по исследжлванию изменений ледового
покрова Гренландии и полярной атмосферы
- Сотрудничество с Россией - научноисследовательские проекты, связаны с
оценкой воздействия климатических изменений на Арктику
(«GAMESiberia») - Япония заинтересована в проведении научной
деятельности на территории Арктического государства, а Россия
заинтересована в технологиях Японии для проведения исследований.

2) Верховенство международного права и международное


сотрудничество
Арктическая стратегия Японии 2015 года отдельно выделяет задачу
обеспечивать верховенство права и содействовать международному
сотрудничеству.
Позиция Японии:
A. В Северном Ледовитом океане должна быть соблюдена свобода
судоходства, гарантированная конвенцией по морскому праву 1982 года.
В рамках трехстороннего диалога по Арктике в 2017 году Япония,
Китай и Южная Корея подчеркнули необходимость применения МП в
установлении режима судоходства по СМП.
B. считает необходимым усиление сотрудничества арктических государств в
рамках Арктического форума береговой охраны
C. проявила активную позицию в установлении международного
регулирования по вопросам рыбных ресурсов в Арктической зоне. В
октябре 2018 года Россия, Канада, Дания, Исландия, Норвегия, США, ЕС,
Китай, Южная Корея и Япония подписали соглашение о предотвращении
нерегулируемого рыболовства в центральной части Северного
Ледовитого океана (не проводить коммерческое рыболовство в
обозначенной зоне на протяжении 16 лет)
D. в арктической стратегии Японии прописано намерение Токио
расширять сотрудничество с арктическими государствами, а также
принимать участие в обсуждениях с Арктическим советом о расширении
полномочий стран-наблюдателей.

3) Защита коренного населения


В арктической политике 2015 года Япония отдельно обращает внимание на
обеспечение устойчивого развития Арктики в интересах коренного
населения, которое сильно подвержено природным катаклизмам, связанным
с изменением климата.
участвует в проектах развития возобновляемой энергетики:
сотрудничество с Россией в строительстве ветроэнергетических комплексов.

4) Разведка перспективных месторождений в Арктике для обеспечения


энергобезопасности Японии
Формирование Арктической политики Японии произошло в контексте
переосмысления энергетической политики Японии после аварии на АЭС
«Фукусима» в 2011 году. Вследствие катастрофы, атомные реакторы в
Японии были временно заглушены, вызывая рост спроса на другие
энергетические ресурсы, важнейшим из которых стал газ (Япония является
крупнейшим импортером СПГ в мире)
• одним из пунктов арктической стратегии Японии является освоение
природных ресурсов Арктики
• Япония разрабатывает месторождения в Гренландии (разработка
нефтяных и газовых месторождений в Гренландском море ) и в России
(интерес в участии японских компаний в проекте “Арктик - СПГ 2” )
5) Северный морской путь: один из главных приоритетов Японии в
Арктической политике
• Япония, не является арктической страной, но заинтересована в
использовании СМП, стремится обеспечить применение принципа
свободы судоходства и поддерживает отказ от концепции СМП как
«национальной магистрали» арктических стран.
• необходимость развития технологий, которые будут обеспечивать
безопасность мореплавания по СМП.
• Для Японии, навигация через СМП будет означать сокращение времени
навигации до Европы и западных регионов России на 40%.
• СМП – это возможность повысить логистическую значимость портов
Японии: Хоккайдо может стать «воротами» в северный навигационный
маршрут, а порт Томакомаи – главным азиатским хабом на маршруте.
• Транспортировка энергоресурсов по СМП: новый путь экспорта
российского СПГ в Японию
- запланированное финансирование перевалочного терминала СПГ на
Камчатке, который поможет оптимизировать транспортную логистику
поставок СПГ с Ямала на рынки АТР. Развитие терминала «Хибики» как
перевалочного пункта для дальнейшей поставки газа с «Арктик СПГ-2» на
рынки АТР.

Кратко:
1) Для Токио Арктика является регионом, затрагивающим жизненно важные
интересы страны. Однако, не являясь арктическим государством и обладая
только статусом страны-наблюдателя в Арктическом совете, Япония
стремится увеличить свое присутствие в регионе через другие механизмы.
Токио активно использует мягкую силу научно-исследовательской
дипломатии – разработка программ и подготовка исследований, которые
будут использованы в Арктическом совете, расширение участия в
международных научно-исследовательских проектах, привлечение
международных арктических конференций и форумов на японские
площадки. Большинство исследований направлены на изучение процессов
изменения климата в Арктике.
2) Токио придерживается концепции Арктики как территории «общих
интересов», противопоставляя часто более эгоистичным интересам
арктических государств. Отсюда, желание обеспечить превосходство
международных норм и прав на территории Арктики, как например
свобода навигации, а также намерение увеличивать роль неарктических
государств в формировании арктической повестки.
3) В последние 4 года Япония активно продвигает свои экономические
интересы в Арктике, что выходит за рамки ранее существовавшей роли
Японии как игрока, ограничивающегося участием в научно-
исследовательской деятельности. Одним из главных экономических
интересов Японии является освоение природных месторождений
арктического шельфа для диверсификации поставок энергоресурсов.
Исторически сильная позиция Японии в сфере технологий и инноваций
является преимуществом, чтобы становится партнером для осуществления
сложных арктических проектов. Интерес к СМП также обусловлен желанием
диверсифицировать пути поставок энергоресурсов. Более того, СМП может
способствовать повышению роли японских портов и социально-
экономическому развитию регионов.

2. Южная Корея
В Республике Корея научно-исследовательская работа и стратегическое
планирование применительно к заполярью долгое время были сосредоточены
исключительно на Антарктике. Стратегический подход к Арктике начал
складываться только после объявления плана освоения Арктики в 2013
году. До 2013 года все исследования Арктики проводились несколькими
экспертами в Корейском институте полярных исследований
Но экономическое и стратегическое значение Арктики было переосмыслено
и теперь правительство уделяет больше внимания этому региону.

• Интересы Кореи:
• В отличие от Антарктики, где деятельность сосредоточена большей частью
на научных исследованиях, арктический регион, будучи весьма богатым
природными ресурсами, имеет более важное экономическое и
стратегическое значение. Кроме того, Арктика географически намного
ближе к Южной Корее.
• Экономика Южной Кореи сильно зависит от международной торговли,
поэтому использование Северного морского пути является весьма
привлекательным для корейских компаний, так как позволяет сократить
транспортное время.
• Выгодное экономическое сотрудничество со странами в Арктике:
техническое сотрудничество с Россией - строительство корейскими
компаниями танкеров арктического класса для «Ямал СПГ», партнерств с
«ССК Звездой» для проектирования судов-газовозов проекта «Арктика
СПГ-2».

Важность Северного морского пути для Южной Кореи:


• обеспечивает корейским транспортным компаниям более короткий
морской путь в западные регионы России и страны Европы, сокращая
время навигации более чем на 10 дней
• может вдохнуть жизнь в южнокорейские порты – они могут служить
хабом для судов, идущих по Северному морскому пути
• надеется на подъем в судостроительной отрасли, которая в последние годы
переживает кризис.

