Вы находитесь на странице: 1из 3

ISSN 1991-5497. МИР НАУКИ, КУЛЬТУРЫ, ОБРАЗОВАНИЯ.

№ 4 (77) 2019

структуры, семантического и формального механизма-фразеологичности и сово- «Наблюдения как над дагестанскими, так и над фразеологизмами генети-
купных стилисти­ческих свойств КФЕ. чески неродственных языков свидетельствуют, что между национальным и ин-
Таким образом, повышенная структурно-семантическая эквивалентность тернациональным нет непреодолимых границ» [3, с 135]. Интернациональный и
наблю­дается: межъязыковой статус фразеологизмов устанавливается сравнением их образно-
1) у компаративных ФЕ с компонентами-именами реалий и именами соб- сти, на которой они базируются.
ственными; это кальки; Аналоги, обнаруживаемые в различных территориально и генетически да-
2) у компаративных ФЕ с лексемой-компонентом, наиболее частой в леких друг от друга языках, особенно по отношении к компаративным ФЕ, нельзя
самосто­ятельном употреблении. считать только результатом заимствования, калькирования. В каждом языке дей-
Структурно-семантическая эквивалентность: ствует такое явление, как независимое возникновение фразеологических парал-
1) близка к нулю у компаративных ФЕ, включающих национальные имена лелизмов, характеризующихся полным или частичным совпадением как плана
соб­ственные и наименования национальных реалий; содержания, так и плана выражения – основной путь становления интернацио-
2) близко к нулю у компаративных ФЕ, содержащих некротизмы ‒ компонен- нальной фразеологии.
ты, не встречающиеся вне компаративных ФЕ; Компаративные фразеологические единицы, имеющие аналоги (компара-
3) низка у компаративных ФЕ, в состав которых входит просторечный ком­ тивные ФЕ, отличающиеся частично) наблюдаются в обоих языках. Здесь мы
понент. ставим знак приблизительного равенства:
4) понижена у компаративных ФЕ, построенных из компонентов со слабой Дарг. хъараван руржуси « дрожать как фасоль на огне» ≈ англ. to tremble like
фразообразовательной активностью. a leaf « дрожать как лист»;
Мы приводим компаративные фразеологические единицы английского язы- дарг. дугякьван усуси «спать как барсук» ≈ англ. to bleed like a pig « спать
ка, имеющие эквивалент (адекватный фразеологический оборот) в хайдакском как свинья»;
диалекте даргинского языка: Данная группа компаративных ФЕ также многочисленна и данные компара-
дарг. дях1иван ц1уба – англ. as white as snow «белый как снег»; тивные ФЕ отражают в основном быт человека (семантические группы: звери, до-
дарг. варъаван муриси ‒ англ. sweet as honey «сладкий как мед»; машние животные, птицы, насекомые, вещества и их качества). Здесь в качестве
дарг. мургьиван лямц1бик1ули ‒ англ. to glitter like gold «блестеть как зо- аналога может выступить любой компонент компаративных ФЕ.
лото»; Среди КФЕ с названиями животных выделяются реальные и ирреальные
дарг. къаркъаван ч1умал ‒ англ. as hard as rock «жесткий как камень»; сочетания. Реальные это сравнения, возникшие на основе традиционных пред-
дарг. лахьвагван къумбик1ул ‒ англ. as a dove « как голубка»; ставлений о том или другом животном. В реальных сравнениях отражены законо-
дарг.. ц1иц1бихъгван чиберц1ивли ‒ англ. stick like a leech «пристать, как мерности ассоциативных и логических связей и отношений.
пиявка» Ирреальные сравнения отражают одну из закономерностей образования
дарг..вякьлякъиван п1ярик1ул ‒ англ. chatter like a magpie «трещать как фразеологизмов: в таких сочетаниях находит свое отражение своеобразие виде-
сорока»; ния явлений действительности, компаративные фразеологизмы данной группы
дарг. жаниварван алавбиэс ‒ англ. to wind round smth like a snake «обвиться отличаются большим национальным своеобразием.
как змея»; Дух народа, его образное видение мира, опыт освоения природы и позна-
дарг. гурдаван г1ямултар ‒ англ. as cunning as a fox «хитрый как лиса»; ния самого себя наиболее ярко отражается во фразеологических единицах, в
дарг. цураван ц1ерхьли ‒ англ. as fat as a pig «жирный как свинья»; частности в КФЕ с компонентами существительными, обозначающими понятия,
Как показывают примеры, большинство английских компаративных ФЕ, связанные с религиозными верованиями и т. д.
имеющие эквивалент в даргинском языке, относятся к следующим тематическим Резюмируя вышеизложенное, отметим словами Э.М. Солодухо: «Незави-
группам: звери, птицы, природные явления, насекомые, вещества и их значения. симое формирование многих ФЕ основывается на одинаковом переосмыслении
Образы одних животных употребляются в сравнениях часто ( осел, собака, исходных свободных сочетаний слов и детерминируется в значительной степени
волк), другие названия встречаются в единичных оборотах( овца, коза, корова). действий универсалий, которые в конечном итоге составляют две главные груп-
Одному животному приписываются самые разнообразные (истинные и ложные) пы: лингвистические универсалии и универсалии человеческого существования»
качества. [5, с. 133]. Фразеология представляет собой лингвистическую универсалию. Уни-
Значительная часть даргинского фразеологического фонда имеет выход версальными являются и основные, присущие фразеологии, категории, явления,
в интернациональный фонд, потому что «основные признаки, свойства, функции, процессы, свойства. Они обусловливают возникновение и формирование межя-
присущие фразеологии разных языков, универсальны» [5, с. 266]. зыковой фразеологической общности.

