Вы находитесь на странице: 1из 4

ИНЪЕКЦИОННЫЕ МЕТОДИКИ

Яна Юцковская Оксана Черненко Алёна Кислицына

д. м. н., профессор, врач-дерматовенеролог, врач-дерматовенеролог,


врач-дерматовенеролог, трихолог, Москва. Москва.
косметолог высшей
категории, Москва. @dr.beautyolog @md.kislitsyna

@yutsk25

Медицина будущего —
сегодня
Применение малоинвазивных методик в косметологии
с целью повышения партисипативности пациентов.

Введение
Современная медицина делает всё больше и больше индукция синтеза коллагена, станет понятно, что травма
шагов в сторону «медицины будущего», которая, как из‑ все‑таки необходима [3] [Рис. 1].
вестно, базируется на принципах 4П: предсказательности Раз мы не можем исключить травматизацию, мы
(predictive), превентивности (precautionary), персонализа‑ должны стремиться минимизировать её, чтобы не сни‑
ции (personification) и партисипативности (participatory), зить партисипативность пациентов. Очень часто нам
или приверженности лечению [7]. приходится компенсировать относительно низкий уро‑
Косметология как одна из наиболее стремительно вень травмы введением в дерму гиалуроновой кислоты
развивающихся областей медицины демонстрирует и других компонентов, что тоже имеет ряд ограничений
успешное внедрение этих принципов. Так, на современ‑ в направлении партисипативности. Часть наших пациен‑
ном этапе мы чаще обсуждаем вопросы профилакти‑ тов не готова к длительному реабилитационному периоду,
ки возрастных изменений кожи нежели борьбу с уже наличию папул и гематом.
имеющимися признаками старения. Опросы пациентов Всё это мотивирует компании и специалистов эсте‑
также показывают бóльшую осознанность и готовность тической медицины разрабатывать новые продукты
к профилактике среди «миллениалов». и протоколы для снижения реабилитационного периода
Например, ежегодное исследование членов Американ‑ у пациентов при сохранении высокой эффективности.
ской академии лицевой пластической и реконструктивной
хирургии (AAFPRS) показало, что у 72 % лицевых пласти‑ Препарат выбора
ческих хирургов наблюдается рост интереса к косметиче‑
ским процедурам у пациентов в возрасте до 30 лет [5]. Отличным примером является продукт Perfoskin
Это исследование также показывает, что современные от разработчика и производителя решений в эстетиче‑
молодые женщины и мужчины больше интересуются ской медицине — компании Hyalual.
неинвазивными и малоинвазивными косметическими Преимущества Perfoskin перед другими продуктами
процедурами для предотвращения старения. Получается, для качества кожи:
что меньшая травматизация кожного покрова гарантиру‑ • реабилитационный период без папул и синяков
ет большую партисипативность пациентов, что помогает за счёт стерильных ультратонких игл с лазерной
современной косметологии становиться ещё ближе к «ме‑ заточкой длиной 1,2 мм,
дицине будущего». • в 30 раз больше проколов (травма → индукция синте‑
Целью большинства косметологических процедур, за коллагена) и в 3 раза меньше длительность проце‑
направленных на борьбу со старением кожи, является дуры за счёт специального доставочного устройства,
увеличение синтеза нового, молодого коллагена, то есть • возможность работы с двумя слоями кожи (дерма
запуск процесса неоколлагеногенеза. Однако, если и эпидермис) в трёх зонах (лицо, шея, декольте)
вспомнить, как и за счёт чего происходит транскутанная за одну процедуру.

44  ОБЛИК. ESTHETIC GUIDE Февраль 2020


Этап 1 Этап 2 Этап 3

Повреждение Высвобождение факторов роста Пролиферация Восстановление эпидермиса Фиброплазия Уплотнение кожи
ткани и ремоделирование
Пролиферация фибробластов ткани
Продолжительное
Восстановление эпидермиса высвобождение Синтез коллагена I, III, IV типов Неоангиогенез
Кровотечение факторов роста
Хемотаксис фибробластов Эластин, протеогликаны Коллаген I типа [3]
и высвобождение из фибробластов,
тромбоцитов Пролиферация фибробластов кератиноцитов
ГАГ и моноцитов
Формирование матрикса

