Вы находитесь на странице: 1из 8

Стрелков Д.В.

*
Экономическая политика Китая в Африке в 2000 – 2018 годах.
В статье рассматривается вопрос о расширении китайского экономического
влияния в Африке, произошедший в последние десятилетия. Открытие в 2000 году в
рамках политики «выхода за рубеж» первого форума сотрудничества Китай-Африка
(FOCAC) привел к активизации африканского направления внешней политики станы.
Африканская сторона также заинтересована в сотрудничестве с Китаем, который, в
отличие от стран Запада, не придаёт значения действующему политическому режиму и
идеологии и стремится выстраивать взаимовыгодные отношения с любыми партнёрами.
Верхней границей периода является последний на момент написания работы саммит
китайско-африканского сотрудничества, состоявшийся в 2018 году.
Основываясь на анализе деятельности китайских частных и государственных
компаний и корпораций в Африке, автор попытается охарактеризовать природу
экономических взаимосвязей между государствами африканского континента и КНР.
Актуальность данной проблемы заключается в том, что рассматриваемые в статье
процессы и явления приводят к перераспределению сил в Африке, и, возможно, во всём
мире, что прямым образом влияет на внешнюю политику современных государств,
стремящихся обеспечить своё экономическое присутствие на континенте. Вполне
возможно, что рассматриваемые в статье события могут привести к выдвижению
африканских проблем в центр международной повестки.
Ключевые слова: Китай, Африка, экономика, сотрудничество, инвестиции,
энергетика, «выход за рубеж».
Причины обострения интереса Китая к Африке
В начале нового тысячелетия Китай переживал бурный экономический рост,
связанный с окончательным встраиванием страны в капиталистическую систему. Для
удовлетворения потребностей растущего производства стране нужны были ресурсы,
самый основной из которых – нефть. Как видно из представленной диаграммы (рис 1),
экономика Китая постоянно испытывала растущую потребность в нефти.

9.00
8.00
7.00
6.00
5.00
4.00
3.00
2.00
1.00
0.00
1995 2000 2005 2010
China Japan Korea India

Рисунок 1. Потребность в нефти среди крупнейших азиатских экономик.

Источник: Chinese Oil Demand: Steep Incline Ahead, Malcolm Shealy, Alacritas, Inc. April 7, 2008. URL:
https://www.eia.gov/conference/2008/conf_pdfs/Monday/shealy.pdf (Дата обращения 25.11.2019)

**
Стрелков Даниил Витальевич – студент 1 курса кафедры ТИМО. Научный руководитель – к.н., ассистент,
Забелла Анастасия Александровна.
За 10 лет с 1995 по 2005 потребности Китая в нефти
Конго 1.51 возросли почти в 2 раза, цена нефти за тот же период выросла с
14.62 долл/баррель до 50.28 долл/баррель1. При этом только
Габон 2.5 примерно 30% сырой нефти производилось непосредственно в
Китае2. В условиях подорожания энергоносителей стране было
необходимо найти источники относительно дешёвого сырья. В
Египет 2.95
Африке на тот момент были доказаны большие запасы нефти
(Рис. 2), а климатические условия позволяли организовывать её
Ангола 5.41 добычу без особых трудностей в отличие, например, от России.
Другой аспект, по которому африканский континент
Алжир 9.2 попал в зону интересов Китая – политический. После
прекращения существования СССР в Африке образовался
вакуум влияния, который западные страны не спешили
Нигерия 22.5
заполнить [1. С. 344]. В 1990-е это привело к возникновению
множества вооружённых конфликтов, которые велись на
Ливия 29.5 территории более пятнадцати государств континента [2. С. 589].
Китай преследовал цель заполнить данный вакуум
Рисунок 2. Запасы нефти в африканских
0 5 101520253035 власти для обретения новых союзников в стратегически
странах, млрд. баррелей, 2001 год.
важном регионе. Также он стремится заполучить большее
Источник: OECD (2019), Primary energy количество сторонников в международных организациях
supply (indicator). URL: для решения тайваньского вопроса.
https://www.oecd- Третья причина расширения китайского влияния в
ilibrary.org/energy/primary-energy- Африке, которую выделяет автор – это инициатива «Один
supply/indicator/english_1b33c15a-en пояс – один путь», в котором Африка играет огромную
(Дата обращения 27.11.2019) роль. Географическое положение континента позволяет ему
быть удобной промежуточной базой на морском пути из
Европы в Африку.
«Выход за рубеж» и начало сотрудничества
В 2009 году объём китайско-африканской торговли составил почти 88 млрд. долл.,
что превысило объём американо-африканской торговли (72 млрд. долл.). К 2015 году
обороты торговли Китая и Африки выросли более чем в 2 раза (Рис. 3) и составили 203,2
млрд.долл.