Библиографический список

1. Абдулкадырова П.М. Компаративные фразеологические единицы даргинского языка (на материале хайдакского диалекта) в сопоставлении с английским языком.
Автореферат диссертации … кандидата филологических наук. Махачкала, 2010.
2. Исаев М.И. Очерки по фразеологии осетинского языка. Орджоникидзе, 1964.
3. Исаев М.-Ш.А. Структура и семантика метафорических фразеологизмов даргинского языка. Исследования по общей и дагестанской фразеологии. Махачкала, 1989:
134 – 139.
4. Солодухо Э.М. Теория фразеологического сближения. Казань, 1989.

References

1. Abdulkadyrova P.M. Komparativnye frazeologicheskie edinicy darginskogo yazyka (na materiale hajdakskogo dialekta) v sopostavlenii s anglijskim yazykom. Avtoreferat dissertacii
… kandidata filologicheskih nauk. Mahachkala, 2010.
2. Isaev M.I. Ocherki po frazeologii osetinskogo yazyka. Ordzhonikidze, 1964.
3. Isaev M.-Sh.A. Struktura i semantika metaforicheskih frazeologizmov darginskogo yazyka. Issledovaniya po obschej i dagestanskoj frazeologii. Mahachkala, 1989: 134 ‒ 139.
4. Soloduho `E.M. Teoriya frazeologicheskogo sblizheniya. Kazan’, 1989.
Статья поступила в редакцию 01.07.19

УДК 82.091

Perederii S.N., Cand. of Sciences (Philology), senior lecturer, Humanitarian and Pedagogical Academy, V.I. Vernadsky Crimean Federal University
(Yalta, Russia), E-mail: s-peredery@mail.ru

EDGAR POE AND THE ORIGIN OF THE DETECTIVE GENRE: FROM ROMANTICISM TO THE PINNACLE OF ARTISTIC CRAFTSMANSHIP. The article
analyses the origin of the detective genre taking into account the dominant specific features of E. Poe’s literary style: the author – reader game based on a literary
hoax and “game identity”, experimenting with the form within the framework of the romantic tradition. The author concludes that E. Poe’s work has become a funda-
mental basis for the formation and development of not only the classic detective story with an immanent logical, clear artistic structure, but also a detective story with
elements of adventure literature, fiction, utopia. The continuity of spiritual, aesthetic, cultural principles, attitudes, especially mentality, national character, enshrined in
the literary tradition, the unique artistic world of creative individuality of the writer were and remain the determining factors in the study of the nature of the detective.
Key words: romanticism, arabesque, archetype, genre, detective, national identity.