История деятельности Южной Кореи в Арктике


• 1993 проведены базовые исследования по Арктике
• 1999 запущены совместные с Китаем исследования Северного Ледовитого
океана
• 2001 учрежден Корейский Арктический Научный Комитет
• 2002 основана Арктическая научная станция Дасан на Шпицбергене,
Норвегия / начал работу Международный Арктический научный комитет
• 2004 основан Корейский Полярный Исследовательский Институт
• 2008 подача заявки на получение статуса наблюдателя в Арктическом
совете
• 2009 построен первый исследовательский ледокол «Араон»
• 2012 подписание Шпицбергенского трактата
• 2013 получение статуса наблюдателя при Арктическом совете /
разработка Генерального плана по Арктике
• 2014 Открытие Корейско - Норвежский Центра Исследований Арктики в
Тромсо, Норвегия
• 2018 Генеральный план действий в рамках Арктической Стратегии

Документы которые нужно запомнить:


2013 - Генеральный план по Арктике
2018 - Генеральный план действий в рамках Арктической Стратегии
(обновленная версия старого плана)

Генеральный план по Арктике:


Цель - содействие устойчивому будущему Арктики путем расширения
сотрудничества с арктическими государствами и соответствующими
международными организациями в области науки, технологий и экономики.

• Укрепление международного сотрудничества


• Поощрение развития научно-технического и исследовательского
потенциала
• Развитие в Арктике деловой активности, которая соответствует концепции
устойчивого развития
• Создание институциональной основы

В 2017 году президент Южной Кореи представил «План 9 мостов» (газ,


железные дороги, электричество, порты, Северный морской путь,
судостроение, рабочая сила, сельское хозяйство и рыболовство), подчеркнув
важность развития двустороннего экономического сотрудничества с Россией.

Вопрос 24
Российская законодательная база по СМП. Российский и зарубежные
подходы к определению статуса СМП. Правила мореплавания по СМП.
Модернизация российских портов по трассе СМП.
Ребята, пыталась максимально кратко. Но вопрос этот можно
разделить на 4 !! ☹
Основным международным договором, применимым к Северному
Ледовитому океану, является Конвенция ООН по морскому праву 1982 г.
Акватория СМП – это водное пространство, охватывающее внутренние
морские воды, территориальное море, прилежащую зону и исключительную
экономическую зону РФ, поэтому к ней применимы соответствующие
положения Конвенции 1982  г. (статьи 2−33, 55−75 и др.). К примеру,
согласно ст.  33 Конвенции 1982  г., в своей прилежащей зоне Российская
Федерация может осуществлять контроль, необходимый для предотвращения
нарушений таможенных, фискальных, иммиграционных или санитарных
законов и правил в пределах своей территории или территориального моря, а
также назначать наказания за их нарушение.
С точки зрения правового регулирования плавания судов в акватории СМП
особого внимания заслуживает ст.  234 «Покрытые льдом районы»
Конвенции 1982  г., согласно которой прибрежные государства имеют право
принимать и обеспечивать соблюдение недискриминационных законов и
правил по предотвращению, сокращению и сохранению под контролем
загрязнения морской среды с судов в покрытых льдами районах в пределах
исключительной экономической зоны. Особо суровые климатические
условия в этих районах и наличие льдов, покрывающих такие районы в
течение большей части года, создают препятствия либо повышенную
опасность для судоходства, а загрязнение морской среды может нанести
тяжелый вред экологическому равновесию или необратимо нарушить его. В
соответствии с данной нормой в России действует особое регулирование
плавания по Северному морскому пути.
Российское законодательство
Плавание судов в акватории СМП, исторически сложившейся национальной
транспортной коммуникации Российской Федерации, осуществляется в
соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного
права, международными договорами Российской Федерации, Федеральным
законом о СМП, другими федеральными законами и издаваемыми в
соответствии с ними иными нормативными правовыми актами.
Согласно Основам государственной политики Российской Федерации в
Арктике на период до 2035 года и дальнейшую перспективу и Стратегии
развития Арктической зоны Российской Федерации и обеспечения
национальной безопасности на период до 2035 года, использование СМП в
качестве национальной единой транспортной коммуникации РФ является
одним из основных национальных интересов РФ в Арктике.
Основным нормативным правовым актом РФ по данному вопросу является
Федеральный закон от 28 июля 2012  г. №  132-ФЗ «О внесении изменений
в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части
государственного регулирования торгового мореплавания в акватории
Северного морского пути» (далее – Федеральный закон №  132-ФЗ),
известный под названием «Закон Российской Федерации о СМП». В нем
закреплено новое понятие «акватория Северного морского пути» как
водного пространства, прилегающего к северному побережью РФ,
охватывающего внутренние морские воды, территориальное море,
прилежащую зону и исключительную экономическую зону РФ и
ограниченное с востока линией разграничения морских пространств с США и
параллелью мыса Дежнева в Беринговом проливе, с запада меридианом мыса
Желания до архипелага Новая Земля, восточной береговой линией
архипелага Новая Земля и западными границами проливов Маточкин Шар,
Карские Ворота, Югорский Шар.
В акватории СМП действует разрешительный порядок плавания судов. 15
марта 2013 г. создана Администрация Северного морского пути (далее –
Администрация СМП) для организации плавания судов в акватории СМП
Кодекс торгового мореплавания Российской Федерации (далее – КТМ
РФ), кодифицированный нормативно-правовой акт, основной источник,
регулирующий отношения торгового мореплавания в РФ, распространяет
свое действие и на акваторию СМП после внесенных Федеральным
законом №  132-ФЗ дополнений. Прежде всего, именно в КТМ РФ (ст. 5.1)
закреплено вышеуказанное новое понятие «акватория СМП».
Применительно к СМП КТМ РФ регулирует деятельность, связанную с
использованием судов для лоцманской, ледовой лоцманской и ледокольной
проводки, а также поисковых, спасательных и буксирных операций;
гидротехнических, подводно-технических и других подобных работ; защиты
и сохранения морской среды; проведения морских научных исследований;
учебных, спортивных и культурных целей; иных целей.
Размер платы за ледокольную проводку судна в акватории СМП
определяется в соответствии с законодательством РФ о естественных
монополиях с учетом валовой вместимости судна, ледового класса судна,
расстояния, на которое осуществляется проводка этого судна, и периода
навигации. Н
Федеральный закон №  132-ФЗ внес изменения и дополнения и в
Федеральный закон от 17 августа 1995  г. №  147-ФЗ «О естественных
монополиях», который теперь регулирует деятельность субъектов
естественных монополий в сфере ледокольной и ледовой лоцманской
проводки судов в акватории СМП
Федеральный закон от 31 июля 1998 г. № 155-ФЗ «О внутренних
морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской
Федерации» после внесенных Федеральным законом № 132-ФЗ дополнений
также регулирует вопрос плавания судов в акватории СМП.
Среди иных документов, направленных на развитие СМП, интересно
отметить Государственную программу «Социально-экономическое
развитие Арктической зоны Российской Федерации» и Комплексный
проект развития Северного морского пути. Комплексный проект содержит
меры по навигационно-гидрографическому и гидрометеорологическому
обеспечению судоходства в акватории СМП, по аварийно-спасательному
обеспечению судоходства, по развитию морских портов, по обеспечению
вопросов обороны в акватории СМП, а также по разработке и строительству
морской техники, систем и средств. Срок реализации – 2015−2030 гг.
Дополнительно по РФ
В 2016 г. Аналитический центр при Правительстве РФ разрабатывал
финансово-экономическую модель СМП для Министерства по развитию
Дальнего Востока РФ по поручению Президента РФ. В работе содержится
оценка участников мирового транзитного грузопотока, готовых перевозить
свои товары морями Северного Ледовитого океана (исходя из сроков и
стоимости новой услуги), и перспектив дальнейшего развития собственной
грузовой базы, а также анализ состояния транспортной инфраструктуры
СМП и провозных возможностей различных видов транспорта и оценка
капитальных затрат, связанных с развитием СМП, с учетом состояния
портов, навигационных сооружений, метеорологического и другого
берегового оборудования и др

