Вы находитесь на странице: 1из 178

М.К.

Ростовцев
Северо-Осетинский институт гуманитарных и социальных
исследований им. В.И. Абаева - филиал Владикавказского научного
центра Российской академии наук

А.Л. ЧИБИРОВ

ИРАНСТВО КАК
ПРЕДЧУВСТВИЕ
(Вопросы иранистики в трудах М.И. Ростовцева)
Б Б К 81.2
Ч 58

Чнбиров А.Л. И р а н с т в о к а к п р е д ч у в с т в и е : Вопросы


и ран и сти ки в трудах М.И. Ростовцева. - В ладикавказ:
СОИГСИ ВНЦ РАН, 2016. - 174 с.

ІЗВИ 978-5-00081-124-5

Рецензенты:
Ф .Х Г у т н о в - доктор исторических наук, проф ессор
(СОИГСИ ВНЦ РАН);
А. А . Цу ц и е в - кан д и д ат исторических наук (СОИГСИ
ВНЦ РАН)

Великий русский и американский (в эмиграции) историк,


крупнейший специалист по истории классической древности
и по античному Причерноморью, М.И. Ростовцев был пред­
ставителем той плеяды русской интеллигенции конца XIX -
первой половины XX вв, которая внесла огромный вклад как
в русскую историческую науку, так и в развитие русской ду­
ховности. М.И. Ростовцев осознавал невозможность изучения
древнерусской истории без исследования истории племен и
народов, обитавших в южнорусских степях начиная с I тыся­
челетия до н.э. В представленной монографии рассматривает­
ся его роль в определении преемственности русской истории
и культуры как наследницы греческой и скифо-сарматской
культуры Северного Причерноморья.

ІЗВИ 978-5-00081-124-5 ББК 81.2

Чибиров А.Л., 2016


3 x3

Собственно, вся наша цивилизация, как говорят


историки античности, началась с того, что греки
перестали умирать там, где родились.
А. Генис

Русская анпшяность М.И. Ростовг^ева

Вместо предисловия

А нтиковедение зн ает немало имен крупны х учены х


(Э. Мейер, Т. Моммзен, Ч. Буэллс, М. Д ьяконов, В. Л аты ­
ш ев, Д. Каллистров, Е.М индз, В .С арианиди, Т. Скрип-
ник, М. Щ укин, В. Зуев и др.), которы е заним ались
исследованием истории и культуры античной эпохи.
К аж ды й из них оставил значительны й след в изучении
проблематики. Это были действительно имена. П ерво­
проходцы в науке, увлеченны е духом и зы скани й , им
посчастливилось быть свидетелями удивительны х а р ­
хеологических откры тий, которы е последовали вслед
з а р аскоп кам и в скиф ски х курганах, п редп ри н яты х в
конце XIX в ека к а к проф ессиональны м и археологами,
т а к и кладоискателями-лю бителями.
И все ж е особое место в этом ярком , разнообразном
списке зан и м ает великий русский ученый, крупней­
ш ий специалист по истории классической древности
и по античном у Причерноморью Михаил И ванович Ро­
стовцев. Он принадлеж ал к плеяде русской интелли­
генции к о н ц а XIX - первой половины XX вв., которая

3
5X5

внесла огромный вклад к а к в русскую историческую


науку, т а к и в р азви ти е русской духовности. Судьбой
Ростовцеву было предн ачертан о стать одним из самых
известны х учены х-антиковедов современности. Его
научная деятельность бы ла насы щ енной, разнообраз­
ной и исключительно плодотворной. И звестны й архео­
лог Б. А. А итвинский писал о нем: «За всем этим скры ­
вается глыба интеллектуальной энергии и огромный
талан т с чертам и гениальности» (Аитвинский, 1999.
С. 214).
Помимо исследования непосредственно эллинизма
и античного прошлого П ричерноморья Ростовцев внес
большой вклад и в изучение социально-экономической
истории Римской им перии. Его труды з а границей
были представлены довольно ш ироко.
Михаил И ванович Ростовцев родился 29 октября
1870 г. в г. Ж итомире. Семья, в которой он появил­
ся н а свет, считалась интеллигентной и, к а к п р и н я­
то было раньш е говорить, бурж уазно-дворянской.
О тец его дослужился до попечителя учебного округа в
Оренбурге, достиг ч и н а действительного тайного со­
ветника. Ю нош а получил п рекрасное по тому врем е­
ни гимназическое, а затем вы сш ее образование н а
историко-ф илологических ф акультетах сначала Киев­
ского, затем П етроградского университетов. Огромное
значение в творческой судьбе Ростовцева имели его
научны е ком анди ровки после окончания университе­
та. Ф инальным аккордом для заверш ен и я проф есси­
онального образования послужила трехлетняя ком ан ­
д и р о в ка (1895-1898 гг.) за границу (Италия, Греция,
Ф ранция, А встрия, И спания, С еверная А ф ри ка и др.),
которая д ал а многое будущему ученому в п р ак ти ч е­
ском плане. Во врем я зарубеж ны х ком андировок он
работал не только в музеях и архивах, но знаком ился с

4
зхе

археологическими раскоп кам и и п ам ятн и кам и а н ти ч ­


ной культуры.
В 1898 г. Михаил И ванович начал работать в Пе­
тербургском университете и параллельно в ряде других
учебных заведений, где преподавал латы нь и римскую
историю . В 1903 г. Ростовцев защ итил докторскую
диссертацию и стал проф ессором Петербургского ун и ­
верситета. О вы соких научны х достиж ениях Ростов­
ц ев а в предреволю ционны й период свидетельствует и
ф а к т его и збрания в 1917 г. членом Российской А каде­
мии наук.
М.И. Ростовцев зар е­
ком ендовал себя к а к т а ­
лантливы й археолог. Его
вы ступление н а Первом
М еждународном А фин­
ском конгрессе археологов
весной 1905 г. назы валось
«О Керченских росписях»,
и было посвящ ено опи­
санию т а к назы ваем ого
склепа Д ем етры в а н ти ч ­
ном П анти капее (Жебелев
1905. С. 1-27). Ростовцев
был членом Учредительно­
го совета Э рм итаж а, где
п ри поддерж ке С.А. Же-
белева и других коллег
были залож ены основы М.И. Ростовцев, 1899 г.
будущего отдела археологии (1918 г.). В ряде работ,
н ап и сан н ы х в связи с археологическими откры тиям и
в древн ем городе Д ура-Европос, Ростовцев наглядно
продем онстрировал значение археологического м а­
тери ал а для реш ени я многих исторических проблем.

5
З хё

Михаил И ванович п рекрасно разбирался не только в


археологии, но и в нум изм атике, в соверш енстве овла­
дел нем ецким язы ком , изучал латинскую эпиграф ику,
установил тесны е связи с европейским и коллегами. В
Россию Ростовцев вернулся уж е полностью сф орм иро­
вавш и м ся специалистом.

Профессора историко-филологического факультета


Петербургского университета, 1 октября 1913 г.
В первом ряду второй справа М.И. Ростовцев

М ихаил И ванович увлекался не только наукой.


Его разносторонние интересы охваты вали обш ир­
ны е, сам ы е различны е асп екты культурной ж и зни ,
что позволяло ему общ аться и друж и ть с вы даю щ и ­
м ися поэтам и, п исателям и и худож никам и той эпохи.
Согласно би ограф ам А лександра Блока, поэт был ч а ­
сты м гостем у Ростовцевы х, и вполне допустимо, что
рож дение впоследствии у Б лока поэтических строк о
ски ф ах было следствием его тесного общ ения с Ми­
хаилом И вановичем . После О ктябрьской револю ции
С оветское правительство предложило ему работать
в Н ародном ком и ссари ате просвещ ения. О днако, не
п ри н яв идей больш евизма, Ростовцев покинул Рос­
6
эха

сию в 1918 году и больше н а родину не возвращ ался


(С киф ский ром ан, 1997. С.45).
Н есмотря н а статус и им я в мире науки, эм играц и я
Ростовцеву давал ась нелегко. Он пы тался устроиться в
Ш веции, Чехии, Англии, но в конечном итоге вы н уж ­
ден был перебраться в США, где обосновался и вп о­
следствии стал проф ессором Йельского университета.
«Что для другого че­
ловека в его во зр ас­
те (ему было 48 лет.
- А.Ч.) обернулось бы
трагедией, для Ро­
стовцева, сум евш е­
го переж и ть кризис,
стало новы м импуль­
сом к творчеству», -
писал о нем видны й
и стори к-ан ти ковед и
исследователь науч­
ного наследия учено­
го Э.Д. Фролов (Фро­
лов, 1990. С. 161).
Б лагодаря своим не­
заурядны м способ­
ностям, он сумел не
только не затеряться
в новом окруж ении,
но и зан ять лидиру- „, тл „ ,
М.И. Ростовцев - профессор
ю щ ие позиции в ми- Йельского университета
ровом антиковедении.
З а врем я своей работы в России, Англии и А мерике он
был удостоен нескольких почетны х докторских дипло­
мов, был избран членом р я д а национальны х академ и й
и различны х учены х общ еств в Европе и Америке. В
1935 г. М.И. Ростовцев был избран президентом Аме-
7
— >--- = з*: -------:— - о - —

ри кан ской исторической ассоциации, крупнейш его


профессионального объединения историков в США.
Тем сам ы м его п ри зн ан и е в научном мире вышло за
рам ки известности среди крута узких специалистов.
Влияние и авторитет, которого М.И. Ростовцев достиг
в научной и общ ественной ж и зн и Европы и Амери­
ки первой половины XX в., позволяю т поставить его
в один р яд с таки м и вы даю щ им ися деятелям и рус­
ской эм играции, к а к П.А. Сорокин, И.И. С икорский и
В.К. Зворы кин. М ихаил И ванович Ростовцев стано­
вится звездой п ервой величины н а небосклоне класси­
ческой древности. Его труды не выходили из научного
обихода в течение многих десятилетий и стали достоя­
нием мирового антиковеден и я, - не это ли признание
заслуг ученого?
М.И. Ростовцев прож ил долгую и трудную ж изнь,
однако ж и знь эта была насы щ енной и яркой , несмотря
н а потрясения, уготованны е ему судьбой. Бы л в ней не­
кий божий промысел, ибо Михаилу И вановичу удалось
сохранить во времени, пронести сквозь него свою п ри ­
родную интеллигентность, и, более того, стать образ­
цом настоящ его русского интеллигента, представителя
российской науки. Д а в ая совокупную характеристику
Ростовцеву к а к неординарном у ученому и авторитет­
ной личности, один из его последователей, вы даю щ ий­
ся итальянский антиковед, проф ессор Лондонского
ун иверситета Арнальдо Момильяно писал: «Кто знал Ро­
стовцева, узнал, что такое величие» (М отщ ііапо, 1966.
Р. 98). Уже в постперестроечное врем я все труды уче­
ного по античности н а иностранны х язы к ах наконец
были переведены и опубликованы в России.
М.И. Ростовцев оставил после себя богатое научное
наследие по античной истории, в частности по исто­
рии и культуре ски ф ов и сарм атов. Его работы были

8
3x3

ф акти ч ески первы м удачны м опытом сочетания исто­


ри ческих свидетельств с данн ы м и археологии. «Обла­
д а я концептуальны м складом ума, непреры вно обога­
щ ая изучение античности новы м и идеям и, Ростовцев
разработал концепцию социально-экономической
истории и ц ивилизации эллинизма, Римской им пе­
рии, античного П ричерноморья и скиф о-сарм атского
мира» (Фролов, 1990. С.2). Более всего он внес вкл ад в
исследование социально-экономической истории Рим­
ской им перии (С. 162).
Научные и зы скани я М.И. Ростовцева з а рубежом
были представлены ш ироко, в то врем я к а к в Совет­
ской России деятельность ученого, в том числе и н а ­
учная, рассм атри вал ась с негативной точки зрения. В
30-40-х годах в СССР к трудам Ростовцева было п р ед ­
взятое отнош ение, его рассм атри вали к а к типичного
п редставителя научного м одерн изаторства в его н а и ­
более реакц и онн ой ф орме. У ченого-эмигранта за ч а ­
стую критиковали за т а к н азы ваем ы й «недостаточный
патриотизм», ссы лаясь н а то, что в своих исследовани­
я х во взгляде н а античность он слиш ком ориентирует­
ся н а европейскую науку. О днако не все его коллеги
в С оветском Союзе разделяли эти суж дения, ссы лаясь
н а мнение, что н и к а к а я н ау ка не мож ет быть наукой
одной страны . С торонник подобных взглядов н а н а ­
следие М.И. Ростовцева, и звестны й советский археолог
М.И. А ртамонов писал: «Блестящий эрудит и тонкий
исследователь, одинаково ц ен и вш и й и сведения, со­
общ аемы е древн и м и авторам и, и данн ы е археологии,
умею щ ий кри тически разобраться и в тех и других,
М.И. Ростовцев в синтезе во многом превзош ел своего
п р едш ествен н и ка в этом деле, английского ученого Е.
М іппз’а» (Артомонов, 1947. С.68).
В послевоенны й период, особенно в 50-60-е годы,

9
-с—-— :— оэ

отнош ение к его наследию изменилось в лучшую сто­


рону. С оветская И сторическая энциклопедия д аж е
подчерки вает его огромны й вклад в современную
историческую науку (СИЭ, 1969. С. 219).
Однако действительное призн ани е научное насле­
дие ученого получило в постперестроечное время, когда
сф ормировался подлинно объективны й взгляд к а к н а
саму фигуру М.И. Ростовцева, т а к и н а значимость его
трудов для исторической науки России. Н ачиная с кон­
ц а 80-х годов почти все его важ нейш ие работы, н ап и ­
санны е им н а иностранны х язы ках, были переведены
и изданы в России. Кроме того, н а стран и ц ах ж урнала
«Вестник древн ей истории» были опубликованы неиз­
данн ы е сочинения Ростовцева. В 2013 г. переиздается
его известны й труд «Скифия и Боспор», впервы е уви ­
девш ий свет в 1925 г. Более того, в честь ученого стали
проводиться тем атические конф еренции. Можно ск а­
зать, что Ростовцев вернулся н а родину навсегда.
Научную деятельность Ростовцева условно можно
поделить н а российский, доэм играционны й период, и
труды, которы е он опубликовал уж е за границей.
До эм играции 1918 года М ихаила И вановича боль­
ше интересовала д р евн яя история русского народа.
Потому доминирую щ ее место в его научном наследии
заняли труды по эллинизму и иранизм у н а юге России.
В этот период он сосредоточился н а антиковедении, то
есть изучении истории и культуры народов, п рож и вав­
ш их на юге России в древнейш ую , дославянскую эпоху.
В статье «Судьба ученого: Ростовцев и его место
в русской науке об античности», известны й совет­
ский антиковед Э.Д. Фролов разделил труды ученого
по антиковедению н а д в е группы. В первую он отнес
работы по архитектуре и изобразительному искусству
античного побереж ья Северного П ричерноморья, а во

10
3X3

вторую группу - многочисленные статьи, п освящ ен ­


ны е античн ы м городам (Ольвии, Херсонесу) и государ­
ствам Северного П ричерноморья (Хараксу, Боспор)
(Фролов, 1990. С. 162-163).
Работы, относящ иеся к первой группе, довольно
основательны. Среди них важ нейш ей, н а н аш взгляд,
является небольш ая по объему кн и га «Античная д е ­
к о р ати в н ая ж и вопи сь н а юге России», в которой Ро­
стовцев показал себя вы даю щ им ся специалистом по
античному искусству. В книге дается описание и все­
стороннее исследование античны х пам ятн иков, сохра­
нивш ихся н а юге России. В торая часть книги п р ед ­
ставляет из себя роскош но издан н ы й атлас, в которы й
вклю чены 112 таблиц с рисункам и.
Из работ второй группы доминирую щ ее место з а ­
ним аю т труды по античны м городам П ричерноморья.
При этом главны е интересы ученого касались культур­
ны х кон тактов скиф о-сарм атского м и р а и эллинизма,
которы е являю тся не чем ины м, к а к предтечей исто­
рии славянства. Р ассм атри вая древню ю историю Рос­
сии в контексте процессов, происходящ их в ю ж норус­
ских степях в праславянскую эпоху, Ростовцев уделял
огромное вн им ан и е истории народов и государств,
сущ ествовавш их в этом ареале в древности, а та к ж е
взаим оотнош ениям меж ду этим и народам и. Он п ре­
красно осознавал, что невозмож но изучение древн ей
русской истории без исследования истории племен и
народов, обитавш их в ю ж но-русских степях н ач и н ая
с I ты с. до н.э. Более того, учены й считал, что славян ­
ские племена являю тся наследникам и греческой и
скиф о-сарм атской культуры. Безусловной заслугой Ро­
стовц ева является и то, что он «впервые обобщил и по­
ды тож ил результаты исследований русских археологов
дореволю ционного пери ода в области изучения исто­

11
3x5

рии и культуры ски ф ов и сарматов» (Смирнов, 1964.


С. 10). Его труды были ф акти ч ески первы м удачны м
опытом соединения исторических свидетельств с д а н ­
ны ми археологии. Общий список научны х статей и
м онограф ий Ростовцева н асч и ты вает 680 н азван и й с
их переизданиям и. И, к а к отм ечает Б.А. А итвинский,
«Каждая статья это не только ш едевр учености, но и
соверш енно новая, более глубокая интерпретация,
свеж ая идея или концепция, одним словом - откры ­
тие» (Аитвинский, 1999. С. 214).
Стремление сохранить беспристрастность при изу­
чении вопроса происхож дения русского народа, ж ела­
ние добраться до истинной сути, привели Ростовцева
к необходимости исследования истории народов, ж и в ­
ш их н а юге современной России в дославянскую эпо­
ху. О твечая н а вопрос, к а к а я м ож ет быть связь м еж ­
ду эллинами и и ран ц ам и , сидевш им и н а юге России
в эпоху, когда о славянах и русских ничего не было
известно, учены й пиш ет, что эт а связь не этн ограф и ­
ч еская, и не политическая, а культурная, связь преем ­
ственности культур, того ж изненного уклада, которы й
позднее сделался Россией. Н астаи вая н а так и х п рин ­
ципах исследования древн ей русской истории, он осу­
дил п р акти ковавш ееся до него отдельное друг от друга
изучение эллинства и и ран ства, связал историю юга
России с историей античного м и ра вообще, в результа­
те чего достиг вы даю щ ихся научны х успехов. О тдавая
должное таком у подходу к изучению русской стар и ­
ны и последующие великолепные результаты, автор
лучш ей аналитической статьи о творчестве Ростовце­
ве, Э. Фролов писал: «Соверш авш ееся в глубочайшей
древности в П ричерноморье плодотворное взаим одей­
ствие античной и скиф о-и ран ской культур, не прошло
бесследно для восприем ников этого древнего симбио­

12
3x3

за славянских племен, и что уже таки м путем Россия


была вовлечена во всем ирно-исторический культур­
ны й процесс» (Фролов, 1990. С. 157).
П ри зн авая значим ость работ Ростовцева по элли­
низм у и и ран ству для мирового антиковедения, тем
не менее, необходимо отметить, что в свете всеобщ е­
го взгляда н а проблематику некоторы е его полож ения
могут быть подвергнуты критическом у осмыслению,
и для этого сущ ествую т весьм а веские и объективны е
причины . Конечно ж е, ему могла быть недоступна
литература, и здаю щ аяся в СССР, в частности труды
В.И. А баева и многих других иранистов-осетинове-
дов. М алодоступность советской научной литературы
весьм а объяснима, однако в его трудах, касаю щ ихся
и р ан ства, н ет ссылок к а к н а знам ениты е «Осетинские
этюды», т а к и н а другие работы В.Ф. Миллера. В р е­
зультате, работая н а д исследованиям и по иран и стике,
Ростовцевы м была запущ ен а в научны й оборот не вся
ли тература по древн ей и средневековой истории ю га
России, касаю щ аяся скиф ов, сарм атов, алан. В этой
связи сегодня, когда накоплен огромны й научны й м а ­
териал, когда скиф ология, сарматология и алановеде-
ние выделились в специальны е научны е дисциплины ,
некоторы е полож ения в трудах Ростовцева, к асаю ­
щ иеся ски ф ов и сарм ат, требую т некоего уточнения
и корректировки , что нам и и будет предп ри н им аться
в соответствую щ их м естах этого исследования. Тем не
менее, к а к правильно подмечено В.И. Кузициным, «на­
правлени е научного п оиска М.И. Ростовцева в целом
было верны м и предвосхитило многие достиж ен и я со­
врем енной науки» (Кузицин, 1989. С. 207).

13
К раткий обзор трудов
МЛ. Ростовуева по иранистике

Письменная литература

П еред н ам и не стоит за д а ч а обзора и анали за мно­


гочисленных и м ногоаспектны х трудов М ихаила И ва­
новича. В данн ом исследовании мы хотим лиш ь вы ч­
ленить и проан ализи ровать работы ученого, имеющие
отнош ение к иранском у миру, к ск и ф ам и сарм атам ,
провести параллели с результатам и уж е известны х
и зы скани й в этой области. Этим мы надеем ся чуть об­
легчить задачу для будущего исследователя всего н а ­
учного наследия ученого.
К ак верно было отмечено академ иком С.А. Жебеле-
вым, ск и ф ск ая проблема весьм а сложна, и ее правиль­
ное реш ение зави си т от точного истолкования пись­
м енны х источников Геродота, к С киф ии и ски ф ам
относящ иеся (Жебелев, 1938. С. 151). Киммерийцы и
ски ф ы впервы е появляю тся в поле зрения передн еа­
зиатской исторической тради ц и и в «Известиях д р е в ­
них писателей о С киф ии и К авказе. Восточные тек ­
сты» (1947), а та к ж е в трудах известного востоковеда,
специалиста по древн ей истории И рана М.И. Д ьяконо-
14
ва. Некоторые исторические и этнограф ические све­
дени я о ски ф ах и ки м м ерий ц ах содерж атся в Библии
(Второзаконие; К нига П ророка И еремии; К нига проро­
к а Софонии). О днако наиболее полный свод источни­
ков, к а к греческих, т а к и античны х, относящ ихся к
скиф ам , собран и переведен В.В. Л аты ш евы м в много­
томной работе под н азван и ем «Известия древн и х пи­
сателей, греческих и латинских о С киф ии и Кавказе».
П ереводы эти считаю тся вполне удовлетворительны ­
ми и учены е-скиф ологи для своих исследований в ос­
новном использовали этот материал.
З а всю многовековую историю античной ц иви ли за­
ции множ ество ее представителей - ученых, писателей,
поэтов, политических деятелей и путеш ественников,
писали или упоминали в своих зам етках о племенах
и народах, населявш их Северное П ричерноморье и
степи Восточной Европы . Лишь незначительная часть
этого объема и н ф орм ац и и дош ла до н аш и х дней. В но­
вое и новейш ее врем я письм енны е источники обога­
тились исследованиям и, ком м ентариям и, переводам и
и т.д., многократно превы ш аю щ им и по объему ори­
гинальны е тексты . К пионерам в исследовании этих
ар теф актов, касаю щ ихся античны х источников по
Северному П ричерноморью и Югу России, мож но без
преувеличения отнести М.И. Ростовцева. С озданная
им стройная концепция р азви ти я античны х тр ад и ц и й
н а Северном П ричерноморье остается незыблемой по
настоящ ее врем я. А нтичных писателей интересовало
о ск и ф ах буквально все. В их трудах содерж ится не­
мало интересны х сведений о быте, религии, культуре
скиф ов. Есть авторы , которы е отдавали предпочтение
политическим событиям, происходящ им в С киф ии.
Д ругие касались религии, государственного строя.
Н екоторые ж е, таки е к а к Геродот, старались дать

15
3x5

объемные, и счерпы ваю щ ие сведения о скиф ах, н ач и ­


н ая с их этнической принадлеж ности, культуры, быта,
политической истории, государственного строя и т.д.
Более всего ски ф ам и интересовались их непосред­
ственны е соседи греки-ионийцы , в трудах которы х
много м атериала о п рипонтийских народах, племенах
скиф ов, сарм атов и др. О днако, к а к отмечает Ростов­
цев, у авторов-и они й цев была тенденция «включить
скиф ов в число тех племен, которы е сыграли и звест­
ную роль в истории м ировой культуры» (Ростовцев,
2013. С.86). По его мнению , интерес античны х авторов
к Северному П ричерноморью то повы ш ался, то пони­
ж ался, в зависим ости от роли, которую оно играло в
исторических судьбах античного м и р а (Там же).
Греки стали проявлять интерес к скиф ском у миру
тогда, когда усилилась политическая и эконом ическая
роль ионических городов Малой Азии. Наиболее а к ти в ­
ны е кон такты со ски ф ам и начали проходить во врем я
колонизации им и прибреж ны х зон Черного моря. Ро­
стовцев отмечает: «Так к а к хозяевам и северного по­
береж ья Черного м оря и части его восточного берега
были скиф ы , и греческим поселенцам приходилось
встать от скиф ского ц ар ств а в отнош ении вассальной
зависим ости, так и е ж е, в к аки х находились города
Малой Азии сначала от лидийского, а затем от персид­
ского ц арства, то грекам необходимо было знать, с кем
они имею т дело, каково их прошлое и настоящ ее, к а ­
к о в а культура и вообще весь облик их крупного и, к а к
казалось, прочно организованного царства» (Ростов­
цев, 2 0 1 3 .С. 192).
Греки ж иво интересовались своими новоявлен­
ны ми соседями. Ростовцев отмечает, что «Наиболее
близка грекам , и специально грекам ионийским, мало­
азиатским , С киф и я и греческие города П онта н а заре

16
греческой истории, в эпоху наибольшего политическо­
го р асц в ета С киф ии и первы х этапов р азви ти я грече­
ских черном орских колоний» (Ростовцев, 2013. С.1.).
Хронологически это были ѴІІ-Ѵ вв. до н.э., «когда со­
брано было наибольш ее количество положительных,
реальны х сведений о наш ем юге. В это врем я слож и­
лась р а з н авсегда т а к а р ти н а распределения племен и
народов, соседствовавш их с греческим и городами се­
верного и восточного побереж ья Понта, которая затем
только изм еняется в деталях, продолж ая влиять д аж е
тогда, когда реальная действительность в корне и зм е­
нилась» (Там ж е. С.2-3).
К аковы ж е были представления древн и х о ски ф ах
и сарм атах, и каки м м атериалом дополнил эти сведе­
ния Ростовцев? О бозревая литературу, касаю щ ую ся
изобретения ж елеза, Ростовцев п риводит п р ед став­
ляю щ ие историограф ически й интерес греческие п ре­
д ан и я. Греки п рип и сы ваю т изобретение ж елеза двум
н ародам - халибам и скиф ам . Эсхил считал железо
изобретением скиф ов, а С киф ию , которую он поме­
щал н а К авказе, н азы вал матерью ж елеза. Гесиод ж е
изобретателем меди считал ск и ф а Д еласа. Согласно
В. Ф лакку и другим античны м авторам п ервы м и ме­
таллургами п ри зн ан ы халибы. В. Ф лакк считает, что
халибы были изобретателями не только ж елеза, но и
ж елезны х орудий. Между тем, греческие п редан ия
считали халибов ски ф ам и (Ростовцев, 2013. С.20-21),
что не согласуется с историческим и реалиями. Халибы
были соврем ен н икам и скиф ов, но ж или в ю ж ном К ав­
казе м еж ду ю ж ны м берегом Черного моря и верхним
течением Е в ф р а т а (СИЭ, 1974. С.492). Восточные х а ­
либы назы вались халдами, которы е п рож ивали в Хал-
дии. В истории не заф и кси р о ван ы ни их ко н такты со
ски ф ам и , ни этническое родство.

17
2 Заказ № 209
Первое вполне определенное упом инание о ски ф ах
сохранил короткий отры вок поэмы, приписы ваем ой
Гесиоду. Вслед за н им ски ф ы упом инаю тся в зн ам ен и ­
той поэме Гомера «Илиаде», которы й н азы вал их «див­
ны е доители кобылиц, млекоеды» (Гомер. XIII, 1-ел.)
В критическом обзоре античной литературы Ро­
стовцев отметил п ракти ч ески всех авторов, т а к или
иначе упом инавш их о скиф ах. Говоря о П индаре, он
вспом инает его слова о наличии у скиф ов обедневш их
и неполноправны х прослойках населения. В контексте
со ски ф ам и упом инаю тся и другие античны е авторы:
Фукидид, Аристотель, Ксенофонт. О рабстве и других
ф орм ах классовой зависим ости в скиф ском мире пи ­
сали А ристоф ан, А ндокид и другие.
В ѴІ-Ѵ вв. до н.э. в греческом мире появились ло­
гограф ы -основополож ники греческой (ионийской) н а ­
учной прозы. К ак считаю т специалисты , по своему
методу и целям, не говоря уж е о преем ственности и
зависим ости друг от друга, логографы представляли
единое направление (Доватур, 1957. С. 11), что было
осознано еще в древности.
Верш иной р азви ти я ионийской научной про­
зы считается труд Геродота - единственное полно­
стью (или почти полностью) уцелевш ее произведение
ионийской историограф ии. Для исследователей исто­
рии культуры, религии и бы та скиф ов «История» Геро­
дота, является уникальны м и бесценны м источником.
Естественно, что из всех античны х авторов Ростов­
цев (как, впрочем, и и звестны й советский антиковед
Д.П. Каллистов) особенно чтил Геродота, н азы вал его
непревзойденны м писателем, а его «Историю» - бес­
см ертны м творением (Ростовцев, 1993. С. 193). Уче­
ны й подчеркивал, что именно Геродотом была создана
к ар ти н а древнего м ира, которая остается единствен­

18
З хЭ

но цельной и связной. Несмотря н а пестроту расск аза,


значительную часть и нф орм ац ии о С киф ии Геродот
черпал у ольвийских греков, прекрасно осведомлен­
ны х о той С киф ии, которая была ближе всего к ним, и
которая, естественно, их интересовала больше всего.
Вместе с тем Ростовцев кри тически подходит к
наследию великого историка. Он п одчерки вает свой ­
ственное Отцу истории селективное отнош ение к со­
бранному материалу, и в качестве иллю страции к
сказанном у п риводи т прим ер тенденциозного ум алчи­
ван и я им сведений об одном из крупнейш их ц арств
прошлого - Боспорском царстве, а та к ж е тот ф ак т, что
при сборе м атериала Геродот отдавал предпочтение
материалу, которы й бы удивил или поразил его сооте­
чественников. Кстати, это свойство Геродота подчер­
кивали и другие исследователи (Лурье, 1947. С. 130).
«Очень трудно определить, - писал Ростовцев, - в к а ­
кой мере Геродот ч ерп ает свои сведения из литератур­
ны х источников, и в какой он лично слыш ал х а р а к ­
тери сти ку бы та ски ф ов из уст понтийских греков. Не
м ож ет быть с достоверностью определено и то, был ли
он лично в Ольвии или только беседовал с ольвийцами,
где-нибудь в другом месте. Н есомненным п редставля­
ется только одно - лично ж и зн и скиф ов не наблюдал
и что в его р ассказе причудливо см еш аны сведения,
им евш иеся о ски ф ах у ольвийцев, и д ан н ы е ли тера­
турны х преданий» (Там ж е. С.59). В своем труде «Ски­
ф и я и Боспор» он неоднократно обращ ается к анализу
сведений Геродота
В ряду авторов, п исавш и х о С киф ии, вторы м по­
сле Геродота был П севдо-Гиппократ, автор т р а к т а т а
«О воздухе, водах и местностях». Т рактат не содерж ит
новой и нф орм ац ии о скиф ах, но представляет и н те­
рес к а к дополняю щ ий сведения Геродота о ски ф ски х

19
3X 5

энареях, о сарм атах и их локализации, о положении


ж енщ и ны -сарм атки. В есьм а ц ен н а его и н ф орм ац и я о
скиф ски х п ерекочевках, о рабстве в С киф ии, о нали­
чии в ней имущ ественной ди ф ф ерен ц и ац и и . Однако,
к а к отмечает Ростовцев, весьм а близкие к реальности
м атериалы Геродота и П севдо-Гиппократа отличаю т­
ся разной трактовкой и разн ы м ракурсом взгляда на
скиф ов и окруж аю щ ий их мир. Если Геродот д авал
п ространны й обзор географ ии, истории, достоприм е­
чательностей и обы чаев ски ф ов и соседних племен с
целью «познакомить с ним и своих читателей», то по
П севдо-Гиппократу «скифы важ н ы лиш ь постольку,
поскольку детальное знаком ство с ним и ав то р а и тог­
даш н ей науки вообще давало возмож ность проследить
н а них лучше, чем н а ком-либо другом, влияние клим а­
т а и местности н а вн еш ни й вид, бы т и х ар ак тер отдель­
ны х населяю щ их вселенную племен» (Ростовцев, 2013.
С. 85). О днако некоторы е антиковеды были настро­
ены кри тически к П севдо-Гиппократу. В частности
Д.П. Калистров вы ступал против преувеличения роли
его тр а к т а т а к а к и сточн и ка по истории С киф ии, н а том
основании, что его рассуж дение о влиянии клим ата н а
организм является «схоластическим и надуманным»
(Калистров, 1945. С. 185-186). И все ж е и Геродот, и
П севдо-Гиппократ старались д ать максимально близ­
кую к действительности картину, чего нельзя сказать
о Гесиоде, или Эсхиле, которы е со свойственны м по­
этам стремлением к п риукраш и вани ю были не вполне
точны в описаниях. В критическом обзоре литерату­
ры древн и х о ски ф ах Ростовцев отм ечает Гелланика,
которы й вы соко ценил скиф ов и предлагал «включить
скиф ов в число тех племен, которы е сыграли извест­
ную роль в истории м ировой культуры», Ф укидида, ко­
торы й та к ж е считался со скиф ам и, имел определенное

20
зхе

и точное представление об их политической мощ и и о


уровне р азви ти я культуры (Ростовцев, 2013. С. 87).
И нтерес к с к и ф ам в Ѵ-ІѴ вв. до н.э. в античном
м ире был настолько вы сок, что уж е к концу IV в. до н.э.
усиливается тен ден ц и я к и деализац и и ск и ф о в и д а ­
леких северн ы х в а р в а р о в . Э та тен ден ц и я особенно
сильно п рояви лась в трудах древнегреческого и сто­
р и к а Э ф о р а (405-330 до н.э.). В своем главном труде
«История», вклю чаю щ ем в себя 30 том ов, к сож але­
нию , не дош едш и х до нас, он и злагает историю всего
греческого м и ра, в том числе и греческих колоний и
их соседей, в частн ости скиф ов. Ростовцев писал, что
«Эфор создал из этнограф ического м атер и ал а и о н и й ­
ских авторов р я д идеализирую щ их образов отдельных
д и к и х народов. Д ля этой цели он использовал п реи м у­
щ ественно ски ф ов, создав из них ти п идеальны х но­
м адов, которы м он п роти воп оставил стан ови вш и хся
хорош о и звестн ы м и грекам того врем ен и д и к и х и гру­
бых савром атов» (Там ж е. С. 6). Он н азы вал ск и ф о в
господствую щ им элементом, заполнивш им весь севе­
ро-восток тогдаш него известного ему м и ра. Эф ор был
хорош о зн аком со ски ф ски м бытом, во всей его д и к о ­
сти и неприглядности, но он считал эту к ар ти н у од­
носторонней. Его интересует другая к а р ти н а , т а , к о ­
то р ая в ы тек а е т из и н тер п р етац и и иллюзорного м и р а
Гомера и Гесиода. Успех имели не реальны е к ар ти н ы
Э ф ора, а к а р ти н ы бы та отвлеченны х, и д еал и зи р о ван ­
ны х ски ф ов. Его и деали зи рован н ы е ски ф ы оказали сь
необы чайно ж и вучи м и (Там ж е. С .6). Т аким образом,
для ск и ф о в Э ф ор рисует черты золотого в ека, соци ­
альной утопии, связан н ой с представлен и ем о золо­
том веке, делает их непобедим ы м и, п ри п и сы в ает им
изобретение гончарного к руга и двузубого як о р я , со­
п о ставл яет идеальны й образ сп раведли вей ш и х ски-

21
ЕЗХ®Е

ф ов в ар варам -л ю д оед ам -савром атам , находящ им ся


в рабстве у ж ен щ и н , когда у ски ф о в - только р а в н о ­
п р ави е полов. П опросту говоря, Эф ор под влиянием
этической д о ктр и н ы стоиков н ари совал не реальную ,
а идеализированную к а р ти н у ск и ф о в -в ар в ар о в , не
испорченны х разлагаю щ им воздействием ц и ви л и за­
ции (Там ж е. С.88-96). Следует Э фору и П осидоний. И
в его п редставлен и ях ск и ф ы - добродетельны е н о м а­
ды , ж и вущ и е «согласно зако н ам природы , вне пагуб­
ного вли ян и я культуры» (Там ж е. С.8).
Много нового и ценного о ски ф ах содерж ится у
С трабона. Он п ервы м сообщил о локализации в горной
части Иберии иран оязы чны х племен. В своем труде
«Описание Иберии» античн ы й географ сообщает, что
ее горную часть зан и м аю т «воинственные племена,
в образе ж и зн и и по обы чаям сходными со скиф ам и
и сарм атам и , с которы м и они находятся в родстве»
(Античные, 1990. С.74). В этих последних, по мнению
Ю.С. Гаглойти, «нельзя не видеть позднейш их два-
лов-осов грузинских источников (осет. туал-туаллаг).
Именно древность п ребы вани я сарм атов н а Северном
К авказе и их ранн ее проникновение в горы Ц ентраль­
ного К ав каза и переход н а ю ж ны е склоны Главного
К авказского Хребта обусловили обозначение терри то­
рии Северного К ав к аза «Азиатской Сарматией». Эта
ж е тр ад и ц и я наш ла отраж ение и в А рмянской геогра­
фии» (Гаглойти, 2010. С. 494).
Однако, по мнению Ростовцева, некоторы е данны е
С трабона с трудом поддаю тся точному хронологиче­
скому приурочению . Страбон компилировал самые
разноврем енны е источники, и звестны е ему прямо или
из вторых, д а ж е третьих рук. Заостряя вним ание н а
негативном и позитивном в трудах С трабона, Ростов­
цев писал: Я не стану подробно говорить здесь о С тра­

22
ЗхЭ

боне и его удивительном труде. Своего в этом труде


Страбона, особенно, поскольку дело идет о северны х
понтийских местностях, немного. Страбону п ринадле­
ж и т честь, главны м образом собирания и сопоставле­
ния. И надо сказать, что, если в кон там ин аци и своих
источников он не проявил ни особого таланта, ни осо­
бого ж елан и я скры ть ш вы , то в выборе источников он
делал все, что мог» (Ростовцев, 2013. С.41).
После ІѴ-ІІІ вв. до н.э., когда В еликая С киф ия уж е
распалась, интерес к ски ф ам спал, но угас не совсем.
Кры мские скиф ы , их бы товы е предпочтения, оседлый
образ ж и зни , занятие земледелием наш ли довольно
подробное освещ ение в тр а к татах А рриана (II в. до н.э.).
При этом его сочинение «Объезд Эвксинского порта»
является я р к и м образцом географ ической литературы
в интересах Рима. Ценность этого тру д а для нас, по­
мимо его литературного значения, заклю чается в том,
что он «дает н ам свежую и реальную карти н у к а к раз
особенно интересую щ их нас местностей, т.е. к а в к а з ­
ского побереж ья и северного берега Черного моря» (Ро­
стовцев, 2013. С .69). Кроме скиф ов А рриан пиш ет и
о сарм атски х племенах роксаланах, о противостоянии
скиф ов с А лександром М акедонским и др. (Там ж е.
С. 100-101). Весьма ценны сведения о племенах, ж и ву ­
щ их по Д унаю . И стра, по этим сведениям , вы тек ает из
земли кельтов... Затем идет часть савром атов - язы ги,
далее геты, потом большинство савром атов, наконец,
у устья И стры - скиф ы . В торая и звестн ая работа Ар­
р и а н а «Тактика» п освящ ена военному искусству ски ­
ф ов. С оврем енник А рриана, Аппиан продолж ает во­
енную тем ати ку в своей работе «М итридатовы войны»
(Античные, 1990. С. 133). Помимо К ры мской С киф ии
малочисленная группа скиф ов ж и ла н а севере Б ал к ан ­
ского полуострова, в Добрудже, которая в древности

