Вы находитесь на странице: 1из 27

Бак, Перл

[править | править код]
Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Перейти к навигацииПерейти к поиску


В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Бак.

Перл Бак

Pearl Sydenstricker Buck

Перл Бак в 1932 году

Имя при рождении Перл Комфорт Сайденстрикер

Псевдонимы Pearl S. Buck и John Sedges

Дата рождения 26 июля 1892

Место рождения Хилсборо, штат Западная Виргиния

Дата смерти 6 марта 1973 (80 лет)

Место смерти Денби, штат Вермонт


Гражданство  США

Род деятельности прозаик, переводчик

Годы творчества 1909—1969

Направление ориентализм

Жанр роман, биография

Язык произведений английский

Дебют «Восточный ветер, западный ветер» (1930)

Премии Пулитцеровская премия 1932 года,

Нобелевская премия по литературе 1938 года

Награды Национальный зал славы женщин (1973)

Автограф

 Медиафайлы на Викискладе

Перл Бак, урождённая Са́йденстрикер (англ. Pearl Sydenstricker Buck; китайское


имя кит. 赛珍珠, пиньинь Sài Zhēnzhū, палл. Сай Чжэньчжу ; 26 июня 1892 — 6 [Прим. 1]

марта 1973 ) — американская писательница и переводчица. Действие её


[1]

произведений, преимущественно, разворачивается в Китае; перевела на


английский язык классический китайский роман «Речные заводи» (1933). Также
известна биографической прозой. Перл Бак — первая женщина-писатель из США,
удостоенная Нобелевской премии по литературе (за 1938 год); и первая
американка — лауреат Нобелевской премии . Ранее, в 1932 году, была [Прим. 2]

удостоена Пулитцеровской премии за роман «Земля », сделавшись, таким [en]

образом, лауреатом двух престижных литературных премий подряд . [3][4]

Нобелевскую премию получила с формулировкой «За многогранное, поистине


эпическое описание жизни китайских крестьян и за биографические шедевры» . В [5]

Китае может именоваться китайской писательницей . [6]


Перл Сайденстрикер родилась в семье пресвитерианских миссионеров в Китае,
получила образование в США. Вместе с родителями жила в Чжэньцзяне,
свободно владела китайским языком и некоторое время обучалась
у конфуцианского учёного. После замужества в 1917 году с миссионером и
экономистом Джоном Баком работала в Сучжоу и Нанкине миссионером и
учителем английского языка. В 1925 году получила степень магистра английской
литературы Корнеллского университета, преподавала в Нанкинском
университете. Из-за необходимости содержать дочь, больную фенилкетонурией,
со второй половины 1920-х годов Перл Бак занялась литературным творчеством.
В 1930—1931 годах вышли два романа писательницы на тему традиционной
китайской семьи, которые хорошо продавались в США. В 1932—1934 годах Перл
Бак жила между Китаем и Америкой; после развода с мужем-миссионером и
вторичного замужества с редактором и издателем Ричардом Уолшем,
окончательно обосновалась в США. До конца 1940-х годов Перл Бак стабильно
публиковала по роману в год (общее число её книг превышает 70) , получила [7]

известность как активист женского движения, борьбы за права угнетаемых


меньшинств и международного усыновления: сама писательница в браке с Р.
Уолшем имела восьмерых приёмных детей. После 1950 года Перл Бак
практически не занималась политической деятельностью, хотя до конца жизни
активно публиковала коммерческие романы и драматургические произведения.
Пять романов о жизни в Америке опубликовала под мужским псевдонимом «Джон
Седжес».
Получение Перл Бак Нобелевской премии было воспринято неоднозначно, её
критиковали за «ориентализм» и «европоцентризм», как в США, так и в СССР и
Китае. Впоследствии в литературоведении состоялось её «переоткрытие» как
писательницы, которая последовательно раскрывала гендерную тематику в своём
творчестве, а также заложила новую литературную традицию в изображении
китайских крестьян. В 1973 году введена в Национальный зал славы женщин.

Содержание

 1Биография
o 1.1Китайские годы (1892—1932)
 1.1.1Детство
 1.1.2Школа в Китае
 1.1.3Высшее образование
 1.1.4Работа в миссии. Замужество
 1.1.5Нанкин
 1.1.6Ситуация в семье. Корнеллский университет
 1.1.7Революция в Китае
 1.1.8Начало профессиональной карьеры писателя
o 1.2Американские годы (1932—1973)
 1.2.1Триумф
 1.2.2Последнее посещение Китая. Брак с Ричардом Уолшем
 1.2.3Нобелевская премия. Литературная работа
 1.2.4Война и общественная активность
 1.2.5Социальные проекты и Wellcome House
 1.2.6Пятидесятые годы
 1.2.7Последнее десятилетие
 1.2.8Несостоявшийся визит в Китай. Кончина
 2Творчество
o 2.1Общие сведения
o 2.2Литературный дебют Перл Бак
 2.2.1«Восточный ветер, западный ветер»
 2.2.2«Земля» и её экранизация
o 2.3Перл Бак и литература о китайских крестьянах
o 2.4Перевод «Речных заводей»
o 2.5Поэтика Перл Бак
o 2.6Модели поведения персонажей в романах Перл Бак
 2.6.1«Сыновья»
 2.6.2«Разделённый дом»
 2.6.3«Мать»
 2.6.4«Драконово семя»
 2.6.5«Павильон женщин»
 2.6.6«Пион»
 2.6.7«Три дочери мадам Лян»
 2.6.8«Горожанин»
 3Память
o 3.1Литературная критика
o 3.2Памятные места. Архивы
 4Основные произведения
o 4.1Публицистика
o 4.2Романы
o 4.3Биографии и автобиографии
o 4.4Детские книги
 5Примечания
 6Литература
o 6.1Словарно-энциклопедические издания
o 6.2Монографии и статьи на английском и китайском языках
o 6.3Монографии и статьи на русском языке
 7Ссылки

Биография[править | править код]
Китайские годы (1892—1932)[править | править код]
Детство [править | править код]

Семейство Сайденстрикеров в 1895 году. На фото Авессалом, Кэролайн (на руках у неё новорождённый сын Клайд), старший сын Эдгар[en] , дочь Перл[8]

Мать будущей писательницы — Кэролайн Мод (урождённая Сталтинг) —


происходила от голландских эмигрантов из Утрехта, чьи предки обосновались
в долине Шенандоа за десять лет до гражданской войны в США. Она была
начитанной, обладала способностями к музыке, хорошо играла
на фортепиано и органе, и два года проучилась в семинарии в Луисвилле . Она [9][10]

отправилась вслед за мужем-миссионером в Китай, вообще не имея


представления об этой стране. Отец — Авессалом Сайденстрикер  — происходил [en]

из семьи немецких эмигрантов, в которой шестеро братьев стали священниками . [11]

Он принадлежал American Southern Presbyterian Mission  и прибыл с женой


[en]

в Шанхай в 1880 году. Впоследствии он убедил совет миссии направить его в


одиночку в Чжэцзян, а семья ожидала его на станции. Местное население
враждебно относилось к миссионерам; за первые десять лет работы в Китае
Авессалом крестил всего десять китайцев. Семейная легенда гласила, что во
время летней засухи 1889 года их даже хотели принести в жертву местным
богам . Перл Сайденстрикер была пятым ребёнком в семье её родителей, но её
[12]

старшие сёстры Эдит и Мод, и брат Артур умерли от эпидемических заболеваний;


причём Артур — всего лишь за день до возвращения отца из миссии. Самый
старший из братьев Эдгар  жил и учился в Америке . После очередной
[en] [13]

беременности Кэролайн семья решила поехать к ней на малую родину


в Хилсборо в штате Западная Вирджиния. Там 26 июня 1892 года родилась дочь,
которой дали имя Перл Комфорт. Поскольку отпуск Авессалома был выписан
всего на 12 месяцев, он принудил жену с младенцем вернуться в новую миссию
в Цинцзянпу . [14]

Первым языком Перл был китайский и, по собственным воспоминаниям, она


осознала свою культурную двойственность в возрасте четырёх с половиной лет,
когда её китайская нянька  Ван (дочь разорившегося купца из Янчжоу) стала
[en]

