Вы находитесь на странице: 1из 746

труды

ПО РОССИЙСКОЙ ИСТОРИИ
Ю. Г. АЛЕКСЕЕВА
Т. 1 -

и з д а т ель с т в о
о л е г/а^Гб ы ш к о
Юрий Георгиевич
АЛЕКСЕЕВ
( 1926- 2017)
Ю. Г. АЛЕКСЕЕВ

ВОЕННАЯ
ИСТОРИЯ
ДОПЕТРОВСКОЙ
РОССИИ
Вступительная статья:
К. В. Петров, С. В. Стрельников, Н. В. Штыков

Научное издание

и з д а т е ль с т в о
оле ышко

Санкт-Петербург
2018
УДК 355/359(091)
ББК 63.3(2)4-68
А471

Ю. Г. Алексеев
А 4 7 1 Военная история допетровской России. — Вступит, статья: К. В. Петров,
С. В. Стрельников, Н. В. Штыков. — Научное издание. — СПб.: «Издатель­
ство Олега Абышко», 2018. — 752 с.

ISBN 978-5-6040487-1-9

В книгу вошли все основные работы замечательного советского и


российского историка Юрия Георгиевича Алексеева (1926-2017), по­
священные военной истории России допетровской эпохи. В издании
представлены монография «Походы русских войск при Иване III» и курс
лекций «Русское войско и военное искусство IX-XVII вв.». Кроме того,
книга содержит 11 статей, изданные в малодоступных сегодня сбор­
никах. Все публикуемые исследования объединены единым научным
подходом и общей идеей становления и развития отечественного во­
енного искусства. В фокусе авторского внимания также история созда­
ния централизованной системы управления войсками. Ю. Г. Алексеев
показывает, как на протяжении веков, в связи с изменениями системы
органов власти и увеличения территории будущего Российского госу­
дарства, менялись принципы управления войсками, как и сама органи­
зация русской армии. В книге наиболее подробно рассматривается
эпоха Ивана III — ключевой этап в процессе формирования общерос­
сийского государства и изменений в системе управления его вооружен­
ными силами.
Издание предназначено для историков, преподавателей, студентов
вузов, а также для всех интересующихся отечественной историей.

ISBN 978-5-6040487-1-9

© Ю. Г. Алексеев, наследники, 2017


© «Издательство Олега Абышко» (Санкт-Петербург),
подготовка текста к изданию, оригинал-макет, худо­
жественное оформление, 2018
© К. В. Петров, С. В. Стрельников, Н. В. Штыков, всту­
785604 048719 пительная статья, 2018
Ю рий Георгиевич Алексеев
и его труды по военной истории
Юрий Георгиевич Алексеев,1замечательный специалист по истории
России XIV-XVI вв. (главным образом, по истории землевладения, кресть­
янства, государства и права, политической и военной истории), родился
15 апреля 1926 г. в Ленинграде. Его отец Георгий Михайлович Алексеев
(1888-1942), юрист по образованию, был инженером и в 30-е гг. занимался
постройкой кораблей. Свою любовь к флоту он передал сыну, что впослед­
ствии и предопределило поступление Ю. Г. Алексеева в морское училище.
Сам Юрий Георгиевич позднее вспоминал, что с детства у него было два
увлечения— флот и история. Мама Ю. Г. Алексеева, Наталия Генриховна
(Андреевна), урожденная Берг (1890-1967), выпускница Елизаветинского
института, была преподавателем французского языка. Позднее учителя и
коллеги не раз будут отмечатьхорошее знание Ю. Г. Алексеевым иностран­
ных языков и, как следствие, знакомство с литературой западноевропейских

10 биографии Ю. Г. Алексеева см.: Петров К. В. 1) Предисловие//Юрий


Георгиевич Алексеев:К 75-летию со дня рождения: Библиографический указатель
трудов, 1960-2000/Сост. К. В. Петров. СПб., 2001. С. 4—7; 2) Он оке. Юрий Ге­
оргиевич Алексеев и его путь в истории //Российское государство XIV—XVII вв.:
Сб. статей, посвященный 75-летию со дня рождения Ю. Г. Алексеева/Отв. ред.
А. П. Павлов. СПб., 2002. С. 6-30; Кривошеев Ю. В., Штыков Н. В. К 75-летию
Юрия Георгиевича Алексеева//Университетский историк. Вып. 1. СПб., 2002.
С. 193-198; Аракчеев В. А., Стрельников С. В. Юрий Георгиевич Алексеев//
Исследования по истории средневековой Руси: К 80-летию Юрия Георгиевича
Алексеева/Отв. ред. А. Ю. Дворниченко. М.; СПб., 2006. С. 5—24; Фетищев С. А.
Юрий Георгиевич Алексеев— руководитель студенческого научногосеминара//
Там же. С. 28-32; Штыков Н. В. Юрий Георгиевич Алексеев — профессор
Санкт-Петербургского государственногоуниверситета//Русскоесредневековье:
Сб. статей в честь профессора Ю. Г. Алексеева/Отв. ред. А. Ю. Дворниченко.
М., 2012. С. 3-9; КромМ.М. Компаративистика в творчестве Ю. Г. Алексеева//
Грани русского Средневековья: Сб. статей к 90-летию Ю. Г. Алексеева. М., 2016/
Редколл.: М. М. Кром, К. В. Петров, С. В. Стрельников, Н. В. Штыков. С. 3-10.
6 Петров К. В., Стрельников С. В., Штыков Н. В.

стран, что позволяло ему широко пользоваться в своих исследованиях срав­


нительно-историческим методом. Следует отметить, что в роду Алексеевых
уже были знаменитые историки. Родным дядей Ю. Г. Алексеева был из­
вестный востоковед-китаист академик Василий М ихайлович Алексеев
(1881-1951), женатый на дочери выдающегося русского историка Михаила
Александровича Дьяконова (1855-1919).
После первой суровой блокадной зимы Юрий Георгиевич был вместе
с мамой эвакуирован в Тбилиси, где осенью 1943 г. его призвали в армию.
В сентябре 1945 г. он стал курсантом Каспийского высшего военно-мор­
ского училища, а спустя год перевелся в Ленинград в Высшее военно-мор­
ское училище им. М. В. Фрунзе, поокончании которогослужил на кораблях
ВМ Ф СССР. После тяжелого ранения, полученного при исполнении слу­
жебных обязанностей, старший лейтенант Ю. Г. Алексеев в ноябре 1953 г.
уволился в запас.
Однако прерванная военно-морская карьера не сломила Ю. Г. Алексее­
ва. Еще в 1949г. он поступил экстерном на исторический факультет Ленин­
градского государственного университета (ныне — Санкт-Петербургский
госуд арственный университет), который с отличием закончил в 1954г. Здесь
начинающий историк познакомился со многими своими будущими колле­
гами и друзьями. Его научным руководителем и Учителем на многие годы
станет Иван Иванович Смирнов— большой специалист по истории России
XV-XVIIbb.
В эти ж е годы Юрий Георгиевич знакомится со своей будущей супругой
Марией Андреевной (1930-2011), правнучкой Воина Андреевича Римско­
го-Корсакова, знаменитого контр-адмирала и гидрографа, брата компози­
тора Н. А. Римского-Корсакова. Будучи крупным специалистом по истории
русской графики XVIII в., кандидатом искусствоведения, она подготовит
в стенах Русского музея немало искусствоведов. Но это будет позднее.
А тогда, в начале 1952 г., Юрий Георгиевич пред ложит ей руку и сердце...
В последующие годы в семье Алексеевых появятся дети: Андрей, Марина,
Надежда.
В ноябре 1957 г. Ю. Г. Алексеев будет зачислен в аспирантуру Ленин­
градского отделения Института истории Академии наук СССР (сокращен­
но — ЛОИИ). Именно здесь под началом И. И. Смирнова и произойдет
окончательное становление Юрия Георгиевича как историка, раскроются
многие грани его яркой и индивидуальной исследовательской натуры.
В 1963 г. Ю. Г. Алексеев защитил канди датскую диссертацию по зем­
левладению Переяславского уезда X V — начала XVI вв., в 1980 г. — док-
Юрий Георгиевич Алексеев и его труды по военной истории 7

горскую диссертацию по Псковской судной грамоте. Опубликованные на


их основе монографии еще при жизни автора войдут в «золотой фонд»
отечественной историографии.
Наряду с работой в ЛОИИ, Юрий Георгиевич стал заниматься и пре­
подавательской деятельностью. Так, в 80-е гг. он читал лекции и вел се­
минары в Ленинградском государственном педагогическом институте
им. А. И. Герцена (ЛГПИ). В 1992 г., после 35 лет работы, Юрий Георги­
евич покидает Л ОИИ и переходит в СПбРУ на кафедру истории России,
одновременно завершая преподавать и в ЛГПИ. Еще долго студенты из
Герценовского института будут посещать семинар Ю. Г. Алексеева на
историческом факультете СПбГУ Собственно, семинар как бы перешел
из стен одного вуза в другой, пополнившись при этом новыми слушателя­
ми и учениками. Атмосфера свободного ведения дискуссий сочеталась с
академической манерой научного семинара. Семинар был открыт для всех
желающих. Детальный разбор на семинаре доклада выступавшего за­
частую становился отправной точкой для многих начинающих исследо­
вателей. Не менее интересными оказывались и лекции Ю. Г. Алексеева.
В ходе них слушателям раскрывалась «кухня» исторической науки, твор­
ческая «лаборатория» исследователя. Ход рассуждений Ю рия Георгие­
вича зачастую позволял увидеть трудноразрешимые вопросы историче­
ской науки с различных, иногда неожиданных, ракурсов, предлагая порой
несколько вариантов решения дискуссионных проблем.
На фоне переломных событий в истории нашей страны рубежа 8 0 -
90-х гг. XX в., связанных с распадом советской государственности, выходит
серия книг, посвященных политической истории России второй половины
XV в. и личности Ивана III — «Государя всея Руси», при котором произо­
шло объединение русских земель: «Освобождение Руси от Ордынского
ига» (Л., 1989), «Государь всея Руси» (Новосибирск, 1991), «“К М оскве
хотим”: Закат боярской республики в Новгороде» (СПб., 1991) и «Под
знаменами Москвы. Борьба за единство Руси» (М., 1992). Все они рас­
крывают процесс создания единого Русского государства, выработки ме­
ханизмов, позволявших регулировать неизбежную общественную борьбу
и обеспечивать баланс между справедливостью в ее христианском пони­
мании и политической целесообразностью.
Проблеме становления государственных и правовых институтов X IV -
XV вв. посвящены такие работы Ю. Г. Алексеева, как «У кормила Россий­
ского государства: Очерк развития аппарата управления X IV -X V вв.»
(СПб., 1998) и «Судебник Ивана III. Традиция и реформа» (СПб., 2001).
8 Петров К. В., Стрельников С. В., Штыков Н. В.

От изучения внутренней политики складывающегося Русского госу­


дарства Ю. Г. Алексеев переходит к исследованию его внешней политики.
И здесь на первый план выходит военная история России, чему были посвя­
щены его последние книги — «Походы русских войск при Иване Ш» (СПб.,
2007) и «Русское войско и военное искусство IX—XVII вв.» (СПб., 2015).
В последние годы Ю. Г. Алексеев сосредоточился на изучении военно-
морской истории России. Им планировался цикл работ о деятельности
адмирала Ф. Ф. Ушакова... Однако 13 апреля 2017 г. Ю рия Георгиевича
не стало... Похоронен Юрий Георгиевич Алексеев на Смоленском клад­
бище Санкт-Петербурга рядом с могилой своей супруги М арии Андре­
евны.

•к к к

В 2007 г. увидела свет монография Ю. Г. Алексеева «Походы русских


войск при Иване ПЬ.' Исследование Ю рия Георгиевича стало важным
событием в науке и не осталось незамеченным в отечественной12 и зару­
бежной историографии.3Главное направление исследования заключалось
в последовательном рассмотрении военной истории Руси эпохи Ивана III
и в изучении формирования во второй половине XV в. принципиально
нового института управления великокняжеским войском.
Книга Ю. Г. Алексеева о походах русских войск при Иване III стала
логичным завершением исследования процессов трансформации инсти­
тутов власти в связи с новыми социальными, политическими и экономи­
ческими условиями, в которых пребывало великое княжество Московское
во второй половине XV в. Вместе с тем, книга Ю. Г. Алексеева оказалась
на оживленной магистрали отечественных исторических исследований.

1Алексеев Ю. Г. Походы русских войск при Иване III. СПб., 2007


2 Курбатов О. А. О новой книге Ю. Г. Алексеева. Рец.: Алексеев Ю. Г. По­
ходы русских войск при Иване Ш. СПб.,2 0 0 7 //Единорогъ. Материалы по военной
истории Восточной Европы эпохи Средних веков и раннего Нового времени.
Вып. 2. М., 2011. С. 522-528; ФилюижинА. И. Рецензия на книгу: Алексеев Ю. Г
Походы русских войскпри Иване Ш. СПб.,2007//Русский сборник: Исследования
по истории России. М., 2010. Т. 9. С. 260-263.
3См. обзорную работу К. Стивенс, посвященную ряду книго военной истории
России, в том числе и о работе Ю. Г. Алексеева: Stevens С. В. Pokhody russkikh
voisk pri Ivane III (The Campaigns of the Russian Armies under Ivan III), land other]
(review) //Kritika. Explorations in Russian and Eurasian History. N. S. 2010. Vol. 11.
N 4.P. 889-901.
Юрий Георгиевич Алексеев и его труды по военной истории 9

Одним из направлений научных исследований, которое отличает отече­


ственную историческую науку начала XXI в., является усиление внимания
к проблемам военной истории. В значительной степени этот тревд проявил­
ся в исследованиях по военной истории Византии1 и восточных стран.12
В меньшей степени военная история привлекает внимание медиевистов,
исследователей европейского средневековья (и т. н. «раннего Нового
времени»).3

1МахлаюкА. В. Армия Римской империи. Очерки традиций и ментальности.


Нижний Новгород, 2000; Он же. Солдаты Римской империи. Традиции военной
службы и воинская ментальность. СПб., 2006; Кучма В. В. Военная организация
Византийской империи. СПб., 2001; Парфенов В. Н. Император Цезарь Август:
армия, война, политика. СПб., 2001; Рубцов С. М. Легионы Рима на Нижнем
Дунае. Военная история римско-дакийских войн (конец I — начало II в. н. э.).
СПб., 2003; Шувалов П. В. Секрет армии Юстиниана. Восточно-римская армия
в 491-641 гг. СПб., 2006; Горончаровский В. А., Виноградов Ю. А. Военная
история и военное дело Боспора Киммерийского (VI в. до н. э. — середина III в.
н. э.). СПб., 2008; Банников А. В. Римская армия в IV столетии (от Константина
до Феодосия). СПб., 2011; Банников А. В., Морозов М. А. Византийская армия
(IV—XII вв.). СПб., 2013; Мохов А. С. Византийская армия в середине VIII —
середине 1Хв.: развитие военно-административных структур. Екатеринбург, 2013.
2 Васильев В. Н. Вооружение и военное дело кочевников Южного Урала в
VI—II вв. до н. э. Уфа, 2001; Никаноров В. П., Худяков Ю. С. «Свистящие стрелы»
Маодуня и «Марсов меч» Аттилы. Военное дело азиатских хунну и европейских
гуннов. СПб.; М., 2004; Худяков Ю. С. Золотая волчья голова на боевых знаменах.
Оружие и войны древних тюрок в степях Евразии. СПб., 2007; Нефедкин А. К.
Военное дело чукчей (середина XVII — начало XX вв.). СПб., 2003; Он же.
Под знаменем дракона. Военное дело сарматов во II в. дон. э. — V b . н .э . СПб.;
М., 2004; Он же. Военное дело сарматов и аланов (по данным античных источ­
ников). СПб., 2011; Онже. Победители легионов. Военное дело готов. М., 2012.
3Александров С. Е. Немецкий наемник конца XV — середины XVII вв.: гра­
ни ментальности//Военно-историческая антропология— 2002. М., 2002. С. 83-
112; Новоселов В. Р. Обычаи войны XVI в. и мотивация поведения наемных
соддат//Там же. С. 113-130; Он же. Проблемы западноевропейской военной
организации в эпоху раннего Нового времени//Мир и война: культурные кон­
тексты социальной агрессии. Выборгские чтения (1). М., 2005. С. 27-38; Бику-
нов В. Ю. Вооруженные силы Англии в конце XVI— начале XVII вв. //Известия
РГПУ. Общественные и гуманитарные науки. 2008. Вып. 85. С. 106-111; Косты-
рев В. Г Представления о платной военной службе в эпоху Столетней войны:
Автореф. дис. канд. ист. наук. М., 2010; Калмыкова Е. В. Образы войны в
исторических представлениях англичан позднего Средневековья. М., 2010; Муха-
метсалимов П. Р. Военная организация англосаксонского общества (IX—XI вв.):
Автореф. дис.... канд. ист. наук. Саратов, 2012; Козлов М. Е. Развитие военной
10 Петров К. В., Стрельников С. В., Штыков Н. В.

Следует отметить, что в европейской исторической науке проблемы


военной истории никогда не оставались без внимания, но в значительной
степени военная история рассматривается в контексте экономического
развития и технических инноваций.1Подобный акцент также лежит в ос­
нове зарубежных исследований по военной истории России XVI-XVII в.*12
Другое направление исследований традиционно связано с изучением во­
енного фактора в территориальном расширении России.3 Но только в
XXI в. в зарубежных исследованиях появилось отчетливое стремление к
изучению системы управления войсками и развитию военного искусства.4

системы Англии в правление династии Тюдоров в XVI в.: Автореф. дис.... кавд.
ист. наук. Брянск, 2013.
1Cipolla С. М. Guns, Sails, and Empires: Technological Innovation and The Early
Phases of European Expansion 1400-1700. N.Y.: Pantheon Press, 1965; War and
Economic Development: Essays in Memory of David Joslin / Ed. by J. M. Winter.
Cambridge: Cambridge University Press, 1975; War in Society: Historical Essays in
Honour and Memory of J. R. Western. 1928-1971 /E d. by M. R. D. Foot. L.: Elek
Books, 1973; HowardM. War in European History. Oxford: Oxford University Press,
1976; Parker G. The Military Revolution. Military Innovation and the rise of the West,
1500-1800.2nd ed. Cambridge: Cambridge University Press, 1996; Prestwick M.
Armies and Warfare in the Middle Ages. The English Experience. New Haven; L.: Yale
University Press, 1996; Der Krieg im Mittelalter und in der Fruhen Neuzeit: Grunde,
Begrundungen, Bilder, Brauche, Recht/Hrsg. H. Brunner. Wiesbaden, 1999; Krieg
im Mittelalter/Hrsg. H.-H. Kort m. Berlin, 2001; Glete J. War and the State in Ear­
ly Modern Europe: Spain, the Dutch Republic, and Sweden as fiscal-military states,
1500-1660. L.; N.Y.: Routledge, 2002.
2 Hellie R. Enserfment and Military Change in Muscovy. L.: Chicago: Universi­
ty of Chicago Press, 1971; Hellie R. The Costs of Muscovite Military Defense and
Expansion//The Military and Society in Russia 1450—1917/E d. by E. Lohrand
M. Poe. Leiden: Brill, 2002. P. 41 -66; Stevens С. B. Solvency and Service Status: the
Economic Effects of Military Reform, 1678-1682//N e w Perspective on Muscovite
History/Ed. by L. Hughes. N. Y.: St. Martin’s Press, 1993. P. 156-173.
3Stevens С. B. Soldiers on the Steppe: Army Reform and Social Change in Early
Modem Russia. DeKalb: Northern Illinois University Press, 1995; Davies B. Warfare,
State and Society on the Black Sea Steppe, 1500-1700. N. Y.: Routledge, 2007.
4 Brown P. B. The Military Chancellery: Aspects of Control during the Thirteen
Year’s W ar//Russian History. 2002. Vol. 29. N1. P. 19-42; Brown P. B. Tsar Aleksei
Mikhailovich: Muscovite Military Command Style and Legacy to Russian Military
History//The Military and Society in Russia, 1450—1917/E ds. E. Lohr, M. Poe.
Leiden: Brill Publishing, 2002. P. 119—146; Davies B. The Polotsk Campaigns of Ivan
IV and Stefan Bathory: The Development of Military Art During the Livonian W a r//
Балтийский вопрос в конце XV-XVI вв./Отв. ред. А. И. Филюшкин. М., 2010.
С. 106-120 (на англ. яз.).
Юрий Георгиевич Алексеев и его труды по военной истории 11

Изучение военной истории России в отечественной науке также пере­


живает определенный подъем. Появились специализированные издания:
журнал «Старый цейхгауз» («Цейхгауз»), непериодические сборники «Еди-
норогь» и «Военно-историческая антропология», электронный журнал
«История военного дела: исследования и источники»,1изданы исследова­
ния А. В. Малова,12О. А. Курбатова,3И. Б. Бабулина и рада других ученых.4
Од нако практически все они сфокусированы на изучении военной истории
XVI в., в большей степени даже XVII в. З^го обстоятельство представляется
вполне естественным, поскольку таково состояние Источниковой базы —
документы до 1626 г. практически не сохранились.
Книга Ю. Г. Алексеева в данном контексте занимает особое место по
постановке проблем, которые в ней решаются, и по ее результатам. Одна­
ко главным итогом исследования военной истории эпохи Ивана III стало
выяснение вопроса о том, как постепенно в результате роста территории
Московского великого княжества меняется тип руководства военными
силами: от личного участия князя в сражении, выработке им тактических
действий и стратегической политики— к разделению этих функций. Стра­

1См. ссылку: http://www.milhist.info


2Малов А. В. Выборные полки солдатского строя. 1656-1671 гг.:Автореф.
дисс.... канд. ист. наук. М., 2002; Он же. Московские выборные полки солдат­
ского строя в начальный период своей истории. 1656-1671 гг.М.,2006; Онже.
Русско-польская война 1654-1667 гг. М., 2006.
3 Курбатов О. А. Из истории военных реформ в России во 2-й пол. XVII в.
Реорганизация конницы на материалах Новгородского разряда 1650-1660-х гг.:
Автореф. дисс.... канд. ист. наук. М., 2003; Он оке. Военная история русской
Смуты начала XVII в. Изд. 2-е. М., 2014; Он же. Военные реформы в России
второй половины XVII в. Конница. М., 2017.
4 Бабулин И. Б. Князь Семен Пожарский и Конотопская битва. СПб., 2009;
Он оке. Битва под Конотопом. 28 июня 1650 г. М., 2009; Он оке. Борьба за Укра­
ину в гетманство Ивана Выговского: военные события 1658-1659 гг.: Автореф.
дис.... канд. ист. наук. М., 2013; Онже. Каневская битва 16июля 1662 г. М., 2015;
Он же. Борьба за Украину и битва под Конотопом (1658-1659 гг.). М., 2015;
ЛобинА. Н. Битва под Оршей 8 сентября 1514 г. СПб., 2011; Пенской В. В. Во­
оруженные силы России допетровской эпохи: традиции и новации. М., 2002; Он
оке. Военная революция в Европе и вооруженные силы России второй половины
XV—XVIII вв.:от дружины к регулярной армии. М., 2004; Он оке. Русско-крымская
война 1568-1574 гт. Белгород, 2009; Он оке. От Нарвы до Феллина: очерки во­
енной истории Ливонской войны 1558-1561 гг. Белгород, 2014; Он оке. «Центу­
рионы» Ивана Грозного. Воеводы и головы московского войска второй половины
XVI в. М.,2017, идр.
12 Петров К. В., Стрельников С. В., Штыков Н. В.

тегические вопросы военной политики остаются в ведении великого князя


(по выражению Ю. Г. Алексеева, «верховное главнокомандование»), и в
зависимости от них формируются несколько тактических направлений, в
которых принимают участие отдельные полки, командующие которыми
решают сугубо тактические вопросы на данном конкретном направлении
военных действий.
В своей монографии Ю. Г. Алексеев специально оговорил использова­
ние таких терминов, как «главнокомандование», «верховное главнокоман­
дование» и ряд других. Несмотря на это обстоятельство, некоторые исто­
рики рассматривают применение данных терминов в качестве недостат­
ка работы. С ними нельзя согласиться. С одаой стороны, если просмотреть
новейшие работы историков, посвященные истории эпохи Ивана III, мож­
но без труда обнаружить использование специальных терминов, либо же
понятий, которые не обладают однозначностью, причем без всяких огово­
рок. Например, «аристократия», «элита», «суверенитет», «статус» и др.
Действительно, что такое «статус» ? Интуитивное понимание данного сло­
ва и четкое формулирование его смысла— далеко не одно и то же. Однако
этот термин кажется очевидным, поскольку «в семантическом отношении
не отделен резкой чертой от обыденного языка».1
С другой стороны, в исследованиях по военной истории Византии в
новейшей специальной литературе также используются современные тер­
мины: например, «армейский корпус» (Arm y corps), «военный округ»
(Military district). Сейчас у византинистов вполне считается возможным
использовать и другие современные термины — «армия», «вооруженные
силы», «формирование», «контингент» (недопустимым является только
применение современной терминологии по отношению к титулам и долж­
ностям).12
Стоит напомнить, что гипертрофированное неприятие к использованию
современных понятий приводит к необходимости говорить языком изуча­
емой эпохи. Что, в свою очередь, ведет к тому, что научное исследование
вообще становится невозможным, поскольку лучший вариант при данном
подходе— говорить языком источника и строго в его смысловых пределах.
Тем не менее, применение современного термина к реалиям прошлого
является естественной исследовательской процедурой соотнесения тер­

1Петров В, В. Семантика научных терминов. Новосибирск, 1982. С. 114.


2 Об использовании этих терминов в европейской исторической науке см.:
Мохов А. С. Византийская армия в середине VIII — середине IX вв.: развитие
военно-административных структур. Екатеринбург, 2013. С. 22-25.
Юрий Георгиевич Алексеев и его труды по военной истории 13

мина и его содержания к объективированному фрагменту исторической


действительности. В методологическом плане, корректность подобной
процедуры возможна при соблюдении нескольких условий. П ервое— при
раскрытии значения современного термина, т. е. если исследователь пред­
варительно оговорил определение и объем понятия. Другое условие за­
ключается в необходимости обозначить смысловую избыточность опре­
деления, т. е. указать в содержании те признаки, которые не отражают
историческую реальность — объект понятия. Наконец, следует указать
особенности, специфику прошлого, т. е. те признаки объекта понятия, ко­
торые не отмечены в содержании понятия.1
Итак, руководство действием военного отряд а обозначено Юрием Геор-
гиевичем как командование; общее руководство действием нескольких
военных отрядов («полков»)— главное командование; общее руководство
действиями военных отрядов на разных оперативных направлениях (и в
разных местах обширного госуд арства)— верховное главнокомандование.
Таковы основания использования Ю. Г. Алексеевым указанных терминов.
В книге впервые в историографии всесторонне разобраны все известные
по источникам походы русских войск при Иване III. Автор подробно рас­
смотрел стратегические операции на всех основных направлениях: ливон­
ском, литовском, восточном, южном, новгородском, балтийском и север­
ном. Нередко великому князю и его воеводам приходилось решать сразу
несколько важных задач на ряде направлений. В этих случаях создавались
оперативные группы под командованием опытных военачальников. Успеш­
ное функционирование института верховного главнокомандования стало
возможным благодаря созданию и развитию аппарата управления войс­
ками. Следы деятельности такого аппарата отчетливо вцдны по разрядным
записям, впервые появившимся в 1477 г.12 Наряду с летописями, разряды
стали основными документами историка. Среди источников исследования
Ю. Г. Алексеева особое место занимает т. н. «походный дневник Ивана III»,
частично отразившийся в великокняжеском официальном летописании.
Не все походы великокняжеских войск при Иване III привлекали вни­
мание исследователей. Одной из таких полузабытых в историографии
военных операций 1460-х гг. был поход «на Черемису» и Пермь в 1462 г.

1См.: Петров К. В. Под линное и мнимое: проблемы реконструкции прошло­


го в исторических исследованиях//Русское средневековье. Сб. статей в честь
Ю. Г. Алексеева. С. 81-102.
2Алексеев Ю. Г. Походы русских войск при Иване III. С. 248 (здесь и далее
указаны страницы наст, издания).
14 Петров К. В., Стрельников С. В., Штыков Н. В.

Ю. Г. Алексеев детально проследил путь судовой рати, сравнив поход с


действиями русских войск на данном направлении в XIII — первой поло­
вине XV вв. Важную роль в этом походе, помимо отрядов служилых людей,
играло земское ополчение Великого Устюга, Вологды и Галича. Успешный
поход знаменовал собой «переход от стратегической обороны к стратеги­
ческому наступлению против Казанского ханства».1Поход русских вое­
вод вызвал противодействие со стороны Казанского ханства, считавше­
го черемису своими союзниками. Важным представляется наблюдение
Ю. Г. Алексеева о том, что события 1462 г. не нашли отражения в офици­
альном московском летописании. Это привело ученого к выводу об отсут­
ствии в то время в Москве единого ведомства, регистрирующего и коорди­
нирующего действия русских войск.
Другая малоизвестная военная кампания Ивана Ш — конфликт 1463 г.
между Псковом и католическим епископом Дерпта. Выступление объеди­
ненного московско-псковского войска заставило немцев пойти на пере­
говоры о мире. Псков получил военную поддержку со стороны велико­
княжеского войска Ивана III. Поход 1463 г., носивший, с точки зрения
стратегии, оборонительный характер, был важен в плане приобретения
московскими воеводами опыта военных действий на западных рубежах
Руси.12Ю. Г. Алексеев отметил различные стадии мобилизации псковичей,
особенности действий главных сил Господина Пскова и псковских при­
городов.
Походы на Казань русско-татарского войска под командованием ца­
ревича Касима и князя Ивана Васильевича Стриги-Оболенского в 1467—
1468 гг. интересовали отечественных историков со времен Н. М. Карам­
зина. Целью похода было воцарение в Казани служилого царевича Касима
при помощи опытного московского воеводы. Для отражения последующе­
го контрудара казанцев были приняты меры по обороне русских городов.
Отразив нападение казанцев, великий князь направил войска в двух на­
правлениях: на север против черемисы и на восток — по Волге к Казани.
Личного участия в походах Иван III не принял, а командование войска­
ми осуществлял из своей ставки, рассылая указания воеводам. Еще одна
особенность, подмеченная Ю. Г. Алексеевым, это действия русских войск
сразу на двух направлениях, что подразумевало создание хотя бы мини­
мального аппарата управления войсками при Иване III как главнокоман­

1Алексеев Ю. Г. Походы русских войск при Иване III. С. 42.


2Там же. С. 42-58.
Юрий Георгиевич Алексеев и его труды по военной истории 15

дующем.1Важнейшей особенностью кампании было оставление главных


сил русского войска в резерве, во Владимире. В целом, кампания 1468 г.
окончилась неудачей, однако эти события, по мысли Ю. Г. Алексеева, надо
понимать как «начало нового этапа военной истории России— переход от
удельно-княжеского уровня управления и руководства войсками к уровню
государственному, соответствующему новому политическому облику Рус­
ской земли, превращавшейся в единое Российское государство».*2
Кампания 1469 г. — поход на Казань московской рати — началась с
мобилизации служилого ополчения великого княжения Московского. Из
источников нам опять видны действия сразу на нескольких направлени­
ях. При этом отсутствие Ивана Ш в войске— явный показатель укрепления
новой системы управления вооруженными силами страны. Великий князь
вновь командует войсками из «Ставки», осуществляя общее руководство.3
В кампаниях 60-х гг. XV в. еще только намечаются контуры будущей
военной организации Государства Всея Руси. Наряду с новым служилым
войском, еще действовало старое земское ополчение, но уже под командо­
ванием великокняжеских воевод. Ю. Г. Алексеев смог определить состав
этих двух главных частей русского войска. Так, у псковичей, действовавших
в целом в русле старой, земской традиции, значительную роль начинало
играть конное войско. При этом главным средством доставки пешего вой­
ска были парусно-гребные суда — «ушкуи» и «насады». Успехи русских
войск в войне с Казанью дали возможность Ивану III вести военные дей­
ствия на других направлениях.
Среди военных кампаний 1470-х гг. поход великокняжеского войска на
Новгородскую землю в 1471 г. занимает особое место. Военные действия
опять велись сразу на нескольких направлениях.4 Помимо огромного по­
литического значения похода 1471 г., Ю. Г. Алексеев отметил высокий
уровень организации управления русского войска. Война с Новгородом
показала действенность новой системы военного планирования и веде­
ния боевыхдействий, когда все операции координируются из единого цент­
ра — великокняжеской Ставки.
В условиях постоянной угрозы войны, Иван III не прекращал отслежи­
вать обстановку на различных направлениях. Так, в 1472 г. состоялся поход
на Пермь. Главное новшество кампании 1472 г. — совместные действия

'Там же. С. 69.


2Там же. С. 86-87.
3Там же. С. 113.
4Тамже.С. 121-170.
16 Петров К. В., Стрельников С. В., Штыков Н. В.

конницы и судовой рати. Конница впервые передвигалась по рекам на пло­


тах, что обеспечило высокую маневренность русской рати.1
В 1472 г. хан Большой Орды Ахмат, собрав войско, деинулся на Русь.
Подойдя к Алексину и разорив его, Ахмат был остановлен русскими войска­
ми и повернул обратно в степи. Ю. Г. Алексеев рассмотрел состав русских
сил, сосредоточенных на берегу Оки и далее действовавших против татар.
Оборонительная операция русских войск на Оке привела к успеху и спо­
собствовала дальнейшему ослаблению зависимости от Орды.12 Поход
1473 г. на помошь Пскову для устранения угрозы нападения немцев не был
отражен в разрядных записях. Од нако информация о нем имеется в русском
летописании. Появление в Пскове московских войск заставило Орден
пойти на мирные переговоры. Таким образом, действенная военная помошь
со стороны великого князя еще больше втягивала Псков в орбиту москов­
ского влияния.3
Последний поход на Новгород Ивана III1477 г. стал крупной наступа­
тельной операцией, закончившейся поражением и капитуляцией новго­
родцев. Войска великого князя шли на Новгород несколькими колоннами
под командованием опытнейших воевод при отсутствии активного сопро­
тивления противника. Поход закончился «тесной блокадой» Новгорода,
что и привело к сдаче города после полуторамесячного сопротивления.
Иван III, отказавшись от штурма города, проявил себя не только как вы­
дающийся полководец, но и как мудрый политик. В итоге, кампания ока­
залась выигранной практически без потерь.4
События 1480 г. на Угре давно привлекали ксебе внимание историков.
Ю. Г. Алексеев выдвинул свою версию трактовки действий Ивана III как
политика и полководца.5 Кампания 1480 г. была насыщенной событиями:
военные действия на ливонском направлении, мятеж удельных князей —
братьев Ивана III, поход хана Ахмата на Русь. Нападение Ордена вынуди­
ло великого князя отправить отряды для отражения угрозы Пскову. Огром­
ную опасность в условиях иноземного вторжения таили в себе действия
удельных князей — Андрея «Большого» Углицкого и Бориса Волоцкого.
Однако великому князю удалось договориться с братьями и сосредоточить
основные силы против орды Ахмата. Развертывание главных сил Ивана III

1Алексеев Ю. Г. Походы русских войск при Иване III. С. 175.


2Тамже. С. 175-213.
3Там же. С. 214.
4 Та же. С. 238-242.
5 Там же. С. 248-318.
Юрий Георгиевич Алексеев и его труды по военной истории 17

на Оке заставило Ахмата в поисках обходных путей выдвинуть ордынскую


рать к Угре. Важнейшую роль в обороне берега Угры сыграли меры, пред­
принятые великим князем: зашита переправ, сожжение Каширы, эваку­
ация Дмитрова (и частично Москвы), подготовка городов к длительной
осаде. Все это — результат учета всего предыдущего опыта ордынских
нашествий на Русь.1Ахмат не решился продолжать попытки переправы
через Угру, столкнувшись с главными силами русских войск и использо­
ванием ими полевой артиллерии, имевшей также, помимо боевого, и «зна­
чительный моральный эффект». Еще одна попытка переправы у Опакова
городиша также не принесла врагам успеха. Упустив инициативу, татары
отошли от Угры, разоряя по пути литовские и русские земли. Так закончи­
лась одна из самых важных отечественных военных кампаний.*2
9 0 е гг. XV в. — время активных боевых действий на южном и западном
направлениях. В 1491 г. состоялся поход против ханов Ахматовой Орды.
Это был первый поход русских войск вглубь ордынских степей — «Дико­
го Поля», осуществленный в союзе с ханами Казани и Крыма. Литовская
война 1492-1493 гт. привела к овладению частью верховских городов. По
замечанию Ю. Г. Алексеева, все операции русско-литовского конфликта
конца XV в. проводились по нескольким направлениям одновременно, что
сводило к минимуму возможность эффективного контрудара литовцев.
Русские войска достигли своей цели— предотвращения нападений литов­
ских войск на русские сторожевые отряды, что давало возможность перей­
ти и на западной границе от обороны к наступательной тактике.
Рассматривая историю Свейской войны 1495-1497 гг., ученый отметил
в числе ее главных причин борьбу против монополии Ганзейского союза
на мореплавание и торговлю в Балтийском море, а также невыполнение
шведами условий Ореховецкого мира 1323 г. Выход к морю стал важней­
шей целью похода Ивана III на Выборг.3 Несмотря на неудачу, штурм Вы­
борга сыграл важную роль в развитии отечественной осадной артиллерии,
поскольку это первый пример для Руси использования крупнокалиберных
орудий при осаде крепости. В ходе боевых действий значительное место
заняли операции судовой рати.4

'Там же. С. 297-304.


2Там же. С. 295-296.
3Там же. С. 375. См. также: Алексеев Ю. Г. Первые шаги к морю//Балтий-
ский вопрос в конце XV-XVI вв.: Сб. научных статей / Отв. ред. А. И. Филюшкин.
М„ 2010. С. 9-11.
4Алексеев Ю. Г. Походы русских войск при Иване III. С. 406.
18 Петров К. В., Стрельников С. В., Штыков Н. В.

Успешный поход на северо-восток 1499 г. против «Югрич и Гогулич»


привел к усилению влияния Русского государства за Уральским хребтом.
Обращает на себя внимание подбор воевод для командования: все они
были связаны с северными уездами и хорошо знали театр военных дей­
ствий.1Исследуя походы русских войск X V — начала XVI вв., Ю. Г. Алек­
сеев много внимания уделял персональному составу воевод Ивана III.12
Это позволило ученому проследить динамику изменений в структуре
управления войсками, выделить роды, участвовавшие в походах в рамках
отдельных служилых корпораций или «специализировавшихся» на от­
дельных регионах.
Поводом для кампании 1500г. стал переход из Литвы на русскую служ­
бу князей Василия Ш емячича и Семена Можайского. Переход князей
привел квоенномустолкновениюс Литвой. Конфликт закончился битвой
на Ведроше— полным поражением литовского войска под командованием
гетмана князя Константина Острожского.3
Последние годы жизни великого князя Ивана III — время военных
действий на нескольких операционных направлениях, главные из которых
ливонское и литовское. Самые яркие страницы — борьба за Смоленск и
оборона Пскова от немцев — были подробнейшим образом рассмотрены
Ю. Г. Алексеевым. Один из главных выводов заключался в том, что про­
думанные политические и военные действия Ивана III, стратегические и
тактические, привели к созданию государства, с интересами которого были
вынуждены считаться все соседи.4

1Алексеев Ю. Г. Походы русских войск при Иване III. С. 408-409.


2 Он оке. Тверичи — воеводы Ивана Ш//Первый Петербургско-Тверской се­
минар «Тверской край в науке и культуре»/Под ред. Ю. В. Кривошеева, В. М. Во­
робьева. Тверь, 2009. С. 86-97; Он оке. Список воевод Ивана Ш//Труды истори­
ческого факультета Санкт-Петербургского государственного университета. Т. 6.
Русские древности: К 75-летию профессора И. Я. Ф роянова/О тв. ред.
А. Ю. Дворниченко. СПб., 2011. С. 216-234.
3 Он же. Походы русских войск при Иване III. С. 436-438.
4Другим подтверждением данного вывода служат работы М. Б. Бессудновой.
Они выражают позицию другой стороны, в данном случае— Ливонского ордена.
Как посмел Иван III менять «старину» в отношениях Новгорода и Ганзы?.. Конеч­
но, с рациональной, европейской точки зрения, нарушение торговых выгодде-
лало Ивана III врагом обеих сторон этих отношений. М. Б. Бессущюва, вслед за
своими ливонскими источниками, считает, что «Иван III не делал особого раз­
личия между реальностью и иллюзией», чем «поражал приверженных казуис­
тике европейцев, которые зачастую не понимали мотивы его поступков». Не по­
нимая его рационально, они «перешли к эмоциональной рефлексии»— тезису о
Юрий Георгиевич Алексеев и его труды по военной истории 19

Выводы, полученные Ю. Г. Алексеевым, вызвали необходимость рас­


смотреть вопросы военной организации и военного руководства на более
широком историческом материале, в контексте развития государственности
на территории Восточной Европы с «начальною» периода (IX в.) до конца
«старой эпохи» (XVII в.). Вполне понятно, что данная проблема имеет опре­
деленные ограничения источникового характер, поскольку ранний период
русской истории может быть исследован на крайне ограниченном мате­
риале (летописи, акты, сведения нарративного содержания). Поэтому работа
Юрия Георгиевича «Русское войско и военное искусство IX—XVII вв. Курс
лекций» носит обобщающий характер. В ней в виде очерков намечены кон­
туры тех процессов, которые были исследованы Ю. Г. Алексеевым в том
числе и в работе о походах русских войск при Иване III.
С методологической точки зрения, Ю. Г. Алексеев сохраняет тради­
ционный взгляд на военную историю: историю военной организации как со­
циальной организации и историю военного искусства как практического
использования «военной организации для решения конкретных полити­
ческих задач». Военная история, с одной стороны, отражает уровень соци­
ального, экономического и технического развития государства, с другой
стороны, является средством изучения достижения внешнеполитических
результатов.
В истории отечественного военного искусства исследователь вьщеляет
несколько этапов. Походы князей Олега и Игоря нам плохо известны в
деталях, летописец передает лишь обшие действия князей — грабитель­
ские походы, успех которых обеспечивается внезапностью нападения.
Отсутствие достаточных сухопутных коммуникаций предопределяет ши­
рокое использование водных путей— т. н. «путь из варяг в греки».
Совершенно иной характер носят действия, предпринятые князем Свя­
тославом. Ю. Г. Алексеев видел значение балканских походов этого князя
в выработке стратегии и тактики военно-политических решений. Впервые
формирование расчлененного порядка войска в качестве способа управ­
ления военными силами, исходя из источников, использовал князь М сти­
слав против войск Ярослава Мудрого в битве у Листвена в 1024 г. Верши­

«русской угрозе». См.: БессудноваМ. Б. Русско-ливонские отношения накануне


Нового времени: истоки конфликта: Автореф.... докт. истор. наук Липецк, 2015.
С. 18. См. также: Она оке. Магистр Ливонского ордена Вольтер фон Платтенберг
и проблема преобразования Ливонского орденского государства на рубеже XV-
XVI вв.:Автореф.... канд. ист. наук. М ., 2003; Она оке. Россия и Ливония в конце
XV в. Истоки конфликта. М., 2015.
20 Петров К. В., Стрельников С. В., Штыков Н. В.

ной стратегического искусства в домонгольский период (так, как оно ви­


дится из летописных известий) является деятельность Владимира Моно-
маха — политическая целесообразность и использование военной силы
для оптимального достижения цели. Однако в целом уровень социального
и экономического развития предопределил уровень и особенности воен­
ного искусства той эпохи, результатом чего стало поражение военных от­
рядов русских князей в кампаниях 1237-1238 и 1240 гг.
Особое место в военной истории занимает личность Александра Нев­
ского. В нем сочетались качества военачальника-тактика и политика-
стратега, «способность принимать наиболее целесообразное решение» в
конкретной политической ситуации. В конце 1980-х — начале 1990-х гг.
«романтический невроз», охвативший российское общество, привел не­
которых историков к выводу о необходимости переоценки роли Алексан­
дра Невского. Одаако следует признать, что подобная переоценка была
преждевременной. Несмотря на тяжелую катастрофу, связанную с та­
таро-монгольским нашествием, традиционный уклад жизни людей сохра­
нился, и определенные уроки были сделаны.1Более того, как установлено
сейчас генетиками, период «ига» не оставил генетических следов в обще­
стве.12 Иначе говоря— татаро-монголы пришли и ушли, а рыцари никуда
не уйдут. Думается, современники это отчетливо осознавали, не ж елая
ассимилироваться и борясь за свою идентичность, а возможно, и за свое
существование.3
Следующий этап охватывает XIV — первую половину XV вв. Сопут­
ствующим фактором развития военного искусства на данном этапе стал

1См.: Макаров Н. А., Захаров С. Д., Бужилова А. П. Средневековое рас­


селение на Белом озере/О тв. ред. Н. А. Макаров, А. В. Чернецов. М., 2001.
С. 167-168; Чернецов А. В. К проблеме оценки исторического значения мон­
голо-татарского нашествия какхронологического рубежа //Р у с ь в XIII в.:древ­
ности «темного времени»/Отв. ред. Н. А. Макаров, С. 3. Чернов. М., 2003.
С. 13; ШПолянский С. В. Заселение водоразделов в Суздальском Ополье (по
материалам исследований последних лет)//Сельская Русь в IX-XVI вв. М.,
2008. С. 157-170.
2 Как пишут генетики, «мы не обнаруживаем никаких “монголоидных” вли­
яний на русский генофонд— вопреки мифу о мощном влиянии “татаро-монголь­
ского ига” на антропологический тип русского народа». См.: Балановская Е. В.,
Балановский О. П. Русский генофонд на Русской равнине. М., 2007. С. 72.
3 Калининградские археологи (В. И. Кулаков и др.) исследуют «древности»
пруссов— балтского народа, подвергшегося рыцарской христианизации, а линг­
висты (В. В. Иванов и др.) изучают ныне «мертвый» прусский язык.
Юрий Георгиевич Алексеев и его труды по военной истории 21

территориальный, политический и военный рост Великого княжества Ли­


товского, самого сильного государства в данный период. Одновременно
возникает практика военного сопротивления Орде. В этом отношении
особое место занимает деятельность Дмитрия Донского. В результате его
политики формируется практика заключения междукняжеских союзов в
военных и других целях. Вероятно, существовавшая ранее практика за­
ключения договоров князей внутри княжеских домов была использована
в решении общих военно-политических проблем. Конечно, новые реалии
не сразу прижились. Триумф 1380 г. сменился поражением. Как отмечал
Ю. Г. Алексеев, показателем слабости военно-политического союза князей
стала кампания 1382 г. (нашествие Тохтамыша). События первой полови­
ны XV в. показали, что сохранение в неизменном виде удельной системы
в Московском великокняжеском доме не позволяет эффективно противо­
стоять военному давлению соседей — Великого княжества Литовского и
Казанского ханства. Катастрофа 1445 г. под Суздалем, в первую очередь,
отражает недостатки политической системы. С 1459 г. начинает упоми­
наться «береговая служба» — это мероприятие, как полагал Ю. Г. Алек­
сеев, стало главным итогом развития военного искусства и военной орга­
низации данного периода.
Основным содержанием следующего этапа — эпохи Ивана III — яв­
лялось, напомним, постепенное формирование института общего военно­
политического руководства войсками на разных направлениях, т. е. того, что
в работах Ю. Г. Алексеева обозначено в качестве «верховного главноко­
мандования». Вместе с этим, происходят изменения в структуре военной
организации, и в 1490-х гг. пятиполковое деление войска становится почти
постоянным. Одновременно в 1480-х гг. решается проблема обеспечения
служилых людей, что позволило увеличить численность армии.1
XVI в. в военной истории России привел к значительным изменениям
в военной организации — появляются артиллерия и стрелецкое войско,
формируется система засечных укреплений. Вместе с тем, Ю. Г. Алексеев
отмечал «низкий уровень управления войсками со стороны главного ко­
мандования». Все успехи, достигнутые в Ливонской войне, были дезавуи­

1 Почти единственным критическим замечанием по поводу книги Ю. Г. Алек­


сеева о походах Ивана III, которое высказывалось в литературе, было преувели­
чение им численности войск для периода второй половины XV в. и более ранне­
го времени. Отсюда следовало скептическое отношение по поводу тезиса автора
о существовании структурного деления полков (см.: Курбатов О. А. О новой
книге Ю. Г. Алексеева. С. 522-528).
22 Петров К. В., Стрельников С. В., Штыков Н. В.

рованы основной причиной поражения — «неверным политическим рас­


четом, поставившим перед стратегией невыполнимую задачу».
Военная история XVII в. также принципиально отличается от пред­
шествующей эпохи: создается целая система органов военного управления,
военные округа («разряды»), творчески заимствуется передовой европей­
ский опыт в военном деле.1Однако при этом «новины» сочетались с тра­
диционными моделями организации армии и способами ее руководства.
Иначе говоря, в облике XVII в. сосуществование и взаимодействие тради­
ций и инноваций в равной степени характерны для военной истории дан­
ного периода.

Настоящим томом открывается серия публикаций трудов Ю. Г. Алек­


сеева — малая толика признания заслуг талантливого исследователя и
яркого человека.

Общий именной и географический указатель будет дан в последнем


выпуске трудов по российской истории Ю. Г. Алексеева, общее число ко­
торых на данный момент составляет пять объемных томов.

Петров К. В С т рельников С. В., Штыков Н. В.

1 Почему-то в историографии применительно к реформам (в том числе, во­


енным) принято творческое заимствование считать непоследовательностью и
незавершенностью.
SVV\ W

ПОХОДЫ
русских войск
ПРИ ИВАНЕ III

В ведение
В оенные проблемы истории создания единого Российского госу­
дарства при И ване III, в частности, боевая деятельность войск, почти
не подвергались специальному исследованию.
Д ореволю ционная историография рассматривала эти проблемы в
общем контексте истории России, не уделяя им специального внима­
ния (Н. М . Карамзин, С. М . Соловьев и др.). И склю чение составляю т
труды Г. Ф. К арпова1 и особенно А. Е. П ресн якова,12 в которы х рас­
смотрено «Стояние на Угре» в 1480 г.
В советской историографии К. В. Б азилевич в своей монографии,
посвящ енной внеш ней политике И ван а III, исследовал такие проб­
лемы, как «Стояние на Угре», С вейская война 1 4 9 5 -1 4 9 7 гг., война с
Л итвой и О рденом 1 5 0 0 -1 5 0 3 гг.3 Н. А. К азакова в исследовании о
русско-ливонских и русско-ганзейских отношениях уделила внимание

1 Карпов Г Ф. История борьбы Московского государства с Польско-


Литовским. 1462-1508. М., 1867
2 Пресняков А. Е. Иван III на У гре//С . Ф. Платонову ученики, друзья и
почитатели. СПб., 1911. С. 280-290.
3 Базилевич К. В. Внешняя политика Русского централизованного госу­
дарства. Вторая половина XV в. М., 1952.
24 Ю. Г. Алексеев

войнам с Орденом в 1481 и 1501 - 1 5 0 3 гг.1А. А. Зимин рассматривал


события войны 1 5 0 0 -1 5 0 3 гг.12 Этой ж е войны коснулся и С. М . Каш­
танов.3
В о ен н ы е и сто р и к и у д ел яю т эп о х е И в ан а III горазд о м ен ьш е
вним ания, чем, например, К уликовской битве или эпохе И ван а IV
Н. С. Голицын ограничился общ им обзором военны х собы тий при
И ване III, не подвергнув их специальному анализу.4 А. К. Баиов, при­
зн ав ая в принципе важ н ость и зучен и я истории русского военного
искусства, подверг специальному изучению только Ш елонский поход
1471 г.5
В обобщ аю щ ем труде Е. А. Р азина прослеж ены некоторые вопро­
сы: поход на Новгород в 1471 г. и Ш елонская битва;6 война с Л итвой
1 4 9 2 -1 4 9 3 гг.;7 война 1 5 0 0 -1 5 0 3 гг. с Л итвой и Л ивонией; битва на
Ведроше и бой у оз. Смолина. Н о такому событию, как победа («Сто­
яние») на Угре, уделено всего несколько строк, а многолетняя война
с Казанью и С вейская война 1 4 9 5 -1 4 9 7 гг. не упомянуты вовсе.
В. В. Каргалов подробно рассмотрел «С тояние на Угре» и сделал
ряд интересны х наблюдений и выводов, но событий на других страте­
гических направлениях не затронул.8
В. А. Волков последовательно рассм отрел военны е дей ствия на
всех направлениях, но только после 1480 г.9
В новейш ем обобщающем труде И нститута Военной истории М и ­
нистерства обороны Р Ф времени И вана III посвящены три страницы,
на которых д ается общ ая характеристика стратегии И вана III и упоми­

1Казакова Н. А. Русско-ливонские и русско-ганзейские отношения. Конец


XIV— начало XVI в. Л., 1975 (далее — Казакова).
2Зимин А. А. Россия на рубеже XV-XVI столетий. М., 1982.
3 Каштанов С. М. Социально-политическая история России. Конец X V —
первая половина XVI в. М., 1967.
4 Голицын Н. С. Русская военная история. Ч. П. СПб., 1878. С. 67-95.
5Баиов А. К. Шелонская операция царя Иоанна Ш Васильевича и Шелон­
ская битва в 1471 г. 14 июля. Пг., 1915.
6 Разин Е. А. История военного искусства. Т. II. М., 1957 С. 312-318,
319-320,320-325.
7 Там же. С. 301.
8 Каргалов В. В. На границе Руси стоять крепко! М., 1998.
9 Волков В. А. Войны и войска Московского государства. М., 2004.
Походы русских войск при Иване III 25

наю тся некоторые собы тия (Ведроша, Угра), но без их конкретного


анализа.1
Предлагаемая р аб о та— попытка проследить реальный ход боевых
действий, формы руководства войскам и, основны е стратегические
идеи военно-политического руководства страны (т. е. верховного глав­
нокомандования).
Основными источниками для поиска ответа на эти вопросы служ ат
летописи и разрядны е записи.
Л етописный материал хорошо изучен в отечественной науке с ис­
точниковедческой, главным образом текстологической, точки зрения.
Д ля предлагаемой работы наибольший интерес представляет не столь­
ко соотнош ение летописны х текстов меж ду собой, сколько их перво­
источники. С этой точки зрения я пы тался выделить первоисточники
документального и нарративного характера, имея при этом в виду, что
грань меж ду ними в реальных текстах провести не всегда удается.
Р азрядны е записи так ж е тщ ательно изучались и изучаю тся оте­
чественны м и источниковедам и. В работе использованы разрядны е
записи, дош едш ие в составе опубликованных разрядны х книг 1598 и
1605 гг.
Н а протяж ении рассматриваемого хронологического периода круг
источников постепенно расш иряется, характер их м еняется, меняет­
ся и соотнош ение м еж ду ними. М ож н о отметить, что все больш ую
роль играют разрядны е записи, которые все в больш ей мере влияю т
на летописные тексты. Уникальным источником является походный
дневник великого кн язя, частично отразивш ийся в официозной вели­
кокняж еской летописи.
И зм енение состава и характера источников само по себе является
важ ны м источником , свидетельством определенны х исторических
процессов, имеющих прямое отношение к рассматриваемым сюжетам.
А нализ эволюции и сточников— основная источниковедческая проб­
лема, стоящ ая перед автором предлагаемого исследования.
В силу специфики материалов и задач исследования, первоочеред­
ное внимание уделяется самому ходу боевых действий, т. е. конечно­
му результату деятельности всей военной системы в целом. А нализ
хода боевых действий м ож ет дать возможность проследить в какой-то

1 История военной стратегии России/П од ред. генерал-майора В. А. Зо­


лотарева. М., 2000. С. 37-40.
26 Ю. Г. Алексеев

м ере нити уп равлен ия, д ви ж ущ и е пруж ины боевой деятельности,


т. е. перейти от видимых следствий к невидимым причинам, от резуль­
татов — к порож даю щ им их условиям . П о м ере разви ти я корпуса
источников эти возмож ности будут расш иряться, но в любом случае
наш и построения и заклю чен и я будут с необходимостью носить в
значительной мере характер более или менее правдоподобных гипотез,
а не незы блемых истин в последней инстанции.
Т есная связь стратегии с политикой — общ еп ри нятая аксиома.
Следствие этой неразрывной с в я зи — сосредоточение политического
и стратегического руководства в одних руках, что в той или иной фор­
м е наблю дается во всех больш их войнах и ф актич ески приводит к
появлению института верховного командования.
В малы х войнах С редневековья этот институт воплощ ается в лице
князя, который является и политическим, и стратегическим, а такж е,
как правило, и тактическим руководителем на поле боя.
По мере развития политической системы средневекового государ­
ства, роста государственной территории и м асш табов военных дей ­
ствий н еи збеж н о н аступ ает момент, когда тактическое и стратеги­
ческое руководство разделяю тся. Вот здесь и п оявл яется и нститут
главного командования, несущ его функции стратегического руковод­
ства вне поля сраж ен и я. П ри наличии н ескольки х стратегических
направлений главное командование превращ ается в верховное коман­
дование, а соединяя в своем лице все функции политического и во­
енного руководства — в верховное главнокомандование (ВГК). Как
правило, эти функции осущ ествляет глава государства, при котором
с необходимостью создается соответствую щ ий аппарат уп равления.1
Представляется важным проследить, когда в процессе складывания
Российского государства, идущего на смену великому княж еству М ос­
ковскому, возникает это новое явление, означаю щ ее важ ны й рубеж
в развитии политической и военной системы наш ей страны. Одна из
главных задач предлагаемой работы — поиск ответа на этот вопрос.
Вопросы, не имею щ ие непосредственного отнош ения к походам
русских войск, не являю тся предметом исследования в предлагаемой
книге и затрагиваю тся в ней только по мере необходимости.
Вне рамок исследования остаю тся такие важ ны е сю жеты, как раз­
витие социально-экономической и социально-политической инф ра­

1История военной стратегии России. С. 37.