С.Н. Передерий, канд. филол. наук, ст. преп., Гуманитарно-педагогическая академия, Крымский федеральный университет им. В И. Вернадского,
г. Ялта, E-mail: s-peredery@mail.ru

338
ISSN 1991-5497. МИР НАУКИ, КУЛЬТУРЫ, ОБРАЗОВАНИЯ. № 4 (77) 2019

ЭДГАР ПО И РОЖДЕНИЕ ДЕТЕКТИВА: ОТ РОМАНТИЗМА


К ВЕРШИНАМ ХУДОЖЕСТВЕННОГО МАСТЕРСТВА
В статье рождение детектива анализируется с учётом определяющих специфических доминант художественного стиля Э. По: авторская игра с читате-
лем, основанная на литературной мистификации и «игровой идентичности», экспериментирование с формой в границах романтической жанровой тради-
ции. Автор делает вывод о том, что творчество Э. По стало фундаментальной основой для становления и развития не только классического детектива с
имманентно логической, чёткой художественной структурой, но и детектива с элементами приключенческой литературы, фантастики, утопии. Преемствен-
ность духовных, эстетических, культурных принципов, установок, особенности менталитета, национального характера, закрепленные в литературной тра-
диции, неповторимый художественный мир творческой индивидуальности писателя были и остаются определяющими факторами в процессе исследования
природы детектива.
Ключевые слова: романтизм, арабеск, архетип, жанр, детектив, национальная идентичность.