прятать её золотистые локоны под шапку, «потому что цвет настоящих


человеческих волос — чёрный» . При этом ама Ван была, согласно тем же
[15]

воспоминаниям, «единственным человеком в семье, который обнимал её или


брал на колени ради ощущения душевного тепла» . Первые уроки чтения —
[16]

китайских романов, в том числе «Сна в красном тереме», — преподал ей повар-


китаец . Отца никогда не бывало дома, а если он возвращался, то был
[16]

эмоционально отстранён. Мать была по образованию школьной учительницей,


сама издавала еженедельную миссионерскую газету, и с семилетнего возраста
стала обучать дочь. Перл читала Эдгара По, Диккенса, Теккерея и Вальтера
Скотта, нравился ей и Плутарх; училась рисованию, пению и игре на скрипке . В [17]

1894 году, когда мать находилась на восьмом месяце беременности, семья


переехала, причём Кэролайн пришлось рожать сына в отсутствие мужа. Это
чрезвычайно обострило отношения Сайденстрикеров; Авессалому пришлось
вернуть семью в Цинцзянпу. После начала японо-китайской войны враждебность к
иностранцам сильно возросла . В январе 1896 года Авессалома Сайденстрикера
[18]

перевели с семьёй в Чжэньцзян, но глава семьи предпочитал проповедовать в


сельских районах, бросив жену с детьми. Если он был дома, то занимался
переводом Нового Завета на китайский язык, который печатал и распространял за
собственный счёт . Только в 1897 году удалось провести лето в горной местности
[19]

в Гулине в горах Лушань, где был мягкий климат. В январе 1899 года Перл и её
младший брат Клайд заболели дифтерией, младший брат умер; мать при этом
была на пятом месяце беременности. Авессалома вновь не было дома; на
похоронах Кэролайн резко ответила миссионерам, которые утешали её. 12 мая
1899 года родилась младшая сестра Перл — Грейс Кэролайн, но её мать была
поражена родильной горячкой. Ей удалось выжить, и во время выздоровления она
описывала дочери Виргинию как воплощение земного рая . [20]
Дом Сталтингов в Хилборо, ныне музей

В 1899 году Перл отдали в миссионерскую школу, которую она посещала вместе с
ученицами-китаянками, и играла с сыном миссионера-соседа Джеймсом Бэром,
который научил её курить. Перл также помогала ухаживать за Грейс, которую
вскормили консервированным молоком; младшая сестра была болезненной.
После возвращения в Чжэньцзян, до города докатилось Ихэтуаньское восстание;
американские власти эвакуировали миссионеров на канонерской лодке в Шанхай.
Авессалом в одиночку вернулся проповедовать; в октябре 1900 года он был
переведён во вновь основанную North Kiangsu Presbyterian Mission. Только 8 июля
1901 года семейство отплыло в Сан-Франциско, откуда трансконтинентальной
железной дорогой вернулось в Виргинию . Девятилетняя Перл, попав в Хилборо,
[21]

впервые стала общаться со сверстницей-американкой — Грейс Сталтинг, дочерью


дяди . Для юной Перл пребывание в Америке обернулось разочарованием,
[22]

поскольку действительность фермы, населённой семейством голландцев-


кальвинистов, мало походила на сказку; родственники были шокированы, узнав,
что кузина и племянница не умеет шить, убираться и мыть посуду. Не испытывала
девочка и особой религиозности, хотя и посещала богослужения, «как все».
Известия об убийстве президента Маккинли вызвали у Перл истерику, поскольку
она сочла, что и в Америке начнётся восстание наподобие Ихэтуаньского .[23]

Осенью 1902 года семья миссионера вновь вернулась в Чжэньцзян . [24]

Школа в Китае [править | править код]


Семейство Сайденстрикеров в 1901 году. Перл — слева, Авессалом, Кэролайн с маленькой Грейс, позади ама Ван

После возвращения в Китай, десятилетнюю Перл стали привлекать к делам


миссионерской станции; в автобиографии она описывала нетерпимость
Авессалома Сайденстрикера и бесконечные споры из-за скудного жалованья и
права китайцев на образование (начальство считало, что «туземцы» опасны).
Вдобавок, на участке Сайденстрикеров действовал миссионер-баптист, который
«отбивал» паству. В частности, практикуемое баптистами полное погружение в
воду при крещении больше нравилось китайцам, которые считали, что в
буквальном смысле смывают свои грехи. Неприятности по службе переносились и
на дом; 11-летняя Перл многократно ссорилась с отцом, который
практиковал телесные наказания. Тем не менее, она охотно обучалась у
отца латыни, и он привил ей понимание невозможности глубоко постичь дух
китайцев без полного усвоения народного языка . Осенью 1902 года для Перл [25]

наняли китайского учителя, господина Куна, что было со стороны её родителей


своего рода «бравадой» перед миссионерским сообществом. Кун
был пекинским учёным-конфуцианцем, бежавшим на Юг после того, как немецкие
солдаты разорили его дом. В следующие три года Перл каждый день по два часа
осваивала каллиграфию и упражнялась в разговорном пекинском диалекте, а
также заучивала «Четверокнижие» . Родителям не нравилось её увлечение[26]

беллетристикой (учитель Кун также считал, что романы — это «пустая трата
времени»), но Перл продолжала читать Шекспира и открыла для себя Марка
Твена, которого сочла «скучным», ибо то, что он описывал, не соотносилось с её
жизненным опытом. Главным писателем в её жизни навсегда остался Диккенс, и в
течение многих лет она ежегодно перечитывала его собрание сочинений . Осенью [27]

1905 года учитель Кун умер во время холерной эпидемии, а няню Ван с трудом
выходила Кэролайн Сайденстрикер . [28]
12-летняя Перл Сайденстрикер (справа) на уроке гигиены в миссионерской школе. У её ног сестра Грейс

Поскольку родители считали, что 13-летняя Перл слишком «окитаилась», её


отправили в группу дочерей миссионеров, которые дистанционно — по
переписке — обучались в школе Калверта в Балтиморе. Занятиями руководила
Кэролайн, в программу входили история, география, Священное Писание,
английский язык, математика, рисование, музыка и обязательная гимнастика.
Кроме того, Перл три раза в неделю посещала уроки в методистской школе для
китайских девочек мисс Робинсон. Зимой 1906—1907 года низовья Янцзы были
поражены сильным наводнением, за которым последовал голод. Авессалом и
Кэролайн помогали голодающим, но беженцы однажды попытались сжечь дом
миссионеров, которых обвинили в гневе Небес. Далее встал вопрос о
дальнейшем образовании Перл, на которое не было денег (жалованье
миссионера составляло 800 долларов в год) . Осенью 1909 года её отправили [29]

в Шанхай в пансион, который содержали две мисс Джуэлл; царящие там порядки
Перл сравнивала с прочитанным в романе «Джейн Эйр». Однако именно в школе
первые проявился её литературный дар, она опубликовала своё первое
стихотворение в газете «Shanghai Mercury», постепенно стала её постоянным
автором . Призы за лучшее сочинение стали настолько обычными для неё, что
[Прим. 3]

она воспринимала это как способ заработка на карманные расходы. В школе она
испытала первую детскую влюблённость в одноклассника-евразийца — сына
миссионера и китаянки, — его историю она полвека спустя использовала в романе
«Письмо из Пекина». Это не могло не привести к конфликту с дирекцией.
Вдобавок, мисс Джуэл принадлежали к пятидесятникам, а когда Перл высмеяла
«говорение на языках», объявили её «еретичкой». В результате даже её соседки
по комнате проголосовали, чтобы Перл переселили на чердак. Для
«исправления» директор Джуэлл привлекла Перл на работу в благотворительной
миссии с китайскими женщинами, выкупленными из рабства или публичного дома.
Поскольку она единственная свободно владела китайским языком, услышанное и
увиденное её потрясло. Кэролайн поспешила забрать дочь из школы . [31]

Высшее образование [править | править код]


В 1910 году Авессалом согласился дать дочери высшее образование на родине.
Родители избрали для неё Женский колледж Рэндольфа —
Мэйкона  в Линчберге и даже решили сопровождать её отъезд всей семьёй. Путь
[en]