250

200

150
US$ bn

100

50

0
2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 2018
China Importing from Africa China Exporting to Africa

1
Источник: Monthly Energy Review DOE/EIA‐0035 (November 2019), таблица 9.1 URL:
https://www.eia.gov/TOTALENERGY/data/monthly/pdf/mer.pdf (Дата обращения 29.11.2019)
2
China’s Growing Demand for Oil and Its Impact on U.S. Petroleum Markets, The Congress of the United States
Congressional Budget Office (April 2006) URL: https://www.cbo.gov/sites/default/files/109th-congress-2005-
2006/reports/04-07-chinaoil.pdf (Дата обращения 29.11.2019)
Рисунок 3 Африкано-китайская торговля. Источник: China Africa Research Initiative at Johns Hopkins
University’s Data: China-Africa trade (May 2018) URL: http://www.sais-cari.org/data-china-africa-trade (Дата
обращения: 28.11.19)

Наращивание торговых связей во многом обусловлено китайской политикой


«выхода за рубеж», которая является особой моделью транснациональной интеграции
китайских предприятий в мировую экономику. Китайская газета «Жэнминь жибао»
обосновала необходимость данной концепции тем, что в начале столетия в стране
существовал дисбаланс входящих и исходящих инвестиций, а неравенство ВВП и ВНД
приводило к ревальвации юаня. Чтобы увеличить экспорт капитала, КНР пошла на
установление инвестиционных правил, закреплённых в «Правилах регулирования
разрешительной и уведомительной регистрации зарубежных инвестиционных проектов» и
«Правилах регулирования зарубежных инвестиций».
Китай, будучи крупной державой, руководствуется глобальными интересами по
защите своих рынков и снижению инвестиционных рисков. «Выход за рубеж» в данном
аспекте является инструментом китайской «мягкой силы» и способствует продвижению
интересов китайского бизнеса во многих регионах мира.
Инвестиционная политика Китая
Правительство КНР инвестирует
большие суммы в развитие Африки.
Основными направлениями инвестиций
3%
8% являются инфраструктура и энергетический
Африка сектор.
4%
Старший научный сотрудник ИДВ
Азия РАН Терентьевна Татьяна Григорьевна во
время научной конференции «Итоги 12-й
пятилетки (2011-2015 гг.) и перспективы
Океания развития экономики КНР до 2020 г.»
51%
отметила, что за период 12-й пятилетки рост
Латинская
прямых инвестиций Китая за рубеж впервые
3
34% Америка и превысил 100 млрд. долл. Из них 32,35
Карибский млрд. долларов пришлось на Африку. 4 К
бассейн
2017 году данная сумма достигла 43,3 млрд.
долл.5
Другое
В апреле 2011 году была издана Белая
книга о внешней помощи Китая. Согласно
ней Африка получает 52% всей китайской
помощи (рис. 4) [3. С. 440]. Это был первый
всеобъемлющий англоязычный документ, опубликованный на китайском языке и
содержащий обзор политики Китая в области внешней помощи, финансовых ресурсов и
форм, а также распределения и управления
Рисунок 4. Китайская помощь согласно Белой книге иностранной помощью.
2011 года Источник: China’s ‘Innovative and Pragmatic’
Foreign Aid: Shaped by and now Shaping Globalisation.
URL:
3
Научная конференция «Итоги 12-й пятилетки (2011-2015 гг.) и перспективы развития экономики КНР до
https://www.researchgate.net/publication/318571464_Chi
2020 года» (4-5.04.2016) http://www.ifes-ras.ru/component/content/article/4/1753 (Дата обращения 30.11.2019)
na's_'Innovative_and_Pragmatic'_Foreign_Aid_Shaped_b
4
Data: Chinese investment in Africa (March 2019) http://www.sais-cari.org/chinese-investment-in-africa (Дата
y_and_now_Shaping_Globalisation
обращения 1.12.2019)
5
Ibid.
Она осуществляется в форме займов и кредитов, предоставляемых Народным
банком Китая (People’s Bank of China), Китайским банком развития (China Development
Bank), Экспортно-импортным банком Китая (Export-Import Bank of China) и Китайско-
африканским фондом развития (China-Africa Development Fund – CADF). Зачастую займы
имеют формы беспроцентного кредита, что облегчает положение стран-заёмщиков.
На данный момент Китай является крупнейшим государством-вкладчиком в
Африку. На 2018 год ему принадлежали около 20% внешних займов правительств стран
Африки. В период с 2006 по 2017 их объём составил 132 млрд.долл 6. При этом Китай
рискует инвестировать суммы так же в страны с низким кредитным рейтингом. Среди
стран, потенциально неспособных выполнить свои долговые обязательства перед Китаем,
SAIS-CARI выделяет Джибути, Республику Конго и Замбию 7. Среди экспертов
существует мнение8, что китайское правительство использует долговые обязательства
своих партнёров как метод давления на них. Данное утверждение может быть
опровергнуто заявлением о том, что правительство КНР не раз списывало долги
беднейшим странам [4. С. 129], следовательно, обвинения в том, что Пекин навязывает
этим государствам долговое бремя, опрометчивы.
На Западе является распространённым мнение о том, что КНР инвестирует только
в экономику стран, богатых сырьём. Отсюда появилось предположение о том, что в
отношении африканских стран КНР пользуется формулой «кредит в обмен на нефть»[5. С.