Походы русских войск при Иване III 27

структуры, эволю ция военной техники, сравнительны й анализ рус­


ского и западноевропейского военного искусства и т. п.

Глава 1
П оходы 60-х годов

Поход 1462 г.
Поход 1462 г. «на Черемису» и П ермь был известен еще со времени
опубликования Архангелогородского Л етописца,1 но внимания исто­
риков не привлекал.12 Н а фоне позднейших крупных внеш неполитиче­
ских и военны х предприятий И ван а III он казал ся незначительны м
эпизодом, не вызывающим интереса. Однако в истории нет мелочей,
которыми мож но было бы пренебречь и которые не вписывались бы
как необходимые элементы в общую канву исторического процесса.
У стю ж ская летопись под 1462 (6970) г., после рассказа о кончине
и погребении великого кн язя В асилия Васильевича,3сообщает: «Того
ж е лета посылал кн язь великий И ван Васильевич рать на Черемису:
воевод своих Б ориса К ож анова да Бориса Слепаго. А с ними устю ж а­
не, да вологж ане, да галичане. А ш ли воеводы мимо Устюга к Вятке,
по В ятке вниз, а по Каме вверх в Великую Пермь. Того ж е лета рать

1 Летопись, содержащая в себе российскую историю от 6 3 6 0 / 852 до


7106/1598 гг., т. е. по кончину царя и великого князя Федора Иоанновича.
М., 1781.
2 Н. М. Карамзин поместил это известие в примечаниях к т. VI своей «Ис­
тории» без каких-либо комментариев (Карамзин Н. М. История Государства
Российского. Т. VI. М., 1998. С. 228, прим. 15).
3 ПСРЛ. Т. 37. С. 90. Этот рассказ включает оригинальное известие: «Сам
великий князь Василей Васильевичь Темный созва всех князей именных, и
боляр, и воевод, и боярских детей, и митрополита Феодосия, и благослови
детей своих, и утвердив златопечатными граматами; и целовав великую кня­
гиню и детей своих, и князей, и боляр, и от митрополита Феодосия прият бла­
гословение и прощение...». Этих слов нет в московских летописях, носящих
официозный характер.
28 Ю. Г. Алексеев

черем иская с татары казаньским и приходили на У стю ж ъский уезд,


на верх Ю гу реки, на волость на Л оху, повоивали, в полон повели
много руских голов. А устю ж ане ходили за ними в погоню; сугнав их,
побили всех, а полон н азад отполонили весь».1
Это — первое известие о военных собы тиях времени великокня-
ж ен и я И вана III, и уж е в этом смысле оно заслуж и вает внимания.
П реж де всего, необходимо установить степень достоверности рас­
сказа Устю жской летописи. Рассказ ун икален— никаких упоминаний
об этих собы тиях в других летописях нет. О днако Типографская л е­
топись под тем ж е годом отмечает: «Того ж е лета Иона, епископ П ерм­
ский, крести Великую П ермь и князи их, и церкви постави, и игумены,
и попы».12
Это известие так ж е ун икальн о— его нет в московских летописях.
И звестие Типографской летописи о крещ ении Великой П ерми в
какой-то мере связано по смыслу с сообщ ением У стю ж ской о походе
великокняж еских воевод, что косвенно подтверж дает правдоподобие
обоих известий.
При оценке степени достоверности известия необходимо учиты ­
вать особенности У стю ж ской летописи. О н а неоднократно подвер­
галась текстологическом у изучению .3 Н овейш ий исследователь от­
метил, что она весьма своеобразна, не находит близких аналогий в
других летописях и что одним из возмож ны х ее источников был С е­
веро-Русский (Кирилло-Белозерский) свод 70-х гг. XV в.4
О бщ ерусские известия У стю ж ская летопись нередко дает в собст­
венной редакции (что частично отмечено исследователями). Особое
значение имеют собственные устюжские известия, отмечаемые с 1218 г.
К их числу относятся и сообщ ения о походах устю ж ан, и, в частности,
рассматриваемы й нами текст 1462 г.
И звестие 1462 г. содерж ит важ ны е реалии.
П ервая из них: «...посылал кн язь великий И ван В асильевич рать
на Ч ерем ису воевод своих...».

1ПСРЛ. Т. 37. Список Мацеевича приводит это известие в сокращенном


виде(см.:ПСРЛ.Т. 37 С. 46).
2 Там же. Т. 24. С. 185.
3 Сербина К. Н. Устюжское летописание XVI—XVIII вв. Л., 1985.
4 Лурье Я. С. Летопись Устюжская//Словарь книжников и книжности
Древней Руси. Вып. 2. Ч. 2. Л., 1989. С. 67.
Походы русских войск при Иване III 29

Кто такие эти воеводы?


И мя Б ориса К ож анова в других источниках пока обнаруж ить не
удалось.1П редок Б ориса Слепца — Захарий Тютчев — упоминается
в П овести о М ам аевом побоище как «уноша от двора» великого князя
и «доволен смыслом», отправленный на переговоры.12 Сам Борис С ле­
пец М атвеев сын Тю тчева 10 ноября 1462 г. (вернувшись, очевидно,
из похода) дал митрополиту Ф еодосию грамоту с обязательством не
отчуждать пож алованные митрополитом збкли в Суздальском уезде.3
В 1471 г. по приказу великого князя он ходил с вятчанами в поход на
Д вину и участвовал в битве с новгородцами в устье Ш иленги,4 в даль­
нейшем был наместником, или волостелем, у Больш ой Соли в Кост­
ромском уезде.5 Таким образом, по крайней мере, один из воевод по­
хода 1462 г. — п ред стави тель видного служ и лого рода, вероятно,
связанный с Д вором великого кн язя (в Тетради Д воровой XVI в. Тют­
чевы — дворовые дети боярские по Д митрову, К аш ину и Суздалю ).6
Назначение такого воеводы— свидетельство серьезного внимания,
уделяемого великим князем походу 1462 г. Поход «на Черемису» —
акция великокняж еской власти, имею щ ая не частное, но государст­
венное значение. С воеводами великого кн язя идут «устюжане, да во-
логж ане, да галичане».
Походы устю ж ан упоминаются в летописях неоднократно. Первый
такой поход отмечен под 1219г.: «Князь великий Ю рий Всеволодичь
посла брата своего С вятослава на безбож ны е Болгары... и братаничь
его кн язь В асильке К онстантиновичь посла воеводу своего со свои­
ми Ростовцы и с Ю стю ж ане в помощь... С вятослав... ста на усть Камы,
и ту прииде к нему В оислав Добры ничь и Ростовцы и У стю ж ане со

1Единственное исключение— упоминание в рязанском акте начала XVI в.


какой-то княгини Василисы, «княже Борисовой Федорович Кожанова» (АСВР.
Т. Ш. № 368. С. 389), но этот «князь» (если это не ошибка переписчика ХУЛ в.)
не может иметь отношения к летописному персонажу 1462 г.
2 ПСРЛ. Т. 26. С. 129.
3 АФЗХ. Ч. 1. № 160. С. 142.
4 ПСРЛ. Т. 25. С. 290.
5В 1485 г. «доложа Бориса Матфеевича Слепца... Матрена Сабурова дала
вТроицкий Сергиев монастырь половину своей варници» (АСВР. Т. 1. № 515.
С. 389-390).
6ТКДТ. С. 414.
30 Ю. Г. Алексеев

множ еством полона... те бо отпущ ены бяху преж е ещ е вниз воевати


по Каме...».1
Т аким образом, в 1219 г. устю ж ан е вм есте с ростовцам и идут в
поход по призы ву ростовского кн язя и с его воеводой во главе. Это
речной, судовой поход.
В 1386 г. «устю ж ская рать» принимала участие в зимнем походе
Д м итрия Д онского на Новгород.12 Это, очевидно, поход сухим путем.
В 1390 г. у стю ж ан е вм есте с новгородцами «выш ед в н асадях и
ушкуях» соверш или поход на Болгар и взяли Ж укотин.3
В 1401 г. устю ж ане по велению великого кн язя В асилия Д м итри­
евича идут в поход на Д винскую землю ,4 тож е, очевидно, на судах.
В 1417 г. устю ж ане участвую т в походе воевод кн язя Ю рия Д м ит­
риевича (посланных по распоряжению великого князя) на Заволоцкую
(т. е. Д винскую ) землю .5
В 1425 г. устю ж ане «повоевали землю Заволоцкую ».6
В 1459 г. устю ж ане идут в поход на В ятку с войсками великокня­
ж еского воеводы кн язя И. Ю . П атрикеева.7
Л етописные известия даю т возможность установить д ве разновид­
ности походов — с кн яж еским и воеводами и без них. К первой раз­
новидности отн осятся походы 1 2 1 9 ,1 3 8 6 ,1 4 0 1 ,1 4 1 7 ,1459 гг. Это
походы, предпринимаемые по распоряж ению кн яж еской власти. Ко
второй — походы 1390 и 1425 гг.
В поход 1462 г., как и три года назад, устю ж ане идут во главе с вое­
водами великого князя, но не против русских л ю д ей — православных
вятчан, а на иноплеменников — язычников.
Кто ж е такие эти «устюжане»?
У пом инаем ы й в летоп и си н ач ал а XIII в.8 У стю г тян ул сн ач ал а
к Ростову, а с 60-х гг. XIV в. — к М оскве. Н есм отря на долголетнюю

1ПСРЛ. Т. 10. С. 83,85.


2 Там же. Т. 4. С. 345.
3 Там же. Т. 28. С. 86.
4 Там же. Т. 37. С. 81.
5 Там же. Т. 4. С. 416; Т. 37. С. 83; Т. 26. С. 180.
6 Там же. Т. 4. С. 432; Т. 37 С. 84.
7Там же. Т. 37 С. 90.
8Давыдов В. Н. Присоединение Коми-края к Московскому государству.
Сыктывкар, 1977 (далее— Давыдов). С. 21. В Вологодской-Вымской летопи­
си под 1212 г. говорится о закладе града и детинца князем Константином Все-
Походы русских войск при Иване III 31

связь с кн яж еским и центрами, военно-служ илое зем левладение на


Устюге, видимо, не слож илось. Одной из причин этого были, вероят­
но, природные условия лесистого края, малопригодные для развития
пашенного хозяй ства.1Основную роль в У стю жском крае играло, по-
видимому, промы слово-охотничье хозяй ство, что кон серви ровало
старинные общ инные отношения.
Устюг никогда не был самостоятельным княж еским центром. Ф ео­
дальное зем левладение на Устюге в источниках почти не упоминает­
ся. В своих духовных грамотах великий князь Василий Д митриевич
говорил о селах и деревнях, приобретенных в непосредственной бли­
зости от Устюга.*12 П реж ние владельцы этих с е л — боярин Ф едор Свиб-
ло и служилы е люди Тутолмины, владевшие землями в Переяславском
уезде и Пош ехонье.3
В еликий кн язь В аси ли й В асильевич зав ещ ает своей вдове к ее
куплям Л евонтьевскому, П ятницкому и Вондокурье «свои села» М а-
шенское и Д ымкову сторону с «присельем». Судя по карте, П ятниикое
поселение на С ухоне — в н епосредственной бли зости от Устюга,
Вондокурье — тож е на Сухоне, примерно в 40 км ниж е Устюга. По-
видимому, это приречны е промысловые села, ставш ие дворцовыми
землями. О служ илы х людях, устю ж анах, сведений в источниках нет:
ни в разрядах, ни в летописях. М о ж н о сделать вывод, что сколько-
нибудь значительного служ илого зем левладения на Устюге не было.
О х ар актер е там ош ней м естности говорит более поздняя (1517 г.)
ж алованная грамота великого князя Василия Ивановича троим брать­
ям Лукиным и Ром аш ке Ф ролову на «лес дикий старый, липовое ра­
менье “в Вондокурской волости с правом” лес сечь, и дворы ставить».4
Однако сами «устюжане» как таковы е проявляю т большую актив­
ность. О б этом свидетельствую т как местные, так и общ ерусские ле-

володовичем (см.: Флоря Б. Н. Коми-Вымская летопись//Новое о прошлом


нашей страны. Памяти акад. М. Н. Тихомирова/Ред. В. А. Александров и др.
М„ 1967).
1 По словам С. Герберштейна, хлеб здесь редок, «его почти нет» (см.: Гер-
берштейн С. Записки о Московии/Пер. с нем. А. И. Малеина и А. В. Наза­
ренко. Вступ. ст. А. Л. Хорошкевич. Под ред. В. Л. Янина. М., 1988 (далее —
Герберштейн). С. 155).
2ДЦГ. № 21.С .58.
3Тамже. № 61.С . 196.
4ААЭ.Т. 1,№ 163.
32 Ю. Г. Алексеев

тописи. Так, У стю ж ская летопись под 1262 г. упоминает вече, на ко­
тором устю ж анам «добил челом» ясащ и к Буга, котором у угрож ала
расправа.1Легендарные детали известия не исключают достоверности
основного ф а к т а — дееспособности и активности устю ж ской вечевой
общины. Когда в 1398 г. на Устюг напали новгородцы, осадили город
и потребовали о тк у п а— «копейщины», они имели дело с «устю ж ана­
ми», а не с кн яж еской администрацией. В апреле 1446 г. Устюг под­
вергается нападению казанских татар — устю ж ане опять отбиваю т­
ся самостоятельно, без участия кн яж еских воевод (во всяком случае,
последние не упоминаю тся, что м ож ет свидетельствовать об их от­
сутствии или незначительной роли в обороне города).12 У стю ж ане бы­
ли втянуты и в м еж кн яж ески е усобицы. О ни оборонялись в 1435 г.3
от Василия Косого, но против Ш емяки в 1450 г. «шита не держ али».4
Все это сви детельствует о больш ой ж и зн есп особ н ости и актив­
ности устю ж ской городской общины. Именно она, по-видимому, была
инициатором тех походов устю ж ан, в которых не упоминаю тся кня­
ж ески е воеводы, а в походах кн яж еских воевод она становилась орга­
низатором земского ополчения. И так, «устюжане» похода 1462 г. —
это, скорее всего, земские люд и, под нятые по призыву великого князя.
Вторым контингентом, идущим в поход 1462 г., являю тся «волог-
жане». Как и Устюг, Вологда не имела собственной княж еской тради­
ции. Е щ е во второй четверти X V в. она была пограничным спорным
пунктом меж ду Новгородом и великокняж ескими землями. Первым
вологодским кн язем был В аси ли й В аси льевич в короткий период
1 4 4 6 -1 4 4 7 гг., до своего возвращ ения на великокняж еский стол. Вто­
рой раз Вологда получила своего кн язя в лице А ндрея М еньш ого по
духовной грамоте великого князя Василия Васильевича в 1462 г.5Ещ е
несоверш еннолетний (Ш л ет) князь, по-видимому, не поселился сразу
в Вологде, так как никаких признаков его деятельности до конца 60-х гг.
нет. Как нет и признаков сколько-нибудь заметного атрибута к н яж е­
ской власти — служилого землевладения в Вологодском уезде; веро­
ятно, оно стало появляться только при князе Андрее. В своей духовной

1ПСРЛ. Т. 37 С. 70.
2 Там же. С. 87-88.
3 Там же. Т. 26. С. 191
4 Там же. Т. 37 С. 88.
5ДЦГ. № 61.С . 196.
Походы русских войск при Иване III 33

(1481 г.) он упоминает «села и деревни за моими детьми боярскими


с моим серебром...». Т акая ф орм улировка свидетельствует, на мой
взгляд, о начальной стадии оф ормления служ илой вотчины, — она
еще не полностью отпочковалась от земель, тянуш их непосредственно
к князю. Однако служ илое землевладение в Вологодском уезде не уко­
ренилось: дети боярские с Вологды в XV в. не известны ни летописям,
ни разрядам.
Немногочисленный сохранившийся актовый материал не содержит
почти никаких сведений о местных светских вотчинниках. Д ош едш ие
до нас монастырские акты говорят о зем лях и пустошах, затерянны х
в л есу,1 и оставляю т впечатление малолюдности уезда.
В отличие от светских вотчин, черная волость на Вологодской зем­
ле довольно ясно просматривается в источниках. Так, первый и един­
ственный реальный вологодский князь Андрей в своей духовной от­
казал в Троицкий Сергиев монастырь 4 0 черны х деревень С ямской
волости.12 П редставляет интерес и более поздний (1495 г.) акт, гово­
рящий о должностных лицах черной волости: во главе ее стоят сотский
и «люди добрые городские» .3 О тсутствие развитой системы служ ило­
го землевладения на Вологодской земле дает основание предположить,
что «вологжане» летописного известия 1462 г. — это, как и «устю ж а­
не», в первую очередь, мобилизованные зем ские люди, что не исклю ­
чает, од нако, возможности присутствия среди них и служ илы х людей.
Третий контингент похода 1462 г. — «галичане».
В отличие от Устюга и Вологды, Галич — старинный княж еский
центр. Первое упоминание о Галиче в летописи относится к 1238 г. и
связано с походом Баты я, когда татары после взятия Владимира раз­
делились на отряды, «пленили землю и д аж е до Галича М ерьского».4
У поминание о Галиче в одном контексте с Ростовом, Я рославлем и
Городцом на Волге свидетельствует, что Галич рассм атривался как
важ ны й по значению город Русской земли, независимо от того, тянул
ли он к Ростову или непосредственно к стольному городу Владимиру.
С другой стороны, в известии о большом походе 1219 г. на волж ских

1 Напр., духовная грамота Дионисия Глушицкого (АСВР. Т. III. № 252.


г 9 7 4 -9 7 4 1
2ДЦГ. № 74. С. 276-277
3АСВР. Т. Ш. № 275. С. 289.
4 ПСРЛ. Т. 1. С. 464; Т. 10. С. 109; Т. 26. С. 73.
34 Ю. Г. Алексеев

болгар, в котором приняли участие ростовцы и угличане, о галичанах


не говорится,1 — видимо, он ещ е не имел своей достаточно слож и в­
ш ейся городской общины.
По мнению исследователей, первым князем Галича был Констан­
тин Я рославич — сы н Я рослава В севолодовича, получивш ий этот
город от своего дяди, С вятослава Всеволодовича, в 1247 г.12 С ледует
отметить, что летописи об этом ничего не говорят. В 1255 г. отмеча­
ется смерть кн язя Константина Я рославича, брата Александра Н ев­
ского: в Никоновский летописи он назван князем Углицким,3 в Твер­
ском сборн ике— князем Галицким.4 Во всяком случае, несомненным
галицким князем был Д авид Константинович: в 1278 г. он пировал на
свадьбе кн язя М ихаила Ростовского, а под 1280 г. Н иконовская лето­
пись сообщает, что «преставися князь великий Д авид Константинович
Галичский и Д митровский».5Таким образом, во второй половине XIII в.
Галич был центром княж еской волости, и в нем могли формироваться
элементы служ илого землевладения.
П ерелом в судьбах Галичского княж ения произош ел в 1362 г., ког­
да, по словам Никоновский летописи, «князь великий Д митрий Ивано­
вич съгна с Галичского кн яж ен ия кн язя Д м итрия Галичского».6 Это
был, очевидно, Дмитрий Борисович, который незадолго до этого (1360г.)
был «от царя пож алован на княж ение в Галич».7 В истории Галичской
земли начался новый этап — включение в обновленное великое кня­
ж ение с фактическим центром в М оскве. При великом князе Дмитрии
Галич, по-видимому, непосредственно подчинялся М оскве, и великий
князь распоряж ался в нем, как в своей вотчине.8 В 1386 г. «галичская
рать» упомянута в походе Д м итрия Д онского на Новгород Великий.9

1ПСРЛ. Т. 10. С. 83.


2 Экземплярский А. В. Великие и удельные князья Северной Руси в та­
тарский период. СПб., 1891. Т. II. С. 208; Кучкин В. А. Формирование госу­
дарственной территории Северо-Восточной РусивХ-Х1Увв.М., 1984. С. 116.
3 ПСРЛ. Т. 10. С. 140.
4 Там же. Т. 15. С. 398.
5 Там же. Т. 10. С. 155-157.
6Тамже.Т. 11.С. 2.
7 Там же. Т. 10. С. 232; Экземплярский А. В. Указ. соч. С. 218 - 219.
8 В 1378 г. митрополита Пимена, отвергнутого великим князем, «поведо-
ша... в заточенье... в Галич, а из Галича на Чюхлому» (ПСРЛ. Т. 11. С. 41).
9 Там же. Т. 4 .4 .1 . С. 345.
Походы русских войск при Иване III 35

По духовной Донского Галичдостался князю Ю рию Дмитриевичу,1


«а преж е было Галичское кн яж ен ие великое».*2 Термин «великий» по
отношению к галичскому князю появляется уж е в 1280 г., когда «пре­
ставился князь великий Д авид Константинович». Во всяком случае,
к концу XIV в. в Галиче была уж е старая, переж ивш ая несколько по­
колений кн яж еская традиция, и, надо полагать, один из основных ат­
рибутов ее — служ илое землевладений.
О казавш и сь под властью кн язя Ю ри я Д м и триеви ча, Галич был
втянут в его активную военно-политическую деятельность. Так, по
словам У стю жской летописи, в 1417 г. галичане ходили с воеводами
кн язя Ю рия в поход на Д ви н у.3 Судя по характеру речного похода
(судовая рать), мож но думать, что участие в нем принимало пеш ее
земское ополчение.
И м ея важ ное стратегическое значение — прикрытие центра Р ус­
ской зем ли с севера и северо-востока, — Галич не р аз подвергался
наш ествиям. В 1398 г. во время большого «размирья» с великим кн я­
зем В асилием Д митриевичем новгородцы захватили Устюг, «а отту­
да послаш а в Галич и повоеваша плениш а около Галича».4 В 1408 г. до
Галича докатилась волна наш ествия Едигея.5
В декабре 1428 г. к Галичу «приход иш а Татаровя безвестно и стоя»
в Галиче месяц.6 Это долгое стояние объясняется тем, что татары «гра­
да не взяш а»7 — город смог отбиться от противника.
Во время княж еской смуты Галич был главной опорой князя Ю рия
Д митриевича и его сыновей. И менно в Галич удалился из Звенигоро­
да князь Ю рий в марте 1425 г., начиная борьбу за великокняж еский
стол. Здесь, в Галиче, и разы грался один из сам ы х лю бопы тны х и
красочных эпизодов начального периода княж еской смуты.
Когда в июне 1425 г. митрополит Ф отий по просьбе великого кня­
зя Василия Васильевича «повде в Галичь» на переговоры, «князь Ю рий

‘, № № 1 2 . 0 3 4 .
2 ПСРЛ. Т. 11. С. 114. Ср.: «...иже николи же было княжение Галичское»
(Там же. Т. 26. С. 159-160).
3 Там же. Т. 37. С. 83.
4Тамже.Т. 11.С. 170.
5Там же. Т. 26. С. 177
6Там же. Т. 12. С. 8.
7Там же. Т. 26. С. 186.
36 Ю. Г. Алексеев

Д м итриевич слы ш ав то, и собра всю отчину свою, и срете его с дет-
ми своими и с бояры и с лутчими людми своими. А чернь всю собрав из
градов, и властей, и сел, и из деревевь, а бысть их многое множество,
и постави их по горе от града с приезда митрополича, сказы вая и являя
ему многих людей». М итрополит, по словам летописца, отнесся к этой
демонстрации иронически («сыне кн язь Ю рьи не видах столько на­
рода во овчиих ш ерстях»). Тем не менее, этот эпизод засл у ж и в ает
внимания. В ыступая претендентом на великокняж еский стол, князь
Ю рий хотел показать митрополиту всю мощ ь своего княж ества. Кро­
ме сыновей князя и бояр, здесь были «лутчие люди» — надо полагать,
наиболее авторитетные представители городской обшины.
Особый интерес вызывает мобилизация «черни», т. е. земского опол­
чения. О детое в простые «овечьи ш ерсти», оно представляло собой
внушительное зрелищ е и свидетельствовало о большом удельном весе
в войсках галичского князя и немалом значении в его глазах. Несмотря
на то, что у князя Ю рия были бояре и, несомненно, служ илы е земле­
владельцы низш его ранга («слуги вольные», будущие «дети боярские»
кн яж еских докончаний), он отнюдь не пренебрегал земским ополче­
нием, собирая его «из градов» и волостей, сел и деревень. В этом сказа­
лась древняя домонгольская традиция: князья ш ли в походы не только
с дружиной, но и с «ратью» — земским ополчением. Оно составляло
в основном пехоту. Так, например, перед Липиикой битвой суздальские
князья провели мобилизацию сельского населения: «бяше бо погнано
из поселий и до пешцев», «бяше бо много собрано и поселян пешцев».1
Галичане принимали активное участие в боевых действиях на сто­
роне своих кн язей. В 1433 г. они, ср а ж ая сь против войск великого
князя, разбили великокняж еского воеводу кн язя Ю рия Патрикееви-
ча в бою на реке Куси.12
В 1434 г. вел и ки й к н язь п ош ел к Г али чу ратью и город «взя и
сож ж е».3 У крепления города были, видимо, разруш ены, и на какое-
то врем я Галич перестал быть надеж ны м опорным пунктом м я теж ­
ных князей. Так, в 1436 г. князь В асилий Косой не смог удерж аться в
Галиче.4 После потери М осквы в 1447 г. Ш ем яка и И ван М ож айски й

1ПСРЛ. Т. 26. С. 61; Т. 10. С. 70.


2 Там же. Т. 28. С. 100; Т. 37. С. 85.
3 Там же. Т. 12. С. 19.
4Там же. С. 21.
Походы русских войск при Иване III 37

«побежаш а к Галичю», но в нем не задерж ались и побеж али дальш е


в Чухлом у.1Н о укрепления были восстановлены, и Галич снова пре­
вратился в грозную крепость. О б этом свидетельствует летописное
известие 1450 г. «О бою под Галичем»,*2 которое заслуж и вает более
подробного рассмотрения. Оно помещ ается во всех летописях велико­
княж еского никла в одной и той ж е явно официозной редакции и с
подробностями документального характера.
Великий князь Василий совершил зймний поход в поисках Ш емяки.
Думая, что он в Вологде, великий князь пошел вверх по Обноре (правый
приток Костромы), но, узнав, что Ш емяка «опять воротился к Галичю»,
двинулся «Обнорою на низ, да Костромою вверх». С тав у Ж елезного
Борка в монастыре И оанна Предтечи на Тебзе, левом притоке Кост­
ромы, примерно в 15 верстах на юго-запад от Галича, он, «слышав, что
князь Д м итрий в Галиче, а людей около его много, а город крепит и
пушки готовит, и рать пеш ая у него, а сам пред городом стоит со всею
силою». К Галичу двинулись великокняж еские войска во главе с вое­
водой князем В асилием И вановичем Оболенским. 27 января войска
подошли к Галичу, «а князь Дмитрий таки стояша на горе со всею силою,
не поступи ни с места». У крепления Галича, располож енны е на горе
над озером, были обойдены со стороны озера. Войска, видимо, исполь­
зовали овраги для маскировки своего д виж ения («опасался, понеж е
бо гора крута»). «Выправяся из тех врагов, войска взыдоша на гору...
Бысть сеча зл а... П омож е Бог великому князю: многих избиша, а луч­
ших всех изымаш а рукама». Конница Ш емяки была разбита, «а пешую
рать мало не всю избиша».
П редставляется важ ны м разли чи е «лучших» и «пеших» людей.
П еш ая рать — те сам ы е зем ски е ополченцы «в овечьих ш ерстях»,
которых князь Ю рий Д митриевич продемонстрировал митрополиту
Ф отию . В войсках галицких кн язей пеш ая зем ская рать, наряду со
служилы ми людьми, была сущ ественным компонентом — признак,
напомним, важного значения общ инной организации.
Н о в 1450 г. с особностью Галичской земли было покончено. С при­
ходом великого кн язя В асилия в Галич «граждане... предаш ася ему;
он ж е, град омирив и наместники свои посаж ав по всей отчине той».
Когда на М асленой неделе (15 ф евраля) великий князь возвратился в

'Там же. С. 73.


2Там же. Т. 25. С. 270-271.
38 Ю. Г. Алексеев

столицу, Галичская зем ля была у ж е неотъемлемой частью великого


княж ения, тянущ ей непосредственно к М оскве.
П осле взяти я Галича в 1450 г. и бегства Ш ем яки нет и звестий о
каких-либо антивеликокняж еских выступлениях на Галичской земле.
В 1462 г. галичане впервые идут под знаменами великого князя. З а
1 0 -1 2 лет на Галичской зем ле произошла, очевидно, перестройка во­
енно-служилой системы. Э та система была ориентирована теперь на
великого князя: служ илы е люди Галичской земли, ещ е вчера поддер­
ж ивавш ие Ш емяку, теперь либо целовали крест великому князю, либо
лиш ились своих земель, уступив место сторонникам М осквы. В Галич­
ской земле, надо полагать, произош ел примерно такой ж е пересмотр
служилых отношений, какой позднее — уж е при великом князе Иване
В асильевиче— наместник князь Иван Васильевич Стрига Оболенский
проделал в Ярославской.1Переориентация на М оскву произошла, ви­
димо, и у земских людей Галича: пешие земские люд и «в овечьих шерс­
тях» — наиболее подходящий контингент для дальних походов на речных
судах. Именно такие люди, вероятнее всего, и идут в поход 1462 г.
Таким образом, поход 1462 г. в изображ ении У стю ж ской летопи­
си — это поход, прежде всего, земского ополчения северны х городов
с вероятным участием служ илы х людей и во главе с воеводами велико­
го князя. К аки другие походы на севере России, поход 1462 г. соверш а­
ется по рекам.
Н а севере России, покрытом густыми лесами, реки служ или основ­
ным путем передвиж ения людей и грузов. По рекам ходили и к н яж е­
ские судовые рати — знамениты й поход О лега на Киев в 882 г. был
соверш ен именно по рекам. П ередви ж ени е в речных судах предпо­
лагало наличие пехоты (пеш ей рати) как основного рода войск в дан­
ном походе.
Так, в походе 1219 г. на волж ских и камских болгар русские лодьи,
соверш ив м аневр по рекам, подош ли к болгарскому городу О ш ел и
здесь «изыдоша из лодьи все полии пеши»*2 (в дальних походах лодьи
служ или транспортным средством д ля перевозки пеш их полков). Су­
довая рать — это, по сущ еству, пеш ая рать.
Тип гребных судов, соверш авш их походы, летописи назы ваю т по-
разному. Н аиболее популярными типами речных судов были лодьи,

'П С Р Л .Т .23.С .158.


2 Там же. Т. 1. Стб. 444.
Походы русских войск при Иване III 39

насады и ушкуи. Чем отличались они друг от друга, в настоящ ее время


сказать трудно, и сами летописи их иногда путаю т.1У стю ж ская лето­
пись чащ е всего говорит о насадах. Так, в 1375 г. новгородцы во главе
с Прокопием прошли в насадах Костромою «на Низ» (т. е. на Волгу)12
(М осковская летопись назы вает эти суда уш куями);3 в 1398 г. новго­
родцы напали на Устюг, придя в насадах;4 в насадах приш ел на Устюг
в 1450 г. и Ш ем як а.5
Н асад — судно достаточно легкое, удобное для переноски волоком.
Например, когда в 1446 г. на Устюг напали казанские татары, они при
штурме города несли насады на головах, прикрываясь от стрел и камней
защ итников города.6 И менно такие суда были наиболее удобны для
плавания по рекам с их перекатами и особенно для переноски волоком.
В отличие от Устюжской летописи, М осковская отличает насады от
ушкуев. Так, в 1391 г. новгородцы и устюжане совершили поход по Вят­
ке в Волгу в уш куях и насадах;7 в 1393 г. новгородцы «во многих насадах
и уш куях взяш а град Устюг».8 Тем не менее, между насадом и ушкуем
большой разницы, видимо, не было: в обоих случаях это гребное (воз­
можно, парусно-гребое) суд но, пригодное для переноски волоком.
В 1947 г. на Я рославовом дворищ е в Новгороде на раскопках были
обнаруж ены остатки такого судна. Его дли н а — 1 2 -1 4 м, ш ирина
2,5 м, о сад к а— 4 0 - 6 0 см.9 Судно имело набойную конструкцию, т. е.
борта его состояли из скрепленны х м еж ду собой горизонтальных по-
ясьев. По оценке специалистов, такое судно вмещ ало до 30 человек.10

1Так, в 1183 г. «пришед в землю Болгарскую», русские «выседя из насад


на брег. Болгаре же поидоша... к лодиям» русских (Там же. Т. 25. С. 90).
В глазах летописца XV в. между насадом и лодьей не было разницы.
2 Там же. Т. 37 С. 75.
3Тамже.Т.25. С. 191.
4 Там же. Т. 37. С. 80.
5 Там же. С. 88.
6 Там же. С. 87
7Там же. Т. 25. С. 219.
8 Там же. С. 220. Этого известия, как и предыдущего, в Устюжской лето­
писи нет.
9 История отечественного судостроения. Т. 1. СПб., 1994. С. 22.
10Там же. См. также: Нефедов А. С. Северное русское морское судострое­
ние и мореходство в XIV-XVII вв. и его вклад в строительство и становление
Балтийского флота и Санкт-Петербурга. СПб., 1995. С. 14.
40 Ю. Г. Алексеев

Это соответствует летописны м данным: в 1375 г. 70 новгородских


уш куев (по устю ж ской терм инологии— насадов), напавш их на Кост­
рому, имели на борту 2 тыс. человек.1 Надо полагать, что большой по­
ход 1462 г. был соверш ен на судах примерно такого типа.
В 1462 г. вологж ане шли, видимо, по С ухоне вниз, до Устюга; га­
личане — вверх по Костроме и волоком в Сухону. О т Устюга на Вят­
ку соединенное войско могло двигаться вверх по Югу, а далее волоком
в М олом у и вниз по М олом е до самой реки Вятки. Д ойдя до впадения
Вятки в Каму, судовая рать повернула к северу и пошла по Каме вверх.
Конечны й пункт похода не и звестен , но, очевидно, обратны й путь
долж ен был соверш аться по том у ж е м арш руту: Кама — В ятка —
М олом а — Ю г — С ухона. З а один поход было пройдено не м енее
ты сячи верст, причем половина их — вверх по течению с преодоле­
нием волоков, хотя и сравнительно небольших.
Судовая рать ш ла «на Черемису», а потом на Великую Пермь. Ч е­
ремисы были известны устю ж скому летописцу только в числе союз­
ников М ам ая в битве на Куликовом поле.*2Д ругие летописи об участии
черемисов в походе М ам ая не говорят, и черемисы в них вообщ е не
упоминаю тся вплоть до последних десятилетий XV в. По словам Гер-
берш тейна, черемисы «всюду бродяжничаю т и грабят меж ду Галичем
и Вяткой».3 Такими представлялись черемисы собеседникам Гербер-
штейна.
П ерм ская зем ля упом инается в летописи как объект миссионер­
ской деятельности: в 1383 г. здесь была основана епископская кафед­
ра в Усть-Выми (первым епископом был св. С тефан).4 По-видимому, к
этом у врем ени ю ж н ая часть П ермской зем ли, В ычегодская Пермь,
у ж е входила в орбиту влияния московских князей.5 В 1455 г. очеред­
ной П ермский епископ П итирим был убит «от безбож ны х вогулич».6
Т ак н азы ваем ая Вычегодско-Вымская летопись, обнаруж енная в
церкви Б лаговещ ен ия в Усть-Выми и опубликованная в 1955 г., го­
ворит об этом событии гораздо подробнее: епископ Питирим, который

■ПСРЛ.Т.гб.С. 191.
2 Там же. Т. 37. С. 76.
3 Герберштейн. С. 162.
4ПСРЛ.Т.25.С.211.
5Давыдов. С. 17-18.
6 ПСРЛ. Т. 25. С. 273.
Походы русских войск при Иване III 41

в 1444 г. крести л м естны х удельны х кн язей, был уб и т вогулами на


пути из Черды ни в свою резиденцию Усть-Вымь.1Во всяком случае,
собы тия 1455 г. свидетельствую т о н апряж енном полож ении в Вы­
чегодском крае и могут рассматриваться как один из поводов для по­
хода 1462 г.
Н екоторое время, по-видимому, в П ермской зем ле не было еписко­
па: он не упоминается в 1461 г. в числе иерархов, бывш их на постав-
лении митрополита Ф еодосия.12 П од 1462 г. Типографская летопись
сообщ ает об активной церковно-строительной деятельности нового
епископа Ионы.3 С этой деятельностью , как мы уж е отмечали, м ож ет
быть св язан и поход 1462 г. — это первы й поход русски х войск в
Пермскую землю.
П оход 1462 г. вы звал активное противодействие К азани и ее со­
юзников. «Того ж е лета рать черем исская с татары казанскими при­
ходили на У стю ж ский уезд верх по Ю гу реки на волость на Л оху по­
воевали и в полон повели многих руских голов.. .».4
Казанские татары нападали на Устюг и раньше. У стю ж ская лето­
пись сообщ ает о набеге 1446 г., когда «на сам В елик день [ 17 апреля]
приходили татарове казаньские ратью на Устюг, стояли под городом
Здни... и заж гли город». Н о «по Б ож и й милости огньугасиш а, а татар
от города отбиша», хотя приш лось дать откуп («копейщ ину») 11 000
денег со всякой рухлядью. По словам летописца, татар было всего 700
человек, но все отборные воины — «царев двор». Н а обратном пути,
ида вверх по Ю гу и по Ветлуге на плотах, почти все они «истонули»,
так что до Казани добралось только 40 человек.5
Черемисы ж и л и в бассейне Ветлуги, и им легко было, идя вниз по
Югу, вторгнуться в У стю жскую землю. Н ападение 1462 г. было, по-
видимому, не только грабительской, но и военно-политической акци­
ей. О но сопровож далось захватом полона. Воеводы великого кн язя в
этом контексте не упоминаются; их, видимо, на Устюге у ж е не было.
«Устюжане» сами отправились в погоню за своими противниками и,
«сугнав их», «отполонили» весь полон. В этой акции устю ж ан есте­

1Давыдов. С. 29.
2 ПСРЛ. Т. 25. С. 277
3 Там же. Т. 24. С. 185.
4 Там же. Т. 37 С. 90.
5 Там же. С. 87-88.
42 Ю. Г. Алексеев

ствен н ее всего видеть дей стви я зем ски х лю дей, поднявш ихся для
своей защ иты самостоятельно, без кн яж еских воевод.
Итак, события 1462 г., излож енны е У стю ж ской летописью, имеют
определенное внеш неполитическое и военно-историческое значение.
В восточной политике нового великого кн язя был сделан первый
шаг — он означал переход от стратегической обороны к стратегиче­
скому наступлению против Казанского ханства, дви ж ени е на северо-
восточном направлении в сторону Предуралья. Основным инструмен­
том этой политики стала судовая р ать — земско-служ илое ополчение
северных городов во главе с воеводами великого князя. О но впервые
соверш ило столь дальний поход стратегического масш таба, выйдя за
пределы Русской земли.
Почему ж е известие об этом походе не отразилось в общ ерусском
(московском великокняж еском ) летописании? М ож н о предполагать,
что в начале 60-х гг. ещ е не сущ ествовало ведомства, регистрирующ е­
го все походы великокняж еских воевод. П оэтом у великокняж еский
летоп и сец не отметил ни собы тия 1462 г., ни достаточно важ н ы е и
крупные по масш табам походы последующих л ет — вплоть до 1467 г.,
до начала большой войны с Казанью («П ервая Казань»).
О тсутствие официальных известий о военны х собы тиях 1462 г. и
последую щ их л ет само по себе м ож ет рассм атриваться как важ ны й
источник, характеризую щ ий уровень организации руководства во­
енной деятельностью великого кн яж ества М осковского.
Поход 1462 г. отраж ает устоявш ую ся военную систему. Э лемен­
тов нового не видно, и, м ож ет быть, это главная черта первого похода
войск И вана III. Н овая стратегия использует старую военную систему.

Кампания 1463 г.
на псковско-ливонском рубеже
События весны-лета 1463 г. на псковско-ливонской границе не при­
влекаю т вним ания отечественны х исследователей. Н. А. К азакова1
посвятила им всего несколько строк, К. В. Б ази леви ч о них не упомя­
нул вовсе.

1Казакова. С. 133-134.
Походы русских войск при Иване III 43

Такое отнош ение к событиям 1463 г. объясняется их фактически


небольшим м асш табом — они носили характер очередного погранич­
ного конфликта м еж ду Псковом и епископом Д ерптским. Тем не ме­
нее, в кон тексте истории первых л е т великого кн яж ен и я И ван а III
события марта-ию ля 1463 г. представляю т определенный интерес.
Единственны м русским источником для изучения этих событий
являю тся псковские летописи. Описание конфликта с Д ерптским епи­
скопом содерж ится в этих летописях в Двух основных вариантах —
кратком и пространном.
Краткий вариант приводится в Синодальном списке (по определе­
нию А. Н. Насонова, Псковская II летопись). Пространный вариант —
в Тихановском списке (Псковская I летопись) и Строевском (Псковская
III летопись). Все три рассказа не противоречат друг другу, приводят
события в одной и той ж е последовательности и отличаю тся только в
подробностях и деталях. Видимо, они восход ят к одному первоначаль­
ному тексту, который в Строевском списке передан полнее, чем в Тиха­
новском, а в Синодальный вошел в сокращ енном виде. О бщ ая основа
всех трех рассказов содержалась, вероятно, в предполагаемом А. Н. Н а­
соновым общем протографе псковских летописных сводов.1 В основу
дальнейшего излож ения будет полож ен текст Строевского списка (в
необходимых случаях с указанием разночтений).
В 6 9 7 0 (1461 / 1 4 6 2 г.) «залож и ш а П сковичи новый городок на
обид ном месте, на В еликом озере, при кн язе П сковском Володиме-
ре О вдреевиче... того ж е лета и сверш иш а его, и церковь поставиша в
нем святого А рхаггела М ихаила и освящ аш а».12
Новый городок (известны й позднее под названием Кобы лин) со
своей церковью был построен на спорном с немцами месте. Произошло
это не п озж е лета 1462 г., так как «тое ж е осени месяца сентября вы-
гнаша псковичи к н язя Володимера», и он «поеха на М оскву к вели­
кому князю И вану Васильевичю ж али ться на псковичей».3
Н езависим о от причины и повод а изгнания наместника (по словам
Строевского списка, «он приеха не по псковской старине, псковичи
не зван, а на народ не благ»;4 по словам Тихановского списка, «иные

1ПСРЛ. Т. 5. Вып. 1 (далее — ПЛ. I). Стемма на с. LXIII.


2 ПСРЛ. Т. 5. Вып. 2 (далее — ПЛ. II). С. 150.
3 Там же.
4 Там же.
44 Ю. Г. Алексеев

невегласы псковичи злы е люди, сопхнувш е его степени»),1 сам ф акт


его изгнания весьма ослож нял отнош ения «Господина Пскова» с ве­
ликим князем. П сковичи это сознавали.
Записи за 6970 г. кончаю тся рассказом об изгнании князя, а новое
лето 6971 г. откры вается сообщ ением о поездке псковских послов «к
князю великом у... проси те кн язя во Псков». И згнание нам естника
никак не долж но было перерасти в конфликт с самим великим князем.
Тем не менее, изгнание великокняж еского нам естника не могло
не стать известным псковским соседям.
«Того ж е лета немцы-юрьевцы посла псковского Кондрата сотско­
го и гостя псковского всадиш а в погреб». В свою очередь, псковичи
«немецкого гостя посадиша в погреб». Все это происходило без фор­
мального объявления войны — «на миру и на крестном целовании».*2
Н е исключено, что именно ослабление связей с М осквой, наряду
с постройкой городка на «обидном месте», подтолкнула немцев-юрьев-
цев к враж дебным действиям против Господина Пскова.
«Тое ж е зимы [1 4 6 2 /1 4 6 3 гг.] в Великое говение месяца М арта 21
день, на память святого Якова Исповедника [в понедельник, в 1 час дни]
приидоша Немцы ратью к Н овому городку, с многым замыш лением,
[в силе тяжце] и оступиша городок, и н а ч а т а пушки3 ш ибата на город».4
Это первое известие о военных действиях в кампании 1463 г. пред­
ставляет значительный интерес.
Во-первых, обращ ает на себя внимание точная датировка собы­
тия — по месяцу и числу, по церковному календарю и по д ню недели, с
точностью до одного часа. Такая датировка м ож ет свидетельствовать об
официальном происхождении известия.
В торая особенность — указан ие на крупны е (во всяком случае,
значительные) силы немцев: они имели артиллерию и, обступив юрод,
подвергли его обстрелу. «А другая сила нем ецкая н а ч а т а воевати и
ж ещ и псковские исады».
Таким образом, немцы действовали двум я отрядами: один — пы­
тался овладеть городком, другой — прим енял тактику «вы ж ж енной
земли», разоряя хозяйство псковичей.

TULL С. 62.
2 ПЛ. П. С. 151. Это известие в Тихановском списке (далее— Тих.) отсут­
ствует.
3 В Тих. «пущичи».
4 ПЛ. П. С. 151. Слова в квадратных скобках в Тих. отсутствуют.
Походы русских войск при Иване III 45

«И князь И оан И оанович [дебрянских князей] тыми часы приела


из городка во Псков гонца своего [человека] Якуша, что рать немецкая
под городком».1
В Н овом городке, построенном на пограничной, спорной террито­
рии, сидит псковский н ам естн ик— вы ходециз удельных князей. Сам
по себе это т ф ак т п р ед ставл яет больш ой и нтерес д л я хар актер и с­
тики военно-политической организации Господина П скова — у него
были свои служ и лы е князья, возглавлявш ие (по крайней мере, в не­
которых случаях) оборону пограничных пунктов. К нязь И ван сидел
в Н овом городке со своими людьми, составлявш им и гарнизон этой
небольшой крепости. Один из этих людей и прорвался во Псков сквозь
кольцо (видимо, неплотное) немецкой осады.
«И посадник степенны й Ф едор Н икиф орович, и посадник Тимо­
фей, и бояре псковичи, немного того ж е дне совокупивш еся, и поеха-
ша к городку, и привдош а псковичи на завтрея».12 Т ихановская лето­
пись дает другое чтение: «и псковичне много собравшеся и поедоша...»
Это чтение, вероятно, более точно — «не бояре-псковичи», а «бояре
и псковичи».
Во всяком случае, реакция во Пскове была немедленной. Степенный
посадник выступил в поход с наличными силами — это были бояре
(очевидно, со своими людьми) и рядовые псковичи, которых было «не
много». Отсюда вытекает, что в Пскове в распоряж ении посадника не
было сколько-нибудь значительных боеготовых сил.
Бы строе прибытие псковского отряда изменило ситуацию. «Нем­
цы, услы ш авш е псковскую силу, [и отбегоша от городка], и запас свой
пометаша».3 Р еш ени е немедленно двинуться на помощь Н овому го­
родку, хотя бы и не собрав всех сил, оказалось правильным. Это был
тот случай, когда реш ающ ее значение имела быстрота действий. Клас­
сический пример подобного рода в наш ей военной истории — маневр
князя А лександра Я рославина с небольш ими силами для атаки швед­
ского десанта на Н еве в 1240 г.
«И посадник Ф едор, и Тимофей с псковичами быв городку неде­
лю». Н есмотря на поспеш ное отступление немцев, посадники решили
остаться в городке. Очевидно, наличные силы в маленькой крепости

1Там же. С. 152.


2 Там же. С. 151.
3 Там же. С. 152. В Тих.: «Немцы... устремишася на бег» (ПЛ. I. С. 63).
46 Ю. Г. Алексеев

были слиш ком незначительны, и в данной ситуации она не могла быть


предоставлена самой себе.
«Немцы, не рядя того, что псковская сила в городку, того ж е м еся­
ца 27, в неделю в 1 час дни, за неделю до Вербницы, и приш едш и да
два исада больш их выж гош а, О стровцы да П одолеш ие, и христиан
посекоша много, а иных в полон поведоша».
Удержание псковичами городка не прекратило вооруженного кон­
фликта. Немцы продолжали разорять псковские исады. Видимо, на этот
раз речь ш ла об особенно крупных хозяйствах— рыболовецких посел­
ках со значительным населением. Рыбное хозяйство играло большую
роль в экономике Пскова — вспомним внимание, уделяемое исадам в
Псковской Судной грамоте, в которой рыболов-«катечник» (или кочет-
ник), живущий на исаде, поставлен на одну доску с пахарем-«изорником»
как производителем основной сельскохозяйственной продукции.
Что ж е делали войска, стоявш ие в Новом городке? «Псковичи боя-
щ еся большей силе немецкой и не удариш ася на них. Зане ж е они по-
вдош а через озеро борзо в свою землю с городка, и постигнута не успе-
ша скорого и борзого ради ш ествия».1 В приведенном тексте — явное
противоречие. То ли псковичи не «ударишася» на немцев, опасаясь
их крупных сил, то л и они (псковичи) немцев «постигнута не успеша».
Противоречие разъясняет Тихановский список, содержащ ий здесь бо­
лее верное (по-видимому) чтение. Псковичи «мняхуть подсаде быта у
них, и того рада не ударишася на них»,*2т. е. псковичи опасались засады.
Во всяком случае, сил, пришедших в Новый городок с посадниками
Ф едором и Тимофеем, было, очевидно, недостаточно для дальнейш их
активных действий — для защ иты исадов от разорения.
«И посадник Федор, и Тимофей послаш а гонца с грамотою ко П ско­
ву, что Немцы воюют наш и исады».3
«[Зиновий посадник и] псковичи, услы ш авш а такову весть, и по-
ставиш а вече, и даш а на вече воеводство М акси м у посаднику Лари-
воновичю, и О лексию Васильевичю , и И гнатью Л огиновичю . И со-
вокупивш еся псковичи и с пригорожаны, и поцдоша к городку, и не
обретош а немець, [понеже немцы уш ли в свою землю]».4

*ПЛ.П.С.152.
2ПЛ. I. С. 64.
3ПЛ. П. С. 152; ГОП. С. 64.
4Там же. Олексий и Игнатий названы в Тих. посадниками.
Походы русских войск при Иване III 47

Поджог исадов производит на Господин П сков более сильное впе­


чатление, чем нападение на пограничный городок. Приводится в дей­
ствие весь механизм военной организации вечевого города. Главное
звено этого м ехан изм а — вече. Н а вече назн ачаю т воевод — трех
посадников и, очевидно, принимаю т реш ение о мобилизации город­
ского ополчения. Н азначение трех (а не одного) воевод м ож ет свиде­
тельствовать о м асш табах мобилизации. Все три воеводы — посадни­
ки, представители высшего эшелона псковского общества. Важнейш ая
часть военной организации — союз с пригородами, которые, очевид­
но, по призыву старш его города провод ят у себя аналогичную мобили­
зацию и ш лю т войска на помощь Господину Пскову. Н о когда силы
Псковской зем ли подошли к городку, немцев там у ж е не было.
«И посадники псковскыя и псковичь начаш а думати, куда поити за
ними. И здумаша и поидоша к Воронью Каменю, и выеха вся псковская
сила на озеро».1
К онтакт с противником был потерян, такти ч еская разведка к ак
таковая, очевидно, не велась. П редварительное планирование отсут­
ствовало. П роизош ло нечто вроде военного совета или вечевой сход­
ки, на которой и был намечен план дальнейш их действий.
«И приш едше доброхот из зарубеж ья Чюдин, и сказа посадником
псковским, что сила нем ецкая готова и хотят ударите на шию нощ ь
на Колпиное».12
Это неож иданное известие, полученное от своего рода агентурной
разведки, полностью изменило планы псковичей. Они «возвратиш ася
на тую ж е нощь и поидоша в Колпиное».
М арш , очевидно, был форсированны м— шли ночью. «И приидоша
тамо порану и узреш а, что Немцы ж гут по наш ей волости и воюют, и
церковь колпинскую зазгош а, и инех исадов много ж гуть, и полона
много поимаша» .3Д оброхот Чюдин оказался прав. Нападение на Кол-
пино носило действительно угрожаю щ ий характер.
«И посадники псковские и псковичи удариш ася на немци на Кол-
пиной реце [противу церкви, не стоя ни часу, передовые люди П сков­

1Там же. В Тих.: «Они же здумаша поити за Немцы к Воронию Камени и


выедаша псковичи на озеро» (ПЛ. I. С. 64).
2 ПЛ. II. В Тих. добавлено: «псковичи же обещаша ему дата оброк за его
доброхотство» (ПЛ. I. С. 64).
3ПЛ.Н. С. 152; ПЛ. I.C.64.
48 Ю. Г. Алексеев

ского полка. И бысть ту сеча велика, и Немцы не успеш а ничтож е, и


устремиш ася на бег. И вся сила псковская поидоша на них, овы секу­
чи, овы бодучи,] м есяца М ар та в 31 день, [в четверг, на вербной не­
дели в 1 час дни]».1
И так, по буквальному смыслу рассказа Строевского списка, нем­
цы на рассвете были атакованы «передовыми людьми» — очевидно,
Передовым полком, авангардом псковского войска. В незапная атака
(«не стоя ни часу») обратила немцев в бегство. В сраж ение вступили
главные силы псковского войска, вооруж енны е саблями (мечами) и
копьями. П обеда была полной.
«Помощью с в я т а я Троица и пособием святого архистратига Б ож и я
М ихаила п о б и т а Немець12 и б и т а их в погоню на 15 верст до Кохове
реце и за Кохову двемя путьми гонячися».3
Бой на реке Колпиной расценивался как больш ая победа: «Дивно
бе се, братье, чюда и дива исполнено и достойно памяти, коль велице
истраш не суш и брани, ни один человек псковской рати не паде...», —
утверж дает С троевский список, в то врем я как «мост л еж и т трупья
немецкого, куды бегли Н емцы ».4 Э та обы чная в подобных случаях
ф разеология не д о лж н а восприним аться как точное свидетельство
факта. О на скорее отраж ает общ ее радостное впечатление от победы
со свойственной средневековом у восприятию эмоциональной насы ­
щенностью.
О днако другие реалии летописного рассказа засл у ж и в аю т вни­
мания.
Бой произош ел 31 марта, через четы ре дня после того, как посад­
ники Ф едор и Тимофей дали знать в П сков из Нового городка о сож ­
ж ении исадов. И звестие от воевод могло прийти во П сков только 28
марта. П сковичи сразу собрали («поставили») вече, назначили воевод
и начали м обилизацию . Со своими вновь набранны м и си лам и они
могли подойти к Новому городку 29 марта, оттуда после совещ ания
выш ли на озеро, н ап равл яясь к В ороньем у Камню, а затем у ж е на
рассвете 31 марта атаковали немцев на Колпине.

1ПЛ. I. С. 152-153. Слова в квадратных скобках в Тих. отсутствуют.