в США проходил через Европу: добравшись до Харбина,


Сайденстрикеры Транссибирской дорогой добралось до Москвы (вызвавшей
негативную реакцию у Перл), а далее через Варшаву и Берлин приехали
в Невшатель, где остановились на месяц. Авессалом хотел пообщаться с
«подлинными кальвинистами», а Перл улучшала знание французского языка.
После окончания отпуска, они пробыли всего один день в Париже (Авессалом был
возмущён обнажёнными статуями на вокзале) и ещё неделю в Лондоне по
делам China Inland Mission . Далее трансатлантическим лайнером все
[en]

отправились в Нью-Йорк. В колледж Перл прибыла осенью 1910 года, по


собственным словам, «с открытым сердцем и слишком зрелым для своих лет
умом» . [32]

Здание Рэндольф-колледжа, где обучалась Перл Бак. Фото 2008 года

Социализация проходила с трудом: сокурсницы возмущали Перл своим расизмом,


она не вписывалась в компанию девушек, выросших в квазиаристократическом
обществе  американского Юга, была одета по давно устаревшей моде, не
[en]

понимала «элементарных» в этом кругу этикетных условностей. Жизнь в


колледже мало отличалась от монастырской: девушек учили быть хорошими
хозяйками и матерями, чрезмерная образованность и начитанность не
поощрялись; в интеллектуальном отношении Перл мало что приобрела по
сравнению с усвоенным в Китае. Девушки редко покидали кампус, весь
распорядок дня был распланирован по звонку, общение с молодыми людьми и
танцы позволялись только на Рождество и Пасху . По собственным словам, Перл
[33]

поставила себе задачу вписаться в новый социальный круг, и к концу первого


курса ей это удалось. Во время пребывания в доме брата Эдгара на каникулах,
Перл сама сшила себе новые платья (искусство кройки и шитья было тем
немногим, что было вынесено ею из колледжа). Она даже научилась подражать
виргинскому акценту, а чувство юмора делало её популярной в компании и на
маскарадных вечерах. Она вступила в сестринство Phi Beta Kappa и престижное
женское общество «Дельта Каппа». В 1913 году Перл была избрана делегатом на
конференцию YMCA в Брин-Мор. Она продолжала получать награды за лучшие
сочинения и стихотворения, но не прошла на выборах главы студенческого
самоуправления из-за проявленной самоуверенности. Однако положение Перл
Сайденстрикер осложнялось хроническим безденежьем, тогда как Авессалом был
вынужден просить благотворителей платить за обучение дочери. На последнем
курсе Перл переселилась в дом брата Эдгара, который тогда разводился с
женой — почти немыслимый поступок в миссионерской среде того времени.
Летние каникулы она проводила в Хиллборо и у родни отца, но тёплых отношений
не сложилось. Единственным человеком, с которым Перл была откровенна, была
её сокурсница Эмма Эдмундс, переписка с которой продолжалась более
полувека . [34]

После выпуска из колледжа в июне 1914 года (на нём присутствовали брат Эдгар
и кузина Юджиния), Перл хотела остаться в США. Был шанс выиграть стипендию
для обучения на психолога и остаться в колледже ассистентом. Из Китая
приходили тревожные новости: после Синьхайской революции, в стране
началась гражданская война. Авессалом, как обычно, был погружён в дела
миссии, строил новый дом и школу, ама Ван скончалась, а тон писем заболевшей
матери был таков, что Перл решила вернуться. Бросив кафедру психологии в
Рэндольф-колледже, в ноябре 1914 года она отплыла в Шанхай . [35]

Работа в миссии. Замужество [править | править код]

Равнинный ландшафт в уезде Сучжоу. Фото января 2009 года

Вернувшись в Чжэньцзян (в Шанхае её встречал отец), Перл Сайденстрикер


деятельно включилась в работу миссии, фактически став главой семьи. Она вела
хозяйство, следила за распорядком дня отца, замещала мать на уроках
катехизации, если она была больна, а по воскресеньям играла на органе в церкви.
Далее она взяла на себя уроки английского языка в школе для девочек, а дальше
и в миссионерской школе для мальчиков. Общаясь с учениками, она стала
больше понимать суть китайской революции, узнала о Сунь Ятсене. Потрясением
для неё было осознание прагматического взгляда китайцев на христианскую
религию. Впоследствии она утверждала, что от учеников взяла гораздо больше,
чем передала им. Моды, вывезенные Перл из Америки, а также её взгляды и
независимое поведение вызывали единодушное неодобрение миссионеров . [36]
Свадебное фото 30 мая 1917 года

В конце 1915 года в Китай прибыл миссионер-экономист Джон Лоссинг Бак ,


[en]

который учился в Корнеллском университете вместе с Ху Ши. Они познакомились


с Перл на пикнике, устроенном в Гулине (миссионерском курорте в
горах Маошань), где та ухаживала за матерью. В течение 1915—1916 годов они
встречались четыре или пять раз (Бак служил в Аньхое), и объявили о помолвке в
январе 1917 года. Отец и мать были единодушны в неодобрении: Джон Бак был
родом из семейства фермеров, казался простоватым и плохо образованным.
Перл, напротив, импонировало в нём полное отсутствие фанатизма. Венчались
они через месяц в миссии в Чжэньцзяне, провели два месяца в Гулине, а далее
отправились на станцию Джона в Сучжоу. Первый год брака был гармоничен:
Перл посвятила себя дому и мужу, привела в порядок квартиру, разбила огород,
служила Джону переводчиком и печатала на машинке. Миссия существовала
всего пять лет, её основатели были энергичными людьми с высшим
образованием; экспериментальная ферма была зарегистрирована
в Департаменте сельского хозяйства в Вашингтоне. Подругой Перл стала
учительница Мэриан Гарднер . [37]

Перл оказалась первой белой женщиной, допущенной в женские покои китайских


домов Сучжоу. Она подружилась с соседкой — состоятельной вдовой по фамилии
Чжан, которая была одновременно буддисткой и христианкой, приняв крещение,
чтобы сделать приятное иностранцам, чьи действия всецело одобряла. Другая
соседка — госпожа У — запретила бинтовать ноги своим внучкам, они стали
первыми ученицами в женской школе Баков (мисс Гарднер настаивала, что
девочки ничуть не уступают по уму мальчикам). Противоположностью Чжан и У
была госпожа Сюй, деспотичный матриарх, которая довела до самоубийства
свою невестку. Когда Перл хотела прочитать заупокойную молитву, её прогнали.
Свои воспоминания об этом, — частью, вымышленные, — она опубликовала в
1924 году в журнале «Atlantic Monthly». В 1918 году Лоссинг и Перл смогли
организовать анкетирование местных жителей и открыли сельскохозяйственную
школу, число учеников в которой за два месяца возросло с двенадцати до ста.
Работу приходилось осуществлять в условиях гражданской войны. В романе
«Земля» Перл Бак описала двухнедельную осаду Сучжоу осенью 1918 года.
Местные жители не всегда были доброжелательны: однажды повар попытался
отравить миссионеров, и Перл с тех пор готовила сама. Из-за отсутствия
водопровода и канализации справляться по хозяйству без прислуги было
невозможно . [38]

Поскольку Лоссинг Бак был занят делами фермы, кроме обязанностей по дому и
школе, Перл и Мэриан приходилось ассистировать доктору Уилтси, жена которого
только что потеряла ребёнка от менингита. Иногда приходилось делать операции
или принимать роды в самых антисанитарных условиях при явном неодобрении
родни. То, что впоследствии Перл Бак публиковала в своих романах или
автобиографиях, сильно смягчено по сравнению с описаниями в переписке и
дневнике . После замужества Мэриан Гарднер, летом 1918 года Перл в одиночку
[39]

вела школу для девочек, воскресную школу, курсы катехизации для окрещённых,
и даже группу для обучения молодых матерей основам гигиены и уходу за детьми.
Кроме того, госпожа Сюй вместе с Перл по четыре дня в неделю наносили визиты
в соседние деревни, где миссис Бак могла проповедовать и распространять
пропагандистские брошюры и экземпляры Евангелия. В письме свекрови Перл
писала, что иногда приходила в отчаяние от окружающей её действительности.
Китайцы были безразличны к понятию греха и искупления, а однажды Перл
пришла в ужас, когда девять из одиннадцати матерей в её группе признались, что
как минимум однажды убили только что рождённых ими детей, задушив или
бросив собакам на растерзание . 11 декабря 1918 года в Сучжоу произошло ещё
[40]