Введение туре первым великим детективом был не Огюст Дюпен и не Шерлок Холмс, а
В даной статье показано становление и развитие классического детектива китайский судья Ди. О нем написано множество историй (личность эта истори-
[1 ‒ 10]. Прежде всего, рассмотрена роль в этом процессе Эдгара Алана По. ческая, настоящее его имя Ти Жен-чи, жил он в 630 – 700 годах нашей эры)»
Многие исследователи, рассуждая о древних источниках, повлиявших на [6, с. 38 – 39].
рождение жанра детектива, вспоминают «Царя Эдипа» Софокла. В образе Эдипа Ученый выделяет два определяющих признака деяльности китайского де-
слился воедино личностный и вневременной, общечеловеческий смысл, прибли- тектива: он всегда выступает в роли судьи, а также разгадывыает тайны одновре-
жаясь к архетипичности, универсальной этической значимости. менно трех-четырех преступлений, ведь и на самом деле в Китайской империи
Примечательно, что имя героя этой трагедии появляется в новелле Э. По районный судья занимался сразу несколькими делами (взимал налоги, вел учет
«Thou Art the Man» (1844): «Мне предстоит сейчас, сыграв роль Эдипа, разгадать землевладений, регистрировал рождения, браки и т. п.).
загадку Рэттлборо. Я намерен открыть вам – ибо, кроме меня, этого никто не Ю. Ковалев, размышляя о пафосе детективных рассказов По, подчерки-
может сделать, – секрет хитроумной выдумки, без которой не бывать бы чуду в вает: «следует признать, что он не только в раскрытии тайны. Блистательное
Рэттлборо – чуду единственному и неповторимому, истинному, общепризнанно- решение загадки демонстрирует красоту и огромные возможности разума, тор-
му, бесспорному и неоспоримому чуду…» [9, с. 541]. жествующего над анархическим миром «необъяснимого». Детективные рассказы
Новелла была опубликована в журнале «Godey’s Magazine and Lady’s По – это гимн интеллекту» [8, с. 221].
Book» в 1844 году, а на русском языке впервые появилась в России в 1874 году Тибор Кестхейи считает, что от загадки, представленной в экспозиции, мы
под названием «Труп-обличитель». Позже произведение публиковалось под на- вместе с детективом «отправляемся в прошлое, в неизвестность, чтобы рекон-
званием «Ты еси муж, сотворивый сие!». Таким образом, новое название произ- струировать уже разыгравшиеся действия. Поэтому детектив можно назвать про-
ведения дополнило отголоски древнего мифа глубинными оттенками библейских роком прошлого» [6, с. 211]. С вышеупомянутыми определениями можно было
мотивов. Определяющим принципом художественного отбора становятся для По бы согласиться, правда, добавив: рассказы Э. По – гимн не только интеллекту,
не внешние черты мифологической личности, а способ мышления, доминирую- а и вдохновению, красоте, нравственным ценностям, т. е. всем составляющим
щая идея, отражающая вневременное, общечеловеское значение нравственных его эстетической концепции. Да, детектив, возможно, пророк прошлого, но всег-
переживаний человека в роковые периоды бытия. да – во имя будущего, ведь победы детектива и поражения преступника – это,
Основное содержание статьи быть может, сигнал свыше, и, безусловно, возможность переосмыслить духов-
В творчестве знаменитого американского поэта и прозаика, литературного ные ценности для тех, кто не устоял перед пороками, искушениями, соблазнами.
критика, выдающегося представителя американского романтизма Эдгара Ала- Возникает ситуация нового нравственного выбора, когда, переживая внутреннюю
на По утверждаются каноны классического детектива. Отсчет в развитии попу- драму, преступник может вспомнить: «Не собирайте себе сокровищ на земле,
лярного жанра начинают с появления в 1841 году в филадельфийском журнале где моль и ржа истребляют, и где воры подкапывают и крадут; но собирайте себе
«Graham’s Lady’s and Gentlemen’s magazine» его новеллы «The Murders in the сокровища на небе: где ни моль, ни ржа не истребляют и где воры не подкапы-
Rue Morgue» («Убийства на улице Морг»), в основе которой – один из самых вают и не крадут» (Мф. 6; 19–20). Нет ничего утопического в формировании но-
интригующих сюжетных элементов детективной истории – «тайна закрытой ком- вого морального выбора: «Ибо где сокровище ваше – там будет и сердце ваше»
наты». Следующая новелла «The Mystery of Marie Roget» («Тайна Мари Роже», (Мф. 6; 21), и осознание этого может снова восстановить разорванную связь с
1842 – 1843) утверждает высокий статус детектива, вооруженного четкой логикой Богом и людьми.