2 Тих.: «и молитвами благоверных князей, лежащих в дому святыя Трои­
цы, Гавриила и Тимофея» (ПЛ. I. С. 64).
3 ПЛ. II. С. 152-153; ПЛ. I. С. 64-65.
4 ПЛ. II. С. 152-153. ВТих. этого текста нет.
Походы русских войск при Иване III 49

Если датировка, приведенная летописцем, верна (а у нас нет осно­


ваний сом неваться в ней), то м ож но сделать несколько важ ны х вы­
водов.
Во-первых, мобилизация была проведена чрезвычайно бы стро— за
один день. Скорее всего, она носила характер частичной мобилизации.
Правда, предварительные мероприятия могли начаться ран ьш е— еще
21 марта, при первом известии о нападении немцев. Но и в этом случае
можно говорить о быстроте приведения в-боевую готовность ж ителей
города. Очевидно, горож ане Пскова, члены городской общины, при­
выкшие к военным тревогам и мобилизационны м «разрубам» в при­
фронтовом городе, имели наготове необходимое вооруж ение и сна­
ряж ение — и для приведения себя в полную готовность к походу не
нуждались в длительном времени.
Во-вторых, несм отря на обращ ение к пригорож анам , поход под
Новый городок был соверш ен силам и сам их псковичей — ж и тел и
пригородов участвовать в нем не могли. М обилизация пригородов бы­
ла рассчитана на более продолжительное время.
Третье наблюдение можно сделать из описания самого похода и боя
на Колпине. В походе участвовала, видимо, конница. Только она могла
совершать такие быстрые марши и на много верст преследовать бегу­
щих немцев. М обилизация непосредственно коснулась той части ж и ­
телей Пскова, которые могли по определенному расчету («разрубу»)
выставить в поле конных воинов, вооруженных и снаряж енны х всем
необходимым для похода. О писание самого боя отвечает этому пред­
положению: стремительный удар могла нанести только конница пере­
дового отряда, за которым следовали — так ж е на конях — главные
силы псковичей.
Но как эта конница передвигалась в конце марта по зимним дорогам,
покрытым, надо полагать, снегом? О твета на этот вопрос мы не имеем.
Скоротечная мобилизация псковской конницы и отсутствие круп­
ных потерь в бою (не приним ая буквально оптимистично-радостное
утверж дение летописца о полном отсутствии потерь, м ож но все ж е
предположить, что потери были незначительны е) приводят к заклю ­
чению, что общ ая численность псковского войска, двинутого в конце
марта в район Нового городка, была невелика.
Однако это была не вся псковская сила. «А иная сила псковичей,
нерубленны е люди, охвочеи человек, в то ж е врем я ходиш а за Из-
борско в слободу, и воеваш а немецкую власть, поимаш а полона бес-
50 Ю. Г. Алексеев

числено, и приидош а сами здрови с многым полоном. А воеводою у


них был И ваш ко диак».1
Это известие откры вает новую сторону военной организации Гос­
подина П скова и характера действий псковских войск. Кроме людей,
обязанны х идти в поход по мобилизации (по «разрубу»), есть ещ е и
«нерубленные люди» — «охвочей человек», добровольцы, под моби­
лизацию не подпадающие. О ни составляю т как бы свое самостоятель­
ное войско. У них свой воевода, не воин-профессионал, а дьяк, у них
свое н ап равлен ие дви ж ен и я, и, в сущ ности, свои задачи — захват
добычи, «полона», т. е. грабеж и разорение «немецкой волости», рас­
полож енной за Изборском. Т актика «вы ж ж енной земли», общ еупо­
требительная в средневековых войнах, находит здесь полное приме­
нение. И менно захват полона и добычи были, по-видимому, главным
стимулятором в дей ствиях псковских «охвочих человек». Н о кроме
чисто корыстных мотивов личного обогащ ения, у этой тактики (как
и, соответственно, у тактики немцев, ж гущ их псковские исады) есть
и вполне рациональная (в военном отнош ении) составляю щ ая — ос­
лабление экономического потенциала противника, принесение ему
возм ож но больш его м атериального и морального ущ ерба, а так ж е
отвлечение его сил от главного направления.
Н о кто такие «охвочие люди», не попадающие в обязательный «раз­
руб»? Это, очевидно, в первую очеред ь, городская бед нота, не имеющая
возможности приобрести полноценное оруж ие и военное снаряж ение
и действую щ ая на свой страх и риск, на самостоятельном операцион­
ном н ап равлен ии и, по-видимому, без взаи м одей ствия с главны ми
силами.
«Тоя ж е весны, на Страстной недели, в Великую пятницу, месяца
А приля в 8, приидоша И зборяне под Новый городок Н емецкий и посад
и волости немецкыа пожгоша, и възвратиш ася ко И зборску со многым
полоном, помощью святого Николе».
Вот когда вступаю т в действие вооруженные силы пригородов. И з­
боряне действую т самостоятельно, независимо от псковичей, на сво­
ем операционном направлении — на немецкий Н ейгаузен (Ниенгау-
зен). И х цель — не зан яти е города, но, как и у псковских «охвочих
человек», опустош ение враж еской территории и добы ча «полона».
Н ет н и каки х признаков организации взаим одействия псковичей и

'П Л . II. С. 153; ПЛ. I. С. 65.


Походы русских войск при Иване III 51

изборян и их действий по единому, общ ем у плану: как и псковские


«охвочие», изборяне ведут «свою» войну, свою кампанию в рам ках
общего конфликта с дерптскими немцами.
10 ап р ел я произош ло сущ ествен н о в аж н о е собы тие: «приеха с
М осквы от кн язя великого... во Псков на кн яж ен ие князь И оан А лек­
сандрович Звенигородский».1 К онф ликт с великим князем был ула­
жен. П олитическая ситуация изменилась — Господин П сков не был
больше одинок в противостоянии Д ерптской епископии.
П рибы тие нового князя-нам естника, возмож но, стим улировало
военно-оборонительное строительство во Пскове. Во всяком случае,
летописец, стремящ ийся в своих записях к хронологической последо­
вательности событий, сразу после и звести я о приезде кн язя И вана
Звенигородского отмечает: «Того ж е л ета почаш а делати стену, на
Крому прьси, в Д ом антове стене... помостиш а [мост] ч рез Великую
реку».*2
Однако на ходе военных действий прибытие кн язя сказалось д а­
леко не сразу. «Того ж е лета приела кн язь великой... воеводу своего
князя Ф едора Ю рьевича и с людьми своими во Псков по псковскому
челобитью в помошъ псковичем на Немеиь, месяца Н уля в 8, на память
святого мученика Прокофия».3
Таким образом, прибытие князя-наместника само по себе ещ е не
означало военной помощи со стороны М осквы . Понадобилось особое
челобитье о пом ощ и— и тогда во П сков двинулись великокняж еские
войска. Князь-наместник— фигура политическая, символизирующая
политическое единство Русской зем ли и власть великого кн язя над
его Псковской «отчиной». Военными функциями князь-наместник не
наделен — в его распоряж ении нет войск, непосредственно ем у под­
чиненных. Только прибытие воеводы великого кн язя с великокняж е­
скими войсками означает реальную военную помошв, т. е. вступление
великого князя в вооруженный конфликт меж ду Господ ином Псковом
и его дерптским соседом.
Подобное явление не имело прецедентов. З а три года до этих со­
бытий, зимой 1460 г., Господин П сков бил челом «господину и госу­
дарю великому князю Василию Васильевичи) о ж аловании и о печало-

‘ ПЛ. II. С. 153; ГОП. С. 65.


2 ПЛ. II. С. 156; ГО1.1. С. 65: «мост плавучей».
3 ПЛ. П. С. 154; ПЛ. I. С. 65: ошибочно — «июня».
52 Ю. Г. Алексеев

вании своей отчине муж ей псковичъ добровольных людей, что есми


приобижены от поганых Немець», принял у себя сына великого князя
и оф ициально вош ел в сф еру политической власти великого кн язя
М осковского. Н ачался новый этап истории Господина Пскова.
Н о тогда военных действий фактически не было. «М естер ризский»
запросил мира, начались переговоры, и н икаких вели кокн яж ески х
войск во П сков не посылали.
Теперь, в 1463 г., ситуация была другая. Ш ли военные действия, и
великокняж еский воевода привел войска д ля участия в этих действи­
ях. Впервые войска великого кн яж ества М осковского оказались на
ливонском театре военных действий, лицом к лицу с западноевропей­
ским противником. Впервые они взаимодействовали с псковичами.
Своим защ итникам «псковичи даш а подворье у святого С паса, у
монастыри на М и рож и и у святого Н иколы на Завеличьи».1М осков­
ские войска стояли за городом и «быша в П скове с неделю».
«В то ж е время князь псковский... и посадники псковскые н а ч а т а
совокупляти пригорожаны изо всех пригородов и изо властей людей».
В П скове начался второй этап мобилизации. М обилизованы были не
только пригорожане, но и ж и тели сельских местностей — волостей.
Текст Тихановского списка более точен: « н ач ата... порубати приго-
рож ан псковских» — ш ла м обилизация по разрубам .*2 И менно этим
(а такж е необходимостью дать отдых войскам перед походом), веро­
ятно, объясняется недельное пребывание великокняж еских войск на
Завеличье.
Н аконец, «совокупивш ися псковичи с пригорож аны и со всем и
людьми и поидоша с воеводою князя великого и с их силою за Великую
реку к Новому городку немецкому, и н а ч а т а съжидатися во Изборске» .3
Новы й план кампании, предлож енны й вели кокн яж ески м воево­
дой (или вы работанны й совместно с псковичами), сущ ественно от­
личался от того, что было раньше. О т обороны переходили к наступ­
лению. Военные действия переносились на территорию противника,
захваты валась стратеги ческая инициатива. Зам етн о стрем лен ие к
сосредоточению сил на направлении главного удара — от И зборска
на Нейгаузен.

'П Л . II. С. 154; ПЛ. I.C.65.


2ПЛ.1.С.66.
3 ПЛ. II. С. 154; ПЛ. I. С. 66.
Походы русских войск при Иване III 53

«И бысть заутра порану, месяца И улия в 18 день, на память свято­


го м ученика Л еон ти я, приступиш а к городку немецкому, и н а ч а т а
городок бита пушками» (в Тих. — «пущичами»).1
Впервые упоминается о действиях русской артиллерии. Ясно, что
в мартовском походе применить ее не было возможности. Только те­
перь, когда собрались крупные силы и была поставлена цель овладеть
неприятельским городом, артиллерия смогла заявить о себе.
«И стояш а вся сила у городка четыре дай и 4 нощи». Все эти дай,
очевидно, шел обстрел города. «И пустиш а псковичи болшею пушкою
на городок, и колода вся излом ася, и ж е л е зо около разорваш ася, а
пущича вся цела».*2 По Тих.: «пушка ростреснулася».3
О пы т применения артиллерии оказался неудачным. По-видимому,
«большая пушка» была ж елезн ая, л еж авш ая на деревянной колоде,
и с ж елезною казенной частью. Ж елезны е орудия первых десятилетий
XV в. разры вались неоднократно.
Н еудача обстрела заставила принять реш ение снять осаду: «отъи-
доша сила вся от городка, [не вж емш е, крепок бе]».4 «А в то время как
сила была под городком, псковичи на вече посаднику Д ороф ею Ол-
ферьевичю даш а ему воеводство ехати с охвочим человеком, с муж и
псковичи в насадах воевати Н емецкой земли. А которое прихож им
людем, иноземцом, п овелеш а псковичи пеш им идти на Н ем ецкую
землю. А которы е и зм ож ны й приходец, и он себе на кони [к рати в
силу] едет. Тыа ж е иноземци биш а челом псковичам, чтобы их при­
няли к себе в насады, и псковичи прияш а их к себе [в насады]».5
П еред нами — картина своего рода тотальной мобилизации. «Ох-
вочей человек» п ризы вается на сл уж б у по реш ению веча, которое
назначает им в воеводы одного из посадников и ставит определенную
боевую задачу. Это у ж е не те добровольцы, которы е весной ходили
грабить немцев во главе с «дьяком Ивашкой». «Охвочие люда» на этот
раз идут в насадах, т. е. соверш аю т переход через озеро. Это, очевид­
но, пехота, а не «изможные» лю да, способные идти на конях вместе с
«силой»— ратью псковичей. В социальном плане, как и в м ар те,— та

‘Там же.
2ПЛ. П.С. 154.
3ПЛ. I. С. 66.
4ПЛ. П. С. 154; ПЛ. I. С. 66.
5Там же. Слова в квадратных скобках в Тих. отсутствуют.
54 Ю. Г. Алексеев

ж е псковская беднота, но на этот раз официально призванная и орга­


низованная.
Н е менее интересна мобилизация «прихож их людей иноземцев».
Х отя они не граж дане Пскова, требование веча идти в поход распро­
страняется и на них. О собенно четко видна разница меж ду «измож-
ными», которые «на кони к рати в силу» едут, и прочими, которым «по-
велеш а псковичи пешим идти на Немецкую землю».
Поход соверш ается через озеро, в насадах. Очевидно, предполага­
ется, что насады — парусно-гребные суда — имею тся в готовности.
Д ля пеших «охвочих» гребное судно— такой ж е необходимый пред мет
сн аряж ен и я, как конь для всадника, «изможного» человека. П еш ее
войско «охвочих человек» — это ф актически судовая рать, хорош о
известная на Руси с древнейш их времен и напоминаю щ ая скандинав­
ский лейдунг.1
«И поехаш а псковичи, охвочей человек, и прихож ии лю ди с по­
садником Д ороф еем в насадах, и иныа в лодьях. И ехавш е в Немецкую
землю, и много воеваша, и К ерж ели половину выжгоша».12
К ерж ели, по мнению Н. А. Казаковой, — это область К ервель по
верхнем у течению р. Воо, правом у притоку Э м баха (по-русски —
О м овж и), реки, на которой стоит Д ерпт.3 Следовательно, псковские
насады пересекли озеро, вош ли в реку и поднялись по ней вверх. П а­
русно-гребные суда имели малую осадку и могли двигаться по неболь­
шим рекам. П сковские лодки не впервы е входили в О м овж у — и з­
вестен поход посадника Ильи в мае 1341 г.4
Н. А. Казакова, вслед за К Ш терном, предполагает, что поход су­
довой рати имел целью «воспрепятствовать продвижению дерптских
сил на пом ощ ь о саж д ен ном у Н и ен гаузен у».5 Э то п редполож ени е
правдоподобно. Поход «охвочих» на этот раз был организован псков­
ским вечем и, вполне вероятно, был нацелен на помощь главным си­
лам. Это косвенно подтверж дает и текст летописи: «...услы ш авш а,

1См., напр.: Гуревич А. Я. Свободное крестьянство в феодальной Норвегии.


М „ 1971. С. 166-195.
2ПЛ.П. С. 155; FULL С. 67.
3 Казакова. С. 134.
4 ПЛ. II. С. 93. Тих. об этом не сообщает.
5 Казакова. С. 134; Stem С. Dorpat-Pleskauer Kampfe und Vertrage 1448 -
1463//JahrbucherfurGeschichteOst-Europas. Breslau, 1940. S.408.
Походы русских войск при Иване III 55

что сила псковская отступила от городка, и поехаша во Псков посадник


Дорофей с своим войском».1
Ч исленность судовой рати приводит только С троевский список:
«.. .а всех было людей с посадником Дорофеем 20 ускуев да 80 лодей,
а все то с людьми».12 Как видно, Псковская летопись понимает под «на­
садами» разные типы гребных судов— это и «ускуи», и «лодьи». О пре­
делить размеры (вместимость) этих судов мы не имеем возможности.
По тексту летописи можно полагать, что ускуи были более крупными
судами, чем лодьи. О вместимости ускуев (уш куев), напомним, есть
свидетельство великокняжеской летописи под 1375 г.: 70 новгородских
ушкуев несли на себе до 2 тыс. воинов,3т. е. около ЗОчеловек на каждом.
Нет, однако, уверенности в том, что размеры уш куев были везде оди­
наковы. Во всяком случае, мож но предполагать, что в походе воеводы
Дорофея принимали участие многие сотни «охвочих человек» и моби­
лизованных «прихожих».
Основным является то (весьма правдоподобное) предположение,
что поход судовой рати был в оперативном отнош ении согласован с
походом главны х сил. Это представляет больш ой интерес, отраж ая
определенный уровень здравого оперативно-тактического м ы ш ле­
ния — самих ли псковских руководителей, или великокняжеского вое­
воды князя Ф едора Ю рьевича Ш уйского, фактического главнокоман­
дующего московско-псковскими войсками.
Военные действия продолжались.
«По том времени минувш и недели, и Н емци приеховш е в снеках и
в людиях, и ударивш ася на Норовлян, на Скамьи. И начаш а Норовля-
не битися с Н емци, и ту поим аш а рукама наш их человек 8, а судью
Оданья Сидора мечи иссекош а, [а он биш ася с ними крепко]».4
Как и русские, немцы использовали судовую рать. И х снеки (ш не­
ки) — парусно-гребные суда, примерно соответствую щ ие, по-види-
мому, русским ушкуям. Чудское озеро давало хорошие возможности
для м аневра судовой рати. У дару подвергся северны й ф ланг фрон­
та — земли норовлян, которые, вероятно, оказали упорное сопротив­
ление.

1ПЛ. П. С. 155; ЕЛ. I. С. 67


2ПЛ. П.С. 155.
3 ПСРЛ. Т. 25. С. 191.
4 ПЛ. П. С. 156; ПЛ. I. С. 67.
56 Ю. Г. Алексеев

«И гдовляне прислаш а гонца во Псков, что Немци воюют по нашей


земли, и псковичи хотеш а поехати там о».1
Н ападение немцев вызвало обращ ение ближ айш его к Н арове при­
города к старш ему городу за помощью. С тали готовиться войска для
защ иты окраины. Н о идти в поход не пришлось.
«О ж е Н ем ци п рислаш а Н ем цина на П сков с тым словом, чтобы
наш ему послу добровольно приехати на поговорку и опять отъехати,
и псковичи даш и ему на том руку... Того ж е лета по той руке прислал
князь местер ризски своих послов...».12
Кампания 1463 г. закончилась. Н ачались переговоры о мире.
Ккаким ж е выводам можно прийти на основании нашего источника?
И злож ени е событий в П сковской летописи отличается докумен­
тальным, неэмоциональным характером с точной фиксацией событий,
дат и имен. По-видимому, это записи хорош о осведомленного офици­
ального псковского летописца.
В противополож ность этому, м осковские летописи о собы тиях
1463 г. на псковском рубеж е хранят полное молчание., хотя в этих со­
бытиях участвовали великокняж еские войска во главе со своим воево­
дой. В М оскве не могли не знать о действиях этого воеводы. М олчание
великокняж еского летописца мож ет свидетельствовать об отсутствии
в его распоряж ении официального документального источника, в ко­
тором бы фиксировались распоряж ения великого князя и действия его
воеводы. Такого рода записи в М оскве, по-ввдимому, не хранились —
не было ведомства, которое занималось подобной документацией, со­
ставлением и хранением ее. Это значит, что в М оскве ещ е не сущ ест­
вовало центрального военного ведомства, хотя бы как соответствую ­
щего отделения великокняж еской канцелярии.
С огласно псковским записям, кам пания 1463 г. состояла из двух
этапов. Внезапное нападение немцев на Новый городок было началом
первого этапа: в кампании приняли участие ограниченные силы пско­
вичей, перед которыми были поставлены частные, локальные задачи
по обороне участка псковско-ливонской границы. Н а этом этапе про­
изошло единственное за всю кампанию столкновение в открытом поле
на р. Колпине, закончивш ееся победой псковичей, но не имевш ее за­
метных стратегических последствий. Н е считая себя в силах бороться

1ПЛ. II. С. 155.


2 Там же.
Походы русских войск при Иване III 57

в одиночку с войсками Дерптского епископа, псковичи обращ аются за


помощью к великом у князю и до прибы тия его войск от каких-либо
активных действий воздерживаю тся.
П рибы тие великокняж еского воеводы с войсками знам енует на­
чало второго этапа кампании. Н а этом этапе заметны элементы опера­
тивно-тактического планирования-и взаимодействия отдельных частей
войска — конницы и судовой рати,-что представляет определенный
интерес. В аж ен сам ф акт перехода в наступление, перенос войны на
вражескую территорию и захват стратегической инициативы.
М осковски е войска, прибы вш ие на театр военны х действий, не
были, видимо, особенно многочисленны ми. Единственное их пред­
приятие носило, в сущ ности, ограниченны й характер — удар нано­
сился по приграничному немецкому городку, прикрывавш ему южные
подступы к Д ерпту. Н а более глубокую операцию с более реш итель­
ными целями сил, вероятно, не хватало. М осковские войска, судя по
всему, не им ели своей арти ллери и, а ар ти л л ери я псковичей бы ла
весьма н есоверш ен на,— и это одна из главных причин неудачи осады
Нейгаузена.
По-видимому, посы лая войска на помощ ь Господину Пскову, ве­
ликий кн язь не стрем и лся к больш ой войне на северо-западном н а­
правлении. Судя по всему, основным стратегическим направлением
являлось восточное (казан ское), на котором уж е с 1462 г. ш ла под­
готовка к больш ой войне. Этим предопределялась оборонительная
стратегия на других направлениях. В данном случае, задача была в
том, чтобы, не ввязы ваясь в большой конфликт, оказать непосредст­
венную помощь псковичам и тем самым продемонстрировать реаль­
ность вклю чения П сковской зем ли в политическую систему великого
княж ения. И эта реальность была по достоинству оценена немцами,
сразу предлож ивш ими начать мирные переговоры.
Если для великого князя события 1463 г. имели хотя и важное, но не
первостепенное значение, то для Господина Пскова кампания 1463 г.
была серьезным испытанием, что отразилось на подробной летописной
информации с большим вниманием к военным событиям.
Летопись позволяет проследить основные черты военной системы
Господина Пскова. Постоянного войска у него нет — есть только не­
большие гарнизоны в пограничных крепостях. М обилизация проводит­
ся в случаях военной необходимости — по реш ению веча. М обилиза­
ция — это, прежде всего, призыв «рубленных» людей. «Охвочие» —
58 Ю. Г. Алексеев

пешие добровольцы. Они призываются в обязательном порядке только


в особых случаях. В компетенции веча — назначение воевод.
В функции веча входит и призыв к пригородам, т. е. мобилизация
всех сил П сковской зем ли. П ригороды имею т, по-видимому, свою
местную военную организацию. О ни могут действовать как совмест­
но с псковичами, так и самостоятельно. В свою очередь, пригороды в
случае необходимости обращ аю тся к старш ем у городу и ж дут от него
помощи.
П сковские войска состоят из конницы «рубленных» «изможных»
лю дей и пехоты «охвочих человек». В отнош ении этой пехоты можно
отметить, что если на первом (м артовском ) этап е она действовала,
по-видимому, самостоятельно и самочинно, без видимой связи с глав­
ными силами, и занималась главным образом грабежами, то на втором
этапе она в какой-то мере включается в общую канву боевых действий.
Больш ой интерес представляет использование гребных (или па­
русно-гребных) судов ддя маневра пехоты к театру военных действий.
Этот излю бленный на Руси метод применения судовой рати проявил­
ся на Чудском озере в кампании 1463 г.
Кампания 1463 г. — типичный пограничный конф ликт локально­
го масш таба. Глубина операций не превосходит нескольких десятков
килом етров, а их дли тельн ость — несколько дней. Б орьба идет за
овладение отдельными пунктами на территории противника и сопро­
вож дается опустош ением территории.
Тем не менее, эта кампания является важ ны м историческим собы­
тием. Господин Псков впервые ощутил реальную поддержку великого
князя — самый ф акт своего перехода под эгиду М осквы. Великокня­
ж е ск и е войска получили первы й боевой опы т в борьбе на северо-
западном направлении, против нового противника. В военной истории
России открывалась новая страница.
В стратегическом отношении поход 1463 г. носил оборонительный
характер. Б ольш ая война на северо-западном направлении не соот­
ветствовала планам великого к н я зя ,— его внимание было приковано
к реш ению казанской проблемы.
Походы русских войск при Иване III 59

Походы на Казань 1467—1468 гг.


И сториография походов 1467 и 1468 гг. небогата. Н. М . Карамзин
ограничился пересказом летописных известий,1С. М . С оловьев— их
краткой характеристикой.12 И нтерес к первым походам на Казань про­
явил только К В. Базилевич, рассматривая их во внешнеполитическом
аспекте, но коснувш ись и чисто военных вопросов.3
Основным источником для изучения гТоходов 1467 и 1468 гг. явля­
ются летописи.
М осковская вели кокн яж еская летопись по У варовскому списку
начинает записи за 6976 ( 1 4 6 7 /1 4 6 8 ) г. с киноварного заголовка:
«О пръвой Казани, ходил царевич Касым да с ним князь И ван Василь­
евич Стрига». Д а л е е на ли сте 3 90 об. следует текст: «В лето 6976.
С Вздвиженьева дни ходил царевич Касым к Казани, а с ним велико­
го князя воеводы, князь И ван Васильевич Стрига со многою силою, и
прочий».4
И звестие краткое, не похож ее на разрядны е записи: нет перечис­
ления воевод (хотя, возм ож но, в источнике, которы м пользовался
летописец, эти имена были — ср. «и прочий»).
«И шедшим им к Волзе, иде ж е бе и перевестися, и ту срете их царь
казанский О бреим со всеми кн язьям и своими... и не дасть им пере­
вестися».5
Д ля царевича Касима это было полной неожиданностью :«.. .позван
был царевич от царей казанских, от Авдул М ам она и от прочих, на
царство лестью».
«Он ж е, надеяся на них... испроси силу у великого кн язя... и не ус­
пев ничтоже возвратися».
Военных дей ствий ф актически не было. К онная рать пош ла об­
ратно.

1 Карамзин Н. М. История Государства Российского. Т. VI. М., 1990 (да­


лее — Карамзин). С. 10-16.
2 Соловьев С. М. История России с древнейших времен. Т. V (далее— Со­
ловьев). Стб. 1411-1416.
3 Базилевич К. В. Внешняя политика Русского централизованного госу­
дарства. Вторая половина XV в. М., 1952 (далее — Базилевич). С. 64-67
4 ПСРЛ. Т. 25. С. 279. Касим — сын казанского царя Улу-Мухаммеда, с
1446 г. проживавший на Руси и державший город на Оке (будущий Касимов).
5Там же.
60 Ю. Г. Алексеев

«Истомен ж е бе путь им, понеж е бо осень студена бе и дож дева и


корму начат не оставати... в постные дни мясо ели, и кони их з голоду
мерли... мнози от них и доспехи м етали...». Запи сь об обстоятельствах
отступления сделана, по всей вероятности, со слов участника похода.
О на не носит официозного характера, но рассказчик был, по-видимому,
осведомлен о планах и надеж дах царевича Касима.
Князь И ван Васильевич О боленский С трига ещ е в 40-х гг. активно
участвовал в борьбе против Ш емяки, обороняя от него Кострому; в
феврале 1456 г. он разбил новгородцев под С тарой Руссой, что выну­
дило их заклю чить Я ж елбицкий мир; бывал наместником во П скове
и Я рославле, имел чин боярина. Во П скове он проявил себя так хоро­
шо, что псковичи неоднократно просили о его повторном назначении
( t в 1478 г.).1Таким образом, во главе войск, отправленны х с цареви­
чем Касимом, был поставлен опытный военный и политический деятель,
что свидетельствует о важности его миссии и значительности доверен­
ных ему сил. Тем не менее, план похода был продуман плохо — вся
ставка делалась на интриги казанских царевичей. Борьба с крупными
силами противника не предусматривалась, и конная рать не поддер­
ж и валась пехотой.
«И татарове Казанстии по отходе их часа того повдош а изгоном к
Галичю...».
Б ли ж ай ш ее следствие неудачного похода — начало большой вой­
ны с Казанью. И первый удар — по Галичу. Н едавний центр удельно­
го кн яж ества, Галич после падения Ш ем яки превратился в важ ны й
опорный пункт великого княж ества на его северо-восточных рубежах.
Н о «мало нечто полону взяш а, а градом и волостем ничто ж е успе-
ша, всем бо беш а в осаде в граде».
Итак, набег «изгоном» сразу после отхода русских фактически не
удался — города успели привести в осадное полож ение (т. е. собрать
окрестное население, сж ечь посады и т. п.).
Р аспоряж ение о приведении Галича в осадное полож ение едва ли
могло быть сделано только после того, как в М оскве узнали о неудаче
похода Касима. П рисы лка гонца из М осквы в Галич и осущ ествление
мероприятий по приведению города в осад ное полож ение долж но было

1 Сводку данных о И. В. Стриге см.: Зимин А. А. Формирование боярской


аристократии в России во второй половине XV — первой трети XVI вв. М.,
1988 (далее — Зимин). С. 48-50.
Походы русских войск при Иване III 61

занять значительно больш ее время, чем конный марш казан цев по


левой стороне Волги. Распоряж ение об осадном положении было сде­
лано, надо полагать, заблаговременно — в ходе подготовки похода на
Казань и в предвидении возможного контрудара казанцев.
«А князь великий разослал по городам заставы, в М уром и в Новго­
род Н иж ний, на Кострому и в Галич, и велел им сидети в осаде, стере-
чися от Казани». Таким образом, подготовка к обороне коснулась не
одного Галича.
Заставы , т. е. отряды для обороны, были разосланы либо заранее,
либо сразу после похода Касима. В первом случае это говорило бы о
предусмотрительности великого князя, предполагавшего возможность
враждебных действий со стороны Казани. Во втором сл уч ае— о быст­
рой и правильной реакции на слож ивш ую ся обстановку. Н ападение
ожидалось на нескольких направлениях, на ш ироком фронте по обе
стороны Волги. В предыдущих кампаниях о такой заблаговременной
подготовке городов к отраж ению н аш ествия и звестий нет. Значит,
либо такой подготовки не было, либо она не ф иксировалась в источ­
никах, известных летописцу, т. е. в соответствующ их записях офици­
ального характера. Т еперь ж е эти записи, очевидно, велись и стали
доступны составителю летописи.
Итак, М осковская великокняж еская летопись отмечает в осенней
кампании 1467 г. четы ре основных момента:
— отправку царевича К асим а под К азань с воеводами великого
князя;
— выход русско-татарских войск к Волге и бой с казанцами;
— отступление после неудачи;
— контрудар казанцев по пограничным русским городам и при­
нятие мер для их обороны.
Л етописный рассказ представляет собой контаминацию двух ос­
новных источников.
К официозному источнику можно отнести известие о начале похода
Касима и о последующих распоряжениях великого князя. К источнику
частного происхождения — рассказ об отступлении от Казани.
Рассказ великокняж еской летописи о событиях осени 1467 г. вошел
в большинство позднейш их летописей, в том числе и в Никоновскую,
что свидетельствует об официальной апробации этого рассказа.
Однако есть и другие версии известий об осенней кампании 1467 г.
Одна из таких версий представлена в Типографской летописи.
62 Ю. Г. Алексеев

«В лето 6976 поиде великий князь И ван Васильевич в Володимерь


и отпусти из Володимеря царевича Каисима с Татары и воевод своих
и с ними полки свои и братьи своей полки отпусти, и инех в судех от­
пусти».1
Как видим, сообщ ение Типографской летописи отличается от ве­
ликокняж еской двум я важ ны м и деталям и. Во-первых, указы вается
местопребывание великого князя в момент посылки Касима к Казани.
Во-вторых, совсем по-другому пиш ется состав: судовая рать и полки
братьев, причем имя воеводы посланных сил не упоминается. Ясно,
что автор сообщ ения Типографской летописи имел другие источники,
чем составитель великокняж еской.
По-другому изображ аю тся и события под Казанью: «...приш едш е
на усть Свияги, к Волге, противу Казани. Т атарове ж е К азань стали
сретош а и не даш а перелестися за Волгу».12 А втор сообщ ения Типо­
графской указы вает место выхода русских войск (и указы вает правдо­
подобно — Свияга впадает в Волгу прямо напротив Казани). Эта деталь
могла быть взята из какого-то источника, не известного великокня­
ж ескому летописцу. Л етописец ничего не говорит о действиях судовой
рати, которая, по его собственны м словам, то ж е была отправлена в
поход. Судовая рать в бою у переправы могла бы коренным образом
повлиять на ход событий. О тсутствие судовой рати в бою близ устья
Свияги ставит под сомнение предыдущее сообщ ение Типографской о
составе сил, отправленных под Казань. И сточник Типографской лето­
писи — едва ли рассказ участника похода (отсутствую т характерны е
д ля такого рассказа подробности и эмоциональные оценки).
Третий вариант рассказа о походе К асима содерж ит У стю ж ская
летопись (Архангелогородский летописец).
Р ассказав п о д 6976 г. о пож аре в Устюге 15 ф евраля и о нападении
казанцев на Кичменгу, летописец далее сообщает: «Того ж е лета князь
великий И ван Васильевич посылал ратью воевод своих, царя Касима
да кн язя И вана Васильевича Стригу, с ними Д вор свой весь, конную
силу, на Казанского царя Абреима».3
И звестие отнесено к 6976, т. е. к 1 4 6 7 /1 4 6 8 гг., что правильно, но
помещ ено после 15 февраля (т. е. в 1468, а не в 1467 г.), что неверно.

1ПСРЛ. Т. 24. С. 186.


2 Там же. С. 187
3 ПСРЛ. Т. 37. С. 91.
Походы русских войск при Иване III 63

«И приш ла сила князя великого на берег к Волзе на Звениче Бору.


И татарове Казанские пришли на них в судех, и на берег вылезли из судов.
А сила князя великого норовитца заскочити татар от судов. И некто
Айдар, постельник великого князя Григорьев сын Карпова, не отпусти
Татар ни мало от судов, кликну на них. Татарове ж е вметався в суды и
побегоша за Волгу. А другая сила еще не поспела».
Самостоятельный рассказ об осеннем походе— явно частного про­
исхождения, со слов участника, о чем говорит эпизод с Айдаром. Новое
по сравнению с великокняж еской и Типографской летописями — вы­
ход к Волге у Звенича Бора (т. е. на 40 верст выше по течению Волги),
а не против самой Казани.
Ермолинская летопись ограничивается кратким сообщением: «В ле­
то 976 князь великий Иван Васильевич посылал на Казань ратью, на
царя Обреима, Касыма царевича, да кн язя И вана Ю рьевича, и иных
воевод много, з Д вором своим. О ни ж е, приш едш е, на сей стороне
Волги, и постоявш е противу Казани, и поидоша прочь, не учинивш е
ничто ж е».1О сновная особенность этого рассказа — имя воеводы, не
совпадающее сданны м и великокняж еской летописи.
Новгородская IV летопись по списку Дубровского привод ит имена
двух воевод: князя Ивана Ю рьевича и князя Ивана Васильевича Стриги.12
С офийская II летопись, воспроизводя рассказ великокняж еской
летописи, назы вает имена воевод: кн язя Д анилы Д митриевича Холм-
ского и князя И вана В асильевича Стриги.3
С окращ енны е Своды назы ваю т имена кн язя И вана Ю рьевича и
князя И вана Васильевича и приводят в саркастическом тоне рассказ
об Айдаре («некто унош а именем Айдар, постельник великого князя,
наполнився духа ратна» и т. д.), что свидетельствует о популярности
этого рассказа и в то ж е время выдает неофициальное происхождение
их известия, а следовательно — и имен воевод.
Таким образом, летописны е рассказы, рисуя одну и ту ж е общую
картину неудачного похода, расходятся м еж д у собой в достаточно
важ ны х детал ях . Это, во-первых, им ена воевод, во-вторых, х ар ак ­
теристика состава сил, отправленны х в поход с царевичем Касимом,
в-третьих, обстоятельства самого боя за переправу через Волгу. Рас-

1Там же. Т. 23. С. 158.


2 Там же. Т. 4. С. 498.
3 Там же. Т. 6 .4 .2 . С. 163.
64 Ю. Г. Алексеев

хож ден и я присутствую т, главны м образом, в источниках частного


происхож дения, основанны х в той или иной степени на рассказах
участников похода. Д ум ается, что эти расхож дения более или менее
законом ерны и определяю тся особенностям и рассказов очевидцев
вообще. У частники похода могли быть по-разному осведомлены, на­
пример, об именах воевод — рядовой участник мог знать их не точно,
а понаслыш ке, и при более поздней записи рассказов или при записи
не из первых рук детали событий могли изгладиться или исказиться.
С оставитель летописного рассказа мог пользоваться недостоверной
инф орм ацией и просто слухам и, имевш ими хож ден и е в известной
среде (вроде эпизода с Айдаром). С оставитель рассказа мог приукра­
сить его ж ивописны ми (с его точки зрения) подробностями. В се это
заставляет относиться к частны м известиям с осторож ностью и в оп­
ределенных случаях предпочитать им официальные сообщ ения (на­
пример, в вопросах об именах воевод и о составе сил).
О собы тиях осенней кампании после похода Касима наиболее под­
робно рассказывает Типографская летопись: «Татарове ж е Казаньстии
шедше, воеваш а около Галича, и приидоша под Галич, начаш а насту­
пать ко граду. Галичане ж е, выходя из града, и биш ася с ними крепко.
Граду ж е не успев ничтож е, возвратиш яся, полону ж е много вземш е
иотьидош а».
Р ассказ о нападении на Галич и о боях с галичанами основан, ве­
роятно, на местны х записях. Галич в церковном отнош ении тян ет к
Ростову, с которым связано происхож дение Типографской летописи,
и в Ростове лучш е, чем в М оскве, могли быть осведомлены о собы тиях
в Галичской земле.
Зато Типографская не говорит о распоряж ениях великого кн язя о
приведении в осадное полож ение городов и о посы лке в них застав, и
т. д. — автор ее официальным источником не пользовался.
Типографская летопись содерж ит известия, отсутствую щ ие в ве­
ликокняж еском своде: «Тое ж е осени приходиша Татарове от Большой
Орды и воеваш а около Рязани, села и волости, и множ ество изсекоша,
а иных в полон поимаша. Рязанцы ж е совокупивш яся и гнаша по них.
И бысть им бой и сеча зла. Татарове ж е знам я подсекош а у Р язан ско­
го полку, рязанцы ж е зам ятш яся и побегоша. Татар ж е множество из-
бьено ту».1

1ПСРЛ. Т. 24. С. 187.


Походы русских войск при Иване III 65

Это сообщение, отсутствую щ ее в великокняж еской летописи, ря­


занского происхождения. Н ет оснований сомневаться в его достовер­
ности. В еликое кн яж еств о Р язан ск о е, ф орм ально незави си м ое от
М осквы, постоянно подвергалось нападениям ордынских т а т а р — по­
следнее крупное н аш ествие во главе с самим ханом отмечено в л е ­
тописях под 1460 г.1 Р ассказ Типографской летописи представляет
определенный интерес. Против татар выступило не рязанское велико­
княж еское войско, а сами рязанцы, «совокупившеся», т. е., очевидно,
в первую очередь, городское и зем ское ополчение. В бою больш ую
роль играет знам я — потеря его или просто падение на землю озна­
чает пораж ение и ведет к бегству с поля боя.
Составитель Типографской летописи имел какой-то рязанский ис­
точник; так, под 1468 г. он пишет: «...родися князю великому рязан­
скому сын Петр»12 — известие, отсутствую щ ее в других летописях.
В отличие от событий в 1460 г., нападение на Рязан ь в 1467 г. мог­
ло носить характер «частной инициативы» воинственных ордынских
царевичей, а не похода самого хана. Тем не менее, нападение на Р язань
свидетельствовало о сущ ествовании южного стратегического направ­
ления, что не могло не учитываться в М оскве. С луж ба на Берегу долж ­
на была нестись постоянно, отвлекая достаточные силы. Это было од­
ним из важ ны х факторов военно-политической обстановки.
«Посылал князь великий на Ч ерем ису воевати».
Новый киноварный заголовок великокняж еской летописи подчер­
кивает важ ность сю ж ета в глазах летописца.
«Тое ж е осени кн язь великий И ван посы лал на Ч ерем и су кн язя
Семена Романовича, а с ним многих детей боярских, Д вор свой и сово­
купившеся вси повдоша из Галича на Николин день. Д екабре 6. И по-
идоша лесы без пути, а зима была велми студена».3
Зимний поход из Г али ча— ответный удар по Казанскому ханству.
Это, по-видимому, достаточно крупное военное предприятие: в по­
ходе участвую т дети боярские Д вора.
К нязь С емен Ром анович — из ярославски х кн язей (это первый
известный случай назначения ярославского князя воеводой). Впервые
упоминаемый в летописи, он был, вероятно, ещ е молодым человеком,

1Там же. Т. 24. С. 184; Т. 25. С. 277.


2Там же. Т. 24. С. 187
3 Там же. Т. 25. С. 279.
66 Ю. Г. Алексеев

не имевш им большого боевого опыта. В качестве воеводы он упоми­


нается впоследствии в 8 0 -9 0 -х гг., тогда ж е он был нам естником в
Новгороде и стал боярином ( f в 1 5 0 3 /1 5 0 4 гг.).1В 1467 г. ему могло
быть не более 30 лет, и едва ли ему были доверены крупные силы.
И н тер есн а идея м аневра — с северо-западного н ап равлен ия, и
время похода — зима.
Русские войска имели опыт зимних походов. Так, в январе 1450 г.
великий кн язь В асилий В асильевич с крупными (по-видимому) си­
лам и соверш ил поход на Галич и овладел этим городом, н ан еся ре­
ш ительное пораж ение Ш емяке; в походе использовались зам ерзш ие
русла рек О бноры и Костромы.12 В январе 1452 г. великий кн язь Ва­
силий соверш ил новый больш ой поход — от Я рославля к Костроме
и Устюгу, а юный великий князь И ван ходил на Кокшенгу, до устья
В аги и О си н ова П о л я.3 О пы т орган и зац ии таких походов был, ве­
роятно, использован в зимнем походе 1 4 6 7 /1 4 6 8 гг. О днако теперь
войска шли «без п ути»— не по обычным дорогам, а лесны ми тропами
для сохранения тайны.
Судя по позднейш ему опыту, сосредоточение сил в Галиче долж но
было зан ять достаточное время, во всяком случае, несколько недель.
В ы движ ение к Галичу могло начаться в октябре-ноябре, т. е. сразу
после отраж ен ия атаки казанцев.
Поход зимой «на Черемису» рассматривался, вероятно, как вспо­
могательный удар — для разорения враж еской территории. Едва ли
перед войсками князя С емена Романовича Ярославского могли быть
поставлены более серьезные стратегические задачи.
Р а с с к а з л ето п и си о походе п р ер ы вается кратки м и зве сти ем о
п оставлении архи еп и скоп а Р остовского В асси ан а (то ж е вы делен­
ным киноварны м заголовком ). Это собы тие датировано 13 декабря,
что подчеркивает хронологическую п ослед овательность л ето п и с­
ных рассказо в.4 Р асск аз о походе л етоп и сец и злагает, преры вая его
для другого известия. Видимо, рассказ о походе он передавал по ка­
кой-то им евш ейся в его руках записи, и эта зап и сь содерж ала точные
даты.

1Зимин. С. 84.
2 ПСРЛ. Т. 25. С. 270-271.
3 Там же. С. 272.
4 Там же. С. 279.
Походы русских войск при Иване III 67

«Тое ж е зимы 6 Генваря на Крещение Господне рать великого князя


привде в землю Черемисскую ».1
Поход длился месяц, что говорит о медленности движ ения через
густой лес, о преодолении зн ач и тельн ы х трудностей. Э тот марш -
маневр в зимнее время представляет большой интерес в тактическом
и стратегическом отнош ениях. П реодоление лесного пространства в
условиях сильных морозов свидетельствует о выносливости войск и
обеспечивает достиж ение стратегической внезапности.
Н ападение на Черем исскую зем лю было, по-видимому, действи­
тельно неож иданны м — о сопротивлении ничего не говорится. Зем ля
была предана огню и мечу, в соответствии с обычаями средневековой
войны. «Кони их и всякую ж ивотину чего нелзе с собою имети, то все
иссекоша...» Кони, представляю щ ие вообщ е большую ценность для
ратных лю дей, в данном случае были не нуж ны . «А за один д ен ь до
Казани не доходили» — очевидно, не встречая организованного со­
противления.12
«И взвратиш ася приидоша к великому князю все по здорову». По
буквальному см ыслу летописи, дети боярские Д вора не остались в
Галиче, а возвратились в М оскву. Зимний поход был единовременной
акцией, не рассчитанной на продолжение.
Разорение чуж ой территории в войнах С редневековья— не просто
проявление бессмысленной ж естокости и не просто средство обога­
щения участников похода («.. .в полон поведош а... а что было ж ивота
их, то все взяш а...»). Н е занятие враж еской территории, не овладение
каким-либо пунктом на ней с целью дальнейш его удерж ани я его в
своих руках, а опустош ение этой территории — вот задача подобного
рода действий, хорошо известны х всей Европе.3 Такие действия пре­
следовали цель экономического ослабления противника и его мораль­
ного подавления (устраш ения). Разоренная, опустош енная зем ля на
какое-то время не могла стать базой для враж еских войск.
«А М уромцем и Новгородцем велел князь великий воевати по Б ол­
зе. И те ш едш е повоевали горы и бараты по обе стороны».4

1Там же. С. 280.


2 Там же.
3 Один из наиболее ярких примеров — разорение Лангедока «Черным
Принцем» в 1355 г.
4 ПСРЛ. Т. 25. С. 280.
68 Ю. Г. Алексеев

Удар на Ч еремисском направлении с северо-запада сопровож дал­


ся ударом с зап ада — по Волге. О дноврем енное нападение с двух
направлений могло преследовать цель ввести противника в заб л уж ­
дение относительно главного удара, заставить разделить свои силы,
перейти к обороне.
Д ети боярские Д вора в походе по Волге, по-видимому, не участво­
вали. В поход ходили местные силы — служ илы е лю да, возможно, с
участием городского (земского) ополчения. Н и каки х подробностей
этого похода летопись не сообщ ает, что м ож ет свидетельствовать о
его ограниченном масш табе. Вероятно, по своему характеру этот по­
ход был аналогичен походу из Галича — ближ айш ей целью было «по-
воевати», т. е. разори ть и разграбить. О дноврем енны й удар с двух
направлений был, по-видимому, успеш ным, хотя к крупным резуль­
татам не привел. Зим ние походы, по всей вероятности, преследовали
и разведы вательны е задачи — ознаком ление с театром военных дей­
ствий, с силами и тактикой противника.1
Р асс к аз в ел и к о к н яж еск о й л етоп и си о зи м н и х походах 1 4 6 7 /
1468 гг. носит по преим ущ еству официальны й характер. Его источ­
никами могли быть какие-то официальные документы: записи распо­
ряж ений великого князя и донесений воевод. В руках летописца эти
документы подверглись, по-видамому, обработке — они были сокра­
щены, сведены в единое целое и, возможно, соединены с рассказами
участников событий, сохранивш ими эмоционально-оценочные черты
(лютые морозы, полное разорение земли).
Это известие без сущ ественных изменений вошло в Н иконовскую
летопись, что косвенно подтверж дает его официальное значение.
Т и пограф ская летоп и сь приводит свое и звести е: «Тое ж е зимы
ходиш а Г али чане и с ним и Д в о р а к н я зя вели кого полки на Ч е р е ­
м ису, и п овоеваш а их, и полон взем ш е, отьидош а. Б ы ш а ж е тогда
мразы велицы, и ззяб ш а мнози».12 П одчеркнутое участие галичан —
вероятн о, это м естн ая обработка и сок ращ ен и е оф ициального и с­
точника: опущены даты, имя воеводы, некоторые характеристики со­
бытий.
В осенне-зимней кампании 1 4 6 7 /1 4 6 8 г. мож но отметить несколь­
ко характерны х моментов.

1Базилевич. С. 67
2 ПСРЛ. Т. 24. С. 187.
Походы русских войск при Иване III 69

Во-первых, великий кн язь личного участия в походах не принима­


ет, что расходится с преж ней практикой.1
Вторая особенность: находясь в своей ставке, великий кн язь рас­
сылает директивы воеводам и таким образом осущ ествляет свои функ­
ции главнокомандующего.
Т ретья особенность: в зим нем походе войска действую т на двух
независимых друг от друга операционных направлениях. Руководст­
во войсками в этих условиях могло осущ ествляться только из Ставки.
Это требовало наличия соответствующ его аппарата управления, хотя
бы самого элем ентарного— для оформления директив великого кня­
зя и фиксации донесений воевод. В этом аппарате управления мож но
видеть зародыш нового явления — центрального военного ведомства
в его первоначальной форме, по всей вероятности, в составе канцеля­
рии великого князя.
Если осенний поход К асим а носил характер скороспелой акции,
был плохо п одготовлен, со в ер ш ен н ед остаточн ы м и си л ам и и по­
терпел полную н еудачу, то д ал ьн ей ш и е соб ы ти я о сен н е-зи м н ей
кам п ан ии о т р а ж а ю т ц ел ен ап р ав л ен н у ю и п родум ан н ую р аб о ту
оперативно-стратегической мысли. П риведение городов в осадное
полож ение на ш ироком фронте, создание оборонительных (заставы )
оперативны х группировок с поставленны ми перед н им и активны м и
задачами — все это проявление действенного руководства войсками
из С тавки.
Н аступление по двум направлениям было связано с большим рис­
ком, вело к разделени ю си л и создавало и звестн ую опасность д ля
каж дой группировки. Э тот риск м ож но было ослабить, во-первых,
энергичны ми н аступ ательн ы м и дей ствиям и каж дой группировки,
что не позволяло противнику сосредоточить достаточные силы против
каждой из них; во-вторых, внезапностью удара с неож иданного на­
правления — таким был поход северной рати кн язя С емена Ром ано­
вича Ярославского через нехож ены е лесны е тропы в условиях суро­
вой зимы.
М ож но отметить, что северная рать, несмотря на свои успехи, была
по размерам небольшой. Об этом свидетельствуют молодость воеводы
и сам характер набеговых действий.

1 Достаточно сравнить с Василием Темным, который ходил со своими вой­


сками во все походы, даже после своего ослепления.
70 Ю. Г. Алексеев

Силы, действовавш ие на волж ском направлении, так ж е едва ли


были крупными. О б этом косвенно свидетельствую т отсутствие имен
воевод и сама постановка задачи «повоевать горы и бараты».
Главные силы русских войск ещ е не были введены в действие, и
это — одна и з основны х особ ен н остей осенн е-зим ней кам п ан и и
1 4 6 7 /1 4 6 8 г.
И звестия об этой кампании носят характер контаминации— соед и­
нения официозного и частного источников (рассказов участников и
местных записей). И те, и другие летописец под вергает обработке. Сле­
дует отметить, что известия, восходящие к официальному источнику,
не носят характера разрядных записей. Возможно, этих записей как
таковых ещ е не было, и назначения воевод оформлялись как-то иначе.
Р ассказав о зимних походах, великокняж еский летописец продол­
ж а е т свое повествование: «Тое ж е зимы князь великий за три недели
до Великого заговенья (т. е. 7 февраля. — Ю. А ) поиде к Володиме-
рю ... а с ним братия его, князь Ю рий, да князь Борис, да сын его князь
И ван, да к н язь В асилий М и хай лови ч В ерейский, и вси кн язи и х и
бояре, и воеводы, и со всеми людьми».1
Э то первое летописное и звести е о вы ступлении великого кн язя
И вана Васильевича из М осквы. О тъезды его из М осквы имели место
и раньш е и были, вероятно, нередкими. Так, в апреле 1467 г. он нахо­
дился в Коломне12— важнейшем пункте южной оборонительной линии.
О частых и долгих поездках великого кн язя пишут и иностранные со­
временники. «У него был обычай ежегодно посещ ать некоторые мест­
ности своей страны», — пиш ет об И ване III Амброзио Контарини, по­
сетивший М оскву в 1476 г. Тот ж е Контарини отмечает особый интерес
великого князя к ю жной окраине, «где ж и л один татарин, который на
княж еское ж алованье держ ал пятьсот всадников... они стоят на грани­
цах с владениями татар» .3 Поезд ка И вана III по стране заняла в 1476 г.
около трех месяцев (с конца сентября до конца декабря).4
Эти поездки не ф иксирую тся летописью. Н о ф евральский поход
во Владимир имеет совсем другое значение. Это выступление войск,

1ПСРЛ. Т. 25. С. 280.


2 Там же. Т.24.С . 186.
3 Барбаро и Контарини о России/Вступ. статья, подг. текста, пер. с итал.
и комм. Е. Ч. Скржинской. Л., 1971. С. 226.
4 Там же. С. 226,229.
Походы русских войск при Иване III 71

собранных со всего великого княж ения, со своими князьям и и воево­


дами. В еликий кн язь с братьями и сыном ш ел во Владимир во главе
служилого ополчения — главной силы Русской земли.
Л етописная ф ормула об этом событии носит чисто официальный
характер, так мог начинаться походный дневник великого князя. Ана­
логичная формула встречается в великокняж еской летописи в 1445 г.
в известии о походе великого кн язя В асилия В асильевича на казан ­
ского царя М ах м у та.1
П редставляет интерес порядок перечисления князей. Н а первом
месте после великого к н язя — его б рат Ю рий, а сын, кн язь И ван,
только на третьем месте, позади Бориса. 10-летний И ван ещ е не име­
ет официального статуса наследника и не носит политических ф унк­
ций, и первый человек после великого к н я зя — старший из его братьев.
Перечисление князей в этой формуле носит официальный характер.12
В поход идут не только воеводы великого кн язя с его служ илы ми
людьми, но и его братья со своими воеводами. Собранное войско мож ­
но назвать княж еско-служ илы м ополчением.
«А князя Андрея Больш ого оставил князь великий на М оскве, да
и другого князя Андрея М еньшого».
У правление столицей было, надо полагать, в руках н ам естн ика
(вероятно, кн язя И. Ю. П атрикеева) и бояр великого князя. Бы л на
М оскве и митрополит Ф илипп. Бы ла и великая княгиня М ари я Я ро­
славна. Н о упоминание князей, оставленных «на М оскве», м ож ет сви­
детельствовать об уровне доверительных отношений между братьями.
Конфликты были ещ е впереди. М еж д у братьями царило согласие —
об этом косвенно свидетельствует отсутствие каких-либо письменных
докончаний меж ду ними. О ни ж или по духовной отца.
«Тое ж е весны в Великое Говенье [т. е. после 27 февраля] пришел на
М оскву посол от короля Казимира, Якуб писарь да Ивашенец. И князь

1«.. .со своею братиею... князь Дмитрий Шемяка с ним, и князь Иван, князь
Михайло Андреевич, князь Василий Ярославич, и со всеми князи своими,
бояры и воеводами, и со всеми людьми...»(ПСРЛ. Т. 25. С. 39).
2В грамоте о докончании с Михаилом Тверским (заключенном между 1462
и 1464 гг.) Иван III требует от тверского князя: «Целуй ко мне крест... и к
моему брату молодшему, ко князю Юрию Васильевичу, и к нашей братье
меньшей ко князю к Ондрею, и ко князю к Борису, и князю Овдрею...»(ЛЯГ.
№ 63. С. 204).
72 Ю. Г. Алексеев

великий велел наехати ему себе в Переславле. А сам из Володимера с сы­


ном вде к Переславлю, а братию и вся люда оставив в Володимере. И при-
шед к Переславлю посла отпусти, и възвратися опять к Володимерю».
П риезд королевского посла — важ ное событие. Тем не менее, ве­
л икокн яж еская летопись со времен Д м и три я Д онского приезды по­
слов не фиксирует, хотя с Л итвой велись ож ивленны е дипломатиче­
ские отношения (что видно, например, из наличия договорных грамот).
П осольство «Якуба писаря» заф иксировано, видимо, в походном
дневнике, который велся во время стояния великого кн язя во Влади­
мире. Н аличие церковных дат м ож ет свидетельствовать о принадлеж ­
ности к духовенству лица, ведшего походный дневник.
В еликий князь придает такое значение своему пребыванию с вой­
сками, что не едет для встречи с послом в М оскву, а н азн ач ает ему
аудиенцию в П ереяславле.1Н е считает возмож ны м принять посла во
Владимире — очевидно, не хочет показы вать ему войска, собранные
там.12 В еликий князь на встречу с послом берет с собой сына — и это
едва ли не первое указание на особую политическую роль наследника.
Какую цель могло преследовать сосредоточение войска во Влади­
мире? Известно, что в 1461 г. великий князь Василий Васильевич «по-
иде к Володимерю, хотя ити на Казаньского царя». В марте 1461 г. он
был во Владимире «зарати бо ся тогда с царем Казанским».3 М ы уж е
видели, что, по сведениям Типографской летописи, осенью 1467 г. ве­
ликий князь И ван был во Владимире и именно оттуда послал в поход
войска с царевичем Касимом.4 Владимир — место сбора войск, пере­
довая база, выдвинутая от М осквы к востоку, к казанскому рубежу.
Владимир — в 200 верстах от М осквы на кратчайш ем пути к Ка­
зани. Отсю да вниз по К лязьме — в Оку, по О ке — к Волге или сухим
путем. В ладимир м ож ет быть исходной базой и для наступления, и
для обороны — противнику трудно его обойти.5
М обилизация и сосредоточение княж еско-служ илого ополчения
долж ны были занять достаточно длительное время. Так, столетие спус­

1От Владимира до Переяславля по прямой — 120 км, до Москвы — 180 км.


