Вы находитесь на странице: 1из 28

Практическое занятие №7

Межличностная коммуникация. Коммуникация в малых группах

Цель: сформировать у студентов умения и навыки общения в малых


социальных группах, учитывая эмоциональное состояние собеседников; научить
студентов избегать коммуникативные неудачи и анализировать их причины.
Теоретическая часть
1. Понятие «межличностная коммуникация» и «эффективная
межличностная коммуникация».
Межличностная коммуникация - это процесс одновременного
взаимодействия коммуникантов и их воздействия друг на друга; процесс обмена
сообщениями и их интерпретация двумя или несколькими индивидами,
вступившими в контакт друг с другом.
Результаты наблюдений за поведением людей в межличностном
взаимодействии позволили сформулировать важный вывод теории межличностной
коммуникации: эффективная межличностная коммуникация предстает как система
конкретных действий, умений и навыков, которые не являются врожденными, им
следует учиться, отрабатывать и тренировать.
2. Коммуникативная компетентность человека.
Понятие коммуникативной компетентности личности является важным не
только для теории, но и для практики коммуникации. В теоретическом плане оно
развивает понимание коммуникативной личности, более полно раскрывает
характеристики ее функционирования в системе социальных взаимодействий. На
прикладном уровне как сама эта категория, так и методы ее практического
использования являются необходимыми для оценки качества функционирования
профессиональных коммуникаторов, для управления персоналом, для организации
системы подготовки специалистов, для анализа конфликтных и кризисных
ситуаций и для многих сопряженных с названными управленческих задач.
Нельзя сказать, что в современной науке о коммуникациях проблема
коммуникативной компетентности личности обойдена вниманием. Напротив, в
последние десятилетия ей посвящается все больше работ. Среди ученых,
разрабатывавших различные стороны этой проблемы, назовем Ю. Н. Емельянова,
А. А. Бодалева, Ю. Н. Жукова, Н. Ю. Хрящеву, И. И. Серегину, Ф. И. Шаркова, М.
А. Василика и его коллег и др. Однако до настоящего времени многие из
теоретических и практических задач в рассматриваемой области не получили
адекватного решения. К числу наиболее важных из них отнесем следующие.
Во-первых, это задача строгого определения понятия «коммуникативная
компетентность личности», отграничения его от смежных понятий, таких как
коммуникативная эффективность и коммуникативная результативность. Во-
вторых, это задача определения параметров коммуникативной компетентности. В-
третьих, - задача измерения и оценки коммуникативной компетентности
специалистов в разных сферах деятельности.
К предметной области теории коммуникации относятся первые две задачи.
Обратимся к их решению.
В научной литературе представлено несколько подходов к пониманию
коммуникативной компетентности. Так, М. А. Василик определяет ее следующим
образом: «Коммуникативная компетентность представляет собой определенный
уровень сформированности личностного и профессионального опыта
взаимодействия с окружающими, который требуется индивиду, чтобы в рамках
своих способностей и социального статуса успешно функционировать в
профессиональной среде и обществе». Ф. И. Шарков под коммуникативной
компетентностью понимает «умение выбора коммуникативного кода,
обеспечивающего адекватное восприятие и целенаправленную передачу
информации в конкретной ситуации».
Ни то, ни другое определение нельзя признать удовлетворительным в силу
следующих факторов. Прежде всего, они не опираются на базовое понимание
категории компетентности как таковой. Между тем в словосочетании
«коммуникативная компетентность» прилагательное «коммуникативная» является
предикатом базового понятия «компетентность». Далее, приведенные определения
опираются на не в полной мере адекватные представления о коммуникативной
личности как социальном субъекте, реализующем коммуникативные практики.
Первое из определений фактически расширяет коммуникативные практики до
всего поля социальных практик личности. В результате без какой-либо
аргументации коммуникативная компетентность личности приравнивается к
значительно более широкой категории - социальной компетентности. Второе
определение, напротив, необоснованно сужает понимание рассматриваемой
категории, сводя ее только к умению выбора коммуникативных кодов.
Кроме того, можно высказать дополнительные замечания к дефиниции,
предлагаемой М. А. Василиком и его коллегами. Если отбросить уточняющие
элементы, эта концепция представляет коммуникативную компетентность как
некоторый уровень сформированности опыта взаимодействия субъекта с другими
субъектами. Такая интерпретация рассматриваемой категории уязвима по
нескольким основаниям. Во-первых, сомнительна сама увязка категории
компетентности с вербальной конструкцией «уровень сформированности опыта».
Во-вторых, эта концепция замыкает коммуникативную компетентность только на
личностный опыт, оставляя за скобками такие важнейшие компоненты
коммуникативной личности, как знания и способности.
Под компетентностью в самом общем виде понимается обладание знаниями,
позволяющими судить о чем-либо, высказывать веское авторитетное мнение. В
более широком плане компетентность - это способность субъекта реализовывать
свою компетенцию в той или иной сфере деятельности.
Компетенция в данном контексте обозначает некоторую зону
ответственности, круг обязанностей, функцию или набор функций, закрепленных
за социальным субъектом в системе социального функционирования (социальная
компетенция) или общественного разделения труда (профессиональная
компетенция).
Возможны два понимания компетентности - нормативное и терминальное.
Нормативное понимание трактует категорию компетентности как свойство
субъекта реализовывать свою компетенцию в тех пределах, которые в данном
обществе (сообществе) являются социально признанными (нормальными). Выход
за пределы нормативного интервала как снизу (недокомпетентность), так и сверху
(гиперкомпетентность) считается аномальным и подпадает под категорию
некомпетентности. При таком понимании компетентность субъекта имеет
некоторый протяженный характер и возможна постановка вопроса о большей или
меньшей компетентности. Если субъект реализует свою компетенцию на более
низком значении нормативного интервала - он менее компетентен. Если на более
высоком - его компетентность выше. Терминальное понимание компетентности
трактует норму не как интервал, а как некоторую строго заданную величину. При
таком подходе возможны только два состояния реализации компетенции личности
в какой-либо сфере деятельности - компетентность и некомпетентность. Мы в
дальнейшем будем пользоваться нормативным пониманием категории
компетентности. Опираясь на это понимание, можно сформулировать так
называемое метрическое определение компетентности: под компетентностью
субъекта будем понимать меру реализации его компетенции, или, иными словами,
характеристику качества реализации компетенции в той или иной сфере
деятельности.
Рассматривая категорию компетентности, можно выделить общую и
специальную компетентность.
Первая тесно связана с процессами социализации и еще может быть
обозначена как социальная компетентность личности. Под общей или социальной
компетентностью будем понимать способность социального субъекта нормально
(то есть в пределах диапазона, заданного социальными нормами) функционировать
в обществе.
Специальная (профессиональная) компетентность представляет собой
способность социального субъекта нормально (то есть в пределах диапазона,
заданного соответствующими социальными нормами) функционировать в
специализированной сфере деятельности и в профессиональном сообществе,
эффективно реализовывать специализированную (профессиональную,
должностную и т. п.) компетенцию. Специальная компетентность является
функцией специального образования, профессиональной социализации и
профессионального опыта.