23
зхе

была и звестн а к а к М алая С киф ия. Об их быте и куль­


туре писал О видий (Там ж е. С.94-97).
И стория ски ф ов с древн ей ш и х врем ен вплоть до
эпохи А. М акедонского вклю чает в себя следующие
основные этапы : походы в Азию, зах ват побереж ья
Черного моря, военное противостояние с персам и
(главным образом с Д арием , Киром), связь скиф ов с
ам азонкам и, борьба Атея с Филиппом и др. По совокуп­
ности событий политическая история скиф ов была не
менее богата, чем история соседних государств - П ер­
сии, А ссиро-Вавилонии, Египта. О днако отсутствие
письм енности у ски ф ов привело к тому, что с исто­
рией С киф ии, и д а ж е не с историей, а с ф рагм ентам и
из их истории, к а к д р евн и й мир, т а к и соврем енная
н ау ка имею т возмож ность ознаком иться со слов толь­
ко их соседей-соврем енников - античны х писателей.
Естественно, что это был всего лиш ь внеш ний взгляд.
Из античны х авторов наиболее полно политическая
история скиф ов была освещ ена Гнеем Помпеем Трогом,
рим ским историком I в.н.э., основны м трудом которо­
го считается «Филлипова история» - сочинение в соро­
к а четы рех томах, описы ваю щ ая д еян и я Ф илиппа II,
отц а А лександра М акедонского, самого Александра, а
так ж е диадохов - полководцев А лександра Великого.
К сожалению , труд этот в основе своей был утерян и
дош ел до н ас ф рагм ен тарн о, в основном в описани­
я х более поздних ри м ски х историков. Д в а том а из его
работы были посвящ ены скиф ам . С одерж ание сохра­
нивш ихся ф рагм ен тов кн иг Трога о ски ф ах стало до­
стоянием науки благодаря усилиям другого античного
писателя Ю н и ан а Ю стина. Трог подробно описы вает
быт скиф ов, их историю , то, к а к они три ж д ы грози­
ли стать властелинами Азии, пиш ет о их победе н ад
Д арием , Киром и полководцем А лександра М акедон­

24
эха

ского Зопирионом , подробно освещ ает борьбу Филип­


п а с последним великим царем С киф ии - Атеем. Он
пиш ет о покорении М итридатом скиф ов, которы х до
этого никто не побеждал. То, к а к он описы вал историю
С киф ии, говорит о том, что Трог явн о и спы ты вал сим ­
патии к ски ф ам (Ростовцев, 2013. С .116).
П олитическая история скиф ов оп исана и грекоя­
зы чны м писателем II в. Полиэном, автором сочинения
«Военные хитрости», посвящ енного и м п ераторам М ар­
ку Аврелию и Луцию Веру. Ростовцев заключил, что он
пользовался тем и ж е источникам и, что и Трог, но внес
в эти м атериалы много нового и от себя.
П оды тож ивая в целом обзор работ античны х исто­
риков, посвящ енны х скиф ам , Ростовцев обратил вн и ­
м ание н а следующую закономерность: больш инство
сочинений и тр ак тато в о ски ф ах было написано в
период наибольш его могущ ества скиф ской д ерж авы .
Когда ж е, н ач и н ая с эпохи А лександра М акедонского,
С киф ия к а к грозны й политический ф акто р в истории
античного м и р а постепенно сош ла н а нет, он а стала
п редставлять интерес только лиш ь в локальном м ас­
ш табе, то есть для историограф ии эпохи Боспорского
ц ар с тв а (Ростовцев, 2013. С. 121,122).
В эпоху Б осп ора и М итридата помимо С трабона
С киф ией и Понтом заинтересовались и другие п и са­
тели. В больш инстве своем они продолжали традиц и ю
идеализации С киф ии, которой придерж ивались исто­
р и ки эллинистической эпохи. В их трудах мож но было
усмотреть немалую долю и ром анических, псевдо­
исторических сю жетов. Лишь по вы дер ж кам из работ
Ю н и ан а Ю стина можно составить некоторое п р ед ­
ставление о том, что из себя п редставляла история
С киф и и в трактовке эллинистической и сториограф ии
(Ростовцев, 2013. С. 9).
Из более поздних авторов, писавш их о скиф ах, сле­
25
3 x3

дует назвать сати ри ка Л укиана Самосатского (II в. н.э.),


писавш его в том числе и о социальной истории скиф ов.
Его диалоги хотя и носят литературны й характер, но
содерж ат важ нейш ие этнограф ические подробности,
внуш аю щ ие определенное доверие к использованным
сатириком более ранним источникам, пусть и пере­
работанны м им в соответствии со своими целями. По
Ростовцеву доминирую щ ей «ноткой его трактатов, по­
свящ енны х скиф у Токсарису («Токсарис или дружба»,
«Скиф или Проксен» и т.д.), «является противопоставле­
ние скиф ской свободы, очевидно, рабству эпохи элли­
низм а и римской империи, политическая идеализация
скифов» (Там же. С. 11-12). С киф ы для Лукиана -
грубый кочевой народ, отличаются воинственностью,
находятся в постоянной войне с сарм атам и, аланами,
меотами. Он подробно расписал институт братания у
скиф ов, сообщает сведения о религии скиф ов, о куль­
те меча, приводит интересны й рассказ о сидении н а
ш куре и о сборе этим способом друж ины для частны х
военных предприятий. Лукиан описы вает архаические
черты скифского бы та (вольные набеги, слабость цен­
тральной власти), считает государственное устройство
демократическим, в котором присутствуют выборность
вождей, а такж е военны й образ ж изни, в котором нет
сильного социального расслоения. Он упоминает о силь­
ной статиф ицированности скифского общ ества и сооб­
щ ает о нем много важ ны х подробностей. Диалоги Лу­
киана, касаю щ иеся скиф ской тем атики, хотя и носят
чисто литературны й характер, но в то ж е время изо­
билуют важ ны м и этнограф ическим и подробностями,
особенно ж е в диалогах с Анахарсисом и Токсарисом.
Согласно М.И. Ростовцеву, при составлении своего рас­
сказа со скиф ским и героями Лукиан использовал исто-

26
3x3

рико-этнограф ический материал из старой эллинисти­


ческой литературы, «но весь этот материал переработал
по своему в духе новеллы, не стремясь к исторической
точности, а только ж елая произвести общее впечатле­
ние соответствия своего р ассказа тому, что публика
вообще знала или могла знать о скиф ах и их соседях»
(Ростовцев, 2013. С. 108). Ростовцев говорит о некото­
рой искусственности фигурирую щ их в новелле скиф ов,
н азы вает полумифическими ф игурами собеседников
Д иодора - А нахарсиса и Токсариса. В отнош ении Ток-
сариса, возможно, он и прав, но Анахарсис, без сомне­
ния, был исторической личностью, и ничего м и ф иче­
ского в его образе не было.
Б еседа Т оксариса с Лукианом восходит к эллини­
стическому врем ени, т а к к а к о траж ен н ая в нем «кар­
ти н а Боспорского ц ар ств а и его отнош ения к соседям
ближе всего подходят к эпохе позднего эллинизма (Там
же. Прим. 4). Помимо ски ф ов у Л укиана содерж атся
сведения о культуре и быте сарм ат и алан, которы е,
к а к полагает Ростовцев, не взяты с какого-то геогра­
ф ического тр а к тат а. По его мнению , писатель, п р и ­
ближ енный к п равящ ей рим ской элите, не р аз слыхал
и читал об аланах и сарм атах, локализованны х н а Б ал­
канском полуострове, в Крыму и н а К авказе, которы е
со врем енем становились объектом пристального вн и ­
м ан ия и изучения со стороны Рим а (Ростовцев, 2013.
С. 56, 57).
М ежду тем некоторы е географ ические и и сториче­
ские детали, приводим ы е Лукианом, мало соответству­
ю т эпохе эллинизма. В частности, он упом инает об ала­
нах, которы е появились н а исторической арене лиш ь в
I в. н.э. Кроме того, к а к подмечено Граковы м , «описа­
ния некоторы х ски ф ски х обы чаев у Л укиана по м ень­
ш ей мере соврем енны Геродоту, а отчасти восходят к

27
зхё

каки м -то другим столь ж е древним источникам (Гра­


ков, 1971. С. 9). П одчеркивая особую ценность труда
Лукиана, Ростовцев обращ ает вним ание н а сложность
и трудность его воспри яти я, сводящ ие к тому, что «ре­
альные черты бы та не основаны н а реальном знании
географ ии и этнограф ии , ни н а стремлении д ать исто­
рически реальную картину. Эти реальны е черты уто­
паю т. .. в массе нереальны х деталей новеллистического
х ар ак тер а (Ростовцев, 1989. С. 196).
П редставляю т интерес своей реалистичностью и
сочинения Т ац и та и Плиния. Свои сведения о ски ф ах
они пополняли у ри м ски х военачальников, которы е не
раз скрещ ивали с ним и свое оружие н а полях ср аж е­
ний. Ученый был вы сокого м нения о сочинениях Та­
ц и та и Плиния, их описании бытовой истории скиф ов.
Помимо этого Ростовцев упом инает римского поэта
Гая В алерия Ф лакка, его поэму «Аг§опаиІісоп ІіЬгі осіо»,
в которой описы вается вой н а Ф ракии со ски ф ам и по
поводу золотого рун а (Ростовцев, 2013. С.57).
Анализируя все эти работы , Ростовцев п одчерки ва­
ет, что «выделить подлинное от дериватов, определить
первоисточники - за д а ч а в вы сокой степени трудная
и сложная» (Ростовцев, 1989. С. 195). К примеру, без
того, что сообщ аю т рим ские историк Плиний С тарш ий
и географ Помпоний Мела (I в.н.э.), к а р ти н а С киф ии
в VI-V вв. до н.э. была бы однобокой и неполной (Ан­
тичны е, 1990. С 99-102, 104-111). Они ж е сообщают
первы е сведения об ам азонках, располож ив их гео­
граф и чески недалеко от К авказа. Их в целом богатый
м атериал представляет довольно подробные сведения
об обы чаях сарм атов, к примеру, убийство стариков
язы гам и (вари ан т - согдиянами), описы вает вооруж е­
ние, способы ведения войн и т.д.
В некоторы х м естах своего труда «Скифия и Бо-

28
спор» Ростовцев вы сказы вает довольно-таки к р и ти ­
ческие суж дения в адрес древнерим ского и сто р и ка
I в. А ммиана М арцеллина, которы й в своем сочинении
«Деяния» много и подробно описы вает образ ж и зн и ,
быт, х арактер, наруж ность, обычаи и обряды алан.
Ученый уп рекает М арцеллина в том, что его сведения
об аланах носят общий характер, что в них отсутству­
ют индивидуальны е черты . Ростовцев утверж дает, что
Марцеллин использовал литературны е заи м ствован и я
у того ж е Д ионисия, П омпония Мелы, Плиния С тар­
шего, В алерия Ф ракка и т.д. И нтересую щ ие нас све­
дения об аланах он та к ж е считает по большей ч асти
литературны м и тр аф ар етам и . В этой связи мы п ред­
полагаем, что Ростовцев слегка преувеличил степень
литературны х заим ствований. Аммиан М арцеллин, по
происхож дению сирийский грек, написал свое един­
ственное сочинение «Деяния», известное та к ж е под н а ­
званием «История», или «Римская история» н а латы ни.
Больш ая часть его сочинения, состоявш его из 31 к н и ­
ги, была утеряна. До нас дошли лиш ь последние 18,
охваты ваю щ ие период с 353 до 378 гг., от восстания
М агнеция до битвы при Адрианополе. М арцеллина н а ­
зы ваю т последним крупны м рим ским историком, или
ж е последним античны м историком. Н ахож дение Ам­
м и ан а в р яд ах протекторов-дом естиков - элиты позд­
нерим ской арм ии, приближ енной к императору, а т а к ­
ж е его участие в военны х кам п ан и ях против П ерсии, в
том числе и персидском походе и м п ератора Ю лиана-
О тступника, характери зует его к а к человека смелого
и прямого. В ряд ли он испы ты вал необходимость в и з­
лиш ней ром ан тизац ии в ар вар о в в преувеличении и
и скаж ени и реальны х ф актов. Во всей античной лите­
ратуре сам ы е богатые сведения о быте и культуре алан
содерж атся в «Деяниях» М арцеллина. Его роль в исто­

29
рии алан сопоставим а со значением и ролью Геродо­
та, какую тот сы грал в описании истории скиф ов. Ни
один из античн ы х авторов, чьим и трудам и пользовал­
ся М арцеллин, не предоставляет так и е детали и под­
робности об аланах, к каковы м прибегал Марцеллин.
К ак нам и было отмечено вы ш е, «Деяниями» Амми-
а н а М арцеллина заверш ается эпоха крупны х рим ских
историков, однако у последующих исследователей н а
этом интерес к народам , населяю щ им Северное П ри­
черноморье, не утихает. Новые и ценны е сведения об
этих н ародах содерж атся у историков раннеэллини­
стического врем ени и эпохи войн Боспорского ц ар я
М итридата VI Е впатора. Кое-что новое привнесли в
эти сведения и наблю дения рим ских оф ицеров, защ и ­
щ авш их Херсонес и П антикапей от соседей. И все ж е
М.И. Ростовцев отмечает: «Но пространство ны неш ней
центральной и восточной России, ровно к а к и этно­
граф и я ю ж норусских степей, и для римлян была Іегга
Іпсо^пііа и географ ы римского врем ени - Мела, Пли­
ний, д а ж е М арин и П рометей - повторяю т для этих
м ест по большей ч асти стары е ионические сведения»
(Ростовцев, 2013. С. 10).
П еречисленны е вы ш е сочинения античны х авто­
ров, разум еется, далеко не равноценны , к а к не р авн о ­
значны их сведения, вы воды и заклю чения. Обилие их
во многих случаях каж ущ ееся: многие ф ак ты истории
повторяю тся, переходят от одного ав то р а к другому
почти без изм енений. Естественно, не п редставляет­
ся возм ож ны м относиться к этим литературны м ар те­
ф ак та м без должного критического отнош ения.
И в более поздние периоды истории н ау к а конеч­
но ж е не теряла интерес к скиф ам , сарм атам и ала­
нам. Н овая волна увлечения этим и народам и возникла
вместе с откры тием богатых захоронений в скиф ски х

30
курганах в ю ж норусских степях в XIX в. З ан и м аться
скиф ам и, сарм атам и и аланам и стало престиж но и
значимо. Результаты археологических находок в с к и ф ­
ских курган ах откры ли для исторической науки со­
верш енно новы е горизонты возмож ностей. П оявилась
целая плеяда ученых, чьи и зы скани я в области скиф о-
логии, сарм атологии и алановедения стали определяю ­
щ ими разви ти е этих н аук н а годы вперед.
В кратком обзоре и сториограф ии вопроса учены й
упом инает известного герм ани ста К. Мюлленгофа, а
такж е Гагстгаузена и Момзена. Ростовцев вы соко це­
нит те разделы м онограф ии К. Мюлленгофа, в кото­
рых автор серьезно и основательно проработал часть
географ ических источников с древн ей ш и х до позд­
нейш их времен. Ученый отмечает работу А. ф он Гут-
ш м идта (ѵоп ОиІзсЬшісІ), в частности его труд «Грани­
ц а меж ду древностью и Средневековьем», и здан н ы й в
1863 г., где автор разобрал часть источников, к асаю ­
щихся древн ей ш ей истории скиф ов.
К скиф ам , к а к самому древнем у народу, населяю ­
щем ю ж норусские степи, проявляли большой интерес
и русские ученые. П ервы м среди них был ак ад ем и к
Ф.З. Бауер, которы й в 1726 г. издал книгу под н а з в а ­
нием: «О месторасполож ении С киф ии, каково было в
лета Геродотовы». Наиболее крупны м исследователем
и сториограф ии античны х авторов принято считать
русского и сторика В.В. Л аты ш ева, о котором мы упо­
минали вы ш е. В 1893-1906 гг. В.В. Л аты ш ев издал в
Санкт-П етербурге двухтомны й труд под н азван ием
«Известия д р евн и х писателей греческих и латинских о
С киф ии и Кавказе». Позже, в 1947-1949 гг. ак ад ем и че­
ское и здание «Вестник древн ей истории» опубликовало
полностью эту работу. Ростовцев обращ ает вним ание
н а некоторы е ее недостатки (отсутствие указателей),

31
но отмечает, что несм отря ни н а что, двухтом ник В.В.
Л аты ш ева становится настольной книгой для всех, кто
т а к или иначе причастен к древн ей истории ю га Рос­
сии. У поминает учены й и работу Ю.А. Кулаковского
«Аланы по сведениям классических и ви зан ти й ски х
писателей» (1899).
Ростовцев подвергает справедливой кри тике рус­
ских учены х А. С. Лаппо-Данилевского и И.Е. Забелина,
которы е в своих работах м еханически свели м атер и а­
лы археологических р аскоп ок со сведениям и Геродота.
Наиболее полно свое критическое отнош ение к таком у
ложному подходу учены й вы разил в рецензии н а к н и ­
гу английского ан ти ковед а Е. М иннза (Міппз) «Скифы
и греки» (Ростовцев, 1913. С. 173-194).
К ак было отмечено вы ш е, научное наследие Ро­
стовц ева условно мож но поделить н а д в а периода,
соответствую щ ие его ж и зн и в России, а затем в эм и ­
грации. В России Ростовцев больше интересовался
древн ей историей ю га России, о чем свидетельствую т
более ста научны х работ, опубликованны х им в этот
период. Среди них - целая серия капитальны х трудов,
таки х к а к «О рим ском колонате», «Об эллинистически-
рим ском архитектурном пейзаже», «Об античной д еко ­
рати вн ой ж и вопи си н а юге России», «Об истории С ки­
ф и и и Боспорском царстве», «Эллинство и иранство на
Юге России» и др.
Превалирующими трудами в российский пери­
од деятельности ученого были работы по эллинизму и
иранизму н а юге России. Он сосредоточил свои науч­
но-исследовательские усилия н а антиковедении, т.е. н а
изучении истории и культуры народов, прож ивавш их
н а юге России в древнейш ую , праславянскую эпоху.
«Обладая концептуальным складом ума, непрерывно
обогащая изучение античности все новыми и новыми

32
идеями, М.И. Ростовцев разрабаты вал концепции со­
циально-экономической истории и цивилизации элли­
низма Римской империи, античного П ричерноморья и
скифо-сарматского мира» (Фролов, 1990. С. 162).
И нтересую щ ий нас вопрос, которы й вы несен в
подзаголовок данн ой книги (вопросы иранистики), в
основе своей освещ ен в двух десятках статей и двух
м онограф иях М ихаила И вановича. Они посвящ ены
иранству, эллинизму, Понту, Боспорскому царству,
Северному П ричерноморью , вар вар ски м племенам.
Больш ую научную ценность им еет небольш ая по
объему книга, которая т а к и н азы вается: «Эллинство
и иранство н а юге Рос­
сии», и зд ан н ая в 1918
году в П етрограде. В
ней предельно ч ет­
ко излож ены взгляды
ученого н а историю и
культуру скиф ов. Ос­
новная ценность этой
книги состоит в том,
что ни до нее, ни после
разработке тем ати ки
иранской компоненты
в ю ж норусских степях
и Северном П ричерно­
морье не был посвящ ен
ни один ф ундам ен ­
тальны й научны й труд.
Книга была н ап и сан а
автором в расц вете
творческих сил. Не­
смотря н а небольшой Обложка первого
объем, значим ость ее издания книги

33
3 Заказ № 209
для науки велика. Э. Фролов писал: «Всю работу про­
н изы вает р я д важ н ы х идей, делаю щ их эту небольшую
кн иж ечку подлинны м кладезем исторической мудро­
сти». И далее, акцен ти руя вним ание н а ее наиболее
привлекательны х сторонах, продолжал: «Это п ред став­
ление об оригинальном характере местной скиф ской
культуры, которая не м ож ет считаться прим итивной,
вар вар ско й только от того, что греки все другие н а ­
роды именовали в ар вар ам и . Это, далее, убеж дение
в плодотворности кон тактов греков с местны м ски­
ф о-сарм атским населением, поскольку итогом этого
взаим одействия явилось сложение н а Боспоре такой
социально-политической системы и такой культуры,
которы е и типологически, и по уровню достиж ений
предвосхищ али или д а ж е превосходили сверш ения
восточного эллинизма» (Фролов, 1990. С. 157).
В этой м онограф ии и в других ранних работах п ер­
вого п ери ода Ростовцевы м воссоздается роль и р ан ­
ских народов, в частности скиф ов, история ю га Рос­
сии н ач и н ая с VIII-VII вв. до н.э., с м ом ента появления
здесь и ран ских и греческих элементов, и закан ч и в ая
III в., когда вторж ением тю ркских, славянских и гер­
м ан ски х племен был положен конец античности.
В книге д ается общ ий и достаточно популярны й
очерк истории народов, населявш их Северное П ри­
черноморье в античную эпоху. О писы ваю тся к а к р а ­
нее заселивш ие его скиф ы , меоты и сарм аты , т а к и
яв и в ш и еся сю да чуть позж е греки из Малой Азии. При
этом автор книги описы вает установивш иеся кон­
такты , эконом ические, политические и культурные
взаим одействия. Э та кн и га завер ш ает длинны й путь
исследований, ш едш их по разн ы м направлениям , и
п редставляет собой обобщение всех ранее накоплен­
ны х наукою данны х. Ее можно рассм атр и вать к а к

34
бхе

итог всей научно-исследовательской работы ученого в


области скиф ов в досоветский период. Ростовцев р а с ­
смотрел в ней все виды источников, относящ иеся к
скиф ам: литературны е, эпи граф и чески е, нум и зм ати ­
ческие, археологические и дал им оценку в свете по­
следних достиж ений исторической науки об античном
мире.
Для скиф ологии ж е в целом эта раб ота является
важ ны м рубежом в изучении истории С киф ии. О на
является обобщающ ей, и в некотором роде подводит
итог исследованиям скифологов, которы е разви вали сь
разны м и векторам и, обобщ ая весь н аработанн ы й до
этого в проблематике м атериал. Еще одну особенность
рассм атри ваем ой книги предельно четко вы рази л а р ­
хеолог М.И. А ртамонов: «В лице Ростовцева собственно
история, и м евш ая дело с письм енны м и источникам и,
и археология, обращ аю щ аяся к вещ ественны м остан ­
кам прошлого, приш ла к единению , какого еще не
знала н аука о Северном Причерноморье» (Артамонов,
1947. С. 68-69). В действительности в этой книге син ­
тез письм енны х источников и археологии дал класси­
ческий, показательны й результат.
Большую ценность для науки представляет и дру­
гой труд М.И. Ростовцева «Скифия и Боспор», которы й
был подготовлен к изданию уже в 1918 г., однако по
различны м обстоятельствам опубликованны й лиш ь
семь лет спустя (переиздан в 2013 г.). Значим ость мо­
нограф ии заклю чается преж де всего в том, что в ней
рассм отрены и проан ализи рован ы п р акти ч ески все
виды источников, относящ иеся к ск и ф ам и С еверно­
му П ричерноморью (особенно Боспорскому царству). В
книге автор раскры л и показал взаим одействие могу­
щ ественного Боспорского ц ар с тв а с окруж аю щ им его
миром, преж де всего со скиф ам и. К ак отмечено в пре-

35
зха

дисловии подготовивш его книгу к выходу ак ад ем и к а


С. Ж ебелева, и здан и е это «по богатству, разнообразию ,
систем атике и кри тической оценке привлеченного и
рассмотренного в нем м атери ала будет, дум ается, слу­
ж и ть настольною книгой для всякого исследователя,
интересую щ егося судьбами С киф ии и Боспора» (Ро­
стовцев, 2013. С. IV). В заверш енной первой части
книги Ростовцев подводит итоги всей научно-исследо­
вательской работе в области истории скиф ов вплоть до
н ач ала XX столетия. К нига получила лестную х а р ак те ­
ристику и других специалистов. А кадем ик Фролов от­
мечал: «Его источниковедческие ш тудии по античному
Причерноморью и среди них, в особенности «Скифия
и Боспор», являю т собой сокровищ ницу драгоценны х
мыслей, проливаю щ их свет не только н а значение тех
или ины х кон кретн ы х исторических данны х, но и н а
более общие асп екты античны х традиций» (Фролов,
1990. С.163).
И стория н ап и сан и я этой книги заслуж ивает от­
дельного вн им ан и я. Михаил И ванович планировал
вы пустить ее в двух томах. После ш ирокого источни­
коведческого вступления первой части, вторая часть,
по задум ке ученого, долж на была составить историю ,
религию, культуру Боспорского ц арства, скиф ов, сар ­
мат, но, к сожалению , работа н ад ней т а к и не была
заверш ен а. При работе с архи вам и Ростовцева иссле­
дователям и его научного наследия были обнаруж ены
ф рагм енты , свидетельствовавш ие о серьезны х н ам е­
рениях н ап и сан и я второй части. Были обнаруж ены
глава II под н азван и ем «Доисторические и протоисто­
рические памятники»; глава V - «Государство, рели­
гия и культура ски ф ов и сармат»; VI - Государство и
культура Боспорского царства». Исходя из контекста
V главы м еж ду II и V главами предусм атривались гла­

36
3x3

вы о политическом строе С киф ии (Ростовцев, 1993.


С. 192). И нтересую щ ая нас особо глава V была обна­
руж ена не полностью. О на содерж ит лиш ь введение
(обзор литературны х источников и обобщений, анализ
археологических материалов) и текст, р асск азы в аю ­
щ ий о государственности скиф ов (см. Приложение). В
ней отсутствует описание религии и культуры скиф ов
и сарм атов, недостаточно сказано и о государствен­
ности скиф ов. До сих пор остается неизвестной судь­
ба утерянного м атериала. О стается лиш ь благодарить
редакцию ж урн ала «Вестник древн ей истории» за пу­
бликацию в №1 з а 1989 г. сохраненны х материалов.
Соответствую щ ие сопроводительные статьи в номере
при публикации м атериала Ростовцева предоставили
В.И. Кузицин и В.Ю. Зуев. В целом ж е публикация не­
изданны х глав «Скифии и Боспора» им еет не только
историограф ическое значение. «Сила научного анали ­
за М. И. Ростовцева оказалась таковой, что ему удалось
сф орм и ровать р яд принципиально новы х полож ений
о государственности и социальном строе скиф ов, ко­
торы е в дальнейш ем вошли в научны й обиход и по сей
день остаю тся значим ы м и и оригинальными» (Кузи­
цин, 1993. С. 207).
Следует отдать должное редакц и и ж урнала «Вест­
н и к древн ей истории», которая, н ачи н ая с перестро­
ечных времен, уделяет большое вним ание творчеству
и научному наследию М ихаила И вановича Ростовцева.
Это и его труды, рецензии н а них, а так ж е подробные
биограф ические материалы о самом ученом. В целом
ж е, к а к было сказано нам и вы ш е, и правильно было от­
мечено академ иком М.И. Артамоновым, рассм атр и вае­
мые м онограф ии Ростовцева, «вместе с его ж е трудам и
по вопросам скиф ского искусства, представляю т весь­
м а в аж н ы й рубеж в истории науки о скиф ах. Они за ­

37
3x2

верш аю т длинны й путь исследований, ш едш их по р а з­


ным направлениям , и представляю т собой обобщение
всех ранее накопленны х наукой данных» (Артамонов,
1947. С.68). Р аскры ваем ая Ростовцевым тем а касалась
не только эллино-скиф ских отнош ений. Ученый так ж е
исследует и кон такты скиф ов с кельтскими племена­
ми, которые в ІѴ-ІІІ вв. до н.э. частично обосновались
н а Балканском полуострове (Еременко. Зуев, 1989).
В 1997 г. в М оскве вы ш ла кн и га «Скифский роман»
под общей ред акц и ей Г.М. Бонгард-Л евина. Довольно
объемистый том представляет из себя архивное н а ­
следие М.И. Ростовцева, сохранивш ееся в российских,
ам ерикан ски х и европейских ф ондах, р асск азы в ает о
его взаим оотнош ениях с таки м и учены ми и писателя­
ми, к а к Н. К ондаков, С. Жебелев, Г. В ернадский, В. Н а­
боков, И. Бунин. В книге описаны ж и знь и творчество
Ростовцева в России и в эм играции, его эпистолярное
наследство, неопубликованны е лекции. П одача этого
труда весьм а оригинальна, поскольку через м атер и а­
лы эпистолярного х а р ак те р а п ред нам и встает во всей
полноте образ великого русского ученого и интелли­
гента М.И. Ростовцева. Он представляется к а к крайн е
эмоциональны й человек, с присущ ими ему п ер еж и ва­
ниями, склонностями, м етаниям и, помыслами. Утон­
ченно чувствительны й х ар актер этой ш ироко одарен­
ной натуры проявил себя во всех сф ерах, с которы ми
он соприкасался: н а педагогическом, общ ественном и
культурном поприщ е. Не мог он не отразиться и н а его
научном творчестве, к а к и н а взаим оотнош ениях с его
н еординарны м окруж ением.
В ы ш еприведенны й обзор работ М ихаила И ванови­
ч а д ает возмож ность для некоторого заклю чения. Сре­
ди м н ож ества кн иг ученого, а т а к ж е историограф иче­
ских работ, посвящ енны х анализу трудов Ростовцева,
п ракти чески отсутствую т публикации, в которы х бы
38
3 x3

не подчеркивалась значим ость скиф о-сарм атски х пле­


мен в исторических событиях Черноморского бассейна
с I тыс. до н.э. по III в.н.э. Вместе с тем до сих пор ни
в ранней, ни в современной исторической литературе
нет еще работы , которая бы ставила своей задачей си­
стем атическое изучение и анализ роли и значим ости
иранского элемента, в частности скиф о-сарм атски х
племен, в трудах Ростовцева. Именно этим и вы зван
наш интерес к научному наследию М ихаила И ванови­
ч а Ростовцева.

Источники и труды

Начало исследованиям археологических данн ы х


по ски ф ам было положено во второй половине XVIII в.
К концу XIX в. н ау к а уж е имела общее представление
о скиф ах. М.И. Ростовцев провел титаническую работу
н ад докум ентацией дореволю ционных ски ф ски х р а с ­
копок. О днако учи ты вая то, что больш инство с к и ф ­
ских погребений было разграблено уж е в древности, и
то, что в сравн ени и с письм енны ми и сточникам и р а н ­
них ски ф ски х погребений ѴІІ-Ѵ вв. до н.э. обнаруж ено
еще т а к мало (тем более при ж и зн и Ростовцева), архе­
ологический м атериал по сравнению с письм енны м и
источникам и сдвигается н а вторую позицию.
И, тем не менее, будучи блестящ им учены м -антико-
ведом, М.И. Ростовцев зареком ендовал себя еще и к а к
талантливы й археолог. Укреплению его авто р и тета к а к
археолога способствовали раскоп ки и публикации а р ­
хеологических м атериалов из античного города Д ура-
Европос (1927-1937 гг.), которы й располагался н а реке
Е вф рат, в Сирии. Естественно, он отдавал себе отчет
о зн ачени и и значим ости этого н ап равлен и я истории
39
для полноты своих исследований, и поэтому дал вы со­
копроф ессиональны й анализ всем сущ ествовавш им до
него и при нем археологическим объектам, касаю щ им ­
ся к а к эллинского м и ра, т а к и скиф о-сарм ат. В своих
работах, посвящ енны х археологии, учены й наглядно
продем онстрировал значение археологического м ате­
ри ала для реш ения многих исторических проблем.
Работы Ростовцева по археологии, посвящ енны е
скиф о-сарм атски м племенам, стали эталонны ми, и
до сих пор служат прим ером комплексного изучения
проблемы с м аксим альны м охватом всех источников.
Д а в ая подробное описание скиф ски м и сарм атским
курганны м погребениям, автор ставил задачу «прове­
рить писателей археологическими м атериалам и, под­
линность которы х несомненна».
Подобное сопоставление литературны х и археоло­
гических данн ы х п редставляется весьм а трудной з а ­
дачей, однако Ростовцев блестяще с ней справился.
К ак было отмечено ранее, главны м произведением о
ски ф ах от ионийских логографов была «История» Геро­
дота, сведения которого в подавляю щ ем большинстве
получили подкрепление археологическими м атериала­
ми, несмотря н а отсутствие достаточно точны х описа­
ний при расследовании каж дого отдельного скифского
кургана. Не зря Ростовцев н азы вает «Историю» ионий­
ского логограф а «Бессмертным творением Геродота»
(Ростовцев, 1989. С. 193). Ему даж е удалось кое-где по­
п рави ть «отца истории», хотя Ростовцев, без сомнения,
отдавал ему должное.
И сторию ски ф ов и с ар м ат учены й изучал доско­
нально и основательно. Это относится, преж де все­
го, к п ам ятн и кам античной культуры, имею щ им от­
нош ение к ски ф о-сарм атам . Помимо этого Ростовцев
тщ ательно описал и проанализировал все, что писали
о С киф ии и С арм атии к а к античн ы е писатели, т а к и
40
3x3

коллеги автора, его п редш ественники и соврем енни­


ки. И, наконец, основополагаю щ им источником изуче­
ния скиф ской и сарм атской культуры, базовой осно­
вой исследования стал значительны й археологический
инвентарь, извлеченны й из скиф ски х и сарм атски х
курганны х погребений. В этих постулатах и кроется
секрет того, почему вы двинуты е учены м полож ения
вы держ али и спы тание временем.
Работу н ад исследованием археологии ски ф о в и
сарм атов Ростовцев проделал в своей известной моно­
граф и и «Скифия и Боспор», а так ж е в главе V «Госу­
дарство, религия и культура скиф ов и сарматов» н еи з­
данного II том а труда.
Чтобы иметь возмож ность судить об объеме п рове­
денного им исследования, достаточно привести один
ф акт: из 617 стран и ц его солидного ф оли анта подроб­
ное описание и н вен таря погребений и анализ всех су­
щ ествую щ их археологических источников о ск и ф ах и
сарм атах зан и м ает более чем три четверти от общего
объема книги.

41
3x3

П редпоследняя, X глава п освящ ена курганны м по­


гребениям ѴІ-ІІІ вв. до н.э. У ученого нет н и каки х сомне­
ний в том, что эти погребения прин адлеж ат скиф ам .
«Целый р я д соображ ений, - пиш ет он, - среди которы х
реш аю щ ую роль играю т соображ ения хронологиче­
ские, заставил нас, не колеблясь, п ризн ать носителя­
ми культуры курганны х погребений ѴІ-ІІІ вв. до н.э.
скиф ов, господство которы х в степях ю га России в
этот период закреплено наш и м литературны м пре­
данием , п р ав д а в достаточной мере скудным, но не
допускаю щ им двух толкований... Х арактерное сочета­
ние восточны х (по преимущ еству иранских) греческих
и местны х элементов во всех этих погребениях вполне
подходит к той карти н е, которую д аю т н аш и ли тера­
турны е свидетельства о ски ф ах и их государстве» (Ро­
стовцев, 1989. С. 197).

Курган с массовым захоронением лошадей

42
3*3

М.И. Ростовцев описы вает и анализирует археоло­


гический м атериал н а всей подконтрольной ски ф ам и
территории в период м огущ ества держ авы . Террито­
ри я эта группируется учены м следующим образом,
следуя с востока н а запад: К убанская группа; Т ам ан ­
ская группа; К ры м ская группа; С тепная дн еп р о вская
группа; К иевская группа; П олтавская группа; Д он ская
группа; Группа венгерская, рум ы нская, болгарская.
Не остан авли ваясь н а подробной характер и сти ке к а ж ­
дой из групп, отметим, что все имею щ иеся погребения
подвергнуты детальному описанию , и путем сопостав­
ления и н вен таря погребений по группам св язан н ы х с
ними обы чаев, обрядов, их сопровож даю щ их, учены й
приш ел к вы водам , которы е актуальны и по сей день.
И так, что ж е общего у вы ш еприведенны х групп?
Для всех этих групп погребений определяю щ им, твердо
установленны м п ризн ан восточны й (иранский) х а р а к ­
тер их происхож дения. При этом Ростовцев считает,
что характер «этих погребений м еняется в зави си м о­
сти от двух ф акторов - географического и хронологи­
ческого», и для эпохи ѴІІ-ІѴ вв. до н.э. вы деляет две
большие группы: одну - кубанскую , другую - дн еп р о в­
скую (Там ж е. С. 196), уточняет отличительные черты
каж дой из этих двух групп. Для первой это «преобла­
дан и е восточны х и греческих элементов н ад м естны ­
ми, характерн ы м п ризнаком второй - наслоение сн а­
чала греческих, а затем восточны х вещ ей н а местную
основу» (Там же), имеющую западное происхож дение
(сф ера Галы нтатской культуры).
Анализ погребального м атериала позволил ученому
подойти к следующим вы водам:
1. Наиболее приближенно представить географиче­
ские рам ки скифского м ира в период его наивысш его
развития, хотя с точностью трудно указать географи-

43
ческие границы Скифии. Ростовцев был первым среди
ученых, кто н а базе анализа литературных и археологи­
ческих материалов очертил территорию, которая в те­
чение трех столетий контролировалась скифами. Эта
территория, пиш ет он, захваты вает... не только П ричер­
номорье, но включает н а востоке и Нижнее Приволжье,
Прикубанье и Приуралье, в центре всю почти область
Д она и Днепра, Буга и, может быть, Днестра, н а западе
ж е заходит к а к в нынеш нюю Пруссию (клад Феттерс-
фельд), та к и значительно вверх по Дунаю (находки в До-
брудже, Венгрии и Болгарии) (Ростовцев, 2013. С.302).
2. В торая задач а, поставленная и р еш енн ая уче­
ны м предполагала вы яви ть особенности культурного
уклада в каж дой группе, объясняемы е, очевидно, «осо­
бенностями местного р азви ти я, большей или меньш ей
силой стары х м естны х тради ц и й , большой или мень­
ш ей близостью к отдельным большим культурным оча­
гам восточного или греческого миров» (Там ж е. С.308).
3. Такой расклад и н вен таря курганны х погребений
д ает возмож ность для сопоставительного анали за од­
них и тех ж е обы чаев и обрядов (явлений) в различны х
регионах скиф ского м ира, проследить их эволюцию,
взаим освязь, общее и отличительное, установить, в к а ­
ких округах скиф ское влияние было сильнее, где был
располож ен центр скиф ского м ира, а где периф ерия.
Ученому удалось вы яви ть характерную особен­
ность скиф ской курганной культуры - см еш анность
составны х ее элементов. Н аряду с предм етам и грече­
ского ввоза, со врем енем в могильниках встречаю тся
произведения тех ж е греческих мастеров, но приспо­
собленные к предпочтениям своих клиентов, предм е­
ты их обихода, удовлетворяю щ ие их (т.е. скифов) худо­
ж ественны м запросам . Помимо этого автор старается
определить то, что принесли с собой с востока кимме-

44
— -е ~ - — з х - ^ • -> —

рийцы и скиф ы , п ротивопоставить местной культуре


и определить, что из этого восприняло местное населе­
ния. З а д а ч а эт а край н е сложная.
В больших и богато убранны х курганны х погре­
бениях покоятся представители вы сш их слоев с к и ф ­
ского общ ества, останки отдельных ски ф ски х вож дей.
Судить ж е о ж и зн и низш их, подчиненны х слоев очень
сложно из-за скудости археологического м атериала, его
однобокости. В этом плане Ростовцев правильно уп ре­
кает археологов, которы е, имея перед собой целые не­
крополи, раскап ы вал и лиш ь входящ ие в них курганы ,
в которы х покоится п рах элиты скиф ского общ ества.
«Поэтому, - пиш ет он, - чрезвы чайно затруднитель­
но сказать, является ли т а м естная культура, которая
леж ит в основе культурной ж и зни П риднепровья, но,
насколько можно судить по данн ы м , добы ты м до сих
пор, не заходит за пределы течен и я Д она, культурой,
носителем которой были скиф ы , ски ф ски й н ар о д к а к
таковой, или местное покоренное ски ф ам и население,
вещи обихода которого восприняты были в зн ач и ­
тельной ч асти скиф ам и-приш ельцам и, поскольку дело
идет не о верхах, а о народе» (Ростовцев, 1989. С. 197).
Анализ и н вен таря курганны х погребений позволил
автору судить лиш ь о скиф ской культуре к а к асп ек ­
те культуры верхних господствую щ их слоев общ ества.
При этом учены й п одчеркивает, что именно эта куль­
тура верхов носит тот см еш анны й х ар ак тер с преоб­
ладанием восточны х элементов. Ростовцеву удалось
установить не только см еш анны й хар ак тер скиф ской
культуры, степень изм енения ее в сравн ени и с захоро­
нениям и в других регионах скиф ского м ира, но и н а
их основе проследить перем ены в обрядах и быте, про­
следить эволюцию р азви ти я скиф ского м и р а н а п ро­
тяж ен ии трех столетий (Ростовцев, 2013. С. 308).