2 Базилевич. С. 63.
3 ПСРЛ. Т. 25. С. 277.
4 Там же. Т. 24. С. 187.
5 О значении Владимира в походах на Казань см.: Амелькин А. О. Влади­
мир — крепость на Казанской Украине//Кпио. 2000. № 2 (11). С. 180-188.
Походы русских войск при Иване III 73

тя сборы в П олоцкий поход 1563 г. зан ял и два м есяца (н ачали сь в


конце сентября, а войска прибыли в М ож айск к месту сбора в начале
декабря).1
Подготовка к сбору войск для похода во Владимире могла начать­
ся одновременно с отправкой войск к Галичу для похода северной ра­
ти. Это значит, что мобилизация кйяж еско-служ илого ополчения на­
чалась уж е в ноябре 1467 г., непосредственно после похода Касима. Н е
исключено, что в ходе м обилизации проводились смотры боеготов­
ности служилых людей по уездам — о подобных смотрах впоследствии
писал Герберш тейн.12 Такие смотры, сопровож давш иеся составлени­
ем десятен, хорош о известны в XVI в. в условиях развитой поместной
системы. Н о в своей первичной форме эти смотры могли появиться
гораздо ран ьш е— без них едва ли было возмож но функционирование
военно-служилой системы.
Д лительное пребы вание во Владимире могло быть использовано
для проверки боеготовности войск, для росписи их по полкам (в 1562 г.
в М о ж ай ске эта роспись зан ял а две недели). Главной целью было,
вероятно, создание стратегического резерва для дальнейшихдействий.
М еж ду тем, военные действия продолжались. «А Татарове казан­
ские тое ж е весны ш ед взяш а Кичменгу и заж гош а. Князь ж е великий
посла переимати их».3
Кичменга — левый приток р. Юг, в устье ее — городок (примерно
в 120 верстах к югу от Устюга), который, очевидно, и был сож ж ен ка­
занцами. О т Устюга до В ладимира — не менее ты сячи верст. Гонец
мог покрыть это расстояние не м енее чем за 1 0 -1 5 суток, а на полу­
чение во В ладимире известий о нападении на Кичменгу и передачу
приказания долж но было уйти несколько недель. П риказание могло
иметь смысл как распоряж ение нанести ответный удар по казанцам на
этом направлении, т. е. к югу от Устюга, послать войска на Кичменгу
и т. п. Важно то, что нападение казанцев вызвало какие-то ответные меры
со стороны главною командования— оно старалосьдержать управление
войсками в своих руках. С вязь между войсками на театре военных дей­
ствий и главным командованием в ты лу поддерж ивалась — об этом

1Книга Полоцкого похода 1563 г. (Исследование и текст) / Подгот. текста,


статья и указатели К В. Петрова. Науч. ред. Г. П. Енин. СПб., 2004.
2 Герберштейн. С. 113.
3 ПСРЛ. Т. 25. С. 280.
74 Ю. Г. Алексеев

свидетельствует запись в походном дневнике «Владимирского стоя­


ния», которая, по-видимому, была последней: «Прииде князь великий
на М оскву в пятой великий вечер (15 апреля. — Ю. А .)».
И так, во В ладим ире вм есте с вели ки м к н язе м был его ап п арат
управления, через который и осущ ествлялось руководство войсками.
Вероятно, аппарат военного управления как таковой ещ е не оформил­
ся, как не было и особого аппарата для управления посольскими д е­
лами. К анцелярия великого кн язя ещ е не диф ф еренцировалась. По
крайней мере, в летописи нет явны х признаков функциональной до­
кументации — ни военной, ни посольской.
Д ош едш ие до нас дневниковые записи (в их летописной интерпре­
тации) отразили только часть работы С тавки — в нее стекались до­
несения, а из нее шли директивы, свидетельствую щ ие о работе аппа­
рата управления войсками.
Б л и ж ай ш и й аналог дневниковы х записей 1468 г. — записи 4 0 -
50-х гг. о походах великого кн язя В асилия В асильевича. Эти записи
сохранились за 1 4 4 5 ,1450,1452 и 1456 гг.1О бщ ее в н и х — более или
м енее точная датировка д ви ж ени я великого к н язя и некоторы х его
распоряж ений. Д аты приводятся как по церковному, так и (реж е) по
светскому календарю (6 июля 1445 г., 27 января 1450 г.). В некоторых
случаяхдневниковы е записи перемеж аю тся с воспоминаниями участ­
ников событий (Суздальская битва, бой под Галичем). Таким образом,
известный опыт ведения походного дневника и его отраж ен ия в вели­
кокняж еской летописи у ж е имелся.
Напротив, Ермолинская, Типографская и У стю ж ская летописи не
содерж ат никаких упоминаний о «Владимирском стоянии». Это объ­
ясняется, видимо, более или м енее частны м характером этих летопи­
сей, не связанных непосредственно с официальным великокняж еским
летоп и сан и ем и его источникам и. Н е т сведений о «В ладимирском
стоянии» и в С окращ енных С водах— вероятно, к 90-м гг. эти события
потеряли свою значимость, с точки зрения составителей Сокращенных
Сводов.
Р ассказ великокняж еского свода о «Владимирском стоянии» без
каких-либо изм енений переш ел в летописи Вологодско-Пермскую ,
С пасо-П рилуцкую , У варовскую , Н и каноровскую , и, что особенно
важ но, в Никоновскую, что подчеркивает его официальный характер.

1ПСРЛ. Т. 25. С. 262-263,270-272,274-275,394.


Походы русских войск при Иване III 75

«Владимирское стояние» в глазах официозного летописца занима­


ет центральное место в ряду событий зимы 1468 г. П рибытие велико­
го князя во Владимир состоялось, когда результаты похода северной
рати кн язя С ем ена Р ом ановича Я рославского были уж е, вероятно,
известны в М оскве. Какие бы ни строить предположения о цели и за­
дачах «Владимирского стояния», ясно одно — главные силы русских
войск были собраны именно здесь и ф актически составляли страте­
гический резерв для будущ их операций.
Новый этап войны с Казанью начался с наступлением весны. Как мы
видели, в глазах великокняжеского летописца первым актом новой кам­
пании было нападение казанцев на Кичменгу, что вызвало соответству­
ющие распоряжения великого князя, находившегося еще во Влад имире.
Типографская летопись пишет о событиях весенней кампании гораз-
доподробнее: « Т о еж ези м ы н аВ ербн ой н едел е(4-10ап рел я. — Ю .А .)
взяша Татарове Казаньскии две волости Костромских— Кусь и множе­
ство полону взяша, а иных изсекоша. Князь ж е Иван Васильевич Стри-
га Оболенский ходи за ними и до Унжи с Костромы, и не достиже их».1
Это самостоятельное известие из источника, не известного вели­
кокняжескому летописцу. Известие, вероятно, местного происхожде­
ния: Кострома тян ет к Ростову в церковном отнош ении, и в Ростове
могли быть осведомлены о костромских делах.
Татары разграбили восточную костромскую волость. Река К усь—
правый приток р. Нямды, которая в низовьях сливается с Унжей, близ
ее устья в Волгу, против Ю рьевца.
Воевода князь И ван Стрига стоял, очевидно, в Костроме и погнался
за татарами. Д о У нж и он долж ен был пройти примерно 150 км, на что
в условиях апрельской распутицы долж но было понадобиться не менее
5 дней.
Н е сказано, что он пош ел в поход по велению великого князя. Ве­
роятно, он стоял со своим полком в Костроме и принял реш ение сам,
«по вестям», иначе поход его не имел бы никакого смысла. Такие ре­
шения воевода долж ен принимать самостоятельно, исходя из конкрет­
ной обстановки.
Сам набег татар носил характер именно набега — «изгоном», для
грабежа и устраш ения, примерно такой ж е характер, как зимний по­
ход князя С емена Романовича Ярославского.

1Там же. Т. 24. С. 187.


76 Ю. Г. Алексеев

Н ападение на костром ские волости сочеталось с нападением на


устю ж скую Кичменгу. К азанские отряды действовали на широком
ф ронте и на разны х направлениях.
Таким образом, известия Типографской летописи дополняю т кар­
тину, содерж ащ ую ся в великокняж еской летописи: «Тое ж е весны те
ж е Т атарове имаш а около М уром а в неделю святы х М ироносиц (1 - 8
мая. — Ю. А .), и отъидоше».
«Те же», т. е. казанские, а не обязательно те именно, которые раз­
грабили Кусь. Нападение на М уром ещ е раз показывает масштабы дей­
ствий казанцев весной 1468 г. М уром, в каких-нибудь 120 км от В ла­
димира, был атакован всего через две недели после отъезда в М оскву
великого князя. В озникает мысль, что сосредоточение войск во Вла­
димире могло преследовать и оборонительные цели — на случай боль­
шого наступления татар. Н е являлся ли и зимний поход «на Черемису»
попыткой отвлечь внимание татар от владимирско-московского направ­
ления? «Того ж е лета Татарове Казанские имаш е около М уроме и мно­
го полону взяше». Это, очевидно, второе нападение на М у ром — после
пож ара М осквы в ночь на 23 мая, отмеченного в Типографской летопи­
си. «Князь ж е Д анило Дмитриевич Хол мский вде за ними из М урома, и
постиже их, и бив их, полон весь отъиме. А ини, с коней сметався, увдо-
ш аналес».
И з этого известия вытекает, что в М уроме, как и в Костроме, стоял
гарнизон во главе с воеводой. Князь Д анила Д митриевич оказался более
удачливым, чем князь Иван Стрига. Он сумел догнать и отбить полон.
Любопытная деталь: татары, бросив коней и добычу, скрываются в ле­
су — густой лес недоступен для конницы. Это первое известное лето­
писи упоминание знаменитого впоследствии воеводы дает исходную д а­
ту перехода его из Твери на службу великому князю Московскому, что
могло быть связано с мерами по усилению великокняжеского войска.
«Того ж е лета Татарове Польстии побиши сторож ев наш их в Поле,
и приш ед без вести, и взяш а Беспуту, и м нож ество полону вземш е,
отъидош а».1
В П оле (Диком), за О кой стояли наш и «сторожи» — сторож евые
посты, обязанны е предупреждать о приближ ении татар.12 Н о на этот

1ПСРЛ. Т. 24. С. 187.


2 «Сторожи»— разведчики, поставленные великим князем, упоминаются
в рассказе Вологодско-Пермской летописи о Мамаевом побоище (Там же.
Походы русских войск при Иване III 77

раз «польстим», т. е. степные, ордынские татары побили сторож ей и


«безвестно» напали на Б еспути ц у— русскую волость на правом бере­
гу Оки. С луж ба на Берегу не смогла предотвратить это нападение. Она,
видимо, неслась только на левом, русском берегу реки. Во всяком слу­
чае, известие Типографской летописи ещ е раз напоминает о реальном
сущ ествовании угрозы с Ю га, со стороны «Татар Польстиих», т. е.
степняков-орды нцев. Э та угроза в лю бом случае не могла игнори­
роваться в М оскве, она требовала внимания и сил; она как бы накла­
дывалась на все остальные планы и действия русского командования.
Правобережные волости были фактически беззащ итны перед угрозой
из Дикого Поля.
С оставитель Т ипограф ской летописи им ел какие-то источники
информации, независимы е от источника великокняж еской летописи.
Что это за источники, сказать трудно, но они скорее документального,
чем частного характера. В пользу этого говорит наличие дат и имен
воевод. Во всяком случае, известия Типографской летописи значи­
тельно расш иряю т и уточняю т представление о начале весенней кам­
пании. Р у сски е войска во главе с воеводами стояли в городах, где
ожидалось нападение. Вероятно, это и были «заставы», о которых пи­
шет великокняж еская летопись осенью 1467 г.
Задачи, объективно стоявш ие перед главным командованием рус­
ских войск весной 1468 г., были достаточно сложными. Стратегическая
инициатива была в руках казанцев, чьи нападения заставляли держ ать
гарнизоны в пограничных городах, т. е. разбрасывать силы на широком
фронте от У стю ж ских волостей до М урома. П остоянная угроза из Д и­
кого Поля вынуж дала держ ать силы на рубеж е Оки. В этих условиях
необходимо было принять стратегическое реш ение на летнюю кампа­
нию с целью изм енить обстановку в свою пользу. К ак почти во всех
случаях, сущ ествовала альтернатива меж ду оборонительным и насту­
пательным образом действий.
В первом случае следовало усиливать гарнизоны в пограничных
городах и держ ать их в полной боевой готовности для отраж ения вне­
запного нападения, одновременно формируя достаточно крупные силы
стратегического резерва для нанесения контрударов.

Т. 26. С. 129,134,136 и др.). В 1468 г., по-видимому, сторожевая служба в


Поле носила постоянный, а не разовый характер.
78 Ю. Г. Алексеев

Во втором случае необходимо было перейти в наступление на в аж ­


нейш их направлениях, чтобы вырвать у противника стратегическую
инициативу и заставить его перейти к обороне.
«И т о е ж е весны по Велице дни (17 ап рел я.— Ю .А .) князь великий
многих детей боярских, Д вор свой, послал на Каму воевати мест Ка­
занских. .. С М осквы к Галичу Руна с казаки, а из Галича Семеновых
детей Ф илим онова Глеба, И вана Ш уста, В асилия Губу. И поидоша к
Вологде и Руно вместе с ними».1
Е сли учесть, что великий кн язь прибы л в М о ск ву в С трастную
пятницу (15 апреля), то отправка Д вора в поход на Каму состоялась
в самые ближ айш ие дни после «Владимирского стояния».
Очевидно, реш ение было принято, и вся необходимая предвари­
тельная подготовка проведена во время этого «стояния».
Л етн яя кам пания началась. О тп равка детей боярских Д вора ве­
ликого князя (т. е., надо полагать, отборных войск) свидетельствует о
важ ном значении, которое придавалось походу. «Казаки» — это, ви­
димо, добровольцы из детей боярских. И м я И ван а Р ун а встречаем
здесь впервые, он не принадлеж ал к княж еско-боярской элите, и на­
значение его главой детей боярских Д вора, посланны х из М осквы ,
м ож ет свидетельствовать о его выдаю щ ихся личн ы х качествах, и з­
вестных великому князю.
Галич — сборный пункт д ля войск, предназначенны х для похода
(как уж е было в зимнюю кампанию ). С обравш ись в Галиче, эти силы
двинулись к Вологде — вероятно, по рекам В ексе и Л еж е , которая
впадает в С ухону ниж е В ологда.
«А с Вологды поидош а с В ологж ан ы в судех на Н и кол и н день
(9 мая. — Ю. А ) к Устюгу».
Если Руно выступил из М осквы сразу после Великого дня (17 апре­
ля), то для сосредоточения войск к Вологде через Галич понадобилось
три недели.
«И с Устюга поиде князь И ван З в ен ец с Устю жаны, а И ван И гнать­
евич Глухой — с Кичменжаны». К нязь И ван Звен ец Звенигородский
и И ван И гнатьевич Глухой (из рода М орозовы х) были, вероятно, н а­
местниками в соответствую щ их городах.
О бращ аю т на себя внимание родственные связи. Из пяти поиме­
нованных воевод (не считая Р уна) четверо принадлеж ат к роду М о-

1ПСРЛ. Т. 25. С. 280.


Походы русских войск при Иване III 79

розовых. О ни — четверою родны е братья от общ его предка С ем ена


Мороза, жившего, no-ввдимому, в первой половине XIV в.1Ф амильное
прозвище не упоминается в летописи — видимо, оно не имело особо­
го значения для родства в четвертом колене.
Тем не менее, родственны е связи играю т роль в служ ебн ы х н а­
значениях, и м еж ду родственниками сохраняется определенная кор­
поративная связь.
Князь И ван И ванович З в е н е ц — и5 князей Звенигородских — со­
верш ил позднее вы даю щ ую ся карьеру как диплом ат (им енно ем у
удалось в 1480 г. заклю чить «докончание» с М енгли-Гиреем — в аж ­
нейший договор И вана III), в данное время был, вероятно, ещ е моло­
дым человеком, впервы е упоминаемым в источниках (умер в 90-х гг.
во время своего второго посольства в Крым).12
Устюжане и кичменжане, а такж е вологж ане— вероятно, местное
земское ополчение (сколько-нибудь развитого служ илого зем левла­
дения в этих м естах не известно). В 1462 г. устю ж ан е и вологж ане
уже ходили в поход по северным рекам во главе с воеводами великого
князя.3 К ичменж ане в таком походе упоминаю тся впервые.
Итак, в поход идут дети боярские Д вора (Руно), местное служ илое
(галичане) и зем ское (вологжане, кичм енж ане и устю ж ане) ополче­
ния. Это своеобразный воинский контингент, который мож но назвать
земско-служилой ратью.4
«И сняш ася вси вместе на В ятке под Котельничем и оттоле поидо-
ша с ними В ятчане мнози».
Б ез волока не обойтись. Волоком, вероятно, ш ли из Ю га в М олом у,
и по М оломе выш ли на р. В ятку значительно ниж е Хлынова. О т Ко-
тельнича по В ятке — прямой путь на Каму.
«Вятчане мнози» — это добровольцы, а не вятское ополчение как
таковое. Грабительский по форме поход судовой рати сулил добычу
и привлекал добровольцев.

1Зимин. С. 236.
2Там же. С. 50.
3 ПСРЛ. Т. 37 С. 96.
4 К. В. Базилевич отмечает как особенность похода «широкое использова­
ние местных сил тех северных городов и уездов, которые подвергались напа­
дению со стороны казанцев. Служилым людям... принадлежала только орга­
низаторская и командная роль» (Базилевич. С. 66).
80 Ю. Г. Алексеев

«И бысть весть Вятчанам, что идут на них Казанцы, и възвратиш а-


ся н азад к Вятке. А с триста их поидоша с великого кн язя воеводами».
Нападение казанцев на В ятку — эффективный контрудар по тылам
русского войска, двигаю щ егося на К азань по северны м рекам. Вятча-
не ф актически отказы ваю тся от похода. По-видимому, только н езна­
чительная часть вятчан-добровол ьцев продолж ает поход с воеводами
великого князя.
С оздается новая оперативная обстановка: В ятка выш ла из союза
с великим князем , путь через В ятку теперь закры т, судовая рать от­
резана от своей базы.
Здесь летописное излож ение приобретает характер рассказа участ­
ника похода и теряет официозные черты. Н о в руках рассказчика могли
быть и документы, содерж ащ ие, например, им ена воевод.
«Казанцы приидош е со многою силою к В ятке, и не возмогош а
В ятчане противитися им, предаш ася за К азан скою царя Обреима».
Т и п ограф ская л етоп и сь приводит свою верси ю этого собы тия:
«Того ж е лета идоша Татарове казанский к В ятке. В ятчане ж е обещ а
им дань давати гобины деля, отняш а бо у них гобину, потом ж е не даш а
им. Татары ж е идош а прочь, не сотвориш а зл а никоего же».
Э та версия нападения казанцев на В ятку н езави си м а от велико­
княж еской летописи и опирается на какой-то свой местный источник.
Как впоследствии выяснилось, речь ш ла не о переходе В ятки под
власть «Обреима» и не о выплате дани, а только об обязательстве не
участвовать в войне против него. Но, во всяком случае, это событие
сущ ественно пониж ало ш ансы на успеш ны е действия северной рати.
Задум анны й в М о ск ве мощ ный удар с севера теп ерь состояться не
мог, и поход судовой рати приобретал характер операции с ограничен­
ными целями.
«А воеводы великого кн язя повоеваш а Ч ерем ису по В ятке реке и
поидоша из В ятки по Каме на Н из, да воевали и до Там луги,1и гостей
побили многих, и товару у них поимаш а много».
В ятка впадает в К аму прим ерно в 150 км н а восток от устья по­
следней и на таком ж е расстоянии на юго-восток от Казани. Судовая
рать подош ла достаточно близко к Казани. Н о это был набег, не имев­
ш ий сущ ественного стратегического значения.

1Приток Камы (см.. Базилевич. С. 66).


Походы русских войск при Иване III 81

«Ходили до перевозе Татарского, да опять воротились вверх, вою-


ючи К азанские ж е места, и в Белую Волош ку1ходили воевати».
Поход чисто грабительский по своей форме — захват товара, ра­
зорение местности. О тзы вается удалью новгородских уш куйников
старого времени, соверш авш их такие ж е лихие походы, но на собст­
венный страх и риск, а не под знаменами великого князя.
«А в то время Казаньские Т атарове 200 человек воевати ж е пошли,
и дошед до тое ж е Волошки на конех, и пометав туда кони у Черемисы,
поидоша из Вол[о]жки в судех вверх по Каме».
Поход этого отряда имел, вероятно, цель нападения на русскую
рать, грабивш ую казан ски е места. Конный отряд, оставив коней на
попечение дружественной черемисы, пересаж ивается в суда и в таком
виде идет на сб лиж ен ие с ратью великого князя. Очевидно, речной
путь был самым коротким и надежным.
«Рать великого к н язя приш ед и ту Ч ерем и су повоевати, а лю ди
иссекоша и кони и всякую ж ивотину, и тех татар кони иссекош а... и
поидоша за теми Татары по Каме».
Русские оказались позади татар, которые, видимо, были плохо ос­
ведомлены о пути движ ения русской рати.
«И яко услыш али, что у ж е близ их те Татарове, и ставш е воеводы,
и избравш а вси, который ж е от своих людей, семь насадов, да отпус-
тиша с ними воеводу И вана Руна».
Считая среднее число воинов в насаде 30 человек,12 против казанцев
был сф орм ирован отряд силою прим ерно в 2 00 человек — равный
отряду казанцев. И выбор добровольцев, и выбор воеводы — все это
отзывается стариной, временами вольных походов без непосредствен­
ного руководства со стороны великокняж еских властей. Такие тради­
ции, естественно, могли лучш е всего сохраниться в среде земского
ополчения, ещ е не охваченного служ илы ми отношениями.
«И угониш а Татар. И увидевш е их Татарове вы м еташ ася на брег,
Руно ж е повеле своим за ними ж е на брег выйти, а Татарове забегш е
за речку и начаш а с ними битися».

1Река Белая (Там же).


2 В 1375 г. новгородец Прокопий на 70 судах (ушкуях — по московской
летописи, насадах— по устюжской) вез 2 тыс. воинов (ПСРЛ. Т. 25. С. 191).
Герберштейн, описывая поход 1523 г., упоминает «девяносто судов, на каждом
из которых было по тридцать человек» (Герберштейн. С. 178).
82 Ю. Г. Алексеев

Речны е суда — только средство передвиж ения, а не боевое сред­


ство. Бой как таковой мы слится только на суш е.1
«М илостию ж е Б ож и ею н а ч а т а одолети Х ристиане и приидоша
на Т атар за реку ту», — вероятно, за приток Камы. «Бились», видимо,
не только врукопашную, но и стреляя стрелами через реку.
«И тако избиш а их и воеводу их Т улазия изъним аш а кн яж а сына
Тарханова, да другого Берды-шиика, а прочих всех избиш а... А Руси
на том бою дву человек убили, а ранены х бы с ш естьдесят человек, но
милостью Б ож иею вси живы».
Ц иф ры потерь реалистичны . Р ассказч и к — очевидец, участник
похода.
Судовая рать сделала, что могла. О на глубоко проникла в землю,
подчиненную царю Обреиму, предавая все огню и мечу. Тактика нор­
маннов, тактика уш куйников — передвигаясь по воде, нападаю т на
землю , но за нее не держ атся.
«И поидоша оттоля на Великую П ермь да къ Устюгу. И тако при­
идош а к М оскве все по здорову, а Татар приведош а полоненых к ве­
ликому князю».
В верх по Каме до волока на бассейн Вычегды. Ш ли кругом, через
Великую Пермь, а не кратчайш им путем, через В ятскую землю , во­
локам и в Ю г — вероятно, потому, что В ятская зем ля заклю чила до­
говор с Обреимом.
У стю ж ская летопись приводит свой рассказ о походе судовой рати:
«Того ж е лета кн язь великий посылал рать на Черемису: двою Ивана
Ивановичи Глухого да И вана Руна, а с ними У стю ж ане да Галичане.
И ш едш е на Каму, да изымали язы ка, а сказы вает, что Татарове пош ­
ли вверх по Каме в Великую Пермь. И воеводы, шедш е за ними в по­
гоню, да и х побили. Тогда убили на том бою ватам ан а устю ж ского
С аву О сеива. А рать великого кн язя, У стю ж ан е и Галичане, ш ли в
Великую П ермь и на Устюг».12
Р ассказ, независимы й от великокняж еской летописи, по всей ве­
роятности, местного происхождения. Возможно, со слов участника,
хотя ж и вы хдеталей похода, обычных для такого рассказа, нет. Х арак­
терно вним ание к устю ж ски м сю ж етам , в том числе к «ватаману»,

1 И морские суда до появления артиллерии стремились превратить бой в


рукопашную схватку (абордаж). См., напр., Сагу об Олафе Трюгвассоне.
2ПСРЛ.Т.37. С. 91.
Походы русских войск при Иване III 83

павШему в бою. У стю ж ан е— не дети боярские, а городовое (земское)


ополчение, мож ет быть, охочие люди во главе со своими «ватаманами».
Наличие такого «ватамана» — важ н ая черта организации земского
ополчения, сущ ественно отличаю щ ая его от служ илого ополчения во
главе с руководителями, назначенны ми великим князем.
Таким образом, известия устюжского летописца, несмотря на свою
краткость, могут сл у ж и ть ценны м дополнением к рассказу велико­
княж еской летописи.
Рассказав о походе северной рати, великокняж еская летопись при­
водит известие о боевых действиях на волжском н ап равлении:«.. .ме­
сяца июня 4 дня из Н овагорода из Н иж него застава кн язя великого
князь Ф едор Х рупин [= Хрипун] с М осквичи идош а на Волгу и по-
биша Т атар К азаньских, Д вор царев, многих добрых. Тогды убили
Колупая, а князя Хозум Б ердея изымав привели к великому князю на
М оскву».1
Князь Ф едор Семенович Хрипун Ряполовский упоминается здесь
в летописи впервые. В 70-х гг. был ещ е ж и в его отец, кн язь С ем ен
Иванович Хрипун, активный деятель 40-х гг. в борьбе с Ш емякой. С ам
князь Ф едор известен как воевода в 8 0 -9 0 -х гг.12 И з всего этого выте­
кает, что в 60-х гг. он был ещ е молодым человеком, и ему вряд ли были
доверены крупные силы. В Н и ж н ем Новгороде он командовал «заста­
вой», в состав которой, по буквальному смыслу летописного известия,
входили служ илы е люди только М осковского уезда.
Типографская летопись пиш ет об этом событии гораздо подробнее:
«Того ж е лета иде кн язь Ф едор С еменович Ряполовский Хрипун из
Новгорода Н иж него, и поби заставу Казанскую на Звениче Бору, за
40 верст до Казани, и князей многих К азанских поби. Ту ж е и богаты­
ря их уби, Колупая, и не пусти ни единого, и ж е бы весть несл к Казани,
и князя их единого, руками изымав, к великого кн язя приведе. И стояв
ту два дни на побоиши том, возвратися с честью».3
Краткое известие великокняж еской летописи здесь приведено в
развернутом виде и с подробностями, заслуж иваю щ им и внимания.
Выясняется, что войска князя Ф едора Ряполовского шли к Казани
берегом и имели бой с заставой казанцев недалеко от столицы хана.

1Там же. Т. 25. С. 280.


2 Зимин. С. 40-41.
3ПСРЛ.Т. 24. С. 187.
84 Ю. Г. Алексеев

Любопытно соблюдение древнего обычая стоять на поле боя на костях


разбитых врагов, как когда-то стояли и пировали древнерусские князья.
Во всяком случае, у составителя Типографской летописи был свой
источник о действиях кн язя Ф едора Р яп оловского— источник, неза­
висимый от великокняж еской летописи.
Победа кн язя Ряполовского в бою у Звенича Б ора не имела даль­
нейш их последствий. Войска вернулись. В чем причина этого стран­
ного отступления после одерж анной победы? Прямого ответа на этот
вопрос в источниках нет. П риходится довольствоваться предположе­
ниями. П редставляется вероятным, что, по зам ы слу главного коман­
дования, действия северной рати и войск кн язя Ф едора Ряполовско­
го долж ны быть согласованы по времени. С еверная рать выступила в
поход в начале мая, волж ская — позж е. И сходя из того, что путь ее
дви ж ени я был значительно короче, удары по К азани с запада и с се­
вера долж ны были последовать в течение короткого времени, ставя
царя О бреим а м еж двух огней. Н о в начале июня, по-видимому, уж е
появились сведения об и зм ене вятчан и неудаче северного похода.
В этих условиях продолжать наступление на Казань по волжскому на­
правлению было о п асн о— войска кн язя Ряполовского могли попасть
под удар главных сил царя О бреима. Тут-то и было принято реш ение
отказаться от дальнейш его д ви ж ен и я к К азани и вернуть войска в
исходное положение. Это реш ение было разумным — благодаря ему
удалось избегнуть риска пораж ения войск по частям.
И так, летн яя кампания 1468 г. закончилась неудачей.1Ш ироко за­
думанный стратегический маневр с двух направлений не получился.
Реш аю щ ее значение имел контрудар казанцев по В ятке, что привело
к срыву похода северной рати и круш ению всего стратегического за­
мысла русского командования. В новых условиях принимается един­
ственно целесообразное реш ение об отходе, что свидетельствует о
реалистической оценке слож ивш ейся обстановки. Надо полагать, что
именно в этом сказалась работа С тавки главного командования. Если

1 По С. М. Соловьеву, «выгоды были явно на стороне казанцев, потому что


им удалось подчинить себе Вятку» (Соловьев. Стб. 1416). Причина «неуспе­
ха» — от недостатка единства в движениях, недостатка подчиненности. Одна­
ко К В. Базилевич с этой оценкой не согласен. По его мнению, походы 1468 г.
«дезориентировали Казань в отношении ближайших намерений великого кня­
зя» (Базилевич. С. 67).
Походы русских войск при Иване III 85

реш ение об отходе северной рати могло быть принято на месте, под
влиянием непосредственной обстановки, то отступление кн язя Ф е­
дора Ряполовского после одерж анной победы могло быть проделано
по требованию Ставки, получивш ей информацию о неудаче северной
рати. Это, р азум еется, не более чем п редполож ение, хотя, на мой
взгляд, достаточно правдоподобное (не противоречащ ее известиям
источников и реальному полож ению дбл).
И звестны й нам летописны й материал'дает возмож ность предста­
вить ход событий с сентября 1467 г. п олето 1468 г., т.е . события трех
кампаний— осенней, зимней и весенне-летней в ходе первой большой
войны И вана III. В обобщ енном виде последовательность событий ри­
суется следую щим образом :1

1467 г. Сентябрь 14-е. Начало похода на Казань царевича Ка­


[сентябрь] сима, отступление от Казани. Приве­
[сентябрь-октябрь] дение пограничных городов в осадное
положение. Посылка «застав». Набеги
казанцев на пограничные города и от­
ражение этих набегов.
[октябрь-ноябрь] Мобилизация служилого ополчения.
Декабрь 6-е. Отправка войск для зимнего похода.
Начало зимнего похода от Галича войск
князя С. Р. Ярославского.
1468. Январь 6-е. Вступление войск князя С. Р. Ярослав­
ского в Черемисскую землю.
Февраль 7-е. Выступление великого князя к Влади­
миру. Начало «Владимирского стоя­
ния».
После февраля 27-го. Прибытие королевского посла. Прием
его в Переяславле.
весна Нападение казанцев на Кичменгу.
[между 27 февраля и 15 апреля]

1 Отсутствие указаний на источник означает, что событие дано по велико­


княжеской летописи (ПСРЛ. Т. 25).
86 Ю. Г. Алексеев

Апрель 4-10-е. Нападение казанцев на костромские


волости. Поход кн. Стриги.
Апрель 15-е. Прибытие великого князя в Москву.
После 17 апреля. Отправка войск в Галич для похода на
Каму.
М ай 1-8-е. Нападение казанцев на Муром.
Лето? Нападение ордынцев на Беспуту.
[после 8 мая?]
Мая-9-е. Поход из Вологды к Устюгу.
[23 мая] Второе нападение казанцев на Муром.
Поход князя Холмского.
[Май-июнь] Поход судовой рати по Вятке и Каме.
Июнь 4-е. Бой войска князя Ф. Ряполовского на
Волге [уЗвенича Бору].

Л етописное излож ение событий летнего похода 1468 г. кончается


известиям и об отходе северной судовой рати и войск к н язя Ф едора
Ряполовского. Н икаких сведений о последующих событиях (лета, осе­
ни и зимы вплоть до весны 1469 г.) в наш ем распоряжении нет. По ло­
гике событий, военные действия долж ны были продолжаться как с той,
так и с другой стороны. Отсутствие летописных известий мож но объ­
яснить только специфическим характером летописи как источника. По
тем или иным причинам, летописец рассказывает не обо всех, а только
о некоторых имевш их место событиях. Выбор этих событий может, в
первую очередь, определяться степенью осведомленности летописца,
т. е. наличием в его распоряж ении соответствующ их источников, но
такж е и его отношением к соответствующим событиям. События второй
половины 1468 г. могли не отразиться в источниках, известны х лето­
писцу, т. е. в официальных документах и в рассказах участников, могли
не привлечь его внимания в силу своей малой значимости (с его точки
зрения) или неж елательности д ля включения в летописное повество­
вание (опять-таки с точки зрения составителя летописи).
Ч то происходило на ш ироком ф ронте борьбы с ханом О бреимом
м еж ду летом 1468 г. и весной 1469 г., нам не известно. Н о именно это
отсутствие известий м ож ет косвенно сви детельствовать о том, что
Походы"русских войск при Иване III 87

серьезных, крупных собы тий в этот период не было — в противном


случае, они, по всей вероятности, так или иначе отразились бы в по­
следующем излож ении.
Кампания 1468 г. окончилась неудачей. Тем не менее, с точки зре­
ния эволю ции военной организации великого кн яж ества М осковско­
го, эта кампания представляет большой интерес.
Это первое больш ое военное предприятие И вана III. В отличие от
походов начала 60-х гг. по северным рекай в сторону У рала,1в отличие
от похода 1463 г. в Л ивонию , носивш его локальный характер,*2 здесь
были задействованы силы русских войск на обш ирном театре войны.
Кампания 1468 г. была военной акцией большого масш таба, пресле­
довавшей важ ны е политические ц ел и — подчинение Казанского хан­
ства влиянию М осквы. Э та была первая наступательная война против
улуса Чингизидов. Впервые после Куликовской битвы Русская зем ля
от обороны на востоке переш ла к наступлению.
Ш ироко поставленная задача требовала привлечения крупных сил.
Ф актически в кампании 1468 г. участвовали воинские контингенты
двух ти п о в — княж еско-служ илое ополчение среднерусских городов
и земское ополчение северны х уездов.
Военные действия разверты вались на ш ироком ф ронте и на деух
операционных направлениях, что в военной истории Р уси наблю да­
ется впервые. Ш ирокий разм ах операций приводит к качественно но­
вому методу руководства войсками. Впервые великий кн язь не идет
в поход во главе своих войск, а находится в тылу, в С тавке, из которой
осущ ествляется оперативно-стратегическое управление войсками.
Впервые великий кн язь вы ступает в роли не тактического, а страте­
гического руководителя.
Впервые мож но наблю дать зародыш аппарата управления, без ко­
торого руководство войсками из С тавки невозможно. А ппарат этот,
очевидно, ещ е не оф орм ился, как не оф орм илась и докум ентация,
исходящая от этого аппарата: летописные известия, носящ ие офици­
альный характер, ещ е не похожи на разрядные записи. Следы деятель­
ности аппарата управления мож но видеть в фиксации распоряж ений
великого князя и в записях дневникового характера во «Владимирском
стоянии».

‘ ПСРЛ.Т.37.С.90.
2ПЛ. П. С. 52идр.
88 Ю. Г. Алексеев

По нашим источникам, несмотря на их заведомую неполноту, впер­


вые мож но наблю дать некоторые черты стратегического почерка рус­
ского главного командования. Н еудачный осенний поход Касима дал,
по-видимому, толчок развитию оперативно-стратегической мысли.
П осле осени 1467 г. проявились такие черты, как стрем ление к стра­
тегической инициативе, действия на разны х операционных направле­
ниях, объединенные одной конечной целью, предусмотрительность и
осторож ность— стремление избеж ать излиш него риска. Проявились
и недостатки оперативно-стратегического руководства, которое не
сумело предвидеть и парировать эф ф ективны й контрудар казанцев,
искусно действовавш их по внутренним операционным линиям.
Н е будет п р еу в ел и ч ен и ем р а с с м а тр и в а ть со б ы ти я кам п ан ии
1 4 6 7 /1 4 6 8 гг. как начало нового этап а военной истории России —
переход от удельно-княжеского уровня управления и руководства вой­
сками к уровню государственному, соответствующ ему новому поли­
тическому облику Русской земли, превращ авш ейся в единое Россий­
ское государство.
Н ельзя, вместе с тем, не увидеть и стойких черт старой военной
системы. Элементы военной системы централизованною характера
ещ е перем еш и ваю тся и сосущ ествую т со стары м и традициям и —
выборным воеводой, земским «ватаманом», подобно тому как велико­
княж еское служ илое ополчение детей боярских сосущ ествует с зем­
ским ополчением, идущ им под знаменами великого князя.

Кампания 1469 г.
Кампания 1469 г. почти не подвергалась специальному изучению.
В общ их трудах по истории России она рассматривается в контексте
русско-казанских отнош ений.1М . Г. Худ яков посвятил ей две страни­
цы своего исследования по истории Казанского ханства.12 Наибольш ее
внимание уделил этой кампании К. В. Базилевич, рассматривая ее не
только как важ ны й ш аг во внеш ней политике И вана III, но и как во­
енно-исторический сю ж ет.3

1Карамзин. С. 12-16,229; Соловьев. С. 6 4 -6 7


2Худяков М. Г Очерки по истории Казанского ханства. Казань, 1923 (да­
л ее— Худяков).
3 Базилевич. С. 68-72.
Походы русских войск при Иване III 89

Единственным источником для изучения этих вопросов является


летопись. О собое зн ач ен и е и м еет оф и ци альн ая в ел и ко кн яж еская
летопись,1 которая содерж ит наиболее полную информацию о распо­
ряж ениях великого кн язя и действиях войск. Н аиболее существенным
(и трудно реш аемым) является вопрос о степени достоверности этой
информации.
Источники, которыми пользуется летописец, могут быть разделе­
ны на официальные, основанные на документации, и частны е (осно­
ванные на рассказах участников или современников событий).
И сточники официального происхож дения могут содерж ать более
точную информацию о распоряж ениях великого князя, имена воевод
и даты событий; источники частного происхождения содерж ат детали,
подробности и эмоциональные оценки.
Трудность заклю чается в том, что в излож ении летописца и те, и
другие источники выступают, как правило, в переработанном ввде, по­
этому разделение их при попытке анализа будет почти всегда носить
ту или иную степень условности.
Однако при всем этом без такого деления обойтись трудно — оно
в какой-то мере м ож ет служ и ть ориентиром в классификации извес­
тий, приводимых в летописи.
И злож ение собы тий 6977 (1 4 6 8 /1 4 6 9 г.) великокняж еская лето­
пись начинает с р ассказа о переговорах по поводу брака с царевной
Софьей. Собы тия излагаю тся в хронологическом порядке с точными
датами: («Ф евраля 11...М ар та 20...»),что свидетельствуетодокумен-
тальном характере источника.
Д алее следует киноварны й заголовок:
«Послал кн язь великий судовую рать на Казань.
Тоя ж е весны по Велице дни на другую неделю (т. е. 9 апреля. —
Ю Л ) послал кн язь великий на К азанские места рать в судех. Воево­
да Константин Б еззубц ев Александрович, а с ним многие дети бояр­
ские, Д вор свой. Т акж е и от всея зем ли своей дети боярские изо всех
градов своих, и изо всех отчин братии своей, по тому ж е».*2
Итак, в поход идут три контингента детей боярских: Д вор велико­
го князя; «изо всех градов земли»; «изо всех отчины братии своей».

'ПСРЛ. Т. 25. С. 281.


2 Там же. С. 281.
90 Ю. Г. Алексеев

П еред нами — своего рода тотальная м обилизация всего служ и ­


лого ополчения великого кн яж ества М осковского.
Это заставляет вспомнить о событиях ф евраля 1468 г., когда «князь
великий за три недели до Великого заговенья (7 февраля. — Ю. А .)
поиде к Володимерю, а с ним братия его... и вси князи их, и бояре и
воевода, и со всеми людьми».1Н о если тогда служ илое ополчение со­
биралось во Влад имире, то теперь оно идет в дальний поход.
«А с М осквы послал сурож ан и суконников и купчих лю дей и про­
чих всех М осквичь, кто пригож е по их силе. А воеводу над ними по-
стави князя П етра О боленского Васильевича Нагого».
В отличие от ф евраля 1468 г., теперь кроме служ и лы х лю дей —
детей б о яр ск и х — мобилизованы москвичи. Э та та сам ая «рать М ос­
ковская», о которой впервы е уп ом и нается в «докончании» 1389 г.
Д митрия Донского с Влад имиром Серпуховским: «А М осковская рать,
хто ходил с воеводами, те и нонеча с воеводами, и нам их не приимати» 12
Э та ф ормула в модифицированном виде повторяется во всех после­
дую щ их «докончаниях» великих князей с их серпуховскими «молод-
шими братьями»: «А М осковская рать ходит с моим воеводою, великого
князя, как было переж е сего».3
Воевода великого кн язя во главе московской рати, надо полагать,
это н ововведен и е Д м и тр и я Д онского после реф орм ы уп равл ен и я
М о ск во й — отмены долж ности тысяцкого, традиционного представи­
теля земского ополчения.4
Ф орм ула летописного известия 1469 г. конкретизирует понятие
«рать М осковская». Это четыре категории людей: сурож ане; суконни-
ки; купчие люди; «и прочие все М оскви чи... кои пригож е по их силе».
В поход идут привилегированны е торговые лю ди — сурож ане и
суконн и ки — цвет московского городского населения. П ризы в их под
зн ам ена свидетельствует о м асш табе мобилизации. Купчие люди и

1ПСРЛ. Т. 25. С. 280.


2Д ЦГ.№ 11.С.32.
3ДЦГ. № 13. С. 39; № 27 С. 71; № 45. С. 131; № 56. С. 171; № 58. С. 182.
4 В 1374 г. «Сентября 17 преставился в чернецех и схиме» последний мо­
сковский тысяцкий Василий Васильевич Вельяминов. О реформе см.: Алек­
сеев Ю. Г. У кормила Российского государства. СПб., 1998. С. 19-20; Фроя-
нов И. Я. О возникновении монархии в России //Н ач ал о русской истории.
СПб., 2001. С. 901 -902; Тихомиров М. Н. Средневековая Москва в XIV-XV
вв.М., 1957. С. 172-174.
Походы русских войск при Иване III 91

«все прочие М осквичи» мобилизую тся «по их силе», т. е. в зависимос­


ти от своих достатков, вероятно, по определенной норме (вроде псков­
ского «разруба»). В полном соответствии с м еж княж еским и «докон-
чаниями», во главе московской рати идет воевода, поставленный ве­
ликим князем.
Таким образом, в поход были призваны как служ илы е люди, так и
земское (городское) ополчение столицы.
Известен неуд ачный опыт призыва московского ополчения. В 1435 г.
«Москвич гостей и прочих поим с собою» великий князь Василий для
отражения внезапного нападения Ю рия Галицкого. Но в бою 25 апреля
на Клязьме, в 20 верстах от М осквы, по словам летописца, «от М осквич
не бысть никоея помоши, мнози бе от них пьяны бяху, а и с собою мед
везяху, что пита ещ е».1И з этого единственного, хотя и важного, эпизо­
да никаких выводов о степени боевой ценности московской рати делать
нельзя. Великие князья и до, и после этого случая включали клаузулу о
московской рати в свои договорные грамоты, что свидетельствует о том,
что московской рати придавалось серьезное значение. Это подтвержда­
ет и рассматриваемое нами известие: большой походна Казань требовал
участия московской рати во главе с воеводой великого князя.
Итак, великий князь, исполняя свои функции главы государства —
верховного главнокомандующего, назначает высший команд ный состав
идуцщх в поход войск: 1) воеводу во главе всей рати; 2) воеводу мос­
ковской рати. О собое н азн ачен ие воеводы московской рати м ож ет
говорить об особом ее полож ении в составе всего войска.
«И те поидоша М осквою рекою к Новугороду Н иж нем у. А иные
Клязьмою. А Коломничи и все, которые выш е их по О це, Окою пои­
доша, и М уромцы тако ж е. А Володимерцы, и Суздальцы, Клязм'ою, и
Дмитровцы, и М ож аицы , и Угличане, Ярославци, Ростовци, Костро­
мичи и прочие вси поволж ане Волгою к Н ову ж е Городу на один срок.
И снидош ася вси т а во едино место в Новъгород».
П еречислено поим енно 11 городов, вклю чая М оскву. Н о это не
весьперечень: есть «которые выше по Оце», чем коломничи, есть«про-
чий вси П оволж ане». П еречень городских полков 1469 г. мож но срав­
нить с соответствую щ ими сведениями 1 3 75,1380 и 1386 гг.
Состав полков в походе 1375г. наТверьотраженвВологодско-Перм-
ской летописи. Н а Т верь с великим кн язем М осковским Дм итрием

1ПСРЛ. Т. 25. С. 250.


92 Ю. Г. Алексеев

ш ли со своими полками князья: С уздальские (четверо), Ростовские


(трое), Смоленский, Я рославские (двое), Б елозерский, Каш инский,
М олож ский, Стародубский, Брянский, Н овосильский, Оболенский,
Турьский. Всего поименно перечислено 18 князей из 12 городов.1П е­
речислены именно князья — на Тверь идет кн яж еское ополчение во
главе с великим князем. М арш руты движ ения, место сбора и дата не
указаны.
И звестие о походе 1380 г. на Д он в Вологодско-Пермской летописи
содерж ит сообщ ение, что великий князь Д митрий «всему войску по-
веле писать... да будете готовы все на У спение... на Коломне, и п е­
реберем полки, и дам воеводу кое нуж но полку».12 И так, по данному
известию сбор войск проводился по письменному распоряж ению ве­
ликого князя, который назначил срок и место сбора войск. Н азначение
воевод великим князем долж но было состояться после сбора войск и
«перебора» полков.
С великим князем Д митрием шли в поход князья Белозерские, Кем­
ский, Андомский, Каргопольский, Ярославский, «Серпьский», Ростов­
ский «и иные мнози».3
В результате «перебора» полков, были сформированы во главе с во­
еводами великого кн язя полки: Коломенский, Володимерский, Кост­
ромской и П ереяславский. М уромские князья вели свой полк сами.4
Т аким образом, если буквально вери ть этом у летоп и сн ом у рас­
сказу, формирование полков и назначение воевод состоялось после
сбора и смотра войск самим великим князем. Н есм отря на вероятную
неполноту летописного известия, оно рисует в общем правдоподобную
(не противоречивую ) картину сбора и организации войска перед Ку­
ликовской битвой.
С остав войск в походе 1386 г. на Н овгород освещ ен в летописях
Новгородской IV, Софийской I старш его извода и Вологодско-Перм­
ской (другие летоп и си помещ аю т об этом собы тии только краткие
сообщ ения). П еречни «ратей» в этих летописях восходят, очевидно,
к одному источнику и расходятся только в деталях. Н икаких данных
о месте и времени сбора войск, об их организации летописи не приво­

1ПСРЛ. Т. 26. С. 122; Т. 37 С. 75.


2 Там же. Т. 26. С. 130.
3 Там же.
4 Там же. С. 133.
Походы русских войск при Иване III 93

дят. С великим князем пошли рати: М осковская, Коломенская, Зве­


нигородская, М о ж ай ская, Волочская, Р ж евская, С ерпуховская, Б о­
ровская, Д митровская, П ереяславская, Володимерская, Ю рьевская,
М уром ская, М ещ ер ск ая, С тародубская, С уздальская, Городецкая,
Нижегородская, К остромская, Угличская, Ростовская, Ярославская,
М оложская, Галичская, Беж ецкая, Белозерская, Вологодская, У стюж­
ская, Н о во то р ж ская — всего 29 наим енований. Н а Н овгород идет
ополчение всех русских городов (кроме Р язан и и Твери). О князьях,
идущих в поход, не упоминается. О воеводах, назначенны х великим
князем, не говорится.
По масш табам три похода Д м итрия Д онского сопоставимы с по­
ходом 1469г. Естественным образом расходится номенклатура городов,
в силу тех изменений в политической географии, которые произош ли
за 8 0 - 9 0 л ет после Д онского. Н о содерж ание летописны х известий
расходится сущ ественно. Если в 1375,1380 и 1386 гг. великий князь
шел сам во главе своих полков, то в 1469 г. непосредственное коман­
дование войсками поручено воеводе, а великий князь остается в своей
Ставке. Поэтому не могло быть ничего похожего на смотр войск и на­
значение воевод, проделанные Д митрием Д онским в походе 1380 г.
Кто возглавлял рати, мобилизованные весной 1469 г.? Константин
Александрович Б еззубцев— представитель боярского рода Кошкиных,
одного из самы х стары х и влиятельны х в М оскве. Сам К онстантин
Александрович в 1450г. отразил нашествие ордынского улана Малыш-
Бердея и во главе своего Коломенского полка разбил его на р. Битю ге.1
Таким образом, во главе войск, собравш ихся у Н иж него Новгоро­
да, был поставлен воевода опытный, им евш ий зам етны е боевые за­
слуги. Глава М осковского полка князь П етр Васильевич О боленский
Нагой — четверты й сын кн язя В аси ли я И вановича, вы даю щ егося
воеводы Василия Темного (в 1450 г. взял Галич) и младш ий брат дру­
гого известного во евода — И вана Стриги (разбил в 1456 г. новгород­
цев под Старой Руссой). В 1469 г. он был, по-видимому, ещ е молодым
человеком: в 90-х — 500-х гг. был воеводой в походах на Л и тву, а с
1498 г. уп ом инается как боярин.12 Во главе столичного полка стоял
молодой воевода, сделавш ий впоследствии большую карьеру. Н азна­
чение его, сына и брата знамениты х военачальников, главой М осков­

1Там же. Т. 25. С. 271.


2 Зимин. С. 45,50.
94 Ю. Г. Алексеев

ского полка свидетельствует о важ ном значении этой рати в составе


великокняж еского войска.
В известии 1469 г., как и в 1380 г., точно указаны время и место
сбора войск. Н о если в 1380 г. пути д виж ения к этому пункту не на­
званы, и, очевидно, были предоставлены усмотрению самих князей,
ведш их свои рати, то в 1469 г. пути подробно расписаны. Источник,
содерж ащ ий подробные сведения, имеет, скорее всего, документаль­
ное происхождение — из канцелярии великого князя; именно здесь
могли назначаться марш руты войскам.
О тсутствие великого кн язя при войске, идущ ем в поход, ставило
проблему, не известную во времена Д м итрия Донского, — проблему
организации связи и управления войсками со стороны главного ко­
мандования, находивш егося далеко от театра военных действий.
Ф ункции этого командования в лице великого кн язя не ограничи­
вались посылкой рати к Н иж нем у Новгороду.
«А к Устюгу послал кн язь великий воеводу своего кн язя Д ан ила
Васильевича Ярославского, да с ним свой Д вор, детей боярских...».
И так, великий кн язь посы лает не одну, а две рати по разны м опе­
рационным направлениям . «Двор» — не единое целое соединение, а
собирательное имя: это дети боярские, сл у ж ащ и е с Д вором , а не с
городом. Очевидно, у ж е сущ ествовали какие-то дворовы е списки —
предш ественники будущ ей Д воровой тетради. Д ети боярские Д вора
ходят в походы с разны ми воеводами, вм есте с детьми боярским и из
городов: делен и е детей боярских на дворовы х и городовых — у ж е
налицо.
К Устюгу великий князь послал «...И вана Гавриловича, Тимофея
М ихайловича Ю рла, Глеба да В асилия Семеновых детей Ф илим оно­
ва, Ф едора Борисовича Брю ха, С алты ка Травина, М и ки ту К онстан­
тинова, Григория Верхуш кова, Андрея Бурдука...».
П оименно н азванны е — это, видимо, головы, т. е. предводители
отдельных подразделений.1«А с Вологды воевода князь Андреев М ень­
шого С емен П еш ек С абуров с Вологжаны». В ологж ане составляю т
отдельную часть (полк). Эти люди кн язя Андрея М еньш ого с его вое­
водой — едва ли не первое п роявлен ие деятельн ости молодого во­
логодского кн язя (род. 8 ию ня 1452 г.). Е щ е зимой 1468 г., во время
Владимирского сбора войска, князь Андрей М еньш ой сидел в М оскве

1Базилевич. С. 66.
Походы русских войск при Иване 111 95

вместе с Андреем Больш им. С емен П еш ек С аб уров— единственный


удельно-княжеский воевода, упоминаемый в походе 1469 г. Воеводой
северной рати идет один из ярославских князей. Его родственник князь
Семен Романович возглавлял зимний поход в Черемисскую землю в
1 4 6 7 -1 4 6 8 .1П ереход ярославских князей на служ бу великому князю
М осковскому— характерное явление, связанное с распадом прежней
ярославской кн яж еской системы и вклю чением Ярославской земли
в состав великого княж ества. При этой ярославские князья возглав­
ляют именно северны е рати, набранны е из ж и телей земель, близких
к Ярославлю.
«И приш ед на Устюг, поидоша в суд ехк Вятке, а У стю ж ане с ними
же».
По всем имею щ имся данным, служ илое зем левладение на Волог­
де и на Устюге было слабо развито, и надо полагать, что в судовой ра­
ти участвовали не только и не столько служ илы е люди, но и земское
(городовое) ополчение, привычное к речным походам. Ш ли волоком
из Устюга в бассейн Вятки, по уж е не раз испытанным (в том числе и
год назад) путям.
«И прииде к В ятке, и начаш а Вятчанам глаголати речью великого
князя, чтобы пошли с ними на Казанского царя». Очевидно, воевода
князь Д анило Васильевич Я рославский имел полномочия обратиться
к вятчанам от имени великого князя.
Поход судовой рати 1469 г. имеет обш ие черты с походом преды­
дущего года. Войска собираю тся к открытию навигации к Вологде и
Устюгу, судовая рать идет в Вятскую землю. Н о на этот раз из М осквы
вдут не казаки-добровольцы во главе с Иваном Руно, а дворовые дети
боярские во главе с воеводой — лицом высш его ранга, облеченного
полномочиями от великого князя. У ровень командования на ступень
выше; надо думать, что и численность войск больше, и задачи более
ответственны. Самое гл авн ое— поход северной судовой рати на этот
раз дополнен походом главных сил к Н иж нем у Новгороду с очевид ной
дальнейшей задачей д виж ения на Казань.
Необходимым или, во всяком случае, крайне ж елательны м усло­
вием успеш ности поход а северной рати было участие вятчан, которое
должно было не только усилить состав самой рати, но и обеспечить
ее тылы и связи с М осквой.

1ПСРЛ. Т. 25. С. 279.


96 Ю. Г. Алексеев

Н о на предложение-предписание великого князя, сделанное от его


имени воеводами судовой рати, вятчане «рекош а к ним: изневолил
нас царь, и право свое дали есмя ему, что нам не помогати ни царю на
великого князя, ни великому князю на царя».
О тказ вятчан от участия в походе носил официальный характер и
имел сущ ественно важ ное значение, фактически в большой мере под­
рывая сам у стратегическую идею удара с двух направлений. Н ельзя
не отметить крупный успех казанской политики и стратеги и — успеш­
ного д ля казанцев похода на В ятку в 1468 г., приведшего к таким важ ­
ным результатам.1М ож но отметить и другое— слабость политических
связей М осквы и В ятки, недостаточность м осковского влияни я на
вятчан.
Н о пребы вание северной рати в В ятской зем ле имело ещ е более
важ ны е последствия.
«А в ту пору был на В ятке посол Казанского царя, и тот послал весть
к Казани, что и отселе идет от Вятки рать великого князя судовая, но
не во мнозе».12 Таким образом, и марш рут движ ения, и состав судовой
рати оказались раскрытыми для противника. В таких условиях труд­
но было рассчиты вать на успех. О тметим, что, по оценке казанского
посла-разведчика, судовая рать идет «не во мнозе». П еред ней, по-
видимому, стояла задача нанесения сковы ваю щ его (отвлекаю щ его)
удара для облегчения действий главных сил, собиравш ихся в Н иж нем
Новгороде.
О п и сан и е похода северной судовой рати н осит в какой-то мере
документальный, официальный характер — в источнике могли быть
официальные сведения, наказы и донесения, вклю ченные в летопись
в переработанном виде.
Рассказав о первом этапе похода северной рати, великокняж еский
летоп и сец возвращ ается к рати К онстантина А лександровича Без-
зубцева.
«А Константин Б еззубц евсо всеми предписанными вой совокупив-
ся стояш е в Новогороде в Н иж нем . И прислал к нем у князь великий
грамоту свою, веля ем у самому стояти в Н овегороде, а которы е под

1М. Г. Худяков считает, что в 1468 г. Хлынов был взят и туда назначен на­
местник Казанского ханства (см.: Худяков. С. 34), однако в наших источниках
таких сведений нет.
2 ПСРЛ. Т. 25. С. 282.
Походы русских войск при Иване III 97

ним дети боярские и вси прочий вой восхотят, тех повеле ему отпус-
кати воевати мест Казанских».1
Великий князь осущ ествляет одну из функций главного командо­
вания — ш лет директиву в форме грамоты воеводе, стоявш ему с со­
бранными войсками. Смысл этого письменного предписания заклю ­
чается, видимо, в том, чтобы, сохраняя основное ядро войск в Н иж нем,
частью сил нанести удар по казанским местам — с обычной целью
грабежа и опустош ения, а такж е, м ож ет быть, отвлечения внимания
от северного направления.
Главные силы, собранные в Н иж нем , долж ны оставаться под не­
посредственным ком андованием своего воеводы — в готовности к
походу на К азань.*2 В ероятн ее всего, рать Б еззуб ц ева долж н а бы ла
двинуться в поход после получения известий об успеш ных действиях
северной рати, наносивш ей сковывающий, вспомогательный удар.
О бращ ает на себя внимание предоставление широкой инициати­
вы воеводе— численность войск, отпускаемых под Казань, он долж ен
определить сам, опираясь на ж елание тех, «кто восхотят».
«Он ж е, прочет грамоту и разосла по всех суш их под ним. Сшедшим
же ся к нему всем князем и воеводам и сказа им, что прислал к нему князь
великий грамоту, а велел всем вам, кто въсхочет идти воевати Казаньские
места по обе стороны Волгы, а мне велел здесе быта в Новегороде. И вы
пойдете, а к городу к Казани не ходите». Устное распоряжение Беззуб­
цева основано на директиве великого князя. Н е ясно только, содержалось
ли в директиве запрещение добровольцам идти к Казани, или оно было
сделано воеводой по собственной инициативе. В любом случае, оно со­
ответствовало идее рейда ограниченными силами без участия основной
массы войск, собранных в Н иж нем Новгороде. Основная масса судовой
рати, собранной со всех городов великого княжества, долж на была оста­
ваться в Н иж нем под командованием своего воеводы.
«То ж е слы ш авш е вой к н язя великого рекош а воеводе своему Кос-
тянтину: “В се хотим на окаянны х Татар за святы е церкви и за своего

‘Там же.
2К В. Базилевич считает, что директива Беззубцеву была дана с учетом того,
что хан знает о движении северной рати (см.: Базилевич. С. 68). Л. В. Черепнин
видит в директиве Беззубцеву черты «феодальной войсковой демократии» ( Че­
репнин Л. В. Земские соборы Русского государства в XV1-XVII вв. М., 1978.
С. 62-63).
98 Ю. Г. Алексеев

государя великого к н язя И ван а и за п равославн ое хри сти ан ство”


И поидоша вси, и Костянтин остался в Новегороде».
Неопределенно поставленная задача привела к неожиданны м ре­
зультатам. Судя по летописному известию, прошло нечто вроде вечевой
сходки. И мпровизированное волеизъявление «всех воев» не соответ­
ствовало ни д ирективе великого князя, ни распоряж ению самого вое­
воды. Зам ы сел всей операции был коренны м образом наруш ен. Вы­
раж ение «вси вой» не значит, конечно, что «все поголовно», но, во вся­
ком случае, основная, больш ая часть войска изъявила ж елани е «идти
воевати Казанские места».
В оевода Б еззу б ц ев, оказавш и сь п еред ф актом столь м ассового
во л еи зъявл ен и я, не стал противиться ем у и отпустил «всех воев»,
тем самы м полностью наруш ив полученную им директи ву велико­
го князя. П о сущ еству своему, такое д ействие (вернее, бездействие)
воеводы, поставленного во главе всей судовой рати Русской земли,
не м ож ет расцениваться иначе, как серьезнейш ее долж ностное пре­
сту п л ен и е с сам ы м и тяж ел ы м и п о сл ед ств и ям и .1 В оевода-главно­
командую щ ий наруш ил данную ему директиву, потерял управление
войсками и сущ ественно ослабил вверенную ем у рать. Это событие
свидетельствует о низком уровне дисциплины высш его командного
состава русского войска.
То, что произош ло в Н и ж н ем Н овгороде, и м еет своей основной
причиной, надо полагать, не злой ум ы сел воеводы или его личны е
недостатки как командующ его, а сохранение в общ ественном созна­
нии старых, неи зж и ты х ещ е традиций общ инно-вечевых времен, до­
пускавш их и д аж е предполагавш их широкую, ф актически неограни­
ченную инициативу частны х начальников и самих воинов. Поход «на
К азан ские места» отвечал идеалам лихой, удалой вольницы , соот­
ветствовал общ еприняты м представлениям о борьбе против «окаян­
ных», а кроме того, сулил богатую добычу. Необходимо отметить, что
исходное зерн о этого проявлен ия стары х традиций заклю чалось в
самой грамоте великого к н язя с ее достаточно неопределенной по­
становкой задачи. Видимо, и в С тавке не были ещ е преодолены при­
вычные, освящ енны е веками п редставления об организации управ­
ления войсками.