78]. Однако, по данным SAIS-CARI за 2016 год с 2000 по 2014 гг. китайские банки,
частные компании и правительство предоставили Африканским странам займов на 80
млрд. долл.9 Больше всего получили Ангола (21,2 млрд. долл.), Эфиопия (12 млрд. долл.),
Кения, Судан и ДРК (по 5 млрд. долл.) [6. С. 59]. В этой связи стоит отметить, что из
представленных государств Эфиопия не является крупным поставщикам углеводородов.
Отсюда, по мнению автора, следует сделать вывод, что ресурсный потенциал страны не
является фактором, который определяет направление китайских инвестиций.
Развитие африканской инфраструктуры с китайской помощью
Как уже упоминалось выше, основными секторами инвестирования стали
транспортная и энергетическая отрасли. Так, в официальных документах CADF было
заявлено, что за 10 лет работы фонд вложил 3,2 млрд. долл. в 91 проект в 36 странах
Африки. Значительная часть этих проектов – инфраструктурного плана 10. Усилия КНР по
строительству инфраструктуры в Африке обоснованы тем, что этот континент является
составной частью инициативы «Один пояс – один путь». Благодаря развитой
инфраструктуре появится возможность эффективной транспортировки грузов из северных
средиземноморских районов Африки к её восточной части, а оттуда – морским путём в
Азию. Необходимость развитой инфраструктуры в Восточной Африке объясняется ещё
тем, что она играет заметную роль в планах Пекина по обеспечению Китая
энергоносителями. Постройка крупного порта на восточном побережье Африки позволило
бы создать единый энергетический в узел, куда свозились бы запасы нефти, которые затем
из одной точки отправлялись бы в Китай.
6
BBC News: Reality Check: Is China burdening Africa with debt? (5.11.2018) https://www.bbc.com/news/world-
africa-45916060 (Дата обращения 2.12.2019)
7
Ibid.
8
Ibid.
9
Eleanor Albert China in Africa// July 12? 2017 https://www.cfr.org/backgrounder/china-africa (Дата обращения
3.12.2019)
10
С. Беляев, И. Макарова. Китайские инвестиции в Африке: практика Фонда развития Китай-Африка //
Российский совет по международным делам, 05.03.2018. URL: https://russiancouncil.ru/analytics-and-
comments/columns/africa/kitayskie-investitsii-v-afrike-praktika-fonda-razvitiya-kitay-afrika/ (Дата обращения
5.12.2019)
КНР уже ведёт деятельность по постройке развитой инфраструктурной сети в
Восточной Африке. В мае 2017 года в Кении был открыт первый участок железной
дороги, связавший столицу страны Найроби с портом Момбаса и аэропортом Джомо
Кениатты. За постройку дороги была ответственная китайская компания «China Roads
Bridge Corporation», а 90% стоимости строительства профинансировал китайский банк
Эксимбанк. Проект является самым масштабным китайским проектом за всю историю
независимости Кении, и, по некоторым данным, он должен стать частью единой
железнодорожной сети, которая свяжет всю Восточную Африку11.
Важно отметить, что Китай и Африканские страны сформулировали китайско-
африканский план по железнодорожной кооперации (China-Africa Railway Cooperation
Action Plan) на 2016-2010 годы [7. С 2].
Также в 2018 году председателем КНР Си Цзиньпином было подписано
соглашение с Руандой о займе 126 млн. долл. на строительство двух дорог, которые
руандийские СМИ назвали «краеугольным камнем» развития Африки12.
Причину широкого участия Китая в инфраструктурном строительстве в Африке
автор видит в стремлении Поднебесной создать максимально комфортные условия работы
как для китайских, так и для африканских компаний. Также автор считает нужным
отметить, что данная деятельность Пекина может быть частью политики «мягкой силы»,
нацеленной на расширение своего политического влияния на континенте и улучшения
своего имиджа в глазах мирового сообщества.
Один из «коридоров» инициативы «Один пояс – один путь» пролегает через
Северную Африку, богатую минеральными ресурсами. В этой связи Китай заинтересован
в укреплении сотрудничества со странами региона, прежде всего – Алжиром и Марокко.
Оба государства обладают довольно важным для арабского мира фактором –
политической стабильностью.
Форум китайско-африканского сотрудничества и его роль в сближении сторон
Особо важную роль в развитии китайско-африканских отношений играет форум
китайско-африканского сотрудничества (FOCAC), который проводится каждые три года,
начиная с 2000 года. На форуме происходит встреча министров КНР и африканских стран,
подводятся итоги сотрудничества и обсуждаются новые программы партнёрства на
следующие три года, включающие объёмы финансирования и проекты в различных
сферах африканской экономики.
Данный форум можно назвать консолидирующей силой Африки, так как в нём
участвуют 53 из 54 независимых государств континента. В работе форума не участвует
Эсватини, которая не имеет с Китаем дипломатических связей. Обсуждение общих
проблем способствует сближению и более тесной кооперации представителей стран
Африки.
В 2006, 2015 и 2018 годах статус форума был повышен до саммита, что было
сделано ввиду растущей значимости Африки в геополитической стратегии Пекина.