Коммуникативную компетентность в самом общем виде можно определить
как способность личности нормально (то есть в пределах диапазона, заданного
соответствующими социальными нормами) функционировать в качестве
коммуникативного актора. Или, если пользоваться метрической версией
дефиниции, под коммуникативной компетентностью будем понимать качество
выполнения социальным субъектом функций коммуникативного актора.
Принципиально важным для данного понимания коммуникативной
компетентности является ее замкнутость на нормативный диапазон. Эта
замкнутость означает, что категория коммуникативной компетентности по своей
природе релятивна. В зависимости от нормативного диапазона того или иного
элемента социума одна и та же личность может быть признана коммуникативно
компетентной в одном сообществе и некомпетентной в другом.
Коммуникативная компетентность личности в общем случае складывается
из двух составляющих - общей и специальной коммуникативной компетентности.
Для большинства индивидов, тех, чья профессиональная деятельность не связана с
организацией и осуществлением коммуникации, общая коммуникативная
компетентность совпадает с коммуникативной компетентностью как таковой.
Общая коммуникативная компетентность является частью социальной
компетентности личности. Она характеризует способность индивида к общению в
различных ситуациях и реализуется на уровне обыденных коммуникаций,
повседневных практик информационного взаимодействия как в бытовой, так и в
профессиональной сфере. Для профессиональных коммуникаторов помимо общей
необходима еще и специальная коммуникативная компетентность. Последняя
представляет собой своеобразный «высший пилотаж» коммуникативных знаний,
умений и навыков, которые необходимы коммуникатору для выполнения
профессиональных функций. Специальная коммуникативная компетентность, как и
любая специальная компетентность, требует специальной подготовки.
Категорию коммуникативной компетентности не следует смешивать с
категориями коммуникативной результативности или коммуникативной
эффективности. Под коммуникативной результативностью следует понимать меру
достижения цели коммуникатора в результате инициированного им
взаимодействия. Под коммуникативной эффективностью подразумевают
приведенное к единому знаменателю (стоимостному или иному) соотношение
эффектов коммуникации, соответствующих цели коммуникатора, и ресурсов,
использованных коммуникатором для достижения этих целей в данном
взаимодействии. По своему содержанию понятие коммуникативной
компетентности ближе всего к понятию коммуникативной квалификации
личности.
Переходя к решению второй из обозначенных нами для настоящего раздела
задач, отметим, что попыток формирования перечня параметров коммуникативной
компетентности личности в научной литературе можно обнаружить даже больше,
чем формулировок определения этой категории. Эти перечни носят более или
менее детализированный характер. Так, Ф. И. Шарков обозначает только один
параметр - умение общаться - как основную составляющую коммуникативной
компетентности. И. И. Серегина выделяет две главных ее характеристики - «во-
первых, умение вступать в коммуникацию с другими людьми
(коммуникабельность), а во-вторых, владение и умение оперировать смысловой
информацией». Коллектив авторов под руководством М. А. Василика предлагает
целых восемь компонентов коммуникативной компетентности:
• знание норм и правил общения (делового, повседневного, праздничного и
др.);
• высокий уровень речевого развития, позволяющий человеку в процессе
общения свободно передавать и воспринимать информацию;
• понимание невербального языка общения;
• умение вступать в контакт с людьми с учетом их половозрастных,
социально-культурных, статусных характеристик;
• умение вести себя адекватно ситуации и использовать ее специфику для
достижения собственных коммуникативных целей;
• умение воздействовать на собеседника таким образом, чтобы склонить его
на свою сторону, убедить в силе своих аргументов;
• способность правильно оценить собеседника как личность, как
потенциального конкурента или партнера и выбрать собственную
коммуникативную стратегию в зависимости от этой оценки;
• способность вызвать у собеседника положительное восприятие
собственной личности.
Методологическая слабость данных перечней, несмотря на то что многие
позиции в них не вызывают сомнений, заключается в том, что они как бы «висят в
воздухе», не опираются на системные представления о строении коммуникативной
личности. И в результате предлагаемые различными авторами наборы
характеристик коммуникативной компетентности эклектичны, не имеют
системного характера, не являются необходимыми и достаточными.
Чтобы избежать этих проблем, необходимо обратиться к разработанной
выше трансакционной модели коммуникативной личности. Именно на этой модели
основывается предлагаемая нами структура коммуникативной компетентности
личности.
Возможны два подхода к построению структурной схемы коммуникативной
личности - широкий и узкий.
Широкий, или комплексный подход предполагает использовать для
формирования требуемой структуры все потенциально подпадающие под
определение коммуникативной компетентности элементы трансакционной модели
коммуникативной личности. Как показывает анализ, эти компоненты
функционируют в составе абилитационного, ресурсно-когнитивного и
операционального блоков характеристик коммуникативной личности. В результате
комплексная структурная модель коммуникативной компетентности личности
приобретает следующий вид.