детективного расследования, и побуждает читателя принять участие в интеллек- В русской литературе особенно ярко глубину религиозной веры, её красоту
туальном соревновании с ним. В новелле «The Purloined Letter» («Похищенное и способность восстанавливать человеческие связи и объединять людей, пере-
письмо», 1844 – 1845) невероятная версия оказывается верной. Все эти новеллы давая любовь и добро из поколения в поколение, отразил в своем творчестве
представляют своеобразную трилогию «tales of ratiocination» («логических рас- Ф. М. Достоевский. Профессор университета Беркли Джоан Делани Гроссман в
сказов») с романтическим героем Огюстом Дюпеном. Появление их абсолютно своей книге «Эдгар Аллан По в России: Легенда и литературное влияние» (1998)
соответствует творческим принципам Э. По, ведь завершенность композиции указывает: «Для русской критики имя По нередко служило отправной точкой для
произведения, гармоническое сочетание замысла и развязки, формирование це- определения других явлений в литературе. Новому течению или автору отводили
лостности впечатления, достижение «тотального эффекта» были для писателя место в зависимости от их отношения к таким именам , как По. Гофман, Бод-
определяющими. лер, Нерваль, позднее – По, Киплинг, Стивенсон, Джек Лондон или – По, Жюль
К списку детективных произведений Э. По причисляют и две новеллы: «The Верн, Г. Дж.Уэллс и Конан Дойль. Кое-кто поговаривал о линии По – Достоев-
Gold-Bug» («Золотой жук»,1843), в основе которой – расшифровка криптограм- ский» [3; 6].
мы, а также вышеупомянутую новеллу «Thou Art the Man». В последней детектив- Основания говорить об этой линии давал сам Ф. М. Достоевский. В 1861
ный сюжет – в обрамлении библейской притчи о потере человеком моральных году в предисловии к публикации «Три рассказа Эдгара Поэ» он анализиру-
ценностей и готовности совершить преступление. ет специфическую черту фантастических элементов американского писателя:
Детективный сюжет Э. По выстраивает так, чтобы дать возможность вдум- «Эдгар Поэ только допускает внешнюю возможность неестественного события,
чивому читателю создать целый спектр эмоциональных и интеллектуальных ожи- (доказывая, впрочем, его возможность, а иногда даже чрезвычайно хитро) и, до-
даний, найти свой способ расследования преступления. Писатель не пытается пустив это событие, во всем остальном совершенно верен действительности»
завуалировать факты, связанные с расследованием, вместе с тем, стремится [4, с. 88]. Достоевский сосредоточил внимание на том, что По отображает ис-
не только удивить читателя темой загадочного преступления или неожиданной ключительную действительность, погружает героев в исключительное внешнее
разязкой (подозреваемый оказывается невиновным), а изменить привычное от- или психологическое состояние, с поражающей проницательностью и верностью
ношение к проблемам преступности. Э. По в своих детективных произведениях раскрывая душу человека. Русский писатель также отметил черту, которая реши-
указывал на постоянную опасность, подстерегающую человека – прежде всего, тельно отличает По от других писателей, а именно: силу воображения и подроб-
потерю им духовных ориентиров, сочувствия, милосердия в границах сложного, ностей, которые делают действительными казалось бы невозможные события.
жестокого, несовершенного окружающего мира. Достоевский убежден: эта черта присутствует в рассказах о потерянном письме,
Современные исследователи творчества Э.  По стараются выделить осо- об убийстве, совершенном в Париже орангутангом, о найденном кладе и дру-
бую роль интеллекта в границах напряженных внутренних действий героя-детек- гих. Размышления рецензента завершаются выводом о том, что если у Э. По «и
тива. Л.  Дученко в  кандидатской диссертации «Жанрово-лингвистические осо- есть фантастичность, то какая-то материальная, если б только можно было так
бенности темпорально-повествовательной структуры художественного текста (на выразиться. Видно, что он вполне американец, даже в самых фантастических
материале англоязычной детективной прозы ХХ столетия)» (2003) утверждает, своих произведениях» [4, с. 89]. Более точное и целостное представление о на-
что Шевалье Огюст Дюпен был первым персонажем-расследователем в миро- циональных признаках произведений, разумеется, дает оценка всего творчества,
вой литературе [5, с. 25]. Известный венгерский исследователь Тибор Кестхейи а также авторские установки, принципы, представленные в литературно-крити-
нашел подобного героя в древней китайской литературе: «В мировой литера- ческих работах Э. По.