одно самоубийство невестки, затравленной свекровью, причём её задушили


родственники, после того как вынули из петли. Перл описала эти события спустя
четыре дня в письме собственной свекрови; судя по переписке, в эти дни она
испытывала глубокое потрясение. После отъезда врача Уилтси с женой в США,
между Перл и Лоссингом произошла первая крупная ссора, вызванная их полным
личностным несовпадением. Лето 1919 года она провела с матерью в Гулине,
оставив мужа на ферме. Там оказалось, что Перл беременна, и она сильно
шокировала знакомых китаянок, когда рассказала, что её муж желает рождения
дочери, а не сына. Тем временем руководство миссии отказалось финансировать
ферму; взамен Джону предложили кафедру агрикультуры и лесоводства
в Нанкинском университете. Поскольку в Аньхое началась эпидемия, в сентябре
Перл сразу эвакуировали в столицу Китая .
[41]

[править | править код]
Нанкин
Дом-музей Перл Бак в Нанкине

20 марта 1920 года появилась на свет дочь Лоссинга и Перл, названная Кэролайн
Грейс Бак. Однако лечащий врач обнаружил у Перл опухоль матки и настаивал на
немедленной операции. В результате Перл и Кэролайн были срочно отправлены в
Нью-Йорк. Новорождённая дочь с отцом остались на семейной ферме Баков
в Плизант-Вэлли (Нью-Йорк) , а Перл положили в пресвитерианскую больницу,
[en]

где за ней ухаживали брат Эдгар и младшая сестра Грейс. Опухоль,


прооперированная в июне, оказалась доброкачественной, но Перл больше не
могла иметь детей. Осенью все вернулись в Нанкин. Неприятности на этом не
закончились: мать Перл — Кэролайн — неизлечимо болела расстройством
обмена веществ, и скончалась 21 октября 1921 года. В биографии матери,
названной «Изгнание» (или «Чужой край»). Всего к жизнеописанию Кэролайн дочь
обращалась трижды). Перл утверждала, что это окончательно означало для неё
разрыв с традиционной системой ценностей и пути, который был ей
предначертан. Закончив рукопись «Изгнания», Перл положила её в стол, считая
слишком интимной для обнародования. Умирание матери было описано и в её
первом романе «Восточный ветер, западный ветер» . Дела у Джона Бака
[42]

обстояли значительно лучше: он был назначен исполняющим обязанности декана


сельскохозяйственного факультета Нанкинского университета. В условиях, когда в
Нанкине ещё не было высококлассных отелей, в доме Баков стали
останавливаться американские гости, направлявшиеся в долину Янцзы или в
Пекин, — учёные, писатели, путешественники и миссионеры, начавшие изучать
китайский язык. Перл считала, что их дом слишком велик и некрасив; её комната
была с эркером, который выходил на задний двор, засаженный бамбуком и
цветами. Гостей обычно принимали на террасе наверху, откуда открывался вид
на мавзолей Чжу Юаньчжана — основателя династии Мин. По хозяйству помогала
сестра Грейс, которая также вышла замуж за миссионера по фамилии Яки. Её
поддержка позволяла Перл преподавать английский язык, в том числе на
курсах Юго-Восточного университета , куда впервые принимали девушек-
[en]

студенток. Одной из ближайших подруг стала Маргарет Томпсон, которая также


была женой одного из иностранных преподавателей . В доме Баков жили также
[43]

друг детства Перл миссионер Джеймс Беар, его молодая жена Маргарет и даже
конфидентка по колледжу Эмма Эдмундс, ныне — миссис Локк Уайт. Хватало и
китайских приживалов: семья портного и даже жена бывшего садовника Баков из
Сучжоу по имени Лу Сацзэ, которая голодной зимой 1922 года пришла к ним
пешком и поселилась в курятнике . Со временем она стала домоправительницей
[44]

и амой, а после отъезда Баков заняла то же место в семье Томпсонов .


[45]
Вид на Вершину пяти старцев в горах Лушани

После голода 1921 года, свидетельницей которого она стала, Перл Бак стала
испытывать потребность выразить свои впечатления в печатном виде. Она
спонтанно написала очерк «И это тоже Китай» (англ. In China Too), принятый
редакцией «Atlantic Monthly» и вышедший в 1924 году. Далее последовал очерк
«Красота Китая», описывающий пейзажи Лушани. Первый успех направил
интересы Перл Бак к писанию романа. Хотя в автобиографии она утверждала, что
держала свои планы в тайне от Лоссинга, но в его письме родителям от 18
февраля 1923 года упоминается, что он очень гордился талантами жены и
ожидал, когда она закончит книгу о Китае, «которая будет отличаться от всего,
ранее опубликованного» . В середине 1920-х годов Перл Бак переоткрыла для
[46]

себя китайские романы и стала рассматривать их как выражение национального


духа, активно поддерживала «литературную революцию » . Более того, первые [zh] [47]

художественные опыты Перл Бак оказалось легче осуществлять на байхуа, а не


на английском. Первый её рассказ «Цепкость древности» (англ. The Clutch of the
Ancients) был опубликован в газете «Chinese Recorder » как «перевод с [en]

китайского» . [48]

Ситуация в семье. Корнеллский университет [править | править код]

Семейное фото 1924 года

Первые литературные успехи Перл Бак сопровождались отчуждением супругов


друг от друга. Джон Бак получал большое финансирование от британских и
американских деловых кругов, поддерживался пришедшим к власти Гоминьданом,
но мало внимания уделял жене. По воспоминаниям Берты Рейснер, у них
полностью отсутствовало взаимопонимание и интерес к делам друг друга. Она
замкнулась в себе, сильно прибавила в весе и перестала заботиться о своей
внешности. В апреле 1923 года после отставки к дочери переехал одинокий
Авессалом Сайденстрикер, который и не думал скрывать недовольства зятем.
Былые разногласия отца и дочери отступили на второй план, ибо Авессалом стал
ей старшим другом, с которым они могли говорить по-китайски о любимых книгах .
[49]

Вскоре стали очевидными проблемы со здоровьем единственной дочери Кэрол


Бак, умственное и социальное развитие которой явно затормозилось; кроме того,
она страдала экземами. Джон Бак попытался в 1924 году отправить жену и дочь
в Бэйдайхэ, где был проведён консилиум европейцев-педиатров. Они не смогли
поставить диагноза, но настаивали на обследовании в США. Летом 1924 года
Лоссинг Бак отправился с семьёй в Корнеллский университет для получения
степени магистра экономики. Перл и Кэрол посетили несколько медицинских
центров. Наконец, в клинике Майо Перл Бак была поставлена перед фактом: её
дочь физически развита хорошо, но страдает умственной отсталостью по
неизвестной причине. Точный диагноз был подтверждён только четверть века
спустя — фенилкетонурия . [50] [51]

Чтобы отвлечься от ситуации, Перл поручила соседу-фермеру приглядывать за


Кэрол и поступила в магистратуру по английской литературе. Домашние задания
она делала по ночам, поскольку жизненный цикл миссис Бак был всецело
подчинён жизни дочери. Врач предложил удочерить «сестру», которая могла бы
стимулировать развитие Кэролайн. Джон Лоссинг согласился на удочерение
девочки из церковного пресвитерианского приюта. Перл могла выбирать из
двадцати младенцев и остановилась на наиболее истощённом, который неделями
лежал на одном боку и не поправился ни на фунт от самого рождения. Её
крестили именем Дженис и Перл удалось её выходить. Поскольку жалованье мужа
было невелико, Перл, помимо всех домашних обязанностей и учёбы, вновь
взялась на перо, поскольку журнал «Азия » предложил ей гонорар в 100
[en]

долларов — вполне достойная по тем временам сумма (1500 долларов в ценах


2020 года). Также она попыталась выиграть премию в 250 долларов (3740 в ценах
2020 года) за лучший очерк по истории человеческого прогресса. Результатом
стала академически выверенная по стилю статья «Китай и Запад», в которой Перл
Бак выдвинула крайне жёсткие тезисы о связи миссионерских неудач с
империалистической и расистской внешней политикой США. Статья удостоилась
приза имени Лоры Мессенджер. Осенью 1925 года, после того, как Джон и Перл
получили свои дипломы магистров (он — по экономике, она — по литературе),
семья вернулась в Нанкин . [1][52]