45
5X 3

С опоставительны й анализ курганны х погребений


позволил ему к а к бы предупредить коллег-ученых не
делать скоропалительны х вы водов, а именно: за ф и к ­
сированны й в одном округе ски ф ски й обычай авто­
м атически не п ри п и сы вать скиф ам , п рож и вавш и м в
других округах. Для подтверж дения своей мысли он
приводи т прим ер из скиф ского обы чая ж ертвопри н о­
ш ения людей. Так, в Кубанском округе «в ж ертву по­
койнику приносились и лю ди. О днако, - к а к он пиш ет, -
массового ж ертвопри н ош ен ия людей нигде установ­
лено не было. П риносились ли в ж ертву и ж ены и н а ­
лож ницы п окойника, т а к ж е нельзя сказать с уверен­
ностью» (Там ж е. С. 331).
Н а основе детального описания и н вен тар я по­
гребений учены й проследил эволюцию ф орм оруж ия,
надгробны х построек. То, что обычаи и обряды не
остаю тся неизм енны м и в см еж ны х округах, автор ил­
лю стрирует н а сопоставлениях конструкций и инвен ­
та р я там ан ски х курганны х погребений с кубанскими.
«В конструкции погребения мы наблю даем большое
однообразие и резкое отличие от группы кубанских
курганов. О сновная ф о р м а - я м а в м атерике - удер­
ж ан а, но то, что характерн о для кубанских групп -
обш ивка деревом и покры тие ш атровой кры ш ей ис­
чезло; исчезли и особые приспособления для лош ади­
ны х гетакомб... И зменился и обряд погребения; м ас­
совое заклание лош адей исчезло, но обычай погребать
упряж ны х лош адей погребальных колесниц и верхо­
вую лош адь п окойн и ка сохранился. Обычай погре­
бальной три зн ы сохранился» (Там ж е. С. 358-359). В
зависим ости от местны х особенностей обряд в одном
округе был в полной силе, в другом - исчезал. В Кубан­
ском округе, писал он, имело место массовое захоро­
нение лош адей, а вот н а зап ад е С киф ии в Полтавском

46
■с— 5X 3

и Киевском округах погребение лош адей вовсе отсут­


ствует. В этих округах (Киевском и Полтавском. - А.Ч.)
скиф ы вели оседлый образ ж и зни , и лош ади стали бо­
лее редки и более ценны , по мнению ученого, что п р и ­
вело к изм енению обряда (Там ж е. С. 519-520).
Среди других м атериалов выделяю тся главы, п освя­
щенные археологии скиф ов, в которых автор предп ри ­
нял попы тку вы явления особенностей каж дой из вы де­
ленных групп скиф ских курганны х погребений. Ниже
мы рассмотрим их в такой ж е последовательности.
О снова вещ ей кубанских курганов - восточная,
специально и р ан ская, и эти вещ и задаю т тон всей
культуре (Там ж е. С.337).
Особенностью Там анской группы Ростовцев счи­
тает сильнейш ую эллинизацию всего обихода, гораздо
более сильную, чем в других группах ски ф ски х поселе­
ний. И ран и зац и я эллинов в ІѴ-ІІІ вв. была не особенно

Археологические памятники 177-Я вв, до н.э.


на Нижнем. Дону
47
велика (Там ж е. С. 371). Анализируя Крымскую группу
ски ф ски х курганов, Ростовцев особое вн и м ан и е у д е­
ляет знам енитом у кургану Куль-Оба, с которой, к а к он
пиш ет, «начинается эр а расследования курганны х по­
гребений и вообще научны х раскоп ок н а юге России»
(Там ж е. С. 376).
По мнению Ростовцева, среди всех ски ф ски х к у р ­
ганов особое место зан и м аю т курганы степной п р и ­
дн еп ровской полосы, потому что именно здесь н а и ­
более ярко представлен ски ф ски й мир в период его
расц вета. Эти курганы теснейш им образом с в язан ы
с кры м ской группой. Н а п рим ерах знам ениты х ку р ­
ганов Солоха и Чертомлык, они представляю т из себя
наиболее и звестны е и наиболее богатые ск и ф ски е по­
гребения (Там ж е. С. 404). П ричины особенного богат­
с тв а этих курганов Ростовцев ви дит в близости их к
столице Боспорского ц ар с тв а - П антикопею , которы й
был единственны м культурным центром, с в я зы в а в ­
ш им степную С киф ию с Элладой (Там ж е. С. 457).
Исходя из ан ал и за погребального и н вен тар я, уче­
ны й делает важ ное заклю чение: «В историческом от­
нош ении группа дн еп ровски х курганов ч резвы чай н о
в а ж н а и тем, что позволяет нам составить себе п р ед ­
ставление о постепенной эволю ции скиф ского госу­
д а р с т в а в связи с им ею щ им ися литературны м и д а н ­
ны ми. В ы ясняется, что средоточием скиф ской мощ и
степи около Д н еп р а сделались сравнительно поздно. До
этого врем ени ск и ф ск а я государственность и культура
разви вали сь главны м образом в степях п рикубанских
в тесном общ ении с Крымом, К авказом и греческим и
городами у К авказского побереж ья, Там ани и Крыма»
(Там ж е. С. 458). Не разделяя м нения некоторы х своих
коллег (В. Х войка, А. Спицын), Ростовцев обоснованно
н азы в ает ски ф ски м (восточно-иранским) и н вен тар ь
южнорусских погребений, считает погребальный и н ­
вентарь этих курганов соответствующ им иранском у
укладу ж и зни (Там ж е. С. 467).
В Киевском округе ски ф ская культура не могла за ­
нять того господствующего положения, которое она
заняла н а Кубани, в Крыму и в П риднепровских сте­
пях, где она подверглась сильнейшему влиянию грече­
ской культуры, бы та и религии, т а к к а к здесь нем ину­
емо должно было создаться смеш ение двух культурных
укладов (Там ж е. С. 466).
В Киевской и Полтавской группах погребальный
обряд и погребальные сооружения нового т и п а под­
верглись сильнейш ему местному влиянию и почти не
встречаю тся. Анализ археологического м атериала из
этих двух групп погребений дал основание Ростовце­
ву говорить об их тесном и близком родстве (Там же.
С. 544). В Д онской группе скиф ских курганны х погре­
бений обряд погребения сохранился скиф ски й , но, к а к
пиш ет Ростовцев, чуть смягченный.
Ученый отдельно рассм атри вает и анализирует
случайные находки скиф ской культуры н а территории
Венгрии, Румынии и Болгарии. Они, в сравн ени и с
курганам и ю га России, выглядят, конечно ж е, скром ­
нее, что объясняет тем, что эта территория была п ер и ­
ф ерией скиф ского мира.
С опоставительны й анализ погребальных сооруж е­
ний позволил Ростовцеву вы явить их некоторы е осо­
бенности н а всей территории расселения скиф ов в
ІѴ-ІІІ вв. до н.э. Ученый пиш ет: «Характерной особен­
ностью описанны х областей является еще и то, что н а
Кубани во все периоды преобладаю т монументальные
и роскош ны е погребальные сооружения с богатым и н ­
вентарем , т а ж е особенность х ар актер н а и для степ­
ной П риднепровской группы, все погребения которой

49
4 Заказ № 209
-*> 3x3

относятся к ІѴ-ІИ вв. до Р. Хр. Н а Т ам ани ж е преобла­


даю т погребения под одним курганом р я д а лиц с бога­
ты м и нвен тарем в каж дом погребении.
Иную карти н у д а е т Среднее П риднепровье - Ки­
евщ и н а и П олтавщ ина, причем к ним в ІѴ-ІІІ вв. до
Р. Хр. п рисоединяется и Среднее Придонье. Здесь н а ­
ряду с монументальны ми и роскош ны м и погребения­
ми, где преобладаю т вещ и восточного и греческого х а ­
рактера, количество которы х сначала незначительно,
особенно возрастает в ІѴ-ІІІ вв. до Р.Хр., господствую т
погребения менее монументальны е, более скромны е
и с и нвен тарем в значительной своей ч асти местного
происхождения» (Ростовцев, 1989. С. 196-197).
К урганны м погребениям степей ю га России эллини­
стического и римского врем ени (III в. до н.э - III в. н.э.)
п освящ ена последняя XI глава книги «Скифия и Бо-
спор». В ней вы делены следующие тр и периода: Кур­
ганы Т ам ани и П рикубанья переходной эпохи, Кубан­
ская группа курганны х погребений эллинистического
и римского врем ени, и прим ы каю щ ие к кубанской
группе погребений погребения и клады степей ю га
России.
С ІѴ-ІІІ вв. до н.э. н ач и н ается н о вая серия курган ­
ны х погребений с изм ененны м обрядом погребения
и с соверш енно новы м и элементами в погребальном
и н вен таре (Ростовцев, 2013. С. 545). В этот период
«в погребениях всего ю га России, от Кубани вплоть
до В енгрии и Болгарии, н ач и н аю т преобладать вос­
точны е и греческие элементы, причем апогея свое­
го р азви ти я достигаю т к а к греческий импорт, т а к и
особенно вещ и, изготовленны е греческим и, вероятно
п ан ти кап ей ски м и , м астерам и , специально для нуж д
и потребления местного населения» (Ростовцев, 1989.
С. 196).

50
Царские курганы скифов

51
е*з

Здесь, к а к и в преды дущ ей главе, Ростовцев деталь­


но описы вает эти погребальные комплексы, которые,
н ачи н ая с переходного периода (конец ІІІ-ІІ вв. до н.э.),
встречаю тся вплоть до эпохи ранн ей римской импе­
рии, когда курганны е некрополи вы тесняю тся могиль­
никам и, т а к назы ваем ы м и «полями погребальных урн».
В сравнении с временем наибольшего могущества
Скифии, со второй половины III в ека до н.э. географи­
ческие рам ки скиф ской государственности суживаю тся
до пределов Прикубанья, Тамани и междуречья Д она и
Д непра (так н азы ваем ая Кры мская Скифия). Как пиш ет
ученый, это доказы вается и погребениями переходного
времени и прим ы каю щ ими к Кубанской группе погре­
бениями и кладами степей ю га России (Ростовцев, 2013.
С. 545). В другом месте той ж е работы ученый уточняет,
что н а Кубани курганы переходного периода или вовсе
отсутствуют, или встречаю тся весьма редко.
Анализ и н вен таря погребений позволил Ростовце­
ву установить: «В конце III в. мы наблю даем довольно
резкое изм енение культурного уклада с целым рядом
новых особенностей, которы е не могут быть объясне­
ны исключительно эволю ционны м путем, а предпола­
гаю т наличность какого-то нового культурного тече­
ния с новой струей восточны х, по всей вероятности,
и ран ских ж е элементов» (Там ж е. С. 309). В итоге резко
м еняется общий хар актер степны х курганны х погребе­
ний. М еняется и кон струкц и я погребального сооруже­
ния, и обряд, и состав, и характер и нвен таря. «Новый
тип» п рим еш ивается и к погребениям старого типа,
что, по Ростовцеву, находит объяснение... «в появле­
нии новы х последовательны х волн и ран ских заво ев а­
телей, постепенно вн едрявш ихся и вклин и вавш ихся в
скиф скую держ аву, причем вы сш ий класс завоевате­
лей естественно см еш ивался с вы сш им классом с к и ф ­

52
ской держ авы , родственны м им по происхождению»
(Ростовцев, 1983. С. 198).
П ричину этих перемен Ростовцев ви дит в изм ене­
ниях исторических реалий, не совсем благоприятно
слож ивш ихся для скиф ов. «Только тогда, когда с З а п а ­
д а скиф ов потеснили сначала персы при Д арии , затем
ф раки й ц ы и, наконец, М акедония и кельты, когда н а
востоке им приш лось вступить в борьбу с тем ж е п ер ­
сидским царством , затем с окрепнувш им Боспором...
и, наконец, с постепенно н адви гавш и м и ся с ар м ата ­
ми, ски ф ам приш лось сж аться в степях к северу от
Крыма, м еж ду Доном и Д непром, где отныне, н ач и н ая
с IV в. до Р. Хр. мы видим сосредоточенной главную
мощь скифов» (Там ж е. С. 458).
Анализируя погребальный инвентарь курганов Та­
мани, К ры ма и П рикубанья, Ростовцев зам ечает силь­
нейш ее греческое влияние, «вытесняющее каки е бы то
ни было местные элементы, в бассейне Д она, ближе к
Танаиду, зам ечается то ж е явление, дальш е н а север к
восточно-греческим вещ ам прим еш иваю тся мало еще
обследованные местные вещи» (Ростовцев, 1989. С. 196).
Вслед за этим ученый характеризует комплекс погребе­
ний ю га России, отмечая при этом отличие п ам ятн и ­
ков степного П риднепровья (греко-восточный уклад) от
Среднего П риднепровья (преобладание местного произ­
водства н ад восточно-греческими вещ ами (Там же).
В м онограф ии подвергнута анализу и кубан ская
группа археологических п ам ятн иков эллинистической
и рим ской эпохи. З аверш ается глава детальны м а н а ­
лизом погребений и кладов н а юге России.
И зменения, которы е произош ли в погребальном
и нвен таре переходного и последующего р азви ти я в
эллинистическое и рим ское врем я, Ростовцев подво­
д и т под историческую основу, суть которой сводится

53
3X 5

к следующему. Со второй половины III в до н.э. исто­


рически засвидетельствовано волнообразное, пооче­
редное д в и ж ен и е н а за п а д р я д а сарм атски х племен.
Языги, роксаланы , аорсы , сираки, затем аланы посте­
пенно появились в степях ю га России, оседали, вновь
двигались далее, п ри этом поочередно покоряя друг
друга. П роры ваясь через границы той или иной обла­
сти, они становились хозяевам и полож ения, при этом
смеш ивались с народам и , населявш им и р анее эти
территории, воспри н им ая исконны й уклад их ж и зни
и продвигаясь дальш е н а за п а д под давлением новых
подходящ их с востока племен, и упорно вы тесняли
ш аг за ш агом стары х хозяев - скиф ов, несомненно,
см еш иваясь с ним и (Там ж е. С.612).
Эти волны сарм атского н аш естви я отразились в
погребальном и н вен таре курган а П окровки и других
курганны х погребениях. Поэтому в эллинистическое
и рим ское врем я кубан ская группа курганны х погре­
бений п редставлен а культурой сарм атски х племен.
В оспроизведя их историческую реконструкцию , Ро­
стовцев пиш ет: «Осевшая н а Кубани волна, - вероят­
но аорсы и сираки , - вош едш ая немедленно в тесное
общение с Боспорским царством , подвергш аяся его
влиянию и сильно п овли явш ая в свою очередь н а него,
см еш авш ись с м естны м и элементами старого оседлого
населения и тяготевш ая всегда более к югу, д ал а сво­
еобразную культуру кубанских курганов, которую, не­
сомненно, восприняли и разработали дальш е послед­
ние сарм атски е приш ельцы , аланы , понесш ие свою
культуру далее н а запад, вплоть до крайнего зап а д а
Европы» (Ростовцев, 2013. С. 612-613). И далее: «Об­
щ ий облик культуры сарм атски х курганов, к а к это мы
видели для скиф ски х, везде один и тот ж е. В деталях,
однако, он м еняется соответственно месту и времени,

54
местным культурным условиям и местному культурно­
му развитию » (Там ж е. С. 613).
Выше со ссылкой н а Ростовцева мы отмечали, что
на Кубани (не н а Таманском полуострове) курганы пере­
ходного времени отсутствовали или встречались редко.
На основании анализа этого ф ак та Ростовцев д ок азы ва­
ет, что сарм атская волна сплошным потоком прошлась
по южнорусским степям не раньш е II в., когда новые
сарматские племена осели н а берегах Кубани (Там же.
С.615). Эта кубанская волна двинулась и дальше; следы
ее мы видим н а всем протяж ении степей ю га России к
северо-западу от Кубани и далее н а зап ад по Дунаю в
глубь Западной Европы. С арматские племена наложили
свою печать и н а культуру Ольвии. Особенно сильное
влияние «кубанский» сарм атский уклад оказал н а Бо-
спор. Влияние было настолько глубоко, что можно с уве­
ренностью сказать, что таковы м оно не являлось даж е
в период расц вета взаимоотнош ений Боспора со ски­
фами. Само собой разумеется, сарм аты привнесли с со­
бой свой культурный уклад. Через Боспорское царство
произошло такж е тесное общение господствующих элит
сарматов с греческим миром. В результате такого обще­
ния изменился весь уклад ж изни Боспора. В культурном
обиходе Боспора эта сказы вается во всем: и в костюме,
и в вооружении, и в укладе быта и, наконец, в погре­
бальном обряде греко-сарматское начало берет верх во
Н-Ш вв. н.э. С арм атская составляю щ ая населения р ас­
тет, и Боспорское царство становится не греческим или
греко-ф ракийским поселением, к а к было раньш е, а гре­
ко-сарматским. Такому явному превосходству сарм ат
во многом содействовал приход к власти во II в. до н.э.
иранской династии в лице М итридата VI Евпатора, ко­
торая буквально слилась с родственной ей сарм атской
династией.

55
3x3

М.И. Ростовцев об этногенез©


иранских народов
И стория любого н ар о д а н ач и н ается с вопроса его
этногенеза. С киф ам в ю ж норусских степях и С евер­
ном П ричерноморье предш ествовали ким м ерийцы .
Вопрос их появления до сих пор будораж ит воображ е­
ние ученых, а м нения об их происхож дении могут быть
диам етрально противополож ны ми. П ричиной тому я в ­
ляется, конечно ж е, отсутствие достоверны х источни­
ков. О пираясь н а античны е п редан ия, Ростовцев скло­
нен был видеть в ки м м ерий ц ах не и ран ц ев, близких
родственников скиф ов, а скорее племена, родствен­
ны е п редкам ф р аки й ц ев , которы е та к ж е были м и­
гран там и с востока, и говорили н а ф раки й ском язы ке,
одной из ветвей индоевропейского язы к а. По мнению
ученого, продвигаясь н а запад, ким м ерийцы дошли до
Балканского полуострова. О сновы ваясь н а преданиях,
Ростовцев предполагает родство ким м ерийцев с а м а­
зонкам и (Ростовцев, 1918. С. 31).
В науке считается несомненным ф ак т вы теснения
или покорения ким м ерийцев н а берегах Черного моря
еще более могущ ественной волной переселенцев с вос­
тока, носителей иранской культуры, скиф ов (Ростов­
цев, 1918. С. 32). Исходя из этого постулата, из того, что

56
іЗ * = Е

на юге России скиф ам предш ествовали киммерийцы ,


Ростовцев, конечно ж е, в своих изы сканиях не мож ет
не коснуться и их. При этом сообщаемые им сведения
о ким м ерийцах по сути были первы м и в отечественном
антиковедении. Ученый пиш ет о местах их расселения,
о походе в Малую Азию, о взаимоотнош ениях со ск и ф а ­
ми, об ам азонках, о вы теснении (покорении) их в конце
VIII - начале VII вв. скиф ам и.
Ростовцев считал этногенез киммерийцев спорным,
хотя допускал их ф ракийское происхождение. В специ­
альном разделе своей книги «Эллинство и иранство на
юге России», посвящ енном киммерийцам и скиф ам,
Ростовцев затрагивает вопросы взаимосвязи этих двух
племен. Он считает киммерийцев близкими родственни­
ками ф ракийцев, одной из ветвей яфетического племени
(Ростовцев, 1918. С.30). Такого ж е мнения придерж ива­
лись и некоторые скифологи (Артамонов, 1947. С. 47-48).
В другом месте той ж е работы, со ссылкой н а греческую
легенду, Михаил И ванович повторяет ту ж е версию и до­
полняет ее мнением, что ф ракийские элементы могли
быть привнесены киммерийцами (Там же. С. 59).
М ежду тем ф раки й ское происхож дение ки м м ери й ­
цев не установлено наукой. Их этногенез по настоящ ее
врем я оспари вается, хотя большинство учены х путаю т
их со ски ф ам и , считаю т их родственны м и и р ан о язы ч ­
ны м ски ф ам , в и д ят в их этногенезе и р ан ски е корни.
Иранскую этническую принадлеж ность ким м ерийцев
первы м и вы сказали иностранны е учены е (Міппз, 1913;
Кгезсішіе, 1923). В современной науке та к ж е преоб­
ладает мнение, что по своему язы ку ким м ерий ц ы от­
носились к иран ской ветви индоевропейцев (История,
1987. С.36). Д а и сам Ростовцев, по всей вероятности,
не был твердо уверен в их принадлеж ности к ф р а к и й ­
скому миру, иначе бы не писал, что в П риазовье ким-

57
м ерийцы внесли «первые элементы иранской культу­
ры» (Ростовцев, 1918. С. 122).
Вопрос об этнической принадлеж ности скиф ов
в зарубеж ной и советской науке не вы зы вал особых
разногласий. Н аучным сообществом п ризнавалось их
иранское происхож дение и то, что они вторглись в Се­
верное П ричерноморье с востока, из Азии. Свое веское
мнение об и ран стве скиф ов и сар м ат вы сказал и Ро­
стовцев, которы й характери зует сарм атов к а к кочевое
племя конны х друж и нн и ков, чрезвы чайно похожее н а
скиф ов, но отличаю щ ееся от них некоторы ми новыми
чертам и. Ученый солидарен с Геродотом, которы й от­
мечал родство ски ф ов и сарм атов, подчеркивал, что
сарм аты (савроматы) говорят н а язы к е скиф ов, и зд ав ­
н а с ош ибкам и (Геродот, IV. 117).
Что касается ски ф ов (они больше интересовали
ученого), то вопрос их этногенеза до сих пор в опреде­
ленной степени подверж ен различны м спекуляциям. В
частности в постперестроечны е врем ен а нередко мож ­
но встретить не только безапелляционны е заявления,
но и целые м онограф ии, в которы х тюркоязьгчность
скиф ов, сарм ат, алан возведен а в абсолют, полностью
игнорируя аксиом у академ ической науки об их ирано-
язы чности.
Одним из первы х этим вопросом заним ался Ро­
стовцев. Своими многочисленными исследованиями,
в которы х пустил в научны й оборот письменны е, а р ­
хеологические, эп и граф и чески е, нум изм атические и
др. источники, подтвердил пользовавш ееся в его вре­
мя всеобщ им п ризн ани ем восточное происхож дение
скиф ов.
У самого Ростовцева не было устойчиво твердого
м нения о скиф ах. С одной стороны, родство скиф ов,
сарм ат и алан не вы зы вало у него сомнений, с другой,

58
8X 3

он считал лингвистически недоказуемой п рин адлеж ­


ность скиф ского я зы к а к иранским . «Говорю лингви­
стически недоказуем ы м потому, что строить какое бы
то не было заклю чение н а основе единичны х слов, со­
храненны х нам греческим и писателями, из которы х
большинство и м ен а бож еств и личны е им ена, с мето­
дологической точки зрения недопустимо» (Ростовцев,
1989. С. 200).
М ежду тем такое категорическое суж дение ученого
беспочвенно. К тому ж е нам в наследство от скиф ов
остались не только сообщ аемые грекам и н азв ан и я бо­
ж еств и личны е им ена, но и более 200 словарны х ос­
нов, даю щ их м атериал для грам м атического анализа.
И еще. Ко врем ени н ап и сан и я работы М.И. Ростовцева
уже были известны труды В.Ф. Миллера, в которы х не­
двусмысленно была д о к аза н а принадлеж ность с к и ф ­
ского я з ы к а к иранской группе язы ков. Еще более
основательно, ф ундам ентально эта акси ом а была под­
твер ж д ен а В.И. Абаевым в специальном научном очер­
ке, посвящ енном скиф ском у язы ку. В ней он подверг
всестороннему грам м атическом у анализу ски ф ски й
язы к, используя для этого сохранивш иеся словарны е
основы. Заклю чение ученого остается незыблемым и
поныне: «В каж дом разделе наш его очерка, - в лекси­
ке, ф онетике, словообразовании - мы получили неко­
торую сумму положительных, тверды х и бесспорны х
данны х, которы е не могут быть поколебимы н и каки м и
будущими и зы скани ям и и откры тиям и. Эти дан н ы е
характери зую т ски ф ски й язы к к а к и ран ский язы к , об­
ладаю щ ий чертам и своеобразной и хорошо в ы р аж ен ­
ной индивидуальности. Из всех известны х и ран ских
язы ков он ближе всего к осетинскому. Э та близость
настолько ярко отм ечена таки м и ч ертам и п реем ствен­
ности, что ски ф ски й и осетинский язы к и могут р а с ­

59
3 x3

см атриваться к а к д в е ступени разви ти я одного и того


ж е языка» (Абаев, 1949. С. 239). О сетинский я зы к н а
К авказе продолж ает тр ад и ц и и скиф ского язы к а, к а к
ягнобский я зы к тр ад и ц и и согдийского я зы к а (Там же).
Не сущ ествовало единого м нения о происхож дении
скиф ов и во вр ем ен а М.И. Ростовцева. Одни считали
скиф ов чисты м и и ран ц ам и , другие - туран цам и , тр е­
тьи - см еш анны м и племенам и кочевников (иранцы,
туранцы и другие этнические элементы). Сам Ростов­
цев п ридерж и вался м нения об и ранском их происхож ­
дении, разделял м нение об их восточны х корнях и од­
новременно п ри зн авал ту большую роль, которую они
сыграли в исторических судьбах России, подчеркивал,
что они внесли огромны й вклад в сокровищ ницу миро­
вой культуры (Ростовцев, 1918. С.7). П одтверж дением
вы ш есказанном у м ож ет служить н азван и е книги «Эл-
линство и иранство н а юге России», которая является
одним из основны х трудов ученого и в которой и р ан о ­
язы чны м ски ф ам отводится доминирую щ ее место.
К ак было отмечено вы ш е, этногенетическое род­
ство скиф ов и сарм атов не вы зывало сомнений у
М.И. Ростовцева. П одчеркивая ираноязы чие сарм ат,
он находил много общего у них со скиф ам и: и те, и
другие являлись конны м и ры ц арям и ... мало отличает­
ся и строй государственной ж изни. С равн и вая сар м а­
тов со ски ф ам и , Ростовцев п одчеркивает, что они «от
подвергш ихся сильному влиянию греческой культуры
скиф ов, отличаю тся, преж де всего, большой грубостью
и дикостью . Вместо лука и стрел у сар м ат в вооруж е­
нии - длинны е мечи и огромные копья. В их вооруж е­
нии много общего со скиф ам и. К ак и скиф ы , они кон ­
ны е ры ц ари , но главны м оруж ием их являю тся уж е не
луки, а длинны е мечи... К ак и скиф ы , они защ ищ ены
чеш уйчаты м и п ан ц и рям и из костяны х или ж елезны х

60
чеш уек... В неш ний облик их такой ж е, к а к и у ск и ­
фов: длинны е волосы и бороды, восточная одеж да, по­
хож ая н а одеж ду п ар ф ян , ш таны...» Ученый заостряет
вним ание и н а различиях меж ду сарм атам и и с к и ф а ­
ми: «Сарматам удается то, что не удалось скиф ам . Они
проникли глубоко в Западную Европу, дойдя до И спа­
нии. С собою они понесли свои вкусы , свою культуру,
свои любимые ф ормы . Вещи сарм атского ти п а, целые
типичны е погребения мы находим и в А встрии и д аж е
в далекой Нормандии» (Там ж е. С. 139).
Ростовцев был одним из первы х, у кого иранское
происхож дение сарм атов не вы зы вало сомнения.
Близкое родство сарм ат со ски ф ам и сказы вается не
столько в бытовом отнош ении (бытовые черты у всех
кочевы х племен являю тся более или менее общими),
сколько в язы ке. А я зы к сарм атски й похож н а с к и ф ­
ский, н а что обратил вним ан и е и Геродот. «Теперь уже
никто не сом невается в этнической принадлеж ности
сарм атов к скиф ском у племени», - писал Ростовцев.
(Там ж е. С. 153). Михаил И ванович полностью р а зд е ­
лял мнение Геродота, которы й характери зует сар м а­
тов к а к кочевое племя конны х друж инников, ч р езвы ­
чайно похожее н а скиф ов, но отличаю щ ееся от них
некоторы ми новы м и чертами». И далее: «Новейшие
лингвистические исследования в области изучения осе­
тинского я зы к а (осетины - отдаленные потомки алан,
конечно очень смеш анны е) подтвердили это сближе­
ние, вы ясни в с несомненностью , что сар м аты были
иранцы» (Там ж е. С. 129). Одним из первы х Ростов­
цев характери зует сарм атски е плем ена (языги, рокса-
ланы, сираки , аорсы , аланы), последовательность их
пребы вани я н а зап ад и м еста их разм ещ ен и я (Там же.
С. 128). «Появление сарм атов не прошло бесследно.
Оно способствовало появлению в ри м ски х провинци-

61
в*3

ях нового стиля - романского, повлияло н а т а к н азы ­


ваем ы й готический и внесло свою лепту в историю за ­
падноевропейского искусства» (Там ж е. С. 139).
Спорным для Ростовцева остается так ж е вопрос
о взаи м освязи сарм ат и алан. К ак считает Михаил
И ванович, сарм атски е племена шли н а зап ад одни за
другими. По всей вероятности, первы м и были ясы , за
ним и шли роксаланы , затем си раки и аорсы , и, н ако ­
нец, последними аланы . Согласно Ростовцеву, аланы
были самостоятельны м племенем, хотя в последующие
годы р яд учены х-алановедов доказы вал обратное. По
Е.И. Крупнову, аланы во II в. были известны под им е­
нем роксалан (СИЭ, 1961. С. 330). К.Ф. С мирнов ж е
считает, что аланы вы зрели в недрах аорской ко н ф е­
дерац и и сарм атски х племен (Смирнов, 1950. С. 108).
С читает одним народом сарм ат и алан известны й
польский учены й Т. С улимирский (Сулимирский, 2010.
С. 7). По мнению ж е В.А. Кузнецова, после войны аор-
сов и сираков в 49 г. оба этноним а исчезаю т и зам ен я­
ю тся именем - аланы (Кузнецов, 1992. С. 5).
Михаил И ванович был одним из первы х, кто в сво­
их трудах упомянул и об ам азонках. Он п риводит гре­
ческую легенду, согласно которой ам азонок из южного
берега Черного м оря (р. Фермодонт) буря перебрасы ­
вает н а берега Азовского моря. В ы садивш ись здесь,
они встретились со скиф ски м и ю нош ами, вступили с
ним и в брак и заняли область, позднее занятую сав-
ром атам и - потом кам и ам азон ок и скиф ов. Этой ле­
гендой сведения об ам азонках, приводим ы е Ростовце­
вым, не ограничиваю тся. А мазонки вошли в историю
к а к воительницы. Д ругая легенда им п рип и сы вает
слова: «Мы стреляем из лука и мечем дротики, и ездим
верхом, ж енски м ж е работам мы не обучены». К ак вы ­
явлено Ростовцевы м, «ряд сидевш их здесь (Азовское

62
побережье. - А.Ч.) в позднейш ее врем я племен сохра­
нил в своем строе исключительную роль ж енщ ин, вы ­
ступаю щ их не только к а к воительницы, но и к а к п р ед ­
водительницы и воинственны е ц ари ц ы целых племен»
(Ростовцев, 1918. С. 29). Ученый, конечно ж е, имел в
виду сарм атски е племена. Легенды об ам азон ках полу­
чили расп ростран ен ие и среди греческого населения
П ричерном орья.
Н екоторые противоречия можно най ти в суж дени­
ях М.И. Ростовцева о сарм атах и савром атах. С одной
стороны, он в ы р аж ает сомнение в их идентичности,
считает вопрос трудны м и спорным, допускает, что
савром аты не имею т ничего общего с позднейш ими сар ­
м атам и (Ростовцев, 1989. С. 200). В качестве п рим ера
неидентичности этнонимов «савроматы» и «сарматы»
Ростовцев отмечает, что «во всех наблю дениях н ад бы ­
том, государственны м и военным строем сарм атских
племен нигде нет и н ам ека н а особую роль ж енщ ины в
ж изни сарматов» (Ростовцев, 2013. С .113). Ученый до­
пускает идентичность этих этнонимов. В том ж е иссле­
довании далее он пиш ет, что «это имя (сарматы. - А.Ч.)
тож дественно с именем савром ат и представляет толь­
ко иную его транскрипцию » (Там же. С. 111).
Здесь мы возьмем н а себя смелость п одкорректи ­
ровать великого ученого. Со врем ени н ап и сан и я этих
строк появилось большое количество работ, п освящ ен ­
ны х савром атам -сарм атам . Более того, сарм атология
д аж е выделилась в специальное научное направление.
К ак п оказы ваю т труды известны х специалистов по
савром атам и сарм атам : «Савроматы - кочевы е пле­
м ена, ж и вш и е с VII по IV вв. до н.э. в поволж ско-при­
уральских степях. По своему происхож дению , язы ку
и культуре были очень близкие к скифам» (СИЭ, 1969.
С.454). В III в. до н.э. с востока один за другим стали

63
3 x3

продвигаться н а за п а д сарм атски е племена. «Эти пле­


мена, первоначально вы деленны е именем сарм атов,
постепенно сливаю тся в представлениях античны х
писателей со стары м и савром атам и; их постепенно н а ­
чи н аю т обозначать р го т ізп е , то именем савром атов,
то именем сарм атов, причем, однако можно заметить,
что первое им я господствует там , где мы имеем дело
со сведениям и, взяты м и из старой литературы , вто­
рое - там , где нам говорят о племенах-завоевателях,
подвинувш ихся, н ач и н ая с III в. до Р. Хр. и з-за Д она
н а степи Ю ж ной России» (Ростовцев, 2013. С. 111). В
савром атской среде вы зрели наиболее крупны е союзы
сарм атски х племен. Последних н и к а к нельзя оторвать
от собственно савром атов ни по образу ж изни, ни по
погребальному обряду, ни в целом по м атериальной
культуре, савром аты - непосредственны е предки мно­
гих сарм атски х племен (Смирнов, 1984. С.9-10). Тако­
во м нение крупного сарм атолога К.Ф. С мирнова. Здесь
в качестве аргум ента можно сослаться и н а других а в ­
торов, однако н ам каж ется, что в этом нет особой н е­
обходимости.
Из всего вы ш еизлож енного вы текает следующее.
С авром аты являю тся теми ж е сарм атам и , но т а их
группа, которая с VII по IV вв. была уж е н а западе.
В III в. до н.э. оставш аяся н а востоке их часть так ж е
двинулась н а за п а д и прибы в н а юг России стала сме­
ш и ваться с родственны м и им племенами.
Н екая п у тан и ц а случилась и в литературны х источ­
никах. К прим еру, установлено, что язы ги являю тся
сарм атским племенем, а у А рриана язы ги зовутся сав­
роматы , часть их (Ростовцев, 2013. С.69). У Помпония
Мела сарм аты н азы ваю тся ж еноуправляем ы м и, хотя
другие литературны е источники относят это к савро-
м атам , до их см еш ения с сарм атам и . Страбон так ж е

64
3X3

не последователен в терминологии. В некоторы х ме­


стах он упом инает ж еноуправляем ы м и савром атов, в
других ж е говорит то ж е самое о сарм атах эллинисти­
ческих географ ов. Получается н екая терминологиче­
ская путаница.
П ричину многих неясностей и спорны х моментов
в сопоставлении савром атов и сарм ат Ростовцев объя­
сняет в том числе и следующими доводам и. «Перво­
начально они (сарматы. - А.Ч.) соверш енно затенены
скиф ам и, но постепенно они вы двигаю тся все резче
н а первы й план и только обры вочность наш его п р ед а­
ния, а та к ж е и то, что в античном предан ии сарм аты
не наш ли своего Геродота или П осидония, виною тому,
что эллинистическое и рим ское предание о сарм атах
не мож ет помериться своей обш ирностью и содерж а­
тельностью с геродотовскими п редан иям и о скифах»
(Там ж е. С .1 15)
О днако истории известны врем ена, к прим еру
III в.до н.э - III в.н .э., когда в источниках одноврем ен­
но упом инаю тся и скиф ы , и сарм аты , и аланы , или
ж е сарм аты и аланы покры ваю тся именем «скифы».
В этих врем енны х р ам к ах ски ф ы и сар м аты были со­
врем енникам и н а п ротяж ении ш ести столетий, а уж е
с I по III вв. н.э. н а историческую арену вы ходят род­
ственны е им аланы . Д анное обстоятельство, а та к ж е
родство (ираноязы чность), сущ ествовавш ее меж ду
этими трем я группам и племен, приводило к путанице
племенных н азв ан и й (алан и сарм ат часто вы давали за
скифов). Этого вопроса касаю тся исследователи Г.М.
Бонгард-Л евин и Э.А. Грантовский в своей известной
монограф ии «От С киф ии до Индии» и даю т данном у об­
стоятельству следующее объяснение. С эпохи Великого
переселения «вплоть до монгольских заво еван и й силь­
но изменили этническую карту степны х п ростран ств

65
5 Заказ № 209
ЗХЭ

Евразии: обитавш ие здесь ираноязы чны е племена и


народности смеш ались с тю ркски м и племенами и н а ­
родам и, таки м и к а к печенеги, половцы, узбеки, тур­
км ены , казахи. В древн ости эти степны е территории
были в основном зан яты иран оязы чны м и племенами.
Тогда к ним, в том числе к сарм атам и аланам , прила­
галось общее н азван и е «скифы», но собственно с к и ф а ­
м и... назы валась одн а группа племен Ю го-Восточной
Европы» (Бонгард-Л евин, Грантовский, 1983. С.25).
Во взаим оотнош ениях ски ф ов и сар м ат было за-
ф икси рован н о немало случаев противостояния. Ро­
стовцев отмечает, что, несм отря н а этногенетическое
родство, внутри иранского м и р а не всегда наблю да­
лось единство. Он п ри води т конкретны е ф ак ты того,
когда преобладала сию м инутная выгода, и скиф ы и
сарм аты вы ясняли отнош ения меж ду собой. Во II в.
до н.э., ски ф ы в союзе с ц арем Боспора Ф арнаком II,
сыном М итридата VI Е вп атора, усилили свой напор н а
Херсонес. Римское владение Херсонес был вы нуж ден
заклю чить союз с сарм атской ц ари ц ей Амагой, благо­
д а р я чему и спасся. С арм аты наседали н а скиф ов с
севера и востока (Ростовцев, 2013. С. 137-138). Тот ж е
Ф арн ак II в борьбе с А сандром, которому он в свое от­
сутствие поручил уп равлять Боспором, и которы й вы ­
ступил против него, опирался н а воинский контингент
скиф ов и сарм ат. Боспорского ц ар я С авром ата I (І-ІІ
вв. н.э.) в его борьбе со ски ф ам и поддерж али та к ж е
сарм аты (П уздровский, 2001. С. 107). Когда ж е из-под
влияния римлян или боспорцев выходили ск и ф о -сар ­
м атские объединения, п роти в них были направлены
сарм ато-аланские отряды (Там ж е. С. 111). В одной из
войн, к прим еру, часть ски ф ов с грекам и воевала со
ски ф ам и и сарм атам и . Римский и м ператор Нерон (I
в. н.э.) одновременно воевал со ски ф ам и , сарм атам и

66
3*3

и аланам и. Так, легат рим ской провин ц и и Мёзии, Ти­


берий С ильван Элиан по п риказу Н ерона оказал по­
мощь Херсонесу в отраж ении н ап аден и я ски ф ов и
сарм атов. Сильван Элиан готовил большой поход в
район Черного м оря и ставил задачей разбить грозное
племя сарм атски х алан, стихийное дви ж ен и е которы х
в П ридонских степях подталкивало преж де осевш ие
на терри тории от Д он а до Д уная сарм атски е племена
н а дун ай ские провинции Римской им перии (Там же.
С.80-81). Истории та к ж е известны ф акты , когда ала­
ны воевали н а стороне Боспорского ц аря М итридата
против ски ф ской держ авы . П одобная ситуация сохра­
нялась в Боспоре вплоть до кон ц а III в., «когда сф ер а
политического влияния Рим а все более суж ивается, и
старая греко-и ран ская ж и зн ь н а юге России все бо­
лее увядает. В III в. н.э. скиф ы окончательно п отеря­
ли свою самостоятельность и этническое своеобразие,
растворились среди племен Великого переселения н а ­
родов. Греко-иранский период в истории ю га России
кончается, и н ачи нается новы й, где руководящ ую
роль и граю т герм анские готы и ...тю ркские племена...»
(Там ж е. С.84).