1«С самого начала оказался нарушенным весь хорошо задуманный план


похода» (Базилевич. С. 68).
Походы русских войск при Иване III 99

Т ак или иначе, с этого момента начинается новый этап всей кам­


пании — этап самостоятельны х действий судовой рати на Волге. М е­
н яется и характер излож ения.
«И повдоша из Окы под Новъгород под старой, сташ а под Николою
на Бечеве, и вышед из суд идоша в город к старой церкве П реображения
Господня, и повелеш а ту идущ им свящ енником молебны соверш ати
за великого князя и за вой его... И отеля шед, також е и у святого Н и­
колы молебнаа створиша, милостыню д а т а кождо их противу силе».
В этих известиях, лиш енны х всяких признаков официальности,
чувствуется рассказ очевидца-участника событий.
«По сих ж е совокупиш еся вси за едино и начаш а мы слити себе,
кого поставити воеводою, чтобы единого всем слушати. И много думав,
избраш а себе по своей воле И вана Руна».
Вечевой, стихийный характер действий «воев»-добровольцев здесь
проявляется в полной силе. О ни сами избираю т себе воеводу— веш ь
немыслимая в сколько-нибудь дисциплинированном войске, знающем
субординацию. Воевод а избирается общей сходкой «воев», вышедших
из судов на берег, сохраняется и характерная терминология вечевых
сходок— «много думав».
И збрание И вана Руна объясняется, вероятно, исклю чительно его
личными качествами. О н был известен, по-видимому, как смелый и
опытный предводитель. С ам великий князь знал его и в предыдущую
кампанию доверил ему посланных с М осквы на Север «казаков». Руно
отличился и в бою с казанцами на Каме в 1468 г. О пы т прошлогодне­
го похода судовой рати во главе с Руном, очевидно, импонировал « бо ­
ям », собравш имся в Н и ж н ем Новгороде.

«И того ж е дни отплывш е от Новагорода 60 верст, ночевали, и на


утро обедали на Рознеж и, и ночевали на Чебоксаре, и от Ч ебоксари
шли весь день, да и ночь ту всю шли. И приидоша под Казань на ранней
заре М ай я 21, в неделю 50-ю».
Походные записи участника даю т ред кую возможность определить
примерный темп движ ения судовой рати.
По карте от Нижнего до Чебоксар около 200 км. З а первый день (ве­
роятно, неполный — вышли не с рассветом) прошли 6 0 верст. Значит,
за второй, с утра до ночи, — 140 верст, верст по 10 в час. О т Чебоксар до
Казани — 120 верст, шли день и ночь (ночью, вероятно, медленнее) —
примерно 5 - 1 0 верст в час. Всего от Нижнего до Казани по В олге— 320
км, как видно, три дня пути вниз по реке с ночевками.
100 Ю. Г. Алексеев

Н ачало похода И вана Руна состоялось, видимо, 18 мая. И дя вниз


по течению , судовая рать достигнет К азан и раньш е, чем могла бы
идущ ая по берегу конница, которой для преодоления 300 верст нужно
не менее 5 - 6 дней.
При быстром движ ении по течению легко достигнуть эф ф екта вне­
запности. И он, очевидно, был достигнут.
«И вы ш ед из суд, поидош а на посад, а Т атаром К азаньским ещ е
всем спящим».
И збран н ы й воевода И ван Р уно с сам ого н ачала грубейш им об­
разом наруш ил инструкцию , данную ем у воеводой великого князя.
Н е воевали «К азанские места по обе стороны Волги», а устрем ились
к самой К азани, хотя им было прям о сказано: «к городу к К азани не
ходите». В ел и к был со б л азн удара по в р аж е ск о й стол и ц е, удара
внезапного, и потому допускавш его возм ож н ость эф ф ектного успе­
ха. И этот соблазн взял верх над воеводской инструкцией, над всем
планом кам п ан ии , вы работанн ы м в М о ск в е , в ап п ар ате великого
князя.
Суда служ или только средствами передвиж ения. Боевы е действия
как таковые, напомним, разверты вались на берегу.
«И выш ед из суд... повелеш а трубити, и татар начаш а сечи и гра­
бите, и в полон имати».
Трубили, вероятно, по боевому обычаю, а такж е д ля того, чтобы
усилить панику у татар, захваченны х врасплох нападением на утрен­
ней заре. Татары , видимо, не несли сторож евой служ бы на речных
подступах к своей столице.
«А что полон был туто на посаде христианской, М осковской и Р я­
занской, Литовской, Вяцкой и Устюжской, и Пермской, и иных прочих
градов, тех всех о[т] полониша».
Д ер зк и й н аб ег со п ровож д ал ся не тол ько и зби ен и ем и разграб­
лением татар, но освобож дением христианского полона. П о своему
выгодному географическому полож ению К азань была важ ны м пере­
сыльным пунктом, откуда захваченны й на Руси полон отп равлялся
д ал ее — на восточны е работорговы е ры нки. О своб ож д ен и е плен­
ников придавало набегу Р ун а н равствен н о возвы ш енную окраску
и отличало это т поход в ел и кокн яж ески х войск от набегов удалых,
но вполне беспринципны х уш куйников прош лы х времен.
По словам очевидца-участника, посад города Казани был полностью
разгромлен и сож ж ен, а население его беспощ адно уничтожено, как
Походы русских войск при Иване III 101

полагалось по нормам средневековой военной этики по отношению к


противникам-иноверцам.
А така Казани, сож ж ен и е посада, освобож дение пленников имели
несомненный морально-политический эффект: впервые грозная сто­
лица казанских ханов увидела под своими стенами русские войска,
впервые горели посады не русских городов, а ханской столицы.
Но, отвлекаясь от этого морально-политического эф ф екта, нельзя
не отметить, что сож ж ен и е посада само по себе отнюдь не могло ре­
шить главной задачи — овладения городом.
«Погоревшим ж е посадам, и рать отступи от града, а уж е и исто­
мившимся им велми, и вседш е в суды свои отъидош а на остров Коров-
нич, и стояш а ту седмь днии» (т. е. до 28 мая).
Э ф ф ект внезапности был исчерпан, а силы войска И вана Р уна ис­
тощены. П ребы ван ие на острове в н еп осредственной бли зости от
Казани подвергало русское войско большой опасности, да и не имело,
вообще говоря, никакого смысла, если только Руно не ожидал скоро­
го подхода подкреплений из Н иж него Новгорода или удара северной
рати вниз по Каме на Волгу. Однако едва ли он мог строить свои рас­
четы на этих в высш ей степени сомнительных предположениях. Н а­
против, были все основания ож идать контрудара со стороны казанцев.
«Ту прибеж е к ним ис К азани полоняник К оломнятин, сказы вая
им, что до полна собрался на них царь К азанский О бреим со всею
землею своею с Камскою, и с Сыплиньскою, и с Костяцкою, и Бело-
воложскою, и Вотяикою, и з Баш кирскою , и быть ему на вас на ранней
заре и судовою ратью и конною».
Ц арь О бреим , ничем не скованны й, им ел полную возм ож н ость
мобилизовать и стянуть свои силы для удара по судовой рати Руна,
действуя по внутренним операционным линиям. Перечисление шести
«земель» Обреима взято, вероятно, из какого-то официального (м ож ет
быть, дипломатического) источника. Д л я нас важ но, что это именно
главные силы казанского царя.
«И то слыш авш и воеводы великого кн язя и все вой его, и начаш а
отсылати от себя молодых людей з большими суды, и сами осташ ася
назади на брезе боронити тех. А повелеш а им ш ед стати на Ирыхове
острове на Волзе, а на узкое место не ходите».
Распоряж ение отдает не единоличный воевода, И ван Руно, а «вое­
воды» и «вси вой». О пять происходит какое-то собрание, нечто вроде
вечевой сходки, где и вы рабаты вается реш ение.
102 Ю. Г. Алексеев

«М олоды е люди» — беднота, м алом ощ ны е и м алодоспеш ны е.


«Большие суды» — значит, были и «малые», более маневренные. Воз­
можно, на больших судах были добыча и припасы.
О борона организуется на берегу, который, очевидно, прикрывает
Ирыхов остров.
«Они ж е, не послушав, поидоша во узкое место, а в больших судех».
«Узкое место» — где-то м еж ду островам и и берегом. «М олодые
люди» оказались не более дисциплинированны ми, чем их старш ие.
О ни не подчинились прямому распоряж ению воевод и «всех воев» и
со своими большими, громоздкими судами пошли в узкое место, под­
вергая и себя, и доверенные им суда большой опасности.
«И ту привдош а на них Татарове на конех, и начаш а стреляти, хо-
тяш е бы б и та их. О ни ж е, противу им стреляю щ е, отбиш ася от них».
К онная татар ская рать подош ла к берегу и осы пала стоявш ие в
узкости больш ие суда тучами стрел. «М олодые люди», по словам ле­
тописца, «отбишася», не дав захватить суда. Бой, таким образом, носил
характер перестрелки из луков.
Н ельзя не подчеркнуть, что самостоятельные действия, нарушение
дисциплины, снова ставили русские силы под угрозу п ораж ени я по
частям. Д ух вечевой вольности далеко не был изж ит во всех эш елонах
управления войсками, создавая больш ие трудности для проведения
целесообразны х и продуманных действий.
«А судовая рать Т атарская, лучш ие к н язи и лю дие, поидош а на
великого кн язя рать на судовую, как пож рети хотящ е, не многих бо
видя их оставш ихся».
Главные силы, «лучшие люди» татар, идут в судовой, а не конной
рати. Ж ивописное вы раж ение «как пож рети хотящ е» носит традици­
онный характер — обозначение яростной атаки.
О ставш иеся в распоряжении Руна силы были немногочисленными.
В бою за посад они понесли какие-то потери, оставш иеся он разделил,
отослав «молодых людей».
Тем не менее, «си ж е не убоявш еся поидоша противу Татар, ащ е и
мнози суть, и много бивш еся прогониша Т атар до самого города Каза­
ни полоем и под стену, и возвращ ьш еся, сташ а ш ед на И ры хове остро­
ве, и совокупивш ася ту вместо и з больш ими суды».
И так, бой главных сил судовых ратей был, по словам летописца,
выигран русскими, но фактически закончился их отступлением к Иры-
хову острову. О траж ение удара казанцев имело тактическое, а не one-
Походы русских войск при Иване III 103

ративное значение. П роблемы остались те ж е — К азань не взята и


взята быть данными силами не мож ет; стоянка на И ры хове острове
продолж ает оставаться и опасной, и бесперспективной, если только
не изменится оперативная обстановка (подход сил из Н иж него, удар
по Казани с тыла северной ратью).
«Стоящ им ж е им на том острове, и ту прииде к ним К онстантин
А лександрович Б еззубцев, воевода их болшей». П рибы тие воеводы
Б еззу б ц ев а (очевидно, с какими-то силам и) улучш ило полож ен ие
судовой рати на Ирыхове острове. Во всяком случае, произош ло со­
единение русских сил, ш едш их Волгою, что уменьш ило опасность
стояния под Казанью и увеличивало шансы на последующий успех.
Воевода Беззубцев пош ел под К азань либо по своей инициативе,
либо, что более вероятно, — по директиве великого князя, во всяком
случае, с ведома последнего. Главное командование, видимо, реш ило
продолжить операцию против Казани, согласно первоначальному пла­
ну (как этот план вырисовывается из апрельско-майского разверты ва­
ния войск).
Воевода Беззубцев «пришед, посла к Вятке великого князя словом к
Вятчанам, чтобы пошли к Казани ратью, и срок им учинил от того дни
полчетверты недели». Воевода Беззубцев выступает как доверенное лицо
верховного командования, действует от его имени (по его уполномочию).
«Вятчане ж е отвечаша: коли подъидут под Казань братиа великого
князя, тогда пойдем и мы».1
Ответ вятчан характерен для м еж княж еских договоров, обязываю­
щих стороны выступить при определенных условиях. Во всяком случае,
он означает фактический отказ от совместных действий с войсками ве­
ликого князя — в соответствии с вятско-казанским «докончанием», на
которое ссылались вятчане в переговорах с северной ратью. Таким об­
разом, основная идея плана — удар на Казань с двух сторон — оконча­
тельно отпала. Реальные военные действия развертывались совсем не
по тому сценарию, который был составлен в М оскве перед весенним
походом. Действительность оказалась гораздо слож нее и неблагопри­
ятнее.
О тказ вятчан от взаимодействия с войсками воеводы Беззубцева
Делал дальнейш ее пребывание этих войск у стен Казани соверш енно
бессмысленным.

'П С РЛ .Т .25.С .283.


104 Ю. Г. Алексеев

«Костянтин ж е за тот срок со всею силою стоял другую полчетвер­


ти недели, а от великого кн язя воевод и от В ятчан не бы вали к ним
н икакова весть. А у них н ачат у ж е корм у не ставати, не много бо с
собою запаса имали, поне ж е шли изгоном».1
П ол о ж ен и е судовой рати, п ы тавш ейся взять К азань «изгоном»,
стало критическим. Н аладить сн абж ени е войск за счет грабеж а ок­
рестны х мест, очевидно, не удалось. В ойска стояли в центре вр аж ­
дебной страны и могли еж едневно ож идать нападения крупных сил
п р о ти вн и к а. Н и к ак о й св язи с верховн ы м ком ан дован и ем не бы ­
ло — войска были п редоставлены сам и себе, и их воевода долж ен
был принимать сам остоятельны е реш ения. Таким образом, верхов­
ному командованию не только не удалось организовать оперативное
взаимодействие северной и волж ской ратей, но и сохранить связь с
волж ской ратью. Н а этом критическом этап е кампании главное ко­
мандование утратило управление войсками. Теперь все зави село от
самодеятельности воевод— начальников оперативны х групп, разоб­
щ енны х м еж ду собой и не связанны х с центром.
С казался основной недостаток подготовки волж ской рати — она
не была ориентирована на длительную , упорную борьбу за Казань.
Расчет строился, очевидно, на быстром реш ительном двустороннем
ударе, и запасы имелись только в ограниченном количестве.
«И поиде Костянтин со всеми вой с Ирыхова к Н овугороду к Н и ж ­
нему вверх». Этим обозначилась полная неудача похода волж ской
судовой рати и ф актически неудача всей кампании.
Сколько ж е простояла русская рать под Казанью?
П оявивш ись 21 м ая, она до 28-го стоял а под самым городом, а с
28-го — на Ирыхове острове. Ч ерез какое-то время появился воевода
Б еззубцев и стоял здесь то ли 3 ‘/г, то ли дваж ды 3 1А , т. е. всего семь
недель. Если считать, что Беззубцев прибыл через неделю после от­
хода к Ирыхову острову, т. е. 5 ию ня (допущ ение соверш енно произ­
вольное, основанное только на предположении, что Беззубцев не мог
надолго терять из виду свои войска, уш едш ие к К азани), то срок по­
явления вятчан был назначен на 1 июля. Если он простоял на Ирыхо­
ве острове даа таких срока («другую полчетверти недели»), то отход
начался примерно 25 июля. Если так, то «стояние» под Казанью дли­
лось два месяца. Если ж е считать, что отход начался после истечения

' псрл. т.25.с.283.


Походы русских войск при Иване III 105

первого срока, назначенного вятчанами, то это собы тие произош ло в


первых числах июля, и срок «стояния» на Ирыхове, соответственно,
сокращ ается в два раза.
Все, что мы зн аем об этом «стоянии» — из р ас ск а за очевидца-
у частн и ка, которы й не приводит ни цифр, ни точны х д ат (за и ск­
лю чением даты подхода к К азани и ее атаки). Н ичего не известно о
каких-либо д ей ств и я х русски х и татар в течен и е м есяц а или двух
«стояния» у Ирыхова. Само отсутствие известий в рассказе участни­
ка м о ж ет косвенно свидетельствовать о том, что крупны х событий
(вроде повторной атаки казанцев на судовую рать или попытки новой
атаки на Казань со стороны русских) за это время не было. С обранная
у Ирыхова судовая рать фактически бездействовала, и полож ение ее
неуклонно ухудш алось. Н и каки х дальн ей ш и х перспектив не было
видно. В эти х у сл о в и ях реш ен ие воеводы Б еззу б ц ев а об отходе к
Н иж нем у Н овгороду следует считать единственно правильным, со­
ответствую щ им слож и вш ей ся обстановке. Как и осенью 1467 г., по­
сле неудачной атаки царевича Касима, приходилось отступать под
давлением непреодолимы х обстоятельств и по собственному реш е­
нию воеводы.
«Гребшим ж е день той и на утрее до полутора, и ту срете их царица
Касимова, Казанского царя мати Обреимова... и начат говорите воеводам
великого князя: “князь великий отпустил меня к моему сыну со всем
добром и с честью, то уж е не будет никоего ж е лиха м еж и их, но все
добро будет”».
Речь царицы была либо умышленной ложью, либо неумышленным
заблуждением. И з ее слов можно было заключить, что меж ду М осквой
и Казанью достигнуто соглаш ение, и военные действия прекращены.
Следует ещ е раз обратить внимание на полное отсутствие связи м еж ­
ду М осквой и судовой ратью: воеводы не имели никакого представ­
ления о том, что делалось в М оскве. В этих условиях дезинф ормация
могла иметь определенное значение.
«И поплы мимо их, а ини вверх поидоша. И прииш ед на Звенич,
ночеваша ту с субботы на неделю».
П о данным Т ипографской летописи, Звенич Б ор — в 40 верстах
от К азани.1Грести приходилось против сильного течения Волги, и до
Звенича Б ора добрались только к вечеру второго дня.

1Там же. Т. 24. С. 187.


106 Ю. Г. Алексеев

«И в пол утра повелеш а в неделю себе обедню служ и ти сущ им с


ними свящ енником, а ести на себя чинити. О тслуш а обедню, хотеш а
сести ести, а у иных церквей ещ е не успеш а и обедни отслуж ите».
В судовой рати, значит, была не одна походная церковь.
«И в то время приидоша на них Казаньстии Татарове, вси князи и
вся зем ля их, судовою ратью и конною по берегу».
Очевидно, татары следовали за судовой ратью Беззубцева по пятам,
отстав от нее на два дневных переход а. В отличие от русских, татары име­
ли не только судовую рать, т. е. пехоту, но и конную. Нападение татар было,
видимо, неожид анным. Конница шла, очевидно, по левому берегу Волги.
«Видевше ж е то, воеводы великого кн язя и вси воя его поидоша в
суда свои и погребоша противу судовой рати Татарские и начаш а би-
тися с ними».
Бой происходит в данном случае на воде, суда сраж аю тся с судами.
«И одолеш а христиане Татаром, они ж е б еж али к берегу, иде ж е
конная рать их бяш е. Коннии ж е татарове начата з брега наш их стре-
ляти, и они отступиш а от них к своем у берегу. А судовые Татарове
опять воротиш ася за ними, си ж е обраш дш ася прогониша их к своим».
Бой ш ел с перем енны м успехом. П реим ущ ество в судовой рати
было у русских, но конная рать татар играла роль второго эш елона и
не давала возмож ности развить успех боя на реке.
«И тако биш ася весь день той и до самы е ночи, и раззидош ася ки-
иждо на свой берег ночевати».
Б ой ф актически закончился вничью. В услови ях действий на ре­
ке, хотя и широкой, наличие у одной из сторон конной рати давало ей
неоспоримое преимущ ество. О тбив все атаки татар, русские могли
рассчиты вать только на возм ож ность дальнейш его д ви ж ен и я вверх
по Волге, т. е. отступления, находясь при этом в невыгодных условиях
из-за владения одним из берегов татарской конницей.
Н а этом рассказ очевидца, полож енны й в основу летописного из­
вестия, преры вается. Д ал ее — киноварны й заголовок «Знамение» и
рассказ о собы тиях апреля 1470 г. («М есяца А преля в 15 день...»).1
С точки зрения истории летописания, представляет интерес раз­
рыв в известиях, на которы й обычно не обращ аю т вним ание.12 Этот

1ПСРЛ. Т. 25. С. 283.


2 Тихомиров М. Н. Предисловие к изданию великокняжеского св о д а//
ПСРЛ. Т. 25; Лурье Я. С. Словарь книжников и книжности Древней Руси.
Вторая половина XIV-XVI bb. Ч. 2. Л -Я . Л., 1989. С. 34.
Походы русских войск при Иване III 107

р азры в— во всех летописях, где есть рассказ участника похода волж ­


ской рати .1
Итак, рассказ великокняжеской летописи о летней кампании 1469 г.
представляет собой соединение деух известий: о походе северной рати
князя Д анилы В асильевича Ярославского и о походе волж ской рати
Константина Александровича Беззубцева. Основное внимание велико­
княж еская летопись уделяет именно ему. Р ассказ великокняж еской
летописи конца XV в. по Уваровскому списку об этом походе без суще­
ственных изменений вошел в другие летописи великокняжеского никла.
Оригинальный рассказ приводит У стю ж ская летопись: «М ая 6970,
на пятой неделе по Пасце, ж ени лся князь Андрей Васильевич...».
И звестие не на месте. Оно относится к 1470 (6978) г. В зято из ве­
ликокняж еской летописи и сюда искусственно вставлено.
«Тое ж е весны князь великий Иван послал рать судовую на Казань.
А братью свою, к н язя Ю рия да кн язя А ндрея Больш ого, послал
берегом с конною силою, да с ними воеводы и князи, и Д вор великого
князя.12
А судовая рать наперед приш ла под Казань М ай я в 10 д[ень] в не­
делю пятидесятую.
А воеводы судовые рати нелю бья д ер ж ат промеж себя, друг под
другом ити не хочет.
И передумав, да поставили себе воеводу от середних бояр И вана
Д митриевича Руна.
И приидоша под город Казань, в неделю пятидесятую утре, на ран­
ней заре, безвестно; и сторож и Татарские не слыхали.
И взяти им было Казань; татарове спят, а рать судовая о стену при­
шла.
И поноровил татаром И ван Руно, отбил рать от ворот городных
прочь и сам велел трубити во многие трубы.
И татарове, заслы ш аш а, нарядилися».
У стю ж ская летопись проявляет зависимость от великокняжеской.
Ряд и звести й ее опущ ен. Д ата прихода под К азань перепутана, но
рассказ содержит важ ны е реалии, отсутствующие в великокняж еской
летописи. П ервое из них — известие об одновременной отправке в
мае 1469 г. судовой и конной р а т и — является, по-видимому, ошибоч­

1ПСРЛ. Т. 26. С. 228; Т. 28. С. 289.


2Там же. Т. 37. С. 91.
108 Ю. Г. Алексеев

ным: оно не находит подтверж дения ни в других источниках, ни —


главное — в последующих событиях. Второе известие — об обстоя­
тельствах выбора на долж ность воеводы И вана Руна — представляет
интерес. Оно, по-видимому, взято из рассказа участника событий. Не
поддержанное другими источниками, это известие не мож ет быть без­
оговорочно принято, но не лиш ено правдоподобия— не противоречит
известным фактам.
Зато третье и звести е— об измене Руна, «поноровившего» татарам
и тем самым спасш им Казань от взятия, представляется досуж им вы­
мыслом, явно недостоверным, что уж е отмечалось исследователями.1
Значительно больший интерес представляют известия Устюжской
летописи о походе северной рати: «А вторую рать послал кн язь вели­
кий на К азань — кн язя Д ан и л а А лександровича П енка, да Н икиту
Константиновича, да П етра П лещ еева, и ины х многих, с ними Устю­
ж ане да Вятчане».12
И зв ести е— местного, устю жского происхождения. И мена воевод
даны неточно: князь Д анило Я рославский — не «Александрович Пен-
ко», а В аси льевич,3 к а к и нап исан о в в ел и к о к н яж еск о й летописи.
П лещ еев — не «Петр», а Тимофей Ю рло,4 что так ж е написано в ве­
ликокняж еской летописи. Эти ошибки свидетельствую т о невысоком
ранге автора рассказа, точно не знавш его имена воевод.
«А пош ла рать мимо Устюга и В ятки. И приш ли на Каму реку, и
увидели Т атарина на берегу, и начаш а спраш ивать: “Где рать велико­
го князя стоит? ” Он ж е сказал им: “Бы ла рать у города да царь с князем
Ю рием мир взял и рать пош ла прочь”».
«И кн язь Д ан ило А лександрович с воеводами и со всем и ратью
пош ел мимо К азань к Новогороду Н иж нему.
А царь Абреим скопил много силы на Волзе в судех, а иных на конех
по берегу, и доспел переем на рать. А князь Д анило того не ведал».
Это известие представляет большой интерес. В основе его — рас­
сказ очевидца-участника. И дя по Каме, судовая рать сп усти л ась в
Волгу, тут-то и произош ла встреча с татарином, давш им лож ную ин­
формацию. Судя по этому рассказу, рать кн язя Д анилы Ярославского

1Базилевич. С. 69.
2 ПСРЛ. Т. 37 С. 91.
3 Зимин. С. 84.
4 Там же. С. 195-197.
Походы русских войск при Иване III 109

долж на была выйти к Казани и соединиться с войсками великого кня­


зя, т. е. с ратью, ш едш ей по Волге от Н иж него. П оказания татарина
влекли русских в западню.
«И приш ли под Казань, а татарове Волгу суды застали, и великого
князя силы мало».
«И начаш а битися на Волзе в судех за руки имаяся секлись. К нязя
Д анилу убили, и Н и ки ту К онстантиновича. А П етра П лещ еева со
многими товары щ и полонил в Казань. А Григорий П ерхуш ков про­
бежал, не бивш еся. А У стю ж ане билися. А князь В асилий Ухтомский
велми бился, и бил их, скачючи по судам, ослопом.
И многих Т атар топили, и с суды, зан еж е Татары, повдучи на бой,
суды вязали».
П ред нами — уникальное описание боя на реке, на судах, очевид­
но, со слов участника.
«А У стю жане сквозь рать татарскую пробилися, да и князь Василий
Ухтомский да и уш ли к Новугороду Н иж нему.
А У стю ж ан убили: Андрея Ф едорова сы на Коленова, да С тепана
Брыкова, а иных в полон взяли. А всех У стю ж ан погибло 110 человек,
а татар бесчисленно побили и потопили.
А вси русские силы погибло 4 3 0 человек, и побили, и в полон вели,
и во Орду свели. И кн язь великий многих из Орды выкупал».
Цифровые данны е представляют, как всегда, особый интерес. О ни
реалистичны — счет идет не на сотни тысяч, как в мифотворческих
летописных рассказах. Тут каждый человек на счету. Судя по потерям,
устю ж ане составляли примерно четвертую часть русской судовой
рати. В бою погиб эки п аж примерно четы рех устю ж ских насадов, а
всего — примерно пятнадцати насадов.
Считая (по позднейшим псковским нормам) по одному воину с пяти
дворов, получаем, что погибш ие устю ж ане представляли примерно
550 дворов, а всего погибш ая русская сила могла быть набрана с 2 -
2,5 тыс. дворов.
Если рассказ о подвиге кн язя Василия Ухтомского мог принадле­
ж ать только очевидцу-участнику событий, то перечисление имен по­
гибших устю ж ан явно свидетельствует о частном местном устюжском
происхождении источника.
И сточник рисует тяж елую картину пораж ения северной рати. Н е
имея связи с верховным командованием, не имея никаких сведений
о полож ении дел на ф ронте волж ской рати, северная рать попалась в
по Ю. Г. Алексеев

ловуш ку, подстроенную казанцами, в частности, их агентом, выслан­


ным навстречу русской рати. О тразив к этому времени волжскую рать
Беззубцева, татары имели полную возможность бросить свои главные
силы навстречу северной рати. Заграж дение Волги судами поставило
рать кн язя Д ан и л а Я рославского в безвыходное полож ение — надо
было вступить в бой в крайне невыгод ных условиях и либо пробиться,
либо всем погибнуть. П робиться удалось, по-видимому, только мень­
ш ей части войска — об этом свидетельствует гибель главного вое­
воды и пленение «многих». В данном случае уд ивляться нуж но тому,
что хоть кому-то удалось прорвать татарское заграж дение и на веслах
подняться вверх по Волге.
О сновная причина пораж ения и тяж елы х п о тер ь— слабость вер­
ховного командования, которому не удалось организовать связь, управ­
ление и взаим одействие м еж ду двум я оперативны м и группами, ко­
торые вступили в бой поодиночке и без всякой связи друг с другом.
М о ж н о отм етить т ак ж е отсутстви е тактической и агентурной раз­
ведки на уровне северной (а так ж е волж ской) рати.
«А У стю жане, приш ед к Новугороду, стояли 3 недели, и бить челом
посылали великому князю , чтоб пожаловал.
И князь великий послал дваж ды по деньге золотой.
Они обе деньги попу Ивану, кои с ними под К азанью был [отдали],
а велели Бога молити о государе и о всем его воинстве».
П родолж ается рассказ участника, возможно, самого попа Ивана.
«А в третье послал [ужину] запас Устю жанам: 700четвертей муки,
да 300 пудов масла, да 3 0 0 луков, 6000 стрел, да 300 ш уб бараньих, да
300 однорядок сипских, и пунских, и новогонских, и трекумских, да
300 сермяг. А велел ещ е им идти под К азань со князем Ю рием на зи-
мование».1
П оследняя часть рассказа участника собы тий содерж ит высоко­
ценную информацию. По челобитью устю ж ан великий князь послал
им запас, по разм ерам которого м ож но судить о примерной числен­
ности отряда, пробивш егося к Н иж нем у. В его состав входили, по-
видимому, 300 человек (по числу присланны х ш уб, сермяг, луков и
т.д.).Е сли известно, что в бою на Волге погибло 110 устюжан, то общая
численность их ополчения в походе 1469 г. — 410 человек, с учетом

1ПСРЛ. Т. 37 С. 92. В списке Мацеевича «ужину» отсутствует (Там же.


С. 47).
Походы русских войск при Иване III 111

какого-то количества ранее погибш их или отставш их — примерно


450 человек. Это эки п аж 15 насадов, контингент, выставленный при­
мерно с 2250 дворов (все эти цифры, разум еется, приблизительные,
даю щ ие не точное число, а только порядок величины).
В аж но такж е, что устю ж ское ополчение для «зимования» снабж а­
ется за счет государственны х запасов. Н а каждого ратника — лук с
20 стрелами, ш уба, серм яга и однорядка. Н а каж дого — пуд масла.
Н а всех вместе — 7 0 0 четвертей муки, т. е. 2 ' / 3 на каждого. С читая
в четверти до начала XVII в. 4 пуда,1получаем примерно Ю пудовмуки
на человека. Э т о — для излюбленного толокна, основной пиши воина
в походе, простой в приготовлении и питательной.
Считая, что на 3 0 0 человек приходится 10 насадов, получаем, что
на каждый насад д ля зимнего похода готовилось 100 пудов груза —
продовольствия. Н а человека — 3 '/ з пуда, т. е. около 55 кг. С читая в
среднем в день 2 кг на еду, получаем, что присланных запасов долж но
было хватить примерно на м есяц «зимования».
Важно, что устю ж ане получают приказ идти на «зимованье» с кня­
зем Ю рием Васильевичем: готовится новый поход.
Известно (из сообщения той ж е летописи), что князь Ю рий В асиль­
евич подошел к Казани 1 сентября, следовательно, выш ел из Н и ж н е­
го со своей конной ратью за 5 - 7 суток до этого (320 км по воде, немно­
го больш е — по сухопутью). У стю ж ане стояли в Н и ж н ем 3 недели;
если они пошли с князем Ю рием или вскоре после него, то они при­
были в Н иж н и й около 1 августа. Э ту ориентировочную д ату мож но
сопоставить с данными о походе волжской рати — она, вероятно, при­
была в Н иж ний раньше: иначе, по всей вероятности, автор устю ж ско­
го рассказа упомянул бы о встрече с ней на Волге.
Таким образом, неофициальны й источник У стю ж ской летописи
содержит ценнейш ие цифровые и календарные данные, значительно
расш иряю щ ие и уточняю щ ие сведения, приводимые оф ициальной
великокняж еской летописью.
Как мы видели, рассказ вели кокн яж еской летописи о кампании
1469 г. заканчивается (вернее, обрывается) известием о бое у Звенича
Бора.
Д ругие великокняж еские летописи после отмеченного нами раз­
рыва летописного текста излагаю т события осени 1469 г.

1Каменцева Е. И., Устюгов Н. В. Русская метрология. М., 1965. С. 113.


112 Ю. Г. Алексеев

Н и коновская летопись дословно воспроизводит рассказ велико­


княж еской летописи о летней кампании, содерж ащ ийся в летописи
по Уваровскому списку, и делает вставку о князе Ряполовском («побил
татар на Волзе июня в 4 день»),1взятую из известий за 1468 г.12Д алее
следует текст: «Того ж е лета бой был и сеча зл а на Волге усть Камы с
У стю жаны и с великого князя дворяны татаром казанским, и множ е­
ство ту убиено бысть от обоих. Тогда ж е убили Н икиту Константино­
вича, а Ю рла П лещ еева полонили и его товарищ ев. Прочим ж е Устю­
ж ане пробиш ася под Новгород».3
Это известие отсутствует в вели кокн яж еской летописи; от соот­
ветствую щ его рассказа У стю ж ской летописи оно отличается отсут­
ствием каких-либо подробностей и правильным наименованием воево­
ды П лещ еева. Возможно, это официальная переработка устю ж ского
рассказа.
Д алее следует текст, отсутствующий в великокняж еской летописи.
«Того ж е лета князь великий И ван В асильевич всея Р уси послал
братию свою, кн язя Георгия, и кн язя Андрея Больш ого, и кн язя Ва­
силия М ихайлова сына А ндреевича и иных своих воевод со многими
людьми на конех ратию на Казань».
Э т о — официальное известие о начале нового, осеннего похода на
Казань. Н а этот раз двинута конная р ать — очевидно, служ илое опол­
чение во главе с князьям и и воеводами, т. е. главны е силы великого
княж ества М осковского. Поход начался, по-видимому, в самом конце
августа — следую щ ая запись относится у ж е к новому, 6978 г.
«В лето 6978 С ентября 1 князь Ю рий Васильевич всеми вой М ос­
ковскими прииде под Казань, и судовые рати приидоша пеши ко граду.
Москвичи ж е погониша их и сбеша под городом, и отъяша у них воду—
царь ж е Обреим... добил челом... по всей воли великою князя. И воз-
вратишася в М оскву со всем воинством».4
Т аково и звести е о победе н ад К азанью , отсутствую щ ее в своде
конца XV в., но вклю ченное в своды XVI в.
И звестие носит вполне официальный характер и весьма лаконич­
но. Оно не похоже по форме ни на рассказ очевидца (нет деталей и эмо­

1ПСРЛ. Т. 12. С. 123.


2 Там же. Т. 25. С. 280.
3 Там же. Т. 12. С. 123.
4 Там же. Т. 12. С. 123.
Походы русских войск при Иване III 113

ций), ни на разрядную запись (нет имен воевод). Возможно, это плод


работы вели кокн яж еской канцелярии — обработки первичны х за­
писей и донесений.
То ж е и звести е — и в других лето п и сях .1 У стю ж ская летопись,
приводя тот ж е рассказ, д ает свою редакцию: «...со всею силою М ос­
ковскою и У стю ж скою , и конною, и судовою... и поидош а к городу
нарядяся... сила русская стала около града и острог доспели».12
Н есмотря на свою лаконичность, известие об осеннем походе весь­
ма содерж ательно. Э тот поход отличался от всех предыдущих двумя
важ ны ми чертами. Во-первых, удар нан оси лся по одному операци­
онному направлению , что принципиально облегчало управление вой­
сками и позволяло сосредоточить все силы. Во-вторых, конная рать
действовала в тактическом взаимодействии с судовой, т. е. конница
действовала совместно с пехотой.
В ы л азка казан ц ев б ы л а отб и та, город бы л окруж ен ; согласно
устю жскому известию, был построен о строг— укрепление для при­
крытия осадного корпуса. Реш аю щ ее значение имело, по-видимому,
перекрытие источников питьевой воды, для чего требовалось хорошее
знание местности.
Итак, долгая и трудная война с ханом Обреимом закончилась полной
победой — триумфом русского оруж ия, впервые после Куликовской
битвы. «А стояли под Казанью 5 дней смиряся, и прочь пошли».3 Ут­
верждение устю жского летописца, что царь Обреим «полон выдал за
40 лет», в других источниках не подтверждается. К. В. Базилевич счи­
тает его малоправдоподобным.4 М . Г. Худяков, напротив, видит в этом
условии реш ение задачи, поставленной московским правительством,
которое «желало добиться освобождения из неволи попавш их к казан­
цам русских людей. Казань вела крупную торговлю рабами...».5
П ам ять об осенних боях под К азанью отрази л ась в р ассказе об
Афанасии Н икитине, авторе «Хождения затр и моря». «Ходил, сказы ­
вает, с Василием с Папиным... коли Василий ходил с кречаты послом

1Там же. Т. 4. С. 465; Т. 23. С. 159; Т. 24. С. 188; Т. 27 С. 277,350; Т. 39.


С. 148.
2Там же. Т. 37 С. 92.
3Там же. Т. 37 С. 72,92.
4 Базилевич. С. 72.
5Худяков. С. 35.
114 Ю. Г. Алексеев

от великого князя». В асилий П апин «за год до казан ьского похода


приш ел из Орды. Коли князь Ю рий под Казанью был, тогды его под
Казанью застрелили».1
Л етописны е известия о кампании 1469 г. м ож но разделить на три
основных группы:
1. Р ассказ великокняж еской летописи о летнем походе.
2. Р ассказ о походе северной рати.
3. Р ассказ официальный — об осеннем походе.
В первых двух случаях сведения официального происхож дения
сочетаю тся с рассказами очевидцев-участников. Эти рассказы вклю­
чены как в провинциальную У стю ж скую летопись, так и в велико­
княжескую . Р ассказ о летнем походе представляет собой компиляцию
официального источника и рассказа участника похода. В руках лето­
писца его источники подверглись, надо полагать, определенному ре­
дактированию , что позволило создать внеш не целостный, непротиво­
речивый рассказ о собы тиях весны-лета 1469 г.
С остави тель У стю ж ской летописи так ж е п ользовался как оф и­
циальным, так и частным источником. Э тот последний заним ает в его
и злож ен и и основное место. К ак уж е говорилось, автором частного
рассказа о походе м ож ет быть ходивший с устю ж ской ратью поп Иван,
хотя это не более чем предположение.
О т известий о летней кампании сущ ественно отличается по своему
стилю оф ициальная реляция об осеннем походе кн язя Ю рия, не но­
сящ ая никаких видимых следов частной интерпретации (за исклю че­
нием устю ж ского варианта). Т акая реляция — точная, лапидарная,
безэмоционал ь н ая— могла родиться в великокняж еской канцелярии.
Это само по себе довольно важ ное обстоятельство — оно отраж ает
рост внимания к военным собы тиям и к их освещ ению в рам ках по­
литики великого князя.
Во всяком случае, летописны е известия о кампании 1469 г. (как и
известия о кампании 1468 г.) от всех предыдущих рассказов М осков­
ской летописи о военны х собы тиях отли чаю тся богатством своего
содерж ания. Н и одно военное событие со времен Куликовской битвы
не привлекало такого вним ания летописца и не было так подробно
описано. Это свидетельствует, во-первых, о важ ности событий 1 4 6 7 -
1469 гг. в глазах летописца; во-вторых, об относительном богатстве

'П С РЛ .Т. 6. Вып.2. Стб.221.


Походы, русских войск при Иване III 115

источников, которыми он пользовался. Н аибольш ее значение имею т


источники официального происхож дения, определявш ие основную
канву летописного рассказа. Среди этих источников в кампании 1469 г.
не было походных дневников великого кн язя (в отличие от походов
40-х гг. Василия Темного и рассказа о «Владимирском стоянии» зимой
1468 г.), что естественно, так как великий кн язь в походах 1469 г. не
участвовал. Зато в летописны х известиях в большой мере отразилась
работа зарож даю щ егося военного ведомства — органа подготовки к
походу и управления войсками. Л етописны е и звести я 1469 г. даю т
возможность сделать некоторые наблю дения над содерж анием и ре­
зультатами этой работы.
Кампания 1469 г. — заверш ение большой войны, первой во время
великого кн яж ен ия И вана III. Н ельзя не согласиться с К. В. Б ази л е­
вичем, что это «итог большой работы по объединению и упорядочению
военных сил». Сравнение с походами великого кн язя Василия Василь­
евича показывает, что «самые выдаю щ иеся успехи были достигнуты
в этой области».1
П рисоединяясь вполне к этой заслуж енно высокой оценке, попро­
буем пристальнее присмотреться к известиям о кампании 1469 г.
В аж нейш ей особенностью кампании 1469 г. (как и 1468 г.) явл я­
ется отсутствие великого кн язя во главе войск, идущ их в поход. Это
отказ от старой традиции, восходящ ей к седой древности и вполне
проявившейся в походах Д м итрия Донского и В асилия Темного. П ре­
бывание великого кн язя вдали от театра военных действий впервые
возлагало на него задачу главного командования — руководства вой­
сками на оперативно-стратегическом уровне. О сущ ествлен и е этой
функции требовало создания рабочего органа управления — своего
рода военного ведомства.
Первой задачей такого органа, независимо от его названия и орга­
низационной структуры, является проведение мобилизации, т. е. соз­
дание войска, способного к реш ению тех или иных стратегических и
оперативных задач.
И з летописного текста явствует, что войска, принимавш ие участие
в кампании 1469 г., состояли из двух основных контингентов — кон­
ного военно-служилого ополчения и пешего земского ополчения (в ос­
новном, судовая рать).

1Базилевич. С. 67.
116 Ю. Г. Алексеев

Летописные известия о кампании 1469 г. не содерж ат никаких циф­


ровых данных, поэтому судить о численности русских войск в похо­
дах 1469 г. нет возможности. Единственным исклю чением является
У стю ж ская летопись, на основе которой м ож но в какой-то мере со­
ставить общее представление — на уровне порядка величин — о чис­
ленности северной рати в летнем походе 1469 г. Как мы видели, устю ж­
ское ополчение могло насчитывать примерно 500 человек. И сходя из
числа погибших в бою в устье Камы, и считая, что потери других кон­
тингентов — вологжан, галичан, детей боярских Д в о р а — были более
или м енее пропорциональны потерям устю ж ан (потерявш им треть
своего состава), мож но было бы, на первый взгляд, определить числен­
ность всей судовой рати — примерно полторы ты сячи человек. Одна­
ко это допущ ение встреч ает сом нение. С удя по всему, к Н и ж н ем у
прорвались, главным образом, устю жане, а остальные в большей части
погибли или попали в плен. Точные расчеты невозможны — предпо­
лож ительно, судовая рать могла насчиты вать несколько сот человек
(в пределах тысячи) и состоять из нескольких десятков насадов. Учи­
тывая малолюдность северных уездов, эти цифры могут свидетельство­
вать о большом мобилизационном напряж ении.
Н и каки х цифровы х данны х о составе войск в л етн ем и осеннем
походах по Волге в источниках нет. М ож н о только с больш ой долей
вероятности утверждать, что в этих походах приняли участие главные
силы конного служ илого ополчения — основного ядра великокняж е­
ского войска. И з официальной реляции об осеннем походе видна боль­
ш ая роль судовой рати, т. е. пехоты, которая тож е входила в состав
рати, осадивш ей К азань. В озм ож но, эти х войск было зн ачительно
больше, чем в летнем походе, и именно этим, в конечном счете, был
обеспечен успех похода кн язя Ю рия. Если в летнем походе северной
рати сч ет воинов ш ел на сотни, то теперь, вероятно, на ты сячи —
Волга покрылась насадами с русской пехотой.
«О бращ ает на себя внимание та бы строта, с которой И ван III со­
брал и отправил новое войско под К азань».1П о мнению К В. Б ази л е­
вича, волж ская рать могла вернуться из летнего похода не ранее на­
чала ию ля. У стю ж ская рать после боя в устье Камы могла прибыть в
Н и ж н и й в н ач але августа и до нового похода стоял а там 3 недели.
Князь Ю рий с главными силами мог выступить в поход 1 5 -2 0 августа:

1Базилевич. С. 72.
Походы русских войск при Иване III 117

на переход до К азани нуж н о было 1 0 -1 5 дней. Таким образом, мо­


билизация и сосредоточение всех сил к Н и ж н ем у долж ны были за­
кончиться не позднее 10 августа. П оход к н язя Ю ри я мог казаться
м олниеносны м ударом после долгих и трудны х попы ток доби ться
успеха.
Работа по мобилизации и сосредоточению войск была проведена,
по-видимому, успешно. Ещ е весной были выбраны два основных пунк­
та сосредоточения войск: Н иж н и й Новгород — для ополчения сред­
нерусских уездов и У стюг — для ополчения северны х уездов. Бы ли
разработаны соответствую щ ие маршруты и назначены даты сосредо­
точения; все это входило в функцию военного ведомства — органа
управления при Ставке великого князя.
Второй задачей военного ведомства является организация коман­
дования войскам и — назначение воевод на театре военных действий.
Эта задача — одна из главны х ф ункций будущ его Разрядного при­
каза. В походах п р еж н и х лет, когда сам к н язь ш ел во главе своих
войск, такая задача могла реш аться непосредственно им самим перед
сраж ением . В кам пании 1469 г. (к ак и в 1468 г.) эта возм ож н ость
исклю чается— великий кн язь не ш ел с войсками, и воеводы долж ны
были быть н азначены зар ан ее, что, по данны м н аш и х летоп и сн ы х
источников, и было сделано. И з источников мы знаем имена воевод,
возглавлявш их войска на операционны х направлениях, т. е. тех, кто
в терминологии X IX -X X вв. мог быть назван командующ им армией,
а в терм инах X V в. имел н азвание первого воеводы Больш ого полка.
Более м елкое членение ратей в кампании 1469 г. нам по наш им ис­
точникам неизвестны, хотя они, несомненно, сущ ествовали. О тсут­
ствие упом инаний о них в и сточни ках м о ж ет свидетельствовать о
том, что назначение м ладш их воевод в полки делалось не в М оскве,
а самими воеводами, возглавлявш им и рати. Косвенным подтверж де­
нием такого предположения м ож ет служ ить выбор-назначение И вана
Руно главой рати добровольцев, отправивш ейся из Н иж него Новго­
рода к Казани. Сам ф акт и процедура такого назначения свидетель­
ствуют о слабости организации ком андования — как у ж е указы ва­
лось, о неизж итости удельно-вечевых традиций.
Об оперативно-стратегических задачах, поставленных перед вой­
сками главным командованием, мож но только догадываться, исходя
из известий о разверты вании войск. М ож н о думать, что главный удар
предполагалось нанести по Волге от Н иж него Новгорода, а вспомога­
118 Ю. Г. Алексеев

тельный, сковываю щ ий — северной ратью .1 Зам ы сел этот осущ ест­


вить не уд алось— летн яя кампания 1469 г. закончилась поражением
обеих ратей. П ричину этой неудачи м ож но видеть, преж де всего, в
отсутствии достаточной связи м еж ду ратям и и С тавкой, а так ж е в
слабости управления внутри самих ратей (действия И вана Руна).
У правление войсками из С тавки осущ ествлялось путем присылки
письменных директив — пример такой директивы воеводе Беззубце-
ву приводит летопись. Разработка, оформление и рассы лка подобных
д иректив — функция аппарата управления при Ставке.
Н еудача летней кампании привела к разработке нового оператив­
но-стратегического замысла, который принципиально отличался от
старого. У дар наносился всеми силам и на одном направлении, дроб­
ление сил не допускалось. Бы ло значительно усилено непосредствен­
ное руководство войсками — во главе их был поставлен б рат велико­
го князя, второе лицо в политической иерархии. В осенней кампании
впервы е удалось достигнуть оп еративно-тактического взаи м одей ­
ствия конной и пеш ей (судовой) ратей, что было, надо полагать, за­
слугой войскового ком андования — самого кн язя Ю рия (хотя, воз­
мож но, это предусматривалось данны ми ем у инструкциями).
К ампания 1469 г. богата поучительны ми собы тиями. В тактиче­
ском п лан е она п о казал а н еобходим ость тесного взаи м од ей стви я
судовой и конной ратей. В оперативном — рискованность создания
самостоятельно действую щ их оперативны х групп, недостаточно свя­
занных м еж ду собой и с главным командованием. Более целесообраз­
ным оказалось сосредоточение войск в составе одной оперативной
группы на главном н ап равлен ии под едины м ком андованием . Эти
уроки были учтены в ходе самой кампании. Н аиболее важ ны страте­
гические результаты . К ампания 1469 г. означала сущ ественное и з­
м енение в стратеги ческом п олож ен ии Р усской зем ли. П обеда над
К азанью на целый ряд л ет обеспечивала мир на восточном рубеж е и
давала возм ож ность приступить к реш ению стратегических задач на
других направлениях.
Кампания 1469 г. имела принципиальное значение, выходящ ее за
рамки ее непосредственных результатов. «Во всех последующ их вой-

1«Стиснуть Казань с двух сторон, — сверху и снизу по Волге» (см.: Худя­


ков. С. 34-35).
"Походы русских войск при Иване III 119

нах с Казанью характер боевых действий в большей или меньшей сте­


пени воспроизводил походы 1469 г.».1
В кам пании 1469 г. п роявилось исклю чительное уп орство в д о­
стиж ении поставленной цели, н евзи рая ни на каки е неудачи и по­
раж ения. Э та твердость стратегического руководства при гибкости
оперативно-тактических приемов— одна из важ нейш их черт деятель­
ности русского главного командования, т. е. самого И вана III.
Оперативно-стратегическое руководство, осущ ествляемое из Став­
ки, опиралось на определенную материально-техническую базу.
О дна из задач военного ведом ства — орган и зац и я сн аб ж е н и я
войск. С луж илое и земское ополчение находилось, в основном, на са­
мообеспечении, что было одной из основ самой системы ополчения.
Однако известия У стю жской летописи о присылке в Н иж ний Новго­
род продовольствия, одежды и военного снаряж ения свидетельствуют
о наличии у военного ведомства соответствующ их запасов, которыми
оно распоряж ается по указанию великого князя.
Итак, летописные источники о кампании 1469 г. даю т возможность
проследить важ ны е черты военной системы великого княж ества М ос­
ковского. Эта система, по сущ еству, уж е не является удельно-княжес­
кой, как в ещ е недавние времена Василия Темного. Новым является
и масштаб военных действий, и характер управления войсками, и опре­
деленные черты деятельности зарож даю щ егося военного ведомства.
Однако стары е традиции ещ е далеко не преодолены. П еред нами —
своеобразны й сим биоз уходящ ей старой и нарож даю щ ей ся новой
системы военной организации Русской земли.

к к к

Походы русских войск в 60-х гг. XV в. были направлены на реш ение


актуальных политических и стратегических задач.
По своем у м асш табу и значению эти задачи выходили за рам ки
примитивной княж еской политики и отраж али новый, государствен­
ный уровень политического мы ш ления и практики.
В аж нейш ей из задач было укрепление восточного стратегическо­
го направления на широком фронте от предгорья Северного У рала до
средней Волги. Реш ению этой задачи были посвящ ены походы 1462,

1Базилевич. С. 71.
120 Ю. Г. Алексеев

1 4 6 7 ,1 4 6 8 и 1469 гг. Если первый из них проводился сравнительно


небольш ими силами, то три следую щ их кам пании имели целью до­
стиж ение реш ительной победы над сильным противником и потребо­
вали мобилизации главных сил великого кн яж ества М осковского.
Второстепенным направлением являлось северо-западное, где ста­
вилась оборонительная задача — защ ита Псковской зем ли от Л ивон­
ского ордена.
Л етописны е источники позволяю т в общ их чертах проследить ос­
новные собы тия этих походов, состав и организацию войск, систему
у п р авл ен и я и ком андования, руководящ и е стратеги чески е идеи и
тактические приемы.
П рослеж и ваю тся два основны х контингента в составе русского
войска — служ и лое вели кокн яж еское ополчение и зем ское (город­
ское) ополчение.
В походах вели кокн яж ески х войск сл уж и лое ополчение состав­
ляло ко н н и ц у — основной род войск для боевы х действий в условиях
русской равнины.
Земское ополчение северны х уездов составляло судовую рать —
пехоту, посаженную на речные парусно-гребные суда,— основной род
войск на лесисто-болотистом и озерно-речном северо-восточном театре.
Псковское городское ополчение включало как конницу, так и пехоту,
набираемые по вечевому «разрубу». В походах 60-х гг., таким образом,
отразилась как новая (военно-служилая), так и старая (земско-общин­
ная) организация войска. При этом земское ополчение северны х горо­
дов действует под руководством служ илы х людей великого кн язя —
воевод и «голов», сохраняя свою внутреннюю специфику.
Наиболее важным событием была больш ая война с Казанью. После
первых неудач война закончилась полной победой стратегического и
политического масш таба.
В ходе этой войны впервые достаточно четко проявились функции
главного командования в лице великого князя, руководившего войс­
ками вне зоны непосредственных боевых действий, т. е. впервые обо­
значилось разделение стратегического и тактического уровней коман­
дования; соединение в руках великого к н я зя всей политической и
военной власти превращ ало главное ком андование в вы сш ее звено
военно-политического руководства— верховное главнокомандование
(ВГК). ВГК определяло операционные направления, ставило полити­
ческие и стратегические цели, проводило мобилизацию и разверты-
Походы русских войск при Иване III 121

• вание войск, назначало воевод и руководило ими с помощью письмен­


ных директив. Тактическое руководство было в руках воевод, идущ их
вместе с войсками.
О сновны м и ч ер там и стратегического руководства в К азанской
войне мож но считать:
— правильную постановку общ ей стратегической задачи (выход
к основному политическому центру противника);
— исклю чительное упорство в достиж ении поставленной цели;
— способность к учету реальной обстановки и собственных ошибок,
и, как следствие, выработка новых оперативно-тактических приемов;
— стремление к реальному осущ ествлению функции главного ко­
мандования, т. е. к фактическому руководству на стратегическом уровне.
К азанские походы могут рассм атриваться как опыт совместны х
действий конной и судовой ратей, т. е. служилого и земского ополчения,
что в условиях театра военных действий имело реш ающ ее значение.
«Первая Казань» обогатила опытом стратегического и оперативно­
тактического руководства и им ела больш ое морально-политическое
значение как первая победа над страной Д ж учи ева улуса. Победа над
Казанью создала новую стратегическую ситуацию, обеспечив на какое-
то время относительную стабильность на восточном направлении и
позволив сосредоточить силы для реш ения новых актуальны х задач.

Глава 2

К ам пании 1470-х гг.