Российские и зарубежные подходы к определению статуса СМП

В целом следует отметить, что сложившийся общий правовой режим


Арктики характеризуется всесторонним и несомненным правовым
приоритетом государств региона. Важно, что утвердившийся здесь статус-
кво закреплен не только нормативными актами приарктических государств,
но и явно выраженным или молчаливым международным признанием.
Ст. 234 Конвенции 1982 г. предоставляет приарктическим государствам
право принимать законы и правила в покрытых льдом большей частью года
районах 200-мильной ИЭЗ, направленные на защиту морской среды. Эти
правила могут содержать более строгие меры в отношении конструкции и
оборудования судов, квалификации экипажа, чем принятые на
международном уровне, например ИМО. На этих положениях основано
законодательство России, устанавливающее правовой режим судоходства и
других видов деятельности в российских арктических водах.
ТЕМ НЕ МЕНЕЕ,
 Споры правового характера ведутся в отношении ст. 234 Конвенции
1982 г., которая гласит: «Прибрежные государства имеют право
принимать и обеспечивать соблюдение недискриминационных законов
и правил по предотвращению, сокращению и сохранению под
контролем загрязнения морской среды с судов в покрытых льдами
районах в пределах исключительной экономической зоны, где особо
суровые климатические условия и наличие льдов, покрывающих такие
районы в течение большей части года, создают препятствия либо
повышенную опасность для судоходства, а загрязнение морской среды
могло бы нанести тяжелый вред экологическому равновесию или
необратимо нарушить его. В таких законах и правилах должным
образом принимаются во внимание судоходство и защита и
сохранение морской среды на основе имеющихся наиболее
достоверных научных данных».
Именно на эту статью ссылались Россия и Канада, когда устанавливали
правила судоходства в акваториях СМП и Северо-Западного прохода (СЗП).
По мнению других стран (прежде всего США), эти два прибрежных
государства злоупотребляют своими правами и нарушают принцип
свободного мореплавания. Некоторые зарубежные специалисты полагают,
что в ближайшие несколько десятилетий потепление в Арктике может
привести к исчезновению многолетнего морского льда в акваториях СМП и
СЗП, в результате чего у России и Канады уже не будет правооснований
ссылаться на ст. 234 Конвенции 1982 г. Однако российские и канадские
эксперты скептически оценивают подобную перспективу. По их мнению,
полного очищения данных морских коммуникаций ото льда и айсбергов не
произойдет никогда.
Весной 2018 г. российские СМИ крайне остро и болезненно отреагировали на
очередное заявление командующего Береговой охраной (БО) США адмирала
П. Цукунфта, которое в целом не несло в себе ничего принципиально нового,
а наоборот, отражало вполне традиционный, устоявшийся десятилетиями
подход как США, так и некоторых других государств, к вопросу о правовом
статусе как канадского Северо-Западного прохода (СЗП), так и российского
Северного морского пути (СМП). В частности, американский адмирал
заявил: «Канада, как и Россия, рассматривает Северно-Западный проход как
свои внутренние воды. Мы же считаем, что это не так, и это международный
пролив, и он является открытым для транзитного прохода, в отношении
Северного морского пути мы имеем такую же интерпретацию».
 Россия и зарубежные государства по-разному оценивают
международно-правовой статус СМП. В Федеральном законе РФ о
СМП от 28 июля 2012 г. Северный морской путь определяется как
«исторически сложившаяся национальная транспортная коммуникация
Российской Федерации», хотя и открытая для хождения иностранных
судов, соблюдающих установленные Москвой Правила плавания в его
акватории. Большинство заинтересованных в использовании СМП
иностранных государств выступают за придание ему
международного статуса, т.е. за изъятие его из национальной
юрисдикции России и открытие для свободного мореплавания. На
принципе свободного мореплавания особенно настаивают
Соединенные Штаты, которые исторически считают его базовым
компонентом своей морской стратегии. В Национальной стратегии
США в Арктике 2013 г. соблюдение этого принципа
применительно к Северному Ледовитому океану указано в
качестве важнейшего приоритета.
 Международно-правовой статус вод, включенных в акваторию СМП,
имеет различный характер. В Законе о СМП говорится: «Под
акваторией Северного морского пути понимается водное
пространство, прилегающее к северному побережью Российской
Федерации, охватывающее внутренние морские воды,
территориальное море, прилежащую зону и исключительную
экономическую зону Российской Федерации…». Если в отношении
внутренних морских вод и территориального моря права России как
прибрежного государства не подвергаются сомнению, то правила,
устанавливаемые РФ для плавания иностранных судов в
прилежащей зоне и исключительной экономической зоне (ИЭЗ),
иногда вызывают возражения со стороны зарубежных государств.
Например, некоторые страны считают необоснованными такие требования
России, содержащиеся в Правилах плавания в акватории СМП 2013 г., как
необходимость получения разрешения Администрации СМП на хождение
судов в этих водах, а также ледокольного и лоцманского сопровождения (в
ряде случаев). Их не убеждают ссылки российской стороны на те положения
Конвенции по морскому праву 1982 г. (далее – Конвенция 1982 г.), которые
наделяют прибрежные государства особыми правами в отношении
прилежащей зоны и ИЭЗ. Так, в соответствии со ст. 33 Конвенции 1982 г. в
прилежащей зоне «прибрежное государство может осуществлять контроль,
необходимый: a) для предотвращения нарушений таможенных, фискальных,
иммиграционных или санитарных законов и правил в пределах его
территории или территориального моря; б) для наказания за нарушение
вышеупомянутых законов и правил, совершенное в пределах его территории
или территориального моря». Прибрежные государства имеют право
устанавливать правила для эксплуатации и защиты минеральных и
биологических ресурсов в своих ИЭЗ и на континентальном шельфе, а также
для обеспечения безопасности морского судоходства в этих районах. В этом
плане действия российской стороны по задержанию в сентябре 2013 г. судна
«Arctic Sunrise», принадлежавшего международной экологической
организации «Greenpeace» и незаконно проникшего в акваторию СМП для
осуществления протестной акции на буровой платформе «Приразломная» в
Печерском море, были совершенно правомерными.
 Проблемы юридического характера возникают в связи с тем, что
Северный морской путь пролегает через множество проливов,
обладающих (как и в целом акватория СМП) различным
международно-правовым статусом. Некоторые зарубежные
государства (например, США) считают, что этим проливам должен
быть присвоен статус «глобальных районов всеобщего пользования»
(global commons), где все суда без исключения должны пользоваться
правом свободного прохода.
Больше инфо по спорам о СМП
https://russiancouncil.ru/sevmorput#konyshevsergunin
Правила мореплавания по СМП

