Вы находитесь на странице: 1из 7

Большая Перезагрузка и Великое Пробуждение

Дугин А. Г.

Что такое «Большая Перезагрузка». 5 пунктов принца Чарльза

В 2020 году на форуме в Давосе его основатель Клаус Шваб и Принц Чарльз
Уэльский провозгласили новый курс человечества – «Great Reset», «Большая
Перезагрузка». План, озвученный Принцем Уэльским, состоит из 5 пунктов:
1. Захват воображения человечества;
2. Восстановление экономики после пандемии Covid-19, что должно
привести к началу «устойчивого развития»;
3. Переход к экономике без использования нефти на глобальном
уровне;
4. Наука, технологии и инновации должны получить новый импульс
развития;
5. Необходимо изменить структуру баланса инвестиций. Следует
увеличить долю «зеленых инвестиций».
Фактически, эта программа и стала идеологией глобальной либеральной элиты.
Приход в Белый дом Джо Байдена и его администрации осуществлялся именно под этими
лозунгами.
Если отбросить гуманистическую риторику и акцент на экологии (что является
коньком именно Принца Чарльза), то программа новой фазы глобализации и план
действий международной элиты в эпоху Байдена сводятся к следующему:
1. Необходимо полностью подчинить сознание человечества идеям
либералов-глобалистов. Это достигается через их полный контроль над СМИ,
социальными сетями, образованием, культурой, искусством, где устанавливаются
новые законы – гендерная политика, прославление меньшинств – сексуальных,
этнических, биологических (возведение телесного уродства в идеал красоты и
гармонии). При этом национальные государства демонизируются, а их
наднациональные структуры, напротив, всячески превозносятся.
2. «Устойчивое развитие» (проект Римского клуба) предполагает
сокращение численности населения планеты (так как пределы роста достигнуты).
Отсюда и связь с пандемией Covid-19, а также предупреждение ВОЗ о вероятности
новых пандемий.
3. Отказ от нефти призван нанести удар по экономике России, ряда
исламских стран и стран Латинской Америки (прежде всего – Венесуэле), которые
представляют собой оплот многополярного миропорядка. Такую же тактику США
применили в последний период СССР, искусственно занизив цену на нефть.
4. Под «технологическим развитием» понимается дальнейшая
цифровизация с введением тотального контроля и надзора над гражданами,
передача ряда функций сильному Искусственному Интеллекту, ускорение
внедрения биоинженерных технологий, массовый выпуск роботов, продвижение
проектов по генетической мутации и скрещиванию видов (в том числе людей и
машин).
5. Необходимо продолжить и ускорить деиндустриализацию
экономики, переместив накопившиеся финансовые пузыри в расплывчатую и
непрозрачную сферу «экологического производства» с параллельной монетизацией
самой окружающей среды и превращения ее в капитал.
При этом глобалисты считают, что приход в Белый Дом демократов и демонизация
Трампа и поддерживавших его консерваторов создают для нового витка глобализации и
реализации этой программы идеальные условия. Более того, глобализация в последние
десятилетия стала очевидно пробуксовывать, и альтернативный многополярный порядок,
основанный на подъеме независимых цивилизаций – русской, китайский, исламской и т.
д. – постепенно превращался в необратимую реальность. Поэтому у глобалистов просто
нет исторического времени: либо сейчас, либо никогда.
Это и есть «Большая Перезагрузка». И она началась.