Нейтрофилы Моноциты Ангиогенез Коллаген III типа

Рис. 1
Perfoskin® Complex состоит из Perfoskin® Device и Perfos‑ В ходе новейших исследований (Куприянова А. В., Ки‑
kin® Prederm. рова Ю. И., 2019) [10] сукцинатный рецептор SUCNR1 был
Perfoskin® Device — это устройство для трансдермаль‑ обнаружен и в коже, методом иммуногистохимии его уда‑
ной доставки, позволяет осуществлять проколы и подачу лось идентифицировать в фибробластах, кератиноцитах,
препарата одномоментно. Представляет собой систему эндотелиоцитах, тучных клетках и с наибольшем уровнем
каналов, лунок и 48 ультратонких игл с лазерной заточ‑ экспрессии в макрофагах. Настоящим прорывом стали
кой длиной 1,2 мм из нержавеющей стали медицинского исследования, доказывающие, что рецепторы SUCNR1
класса для одноразового использования. вовлекаются в регуляцию смены фаз воспаления и форми‑
Perfoskin® Prederm — контейнер с гелем объёмом 5 мл, рование М2‑фенотипа макрофагов (противовоспалитель‑
содержащий 80 мг сукцината натрия на основе гиалуроно‑ ный тип), реализующих экспрессию широкого спектра
вой кислоты. Янтарная кислота, являясь продуктом цикла факторов. Последние также реализуют механизмы
трикарбоновых кислот, сочетает в себе свойства активно‑ ангиогенеза, пролиферации фибробластов, формирования
го антиоксиданта и антигипоксанта. Переводя энергети‑ дермального матрикса, что в целом влияет на скорость
ческий обмен на более экономный путь, она способствует и качество репаративных процессов в коже. Именно поэ‑
сохранению энергетических резервов кожи. тому макрофаги стали рассматриваться как главная точка
Янтарная кислота нормализует содержание медиа‑ воздействия для стимуляции редермализации кожи [4].
торов воспаления гистамина и серотонина, повышает Известно, что маркерами М2‑фенотипа макрофагов
микроциркуляцию в органах и тканях без изменения являются такие факторы роста, как VEGF, TGF-β1, FGF-2.
системной гемодинамики. Вводимый извне сукцинат В ходе второго этапа исследования на базе института
оказывает умеренное антигипоксическое действие, улуч‑ Hyalual была установлена чёткая связь между введением
шая акцепцию циркулирующего кислорода и повышая сукцинатсодержащих препаратов и индукцией сукцинат‑
устойчивость к гипоксии. В процессе катаболизма сук‑ ного рецептора SUCNR1 / GPR91, а также всех исследо‑
цината происходит утилизация других органических кис‑ ванных ростовых факторов (VEGF, FGF-2, TGF-β1).
лот, что способствует восстановлению кислотно-щелоч‑ Слабая индукция ростовых факторов наблюдалась
ного равновесия и обеспечивает профилактику развития в контрольных группах (введение физраствора, гиалуро‑
воспалительного ацидоза, например, после избыточной новой кислоты, пептидсодержащий препарат) и не была
инсоляции. связана с индукцией рецептора SUCNR1 [10].
Влияя на цикл Кребса, она способствует снижению Учитывая всё вышеперечисленное, можно сделать
образования молочной и пировиноградной кислот, по‑ вывод, что сукцинат (янтарная кислота) в синергии с ги‑
являющихся в условиях кислородной недостаточности алуроновой кислотой действуют на все без исключения
(гипоксии) [8, 12, 14]. Кроме того, для получения всего пула патогенетические механизмы старения кожи. Научные
органических кислот цикла Кребса достаточным оказа‑ исследования подтверждают, что количество фибробла‑
лось введения одного сукцината. стов при использовании монопрепарата гиалуроновой
Многочисленные опыты показали, что мощность си‑ кислоты увеличивается в меньшей степени, чем при ис‑
стемы энергопродукции, использующей янтарную кисло‑ пользовании препарата с комбинацией гиалуроновой
ту как основной субстрат, в сотни раз превосходит другие кислоты и сукцината (100 и 185 % соответственно) [1].
системы энергообразования в организме [11]. Ещё одно
бесценное свойство янтарной кислоты — это способность Клиническое исследование
подавлять рост опухолей и регулировать деление клеток
благодаря своему антиоксидантному действию [9]. Мы представляем вашему вниманию результат ини‑
Примечательно, что SUCNR1‑рецепторы идентифици‑ циативного исследования, проведённого специалиста‑
рованы практически во всех органах и тканях: жировой ми «Клиники профессора Юцковской»: использование
ткани, печени, почках, сердце, головном мозге, нейронах Hyalual Perfoskin Соmplex в области лица (1,2 мм). Было
сетчатки, дендритных клетках, тромбоцитах, и на совре‑ отобрано 5 испытуемых, которым произведено 5 проце‑
менном этапе рассматриваются в качестве физиологиче‑ дур микронидлинга в соответствии с рекомендациями
ских регуляторов и сенсоров клеточных стресс-индуци‑ производителя, с фиксацией результатов до / после по‑
рованных повреждений и гипоксии [13]. средством 3D-диагностики кожи на аппарате LiveVizz.