339
ISSN 1991-5497. МИР НАУКИ, КУЛЬТУРЫ, ОБРАЗОВАНИЯ. № 4 (77) 2019

В статье «Душа писателя» (1909) ценитель и почитатель творчества что второй из них, сотворивший первую, мог бы при желании, диктовать ей свою
Э. По русский поэт А. Блок подчеркивал: «Писатель – растение многолетнее. Как волю и преображать ее.
у ириса или у лилии росту стеблей и листьев сопутствует периодическое разви- «Тот факт, что По жил в первой половине ХІХ века, не менее изумителен,
тие корневых клубней, – так душа писателя расширяется и развивается перио- чем тот, что испанский художник Гойя жил в конце ХVІІІ века. Произведения По
дами, а творения его – только внешние результаты подземного роста души» созданы как будто в наше время, при этом охват его творчества так широк, что
(курсив наш – С. П.)» [1, с. 369–370]. Э. По всегда оценивал поэзию как самую едва ли правильно считать его родоначальником так называемого символизма.
глубокую и изначальную силу жизни. Поэтому неудивительно, что ранний период «Повлияв на поэзию Бодлера, Малларме, Россетти, Эдгар По имеет, кроме того,
творчества начинается с попыток реализовать себя в безграничном мире поэзии. отношение к нескольким широким руслам литературы ХІХ века», – утверждал
Т. Кестхейи мудро утверждал: стихотворения и новеллы Э. По доказывают, что он А. Блок в рецензии на собрание сочинений Э. По в переводе К. Бальмонта в
«мог гарцевать одновременно на двух пегасах: на черном рысаке страха, темных 1906 году. Среди писателей, родственных великому романтику, Блок называет
страстей и кошмарных тайн он сидел с той же уверенностью, как и на вообра- имена Жюля Верна, Уэллса, а также Достоевского [2, с. 617]. Многие исследо-
жаемом скакуне, мчащемся к аргументам чистой логики, к спасительному свету ватели указывали на постоянный интерес великого русского писателя к Эдгару
разума» [6, с. 49]. По. Некоторые художественные приемы, стилевые особенности свидетель-
Правда, следует подчеркнуть, что все же первым автор оседлал пегаса ствуют об эстетической близости выдающихся художников. Например, Е. Кийко
страха и страстей. Об этом свидетельствуют такие произведения: «MS. Found in акцентирует внимание на сходстве манеры воспроизведения психологических
a Bottle» («Рукопись, найденная в бутылке», 1833) «The Unparalleled Adventures of состояний героев во «Сне смешного человека» Ф. Достоевского и «Месмериче-
One Hans Pfaall» («Необыкновенное приключение некоего Ганса Пфааля», 1835). ском откровении», а также «Повести Скалистых гор» Э. По [7, с. 258]. Вспоминая
«Berenica» («Береника», 1835) «Four Beasts in One» («Четыре зверя в одном», 9 главу 11 книги романа «Братья Карамазовы» «Черт. Кошмар Ивана Федорови-
1836), «Mystification» («Мистификация», 1837) «Ligeia» («Лигейя», 1838) «William ча», Кийко указывает на близость фантастических элементов, представленных
Wilson» («Вильям Вильсон», 1839) «The Man That Was Used Up» («Человек, в рассказе Э. По «Ангел необъяснимого» [7, с. 261–262]. Ф. Достоевский и Э. По
которого изрубили в куски», 1839) «The Fall of the House of Usher» («Падение придавали особое значение точности деталей, «силе подробностей». Раскрывая
дома Ашеров», 1839), «Conversation of Eiros and Charmion» и другие. В этих про- трагичность и несовершенство современной действительности, оба писателя не
изведениях причудливо переплетаются реальное и невозможное, и эта черта выстраивают непреодолимую стену между героями с разными позициями. Они
(«арабеск») становится постоянной. Повляются в его творчестве, кроме психо- также выделяются, как творческие личности, опередившие свое время.
логических и мистических рассказов, философский трактат «Эврика» (1848), в Выводы
котором автор стремился выразить материальную и духовную сущность Вселен- Творчество Э. По стало фундаментальной основой для становления и
ной, утопический рассказ-эссе «MellontaTauta» (1848), в котором современность развития не только классического детектива с имманентно логической, четкой
оценивается с позиций 2848 года. Отражение многообразия всего мира, а также художественной структурой, но и детектива с элементами приключенческой лите-
сложные поиски гармонии в нем отразили неизбежные противоречия в мировоз- ратуры, фантастики, утопии. Преемственность духовных, эстетических, культур-
зрении и восприятии американского писателя. В новелле «Тайна Мари Роже» ных принципов, установок, особенности менталитета, национального характера,
он демонстрирует элементы деистических представлений: «В моей душе вера закрепленные в литературной традиции, неповторимый художественный мир
в сверхъестественное как-то не укоренилась. Природа и ее Творец – не одно творческой индивидуальности писателя были и остаются определяющими фак-
и то же, и люди мыслящие не станут с этим спорить. Столь же бесспорно и то, торами в процессе исследования природы детектива.