67
Ш трихи к политииѳской истории
скифов и сарліат
Доиранский и догреческий юг России

М онограф ия М.И. Ростовцева «Эллинство и И ран-


ство н а юге России» н ачи нается с небольшого преди ­
словия, в котором автор акцен ти рует вним ание ч и ­
тателя н а той важ н ей ш ей роли, которую и грает юг
России в истории мировой культуры. Автор сетует на
то, что «Мы ч резвы чай н о мало зн аем и очень мало и н ­
тересуемся наш им прош лым, особенно тем прошлым,
которое не каж ется, н а первы й взгляд, связан н ы м с
н аш им и судьбами» (Ростовцев, 1918. С.Ѵ), и далее за ­
дается вопросом: «какая мож ет быть связь меж ду эл­
линам и и и ран ц ам и, сидевш им и н а юге России в эпо­
ху, когда о славянах и русских мы ровно ничего не
знаем , с н аш ей историей и н аш ей культурой» (Там же).
Этот вопрос, а именно - установление взаи м освязи и
преем ственности эпох, эллинистической и иранской
со славянской и впоследствии русской, и является ос­
новной идеей н ап и сан и я его труда.
Но преж де чем перейти к истории появления и р а ­
ноязы чны х племен и эллинов в ю ж норусских степях,

68
3 x3

Ростовцев с присущ ей ему основательностью иссле­


дует прош лое ю га России н ач и н ая с первы х истори­
ческих сведений и характери сти ки археологических
эпох до н ач ала греческой колонизации. О бозревая
дои ран ский и догреческий период этой обш ирной
территории с его богатым историческим прош лы м и
невероятны м археологическим наследием, Ростов­
цев исследует цивилизации Малой Азии, З а к ав к а зья,
Северного К авказа, Ассиро-Вавилонии, Египта, Хет-
тской держ авы . Трудно не согласиться со всем и по­
лож ениями и вы водам и автора, которы е он делает в
ходе исследования. И все ж е я позволю себе сделать
некоторы е ком м ентарии, касаю щ иеся оценки Ростов­
цевы м зн ач ен и я ю га России в позднебронзовую эпо­
ху. Автор пиш ет: «Вся богатейш ая в Зап ад н ой Европе
эпоха развитого бронзового в е к а н а юге России п р ед ­
ставлена только нем ногим и случайными находкам и,
не позволяю щ ими судить о господствовавш их в это
врем я культурных связях» (Там ж е. С.25). Н ам дум ает­
ся, что М.И. Ростовцев не совсем п рав, утвер ж д ая, что
в отличие от Зап адн ой Европы , н а юге России эпоха
бронзы п редставлен а лиш ь «немногими случайными
находками» (Там же). Долгое врем я в научны х кругах
наиболее разви той позднебронзовой культурой счи та­
лась Г альш тадтская (Германия). О днако в 70-х годах
XIX в. была о ткры та более богатая и более вы со ко р аз­
ви тая К обанская позднебронзовая культура, которая
приобрела ш ирокую известность в м ировой археоло­
гии. Более того, учены ми определено, что происхож ­
дение Кобанской культуры, к а к и Тлийской культуры,
обнаруж енной н а ю жном склоне Центрального К ав к а­
за, является местным.
В действительности в этом регионе, охваты ваю щ ем
бассейны впадаю щ их в Черное, Азовское и К аспийское

69
5 x3

моря р ек Д нестра, Буга, Д непра, Д она, Волги и Ура­


ла, в пространстве меж ду К аспийским и Черным мо­
рям и разворачивались яр к и е исторические события в
древности. П одчеркивая геополитическую значимость
региона, Ростовцев писал: «Область ю ж норусских сте­
пей поставлена была в ближайш ую связь с рядом в а ж ­
нейш их центров культурного разви ти я древнего мира.
О на была, преж де всего, естественны м продолжением
могучего иранского м ира, определяющего собой куль­
турную физиономию п рикаспийской и приаральской
Азии и тесно связанного с культурным миром Месопо­
тамии» (Ростовцев, 1918. С.2). Через К авказ южнорус­
ские степи поддерж ивали связи с культурой и древней
цивилизацией Малой Азии и З акав к азья. Они ж е имели
непосредственны е кон такты с восточной частью Евро­
пейского континента, точнее, с севером Балканского
полуострова и с югом Средней Европы . Последняя, в
свою очередь, посредством Черного моря соединяет
ю жнорусские степи и с греко-латинским миром, что,
естественно, отразилось и н а культурной карте ю га Рос­
сии. П родолжая свою мысль, Ростовцев пиш ет: «Степи
ю га России объединили в себе все н азван ны е вы ш е,
определяющ ие м ировое развитие, культурные струи,
взаим одействие которы х создало тот культурный об­
лик степей ю га России...». Роскош ные травы , тучные
поля и нивы , леса и судоходные реки и другие богат­
ства. .. привязы вали поселенцев к этой благословенной
стране и заставляли «их п ы таться создавать здесь силь­
ны е государственны е образования» (Там ж е. С.4-5).
Подводя итог вы ш есказанном у, ученый подчеркивает
следующее: «Древнейшим из нам известны х прочны м
государством в степях ю га России была, несомненно,
ски ф ская д ер ж ав а, просущ ествовавш ая здесь непре­
ры вно р яд столетий». К ак ни разреш ат вопрос о н ац и ­

70
5хё

ональности скиф ов, считать ли их чисты ми иранцам и,


или чисты м и туранцам и... или, наконец, что наиболее
вероятно, см еш анны м племенем кочевников, куд а вхо­
дили, преж де всего, иранские, затем туранские, а мо­
ж ет быть и другие этнические элементы, несомненно,
что этот н арод в культурном отнош ении всецело связан
с востоком, т.е. с той культурой, которая царила в обла­
сти расп ростран ен ия алародийских и и ран ских племен
и один из аспектов которой нам хорошо известен по
вещ ественны м пам ятн икам , религии и государствен­
ности великого персидского царства» (Там ж е. С.6-7).

Скифы

И стория античности н а юге России по сущ еству со­


стоит и з двух составляю щ их - варварского (иранского,
скиф о-сарм атского) и греческого. Выше мы уж е гово­
рили о причинах, которы е привлекали м игрантов н а
юг России. С самого первого своего появления н а Се­
верном П ричерноморье скиф ы громко заявили о себе
военны м и действи ям и против ким м ерийцев, н аселяв­
ш их ю ж норусские степи. О дним из первы х о вы тес­
нении ски ф ам и ким м ерийцев с заним аем ой им и тер ­
ритории писал М.И. Ростовцев. С VII по V вв. ски ф ы
адап ти ровали сь н а новы х территориях, постепенно
заселяя и обж ивая их. Тогда ж е мы мож ем говорить
о возникновении первой государственности у скиф ов.
С киф ы упрочили свое положение н а севере Черного
моря, добились определенных успехов во внутренней
и внеш ней политике. Вслед за ски ф ам и в бассейн Ч ер­
ного м оря потянулись греки из Малой Азии. Вот к а к
Ростовцев пиш ет о п ричи н ах образования городов-ко­
лоний, у в язы в ая их со скиф ам и: «Постепенное упроче­

71
3 x3

ние скиф ской д ер ж авы , сделавш ее возмож ны м уста­


новление регулярных торговы х отнош ений с соседями,
п однявш аяся, благодаря этому упрочению , произво­
дительность самой подвластной ск и ф ам страны и под­
чиненны х ски ф ам , ими покоренны х, племен долж ны
были привлечь к побереж ью Черного моря особое вн и ­
м ание эллинов, особенно м алоазиатских, уж е давно
знаком ы х с п лаванием по Черному морю для снош е­
ний с его ю ж ны м побереж ьем и с к авк азск и м и га в ан я ­
ми и постепенно устан авли вавш и х там свои торговы е
фактории» (Там ж е. С.36). Колонии, п реврати вш и еся
в крупны е торговы е центры , сыграли цивилизующую
роль н а население Северного П ричерноморья. В р е ­
зультате возн икаю т торговы е города-ф актори и к а к н а
ю жном, т а к и н а северном побереж ье Черного моря.
Н а прим ере археологического м атериала Ростов­
цев п оказы вает, к а к в результате взаимовы годны х
соседских взаим оотнош ений черном орских эллинов и
скиф ов ж и зн ь и бы т скиф ов кардинально м еняю тся в
лучшую сторону, к а к вследствие взаим овы годной то р ­
говли все более усиливается экономическое положе­
ние ж ителей ю ж норусских степей, к а к обогащ аются
скиф ски е ц ари , и т.д. Т аким образом, Ростовцев был
первы м из ученых, которы й раскры л п ричины появле­
ния н а черном орском побереж ье колоний, основанны х
м алоазиатским и грекам и.
О писание Ростовцевы м истории, государства и об­
р а за ж и зн и скиф ов остается хрестом атийны м и по се­
годняш ний день. В своих работах Михаил И ванович
р асск азы в ает о расселении скиф ов, об укреплении их
государственности, о политических, экономических
и культурных связях с греческим и городами-государ­
ствам и, особенно укрепи вш и хся после создания Бо-
спорского ц арства. У поминает Ростовцев и создание

72
Великой С киф и и в ІѴ-ІІІ вв. до н.э., которая достиг­
ла апогея своего м огущ ества при царе Атее. Ученый
х арактери зует особенности хозяйственной ж и зн и н а ­
селения в разн ы х район ах обш ирной С киф ской д е р ­
ж авы , которая территориально охваты вала Прибужье,
П риднепровье, степны е территории Крыма, К ерчен­
ский п-ов, П ридонье и П рикубанье.
В пери од своего наибольш его могущ ества в С ки­
ф ии прож ивали три основны е группы. Это были ц а р ­
ские скиф ы , скиф ы -зем ледельцы (пахари) и скиф ы -
скотоводы, или кочевники. К аж дая из этих групп
имела своего ц аря. Территории, которы е заним али эти
группы, в свою очередь состояли из округов - номов.

Карта Скифии

73
3X2

Доминирую щ ую роль в Великой С киф ии играли


царски е скиф ы . Район их расселения включал в себя
степной Крым и степи м еж ду рекам и Д непр и Донец.
Хотя к а ж д а я терри тори я имела своего ц аря, само н а ­
зван и е этой группы («царские скифы») свидетельству­
ет о том, что их ц арь был общ ескиф ским , ему под­
чинялись д в а других ц аря. Свои вы воды о значении
К ры мской С киф ии, ее успеш ности во внутренней и
внеш ней политике, Ростовцев иллю стрирует архео­
логическим и н вен тарем из знам ениты х курганов Ке-
лермес, Е лизаветград, Куль-Оба, Золотой курган и др.
(Абаев, 1990. С.368-381).
К ак отм ечает Ростовцев, зап ад н ая часть С киф ии к
моменту зах вата ее ски ф ам и имела густо расселенное
население с вы сокой земледельческой культурой. Сло­
в а Ростовцева о том, что ски ф ы злились земледелию
у европейских народов, следует поним ать буквально,
ибо до обоснования н а Северном П ричерноморье их
быт был кочевническим . Н овая среда обитания ск а ­
залась н а их образе ж и зн и , о чем Ростовцев пиш ет
следующее: «На зап ад е - к а р ти н а иная. И здесь суще­
ствовала своя старая и сам обы тная культура, но свя­
зан н ая не с востоком, а с западом , с северной частью
Балканского полуострова и со средней Европой. И ран-
ство встретило здесь более чзокдый ему и более цепкий
уклад ж и зн и и только покрыло егб наносом своей куль-
тзфы» (Там ж е. С.76). П риш ельцы -скиф ы не конф лик­
товали с местны м населением, а установили мирны е
отнош ения. Со врем енем кочевой быт скиф ов сменил­
ся оседлым, земледельческим, и тем самым произош ла
основательная тр ан сф о р м ац и я всей скиф ской куль-
туры . «Под влиянием местны х условий скотоводы -ко­
чевн и ки п ревращ аю тся здесь в помещ иков-земледель-
цев», - пиш ет Ростовцев (Там же).

74
вхе

П равильность вы сказы ван и й Ростовцева находит


убедительное подтверж дение и в скиф о-осетинских
язы ковы х и этнограф ических параллелях. О братимся
сперва к язы ковы м параллелям. П роцитировав Ростов­
цева («Скифы учились земледелию у европейских н аро­
дов»), В.И. Абаев далее констатирует: «Языковые д а н ­
ные полностью это подтверж даю т. Ф актом является то,
что в осетинском нет, пожалуй, ни одного земледельче­
ского терм и на, кроме н азван и я проса, которы й можно
было бы с уверенностью возводить к общ еиранскому и
общеарийскому. Вместе с тем р яд ... терм инов... - им е­
ют соответствия в язы к ах европейских: «хзугГ» серп -в
славянских и балтийских «Гзіг» колос - в германских,
Гзопя ярм о - в балтийском, германском и, мож ет быть,
латинском, «зііѵг» ш ти ф т (скрепляющий ярм о с д ы ш ­
лом) - в ге р м а н с к о м ,«Гӕх1\\ Гаезіае» ступа (для толчения)
- в славянском и балтийском, «Ш1ӕа» урож ай - в гер­
манском. Сю да следует, быть может, отнести «зеіиіоп»
пиво, поскольку приготовление п и в а неотделимо от
культуры ячменя» (Абаев, 1965. С. 143). Что касается
этнограф ических параллелей, то своими изы сканиям и
земледельческой культуры осетин Л.А.Чибиров вы явил
гораздо более сущ ественны е осетино-европейские п а ­
раллели в области земледельческих обычаев и обрядов,
нежели аналогичны е схож дения с соседними народам и
К авказа (Чибиров, 2008. С.508).
Исходя из излож енных вы ш е язы ко вы х и этно­
граф и чески х аргументов, определенно мож но п ред­
положить: из трех ветвей скиф ского м ира, этногене-
тические нити осетин восходят непосредственно к
ск и ф ам -п ахарям . В этой связи сомнения некоторы х
археологов относительно того, являю тся ли с к и ф ы -п а­
хари этническим и скиф ам и, прип и сы ван ие им сла­
вянского происхож дения, не имею т основания (Арта­
монов, 1947. С.79-80; Теренож кин, 2012. С .14-15).

75
6X3

В есьма интересен и процесс ад ап тац и и западной


группы скиф ов, т а к н азы ваем ы х скиф ов-п ахарей
к местному оседлому населению . Анализ археологи­
ческого м атериала из этих мест, взятого в основном
из погребений, позволил Ростовцеву заклю чить, что
в могилах превалирует местны й инвентарь, которы й
усвоили и сам и скиф ы -приш ельцы . Под влиянием
местного населения преж н и м осталась и ф орм а по­
гребения. При этом в захоронениях леж али обособлен­
но и ранские, греческие и ирано-греческие предметы.
Сильное влияние м естной среды сказалось и н а ф о р ­
ме хозяйствования. Ученый п ри д ер ж и вается теории
принадлеж ности ски ф ов-п ахарей к ираноязы чны м
племенам, отвергая м нение об их славянских корнях.
К ак свидетельствует археологический и нвен тарь (же­
лезные орудия труда, к ер ам и к а оригинальны х форм),
преж нее население было связано с западн ы м миром.
О днако с ѴІІ-ѴІ вв. до н.э. среди находок уж е п ояви ­
лись предм еты восточного происхож дения, что яв л я­
ется археологическим подтверж дением прихода н а
Северное П ричерноморье с востока скиф ски х племен.
К очерченны м Геродотом гран иц ам расселения земле­
дельческого населения н а западе Ростовцев н аряду с
Прибужьем и П риднепровьем почему-то причисляет и
П рикубанье, которое располож ено н а востоке. Впол­
не возможно, что тем сам ы м учены й хотел обозначить
территорию н а С еверном К авказе, где, т а к ж е к а к и в
западн ы х регионах, заним ались земледелием.
И наконец, северо-восток и восток С киф ии зан и ­
мали скиф ы -скотоводы , скиф ы -кочевники.
Рубеж ІѴ-ІІІ вв. оказался неблагоприятны м для С ки­
ф ии. После р а сп а д а д е р ж ав ы Атея С киф ия п ереж и ­
вает серьезны й политический кризис, в ходе которого
одну за другой теряет свои провинции. От нее отде-

76
З хё

ляется Боспор, которы й становится сильным сопер­


ником для С киф ии, крепнет Херсонес, и укрепляю тся
племена меотов, ж и вш и е н а восточном и ю го-восточ­
ном побереж ье Азовского моря, или, к а к его назы вали
в древности, М еотийское озеро. Н аконец свою силу и
мощь ск и ф ам продем онстрировала м акед о н ская им ­
перия во главе с ц арям и Филиппом и Александром.
Великая С киф и я оказалась в критическом состоянии
(Ростовцев 1918. С.42-43).
О днако с распадом Великой С киф ии н а полити­
ческой карте м и р а появляется новое скиф ское госу­
дарство. К ры м ская С киф и я (или Т авроскиф ия) была
территориально значительно м еньш е Великой С ки­
ф ии, но, в отличие от нее, являлась более передовы м,
разви ты м государством, в том числе и в социально-
экономическом плане. Н а сей раз государство состоя­
ло из оседлого земледельческого населения, было хоро­
шо организованны м с четко очерченны ми границам и,
крепкой центральной властью и эллинизированной
верхуш кой. Оно было передовы м и в смысле социаль­
но-экономического р азви ти я. В период второго с к и ф ­
ского ц ар с тв а при царе Скилуре возн икает и отстра­
и вается н овая столица - город Неаполь С киф ский,
расш и ряется терри тория государства за счет за х в а та
р яд а сельских поселений и мелких городов. В Тавро-
скиф и и появляется письм енность н а греческой основе,
интенсивны м и стали меж государственны е отнош ения
с соседними государственны ми образованиям и: Бо-
спорским царством и Херсонесом. Это новое государ­
ство в п ервы е три столетия своего сущ ествования (ІІІ-І
вв. до н.э.) вело ожесточенную борьбу с греческим и
колониями Северного П ричерноморья, исход которой
был не в пользу скиф ов. Сын ц ар я Т авроски ф ии Ски-
лура П алак после смерти своего отц а реш ил подчинить

77
своей власти Херсонес Таврический, однако тому н а
помощь вы двинулись вой ска Боспорского ц ар я Ми-
тр и д ат а Е вп атора под ком андованием Д и оф ан та. Д и ­
оф ан т разбил вой ска П алака, Т авроски ф ия утратила
самостоятельность и была поделена М итридатом н а
несколько территорий. Греческие колонии, в том числе
и Херсонес, утратили н езависим ость и попали сперва
в зависим ость от Боспорского ц ар ств а (Понта), а с ее
падением вошли в состав Римской империи.
Территориально Т авроски ф и я была значительно
меньш е С киф ского ц арства, однако она имела р яд сво­
их особенностей, важ н ей ш ей из которы х было наличие
четко обозначенны х границ, которы е государство мог­
ло защ и щ ать от внеш него воздействия, в частности от
сарм атов, которы е то и дело соверш али набеги н а тер ­
риторию степной С киф ии. Государство консолидирует
п рож и вавш и е в нем этнические группы. Именно в пе­
риод сущ ествования Т авроскиф ии терм ин скиф стал
обозначать новую народность, в составе которой ски ­
ф ы составили лиш ь часть. В период сущ ествования
К ры мской С киф ии население полностью переходит
н а оседлость. Ростовцев подробно исследует историю
Т авроскиф ии, которая стави ла своей задачей возрож ­
дение мощ и Великой С киф ии. При этом он скептиче­
ски зам ечает, что о возрож дении С киф ской д ер ж авы
в преж них гран иц ах не м ож ет идти речь, ибо были
потеряны П рикубанье, П риазовье, Придонье, П ридне­
провье и П рибужье, т.е. значительная часть терри то­
рии. Т авроски ф ия, н аряду с небольш им царством в
Д обрудже, н а севере Балканского полуострова, и звест­
ны м еще под назван и ем М алая С киф ия, т а к и остались
небольш ими осколками бы вш ей Великой С киф ии.
Сопоставляя оба ски ф ски х государства, Ростовцев
вы являет много нового и особенного в Т авроскиф ии. В

78
3 x3

отличие от первого ц арства, у скиф ов появилась своя


столица. Неаполь С киф ски й располагался недалеко
от ны неш него Симферополя. Наибольшего р асц в ета
Т авроски ф ия достигла в первой половине II в. до н.э.,
под предводительством ц ар я Скилура, которого совре­
менники характери зовали к а к незаурядную личность.
Однако, к а к было нам и сказано вы ш е, с воцарением
сы на С килура П алака К ры м ская С киф и я уш ла в не­
бытие.
Что касается государственного устройства,
то С киф ское царство, по мнению исследователя
Д.А. Щеглова, - это «варварское государство эллини­
стического т и п а с крепкой центральной властью и эл­
линизирую щ ей верхушкой» (Щеглов, 1978. С.37). Это
было крупное и серьезное государственное образова­
ние с определенны м стремлением к дальнейш ей тер ­
риториальной экспансивности, направленной, глав­
ным образом, н а запад, в пределы Ф ракии (Ростовцев,
1918. С.40). Именно н еоп равдан н ая эксп ан си я н а з а ­
пад, в д ан н ом случае поход н а Херсонес Таврический,
и погубила в конечном итоге это царство. Будучи более
организованной и устойчивой в плане государствен­
ного строительства, К ры м ская С киф и я с п ерем ен ны ­
ми успехам и просущ ествовала до III в. н.э.
И сторическая, концепция создан н ая Ростовцевы м,
в целом п р и н ята скифологией. О днако некоторы е ее
положения вы зы вали противодействие его коллег. В
частности, в работах ан ти коведа Д.П. Каллистова зву­
чит много интересны х мыслей и наблю дений о ски ­
ф ах, хорош о п оказан более сложный, чем казалось
М.И. Ростовцеву, состав античной традиц и и . Н аряду
с реалистической и идеализирую щ ей тен ден ц иям и в
описании скиф ов Д.П. Каллистов вы деляет склонность
к преувеличению ж естокости и дикости скиф ов, а

79
3 x3

так ж е более поздню ю христианскую тенденцию . Со­


гласно Каллистову не соответствует истине и у твер ж ­
дение Ростовцева об отсутствии единой ионийской
традиц и и , оказавш ей сущ ественное влияние н а позд­
нейш ую литературу о Северном П ричерноморье (Кал­
листов. 1945).

Сарматы

В IV в. до н.э. со ски ф ам и случилась ровно т а ж е


история, что и с ки м м ерий ц ам и три столетия назад.
А именно, н ач и н ая с IV в до н.э. с востока н а зап ад
вглубь скиф ской д ер ж ав ы двинулись новые и ранские
племена, которы х греки назы вали общим именем сар ­
маты . М.И. Ростовцев оп исы вает последовательность
продвиж ен ия н а за п а д сарм атски х племен. Д альш е
всех (до Дуная) ушли язы ги , меж ду Доном и Д непром
обосновались роксаланы , по течению Кубани - сираки,
а вы ш е них - аорсы . Позднее н а исторической арене
появились аланы. (Н ачиная с эпохи Римского влады ­
ч еств а все сарм атски е плем ена стали н азы ваться ала­
нами). Процесс вы тесн ени я скиф ов происходил посте­
пенно; постепенно ж е географ ический и политический
терм ин «Скифия» см еняется «Сарматией». Следует по­
лагать, что и з-за близких этнических связей ассим и­
ляционны е процессы в скиф о-сарм атской среде про­
текали быстрее обычного.
Н ами уж е было отмечено некоторое противоречие
в суж дениях Ростовцева о сарм атах. С одной сторо­
ны, он подчеркивает, что бы товавш ее в сарм атском
общ естве исключительное положение ж енщ ины (в их
военной и политической ж изни) является плодом вли­
ян и я ки м м ерий ц ев (Ростовцев, 1918. С.34), а с другой,

80
3 x5

ссы лаясь н а м нение греков, считает главны м отличи­


тельным п ризн аком сарм атов, или савром атов, особое
положение, которое зан и м ала ж ен щ и н а в сарм атском
общ естве (Там ж е. С. 127-128).
Надо полагать, что мнение ученого о ф о р м и р о ва­
нии роли ж енщ и ны у сарм атов под влиянием ки м м е­
р и й ц ев и ф р ак и й ц ев все ж е не совсем верно. Не со­
ответствует действительности и м нение Ростовцева о
том, что м атриархальны е черты сарм ат переш ли к ним
от соседних синдов. К ак свидетельствую т источники,
черты м а тр и ар х ата сарм аты ни от кого не п ер ен я­
ли: среди соседних и других народов они выделялись
именно ярко вы раж ен н ы м м атри архатом и вы соким
общ ественны м положением ж енщ ины . Об этом п и ­
сал и крупнейш ий учены й-сарм атовед К.Ф. С мирнов
(Смирнов, 1964. С.201). В том ж е ключе вы сказы вал ­
ся и известны й скифолог Б.Н . Граков (Граков, 1947).
А кадем ик Ж ебелев, характери зуя ким м ерийцев и дру­
гие в ар в а р с к и е племена, оп исы вая сарм атов, говорит
о том важ ном зн ачени и какое в их быту имела ж е н ­
щ ина, не сом неваясь, что это яв н ы й показатель суще­
ствован и я у них в свое врем я м атр и ар х ата (Жебелев,
1938. С. 154). Д а и древн и е авторы , н ач и н ая с Геродо­
та, обратили вн им ан и е н а эту особенность общ ествен­
ного строя сарм атов. «Народ савром атов управляется
ж енщ инами», - писал греческий мореплаватель и гео­
гр аф С килак К ариандский (Ѵ-ІѴ вв. до н.э.) (Античная,
1990. С.44).
И так. Особенностью сарм атского государственно­
го строя была ги некократия, т.е вы сокое положение
ж енщ и ны в общ естве, попросту говоря м атри архат,
положение, по которому ж ен щ и н а наряду с до м аш н и ­
ми работам и является, н аравн е с м уж чинам и, воином
(умело м етает дротики, стреляет из лука) и м ож ет ру-

81
6 Заказ № 209
--- ---------г = = = ЗХ- = -----• - » ---

ководить и племенем (Таргитао, Амага). Что касается


синдов, то у них п очитание ж енщ и ны не наблюдалось
в начальны й период их истории (I ты с. до н.э.), а по­
явилось лиш ь в начале наш ей эры , когда «синды под­
верглись сарм ати зац и и , п риведш ей к их ассимиляции
с сарматами» ( СИЭ, 1969. С.882).
В трудах Ростовцева не полностью исследован во­
прос о сарм ато-рим ски х взаимоотнош ениях. Класси­
ф иц и руя сарм атски е племена, Ростовцев не упоми­
н ает племя язы гов, которы е имели весьм а сложные
отнош ения с Римской им перией. Дело в том, что язы -
ги постоянно находились в состоянии войны с Римом,
которы е всегда продолж ались с переменны м успехом.
Вначале военн ая ф ортуна была н а стороне язы гов, но
в очередной войне в 175 г. римляне взяли вверх, и н а
п р авах победителя увели в плен 8 ты сяч тяж елово­
оруж енны х воинов. Из них 5,5 тыс. человек были от­
правлены в Б ри тан ию (на границу Римской им перии с
Ш отландией) для защ и ты северны х рубеж ей им перии
от постоянны х набегов горцев Ш отландии (Литтлтон.
Малкор, 2007. С.35). После победы н ад язы гам и им ­
ператор М арк Аврелий принял титул «Сарматский» и
д а ж е чекан ил соответствую щ ие монеты.
В V разделе книги об «Эллинстве..» Ростовцев п и ­
ш ет, что савром аты (суть сарм аты . - А.Ч.) ж или в устье
Д он а «часть которы х вероятно составляли яксом аты ,
и т а к н азы ваем ы е меоты, т.е. племена П риазовья, и
племена, населявш ие Кубанскую область: дан д ари и ,
ф атеи, псессы и, наконец, синды» (Ростовцев, 1918.
С. 122-123). Ростовцев ошибочно допускает п р и н ад ­
леж ность синдов, меотов и сарм ат к одной этнической
группе (Там ж е. С. 122), утверж дая, что и язы ки , н а ко­
торы х они говорят, не р азн ятся друг от друга (Там же.
С.34-35). М ежду тем меоты и синды в этническом пла­

82
не не имею т ничего общего с ираноязы чны м и с ар м а­
тами. Меоты являю тся собирательным именем ады г­
ских племен, куда входили и синды (СИЭ. 1961. С. 122;
1969. С.882). В этническом смысле, меоты являю тся
древним и п редкам и ады гейцев, черкесов и к аб ар д и н ­
цев (История, 1967. С.450), я зы к ж е их относится к
кавказской язы ковой семье.
Неточны и предлож енны е Ростовцевы м географ и ­
ческие рам ки расселения сарм атски х племен, от Тобо­
ла до Волги (Ростовцев, 2012. С.95). В действительно­
сти зап адн ы е гран иц ы расселения сар м ат проходили
не по Волге, а по Истру, то есть по Дунаю . Судя по к о н ­
тексту, не соответствует действительности и у твер ж ­
дение, что аланы , н аравн е с другими сарм атски м и
племенами (роксаланы, аорсы , сираки , язы ги), сошли
с исторической арен ы в IV в. (Там ж е. С.95). В д е й ­
ствительности ж е, они исчезли к а к н арод лиш ь после
разгром а Алании Хромым Тимуром в конце XIV века.
С порным остается вопрос о взаи м освязи сар м ат и
алан.
По мнению М.И. Ростовцева, наряду с язы гам и ,
роксаланам и, аорсам и, сиракам и , аланы являю тся од­
ним из сарм атски х племен, которое н а начальном эт а ­
пе р азви ти я было автоном ны м. О днако со врем енем
в их состав влились к а к сираки, ж и вш и е в верховьях
Кубани, т а к и более многочисленные аорсы , ж и вш и е
в бассейне р. Терек н а Ц ентральном К авказе. В дру­
гой своей работе Ростовцев п оддерж и вает исследова­
телей, счи тавш и х верны м тож дество аорсов и алан.
Он писал: «Происхождение аорсов и аланов и звест­
но... Аорсы зап адн ы х источников являю тся йен-тсай
ки тай ски х анналов и спустя некоторое врем я после
25 г. по Р. Хр. другое племя одержало вверх н ад ним и
и дало собственное н аим енование всей кон ф едерац и и

83
кочевников, которую оно контролировало. Не случай­
но н азван и е аорсы и счезает из западн ы х источников
во второй половине I в. по Р.т Хр., когда н а его месте
оказы вается этноним аланы» (Ростовцев, 1993. С.92).
Это мнение Ростовцева верно лиш ь отчасти, ибо кро­
ме аорсов под понятие алан попало и другое сарм ат­
ское племя сираков; о чем свидетельствует следующее:
после войны м еж ду аорсам и и си ракам и в 49 г. оба
этнон и м а исчезаю т. Поэтому ближе всех к истине по­
дош ли Ю.С. Гаглойти (Гаглойти, 1964, С.46) и В.А. Куз­
нецов (Кузнецов, 1992. С.5), по мнению которы х аор­
сы и си раки были этнической основой алан Северного
К авказа. М нение, утверж даю щ ее, что аланы являю тся
совокупностью этнических групп сарм атски х племен,
разделяю т кроме Ростовцева и другие ученые, такие
к а к Ф рай, Абаев, Малахов.
Относительно алан Ростовцев допускает еще одну
неточность. Во врем я Великого переселения народов
(IV - нач. VII в.) сарм ато-аланы продвинулись не толь­
ко до И спании, к а к пиш ет учены й (Ростовцев, 1918.
С. 139), но, переплы в Гибралтар, вместе с вандалами
оказались н а севере А фрики, где создали Алано-Ван­
дальское королевство со столицей в г. К арф аген.

84
Государственный строй и социальные
отношения у скифов и сарліат
В книге «Эллинство и иранство...» Ростовцев д о ­
статочно много вн и м ан и я уделяет вопросам государ­
ственности скиф ов. Кроме того, из подготовленных
для второго том а книги «Скифия и Боспор» м атериалов
сохранилась неполная часть главы о скиф ах, которая
соответственно озаглавлена «Государство, социальный
и эконом ический строй». Это и д ает нам возмож ность
более подробно п редставить взгляды ученого н а эти
узловые проблемы скифологии.
Естественно, что ф орм ы и методы управления
скиф ским государством, к а к и другие атрибуты вла­
сти, подвергались тран сф орм ац и и к а к по обстоятель­
ствам времени, т а к и места. В скиф ской д ер ж аве,
просущ ествовавш ей с VI по IV в.в. до н.э., были свои
порядки. В К ры мской С киф ии мы видим уж е много
нового, чего не было в Великой С киф ии ц ар я Атея.
Иначе говоря, «Скифская им перия социологически
может быть оп и сан а к а к власть кочевой О рды н ад со­
седними племенами». Самые полные и достоверны е
сведения о Великой С киф ии содерж атся в «Истории»
Геродота. Хронологически этот период вклю чает в
себя с VI по III вв. до н.э., то есть пром еж уток времени,
85
-о 3 x3

когда С киф ия вы ступала по отнош ению к внеш нему


миру едины м политическим образованием. Д остовер­
ность сведений Геродота Ростовцев подтвердил и а р ­
хеологическим материалом.
В отличие от хронологических рамок, установить
точно географ ические границы Великой С киф ии не
представляется возмож ны м, ибо «подчинение и зави ­
симость тех или других местностей могли не сопро­
вож даться поселением н а этой местности значитель­
ных м асс скифов» (Ростовцев, 1989. С.201). Учеными
констатируется лиш ь то, что побережье Черного моря
от Д н естра до Д он а находилось в пределах владений
скиф ов. О днако анализ археологического материала,
в частности курганны х поселений, помог Ростовцеву
и в установлении гран и ц скиф ской держ авы : «Сфера
расп ростран ен ия курганны х погребений с вещ ами, где
смеш иваю тся элементы иранской восточной культуры
с греческими и местны ми, при том постоянстве, кото­
ры м в общем отмечается, несмотря н а разнообразие во
времени и м ест ски ф ски й тип курганного погребения,
мож ет считаться и сф ерой государства скиф ов, к а к
руководящ его государственного элемента» (Там же.
С.201). Ведь известно, что курганы строили лиш ь для
царей и знати. Конкретизируя сказанное, ученый пи ­
шет: «Если это так , то в рам ки древнейш его скиф ско­
го ц ар ства придется вклю чить не только значительную
часть П рикубанья с зависимостью от него Тамани и
племен по Азовскому морю, но и всю Киевщ ину и Пол­
тавщину» (Там же). Этой рем аркой Ростовцев вносит
существенную поправку в «Историю» Геродота о гра­
ницах С киф ии. Восточными гран иц ам и С киф ии Геро­
дот считал Дон, а по Ростовцеву гран иц а сместилась
к Прикубанью. Согласно Геродоту в Киевщ ине и Пол­
тавщ и н е ж и вут невры и будины, а по Ростовцеву, по­

86
З хЭ

скольку и этот район полон курганны х поселений, эта


земля принадлеж ит скиф ам . Таким образом, в аж н ей ­
ш ей заслугой Ростовцева можно считать обоснован­
ные доказательства того, что скиф ы господствовали и
н а Северном К авказе, что отрицал Геродот. З ав ер ш ая
суж дения о гран иц ах Великой С киф ии, Ростовцев кон­
статирует следующее: постоянны х и прочны х границ
ски ф ская д е р ж а в а не имела, причем вполне вероятно
постепенное расщ епление этой д ер ж авы и выделение
из нее отдельных самостоятельных скиф ских ж е госу­
д ар ств н а Востоке и Западе. При этом Центром ц ар ­
ств а всегда были низовья Д непра, а главной цитаделью
мощи - степи н а восток и частью н а зап ад от Д н еп ра
(Там же). Естественно, что без археологических откры ­
тий невозмож но было бы прийти к следующим заклю ­
чениям. Впрочем, ответ н а вопрос, п р ав ли Геродот
или Ростовцев относительно месторасполож ения цен ­
тр а скиф ского царства, будет дан, если удастся найти
некрополь ски ф ски х царей, о котором писал Геродот.
Д а в а я общую характери сти ку общ ественному
строю Великой С киф ии, Ростовцев отмечал, что «го­
сударственн ая орган изац ия скиф ов предполагает су­
щ ествование особого военного класса населения, т.е.
особой военно-организационной аристократи и, тесно
связанной со всем адм и ни стративн ы м строем государ­
ства» (Там ж е. С.203). Нельзя не согласиться с Ростов­
цевы м и не п ри зн ать сущ ествование у скиф ов воен ­
ной аристократи и. И наче и не могло быть в общ естве,
ориентированном н а войну и походы. П равильность
этого полож ения ученого была п одтверж ден а последу­
ющ им поколением скифологов, тем более что тако е з а ­
клю чение подкрепляется и археологическим м атер и ­
алом. Х арактерны м прим ером изображ ен ия рядовы х
воинов и аристократов стало изображ ение со сценам и

87
3 x5

из скиф ской ж и зн и н а серебряной с позолотой чаш е


из крупного скиф ского могильника IV в. до н.э., т а к
назы ваем ой Таймановой могилы. На ней изображ ены
и выразительно представлены ски ф ски е аристократы ,
богатые и влиятельные, окруж енны е слугами. Разли­
чимы ф игуры двух мужчин в воинском убранстве. В
руке одного - кубок, н а ш ее гривна - символ власти. У
обоих к поясам прикреплены гориты с луками (Массон,
1997. С. 174-177; Х азанов, 1975. С.109-111). Еще одной
иллюстрацией военизированного бы та скиф ов явл я­
ется инвентарь из скиф ского погребения ѴІІ-ѴІ вв. до
н.э. Археологи обнаружили в них тела с неестественно
изогнутыми или вы вернуты м и ки стям и рук, останки
погребенных, у которы х посмертно вы пилены куски
основания ч ереп а (Ковалевская).
В еликая С киф и я представляла из себя с VII по
V вв. до н.э. типичную «Кочевую империю», и надо
полагать, она была орган и зован а по типу возникш их
позж е Х азарского каган ата, или М онголо-Татарской
Золотой Орды. Центр ее находился в некоем укреплен­
ном лагере, т а к н азы ваем ой ц арской ставке. «Около
ставки, - пиш ет Ростовцев, группировалась сильная
кон ная друж и на, всегда готовая к набегам. В мирное
врем я цари, кн язья и друж и нн и ки были владельцами
больших стад и табунов, где черную работу исполня­
ли подвластны е им рабы или крепостные» (Ростовцев,
1918. С.38).
По мнению Ростовцева, нельзя относить скиф ское
государство и к серии централизованны х. «Весь строй
скиф ской д ер ж ав ы был, по всей вероятности, не ц ен ­
тралистическим , основанны м н а системе чи н овн и ­
чества, а военно-ф еодальны м с сравнительно далеко
идущей самостоятельностью отдельных частей. Ясно,
что т а к а я д е р ж а в а не могла быть очень прочной и

88
5 хё

очень долговечной, не могла соперничать ни с П ерси­


ей, ни с культурным греческим миром» (Там ж е. С.40).
Что касается государственного строя сарм атов,
то, согласно Ростовцеву, он «мало чем отличается от
скиф ского, за исклю чением большей расщ епленности
и разбитости. Мы слыш им о ц арях отдельных частей
племени, о «скиптроносцах» отдельных племен, о луч­
ш е вооруж енной аристократи и, закован н ы х в п анцы -
ры с ног до головы ры ц арях-катаф рактари ях» (Там ж е.
С. 129-130).
С труктура государственного устройства С киф ии
стала предметом обсуждений в ученых кругах в начале
XX века, когда по этому поводу вы двигались различны е
мнения, с трудом стыкую щ иеся друг с другом. И у Ро­
стовцева нет твердо выверенного отнош ения к форме
государственности скиф ов. Одним из главных заблуж­
дений Ростовцева было утверж дение, что во внутрен­
ней, социальной и экономической ж и зни варварского
населения Северного Причерноморья руководящ ее зн а ­
чение с н ачала до кон ца античного периода оставалось
за восточными феодальными ф орм ам и управления.
В книге «Эллинство и иранство...» автор р асск азы ­
вает и о ф еодальны х п орядках в скиф ском обществе, о
рабах, крепостны х. Таких ж е взглядов п ридерж и вался
и коллега М ихаила И ван ови ча М. Эберт (ЕЪегі, 1929).
В другом своем труде «Государственный строй Ски­
фии» Ростовцев сравн и вает Скифию с Золотой Ордой и
квалиф ицирует ее к а к рабовладельческое государство.
Это мнение Ростовцева разделяет известны й ученый-
скифолог А.П. Смирнов, которы й такж е признавал у
скиф ов (кочевников. - А.Ч.) рабовладельческие поряд­
ки (Смирнов, 1935). Что касается проф ессора С.А. Се-
м енова-Зусера, то он классиф ицировал скиф ски й мир
к а к общество с родовыми порядкам и (Семенов-Зусер,

89
ГАИМК. Т.ІХ). Где ж е, в таком случае, кроется истина
среди м нож ества предположений? В этом отношении
заставляет прислуш аться к себе еще один специалист
по античности, академ и к В.И. Равдоникас. Он под­
вергает критике слабую, н а его взгляд, аргументацию
Семенова-Зусера, а такж е положения о классовой (фе­
одальной или рабовладельческой) природе скифского
общества, которы е отстаивали соответственно Ростов­
цев и Смирнов. В.И. Равдоникас признает, что разви ­
тие социально-экономических порядков у скиф ов шло
в сторону рабовладельческого строя, причем для той
части С киф ии, которая прилегала к античны м коло­
ниям и находилась в сф ере особо сильного влияния со
стороны античного мира. Он допускает наличие у них
уже сложившегося классового общ ества рабовладельче­
ского ти п а еще в скиф ское время (Равдоникас, 1932).
На н аш взгляд, ближе всего к истине подошел М.С. Ар­
тамонов, по мнению которого «сложившиеся в Скифии
д в а различны х меж ду собою ти п а хозяйства: скотовод­
ческое (кочевое) и оседлое (земледельческое) открывали
возможность для разви ти я экономической независимо­
сти патриархальной семьи». И далее он справедливо по­
лагает, что «в условиях прим итивной техники к а к коче­
вого скотоводческого, т а к и оседлого земледельческого
хозяйства оставалась еще необходимой производствен­
н ая кооперация этих семей, ины ми словами, сохране­
ние старой производственной организации, какой в
первобытном обществе была родовая община» (Артамо­
нов, 1947. С.69).
Ц арь в Великой С киф ии не был абсолютным п р а ­
вителем. Государство скиф ов «Было скорее конф еде­
рац и ей сильных кочевы х орд. К ак социально, т а к и по
легальному статусу оно соответствовало государству,
базировавш ем уся н а родовом законе. У скиф ов суще-

90
5 хе

ствовали м уж ские союзы, т.е. военны е объединения


молодежи. Наличие ж е подобных объединений свиде­
тельствует о бы товании у скиф ов возрастны х классов:
мир ю нош еских военны х обрядов и м ир взрослых. Для
подтверж дения этой мысли н а помощь приходят р а з ­
личные а р теф ак ты из ски ф ски х курганов. Имеются
в виду рельеф ны е изображ ения н а серебряном с по­
золоченными обкладкам и горите из ку р ган а Солоха.
На переднем плане горита сраж аю щ иеся меж ду собой
скиф ы - п еш ие с конны ми. При этом обращ ает н а себя
вним ание следующее: пехотинцы молоды, безбороды,
тогда к а к всадн и ки - постарш е, с бородами. И еще,
лица ю нош ей д ы ш ат благородством, их ф игуры под­
черкнуто краси вы . Что касается всадников, то ли ца и
позы у них - злобны и утрированно безобразны. Изо­
браж ение вы зы вает в п ам яти ски ф ски х псов войны ,
которые приходили в неистовство во врем я боя (Бу-
линоп, 1973. С.4-5). Из м уж ских союзов постепенно
ф орм ировалась особая прослойка воинов-проф ессио-
налов.