11
Kenya opens Nairobi-Mombasa Madaraka Express railway// BBC News, 31.05. 2017. URL:
https://www.bbc.com/news/world-africa-40092600 (Дата обращения 2.12.2019)
12
D. Shahtahmasebi China sees Trump’s trade war as an opportunity to boost ties with Africa// Russia Today,
25.07.2018. URL: https://www.rt.com/op-ed/434245-china-africa-trade-war/ (Дата обращения 3.12.2019)
По негласной традиции каждый форум китайское представительство объявляло о
выделении для Африки суммы, вдвое превышающей объёмы предыдущего
финансирования. На саммите 2015 года в Кейптауне было заявлено о сумме в 60 млрд.
долл. Однако на саммите 2018 года, проходившем в Пекине, объявленная сумма
финансирования составила те же 60 млрд. долл.[4. С. 125] Это связано с критикой Китая
со стороны западных стран. По их утверждению, Поднебесная выделяет странам Африки
суммы, которые они не будут способны выплатить. Стоит отметить, что китайская
сторона не раз списывала долги наименее развитым странам [4. С. 129], поэтому автор
полагает, что обвинять Китай в навязывании долговых обязательств африканским странам
не является корректным.
Энергетические интересы Китая в Африке
Нефть играет жизненно важную роль для устойчивого экономики Китая. Виду
ограниченности собственных запасов Пекин вынужден закупать чёрное золото за
рубежом, прежде всего – у стран Персидского залива. Но из-за событий Арабской весны
на Ближнем Востоке была утеряна стабильность, некоторые традиционные поставщики
были ввязаны в гражданские войны и, как следствие, снизили добычу нефти. Это сразу же
отразилось на ценах на энергоносители, которые значительно выросли и ударили по
экономикам стран-импортёров. Кроме того, была сорвана реализация многих проектов в
энергетической отрасли. Например, события 2011 года в Ливии привели к финансовым
потерям Китая в размере 18,8 млрд. долл.13, в том числе считая заключённые, но не
реализованные контракты. В этой связи Китай прибегает к поиску новых поставщиков
сырья. В том числе правительство КНР обращает внимание на Африку, где на начало XXI
века запасы нефти оценивались в 72 млрд. баррелей14.
При изучении диаграммы (рис. 3) можно отметить растущий импорт в Китай из
Африки. Основа этого импорта – минеральные ресурсы, в основном нефть.
В 2017 году Китай опередил США по объёмам импорта нефти, став крупнейшей
страной-импортёром этого ресурса. Для сравнения, за 2017 год импорт нефти в США
составил 7,9 млн. баррелей в день, в то время как этот показатель у Китая был равен 8,4
млн. баррелей в день. При этом по сообщениям китайской компании «Sinopec» за
указанный год импорт нефти составил лишь 67,4% от потребностей китайской экономики.
Растущая значимость для Китая ресурсного потенциала Африки доказывается ещё
тем, что по итогам на декабрь 2017 года одна африканская страна (Ангола) попала в
тройку импортёров нефти в Китай, обогнав некоторые ближневосточные страны (Иран и
Ирак)15.
Активность нефтяной торговли объясняется тем, что некоторые партнёры Китая в
Африке перешли на расчёты в юанях, что позволило избежать зависимости от курса
доллара и, как следствие, переплат в сделках. Например, платежи в юанях за поставки
углеводородов из Анголы в 2017 году выросли на 22%. Общий объём торговли двух стран

