Вы находитесь на странице: 1из 2

Миф о Пандоре – это не только история о женском любопытстве, из-за которого могут произойти

всякие бедствия. Смысл этого мифа гораздо более глубокий и философский.


Начнем с того, что он связан с мифом о Прометее, который, как известно, украл с Олимпа огонь, чтобы
отдать его людям. А эти люди, между прочим, все поголовно были мужчинами. Женщин поначалу не было.
Но были богини. И Зевс решил создать женщину по образу этих богинь. Дело было поручено Гефесту, и он
умело сотворил из подручных материалов (глины и воды) Пандору.
Этот аспект мифа недвусмысленно показывает отношение древних греков к женщинам. Общество
было глубоко патриархальным. Человек = мужчина. Женщина – существо второстепенное. Более того,
задумка Зевса была в том, что, создав Пандору, он тем самым отомстит людям за то, что они приняли дар
Прометея. То есть Пандора была агент под прикрытием, засланный казачок. Проще говоря – людское
наказание.
Для отличного исполнения этой роли боги одарили ее необходимыми качествами. Афродита сделала
ее красавицей, способной воспламенять сердца и прочие части тела мужчин. Гермес подарил ее красноречие,
хитрость и коварство. Афина научила одеваться. С таким багажом Пандора вышла в свет.
Титан Эпиметей, брат Прометея, пал жертвой ее красоты. Пандора без труда соблазнила его, вышла за
него замуж и утвердилась в его доме.
То есть второй смысл мифа в том, что любое нарушение божественного установления должно быть
отмщено. Прометей пошел против воли Зевса – он был наказан, но личное наказание не означало, что Зевс на
этом остановится. Он решил наказать все человечество, которое, благодаря Прометею, благоденствовало.
В доме Эпитемея хранился некий кубок (ящик), который было запрещено открывать. По другой версии
мифа – Пандоре, отправляя ее к людям, вручили этот сосуд и велели ни в коем случае не заглядывать в него,
так как иначе людей ждет беда.
Пандора, как известно, движимая любопытством, открыла таки подозрительный пифос. И из этого
сосуда (ящика) вырвались наружу спрятанные там всевозможные бедствия. Пока они были заперты,
человечество жило хорошо и горя и не знало, но как только Пандора выпустила их, они немедленно овладели
человечеством. В мир пришла беда в самых разных своих проявлениях.
Испугавшись, Пандора, как только прошла первая оторопь, захлопнула крышку, но было уже поздно. В
сосуде осталась только надежда.
И это третий смысл мифа – обрушив на человечество все несчастья, Пандора сохранила для них
надежду. Именно поэтому люди не сдаются даже на фоне бесчисленных бед.
Ученые не одно десятилетия спорят, существует ли ящик Пандоры на самом деле. Если взять за основу
теорию, что до появления на Земле Пандоры с вредным багажом человечество не знало болезней, можно
предположить, что речь идет о развитии расы. Есть версии, что таинственный ларец Пандоры это:
 Экологическая катастрофа, изменившая генетику людей.
 Подарок инопланетных цивилизаций, которые проводили эксперимент над населением Земли.
 Предмет, уничтоживший более развитые цивилизации нашей планеты, оставив одну, которая выжила, но
потеряла в мутациях задатки здоровья и умение повелевать энергиями.

О чем нам говорит миф о Европе? Можем ли мы найти параллели между судьбой царевны Европы и
судьбой Европы-земли?
Согласно Геродоту (I, 1 и 2), несколько финикиян, торговавших с Грецией, похитили Ио, дочь царя
Инаха; а греки в отместку похитили Европу, дочь финикийского царя Агенора (в разных версиях истории он
появляется под разными именами). Но версия Геродота – это уже историко-политическая интерпретация.
Миф гласит следующее:
Европа бродила с другими девушками по берегу моря. Сверху ее увидел Зевс и воспылал к ней
страстью. Он принял облик могучего белого быка и предстал перед царевной. Могучее животное так нежно
ласкалось к ней, что Европа, увлекшись, сначала увенчала его цветочным венком, а затем осмелилась
оседлать быка. Бык, до сих пор такой ласковый, рванулся к морю, бросился в волны и стал быстро удаляться
от берега. Чаще всего Европу изображают верхом на быке: одной рукой она держится за его рога, а другой
придерживает одежду, развевающуюся под морским бризом. Зевс уплыл со своей ношей на Крит, где и
сочетался с ней в любви. Впоследствии Европа вышла замуж за местного царя Астерия, который, не имея
своих наследников, усыновил ее троих сыновей: Миноса, Радаманфа и Сарпедона.
В отчаянии от пропажи любимой дочери Агенор отправил своего сына Кадма на поиски сестры. Кадм,
согласно мифу, основал Фивы и положил начало фиванскому циклу: кровавым росткам греческой трагедии.
По Геродоту (V, 58), греки, у которых не было своего алфавита, заимствовали финикийский алфавит во время
странствий Кадма. Приспособив его к своему языку, они создали греческий алфавит, от которого происходят
все европейские алфавиты. Уже на первый взгляд похищение Европы породило множество следствий и
символов.
Итак, однажды девушка, собиравшая цветы – нечто деликатное, внимательное к разнообразию цвета
и форм, – не отдававшая себе отчет в возможных последствиях, оседлала силу и позволила привезти себя на
Запад. Здесь ее ждало стабильное положение и королевские почести. Здесь Европа-девушка стала Европой-
землей. Она породила неукротимое стремление к строительству, ремеслам и технике: средствам, которые
часто ускользают из рук и заставляют забыть о целях, как гласят многие европейские легенды. Эта тенденция
представлена уже в античности Миносом, который призвал к своему двору Дедала, прототипа всех
изобретателей.
Это нечто – идея, вдохновение, архетип – родилось в Азии, но полностью раскрылось только на новых
землях, которым оно дало свое имя.
Упомянутая нами сила также имела азиатское происхождение. Так произошло с имперской идеей,
которую греки, не верящие в абсолютную власть и в абсолютную силу, отвергли, предпочитая встречу между
людьми равного достоинства и конкуренцию или стычки между малыми государствами. Но однажды
Александр, который все же оставался и хотел оставаться греком, решил объединить под своим началом
величайшую в мире империю и получить божественные почести, которые воздавались императорам Персии.
Так впервые объединились противоположности: дифференциация греческой ментальности и единство
восточной силы.
Как Европа на быке, в течение тысячелетий идея империи продолжала продвигаться с Востока на
Запад. И продвигаясь, она порождала трагедии вместе с развитием культуры и техническим развитием. В
своем продвижении эта идея пыталась объединить противоположности: азиатское происхождение и
европейское предназначение, единство и различия. В античности с Востока на Запад продвигалась Персия; на
рубеже Средневековья и Нового времени это была Турецко-оттоманская империя; наконец, в наше время это
была Россия в облике Советского Союза. Все три силы достигали цели. Все три ее теряли, потому что не могли
стать силой действительно объединяющей и универсальной, сохраняя при этом многообразие различий.
Противоположности оставались расколотыми, а объединение превалировало над дифференциацией.