Абилитационная Когнитивная Операциональная
компетентность компетентность компетентность
• уровень развитости • уровень знания • уровень умений и
параметра правил кодирования, навыков
перцептивности; кодов и кодовых определения
• уровень развитости систем, характера и
параметра обеспечивающих прагматических
скоростиреагировани адекватное параметров
я на стимулы кодирование и коммуникативной
внешней среды; декодирование ситуации для
• уровень развитости информации в ходе выбора
параметра коммуникативного релевантных ей
внимательности; взаимодействия; коммуникативных
• уровень развитости • уровень знания средств;
мнемического правил согласования • уровень
параметра (параметра знаков, ведущих к практического
памяти); образованию текстов; владения
• уровень развитости • уровень знания кодовыми
параметра норм и правил системами
способности к применения тех или вербальной и
обработке массивов иных знаков и невербальной
информации знаковых систем в коммуникации;
различного объема; различных умений кодировать
• уровень развитости коммуникативных и декодировать,
параметра эмпатии; ситуациях; пользоваться
• уровень развитости • уровень знания индивидуальным
параметра обаяния; основных элементов запасом
• уровень развитости культуры/субкультур вербальных и
параметра ы социума или каких- невербальных
интроспекции и либо его частей, в средств для
рефлексивности; пределах которых обеспечения
• уровень развитости осуществляется эффективной
параметра взаимодействие, в коммуникации; •
трансмиттивности том числе норм, уровень умений и
(способности к ценностей, навыков
передаче верований, выстраивания
информации) стереотипов, дискурса в
предрассудков и т. п.; соответствии
• уровень знания нормами и
характеристик правилами,
основных каналов задаваемыми
коммуникации, по культурным
которым может контекстом
передаваться коммуникации;
сообщение; • уровень умений и
• уровень знания навыков
критериев и методов варьирования
оценки собственной коммуникативным
коммуникативной и средствами в
компетентности, процессе
коммуникативных взаимодействия в
характеристик и зависимости от
коммуникативной динамики
компетентности коммуникативной
партнеров по ситуации;
коммуникации; • уровень умений и
навыков выбора
каналов
коммуникации,
адекватных цели
коммуникатора и
релевантных
ситуации
взаимодействия;
• уровень умений и
навыков
коммуникативной
интроспекции и
рефлексии;
• уровень умений и
навыков оценки
коммуникативных
практик и
коммуникативной
компетентности
партнеров по
общению;
• уровень умений и
навыков
идентификации и
преодоления
коммуникативных
шумов и барьеров
коммуникации

Узкий или операциональный подход из всего комплекса характеристик


коммуникативной личности в качестве базы для построения модели
коммуникативной компетентности оставляет только операциональный блок - блок
умений и навыков. Методологические основания для такого ограничения
заключаются в том, что сфера коммуникативных умений и навыков - это
последний, высший уровень трансакционной модели, надстроенный над всеми
остальными уровнями. При этом реализуется логика: чем в большей степени
коммуникативные умения и навыки личности соответствуют социально
признанным нормам, чем в большей степени они развиты в пределах нормативного
диапазона, тем большей коммуникативной компетентностью обладает данная
личность. Операциональная структурная модель коммуникативной личности имеет
следующий вид:
Коммуникативная компетентность личности (операциональная структурная
модель):
• уровень умений и навыков определения характера и прагматических
параметров коммуникативной ситуации для выбора релевантных ей
коммуникативных средств;
• уровень практического владения кодовыми системами вербальной и
невербальной коммуникации; умений кодировать и декодировать, пользоваться
индивидуальным запасом вербальных и невербальных средств для обеспечения
эффективной коммуникации;
• уровень умений и навыков выстраивания дискурса в соответствии с
нормами и правилами, задаваемыми культурным контекстом коммуникации;
• уровень умений и навыков варьирования коммуникативными средствами в
процессе взаимодействия в зависимости от динамики коммуникативной ситуации;
• уровень умений и навыков выбора каналов коммуникации, адекватных
цели коммуникатора и релевантных ситуации взаимодействия;
• уровень умений и навыков коммуникативной интроспекции и рефлексии;
• уровень умений и навыков оценки коммуникативных практик и
коммуникативной компетентности партнеров по общению;
• уровень умений и навыков идентификации и преодоления
коммуникативных шумов и барьеров коммуникации.
Обе модели коммуникативной компетентности личности (комплексная и
операциональная), могут использоваться на практике - для оценки
коммуникативной компетентности специалистов любого профиля, персонала
управления, профессиональных коммуникаторов. Однако в силу меньшей
трудоемкости, на практике чаще рекомендуется применять операциональную
модель. Комплексная модель привлекается в особенно сложных коммуникативных
ситуациях - при планировании антикризисных коммуникаций, при отборе
ключевых коммуникаторов для решения особо ответственных задач, при
расследовании причин и факторов чрезвычайных происшествий и кризисных
ситуаций и т. п.
К этим компонентам, характеризующим личность как потенциального
коммуникативного актора с точки зрения параметров его сознания и, шире, психики,
нужно добавить еще одну составляющую. Эта составляющая имеет иную онтологическую
природу, чем все рассмотренные выше. Она характеризует реальные практики и
объективные характеристики индивида как возможного коммуникатора или реципиента и,
таким образом, принадлежит к миру бытия, а не сознания. Данный компонент отражает
фактическую биологическую, социально-демографическую и социальную феноменологию
субъекта коммуникации - коммуникативной личности. Его можно обозначить как
феноменологический компонент. Он без сомнения необходим среди характеристик
рассматриваемого явления, хотя, как уже говорилось выше, имеет принципиально иную
по сравнению с остальными компонентами природу. Действительно, характер
функционирования личности как источника или получателя сообщений в
коммуникативном процессе зависит не только от ее мотивов, знания кодов и умения их
применять, но и от таких параметров, как гендер, возраст, социальный статус, наконец
внешность.
3. Ситуационные и психологические предпосылки межличностной
коммуникации. Аксиомы межличностной коммуникации, которые сформулировал
П. Вацлавик.
В самом общем виде социальная ситуация - это естественный фрагмент социальной
жизни, определяемый включенными в него людьми, местом действия и характером
развертывающихся действий или деятельности. Занимаясь изучением социальных
ситуаций, группа социальных психологов Оксфордского университета под руководством
М. Аргайла предложила выделять следующие универсальные факторы, присутствующие
на любой стадии социального взаимодействия, которые придают ситуации
определенность:
1) цели;
2) правила, т.е. общепринятое мнение о допустимом и недопустимом поведении в
ряде конкретных ситуаций;
3) роли, т.е. принятые в данной культуре модели взаимодействия;
4) набор элементарных действий - простейшие вербальные и невербальные формы
участия во взаимодействии;
5) последовательность поведенческих актов (например, принятый порядок смены
ролей говорящего и слушающего);
6) концепты-знания, т.е. наличие в когнитивной структуре определенных
категорий, обеспечивающих понимание ситуации, как, например, знание при игре в
шахматы, что такое ферзь или что означает слово «шах». В социальной ситуации такими
концептами выступают представления о людях, социальной структуре, элементах
взаимодействия и объектах, включенных во взаимодействие;
7) физическая среда, элементами которой являются границы ситуации (закрытое
помещение, улица, площадь и т.п.), физические качества среды, воздействующие на
органы чувств (цвет, шум, запахи и т.п.), реквизит (например, классная доска, парты в
школьном классе), пространственные условия (расстояния между людьми и объектами);
8) язык и речь, т.е. ситуационно обусловленные словарь, обороты речи, интонации,
используемые участниками взаимодействия;
9) трудности и навыки - различные препятствия для взаимодействия и навыки их
преодоления.
Следующими за структурой целей по своей значимости для определения типа
ситуации правила, эмоциональная атмосфера и умение преодолевать
трудности. Например, встреча друзей после длительной разлуки или встреча студента и
научного руководителя с целью обсудить ход работы над дипломом будут различаться в
первую очередь по параметрам, хотя, разумеется, отличия будут касаться и используемого
стиля речи, и, возможно, выбранного места встречи. Анализируя ситуацию, в которой
осуществляется общение, мы, таким образом, разделяем в ней известное и неизвестное,
вычленяя цель общения, его задачу и одновременно фиксируя имеющиеся условия
достижения цели.
Важными характеристиками ситуации, воздействующими на поведение людей,
являются: знакомая - незнакомая; формальная - неформальная; ориентированная на
выполнение дела - ориентированная на общение; поверхностная - глубокая (интимная)
включенность.
В соответствии с этими характеристиками Аргайл и его сотрудники выделили
следующие типы социальных ситуаций:
• официальные события (формальные социальные события);
•личностное взаимодействие с близкими друзьями или родственниками;
• случайные эпизодические встречи со знакомыми;
• формальные контакты в магазинах и на работе;
• асимметричные взаимодействия, связанные с социальными умениями (например
обучение, руководство, интервьюирование);
• конфликт и переговоры;
• групповая дискуссия.
