Вы находитесь на странице: 1из 2

Диссиде́нты в СССР — граждане СССР, открыто выражавшие свои политические взгляды,

которые существенно отличались от господствовавшей в обществе и государстве


коммунистической идеологии и практики, за что многие из диссидентов подвергались
преследованиям со стороны властей.
Особое место внутри диссидентского мира занимало правозащитное движение. С середины 1960-
х по начало 1980-х гг. данное направление независимой гражданской активности абсолютно
доминировало на общественной сцене.
Среди диссидентов были люди самых разных взглядов, объединяла же их главным образом
невозможность открыто высказывать свои убеждения. Единой «диссидентской организации» или
«диссидентской идеологии», объединяющих большую часть диссидентов, никогда не
существовало, но диссидентские организации формировались.
Деятельность советских диссидентов
Фактически сложились два основных направления диссидентского противостояния тоталитарному
режиму.
Первое из них ориентировалась на поддержку извне СССР, второе — на использование
протестных настроений населения внутри страны.
Деятельность, как правило — открытая, некоторой части диссидентов, в основном — московских
правозащитников, строилась на апелляции к зарубежному общественному мнению, использовании
западной прессы, неправительственных организаций, фондов, связей с политическими и
государственными деятелями Запада.
Вместе с тем, акции значительной части диссидентов являлись либо просто формой стихийного
самовыражения и протеста, либо формой индивидуального или группового сопротивления режиму
— Всероссийский социал-христианский союз освобождения народа, Группа революционного
коммунизма, Валентин Соколов, Андрей Деревянкин, Юрий Петровский и другие. В частности,
это второе направление выражалось в создании разного рода подпольных организаций,
ориентированных не на связи с Западом, а исключительно на организацию сопротивления внутри
СССР.
Диссиденты направляли открытые письма в центральные газеты и ЦК КПСС, изготавливали и
распространяли самиздат, устраивали демонстрации (например, «Митинг гласности»,
Демонстрация 25 августа 1968 года), пытаясь довести до общественности информацию о реальном
положении дел в стране.
Начало широкого диссидентского движения связывают с процессом Даниэля и Синявского (1965),
а также с вводом войск Варшавского договора в Чехословакию (1968).
Большое внимание диссиденты уделяли «самиздату» — изданию самодельных брошюр, журналов,
книг, сборников и т. д. Люди сами печатали на машинках неразрешённую литературу и таким
образом распространяли её по Москве, а потом и по другим городам. «„Эрика“ берёт четыре
копии, — пел в своей песне Александр Галич. — Вот и всё. И этого достаточно!» — это сказано
про «самиздат»: «Эрика», пишущая машинка, стала главным инструментом, когда не было ещё ни
ксероксов, ни компьютеров с принтерами (ксероксы в 1970-x годах начали появляться, но только
для учреждений, причём все работающие на них были обязаны вести учёт количества
распечатанных страниц). Кое-кто из тех, к кому попадали первые копии, заново перепечатывали и
тиражировали их. Так распространялись диссидентские журналы. Помимо «самиздата», был
распространён «тамиздат» — издание запрещённых материалов за границей и их последующее
распространение на территории СССР.
Отношение властей к диссидентам
Советское руководство принципиально отвергало идею существования какой-либо оппозиции в
СССР, тем более отвергалась возможность диалога с диссидентами. Напротив, в СССР
провозглашалось «идейное единство общества»; диссидентов же именовали не иначе как
«отщепенцами».
Так, председатель КГБ СССР Ю. В. Андропов, выступая на пленуме ЦК КПСС 27 апреля 1973 г.,
заявлял, что, по имеющимся сведениям, в условиях разрядки западные спецслужбы изменили
свою тактику работы, направленной на подрыв социалистической системы, перейдя от «лобовой
атаки», прямой проповеди антисоветизма и антикоммунизма, к попыткам «эрозии» социализма,
возбуждения негативных процессов, которые бы «размягчали, а в конечном счёте ослабляли
социалистическое общество». В связи с этим, по его словам, КГБ известны планы западных
спецслужб активизировать работу по «установлению контактов с разного рода недовольными
лицами в Советском Союзе и созданию из них нелегальных групп», а впоследствии — по
превращению таких групп в «организацию сопротивления», то есть в действующую оппозицию.
Преследование дессидентов
Преследования, которым подвергались советские диссиденты, заключались в увольнениях с
работы, исключении из учебных заведений, арестах, помещении в психиатрические больницы,
ссылках, лишении советского гражданства и выдворении из страны.
Некоторых диссидентов объявляли общественно опасными душевнобольными, применяя к ним
под этим предлогом меры принудительного лечения. В 1970-е — 1980-е годы карательная
психиатрия привлекала власти отсутствием необходимости создавать видимость законности,
требуемой при судебном разбирательстве.
Письма западных деятелей в поддержку диссидентов умышленно оставлялись без ответов.
Например, в 1983 г. тогда уже Генеральный секретарь ЦК КПСС Ю. В. Андропов дал специальное
указание не отвечать на письмо федерального канцлера Австрии Бруно Крайского в поддержку
Юрия Орлова.
Влияние и итоги
Деятельность диссидентов привлекала внимание зарубежной общественности к нарушениям прав
человека в СССР. Требования освобождения советских политических заключённых выдвигались
многими зарубежными политиками, включая даже некоторых членов зарубежных
коммунистических партий, что вызывало обеспокоенность советского руководства.
К началу 1980-х годов, по свидетельству самих бывших участников диссидентского движения, с
диссидентством как более или менее организованной оппозицией было покончено.