Революция в Китае [править | править код]


Руководители Северного похода в 1928 году

Семейство Баков вернулось в страну, находящуюся на грани революции. В марте


1925 года скончался Сунь Ятсен, не достигший соглашения с милитаристами;
руководство Гоминьдана планировало Северный поход. Нанкин был резиденцией
генерала Сунь Чуаньфана. Впрочем, на жизни в университете это сказывалось
мало: Перл преподавала в двух вузах и женском училище и писала в
автобиографии, что радовалась возвращению в общество китайцев, которых
понимала лучше, чем американцев. Летом 1926 года после похода Национально-
революционной армии начался исход иностранцев из города, но Джон и Перл
остались, и даже не поехали в Гулин. Лоссинг занимался подготовкой своей
первой монографии «Крестьянское хозяйство»; Перл опубликовала очередной
рассказ «Крестьянин Лао Ван» и размышляла о работе в крупной форме . В
[53]

феврале 1927 года приехала сестра Перл — Грейс Яки с ребёнком, которая три
года провела с мужем в Хунани. Она привезла известия о закрытии школ,
массовых манифестациях и погромах китайцев, уличённых в связи с
«иностранными империалистами». В Юго-Восточном университете также были
изобличены несколько «революционеров» из числа студентов, чьи отрубленные
головы были помещены у городских врат на всеобщее обозрение. Когда 21 марта
войска Чан Кайши подошли к городу, консул США предупредил граждан своей
страны об эвакуации, но все остались, потому что Авессалом упрямился и в
последний момент заболел. 24 марта после взятия города начались массовые
убийства, был застрелен помощник ректора Нанкинского университета Джек
Уильямс, убиты несколько католических священников и врачей. Баков приютила
их старая знакомая Лу Сацзэ, а затем их перевели в здание университета . 25
[54]

марта 1927 года уцелевших миссионеров спасли американские морские


пехотинцы и приютили на борту эсминца, где обильно накормили мясом и хлебом,
вызвав желудочное расстройство. Перл Бак по пути в Шанхай спасала свою
психику чтением «Моби Дика». У семьи осталось только то, что на них надето, а
Лоссинг чудом сохранил портфель с рукописью «Крестьянского хозяйства»;
остальные рукописи и накопленная за десятилетие библиотека погибла вместе со
всем имуществом . [55][Прим. 4]
Цветение сакуры в Ундзэне

После десяти дней, проведённых во временном убежище в Шанхае, получив


ссуду от руководства миссии, семья отправилась в Нагасаки, где все разъехались.
Авессалом нанялся инспектировать миссионеров в Корее, Грейс с новорождённой
дочерью отправилась в Кобе, где имелся врач-европеец. Джон снял домик на
курорте Ундзэн, куда потом заселились и Томпсоны, а затем и семья Грейс; всего
девять человек. Хотя были дни цветения сакуры, в доме было очень холодно.
Средства позволяли вернуться к научной и литературной работе (Джона
запрещалось беспокоить между 08:00—12:00 и 13:00—17:00), питаясь рисом и
рыбой. В апреле к ним нежданно присоединилась старая приживалка Лу Сацзэ,
которая уцелела в Нанкине и незаконно добралась до Японии, где её в течение
недели три раза арестовывали за бродяжничество и отсутствие паспорта.
Госпожа Лу упрямо считала, что прислуживать Перл — её долг. Не выдержав
шума и гама, Перл с дочерьми совершила «побег», отправившись в спонтанную
поездку по японским железным дорогам и позже утверждала, что не могла
положительно объяснить своего поступка .
[57]

Осенью 1927 года Джон и Перл с детьми вернулись в Шанхай и арендовали дом
во французской концессии, который делили с семьями Грейс Яки и Лиллиан
Бейтс. Вернувшийся Авессалом жил на половине Грейс, потому что поссорился с
Джоном Лоссингом. Последний был полон надежд основать автономную
китайскую церковь, базой для которой послужит Американское фермерское бюро.
Сама Перл была подавлена и хотела уехать из Китая . Годичное пребывание в
[58]

Шанхае позволило Перл заняться дочерью Кэрол, попытаться развивать её или,


по крайней мере, определить функционирование её сознания . Власть
[59][Прим. 5]

Гоминьдана повергла её в пессимизм, она считала, что Чан Кайши не годится на


роль главы государства. Утешение приносила литература: любимыми новыми
писателями Перл Бак стали Лу Синь, Го Можо, Дин Лин. Она не пыталась
заводить литературных знакомств, хотя виделась один раз с Сюй Чжимо во время
его пребывания в Шанхае, он послужил прототипом для мужа героини новеллы
«Говорит китаянка» (A Chinese Woman Speaks). В своих мемуарах она называла
его «китайским Шелли» и отзывалась пренебрежительно; сам он едва ли обратил
внимание на жену миссионера, существующую на периферии тогдашней
литературной жизни. Единственным положительным моментом этой зимы Перл
называла то, что в свои 35 лет без всяких дополнительных усилий похудела на 45
фунтов (20 кг) и стала выглядеть привлекательнее .
[61]
Мавзолей Сунь Ятсена

В июле 1928 года семейство Баков вернулось в Нанкин и они стали первыми
белыми, которые обосновались в новой столице Китайской республики.
Разгромленный дом пришлось отстраивать заново; Перл сделалась
чувствительной к появлению незнакомцев и громким голосам. Положение в
столице было неустойчивым, Бак опасался нового восстания . 1 июня 1929 года
[62]

они были в числе иностранных гостей на официальных похоронах Сунь Ятсена в


специально построенном мавзолее; Перл Бак утверждала, что после окончания
церемонии встречалась с Чан Кайши. Отчёт об этом был отправлен ею в совет
миссии. Через несколько недель семья отплыла в США, поскольку Джона
пригласили в Институт тихоокеанских исследований, через который Департамент
сельского хозяйства на средства Рокфеллеров намеревался осуществить
комплексное исследование китайской агрикультуры. Перл решила
воспользоваться возможностью приискать приют для умственно неполноценной
дочери, поскольку у неё не было собственной семьи, а родственники Джона не
хотели связываться с Кэрол. Посещение заведений для детей с отклонениями в
развитии повергло Перл в ужас, который она выразила в 1950 году в романе
«Ребёнок, которое никогда не вырастет». Наконец, Перл Бак нашла заведение
доктора Джонстона, которому она доверилась. Закрытый пансионат-лечебница
«Винланд » для детей с родовыми травмами (особенно ДЦП), располагался
[en]

в Нью-Джерси. Персонал здесь был добр к своим подопечным и ко всем, даже


необучаемым, подходили индивидуально и обеспечивали необходимую степень
свободы. В сентябре 1929 года она впервые рассталась с Кэрол, которой был
предоставлен пробный месяц. Джон Лоссинг при этом настаивал на возвращении
в Китай, что усугубляло моральный конфликт Перл. Вдобавок, дочь нужно было
содержать: Перл сумела получить заём в 2000 долларов от совета
пресвитерианской миссии в Нью-Йорке, чего должно было хватить на два года.
Средств вернуть заём или хотя бы платить по процентам у неё не было, хотя
совет предложил ей 500 долларов гонорара за детскую книгу о миссионерах . [63][64]

Начало профессиональной карьеры писателя [править | править код]


В январе 1930 года Перл Бак в последний раз вернулась в нанкинский дом.
Единственной возможностью заработать для неё была литература, и она почти
немедленно приступила к написанию романа «Земля», историю крестьянина,
выжившего во время голода, и который стремился вернуться в родную деревню.
Сюжет и герои восходили к многочисленным воспоминаниям времён жизни в
Сучжоу. Перл Бак считала, что опубликованные в то время произведения Лао
Шэ и Лу Синя отражают точку зрения горожан и традиционное презрение
образованного сословия к крестьянам. Образы и сюжеты уже отрабатывались
Перл в опубликованном двумя годами рассказе «Крестьянин Лао Ван», где
соавтором значился ученик Лоссинга Шао Дэсин. Происходивший из бедной
семьи, он мог быть консультантом Перл по особенностям жизни китайской
деревни. В общей сложности работа над текстом заняла два месяца, причём
писательница работала на китайском языке, а затем переводила себя на
английский язык, на стиль которого явно повлияла Библия короля Якова. Обычно
она работала по утрам, когда приёмная дочь Дженис находилась в школе. Лилиан
Бейтс утверждала, что работа над романом шла ещё в Шанхае. Ранее созданная
рукопись, отвергнутая двадцатью издателями, всё-таки была принята Ричардом
Уолшем, главой нового издательства «John Day Company » . [en] [65]