Краткая история либерализма

Если мы посмотрим на основные этапы становления либеральной идеологии, мы


поймем, что «Большая Перезагрузка» не является чем-то случайным и преходящим.
Глобализация есть логический результат мировой истории, как ее понимает либеральная
мысль.
Либерализм – это идеология, которая ставит во главу угла освобождение
отдельного индивидуума от всех форм коллективной идентичности.
Это началось еще с протестантской Реформации и упразднения средневековых
сословий. В результате появилось буржуазное общество, в котором все были равны –
правда, только в теории и в отношении стартовых возможностей. Но в глазах либералов
это был большой прогресс.
На обломках европейской Империи и власти Римского Папы возникли
современные национальные государства – снова индивидуумы (только в форме
государств) освободились от коллективной идентичности (католической и имперской). Но
на этом либеральный прогресс не остановился.
Философы Локк и Кант описали проект «гражданского общества», в котором и
национальные государства должны были быть упразднены. Отдельные индивидуумы
могли теоретически обойтись и без них. Так возникла философия космополитизма,
предполагающая упразднение национальных государств и (как идеал) создание Мирового
Правительства. Это было рождение глобализма – пусть и в теории.
Адам Смит сформулировал основы либерализма в экономике, указав на
интернациональный характер рынка. Развитие капитализма предполагало в этой
либеральной теории постепенное отмирание государств и, в конце концов, полную замену
политики – экономикой, то есть рынком.
В XIX веке появилась критическая теория марксизма, которая противопоставила
либеральному индивидуализму теорию классов. Идея прогресса здесь виделась иначе.
Хотя и марксисты были согласны с необходимостью отмирания государств
(интернационализм).
В ХХ веке родились идеологии крайнего национализма (фашизм), бросившие
вызов и либерализму, и коммунизму. Во главе угла они ставили принцип нации
(государства у фашистов, расы у национал-социалистов).
Поражение фашизма в 1945 году сняло с повестки дня эту идеологию, и образ
будущего оспаривали между собой либералы и коммунисты. Это и было идеологическим
смыслом «холодной войны».
В 1991 году либеральный Запад победил окончательно. СССР рухнул,
а коммунистический Китай встал на путь рыночного развития.
Тогда и был провозглашен «конец истории», то есть окончательная победа
либерализма.
Однако при ближайшем рассмотрении оказалось, что либералы еще не упразднили
два типа коллективной идентичности – половую (гендерную) и собственно человеческую.
Значит, на пути либерального прогресса встали новые преграды. Именно поэтому
с 90-х годов ХХ века на первый план выходит гендерная политика. Ее смысл не просто
толерантность к извращенцам и радикальный феминизм, восстанавливающий равенство
полов. Пол как гендер должен стать, согласно либеральным прогрессистам, делом
индивидуального выбора – как ранее религия, профессия, национальная принадлежность
и т. д. Иначе «прогресс» затормозится. Отсюда и трансгендеры, и гомосексуальные пары
в администрации Байдена. Это нормы политической корректности – знаки победы над
консервативным поворотом, едва не случившимся при Трампе.
Теперь демократия стала определяться как власть меньшинств, направленная
против большинства (заведомо «криминального» большинства, в любой момент под
влиянием популистских настроений способного выбрать Трампа или… Гитлера). Трамп
отчаянно пытался отстоять старое понимание демократии, но был низвержен. Он
подвергся canceling’у – как и все остальные фигуры, движения и целые страны, стоящие
на дороге у «Большой Перезагрузки» – последнего этапа движения либерализма к своему
историческому триумфу.
И впереди у либералов последняя задача – упразднение человечества, политика
постгуманизма. Освобождение от коллективной идентичности требует отмены рода и
вида. Либеральные футурологи уже воспевают новые возможности пост-людей –
сращивание с машиной многократно усилит силу тела, памяти и обострит ощущения;
генная инженерия позволит покончить с болезнями; память можно будет хранит на
облачном сервере; человечество сможет соединиться с машиной и достичь бессмертия.
«Большая Перезагрузка» – это и есть триумф либеральной идеологии в ее высшей
стадии – в стадии глобализации.
А все те, кто не согласны с такой повесткой дня, объявляются «врагами открытого
общества». Им предлагается добровольно сдаться. В противном случае на них обрушится
весь прогрессивный мир – с его безграничными финансами, военно-техническим
потенциалом и неисчерпаемой способностью управлять «воображением человечества».
Итак, «Большая Перезагрузка» является последним аккордом человеческого
прогресса, как его понимает либеральная мысль. Теперь все человечество свободно –
свободно быть либералами.
Но надо заметить, что при этом оно не свободно не быть либералами. Если где-то
замечен «нелиберал» или «недостаточный» либерал, то карательная система запускается
автоматически.