Предложенная типология ситуаций не является единственной.
Одна из наиболее известных классификаций видов ситуаций межличностного
взаимодействия связана с именем американского психолога Э. Берна (см.: Берн Э. Игры, в
которые играют люди. Люди, которые играют в игры. М., 1988). В ее основе лежит то, он
назвал потребностью в структурировании времени. Хорошо известна проблема, часто
встречающаяся у подростков после первой встречи: «Ну и о чем мы потом с ней (с ним)
будем говорить?» Это вопрос возникает нередко и у взрослых.
Достаточно вспомнить, как мучительна вдруг возникшая пауза в общении, когда
никто из собеседников не в состоянии высказать ни одного уместного замечания, чтобы
не дать разговору замереть. Люди постоянно озабочены тем, как структурировать свое
время. Одна из функций в жизни общества состоит в том, чтобы оказывать друг другу
взаимопомощь в этом вопросе.
Берн предлагает рассматривать шесть способов структурирования времени -
четыре основных и два пограничных случая.
1. Первый пограничный случай - замкнутость, когда явная коммуникация между
людьми отсутствует: человек физически присутствует, но психологически он вне
контакта, погружен в собственные мысли. Такое поведение может быть воспринято с
пониманием и не вызывать проблем, если только оно не превращается в привычку.
2. Ритуалы, или привычные, повторяющиеся действия. Они могут иметь
неформальный характер (например, приветствия, прощания, благодарности), но могут
быть и официальными (например, дипломатический этикет). Цель этого типа общения -
возможность совместного проведения времени, не сближаясь.
3. Времяпрепровождение - это полуритуальные разговоры о проблемах и событиях,
известных всем. Они не так предсказуемы, как ритуалы, но обладают некоторой
повторяемостью. Примерами могут служить вечеринка, участники которой недостаточно
хорошо знакомы друг с другом, или разговоры во время ожидания какого-нибудь
официального собрания. Времяпрепровождение всегда социально запрограммировано:
говорить в это время можно лишь в определенном стиле и только на допустимые темы.
Основная цель этого типа общения - структурирование времени не только ради
поддержания приятельских отношений, но и отчасти социальный отбор, когда человек
ищет новые полезные знакомства и связи.
4. Совместная деятельность - взаимодействие между людьми на работе, целью
которого, прежде всего, является эффективное выполнение поставленной задачи.
5. Игры. Берн считает их наиболее сложным типом общения, так как в играх
каждая сторона неосознанно старается достичь превосходства над другой и получить
вознаграждение. Например, если человек честно просит, чтобы его утешили, и получает
утешение, то это взаимодействие с некоторой заранее сформулированной целью. Если же
кто-либо просит, чтобы его утешили, и, получив утешение, обращает его против
утешителя, то это игра. Другой пример - игра «страхование». О чем бы страховой агент ни
вел разговор, если он настоящий игрок, он ищет клиента или «обрабатывает» его.
Единственная его цель - «заполучить добычу». Основная отличительная особенность игр -
скрытая мотивация их участников. Берн полагает, что важные социальные контакты чаще
в с «8 протекают как игры, а сами игры составляют весьма значительную часть
человеческого общения. Объяснение этому он видит в следующем.
Повседневная жизнь предоставляет мало возможностей человеческой близости.
Кроме того, многие формы близости для большинства людей психологически
неприемлемы, требуют тщательной осмотрительности. Западная культура в основном не
поощряет искренности (кроме как в интимной обстановке), так как её могут использовать
с дурным умыслом. В свою очередь повторяющиеся виды времяпрепровождений в конце
концов приедаются. Чтобы избавить себя от скуки, одновременно избежать опасности
сопутствующих близости, большинство людей в качестве компромиссного решения
обращаются к играм. В этом состоит социальное значение игр. Люди выбирают себе
друзей и партнеров всего из числа тех, кто играет в те же игры, что и они. Поэтому любой
член какого-либо социального окружения, который начинает играть в новые игры, будет
скорее всего изгнан из привычного общества. В этом состоит личностное значение игр.
Наконец, и многие игры совершенно необходимы некоторым людям для поддержания
душевного здоровья. Если таких людей лишить возможности играть, они впадут в
безысходное отчаяние. Подобные ситуации можно часто наблюдать в супружеских парах,
когда улучшение психического состояния одного из супругов влечет за собой быстрое
ухудшение состояния другого, для которого игры были важнейшим средством
поддержания собственного психического равновесия.
6. За игрой следует второй пограничный случай - близость, замыкающий ряд
способов структурирования времени. Двустороннюю близость можно определить как
свободное от игр общение, предполагающее теплое заинтересованное отношение между
людьми, исключающее извлечение выгоды. Настоящая близость начинается тогда, когда
социальные схемы, скрытые мотивы и ограничения отходят на задний план.
Человеческая близость, которая по сути есть и должна быть самой совершенной
формой человече а взаимоотношений, приносит такое ни с чем не сравнимое
удовольствие, что даже люди с неустойчивым равновесием могут вполне безопасно и
даже с радостью отказаться от игр, если им посчастливилось найти партнера для таких
взаимоотношений. Прототипеом близости является акт любовных, интимных отношений.
Еще одна классификация социальных ситуаций различает три уровня общения в
зависимости от степени личностной вовлеченности участников в преобразование
отношений (см.: Головаха Е.И., Панина Н.В. Психология человеческого
взаимопонимания. Киев, 1989).
На социально-ролевом уровне контакты ограничиваются ситуативной
необходимостью: на улице, в транспорте, в магазине, на приеме в официальном
учреждении. Основной принцип взаимоотношений на этом уровне - знание и реализация
норм и требований социальной среды участниками взаимодействия. Коммуникация при
этом носит, как правило, анонимный характер независимо от того, происходит она между
незнакомыми, знакомыми или близкими людьми.
На деловом уровне людей, объединяют интересы дела и совместная деятельность,
направленная на достижение общих целей. Основной принцип деловых взаимоотношений
- рациональность, поиск средств повышения эффективности сотрудничества. Партнеры
при этом оцениваются не как уникальные, неповторимые личности, а с точки зрения того,
насколько хорошо они могут выполнить поставленные перед ними задачи, т.е.
оцениваются их функциональные качества. Соответственно общение является
психологически отстраненным.
Интимно-личностный уровень характеризуется особой психологической
близостью. На этом уровне целью участников коммуникации является удовлетворение
потребности в понимании, сочувствии, сопереживании. Основной принцип такого
общения - эмпатия, доверительность.
Каждый уровень общения предполагает использование соответствующих только
ему моделей поведения, глубины взаимопонимания, согласия и сопереживания, способов
взаимодействия партнеров.
Таким образом, каждая из приведенных типологий исходит из возможности
определения и выделения типичных социальных ситуаций, т.е. ситуаций,
неоднократно возникающих при взаимодействии между людьми, следовательно, их
содержание и структура известны членам данной культуры или субкультуры.