Жители Китая, пострадавшие от наводнения. Фото августа 1931 года, Федеральный архив Германии

В апреле 1930 года в свет вышел её первый роман, основанный на давней


новелле «Говорит китаянка», и названный редактором «Восточный ветер,
западный ветер ». Уолш сообщил, что мнения редколлегии разделились пополам,
[en]

и он использовал свой решающий голос. Перл в первую очередь устраивали


финансовые условия: аванса не полагалось, зато роялти составляло 10 % от
общих сумм продаж, с возможностью увеличения до 15 % в случае, если
разойдётся более 5000 экземпляров. Этого было достаточно, чтобы платить за
Кэрол в приюте. Более того, рынок и критики оказались благосклонны к китайской
теме, и в сентябре Уолш предложил контракт на вторую книгу. К новому году
«Восточный ветер, западный ветер» разошёлся десятитысячным тиражом, был
избран книгой месяца . Первый гонорар сразу составил 4000 долларов: впервые в
[en]

жизни Перл могла сама платить за обеих дочерей, дарить подарки и не


чувствовать себя зависимой от миссионерской зарплаты. Рукопись «Земли» перед
отправкой в издательство Перл Бак дала на прочтение Маргарет Томпсон и
неназванному китайскому другу (обычно называется имя Сюй Чжимо). Оба
посоветовали ничего не менять и не сокращать . [66]

Пока шло ожидание, в Китае шла гражданская война между Гоминьданом и


коммунистами; у Лоссинга три агента его миссии были захвачены бандитами, а в
Нанкине ходили слухи, что консерваторы хотят физически уничтожить
университет и всех иностранцев. В этих условиях, Перл решилась перевести
классический китайский роман «Речные заводи», который в то время носил
особое значение для китайских коммунистов, его часто цитировал Мао Цзэдун.
Писательница назвала свой перевод «Все люди — братья» (All Men Are Brothers) . [⇨]

В общей сложности эта работа заняла четыре года, при помощи двух китайских
учёных — Чжао Яньаня и секретаря духовной семинарии Лун Мосяна, которые
комментировали ей оригинал и сравнивали с ним английский текст . Не бросала
[67]

она и работу в университете, хотя, как она сообщала брату Эдгару, бумаги,
отчёты и оценки, заметно утомляли и раздражали её. Много сил отняло и
редактирование текста «Китайского крестьянского хозяйства». Семейная жизнь с
Джоном Лоссингом совсем расстроилась. Перл отказала ему в супружеской
близости. В феврале 1930 года она опубликовала статью «Китай в зеркале
художественной литературы», посвящённую вопросам пола и похоти. Перл Бак
отмечала, что телесность существует в китайской беллетристике как рутинный
аспект повседневной жизни, не отвергая её как «ненормальность» или
«разжигание больного воображения» .[68]

Литературная деятельность Перл Бак игнорировалась миссионерским


сообществом. Когда 2 марта 1931 года в Нанкин прибыл сигнальный экземпляр
«Земли», Авессалом вежливо похвалил оформление обложки, но заявил, что не
чувствует себя в силах читать. Далее пошли рецензии и письма поклонников, а
также сообщение от «Книги месяца» и гонорары. В течение почти двух лет книга
Перл Бак возглавляла списки бестселлеров . Весной[69]

на Янцзы произошло катастрофическое наводнение, сильнейшее за последние


сто лет. Комиссию по установлению ущерба возглавлял брат жены президента, в
комитет входил Джон Бак и даже знаменитый лётчик Чарльз Линдберг. 31 августа
1931 года в Гулине на руках Грейс скончался Авессалом Сайденстрикер,
похороненный с греческим Новым Заветом в руках; обе его дочери откликнулись
некрологами в разных миссионерских изданиях. Его памяти была посвящена
каменная стела у врат Чжэньцзяна, окормлению которого Авессалом отдал более
тридцати лет. Смерть отца сама Перл описала, как «разрыв последней
связующей нити между нею и делами миссии». Она разозлилась на ханжеское по
тону письмо пресвитерианского совета в Нью-Йорке, и перестала посещать
церковь. Подруге Эмме Перл жаловалась, что миссионеры слишком «зациклены»
на вопросах пола . После захвата Маньчжурии японцами, войска Страны
[70]

восходящего солнца атаковали и Шанхай. Персонал университета был


эвакуирован в Бэйпин, где Перл устроилась преподавать в школе иностранных
языков и работала в Национальной библиотеке, где искала иллюстрации к своему
переводу. Приняли её и в доме Мэй Ланьфана. В июне 1932 года семейство Баков
вернулось в Нанкин, чтобы завершить дела перед очередным отпуском в США.
Джон Лоссинг собирался защитить в Корнеллском университете докторскую
диссертацию. В Нанкин пришли известия о присуждении «Земле» Пулитцеровской
премии и покупке прав на неё «Метро-Голдвин-Майер» за 50 000 долларов; такую
сумму никогда прежде не выплачивали в Голливуде. Теперь Перл могла
реализовывать любые жизненные планы . [71]

Американские годы (1932—1973)[править | править код]


Триумф [править | править код]
Перл Бак в 1938 году

Ричард Уолш встречал Перл в Канаде, и дал 3 августа 1932 года обед в отеле
«Уолдорф-Астория», широко освещавшийся прессой. Ажиотаж публики
подогревался тем, что модная писательница, повествующая об экзотической
стране, вообще не была известна широкой публике. Были приглашены 200
избранных гостей; сама виновница торжества выглядела смущённой, прочитала
короткую благодарственную речь и предисловие Ши Найаня из своего перевода.
Она убедилась, что ничего не понимает в американских реалиях; особенно её
шокировала встреча с китайскими студентами Колумбийского университета,
которые просили её прекратить перевод, потому что «китайское наследие кажется
людям Запада варварским». В сентябре вышел в свет роман «Сыновья» —
следующая за «Землёй» часть трилогии. Несмотря на неоднозначную реакцию
критики, за первый месяц было продано 80 000 экземпляров, а журнал
«Cosmopolitan» заплатил 30 000 долларов за право первой публикации с
продолжением. Всего за 1932 год Перл Бак заработала литературным трудом
около 100 000 долларов (около 1 870 000 в ценах 2020 года). 2 ноября разразился
скандал, когда на публичном мероприятии пресвитерианской церкви, собравшем
около 2000 персон, Перл Бак произнесла речь «Существует ли основа у
деятельности иностранных миссий?», в которой обвинила миссионеров в расизме,
фанатизме и культурном империализме. Текст в сильно переработанном виде
был напечатан четыре года спустя; были подтверждены прежние выводы:
невежественное игнорирование китайской философии, мировоззрения и культуры
делают миссионерскую деятельность аморальной и принципиально
несостоятельной. Несмотря на проклятья церковников, брошюра с речью Перл
хорошо продавалась; вскоре была опубликован научный
отчёт  философа Эрнеста Хокинга, где, по сути, приводились те же выводы,
[en]

подкреплённые статистическим анализом вековой деятельности христианских


просветителей в Китае. Когда Хокинг проводил полевые исследования, он
консультировался и с Перл Бак . Семья Баков всё ещё существовала, Джон
[72]
Лоссинг даже присутствовал на собрании 2 ноября, и супруга высоко оценила его
деятельность на основе обмена практическим опытом с китайцами. Он не стал
вмешиваться в полемику, и отбыл в Итаку работать над диссертацией . [73]

В этой обстановке началось взаимное влечение Перл Бак и Ричарда Уолша.