Об утверждении Правил плавания в акватории Северного морского пути (с


изменениями на 9 января 2017 года) http://docs.cntd.ru/document/902396546
http://publication.pravo.gov.ru/Document/View/0001202009220024?
index=1&rangeSize=1 в 2020 Мишустин утверди новую версию
http://morflot.gov.ru/files/files/Постановление%20ПРФ%20от
%2018.09.2020%20№%201487%20Правила%20плавания.pdf
Кратенько распишу здесь основную инфо !
В соответствии с пунктом 3 статьи 5_1 КТМ организация плавания судов в
акватории Северного морского пути осуществляется администрацией
Северного морского пути, созданной в форме федерального казенного
учреждения (далее - Администрация СМП). В акватории Северного морского
пути действует разрешительный порядок плавания судов. Выдача
разрешения на плавание судна в акватории Северного морского пути (далее -
разрешение) осуществляется Администрацией СМП на основании заявления
судовладельца, представителя судовладельца или капитана судна (далее -
заявление), в котором указываются данные о заявителе с указанием полного
наименования и (при наличии) идентификационного номера Международной
морской организации.
Заявление с прилагаемыми документами направляется на электронную почту
не ранее чем за 120 календарных дней и не позднее чем за 15 рабочих дней
до предполагаемой даты захода судна в акваторию Северного морского пути.
В обновленному документе также говорится, что для обеспечения
ледокольной проводки судов по Северному морскому пути, разработки
маршрутов и расстановки ледокольного флота, будет создан штаб морских
операций. Согласно документу, решением Госкорпорации «Росатом»,
назначенной единым инфраструктурным оператором Севморпути, создается
штаб морских операций, который обеспечивает ледокольную проводку судов
и проводку судов по маршрутам плавании судов в акватории северного
морского пути, а также разрабатывает маршруты плавания судов и
осуществляет расстановку судов ледокольного флота в акватории Северного
морского пути.
В акватории Северного морского пути будет действовать разрешительный
порядок плавания, гласит постановление. Разрешения будет выдавать
Росморречфлот по согласованию со штабом, при этом судно, которое не
получило соответствующего документа, не сможет входить в акваторию.
Основаниями для отказа в разрешении станут несоответствие судна
критериям допуска и непредоставление заявителем копии договора на
ледокольную проводку, если она необходима.
Капитан, согласно документу, должен регулярно информировать штаб о
перемещениях судна, направлять исчерпывающие данные о входе в
акваторию и выходе из нее.

Модернизация российских портов по трассе СМП.


План развития инфраструктуры СМП – полный текст
http://static.government.ru/media/files/itR86nOgy9xFEvUVAgmZ3XoeruY8B
f9u.pdf
Инфраструктура портов Северного морского пути находится в
неудовлетворительном состоянии, из-за этого, в частности, срываются сроки
северного завоза, во время которого в удаленные населенные пункты
доставляют необходимые грузы. Мощным стимулом для развития
инфраструктуры сейчас становятся освоение ресурсов на арктическом
шельфе и усиление присутствия в регионе военных.
Модернизация сейчас необходима практически всем портам Северного
морского пути, за исключением Дудинки Красноярского края, нынешнее их
состояние мешает в полной мере осуществлять северный завоз.
Одним из основных портов СМП является Тикси в Якутии, при вводе в
эксплуатацию его производственные мощности были рассчитаны на
переработку до 600 тыс. тонн народнохозяйственных грузов. Однако, объем
грузооборота неуклонно снижался, и в последние годы через порт следуют
только грузы местных получателей - продовольствие и стройматериалы.
Основная проблема порта в том, что причальная стенка и перегрузочные
портальные краны сильно изношены. Портальные и гусеничные краны, с
помощью которых ведется перегрузка, отработали более 30 лет в условиях
разницы дневных и ночных температур и изношены более чем на 90%.
По плану развития инфраструктуры Северного морского пути (СМП) на
первом этапе (до 2024 года) требуется увеличить объем грузоперевозок,
которые в основном будут осуществляться в западном направлении СМП. В
этом направлении уже работают крупные зарубежные и российские
компании. Для увеличения объема грузопотока требуется модернизировать
и расширить производственные мощности ряда портов, а где-то
построить и новые. Планируется развитие порта Мурманска. После
модернизации его мощность увеличится на 18 млн тонн. Недалеко от
Мурманска, в бухте Ура, «НОВАТЭК» построит перегрузочный комплекс
сжиженного природного газа (СПГ).
 Начата модернизация Архангельского морского порта. Планируется
реконструкция Архангельского подходного канала. Планируется
строительство глубоководного района морского порта Архангельск.
Проект будет включать 2 специализированных (для минеральных
удобрений, нефтеналивных грузов и газового конденсата) и 4
универсальных (для металлогрузов, навалочных, лесных и
контейнерных грузов) морских терминала общей мощностью до 38 млн
тонн, подъездную автомобильную и железную дороги.
 Планируется увеличение мощностей порта Сабетта за счет
строительства нового терминала «Утренний», дноуглубления в Обской
губе. Планируется построить терминал «Чайка» в порту Диксон для
вывоза угля с месторождения на участке «Река Лемберова».
 Порт Кандалакша используется для перевозки угля, который
поступает из Кемеровской области. Мощности порта позволяют
перерабатывать до 3 млн тон грузов (уголь, апатитовый концентрат,
глинозем, металлолом и др.). Разработана концепция развития
терминалов Кандалакшского порта по увеличению грузооборота от 6
до 11 млн. тонн в год.
 Планируется расширение рудной базы и модернизация ГМК
«Норильский никель»и реконструкция аэропортового комплекса
Норильска. Планируется реконструкция портовой инфраструктуры
порта Тикси и реконструкция аэропортового комплекса.
 В Чукотском автономном округе предусматривает строительство
первого в регионе незамерзающего глубоководного порта в бухте
Аринай (порт Беринговский). Порт Беринговский будет обеспечивать
работу Баимского месторождения и приведет к увеличению
грузоперевозок в порту Певек. В итоге грузооборот порта Певек
существенно возрастет.
 Планируется постройка нового порта «Индига». Глубины у берега –
до 18 м позволят принимать танкеры дедвейтом (сумма массы
полезного груза, перевозимого судном, массы топлива, масла,
технической и питьевой воды и т.д.) до 100 тыс. тонн. Круглогодичный
период навигации: возможность прохода судов ледового класса без
ледокольного сопровождения в районе Чешской губы в течение 185
дней.
Здесь больше инфо не только о портах, но и о транспортных сетях в целом:
https://topwar.ru/158877-razvitie-severnogo-morskogo-puti-masshtabnoe-
stroitelstvo-i-nashi-sojuzniki.html