Библиографический список

1. Блок А.А. Душа писателя. Собрание сочинений: В 8-ми томах. Т. 5. Проза. 1903 ‒ 1917. Москва–Ленинград, 1962: 367 – 371.
2. Блок А.А. Рецензия. Пер. К. Бальмонта. Т. 2. Собрание сочинений: В 8-ми томах. Т.5. Проза. 1903 – 1917. Москва–Ленинград, 1962: 617 – 618.
3. Гроссман Д.Д. Эдгар Аллан По в России: Легенда и литературное влияние. Санкт-Петербург, 1998.
4. Достоевский Ф.М. Предисловие к публикации «Три рассказа Элгара По». Полное собрание сочинений: В 30-ти томах. Т. 19. Статьи и заметки. 1861. Ленинград, 1979:
88 – 89.
5. Дученко Л.В. Жанрово-лингвистические особенности темпорально-повествовательной структуры художественного текста (на материале англоязычной де-
тективной прозы 20 столетия). Диссертация ….кандидата филологических наук. Одесса, 2003.
6. Кестхейи Т. Анатомия детектива. Перевод с венг. Е. Тумаркиной; предисловие Г. Анджапаридзе]. Тибор Кестхейи. Будапешт: Корвина, 1989.
7. Кийко Е.И. К творческой истории «Братьев Карамазовых». 1. Реализм фантастического в главе «Черт. Кошмар Ивана Федоровича» и Эдгар По. Ленин-
град, 1985.
8. Ковалев Ю.В. Эдгар Аллан По. Новеллист и поэт: монография. Лениград, 1984.
9. По Э.А. Полное собрание рассказов. Ред. Е.А. Елистратова. Москва, 1970.
10. По Э.А. Стихотворения. Рассказы. Эссе. Пер. с английского. Москва, 1999.

References

1. Blok A.A. Dusha pisatelya. Sobranie sochinenij: V 8-mi tomah. T. 5. Proza. 1903 ‒ 1917. Moskva-Leningrad, 1962: 367 ‒ 371.
2. Blok A.A. Recenziya. Per. K. Bal’monta. T. 2. Sobranie sochinenij: V 8-mi tomah. T.5. Proza. 1903 ‒ 1917. Moskva-Leningrad, 1962: 617 ‒ 618.
3. Grossman D.D. `Edgar Allan Po v Rossii: Legenda i literaturnoe vliyanie. Sankt-Peterburg, 1998.
4. Dostoevskij F.M. Predislovie k publikacii «Tri rasskaza `Elgara Po». Polnoe sobranie sochinenij: V 30-ti tomah. T. 19. Stat’i i zametki. 1861. Leningrad, 1979: 88 ‒ 89.
5. Duchenko L.V. Zhanrovo-lingvisticheskie osobennosti temporal’no-povestvovatel’noj struktury hudozhestvennogo teksta (na materiale angloyazychnoj detektivnoj prozy
20 stoletiya). Dissertaciya ….kandidata filologicheskih nauk. Odessa, 2003.
6. Kestheji T. Anatomiya detektiva. Perevod s veng. E. Tumarkinoj; predislovie G. Andzhaparidze]. Tibor Kestheji. Budapesht: Korvina, 1989.
7. Kijko E.I. K tvorcheskoj istorii «Brat’ev Karamazovyh». 1. Realizm fantasticheskogo v glave «Chert. Koshmar Ivana Fedorovicha» i `Edgar Po. Leningrad, 1985.
8. Kovalev Yu.V. `Edgar Allan Po. Novellist i po`et: monografiya. Lenigrad, 1984.
9. Po `E.A. Polnoe sobranie rasskazov. Red. E.A. Elistratova. Moskva, 1970.
10. Po `E.A. Stihotvoreniya. Rasskazy. `Esse. Per. s anglijskogo. Moskva, 1999.
Статья поступила в редакцию 22.06.19

УДК 8; 81-26: 347.78.034

Rogovets A.S., postgraduate, Department of Foreign Languages Teaching Theory, M.V. Lomonosov Moscow State University (Moscow, Russia),
E-mail: 7234595723@mail.ru

INDIAN ENGLISH ADDRESS FORMS AS A TRANSLATION PROBLEM. The article discusses national and cultural features of Indian English address forms in
the context of their translation into Russian. The idea of ​​such an analysis arises in connection with the development of the theory of English language variation (World
English paradigm), as well as due to the lack of scientific research of the problem of translating vocatives. Based on the materials of literary works of Indian bilingual
writers, the article presents the ways of addressing a person politely in Indian English, analyzes their specificity and relationship with the Indian social and cultural
reality, presents their classification depending on the situations in which they are used, and highlights the most often used translation techniques for rendering address
forms into Russian (transliteration/ transcription, explication and modulation).
Key words: language’s variant, Indian English, addressing, translation of addressing forms, politeness, national and cultural features.

А.С. Роговец, аспирант каф. теории преподавания иностранных языков, МГУ им. М.В. Ломоносова, г. Москва,
E-mail: 7234595723@mail.ru
340