Вы находитесь на странице: 1из 4

Лингвистическая философия В. фон Гумбольдта.

Из ранних его работ было исследование грамматики баскского языка и вообще


положение языка басков в Европе. Именно Гумбольдт впервые выстроил догадку, что
можно обнаружить определенную преемственность или какие-то отдаленные
генетические связи между баскским и некоторыми языками Кавказа, в частности
грузинского.

В 1820 году издает работу о сравнительном изучении языков, где он собственно изложил
свои основные взгляды на происхождение и развитие языка как такового. В конце 20х
годов Г. составил обширный план исследования языков совершенно экзотических от
острова Суматры до острова Пасхи в Тихом океане. И стал всячески собирать самый
разный материал.

Философскими основами лингвистической концепции Г. явились идеи, прежде всего,


немецких философов. Это Кант, Гегель и эстетик Шелер. Г. весьма внимательно изучал
работу Канта «Критика чистого разума». Вещи в себе воздействуют на наши органы чувств
и вызывают ощущение, но в принципе вещи в себе непознаваемы, и, продолжая мысль
Канта, Г. писал, что нам не дано познать форму языка во всей ее целостности.

Следующий философ, который повлиял на Г., был, конечно, Гегель, с его феноменологией
духа и представлениями об особой идее, которая проходит определенные стадии, в
частности воплощаясь в духе народа. Переводя идеи Гегеля на язык филологии, Г. писал о
том, что дух народа и язык народа это одно и то же.

Он постоянно воспроизводит ее в своих сочинениях и пишет о том, что существовало


2 этапа в развитии языка. Древние языки, на которых говорили народы в раннем
состоянии, и, по его мнению, эти языки достигли весьма высокой степени развитии. Далее
он пишет, что с прогрессом цивилизации в обществе и государстве, языки стали более
бедными и менее расчлененными. Это теория двух периодов в жизни любого языка,
весьма характерна для идей Г.

Как же Г. понимал связь языка и народного духа и что такое вообще народный дух? Дух
народа так сказать довольно много уделяет места этому, это психический склад народа,
его образ мысли, философия, наука, искусство, памятники литературы, в общем, всё, что
определяет мировоззрение соответствующего народа. А это мировоззрение в свою
очередь находит отражение в языке. Дух народа и язык теснейшим образом связаны друг
с другом.

Язык писал Г. , любой язык, описывает вокруг народа, который на нем говорит, некий
замкнутый круг и из пределов этого круга можно выйти если только вступаешь в
другой круг.

Язык, по мнению Г., образованный из понятий и представлений определенной части


человечества выступает как деятельность, это не вещь, писал он, не какой-то мертвый
продукт, а деятельность. Не продукт порождения, а деятельность. Деятельность,
связанная с обществом.
А раз это деятельность, связанная с обществом, то это коллективное явление, социальное
и язык как явление коллективное воздействует на индивида. Поэтому в языке заложено
противоречие, это одновременно нечто общественное и нечто индивидуальное.

Еще одной заслугой Г. Является создание знаковой теории языка.


Совершенствовал знаковую теорию языка. Язык – и отражение, и знак. Слово –знак отдельного
понятия. Чтобы слово стало словом, оно должно представлять собой единство звука и понятия.

Слово является не эквивалентом чувственно воспринимаемого предмета, а пониманием


этого предмета. Если значение слова мотивировано пониманием предмета, то есть его
понятием, то звуковая форма произвольна.

Один из первых ученых, указавших на системный характер языка. Основная задача языкознания
– изучение каждого известного языка в его связи и отношении к другим языкам, части через целое
и целое через часть. В языке нет ничего единичного. Язык можно сравнить с широкой тканью, в
которой каждая нить переплетена со всеми другими. Это идеи системного подхода к языку,
позднее выраженные де Соссюром.

Попытки Гумбольдта различать язык и речь. Язык – совокупность продуктов речи (отличается от
отдельных актов речевой деятельности).

Люди как бы говорят на одном языке, но, в то же время, у каждого человека свой
язык, и поэтому нужно изучать живую разговорную речь и различать общеразговорное и
речь отдельного индивида.

Очень значительное место в учении Г. занимало его учение о внутренних формах


языка.

Одно из самых сложных и, по мнению Г., одно из самых важных в его учении.
Но прежде всего в своих работах, он указывает, что язык состоит из
множества элементов, любой язык. Множество слов, правил, всяких
аналогий разнообразных исключений и тд. Что-то есть, что объединяет эти
части в единое функционирующее целое. Вот это что-то, соединяющее части
в целое, и есть форма языка.

Внешняя форма является звуковой формой и представляет внешний,


материальный аспект.
Внутренняя – организация различных психических субстанций, внутренняя
форма для него - это специфичный для данного языка способ объединения
звукового материала и психического содержания, духа народа.