Великое Пробуждение

В ходе ожесточенной предвыборной компании в США сторонники Байдена –


адепты «Большой Перезагрузки» – использовали против своего противника Трампа все
средства, в том числе и запрещенные. Они не побрезговали даже применить внутри США
методологии «цветных революций», ранее поставлявшиеся на экспорт. Такая
решительность на грани фола говорит о том, насколько высоки ставки. Глобалисты
прекрасно понимают, что если их поражения и срывы будут копиться и дальше, рухнет
вся пятисотлетняя история либерализма. Многополярный мир – к которому интуитивно
тяготел и сам Трамп, прямо критиковавший глобализацию, – не оставлял либералам ни
единого шанса. Поэтому они сбросили маски, поступились принципами «старой
демократии» и протолкнули Байдена в Белый Дом, не считаясь ни с какими приличиями,
процедурами и правилами.
Сторонники Трампа уже со времени его первой избирательной кампании
догадывались, с какой могущественной и маниакальной силой они имеют дело.
Демократы, движимые логикой глобализма, были готовы принести в жертву
традиционные американские институты, саму демократию. И об этом трамписты
предупреждали с 2016 года.
Конечно, трудно осознать простым гражданам всю зловещую подоплеку
либеральной идеологии, последовательно и осознанно ведущей к уничтожению
человечества, к его «преодолению». В это сложно поверить, не просто докопаться до
истины. Особенно тем, кто сам воспитан под влиянием либеральной демократии, внутри
капиталистической системы и под глубоким внедрением глобалистской культуры. И все
же прозрение началось.
Так родился тезис «Великого Пробуждения». Этот лозунг выдвинули сторонники
Трампа, ставшие первыми жертвами нового наступающего либерального тоталитаризма.
Их инициативы немедленно подвергались цензуре, их аккаунты в социальных сетях
ликвидировались, даже упоминания о них вычищалось из систем технологичеcких
гигантов – Twitter, Youtube, Google, Facebook.
Вначале это коснулось лишь самых резких противников глобалистов и
сторонников Трампа. Но по мере того, как предвыборная компания разгоралась, жертвами
«cancel culture» и деплатформирования становились все более и более широкие круги.
Пока, наконец, глобалисты не применили свои методы к самому действующему
президенту США – Дональду Трампу.
Это и стало моментом «Великого Пробуждения». Теперь истинную природу
глобалистов воочию осознали не только самые проницательные и непримиримые,
но и огромные слои американского общества.
Те, кто отдал голос за Трампа, в установившейся либеральной диктатуре
приравниваются едва ли не к «фашистам». Так действуют законы «Большой
Перезагрузки»: кто не с нами, тот «фашист», а с «фашистом» можно – и даже нужно! –
поступать самым жестоком образом. И на сей раз в эту категорию попали не только
настоящие консерваторы, которые всегда имели идеологические претензии к либералам,
но и сами либералы, обычные американские граждане, не успевшие, однако,
перестроиться под новые критерии «либерального прогресса». Они еще не поняли, что
свобода – это свободы меньшинств, и параметры этой свободы – то есть то, что можно
говорить и делать, а чего категорически делать нельзя (нормы политкорректности) –
строго устанавливаются либеральными элитами.
«Великое Пробуждение» – это осознание того, что современный либерализм
в стадии глобализации превратился в настоящую диктатуру, стал тоталитарной
идеологией, отказывающей – как и любой тоталитаризм – в праве иметь какую-то
отличную от доминирущей точку зрения.
Это очень похоже на начало новой Гражданской войны в США. Но на сей раз ее
лагеря иные: сторонники «Великого Пробуждения» против сторонников «Большой
Перезагрузки».

На пороге великого противостояния

США являются ведущей мировой державой. То, что там происходит, касается всего
человечества. Победа Джо Байдена и стоящих за его спиной архитекторов «Большой
Перезагрузки» означает, что мир вступил в новую фазу. Глобалисты полны решимости
довести до конца то, что у них постоянно срывалось в последние два десятилетия. То 9/11,
то Путин, то Китай при Си Цзиньпине, то Иран, то Турция, то Трамп. И если сбои
продолжатся, то глобализм рискует окончательно обрушиться. «Большая Перезагрузка» –
сейчас или никогда.
И многие ориентированные на либерализм элиты различных стран – как Запада, так
и Востока (включая, разумеется, Россию) – будут мобилизованы глобализмом для того,
чтобы принять активное участие в проекте «Большой Перезагрузки». Значит, против
сторонников многополярности, суверенитета и полицентричного мироустройства
одновременно открывается и внешний, и внутренний фронт. Начинаются внешнее
давление со стороны демократического Вашингтона и подконтрольного ему НАТО – и
внутренний саботаж «пятой колонны» и либеральных элит внутри административных
структур государств.
К этому следует добавить начало серии «regime change» операций, новую волну
«цветных революций» и манипуляции региональными конфликтами. Теперь весь маховик
глобального саботажа тех, кто не встал на сторону «Большой Перезагрузки», будет
работать на полную мощь.
Очевидно, что место России – по крайней мере, России Путина, России
суверенной, независимой и свободной – в рядах «Великого Пробуждения».
Для того, чтобы это стало необратимым фактом, необходимо предпринять
последнее усилие. Наполовину Россия проснулась уже 20 лет назад. И начала трудный, но
в целом успешный (хотя и затянувшийся) возврат в историю в качестве субъекта мировой
политики, а нее ее объекта (как в 90-е годы ХХ века). Но пространство для компромисса
с глобалистами полностью исчерпано. У нас есть только один выход – проснуться
окончательно, и не просто принять активное участие в «Великом Пробуждении», но – что
было бы желательно и достойно масштаба нашей истории и нашего духа – возглавить его.