Походы 1471 г.
Побед а над Казанью создала новую стратегическую ситуацию. О т­
крылась возм ож ность перехода к активным действиям на других на­
правлениях — прежде всего, на северо-западном, на котором в течение
ряда л ет о б стан овка стан ови л ась все более критической в св язи с
настроениями части новгородского боярства и притязаниями короля
Казимира. Разреш ением долго назревавш его кризиса стала кампания
1471 г.
122 Ю. Г. Алексеев

Собы тия лета 1471 г. в военно-историческом плане исследованы


значительно меньше, чем в общеполитическом. А. К. Баи ов посвятил
свою статью детальном у описанию Ш елонской битвы .1 Е. А. Р азин
уделил этой кампании один из параграфов в своем общем обзоре исто­
рии военного искусства.12 Во всяком случае, кампания 1471 г. заслу­
ж и вает самого серьезного внимания как один из важ нейш их феноме­
нов в военной истории России XV в.
О сновным источником для изучения кам пании 1471 г. является
великокняж еская летопись (т. н. «Свод конца X V в.»).3 Больш ую цен­
ность представляет П сковская летопись по С троевском у списку (по
А. Н. Н асо н о ву — П сковская III),4 а такж е Н овгородская IV по списку
Д убровского.5 «Словеса избранника» — официальный публицисти­
ческий памятник, читаю щ ийся в ряде летоп и сей и содерж ащ ий от­
дельные реалии, отсутствую щ ие в великокняж еском своде.
Рассказ о кампании 1471 г. занимает в великокняж еской летописи
особое место. Это именно рассказ— связное целостное повествование
вполне официального характера, своего рода правительственное со­
общ ение о военных событиях. О дним из источников этого рассказа
был, по-видимому, военно-походный дневник великого князя, содер­
ж авш ий точные даты, реалии и ф ормулировки документального ха­
рактера. Это придает рассказу особую ценность. О днако в руках со­
с т а в и т е л я р ас ск а за д н евн и ковы е зап и си п одвергли сь, вероятн о,
сокращ ению и переделкам, и были растворены (перемеш аны ) с тек­
стам и н арративного характера. В озм ож ны м и сточником рассказа
могли быть в отдельных случаях показания очевидцев — участников
событий, содерж авш ие красочные подробности и эмоциональные д е­
тали.
И звестия Псковской летописи носят почти исклю чительно доку­
м ентальны й х ар актер и отли чаю тся деловы м , безэм оциональны м
стилем излож ения. Это не рассказ, а хронологические заметки.

1Баиов А. К. Шелонская операция царя Иоанна П1 Васильевича и Шелон-


ская битва в 1471 г. 14 июля. Пг., 1915 (далее — Баиов).
2 Разин Е.А. История военного искусства. Т. II. М., 1957 (далее— Разин).
С. 312-318.
3ПСРЛ.Т. 25. С. 286-291.
4 Там же. Т. 5. Вып. 2. С. 180-185.
5 Там же. Т. 43. С. 188-198.
Походы русских войск при Иване III 123

I И звестия Новгородской летописи отличаются краткостью, основой


их могли послуж ить какие-то записи официального характера и рас­
сказы участников событий.
В целом, летописный материал представляет возможность без осо­
бой противоречивости восстановить основные черты кампании 1471 г.
и проследить ряд важ ны х реалий военно-исторического характера.
К весне 1471 г. переговоры с Новгородом заш ли в тупик. В Новго­
роде приш ла к власти пролитовская партия, которая пригласила на
новгородский стол короля Казимира и заклю чила с ним договор, на­
правленный против великого кн язя М осковского.1 «Князь ж е вели­
кий. .. скорбен бы сть... что поити на Новгород ратью».
По буквальному смыслу летописного рассказа, великий князь при­
нимает принципиальное реш ение о походе самостоятельно, в резуль­
тате многих размыш лений («много мыслив»). Р еш ение великого кня­
зя — исходный момент непосредственной подготовки к походу.
Второй м ом ент— извещ ение об этом реш ении ближайш им люд ям.
Эти люди — митрополит, великая княгиня-мать и «сущии у него боя­
ре». «Сущии бояре» — очевидно, самые близкие советчики.
«Они ж е, слы ш авш е се, советую т ему, упование полож ив на Бога,
исполните мысль свою над Новгородцы за их неисправление и отступ­
ление». Н и каки х споров, по-видимому, не возникло — «встречи»,
которую лю бил И ван III и за которую «жаловал» (по словам Берсеня
Беклемиш ева), великий кн язь не услышал.
Следует третий шаг. «И в той час князь великий разосла по братью
свою, и по все епископы зем ли своея, и по князи, и по бояре своя, и по
воеводы, и по вся воя своя».
Такое совещ ание широкого состава, своего рода церковно-служи­
лый собор, упоминается в великокняж еской летописи впервые.
«И яко ж е вси снидош ася к нему, тогда всем възвеш ает мысль свою,
что ити на Н овъгород ратью ... но поити ли ныне на них или не поити,
понеже летнее уж е время, а зем ля их мнози воды имать около себя и
озера великые, и реки, и болота мнози и зело непроходимы. А преж ­
ние велиции князи в то время на них не ходили, а кто ходил, тот лю ­
ди многы и стерял... мы сливш е о том немало».

‘ГНП. № 77 С. 129. См.: Лурье Я. С. Две истории Руси XV в. СПб., 1994.


С. 135-143; Алексеев Ю. Г. Под знаменами Москвы. М., 1992. С. 144—
173.
124 Ю. Г. Алексеев

Ф актически речь ш ла о важ нейш ем стратегическом вопросе, от


реш ения которого зави села судьба всей кам пании. Д ействительно,
известны е нам походы великих князей на Новгород происходили зи­
мой: Д м итрия Донского — в декабре-январе, В асилия Темного — в
январе-феврале. О ба похода были успешны.
Однако на этот раз было принято реш ение о немедленном начале
похода. Победила наиболее см елая и рискованная точка зрения — по
всей вероятности, потому что она была предложена и, во всяком случае,
активно поддержана самим великим князем. «Предстояло организовать
большой 500-километровый поход в начале лета, когда лесистая и бо­
лотистая местность на подступах к Новгороду представляла серьезное
естественное препятствие».1
Церковно-служилый собор 1471г.— новое явление в политической
практике великих князей. О но отвечало стремлению заручиться воз­
мож но более широкой морально-политической поддержкой действий
великокняж еской власти,12поддержкой со стороны «земли», а не толь­
ко ближ них советников и привычного тесного окруж ения. Ещ е более
важ ное значение имеет сакрализация похода: благословение освящ ен­
ного собора превращ ало поход из политического конфликта из-за оче­
редного «неисправления» новгородцев в войну за православное хрис­
тианство против новгородских властей, предавш ихся «латинству».
Ц ерковно-служ илы й собор 1471 г. поднимал собы тия с к н яж ес­
кого на государственный уровень. Н а Новгород впервые ш ел не прос­
то старш ий из русских князей, а глава всей Русской земли. И менно в
этом, по-видимому, заклю чалась основная цель созы ва собора. Сам
ф акт созыва такого собора представляет больш ой интерес как свиде­
тельство серьезны х изменений в политической идеологии великокня­
ж еской власти.
При этом следует иметь в виду, что вся инициатива и, вероятно,
предварительный план похода исходили от великого князя: фактиче­
ски к маю 1471 г. к походу все было готово.
Н ельзя исклю чить возмож ность искреннего стрем ления великого
кн язя добиться мирного, наиболее легкого и наим енее рискованного
реш ения кон ф ли кта— принятия своих требований новгородской гос-

1Разин. С. 313.
2 Черепнин Л. В. Земские соборы Русского государства в XVI-XVII вв.
М„ 1978. С. 62.
Походы русских войск при Иване III 125

подой, опираясь на сторонников М осквы . О б этом свидетельствует


сама длительность переговоров, продолжавш ихся несколько месяцев.
О днако у ж е в Р ож дествен ское говение 1470 г. во П сков прибыл
посол великого князя С еливан «поднимати Псковичь на Великий Нов­
город: ож е ми не добиеть челом В еликий Новгород о моих старинах,
тогды бы есте моя вотчина Псков послуж ил мне великому князю на
Великий Новгород за моя старины».1Таким образом, ведение мирных
переговоров сочеталось с подготовкой к возмож ной (но пока ещ е не
неи збеж н ой) войне. Господин П сков рассм атривался как союзник,
точнее — как «вотчина», подчиненная власти великого князя, состав­
ная часть Русской земли. Основанием для этого были события 1460г.,
когда Господин П сков оф ициально признал н ад собою верховную
власть великого князя. Участие Господина Пскова в войне против Н ов­
города имело больш ое политическое зн ачен ие — этим реали зовы ­
валась идея общ ерусской коалиции. Н е менее важ но стратегическое
значение Пскова. В ыступление его, во-первых, давало возмож ность
отрезать Новгород от его потенциальных сою зников— Л итвы и Орде­
на; во-вторых, открывало кратчайш ий путь на Новгород с запада и за­
ставляло новгородцев дробить свои силы. О бращ ение великого князя
к Господину П скову м ож ет рассм атриваться как важ н ы й элем ен т
стратегической подготовки к кампании 1471 г. Подготовка эта, таким
образом, началась задолго до окончательного разрыва и принятия офи­
циального реш ения о начале похода.
Н а предпринятую псковичами попытку мирного посредничества («а
мы за вас за свою братью, ради посла своего слати, только вам будет на-
добе к великому князю всея Руси челом б и та...»), новгородцы отвечали
не только решительным отказом («вашего посла к великому князю не
хотам поднимати, ни сами ему челом бита не хотим»), но и предложе­
нием совместного выступления: «а вы бы есте за нас против великого
князя на конь усегли, по своему с нами миродокончанию». Более того,
Великий Новгород «не дал пути» псковскому послу к великому князю.*2
В условиях очередного обострения новгородско-псковских отно­
шений не было реальных оснований для выступления Господина Пско­
ва на стороне «старейш его брата». В свою очередь, обострение отно­
шений с О рденом и Л и твой объективно способствовало усилению

'П СРЛ .Т. 5. В ы п .2 .0 .173.


2Там же. С. 173-174.
126 Ю. Г. Алексеев

тяги Господина П скова к М о ск в е— только великий князь мог оказать


ему реальную помощь. Н а Русской зем ле Новгород оказы вался в по­
литической и стратегической изоляции.
Наиболее вероятным союзником Новгорода был король К азим ир—
союз с ним против великого кн язя был оформлен соответствующ им
договором. Но именно этот договор стал в глазах великого князя casus
belli — признание власти Казимира сделало войну неизбежной.
К освенны ми сою зникам и Н овгорода (точнее, врагам и великого
князя) были Орден и Орда, вмешательство которых в московско-новго­
родский конф ликт было вполне возможно.
Таким образом, если Господин В еликий Н овгород оказался в изо­
ляции на Русской земле, то великому кн яж еству М осковском у угро­
ж а л а реальная п ерспектива войны на трех стратеги чески х н аправ­
лениях. В данны х условиях реш аю щ ее значение приобретал фактор
врем ени — необходимо было не д ать возм ож н ости окон чательно
оформить подчинение Новгорода королю Казимиру. П ринятие реш е­
ния о походе весной 1471 г. являлось стратегически единственно пра­
вильным, хотя и рискованным в оперативно-тактическом отношении.
Р еали зуя принятое реш ение, великий кн язь «в Тф ерь посла к ве­
ликому князю М ихаилу, помоги прося на Новгородцев же».
Выступление М ихаила Тверского на стороне великого кн язя М ос­
ковского предусматривалось договором, заключенным в первые годы
великокняж ения И вана III и подтверждавш им преж нее «докончание»
1456 г.: «А быти, брате, нам на татар и на лях, и на Л итву, и на немци
заодин, и на всякого нашего недруга». В числе предполагаемых недру­
гов «докончание» новгородцев не назы вает. О н о только требует от
тверского великого кн язя «с Новым ти Городом ж и ти по старине, как
было при ваш их пращ урах, при великом кн язе М и хаи ле Ярослави-
че...»,1 и т. д. Включение Господина Великого Новгорода в состав «не­
другов» вытекало из сущ ествую щ ей политической ситуации 1471 г.
Участие Твери в войне против Новгорода было необходимо уж е потому,
что путь на Н овгородлежитчерез территорию великого княж ества Твер­
ского. В ажен и политический ф актор— М ихаил Тверской вдет со всей
Русской землей под начальством великого князя Московского.
Впервые великий князь Тверской выступает как сою зник великого
князя М осковского: в походе на Новгород Д м итрия Донского в 1386 г.

1ДЦГ. № 63. С. 202,205; № 59. С. 187,190.


Походы русских войск при Иване III 127

тверские полки не участвовали, ничего не известно и об их участии в


походе 1456 г. Участие тверичей в походе 1471 г .— важный показатель
тех сдвигов, которы е произош ли за последние годы в политической
обстановке на Русской земле, преж де всего — роста реального значе­
ния власти великого князя М осковского.
«А П ъскову послал дьяка Я куш ку Ш ачебал ьцева М ай я 23 на празд­
ник В ознесения Господня, глаголя им: “О тчина моя Новгород Велики
отступают от меня за короля и архиепископа своего ставити им у его
митрополита Григорьи Л аты нина сущ а, и яз кн язь великий дополна
иду на них ратью, а целованье к ним слож и л есми. И вы бы, отчина
моя, П ъсковичи, посадницы и ж и тьи люди и вся зем ля П ъсковска к
брату ваш ему Новугороду слож или бы есте, да и пойдите на них ратью
с моим воеводою с князем Ф едором Ю рьевичем Ш уйским, или с его
сыном с князем В асильем».1
П осле известия о кончине архиепископа Ионы (8 ноября 1470 г.)
23 мая — п ервая то ч н ая кален д арн ая д ата во всем повествовании
М осковской летописи о собы тиях 1 4 7 0 /1 4 7 1 гг. Д ата, связан ная с
отправкой посла во Псков, очевидно, была заф иксирована в офици­
альном дневн и ке собы тий, откуда и попала в летописны й рассказ.
Н аказ Я кову Ш ачебальцеву носит вполне официальный характер и,
по-видимому, выписан дословно из соответствующ его документа.
М иссия Ш ачебальцева отраж ена и в Псковской летописи: «При-
еха от великого кн язя с М осквы послом д и я к ... на имя Яков, на Тро­
ицкой неделе в пятой (т. е. 7 и ю н я.— Ю.А.), а веля Пскову в Великом
Новегороде п олож и те розметнии грамоты в другую неделю заговев
Петрово говение (1 б и ю н я .— Ю.А.) за великого кн язя обиду, а князь
велики за ваш ими назавтреа в понедельник (17 июня. — Ю .А) свои
граматы положит» .12 Н аказ Ш ачебальцеву предусматривал, таким об­
разом, не только директиву об объявлении войны, но и точную дату
доставки в Новгород разметной грамоты, согласованную с доставкой
соответствующ ей грамоты из М осквы.
Расстояние от М осквы до Пскова Ш ачебальцев проехал за 15 дней,
делая в среднем по 3 0 - 4 0 верст в день. Такая мед лительность велико­
княжеского посла, ехавш его с чрезвычайно важ ны м заданием, м ож ет
объясняться только плохим состоянием дорог, ещ е не просохш их от

1ПСРЛ. Т. 25. С. 286.


2Там же. Т. 5. Вып. 2. С. 180.
128 Ю. Г. Алексеев

весеннего паводка. В этих условиях 180 верст от П скова до Новгоро­


д а 1гонец с разм етной грамотой мог покрыть за 4 - 5 дней, т. е. долж ен
был вы ехать не позднее 12 ию ня. Гонец из М осквы с аналогичной
грамотой долж ен был вы ехать не позднее 4 - 5 ию ня (от М осквы до
Новгорода — 500 верст). Все это было рассчитано в канцелярии ве­
ликого кн язя — своевременной доставке разм етны х грамот придава­
лось, очевидно, большое значение. Псковичи долж ны были доставить
свою грамоту н а д е н ь раньш е, чтобы исклю чить возм ож ность даль­
нейш их «мотчаний» (проволочек) с их стороны.
О тправка грамоты во П сков означает начало стратегического раз­
верты вания вели кокн яж ески х войск. «В 31-ж е день м есяца М ай я в
пяток послал великий кн язь Б ори са С лепца к В ятке веля ити им на
Д винскую землю ратью ж е. А к Василью Федоровичи) посла на Устюг,
чтобы с У стю ж аны на Д ви н у ж е ратью пошел, а зж идал бы ся з Бори ­
сом да с Вятчаны».12
Так обозначается направление удара на Д винскую зем лю (Заво-
лочье), важ нейш ий источник богатства новгородской господа. В по­
ход на Д винскую землю долж на была, очевидно, идти судовая рать —
пеш ее зем ское ополчение северны х зем ель, не зн авш и х разви той
служ илой системы.
«М есяца И уня 6 в четверток на Троицкой неделе отпустил князь
великий воевод своих с М осквы , кн язя Д ан и ла Д м итриевича Холм-
ского да Ф ед о р а Д авы довича со многим воинъством , с ним и ж е и
князя Ю рья Васильевича и князя Бориса Васильевича дети боярьские
многи. А велел тем кн язь великий ити к Русе».
Запи сь официального характера, напом инаю щ ая разрядную , но
без распределени я воевод по полкам. Д в и ж е н и е н ач и н ает первый
эш елон великокняж еских войск. У ж е с 23 мая работает военно-поход­
ная канцелярия, ф иксирую щ ая распоряж ен и я и действия великого
князя.
Операционное направление М о ск в а— Русса хорошо знакомо мос­
ковским воеводам. Именно по этому направлению (через Волок) шли
войска великого кн язя Василия Васильевича в зимнем походе 1456 г.
Выход к Р у ссе воевод к н язя И ван а С триги О боленского и Ф едора
Б асенка привел к бою с новгородским войском. Реш ительная победа

1Книга Большому Чертежу. М.; Л., 1950 (далее — КБЧ).С. 184.


2 ПСРЛ. Т. 25. С. 286.
Походы русских войск при Иване III 129

москвичей заставила новгородцев просить мира. Д ействительно, Р ус­


са — важ нейш ий стратегический пункт, овладение которым выводит
на ближ ние подступы к Новгороду.
Князь Д анило Х олмский — участник войны с Казанью.
Второй воевода, Ф едор Давыдович (Хромой) — выходец из зн ат­
нейшего боярского рода Ратш ичей. Его п редок— герой Н евской бит­
вы. Сам Ф едор Д авыдович упоминается в 1471 г. впервые, что м ож ет
свидетельствовать о его сравнительной молодости ( f ок. 1492 г.).1
В состав войска, отправленного к Руссе, входят, в частности, слу­
ж илы е люди Д митровского и Волоцкого уделов — они идут в поход
с воеводами великого кн язя, а не своих удельны х князей, как пред­
усматривалось старыми м еж княж еским и докончаниями.12 Это свиде­
тельствует о сниж ении роли удельно-княж еских воевод.
«А в 13 того ж е м есяца в четверток отпустил князь велики князя
Василия И вановича О боленского Стригу с многими вой, да с ним кня­
зей царевичей Д ан ьярова с многими Татары, а велел тем ити на Во­
лочек да по М ете».
В сущ ествую щ ем списке М осковской летописи — явн ая ошибка.
Князь О боленский Стрига — не Василий Иванович, а И ван Василье­
вич. Войско князя Стриги О боленского долж но было соверш ить глу­
бокий обход Новгорода с востока, отрезая его от северных владений.
Вклю чение в войско отрядов татарского царевича свидетельствует,
что эти силы долж ны были обладать особой подвиж ностью — их путь
на Новгород был самым д линным.
Князь И ван Стрига — один из старых и наиболее опытных воевод.
Его первое упоминание относится к 1446 г., когда он участвовал в борь­
бе за освобождение Василия Темного. В 4 0 -5 0 -х гг. он получил богатый
боевой опыт, в частности, в походе на Новгород в 1456 г. В 1467 г. он
вместе с царевичем Касимом соверш ил неудачный поход на Казань.
Д еловой стиль военно-походного дневн и ка преры вается обш ир­
ным рассказом о молебнах, соверш аемых великим князем. Посещ ение
храмов и молебны — в данном случае не только нравственны й долг
верующего православного человека, н ой важ ная идейно-политическая
акция. Снова и снова подчеркивается категорический императив по­

1Зимин. С. 165,167
2Напр., между великим князем Василием и Василием Серпуховским. См.:
ДЦГ. № 58.1454-1456 гг. С. 181.
130 Ю. Г. Алексеев

хода — «не яко на христиан, но яко на иноязы чник и на отступник


правословия».1
Впервые за 10 лет своего великокняж ения И ван III отправляется в
боевой поход (до этого известно его участие в походах 1452 г. на Ше-
м яку и в 1458 г. на О ку против татар). Как видим, это событие обстав­
лено с необычайной торжественностью , ему придается исключитель­
ное нравственно-политическое значение. Великий князь, поборник и
защ итник православия, выступает против отступников-еретиков.
С великим князем идет третий эш елон русского войска.
«А с ним царевич Д ан ьяр и прочий вой великого князя, князи его
мнози и воеводы со многою силою». С великим кн язем идет его во­
енно-походная канцелярия, которая продолж ает точно фиксировать
даты и события.
«Приде ж е князь великий на Рож дество П редтечево (24 июня. —
Ю. А ) на Волок».
П ереход от М осквы до В олока Д ам ского заним ал 4 дня — по 25
верст в день.
«Так ж е и братиа великого кн язя поидоша кож до их от себя, князь
Ю рий В асильевич из своея отчины, а к н язь А ндрей В асильевич из
своея отчины, а кн язь Б ори с В асильевич из своея отчины. А кн язь
М ихайло А ндреевич с сыном В асилием из своея отчины».
Волок на Л ам е— сборное место войск, ипушихна Новгород. В 1456 г.
в походе великого князя Василия «бывшу ж е ему на Волоце, и ту приидо-
ша к нему братиа его и вси князи и воеводы его со множеством воинства» 12
В отличие от краткого известия 1456 г., рассказ 1471 г. содерж ит
важ ны е сведения о сосредоточении войск. Князья-братья идут со сво­
ими полками из своих уделов на место сбора войск. Н о уж е известно,
что часть служ илы х людей кн язя Ю рия и князя Бориса отправлена в
первом эш елоне с воеводами великого князя на Руссу. К нязья Ю рий
и Борис приходят к Волоку только с частью своих сил. Таким образом,
Д м и тровски й полк к н язя Ю ри я и В олоцкий полк кн язя Б о р и са не
представляю т единого целого — их силы распределены по двум эш е­
лонам, и только часть их идет со своими князьями, как предписывалось
в традиционны х докон чани ях м осковских кн язей. П ередача части
служ илы х лю дей удельных князей под непосредственное комацдова-

1ПСРЛ. Т. 25. С. 288.


2 Там же. С. 274.
Походы русских войск при Иване III 131

ние великокняж еских воевод соответствует общ ей тенденции усиле­


ния великокняж еской власти, и в частности — ее военных функций.
Великий князь все в большей мере выступает в роли распорядителя
военных сил всего великого к н яж ен и я М осковского, а ком андны е
функции его братьев соответственно сниж аю тся. Судя по рассказу
летописи, организационно-тактическое единство мог сохранить толь­
ко Углицкий полк кн язя А ндрея Больш ого. Э том у полку предстоял
наиболее долгий путь до Волока; возможно, именно поэтому его части
не были вклю чены в первый эш елон, а остались под знаменами сво­
его князя. К нязья М ихаил Андреевич и его сын В асилий имели слу­
жилых лю дей в двух удаленных друг от друга уездах. Е сли служ илы е
люди с Вереи и Рузы могли идти к В олоку во главе со своими кн язья­
ми, то белозерским служ илы м лю дям предстоял до В олока долгий
путь, и их более целесообразно было использовать на северном опе­
рационном направлении вместе с устю ж анами и вятчанами.
Сбору войск на Волоке предшествовала, очевидно, рассылка д ирек­
тив великого князя — приказов о мобилизации. Затем следовала сама
мобилизация служилого ополчения и марш-маневр к месту сбора. Н а
все это требовалось более или менее значительное время, считая сред­
ний суточный переход для конницы 3 0 - 5 0 верст. О т Углича до Волока
(200 верст), например, мож но было пройти не менее чем за 5 - 6 дней;
значит, кн язь Андрей долж ен был выступить не позднее 18 ию ня, а
начать сбор своего полка ещ е не менее чем за неделю раньше. Н о до
этого времени князь Андрей долж ен был ещ е приехать из М осквы , где
он был на соборе, и для этого тож е нуж н о было прислать со своим
служилым человеком соответствую щ ий приказ, на что требовалось
еще около недели. М обилизация служилого ополчения удельных кня­
зей фактически началась не позж е двадцатых чисел мая, сразу после
собора, а возможно, ещ е раньше.
«А на М оскве оставил князь великий сына, великого князя Ивана,
да брата своего кн язя Андрея М еньшого».
Иван М олодой здесь впервые назван великим князем. Бы ла ли офи­
циальная процедура возведения его в великокняж еское достоинство,
остается неясным. Во всяком случае, мож но считать, что его полож е­
ние наследника этим титулом окончательно легитимизировалось. В то
же время, очевидно, что долж ностны х функций на данном этапе в воз­
расте 13 л ет он не нес. Его оставление на М оскве носило титулярный
характер.
132 Ю. Г. Алексеев

М ен ее понятно, почему на М оскве был оставлен Андрей М ен ь­


шой — вполне дееспособный в свои 19 лет. Об участии в походе на Нов­
город вологжан — его служ илы х людей — сведений такж е нет, хотя
еще в 1469г. вологжане ходили в поход на Казань с воеводой своего князя.
«На П етров день (29 июня. — Ю .А .) прииде кн язь великий в Тор­
ж ок. П риидош а ж е к нему в Т орж ок воевода великого кн язя Тферь-
ского, князь Ю рий Андреевич Д орогобужский да Иван М икитичЖ ито
со многими людьми на помочь на Н овогород ж е».
П уть от Волока до Торж ка зан ял 4 дня (считая, что великий князь
выступил из В олока на следующ ий день после прибы тия). Средний
суточный переход оставался преж ним — около 40 верст.
Войска вступили на территорию великого княж ества Тверского, ос­
тавляя Тверь справа, к востоку. Здесь реально вступает в силу статья
о военном союзе: «А пойдут, брате, на нас... и тобе, брате, к нам на
помочь самому на конь всести и своею братьею молодшею, в правду,
без хитрости. А корм взяти не коры стоватися».1
О тступлением от буквы договора стало личное неучастие М ихаила
Тверского в походе великого князя Московского. Это нельзя объяснить
его молодостью— ему было 17 лет*2(род. осенью 1453 г.). Однако самое
главное условие договора, его основной смысл были соблюдены. Твер­
ское великое княж ество выступало как союзник Московского, впервые
тверские полки ш ли в поход вместе с москвичами.
«Братья молодшая» тверского великого князя, обязанная «всесть
на конь», представлена князем Ю рием Адреевичем Д орогобуж ским,
удельным князем, который в договоре 1 4 6 2 -1 4 6 4 гг. не назы вался по
имени, а входил в состав «меньшей братии». Воеводой при нем был
И ван Н икитич Ж ито, из боярского рода Бороздины х (внук реального
родоначальника И вана Борозды).
У частие тверского полка в походе не было ф и кц и ей — князь Ю рий
и И ван Н икитич Ж и то приш ли «со многими людьми». Надо полагать,
что М ихаил Тверской, ж елая сохранить хорош ие отношения со своим
могущ ественным союзником, действительно стремился оказать ему
действенную помощь и этим показать свою лояльность.
У частие Твери в военно-политической акции против Новгорода —
одна из важ ны х черт кампании 1471 г. Выступление Твери открывает

| Д Д Г.№ 63.С .205.


2 ПСРЛ. Т. 15. Стб. 495.
Походы русских войск при Иване III 133

путь к Новгороду через тверские земли; оно означает признание Тверью


руководящей роли М осквы ; оно символизирует и м атериализует во­
енное единство Русской зем ли под знаменами московского великого
князя. Д елается важ ны й ш аг в развитии военной системы. Эта систе­
ма, склады вавш аяся вокруг М осквы со времен первы х Калитичей,
основана на договорных началах в рамках княж еской иерархии. Р аз­
витие системы за сто с лиш ним л ет шло, во-первых, за счет уточнения
взаимных обязательств при сохранении принципиальной основы —
княжеского суверенитета. В торая черта развития системы — ее рас­
ширение за счет вклю чения новых членов, т. е. княж еств, не входящих
в состав М осковского дома. Н аиболее крупное из них — Тверское,
которое и включается в систему военно-договорных отношений с М оск­
вой, начиная со времен Д м итрия Донского.
О днако при всей важ н ости договорны х отнош ений как таковы х
решающей проверкой их является реальная политическая ситуация.
Д ля реализации московско-тверского союза необходимо было дости­
жение определенного уровня политической стабильности всей систе­
мы русских княж еств во главе с М осквой. Поход на Новгород в 1471 г.
был одновременно и проявлением, и проверкой этой стабильности.
«А из Пскова в Торж ок ж е прииде к великому князю посол Василей,
да Богдан с Якуш кою с Ш ачебальцевым, а присланы с тем, что цело­
вание к Новугороду слож или, а сами готовы все. К нязь ж е великий из
Торжку послал к ним Богдана, а с ним Кузьму Коробьина, чтобы не
мотчая пошли к Новугороду, а Василья от себя не отпустил».
Военно-походный дневник фиксирует деятельность великого кня­
зя как главы общ ерусского союза — главнокомандующего. В П сков
идет категорическое требование о немедленном выступлении в поход,
политической акции сл ож ен и я с себя целования недостаточно. О т
псковичей требуется реальное военное участие, соответствую щ ее
положению П скова под главенством великого князя. В соответствии
с первым требованием великого кн язя, переданным Я ковом Ш аче­
бальцевым, «псковичи... м есяц а ию ня в 16 послаш а с разм етны м и
грамоты... в В еликой Новгород». П о словам псковского летописца,
Яков Ш ачебальцев не ограничился передачей великокняж еской гра­
моты, но и сам «много глаголаш е, псковичь позывал: тымы часы со
мною на конь вседя пойдите в землю на Великий Н овъгород воевати».
П сковичи проявили осторож ность: «Д ондеж е услы ш им в Н ово­
городской зем ли великого князя, тогды на конь всядем за своего госу­
134 Ю. Г. Алексеев

даря». Д л я действительного вы ступления против могущ ественного


«брата старейш его» псковичам была н уж н а гарантия фактического
вступления великокняж еских войск в Новгородскую землю.
П роявилось особое полож ение П скова в системе русских земель.
П р и зн авая над собой власть великого к н язя — «своего государя»,
Господин Псков сохранял значительную долю самостоятельности в
своих внеш неполитических акциях; он сам распоряж ался своим опол­
чением и неохотно втягивался в войну с Новгородом.
Н есм отря на многие взаимны е обиды и столкновения, Господин
П сков ещ е ни разу не выступал против «брата старейшего» с оруж и­
ем в руках на стороне великого князя. Во время предыдущего похода
великокняж еских войск на Новгород в 1456 г. новгородцы призывали
на помощь псковичей: «Братия наш а молодшая, м уж и псковичи, брат
В еликий Новгород вам кланяется, чтобы есте нам помогли противу
великого князя, а крестное бы есте целование правили... И псковичи...
не взираа, что псковичам новгород цы не помогали ни словом, ни делом
ни на кую ж е зем лю ... послаш а... воевод своих... противу великого
князя». Помощ ь запоздала: разбитые подРуссой новгородцы «добили
челом» великому князю «за свою вину». Д о столкновения псковичей
с великокняж еским и войсками дело не дошло, они только простояли
«с силою своею в В еликом Новегороде полторы недели».1
Здесь важ ен основной ф ак т— союз Пскова и Новгород а был много­
летней традицией и ещ е недавно— реальным политическим фактором.
События 1460 г. принципиально изменили полож ение Господина
П скова. П ризнав над собою власть великого князя, он встал под его
защ иту. Л етн яя кампания 1463 г. на Л ивонском рубеж е была первой
проверкой эф ф ективности этой защ иты . Н о вы ступление в сою зе с
великим князем против Новгорода — явление другого масштаба. Оно
окончательно перечеркивало всю многолетнюю совместную историю
«братьев». Господин Псков бесповоротно и безальтернативно стано­
вился членом военно-политической системы, возглавляемой Москвой.
П онятны и долгие колебания псковичей, и попытки компромисса; по­
нятно и известное недоверие великого кн язя к лояльности псковичей,
вы разивш ееся в задерж ании одного из их послов.
Я ков Ш ачебальц ев «на другой н еделе в среду П етрова говения
(19 ию ня. — Ю. А .) с псковским и послы, с В асильем Бы ковы м и с

1ПСРЛ. Т. 5. Вып. 2. С. 142.


Походы русских войск при Иване III 135

Богданом, поехали к великому князю, что там отведати, что великого


князя самого и его войска, как он вступит в Новогородскую землю, а
Пскову за ним поступите за его обиду, своего госуд аря». Значит, псков­
ские послы, приехавш ие в Торжок, долж ны были, преж де всего, убе­
диться, что великий князь со своими войсками действительно вступил
в Новгородскую землю, и только тогда псковичи соглаш ались высту­
пить «за обиду своего государя». К ак видим, у великого кн язя были
основания для недовольства и для треббвания ускорить выступление
псковичей. Это требован ие имело серьезное обоснование как в по­
литическом (единство Русской зем ли), так и в военном отнош ениях.
Стратегический план великого князя предусматривал, по-видамо-
му, окруж ение Новгорода со всех сторон. Н а долю псковичей выпало
западное направление, едва ли не самое важное. Именно отсюда могла
быть оказана помощь новгородцам со стороны короля и Ордена.
Господин П сков готовился к войне. Н ачалось восстановление вы­
горевшей стены на П олонищ е. Н о главное — «всем Псковом начаш а
по всем концом рубитися некрепка. А посадников и бояр великы на
вече всем Псковом начаш а обрубати доспехи и конми».1
П риведенный текст раскры вает систему псковской мобилизации.
Реш ение о мобилизации принимается на вече («всем Псковом»). Р я­
довые псковичи «рубятся» по кончанскому раскладу, в рам ках своих
кончанских общин, которые организую т мобилизацию и несут за нее
ответственность: верхуш ка псковского общества, посадники и бояре,
мобилизуются на вече. Вече определяет нормы боеготовности посад­
ников и бояр и контролирует их выполнение: поставку нужного (рас­
четного) количества коней и доспехов.
Очевидно, что рядовые псковичи по уровню своей боеготовности,
по количеству и качеству оруж ия сущ ественно отличаю тся от посад­
ников и бояр. Во всяком случае, они выставляю т не только всадников,
но и пехоту, и даж е, возмож но, главны м образом пехоту. О нормах
мобилизации ничего не известно, но, в отличие от кампании 1463 г.,
не говорится о призыве «охвочих людей» — добровольцев.
Вопрос об ускорении вступления Господина Пскова в войну против
Новгорода весьма интересовал великого князя.
В самый день прибытия великого кн язя в Торжок, т. е. 29 июня, на
Петров день, в П сков «приеха князя великого боярин на имя Василий

‘Там же. С. 180.


136 Ю. Г. Алексеев

Зиновьев, а с ним человек 100». В асилий Зиновьев Д ятел — из рода


С танищ евы х,1 боярского чина он не имел.
В асилий Зиновьев привез с собою «кляч новгородских с 300 по­
лону» — первая добыча, захваченная на Новгородской земле, доказа­
тельство активны х действий вели кокн яж ески х войск. Д обы ча была
распродана в городе и по волостям, а сам «боярин» с его отрядом был
помещ ен у Спасо-М ирожского монастыря. «И бысть П скову от него
велика истора, как сам ом у кормом и его конем». Главная цель при­
сылки Василия Зиновьева и его о тр яд а— всемерное стимулирование
вы ступления Господина Пскова: «Он по вся дни П скову повестует,
чтобы есте со мной на конь усегли сим часы, и яз к вам есмь отпущен
великим князем, воеводою приехал, а у ж е есмь приехал здесь».
«Ис Т орж ку поиде князь великий».12Д ата не указана, но, очевидно,
это было после 29 ию ня — какое-то врем я великий князь долж ен был
пробыть в Торж ке, где он принимал тверских воевод и псковских по­
слов.
«Братия ж е великого кн язя все со многими силами и кийж до их из
своея отчины поидоша разными дорогами к Новугороду, пленующ е и
ж гущ е и люди в полон ведуще».
«Тако ж е и князь великий, коего воеводы та ж е творяху, кия ж е на
какое место посланы». В данном случае, воеводы идут самостоятель­
но в те места, куда их послал главнокомандующ ий — великий князь.
«Предпосланные ж е воеводы великого князя, кн язь Д анило Д м ит­
риевич и Ф едор Давыдович идущ е по Новогородцким местам, иде ж е
повелено им бяш е, и распустиш и вой свое на многие м еста ж ещ и и
пленити, и в полон вести, и казнити без милости за их неисправленье
к своему государю великому князю». С нова подчеркнуто — воеводы
идут по тем местам, где им повелено, т. е. согласно полученной дирек­
тиве главного командования.
И нициативы воевод — в такти ч ески х рам ках. В соответствии с
правилами и обычаями средневековой войны, они «распускают» сво­
их воинов для опустош ения и разорения местности. К этой обычной
такти ке прибавляется политический мотив, подчеркиваемы й лето­
писцем: воины не только ж гут и пленяют, как в обычной войне, но ещ е

1Веселовский С. Б. Исследования по истории класса служилых земле­


владельцев. М., 1969 (далее — Веселовский). С. 422,424.
2 ПСРЛ. Т. 25. С. 288.
Походы русских войск при Иване III 137

и казн ят без милости «за неисправленье». Военным действиям при­


дается характер карательной меры за измену.
В ойска кн язя Д ан илы Д м итриевича и Ф едора Давы довича, этот
первый эш елон великокняж еских сил, согласно отданной директиве,
идут к Р уссе. «Д ош едш им ж е воеводам тем до Русы , п оплениш а и
пожгоша место то, и пленив то и по’жег, поидоша близ к Новугороду
к реке Ш елоне».
Таким образом, после сож ж ен и я Руссы войска повернули на севе­
ро-запад, оставляя озеро И льмень справа.
Когда были взята Русса? О тветить на этот вопрос помогает П сков­
ская летопись.
По словам В асилия Д ятла, приехавш его во Псков 29 июня, «Русу
на сам И ван день извоевав и пожгли, а самому государю... с своими
силами в сам П етров день в Т орж ку стати».1
Таким образом, Р усса была взята и сож ж ен а 24 ию ня — на Р ож ­
дество Иоанна Предтечи, т. е. на восьмой день войны (официально объ­
явленной 17 ию ня доставкой в Н овгород разм етной грамоты). Э та
быстрота выхода вели кокн яж ески х войск на подступы к Новгороду
была, вероятно, основной причиной того, что новгородцы не сумели
(не успели) защ итить Руссу. В асилий Д ятел выехал из ставки после
взятия Руссы. Он знал марш рут и график движ ения великого князя.
Русса была взята и сож ж ен а за пять дней до прибытия великого князя
в Торжок, и у ж е в дороге туда он знал об этом событии. С вязь между
Ставкой и воеводами поддерживалась четко, и э т о — одна из основных
функций главного командования.
П риезд Василия Д ятла, его призывы и ещ е более — сообщенные
им сведения о ходе военных действий заставили Господин Псков по­
торопиться.
«И весь П сков... пригороды и волости собрав, к н язя П сковского
Федора Ю рьевича сын князь Василий, и Тимофей Власьевич, посад­
ники псковские, а с ним 13 посадник псковских и вся сила псковская
поидоша на Новогородскую землю, месяца июля в 10 день в среду на
память святы я мученик 45. А в 12 день, в пяток, начаш и воевати Н ово­
городскую волость и жечи».
С ообщ ение П сковской летописи носит вполне оф ициальный ха­
рактер. Если псковичи «начаша по всем концом рубитися некрепка»

‘ Там же. Т. 5. Вып.2.С. 181.


138 Ю. Г. Алексеев

19 июня (после отъезда своих послов к великому князю ), то от начала


м обилизации до вы ступления в поход прош ло три недели. С рок до­
вольно большой, если учесть размеры Псковской зем ли и сравнить с
мобилизацией 1463 г., когда Псков подвергался нападению ливонских
немцев. Такое «мотчанье» можно объяснить либо тщ ательностью мо­
билизации, либо нежеланием втягиваться в войну с Новгородом. В по­
ход шли по крайней необходимости, после многочисленных понуканий
и уговоров великого князя.
Тем не менее, двинулась вся «сила П сковская», во главе с сыном
князя-наместника и со всеми посадниками.
«Воевати и жечи» — псковские войска, как и великокняж еские,
придерж ивались излю бленной средневековой тактики разорения и
опустош ения враж еской территории. В данном случае это была тер­
ритория «брата старейш его», связанного с Господином П сковом ве­
ковой традицией и общностью социально-политического уклада. Эта
вековая связь порвалась окончательно. «Брат меньш ой» выступил
против «брата старейшего», обходясь с ним как со злейш им врагом.
Н а место новгородско-псковской общности, основанной на договорных
началах и «братстве», приш ла общ ность московско-псковская, осно­
ванная на безоговорочном подчинении власти великого князя.
«В тое ж е время приехал к ним посол наш Богдан, а с ним провод­
ником князя великого боярин Кузьма Коробьин,1а с ним с полтораста
человек, и сказы вая, наехав великого князя в сам П етров день в Торж ­
ку, стоящ а с силами а 2 [во вторую] недели стати ем у [в среду] в Русе».
Л етописец приводит слова н аказа великого князя. «А вы бы есте,
отчина моя Псков, в сам Ильин день на конь усегли, или упустив не­
делю нонче».
Д алее идет передача слов самого Богдана: «...с тем меня отпустил
кн язь великий к вам, а только есми один день у него и был, а Василя
Бы кова оставил у себя по наказу вашему».
Сообщение Псковской летописи заслуж ивает серьезного внимания.
Интересна и характерна сама форма излож ения:дословное цитирование
н аказа великого кн язя и слов самого посла. В этой форме отразился
официальный характер Псковской летописи. Но ещ е более важно фак­

1 Коробьины — рязанские служилые люди. См.: Веселовский. С. 11,13;


Зимин. С. 269. Имя Кузьмы Коробьина в известных родословцах не встреча­
ется. Важен сам факт перехода рязанских бояр на службу в Москву.
Походы русских войск при Иване III 139

тическое содержание известия. Псковский посол Богдан возвращается


в сопровождении великокняжеского служилого человека, ведущего за
собой большой воинский отряд. Как и миссия Василия Дятла, э т о — но­
вое настойчивое напоминание псковичам об их обязанности выступить
в поход. Конные отряды Д ятла и Коробьина должны были, очевидно, не
только усиливать псковскую конницу и придавать ей большую устой­
чивость, но и поддерживать в ней соответствующее морально-политичес­
кое настроение, напоминая о верности великому князю.
И з слов посла Б огдана видно, что, н аходясь в Т орж ке, великий
князь с точностью рассчитал, когда ему быть в Р уссе, уж е взятой и
сожженной московскими войскам и,— быть в Р уссе в среду на второй
неделе после П етрова дня, т. е. 10 июля.
Великий князь требует выступления псковичей 20 июля, на Ильин
день, или, в крайнем случае, на неделю позже. В данном случае пско­
вичи превзош ли ож идания великого князя, выступив на 10 дней рань­
ше намеченного срока.
Когда псковское ополчение выступило в поход, военные действия
были у ж е в самом разгаре. В зяв 24 ию ня Руссу, войска кн язя Д анилы
Холмского и Ф едора Д авы довича двинулись к Ш елони. Д альнейш ее
движ ение выводило их на ближ ние подступы к Н овгороду с запада и
юго-запада. О днако, по словам М осковской летописи, «яко ж е при-
идоша на место, нарицаем ое Коростыни, у езера И лм еря на брезе, и
внезапу паки безвестно прииде на них по озеру рать в судех от Но-
вагорода».1
Д аты не приводится, но, очевидно, это произош ло через несколько
дней после 24 ию ня — взятия Руссы.
Новгородцы «из судех вышед, приидоша таем под станы их, а им в
то время оплош ивш имся». Новгородцы застали своих противников
врасплох и этим могли поставить их в тяж ел ое полож ение. О днако
«сторожа ж е воевод великого князя видевш ие их, возвестиш а воево­
дам, они ж е в тот час вооруж ивш еся поидоша противу их».
По словам новгородского летописца, «к Русе послаш а новгород­
цы судовую рать и пеш и биш ася много, и побиш а М осквичь много, и
пешей рати паде много, а иные разбегош ася, а ины х М оскви чи по-
имаша».12

1ПСРЛ. Т. 25. С. 288.


2Там же. Т. 4 .4 .1 . С. 446.
140 Ю. Г. Алексеев

В еликокняж еское войско на берегу И л ьм ен я— это конница (толь­


ко она могла пройти от М осквы до Руссы около 500 верст за 1 5 -1 8 дней
марш а по лесисто-болотистой местности). Основным преимуществом
москвичей было, вероятно, их умение сраж аться в конном строю (от­
работанное многолетней практикой службы на Берегу и столкновений
с татарской конницей).
Победа осталась за москвичами: они «многих избиш а, а иных ру-
кам а изымаш а». В ооруж ение, как и тактика вели кокн яж еской кон­
ницы, были отработаны в ходе бесконечных войн и походов на южном
рубеж е, тогда как ополчение Господина Великого Новгорода отнюдь
не могло иметь такой практики. Как и в бою под Руссой в 1456 г., пре­
имущ ество московского войска, в сущ ности профессионального, над
массой новгородских ополченцев было реш ающим.
«И оттоле паки возвратиш ася к Р усе в той ден ь ож е в Русе инаа
рать пеш аа множ ае первее и сугубейш иа, приш ли рекою ж е в судех
Полою именем».
Видны некоторые черты новгородского плана войны. Новгородское
руководство стремилось, видимо, держ ать силы на ближ них подступах
к городу, нанося короткие контрудары, т. е. действовать по внутренним
операционным линиям. Эта стратегия в большой степени определялась
особенностью состава новгородского войска, состоявшего главным об­
разом из пехоты, неспособной к марш-маневру на большие расстояния.
Владение озером Ильмень давало новгородцам возможность маневри­
ровать силами судовой рати против великокняж еских войск на южном
берегу озера. Новгород цы не успели защитить Руссу, но теперь, с выходом
великокняж еских войск на берег Ильменя, реш или нанести им контр­
удар и не дать возможность выйти на ближние подступы к городу. Имен­
но так можно понять действия новгородцев после падения Руссы.
Д ействия двух новгородских группировок, пересекавш их Ильмень,
не были согласованы м еж ду собой, что дало возм ож ность воеводам
великого кн язя разбить их поодиночке. С казалось отсутствие или не­
эффективность главного командования новгородских войск, которым
не удалось добиться взаимодействия. «Весьма поучительны тактиче­
ские действия отряда Холмского. П ользуясь ош ибками противника,
отряд наступал смело и реш ительно и уничтож ал противника по час­
тям», — справедливо отмечает Е. А. Р ази н .1

‘ Разин. С. 318.
Походы, русских войск при Иване III 141
Г
| П осле победы под Руссой воеводы «послаш а к великому князю с
тою вестью Т имоф ея Замытского, а пригонил к великому князю нуля
в 9 день на Коломно озеро».1
Впервые после прибытия великого князя в Торж ок в рассказе М ос­
ковской летописи п оявляется точная дата, свидетельствую щ ая о ве­
дении походного дневн и ка. В ероятно, он велся без переры ва, но в
летописном рассказе использовался лиш ь выборочно — в летописи
представлен не сам походный дневник, а переработка его для нуж д
официального летописного рассказа.
В еликий князь, нап равляясь из Т орж ка в Руссу, остановился на
озере Коломно. Это позволяет уточнить марш рут его д виж ения — он
шел от Т орж ка на Выш ний Волочек, а затем повернул налево, в сто­
рону Руссы .*2 Если судить по тепереш ней карте, Коломно — в 90 км
от Торж ка. Если так, то при средней скорости движ ения 2 5 - 3 0 км в
день, великий князь выступил из Т орж ка не позднее 5 - 6 июля.
О т Руссы до Коломны Тимофей Замытский мог проскакать не менее
чем за двое суток, следовательно, он был отправлен с победной вестью
6 или 7 июля. О коло этого ж е времени и произош ло второе сраж ение
москвичей с новгородской пеш ей ратью.
Д онеся о победе под Руссой, «сами воеводы от Русы поидоша к Д е­
мону городку»3 (о чем, очевидно, тож е доложили великому князю). Это
означало, что воеводы двинулись в юго-восточном направлении, не к
Новгороду, а в обратную сторону. Демон, тепереш ний Д емьянск, в 90
верстах, т. е. в двух или трех переходах, от Руссы. Целью этого движ е­
ния было, очевидно, овладение укрепленным пунктом новгородцев в
тылу наступаю щ их великокняж еских войск.4
«Князь ж е великий посла к ним, веля им ити за реку Ш олону сни-
матися с псковичи. А под Д емоном велел стаати князю М и хаи лу Анд­
реевичу с сыном своим князем Басильем и со всеми вой своими».
Это и звести е засл у ж и в ает самого пристального вним ания. П ри
всей важ н ости о влад ен ия Д ем оном в оп еративно-тактическом от­

'П СРЛ .Т. 25. С. 288.


2По теперешней карте Коломно— на р. Шлине, вытекающей из озера того
же названия и текущей на восток.
3 ПСРЛ. Т. 25. С. 288.
4А. К Банов почему-то считает, что к Демону отступили разбитые под Рус­
сой новгородцы (Баиов. С. 20).
142 Ю. Г. Алексеев

нош ении, на стратеги ческом уровне оно ничего не реш ало. Б ол ее


того, увод войск с главного (новгородского) нап равлен ия ослаблял
угрозу, нависш ую над Новгородом, и развязы вал новгородцам руки
для дальнейш их активны х действий. Н аконец, отвод вели кокн яж ес­
ких войск от И льм еня в ю ж ном направлении означал отказ от взаи­
модействия с псковичами, мог поставить псковичей в опасное поло­
ж е н и е и подорвать сам у идею кон ц ен трирован н ого удара по Н о в ­
городу.
Концепция кн язя Холмского и Ф едора Д авыдовича отраж ала опе­
ративно-тактический, но не стратегический уровень мышления. Част­
ная цель заслоняла главную.
Основная идея директивы великого к н я зя — движ ение на соедине­
ние с псковичами. Этим исключалась возможность нанесения частного
пораж ения псковичам и обеспечивалось их реальное участие в кампа­
нии. Соед иненное московско-псковское войско выводилось на ближние
подступы к Новгороду. Овладение Д емоном рассматривалось как вто­
ростепенная задача, для реш ения которой выделялись второстепенные
ж е силы верейского удельного князя.
Д иректива великого князя отраж ает здравое стратегическое мыш­
ление на уровне главного командования войсками. А втор директивы
проявил подлинный талант стратега.
Но, как и всякое смелое решение, директива таила в себе известную
опасность.
П сковские войска выступили на следую щ ий день после того, как
великий кн язь получил известие о победе под Р уссой, а на новгород­
скую территорию вступили ещ е через два дня. Н аход ясь на Коломне,
великий князь едва ли мог знать точную дату выступления псковичей.
Н и П сковская летопись, ни М осковская ничего не говорят о новых
псковских послах, прибы вш их в ставку. В ели ки й к н язь мог иметь
только общ ее представление о возмож ном (вероятном ) направлении
движ ения псковичей. Н аиболее естественным путем движ ения псков­
ской рати был левы й берег Ш елони, двигаясь по которому, они вы­
ходили к И льменю в непосредственной близости от Новгорода.
О тсутствие точного согласования по времени движ ения псковичей
и войск кн язя Холмского могло привести к их пораж ению по частям.
Это был несомненный риск, и лучш им способом уменьш ить его могло
быть только энергичное движ ение вперед с целью соединиться с пско­
вичами до встречи с ними новгородских войск.
Походы русских войск при Иване III 143

Итак, войска кн язя Холмского и Ф едора Давьщовича, изменив свое


первоначальное направление, двинулись к Ш елони на соединение с
псковичами.
Что ж е делали псковские войска?
П сковская летопись описывает пограничные столкновения — на­
падение новгородцев на Н авереж скую губу. Это вызвало ответное на­
падение псковичей на новгородский Вышгород. «Вся псковская си л а...
пришедше под Вышегород и обступиш а его, того ж е месяца 15 день в
неделю, утре, и н а ч а т а б и та пуш ками и стреляти и н а ч а т а к нему
примет приметывати».1После упорного, но короткого сопротивления
город сдался на капитуляцию. Это случилось на следующий день, т. е.
16 июля. «Князь псковский Василий Федорович, и воевода великого
князя Василей, и посадник псковской Тимофей Власьевич, и Стефан
Офанасьевич, и все войско псковское челобитье их приняли и кровь
их пощадили и отступиш а на завтреа, в понедельник от городка».12
И звести е весьм а содерж ательно. О но п оказы вает руководство
псковского войска, рисует методы осады крепости и подготовки ш тур­
ма, свидетельствует о наличии в псковском войске вечевых традиций
(«и все войско псковское» как действую щ ее лицо). Н о наиболее важ-
нахронология событий. В известии допущ ена ош и бка— 15ию ля при­
ходилось не на воскресенье, а на понедельник. П сковичи подошли к
городу именно в воскресенье («назавтреа в понедельник уж е отсту­
пиша от городка»), т. е. не 15-го, а 14 июля. Это была именно «вся сила
псковская» во главе с князем-наместником, воеводой великого кн язя
и посадниками, сн аб ж ен н ая артиллерией. П ерейдя границу Новго­
родской земли, это войско двинулось не к Новгороду и не на соедине­
ние с войсками великого князя, а к маленькому пограничному город­
ку, чтобы отомстить за то, что «из Выш егородские волости приезда,
пакостят во П сковской волости».
В действиях псковского войска не заметно ни ясной стратегической
идеи, ни хотя бы стрем ления к взаимодействию с великокняж ески­
ми силами. Это тот ж е уровень мышления, что у князя Холмского —
стремление к реш ению не общих, а частны х задач, отвечаю щ ее и з­
вестной узости горизонтов удельно-княжеской системы. Все внимание
приковано к реш ению частной, второстепенной задачи.

1ПСРЛ. Т. 5. Вып. 2. С. 181.


2Там же. С. 182.
144 Ю. Г. Алексеев

«А воеваш а волости и пож гош а около руб еж а на 50 верст оле и


боле».1
П о словам псковского летописца, именно эти д ей ствия псковичей
вызвали ответную реакцию новгородцев.
«А новгородци, услы ш авш е силу псковскую, что воюют волости,
и отрядиш а воеводою Казимера, да Д м итрия сы на М арф ина, и иных
много бояр, и около их всей новогородской силе наиболее 4 0 тысящь,
и поидоша на псковичи».
Д альнейш ие собы тия П сковская летопись описы вает кратко.
Новгородцы «наехаш ана Ш елони силу московскую, князя Данилья,
едут с ними поровну об он пол реки, и не дош едш е М устца и Сольцы,
вергошася москвичи с берега в реку Д рянь, и прегнав ш е Д рян ь реку,
и удариш ася на них, и п о б ед и та их».
П сковские войска в этой битве не участвовали, летописец вставил
в свое повествование краткое известие, полученное, по-видимому, от
москвичей. П скович мало зн ает и не интересуется этой битвой. По
его мнению, ср аж ен и е произош ло «тоя ж е время, кои день поехала
иза П скова псковская сила»,12 т. е., очевидно, в среду 10 июля.
Несмотря на эту очевидную ошибку, известие Псковской летописи
содерж ит важные реалии. Оно точно указывает место сраж ения и то­
пографическую деталь — речка Дрянь, видимо, старица Ш елони; изоб­
раж ает такую деталь, как параллельное движ ение новгородцев и моск­
вичей по берегам Ш елони, знает имя одного из новгородских воевод.
Таким образом, в реш ающ ий день Ш елонской битвы псковичи бы­
ли в 8 0 -1 0 0 км на юго-запад от поля сраж ения. Н ачав наступление 10
ию ля, они двинулись не по кратчайш ем у пути на Новгород, т. е. на
восток от Пскова, что выводило бы их на среднее течение Ш елони и
далее на Ильмень, а отклонились на юго-восток, к верхнему течению
Ш елони, для осады второстепенного новгородского укрепления, со­
всем не заботясь о соединении с москвичами. Этим они ставили себя
под реальную угрозу со стороны рати, двинутой из Новгорода.
Н аиболее полный рассказ о Ш елонской битве содерж ится в М ос­
ковской летописи.3 Здесь он выделен киноварным заголовком: «О бою
на Ш олони». В соответствии с полученной директивой, «воеводы ве­

1П С РЛ .Т.5.В ып.2.С .182.