Важнейшим условием межличностной коммуникации является способность
индивида выделять такие стандартные, типичные социальные ситуации и
соответствующими действиями конструировать их. Знать, как вести себя в данной
ситуации, будь это свадьба, визит к друзьям, любовное свидание или деловые
переговоры, какие действия в ней Уместны, а какие - нет, является показателем
социальной компетентности. Люди, как правило, обладают необходимыми
социальными знаниями, которые позволяют им понять поведение друга,
согласовать свои цели и действия, найти общий язык, договориться.
Американский психолог П. Вацлавик разработал следующие аксиомы
межличностной коммуникации:
Аксиома 1. Невозможность отсутствия коммуникации. Если признать, что любое
поведение в ситуации взаимодействия обладает информационной ценностью, т.е. является
коммуникацией, становится очевидным, что как бы человек ни старался, он неможет не
вступать в коммуникацию. Активность или пассивность, слова или молчание - все это
передает информацию: влияет на других людей, которые в свою очередь не могут не
ответить на эту коммуникацию и, следовательно, сами в нее вступают. Таким образом,
невозможность не вступать в коммуникацию делает все ситуации, в которые включены
два или более человека, межличностными, коммуникационными.
Аксиома 2. Любая коммуникация имеет уровень содержания и уровень
отношения. В процессе коммуникации не только передается информация, но
одновременно детерминируется характер отношений между коммуникаторами. Уровень
содержания - это та информация, которая передается в сообщении. При этом неважно,
является ли данная информация правдивой, ложной, надежной, неправильной или
неразрешимой. На уровне отношений передается то, как это сообщение должно быть
воспринято. Отношение может быть выражено как речевыми приемами, так и
невербально с помощью крика, улыбки или других способов.
Характер отношений можно ясно понять из контекста, в котором происходит
коммуникация. В межличностном общении экспрессивная окраска сообщения часто более
важна, чем его содержание. Смешение уровня содержания и уровня отношения нередко
приводит к нарушению коммуникации.
Аксиома 3. Пунктуация последовательности событий. Люди организуют свое
взаимодействие, опираясь на собственное представление о важном и неважном, причинах
и следствиях поступков, на интерпретацию смысла происходящего. Эти смысловые
доминанты организуют поведенческие события, оказывая существенное влияние на
происходящее взаимодействие. Несогласие относительно пунктуации последовательности
событий лежит в основе возникновения бесконечных проблем во взаимоотношениях.
Примером патологической коммуникации, вызванной нарушением последовательности
причин и следствий, является эффект «самоосуществляющегося пророчества».
Это поведение, которое вызывает у окружающих такую реакцию, на которую это
поведение было бы естественным ответом. Например, человек, строящий свое поведение
на основе предпосылки «никто меня не любит», будет вести себя
недоверчиво, демонстрируя массу защитных реакций, или агрессивно. Такое поведение
вряд ли вызовет симпатию окружающих, что подтвердит изначальную предпосылку этого
человека. При этом сам человек ошибочно считает, что он просто реагирует на отношение
окружающих, а не провоцирует его. В данном случае это и составляет проблему
пунктуации.
Аксиома 4. Симметрическое и комплементарное взаимодействие. Отношения
между людьми базируются либо на равенстве, либо на отличии. В первом
случае партнеры стараются скопировать поведение друг друга, поэтому их отношения
можно назвать симметрическими. Слабость или сила, нравственность или
безнравственность не имеют здесь никакого значения, поскольку равенство
может поддерживаться в любой из этих областей. Во втором случае поведение одного
партнера дополняет поведение другого, такой тип взаимодействия называется
комплементарным. Симметричные отношения, таким образом,
характеризуются равенством и минимизацией различий, в то время как особенностью
комплементарного взаимодействия является доведение различий до
максимума. Симметричность и комплементарность сами по себе не являются «хорошими»
или «плохими», «нормальными» или «ненормальными». Оба вида взаимоотношений
выполняют важные функции. Но они чреваты патологией. В
симметричных взаимоотношениях постоянно присутствует
опасность соревновательности, когда происходит потеря стабильности и так называемый
сбой, что приводит к ссорам и конфликтам между индивидами. Когда симметричные
отношения нарушаются, можно наблюдать отвержение личности другого. Таким образом,
патология в симметричных взаимоотношениях характеризуется более или менее открытой
враждой. В свою очередь патологические изменения комплементарных взаимоотношений
проявляются в игнорировании, а не отвержении личности другого (например, мать,
которая продолжает обращаться со своим взрослым сыном, как с ребенком).
Аксиома 5. Коммуникация может быть как намеренной, так и ненамеренной,
эффективной и неэффективной.
Аксиома 6. Коммуникация необратима. Иногда и хотелось бы вернуть время,
исправить слова или поступки, но, к сожалению, это невозможно. Последующие
объяснения с партнером могут что-то исправить, извинения могут смягчить обиду, однако
созданное впечатление изменить очень сложно.
4. Понятие, виды и функции коммуникации в малой группе. Структура и
динамика коммуникации в малой группе. Прагматика коммуникации в малых
группах.
Малой группой обычно называют небольшое число людей, хорошо знают друг
друга и постоянно взаимодействующих между собой. Качество определений малой
группы в литературе приближается сотне, но чаще всего в них указывается на следующие
признаки:
 контактность - возможность каждого члена группы общаться друг с другом,
воспринимать и оценивать друга, обмениваться информацией;
 целостность - социальная и психологическая общность индивидов, входящих в
группу, позволяющая воспринимать их как единое целое;
 стабильность состава, обусловленная прежде всего индивидуальной
неповторимостью и незаменимостью участников;
Особого внимания заслуживает вопрос о границах малой группы, поскольку
численность влияет на ее характеристики. Нижним пределом группы обычно называют
диаду или триаду.
Диада состоит из двух человек, социальное начало в диаде еще только зарождается,
отсюда проистекают ее особенности: субъективность, взаимные чувства и пристрастия как
основа существования диады.
Триада - активное взаимодействие трех человек, обладает качественно
отличающимися от диады свойствами: возможностью создания качественно новой
позиции - наблюдателя, что добавляет существенный момент к возникающей системе
взаимоотношений.
Практика экспериментальных исследований показывает, что верхний предел
группы может составлять 10, и 20 человек
Разновидности малых групп. Обилие малых групп в обществе обусловливает их
разнообразие, что в свою очередь ставит проблему типологизации.
Первичные и вторичные: согласно Ч. Кули, первичная группа - это прежде всего
семья, состоящая из родителей и детей. Сходными признаками обладают также группы
сверстников, особенно возникающие в детстве и в ранней молодости. Вторичные малые
группы - общности, в которых непосредственных контактов меньше, чем в первичных, а
для общения между членами группы используются различные «посредники»,
например в виде средств связи.
Формальные и неформальные. Формальные малые группы - это группы, членство и
взаимоотношение в которых определяются формальными предписаниями и
договоренностями, заданными извне. Примером формальной малой группы может
служить любая группа, созданная в условиях какой-либо конкретной деятельности:
рабочая бригада, школьный класс. Неформальные малые группы - такие группы
возникают стихийно, статусы и вытекающие из них роли не носят предписательного
характера, здесь нет заданной по вертикали системы взаимоотношений.