Издатель ввёл её в литературные и театральные круги Нью-Йорка
(мюзикл на Бродвее по мотивам «Земли» оказался провальным), помогал
готовить к публикации перевод «Речных заводей» и сборник рассказов. Эти
проекты оказались прибыльными, хотя почти полностью истощили активы фирмы
в 1933 году. Уолш был женат, имел трёх детей, и его жена Руби работала в его же
фирме. Перл преимущественно квартировала в отеле Murray Hill на Парк-авеню,
что избавляло её от бытовых забот и позволяло каждую неделю на день или два
навещать Кэрол в Нью-Джерси. Также она внесла плату за содержание дочери на
сорок лет вперёд. Средства позволили отправить тёплые вещи для пожилых
прислужниц, оставшихся в Китае, обновить гардероб для Грейс и племянников, а
также отремонтировать ферму свекрови. 7 марта 1933 года в «New York Times»
«Земля» была названа «лучшей книгой поколения», что принесло новые доходы.
Перл смогла выкупить ферму родителей Лоссинга, которую те арендовали, и
добавила к этому аннуитет на 5000 долларов. На этом фоне доктор Дж. Мэкен из
Вестминстерской семинарии в Филадельфии потребовал отлучить от церкви Перл
Бак и уволить её мужа. Одну из самых серьёзных обвинительных атак возглавил
старый оппонент её отца Авессалома — Джеймс Грэм, глава миссии в
Чжэньцзяне. В ответ 28 апреля Перл заявила, что внутрицерковные дрязги её не
интересуют и подала заявление на выход из состава миссии. В защиту Перл Бак
поднялись либеральные христиане, представители женских организаций и борцы
за права чернокожих. Жена фермера из Северной Карлины — некая миссис
Гатри — опубликовала открытое письмо, в котором объявила, что ей стыдно за то,
что она является пресвитерианкой. Основной скандал разворачивался не из-за
содержания её романов, а из-за открытых высказываний на тему ограничения
рождаемости, межрасовых отношений и дискриминации. Шумиха закончилась
знакомством с Элеонорой Рузвельт — первой леди новоизбранного президента, и
присуждением почётной магистерской степени Йельским университетом . [74]

Последнее посещение Китая. Брак с Ричардом Уолшем [править | править код]

Линь Юйтан (крайний слева) и Лу Синь в компании Агнес Смедли (справа в центре) и Сун Цинлин (первая справа)

В июле 1933 года вместе с Перл в Китай отправилась большая компания,


включающая Ричарда и Руби Уолш, брата Эдгара, который развёлся и женился во
второй раз, а также нового ассистента Джона Бака — А. Льюиса. Двинулись
кружным путём, поскольку Перл и Ричард хотели осмотреть
достопримечательности Европы. Из Италии в Шанхай отплыли только Джон и
Перл Бак, А. Льюис и секретарь Перл Аделина Бучер. Собственно, Перл подняла
тему развода, ещё когда они находились в Ницце. В частных письмах подруге
Эмме Перл признавалась, что физически не в состоянии переносить Джона. 2
октября все прибыли в Шанхай, где Перл Бак 5 октября в первый и последний раз
жизни была торжественно принята китайской литературной общественностью.
Главным пропагандистом её творчества сделался Линь Юйтан. Лоссинг Бак был
немедленно взят на службу чанкайшистским правительством, чтобы оценить
последствия отмены серебряного стандарта для юаня .[75]

Поздней осенью 1933 года стало понятно, что нового статуса Перл не принимают
её старые друзья-европейцы, живущие в Китае, а вернуться к работе
преподавателя она уже тоже не могла. Работа над новым романом (последним в
трилогии) в такой обстановке также была невозможна. Положение спасла
телеграмма от Р. Уолша, который принял ставку редактора журнала «Азия » с[en]

условием, что будет командирован в Нанкин. Перл выехала встречать Ричарда в


Шанхай и с тех пор они были неразлучны. Миссионерское сообщество
было фраппировано, а Лоссинг устроил себе командировку на Тибет. Далее Перл
Бак и Ричард Уолш отправились путешествовать по Китаю; в автобиографии она
вспоминала, что под действием момента выбросила в воду своё обручальное
кольцо. Пара посетила Фучжоу и Гуанчжоу, объехала Французский Индокитай, и
далее вернулась в Бэйпин. Не забывали и о делах нового журнала: Линь Юйтан
сделался его постоянным автором (издательство «Day» в 1935 году выпустило его
книгу «Моя страна и мой народ»), а пекинским корреспондентом стал азиатский
обозреватель «Manchester Guardian» Х. Дж. Тимперли. Привлекли к работе
и Эдгара Сноу, отрывки из книги которого «Красная звезда над Китаем » также
[en]

увидели свет в «Азии». В то время он переводил «Подлинную историю А-Кью » Лу [en]

Синя . [76]

Дом Перл Бак в Гринхиллзе

Навсегда покидая Нанкин, Перл Бак последний раз соблюла миссионерские


приличия: не взяла ничего из вещей, и отправилась с дочерью Дженис и
секретарём Аделиной 30 мая 1934 года в Иокогаму, где к ней присоединился
Ричард. В Ванкувере оказалось, что издательство из-за финансовых проблем
задерживает выплаты гонорара, и Перл отдала биографию своей матери в
«Cosmopolitan», публикация которой принесла ей 35 000 долларов. Ричарду
пришлось начать борьбу за сохранение издательства: он снял деньги за
страхование своей жизни, заложил дом, в которой жила его семья, уволил весь
персонал и разместил редакцию «Азии» в офисе «Джона Дэя». Перл полностью
посвятила себя возлюбленному, отказалась от гонорара до исправления
ситуации, и официально устроившись консультантом, занялась редакторской
работой. Деньги были нужны для двухлетней племянницы Анны — младшей
дочери Грейс, получившей тяжёлые родовые травмы . [77][78]

Когда пришли известия, что Джон Лоссинг Бак был назначен


советником Моргентау, Перл подала на развод. Развод и новое бракосочетание
было проведено в Рино 11 июля 1935 года . Весной того же года она [Прим. 6]

приобрела разорённую ферму Гринхиллз  в округе Бакс, которой в 1770-е годы [en]

владели её далёкие предки перед переездом в Виргинию. В автобиографии она


утверждала, что желала «пустить корни» на старой новой родине, и символически
посадила платаны, показывая, что окончит жизнь в этом же доме. Следующие
тридцать лет поместье постоянно благоустраивалось и расширялось, было
электрифицировано и снабжено всеми современными удобствами. Вид из комнат
самой Перл воспроизводил сад, который когда-то был у Сайденстрикеров в
Чжэньцзяне. Летний дом в Гулине был продан, поскольку Маошань стал
излюбленным местом отдыха китайского руководства. Дженис по её собственному
желанию была отправлена в пансион-интернат, а Уолши весной 1936 года
усыновили двух младенцев в возрасте одного месяца, а год спустя ещё мальчика
и девочку. Сначала о приёмных детях приходилось заботиться самим, поскольку
жёны и дочери местных фермеров могли работать только в определённое время.
Три дня в неделю всё семейство проводило в Нью-Йорке, где снимало квартиру
на Парк-Авеню. Всего Перл и Ричард усыновили и удочерили восьмерых детей . [Прим. 7]

Постепенно появилась и постоянная прислуга, причём экономка миссис Лорис


задержалась у Перл на четверть века. Немалую помощь с детьми оказывала и
Дженис. В начале 1936 года скоропостижно скончался старший брат Перл —
Эдгар . [83][84]

Нобелевская премия. Литературная работа [править | править код]

Перл Бак получает Нобелевскую премию из рук короля Густава V. 10 декабря 1938 года
В 1935—1936 годах финансовое положение издательства было спасено
успешными продажами книг Линь Юйтана и самой Перл С. Бак (таков был её
литературный псевдоним). Когда Линь Юйтан, обременённый семейством, прибыл
в США, первое время его дети и племянники жили у Перл Бак. Получив работу
в Принстоне, он долго не мог снять жильё, когда же удалось арендовать дом,
владельцы, узнав о его китайском происхождении, расторгли договор, вызвав гнев
Перл; пришлось искать квартиру в Нью-Йорке, где не было такого предубеждения.
Она даже попыталась привлечь Линя к литературной работе и они написали пьесу
«Сражающийся Китай», но она оказалась неудачной и никогда не
обнародовалась . В свет вышли: трилогия «Земля — обитель» (завершённая
[85]