ОБЛИК. ESTHETIC GUIDE  45


ИНЪЕКЦИОННЫЕ МЕТОДИКИ

Протокол процедуры
1. Очищение кожи и обработка поверхности дезинфи‑
цирующим раствором.
2. Аппликационная анестезия.
3. Проведение процедуры. Работа продуктом Perfoskin
производится в линейной технике по линиям натяже‑
ния кожи (линии Лангера) и во взаимно перпендику‑
лярном направлении, 10 – 15 проходов по каждой зоне:
нижняя челюсть, щёчно-скуловая область, область
лба. После проведения процедуры зона лица повторно
обрабатывается дезинфицирующим раствором, остат‑
ки вещества удаляются с поверхности кожи [Рис. 2].
4. Далее для усиления эффекта возможно нанесение
WoW Mask Hyalual или постпроцедурного спрея Profi
Рис. 2. Схема. Delux. В ходе исследования процедуру завершали
нанесением спрея.
5. Оптимальный курс — 1 – 2 процедуры ежемесячно.
По результатам 3D-диагностики наблюдались следую‑
щие клинические эффекты.
• У первого испытуемого уменьшилась выраженность
носогубной складки и показатели пигментации, уве‑
личились показатели гладкости кожи.
• У второго испытуемого уменьшилась выраженность
морщин, носогубной складки, жирность и пористость
кожи, а также выраженность пигментации.
• У третьего испытуемого снизилась жирность кожи
и наблюдался выраженный лифтинг-эффект в подбо‑
родочной области.
• У четвёртого испытуемого уменьшилась выражен‑
Рис. 3. ность носослёзной борозды, снизилась чувствитель‑
3D-диагностика до.
ности кожи и сосудистых реакций.
• У пятого испытуемого произошло разглаживание
рубчиков постакне и снижение жирности кожи.
Рассмотрим подробнее несколько клинических случаев.
Ж., 42 года [Рис. 3–4]. Жалобы: повышенная жирность кожи,
тусклый цвет лица, потеря тонуса в его нижней трети.
Мы можем наблюдать значительные улучшения
по показателям жирности, пористости, морщин и эла‑
стичности [Рис. 5]. Обратите внимание на область «второго»
подбородка.
Модель отмечает улучшение цвета лица, снижение
жирности кожи, уменьшение пор и сглаженность рельефа.
Ж., 27 лет [Рис. 6–7]. Жалобы: периодическое покраснение
лица, чувствительность кожи, потеря тонуса и «уставший
Рис. 4. вид».
3D-диагностика после. Обратите внимание на положительную динамику
сосудистых реакций, а также на улучшения показателей
жирности, пористости, морщин и эластичности [Рис. 8].
Заметна положительная динамика в периорбитальной
зоне, лицо не выглядит «уставшим» за счёт сглаживания
носослёзной борозды. Модель отмечает снижение отёч‑
ности и улучшение тонуса кожи.
Ж., 28 лет [Рис. 9–10]. Жалобы: расширенные поры, повы‑
шенная жирность кожи, рубчики постакне.
Обратите внимание на улучшение показателя «поры»,
«морщины» и «гладкость», также модель наблюдает сни‑
жение жирности кожи [Рис. 11].
Несомненно, отдельного рассмотрения заслуживает
область локализации рубчиков постакне. Мы можем
наблюдать значительные клинические улучшения состоя‑
ния рубцов.
Данная методика применима и в работе с периор‑
битальной областью. При клиническом наблюдении
у 39‑летней модели отчётливо виден лифтинг в области
Рис. 5. Фото
до / после в программе верхнего века. Сравнивался результат до и через 7 дней
QuantifiCare. после процедуры [Рис. 12].

46  ОБЛИК. ESTHETIC GUIDE Февраль 2020


Рис. 8. Фото до/
после в программе
Рис. 6. 3D-диагностика до. Рис. 7. 3D-диагностика после. QuantifiCare.