2Тамже. С. 183-184.
3 Там же. Т. 25. С. 288-289.
Походы русских войск при Иване III 145

ликого кн язя повдош а к Ш олоне, и яко приш едш им им к берегу ре­


ки тоя, иде ж е брести чрез ея, ож е в ту ж е пору прииде ту рать Ново­
городская противу их с другой страны от града своего к той ж е реке
Ш олоне, многое множство, яко и уж аснутися полком великого князя,
понеж е бо в мале бяху вси бо вой сущ ии под ними, не видящ е того,
пленяху места их окрест Новаграда».
Если это сообщ ение приним ать буквально, то оно означает, что
воеводы, идущ ие к Ш елони по директиве великого князя, частьсвоих
сил распустили для грабеж а окрестных мест, как это они делали уж е
и раньше, на марш е к Руссе. Это поведение в условиях вероятности
встречи с крупными силами противника было, по меньш ей мере, рис­
кованным, но отвечало правилам и обычаям войны и отраж ало уровень
оперативно-тактического мы ш ления воевод.
«А новогородцкие посадници все и тысяцкие, купцы и ж итьи людае,
мастыри всякие, сироста рещ и плотниии и горчары и прочий, которые
родивыся на лошади не бывали и на мысли которым того и не бывало,
что руки подъять противу великого кн язя, всех тех изменницы они
силою выгнаша. А которым бо не хотети поити к бою тому, и они сами
тех разграбляху и избиваху, и иных в реку в Волхов метаху. Сами бо
глаголаху, яко было их с сорок тысяч на бое том». Это известие, осно­
ванное, вероятно, на рассказах пленных новгородцев, интересно в том
отношении, что рисует морально-политическую ситуацию в Новгоро­
де, методы мобилизации и качество призванного к оружию континген­
та. Сообщ ение тенденциозно — оно стремится изобразить действия
новгородских «изменников» в возм ож но более непривлекательном
виде. Тем не менее, оно далеко не лиш ено реализма. В основе своей
оно рисует состав и характер новгородского ополчения в общ их чертах
правдоподобно. Городское ополчение действительно не могло не со­
стоять в своей основной массе из людей, не привычных к войне.
В отличие от ж и телей приграничного Пскова, новгородцы не име­
ли опыта почти еж егодных «разрубов», что, конечно, сказы валось на
их потенциальной боевой годности. М обилизация этих «горчаров и
плотников» действительно могла вы звать затруднения и материаль­
ного, и морального порядка. Н естабильность политической ситуации
в Новгороде, раздираемом противостоянием сторонников М осквы и
Литвы, сочеталась с низкой боеготовностью призываемых к оружию
мирных ж и телей . С к азал ся основной недостаток новгородской во­
енной организации — отсутствие конного служ илого ополчения.
146 Ю. Г. Алексеев

Н аибольш ие сомнения вызывает численность новгородского опол­


чения, приводимая со слов самих новгородцев. При проведении самой
ж есткой мобилизации, при самом тяж елом «разрубе» едва ли можно
было выставить в поле 40 тыс. ратников. В Новгороде не могло быть
такого количества д аж е дворов— основной единицы при «разрубах».1
Д ум ается поэтому, что к летописному известию о численности нов­
городского войска, двинутого на Ш елонь, следует отнестись с большой
осторожностью. По всей вероятности, оно было большим, д аж е очень
большим в глазах современников и участников событий, но величины,
приведенной летописцем, достигнуть не могло, д аж е если считать, что
в состав 4 0 тыс. входили не только войска, двинутые на Ш елонь, но и
пеш ие рати, отправленны е ранее через Ильмень.
Тем не менее, больш ое количественное превосходство новгород­
ской рати над великокняж ескими войсками на берегах Ш елони вполне
вероятно — пеш ая рать могла быть многочисленной.12
«Воеводы ж е великого кн язя, ещ е и в м але б есте глаголю ть бо
бывш ой тамо, яко с пять ты сяч их только бе, но ввдевш е многое во­
инство их и полож иш е упование на Господа Бога и Пречистую М атерь
Его, и на правду своего государя великого князя, поидоша напрасно
противу их, яко львы ры каю щ е...».
В отличие от приведенной численности новгородской рати, числен­
ность великокняж еских войск в общем более правдоподобна, хотя то­
ж е отраж ает высокую степень мобилизационного напряж ения. Если
исходить из широко известны х более поздних норм мобилизации («со
ста четвертей человек на коне в доспехе в полном»), то 5 тыс. всадни­
ков соответствовали 5 0 0 тыс. четвертей земли, «в поле, а в дву потому
ж». Писцовые книги конца XV — первой половины XVI вв. приводят
к выводу, что на одно полноценное крестьянское хозяйство приходи­
лось в среднем 10 четвертей в поле, т. е. для мобилизации 5 тыс. всад­

1По разрядному и разметному списку 1545 г. в Новгороде числилось 5096


дворов всех наименований. См.: ААЭ. Т. I. № 205. Едва ли в 1471 г. их могло
быть намного больше. См. также: Чечулин Н. Д. Города Московского госу­
дарства в XVI в. СПб., 1889. С. 52.
2 По оценке А. К Баиова, новгородское войско могло насчитывать на Ше­
лони от 20 до 30 тыс. человек (Баиов. С. 56). Современный нам новгородец
И. Н. Вязинин считает, что «ратьбыла собрана с 30-тысячного города и близле­
жащих окрестностей... она составляла максимально Ютысяч» (Вязинин И. Н.
От Шелони к Руси единодержавной. Великий Новгород, 2001. С. 27).
Походы русских войск при Иване III 147

ников требовалось 5 0 тыс. крестьян ски х дворов. А ведь рать кн язя


Холмского и Ф едора Хромого едва ли могла быть много более трети
всех войск, двинуты х на Новгород, — по М ете с востока ш ла рать
князя С триги, а великий кн язь со своим полком стоял в Коломне.
Принимая это во внимание (и д аж е считая, что первый эш елон был
наиболее многочисленным), мож но предположить, что всего против
Новгорода в ию не 1471 г. могло быть’ вы ставлено не м енее 12 тыс.
воинов служ илого ополчения. Р азин виДит ош ибку великого кн язя в
том, что он «не обеспечил своевременную поддержку своего основно­
го передового отряда».1 В известной мере, этот упрек справедлив —
войска кн язя Холмского действительно были предоставлены своим
силам. Но принятый план войны, предусматривавший одновременные
действия на разных оперативных направлениях, требовал готовности
к подобному риску.
И так, по словам московского летописца, всадники к н язя Х олм­
ского и Ф едора Хромого «поидош а... яко львы ры каю щ е ч рез реку
ону великую , ея ж е сами Новогородци глаголют никогда там о броду
имуще, и сии не пы таю щ е броду вси цели и здрави преидош а ее.
Видевше ж е се Новогородци устраш иш ася зело, возм утиш ася и вос-
колебавш еся, яко пьяни. А си приш ед на них начаш а преж е стреляти
их. И возм утиш ася кони и х п одним и и начаш а с себя би та их, и тако
вскоре побегоша...».
Красочность излож ения не носит характер документальности. Ве­
роятно, это запись рассказа (или рассказов) участников боя. М ож н о
отметать несколько важ ны х и достаточно правдоподобных реалий.
— Б ы страя переправа москвичей через реку была неож иданной
для новгородцев, знавш их, что брода нет. М осквичи ударили на нов­
городцев врасплох.
— П ерейдя реку, великокняж еские войска не бросились сразу в
атаку, а осыпали новгородцев стрелами, стараясь поразить их коней.
Это вызвало полное расстройство новгородской рати, обративш ейся
в бегство.
Это заставляет вспомнить картину боя под Руссой зимой 1456 г. в
изображении той ж е летописи: «Вой ж е великого князя ввдевш е креп­
кие доспехи на Новогородцех, и начаш а стрелами бита по конех их.
Кони ж е их, яко в ъ зб есн еш е и н ачаш а м етати ся под ними, с себя

'Разин. С. 318.
148 Ю. Г. Алексеев

збивати их. О ни ж е, не знаю щ е того боя, яко омертве, и руки им осла-


беша, копия ж е имяху долга и не м ож аху и възним ати их тако, яко ж е
есть обычай ратным, но на землю испускаю щ е их, а конем бьющими­
ся под ними, и тако валяхуся под кони свои, не могуще здерж ати их...
и тако вскоре побегош а.. .».*
М о ж н о отметить общ ие черты тактики москвичей, приведш ей к
одинаковым (или похожим) результатам ,— конница новгородцев об­
ратилась в бегство под тучами московских стрел. В отличие от описа­
ния боя 1456 г., на этот раз у нас нет прямых указаний на особенности
вооружения новгородцев (тяж елы е крепкие доспехи, длинные копья).
Н о тактика их, по-видимому, оставалась преж ней — к бою с велико­
княж еской конницей они были неспособны.
«Полци ж е великого кн язя погнаша по них, колюще и секущ е и х...
Избьено ж е их бысть тода многое множ ество, самим бо глаголющим
яко дванадесять ты сячь изгибе их на боех тех, а изымали их руками
боле двою ты сячь...».
Ц ифры потерь, как и численность новгородского войска, велико­
княж еский летописец приводит со слов самих новгородцев. Эти циф­
ры в общ ем соответствую т друг другу, но, как уж е говорилось, сами
по себе не заслуж иваю т большого доверия — они сильно преувели­
чены, хотя и трудно сказать, насколько именно.
«А вой великого князя гонили по них двадесять верст, и тако възвра-
тишася от великия тоя истомы. Воевода ж е ... князь Данило и Федор Д а­
выдович ставш е на костех, сож даш ася с воинством своим...».
Н овгородская летопись дает свою версию сраж ения.
«И начаш а Новгородци вопити на больш их людей, который приеха­
ли ратью на Ш олону: “ударимся ны не”, каж до глаголюще. Я з человек
молоды и испротеряхся конем и доспехом».
Н епосредственно перед боем в новгородской рати проявилась со­
циальная рознь, чем косвенно подтверж дается сообщ ение о насиль­
ственном характере мобилизации «горчаров и плотников». «Молодые»
новгородцы, беднейш ая часть городского населения, не была способ­
на к длительному походу и стремилась к скорейш ему его окончанию.
Необходимо отметить важ ную деталь новгородского р ас ск а за— речь
в нем идет только о коннице. П еш ая рать в битве на Ш елони, по-види­
мому, не участвовала — она билась под Коростынью и Руссой.

'П С РЛ .Т . 25. С. 274-275.


Походы русских войск при Иване III 149

«М осквичам ж е до понедельника отлагающ им, бяш е бо неделя».


Это замечание новгородского летописца противоречит московским
данным и не м о ж ет быть принято: сраж ен и е произош ло именно в
воскресенье («неделю») 14ию ля вденьапостола Акилы, что подтверж­
дается сооруж ением соответствующ его придела к тогдашнему Успен­
скому собору в Кремле.
«И начаш а ся бити, и погнаш а Новгородци М осквичь за Ш олону
реку, и удариш ася на Новгородцев западная (засадная. — Ю .А .) рать
Татарове, и паде Новгородцев много, а иным побегоша, а иных поима-
ша, а инех в полон поведоша».
Расходясь в деталях, порою сущ ественных, все три наш их источ­
ника, относительно независим ы х друг от друга (псковский, москов­
ский и новгородский), рисую т картину полного разгрома новгородско­
го войска.
Н а расхож дениях следует остановиться подробнее.
В отличие от псковского и м осковского известия, новгородское
рисует бой состоящ им из трех этапов — переход м осквичей через
Ш елонь, атака их новгородцами и отступление их за Ш елонь, атака
новгородцев татарским засадны м полком и бегство новгородцев.
Н асколько правдоподобна эта версия? О сновная слабость ее —
упоминание о татарах. П о данным М осковской летописи, татар в вой­
сках кн язя Холмского и Ф едора Давыдовича не было — они шли во
втором эш елоне с князем И ваном Стригой О боленским.
Вторым слабым местом новгородской версии является отступление
москвичей обратно за Ш елонь, после чего, очевидно, следовал повтор­
ный переход ее и погоня за бегущ ими новгородцами. К артина этих
переходов взад-вперед через большую реку с войском в несколько ты­
сяч человек вы зы вает больш ое сом нение. Н а практике это едва ли
могло быть осуществимо. М ож н о допустить возможность контрудара
новгородцев, заставившего москвичей на какое-то время отступить, —
может быть, к самому берегу Ш елони. Но обратная переправа означа­
ла бы не что иное, как разгром москвичей новгородцами, что в корне
противоречит всем известиям, в том числе и новгородским. М осковская
версия хода сраж ения, в общем подтверждаемая псковской, представ­
ляется наиболее правдоподобной и в своих основных чертах сомнений
не вызывает.
О тсутствие документального характера не сниж ает ценности мос­
ковского рассказа, но свидетельствует о том, что сами по себе ведом­
150 Ю. Г. Алексеев

ственны е записи типа разрядны х как таковы е не проникаю т в л ето­


писное повествование.
Заслуж и вает внимания такая деталь, как возвращ ение на поле боя
после преследования бегущ его противника и стояние «на костях».
Д ревнерусская традиция соблю далась воеводами великого князя.
И так, основной результат Ш елонской битвы — разгром главных
сил Господина В еликого Н овгорода и пленение его руководителей.
Чем ж е был обусловлен этот реш ающий результат, фактически одним
ударом реш ивш ий и исход кампании, и судьбу самого Новгорода?
Н а стратегическом уровне быстрое выдвижение великокняж еских
войск к И льменю застало новгородцев врасплох и заставило наносить
разрозненны е контрудары. В ы движ ение главны х сил Н овгорода на
Ш елонь преследовало, по-видимому, цель нанести удар по псковско­
му войску и не допустить его соединения с москвичами. О браз дейст­
вий псковичей, заняты х осадой Вышгорода и не спеш ивш их навстречу
москвичам, давал благоприятны е возмож ности д ля атаки их главны­
ми силами новгородцев. Это могло случиться не позж е 17 ию ля (Выш-
город — примерно в двух переходах от места Ш елонской битвы).
П лан действий, предлож енны й князем Д анилой Холмским и Ф е­
дором Д авыдовичем, вполне облегчал новгородцам реш ение задачи
разгрома псковичей. О тход к Демону, у ж е начатый было воеводами,
подставлял псковичей под удар главных сил новгородцев.
В этих условиях директива великого князя, отданная им в Ставке
на озере Коломно 9 июля, имела реш аю щ ее значение. О на придавала
событиям совсем другой х о д — войска были направлены не на второ­
степенный, а на главный объект, и перед ними была поставлена важ ­
нейш ая стратегическая задача — не допустить разгрома псковичей.1
Т ак как в С тавке не могло быть точных данных о действиях псковичей,
директива исходила из собственной оценки обстановки великим кн я­
зем. Во всяком случае, директива от 9 ию ля отвечает наиболее сущ е­
ственному требованию военного искусства — видеть главную цель и

1От Коломно до Руссы, где, по-видимому, находились воеводы, примерно


150 верст, от Руссы до Шелони (устье Мшаги) — примерно 5 0 -6 0 верст.
Директива великого князя, отправленная 9 июля, могла быть получена воево­
дами 12-го числа; начав немедленный марш к Шелони, они могли достичь ее к
вечеру 13-го, т. е. накануне сражения. Это подтверждается источниками— в
частности, Псковской летописью.
Походы русских войск при Иване III 151

к ней стрем и ться — и о тр аж ает высокий уровень стратегического


мышления своего автора. Как три века спустя писал великий Р ум ян­
цев: «Искусство военное... состоит в одном том, чтобы держ ать всег­
да в виду главную причину (цель. — Ю. А ) войны ... П олководец... в
предмете имеет один главный пункт и к оному течет со всем устрем­
лением, поелику одолением оного опровергает все другие, от того за­
висящ ие».1
Победа на Ш елони — результат и итог всей стратегии И вана III в
кампании 1471.
О ценивая эту стратегию, А. К. Баиов видит ее характерны е черты:
— правильная оценка ф актора внезапности;
— стремление к крайнем у напряж ению своих сил и к ослаблению
сил противника;
— быстрая и правильная оценка обстановки;
— организация отрядов, соответствую щ ая их назначению;
— обеспечение связи м еж ду частями армии;
— постановка частны х задач, вытекаю щ их из общей идеи;
— строгий расчет во времени и пространстве;
— быстрота и реш ительность действий.12
Если в стратегическом отнош ении воеводы кн язь Холмский и Ф е­
дор Д авыдович были далеко не безупречны, то на тактическом уровне
действия воевод великого кн язя на Ш елони засл уж и ваю т высокой
оценки. У спеш ная переп рава вброд ч ерез больш ую реку на виду у
неприятеля делает честь их муж еству и глазомеру, а такж е боевым ка­
чествам их войска.
В бою проявилась тактика, выработанная москвичами в бесконеч­
ных схватках на ю жном рубеж е, и качественное превосходство мос­
ковского служ илого ополчения, состоявш его фактически из воинов-
профессионалов, над наспех собранной новгородской ратью. Победа
на Ш елони — победа нового над старым, великокняж еского служ и­
лого ополчения над удельно-городским.
В оенные дей ствия продолж ались. По словам М осковской л ето ­
писи, «вой ж е к н язя великого и после боя того воевали много и по
посады Н овогородцкые и до Н емецкого рубеж и, по реку Н ерову, и

1Пит. по: Клокман Ю. Р. Фельдмаршал Румянцев в период Русско-турец­


кой войны 1768-1774 гг. М., 1951. С. 176.
2 Баиов. С. 46.
152 Ю. Г. Алексеев

великое м есто зовомое Н овое С ело п оплениш е и п ож гош а».1 Речь


идет, очевидно, о д ей ствиях вели кокн яж еской конницы, рассы пав­
ш ейся по Новгородской земле, не встречая серьезного сопротивления
после разгрома главных сил Новгорода.
Гораздо больш ее значение имела реали заци я результатов битвы
на уровне главного командования.
«Воеводы великого кн язя мало отдохнув от того бою том и сождав-
ся с своими, послаш а к великом у князю Зам ятию с тою вестью, что
поможе им Бог, рать Новгородцкую побили. Он ж е пригонил к велико­
му князю в Яжелбицы, того ж е месяца Н уля 18 день, и бысть радость
князю великому и братии его, и всему воинству их, бе бо тогда у вели­
кого князя и царевич Д аниар и братия его, благоверныя князи Ю рьи и
Андреи и Борис, и бояре их, и все воинство их».*2
Это известие основано, очевидно, на походном дневнике. С тавка
переехала из Коломно в Я ж елбицы примерно на 100 верст на северо-
запад, ближе к театру военных действий. И з сообщения летописи вид­
но, что удельные князья и царевич Д анияр не ш ли со своими полками, а
находились в Ставке, под рукой великого князя. И х полками командо­
вали воеводы— под началом соответствующих воевод великого князя.
150 верст (по карте) от места Ш елонской битвы (устья М ш аги) до Яжел-
биц гонец покрыл за три дня (если он был отправлен на следующий день
после битвы). Реальная скорость его передвижения составляла, вероят­
но, не менее 6 0 верст в день, так как он ехал не по прямой.
Ставка следовала за войсками первого эшелона, находясь от них в 3 - 4
конных переходах. Это расстояние следует считать максимально допус­
тимым (если не чрезмерным) для оперативного управления войсками.
«А в ту ж е пору был у великого князя из Новагорода от нареченного
архиепископа и всего Новагорода Л ука К лементиев о опасе».
П олучив и звести е о Ш елонской битве, новгородские власти не­
медленно запросили мир. Н овгородская господа рассчиты вала, веро­
ятно, как и зимой 1456 г. после своего разгрома у Руссы, купить мир.
«Князь ж е великий дасть им опас и отпусти того с сели щ противу
Д ем она». Ставка, очевидно, переехала из Я ж елбиц на 50 верст к юго-
западу к Д емону, который, согласно директиве от 9 июля, осаж дали
войска верейско-белозерских князей.

‘ ПСРЛ.Т.25.С.289.
2Там же.
Походы русских войск при Иване III 153

«А князю М и хаи лу Андреевичи) и сыну его князю Василью воево­


ды Н овогородские, кои сидели в городке в Д ем ону, добили челом и
предаш ися на том, что их головами вы пустите, а о ином ни о чем не
стояти, а з города дали окупа 100 рублев Новогородских».
Капитуляция Д ем она была вызвана полной бесперспективностью
дальнейш его соп роти влени я. Р азгром главны х сил новгородского
войска предопределил судьбу всех новгородских крепостей, и на ход
событий это уж е почти не влияло.
«А от П скович прииде к великому князю в Ы гнатичи с Кузьмою
Коробьиным посадник М и ки та с тем, что П сковичи со всею землею
своею пошли на его служ бу...».' Это известие было получено уж е после
Ш елонской битвы. Д иректива о т 9 июля была д ана, когда псковичи ещ е
не выступили в поход. Направление на Ш елонь, на соединение с пско­
вичами было указано, исходя из наиболее целесообразного варианта
действий псковичей, которому сами псковичи отнюдь не следовали.
«Князь ж е великий посла к ним С авастьяна К уш елева да первого
посла их В асилья с ними с Полы реки».
«М есяца того ж е 24 день на память святы х великомученик Бориса
и Глеба прииде кн язь велики в Русу и туто повеле казн и те главною
казнью Н овгородских посадников за их и зм ен у за отступление... а
иных многих послал на М оскву, да велел их вметати в тюрму. А мел­
ких лю дей велел отпусти к Новугороду... А сам поиде оттуда ко Ил-
мерю озеру на усть Ш олоны. И прииде ту на место завомое М еж убе-
рег и Коростынь 27 в субботу».
Походный дневник здесь преры вается вставкой: «А в той ж е день
бой был воеводам великого кн язя с Д виняны». Это известие основа­
но на донесении воевод, полученном, естественно, значительно позж е
самого события. Вставка о бое на Д вине свидетельствует о позднейшей
летописной обработке походного дневника.
Сам ж е дневник продолжает свое изложение: «А в той ж е день (т. е.
вдень прихода великого князя на И льм ень.— Ю. А ) прииде к велико­
му князю на усть Ш олоны в судех озером Илмерем нареченный Феофил
с посадники и с тысяцкими и з житьими людьми со всех конець». Н ача­
лись мирные переговоры.
Ход переговоров излагается протокольно — вполне официальным
языком.

'Там же. С. 290.


154 Ю. Г. Алексеев

П оследняя сентенция — не дневниковая запись: «А зем ля их вся


пленена и пож ж ена и до моря. Не токмо бо те толко были, кои с великим
князем и з братьею его, но и изо всех земль их пешею ратью ходили на
них. А П сковская вся зем ля от себе их ж е воевали. Н е бывала на них
такова воина и как зем ля их стала».
Э м оциональны й характер этой зап и си резко отли чает ее от вы­
держ ек из походного дневника с их деловым фактологическим стилем.
Н есм отря на свою повышенную эмоциональность, запись о разо­
рении Новгородской зем ли отраж ает определенные реалии. Сакраль­
ный характер, приданный походу в защ иту православия, оборачивается
своей ж естокой, темной стороной. С ж и телям и Новгородской земли
поступают, как когда-то Ф илипп Август с еретиками-альбигойцами.
Д иссон ан с в этой картине — повеление взяты х в плен на Ш елони
«мелких лю дей... отпущати к Новугороду». Только здесь мож но увидеть
сознание единства Руси, понимание того, что новгородцы — хоть и
мятеж ники, но свои, русские, православные люди. Однако эту гуман­
ную акцию породило не только христианское милосердие, но и трезвый
политический расчет — стремление противопоставить рядовых нов­
городцев мятеж ному боярству, учет социальных противоречий в нов­
городской городской общине.
Заслуж ивает внимания известие о пешей рати «изо всех земель их».
Вероятно, здесь имеется в виду земское ополчение пригородов, тяну­
щих к Новгороду, но выступивших против него. Тяж елы й политический
кризис привел к распаду преж них традиционных связей, к росту анти-
новгородских настроений у ж ителей подвластных земель.
В у слови ях кри зи са н ач ал ся тотальны й распад всей социально-
политической системы Господина Великого Новгорода — и внутри го­
родской общины, и за ее пределами.
«А что послал кн язь великий С евастиана К уш елева противу Пско-
вичъ, и тот сретил их за Порховым, а они идут от своего городка от
Д упково, взяв из него б пуш ек, к Порхову. С евастьян ж е сказал им
великого кн язя здоровье да и победу над Новгородци, а им велел князь
великий борзее поити к Новугороду. П сковичи ж е из Порхова отпус-
тиш а С евастьяна к великому князю , а с ним послы св о я... С евастьян
с теми послы псковским и... приидош а к великому князю на усть ж е
Ш олоны нуля в 31 день, на заговенье О спож ного».1

1ПСРЛ.Т.25.С.291.
Походы русских войск при Иване III 155

О т Порхова до устья Ш елони Куш елев мог доехать не более чем за


два дня, следовательно, 29 ию ля псковичи были ещ е в П орхове. 30
верст от взятого ими Вышгорода до Порхова псковичи шли две неде­
ли. Фактически они стояли на месте, разоряя окрестности. Понятно не­
терпение и понукание со стороны великого князя.
П олучив директиву идти к Новгороду, псковичи, наконец, пошли
«борзее». «И не дош ед Новагорода за 2 0 верст, стали у Спаса на М и ­
лице». Н е участвовавш ее в боях и сохранивш ее все свои силы псков­
ское войско могло быть использовано как средство давления на нов­
городцев на мирных переговорах.
Вслед за С евастьяном Кушелевым и псковскими послами, к вели­
кому князю «туто ж е на усть Ш олоны» явились «князь Василий Ф едо­
рович Ш уйский, воевода Псковский, с посадники и лучш ими людьми».
Они были вызваны, вероятно, для участия в переговорах с новгород­
ской делегацией.
Новгородская летопись, рассказав о Ш елонской битве, сообщ ает
о мерах, принимаемых руководством Новгорода для спасения города.
Важнейш ей мерой была отправка послов в Л итву, «чтобы король всел
на конь за Новгород». Р ечь ш ла о реализации договора с Казимиром,
только что заключенного, но ещ е не ратифицированного. П осол ехал
«кривым путем» — прямой путь в Л и тву ш ел через зем ли Господи­
на Пскова. Н о ливонский магистр («местер») отказался пропустить
посла, и он вернулся обратно.1В связи с этим, нельзя не отметить, на­
сколько своевременно был начат поход на Новгород и насколько важ ­
но было участие в войне Господина Пскова, отрезавш его Новгород от
его союзника.
М еры по непосредственной обороне города заклю чали сь в со ж ­
жении всех посадов около Новгорода. С ож ж ены были и монастыри:
Зверинский, А нтонов на П оляне, Ю рьев, Р ож д ества Х ристова на
Поле, а такж е Городище.
Б ы ла учреж дена караульная служ ба: «сторож а много по граду и
по каменным кострам (б аш н ям .— Ю .А ) на переменах день и нощь».
Эти меры необходимо признать целесообразными; они свидетельст­
вуют о намерении всерьез защ ищ ать город.
Однако тут ж е летописец замечает, что «разделиш ася людие: овии
хотяху за кн язя (вели кого.— Ю .А ), а инии за короля за литовского».

1Там же. Т. 4 .4 .1 . С. 447.


156 Ю. Г. Алексеев

В нутреннее разобщ ение новгородского о б щ ества— коренной источ­


ник слабости великого города — преодолено не было.
«И много бысть Новгородцем пагубы, и хлеб дорог, и не бысть ржи
на торгу... ни хлеба, только пшеничный хлеб, и того по оскуду». Н а­
чался голод, от которого, естественно, страдала беднейш ая часть го­
рож ан. У си ли вал ась соц и ал ьн ая рознь: «И бы сть на лутчи и люди
молва, яко те приведош а великого кн язя на Новгород». В условиях
нарастаю щ его политического кризиса появились предатели-перевет-
ники: «А переветника Упадыша Новгородци казниш а, зане ж е перевет
держ ал на Новгород и хотел зла В еликому Новугороду с своими еди-
номысленниками: 5 пуш ек ж елезом заколачивал».
Но на Коростыни уж е шли переговоры о мире, и мир был заключен,
и «даша князю великому Новгородци пол ш естенадцать ты сячи Руб­
лев. ..». П ораж ение Н овгорода— закономерное следствие эгоистиче­
ской политики боярской олигархии, «а вся то Б огу попущ аю щ у грех
ради наш их».1
Кампания 1471 г. была закончена.
«Стоял туто на едином месте князь велики 11 день, управляя ново-
городцев, и пож аловал их, дасть им мир на своей воле, как сам въос-
хоте...».
Следует последняя запись в походном дневнике за 6979 г.: «А князь
велики И ван Васильевич, Володимерьски и Новогородски и всеа Руси
сам одерж ец възвратися оттуду к М оскве с победою великою месяца
Августа 13» (т. е. выступил в обратный путь). С толица встречала его
в первый день нового 6980 (1472) г.1 2
Походный дневник, приведенны й в М осковской летописи, дает
возмож ность составить довольно полное представление о движ ениях
и дей стви ях великого к н я зя в ходе кам пании 1471 г. Эти и звести я
позволяю т проследить важ ны е черты деятельности главного коман­
дования.
С тратегический план, выработанный до начала кампании, т. е. не
позднее второй половины м ая, предусм атривал нанесение одновре­
менных ударов по нескольким операционным направлениям .3

1ПСРЛ. Т. 4. Ч. 1. С. 447
2 Там же. Т. 25. С. 292.
3 «Основная идея плана... охватить Новгород с запада, юга и востока... за­
ставить новгородское командование разбрасывать свои силы» (Разин. С. 313).
I
Походы русских войск при Иване 111 157

I Главные силы (оперативная группа кн язя Холмского) ш ла прямо


|к Новгороду по кратчайш ем у пути через Руссу. О перативная группа
|к н язя Стриги О боленского прикрывала эту операцию с востока, дви-
fгаясь по М ете и отсекая Новгород от его северо-восточных владений.
В еликокняж еский полк составлял резерв главного ком андования и
шел позади первого эш елона в общем направлении на Руссу.
П сковская рать долж на была нанести удар с западного направле­
ния по кратчайш ему пути к Новгороду, отсекая его одновременно от
потенциальных сою зников — Л итвы и Ордена.
Н а северном стратегическом направлении д ей ствовала судовая
рать с задачей овладения новгородским Заволочьем.
Главной целью кампании ставился полный разгром противника в
кратчайш ий с р о к — до того, как в войну смогут вступить потенциаль­
ные сою зники Новгорода и противники М осквы — Л итва, О рден и
Орда.
Задача быстрого разгрома противника на основном операционном
направлении могла быть реш ена только конным служ илы м ополче­
нием, способным в кратчайш ий срок покрывать больш ие расстояния,
т. е. способным к стратегическому маневру на театре военных дейст­
вий. Группа Холмского продемонстрировала эту способность быст­
рым взятием Руссы и последовательным разгромом двух новгородских
пеших ратей, переброш енны х через Ильмень. О ш ибочное движ ение
к Д емону не имело сущ ественного значения — по директиве главно­
го командования войско было направлено быстрым марш-маневром
кШ елони.
Главное командование управляет войсками посредством директив,
ставя им конкретны е задачи (направления движ ений и действий), но
не предписывая способа реш ения их. Воеводам предоставляется ши­
рокая инициатива на тактическом уровне.
Главной задачей считалось реш аю щ ее пораж ение противника —
разгром его войска и выход на подступы к его столице.
Имея в виду главную цель кампании, овладению отдельными пунк­
тами, не леж ащ им и на основном операционном направлении, не при­
дается сущ ественного значения.
Главное командование стремится организовать оперативное взаи­
модействие московских и псковских войск, пы таясь преодолеть пас­
сивность и узость мы ш ления псковского командования. Бросается в
глаза сущ ественное отличие в характере боевы х действий велико­
158 Ю. Г. Алексеев

кн яж ески х и псковских войск. И м ея относительную сам остоятель­


ность, командование псковскими войсками ориентирует их на реш е­
ние частны х, второстепенны х задач, упуская из виду главную цель
кампании и ставя свои войска под угрозу пораж ения. В этих условиях
директива от 9 ию ля сыграла реш ающую роль.
Д л я оценки особенностей кампании 1471 г. целесообразно срав­
нить ее с предыдущими походами на Новгород. Н аибольш ее значение
имеют в этом смысле ближ айш ие по времени походы: 1386 г. Д митрия
Донского и 1456 г. В асилия Темного (поход 1 4 4 0 /1 4 4 1 гг. почти не
отраж ен в источниках).
Сравнение походов 1386и 1456 гг. позволяет проследить как обшие
черты, так и отличия их друг от друга.
О бщ ей чертой является выбор времени для похода — зима, когда
болота и озера зам ерзли и не представляю т сущ ественной преграды
для наступаю щ их войск. Это позволяет, в принципе, двигаться к Н ов­
городу крупными силами по кратчайш ему пути в общ ем направлении
на обход озера Ильмень с востока с выходом в долину М еты в ее н иж ­
нем течении. О перационная л ин и я Д митрия Д онского в д етал ях не
известна, но к Н овгороду он подош ел с востока, создав угрозу про­
рыва к Ж и л о ту гу . О п ерац и он н ая л и н и я В аси л и я Тем ного ш ла от
Т орж ка на Д ем ьянск (Д емон) и далее на Я ж елбицы , приближ аясь к
низовьям М еты с возможностью обхода оз. И льмень с востока. Этот
путь был, по-видимому, н аиболее удобным д ля д ви ж ен и я крупных
масс войск. О сновная торговая ком муникация Н овгорода ш ла при­
мерно по этой ж е линии на Торжок.
Общ ей чертой обоих походов было личное руководство со сторо­
ны великого князя, который ш ел вместе с войсками. В этих условиях,
очевидно, не было необходимости в составлении сколько-нибудь раз­
витой документации по управлению войсками и в сущ ествовании ор­
гана, ведающего этой документацией. Реш аю щ ую роль, видимо, игра­
ли устные распоряж ения великого князя, передаваемые через гонцов.
По-видимому, в обоих случаях вели кокн яж ески е войска ш ли по
одному направлению , выделяя силы д ля охраны операционной линии
и для опустош ения местности. О тличием похода В асилия Темного
является выделение «изгонной рати» для набега на Р у с с у — крупный
экономический и политический центр Новгородской земли, но не д ля
овладения и удержания его какбазы для дальнейшихдействий, а только
для опустош ения и захвата добычи. О днако не исключено, что целью
Походы русских войск при Иване III 159

такого набега могло быть так ж е ж елан и е выманить новгородцев из


города и принудить к сраж ению в открытом поле.
Бой под Руссой, единственное за весь поход боевое столкновение
в открытом поле, — главное отличие похода 1456 г. от похода Д митрия
Донского.
Конечной целью обоих походов было вынудить Н овгород к при­
нятию требований великого князя. В Обоих случаях речь ш ла о круп­
ных денеж ны х выплатах. Но если в первбм случае дело, по-видимому,
этим и ограничивалось, то во втором случае новгородцам были предъ­
явлены известные политические требования, в какой-то мере усили­
вавшие зависимость Господина Великого Новгорода от великого кня­
зя. Впрочем, политические результаты Я ж елбицкого мира обычно
сильно переоцениваю тся в литературе.
М ож н о сказать, что стратегия и характер управления войсками в
обоих великокняж еских походах были примерно одинаковыми.
О днако состав великокняж еского войска за 70 лет изм енился —
повысилось значение и удельный вес конного служилого ополчения,
которое, по-видимому, составило главную силу войск В асилия Темно­
го. Это позволило значительно увеличить темп движ ения и дало воз­
можность ставить перед войсками новые оперативны е задачи. Если
ратям Д м итрия Донского (включавшим, по-видимому, большое коли­
чество земского пеш его ополчения) д ля выхода к Н овгороду потре­
бовалось около 50 дней, то войско В асилия Темного уж е на третьей
неделе похода о казал ось на дальних подступах к городу. Н али чие
многочисленной конницы (вполне возможно, с участием контингента
вассальных татарских царевичей) позволило провести глубокий рейд
в стороне от главного операционного направления и добиться такти­
ческого успеха, ф актически реш ивш его исход всей кампании. В бою
под Руссой была применена новая тактика конного боя, отработанная
в борьбе на Берегу с татарами и в значительной мере заимствованная
у них. В пользу относительной новизны этой тактики говорит тот факт,
что для новгородцев она оказалась неожиданной.
Таким образом, походы 1386 и 1456 гг., несмотря на свои различия,
отражают в принципе один и тот ж е подход к постановке и реш ению
стратегических задач и организации командования.
Что касается Господ ина Великого Новгорода, то здесь в 1456 г. при
сохранении преж ней военной системы мож но наблю дать два новых
момента. Во-первых, это новая постановка стратегической задачи.
160 Ю. Г. Алексеев

В отличие от кампании 1386 г., новгородские войска не ограничивают­


ся подготовкой к обороне своего города, но проявляю т стремление к
активным действиям д ля защ иты территории и важ ны х ее пунктов от
действий враж еских войск. Эта готовность к защ ите своей территории
и к бою в открытом поле не соответствовала реальным возможностям
новгородского войска, что привело к гибельному д ля новгородцев бою
под Руссой, в котором ясно проявилось организационно-тактическое
преимущ ество великокняж еских войск. В обеих кампаниях новгород­
цам не удавалось создать единого достаточно эф ф ективного ком ан­
дования и управления войсками. Н о если в оборонительной кампании
1386 г. этот недостаток был не очень заметен, поскольку компенсиро­
вался тактическими преимущ ествами войск, оборонявш их укреплен­
ный город, то в 1456 г. при попы тке активны х действий недостаток
организации и командования проявился в полной мере и стал сущ е­
ственной, хотя и не единственной, причиной разгрома новгородцев в
бою в открытом поле.
Вторым новым моментом является обращ ение за помощью к Гос­
подину П скову, т. е. попы тка создан и я коали ц ии против великого
князя. В 1386 г. этот момент, по-видимому, отсутствовал— во всяком
случае, о нем нет никаких известий. О бращ ен ие запоздало — хотя
П сков вы разил готовность вступить в войну на стороне Новгорода,
его помощь была уж е не нуж на. Отсюда вы текает, что выступление
великого к н язя против Новгорода, темп и характер операции были
для новгородских властей н еож иданны м и— своеврем енны х мер для
создания антивеликокняж еской коалиции принято не было. П олити­
ка новгородских властей оказалась неэф ф ективной, что, наряду с не­
достатками военной организации, было причиной пораж ения.
По сравнению с походами 1386 и 1456 гг., кам пания 1471 г. имеет
ярко вы раж енны е характерны е особенности.
В ременем д ля нее было выбрано лето — исходя из политических
и стратегических соображ ений. В отличие от походов Д м итрия Д он ­
ского и В асилия Темного, И вану III приходилось действовать в весьма
слож ной международной обстановке и считаться с реальной опасно­
стью войны на нескольких направлениях. Господин Великий Новгород
заклю чил сою з с королем Казимиром, и вмеш ательство короля было
вполне возможным, как и удар в тыл со стороны хана Ахмата. В этих
условиях реш аю щ ее значение приобретал ф актор времени — кампа­
ния д олж на была начаться как м ож но раньш е и быть скоротечной.
Походы русских войск при Иване III 161

Целью кампании было не наказание Новгорода, не получение кон­


трибуции, а реш ение принципиального вопроса о сохранении Н овго­
ро д а в составе Русской зем ли и тем сам ы м — политическом единстве
^Русского государства. Д ости ж ен и е этих целей требовало реш итель­
н о го разгрома противостоящ их сил, и притом на всех направлениях,
p ie компромисс, а реш ительн ая победа — вот что было главной за­
дачей кампании.
I С тратегический план сущ ественно отличался от планов походов
1 386 и 1456 гг. Наступление на двух стратегических направлениях —
новгородском и северо-дви н ском — одна из основны х черт этого
плана. П ри этом н аступ л ен и е на главном — новгородском — н а­
правлении велось двум я относительно самостоятельны ми оператив­
ными группами при нали чи и общ его резерва. В эти х услови ях н е­
обходима бы ла о р ган и зац и я главного ком ан дован и я, способного
руководить оп ерати вны м и группам и п утем д и ректи в, что, в свою
рчередь, требовало создания аппарата управления войсками. Великий
князь ш ел в поход во главе второго эш елона, составляю щ его резерв
главного командования. О н впервые вы ступает в походе в новом ка­
честве — главнокомандую щ его, руководящ его войскам и ч ерез со­
ответствую щ ий аппарат. Главное ком андование обесп ечи вает (по
крайней мере, стрем ится обеспечивать) взаимодействие с союзными
псковскими войсками — война против Н овгорода носит коалицион­
ный характер.
Основным средством для реш ения конкретны х оперативно-такти­
ческих задач на главном направлении было конное служ илое ополче­
ние. И менно оно обеспечивает возм ож ность ш ирокого и глубокого
маневра и быстрого сосредоточения сил на н уж ны х направлениях.
Конное служ илое ополчение 1471 г. — дальнейш ее развитие тех на­
чал, которые проявились в походе 1456 г. В 1471 г. это ополчение ре­
шало ещ е более слож ны е и масш табны е задачи.
Если в оперативно-стратегическом отнош ении кам пания 1471 г.
является новым словом в военной истории России, то в тактическом
плане сраж ение на Ш елони отличается от боя под Руссой, главным
образом, своим больш им масш табом. Т актика московской конницы
была уж е отработана, тактика новгородской— осталась без изменений.
М ож но сказать, что кам п ан ия 1471 г. на главном нап равлен ии —
это соревнование двух военны х систем, старой общ инно-вечевой и
новой княж еско-служилой, с реш ающ им преимуществом второй.
162 Ю. Г. Алексеев

О днако военная система великокняж еской М осквы опиралась не


только на служ и лое ополчение.
Х арактерной чертой кампании 1471 г. является наличие самосто­
ятельного северного стратегического направления.
Заволочье (Д вин ская зем ля) представляла особую ценность для
Господина Великого Новгорода. П опытка Д винской зем ли отлож ить­
ся от Новгорода в 1 3 9 7 -1 3 9 8 гг. вы звала карательную экспедицию во
главе с посадником Тим оф еем Ю рьевичем , которая подвергла З а ­
волочье беспощ адному разгром у.1Готовясь к походу 1471 г., великий
князь отправил на Д ви н у воевод В асилия О бразца и Бориса Слепца
Тю тчева12 с устю ж анами и вятчанами.
Собы тия на северном театре войны освещ ены почти во всех рус­
ских летописях.
В еликокняж еская летопись, сообщив об отправке 31 мая Василия
О бразца и Бориса Слепца, соответственно, на Устюг и на Вятку, воз­
вращ ается к этому сю ж ету после описания событий на главном театре
войны — Ш елонской битвы и прибытия великого кн язя на Ильмень,
«на место, зовомое М еж уберег и Коростыни, 27 [июля] в суботу. А в
той ж е день бои был воеводам великого кн язя с Двиняны». Д ал ее сле­
дует киноварный заголовок «Бои на Двине» и текст: «Василью Ф едо­
ровичу Образцу, а с ним Устю жане да и прочий вой, да Борису Слепцу,
а с ним Вятчане».
«А был им бой на Д вине с князем Васильем Ш уйским, а с ним За-
волочане все и Д виняне. Бы ло ж е с ним рати 12 ты сяч, а с великого
кн язя воеводами было рати 4 ты сячи без 30 человек. Бы сть ж е бой им
вышед из суд обо пеши, и начаш а ся бита о третьем часе д ни того биши
ж е ся и до захож енья солнечного, и за руки емлю щ е сечахуся. И зна­
мя у Д ви н ян выбиша, а трех знаменщ иков под ним убиш а, убили бо
первого, ино другой подхватил, и того убили, ино третей взял, убив­
ши ж е третьего, и знам я взяш а. И так Д ви н ян е възм ятош ася, и уж е к
вечеру одолеш а полци великого кн язя и избиш а множ ество Д винян
и Заволочан, а инии истопош а. А кн язь их ранен вкинулся в лодку
у б еж е на К алмогоры , многих ж е и рукам и изним аш а. П отом ж е и
градкы их поимаш а, и приведош а всю зем лю ту за великого князя.

1ПСРЛ. Т. 4. Ч. 1. С. 383; Новгородская Первая летопись (далее— НПЛ)


С. 389-393.
2 ПСРЛ. Т. 25. С. 290.
Походы русских войск при Иване III 163

Убиша ж е тогда кн язя великого рати 50 В ятчанинов, да У стю ж анина


одного, да Борисова человека Слепцова М игуна, а прочий вси Богом
сохранени быш а».1
Это известие дословно повторено в летописях великокняж еского
цикла — Вологодско-Пермской, Спасо-Прилуцкой, Уваровской, Вос­
кресенской, Никоновской, а такж е в Холмогорской летописи. В Сокра­
щенных сводах дается краткое известие с неверной д ато й — 20 июля.
В основе и звести я М осковской летоп и си , по-видимому, л е ж и т
официальное донесение воевод, подвергш ееся обработке в составе
летописного повествования.
И звестие содерж ит ряд важ ны х реалий: точную дату события, точ­
ное число участников боя, довольно подробно описывает ход боя, его
результат и конечное следствие.
Данные о численности войск и о потерях в бою вызывают сомнения.
Собрать 12-тысячную рать в малонаселенном Северном крае едва ли
было возможно. Д ля выставления такого числа ратников нужно было,
по крайней мере, 4 0 - 5 0 тыс. дворов. Д л я перевозки этой рати нужно
было примерно 400 речных судов — насадов или ушкуев (считая сред­
нюю вместимость такого судна в 30 человек). Думается, что число вои­
нов, сражавш ихся под командой князя Василия Ш уйского, сильно пре­
увеличено — возможно, в несколько раз.12 Более правдоподобно число
ратников великокняж еских воевод. В походе судовой рати на Казань в
1469 г. участвовало примерно 1 ,5 -2 тыс. человек, устюжан и вологжан,
с добавлением вятчан эта цифра могла быть сильно увеличена.
Еще больш ее сомнение вызы вает цифра потерь великокняж еской
стороны, приводим ая оф ициальны м летописцем . В ож есточен ном
рукопашном бою, дливш ем ся целый день, было убито всего несколь­
ко десятков человек из 4 тысяч. Если бой был действительно таким,
как его описывает летопись, потерь великокняж еских войск долж но
было быть гораздо больше.
В Типографской летописи излож ение событий на северном теат­
ре начинается с похода на Кокшенгу: «Князь Андрей М еньш ой посла

1Там же. Т. 25. С. 290.


2 Для сравнения можно напомнить, что в 1398 г. в походе на Заволочье
новгородские посадники вели с собою 3 тыс. воев, и это было большое войско,
которое разгромило и разорило всю Д винскую землю (ПСРЛ. Т. 4. Ч. 1. С. 383;
НПЛ. С. 389-393).
164 Ю. Г. Алексеев

воеводу своего С ем ена Ф едоровича С абурова с своими лю дьми на


Кокш енгу... многие погосты и села повоеваш а, и множ ество полону
вземш е».1
Этого и звести я нет в других летописях, но в целом оно довольно
правдоподобно. Оно отвечает на вопрос, возникаю щ ий при перечис­
лении войск, отправленных в поход против Новгорода. В составе этих
войск отсутствуют вологж ане— люди кн язя Андрея М еньшого. Впол­
не возможно, что они и были отправлены на Кокшенгу во главе с вое­
водой своего князя.
В торая особенность — «князь... В асилий Ш уйский со всеми Заво-
лочаны собрався и повде к Устюгу и множество, 12 тысяч, с ним Ново-
городцев».
По точному смыслу известия получается, что наступление на се­
верном направлении начали войска кн язя Ш уйского.
«В ту ж е пору, егда князь великий беш е в Новегороде, Василий ж е
[Образец] и Борис [Слепец], с едиными Устю жаны, 4000 без 30, и Вят-
чане прицдоша противу им, и сретош ася на Д ви н е в судех, и выидоша
обои из судов на брег. И бысть м еж у ими бой и сеча зла. И помож е Бог
и П речистая Богородица воеводам великого князя, и погнаш а Устю­
ж ан е и Вятчане, а Новгородцы побегоша, и множ ество их изсекоша.
И воевод их больш его Д винского И гн ата К аш ина ту убиш а и иных
многих ж ивы х поимаша. Князь ж е Василий утече стрелян и мало с ним
Новгородцев, в суды вметався, утече, инии ж е в реце истопоша. Устю­
ж ане ж е и Вятчане идоша на Д винские городки и погосты и множество
городков и погостов и сел поимаша и полону много взем ш е.. ,».12
С вязь известия Типографской летописи с М осковской очевидна,
очевидны и отличия. Типографская не приводит цифры потерь вели­
кокняж еских войск, не сообщ ает подробностей боя, но зн ает имя уби­
того «большого воеводы» двинян, говорит о «многих истопоша», что
позволяет предполагать бой на воде.
«Словеса избраны», содерж ащ иеся в несколькихлетописях (Новг.
IV по списку Дубровского, Соф. II), даю т свою редакцию событий на
Д вине. «Князь Василий Ш уйский, слуга В еликого Новгорода, сослав-
ся с Заволоцкою зем лею и с Корельскою, собрався многими людьми.

1ПСРЛ. Т. 24. С. 191. Тот ж е текст см. в Софийской II летописи (ПСРЛ.


Т. 6. Вып. 2. Стб. 175).
2 Там же. Т. 24. С. 192; Т. 6. Вып. 2. Стб. 176.
Походы русских войск при Иване III 165

да приходил на них ратми. И билися с ним ступным боем великим на


воде в судех да пеш а на сухе, а биш ася от утра и до ночи, и помож е
Бог воеводам великого князя, Василию Федоровичи) и его товарищом,
а п о б и т а на том бою Новогородцев много зело, а инех руками пои-
маша. Тако бо у ж е от великия истомы бою их яко оклячивш е сташ а
муж ие Новгородци, не могущ е ни рукою дви н ута, ниж е главу свою
обратити. А самого князя их на том суйме стрелою уязвиш а, и похва-
тивш е его лю дие скоро в судне отвезош а еле ж и в а сущ а. А городы
Двинские огнем пожгош а, а землю их вывоеваш а».1
Р ассказ «Словес» близок известию М осковской летописи и вос­
ходит к нему или его источнику, представляя собою дальнейш ую ли ­
тературную обработку воеводского донесения. Здесь нет даты , нет
цифр, нет подробностей боя. Зато красочно описывается «изнемож е­
ние» новгородцев. Единственная новая реалия — бой на воде в судах,
наряду с пешим боем на суш е. Заслуж и вает внимания такж е упоми­
нание о корелянах.
Е рм олинская летоп и сь приводит свою редакцию известия: «Ве­
ликого кн язя воеводы Василий Ф едорович О бразец да Борис Тютчев
Слепец, а с ними У стю ж ане, да В ологж ане, да В ятчане приш ли на
Двину в судех. И срете их кн язь Василий Васильевич Суздальский со
многою силою Новогородскою и со всеми Д виняны в судех ж е. А обо-
славш еся м еж ь себе излю биш а выш ед на берег битися, и бысть им
бой велик зело, и п о б е д и т а кн язя В асилья, и Н овогородцкую силу
побили, мало их осталось, а князь Василий утече, везде бо Б ог помо­
гайте великому князю за его исправление».12
Е рм олинская летоп и сь п роявл яет зави си м ость от М осковской,
опуская дату, цифры и подробности боя, но добавляя одну любопыт­
ную деталь: предварительное соглаш ение о бое на суше.
У стю ж ская летопись так ж е содерж ит известие о событиях в Заво-
лочье:«.. .велел князь великий наместнику устю ж скому Василью Ф е­
доровичи) О бразцу воевати Д винскую землю. О н ж е поиде с устю жа-
ны и вятчаны на Д ви н у ратью в судех. И встретил их князь Василий
Васильевич Ш уйский да В асилий М икифорович воевода двинский со
много силою двинскою и печерскою, да с ними шылники из Новаго-
рода. И бысть им бой на речке на Ш иленге. И биш ася обои, крепко

1Там же. Т. 4 .4 .1 . С. 512.


2 Там же Т. 23. С. 159.
166 Ю. Г. Алексеев

поводяся. И учаш а битися на четвертом часу дня, биш ися и до вечера,


и паде двинян, и шилников, и печерян бесчисленно множество, и устю­
ж ан 5 человек. И при вечере помож е Б ог воеводе великого кн язя Ва-
силью Федоровичи) О бразъцу с устю ж аны, а князь Василей Ш уйской
и В асилий М икиф оровичь побегош а к Новугороду. Бы сть ж е сий бой
месяца ию ля в 27 день, на память мученика П антелеймона. В езде бо
Б ог помогаше государю за его правду».1
И звестие У стю ж ской летописи, как и других летописей велико­
княж еской ориентации, связано с официальным рассказом. Оно опус­
кает некоторые подробности боя, но содерж ит новые реалии. Василий
Ф едорович О б разец назван «наместником устю жским»; говорится о
новгородских «шильниках» как участниках боя, точно названо мес­
то боя — речка Ш иленга. Зато здесь не упоминается второй велико­
княж еский воевода, Борис Слепец, стоявш ий во главе вятчан, — все
внимание приковано к устю ж скому наместнику. М ож н о думать, что
известие великокняж еской летописи или ее источника было известно
устю ж анину и положено в основу его рассказа. Н о у него была и собст­
вен ная инф орм ация, вероятно, от устю ж ан — участников боя, что
позволило уточнить состав войск противника и определить место боя.
Р ечки Ш иленги на теп ереш н их картах (и в А тласе М ар к с а ) не
обозначено. О ней нет сведений и в Книге Больш ому Ч ертеж у. Н о в
у казател е волостей М . М . Богословского упом инается Ш иленская
волость, располож енная на Д вине, выше Осиповской. О сиповская ж е
волость, село Слободское-Осиповское, находится выше устья Ваенги,12
а Ваенга впадает в Д вину с правой стороны в 60 верстах н и ж е устья
Ваги.3 Ш иленская волость была н и ж е устья Ваги, но выш е устья Ва­
енги (на карте Богословского Ш иленское помещено выше устья Ваги).
Здесь, вероятно, и произош ел бой 27 ию ля 1471 г.
Таким образом, все источники московской ориентации находятся
в той или иной степени зависимости от донесения великокняж еских
воевод, отраж енного в М осковской летописи, но отходят от него в
деталях. Все источники рисуют одну и ту ж е картину ожесточенного
боя, полного поражения новгородской стороны и разорения Заволочья.

1ПСРЛ. Т. 37. С. 92-93. В списке Мацеевича— то же известие с некото­


рыми сокращениями (Там же. С. 47).
2 Богословский М. М. Земское самоуправление на русском Севере. Т. 1
Прим. С. 62.
3 КБЧ. С. 165.
Походы русских войск при Иване III 167

Судя по месту боя, следует отвергнуть версию Типографской летописи


о том, что боевые действия начались с похода войск князя Ш уйского
на Устюг. Скорее всего, наступление начали великокняж еские войска,
которые до встречи со своими противниками продвинулись далеко вниз
по Двине.
Новгородская версия событий отраж ена в Строевском списке Новг.
IV летописи.
Ещ е в 6978 г., т. е. до 1 сентября 1470 п, за два месяца до приезда в
Новгород князя М ихаила Олельковича, «поехал князь Василий Василь­
евич за Волок с воеводою Новгородским с Василием М икифоровичем».1
Это важ ное сообщ ение мож но рассматривать как признак подготовки
к войне с великим кн язем — начало приведения в оборонительное
состояние северных владений Великого Новгорода.
Под 1 4 7 0 /1 4 7 1 (6979) г., рассказав о начале войны, Ш елонской
битве и подготовке города к обороне, летопись далее сообщает: «В то
же время князь великий Иван Васильевичъ посла рать свою за Волок,
и князь Василей В асильевичъ и воевода заволоцкий Василий М ики-
форовичъ изыдоша противу со своей ратью и с Заволочаны и с печеря-
ны, и сступивш имся им на ратный бой. И паде многое множество с обе
половины. А Д ви н ян е не тягнуш и по князе по В асилье В асильевиче
и по воеводе по Васильи по М икифоровиче, и ш естники измогоша, и
Заволочан посекоша, и Д ви н ян иссекоша. А кн язя Василья Василье­
вича и воеводу Васильа М икифоровича Богублю де, и приехаша в Н ов­
город в мале дружине».
Новгородский источник вполне подтверж дает сведения, содерж а­
щиеся в памятниках московской ориентации, но добавляет интересные
детали. Д виняне «не потягнуша» за новгородского кн язя и его воево­
ду, и это было, вероятно, одной из главных причин пораж ения новго­
родцев. И зм ена двинян или, во всяком случае, их нестойкость в бою,
может быть об ъяснена общ ими чертам и новгородско-двинских от­
ношений. К ак известно, ещ е в 1397 г. Заволочье пыталось отделиться
от Господина Великого Новгорода и перейти под власть великого кня­
зя М осковского. Это вызвало карательную экспедицию новгородцев
и ж естокие казни м ятеж ников.*2 Однако коренные, внутренние при­
чины конфликта с северной провинцией устранены, по-видимому, не

'П С Р Л .Т .4.Ч . 1.С.446.