«Разделённым домом»), а затем «Ангел-воитель» — беллетризированная


биография Авессалома Сайденстрикера. Её выпуск в «Woman’s Home
Companion» с продолжением принёс Перл 25 000 долларов. В октябре 1936 года
биография матери под названием «Изгнание» и жизнеописание отца вышли
одним томом «Плоти и духа», и были избраны «Книгой месяца», а по продажам
уступали только трилогии «Земля — обитель». Критика, как обычно, раздавалась
из клерикальных кругов в США и китайских миссий . В 1937 году на экраны вышел
[86]

фильм «Земля», который был порезан китайской цензурой для проката в этой
стране; современные критики считают его главной ценностью 12 минут
документальных кадров из долины Янцзы, ещё не затронутой японо-китайской
войной. Впрочем, гоминьдановское руководство всячески препятствовало этим
съёмкам. Современники высоко оценили игру Пола Муни и Луизы Райнер,
воплотивших образы крестьянина Ван Луна и его жены Элань; Райнер получила
премию «Оскар» . [87]

Вручение Нобелевской премии Перл Бак и Энрико Ферми

На этом фоне присуждение Перл Бак Нобелевской премии по литературе за 1938


года выглядело естественным , но было болезненно воспринято в Китае,
[Прим. 8]

несмотря на все её усилия привлечь внимание мировой общественности


к зверствам японских агрессоров. Китайские представители были отозваны из
Стокгольма и не присутствовали на церемонии вручения премии. Объяснялось
это и тем, что в одном из интервью Перл Бак неосторожно заявила, что Чан
Кайши не оправдал доверия китайских крестьян и утратил возможности
установить в стране мир. Сама Перл не поверила, когда секретарша Аннабел
Бучер сообщила ей 10 ноября о предстоящем вручении; в прессе она во
всеуслышание заявила, что награда должна была достаться Теодору Драйзеру.
Первые поздравления прислал Синклер Льюис, который организовал
торжественный приём в Пен-клубе. Напротив, Роберт Фрост заявил о
девальвации премии: «если её удостоилась Перл Бак, значит, сможет получить и
любой желающий»; Фолкнер также отдал предпочтение Драйзеру и Шервуду
Андерсону. Сам Т. Драйзер явно обиделся и разорвал все связи с П. Бак,
поскольку они ранее переписывались. Почти месяц заняла подготовка к
торжествам в Стокгольме, на которых Перл сопровождал муж Роберт и приёмная
дочь Дженис. Были куплены пять вечерних платьев со шлейфами и прочие
положенные аксессуары. За основу Нобелевской речи Перл Бак взяла свою
статью о китайском романе, опубликованную в Пекине в 1933 году . [89][90]

Нобелевская премия создала Перл Бак достаточную рекламу и обеспечила круг


последователей, которые постоянно требовали от неё новых романов . После [88]

получения премии она утверждала, что это её дегуманизировало, и возродило


старые детские страхи. То, что люди воспринимали её как объект, заставило
вспоминать, как китайцы на улицах Чжэньцзяна высмеивали её «соломенные
волосы и глаза, как у дикого зверя». Практически до конца жизни она сохраняла
высокую писательскую продуктивность. Работала Перл Бак с раннего утра, писала
всегда от руки, создавая фрагменты по 2500 слов за один присест. Рукописи
редактировались мужем и перепечатывались двумя машинистками; сама Перл не
перечитывала своих текстов до их печатной публикации. В следующие четыре
десятилетия своей жизни Перл Бак публиковала в среднем по книге в год, не
считая постоянного числа статей и выступлений. До конца 1940-х годов журналы и
газеты платили ей в среднем по 5000 долларов за рассказ, что позволяло
зарабатывать от 60 000 до 100 000 долларов в год. Однако это привело к
отчуждению от действительности, о которой она писала. Например, она
практически не знала американской идиоматики и стиля неформального общения.
Перл рассказывала, что Ричарду, должно быть, было очень «весело быть
женатым на мне, поскольку я настолько невежественна, что даже самые
„бородатые“ анекдоты были мне в новинку». Её статус знаменитости требовал
изоляции от толпы, а профессиональные обязанности замыкали в пределах дома.
Для отдыха служила студия, где Перл занималась лепкой, также она играла на
фортепиано, а позже установила в доме орган. В результате такого образа жизни
у Перл Бак так и не появилось близких друзей, а для своих приёмных детей она
была столь же сдержанна, как и её собственная мать в отношении неё самой. По
мнению Хилари Спарлинг , при всех преимуществах брака с Ричардом Уолшем,
[en]

для Перл Бак был и важный недостаток: он служил преградой от реальной жизни.
Отец, мать и первый муж погружали писательницу в тот мир, который отразился в
лучших её произведениях. Единственным исключением в американские годы
стала сага о заселении Канзаса , материал для которой Перл собирала во время
[⇨]

поездок к Уолшам . [91][92]

Война и общественная активность [править | править код]


Антияпонский плакат времён Второй мировой войны, использующий расовые стереотипы

В 1939 году главными заботами Перл Бак было покрытие увеличившихся


расходов: к дому в Гринхиллз были пристроены два новых крыла и бассейн, на
пятерых приёмных детей был оформлен аннуитет в 10 000 долларов каждому.
Успех издательства Роберта Уолша почти исключительно зависел от
продуктивности самой Перл Бак, а журнал «Азия» вообще никогда не приносил
прибыли. Кажущимся выходом была новая постановка в Голливуде, но сценарий о
судьбе императрицы Цыси был отклонён агентством Мирона Селзника  со [en]

следующей формулировкой: «написано хорошо, но не сценично, что является


ошибкой большинства романистов, пытающихся идти в драматургию». Ли
Страсберг в 1940 году попытался поставить в Нью-Джерси новую пьесу Бак
«Полёт в Китай», но она сошла со сцены уже через две недели. Тогда же
секретарём Перл стала падчерица от первого брака Роберта — Натали Уолш,
окончившая колледж; мисс Аннабел Бучер, которая работала на неё ещё с 1932
года, была уволена. Американский изоляционизм означал, что Китай не получит
помощи для защиты от японской агрессии; Перл Бак присоединилась к движению
«Остановить Японию!» .[93]

В 1940 году, после посещения родственников Роберта в Канзасе, Перл вошла в


состав Комитета по оказанию помощи Китаю, который возглавляла Элеонора
Рузвельт. Атака на Перл-Харбор побудила её отправить на имя президента
письмо, в котором она выражала обеспокоенность создания единого фронта
Индии, Китая и Японии против белой расы; Америка не должна рассчитывать на
сотрудничество со стороны азиатских стран. Перл Бак не одобрила протестов
китайского посла против интернирования нисэев, при встрече она заявила, что
следовало бы подумать о судьбе китайцев. Также она вполне определённо
высказывалась на тему того, что Индия должна получить независимость от
Великобритании . Именно на годы войны пришёлся и пик общественной
[94]

активности Перл Бак: один раз её выдвигали кандидатом в Конгресс от округа Бак,
и даже прочили помощницей посла в Китае. Роберт Уолш стремился
предотвратить шумиху вокруг этих новостей. Тем не менее, она активно
участвовала во множестве общественных организаций, включая Американский
комитет за демократию и свободу, Комитет американской демократии, Японо-
американский комитет за демократию, Американский гражданский Союз свобод,
Американский комитет христианских беженцев, и множестве иных . Несмотря на
[95]

загруженность, Перл написала биографию сестёр Сун и новый роман на


китайскую тему «Драконово семя» (а всего в 1939—1949 годах она напечатала
десять романов). В июне 1942 года Перл Бак и министр торговли США Джесси
Джонс были удостоены почётных докторских степеней от частного St. Lawrence
University . В 1943 году она поссорилась с сестрой Грейс Яки: разочаровавшись в
[en]

евангелизме, та перешла в общину квакеров. Для Перл после 1930-х годов любая


организованная религия была воплощением зла, а пацифизм во время войны
представлялся преступлением. При этом она не идеализировала будущего: на
торжественном собрании нобелевских лауреатов она заявила, что война является
борьбой за спасение европейской цивилизации и закончится она «установлением
диктатуры англо-американских реакционеров» .[96][97]