Сражающиеся между собой скифы. Курган Солоха


91
З ха

Во многих случаях, при суж дениях о скиф ской


ж изни, Ростовцев отталкивается от Геродота, к а к бы
п одтверж дая его мысли. Геродот воздерж ивался н а ­
звать численность ски ф ов («они очень многочислен­
ны», «собственно ски ф ов мало»), но констатировал д е­
ление каж дого из трех ч астей н а номы с обязательным
святилищ ем Арея в каж дом из них. Наличие святи ­
лищ а по Ростовцеву предполагало чисто военную ор­
ганизацию делений н а номы. Это п одтверж дается и
некоторы ми обы чаям и скиф ов (поощрение тому, кто
приносил голову врага; ч а ш а в и н а тем, кто умертвил
врага, позор и бесчестье тем , кто не убил врага).
В трудах Ростовцева освещ аю тся и вопросы соци­
альной орган изац ии скиф ского общ ества... Анализи­
руя одну из находок ски ф ски х курганов, сосуд, н а ко ­
тором изображ ено братан и е скиф ов, и ср ав н и в ая его с
братанием у ном адов, описанны м у Геродота (Геродот.
IV.70), где античн ы й и сторик р асск азы в ает об обы­
чае братан и я у скиф ов, Ростовцев пиш ет, что в этом
обычае «соединены меж ду собой идеальные вож ди,
стоявш ие во главе целой друж ины , из которой вы д е­
лялись “сам ы е достойны е”». По его мнению , так и е ж е
друж ины , но большего м асш таба, группировались во­
круг «царя». О бычай соединял меж ду собой отдельных
вож дей, стоявш их непосредственно во главе целой
друж ины (Геродот. IV.70). «По заверш ен и и этого обря­
да, - писал Геродот, - они долго молятся, а затем пьют
смесь к а к сам и договариваю щ иеся, т а к и достойней­
ш ие из присутствующих». Точную кальку этого обычая
осетины соверш али в главном святилищ е Осетии - Ре-
коме еще в начале XX века. Весь вы ш еприведенны й
м атериал свидетельствует о наличии в скиф ском госу­
д арстве военно организованной верхуш ки - д руж и н ­
ников.

92
3 x3

Еще более м ас­


ш табная др уж и н а
группировалась вокруг
царя. В ней служили
те, кому п риказы вал
он сам; среди них не
было и не могло быть
подкупленных в р а га ­
ми. Кроме друж и нн и ­
ков у ц ар я были еще
приближенны е и слуги.
Вот к а к представлял
себе структуру с к и ф ­
ского общ ества Ростов­
цев. «Господствующим
классом являю тся орга­
низованны е в друж ину
с к и ф ы -за в о е в а т е л и , Бляшка с изображением ски­
группирую щ иеся около фов, совершающих обряд побра­
тимства. IV в. до н.э.
отдельных п редстави ­
Курган Кулъ-Оба
телей зн ати в мелкие
друж ины , которы е в свою очередь соединяю тся в груп­
пы по номам и руководятся в больших п редприятиях
главным царем, по указанию которого действую т мо­
нархи и правители трех частей царства» (Ростовцев,
1989. С.204). И далее: «Роль господ сводится к соби­
ранию дани , подавлению восстаний, борьбе с сосед­
ними племенами и организации отпора от нап аден и я
извне. Он напом инает, так ж е только в общих чертах...
д ер ж авы хазар и татарской Золотой Орды» (Там же). И
Ростовцев подтверж дает эти свои вы воды уникальны ­
ми археологическими артеф актам и из скиф ски х кур­
ганов, а так ж е роскош ны м и царским и погребениями в
Киевщ ине, П олтавщ ине и около Воронежа.

93
3*3

Переходя к характери сти ке социально-экономиче­


ского уклада С киф ского ц ар ств а Ростовцев подчерки­
вает, что не во всех ч астях государства он был оди­
наковы м . Несомненно одно: большинство скиф ов вело
оседлый образ ж и зни , а основа х озяй ства была земле­
дельческая. Об этом свидетельствует античны й автор
А рриан, которы й писал: «они преж де питались хлебом
и заним ались земледелием. Ж или в дом ах и имели го­
рода...». Об этом ж е говорит и и звестн ая легенда о не­
бесных дарах: «упали де с неба н а скиф скую землю зо­
лотые предметы : плуг, ярм о, секи р а и чаш а» (Геродот.
IV. 12).
О днако не м еньш е источников (в том числе и Геро­
дот) утверж даю т, что ски ф ы вели кочевой образ ж изни.
К ак писал тот ж е А рриан, ски ф ы были земледельцами,
однако после нанесенного им п ораж ен ия ф р ак и й ц а ­
ми «изменили преж н и й образ ж и зни и поклялись ж ить
кочевой ж изнью . И вот с этого врем ени они из земле­
дельцев сделались кочевниками». Трудно согласиться с
А ррианом, потому что естественны м был бы обратный
процесс перехода от кочевн и чества к земледелию, а
не наоборот. То, что значительная часть ски ф ов вела
кочевой образ ж и зн и , подтверж дали и греки. Об этом
говорится и у того ж е Геродота, которы й четко п одраз­
делял ски ф ов н а земледельцев и скотоводов.
Говоря о П риднепровской С киф ии, которая по
предполагаемым сведениям являлась центром ски ф ­
ского царства, Ростовцев, ссылаясь н а Геродота, скло­
нен говорить здесь о преобладании кочевого образа
ж и зни н ад оседлым. Он пиш ет, что сами они ж ивут
скотоводческим укладом, а хлеб производят только для
продаж и, а не для потребления себе. Это очень х ар ак ­
терно для определения влияния, которое оказы вала
Ольвия с ее хлебным экспортом н а местное население,

94
------------ Г.......... -5€Хг..........= =-----

и позволяет думать, что часть населения П риднепро­


вья была действительно скиф ам и-кочевникам и, вос­
принимавш ими от местного населения и греков новые
навы ки земледельческого быта. Д умается, что во всем
скифском обществе со временем произош ел переход к
оседлости. Об этом свидетельствует и то, что образовав­
шуюся вслед за развалом Великой С киф ии Крымскую
Скифию сплошь населяло земледельческое население.
А нтичным авторам был мало знаком и социальны й
строй самого ц ен тр а скиф ской держ авы . О нем мало
что говорится у Геродота, а сведения так и х древн и х
авторов к а к Эфор Ростовцев не считает заслуж иваю ­
щими довери я, поскольку, по его мнению , из них р е­
альных и положительных данн ы х извлечь невозмож но
(Ростовцев, 1989. С.206). В частности, Эфор считал
статус ж енщ и ны у ски ф ов равноц енн ы м с муж чиной,
н ад е л е ж е, к а к полагает Ростовцев, он ничем не отли­
чался от положения ж енщ ины среди многих кочевы х
племен (Там же). Наоборот, м атериалы о ск и ф ах по­
зволяют говорить о социальном расслоении скиф ского
общества, о сущ ествовании в нем аристократи чески х
верхов, о подневольном населении, в частности о п а ­
стухах скиф ской орды. Р азви вая мысли Ростовцева о
социальной орган изац ии скиф ского общ ества, скиф о-
лог М.И. А ртамонов писал: «Во внутренней социаль­
ной и эконом ической ж и зн и варварского населения
Северного П ричерноморья руководящ ее зн ачени е с
н ачала и до кон ц а античного пери ода оставалось за
восточны ми ф еодальны м и ф орм ам и. Э та неслож ная
идея связы вает у Ростовцева явлени я м атериальной и
духовной ж и зн и Северного П ричерноморья, п р и д ав ая
им единство и стройность и вклю чая наш у страну в
рам ки всем ирно-исторического процесса» (Артамонов,
1947. С.69).

95
зхе

М.И. Ростовцев о быте и культуре


иранских народов

Вопросы быта

В книге «Э л л и н с т в о и иранство...» Ростовцев т а к


ж иво и м астерски оп исы вает бытовую сцену из ж и зни
скиф ов, что невольно п еред глазами читателя воссоз­
дается реальная к а р ти н а повседневного бы та наш их
отдаленных предков.
И так: «Медленно п еред ви гаю щ и й ся кочевой т а ­
бор; телеги-ю рты , в которы х ж и вут, готовят пищ у,
н я н ч а т д етей ж ен щ и н ы и к у д а для еды и н а ночь
п ри ходят м уж чины ; с т а д а баран ов, овец, бы ков и
коров, главны м ж е образом лош адей; м уж чи ны все
врем я н а кон ях, в степи, у стад и табунов или н а
охоте з а за й ц а м и или хищ ны м , п р а в д а н ем ногочис­
ленны м зверьем ; ж ен щ и н ы постоянно в ю рте и н а
телеге. М ясная п и щ а, кумы с, к а к главны й н ап и ток,
и зр е д к а сухая баня, нелю бовь к воде и мытью» (Ро­
стовцев, 1918. С .60). В дальней ш ем он не р а з будет
иллю стрировать разли чны е сцены бы та ски ф о в, с а р ­
м ат, боспорян.

96
3X2:

В ходе длительных, продолж авш ихся столетия,


кон тактов ски ф о-сарм ат с греческим миром С евер­
ного П ричерноморья происходит сильная и р ан и зац и я
греческих полисов. С казанное легко проиллю стриро­
вать н а п рим ерах перемен в вооруж ении и внеш нем
облике боспорян, вы явленны х М.И. Ростовцевы м.
«С киф о-сарм атский чеш уйчаты й или кольчаты й
панцирь, - пиш ет он, - иногда греческий, но чащ е
и р ан ски й конический шлем, круглый или овальны й
щ ит, к а к оборонительное оружие; ск и ф ски й лук и
стрелы, большое ш турмовое копье, дротики, меч и
кинж ал, к а к оружие наступательное, т.е. типичное во­
оруж ение ски ф ски х и сарм атски х конны х тяж елово­
оруж енны х лучников и копейщ иков, како вы м и панти-
кап ей ц ы изображ аю тся и в росписях их гробниц, и н а
надгробны х стелах. И ранским является и тех н и к а их
конного боя, не раз изображ аемого н а росписях гроб­
ниц» (Ростовцев, 1918. С. 173).

Сарматские воины

97
7 Заказ № 209
5X3

И рани заци я боспорцев наблю дается и во вн еш ­


нем облике населения. О внеш нем одеянии боспорцев
учены й писал: «Какую одеж ду носили греки Боспора в
эпоху С партокидов, мы не знаем . Но в эпоху им перии
она почти соверш енно и р ан ская, с некоторою только
примесью греческих элементов. И ранским и надо счи­
тать ш тан ы и сапоги, а т а к ж е верхний камзол. Грече­
ское влияние можно видеть в плащ е и хитоне, кото­
ры е сочетаю тся с вы ш ен азван н ы м и частям и костю ма.
В иранском внеш нем облике сказы вается не только
иранское влияние, а несом ненная и р ан и зац и я населе­
ния по крови и по воззрениям» (Там ж е. С. 173-174).
Костюм, вооруж ение, само население все более и более
иранизирую тся. Т акие ж е процессы протекали и в н е­
большом скиф ском государстве - Добрудже.

Религиозные воззрения и свидетельства


артефактов из курганов

В заим одействие э л л и н с к о й и иранской культур


Ростовцев дем онстрирует н а прим ере религиозных
представлений. Высш ее божество, которому покло­
нялись ски ф ы - д е р ж ав н ая богиня Табити (Гестия),
влады чиц а земли и воды, ж ивотны х, п ти ц и рыб, по­
кровительница конной скиф ской знати, мистическое
сочетание с которой, посредством приобщ ения, было
одним из торж ествую щ их актов. «Верховными ж р и ц а ­
ми этой великой богини были ж ены царей, служили ей
и свящ енны е эн ареи , половая им потенция которых...
толковалась к а к небесны й зн ак, призы ваю щ и й их слу­
ж и ть великой богине» (Там ж е. С.73-74). Культ почи­
та н и я этой богини отводил н а второстепенны е роли,
н авеян н ы е эллинизмом оф ициальны е культы и м п ера­

98
то р а и ри м ски х государственны х богов, П осейдона и
Геракла. Только храм ы Великой богини Табити стро­
ятся н а терри тории ц арства, только ее и зображ ения
появляю тся н а медны х м онетах боспорских царей.
М ежду тем В еликая богиня в И ране восприним алась
к а к А хурамазда (у Ростовцева Аура-М азда. - А.Ч.), в
греческой среде к а к А ф родита Ураня (Там же). Речь
идет, конечно ж е, о Т авроскиф ии.
Ученый п одчерки вает сильное влияние иранского
А хурамазда н а пантеон скиф ов. «Иранский Аура-Маз-
да, - п иш ет он, - в виде конного бога приобщ аю щ его
к власти скиф ского ц ар я, знаком был и греческим м а ­
стерам П анти капея, работавш им н а С киф ии, хотя был
менее популярен в этой среде, чем великая богиня. В
роли бога победителя зла, дарую щ его власть царю , в и ­
дим его н а серебряном ритоне из курган а Карагодеу-
ашх» (Там ж е. С.74). В то ж е врем я и р ан ский бог Ми­
тр а, которы й являлся эпонимом п равящ ей д и н асти и (в
основе им ени М итридат леж ит именно и р ан ски й Ми­
тра), находился вне оф ициального п ан теон а боспор­
ских богов. Он почитался только в отдельных район ах
ц ар с тв а н а уровне местного культа...
Т енденция п ерерастан и я неограниченной власти
м он арха в процесс обожествления его личности п р и ­
сутствовала во все исторические врем ена. Не было
исклю чением и Боспорское царство, где, вслед за
и ран и зац и ей , с IV в. до н.э н ачи нается сакрали зац и я
ц арской власти. С киф ы обожествляли своего ц аря, о
чем свидетельствую т богатейш ие ц арски е захороне­
н ия в курганах.
К ак отмечено О. Ш евченко, специальны х исследо­
ваний, посвящ енны х антропотеизм у боспорских мо­
нархов, у Ростовцева не имеется, а рассуж дения носят
общий характер. «Однако внутренняя логика в ы ск а ­

99
------О — ------- ; ЗХГ- ! ------- • - » —

зы ван и й ученого, отточенная четкость его ф ормулиро­


вок, н аводи т н а мысль, что он имел стройную и ясную
концепцию р азви ти я царского культа н а Боспоре, или,
в крайн ей мере, подош ел к ее поним анию настолько
близко, что она составила в его работах зам етны й след»
(Шевченко, 2003. С. 155-156).
По Ростовцеву начало обожествления боспорских
царей было связан о с двум я традиц и ям и : эллинисти­
ческой и древн е-и ран ской. И хотя он отдавал п ред­
почтение эллинистическим тради ц и ям , тем не менее,
склонялся к мысли, что «эллинистическая п р ак ти к а
обожествления м он арха укоренилась и позднее в п и та­
ла в себя некоторы е религиозны е тр ад и ц и и достаточно
сильно иранизированного Боспора» (Там ж е. С. 156).
КIII в. н.э. религиозны е воззрения местного населе­
ния о казы ваю т все большее влияние н а организацию
ц арской власти в Боспоре. В частности, скиф ы внес­
ли свою лепту в сакрализац ию власти в П антикапее.
К ак писал Ростовцев, н а смену эллинистически-ф ра-
ки йски х тр ад и ц и й видения царской власти приходят
скиф ски е обычаи, а эллинизм этому уж е не м ож ет со­
противляться (Ростовцев, 1913. С.30). Ученый пиш ет
не только о ф ак те сущ ествования нового культа, но и
м еханизм е его вн едрен ия. Будучи ини ц и аторам и обо­
ж ествления своей власти, боспорские правители п ред­
приняли ш аги к ее канон и зац и и . С этой целью был соз­
д ан т а к н азы ваем ы й союз почитателей царского культа
(С венцицкая, 1985. С.51). Кроме того, для укрепления
своей власти ц ари создали т а к н азы ваем ы е «коллегии».
Они возникли при ц аре С авром ате I (93-123 гг.) и со­
стояли из представителей вы сш их слоев боспорского
общ ества мужского пола, способных нести военную
службу. Коллегии представляли собой своеобразны е
объединения зн атн ы х людей в государственны е обще­

100
3X3

ства военно-религиозного х а р ак те р а (Ростовцев, 1928.


С.201). В своих суж дениях о культе боспорских вла­
стей Ростовцев больше акцентирует вн им ан и е н а их
социальной, а не религиозной значим ости, хотя, к а к
полагают другие специалисты , ц ари Б осп ора при соз­
дани и коллегий в р я д ли могли допустить возмож ность
внедрить в них религиозны й культ (Ш евченко, 2003.
С. 159). Он ж е отмечал, что несмотря н а усилия боспор-
ской элиты культ царей не стал доминирую щ им в м и ­
ровоззрении основной м ассы населения ц арства. На
эту роль претендовал лиш ь культ местной Великой бо­
гини Табити, которая являлась «официальной богиней
всего царства» (Ростовцев, 1914. С. 14).
М.И. Ростовцев правильно п одчерки вает и р ан ский
х ар актер религии скиф ов, но, когда он переходит к
частностям , допускает неточности, ош ибки, созна­
тельные пропуски целых строк в цитируем ы х текстах.
В частности, ц и тата из Геродота о бож ествах скиф ов
вы глядит следующим образом: «Они чтут только сле­
дую щ их богов: превы ш е всех Гистию, затем З е в са и
Землю, счи тая Землю супругой Зевса... По скиф ски
Гистия н азы вается Табити, Зевс, наиболее правильно,
по моему мнению , П апай (очевидно, имелись и другие
имена), Земля-Апи» (Там же). В итоге, опуская пропу­
ски меж ду предлож ениям и, Ростовцев заклю чает, что
в С киф ии «создавалась... довольно обы чная н а восто­
ке, специально для Малой Азии, тр и ад а-тр о и ц а из двух
ж ен ски х и одного мужского божества» (Ростовцев,
1918. С.76). А теперь п редставим в ар и ан т Геродота
полностью, вы делив курсивом пропущ енны е Ростов­
цевы м места. «...Скифы почитаю т только следующих
богов. П реж де всего - Гестию, затем З е в са и Гею) (Гея
у них счи тается супругой Зевса); после н и х -А п о л л о н а
и А ф родит у Н ебесную , Г ер а кла и Ареса. Э т их богов

101
3x3

признаю т все скифы, а т ак назы ваем ы е царские ски­


ф ы приносят ж ерт вы ещ е и Посейдону. Н а скиф ском
язы ке Гестия н азы вается Табити, Зевс (по-моему, со­
верш енно правильно) П апай, Гея-Апи, А п о лло н - Гой-
тосир, Аф родит а - Н ебесная-Аргимпаса, Посейдон
- Фагимасад» (Геродот. ІѴ.59). Н епонятна цель такой
вольной и н терп ретац и и Геродота. Не стремление ли
это подогнать ц итату Геродота под облюбованный в а ­
риант, в данн ом случае под религиозную триаду?
К ак видно, в оригинале «Истории» Геродота п ан ­
теон ски ф ов вы глядит совсем другим. Его анализу
В.И.Абаев посвятил специальную статью «О культе
семи богов у скифов». Исходя из полного текста, ста­
новится очевидны м , что богов у скиф ов было семь, за
исклю чением П осейдона, которого почитали не все
скиф ы . Геродот четко подчеркивает, что скиф ы чтут
все семь богов, и это н аходит подтверж дение в быте
ираноязы чны х племен. В частности, культ семи богов
четко заф и кси р о в ан у одного из скиф о-м ассагетских
племен, а именно у алан, что п одтверж даю т античны е
авторы , п исавш и е об аланах. Так, наприм ер, по со­
общению П ерикла П онта Эвксинского (V в. н.э.), го­
род Феодосия в Крыму «назы вается н а аланском или
таврском язы ке А рдавда, что зн ач и т город семи богов
(осет. а в д - семь). «Наименование города «семибож-
ным» говорит о том, что культ семи богов заним ал ц ен­
тральное место в религии алан. П освятив город семи
богам, они поступили т а к ж е, к а к и греки, д авш и е сво­
ему прославленному городу им я наиболее чтимой боги­
ни Афины» (Абаев, 1990. С.90).
П очитание семи богов не ограничивается одними
аланам и. В этнограф ическом быту осетин, по насто­
ящ ее врем я сохранились святилищ а под назван ием
«авд дзуары» (семь божеств) (Миллер, 1992. С.259). И

102
зхе

в нартовском эпосе встречается божество Ӕ в д и у а ег


(в осет. ӕ вд-авд-сем ь). В горах Осетии имею тся св я­
тилищ а Авд дзуары (сс. Галиат, Нар, Ерман). Больш ей
частью осетины молятся семи святы м - а в д дзуары
(Чибиров, 2008. С.266). Таким образом, не тр и ад а, а
«культ семи богов был прочной религиозной трад и ц и ей
ски ф о-сарм атски х племен и прослеж ивается от геро-
дотовских скиф ов через алан до современны х осетин»
(Абаев, 1990. С.95).
Говоря о религии скиф ов, учены й не обходит сто­
роной и культ меча, которы й ассоциируется у них с
Аресом, считал этот военны й ф ети ш х ар актер н ы м для
воинственны х и ран ц ев. К ак известно, ски ф ы соору­
ж али для него вы сокий постам ент из хвороста - зам ен а
ти п ичн ы х для восточного м и р а сакральны х баш енны х
сооруж ений. Подобные сооруж ения делались в к а ж ­
дом и з номов во всех трех регионах С киф ии. К ак п ове­
ствует Геродот, в день почитания А реса приносились
и человеческие ж ертвы (каж ды й сотый из числа плен­
ных). О днако и в описании культов порою Ростовцев
проти воречи т самому себе. Н а стр. 153 «Эллинства...»
он н азы в ает Геракла и П осейдона м и ф ически м и п р ед ­
кам и ф р ак и й ск и х царей. Но далее Михаил И ванович
св язы в ает происхож дение Геракла с местны м греко­
ск и ф ски м м иф ом (о происхож дении ски ф ски х царей
от Геракла). Д ум ается, не нуж дается в доказательстве
тот ф ак т, что оба бога являю тся п ерсон аж ам и грече­
ской мифологии.
В ы зы ваю т некоторы е возраж ен и я и взгляды Ро­
стовц ева н а религиозные воззрения сарм ат. Со ссыл­
кой н а «достоверного и раннего свидетеля» он н азы ­
вает их огнепоклонниками (Ростовцев, 1918. С. 130),
с чем трудно согласиться. В действительности в р е ­
лигиозны х воззрениях сарм атов особое место зани-

103
—-о—— : зх? — • ->■—

мали культ солнца и огня, а барану они поклонялись


к а к символу небесной благодати, благосостояния. На
сарм ат оказал влияние и греко-иранский религиозный
синкретизм . Т ак ж е к а к и ски ф ы сарм аты почитали
аналогов греческих богов. В частности, они поклоня­
лись греко-сарм атской богине А фродите-А гримпасе,
святилищ а которой состояли из вала и ж ертвен н и ка.
В более позднее врем я сарм аты переняли от скиф ов и
культ меча. П оклонялись они и богине Любви ж и в о т­
ны х (С тражный, 2001).
Значительную часть своих вы водов по эллинскому
миру Ростовцев делал н а основе анали за предм етов,
извлеченны х археологами из древн и х могильников.
Исследуя сю ж еты н а м онетах с изображ ением боспор-
ского ц аря, учены й приходит к заклю чению : «Фигура
ц аря н а лош ади, получающ его приобщ ение от бога или
богини или алорирую щ его бога или богиню, стан ови т­
ся обычной н а м онетах и других п ам ятн и к ах Боспора
с того врем ени, к а к Боспор в ІІІ-ІІ вв. до Р.Хр. сильно
иранизировался и его п р ав ящ ая ди н асти я сделалась из
греческой и греко-ф раки й ской ирано-греческой или
даж е совсем и ран ской с так и м ж е небольшим грече­
ским налетом, к а к и в современной Парфии» (Ростов­
цев, 2013. С. 109).
Исследуя и н вен тарь из могильников, учены й отме­
чает, к а к сильно сказы вали сь изм енения политической
ситуации д а ж е н а сам ы й кон сервативн ы й погребаль­
ны й обряд, которы й отличается своей особой устойчи­
востью. «И ранизация населения Боспорского ц ар ств а
была т а к велика, - п и ш ет Ростовцев, - что уж е в I в.
по Р.Хр. мы встречаем ся с погребениями местны х ж и ­
телей, стоящ ими под сильным влиянием иранского об­
ряда», и в качестве реш аю щ его п р и зн а к а иранского
обряда у казы в ает «на погребения коня или конской

104
сбруи вместе с покойником, н а золотую погребальную
м аску в одном погребении III в. по Р.Хр. обычную в
п ар ф ян ски х погребениях» (Ростовцев, 1918. С. 181).
Когда ж е иран ское влияние ослабло, «погребение с по-
лугреческим обрядом становится обычным» (Там ж е.
С. 181).
Н а основе а н ал и за всего доступного археологиче­
ского м атер и ал а Ростовцев подтвердил верность ос­
новны х ком п он ен тов обряда погребения у зн атн ы х
ск и ф ов, сообщ аемы х Геродотом (объезд с забал ьзам и ­
р о ван н ы м телом по всем ном ам , и зуродован и е ли ца
в з н а к тр а у р а, что являлось сим уляцией к р о в ав ы х
ж ертвоп ри н ош ен и й , д о с т а в к а тр у п а в м естность Гер­
ры , где хоронились все ски ф ски е ц ари , п рин есен и е
в ж ер тв у одной из ж ен, близкого слугу и лош адей,
у к л ад к а в могилу драгоц ен н ы х вещ ей, н асы п ан и е н а
могилу большого курган а, в годовщ ину - то р ж ествен ­
н ая гекатом ба из 50 слуг и лош адей, чучела которы х
расставляли сь п еред курганом) (Там ж е. С .60, 63). К
чести Р остовц ева следует отм етить, что он р а с с м а ­
тр и в а е т и анали зи рует погребальны й обряд ск и ф о в
во врем енном р азви ти и . При этом он исходил из и з­
вестного полож ения, что погребальны й и н вен тар ь
д а е т большую пищ у для разм ы ш лен и я, пом огает в в ы ­
явл ен и и обы чаев, обрядов, х а р а к т е р а одеж ды , пищ и
(Ростовцев, 1918. С.71-73).
Анализируя предм еты погребений р азн ы х столетий
(с VI по IV вв. до н.э.). Ростовцев в книге «Скифия и
Боспор» н а основе богатого археологического м атер и ­
ала исследовал в ар и ац и и изм енения обряда в зави си ­
мости от врем ени и м еста располож ения. В частности,
сопоставляя и нвен тарь погребения из п ридн еп ровско­
го и из позднескиф ского курган а н а Кубани, учены й
обнаружил сущ ественную разни ц у в инвентаре.

105
з* г

Похоронные обряды скиф ов представляю т осо­


бенный интерес для учены х-осетиноведов. И з-за их
консервативности можно провести поразительные
параллели с похож ими обрядами, которы е до н ед ав ­
них времен сущ ествовали у осетин (посвящ ение коня,
изуродование лица, деф орм и рован н ы й обряд отреза­
ния пучка волос из косы, многочисленные и пы ш ны е
пом инки). О снова этих обрядов - в ер а в продолжение
ж и зни в потустороннем мире, - удерж алась в созна­
нии части осетин до недавнего времени.
С пециалистами-археологам и установлено, что и н ­
вентарь погребений ц арей одинаков не во всех кур­
ганах. С равн и вая и н вен тарь ц арски х могил из С евер­
ного П ричерноморья (по Геродоту) с аналогичны ми
погребениями ц арей н а Кубани, Ростовцеву удалось
установить отличие и н вен таря погребений в разны х
регионах огромной им перии. В частности, ему у д а­
лось установить, что кубанские погребения скиф ов со­
провож даю тся более слож ны м ритуалом в сравнении
с теми, которы е описал Геродот. Судя по кубанским
захоронениям, п окой н и ка привозили н а катаф алке;
в ж ертву приносилось огромное количество лош адей.
Погребались «цари кубанских ски ф ов в полном во­
оружении, в богатой одеж де, с большим количеством
драгоценной утвари. Зам етную роль играли медные
котлы, о которы х говорил и Геродот», с кускам и туш
ж ертвен н ы х ж ивотны х, и большие греческие глиня­
ны е ам ф оры , вероятно, наполненны е вином» (Ростов­
цев, 1918. С.64).
Ростовцев исследует причины и обстоятельства большого
материального расцвета Скифии, богатой культурной жиз­
ни, необычайно пышного расцвета изобразительного искус­
ства, о чем свидетельствуют обнаруженные в курганах (Со­
лоха, Куль-Оба) поразительно интересные вещи из золота и

106
бха

серебра. Михаил Ивано­


вич не только подробно
описывает инвентарь
погребений, но пыта­
ется анализировать его
происхождение, степень
влияния на него анало­
гичных культур сосед­
них народов и т.д.
О сновы ваясь на
и н вен таре ски ф ски х
курганов, Ростовцев
не всегда и во всем
соглаш ается с Геро­
дотом. В частности,
погребальны м м ате­
риалом не п од тверж ­
дается наличие общих
кладбищ у скиф ов, не Электровый сосуд из кургана
п одтверж дается и то, Кулъ-Оба
что в могилу вм есте с
телом ц ар я ставили лиш ь золотые вещ и. В одном толь­
ко мож но оспорить мнение уваж аем ого ученого, когда
он пиш ет: «Сведения Геродота о бальзам ировании тру­
п а ц ар я не подтверж даю тся; н и как и х следов этого ни
в кубанских, ни в других ц арски х могилах не отмече­
но». В есьм а ж аль, что археология еще не подтвердила
сведения Геродота, но из этого делать далеко идущ ие
вы воды ученому не следовало. Вот к а к оп исы вает по­
хороны ц ар я у ски ф ов Геродот: «Приготовив яму, тело
подним аю т н а телегу, покры ваю т воском; затем р а з­
резаю т ж елудок покойного; затем очищ аю т его и н а ­
полняю т толчены м кипером, благовониями и сем ен а­
ми сельдерея и ан и са. Потом ж елудок сн ова заш и ваю т

107
3x3

и везут н а телеге к другому племени» (Геродот. ІѴ.71).


Сложно не согласиться с Геродотом в этом его свиде­
тельстве, ибо не п редставляется возмож ны м в течение
продолжительного врем ени (около 40 дней) развозить
тело ц ар я по регионам без предварительной обработ­
ки. По сущ еству процесс м ум и ф икац ии тела соблюдал­
ся безукоризненно.

Перемены в культуре

В культурном отнош ении ск и ф ы все ж е были н а ­


родом из Азии. В месте с и н д ои ран ц ам и они о став а­
лись носителям и и р ан ско й культуры, ко то р ая у ски ­
ф ов н а юге России уж е п р и н ял а см еш анн ы й характер.
«И ранская культура, - п и ш ет Ростовцев, - в более
поздней стади и ее р азв и ти я , п ред ставлен а н ам и п а ­
м ятн и кам и отдельных сар м атски х племен, постепен­
но вы тесн и вш и х и зам ен и вш и х в степях ю га России
скиф ов, причем , однако, это вы тесн ени е не было ни
окончательны м , ни полным» (Ростовцев, 1918. С.7). В
Боспорском ц арстве, п росущ ествовавш ем без мало­
го ты сячи лет, вы работалась особая гр ек о -в ар вар ск ая
культура. Все вопросы , связан н ы е с изучением этого
культурного ф ен ом ен а, явл яю тся п риори тетн ы м для
п он и м ан и я судеб античн ой культуры н а северном бе­
регу Черного м оря. Здесь столкнулись и переплелись
д в е далеки е друг от друга ц иви ли зац и и, в результате
чего произош ло столкновение двух этнокультурны х
начал: восточной (иранской), п ривн есен ной сю да ко­
чевы м и плем енам и ски ф о в и сарм ато в и эллинского,
носителем которого были греческие колонии, за в е р ­
ш и вш и й ся культурны м синкретизм ом . И Ростовцев

108
зхг

задался целью п о и ска истоков этого си н кр ети зм а,


того, в к а ки е ф орм ы он вылился, что осталось от этого
слияния для будущих поколений. В результате иссле­
дован и й им со зд ан а строй ная кон ц еп ц и я р азв и ти я
античны х тр а д и ц и й н а С еверном П ричерном орье.
Ответы, д ан н ы е Ростовцевы м н а все эти слож ны е во­
просы, соврем ен н ая н а у к а п одтверж д ает. Более того,
«некоторые ум озаклю чения Ростовцева настолько
опередили свое врем я, что их ценность мы осознаем
только сейчас, вступ ая в XXI век» (Ш евченко, 2003.
С .155-163). К ак правильно п о д ч ер ки вает а к а д е м и к
А ртамонов, сочетание этих двух н ач ал (греческого и
эллинского) в трудах Р остовц ева «дало зам ечательную
скиф скую культуру, восприним аем ую п реж д е всего
со стороны скиф ского искусства, или “звериного сти ­
ля”» (Артамонов, 1947. С.68).
Ученым установлено, что в археологических п а ­
м ятни ках ю га России с III в. до н.э. прослеж ивается
«влияние какого-то нового искусства, слож ивш егося
н а границе м еж ду сакским Туркменистаном, П ерсией
и И ндией, и чуждого более ранн и м ски ф ски м образам.
При этом сарм атски е племена - носители этого ново­
го искусства, нахлынули н а юг России в ходе т а к н а ­
зываемого «Великого переселения народов во второй
половине II в. до Р.Хр.», которое кардинально повлияло
на ж и зн ь Востока, вы теснив н а зап ад группу кочевы х
племен - роксаланов, аорсов и сираков. И, к а к далее
пиш ет Ростовцев, одна волна сарм атски х кочевников
за другой «докатилась и до ю га степей России и р а з ­
лилась здесь до южного К ав каза и Днепра» (Ростовцев,
1993. С.45-46, 92). О дна часть их из Кубани продвину­
лась н а запад, н а Т ам анский полуостров, оседает там
под именем аспургиан, вы теснив синдов, и н ачи нает
играть видную роль в Боспорском ц арстве римского

109
врем ен и (Ростовцев, 1918. С. 138).
Н овы й этап тесны х кон тактов Боспора и скиф ов
происходит во второй половине III в. - первой по­
ловине II в. до н.э., которы й, по словам Ростовцева,
стал врем енем культурного возрож дения Боспорско-
го ц ар ства. В К ры мский период у скиф ов появляет­
ся письм енность н а греческой основе. Долговремен­
ное п ребы вание сарм атов н а Кубани, н а Дону и далее
н а за п а д не могло не оставить следа в могильниках,
располож енны х в этих местностях. Погребения со
II в. до н.э. резко отличаю тся от погребения скиф ов
ІѴ-ІІІ вв. до н.э. (Там ж е. С. 130, 133). Погребения эти
не им ею т ф орм ы погребальных ям со встроенны ми в
них деревян н ы м и и кам енны м и сооруж ениями. Вер­
ность суж дений Ростовцева о смене культур н а рубеже
III в. до н.э. получила подтверж дение в трудах других
его коллег-антиковедов, таки х к а к В.И. С арианиди,
Т.А. С крипник, М.Б. Щукин.
Ростовцев отмечает: «Появление сарм атов не про­
шло бесследно. Оно способствовало появлению в р и м ­
ских провин ц и ях нового стиля - романского, повлияло
н а т а к н азы ваем ы й готический и внесло свою лепту
в историю западноевропейского искусства» (Там же.
С. 139).
П ривлекая и анализируя весь доступны й археоло­
гический материал, учены й иллю стрирует иран и зац и ю
боспорского бы та и н а элементах ж ивописи. «Если в
наиболее ранних, - пиш ет он, - мы имеем обще-элли­
нистический стиль, свойственны й всему эллинистиче­
скому востоку, то в более поздних мы находим таки е
черты, которы е получают свое объяснение только при
сличении с нем ногим и п ам ятн и кам и декоративной
скульптуры иранского п арф ян ского ц ар ств а и с более
многочисленными скульптурами сасанидской Персии,

110
■с- Зхз

расц вет которой н ачи нается с III в. по Р.Хр.» (Там ж е.


С. 178). Ученый вы явил иранское влияние и в изобра­
ж ениях в гробницах П антикапея, и в тектонике, и в
ювелирном деле (Там ж е. С. 179-181).
Среди учены х-антиковедов не сущ ествует единого
мнения и относительно понятия «скиф ская культура».
Ростовцев характери зовал скиф скую культуру к а к вос­
точную, «иранскую» в своей основе и несколько и зм е­
ненную эллинскими привнесениям и. В этом коротком
ответе уваж аем ого ученого залож ен глубокий смысл.
Д ействительно, в т а к назы ваем ой «скифской куль­
туре», расп ростран и вш ей ся далеко за пределы ареала
п рож и ван и я скиф ов, им еется м нож ество близких или
д а ж е тож дественны х с восточны ми, «иранскими» по
терминологии М ихаила И ван ови ча элементов, а р а в ­
ным образом много черт греческого происхож дения,
особенно в Северном П ричерноморье, где эллинское
влияние н а местное население через колонии было
особенно велико и где сам и греки приним али а к ти в ­
ное участие в создании варварской культуры. Тем не
менее, при всех этих влияниях Ростовцев не р аз под­
ч ерки вает, что ск и ф ск ая культура в ее основны х вос­
точны х элементах была и р ан ская в этническом смысле
этого определения. Вот потому ее зарож дение он ис­
кал в колыбели и ран ства, вместе с которы м она и р а с ­
пространилась н а юг, зап ад и восток. Это положение
маститого ученого вы звало споры среди скифологов,
некоторы е из которых, в о зр аж ая Ростовцеву, у твер ж ­
даю т, что «С кифская культура - явление не этническо­
го п орядка, и связь ее с иранством м ож ет быть п р и ­
зн ан а лиш ь в той мере, в какой иранском у элементу
принадлеж ало господствую щ ее положение в передней
Азии в период р азви ти я и ш ирокого расп ростран ен ия
скиф ской культуры» (Артамонов, 1947. С.77), что в ее
ф орм и рован ии крупную роль сыграли и культура н а ­
111
3x3

родов Северного К авказа, Урарту и др.