Рис. 9. 3D-диагностика до. Рис. 10. 3D-диагностика после. Рис. 11.

Выводы
Несомненными плюсами процедуры с Perfoskin Com‑ Мы будем продолжать изучать препарат Perfoskin, так
plex являются: как малоинвазивные и эффективные методы — редкость
1. отсутствие реабилитационного периода, в том числе в практике врача-косметолога. Хотя это именно то, чего
папул, гематом, отёчности, ждут современные пациенты.
2. сокращение продолжительности процедуры в 3 раза,
3. достаточный объём геля, 5 мл, позволяет провести
процедуру не только в области лиц, но и в зонах шеи Литература
и декольте,
1. Liebl H. Abstract reflections about collagen-induction-therapy (CIT). A hypothesis for the mechanism of
4. сочетание двух классов воздействия на неоколлаге‑ action of collagen induction therapy (CIT) using microneedles;1st edition Feb. 2006, 2nd revision Jan. 2007.
нез и качество кожи в одной процедуре: (а) сукцинат 2. Campisi J. Molecular mechanisms of intrinsic aging, Ann. Dermatol. Venerol., 2002. Р. 129.
в составе геля, (в) 30‑кратное увеличение количества
3. Fernandes D. Minimally invasive percutaneous collagen induction, Oral Maxilolofac Surg. Clin. North. Am.,
проколов (около 6 000 за одну процедуру), Feb. 2005, 17 (1). Р. 51 – 63.
5. возможность работы с двумя слоями кожи (дерма 4. Littlewood-Evans et al. GPR91 senses extracellular succinate released from inflammatory macrophages and exacer-
и эпидермис) в трёх зонах (лицо, шея, декольте) bates rheumatoid arthritis, J. Exp. Med., 2016, 08, 1, 213 (9). Р. 1655 – 62. Epub 2016 Aug. 1. Department of Auto-
за одну процедуру. immunity Transplantation and Inflammation, Novartis Institutes for BioMedical Research, 4002 Basel, Switzerland.
5. Prejuvenation becomes a millennial mainstay, Prime Journal, Feb. 7, 2019.
Заключение 6. Андрашко Ю. В., Андрашко И. А., Яремкевич Р. Р. «Новый взгляд на возможности микронидлинга:
микроигольчатая редермализация кожи различных участков тела», «Естетична дерматологiя», № 1 (75),
2017. С. 54 – 58.
В результате врач и пациент достигают нужных резуль‑
7. Герасименко Н. Ф., «4П-Медицина — новое направление развития здравоохранения», «Федеральный
татов за тот же период времени, что и при применении справочник “Здравоохранение”», 2012.
более инвазивных методов, но с меньшей травматизаци‑ 8. Деркач Н. Н., Коржов М. В., Скородед Т. М., Коржов В. И. «Реактивация метаболической активности
ей. При этом пациент не лишается привычной социаль‑ кожи», «Український журнал дерматології, венерології, косметології», 2010, 2. С. 64 – 70.
ной жизни и тратит меньше времени на процедуру. 9. Деркачёв Э. Ф. «Биохимические основания к клиническому применению дикарбоновых и трикарбоно-
вых кислот», сборник «Терапевтическое действие янтарной кислоты», Пущино, 1976. С. 36 – 48.
10. Кирова Ю. И., Куприянова А. В. «Репрограммирование дермы как важнейший этап репарации и рено-
вации кожи».
11. Кондрашова М. Н. «Выяснение и наметившиеся вопросы на пути исследования регуляции физиологи-
ческого состояния янтарной кислотой», тр. ин-та биофизики АН СССР. Пущино, 1976. С. 8 – 30.
12. Наумчик Г. А., Юцковская Я. А. «Комбинированные инъекционные препараты “Гиалуаль” для профилак-
тики и коррекции возрастных изменений кожи», «Инъекционные методы в косметологии», № 2, 2014.
13. Оковитый С. В., Радько С. В., Шустов Е. Б. «Сукцинатные рецепторы (SUCNR1) как перспективная
мишень фармакотерапии», «Химико-фармацевтический журнал», 2015, № 9, том 49.
14. Полосьянц О. Б., Силина Е. Г., Верткин А. Л. «Метаболический препарат “Нейрокс” для терапевта»,
Рис. 12. «Справочник поликлинического врача», 2010. С. 3.

ОБЛИК. ESTHETIC GUIDE  47