Вопрос 25
Столкновение позиций России и США в Арктике
Отличная статья по стратегии США в Арктике:
https://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/analytics/arkticheskaya-
strategiya-ssha/ НО устаревшая 2012 год
Здесь про Стратегию США 2019 года http://www.publishing-vak.ru/file/archive-
law-2019-7/34-kotlova.pdf
Одним из главных геополитических противников России в Арктике являются
США.
Противостояние между странами усилилось в 2007 г., когда американский
Национальный совет по научным исследованиям по заданию Конгресса
подготовил новое заключение, касающееся местонахождения Аляски. В нем
говорится о праве США называться арктическим государством, а также
иметь в этом регионе свои научные, геополитические и научные интересы.
Согласно Арктической Стратегии США от 2019 года основными
«соперниками» США в регионе названы Китай и Российская
Федерация.
Ряд вопросов, по которым позиции США и РФ расходятся:
 СМП
Одним из важнейших пунктов геополитического столкновения России и
США в Арктике является Северный морской путь (СМП). Россия выступает
за сохранение его внутреннего статуса, а США, наоборот, за его
интернационализацию и впоследствии за уменьшение российского влияния в
этой зоне. Кроме этого, США ратуют за свободу трансарктических перелетов
и свободу мореплавания, которые должны быть на протяжении всего СМП.
Острота данной проблемы приглушена тем фактом, что большая часть
Северного Ледовитого океана круглый год покрыта льдом. Но в случае
начала реального таяния арктических льдов ситуация может обостриться
(вспоминаем статью 234 Конвенции 1982). В случае реализации планов США
РФ не только лишится значительных доходов за пользование маршрутом
другими государствами, это объективно повысит военно-стратегическую
уязвимость РФ с северного направления. В Арктической стратегии США от
2019 года указано, что Российская Федерация требует от иностранных судов
получения разрешения на проход по СМП, а также следовать с обязательной
проводкой российских ледоколов. С чем США, есесссно, не согласны. Также
США обвиняет Россию в неоднократном применении угрозы силой к судам,
не соблюдающим указанные правила.
 Арктический совет
По-разному Москва и Вашингтон относятся к ведущей региональной
организации - Арктическому совету. Если Россия заинтересована в
расширении полномочий Совета, то США считают Совет только форумом
для обсуждения и выступают против придания ему статуса международной
организации, вырабатывающей обязательные для исполнения решения. С
другой стороны, США всячески поддерживают активизацию НАТО в
Арктике, фактически выталкивая другие международные организации
(Арктический совет и Совет Баренцева/Евроарктического региона, в котором
США не участвуют). При существующем характере отношений между
Россией и НАТО такие шаги будут иметь негативные последствия для
России, не имеющей надежных союзников в Арктике. В соответствии со
Стратегией, США рассматривают в качестве партнеров в Арктическом
регионе своих союзников по НАТО. Право на коллективную самооборону,
закрепленное в ст. 5 Североатлантического договора 1949 г. также
распространяется на членов НАТО в Арктике и, как указано в Стратегии,
может быть использовано для сдерживания агрессии. В то же время в новой
Стратегии отсутствует какое-либо указание на Арктический совет, который
является ведущей организацией Арктического региона. Предыдущая версия
Арктической стратегии США содержала намерение усилить влияние
Арктического совета в вопросах региональной политики, однако, как следует
из текста нового документа, США отдают предпочтение военным альянсам.
 Вопрос разграничительных линий
До тех пор, пока США не ратифицируют Конвенцию ООН по морскому
праву, сохраняется возможность обострения споров с Россией по
разграничительным линиям в арктических морях и по границе шельфа.
Следует помнить, что США негативно относятся к попыткам РФ расширить
зону своего шельфа за счет хребта Ломоносова и поднятия - Менделеева. В
2001 г. под давлением Госдепартамента на Комиссию ООН по границам
континентального шельфа, российская заявка была отклонена. Россия не
ратифицировала договор с США о разграничительной линии в Беринговом
море.
Обратимся еще раз к Арктической стратегии США 2019 года.В частности,
важно остановиться на следующем утверждении: Россия и Китай,
различными способами, бросают вызов основанному на нормах права
порядку в Арктике (In different ways, Russia and China are challenging the
rules-based order in the Arctic). В частности, Российская Федерация
занимается регулированием СМП в нарушение норм международного права
(Russia regulates maritime operations in the NSR, contrary to international law). С
такой позицией США не только невозможно согласиться, но более того, она
не выдерживает критики. (Здесь воспоминаем вопрос 24! СМП является
исторически сложившейся национальной транспортной коммуникацией
Российской Федерации, а плавание судов в акватории СМП осуществляется в
соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного
права, международными договорами РФ. Более того, в соответствии с
положением ст.234 Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. прибрежные
государства имеют право принимать и обеспечивать соблюдение
недискриминационных законов и правил по предотвращению, сокращению и
сохранению под контролем загрязнения морской среды с судов в покрытых
льдами районах в пределах исключительной экономической зоны)
Дополнительная информация
В мае 2020-го Вашингтон и Лондон провели учения в Баренцевом море —
первый за три десятилетия смотр иностранных кораблей недалеко от
российского северного побережья. Задачей маневров назвали "обеспечение
свободы навигации и демонстрацию безупречной интеграции между
союзниками". Эта формулировка не выглядит случайной. Еще в 2019 году
Майкл Помпео обвинил Россию в "агрессивных действиях" против стран
Арктики: якобы Москва угрозами добивается свободного прохода через их
территориальные воды.