Н а н аш взгляд, суж дения А ртамонова могут вы гля­
деть спорны ми. Допустимо, когда меж ду двум я ц и ви ­
лизациям и, территориально располож енны ми рядом,
имели место кон такты и взаим овлияния в период их
процветания. В случае ж е со С киф ией и Урарту по­
ложение иное. Во-первых, Урарту и С киф и я терри то­
риально не соприкасались и о культурно-исторических
кон тактах их истории ученым мало что известно. Из­
вестно лиш ь то, что цари Урарту привлекали ски ф о­
ким м ерийские наем ны е отряды для борьбы со своими
врагам и (СИЭ, 1973. С.862). Во-вторых, период р а с ­
ц вета Урарту приходится н а IX-VI вв. до н.э., в то вр е­
мя, к а к ски ф ская культура достигла наибольш его р а с ­
ц вета в последующие столетия.
Безусловно, трудно гаранти ровать этническую ч и ­
стоту скиф ской культуры. Естественно, что в нее мог­
ли войти и элементы культуры соседних народов, хотя
в данн ом контексте академ и к Артамонов огран ичи ва­
ется лиш ь общими рассуж дениям и, или с народам и, с
которы ми они исторически поддерж ивали контакты .
О днако в этом случае приходится ссы латься н а следу­
ющую аксиому, которая утверж дает, что господству­
ющее во всех отнош ениях племя (народ, народность)
всегда растворяет в своей среде, ассимилирует входя­
щ ие в нее этносы, и расп ростран яет н а них свой язы к,
свою культуру. И звестно, что наибольш ее влияние н а
Боспорское царство оказали скиф о-сарм аты . Не слу­
чайно ж е Боспорское ц арство назы вали скифо-боспор-
ским, а не по имени какого-либо другого варварского
племени. П римеров, подтверж даю щ их вы ш еизлож ен­
ное, в мировой истории достаточно.

112
— *—— Г- зх?- :— • —

«Звериный стиль»

М.И. Ростовцев зареком ендовал себя и п р ек р ас­


ным специалистом по изобразительному искусству
П ричерноморья. Эти вопросы он осветил в своей и з­
вестной работе «Античная д еко р ати в н ая ж и воп и сь н а
юге России». В частности, вп ервы е терм ин «звериный
стиль» по отнош ению к искусству кочевников был в в е ­
ден в научны й оборот именно Михаилом И вановичем
(Фаркаш, 1992. С. 164). К ак отмечал Э. Ф аркаш , «его
исследования по искусству звериного стиля столь пло­
дотворны , что мы отню дь не исчерпали возмож ностей
предложенного им пути» (Там же). Подробный анализ
скиф ского и скусства звериного стиля в полном объеме
содерж ится в его трудах, посвящ енны х ск и ф о -сар м ат­
ской истории.
В м он ограф и и «Скифия и Боспор» н а весьм а тр у д ­
ны й вопрос, в к ако й м ере сросся с п р ед м етам и вос­
точного происхож дени я звери н ы й стиль их у б р ан ­
ства, учены й д а е т разверн уты й ответ: «эти р яд ы
леж ащ их или пры гаю щ их. Реже стоящ их звер ей в
позах, приспособленны х для орн ам ен та, с п о д ж аты ­
ми ногам и и п р и ж аты м и рогам и, эти стилизованны е
чисто орн ам ен ти рован н ы е головы ж и во тн ы х и птиц,
столь ти п и ч н ы е для конского уздечного н аб о р а и для
н аверш и й , это заполнение ф игур ж и во тн ы х ж и в о т­
ны м и ж е, н ач и н аю щ аяся сти ли заци я и о р н ам ен та­
ция отдельных ч астей тела ж и вотны х, к ак, н ап ри м ер,
птичьих голов н а великолепны х н ав ер ш и ях Ульского
аула1 1909 г. и притом стилизация в духе звериного
1 Ульский аул - археологический памятник, который включает в себя курганы
скифских вождей ѴІ-Ѵ вв. до н.э. с оружием, золотыми украшениями в зверином
стиле, конями. Памятник получил название по Ульскому аулу, близ которого он
находится. В 1898, 1908-1910 годах археолог Н.И. Веселовский раскопал здесь
десять курганов.

113
8 Заказ № 209
ж е орн ам ен та с преобладаю щ ей тр ак то в к о й конечно­
стей в виде головы гри ф он а, отню дь ж е не в духе р а с ­
тительного орн ам ен та, эт а реали сти ч еская, полная
ж изни, но вм есте с тем схем ати ч еская т р а к т о в к а ж и ­
вотны х - словом все то, что д а е т нигде не встр еч аю ­
щуюся оригинальность ски ф ском у зверином у стилю»
(Ростовцев, 2013. С.337). П оскольку нигде в другом
месте, в том числе и в греческом искусстве, не встр е­
чаю тся предм еты вы ш е охарактер и зо ван н ы х ф орм,
это дало основан ие ученому говорить об оригиналь­
ности скиф ского звериного стиля, в котором о р н а­
м ен тац и я не отделим а от п р ед м ета (Там же). И далее
автор более четко определяет свое пони м ан и е п р ед ­
м ета суж дений: «С кифским звер и н ы м стилем я н азы ­
ваю не тот орн ам ен тальн ы й стиль, которы й пользует­
ся зверям и для у к р аш ен и я предм етов, до и звестной
степени стилизуя ф игуры зв ер ей ...о н и резко р азн ятся
от скиф ского звериного стиля». По его мнению , с к и ф ­
скому зверином у стилю свойственно «заставлять ф и ­
гуру зверя служить чисто орнам ентальны м целям, не
стесн яясь тем , что для этого ему приходится насило­
вать п рироду зв ер я и п р и д а в а ть ему стран н ы е и нее­
стественны е позы» (Там ж е. С.338). И чтобы его мысль
была более п он ятн а, он сопоставляет ск и ф ск и й стиль
с греческим : «Для греческого звериного стиля ж и в о т­
ное есть, п реж де всего, ж и вотное, и зображ аем ое ху­
дож н иком любовно, к а к таковое, а не к а к орнам ент.
Он любит создавать из двух или трех зверей группы,
полные ж и зн и и эксп рессии . Всего этого ск и ф ск и й
звери н ы й стиль почти не знает» (Там же).
С арм аты соверш енствую т искусство звериного
стиля. Ростовцев характери зовал сарм атски й звери ­
ны й стиль к а к м естны й, «только частью исп ы тавш и й
влияние звериного ионического стиля. П ринципы его

114
остаю тся те ж е, но чувствуется в нем н овая свеж есть
и сила, стары е схемы, п реврати вш и еся уж е в шаблон,
ож иваю т, и всему этому красочность и многоцвет-
ность п ри дает особый отпечаток, грубый и утончен­
ны й одновременно» (Ростовцев, 1918. С. 137).
Д о сих пор не сущ ествует общего м н ени я и о п ро­
исхож дении и скусства звериного стиля. Больш инство
учены х склонно счи тать его местного, скиф ского п ро­
исхож дения, но не отри ц ается влияние н а его ф о р ­
м и рован и е и п роизведен и й прикладного и ску сства
ев р ази й ск и х племен, п редш ествовавш и х появлению
ск и ф ов в П ридонье. Нет четкого п ред ставлен и я об
этом и скусстве и у самого Ростовцева. Он в ы ск а зы ­
вал м нение, что искусство звериного стиля не могло
возн икн уть н а почве д р евн ей С киф и и. П оскольку в
С киф ию оно приш ло в готовом виде, ск и ф ск и м его
мож но н а зв а ть только условно. Ученый допускает,
что ск и ф ы могли восп ри н ять его от ки м м ер и й ц ев, что
этот стиль т а к ж е мог д о статься ск и ф ам от у р ар тц ев,
то есть могло бы ть наследием алародийского (урарт­
ского) и ску сств а (Там ж е. С.45). В другой своей работе
Ростовцев х ар актер и зо вал искусство звериного стиля
уж е к а к сплав м естны х и п ри вн есен н ы х инокультур-
ны х элем ентов (Ф аркаш , 1992. С. 167). Последнее м н е­
ние н ам к а ж етс я более обоснованны м и логичны м.
О тстаи вая свою точку зрения о скиф ском зв е­
рином стиле, Ростовцев не согласен с археологом
Б.В. Ф арм аковским , которы й произвел в начале XX
в. большие раскоп ки в Ольвии, счи тавш и м ск и ф ски й
зверины й стиль дериватом ионийского, «Ионийским
стилем» (Там ж е. С.338-339). Он не согласен т а к ж е с
историком и археологом, ф инном по национальности,
А.М. Тальгреном, считавш им западносибирские вещ и,
украш енн ы е в зверином стиле, та к ж е д ериватом

115
зхе

скиф ского, специально южнорусского (Там ж е. С.339).


Вместе с тем Ростовцев соглаш ается с мнением неко­
торой ч асти специалистов, что скиф ском у звериному
стилю гораздо ближе западносибирские вещ и эпохи
бронзового и раннеж елезного века, неж ели восточно­
греческие, с одной оговоркой: «Сибирские вещ и даю т
нам р яд оригинальны х черт, которы е н а ранн и х п а­
м ятн и ках звериного стиля в С киф ии не встречаю тся и
появляю тся там только в эпоху возрож дения ски ф ско­
го звериного стиля, падаю щ ую ... н а в рем я позднего эл­
линизма» (Ростовцев, 2013. С.339).
Ученого интересовало и место происхож дения зве­
риного стиля. Вопрос оказался сложным, ибо следы зве­
риного стиля не в его скиф ском вар и ан те обнаруж ены
и н а юге России, и н а востоке Греции. Они уходят и в
Сибирь, и архаическую Эламу. Имеют место скиф ски е
и ионические м отивы из ж и зн и зверей синкретическо­
го х ар актер а, о которы х явн о свидетельствую т наход­
ки из Ф еттерсф ельда (соврем енная зап ад н ая Польша);
вещ и иранского обихода украш ены ионическим и мо­
ти вам и звериного стиля. Свидетельство постепенного
проникновения звериного стиля в степи ю га России
даю т и находки из Келермеса и Литого кургана, где
вещ и скиф ского звериного стиля сочетаю тся с пред­
м етам и того ж е стиля, но уж е не в его скиф ском , а в
восточном и восточно-греческом облике.
В итоге, в погребениях ю га России позднейш его
п ериода вещ и подлинно скиф ского звериного стиля
составили незначительное количество, а все остальное
- «результат смеш ения, вы званного тем, что удовлет­
ворение потребностей скиф ской знати попало почти
исключительно в руки греческих, по большей части
ионических м астеров. В их руки попали подлинные
мотивы звериного стиля, которы е та к ж е постепенно

116
Зх®

ими перерабаты вались и изменялись, но тем не менее


держ ались цепко и прочно» (Там ж е. С.341-342). В р е ­
зультате автор приходит к заклю чению , суть которого
сводится к следующему: основа звериного стиля ори­
гинальная ск и ф ск ая, п ривн есен а с востока, но в новой
этнической и культурной среде н а юге России она дала
пы ш ны й р асц в ет синкретическом у греко-восточному
творчеству (Там ж е. С.342).

117
3x3

М.И. Ростовцев о степени нраннзаі^ші


эллинского лшра Прннерно^норья
«Обладая концептуальны м складом ума, н еп реры в­
но обогащ ая изучение античности новы м и идеями,
Ростовцев разработал концепцию социально-экономи­
ческой истории и ц ивилизации эллинизма, Римской
империи, античного П ричерноморья и ски ф о-сарм ат­
ского мира», - писал а к ад ем и к Фролов (Фролов, 1990.
С.1). Р ассм атри вая древню ю историю России в кон­
тексте процессов, происходящ их в ю ж норусских сте­
пях в праславянскую эпоху, Ростовцев уделял огромное
вним ание истории народов и государств, сущ ество­
вавш и х в этом ареале в древности, а та к ж е взаим оот­
нош ениям м еж ду этим и народам и.
М.И. Ростовцев был первы м из ученых, которы й ис­
следовал причины появления н а Черноморском побе­
реж ье в VII в. до н.э. греческих колоний из Малой Азии.
Эллины двинулись н а север Черного моря, расш иряя
тем сам ы м границы известного им мира. В результа­
те этой экспансии произош ла греческая колонизация
северо-черноморского побереж ья, начался процесс за­
кладки здесь городов-колоний, многие из которы х ста­
ли крупны ми торговы ми и политическими центрами.

118
С появлением греческих ф актори й в Северном
П ричерноморье, политическая, социально-экономиче­
ская и культурная ж и зн ь и ран ских племен органиче­
ски переплелась с греческим миром. М.И. Ростовцев
отстаивал идею огромного влияния и ран ски х народов
н а историю Боспорского ц ар ств а и рассм атр и вал это
к а к результат многовековы х тесны х культурно-истори­
ческих отнош ений ц ар ств а с П ерсией и влиятельным
и сильным скиф о-сарм атски м миром. В заимодействие
иранского м и р а (Понтийское царство) с Боспором
восходит к V в. до н.э. и уж е определенные к о н так ­
ты ф иксирую тся в ІѴ-ІІІ вв. до н.э. Истории известны
связи не только сасанидского И рана с Боспорским го­
сударством, но и с родственны м и им скиф ам и. С киф ы
сыграли ч резвы чай н о большую роль в исторических
судьбах многих народов России. Их археологические
древности стали известны науке уж е в XVIII в., но н а ­
учная б аза скиф ской археологии была создан а только
в XX в. усилиями в том числе и М.И. Ростовцева и д р у ­
гих ученых.
М.И. Ростовцев рисует ш ирокую историческую п а ­
норам у ж и зн и и бы та племен Северного П ричерномо­
рья в I ты с. до н.э., среди которы х явн о вы деляю тся
скиф ы . С киф ы создали свое государство н а тер р и то ­
рии ны неш него Северного П ричерноморья с Керчен­
ским проливом и П рикубаньем.
В начальны й период своего п ребы ван и я н а С евер­
ном П ричерноморье достиж ения скиф ов, особенно в
торговле с соседями, были довольно впечатляю щ ие.
Они, к а к пиш ет Ростовцев, «должны были привлечь
к побереж ью Черного м оря особое вним ание эллинов,
особенно малоазийских, уж е д авн о знаком ы х с п л ава­
нием по Черному морю для снош ений с его ю ж ны м
побереж ьем и с кавказски м и гаван ям и и постепенно

119
зхё

устан авли вавш и х там свои торговы е ф актории» (Ро­


стовцев, 1918. С.36). Развитие торговы х связей между
ски ф ам и и греческим и колониям и ускорило процесс
разлож ения первобы тнообщ инного строя у скиф о-сар-
матов. При этом «верхи скиф ского общ ества тесно сра­
стались с торговой аристократи ей греческих городов,
усваивали греческую бытовую обстановку, греческие
обычаи и представления».
В книге «Скифия и Боспор» Ростовцев говорит о
большом интересе античны х авторов к Северному
П ричерноморью в ѴІІ-Ѵ вв. до н.э., когда, к а к он отме­
чает, «собрано было наибольш ее количество положи­
тельных реальны х сведений о наш ем юге». В это время
сложилась р а з и н авсегд а т а к а р ти н а распределения
племен и народов, соседствовавш их с греческим и го­
родам и северного и восточного побереж ья Понта, ко­
торая затем только «изменяется в деталях, продолжая
влиять д а ж е тогда, когда реальная действительность в
корне изменилась» (Ростовцев, 2013. С.230).
Е д и н ствен н ы м н ародом , п овли явш и м н а ход ко­
лон и зац и и и р а зв и т и я р а н н и х ф ак то р и й , оказались
коч евы е ск и ф ы , регулярно м и гр и р о в ав ш и е через
рай он Б о сп о р а К им м ерийского. Н естабильная во­
енн о-п ол и ти ческая о б стан о в к а п р и в ел а к созданию
предп осы лок для д ал ьн ей ш ей т р а н с ф о р м а ц и и по­
селений ахей ц ев, т а к н азы в а ем ы х ап о к и й в плане
будущего их объ еди н ен и я. В итоге образовы ваю тся
п редп осы лки для со здан и я Б оспорского ц арства.
Д и н а с ти я боспорски х ц ар е й п о д чи н и ла себе все
боспорские полисы , н екоторы е соседние в а р в а р ­
ские плем ен а, пределы го су д ар ств а стали очерчены
К ры м ски м и горам и и К авказом . Государство стало
е в р ази й ск и м , ибо раски н улось н а европей ской и
ази а тс к о й сторон ах п ролива.

120
Следующий этап р азви ти я региона связан с им е­
нем теп ерь уж е царски х скиф ов и борьбой полисов
со скиф ской агрессией. В итоге этой борьбы колонии
Северного П ричерноморья переросли узкие рам ки
городов-государств, создав более м асш табное госу­
дарственное образование Боспорское царство со сме­
ш анны м греко-варварски м населением. Н а этом этапе
скифо-эллинские взаим одействия приняли устойчи­
вый характер. В середине V в. до н.э. боспорским п р а ­
вителям с трудом удавалось отбиваться от «царских
скифов». С оверш енно ины м и стали взаим оотнош ения
Боспора и С киф и и н а рубеже ІѴ-ІІІ вв. до н.э., когда
скиф ы создали свое государство - Великую С киф ию , и
уже в качестве государственного образован ия продол­
жали оставаться сильным политическим и военны м
фактором.
Среди городов Северного П ричерноморья особен­
ное вним ание М ихаила И ван ови ча привлек город Пан-
тикапей и образовавш ееся вокруг него Боспорское
царство. Именно С киф и я и Боспорское царство нахо­
дились в зоне научны х интересов Ростовцева. Ученый
отстаивал идею огромного влияния иранского элемен­
та н а всю историю Боспорского ц арства. При этом д е­
лал это настолько аргум ентированно и обоснованно,
что эта кон цеп ци я не отвергается и соврем енны м и ис­
следователями (Ш евченко, 2003. С. 159).
Боспорское царство возникло в 480 г. до н.э. и про­
существовало более восьми столетий, до III в. н.э. Рас­
положивш ееся в Северном П ричерноморье, н а Боспо-
ре Киммерийском (Керченский пролив), Боспорское
царство (V в. до н.э. - III в. н.э.) соседствовало н а юге
с С асанидским И раном, а н а севере и зап ад е с и р а ­
ноязы чны ми ски ф ам и и сарм атам и . Е врази йски м го­
сударством оно стало с восхож дением в 430 г. до н.э.

121
н а боспорский престол представителя иранской д и ­
насти и С партокидов, ц ар я С партока. Позже в состав
Боспорского ц ар с тв а вошло южное побереж ье Черного
м оря (Понта Эвксинского). Что касается европейских
провинций, то здесь с Боспором соседствовали с вос­
тока и севера и ран оязы чны е скиф о-сарм атски е пле­
мена.
Особое вним ание Боспору Ростовцев уделил не слу­
чайно. В действительности, Боспор был некоей геогра­
ф ической координатой, в которой сошлись и затейли­
во переплелись две культуры, д в а антиген а древнего
мира: Эллада и северопричерном орские вар вар ы (Там
ж е. С. 155), и среди них, в первую очередь, скиф ы и
сарм аты . Государство испы тало сильное влияние и р а­
низм а, к а к с ю га (Пер­
сии), т а к и со стороны
ближ айш их соседей н а ЛК АДЕН НЯ НАУК СССР
ИНСТИТУТ АРХЕОЛОГИИ
севере и востоке стр а­ ЛЕНИНГРАДСКОЕ ОТДЕЛЕННЕ
МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ РСФСР
ны - скиф ов и сар м а­ МУЗЕИ ИСТОРИИ ДОНСКОГО КАЗАЧЕСТВА

тов. Больш инство работ


ученого, посвящ енны х
античности, п рони ­
зы вает идея огромно­
го влияния иранского СКИФИЯ И БОСПОР
элем ента н а историю Археологические материалы к конференции
Боспорского ц арства. памяти академика М. И. Ростовцева

Среди них: «Представ­


ление о м онархиче­
ской власти в С киф ии
и н а Боспоре»; «Науч­
ное значение истории
Боспорского царства»,
«Бронзовый бюст бо- ПміиЧГрК'АГСК
ШЙ9

спорской ц ари ц ы и

122
-с - вх«

история Б осп ора в эпоху Августа»; «К араванны е горо­


да»; «Иранский конны й бог н а юге России». Н а основе
этих статей и других публикаций Ростовцевы м н ап и ­
саны д в а ф ундам ентальны х исследования - «Иранство
и эллинство н а юге России» и «Скифия и Боспор».
Босп орское ц арство окруж ало м нож ество р а з ­
ноэтн и ческих племен: синды , меоты , зихи, ахейцы ,
герулы, ски ф ы , сарм аты . Из перечисленны х племен
наиболее сущ ественную роль в судьбе ц ар ств а, в с а ­
мом его сущ ествован ии сы грали сп е р в а ски ф ы , а с III
в. до н.э. - сарм аты .
Роль скиф ского м и р а для истории Б о сп о р а была
та к велика, что, к а к писал Д ж . Б ордм ан , «научный
интерес к боспорским колониям в нем алой степени
объяснялось близостью богатейш их ск и ф ск и х ку р ­
ганов (В о а гб т а п , 1964. Р.263). Б ордм ан п р ав , хотя
кроме зн ам ен и ты х ски ф ски х курганов н а тер р и то р и и
Северного П ричерном орья были еще и сар м атск и е и
синдские курганы .
С киф ы п оддерж и вали тесны е к о н так ты со всем и
греческим и городам и-колониям и. Но к а к отмечено
вы ш е, особенно и нтен сивн ы м и эти к о н так ты были с
Боспорским царством .
Особое п редпочтение исследованию Б о сп о р а сре­
ди других греческих колоний н а С еверном П ри черн о­
морье Ростовцев уделяет и з-за его явн ого своеобразия,
отличия от других ц ен тров северного берега П онта.
Суть этого своеобразия по Ростовцеву заклю чает­
ся в следующ ем. В о-первы х, в рай он е Б о сп о р а было
вы ведено несколько греческих колоний. Н а с р а в н и ­
тельно небольш ой терри тори и Восточного К ры ма, Т а­
м анского п -в а до образован и я единого Боспорского
ц ар с тв а сущ ествовало семь сам остоятельны х ф а к т о ­
рий - ап оки й (Ф ессалоника, П антикопей, Н и м ф и я,

123
5 x3

Ф анагория, Геромнас, К епах и С ин дская Гавань) и


более трех д есятко в небольш их городков и селений.
Такой и нтен сивн ости городов и населенны х пунктов
в других рай о н ах греческой колонизации не отм еча­
лось. В о-вторы х, колонии эти были объединены в еди­
ное крупное государство со столицей П ан ти кап ей и
с наследственной м он архической ф орм ой правления.
При этом население ц а р с т в а состояло к а к из эллинов,
т а к и из в а р в а р с к и х племен. И, н акон ец, в-третьих,
к а к было отмечено вы ш е, в результате гр е к о -в а р в а р ­
ского см еш ения, в Б осп орском ц ар стве вы работалась
особая гр е к о -в а р в а р с к ая культура.
К огда Р остовц ев говори т о боспоро-иран ски х
взаи м оотн ош ен и ях, то он и м еет в ви ду не только
и р ан о язы ч н ы х с к и ф о в и сар м ат, но и сасан и д ск и й
И ран, которы й в VI в. до н .э., в п ер и о д наибольш его
своего м огущ ества и стрем лен и я к м ировом у господ­
ству н ач ал п р о яв л ять агресси ю п р о ти в греческого
м и ра. П ервы м этап о м в этом н ап р ав л ен и и было под­
чи н ен и е м ал о ази атск и х греч ески х городов, н ах о д и в­
ш и хся в п остоянн ой св язи со ск и ф ск о й д ер ж аво й .
У ченый р а с к р ы в а е т п лан ы п ер си д ск и х п рави телей
по вклю чению в со став м он архи и Ч ерном орского по­
береж ья с греч ески м и колониям и. В месте с тем они
не могли не зн ать о силе и м огущ естве ск и ф о в. Ро­
стовц ев подробно и зл агает поход Д а р и я н а С киф ию
в 513 г. до н .э., за к о н ч и в ш и й с я п о р аж ен и ем п ер си д ­
ской арм и и.
В заим оотнош ения п р ав ящ ей д и н асти и Спарто-
ки дов со с к и ф ам и были н аи тесней ш и м и , что стало
важ н ей ш и м ф акто р о м культурно-исторического р а з­
ви ти я этого врем ен и во всем регионе. Среди м ест­
ного населения в Боспорском ц ар стве львиную долю
составляли ски ф ы . В первой половине IV в. до н.э.

124
ски ф ы были коренн ы м населением в В осточном К ры ­
му, они захвати л и т а к ж е земли меотов н а Т ам анском
полуострове, н и ж н ей Кубани и в восточном П ри азо­
вье (СИЭ, 1962. С .640). О бычным явлени ем в этот п е­
ри од становилось н ахож ден ие кого-либо из окруж е­
ния скиф ского ц ар я во дворе Боспорского п рави теля.
М.И. Ростовцев п ервы м из русских учены х п од­
робно исследует историю С киф и и в IV в. до н .э.,
когда он а во главе с ц арем Атеем достигла своего
наивы сш его р асц в ета. Именно с IV в. до н.э. усили­
вается тен ден ц и я к и деализац и и ски ф о в и д алеки х
северн ы х в а р в а р о в . IV - начало III в. до н.э. оказались
врем енем стабильности, возн икн овен и ем Великой
С киф и и, с которой п рави тели Боспорского ц а р с т в а
наладили сам ы е тесны е связи, что стало в аж н ей ш и м
ф актором культурно-исторического р а зв и т и я это ­
го врем ен и во всем регионе. М ногие зн атн ы е ск и ф ы
оседаю т н а терри тори и Б осп ора и вливаю тся в со­
став Б осп орской зн ати . Наиболее и звестн ы м а в т о ­
ром п и савш и м в это врем я о северн ы х н ом адах, был
Эфор К им ский (прибл. 405-3 3 0 гг. до н.э.). Ростовцев
считал, что Э ф ор, под влиянием этической д о к тр и н ы
стоиков, н ари совал идеализированную к а р ти н у ски-
ф о в -в ар в а р о в , не и спорченны х разлагаю щ им в о зд ей ­
ствием ц и ви л и зац и и (Ростовцев, 2013. С .5-6, 88-96).
Д руж ествен н ы е отнош ения со с к и ф ам и имели след­
ствием значительное р асш и рен и е гр ан и ц Б осп ора,
вхож ден и е в него такого количества п р едставителей
других племен, что государство стало н азы в а тьс я гре­
к о -в ар в ар ск и м . В есьм а интересен вопрос а д ап та ц и и
ск и ф ов, затем сар м ато в к м естном у населению . К ак
п и ш ет Ростовцев, ски ф ы благосклонно относились к
греческим колонистам , торговали с ним и, ценили п о ­
лученны е от них п редм еты худож ественного ремесла.

125
е хё

Кроме Р остовц ева об этих благоприятны х взаи м оот­


нош ениях ски ф о в с греческим населением писали и
другие учены е (Бонгард-Л евин, Грантовский, 1983.
С.22-25).
Имя первого боспорского п рави теля, возведен ­
ного в бож ественны й сан, - П ерисад, по этимологии
явл яется чисто п ерси дски м (букв, сын Пери). Непо­
средственно ж е родствен н ы е связи д р евн и х и р ан ц ев
с царствую щ им дом ом в Боспоре восходят ко II в. до
н .э., когда м он арх П онтийского ц а р с т в а н а ю ж ном
берегу Черного м оря, полуиранец по происхож дению ,
М итридат VI Е вп атор устан ови л свою власть в Боспо­
ре. При М итридате эллинству «грозила р еальн ая оп ас­
ность бы ть окончательно поглощ енны ми иранством ,
которое успело уж е к том у врем ен и значительно и з­
м енить чи сты й р ан ьш е греческий облик населения
греческих городов П ричерном орья. С другой сторо­
ны , и ран ство встретило, очевидно, М итри дата к а к
объединителя и вож дя, н есм отря н а удары , н ан есен ­
ны е им п ервоначально ски ф ам , и окружило его долго
д ер ж ащ и м ся ореолом национального вождя» (Ростов­
цев, 1918. С .П О ). М итридат IV Е вп атор стан ови тся
монархом греко-восточного ти п а.
Тогда ж е в государственны х инсти тутах Боспо-
р а ф орм и руется и у тв ер ж д ается культ верховного
п рави теля. К ак пиш ет Ростовцев, с этого врем ени
«Монархия п ри н и м ает, по кр ай н ей мере, в титуле,
вн еш ни й в и д великой п ерсидской м он архии ... бо-
спорский ц ар ь явл яется, несомненно, и великим ц а ­
рем» и «царем царей» (Ростовцев, 1914. С. 11). О пека
Рим а м еш ала М итридату ощ утить себя полноценны м,
сам одостаточны м правителем , и М итридат н ач и н ает
вести продолж ительны е войны п роти в Рима. Более
того, он п еч а тае т свои монеты , н а которы х появился

126
--- < -• ---- ==... 3х?-------- = ; ---- —о-—

облик «почетного и тяж еловооруж енного иран ского


ц аря, облаченного в и р ан ски е одеж ды , вооруж енн о­
го н а и р ан ск и й лад, с длинны м и р ан ски м скипетром
в руке» (Ростовцев, 1918. С. 170). О днако исход войн
п роти в Рим а оказался для М итридата неудачны м . По­
сле гибели понтийского ц аря, вследствие п редатель­
ств а его сы н а Ф ар н ак а в 63 г., Боспор в конечном
итоге оказался под властью Рима. С этого врем ени
н аступ ает н о в ая эпоха, св я зан н ая с ак ти в н ы м р и м ­
ским влиянием н а греческий и в а р в а р с к и й м ир реги ­
она, эр а рим ского влияния.
Д лительное и тесное сосущ ествование и р ан ск и х
племен и эллинов (частично ж и зн ь в одном государ­
стве) наложило сильнейш ий отп ечаток н а историю и
культуру Боспорского ц ар ства. К кон цу I ты с. до н.э.
процесс и р ан и зац и и греческих колоний н а С евер­
ном П ричерном орье достиг угрож аю щ его для эллинов
и эллинизм а уровн я. О твечая н а вопрос, почему ж е
Рим отдавал п редп очтен и е союзу греческих колоний
во главе с П анти кап еем , Ростовцев писал: «Во всех
городах, к а к и в П анти капее, наблю дается одно ос­
новное явление. Греческий элем ент все слабеет, и н а
п оверхность вы ходит элемент м естны й. Это в ы тек ает
и из и м ен... количество и ран ски х и ф р ак и й ск и х имен
все растет, количество чисто греческих все п ад ает...
Костюм, вооруж ение, сам ы й ти п все более и более
и ран и зи руется. К аж дая из этни чески х групп (иран­
цы, ски ф ы , сарм аты ) внесла свою лепту в процесс
и р ан и зац и и и обож ествления ц арской власти» (Там
ж е. С. 170, 173, 174).
В еще одной своей работе под н азв ан и ем «Пред­
ставлени я о м он архической власти в С киф и и и н а Бо-
споре» Ростовцев кон стати рует, что Боспор «усиленно
и р ан и зи руется по м ере того, к а к он п ри об ретает срав-

127
5=хг

нительную сам остоятельность и независим ость. Ира-


низируется опять и религия, и ц ар с к а я власть... н а
мелкой м онете для своих поддан н ы х он (т.е. монарх.
- А.Ч.) явл яется в ореоле божьей милостью правящ его
ц аря, получаю щ его зн ак и власти своей от бога» (Ро­
стовцев, 1913. С.29). По Ростовцеву и р ан и зац и я Во-
спора при сы не М и три дата Ф арн аке II и последующих
п рави телях ещ е более углубилась. При С партокидах
из объединения греческих колоний Боспор п р ев р а ­
тился в гр еко -в ар вар ско е государство, вклю чаю щ ее
в свой состав р я д тузем ны х племен н и ж н ей Кубани
и П риазовья. Что к а са ет ся других городов-колоний,
то некоторы е из них п ри зн авал и власть ски ф ски х
царей . К ак было отмечено вы ш е, ск и ф ы обычно бла­
госклонно относились к греческим колонистам , то р ­
говали с ним и, ценили получаемые от них предм еты
худож ественного ремесла.
П р авящ ая элита Боспорского ц ар с тв а сумела уста­
новить сою знические отнош ения и с сар м атам и . Про­
цесс и р ан и зац и и Б осп ора еще более усилился в п ери ­
од смены ски ф ской эпохи н а сарм атскую (Ш-П вв. до
н.э.). Н ачался он п ривлечением сарм атск и х племен-
си раков н а свою сторону претендентом н а царство
Евмелом Б осп орски м в борьбе со своим и братьям и.
Боспор продолж ил политику, которую проводил со
ск и ф ам и в п ери од р а с ц в е т а д е р ж ав ы и с сар м атам и ,
результатом чего было укрепление влияни я ц ар ств а
в П рикубанье и н изовьях Д она. Боспорское царство
стало сильным, хорош о орган и зован н ы м государ­
ством.
В І-ІІ вв. н.э. Босп орское ц арство неоднократно
воевало сн ач ал а с сар м атам и в П риазовье, а затем со
ски ф ам и в Крыму. П оследняя к а м п а н и я закончилась
победой боспорцев. В эти ж е столетия под влияни-

128
ем п р и то ка с ар м атски х этни чески х элементов в го­
родах Б осп ора происходит более уси л и вш аяся «сар-
м атизация» культуры Боспорского государства (СИЭ,
1962. С .643-644). В о-первы х, Боспорское ц ар ство со­
седствовало с сар м атам и и К ры мской С киф ией, во-
вторы х, ц арством уп равляла и р ан с к ая д и н асти я, ос­
н о ван н ая во II в до н.э. М итридатом VI. Его вн у чка
Д и н ам и я вы ш ла зам у ж сп ер в а за убийцу «своего отц а
Ф арн ака А сандра, а после его у би й ства - з а Скрибо-
ния, а затем з а Аспурга, в ж и лах которого т а к ж е т е к ­
ла и р а н с к а я кровь, и стала его соправителем , и т а к
далее. Д а и сам М итридат VI через своих сы новей,
дочерей вступил в связь со ск и ф ам и , сар м атам и и
м еотам и. Все это предопределяло усиление п р о ц есса
и р ан и зац и и Боспорского ц ар ства.
В преды дущ ей главе уж е говорилось о том, что
сильной и р ан и зац и и подверглись вн еш н и й облик н а ­
селения и вооруж ение боспорской арм и и. Если до
позднего эллинизм а вооруж ение носило кельтско-эл­
линский х а р ак те р , то теперь оно было х ар ак тер н ы м
ск и ф о-сарм атски м .
П родолж ая свои мысли об и ран и зац и и столицы Бо­
спора П антикапее, Ростовцев писал: «Основною осо­
бенностью, характеризую щ ею уклад бы та П антика-
пея и других греческих городов П ричерноморья эпохи
ранней им перии, является сильнейш ая, дотоле н ев и ­
д ан н ая, и р ан и зац и я всего уклада государственной,
религиозной и культурной жизни» (Ростовцев, 1918.
С. 168). Далее, углубляясь в тему, Ростовцев продолж а­
ет: «В области государственности наиболее и нтерес­
ны м явлением надо считать разви ти е ц арской власти
н а Боспоре. Все следы автоном ии гр аж д ан ств а после
М итридата исчезаю т... ц ари т неограниченная м он ар­
хи ческая власть, для всех подданны х р ав н ая. От старой

129
9 Заказ № 209
Е3х8=

двойственности власти не осталось и следа. Н еограни­


ченны й абсолютизм по отнош ению к подданны м со­
четается с полною вассальною зависимостью от Рима»
(Там же). При всем этом и ран ски й х ар актер царской
власти сохраняется. «Как только ц ари получают воз­
мож ность облечься полным титулом своей власти, к а к
они ее понимали, они п рин и м аю т титул «царя царей»,
подчеркиваю щ ий их связь с и ран ским миром, со ста­
рой персидской ди насти ей , и с их родоначальником
Митридатом». При этом преклонение перед иранством
дошло до тако й степени, что: «Как только они полу­
чаю т некоторую свободу дей стви я в эпоху ослабления
центральной власти, н ач и н ая с М. Аврелия, они сме­
няю т свой облик рим ско-ф раки йского кавалерийского
генерала, каковы м и они являю тся н а м онетах I в. по
Р.Хр., н а облик почетного и тяж еловесного иранского
ц аря, облеченного в иранскую одежду, вооруж енно­
го н а и ран ски й лад, с длинны м иран ским скипетром,
без бю ста и м п ератора в руке. Поза изображ енного в
этом виде ц аря, сидящ его н а тяж елой грузной лош ади,
позволяет дум ать, что он изображ ается в акте молит­
вы, направленной к верховному небесному божеству
- иранском у Аур а-Мазде» (Там ж е. С. 170).
П одчерки вая относительно стабильное р азви ти е
греческих городов П ричерном орья в течение трех
столетий нового ты сячелетия, Ростовцев отметил к а р ­
ди нальн ы й прогресс, достигнуты й городам и во всех
сф ер ах ж изнедеятельности . «Но это были уж е не те
города, которы е когда-то основали здесь греки. Соз­
далось новое население и н о вая культура. Д ве струи,
греческая и ск и ф о -с ар м атс к а я слились, п о к а и ту и
другую не залили волны герм ански х, тю р кски х и сла­
вян ски х племен, которы м п ринадлеж ало будущее»
(Ростовцев, 1918. С. 186).

130
— — : эх е ^ — •— —

В условиях тесн ы х связей эконом ического, поли­


тического и культурного п о р я д к а ближ айш ие к к о ­
лониям ски ф о -сар м атск и е плем ена становились по­
луэллинскими. П ри этом социальны е верхи ск и ф о в
настолько усвоили греческую культуру, что д а ж е н а и ­
более устой чи вы е м естны е этнокультурны е элемен­
ты п одвергали сь п ереработке в греко-античн ом духе
(А нахарсис, Скил). В этом отнош ении особенно п о к а ­
зательны ск и ф ск и е археологические а р теф а к ты , и з­
влеченны е из курганов.
П ри всей исклю чительной важ н о сти и ценности
работ Р остовцева, в н их недостаточно р а ск р ы т вопрос
влияни я ски ф ской действительности н а сам их гре­
ков. Вот что пиш ут по этому поводу известн ы е учены е
Г.М. Б он гард-Л еви н и Э.А. Грантовский: «В целом
влияни е ски ф ско й культуры н а эллинский м и р было
весьм а зам етны м . Греческие и ри м ски е поэты н ер ед ­
ко обращ ались к ски ф ски м м отивам , их п ривлекали
и стори я, обы чаи, н равы , тр ад и ц и и скиф ов, герои
ск и ф ск и х п редан ий : «прародительница» ски ф ов-зм е-
еногая богиня земли, эп и ческий ц ар ь К олаксай, ц а ­
рицы -вои тельн и цы ск и ф о -сар м атски х племен и др.
О чень популярен в античной литературе был образ
А нахарсиса... Вместе с реальны м и ф ак та м и , о п и са­
нием действительно сущ ествовавш и х н ародов греки
получали и ф ольклорны е сю ж еты ски ф о в и их сосе­
дей» (Бонгард-Л евин, Грантовский, 1983. С.70-71).
К онтакты иранского м и ра, а им енно П онтийского
ц а р с т в а с Б осп орски м , восходят к V в. до н .э., и уж е в
ІѴ-ІІІ вв. до н.э. ф икси рую тся определенны е в заи м о ­
отн ош ен ия м еж ду двум я этим и ц ар ств ам и . О тметим
и то, что к о н так ты ски ф о в не огран ичи вали сь только
лиш ь греческим населением Б осп ора, хотя они и были
п ревалирую щ им и. И звестны т а к ж е к о н так ты ски ф -

131
бхе

ского м и р а с плем енам и Зап ад н о й Европы . В эпоху


господства греко-и ран ской ц и ви л и зац и и н а юге Рос­
сии зап адн ое влияние все ж е проникало в этот мир, и
при этом сильно влияло н а общий х а р ак те р культуры,
главны м образом зап ад н о й ч асти ю ж но-российских
степей (Ростовцев, 1918. С .7). Ростовцев р а сс м а тр и ­
в ает ко н такты ск и ф о в не только с эллинским миром,
но и с кельтам и н а рубеж е ІѴ-ІІІ вв. до н.э. (Еременко
Зуев, 1989.С. 110-112).

132
3x2

Заключение
М ихаила И ван ови ча Ростовцева, к а к и его ближ ай­
шего друга, вы даю щ егося русского ученого-историка
Георгия В ладим ировича Вернадского (такж е эм игри ­
ровавш его после револю ции н а Запад), некоторы е
коллеги упрекали в том, что они слиш ком увлекаю тся
и р ан и зм ам и , преувеличивали роль и р ан ц ев в судь­
бах н ародов ю га России в древности. В частности,
Э. Фролов осторож но отм ечает «некоторые увлечения,
проявленны е Ростовцевы м при оценке достиж ен и й
п ричерном орских «иранцев» (т.е. скифов) в государ­
ственном строительстве и культуре, равн о к а к и сте­
пенью конструктивного взаи м одей стви я их с гр ек а­
ми» (Флоров, 1990. С. 163).
Мы полагаем, что подобного рода претензии не
имею т под собой основания. Нет оснований полагать,
что М ихаил И ванович Ростовцев сим патизировал бы
этнически чуж ды м для него и ран ц ам более, чем род­
ному народу. Д а и сам Михаил И ванович четко обозна­
чал, что, будучи русским человеком, в первую очередь
он интересовался историческим и корням и славян ­
ства. В своей автобиограф ии Михаил И ванович писал:
«Как русский, глубоко п ри вязан н ы й к своей стране, я
естественно, интересовался историей России в п ер и ­
133
— •— : ......... —эх; ^ —

од классической древности» (С кифский роман, 1997.