2 НГШ. С. 389-393; ПСРЛ. Т. 4. Ч. 1. С. 383.
168 Ю. Г. Алексеев

были. М о ж н о предполагать, что в основе этого конф ликта леж ал о


неравноправие Д винской зем ли с ее метрополией, полож ение «при­
города», всецело подвластного городской общ ине (ф актически — бо­
ярской элите) столичного центра. Во всяком случае, удерж ать в своих
руках Заволочье в кампании 1471 г. новгородцам не удалось, несмотря
на длительную подготовку и мобилизацию крупных сил.
Какие ж е контингенты участвовали в боевых действиях на Севере?
Н а стороне новгородцев сраж ались (плохо или хорошо) двиняне и
заволочане, что упоминается во всех летописях. Видимо, меж ду этими
контингентами была разница. Кроме того, упоминаю тся печеряне и
кореляне. Готовясь к войне на Севере, новгородские власти провели,
видимо, своего рода тотальную мобилизацию, призвав под свои знаме­
на язы ческие племена отдаленных окраин. Однако крупной роли эти
контингенты, видимо, не сыграли — в составе комбатантов на Двине
они не упоминаю тся ни в московских, ни в новгородских известиях.
Реш аю щ ую роль играли двиняне и заволочане— все известия говорят
именно о них.
Н а стороне великого кн язя сраж ались устю ж ане и вятчане. Устю­
ж ан е шли в поход со своим «наместником», как его назы вает У стю ж ­
ская летопись. Василий Ф едорович О бразец, таким образом, сочетал
в своем лице военную и административную власть.
Н аибольш его внимания заслуж ивает участие вятчан. Как уж е от­
мечалось, ещ е в 1469 г. вятчане были далеко не лояльны по отношению
к великому князю. Н о в 1471 г. все было иначе. 31 мая на В ятку был
послан Борис Слепец Тютчев — очевидно, под нимать в поход земское
ополчение. Но независимоот этого произошло событие, представляющее
особый интерес.
В ел и ко кн яж еская летоп и сь пом ещ ает и звести е об этом в конце
рассказа о кампании 1471 г.: «А того ж е лета В ятчане ш ед суды Вол­
гою на низ, взяш а Сарай, много товара взяш а, и плен много поимаша.
Слыш евш а се Т атарове Больш ие Орды, п онеж е близ ту кочевали за
один день, и тако многое их множество, поидоша переимати их. И по-
имавш е суды, и всю Волгу заступиш а суды своими, хотящ е их пере­
бита. О ни ж е единако пробиш ися сквозь их и уидош а со всем. А под
Казанью тако ж е хотеш а п ерен ята их, и тако проидош а мимо тех со
всем в землю свою».1*

*ПСРЛ.Т.25.С.291.
Походы русских войск при Иване III 169

В Типографской летописи известие о битве вятчан помещ ено до


рассказа о бое на Д ви н е — сразу после сообщ ения о походе С емена
Сабурова на Кокшенгу.
«Того ж е лета, в ту ж е пору, идоша В ятчане Камою на низ и в Вол­
гу в судех, и ш едш е взяш а град царев С арай на Волзи, и множ ество
Татар изсекош а, ж ен ы ж е и х и дети в полон поимаша, и множ ество
полону вземш е. В озвратиш ася Татарове ж е К азаньскии переняш а их
на Волзе. В ятчане ж е бивш ася с ними и проидоша здравии с всем по­
лоном, и многие ту от обоих падоша. В ятчане ж е приш едш е из Сараю
и поидоша с воеводами великого князя, с Васильем О бразцом и с Бо­
рисом Слепцом, и с У стю ж аны противу Новогородцев».1
У стю ж ская летопись (Архангелогородский летописец) помещ ает
известие о походе вятчан после рассказа о бое на Двине: «Того ж е лета
ходили Вятчане ратью на Волгу. Воивода был у них Костя Ю рьев. Д а
взяли Сарай и полону бесчисленная множество и княгинь сарайских».12
Ермолинская летопись помещ ает краткое известие: «Того ж е лета
Вятчане С арай взяли».3
Перед нами — разны е варианты известия о выдающ емся военно­
историческом событии. Н ет оснований под вергать сомнению достовер­
ность летописны х известий. П оход судовой рати вятчан, вероятно,
действительно имел место. Поход был соверш ен самими вятчанами,
во главе с их собственным воеводой и, по-видимому, без какого-либо
участия служ и лы х лю дей. Э то был, скорее всего, поход доброволь­
цев — «охочих людей», непосредственной целью которого была добы­
ча. В этом смысле поход Кости Ю рьева не отличался от походов удалых
ушкуйников предыдущего века, держ авш их в страхе все П оволжье.
Но если в организационном и тактическом плане поход Кости Ю рье­
ва в принципе не отличается от набегов уш куйников, то в политиче­
ском и стратегическом плане он представляет собой соверш енно иное
явление. Русские лю ди впервые нанесли удар по столице ордынского
хана. Это главная характеристика похода вятчан. С удовая рать вят­
ских «охочих лю дей» ф актич ески вы ступила на стороне великого
князя и соверш ила марш-маневр, как нельзя более отвечавш ий инте­

1Там же. Т. 24. С. 191. То же см. в Соф. II (Там же. Т. 6. Вып. 2. Стб. 175—
176).
2 Там же. Т. 37 С. 93. В списке Мацеевича это известие отсутствует.
3Там же. Т. 23. С. 159.
170 Ю. Г. Алексеев

ресам великокняж еской политики. О стается открытым вопрос: был


ли соверш ен этот поход по прямому указанию великого князя, с его
ведома, или ж е соверш енно сам остоятельно, по и нициативе самих
вятчан? Н езависим о от ответа на этот вопрос, объективны е результа­
ты похода не вызы ваю т сомнения. Удар по С араю ослабил держ аву
хана А хм ата и показал уязви м ость и относительную слабость этой
держ авы , продолж авш ей оставаться грозным противником склады­
вавшегося Русского государства. Вполне вероятно, что набег на Сарай
не дал А хмату возмож ности привести в исполнение планы удара по
Русской зем ле в сою зе с королем Казимиром, во всяком случае — за­
ставил на время отказаться от похода на Русь.
В чисто военном плане поход Кости Ю рьева продемонстрировал
боевые возможности судовой рати, возможности соверш ать глубокие
рейды и преодолевать попытки «переимания» со стороны противника.
Судовая рать как род войск сохраняла свое значение в условиях севе­
ра и востока, со хран яла зн ачен ие и си стем а ком плектовани я этой
рати, тесно связан н ая с общ инны ми вечевы м и порядкам и В ятской
земли.
В отличие от удалого похода Кости Ю рьева, поход и бой судовых
ратей в Заволочье представляет картину смеш анного зем ско-служ и­
лого ополчения, создаваемого по распоряж ению великого князя, воз­
главляемого его воеводами и действующего по его указаниям в рамках
общего плана кампании. В отличие от походов на Казань в 1468и 1469 гг.,
когда судовым ратям не удалось добиться успеха без взаимодействия
с конным служ илы м ополчением, кампания 1471 г. на Волге и на Се­
вере м ож ет быть названа триумфом судовых ратей. Они сумели само­
стоятельно решить крупные оперативно-тактические и стратегические
задачи и сы грать важ ную роль во всей кампании.
О бщ ий итог кам пании 1471 г. — полное п ораж ен и е боярского
Новгорода. Удельно-вечевой систем е был нанесен реш аю щ ий удар.
Создание единого Русского государства стало реальностью, сложилась
новая стратегическая и политическая ситуация, возникли новые за­
дачи и перспективы.
Походы русских войск при Иване III 171

Походы 1472 г.
1. Поход на Пермь князя Федора Пестрого
Зимне-весенний поход 1472 г. в Пермскую землю известен по двум
основным источникам— великокняж еской летописи и местной Коми-
Вымской летописи.1
Под 6980 (1471 / 1 4 7 2 ) г. великокняж еская летопись в основном
излагает события в хронологическом порядке.
«Тое ж е м есяца Д екабря, по Р ож дестве Христове, явилася на не-
беси звезда велика...
М есяца ж е Генваря по Крещении другая звезда явилася...
Тоя ж е зимы послал князь великий на Великую П ермь кн язя Ф е­
дора Пестрого воевати их за их неисправление...».12
М ож но предполож ить, что отправка к н язя Ф едора П естрого на
Великую Пермь состоялась, скорее всего, меж ду 6 и 16 января 1472 г.
Л етописное и звести е о начале похода не содерж ит никаких под­
робностей — ни состава войск, ни имен воевод, ни марш рута.
Следующ ее упоминание о походе кн язя Ф едора относится уж е к
лету.3
«Иуня 26, прииде весть великом у кн язю из П ерми, что воевода
князь Ф едор П естрой землю Пермскую взял. А приш ел в землю ту на
усть Ч ерны е реки на Ф оминой неделе в четверток (9 апреля. — Ю.
А.) и оттуду поидех на плотех и с коньми и приплыв под город Анфа-
ловской съиде оттуда с плотов и поиде оттуду на коних на верхнюю
землю к городку Искору. А Гаврила Н елидова отпустил на ниж ню ю
землю, на Урос, на Чердыню да на Почку, на кн язя на М ихаила. К ня­
зю ж е Ф едору не дош едш у ещ е городка Искора, и сретош а его Пер-
мичи на Колве ратью, и бысть им бой м еж собою. И одоле князь Федор,
и поймал на том бою воеводу их Кача. И оттуду воевода кн язь Ф едор
поиде таки ко И скору и в зят его, и воеводы и х поймал, Бурм ота да
Мичкина, а Зыран по опасу приш ел к нему. Поймал ж е и иные городки
и пожегл.

1Флоря Б. Н. Коми-Вымская летопись. С. 218-232 (далее — Флоря).


2ПСРЛ.Т. 12. С. 142-143; Т. 26. С. 244. Известие о начале похода в Своде
конца XV в. отсутствует.
3Там же. Т. 25. С. 296-297; Т. 12. С. 148.
172 Ю. Г. Алексеев

А Г аврила ш ед те м еста повоевал, на которы е послан. И потом


прииде князь Ф едор на устье Почки, где впала в Колву, и сож дася тамо
со всеми своими, а поиманых тех туто ж е приведе. С рубивш е ту горо­
док и седе в нем, и приведе всю землю ту за великого князя.
И оттуду послал князь Ф едор кн язя М и хаи ла к великому князю,
и тех Бурмота и М ичкина, и Кача, а сам остался тамо в городке Почке.
А что имал у тех у Бурмота и М ичкина и Кача, и то послал к великому
князю: 16 сороков соболей, да ш убу соболью, да пол-30 поставов сук­
на, да 3 пансыри, да шелом, да две сабли булатны е».1
И звестие великокняж еской летописи представляет собой и злож е­
ние (пересказ, вероятно, близкий к тексту) официального докумен­
та — донесения князя Ф едора Пестрого. Л етописец отметил точную
дату прибы тия этого донесения в М оскву, видимо, ему придавалось
достаточно большое значение.
Д ругие летописи передают это известие в своих вариантах. В Ер­
молинской летописи никаких подробностей похода нет, но дано от­
чество князя Ф едора (Ф едорович) и сказано, что он тех, «которые ве­
ликому князю грубили, а тех всех к великому князю ведеть». Влияние
великокняжеской летописи здесь несомненно, но видна и редакторская
работа составителя Ермолинской: он знает отчество князя Ф едора, он
по-своему рассказывает о его действиях. ВТипографской и Вологодско-
Пермской летописях это известие отсутствует. В У стю жской летопи­
си князь Ф едор имеет отчество Давыдович, дата похода — 26 июня,
подробности отсутствуют, но сказано, что с князем Федором ш ла «рать
устю ж ская»,12 и что после похода «рать вся цела».3
В осн ову сооб щ ени я У стю ж ск ой л ето п и си п олож ен о, очевид­
но, официальное великокняж еское известие, но местный летописец
добавил важ ное сведение об участии в походе устю ж ан и по своему
усмотрению дал отчество руководителю похода.
К оми-Вымская летоп и сь д ает сам остоятельн ую версию похода.
Причиной похода было то, что «пермяки за Казанцев норовили, гостем
казанским почести воздавали, людем торговым великого кн язя гру­
били». К нязь Ф едор П естры й ш ел в поход «с У стю ж аны , Белозер-
цы, Вологж аны, Вычегжаны». П осле победы над пермякам и великий

1ПСРЛ. Т. 12. С. 148; Т. 25. С. 296-297


2 Там же Т. 37 С. 48.
3 Там же. С. 48,93.
Походы русских войск при Иване III 173

князь «отпустил на П ермь княж ити» взятого в плен местного кн язя


М ихаила.1
И звестия Коми-Вымской летописи по сущ еству не противоречат
официальным великокняж еским известиям, но приводят ряд новых
данных, которы е выглядят правдоподобно. Причиной (или одной из
причин) похода на П ермь действительно могли быть друж ественны е
отношения перм яков к К азанском у ханству (вероятно, та или иная
форма зависимости от него) и враждебность их к М оскве (о «грубости»
пермяков пиш ет и Ермолинская летопись); вполне вероятно, действо­
вали и мотивы торгового характера. Д л я наш ей темы наибольший ин­
терес представляет перечень сил, участвовавш их в походе. Этот пере­
чень тож е вполне правдоподобен. О б участии в походе устюжской рати
пишет и У стю ж ская летопись. Вполне естественно участие в походе
представителей других северны х русских зем ель, перечисляем ы х в
Коми-Вымской летописи. О тправка на княж ение пленного кн язя М и ­
хаила т ак ж е вполн е правдоподобна; она соответствовала обычной
практике И вана III возвращ ать на княж ение пленных князей, приводя
их предварительно к присяге, т. е. поставив их в формально-юридиче­
скую зависимость. Коми-вымское известие мож но рассматривать как
ценное дополнение к официальной великокняж еской летописи.
М атериалы обеих летописей позволяют проследить основные чер­
ты похода.
Во главе похода 1472 г. — воевода князь Ф едор Пестрый, скорее
всего, сын князя Ф едора Давыдовича Пестрого Стародубского, впервые
упоминаемого в 1429 г. (в 1472 г. ему долж но было быть около 70 лет,
и в дальний поход он идти не мог), его второй бездетный сын, назы вае­
мый в родословцах Пеструхой.12 Тот факт, что поход возглавляет чело­
век княжеского рода, сын известного воеводы, мож ет свидетельство­
вать о большом значении, которое придавалось походу.
Поход на П ермь по своим м асш табам значительно отличался от
прежних речны х походов устю ж ан и других северны х ратей. В со­
ставе четырех зем ских ратей, перечисленных в Коми-Вымской лето­
писи, наряду с пехотой идет и конница — по всей вероятности, бело-
зерские и вологодские служ илы е люди. Время с января до апреля ушло
на сборы и подготовку к большому походу и на выдвиж ение войск на

1Флоря. С. 229.
2 Зимин. С. 38,42.
174 Ю. Г. Алексеев

подступы к будущ ему театру военных действий. По-видимому, войско


первоначально шло по берегу Вычегды, поднимаясь вверх. Выш ли в
бассейн Камы — река Ч ерная впадает в Весляну, левы й приток Камы;
городок Усть-Черная сущ ествует и поныне. Отсю да начался поход по
воде. Впервые мы имеем известие о перевозке коней на плотах. Д ви ­
гаясь вниз по Весляне, войска выш ли к Каме в районе Чердыни. О тряд
младшего воеводы Гаврилы Нелидова пошел дальш е на ю гкЧ ерды ни;
главные силы — на север, к Искору. Согласно Книге Больш ому Ч ер­
теж у, памятнику XVII в., И скор находился за У ральским хребтом. Но
на карте XX в. населенны й пункт И скор обозначен примерно в б км
от левого берега Колвы, притока р. Вишеры, впадаю щ ей в Каму выше
Черды ни примерно в 40 км к северу от н ее.1 В ероятно, князь Ф едор
шел именно к этому п ункту— нет сведений о переходе его войск через
Средний Урал. Если марш-маневр к театру военны х действий длился
месяцам и и проходил на п ротяж ени и многих сотен километров, то
глубина самой операции в П ерм ской зем ле бы ла, по-видимому, н е­
большой. О на измерялась несколькими днями пути по рекам или вдоль
их берегов. В столкновении с местными племенами, вероятно, реш аю ­
щую роль сы грала конница. Н а расстоянии многих сотен верст реаль­
ное руководство походом из центра было невозмож но. Роль главного
командования, т. е. великого князя, свод илась, вероятно, к назначению
воеводы и постановке общей стратегической и политической задачи
похода, к мобилизации войск северны х уездов.
О тсутствие какой-либо промеж уточной докум ентации м еж ду от­
правкой кн язя Ф едора и его донесением м ож ет свидетельствовать о
том, что в походе он действовал достаточно самостоятельно, прини­
м ая реш ен ия на м есте, по обстановке, руководствуясь самы ми об­
щими указаниям и великого кн язя, полученными при отправлении в
поход.
В аж нейш ее стратегическое значение похода 1472 г. — глубокий
обход с севера Казанского ханства и тянущ их к нему зем ель и выход
России к У ральскому х р еб ту — на порог дальнейш его пути в Сибирь.
В оперативно-тактическом отношении поход князя Ф едора показал
умение войск покрывать большие расстояния, действовать в сложны х
условиях горно-лесистой местности на незнакомом или малознакомом
театре и способность командования принимать и проводить в ж изнь

1Атлас Маркса. Карта № 22.


Походы русских войск при Иване III 175

самостоятельны е реш ения, соответствую щ ие поставленной цели и


конкретной обстановке.
По сравнению с походами судовых ратей 60-х гг., поход князя Ф е­
дора — качественно новое явление. Новые черты проявляются, преж ­
де всего, в масш табах и целях похода. Это не набег лихих речных ратей,
а движ ение пехоты и конницы далеко в глубь чуж ой территории. З а ­
дачей является не грабеж и опустошение, а политическое подчинение
Пермской земли, вклю чение ее в орбиту власти великого кн язя М ос­
ковского.
В аж нейш ей новой чертой является участие конницы, впервые со­
вершавшей поход по рекам, и организация этого похода на плотах. Во
всех этих отнош ениях поход князя Ф едора Пестрого означает важный
рубеж меж ду старым и новым, м еж ду самостийными действиями су­
довых ратей и походами по повелению великого кн язя во главе с его
воеводами.

2. Победа на Оке
Р ассказав о походе к н язя Ф едора П естрого в П ерм скую землю ,
великокняж еская летопись далее пишет: «Того ж е лета злочестивый
царь Ординский А хмут подвиж еся на Русскую землю со многими си­
лами, подговорен королем. Слыш авш е ж е то, кн язь великы посла во­
евод своих к Берегу со многими силами, преж е всех Ф едора Д авыдо­
вича отпусти с Коломничи. А кн язя Д ан ила да кн язя И вана Стрига со
многими людьми на Р изполож ение к Берегу посланы».1
Как уж е говорилось, при излож ении событий 1472 г. летопись при­
держивается хронологического порядка. И звестие от кн язя Ф едора
Пестрого о победе в Пермской зем ле было получено 26 июня. Князья
Данило (Холмский) и И ван Стрига были посланы к Берегу на Ризопо-
ложение, т. е. 2 июля. О тправка Ф едора Д авыдовича с коломничами
«преже всех» состоялась ещ е раньше, т. е. после 26 июня и до 2 июля.
Следовательно, и звести е о походе А хм ата было получено в самы х
последних числах июня.
О переговорах короля с ханом в М оскве знали давно. П ервая запись
за 6979 г., т. е. относящ аяся к осени 1470 г., гласит, что «король Кази­
мир послал в Больш ую Орду к царю Ахмату татарина Кирея Кривого...

•ПСРЛ.Т. 25. С. 297.


176 Ю. Г. Алексеев

П риш ед ж е тот Кирей к царю начат многие речи и обговоры от короля


на великого к н язя говорити, многие дары п рин еся к нему, так ж е к
кн язем его, к Тем ирю и протчим, от короля, и челом бья, глаголя,
“чтобы вольный царь пож аловал, пош ел на М осковского на великого
к н язя со всею Ордою своею , и я з отселе со всею зем лею своею ...”
А князь Темир и прочий по короли ж е побораху, подъущ аю щ е ц аря...
Ц арь ж е тот год весь держ ал Кирея у себя, не бе бо ем у с чем отпус­
ти те к королю его, иных ради зацепок своих».1
З а 6980 г. запись меж ду событиями 2 и 10 сентября сообщает: «Тое
ж е осени приш ел к королю из Орды Кирей со царевым послом, а король
в ту пору заратился со иным королем, с Угорьским».12
Таким образом, к л ету 1472 г. ож идать наш ествия были достаточ­
ные основания.
С торож а в П оле или агентурная разведка в самой О рде своевре­
менно предупредили о движ ении Ахмата.
П ервое и звести е о мерах, приняты х д ля о тр аж ен и я наш ествия,
носит документально-протокольны й характер, напоминаю щ ий раз­
рядные записи.3 М ож н о предполагать, что Ф едор Д авы дович возгла­
вил Передовой полк, составленный из колом ничей,— силы, наиболее
близко располож енны е к Берегу. Воеводы князья Х олмский и Стрига
О боленский пошли несколько позж е и уж е «со многими силами» —
очевидно, были двинуты войска второго эш елона, составивш ие глав­
ные силы (Больш ой полк с двум я воеводами).
Д алее следует запись о большом пожаре, произошедшем в Москве
20 июля. Никаких сведений о положении дел на Берегу до этого време­
ни, видимо, не поступало— войска развертывались на оборонительной
линии Оки, вероятно, на обычных направлениях ордынских нашествий,
т. е. на кратчайш их путях к М оскве, по обе стороны Коломны— именно
здесь в 1451 г. перешли через Оку войска царевича М азовши.
Но «того ж е месяца [июля] 30 в четверток, на заговенье (Успенского
поста. — Ю. А ) , привде весть к великом у князю , что царь со всею
Ордою идет к Олексину». Это означало, что Ахмат соверш ает глубокий
обход русской оборонительной линии, выходя к О ке примерно в 120
верстах выше Коломны — западнее ее. Перейдя О ку у Алексина, тата­

1ПСРЛ. Т. 25. С. 395.


2 Там же. С. 292.
3 Базилевич. С. 100, прим.
Походы русских войск при Иване III 177

ры оказы вались примерно в двух конных переходах от М осквы (120


км). Такой ход событий был, по-видимому, для русского командования
неожиданным.
«Князь ж е великий на втором часе дне того повеле пети обедню, и
не вкусив ничто ж е, повде вборзе к Коломне, а сыну за собою повеле
в Ростов». Э та запись носит дневниковый характер, по-видимому, при
великом кн язе велся дневник, ф иксировавш ий основные собы тия и
действия великого кн язя.1
О бъясн ить поспеш ны й отъезд великого к н язя к войскам м ож но
желанием принять непосредственное руководство ими. Главные си­
лы были, по-видимому, как обычно, собраны у Коломны. О бъективно
стояла задача рокировки к правом у ф лангу д ля прикры тия пути на
М оскву от Алексина, при этом, однако, необходимо было оборонять
и наиболее опасное К олом енское н ап равлен ие — н ельзя было ис­
ключить возможность, что нападение на А лексин было только демон­
страцией для отвлечения внимания от главного направления удара.
Все это требовало присутствия главнокомандующего при войскахдля
принятия на месте реш ений, соответствую щ их обстановке. О борона
на ш ироком ф ронте — одна из труднейш их форм оборонительной
операции. Во всех случаях необходимо было считаться с м аневрен­
ными возможностями ордынской конницы, сохранявшей оперативную
инициативу и выбиравш ей место для удара. Н уж но было считаться и
с возможностью непосредственного прорыва татар у А лексина и вы­
хода их в ближ айш ие дни на подступы к столице. Отсюда, вероятно,
и распоряж ение об отправке сы на-наследника в более безопасны й
Ростов — в резиденцию бабки, великой княгини М арии Ярославны.
«А царь Ахмет, прииде со многими силам и под град О лексин, а в
нем людей мало бяш е, ни пристроя городного, ни пушек, ни пищ алей,
ни самострелов, но одинако под ними много татар избиша».
Алексин, таким образом, не был готов к обороне. Н аш ествие татар
на этом направлении оказалось д ля русских действительно неожидан­
ным. О бращ ает на себя внимание упоминание о пушках, пищ алях и
самострелах как необходимых средствах обороны города. Необходимо
также отметить муж ество гарнизона приграничного города, вступив­
шего в борьбу с татарами, очевидно, только с холодным оружием.

1Вполне вероятно, что такой дневник с точной датировкой и был положен


в основу летописного текста за 1472 г.
178 Ю. Г. Алексеев

«И потом ж е паки приступи ко граду с многими силами и тако...


опалиш а его, и что было людей в нем, все изгореш а, и которые выбе-
гоша из огня, тех изымаша».
По точному смыслу известия, гарнизон А лексина отразил первый
штурм татар — атаку передового их отряда. В торая атака последова­
ла «многими силами» на следующий день. Татары отказались от штур­
ма, но, окруж ив город со всех сторон, заж гли его. Судьба города и его
гарнизона была реш ена. Н е под держанный извне, он не мог удержать­
ся при нападении «многих сил». Необходимость ликвидации А лекси­
на д ля татар оп ред елялась их ж е л а н и ем переп рави ться ч ер ез Оку
именно в этом месте, по-видимому, удобном с точки зрения физико-
географических условий.
И звестие о нападении на Алексин было получено в М оскве в чет­
верг, 30 июля. Гонец с донесением мог покрыть расстояние от А лек­
сина до М осквы за сутки (150 км). Если так, то нападение татарского
авангарда было соверш ено 29 июля, в среду. Н ападение главных сил
и сож ж ен и е города последовало в пятницу, 31 ию ля. Таким образом,
на овладение (уничтожение) А лексина татарам понадобилось два дня.
«Посеам ж е паки Татарове поидоша вборзе на брег ко Оце с многою
силою и вринуш ася в реку вси хотящ е перейти на наш у сторону, по­
н еж е бе в том месте рати не были; приведены быш а бо наш ими бо на
безлю дное место».
Это зам ечан ие носит не докум ентальны й, а нарративны й (хотя,
вероятно, официальный) характер. Выход татар к А лексину объясня­
ется именно тем, что там, по их сведениям, было «безлюдное место»,
не зан ято е русским и войскам и. В ы ясн яется, что и х привели сюда
«наши», т. е. «наши» изм енники, по той или иной причине оказав­
ш иеся в стане врагов. Если русская разведка ещ е в конце июня сумела
донести о выступлении Орды в поход, то татарские доброхоты, в свою
очередь, смогли привести врагов на наиболее уязвимы й участок рус­
ской оборонительной линии на Оке.
«Но толико стоял туто П етр Ф едорович да Семен Б еклем иш ев с
малыми зело людьми, а Татар многое м нож ество побредош а к ним».
М есто против А лексина было, таким образом, не совсем «безлюд­
ным», но охранялось малыми силами. Здесь ж е были, по-видимому,
броды, которыми и воспользовались татары («побредоша»).
Войска П етра Ф едоровича (очевидно, Челяднина) и С емена Бекле­
миш ева, соответственно первого и второго воевод полка, расположен-
?'
Походы русских войск при Иване III 179

лого против А лексина (их им ена могли быть взяты из разрядной за­
писи), оказались в тяж елом полож ении.
«Они н а ч а т а с ними стр ел яти ся и много биш ася с ними, у ж е и
стрел мало бяш е у них, и беж ати помышляху».
М алочисленны е русские войска, естественно, не могли вступить в
рукопашный бой со «многими силами» противника, форсировавшего
Оку вброд. Они пытались остановить или задерж ать переправу татар,
осыпая их стрелами, что само по себе было, конечно, недостаточным.
Однако задерж ать переправу на какое-то время удалось.
«А в то время прииде к ним князь Василей М ихайлович с полком
своим, и посем приидош а полци к н яж и Ю рьевы В асильевича в той
ж е час, за ним и и сам к н язь Ю рий прииде, и тако н ач ата одолети
христиане Татаром. Татарове ж е, видевш е множество полков христи­
анских, побегоша за реку». В состав войск, выдвинутых на Оку, вхо­
дили и полки удельны х кн язей М осковского дома. С удя по опы ту
кампании 1471 г., удельные князья ш ли со своими полками, подчиня­
ясь главнокомандую щ ем у — великом у князю . В озм ож но, что под­
тягивание войск к месту переправы у А лексина было не делом частной
инициативы, а результатом целенаправленною распоряж ения сверху.
Во всяком случае, быстрое выд виж ение войск к атакованному участ­
ку свидетельствует, во-первых, о достаточной плотности обороны,
т. е. о наличии достаточных сил, во-вторых, о быстрой и правильной
реакции на обстановку.
«А полци великого князя и всех князей приидоша к Берегу, и бысть
многое множ ество их, тако ж е и царевича Д аньяра».
Вслед за прибытием полков князя Василия и кн язя Ю рия, к А лек­
сину стягиваю тся главные силы русских войск, в том числе и вассаль­
ная татарская конница.
«И се и сам царь прииде на Берег и видев многые полки великого
князя, аки море колеблю щ ися, доспеси ж е на них бяху чисты велми,
яко серебро блистаю щу, и въоруж ены зело, и начат от Б рега отступа-
ти по малу в нощи той, страх и трепет нападе на нь, и побеж е гоним
гневом Божиим». Э та худож ественная вставка носит явно нарратив­
ный характер, но отраж ает, вместе с тем, реальный факт. Х ан Ахмат
не мог помеш ать русским войскам перегруппироваться к угрожаемо­
му пункту и на вторую попытку форсирования реки, ввиду большой
массы русских войск, благоразумно не реш ился. О тступление хана
от Оки означало фактически победу русских войск — они заставили
180 Ю. Г. Алексеев

противника отойти без сраж ения. Таков главный смысл событий, раз­
вернувш ихся в районе Алексина.
«А полков кн язя великого ни один человек не бывал к ним за реку
понеж е всемилостивый человеколю бец Бог, милуя род христианский,
посла и см ертоносную язву на Татар, н а ч а т а бо напрасно умирати
мнози в полце их, и убоявш ася бегу яш ася, яко в 6 дней к катунам
своим бегоша, отсюду ж е все лето шли бяху».
О дной из важ н ей ш и х причин поспеш ного отступ лен и я А хмата
стала смертоносная «язва», откры вш аяся в его войске. По той ж е при­
чине русские войска не преследовали отступаю щ их. Только после
ухода татар «князь великы ... н ачат многые лю ди свои отпущ ати за
Татары по дорозе их, остальцов дела и полону ради христианского».
Ш ли, по-видимому, осторож но, не п рибли ж аясь к отступаю щ ей
Орде.
«И как приш ла весть к великому князю , что у ж е царь... ко зимови­
щ у пошел, и тако благодарив Господа... распусти братию свою по сво­
им отчинам, тако ж е и князи свои и воеводы, и вся воя своя; и разы-
дош ася кийж до в свояси, благодарящ е Господа Бога, подавш его им
победу бес крове... А сам князь велики возвратися к Коломне, а с ним
царевич Д аньяр... и оттоле и того почтив отпусти в свои ем у городок,
а сам поиде к М о скве и прииде в град в неделю м есяца августа в 23
день». Это запись дневникового характера.
Заклю чительная часть рассказа содерж ит важ ны е реалии. Велась
разведка, от нее приш ли сведения о передвиж ениях Ахмата. К ак и в
1471 г., в походе участвовали полки братьев великого кн язя (не толь-
ко Ю рия). Видимо, к а к и е 1471 г., была проведена общ ая мобилизация
великокняж еского служ илого ополчения. В ы ясняется, что сам вели­
кий князь не стоял пассивно в Коломне, куда отправился 30 июля, а
ш ел вместе с войсками, вероятнее всего, к тому ж е месту переправы
против Алексина. Наконец, дается принципиальная оценка событий
как «победы без крови».
Р ассказ носит, несомненно, официальный характер. О собую цен­
ность представляю т данные, почерпнутые из документального источ­
ника. Этим источником могли быть походный дневник и разрядные
записи. Д н евн и к содерж ал точные даты передвиж ения великого кня­
зя, разрядны е записи, им ена воевод. Н еобходимо подчеркнуть, что
оба предполагаемых нами документальны х источника были исполь­
зованы составителем рассказа лиш ь выборочно, в небольш ой своей
Походы русских войск при Иване III 181

части. Зато он украсил свое повествование чисто нарративными ху­


дожественными деталями, вроде доспехов «яко серебро блистающих».
Таким образом, известны й нам летописны й рассказ — своего рода
нарративная обработка документальных источников. Документальная
основа дает возмож ность в общих чертах реконструировать реальный
ход событий, а нарративная обработка отраж ает официальную оцен­
ку этих событий. Н е исклю чено и'использование частны х источни­
ков — р ассказов участников. К ним м ож ет отн оси ться сведение о
готовности воевод беж ать под натиском татар — такое известие едва
ли могло быть почерпнуто из официального донесения.
Типографская летопись приводит свой рассказ о событиях на О ке.1
«Того ж е лета поиде безбож ны й царь Ахмет Ординский на велико­
го князя И вана Васильевича и на его братию и на всю Рускую землю
с всеми князм и и силами Ординьскими. К нязь ж е великий отпусти к
Берегу на реку на О ку противу ему свою братию, прьвие кн язя Ю рья,
по тому ж е дву Андреев и Бориса и своих воевод и всю силу Рускую ,
а сам ещ е остася на М оскве. Б рати я ж е его, шедше, сташ а у реки на
брезе. К нязь ж е Ю рьи ста выш е Серпухова на О ке ж е. Ц арь ж е поиде
вверх по Дону, чая от короля себе помочи, свещ ався с королем Кази­
миром Л итовским на великого князя... Но Бог и его М ати П речистая
Богородица разори и съветы и думы их, королю бо свои усобици быш а
в то время, и не посла царю помочи».
Таким образом, Типографская летопись подчеркивает, что Ахмат
шел со всеми своими силами. В ы движ ение русских войск к Берегу
началось с отправки полка кн язя Ю рия — очевидно, Д митровского
полка. О тправлены и полки всех других русских князей, т. е. произо­
шла общ ая мобилизация княж еского служ илого ополчения — «всей
силы Русской». Упоминая о воеводах великого князя, Типографская
летопись не назы вает их имен.
К нязь Ю рий стал выш е С ерпухова, т. е., очевидно, на крайнем
правом фланге русского располож ения.
Д виж ение Ахмата с верховьев Д она определялось его расчетом на
соединение с королем на основании предварительного сговора с ним.
«Царь ж е и Темирь, кн язь его больший, поидоша ко граду Олекси-
НУ- Не дош ед О лексина, сторож ев великого кн язя разгониш а и иных
поимаша».

1ПСРЛ. Т. 24. С. 192-193.


182 Ю. Г. Алексеев

О п ять деталь, отсутствую щ ая в М осковской летописи, но, несо­


мненно, имевш ая место.
«Олексинцы ж е затвориш ася во граде, Татарове ж е привдош а под
О лексин в среду, порану, И ю ля 29, начата к граду приступати крепко».
Это известие, отсутствую щ ее в М осковской, не противоречит ее
данны м, а дополняет, подтверж дает и уточняет их. И звестие о под­
ходе татар к А лексину, отправленное в среду, 29 июля, могло на сле­
дую щий день, в четверг, достичь М осквы .
«Гражане ж е из града крепко с ними бьяхуся. Н азавтрее, в четвер­
ток, татарове примет изметавш е и заж гош а град. Граж ане ж е одинако
не предаш ася в руки иноплеменник, но изгореш а вси с ж ен ам и и с
детми в граде том и множ ества Т атар избиш а из града того».
«П рииде весть к великом у кн язю на М оскву, что Т атарове под
О лексиным, князь великий поиде с М осквы к Берегу вборзе в четверг
ию ля 30. А татарове съж гош а и О лексин и начаш а перевозитися на
сю сторону реки Окы».
Это известие соответствует сообщению М осковской летописи, но
опускает детали, связанные с конкретными действиями великого князя.
«В ту ж е пору прииде на них сверху реки князь В асилий М ихайло­
вич Верейский с своим полком, а с низу рекы от Серпухова князь Юрьи
Васильевич с своими полки и отнята у них берег. А которая Татарове
перевезош ася реку и тех пребиш а на ону сторону, а иных ту убиш и и
суды у них поотнимаш а, и начаш и чрез реку стрелятися».
И з слов Типограф ской летописи вы текает, что крайний правый
ф ланг русского располож ения заним ал В ерейский полк, который и
прибы л первым на место сраж ен и я. О н располагался на О ке выше
Алексина, т. е. м еж ду Калугой и Алексином. Полки кн язя Ю рия были
располож ены в районе Серпухова — вотчинном владении этого кня­
зя по духовной его отца. О т С ерпухова до А лексина около 50 верст,
полки к н язя Ю ри я могли прибы ть к м есту боя на следую щ ий день
после получения известия о нападении на Алексин.
Бы строе прибытие этих полков не дало возмож ности татарам за­
крепиться на берегу, на который они у ж е высадились. В ы ясняется,
что переправа делалась не только вброд, а с помощью судов, которые
и были захвачены русскими. Теперь-то, когда татары были отброшены
на свой берег, и началась перестрелка через реку.
В аж н о е отли чи е Типограф ской летописи от М осковской — от­
сутствие упоминания о воеводах П етре Ч еляднине и С емене Б ек л е­
Походы русских войск при Иване III 183

мишеве. Эти имена были летописцу неизвестны, либо действия этих


воевод не имели в его глазах сущ ественного значения.
«Противу ж е субботы нощи, противу С пасова дни, егда воду крес-
тять, отступиш а Татарове от Берегу, и побеж е царь Ахмат со всеми
уланы, князм и своими, и со всеми силами опять в Поле, к своей Орде.
Назавтрее ж е, в субботу, на Спасов день, августа 1, побегоша и оста-
нок Татар от Берега. И побегоша вси Татарове никим ж е гонимы, но
токмо гневом Б о ж и и м и П речи сты я его М атер и милостию , и всех
святых чюдотворцев Руских молитвою. Тако избави Бог Рускую землю
от поганых».
«Князь ж е великий со братьею стояв на Брегу и возвратиш яся на
М оскву, славящ е Бога и его П речистую М атерь. И возрадоваш яся
радостию великою вси, и распустиш а вой своя ки й ж до восвояси.
А князь великий и братья ехаш а с М осквы к своей матери, великой
княгини М арье в Ростов посещ ати немош и ея ради. А кн язь Ю рьи
разболеся ту на М оскве, приехав з Берегу».
Таким образом, Типографская летопись содерж ит целостный, не­
противоречивый рассказ о наш ествии А хмата. О н а опирается, по-
видимому, на какие-то источники официального или, скорее, полуофи­
циального характера.
Другая версия рассказа о собы тиях 1472 г. приведена в Ермолин­
ской летописи,1 а так ж е в Софийской II и совпадающ их с ней С окра­
щенных Сводах.12
«Того ж е лета царь Ахмут, Кичи-Ахметов сын, поиде из Орды со
всеми силами своими на Русь. И поиде близ Руси. И остави у Ц ариц
старых и больных и малы х детей, и перебрався, и приде изгоном на
великого кн язя не путма с проводники, и приведош а его проводники
под Олексин городок с Л итовского рубежа. А в градке том беш а воево­
да С емен В аси льевичь Б ек л ем и ш ев .3 И повеле ем у кн язь великий
осаду распустити, понеж е не успеш а доспеха запасти ничего ж е, чим
с Татары битися».
Д о этого м еста текст Ермолинской и С офийской II летописей со­
впадает. Д алее в Софийской II и в Сокращ енных Сводах читается: «Он
ж е захоте у них посула, и граж ане даш а ему 5 рублев, и захоте ж ене

1ПСРЛ.Т. 23. С. 160-161.


2Там же. Т. 6. Вып. 2. Стб. 210-211; Т. 27 С. 278-279,352-353.
3 По оценке Сокращенных Сводов, «человек на рати вельми храбр».
184 Ю. Г. Алексеев

своей ш естого рубля. И се ему глаголюша: “П риидош а татарове”, и


Семен побеже за О ку и с ж еною и с слугами, и Татарове за ним в реку».
В Ермолинской: «Семену ж е не успевшее распустить их. И прииде царь
безвестно под Олексин, а Семен едва утече за реку от Татар, а Татаро­
ве за ним в реку, и побредош а на сю сторону». Д ал ее продолж ается
общ ий тек ст с небольш ими разн очтен иям и (текст, заклю ченны й в
квадратные скобки, в Соф. II и С окращ енных Сводах отсутствует).
«И в ту пору приспе кн язь Василей М ихайловичь на Берег, и на-
ча с Татары битися, и не пусти их за реку. И по мале времени прииде
князья Ю рьи Васильевичь из Серпухова со [многими] вой [своими], и
потом прииде кн язь Борис Васильевичь, брат его, с К озлова броду [с
двором своим], и [часа того кн язя великого]1воевода П етр Федорович
Ч еляднин приспе [со множ еством вой, кн язя великого Двором].12 И бе
видети Татаром велми страш но, тако ж е и самому царю, множество
вой Руского.
А случися т о гд а ден ь солнечны й, яко ж е море колеблю щ ееся в
синею щ ееся, доспех и в шеломы с аловци.
И немога царь ничтож е створити, и [повеле] к городу [приступати
своим].3 [Они ж е крепко н ачаш а бити ся с ними з города, и убиш а у
них много Т атар под О лексином ].4 [И почаш а изнем огати во граде
людие, понеж е нечем им битися, не бысть у них никаково ж е запаса,
ни пушек, ни тю фяков, ни пищ алей, ни стрел].5
И Татарове заж гош а град, и людие ж е градскиий изволиш и огнем
згорети, н еж ели предатися [в руце поганых].6 [Князи ж е и воеводы,
видевш е христианство погибает, и велми восплакахуся, зане]7 не бе
им куды пособити великие ради реки О ки [непроходимые].
[Ц арьж е и вси Татарове] видевше множество Руси, наипаче бояху-
ся кн язя Ю рья Васильевича, понеж е бо имени его трепетаху [и нелзе
бе ступитися на бои, но чаяху Татарове и самого кн язя великого туго].8

1Соф. II: «приспе».


2 Там же: «с полком».
3 Соф. II: «приступи™».
4 Там же: «много татара побили под Олексином».
5 Там же: «изнемогаша, нечим битися, ни пушек, ни пищалей».
6 Там же: «татарои».
7 Там же: «с силами».
8 Там же: «страны».
Походы русских войск при Иване III 185

И [начата кли кати чрез реку наш их Татар, и приехаш а к ним на


берег противу их, и вспрош аху про великого кн язя и про царевича
Д аниара, и о б ратии великого кн язя. О ни ж е сказаш а, як о ]1 кн язь
великий стоит под Ростиславлем [со многими силами], а царевич Да-
ниар Касымович на Коломне стоит [своим двором,12а с ним множ ество
воев великого князя, воевод]. А кн язь Андрей [Васильевичь]3 [да брат
его кн язь Андрей В асильевичь мейьш ий] стоят в [Торусе]4 [з дворы
своими и со иными многими силами]’. Татарове ж е, удивльш еся мно­
жества воя Руского, и воспросиш а: “А сей кто стоит против ц аря?”
И рекош а наши: “А то кн язь Ю рьи да кн язь Борис, братья великого
князя, толко приш ли с своими дворы ” Татарове слы ш авш а и сказаш а
[царю своему, царь ж е часа того]5 побеж е прочь, и водя с собою посла
великого князя, киличея Григория Волнина, и блю дучися того, егда
князь великий пош лет князей и царевича на Орду его». Р ассказ Ермо­
линской летописи содерж ит ряд оригинальных известий.
Первое из них — распоряж ение великого кн язя воеводе С емену
Беклем иш еву «осаду распустити», т. е. эвакуи ровать не готовый к
обороне Алексин. Трудно сказать, насколько достоверно это известие.
Его, во всяком случае, нет в известны х нам текстах, основанных на
официальных документах.
Само по себе, однако, оно достаточно правдоподобно. П оэтом у
вполне возможно, что источником Ермолинской летописи в данном
случае могли быть какие-то м естны е известия, например, рассказы
очевидцев— участников событий. То ж е можно сказать и о поспешном
отступлении (бегстве) С емена Беклем иш ева за реку. Этого известия
нет в официальных источниках, но само по себе оно вполне соответ­
ствует реальной обстановке.
Быстрое подтягивание кн яж еских полков к переправе у А лексина
в принципе совпадает с данными М осковской и Типографской лето­
писей, но и зл о ж ен о своими словам и и с подробностями, которы х в

1Там же: «спросившее Татар, яко с нашей стороны, которые князю велико­
му служат, яко не вся сила вместе».
2 Там жё: «с татары».
3Там же: «Большой».
4 В Серпухове, а с ним Муртаза, царевич Мустафин — сын царя Казан­
ского.
5 Соф. II: «и слышав то, побеже прочь».
186 Ю. Г. Алексеев

официальных источниках нет. Только Ерм олинская летопись знает,


что кн язь Борис со своим двором подошел от Козлова брода.
В оевода П етр Ф едорови ч Ч елядни н о казы вается во главе круп­
ных сил Д во р а великого к н язя и подходит к полю ср а ж ен и я после
полков кн язей В аси л и я и Ю ри я, что оп ять-таки не соответствует
официальному тексту, хотя сам по себе этот ф акт достаточно правдо­
подобен.
С ож ж ение А лексина происходит не до, а после попытки перепра­
вы татар, что противоречит данным М осковской и Типографской лето­
писей. Л ирические вставки о блистаю щ их доспехах, о плаче воинов
при виде горящ его А лексина и о страхе татар перед кн язем Ю рием
выдают свое частное происхождение, что, однако, не противоречит
их правдоподобию.
П редставляет интерес рассказ о переговорах ордынских татар с
«нашими» через О ку. Р ассказ явно частного происхож дения, но он
основан, по-видимому, на реалиях, которые могли быть известны его
составителю. Эти реалии заслуживаю т внимания: они позволяют пред­
ставить себе систем у располож ения русских войск на Б ерегу — от
Тарусы до Коломны.
П равдоподобная д етал ь — хан, отступая, вез с собою киличея,
посланного к нему для каких-то переговоров. С оставитель Ермолин­
ской летописи проявляет большую осведомленность. Правдоподобен
и мотив отступления А хмата — боязнь удара в ты л со стороны кон­
ницы царевича Д ан ияра, сосредоточенной на левом ф ланге русского
располож ения.
А втор Ермолинской летописи знал и о болезни великой княгини
М арии Ярославны, и о внезапном заболевании кн язя Ю рия.
Таким образом, рассказ Ермолинской, носящ ий в целом частный
характер, вклю чает некоторы е важ н ы е реалии, известн ы е хорош о
осведомленному автору. Н езависим о от своего происхож дения, эти
реалии достаточно правдоподобны — они не противоречат другим
сведениям. С ведения составителя Е рмолинской летописи не могут
игнорироваться при попытке реконструкции собы тий на О ке летом
1472 г.
Представляет интерес сопоставление реалий, содерж ащ ихся в трех
основных летописных рассказах о собы тиях л ета 1472 г.
Походы русских войск при Иване III 187

Воевода Моек. Тип. Ерм. Соф. II


1 Федор Давыдович + - - -

2 Кн. Данило Холмский + - - -


Я. Кн. Иван Васильевич Стрига + - - -

4^Петр Федорович [Челяднин] + - + +


5. Семен Васильевич Беклемишев + ' - + +
Князья
1. Василий М ихайлович Верейский + + + +
2. Юрий Васильевич Дмитровский + + + +
3. Андрей Большой - + + +
4. Андрей Меньшой - + + -
5. Борис Васильевич — + + +
6. Царевич Даньяр + - + +
7. Муртаза - - - +
Географические пункты
1. Коломна + - + +
2. Алексин + + + +
3. Серпухов - + + +
4. Таруса - - + -
5. Козлов брод - - - +
Ростиславль - - + +
___ Даты
_К2июля + — + +
2 Д 9 июля — + - -

Л ^О и ю ля + + - -
^31^ию ля - + - -

^дЬш густа ~ + - -

^23августа + - - -
188 Ю. Г. Алексеев

Создается впечатление, что составитель М осковской летописи был


лучш е знаком с дневниковыми и разрядными записями, а составитель
Типографской был лучш е осведомлен о действиях удельных князей, о
событиях под самим Алексином и на поле боя за переправы. Н о он не
знал ни о моровой язве у татар, ни о том, за сколько дней они «добежали»
до своих «катун», ни о распоряжениях великого князя, ни об отправке
войск вслед за татарами. Зато он знал, что князь Ю рий стоял у Серпу­
хова, знал и о болезни князя Ю рия Васильевича. Возможно, он пользо­
вался каким-то источником в ближайш ем окружении этого князя.
О собенностью Е рм олинской летоп и си яв л яе тся н аи лучш ая ос­
ведомленность о собы тиях в районе А лексина, о действиях русских
войск по обороне переправы , о располож ении войск на Берегу. Эта
летопись знает детали отступления Ахмата, знает о событиях в Ростове
и М оскве. Зато в Ермолинской нет ни одной даты, не приводится ни
одного из распоряж ений великого князя, известны х из официальных
источников. Надо думать, что ее составитель этими источниками не
пользовался. Его основными источниками были рассказы участников
событий. Имел он какие-то связи и в окруж ении кн язя Ю рия, а может
быть, и самого великого князя.
Р ассказ Софийской II, очевидно, имеет общ ий с Ермолинской ф ак­
тологический источник. Труд но сказать, в каком из этих рассказов он
лучш е сохранился. В обоих случаях он подвергся литературной об­
работке в эмоциональном плане. Это и рассказ о корыстолюбии воево­
ды Беклемиш ева в Софийской П, и лирические вставки в Ермолинской.
В реальном плане м еж ду Е рмолинской и С оф ийской II д ва расхож ­
дения — место располож ения войск кн язя Андрея Больш ого (Серпу­
хов или Таруса?) и присутствие (или отсутствие) Андрея М еньш ого и
М уртазы . Какой из двух вариантов рассказа о траж ает фактическую
реальность, сказать затруднительно, но в пользу Ермолинской кос­
венно свидетельствует, что в Серпухове стоял кн язь Ю рий — более
вероятно, что князь Андрей стоял в другом месте (например, в Тарусе).
Рассказ Софийской П летописи отразился в У стю ж ских летописях.
С писок М ац ееви ча помещ ает этот рассказ в сокращ енном виде, за­
канчивая на сож ж ен и и А лексина («згоре О лексин и с людми») и от­
ступлении Ахмата («царь ж е нача боятися князя Ю рия и поиде к себе
вО рд у»).1

1ПСРЛ. Т. 37. С. 48.


Походы русских войск при Иване III 189

Архангелогородский летописец, основываясь на том ж е рассказе,


приводит некоторые отсутствую щ ие в нем подробности. «Олексенцы
били челом великому князю: доспеху у них мало в городе». Тут-то и
последовала грам ота великого кн язя воеводе Б еклем и ш еву «осаду
распустити, доспеху добавити, чем с татары битися». Д ал ее без из­
менений следует рассказ о коры столю бии Б ек лем и ш ева и о подтя­
гивании русски х войск к м есту переправы , причем к н язь В асилий
М ихайлович назван «Удалым». Д альнейш ее излож ение бли ж е к Ер­
молинской — тут и золочены е доспехи, и плачущ ие воеводы: «посо-
бити нельзя, глубины ради того места». Приведено и известие о пере­
говорах меж ду татарам и через реку — в варианте Софийской II (т. е.
с князем Андреем и М уртазой, стоящ ими в Серпухове).
Главное отличие рассказа Архангелогородского летописца от Ер­
молинской и С оф ийской II — в заклю чительной части. «Ахмут по-
беже прочь, ведя с собой не много полону. И вопроси русина, что
много у него били олексинцы, полону мало, а згорели мало. И русин
запроси ж и вота себе. Ц арь отпустити его об лещ а. О н ж е рече: “Боле
1000 голов забегло в тайник з добром”. Ц арь был з 2 версты отошел,
и воротися к городу на пож арищ е, и взя тайник и с людьми и з добром,
и не избысть ни един, и прочь поиде. А тайник был выведен к реце, и
поведавшего отпусти».1
Рассказ этот производит впечатление литературного вымысла (как,
впрочем, и известие о рубле для ж ены Семена Беклем иш ева). Соста­
витель У стю жской летописи самостоятельны х источников не имел и
находился в зависимости от Ермолинской и Софийской II, сокращ ая
и «приукрашивая» их рассказы.
Новгородская IV летопись по списку Дубровского о событиях при­
водит краткую справку: «...безбожный царь Ахмат Кичи-Ахметовичь
с всею Ордою прииде на Русь. Приде к реке О ке под город О лексин с
Литовского рубеж а, и повеле приступите к городку, и много тогды
Татар под городком побита, изнемогши с Татары битися. Татарове ж е
град заж игаш а, и зволиш а огнем згорети, н еж е Татаром предатися.
Князь ж е великий со братьею и со многою силою поиде к Берегу. И слы­
шав то, царь побеж е прочь, блюдучися то, егда великого кн язя царе­
вичи возмут царицы его».*2

'Там же. С. 93 - 94.


2 Там же. Т. 4 .4 .1 . С. 513.
190 Ю. Г. Алексеев

Текст Новгородской IV обнаруж ивает полную зависимость от мос­


ковских летописей и самостоятельного значения не имеет.
События лета 1472 г. отразились и в Псковской летописи. Пскови­
чи отрядили своих послов к великому князю с челобитной. Послы при­
ехали на М оскву «месяца А вгуста в 1 день, аж е кн язь великий весь
посполу с братьею, и с князи, и с всею силою стоит у Коломны, а толь­
ко до его за один день, в само заговенье вышел: приш ел тогда на вели­
кого князя... царь ис П оля М ахм ут Кичиахмутов сын и стоял об Оке
реке. И стояв царь ордынский день да нощь у О ке реки, и прочь повде,
убегом побеж е, видев нечестивы й А гарянин, что с князем великим
прямо его стояху противу на полторустах верстах 100 000 и 80 000
кн язя великого силы рускыя». Послы приехали на Коломну и там до­
лож или псковское челобитье и «от великого кн язя поехали, а он еще
на Коломне».1
Л апидарное псковское известие представляет больш ой интерес.
О но не имеет никакой связи ни с московской летописной традицией,
ни с какими-либо московскими документальными источниками. По­
слы передавали то, что слышали. Это взгляд на собы тия со стороны,
глазами послов, случайно оказавш ихся на Коломне в момент разгара
событий. В этой относительной независимости известия — его глав­
н ая ценность. О но подтверж дает основны е реалии, приводимые в
московских летописях, — о времени выступления великого князя, о
пребы вании его на Коломне, о сосредоточении на О ке «всей силы
русской», о поспешном отступлении (бегстве) Ахмата. Н аряду с этим,
оно содерж ит отсутствую щ ие в других источниках сведения о шири­
не фронта и о количестве русских войск.
Н асколько достоверны эти сведения?
Ч то касается ш ирины разверты вания войск, то эти сведения впол­
не правдоподобны. Расстояние от Коломны до А лексина действитель­
но составляет примерно 150 верст.
С лож нее обстоит дело с численностью развернуты х войск. П реж ­
де всего, надо им еть в виду д ва обстоятельства. Во-первых, псков­
ские послы не м огли им еть сколько-нибудь точной и достоверной
инф орм ации о численности развернуты х войск и долж ны были до­
вольствоваться слухами. Во-вторых, известна склонность средневе­
ковы х рассказчиков к преувеличению численности войск — доста­

1ПСРЛ. Т. 5. Ч. 2. С. 188.
Походы русских войск при Иване III 191

точно вспомнить ф антастические цифры, связанны е с К уликовской


битвой. Труднее всего определить, насколько эти цифры преувели­
чены.
Н ет сомнения, что на Берегу были развернуты главные силы кон­
ного служ илого ополчения великого кн язя и удельных князей М ос­
ковского дома. Это и были полки В асилия Верейского, Ю рия Д м ит­
ровского, Бориса Волоикого, Андрея Углицкого и Андрея М еньш ого
(принимая в последнем случае и звести е Ерм олинской летоп и си ).
Войска самого великого кн язя вели его воеводы, из которы х пятеро
известны поименно. Именно конные полки имели возможность быстро
рокироваться и выдвигаться из глубины и своевременно подтягивать­
ся на угрож аем ы й у ч асток линии обороны. Н о они н и как не могли
составить основную массу войск, развернуты х на Берегу, на фронте
в 150 верст от Коломны до А лексина. 9 0 лет спустя, при походе на
Полоцк, общая численность служилого ополчения не будет превышать
30 000 человек.1А ведь в то время территория, зан ятая вотчинами и
поместьями служ илы х людей, была, по крайней мере, втрое больше,
чем во времена первого наш ествия Ахмата (включая в себя и Новгород,
и Тверь, и Р язан ь). Ч и сленн ость служ илого ополчения на Б ерегу в
1472 г., в самом лучш ем случае, не могла превыш ать и половины чис­
ленности войск И вана IV в Полоцком походе, т. е. 1 5 -2 0 тыс. человек.
По мобилизационным нормам середины XVI в. для обеспечения служ ­
бы одною вооруженного всадника требовалось 100 четвертей земли,
т. е. примерно 10 крестьян ски х дворов. Д л я разверты вания 20 тыс.
конного ополчения требовалось, таким образом, им еть2 0 0 тыс. кресть­
янских дворов с н аселени ем 1 - 1 ,5 м иллионов человек. Это ф акти ­
чески означало тотальную мобилизацию всех ресурсов великого кн я­
жества М осковского.
Надо полагать, что основную (по численности) массу войск на Б е ­
регу составляла пехота — земское ополчение, то, что позднее назы ­
валось «посохой». И сходя из псковских и новгородских норм второй
половины X V — первой половины XVI вв., один пеш ий ратник вы­
ставлялся с 3 - 5 дворов. Сделав произвольное, т. е. недостоверное, но
более или м енее правдоподобное предполож ение, что численность
войск, развернутых н а Берегу, была преувеличена рассказчиком в два
раза, получим, что всего на Берегу было развернуто примерно 90 тыс.

1Книга Полоцкого похода 1563 г. (Исследование и текст). С. 31-86.


192 Ю. Г. Алексеев

человек, из которых примерно четвертая или пятая ч асть— служилая


конница, а остальное — зем ская пехота. Д а ж е приняв такое предпо­
лож ение, приходим к выводу о крайнем н апряж ении всех мобилиза­
ционных возмож ностей — мобилизация долж на была охватить мно­
гие сотни ты сяч дворов.
Н еобходим о о б р ати ть вни м ани е на н ал и чи е в составе русских
войск татарских контингентов. И м придавалось особое значение. Кон­
ница вассальны х татарски х царевичей по своим боевым качествам
была, вероятно, лучш ей в русском войске. О тсю да и стремление ве­
ликого кн язя приглаш ать на служ бу царевичей, наделяя их землями
и оказы вая им свое располож ение, как и вполне реальны е опасения
А хм ата относительно рейда этих царевичей на его тылы. П ри этом
следует отметить, что прямого участия в боевых дей ствиях царевичи
не принимали — их держ али в резерве либо на случай прорыва Ах­
мата через Оку, либо для его преследования в Поле.
И так, наш и источники рисуют в общ ем довольно непротиворечи­
вую картину событий, связанны х с первым наш ествием Ахмата. Со­
поставление данны х этих источников дает возм ож ность реконструи­
ровать реальный ход дел.
О сень 1470 г. В М оскве стало известно о начале переговоров ко­
роля Казимира с ханом Ахматом о совместном нападении на Русскую
землю. В Орду прибыл королевский посол.
Л ето 1471г. Главные силы русских войск проводят кампанию про­
тив новгородских сепаратистов. При этом судовая рать