Под референтной понимается группа, в которую индивид не включен реально, но
нормы которой им принимаются, и, таким образом, данная группа играет для него роль
эталона для оценки своего поведения.
По длительности существования выделяются временные группы (семинар,
собрание), и стабильные (семья, трудовые и учебные группы).
В зависимости от степени произвольности решения индивидом вопроса о
вхождении в ту или иную группу, участии в ее жизнедеятельности и уходе из нее группы
делятся на открытые и закрытые.
Функции групповой коммуникации. Коммуникация в малой группе, помимо
информативной, выполняет следующие функции: формирование согласия, обеспечение
согласованных действий, складывание особой культуры группы.
Важнейшей функцией коммуникации в малой группе выступает не просто
изменение установок или поведения члена группы под влиянием внешних стимулов, но
достижение определенной степени согласия. Согласованные действия, понимаемые как
целенаправленные совместные действия, в группе просто невозможны без эффективной
коммуникации.
Особая культура группы формируется в результате коммуникации. В малых
группах люди общаются друг с другом иначе, чем с посторонними. В результате такого
общения устанавливается коммуникация, благодаря чему формируется специфическая
тура данной группы, включающая в себя особый язык, нормы и правила поведения,
традиции и ритуалы.
Таким образом, коммуникация в группе выполняет функцию обмена информацией
между членами группы и комплекс функций, направленных на поддержание отношений,
на поддержание статуса группы.
Структура и динамика коммуникации в малой группе
При исследовании малых групп чаще всего выделяют:
структуру связей и отношений, порождаемых совместной деятельностью
(экономические, организационные, функциональные);
структуру связей, возникающую в процессе общения (ролевую и коммуникативную
структуры, структуру эмоциональных отношений).
В коммуникативной структуре группы учитываются информационные потоки
(каналы распространения информации в группе) и объем информации, которым владеет
каждый участник группы.
Проводились исследования, исследователи пришли к выводу, что лучше
функционирует группа, в которой структура коммуникаций соответствует структуре
поставленной задачи, т.е. когда реально сложившаяся коммуникативная сеть адекватна
оптимальной для достижения цели. Подобная оптимизация естественным образом проис-
ходит в процессе развития группы.
В малой группе разная информация распространяется разными способами, по
разным коммуникативным путям (коммуникативным сетям). Эти сети бывают
централизованными и децентрализованными.
В централизованных сетях преимущественно один человек распространяет вокруг
себя важную для группы информацию (фронтально, радикально или иерархически). Это
способствует повышению управляемости группы и более быстрому решению простых
задач.
Виды централизованных коммуникативных структур:
 фронтальная - участники не вступают в контакт, но находятся в поле зрения друг
друга.
 радиальная - вся информация передается членам только через центральное лицо.
 иерархическая - структура с двумя и более уровнями подчинения членов группы.
В децентрализованных сетях участники равны, каждый может принимать,
перерабатывать и передавать информацию, и общаться с остальными участниками сети.
Информация в децентрализованных сетях может передаваться по кругу или по цепи.
Вместе с тем, как показывают исследования, общая удовлетворенность работников
оказывается наибольшей в случае менее централизованных коммуникативных сетей, а
наибольшая удовлетворенность индивида связана с возможностью доступа к
максимальному объему информации или максимального влияния на нее.
Следовательно, особенности коммуникативной структуры малой группы во многом
определяются статусно-ролевой структурой. Под статусно-ролевой структурой
понимается совокупность отношений между индивидами, в основе которой лежат
типичные способы поведения, предписанные, ожидаемыми реализуемые участниками
группового процесса в соответствии со своей позицией в группе.
Коммуникативная структура группы - это совокупность позиций членов группы в
системах информационных потоков, связывающих членов группы между собой и с
внешней средой, и концентрации у них того или иного объема групповой информации.
В свою очередь владение информацией - важный показатель положения члена
группы в ее иерархии. С одной стороны, доступ к получению, хранению и распределению
информации обеспечивает человеку в группе особую роль, особые групповые привилегии.
В ряде случаев человека, являющегося информационным центром группы, называют
информационным лидером. С другой стороны, информация обычно адресуется именно
высокостатусным членам группы, т.е. чем выше статус индивида, тем большим объемом
информации он владеет. Характер сообщаемой информации также зависит от групповой
позиции человека: чем выше его статус, тем более благожелательный характер придается
передаваемой информации.
На практике выбор той или иной коммуникативной сети зависит от вида и целей
взаимодействия. Необходимость обращения к анализу существующих в группе
коммуникативных сетей возникает в случаях, когда общение между ее членами
становится неэффективным в свете решаемых задач.
Прагматика коммуникации в малых группах
Семья является разновидностью малой группы, в которой теснейшим образом
переплетены элементы внутриорганизационного взаимодействия (члены семьи
выполняют соответствующие социальные роли и функциональные обязанности и т.д.) и
неформальных отношений.
Переломным моментом в исследовании семьи стало возникновение представлений
о ней как о системе. Системный подход к семье означает признание, что все в ней
взаимосвязано, что семья есть единое целое, единый биологический и социально-
психологический организм. Одновременно исследователи семьи характеризуют ее и как
основную социокулътурную единицу, посредством которой из поколения в поколение
передаются традиции, обычаи, привычки и отношения. При этом исследуются:
субсистемы семьи - прежде всего отношения между супругами, родителями и детьми;
жизненные циклы семьи; семья как полная система; взаимодействие семьи как группы с
другими группами.
Основным потенциальным преимуществом группы при принятии решений
выступают индивидуальные различия членов группы, но они могут стать балластом, если
групповые процессы не позволят их использовать. Первым условием, необходимым для
того, чтобы различные мнения были услышаны и приняты во внимание в процессе
принятия решений, является организация групп по принципах сотрудничества. Другими
словами, в какой-то момент времени общая цель должна стать более важной, чем
индивидуальные цели.
Лидеры, формальные либо неформальные, играют важную роль в любой группе,
принимающей решения. Многочисленные исследования показывают следующее: чтобы
члены группы оценивали идеи, лидер группы должен предпринимать определенные шаги
к этому (активное поощрение свободного высказывания идей, требования, чтобы было
услышано мнение меньшинства); в противном случае групповое решение скорее отразит
вариант, которому отдает предпочтение лидер, нежели учтет мнение группы в целом.
Еще одним феноменом, возникающим в процессе группового суждения, выступает
так называемая групповая поляризация. Ряд последователей придерживается мнения о
существовании тендеции преобладанию сдвига в сторону рискованных решений, иначе
говоря, человек в ситуации группового взаимодействия больше склонен к
«экспериментам», чем если бы решение принималось индивидуально. Окончательный
результат определяется тем, насколько группа прогрессивна сама по себе: по составу,
нормам и ценностным ориентациям. Так, группа, в которой культивируются дух изо-
бретательства и оригинальности, в силу этого обстоятельства больше стремится к
новаторскому коллективному решению.