С.46). И великий русский учены й-патриот достигает
этой цели через изучение иранской и греческой ц иви ­
лизации. Будучи объективны м исследователем и боль­
ш им специалистом по античной истории, он прекрасно
понимал, что сверш и вш и й ся в глубочайшей древн о­
сти в Северном П ричерноморье симбиоз античной и
скиф ской, а затем сарм атской культур не прош ли бес­
следно для наследников этого причудливого синтеза
- славянских племен, и что уж е так и м путем Россия
была вовлечена во всем ирно-исторический культур­
ны й процесс.
Своими исследованиям и учены й обозначил исто­
ки истории славян, более чем кто-нибудь другой до­
казал важ ность древн еи ран ской , скиф о-сарм атской
и эллинской составляю щ ей Д ославянского периода
истории России. Согласно Э.Д. Фролову, больш ая за ­
слуга Ростовцева заклю чается в том, что впервы е в
отечественном антиковедении «он досконально р а зр а ­
ботал взаим оотнош ения античности с миром окруж а­
ющ их варваров, п оказал оригинальность вкл ад а обоих
контрагентов - греческих городов и скиф о-сарм атски х
племен и, так и м образом, обосновал значение этно­
культурного взаи м одей стви я к а к реш аю щ его ф ак то р а
исторического развития» (Фролов, 1990. С. 162).
В обобщающ их трудах М.И. Ростовцева основная
идея сводилась к простой мысли о столкновении в Се­
верном П ричерноморье двух н ачал - восточного, или
иранского, привнесенного сю да кочевы м и племенами
ски ф ов и сарм атов, и эллинского, носителями которо­
го были греческие колонии. Сочетание этих двух начал
и дало замечательную скиф скую культуру, восприни­
маемую, преж де всего, со стороны скиф ского искус­
ств а или «звериного стиля» (Артамонов, 1947. С.68).

134
3 x3

Таков был облик ю ж норусских степей в эпоху господ­


ства скиф ов.
К ак правильно отметил Ростовцев: «Основной тон
государственности, религии, быту ю га России за д а в а ­
ли иранцы , но чувствуется, что и ран ц ы явились не н а
девственную почву, что они встретились здесь с племе­
нам и, вы работавш им и к тому времени свой уклад ж и з­
ни, свою религию, свой быт» (Ростовцев, 1918. С.75).
Н есмотря н а то, что работам М ихаила И ван ови ча
Ростовцева, посвящ енны м древней истории Ю га Рос­
сии - Боспору, более ста лет, их основны е постулаты
т а к и остались универсальны ми. Более того: «Некото­
ры е его умозаклю чения настолько опередили свое вр е­
мя, что их ценность мы осознаем только сейчас, всту­
п ая в XXI столетие. И, кто знает, быть мож ет, вклад
гениального русского ученого в разреш ен и е проблемы
сосущ ествования разны х цивилизаций, помож ет нам
расплести клубок национальны х противоречий, в ко­
тором ны не оказался, запутанны м К ры мский полу­
остров» (Ш евченко, 2003. С. 162).
Ф ранцузскому ф илософу XI в. Б ер н ар у Ш артско-
му п ри п и сы ваю т следующее изречение: «Мы подобны
карли кам , усевш им ся н а плечах великанов; мы видим
больше и дальш е чем они не потому, что обладаем луч­
ш им зрением , и не потому, что вы ш е их, но потому,
что они нас подняли и увеличили н аш рост собствен­
ны м величием».
В случае с М.И. Ростовцевы м ситуация сложилась
иная; мы стоим н а его плечах, но не способны видеть
т а к далеко, к а к видел он. «Многие подняты е им про­
блемы еще только предстоит исследовать, а те, что изу­
чались, еще далеки от полной ясности, мы многому мо­
ж ем научиться у этого ученого», - писал ам ер и кан ски й
исследователь Э. Ф аркаш (Ф аркаш, 1992. С. 171).

135
3x3

Со времени написания трудов Ростовцева, п освя­


щ енных древн ей истории ю га России, прошло д оста­
точно времени. Тем не менее, основные постулаты вы ­
даю щ егося ученого по антиковедению утвердились в
мировой науке. Нет оснований подвергать их ревизии,
ибо н икаки х серьезны х доводов для этого не предпо­
лагается. Великий русский ученый Михаил И ванович
Ростовцев по-преж нему остается недосягаемой вели­
чиной в исторической науке.

136
Л и тература

Воагсітап б. ТЬе Огек Оѵегзеаз Реп§иіп Воокз.


1964.
ЕЪегі Мах. Зисігиззіапсі і т А К есІи т Вопп ипсі
Ьеірг'щ, 1921; Зисігиззіапсі.
З к у Д іо -з а г т а ііз с Ь е .
Регіосіе «Кеаіі сі. Ѵог§езсЬ». Вегііп, 1929.
КІеізсНтег, ЗсуН іае/К Е .11.А (1932).
М іппг ЗсуіЬ іапз апсі Огеекз. 1913.
Мотідііапа А. Зіисііез іп Ніз1:огіо§гар1іе. Ь., 1996.
Возіоѵсеѵ М. ТЬе зосіаі апсі е с о п о т іс Ы зіогу оі іЬе
Н еііепізйс ІУогсІ. 3 тома. Охіогб, 1941.
А баев В .И. О сетинский я зы к и фольклор. М-Л.,
1949.
А баев В.И. С киф о-европейские изоглоссы. М.,
1965.
А баев В.И. И збранны е труды . 1. Вл., 1990.
А баев В .И. И збранны е труды . Т. II. Вл., 1995.
А ли п о в А Л . Ростовцев М.И. - и сторик Д ревнего
Рима: А втореф. канд. дис. М., 2010.
А ндреев Ю.В. Греки и в а р в а р ы Северного П ричер­
номорья / / ВДИ. 1996. №1.
А нтичные и сточн и ки о Северном К авказе / Соста­
витель В.М .Аталиков. Нальчик, 1990.
А рт ом онов С. Вопросы истории скиф ов в совет­
ской науке / / ВДИ. 1947. №3.
Б онгард-А евин Г.М. Грантовский Э.А. От С киф ии
до И ндии. М., 1983.
Бороздин И.Н. Ученые заслуги М.И. Ростовцева / /
О тчет о 3-м п рисуж дени и медали им. гр. А.С. Ува­
рова. М., 1915.
137
3 x2

Вернадский Г.В. М.И. Ростовцев (к 60-летию): Сбор­


ник статей по археологии и византинологии. Прага,
1931.
Виноградов Ю.А. Греки и в а р в а р ы н а Боспоре Ким­
мерийском в дорим скую эпоху. СПб., 2002.
Гаглойт и Ю.С. К проблеме появления алан н а Се­
верном К авказе / / И звестия ЮОНИИ. Вып. VII.
1964.
Гаглойт и Ю.С. И збранны е труды . 1. Цхинвал, 2010.
Гайдукович В.Ф. Капош С.М. К вопросу о местных
элементах в культуре античн ы х городов Северного
П ричерноморья / / СА. 1957. №3.
Геродот. И стория. А., 1972. IV. 117.
Граков Б.Н. С киф ы . Киев, 1947.
Граков Б.Н . П ереж итки м атр и ар х ата у сарм атов
/ / БДИ. 1947. №3.
Д о ва т ур А.И. П овествовательны й и научны й стиль
Геродота в V в. до н.э. Л., 1957.
Д ьяконов И.М. и др. Д ревн и й Восток. М., 1951.
Ж ебелев С.А. Н ароды Северного П ричерноморья в
античную э п о х у // ВДИ. 1938.
Ж ебелев С.А. Северное П ричерноморье. Исследо­
ван и я и статьи по истории Северного П ричерно­
морья античной эпохи. М., 1953.
З а й ц ев Ю.П. Скирул и его царство / / ВДИ. 1999.
№2. С. 145.
З у е в В.Ф. М.И. Ростовцев. Годы в России. Б и огра­
ф и ч еская хрон и ка / / С киф ски й роман. М., 1999.
З у е в В.Ю. М.И. Ростовцев и неизвестны е главы
книги «Скифия и Боспор / / ВДИ. 1989. №1.
З у е в Э.А. Творческий путь М .И .Р о сто вц ева//К
созданию исследования по истории С киф ии и Бо-
спорского ц ар с тв а / / ВДИ. 1999. №1.
138
3 *8

З у е в Э.А. Русская н ау ка об античности. И сторио­


граф и чески е очерки. 2-е изд. СПб., 2008.
Е рем енко В.Е., З у е в В.Ю. М.И. Ростовцев и про­
блема кельтско-скиф ских культурных кон тактов
//С к и ф и я и Боспор. Археологический м атериал к
кон ф ерен ц и и п ам яти акад ем и ка М .И.Ростовцева.
Н овочеркасск, 1989.
И стория К абардино-Балкарской АССР. Т.1. М.,
1967.
И стория С еверо-О сетинской АССР. Т.1. О рдж .,
1987.
К алист ов Д.П . А нтичная литературная тр ад и ц и я о
С еверном П ричерноморье / / И сторические за п и ­
ски Т.ХѴІ. М-Л., 1945.
К аллист ов Д.П . О черки по истории Северного П ри­
черном орья античной эпохи. Л., 1945.
Калоев Б.А. О сетинские и сторико-этн ограф и че­
ские этю ды . М., 1999.
К узи ц и н В.И. О публикации новы х глав тр у д а акад.
М .И .Ростовцева / / ВДИ. 1989. №1.
К узнецов В.А. О черки истории алан. Вл., 1992.
К узнецов В.А. Аланы и К авказ. О сетинская эпопея
обретения родины . Вл., 2014.
Л ат ы ш ев В.В. ЗсуіЬісо еі С аисазіса. И звестия
д р евн и х писателей о С киф ии и К авказе. Т.1. СПб.,
1893.
Л ит винский Б.А. Ч итая «Скифский ром ан »//В Д И ,
1999. №1.
Рецензия н а книгу «Скифский роман» / Под общ.
ред. Г.М. Бонгард-Л евина. М., 1997.
Л ит т лт он К., М алкор А. От С киф ии до Камелота.
Вл., 2007.

139
вхЗ

Л урье С.Я. Геродот. М-Л., 1947.


М алахов С.Н. Еще раз о «печенежском происхож ­
дени и ясо в в древнерусском переводе И осиф а
Ф лавия / /П роблем ы этнограф ии осетин. Вл., 1992.
Вып.2.
Массон В.М. Экономический и социальный строй
древн и х общ еств. Л., 1976.
М иллер В.Ф. О сетинские этю ды. Ч. II. Вл., 1992.
П арф ян ски й вы стрел / Под ред. Г.М. Бонгард-Ле-
в и н а и Ю.Н. Л итвиненко-П огребова.
П уздровский А.Е. П олитическая история Крымской
С киф ии / / ВДИ. 2001. №3. С .91-117.
Равдоникас В.И. П ещ ерны е города К ры ма и гот­
ская проблема в связи со стадиальны м развитием
Северного П ричерноморья / / Изв. ГАИМК. Т.ХН. В.
1-8. Готский сборник. Л., 1932.
Раевский Д.С. К вопросу об «отложившихся» ски­
ф ах / / ВДИ. 1989. №1.
Российские научны е эм игранты . 20 портретов. М.,
2001.
Ростовцев М.И. Курган «Солоха» / / Еж емесячны й
ж урнал. №1. СПб.: Т ипограф ия Усова, 1914.
Ростовцев В.И. 8 кійка. И збранны е работы . СПб.,
1993.
Ростовцев М.И. А нтичная д еко р ати в н ая ж ивопись
н а юге России. П етроград, 1914.
Ростовцев М.И. Б ог-всадн и к н а юге России, в Ин-
до-С киф ии и в Китае. П рага. 1928.
Ростовцев М.И. Бронзовы й бюст боспорской ц а ­
ри цы и история Б осп ора в эпоху Августа / /Д р е в ­
ности. Труды М осковского археологического обще­
ства. Т.ХХѴ. 1916.

140
----- -- -------- Г~ --------- З Х ; - - . ^ ------- ♦ -€»-----

Ростовцев М.И. Глава V. Государство, религия и


культура скиф ов и сарм атов / / ВДИ. 1989. №1.
Ростовцев М.И. И ранский конны й бог и юг России
//И р а н с т в о и эллинство н а юге России. Вл., 2012.
Ростовцев М.И. К араванны е города. СПб., 2010.
Ростовцев М.И. П редставление о м онархической
власти в С киф ии и на Боспоре / / ИАК. В ы п.49.
1913.
Ростовцев М.И. С киф ия и Боспор. К ритическое
обозрение пам ятников археологических и ли тера­
турных. М., 2013. 626 с.
Ростовцев М.И. Эллинизм к а к термин. М., 2003.
Ростовцев М.И. Эллинистический рим ский архи ­
тектурны й пейзаж . СПб., 1908.
Ростовцев М.И. Эллинство и иранство н а юге Рос­
сии. Пг., 1918.
Ростовцев М.И. Научное значение истории Боспор-
ского ц арства. СПб.: Издательство Б рокгауза и Э ф ­
рона, 1914.
С арианиди В.И. Б актри я сквозь мглу веков. М.,
1984.
С венцицкая И.С. Роль частны х сообщ еств в обще­
ственной ж и зн и полисов эллинистического и р и м ­
ского врем ени / / ВДИ. 1985. №4. С.51.
С ем енов-Зусер С.А. Родовая орган изац ия у скиф ов
Геродота / / И звестия ГАИМК. Т.ІХ. В.1.
С киф ски й ром ан / Под ред. Г.М. Бонгард-Л евина.
М., 1997.
С крипкин А. С. А зиатская С арм атия. С аратов, 1990.
С мирнов А.П. Рабовладельческий строй у скиф ов-
кочевников. М., 1935.
С мирнов К.Ф. С авроматы . Ранняя история и куль­
ту р а сарм атов. М., 1964.
141
5X5

С мирнов К.Ф. С арм атски е племена Северного При-


касп и я / / К С ИИМК. Вып.ХХХІѴ. 1950.
Советская историческая энциклопедия. Т.1. М., 1961.
С оветская и сторическая энциклопедия. Т.2. М.,
1962.
С оветская историческая энциклопедия. Т. 12. М.,
1969.
С оветская и сторическая энциклопедия. Т. 14. М.,
1973.
С оветская историческая энциклопедия. Т. 15. М.,
1974.
Ст раж ныйА. У краинский менталитет, Киев, 2 0 0 1 /
Теренож кин А.И. С ки ф ская культура / / С киф ская
культура и искусство. А нахарсис. Вл., 2012.
Ф аркаш Э. 1992.
Фрай Р. Наследие И рана. М., 1972.
Ф ролов Э.Д. Судьба ученого: Ростовцев и его место
в русской науке об античности / / ВДИ. 1990. №3.
Х азанов А.М. Золото скиф ов. М., 1975.
Чибиров А.А. Т ради ци он н ая духовная культура осе­
тин. М., 2008.
Чибиров А.А. По топам времени. Н екоторые вопро­
сы истории и культуры осетин. Вл., 2012.
Ш евченко О. (О.Ш). Ц арский культ н а Боспоре в н а ­
учны х р азработках М .И.Ростовцева / / В.И.Даль
и судьбы русской культуры: Мат-лы н-п. конф .
Симферополь: ООО. ПЦ «Московский мост», 2003.
С. 155-163.
Щ укин М.Б. Н а рубеж е эр. СПб., 1994.

142
3X5

Приняты© сокращения
ВДИ - В естник древн ей истории.
ГАИМК - Государственная академ и я и нсти тута м а ­
териальной культуры.
ИАН - И звестия А кадемии наук.
КС ИИМК - К раткие сообщ ения И нститута истории
м атериальной культуры.
СА - С оветская археология.
ЮОНИИ - Ю го-Осетинский научно-исследователь­
ский институт им. З.Н . В анеева.

143
5 x5

Приложение
«В 1986 г., знаком ясь с фондом М.И. Ростовцева в
Ц ент ральном Государст венном И ст орическом архи­
ве, я обрат ил вн и м а н и е на т ри главы из его неизвест ­
ного сочинения. Г лавы им ею т нум ерацию и самосто­
ят ельн ы е заглавия, что ука зы ва ет на законченност ь
т екст а и вм ест е с т ем на ф рагм ент арност ь хр а н я­
щ ейся в архиве рукописи. По ном ерам главы идут в
следую щ ем порядке: глава II «Так назы ваем ы е доисто­
р и чески е и ли прот оист орические памятники»; гла ­
ва V «Государство, р е л и ги я и к у ль т у р а скиф ов и сар­
матов»; гла ва VI «Государство и к у ль т у р а Боспорского
царства». Из конт екст а V главы ст ановит ся ясно,
что в промеж ут ке меж ду II и V гла ва м и р еч ь ш ла в ос­
новном о полит ической ист ории С киф ии и Сармат ии.
У пом инания о вт ором т оме книги М.И. Ростовцева
«Скифия и Боспор»... позволяю т говоритъ о том, что
эти главы предст авляю т собой продолж ение книги
«Скифия и Боспор».

Из статьи В.Зуева «О публикации новых


глав труда акад. М.И. Ростовцева»
ВДИ, 1989, №1. С.207

ГЛ А В А У. ГОСУДАРСТВО, РЕЛИГИЯ
И КУЛЬТУРА СКИФОВ И САРМАТОВ

З а д а ч а вы ясн ен и я государственности и уровня


культурной ж и зн и скиф ов и сарм атов очень труд н а и
неблагодарна. Выш е я разбирал хар ак тер и достовер­
ность имею щ ихся у н ас источников, характеризую -

144
щ их государство, религию и быт скиф ов и с ар м ато в 1.
П овторяю здесь вкратц е те вы воды , к которы м я п р и ­
шел в преды дущ ем изложении.
О ставляя в стороне все то, что касается политиче­
ской истории скиф ов, о чем была речь в преды дущ их
главах, остановим ся исключительно н а вопросе о том,
что знали древн и е о государственности, быте и рели­
гии ски ф ов и сарм атов и чем мы мож ем дополнить эти
сведения.
Мы видели, что ж и вой интерес к С киф и и сущ е­
ствовал в греческом мире в эпоху доперсидскую , ког­
д а во главе культурного дви ж ен и я стояли ионийские
города Малой Азии и когда соверш алась колонизация
Черноморского побереж ья, вы яснились возмож ности
новы х стран и их значение для греческого м и р а2. Т ак
к а к хозяевам и северного побереж ья Черного м оря и
части его восточного берега были ски ф ы и греческим
поселенцам приходилось встать от скиф ского ц ар ств а
в отнош ении вассальной зависим ости, так и е ж е, в к а ­
ких находились города М(алой) Азии сначала от лидий­
ского, а затем от персидского ц арства, то грекам н е­
обходимо было знать, с кем они имею т дело, каково
их прош лое и настоящ ее, к а к о в а культура и вообще
весь облик их крупного и, к а к казалось, прочно орга­
низованного ц арства.
Н ужные сведения собирались, конечно, постепен­
но и с разны х точек зрения. М иф отворческая ф а н т а ­
зия греков втянула Черноморское побереж ье в рам к и
главнейш их м иф отворческих циклов, с в язы в ая Чер-
номорье и с м иф ом Геракла, и с р ассказам и об Арго­
н автах, и с м иф ом об Аполлоне и гиперборейцах, и с
п р едан иям и об Ахилле, причем в эти м и ф ы в их перво-
' Очевидно, этот разбор предшествовал изложению политической истории
Скифии.
2См. об этом: Скифия и Боспор. Гл. III. Л., 1925. С. 16-23.

145
10 Заказ № 209
3*3

начальном виде, и в их литературной обработке, впле­


талось немалое количество дан н ы х из истории скиф ов,
их быта, их религии. Кое-какую роль в этом м и ф отвор­
честве сыграли и греки основы вавш ихся одна за дру­
гой греческих колоний по берегам Черного и Азовского
морей.
Н аряду с этим отлагались в сознании греков и ф и к ­
сировались в их поэзии наблю дения отваж ны х грече­
ских путеш ественников, из которы х некоторы е, как,
наприм ер, Аристей из П роконнеса, проникали вплоть
до гран и ц Китая, пользуясь, очевидно, крупны м п ре­
стиж ем скиф ского ц ар с тв а 3, Немалую роль сыграли
первы е и заин тересованн ы е реальны е наблю дения
главным образом ольвийских греков н ад ж изнью и
историей скиф ского ц ар ств а и его соседей.
Все это отложилось в ионийской науке и и оний­
ской литературе, о тр аж ая близость греческого м и р а к
С киф ии и значение, которое имела С киф ия для греков
ѴІІ-ѴІ вв. до Р. Хр. Черное море играло крупную роль
в постепенно слагавш ем ся представлении греков об
обитаемом мире, т.е. в их географ ической литературе,
наблю дения н ад строем С киф ии, ёе климатом, продук­
там и и т.п. п ередавались в произведениях ионийских
логографов, те ж е наблю дения были м атериалом для
естественно-исторических построений.
О бры вки этого творч ества дош ли до нас в одном
аспекте в маленьком естественно-историческом т р а к ­
тате, приписы ваем ом Гиппократу, в постоянны х по­
вторениях в той или иной ф орме некоторы х циклов
м иф ических сказан и й и отдельных эпизодов из этих
циклов, полнее и ш ире всего в том заверш ен и и рабо­

3 В «Скифии и Боспоре» имеется указание М.И. Ростовцева на то, что вопрос


об использовании исторических данных Аристея он рассмотрит во втором томе.

146
3 x3

ты ионийских логографов, которы м было бессмертное


творение Геродота.
Естественно, что, будучи последним звеном одной
цепи и одним из первы х звеньев новой, произведение
Геродота является особенно сложным и трудны м для
анализа. Выш е разобранны й вопрос о том, знал ли Ге­
родот хотя бы кусочек С киф ии бе ѵізи и л и ч ерп ал он
преим ущ ественно из рассказов своих п редш ественн и ­
ков, не им еет для нас реш аю щ его значения. В аж нее
то, что значительная часть его р а сс к аза о С киф ии не­
сомненно и дет от ольвийских греков, которы е, конеч­
но, недурно осведомлены были о той С киф ии, которая
была ближе всего к ним и которая ближ айш им обра­
зом их интересовала. Частью м еханическая, частью
орган ическая п ереработка этих сведений Геродотом
или его предш ественн и кам и, кругозор которы х был
гораздо ш ире, чем узкий кругозор ольвийских греков,
создаю т непреодолимые трудности для работы вы де­
ления этих наблю дений из всего того, что по своему
х ар актер у экзотичности, сказочности и поэтичности
было особенно ценны м и для сам их логографов, и для
их читателей. Для нас эти последние элементы, не с в я­
занн ы е с определенной национальностью и определен­
ны м временем, имею т гораздо меньш ее значение, чем
узкие, но реальны е наблю дения ольвийцев.
После эпохи П ерсидских войн, после ослабления
скиф ского ц арства, бывшего результатом похода Д а ­
ри я, и р я д а ударов по С киф ии со стороны ф р ак и й ск и х
племен Балканского полуострова и вы звавш его усиле­
ние греческих колоний П ричерноморья и особенно Бо-
спорской д ер ж авы , интерес греков к С киф ии падает.
К артина, д а н н а я ионийским и логограф ам и, в зн ач и ­
тельной ч асти уж е не соответствую щ ая действитель­
ности, остается канонической и не пополняется почти

147
3 x3

н и каки м свеж им и новы м материалом. Д анн ы е этой


карти н ы использованы и греческой наукой, и грече­
ской и сториограф ией, и греческой поэзией. Везде мы
находим ее следы и везде видим попы тки влож ить эти
данн ы е в ту или другую новую научную теорию.
В этой пестрой картине для нас особенно важ ен в
интересующей нас связи тот материал, которы й был
использован первы м и попы ткам и греков д ать культур­
ную историю человечества. В сборниках, где сопостав­
лены были т а к назы ваем ы е ѵоріца (3ар(3аріка в т р а к ­
татах, где речь идет о культурной эволюции людей, в
ответах н а вопросы «кто что изобрел»4 скиф ы и С киф ия
играю т немалую роль, но новых наблюдений и новых
данны х мы здесь не найдем. Все это вариан ты старого,
где новыми являю тся только комбинации и сопоставле­
ния, те или другие по большей части необоснованные
гипотезы, те или другие вы воды из по большей части
недостаточных предпосылок. Выделить здесь реаль­
ное, относящ ееся несомненно к скиф ам VI и V вв. до
Р. Хр. в вы сш ей степени трудно. Еще труднее опериро­
вать с теми общими картин ам и ж изни С киф ии, кото­
рые с легкой руки стоической философии вставляю т в
свои исторические произведения историки ти п а Эфо­
ра. Я уже говорил о том, к а к в их руках скиф ы , с одной
стороны, стали типом, их ж и знь - типом ж изни север-
4 В «Скифии и Боспоре» М.И. Ростовцев обращался неоднократно к анализу
Геродота (см. с. 2-4, 6, 7,11, 13, 15-19, 21-23, 25, 28-33, 42, 43, 46, 59, 61,80, 85, 86,
91, 92, 94, 95, 97-99, 106, 107, 109, 110, 112, 114-116, 120, 121, 258, 309, 329). Од­
нако вопрос о пребывании Геродота в Ольвии в первом томе не затрагивался во­
обще. Вместе с тем М.И. Ростовцев касается данной проблемы в книге «Эллинство
и иранство на юге России» (с. 59), которая была выпущена в свет в самом конце
июня 1918 г. См. РО ИРЛИ, ф. 212 - архив издательства «Огни», ед. хр. 143. И это
не случайно. Дело в том, что «Эллинство и иранство...», изданная петроградским
издательством «Огни», является ни чем иным, как сильно сокращенным и значи­
тельно популяризированным вариантом второго тома «Скифии и Боспора». См. об
этом также: Козіои/геѵѵ М. ЗкуІЫел ипб бег Возрогиз. В., 1931.5. V.

148
Э хЗ

ного кочевн и ка вообще, как, с другой стороны, н а место


реальной трактовки скиф ов становится полуреальная
к ар ти н а идеализированного кочевого народа, носителя
тех постулатов, которые предъявляла человечеству сто­
и ческая ф илософ ская теория. В этой трактовке ж изни
и бы та реальных скиф ов IV в. до Р. Хр. наблюденные
детали, скудные и сам и по себе, т а к к а к С киф ия этого
врем ени не привлекала к себе заинтересованны х наб­
людателей, теряю тся в массе заимствованного у лого­
граф ов материала, а все это перерабаты вается в пло­
скую и гладкую картину ж изни созданного теорией, не
сущ ествовавш его в действительности народа.
Реальная к а р ти н а С киф ии, меж ду тем, н ач и н ая с
III в. резко изм еняется. Е динственная н аучн ая д и сц и ­
плина, которая следит за этим и изм енениям и, это гео­
гр аф и я, работаю щ ая для чисто п ракти чески х целей.
К ое-какие ф ак ты политической истории отлагаю тся
в исторических трудах, касавш и хся тех частей грече­
ского м ира, которы е приходили в столкновение со все
слабевш ими обломками скиф ской держ авы . И нтереса
к государственности, быту и религии скиф ов этого пе­
р и о да их у п ад к а мы не находим нигде.
Н овая струя свеж их данны х занимаю щ его нас х а­
р ак тер а появляется в древней литературе в эпоху
ож ивления итереса к северному и восточному П ри­
черноморью, связанному с ростом М иф радатовской
держ авы , и с тою ролью, которую сыграли в момент
ее образования и затем в годы ее круш ения племена,
ж и вш и е н а берегах Черного и Азовского морей. В руках
гениального историка этого периода, умевшего д авать
блестящие картин ы бы та и строя приходивш их в со­
прикосновение с Римом новых «варварских» племен, в
руках Посидония данны е историков М иф радата пре­
вращ аю тся в цельную бытовую картину. Но для Поси-

149
зха

дония, давш его такую блестящую характеристику хо­


рошо знакомы х ему кельтов, сложная к ар ти н а бы та и
нравов многих причерном орских племен сливается под
влиянием Э ф ора и стой в картину, где реальные черты
исторической действительности претворяю тся в новое
издание картины бы та степных кочевников вообще с
определенной тенденцией к их идеализации и в ряде
отдельных наблюденных реальных характеристик, от­
носящ ихся к отдельным местностям и племенам.
Х арактери сти ка П осидония, к а к известно, дош ла
до нас не непосредственно, а через переработку ее и ее
источников в большом сводном труде Страбона, п р и ­
чем с этим конгломератом сплеталась в одно органиче­
ское целое и ученая дискуссия исследователей Гомера
о том, в какой мере реальны были его сведения о ж и з­
ни и быте кочевны х племен. Расчленение С трабона н а
его составны е части и выделение из его т р а к т а т а р е­
альных наблю дений историков М иф радата, уж е пере­
работанны х П осидонием, д ает кое-каки е черты , ко­
торы е приходится, кром е этого, распределять меж ду
теми племенами, пребы вани е которы х н а берегах Чер­
ного м оря засвидетельствовано нам географ ической
литературой.
С этим и ж е реальны м и наблю дениями эпохи позд­
него эллинизм а тесно с в язан ы и к ар ти н ы бы та коче­
вы х племен П ричерном орья, которы е сохранил нам
Лукиан. Здесь р аб о та к р и т и к а еще труднее, т а к к а к
реальны е черты бы та не основаны ни н а реальном
зн ан и и географ и и и этн ограф и и , ни н а стремлении
д ать исторически реальную картину. Эти реальны е
черты утопаю т, с одной стороны , в Эфоро-П осидони-
евском взгляде н а строй кочевого бы та вообще, в м ас­
се нереальны х деталей новеллистического х ар ак тер а,
с другой.

150
гха

Рим ская наука, историограф ия и поэзия сами по


себе вносят много нового в наш е знакомство с племена­
ми П ричерноморья. Реально и важ но здесь преж де все­
го то, что т а к или иначе, особенно у Т ацита и Плиния,
восходит к личному знакомству римских вож дей с теми
племенами, с которы ми историческое разви ти е сталки­
вало римское оружие. Эти обры вки в высокой степени
ценны и значительны. Кое-что новое даю т здесь и от­
дельные наблюдения и характеристики Аммиана.
Н аряду с этим ценно и важ но и то новое, что вклю ­
чила в состав своих сводны х работ р и м ская н ау к а эн ­
циклопедического характера, п овторяю щ ая многое из
того, что уже нам известно, но и м евш ая в своем р асп о ­
р яж ен и и и так и е источники, которы е передавали р яд
стары х ионийских наблю дений, не вош едш их в состав
произведений Геродота и Гиппократа. Для бытовой
истории особенно ценно то, что д ает р и м ская ученая
поэзия, особенно Валерий Флакк. Но и здесь выделить
подлинное от дериватов, определить первоисточники
- за д а ч а в вы сокой степени трудн ая и слож ная.
Д ля характери сти ки скиф ов ѴІ-ІІІ вв. до Р. Хр., их
государства, религии и бы та единственны м новы м и
ценны м источником являю тся главны м образом ло­
гограф ы Ионии, преимущ ественно Геродот, к а р ти н а
которого остается единственно цельной и связной,
несм отря н а ее пестроту. Только там и здесь мы в со­
стоянии дополнить ее из более поздних источников -
случайны х сведений историков позднейш его времени,
обры вков сведений ионийских логографов, за тер я в ­
ш ихся в более поздней литературе. В больш инстве
случаев, однако, сведения последней категории не к а ­
саю тся государственности скиф ов, а либо моментов
географ ических, либо некоторы х подробностей вн еш ­
него быта.

151
5X3

С ведения ионийских логографов, рисую щ их нам


С киф ию главны м образом VI в. до Р. Хр., мож ет быть с
некоторы ми добавлениям и V в., приходится сочетать
с тем, что дало нам археологическое расследование
ю га России5.
Д ействовать здесь тем м еханическим путем соеди­
нения археологических д а т со сведениям и Геродота,
к а к это сделали в свое врем я Лаппо-Данилевский и З а ­
белин, по пути которы х пошел и Міппв67, в р яд ли п р а ­
вильно и целесообразно. Помимо того, что сам Геродот
должен быть расчленен н а отдельные составны е части,
надо считаться еще с той сложной картиной археоло­
гического м атериала, в которой мы попытались р азо ­
браться в наш ем введении. И наче мы мож ем оказаться
в положении Э ф ора и вместо реальной картин ы С ки­
ф ии ѴІ-ІІІ вв. до Р. Хр. д ать картину бы та кочевы х степ­
няков вообще, н а которую сбивается и часто реальная
или преследую щ ая реальны е цели кар ти н а Геродота.
Надо преж де всего отметить, что никакого отнош е­
ния к с ки ф ам и их д ер ж ав е весь м атериал доски ф ски х
погребений не имеет. Не им еет он никакого отнош е­
ния и к ки м м ерий ц ам 1.
Т ак к а к появление ски ф ов с В остока несомненно,
а принадлеж ность их к и ран ц ам , к а к увидим ниж е,
в вы сокой степени вероятн а, то к х арактери сти ке
скиф ской культуры, религии и государственности бу­
дут иметь отнош ение только те погребения, в кото­
ры х определяю щ ими являю тся вещ и, восточное или
5 После этого абзаца М. И. Ростовцев переходит к обзору археологических
источников. Их критическое рассмотрение было предпринято им во втором раз­
деле книги «Скифия и Боспор».
6 Подробнее о критике этих взглядов см. Ростовцев М.И. Рец.: Міппз Е.
ЗсуІЫапз апсі Ѳгеекз СатЬг., 1913 //ЖМНП. 1913. Ноябрь. Отд. 2. С.173-174.
7 Доказательству этого положения в рукописи второго тома посвящена глава II:
«Так называемые доисторические или протоисторические памятники». Характер­
но опять-таки, что данного вопроса М. И. Ростовцев касается в начале книги «Эл-
линство и иранство».
152
3x3

иран ское происхож дение которы х м ож ет считаться


установленны м. При этом надо помнить, что х а р а к ­
тер этих погребений м еняется в зависим ости от двух
ф акторов - географического и хронологического. Для
эпохи ѴІІ-ІѴ вв. до Р. Хр. мы имеем, преж де всего,
две большие группы: одну - кубанскую , другую - д н е ­
провскую . Отличительной особенностью первой яв л я ­
ется преобладание восточны х и греческих элементов
н ад местны ми, характерн ы м п ризнаком второй - н а ­
слоение сначала греческих, а затем восточны х вещ ей
н а местную основу, в достаточной степени типичную
и не имеющую н и каки х элементов, указы ваю щ их н а
ее восточное происхож дение. Анализ этой основы ве­
д ет скорее н а зап ад, в сф еру галы нтадтской культуры,
к которой позднее присоединяю тся все в большем чи с­
ле элементы латенской цивилизации.
В ІѴ-ІІІ вв. до Р. Хр. в погребениях всего ю га Рос­
сии, от Кубани вплоть до Венгрии и Болгарии, н ач и ­
наю т преобладать восточны е и греческие элементы,
причем апогея своего разви ти я достигаю т к а к гре­
чески й импорт, т а к и особенно вещ и, сработанны е в
духе местного звериного стиля, и вещ и, изготовленны е
греческим и, вероятно п ан ти капей ски м и , м астерам и
специально для нуж д и потребностей населения,
характеризуем ого смеш ением в его обиходе предм е­
тов, ти п ичн ы х для И рана, и некоторы х вещ ей, п р и ­
м ы каю щ их к местной культуре приднепровского н асе­
ления. Н аряду с этим имеется и некоторое количество
вещ ей, которое надо считать и ран ским импортом. И в
этот период, несмотря н а общность культурного укла­
д а, отм ечается р я д местны х особенностей. В П рикуба­
нье и особенно н а Там ани и в Крыму зам ечается силь­
нейш ее греческое влияние, вы тесняю щ ее к аки е бы то
ни было местны е элементы, в бассейне Д она, ближе к

153
бхг

Танаиду, зам ечается то ж е явление, дальш е н а север


к восточно-греческим вещ ам прим еш иваю тся мало
еще обследованные местны е вещ и. В степном П ридне­
провье ц ари т почти безраздельно греко-восточны й у к ­
лад, меж ду тем к а к в Среднем П риднепровье наряду
с сильной примесью восточногреческих вещ ей в боль­
ш инстве погребений базой остаю тся вещ и местного
производства, н а которы е отчасти влияю т предм еты
восточногреческого обихода.
Х арактерной особенностью описанны х областей
является еще и то, что н а Кубани во все периоды п ре­
обладают монументальны е и роскош ны е погребальные
сооруж ения с богатым инвентарем , т а ж е особенность
х ар ак тер н а и для степной П риднепровской группы,
все погребения которой относятся к ІѴ-ІІІ вв. до Р. Хр.
Н а Т ам ани ж е преобладаю т погребения под одним
курганом р я д а лиц с богатым инвентарем в каж дом
погребении.
Иную картин у д а ет Среднее П риднепровье - Киев­
щ и н а и П олтавщ ина, причем к ним в ІѴ-ІІІ вв. до Р. Хр.
присоединяется и Среднее Придонье. Здесь н аряду с
монументальны ми и роскош ны м и погребениями, где
преобладаю т вещ и восточного и греческого хар ак тер а,
количество которы х сначала незначительно, особенно
возрастает в ІѴ-ІІІ вв. до Р. Хр. господствую т погребе­
ния менее монументальны е, более скромны е, и с ин­
вентарем в значительной своей части местного проис­
хож дения.
Н ачиная со второй половины III в. до Р. Хр. общий
х ар актер степны х курганны х погребений сравнитель­
но резко изм еняется. М еняется и конструкция погре­
бального сооружения, и обряд, и состав, и х ар актер
и нвен таря. В Киевщ ине и П олтавщ ине за отдельными
ф азам и постепенного изм енения, в других м естностях,

154
I

к ак, н априм ер, н а Кубани, мы застаем во II—I вв. до


Р. Хр. соверш енно слож ивш иеся и готовые новы е ф ор-
1 мы (так в тексте. - В. 3.).
Целый р яд соображ ений, среди которы х реш аю ­
щую роль играю т соображ ения хронологические, з а ­
ставил н ас, не колеблясь, п ризн ать носителями культу­
ры курганны х погребений ѴІ-ІІІ вв. до Р. Хр. скиф ов,
господство которы х в степях ю га России в этот период
закреплено н аш и м литературны м преданием , п р ав д а
в достаточной мере скудным, но не допускаю щ им двух
толкований. Больш ие и роскош ны е курганны е погре­
бения хранили несомненно останки отдельных с к и ф ­
ских вож дей, главарей всего н арода и отдельных его
частей. Х арактерное сочетание восточны х (по преим у­
щ еству иранских) греческих и местны х элементов во
всех этих погребениях вполне подходит к той к а р ти ­
не, которую даю т наш и литературны е свидетельства о
ск и ф ах и их государстве.
Гораздо труднее вопрос о том, к а к о в а была куль­
тура, носителями которой были не вож ди, а руково­
ди м ы й ими народ-завоеватель. О твет н а этот вопрос
сильно затруднен односторонностью археологическо­
го расследования, сделавш его своим объектом от­
дельны е богатые курганы , а не целые некрополи, в
состав которы х обычно входят эти курганы . Поэтому
ч резвы чай н о затруднительно сказать, является ли т а
м естная культура, которая леж ит в основе культурной
ж и зн и П риднепровья, но, насколько мож но судить по
данн ы м , добы ты м до сих пор, не заходит з а пределы
течен и я Д она, культурой, носителями которой были
скиф ы , ски ф ски й н арод к а к таковой, или местное, по­
коренное ски ф ам и население, вещ и обихода которого
воспри н яты были в значительной части ски ф ам и -п ри -
ш ельцами, поскольку дело идет не о верхах, а о народе.