13
Мишель Ю Китайские предприятия несут большие финансовые потери в Ливии// Epoch Times,
16.04.2011. URL:https://www.epochtimes.ru/content/view/46670/4/ (Дата обращения 2.12.2019)
14
В. Хомутко В каких странах добывается нефть в Африке? URL: https://neftok.ru/strany/neft-v-afrike.html
(Дата обращения 3.12.2019)
15
Россия – крупнейший поставщик нефти в Китай в 2017// Вести.Экономика, 25.01.2018. URL:
https://www.vestifinance.ru/articles/96804 (Дата обращения 3.12.2019)
в указанном году составил более 2 млрд. долл., из которых примерно 1,86 млрд. долл.
пришлись на импорт из Анголы (в основном нефтяной)16.
КНР ведёт активную политику по развитию своих нефтяных концессий в Африке.
В Южном Судане китайская нефтяная компания «China National Petroleum Corporation»
(CNPC) владеет 40% всей нефтедобычи. Также китайские фирмы имеют долю в нефтяных
компаниях Египта, Намибии, Республики Конго, Габона, Эфиопии, Нигера и Ганы [8. С.
579]. Из вышеизложенных фактов автор делает предположение, что Китай стремится
стать главным энергетическим партнёром Африки, ищет на Чёрном континенте надёжную
сырьевую базу для своей экономики.
Процесс расширения присутствия Китая на африканском континенте является
закономерным следствием его растущей экономической мощи. Как в XIX – начале XX
века европейские державы искали на Чёрном континенте рынки сбыта и источники сырья
для своей промышленности, так и Китай использует сырьевой потенциал Африки в целях
собственного развития. При этом автор полагает, что обвинения в неоколониализме по
отношению к Поднебесной неуместны, так как КНР не эксплуатирует африканские
страны, а ведёт с ними политику взаимовыгодного партнёрства, оказывает им
финансовую и иную поддержку, оказывает помощь в политических вопросах. Выгоды
сотрудничества с Китаем очевидным всем странам Африки, что отводит Пекину роль
консолидирующей силы в регионе и важного посредника в африканских делах. В
будущем можно будет наблюдать лишь возрастающее сотрудничества Китая и Африки.
Библиографический список
[1] Забелла А.А. Африка во внешнеполитическом курсе КНР// Вестник РУДН. Серия:
Всеобщая история. 2017. №4. С. 341-352.
[2] Мухаев Р.Т. Геополитика. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2007. 623 с.
[3] Song, Ligang & Fang, Cai & Johnston, Lauren & Garnaut, Ross. China's New Sources of
Economic Growth Vol. 2: Human Capital, Innovation, and Technological Change. URL:
https://press-files.anu.edu.au/downloads/press/n2554/html/ch19.xhtml#footnote-136
[4] Дейч Т.Л. Китай в Африке: «неоколониализм» или «winwin» стратегия? // Контуры
глобальных трансформаций: политика, экономика, право. 2018. Т. 11. № 5. С. 119–
141.
[5] Забелла А.А. Место Африки в энергобезопасности КНР// Вестник РУДН. Серия:
Международные отношения. 2017. №4. С. 74-79.
[6] Dollar D. (2016) China’s Engagement with Africa. From National Resources to Human
Resources. Washington: The Brookings Institution, 2016. 125 p.
[7] Pant H.V., Haidar A.M. China’s Expanding Military Footprint in Africa // ORF Issue Brief,
September 2017. Issue № 195. – 12 p.
[8] Дейч Т.Л. Китай в борьбе за ресурсы в Африке и арабском мире // Вестник Российского
университета дружбы народов. Серия: Международные отношения. 2018 б. Т. 18.
№ 3. С. 595—611.

16
В. Холодков Китай Оказался не готов перевернуть мировой рынок нефти// ИА REX, 19.10.2018. URL:
http://www.iarex.ru/news/55251.html (Дата обращения 3.12.2019)