Вопрос 26.
Столкновение позиций России и ЕС в Арктике
Соперничество за Арктику (общая инфо)
https://interaffairs.ru/news/show/23409
ЕС в Арктике https://eurasia.expert/evrosoyuz-vklyuchaetsya-v-bolshuyu-igru-za-
arktiku/
http://www.arcticandnorth.ru/upload/iblock/bcf/05_Tulupov_TSarenko.pdf
ПРЕКРАСНАЯ СТАТЬЯ! ТУЛУПОВ ONE LOVE
Европейский Союз стал первым внерегиональным актором, который
выработал концептуальные основы своей арктической политики практически
в одно время с другими циркумполярными державами. В ноябре 2008 г. было
опубликовано соответствующее коммюнике Европейской комиссии. С тех
пор различными органами управления (Еврокомиссией, Европарламентом и
Советом ЕС) был принят целый ряд документов, конкретизирующих
содержание региональных интересов Брюсселя, а именно: коммюнике
Европейской комиссии от 26 июня 2012 г., резолюция Европейского
парламента от 12 марта 2014 г. , заключение Совета ЕС по развитию
политики в Арктическом регионе от 12 мая 2014 г., совместное коммюнике
Европейской комиссии от 27 апреля 2016 г. и последняя — на текущий
момент — резолюция Европейского парламента от 16 марта 2017 г.
Соотношение интересов РФ и ЕС в различных областях:
 Арктическое судоходство (+ СМП)
Проблематика развития арктического судоходства нашла отражение
практически в каждом документе арктической политики ЕС, принятом за
последние 10 лет. Основное раздражение у ЕС вызывает необходимость
уплаты сборов за ледокольную и ледовую лоцманскую проводку по
СМП, как и сам факт единоличных полномочий Российской Федерации в
сфере определения режима использования данного маршрута. Брюссель
рассматривает данную практику как дискриминационную и в определённой
степени противоречащую духу международного морского права (и принципу
свободы мореплавания в частности). Весьма наглядно данная оценка
прослеживается в меморандуме Ассоциации судовладельцев Европейского
Сообщества (ECSA) по вопросу об арктической политике ЕС,
опубликованном в июне 2014 г. В документе делается акцент на том, что
«(закреплённые в) Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. принципы
свободы судоходства, транзитного прохода и право мирного прохода через
проливы, используемые для международного судоходства, … должны
уважаться и иметь преимущество над правами прибрежных государств,
зафиксированными в ст. 234 (Районы, покрытые льдом).
При этом ЕС последовательно ставит под сомнение правовой статус СМП в
качестве российской национальной транспортной артерии. ЕС также
продвигает позицию исключительного приоритета в Арктике договорных
норм международного права, в первую очередь, Конвенции ООН по
морскому праву 1982 г., при этом «нарочито забывая» о страновом уровне
регулирования. В противовес России, ЕС реализует масштабные планы
развития транспортного узла в Киркенесе, который рассматривается
как альтернатива портам российского СМП. В 2018 году норвежский
город стал конечной точкой железнодорожного маршрута из Европы в
Арктику. Согласно проекту «Арктический коридор», дорогу планируется
проложить от северного побережья Норвегии к предполагаемому тоннелю
под Финским заливом в Эстонию, а потом по всей Европе до Берлина.
Соединив «Арктический коридор» с транзитным маршрутом через СМП, ЕС
надеется превратить Киркенес в главный логистический хаб для китайских
грузов, которые планируется возить в Европу в рамках реализации проекта
«Полярного шелкового пути». Но критики этого проекта справедливо
опасаются, что возможное включение ЕС в число наблюдателей
Арктического совета может спровоцировать аналогичные притязания и со
стороны НАТО.
 Военная безопасность
Алармистское восприятие российской военной политики в регионе у
Брюсселя сочетается с опорой на концепцию «избирательного
взаимодействия» (“selective engagement”) как основой взаимоотношений с
Россией в Арктике. Это предусматривает возможность реализации
сотрудничества с Москвой только в «неподсанкционных» отраслях: научных
исследованиях Арктики, поддержке малых коренных народов Севера,
защите окружающей среды региона. При этом надо отметить, что для
российской стороны такой набор сфер взаимодействия воспринимается как
крайне узкий и непривлекательный, что обуславливает отсутствие какого-
либо встречного желания развивать региональный диалог с Брюсселем.
 Определение внешних границ континентального шельфа в
Арктике
Позиция ЕС: Арктику следует признать «всемирным достоянием», «общим
наследием» или «всемирным парком». НО концепция ОНЧ (общее наследие
человечества) может быть применена исключительно к ресурсам дна и недр
за пределами зон национальной юрисдикции прибрежных государств, то есть
к Международному району морского дна. Говоря об Арктике, нужно иметь в
виду, что концепция ОНЧ может быть применима к ресурсам Района, но
только в том случае, если он будет здесь сформирован самими арктическими
государствами»
В последующем развитии своей арктической стратегии Брюссель перестал
делать акцент на вышеупомянутых спорных понятиях — в содержании таких
ключевых документов, как резолюции Европарламента 2014 и 2017 гг., а
также Сообщение Еврокомиссии 2016 г. они отсутствуют. Однако это не
значит, что ЕС в принципе отказался от концепции ОНЧ, как одной из
идеологических опор своей морской политики. Так, в профильной
резолюции Европарламента, опубликованной в середине января 2018 г.,
среди прочего содержалось напоминание (об актуальности) резолюции ООН
2749 от 17 декабря 1970 г., а также ст. 136 Конвенции ООН по морскому
праву 1982 г., в которых устанавливается, что поверхность и недра морского
дна за пределами зон национальной юрисдикции, равно как и содержащиеся
в них ресурсы, относятся к общему наследию человечества.
ЕС в целом не признают приоритетные права приарктических государств, в
первую очередь, России и Канады, по регулированию судоходства в
арктических водах. Решения Москвы о введении разрешительного порядка
прохода иностранных судов и, в особенности – военных кораблей, а также
обязательное использование исключительно российской ледокольной и
лоцманской проводок – рассматриваются как расширительное толкование ст.
234 Конвенции 1982 г. со стороны Российской Федерации

Вопрос 27 Перспективы развития трансарктических маршрутов.


Маршруты арктического судоходства — это морские пути, используемые
судами для навигации по частям или всей Арктике. Есть три основных
маршрута, соединяющих Атлантический и Тихий океаны: Северо-
Восточный проход, Северо-Западный проход и Трансполярный морской
путь. Кроме того, существуют два других важных маршрута: Северный
морской путь и Арктический мост.
Чтобы соединить Атлантику с Тихим океаном, Северо-Западный проход
проходит вдоль северного побережья Канады и Аляски, Северо-Восточный
проход проходит вдоль побережья России и Норвегии, а Трансполярный
морской путь пересекает Арктику через Северный полюс. Арктический мост
— это внутренний арктический маршрут, связывающий Россию с Канадой, а
Северный морской путь ведет вдоль побережья России от Берингова пролива
на восток до Карского моря на западе.
Судоходность арктических морских путей зависит в первую очередь от
протяженности льдины, поскольку она препятствует морскому движению на
часть года. Колебания площади, покрытой морским льдом, определяют
временные окна, в течение которых корабли могут проходить.
Протяженность морского льда в марте 2013 г. (слева) и в сентябре 2013 г.
(справа), иллюстрирующие соответствующие среднемесячные значения во
время зимнего максимума и летнего минимума. Пурпурные линии
обозначают среднюю протяженность льда в марте и сентябре,
соответственно, в период 1981–2010 гг. На СЗП встречаются толстые
многолетние льды, сложные проливы и пинго, которые делают навигацию
особенно сложной. Восточные маршруты Северо-Восточный проход и
Северный морской путь испытали более высокий уровень активности по
сравнению с Северо-Западным проходом.
Различные прогнозы указывают на то, что льдина значительно уменьшится в
будущем и может даже исчезнуть к концу века. Уже видно истощение
арктических льдов. В среднем за год льдина сокращается на 4,3% каждые
десять лет. Однако это сокращение не является равномерным в течение всего
года. СМП может освободиться ото льда к 2030 году, раньше, чем СЗП или
ТМР. Модели предсказывают, что в этом году 90% нынешней площади льда
останется зимой и только 60% в сентябре. В 2060 году они прогнозируют,
что эти цифры снизятся до 85% и 40% соответственно.
Одним из перспективных направлений может стать полномасштабная
реализация транспортно-транзитного потенциала за счет становления
системы международных транспортных коридоров, проходящих по
территории и акватории под юрисдикцией Российской Федерации, а также
капиллярной транспортной инфраструктуры, связывающей труднодоступные
приарктические населенные пункты.
В настоящее время необходимы модернизация и сооружение новых морских
портов, отгрузочных терминалов, строительство ледоколов и транспортных
судов, создание технологического флота для геологоразведки и
обслуживания сооружений на шельфе.
Крупным транспортно-логистическим узлом для магистральных и
международных перевозок может стать морской порт Мурманск.
Начало освоения шельфа арктических морей и наращивание объемов
транспортировки нефти неизбежно приведут к тому, что Мурманск станет
промышленной базой будущих проектов по добыче нефтегазовых ресурсов
Арктики. Реконструкция терминалов Мурманского порта, строительство
рейдовых нефтеперегрузочных комплексов создают хорошие предпосылки
не только для развития Мурманского транспортного узла в традиционном
направлении, но и для постепенного превращения его в крупный порт России
и севера Европы по перевалке нефти, в том числе добываемой на шельфовых
месторождениях Арктики.
С задачей модернизации СМП тесно сопрягается задача создания
эффективной системы авиационного обслуживания северных районов на базе
модернизации аэропортовой сети и развития малой авиации. Основной
задачей авиационного транспорта Арктики в предстоящие годы должно стать
полное удовлетворение платежеспособного спроса населения на воздушные
перевозки и обеспечение доступности этого вида транспорта.
Весьма важной задачей в освоении Арктики является формирование
эффективной и безопасной авиационной транспортно-логистической модели
доставки персонала на удаленные объекты.По мере развития средств
управления воздушным движением сфера кросс-полярных полетов,
обеспечивающая существенную экономию затрат при авиационной доставке
грузов между странами евроазиатского континента и Америки, может быть
значительно расширена с включением пассажирских перевозок.
Международное сотрудничество
Примером крупного международного проекта, направленного на развитие
транспортных коммуникаций в Арктике, является проект Европейского
союза «Северное измерение», охватывающий страны Северной Европы,
Балтии, а также Россию.
Остается по-прежнему перспективным проект «Северный воздушный
мост», предусматривающий организацию авиационных маршрутов из Азии в
Северную Америку через Арктику. Ключевым связующим звеном между
континентами должен стать Красноярский край.
Таблица из учебника от 2013 года