Наконец, в современных условиях система поддержки групповых решений (это
особенно важно для формальных групп) предусматривает использование компьютерных
технологий, дающих возможность благодаря наглядности, быстрой обработке поступаю-
щих предложений, оперативной связи с отсутствующими членами группы преодолеть
коммуникативные барьеры, структурировать процесс решений и управлять групповыми
дискуссиями.
Психокоррекционными группами обычно называют небольшие спе-
циализированные объединения людей, регулярно проводящие встречи в течение
определенного времени. Основная задача таких групп - взаимное раскрытие, получение
информации о собственной личности и возможностях совершенствования в плане
развития навыков социального взаимодействия и преодоления эмоциональных
нарушений.
5. Коммуникативные девиации, их сущность и природа. Типология
коммуникативных неудач.
Коммуникативные девиации заключаются в недостижении адресатом
коммуникативной цели, в отсутствии взаимопонимания и согласия между участниками
коммуникации. Причины и механизмы коммуникативных девиаций разнообразны и могут
лежать в сфере социокультурных стереотипов, фона знаний, психологических
пристрастий (приятие/ неприятие действий или черт характера собеседника), языковой
компетентности коммуникантов. Рассмотрим основные типы коммуникативных девиаций
и их причины:
1) коммуникативные девиации, вызванные коммуникативным поведением
адресанта:
а) нарушение условий коммуникации (нежелание или неготовность адресанта
начинать коммуникативный акт, ожидание от адресанта другого коммуникативного акта);
б) создание адресантом неуместных или несвоевременных коммуникативных актов
(«об этом мы поговорим в другом месте» – неподходящее место коммуникации, «об этом
мы поговорим в другое время» – несвоевременность начала коммуникации, «об этом мы
поговорим без свидетелей» – невозможность коммуникации в присутствии третьих лиц,
«это не телефонный разговор» – неподходящий канал коммуникации);
в) неудачная или ошибочная адресация (вызвана неправильной оценкой личности
адресата, неправильной его идентификацией): несовпадение мировоззрения адресанта и
адресата, неадекватная оценка физического состояния адресата, неадекватная оценка
осведомленности адресата, его эрудиции;
г) неспособность адресанта выстроить логичный и последовательный
коммуникативный акт;
2) коммуникативные девиации, вызванные коммуникативным поведением
адресата:
а) уклонение адресата от коммуникации («я бы предпочел об этом не говорить»),
осознание адресатом своей неготовности к общению (ситуация на экзамене, когда студент
вынужден признать свою неготовность отвечать на вопрос);
б) подмена адресатом пресуппозиций адресата своими собственными или
приписывание адресанту несуществующих пресуппозиций («Откуда вы это взяли? Я же
говорил совсем о другом»);
в) выведение несуществующих импликатур дискурса или несуществующих
иллокутивных сил;
г) различия в идиолексиконе адресата и адресанта, обусловленные различными
факторами: образованием, возрастом, полом и др.; д) различия в мировосприятии женщин
и мужчин;
3) коммуникативные девиации, вызванные процессом коммуникации (контактом):
а) немотивированная смена коммуникативных стратегий участниками
коммуникации (неожиданный переход от серьезного к шутливому тону общения);
б) несоблюдение правил (постулатов) кооперативного общения или правил
этикетности общения (максима такта);
в) создание атмосферы общения, которая усложняет процесс коммуникации
(враждебная атмосфера), выбор тональности общения в соответствии с социальными
ролями участников коммуникации (равноправное/неравноправное общение, властное,
панибратское, фамильярное, заискивающее, предупредительное, дружественное и др.);
г) нарушение законов референции, то есть соотношения языкового кода с
референтом (ситуацией): слишком высокая степень обобщения в прямых речевых актах,
неспособность одного из участников коммуникации распознать иронию в косвенных
речевых актах;
д) деформация информации в каналах коммуникации (влияние коммуникативного
шума, «перекручивание» информации участниками коммуникации);
4) коммуникативные девиации, связанные с языковым кодом:
а) невладение участниками коммуникации общим идиоэтническим языком;
б) языковые ошибки, неточности, оговорки, описки, которые влияют на качество
общения;
в) избыточная (тавтология) или неполная (незапланированная зевгма) экспликация
аспектов высказывания;
г) неидиоматическая (необычная в данном контексте) или избыточная (наложение
синонимов) лексикализация, ненормативная фразеология;
д) нарушение сочетаемости номинативных единиц («не смыкая взгляда» вместо
«не смыкая глаз», «функции поручаются» вместо «функции возлагаются»);
е) ненормативное построение синтаксической структуры высказывания
(сокращение синтаксической структуры пропозиции, контаминация (смешение)
несинонимичных предикатов, трансформации в структуре устойчивых выражений («язык
не поднимается говорить об этом» – контаминация выражений «язык не поворачивается»
и «рука не поднимается»), ненормативный порядок слов в предложении, нарушение
глагольного управления («убедиться о том, что рейс не отменяется» вместо «убедиться в
том…»), нарушение грамматической координации членов предложения («Эта часть текста
так же, как и две главы, не включены в перевод» вместо «Эта часть текста в перевод не
включена так же, как и две главы»).
Наиболее известными коммуникативными девиациями считаются такие, как
аутистическое поведение, гиперобщительность, конформное поведение, конфликтность,
фобическое по ведение и другие. Считается, что человек при помощи разнообразных
коммуникативных средств, в рамках девиаций стремится «бежать от свободы». В одних
случаях бегство приводит к аутистическому поведению, в других – к
гиперобщительности, в-третьих – к конформизму и т.д. Сутью бегства от свободы и
становления отклонений в поведении становится осознанное или неосознанное
стремление уклониться от конструктивного анализа и переживания основополагающих
экзистенциальных ценностей, базисных проблем существования индивида с целью
избежать тревоги, страха и неопределенности. Коммуникативные девиации позволяют
человеку не решать экзистенциальные проблемы, а существовать вне их. Выбор одного из
аномальных способов взаимоотношения с окружающим миром как бы автоматически
снимает необходимость предпринимать какие-либо усилия по устранению
экзистенциальной тревоги. Человек полностью ответственен не только за свои действия,
но за свою неспособность действовать, то есть можно утверждать, что выбор того или
иного девиантного стиля коммуникативного поведения опосредован желаниями,
стремлениями и потребностями индивида, осознаваемыми или неосознаваемыми. В
равной степени и аутизация в виде нелюдимости, и гиперобщительность являются
способами преодоления экзистенциальной тревоги.
Одним из важных признаков аутистического поведения является невовлеченность
человека в процесс повседневной жизни в связи с исчезнувшим смыслом его
существования. Поведение характеризуется нежеланием приспосабливаться к
действительности и требованиям повседневной жизни с уходом в мир фантазий, грёз,
отказом от общения и выбором одиночества, несмотря на глобальную сеть коммуникаций.