155
-<•

Вопрос этот в данном моменте, при данном со­


стоянии м атериала в р я д ли мож ет быть разреш ен в
ту или иную сторону. О тсутствие типичной местной,
т а к назы ваем ой «скифской» керам и ки н а берегах Ку­
бани, где т а к сильна с к и ф ск ая культура верхов, р яд
параллелей, которы е связы ваю т эту керам и ку с Галь-
ш тадтом, наличие ее в П риднепровье до появления по­
гребений с восточны м и и ран ским и вещ ам и делаю т в
д ан н ы й момент более вероятны м предполож ение, что
т а к н азы ваем ая «скифская» к ер ам и к а не п рин есен а с
собою ски ф ам и извне, а является местны м продуктом
населения, культурные связи которого у казы ваю т н а
запад, а не н а восток. С чем яви лась в степи России
м асса скиф ов-завоевателей при таком разреш ен и и во­
проса остается загадочны м и невы ясненны м . Только
анализ предм етов вооруж ения, поделок из металла мог
бы нас приблизить к разреш ен и ю этого вопроса. Но
здесь н а пути стоят п ока что непреодолимые трудно­
сти в отсутствии, с одной стороны, параллельного м а­
тери ала восточного происхож дения и в недостаточной
исследованности всего Балканского полуострова к югу
от Д уная для интересую щ его нас периода, т.е. эпохи
р асп ростран ен ия железного оруж ия. Глубоко печально
то, что д а ж е уж е сделанны е находки этого времени,
яв и в ш и еся результатом раскоп ок в М акедонии Рус-
ского Археологического и нститута в Константинополе,
до сих пор не опубликованы и не обследованы. З н а ч и ­
тельным п редставляется и то, что и для Ю жной Рос­
сии в наш их руках п о ка что только односторонний
м атериал больших курганны х погребений, где простое
и местное заглуш ено более богаты ми продуктам и в ы ­
соких культур В остока и Эллады.
А ргіогі вполне допустимо, что м естная керам и ка,
п устивш ая глубокие корни в население и приспосо­

156
вхг

б и вш аяся к м естны м м атериалам , в о сп р и н ята была


и м ассам и приш ельцев и что уж е через несколько д е­
сятилетий м асса пришлого населения восприняла эти
местны е продукты , которы е могли быть и более бога­
ты м и в худож ественном отнош ении, чем то, что п р и ­
несли с собою завоеватели. Самое растворение низов
завоевателей в массе покоренного населения т а к ж е а
ргіогі вполне допустимо и вероятно. Более или менее
чисты й облик могла сохранить только т а управляю щ ая
группа, которая стояла во главе п риш ельцев-завоева-
телей.
Новый культурны й облик, которы й д аю т курганы
н ач и н ая со второй половины III в. до Р. Хр., причем
уж е раньш е, н ач и н ая с кон ц а IV в. до Р. Хр., этот новы й
облик п рим еш ивается и к погребениям старого ти п а,
находит себе объяснение, по совокупности наш их
сведений, в появлении новы х последовательных волн
и р ан ски х завоевателей, постепенно вн едрявш ихся и
вклинивш ихся в скиф скую держ аву, причем вы сш ий
класс завоевателей естественно см еш ивался с вы сш им
классом скиф ской держ авы , родственны м им по про­
исхождению .
Мы видели, что появление сарм атов не было боль­
ш им походом больших масс, сразу н аводн и вш и х степи
ю га России. Отдельные племена одно з а другим посте­
пенно п роры вали гран иц ы преж него скиф ского ц ар ­
ства, в р я д ли сохранявш его и в III в. свое единство,
становились господами положения в этой или другой
области, воспри н им ая исконны й уклад ее ж и зн и и
п родвигаясь дальш е н а зап ад под давлением новы х
подходивш их с В остока племен.
Естественно поэтому, что в первое врем я м ы н а ­
блюдаем только постепенную прим есь новы х элемен­
тов, особенно там , где м естная часть успела более или

157
іЗ х Зе

менее оправиться и создать и звестны й довольно проч­


ны й уклад ж и зни . Т ак было, наприм ер, по всей веро­
ятности, в Среднем П риднепровье.
По мере расп ад ен и я этого уклада и по мере п о яв­
ления новых, все более сильных племен, встречавш их
все меньш ее сопротивление, целые области м еняю т в
корне свой культурный облик, причем он немедленно
подвергается тем ж е ф акто р ам культурного общения
и влияния, которы е характерн ы были и для более р а н ­
ней эпохи.
О пределяющ им ф актором , кроме принесенного с
собой культурного уклада, уж е бывшего результатом
долгой культурной эволю ции под сильнейш им влияни­
ем и ран ских эллинизированны х д ерж ав, было тесное
общение всех господ ю ж норусских степей с греческим
миром через посредство Боспорского ц ар ств а и дру­
гих греческих центров К ры м а и северного побереж ья
Черного моря. В результате этого общ ения изменялся
принесенны й с собою культурный уклад, смягчался
быт, приобретался некоторы й общий эллинский лак.
Не надо забы вать и того, что и связь с Востоком
сарм атски х племён не преры валась и что оттуда т а к ­
ж е шло и культурное влияние, и новы е волны носите­
лей проникнутой и ран ски м духом культуры.
Все только что отмеченны е особенности наш его м а ­
териала надо иметь в виду при реш ении задачи вы яс­
нить государственную , социальную, экономическую ,
религиозную ф изионом ию скиф ской д ер ж ав ы и сме­
нивш их ее отдельных ски ф ски х и сарм атски х госу­
д арств. Ясно, что при таком состоянии имею щ ихся
в наш ем расп оряж ен и и дан н ы х речи о сравнительно
полной и точной карти н е быть не может. В наш и х ру­
ках мелкие обры вки п редан ия, которое и в целом виде
вр яд ли было содерж ательным. Н ароды без письм ен­

158
5 x2

ности местного п редан и я иметь не могли, греки и н ­


тересовались степям и ю га России спорадически и от­
мечали только то, что представляло интерес для них
и для их читателей. Археологический м атериал - без
монет и без п ам ятн и ков письменности, притом м ате­
риал исклю чительно из погребений - освещ ает только
частично м атериальны й быт одного, к а к мы видели,
класса населения. Иллю страции к быту и религиозны м
верован и ям , которы е давали греческие м астера, хотя
и хорош о рисую т бы т и н равы своих заказч и ко в, но
все ж е греки, н а заказан н ы х им предм етах культа и
обихода, конечно, не могут быть одинаково ценны м и
с п ам ятн и кам и письм енны м и (так в те к сте .- В. 3.). До
известной степени они могут быть поставлены в один
р я д с свидетельствам и греческих писателей, с теми
п о казан и ям и ольвийцев, которы е сохранил нам Геро­
дот, явл яясь до некоторой степени зам еной п оказан и й
п ан ти кап ей ц ев о быте и религии скиф ов - их соседей
в ІѴ-ІІІ вв. до Р. Хр., но не надо забы вать, что чи тать
к ар ти н ы гораздо труднее, чем письм енны е свидетель­
ства, в пони м ан и и которы х легче добиться несомнен­
ности, что в с я к ая к а р ти н а содерж ит гораздо более
условностей, чем литературны й текст, что толкование
классических образов требует зн ан и я бы та и религии,
которы е эти образы иллюстрируют, а м еж ду тем для
нас они являю тся единственны м и источникам и.
Трудной задачей является и согласование ли тера­
турны х и археологических данны х. В р асск азе Геродо-
т а мы всегда долж ны считаться с тем, что у него исхо­
д и т от м естны х наблюдателей, действительно зн авш их
то, о чем они говорили, что взято из старого уж е под­
вергавш егося неизвестной нам обработке в духе того
или другого писателя, д аж е им я которого нам часто
неизвестно, литературного произведения, что, нако-

159
3*3

нец, мож ет быть и вполне достоверно, но не относится


ближ айш им образом к ски ф ам и скиф ской д ер ж аве,
включено ж е в описание С киф ии в виду растяж и м о­
сти самого тер м и н а с точки зрения географ ической
и этнограф ической и стремления Геродота украсить
свой р асск аз наибольш им количеством экзотических
и п ораж авш и х воображ ение читателя эпизодов с п р и ­
месью любого количества не исторического, а м и ф о­
граф ического материала.
П роверить писателей археологическими м атер и а­
лами, подлинность которы х несомненна, так ж е п р ед ­
ставляет нелегкую задачу. Нельзя быть уверенны м в
том, что отсутствие п одтверж ден ия д ан н ы х писателя
археологическим материалом, к а к это является п р а ­
вилом, с нем ногим и исклю чениям и, для Геродота,
является результатом неточности сведений Геродота
и неправильности приурочения им той или другой
особенности ски ф ам . С таки м ж е правом мож но ду­
м ать о неполноте наш его археологического м атер и а­
ла, отсутствии достаточно точны х наблю дений при
расследовании курганов, недостаточно полном р а с ­
следовании каж дого отдельного кургана. Особенно
разительно несоответствие детального описания Геро­
дота, относящ егося к погребальному обряду, с тем, что
является результатом раскопок, направленны х исклю ­
чительно н а погребальные сооруж ения. К этому несо­
ответствию нам придется еще вернуться.
Не приходится ж д ать авторитетной поддерж ки и
от лингвистики. Н а каком язы к е говорили скиф ы , мы
не знаем. У тверж дение Геродота, что скиф ы и савро-
м аты говорили н а одном язы ке, а именно савром аты
н а испорченном скиф ском , в р я д ли м ож ет быть в ос­
нове своей заподозрено. Но насколько точно это н а ­
блюдение - это трудны й вопрос. Дело могло идти о тех

160
зхё

савром атах, которы е подверглись сильному ски ф ск о ­


му влиянию и усвоили себе и язы к скиф ов. Кроме того,
к а к мы видели, сам ы й вопрос о том, в какой мере мо­
ж е т считаться установленны м тож дество савром атов
и сарм атов, вопрос трудны й и спорны й. Вполне воз­
можно, что савром аты ничего общего с позднейш им и
сарм атам и не имеют.
В таком случае н и каки х вы водов о родстве с к и ф ­
ского я з ы к а и я зы к а аланов, сохранивш егося до и з­
вестной степени в язы ке осетинов, сделать нельзя и
приходится оперировать с весьм а вероятны м , - но
лингвистически недоказуем ы м и ран ски м происхож ­
дением скиф ов. Говорю лингвистически недоказуе­
мы м потому, что строить какое бы то ни было заклю ­
чение н а основе единичны х слов, сохраненны х нам
греческим и писателям и, из которы х большинство и м е­
н а бож еств и личны е имена, с методологической точки
зрени я недопустимо.
При так и х условиях очерк государственности, р е ­
лигии и культуры скиф ов и сарм атов по необходимо­
сти будет необы чайно ф рагм ен тарн ы м и в значитель­
ной части своей гипотетическим. Нельзя здесь дойти
д а ж е до той стадии, которая возм ож на при восстан ов­
лении бы та и государственности Боспорского ц арства,
к а к ни проблем атична и неполна и эт а последняя к а р ­
ти н а, речь о которой будет в следующей главе.8

Глава VI: «Государство и культура Боспорского царства».

161
11 Заказ № 209
СКИФЫ
1. Государство, социальный и экономический
строй.9
Предыдущ ее историческое излож ение судеб с к и ф ­
ского государства показало, что мы имеем дело н а
протяж ении, вероятно, ч асти VI в. до Р. Хр., все­
го V в. и, возмож но, IV с частью третьего, с большой
политической единицей, вы ступаю щ ей по отнош ению
к внеш нему миру, насколько мы мож ем судить, по
редким и случайным сведениям , к а к одно политиче­
ское целое. Имеем ли мы дело здесь с постоянны м и
длительным явлением или с повторны м объединени­
ем р я д а областей под единой властью и н азван ием , не
распадением государства н а составны е части, об этом
мы точны х и определенных свидетельств не имеем. Ге­
родот знал единую скиф скую держ аву, в сведениях об
Атее мы встречаем ся с таковы м ж е, наконец, Скилу-
р овская д ер ж ав а, хотя и огран ичена в своих пределах,
но тем не менее д а ет тот ж е облик единого государ­
ства.
Н аряду с этим Ф укидид говорит о силе и могуще­
стве скиф ов, но упом инает о их разъединении. Отно­
сится ли это к скиф ском у ц арству н а юге России или
к совокупности скиф ов ази атски х и европейских, ск а ­
зать трудно. Естественнее дум ать о втором, т а к к а к
для врем ени более раннего, чем Фукидид, Геродот р и ­
сует нам скиф скую д ер ж ав у к а к единое целое, и н а
основании его свидетельств мы можем далее восстано­
вить целый р яд имен ц арей одной династии.
С ведения о великом С киф ском царстве, его госу­
дарственной, социальной и экономической структуре
9 Наличие литеры указывает на то, что пятая глава композиционно была заду­
мана М. И. Ростовцевым по следующему плану: введение с анализом источников,
далее часть А, посвященная изложению взглядов на скифов (государственный,
социальный и экономический строй - пункт 1; культура скифов - пункт 2) и часть В,
посвященная сарматам, которая скомпонована по аналогии с частью А.

162
3x5

мы находим почти исключительно у Геродота, к а к в


тех частях, где он говорит о С киф ии вообще, т а к и в
р асск азе о походе Д ария. Согласие этих двух частей
п овествован и я Геродота говорит за достоверность его
сообщ ений. Вообще в вопросах о государственном
строе Геродот, очевидно, руководствовался свед ен и я­
ми, полученными им или его источником от ольвийцев.
С ведения эти до известной степени п одтверж даю тся и
археологическими данны м и.
Сообщ ения Геродота не раз пересказы вались со­
врем енны м и авторам и, но мне каж ется, что вы воды
их не были сделаны полностью.
Вопрос о гран иц ах С киф ии, т.е. о пределах власти
ски ф ски х царей, вряд ли мож ет быть р азреш ен с точ­
ностью. Он, конечно, не совпадает с вопросом о вели­
чине той области, которую заселяли скиф ы . П одчине­
ние и зависим ость тех или других м естностей могли
не сопровож даться поселением н а этой м естности зн а ­
чительны х м асс скиф ов. П римером к тому м ож ет слу­
ж и ть татарское влады чество в России. Всем известно,
в како й м ере противоречивы и спорны обе географ и ­
чески е х арактери сти ки , которы е д а ет Геродот С ки­
ф и и (IV, 99-101 и 16-20), и к а к трудно здесь прийти
к каким-либо определенны м вы водам . Х арактери сти ­
ки исходят явн о из разны х источников и преследую т
р азн ы е цели: гл. 16-20 отраж аю т горизонт ольвийцев,
99-101 характери зую т С киф ию к р аск ам и и сторика
похода Д ари я. Точных гран и ц ни там , ни здесь не у к а ­
зано. Во всяком случае ясно, что побереж ье Черного
м оря от Д н естр а до Д он а в их руках.
В озможно ли в кри ти ке сведений Геродота опи­
раться н а дан н ы е археологического исследования -
это вопрос трудны й. Мне каж ется, однако, что сф ер а
расп ростран ен и я курганны х погребений с вещ ам и,

163
€ *3

где см еш иваю тся элементы иран ской восточной куль­


туры с греческим и и местны ми, при том постоянстве,
которы м в общем отм ечается, несм отря н а р азн о ­
образие во врем ени и м ест ски ф ски й ти п курганно­
го погребения, мож ет считаться и сф ерой государства
скиф ов, к а к руководящ его государственного элемен­
та. Одним культурным влиянием этого п остоянства не
объяснишь.
Если это так , то в рам ки древнейш его скиф ского
ц ар ств а придется вклю чить не только значительную
часть П рикубанья с зависим остью от него Т ам ани и
племен по Азовскому морю, но. и всю Киевщ ину и
Полтавщину. И то, и другое х ар ак тер и сти к а Геродота
к а к будто исклю чает: для него (IV, 100) границей н а
востоке является Д он, в Киевщ ине и П олтавщ ине ж и ­
вут к а к будто Н евры и Будины . Еще труднее вопрос о
дальнейш ем расп ростран ен ии скиф ской д ер ж ав ы н а
запад.
К сожалению , ни в Д обрудже, ни в Венгрии иссле­
д ован и е погребений скиф ского ти п а не произведено
с такою детальностью , чтобы можно было говорить о
д ате этих погребений с такою ж е точностью , к а к о д а ­
тах погребений П рикубанья и П риднепровья. П рихо­
ди тся поэтому довольствоваться теми гипотетичны ми
вы водам и, которы е были д ан ы в излож ении политиче­
ской истории С киф ии.
Там ж е у казан ы и разобран ы те свидетельства, ко­
торы е позволяю т утверж дать, что уж е древн и е и д аж е
один из источников Геродота знал о господстве ски ­
ф ов н а Северном К авказе. О трицание этого Геродотом
является результатом узкого кругозора и недостаточ­
ной осведомленности о скиф ской д ер ж ав е ольвийцев.
Во всяком случае, мож но утверж дать одно, что посто­
ян н ы х и прочны х гран и ц с к и ф ск ая д е р ж а в а не име-

164
ла, причем вполне вероятно постепенное расщ епление
этой д ер ж ав ы и выделение из нее отдельных сам о­
стоятельных ски ф ски х ж е государств н а Востоке и н а
Зап аде. Центром главной д ер ж ав ы всегда оставались
области по Д непру, причем в ІѴ-ІІІ вв. до Р. Хр. глав­
ной цитаделью скиф ской мощ и были степи н а восток
и частью н а за п а д от Д непра. З а это, по кр ай н ей мере,
говорят археологические данны е.
Обстояло ли дело т а к и в эпоху Геродота, до сих пор
с точностью установить нельзя, п ока не н ай ден тот не­
крополь ски ф ски х ц арей , о котором говорит Геродот,
если только сведения его достоверны и так о й н екро­
поль VI и V вв. до Р. Хр. действительно сущ ествовал.
Весьма вероятной представляется т а х а р ак те р и ­
сти ка, которую д а ет Геродот государственной струк­
туре ски ф ской держ авы . П овторное указан и е его н а
деление ц ар с тв а н а три части, н а тр и аруса или три
отдельных ц арства, которы е, однако, находятся под
властью одного ц аря, уже в силу повторения этих у к а ­
заний, по всей видимости, соответствую т д ей ств и ­
тельности, во всяком случае, V в. до Р. Хр.
Об этом ж е тройном делении мы слыш им п ре­
ж де всего в обоих м и ф ах о происхож дении ск и ф ск о ­
го ц арства: и там , где сообщ ается м естная легенда о
трех сы новьях Таргитая, от которы х произош ли три
ч асти скиф ского племени: авхаты , к ати ар ы или тр а-
спии и п аралаты (IV, 6), причем, однако, во главе всех
трех стоит один верховны й ц а р ь 10: «...Старш ие бра­
тья, п оняв значение этого чуда, передали младш ему
все царство. И вот от Л ипоксая-де произош ли те С ки­
ф ы , которы е носят н азван и е рода Авхатов, от средне­
го брат а А рпоксая - те, что н азы ваю тся К атиарам и и
10 Греческие тексты, которые приводит М. И. Ростовцев, заменены здесь пере­
водом из издания В. В. Латышева «Зсуібіса еі Саисазіса. Известия древних писа­
телей о Скифии и Кавказе» (Т. I. СПб., 1893; далее - ЗС).

165
Траспиям и, а от младш его, ц аря, - те, что н азы ваю тся
П аралатам и; общее ж е н азв ан и е всех их - Сколоты, по
имени одного царя». Ср. 7: «...Так к а к стр ан а была об­
ш ирна, то Колаксай разделил ее н а тр и ц ар ств а для
своих сы новей и одно из них сделал гораздо больше
других; в нем-то и сохраняется золото» (8С. I. С. 12),
и там , где сообщ ается греческая версия той ж е леген­
ды о происхож дении трех ц арей от Геракла, причем
верховны е ц ари С киф ии произош ли от одного из трех -
С киф а. IV, 10: «От этого-то Гераклова сы н а С к и ф а и
произош ли-де всегдаш ние ски ф ски е цари» (8С. I. С. 14).
Это ж е предполагает и р асск аз о походе Д ар и я - IV,
120: «К одной из этих частей, во главе которой стал
ц арь С копасис, долж ны были присоединиться Савро-
маты , а две другие част и ц арски х скиф ов - большая
под начальством И дан ти рса и третья, подчиненная
Таксакису...». Ср. IV, 136 (8С. I. С. 47). При этом, одна­
ко весь А.6уо<; Геродота о С киф ии, вклю чая и расск аз о
походе Д ари я предполагает единство ц ар я - см;. IV, 68:
«В случае болезни ц арь скифский...»; IV, 69: «Царь...,
которы х он казнит...»; IV, 77: «Анахарсис был послан...
скиф ски м царем...» (8С. I. С. 29, 33).
Н аконец, то ж е деление ц ар ств а н а три части, не­
сомненно, подразум евается и в характер и сти ке ад м и ­
нистративного строя государства, где эти части н азы ­
ваю тся архш (см. IV, 62).
Гораздо труднее локализовать каж дую из трех ч а ­
стей. П опы тка Гутш мита (КІ. ЗсЬг. 111, 429)11, исходя­
щ ая из локализации Плинием (IV, 88) явхатов или ауха-
тов н а верхнем течении Буга, в р яд ли м ож ет считаться
разреш аю щ ей вопрос, т а к к а к с данн ы м и Плиния опе­
ри ровать очень трудно.
Нелегко прим ири ть эту локализацию и с локали-
" М.И. Ростовцев имеет ввиду следующую работу: Оиізсбтісі А. ѵоп. КІеіпе
ЗсЬгіЙеп. Вб. III. І_рг, 1892.

166
3x3

задн ей трех ц арств эпохи Д ари я, для которой неко­


торы е дан н ы е имею тся у Геродота. П редставление о
господстве одной части скиф ов н ад всем и остальными
определенно проводится Геродотом и в его х а р ак те р и ­
стике ц арски х ски ф ов - IV, 20: «По ту сторону Герра
н аходятся т а к н азы ваем ы е царски е владения и ж и вут
сам ы е лучш ие и многочисленные С киф ы , считаю щ ие
прочих С киф ов своими рабами» (8С. I. С. 16).
М естоположение этих (Зааі\г|іа, к а к сказано, до сих
пор не установлено, но общ ая локализация упомяну­
того средоточия скиф ской военной мощ и в степях к
востоку от ниж него течения Д н еп р а весьм а вероятна.
О ргани зац ия и характер ц ар ств а довольно реаль­
но вы деляю тся из некоторы х отдельных зам ечани й Ге­
родота, подлинность которы х не подлеж ит сомнению.
Х арактерно преж де всего, что Геродот не реш ается
вы сказаться о числе скиф ов - IV, 81: «Численности
С киф ов мне не удалось узнать в точности; я слыш ал
различны е м нения об их числе: одно что они очень
многочисленны, другое - что собственно С киф ов мало»
(8С. I. С. 35). Т ак к а к Геродот, очевидно, под общим
понятием скиф ов разум еет все население скиф ской
д ер ж авы , следуя в этом, очевидно, общему п р ед став­
лению того времени, с другой ж е стороны, о р ган и за­
ция правящ его класса вы деляла его в особую группу,
в которой племенные особенности скиф ов сохрани­
лись с особой силой, то и получается колебание и д во й ­
ственность.
М ежду тем из дальнейш их зам ечани й Геродота
вы текает с полной ясностью , что государственная ор­
ган и зац и я ски ф ов предполагает сущ ествование осо­
бого военного класса населения, т.е. особой военно­
организованной аристократи и, тесно связан н ой со
всем адм и ни стративн ы м строем государства. И звест­

167
3x3

но свидетельство Геродота о делении «государства


н а архаі, каждой» архп н а номы с центральны м свят-
плш цем Ареяв каж дом номе - IV, 62: «...в каж дой об­
ласти по околоткам построены у них следующие свя­
тилищ а Арея...» (8С. I. С. 26). Уже это святилищ е Арея
предполагает чисто военную организацию указан н ы х
делений. Это п одтверж дается и дальнейш ей х а р ак те ­
ристикой некоторы х обы чаев скиф ов. Так, в главе 64
говорится: «по получении добы чи только тем, кто п р и ­
носил голову убитого врага» (так в те к сте ,- В. 3.). Еще
х арактерн ее глава 66: «Ежегодно по разу каж д ы й н а ­
чальник в своей области приготовляет чаш у вина, из
которой пью т те С киф ы , которы е умертвили врагов;
те, которы м не удалось этого сделать, не вкуш аю т этого
в и н а и, к а к обесчещ енные, садятся отдельно; это для
них величайш ий позор. Н апротив, те из них, которы м
удалось убить очень много врагов, получают по две
ч аш и и пью т из обеих разом» (ЗС. I. С. 28). Н аконец,
в главе 70 характери зуется обычай братан и я брхіа,
засвидетельствованны й, к а к мы видели и археологи­
чески. Обычай состоял в питье из одного сосуда (как
п оказы ваю т изображ ен ия - ритона) вина, смеш анного
с кровью , - IV, 70: «По соверш ении этого обряда, - за ­
к ан ч и в ает Геродот, - они долго молятся, а затем пью т
см есь к а к сам и договариваю щ иеся, т а к и достойны е
из присутствующих» (ЗС. I. С. 30).
П ри см атри ваясь к последнему тексту, мы видим,
что обычай братан и я соединял меж ду собою отдельных
вож дей, стоявш их во главе целой друж ины оі глбрѳѵоі,
из которой выделялись оі ттХеіатов сфюі.
Т акая ж е друж и н а, большего м асш таба, группиро­
валась и около ц аря. В р ассказе о похоронах ц ар я речь
идет об ум ерщ влении Ѳерсшоѵтес; во врем я погребения
и через год после него. П онятие Эерсшоѵтес;; Геродот

168
определил в гл. 72: «Они природны е С киф ы , т а к к а к
царю служ ат те, которы м он сам п рикаж ет, а покуп­
ны х рабов у них вовсе нет» (8С. I. С. 20), причем даль­
ш е определяю тся некоторы е специальны е долж ности
этих приближ енны х и слуг царя: оіѵо)(6о<; (виночер­
пий), цауеірос; (повар), іялокорос; (конюх), 5іг| оѵос; (слу­
га), аууе\іГ|ф6род (вестник). Очевидно, это ближ айш ая
св и та ц ар я избиралась из его друж ины ...
К артина, рисую щ аяся нам н а основании этих р а з­
розненны х и случайных свидетельств, п реж де всего
уклады вается в представление о государстве, орга­
н изован ном н а чисто военны й лад. Господствую щ им
классом являю тся организованны е в друж ину скиф ы -
завоеватели, группирую щ иеся около отдельных п ред­
ставителей зн ати в мелкие друж ины , которы е в свою
очередь соединяю тся в группы по номам и по архш и
руководятся в больших п редп ри яти ях главны м царем ,
по указан и ю которого действую т м онархи и п р ав и ­
тели трех ч астей ц арства. Такой хар актер орган и за­
ц ии государства совместим и с земледельческим, и со
скотоводческим бытом подвластного населения. Роль
господ сводится к собиранию дани , подавлению вос­
станий, борьбе с соседними племенами и орган изац ии
отпора от н ап аден и й извне. Он напом инает, та к ж е
только в общих чертах, и звестны х нам , организацию
отдельных, см енивш их скиф скую , кочевы х д ер ж ав,
особенно наиболее прочны х из них - д ер ж ав ы х азар
и татар ско й Золотой Орды. К таком у строю государ­
ств а вполне подходит и карти н а, д а в а е м а я архео­
логическим расследованием . Н аряду с роскош ны м и
ц арски м и погребениями мы имеем, особенно в Киев­
щ ине, П олтавщ ине и около Воронеж а, целые серии по­
гребений вооруж енны х с ног до головы конны х луч­
ников, достаточно богатых, чтобы иметь возмож ность

169
в ха

соорудить себе монументальную гробницу под курга­


ном и унести с собою в могилу и полное вооруж ение, и
р яд драгоценностей.
Социальный и эконом ический уклад ц арства, ко­
нечно, не во всех ч астях государства был одинаков.
Но не подлеж ит никаком у сомнению , что значитель­
н ая часть ц ар ств а ж и ла земледельческим укладом. Для
П рикубанья это вероятно, но не несомненно; точно
засвидетельствован земледельческий уклад для всего
правобереж ного П риднепровья, вклю чая, м ож ет быть
и левый берег реки в пределах Д непровской дельты.
Надо отметить, что греки, а мож ет быть и сам и
скиф ы , смотрели н а государство скиф ское к а к н а н а ­
селенное в значительной степени земледельцами. Это
определенно сказы вается в легенде о происхож дении
скиф ов, о которой уж е была речь, а именно в первой,
по утверж дению Геродота, местной версии.
Решающую роль в этой легенде играю т золотые
эмблемы ц арской власти, уп авш ие с неба, - IV, 5:
«...упали-де с неба н а скиф скую землю золотые п ред­
меты: плуг, ярм о, секи ра и чаш а» (8С. I. С. 12).
Уже Гутш мид (К1. 8сЪ.г. 111, 429) указы вал н а то, что
в этих эмблемах п роявляется двойственность состава
населения, состоявш ее из земледельцев и воинов. Не
знаю , в какой мере эт а часть легенды передает под­
линное скиф ское сказан и е и в какой мере, если она
подлинно ски ф ская, он а местного происхож дения, а
не п рин есен а с собой ски ф ам и со своей иранской ро­
дины . Но несомненно, что легенда эта не расходилась
с представлением греков о скиф ской держ аве.
То ж е представление греков о ски ф ах н а юге Рос­
сии п одтверж дает и отры вок из А рриана, где гово­
рится: «...они преж де питались хлебом и занимались
земледелием, ж или в дом ах и имели города, но после

170
зхе

нанесенного им Ф ракийцам и п ораж ен ия изменили


п р еж н и й образ жизни...», - и поклялись ж и ть кочевой
ж изнью , - «...И вот с этого-то врем ени они из земле­
дельцев сделались кочевниками...» (8С. I. С. 201).
Н аряду с этим , однако, прочно установивш ееся
убеж дение греков в том, что скиф ы ведут кочевой
образ ж и зн и , убеж дение, которое мы находим и у Ге­
родота и которое сделалось общим местом, н ач и н ая с
Э ф ора, несомненно, так ж е правильно и подлинно х а ­
рактери зует образ ж и зни в некоторы х ч астях с к и ф ­
ской д ер ж авы .
В достаточной мере известно, что Геродот делит
ски ф ов н а скиф ов-земледельцев и скиф ов-кочевни-
ков. П ервы е ж и в у т в ближ айш ем соседстве с Ольвией -
это каллипиды - "ЕАХгрдс; ЕхтЗѲш и ’ААл(соѵг<; «Эти по­
следние, к а к и Каллипиды, - говорит Геродот в IV,
17, - в прочих отнош ениях ж и вут одинаково со С ки­
ф ам и , но сею т и употребляю т в пиш у хлеб, а так ж е
лук, чеснок, чечевицу и просо. Выше Алазонов ж и вут
С киф ы -п ахари , которы е сеют хлеб не для собственно­
го употребления в пишу, а н а продажу». (8С. I. С. 16).
В ыш е их ж и вут Невры. То ж е н а левом берегу Д н е­
п ра, где к северу от Гилеи ж и вут ЕхйѲаі угшруоі (зем­
ледельцы) н а три дн я пути н а восток до П анти капа.
То ж е представление мы находим и в IV, 53, где д а ­
ется х а р ак те р и сти к а Б ори сф ен а, его богатства р ы ­
бой и плодородия его берегов: «... вдоль него тян ется
п ревосходная п ахотная земля или растет очень вы со­
к а я т р а в а там , где п очва не засевается» (8С. I. С. 24).
Согласно этому месту, скиф ы -зем ледельцы ж и ву т по
Д непру н а десять дней пути. Толкование этих данн ы х
Геродота, помимо разны х географ ических контро-
верс, которы х мы здесь не касаем ся и которы е в р яд
ли могут быть удовлетворительно разреш ены , п р ед ­

171
3X3

ставляет много трудностей. Археологическое иссле­


дование дельты Д н еп ра и Буга показало, что по всей
дельте разбросаны небольшие укрепленны е поселения,
некрополи которы х датирую тся временем от VI в. до
Р. Хр. и вплоть до римского времени. Некрополи эти,
как указано было вы ш е, носят см еш анны й характер:
погребения частью даю т обычные и для ольвийского
некрополя типы , частью носят характер курганны х
погребений с деревян н ы м и сооруж ениями ш атрового
типа. И нвентарь этих последних почти не д а ет вещ ей
восточного происхож дения и п редставляет смесь гре­
ческого импорта и местны х продуктов.
Поселения у устьев Д н еп р а и Буга в этом отнош е­
нии разнятся от старейш их погребений Киевщ ины и
Полтавщины только тем, что в последних отсутству­
ют погребения греческого ти п а и в погребениях мест­
ных греческие вещ и более редки. Но там , в Киевщ ине
и Полтавщине, к а к и в Подолии, некрополи связан ы
с городищами, п равда, иного х а р ак те р а и гораздо бо­
лее крупных размеров. Весьма вероятно поэтому, что
скиф ам и население земледельческих местностей по
течению Д н еп ра названо только постольку, поскольку
эти местности принадлеж али к скиф ской д ер ж ав е и
господствующие классы либо состояли из подлинных
скифов, усвоивш их себе в известной мере уклад м ест­
ной ж изни и местную культуру, либо п рин адлеж а к
местному населению, усвоили себе до некоторой сте­
пени скиф ский уклад ж и зни , то есть слились со с к и ф ­
ской аристократией.
Почему, однако, при этих условиях Геродот тем
не менее н азы вает жителей ниж него течения Д н еп ра
скиф ам и, а племена за порогами выделяет, опреде­
ленно указы вая н а их нескиф ское происхож дение, н е­
смотря н а то, что в них элементов восточного уклада,

172
З хг

к а к д о к азы в ает археологическое расследование, боль­


ш е, - остается непонятны м. Возможно, что ольвийдЫ,
и м евш ие дело со скиф ам и, своими ближайшими со­
седям и , назы вали а ргіогі и все население скифским,
м еж ду тем к а к более отдаленные и менее им знакомые
племена вы ш е по Д непру сохраняли для них свою на­
циональную индивидуальность.
Х арактерно, однако, что и здесь, как показывают
погребения, вы сш ий класс населения состоял из во­
оруж енны х конны х ры царей, по всей вероятности
входивш их в состав управляю щ ей государством воен­
ной касты . Племенной ее состав мог быть, конечно, й
не чисто скиф ским .
Земледелие, однако, вряд ли было господствую­
щ им занятием приднепровского населения. Геродот
определенно говорит о части скифов-земледельцев,
которы е сам и ж и вут скотоводческим укладом, а хлеб
п роизводят только для продаж и, а не для потребления
себе. Это очень характерн о для определения влияния,
которое оказы вала Ольвия с ее хлебным экспортом на
местное население, и позволяет думать, что часть н а ­
селения П риднепровья была действительно скифамИ-
кочевн и кам и , восприним авш им и от местного населе­
н ия и греков новы е н авы ки земледельческого быта.
П ри этом предполож ении еще более понятным будет
определение всего населения Геродотом к а к скифов.
И нтересно, что Геродот отмечает чисто земледель­
ч ески й образ ж и зн и для гелонов, которых греки см е­
ш ивали с будинами, - IV, 109: «...а Гелоны, напротив,
зани м аю тся земледелием, питаются хлебом, имею т
сады и нисколько не похожи н а Будинов ни сложени­
ем, ни цветом кож и. У эллинов, правда, и Будины н а ­
зы ваю тся Гелонами, но это неправильно» (8С. I. С. 42).

173
зха

ставляет много трудностей. Археологическое иссле­


дование дельты Д н еп р а и Б уга показало, что по всей
дельте разбросан ы небольш ие укрепленны е поселения,
некрополи которы х датирую тся временем от VI в. до
Р. Хр. и вплоть до римского времени. Некрополи эти,
к а к указано было вы ш е, носят см еш анны й характер:
погребения частью д аю т обычные и для ольвийского
некрополя типы , частью носят характер курганны х
погребений с деревян н ы м и сооруж ениями ш атрового
типа. И нвентарь этих последних почти не д ает вещ ей
восточного происхож дения и представляет смесь гре­
ческого и м п орта и местны х продуктов.
Поселения у устьев Д н еп р а и Буга в этом отнош е­
нии р азн ятся от старей ш и х погребений Киевщ ины и
П олтавщ ины только тем, что в последних отсутству­
ют погребения греческого ти п а и в погребениях м ест­
ны х греческие вещ и более редки. Но там , в Киевщ ине
и П олтавщ ине, к а к и в Подолии, некрополи связан ы
с городищ ами, п равд а, иного х а р ак те р а и гораздо бо­
лее крупны х разм еров. В есьм а вероятно поэтому, что
ски ф ам и население земледельческих местностей по
течению Д н еп р а н азван о только постольку, поскольку
эти местности принадлеж али к скиф ской д ер ж ав е и
господствую щ ие классы либо состояли из подлинных
скиф ов, усвоивш их себе в известной мере уклад м ест­
ной ж и зн и и местную культуру, либо п рин адлеж а к
местному населению , усвоили себе до некоторой сте­
пени ски ф ски й уклад ж и зни , то есть слились со с к и ф ­
ской аристократией.
Почему, однако, при этих условиях Геродот тем
не менее н азы в ает ж ителей ниж него течения Д н еп ра
скиф ам и, а племена за порогами выделяет, опреде­
ленно у к азы в ая н а их н ески ф ское происхож дение, не­
смотря н а то, что в них элементов восточного уклада,

172
к а к д о к азы в ает археологическое расследование, боль­
ше, - остается непонятны м. Возможно, что ольвийцы,
им евш ие дело со скиф ам и, своими ближ айш им и со­
седям и, н азы вали а ргіогі и все население скиф ски м ,
м еж ду тем к а к более отдаленные и менее им знаком ы е
племена вы ш е по Д непру сохраняли для них свою н а ­
циональную индивидуальность.
Х арактерно, однако, что и здесь, к а к п оказы ваю т
погребения, вы сш ий класс населения состоял из во­
оруж енны х конны х ры царей, по всей вероятности
входивш их в состав управляю щ ей государством воен­
ной касты . Племенной ее состав мог быть, конечно, и
не чисто скиф ски м .
Земледелие, однако, в р яд ли было господствую ­
щ им зан яти ем приднепровского населения. Геродот
определенно говорит о части скиф ов-земледельцев,
которы е сам и ж и вут скотоводческим укладом, а хлеб
п роизводят только для продаж и, а не для потребления
себе. Это очень характерн о для определения влияния,
которое оказы вал а Ольвия с ее хлебным экспортом н а
местное население, и позволяет думать, что часть н а ­
селения П риднепровья была действительно скиф ам и-
кочевн и кам и , воспри н им авш им и от местного населе­
ния и греков новы е н авы ки земледельческого быта.
При этом предполож ении еще более понятны м будет
определение всего населения Геродотом к а к скиф ов.
И нтересно, что Геродот отм ечает чисто земледель­
чески й образ ж и зн и для гелонов, которы х греки сме­
ш ивали с будинами, - IV, 109: «...а Гелоны, н апротив,
зани м аю тся земледелием, питаю тся хлебом, имею т
сады и нисколько не похожи н а Будинов ни слож ени­
ем, ни цветом кож и. У эллинов, п р авд а, и Будины н а ­
зы ваю тся Гелонами, но это неправильно» (8С. I. С. 42).

173
3 x2

Содержание
Русская античность М.И. Ростовцева
(Вместо п реди слови я)..............................................................3
К раткий обзор трудов М.И. Ростовцева
по и р а н и с т и к е ....................................................................... 14
П исьменная л и тература................................................ 14
Археологические источники
(Труды по археологии).....................................................39
М.И. Ростовцев об этногенезе и ран ски х народов .... 56
Ш трихи к политической истории скиф ов и
с ар м ато в .................................................................................... 68
Д ои ран ский и догреческий юг Р о сси и ......................68
С к и ф ы ................................................................................... 71
С а р м а т ы ............................................................................... 80
Государственный строй и социальные о тн о ш ен и я....85
М.И. Ростовцев о быте и культуре иранских
н а р о д о в ..................................................................................... 96
Вопросы б ы т а ..................................................................... 96
Религиозные воззрен и я и свидетельства
артеф актов из к у р ган о в ................................................. 98
П еремены в культуре.................................................... 108
«Звериный стиль»........................................................... 113
М.И. Ростовцев о степени и ран и зац и и греческого
м и р а П ри ч ер н о м о р ья....................................................... 118
З а к л ю ч ен и е .......................................................................... 133
Л и те р ат у р а........................................................................... 137
П риняты е со к р ащ ен и я ..................................................... 143
П рилож ение.......................................................................... 144

174
НАУЧНО-ПОПУЛЯРНОЕ ИЗДАНИЕ

ЧИБИРОВ АЛЕКСЕЙ ЛЮДВИГОВИЧ

ИРАНСТВО
КАК ПРЕДЧУВСТВИЕ

Корректор И.Г. Д з у ц е в а
Тех. редактор Е.Н . М аслов
Оформление обложки Д .А . Д ж иоева
Компьютерная верстка Д .А . Д ж иоева

Подписано в печать 30.11.2016. Формат 60x84 V


Уел. печ. лист. 10,5. Гарнитура ВоокОІё 8іу1е.
Бумага 65 гр. Печать цифровая.
Тираж 300 экз. Заказ №209.

Отпечатано ИП Цопановой А.Ю.


362002, г. Владикавказ, пер. Павловский, 3