«Язык с одной стороны - некая идеальная сущность, находящаяся в умах и душах


говорящих на нем людей, с другой - социальное явление, он развивается и существует
только в обществе. Формой существования языка является его непрерывное
развитие. Язык – не мертвый продукт, а созидательный процесс. Язык системен,
каждый отдельный в нем элемент существует только как часть целого».
Он отмечал, что язык одновременно и отражение, и знак, поэтому любое слово -
двойное единство: звука и понятия. Язык отличается от речевой деятельности. Люди как
бы говорят на одном языке и в то же время у каждого человека свой язык.

• Предложил конкретную классификацию, установив наличие языков, которые ранее не


учитывались.

Флективный тип: основной грамматический способ – аффиксация, причём использование


не только внешней, но и внутренней флексии; флексии многозначны.

Агглютинативный тип: языки используют стандартные однозначные аффиксы (послелоги)


для присоединения к неизменяемым корням и основам для образования новых слов или
грамматических форм одного и того же слова.

Изолирующий тип: слова не изменяются, части речи разграничены слабо, слова кратки,
преимущественно односложны.

Инкорпорирующий (полисинтетический) тип: слова-предложения образуются путём


объединения корней-основ и служебных элементов.

• Антиномии Гумбольдта.

Антиномия - диалектическое противоречие, оно обязательно для языка.


1. Антиномия языка и мышления: с одной стороны, язык – орган, образующий
мысль, без языка невозможно образование понятий, а понятие – индивидуальная
физиономия слова. С другой стороны, дух человека стремится освободиться от диктата
языка, слова стесняют внутренние чувства, это и обогащает язык средствами выражения и
позволяет ему развиваться.
2. Антиномия произвольности знака и мотивированности элементов языка : слова –
знаки понятий, слова обличены в звуковую форму, при этом звуки и понятия различны по
природе (у русских стол, у англ. Table – это совершенно случайные вещи, что доказывает
произвольность языковых знаков). С другой стороны, элементы языка всегда
мотивированы, обязательно есть какая-то система. Отношения между формой и понятием
обусловлены внутренними логическими закономерностями, характерными для языка.
3. Антиномия объективного и субъективного: по отношению к познаваемому язык
субъективен, по отношению к человеку – объективен. Этого противоречия никак нельзя
избежать. Язык мне принадлежит, потому что я воспроизвожу его собственной
деятельностью, но т к я воспроизвожу его так, а не иначе, таким образом, как говорили
все поколения, передававшие его друг другу до наст. времени, то меня, конечно, сам язык
ограничивает. С другой стороны, то, чем он ограничивает, это принадлежит мне наравне
со всеми, так что в каждый данный момент моего индивидуального существования я
привязан к языковому коллективу. Язык непрерывно переходит от индивидуального к
всеобъемлющему.
4. Антиномия языка как деятельности и как продукта деятельности : Язык нельзя
представлять себе в виде мертвого продукта. Это только деятельность, и он вечно
возрождается в этой деятельности по своим законам. Язык всегда что-то преходящее, а не
статичное. Постоянное развитие – главная основа существования языка.
5. Антиномия устойчивости и движения : Язык вечно изменяется, вместе с тем он
необыкновенно устойчив. Поэтому мы можем понимать речь предшествующих
поколений, но понимаем, что она не вполне такая, как у нас.
6. Антиномия целого и единичного в языке : Язык одновременно принадлежит и
отдельному человеку, и всему говорящему коллективу. Всякий язык раскрывается лишь в
своем живом употреблении в речи говорящего, отсюда необходимость изучения живого,
народного употребления. Не надо зацикливаться на изучении мертвых языков.
7. Антиномия индивидуального и коллективного: Язык не может быть
произвольным творением отдельного человека, он всегда принадлежит целым народам.
Но языки можно одновременно считать творением народов и творением отдельных
личностей. Язык отражает мировоззрение человека, но человек зависит от коллектива, к
к-му принадлежит. Поэтому язык как деятельность предполагает усилия как говорящего,
так и слушающего.
8. Антиномия языка и речи : логически вытекает из предыдущей. Язык как целое
отличен от отдельных актов речевой деятельности, вместе с тем у них есть некий общий
знаменатель.
9. Антиномия понимания и непонимания: дала начало целому ряду лингвистических
теорий 20 и 21 веков. Окончательную определенность слова получают только в речи
отдельного лица. Но говорящий и слушающий воспринимают одну и ту же вещь с разных
сторон, вкладывают несколько различное индивидуальное содержание в одно и то же
слово. Поэтому понимание друг друга всегда относительно.