Вопрос 28. Природоохранные аспекты в политике арктических и


неарктических стран в регионе
Подробная инфо об экологической обстановке в Арктике
https://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/analytics/mezhdunarodnoe-
ekologicheskoe-sotrudnichestvo-v-arktike/

Состояние климата
Экосистема Арктики в высшей степени чувствительна к антропогенному
воздействию и очень медленно восстанавливается после неразумного
вмешательства. Интерес к экологическим проблемам Арктики высок. Часть
арктической флоры и фауны приспособилась к таким условиям, однако эта
адаптация в ряде случаев сделала их более чувствительными к деятельности
человека. Климатические и гидрологические особенности акватории
Северного Ледовитого океана – глубина, скорость и направление течений,
температура, соленость, стратификация вод, речной сток и общий водный
баланс – способствуют существенному разбавлению загрязненных стоков и
интенсивному осаждению вредных веществ, надолго сохраняющихся в
морских экосистемах. Кроме того, загрязняющие вещества из Западной
Европы приносят в Арктику атмосферные массы и течение Гольфстрим.
Экологическое загрязнение российской Арктики началось еще в 1970-х
годах, со времени освоения Северного морского пути, когда порты стали
служить базой освоения региона. Негативное влияние на экологию оказали
испытания ядерного оружия на архипелаге Новая Земля, сибирские
химические комбинаты, деятельность Северного флота ВМФ России,
ледокольного флота Мурманского морского пароходства.
РФ
Согласно Основам государственной политики Российской Федерации в
Арктике на период до 2035 года и дальнейшую перспективу и Стратегии
развития Арктической зоны Российской Федерации и обеспечения
национальной безопасности на период до 2035 года, освоение природных
ресурсов в Арктической зоне Российской Федерации не должно приводить к
ухудшению экологической обстановки, намечаемая деятельность должна
сопровождаться ликвидацией накопленного экологического ущерба,
реабилитацией деградированных экосистем. К основным мерам по
реализации государственной политики в сфере обеспечения экологической
безопасности в Арктической зоне Российской Федерации относятся:
установление особых режимов природопользования и охраны окружающей
природной среды в Арктической зоне Российской Федерации, включая
мониторинг ее загрязнения, рекультивацию природных ландшафтов,
утилизацию токсичных промышленных отходов, обеспечение химической
безопасности, в первую очередь в местах компактного проживания
населения.

Практические меры РФ:


 Государственный мониторинг состояния и загрязнения окружающей
среды
Мониторинг температуры воздуха, количества осадков и площади морского
льда в арктических морях Российской Федерации, через которые проходит
трасса Северного морского пути, на территории Арктической зоны
Российской Федерации проводится по секторам: Европейский (до 62 в.д.),
Сибирский (до 125 в.д.) и Восточный.
 Инвестирование
Основное количество инвестиций было направлено на охрану атмосферного
воздуха, охрану и рациональное использование водных ресурсов, охрану
недр и рациональное использование минеральных ресурсов и охрану
окружающей среды от вредного воздействия отходов производства и
потребления
 проекты по сохранению белого медведя, восстановлению популяции
стерхов, интродукции овцебыков.
 Работа Русского географического общества (РГО).
В рамках проекта «Белый медведь» (ориентировочная численность вида 25
тыс.) проводится изучение белых медведей в Российской Арктике. Работа
ведется в сотрудничестве с Советом по морским млекопитающим,
национальным парком «Русская Арктика»
Канада
Основные направления стратегии, изложенные в правительственном
документе «Северная стратегия Канады: наш Север, наше наследие,
наше будущее», включая вопросы окружающей среды: Защита окружающей
среды и адаптация к изменениям климата. Экономическое планирование
будет учитывать сбережение экосистем, создание национальных парков,
переход на источники энергии, которые не сопровождаются выбросами
углерода в атмосферу, участие в создании международных стандартов,
регулирующих хозяйственную деятельность в Арктике.
Канада + РФ
Рабочая группа по Арктике и Северу (Канада и РФ) реализует целый
комплекс проектов по программе «Сохранение и восстановление
биологического разнообразия северных территорий и защита окружающей
среды, сотрудничество в области сельского и лесного хозяйства».
В 2011 г. правительство России приняло решение о выделении 10 млн евро
на 2011–2013 гг. в создаваемый под эгидой Арктического совета (АС)
Инструмент поддержки проектов. Тем самым был «запущен» коллективный
фонд, средства которого будут направляться на ликвидацию источников
экологических загрязнений и устранение так называемых экологических
«горячих точек» в Арктике.
США
К Арктической Стратегии был выработан документ, регламентирующий
процесс выполнения Стратегии, под названием «План имплементации
национальной Стратегии для Арктического региона» Арктики
«Implementation Plan for The National Strategy for the Arctic Region»:
 Охрана окружающей среды Арктики и сохранение природных ресурсов
Арктики
 Сохранение арктических экосистем
 Улучшение предотвращения, локализации и реагирования на разливы
опасных материалов
 Использование интегрированного управления Арктикой, чтобы
сбалансировать экономическое развитие, охрану окружающей среды, и
культурные ценности
 Развитие комплексных исследований экосистем в море Бофорта и
Чукотском море
 Понимание атмосферных процессов для улучшения прогнозов климата
В целом, необходимость сохранения и защиты окружающей среды отражены
в каждом из стратегических документов по Арктике. Правда, с приходом
президента Трампа, природоохранное направление перестало быть
решающим. Отмена указа Обамы на запрещение расширения добычи на
шельфе Арктики, восстановление выдачи лицензий на поиск и добычу,
заявление о выходе из Парижского Соглашения, обсуждение возможности
добычи полезных ископаемых в Национальном Арктическом заповеднике –
всё это ослабляет данную часть арктической стратегии.
Великобритания
Особое внимание уделяется экологическим проблемам Арктики. Среди целей
в области устойчивого развития (ЦУР) ООН, Великобритания выделяет
три, которые имеют отношение к Арктике: борьба с изменением климата,
сохранение морских экосистем и сохранение экосистем суши. Правительство
не препятствует добыче нефти и газа в Арктике, с учетом соблюдения самых
высоких экологических стандартов.
Шотландия
В стратегии Шотландии отмечается, что так как проблема изменения климата
глобальна и она особенно остро ощущается в Арктике (среднее повышение
температуры в регионе в два раза выше, чем в других частях планеты) [18],
то арктические и неарктические государства должны прилагать усилия
по борьбе с изменением климата. Например, Шотландия предлагает
использовать истощенные газовые месторождения в Северном море для
проектов по улавливанию, использованию и хранению углерода.
Правительство Шотландии также поставило цель достигнуть сокращения
выбросов парниковых газов до 2045 года.
Германия
Германия как неарктическое государство обосновывает свой интерес к
региону тем, что экологические проблемы Арктики, глобальное потепление и
быстрое ускорение таяния льда будут иметь последствия для всех стран.
Данные проблемы являются вызовами, которые предполагают коллективные
решения и действия. При этом Германия делает акцент на своих научных
знаниях и технологиях, которые могут внести существенный вклад в
решение проблем окружающей среды. Помимо этого, также подчеркивается,
что ФРГ может способствовать устойчивому экономическому развитию в
качестве партнера и для решения других проблем и получения выгод в
Арктике. Цели и интересы ФРГ нашли свое отражение в документе
«Руководящие принципы Германии в Арктике».
Франция
Франция видит себя лидером в вопросах экологической безопасности в
регионах Арктики и ставит их в национальные интересы страны. Таким
образом, Франция делает ставку на научные исследования в Арктике и
направляет средства государственного бюджета страны на развитие науки в
регионе, а также видит свою роль в помощи странам Арктического Совета
своими исследованиями. Франция борется за разработку международных
стандартов по нефте- и газодобыче в Арктике, которые соответствуют
экологическим стандартам и не исключает наложение моратория на добычу
нефти и газа в Арктике, в случаях, если это будет угрожать окружающей
среде.
КНР
https://roscongress.org/materials/kitay-v-arktike-politika-strategii-i-vozmozhnosti-
dlya-alyaski/
В официальном изложении Пекина интересы Китая в Арктике связаны в
основном с экологией, научными исследованиями, судоходством, разведкой
и разработкой природных ресурсов. Действительно, климатические
изменения, происходящие в Арктике, влияют ― благодаря воздушным
потокам и т. п. ― на климат различных районов Китая.
В «Белой книге» по арктической политике Китая выделяются три
всеобъемлющие цели — понять Арктику, защитить Арктику и развивать
Арктику — и несколько путей их достижения. Одним из ключевых
компонентов является - защита окружающей среды в Арктике и решение
проблемы изменения климата.
Скандинавские страны
Особое внимание Норвегия уделяет экологическим проблемам, таким как
изменение климата, приводящее к таянию ледников и, следовательно, к
повышению уровня Мирового океана, деградация окружающей среды и
загрязнение арктических вод нефтесодержащими продуктами. Страна
выступает за применение различных экономических и законодательных
инструментов, стимулирующих переход к экологически дружественному
морскому транспорту и морскому хозяйству в целом. Скандинавские страны
активно сотрудничают с другими странами по вопросам безопасности и
предотвращения различных аварий, проведения поисково-спасательных
мероприятий в Арктике, а также по вопросам ликвидации последствий
нефтяных разливов.

Мониторинг окружающей среды Арктики прямо или косвенно


осуществляется государственными службами (агентствами), национальными
научными и общественными организациями (в первую очередь Дании,
Исландии, Канады, Норвегии, России, США, Швеции и Финляндии),
международными организациями и программами (в их число входят
Программа ООН по окружающей среде (ЮНЕП), Глобальный экологический
фонд (ГЭФ), Всемирный союз охраны природы (МСОП), программы
Арктического совета, Рабочая группа Арктического совета по сохранению
арктической флоры и фауны (КАФФ) и др.
Международное сотрудничество
 Трансграничные учения «Баренц Рескью», которые проводятся раз в
два года по инициативе СБЕР поочередно в каждом из четырех
государств Баренцева региона. Первые учения состоялись в 2001 г. в
Швеции. Тогда силы четырех стран отрабатывали навыки устранения
аварии на атомной станции.
 создание Центра навигационных исследований в г. Варде
(Норвегия), где уже имеется Центр мониторинга судоходства по
Северной Норвегии, который отвечает за отслеживание и проводку
морских судов у побережья Северной Норвегии. Он играет ключевую
роль в российско-норвежском сотрудничестве по вопросам
безопасности мореплавания и разработки сценариев борьбы с
нефтяными разливами.
 создание информационного центра на атомном ледоколе «Ленин» в
Мурманске. Центр получает информацию обо всех радиационных
объектах на территории Мурманской области и занимается
распространением сведений о радиационной обстановке в регионе.
Создавался центр с участием голландских специалистов. В 2006 г.
Евросоюз выделил на создание центра 1 млн 300 тыс. евро.
В целях решения экологических проблем региона задач в 1991 г. восемь
арктических стран — Канада, Дания, Финляндия, Исландия, Норвегия,
Российская Федерация, Швеция и США — приняли Стратегию по защите
окружающей среды Арктики (AEPS). В 1996 г. Министерства иностранных
дел стран арктического региона подписали Оттавскую декларацию и
образовали Арктический совет, который призван в том числе обеспечить
программу по всестороннему внедрению устойчивого развития. Арктический
совет является ключевым институтом международного экологического
сотрудничества в Арктике. Основные цели и задачи Арктического совета:
проведение экологического мониторинга, получение достоверной и
достаточной информации о состоянии арктической среды; разработка
предложений и рекомендаций по предотвращению и контролю над
загрязнениями для приарктических государств и стран наблюдателей.
Важный вклад в развитие международного экологического сотрудничества, и
прежде всего в реализации конкретных проектов, вносит созданный в 1993 г.
Совет Баренцева/Евроарктического региона. Рабочая группа СБЕР по
охране окружающей среды уделяет внимание как общим проблемам —
глобальное изменение климата и его влияние на Баренцев регион, так и
конкретным мерам по модернизации систем водоснабжения, очистки
сточных вод, сокращению сбросов промышленных предприятий.