Одиночество – это не только самоизоляция, ограничение контактов и внутренняя
направленность интересов, это еще и эмоциональное подкрепление ухода от
действительности. Именно на основании эмоциональной самооценки возможно
разделение одиночества на гармоничное и дисгармоничное, то есть сопровождающееся
негативными переживаниями по поводу изоляции и отсутствия контактов или
принимающее безэмоционально и неоценочно как данность положение вне общества и
контактов. Первое следует обозначить как собственно одиночество, второе – как аутизм.
Таким образом, понятие одиночества включает и переживание его, а аутизма – чисто
внешние показатели одиночества и изоляции. Человек становится одиноким тогда, когда
осознает неполноценность своих отношений с людьми, лично значимыми для него, когда
он испытывает острейший дефицит удовлетворения потребности в общении. Одиночество
– это тяжелое психическое состояние, обычно сопровождающееся плохим настроением и
тягостными эмоциональными переживаниями. Понятие одиночества связано с
переживанием ситуаций, субъективно воспринимаемых как нежелательный, личностно
неприемлемый для человека дефицит общения и положительных интимных отношений с
окружающими людьми. Одиночеству не всегда сопутствует социальная изолированность
индивида. Можно постоянно находиться среди людей, контактировать с ними и вместе с
тем чувствовать свою психологическую изоляцию от них, то есть одиночество.
Подлинные субъективные состояния одиночества обычно сопровождают симптомы
психических расстройств, которые имеют форму аффектов с явно негативной
эмоциональной окраской, причем у разных людей аффективные реакции на одиночество
различные. Одиночество сопровождается некоторыми типичными симптомами. Обычно
одинокие люди чувствуют себя психологически изолированными от остальных людей,
неспособны к нормальному межличностному общению, к установлению с окружающими
интимных межличностных отношений типа дружбы или любви.
Одинокая личность – это депрессивная или подавленная личность, испытывающая
помимо прочего дефицит умений и навыков общения. Одинокому человеку более чем
другим людям, присуще так называемое параноидальное чувство, которое включает
повышенную подозрительность, импульсивность, чрезмерную раздражительность, страх,
беспокойство, ощущение разбитости и фрустрированности. Кроме этого, одиночество
влечет за собой специфические межличностные проблемы. Человек легко раздражается в
присутствии других людей, очень агрессивен, склонен к излишней, не всегда оправданной
критике окружающих, нередко оказывает психологическое давление на других людей.
Одинокие мало доверяют людям, скрывают свое мнение, нередко лицемерны,
недостаточно управляемы в собственных поступках.
Психологами установлено, что одиночество зависит от того, как человек к себе
относится, то есть от его самооценки. У многих людей чувство одиночества связано с явно
заниженной самооценкой. Порождаемое ею ощущение одиночества нередко приводит к
появлению у человека чувства неприспособленности и никчемности. Связь,
существующая между низкой самооценкой и одиночеством, объясняется двояким
образом. Во-первых, ссылками на то, что низкая самооценка порождает внутреннее
самоотчуждение человека; во-вторых, исходя из предположения, что низкая самооценка
сопровождается системой таких установок и поведенческих тенденций, которые сами по
себе существенно затрудняют межличностное общение. В целом же низкая самооценка
порождает взаимосвязанный комплекс психологически неблагоприятных факторов,
препятствующих установлению хороших личных взаимоотношений с окружающими
людьми. Следует иметь в виду и то обстоятельство, что длительный опыт одиночества, со
своей стороны, может отрицательно влиять на самооценку, делая ее более уязвимой.
Неудачи в общении могут усиливать чувство одиночества, и как следствие снижать
самооценку. В низкой самооценке потенциально заложен больший риск одиночества, чем
в нормальной, так как низкая самооценка, в конечном счете, подрывает чувство
собственного достоинства у человека и, как следствие, влечет за собой девиантное
поведение личности. Предпочитаемый способ реагирования человека не одиночество –
депрессия или агрессия – зависит от того, как человек объясняет свое поведение. При
внутреннем локусе контроля чаще возникает депрессия, а при внешнем – агрессия.
Таким образом, можно сделать вывод о том, что возникновение и развитие
одиночества заключается в первую очередь в нежелании человека принять реальность
такой, какая она есть, и соответственно нежелании принимать и понимать окружающих
людей с учетом их недостатков и достоинств. Одиночество – это один из путей,
помогающих человеку уйти из реального ми, однако, имеющий достаточно серьезные
последствия в виде различного рода проявлений девиантного поведения.
Противоположный тип поведения – это гиперобщительность, которая буквально
«захлестывает» человека. Его представители – люди общительные до неприятного: с
повышенной потребностью в общении, желанием разговаривать и взаимодействовать со
многими партнерами по коммуникации и в течение максимально возможного времени.
Девиацией у такой личности становится неумение даже короткое время находиться в
одиночестве, вне общества. Гиперобщительность сопряжена с болтливостью,
многоречивостью, а иногда и хронической манией – состоянием длительного повышения
настроения, сочетающимся с неумением структурировать время, с беспечностью,
безответственностью, необязательностью. Отклоняющееся поведение затрагивает
окружающих, поскольку конфликты у такой личности происходят из-за ее неумения и
нежелания слушать собеседника. Такая личность постоянно стремится во что бы то ни
стало быть в центре общения, для нее это самое главное. Суперобщительному человеку
другой человек нужен только как предмет для собственного самовыражения.
Конформистское поведение проявляется в склонности приспосабливаться к
любому окружению, к любым точкам зрения и мировоззрению, жить не собственными
интересами, а схемами, придуманными в обществе, игнорировать или не иметь своего
взгляда на происходящее. Конформист – это человек без свойств. Основная его
способность – быть незаметным, «как все», не проявлять никаких реакций, которые могли
бы отличаться от общепринятых и традиционных, полная подчиняемость без внутренней
борьбы. Конфликтное поведение, наоборот, сопровождается напряженностью в
отношениях и необходимостью разрешить противоречия. Удовлетворение такому
индивиду приносит попадание в резонанс с общими интересами, привычками, навыками.
Он склонен использовать поведенческие и речевые штампы: одеваться по форме,
трафаретно говорить, используя, к примеру, бюрократический язык.
Особой разновидностью коммуникативных девиаций считается поведение, при
котором человек руководствуется псевдологией. При данной форме отклоняющегося
поведения человек склонен активно и часто использовать ложные высказывания. Он лжет
не ради получения какой-либо выгоды, а с целью привлечения внимания к собственной
персоне или для провоцирования окружающих. Выгода заключается в изменении своего
психологического состояния (получение удовлетворения от признания и привлечение
внимания, радость от введение в заблуждение или запутывание собеседника, успокоение
от причинения партнеру вреда).
В сфере общения выделяется такой феномен как елейность поведения. Данный тип
коммуникативной девиации встречается часто при эпилептических изменениях личности,
а также в рамках эпилептоидных черт характера. Под елейностью понимают слащавость,
умильность и угодливость в обращении с окружающими, которая воспринимается как
неестественность и нарочитость, тем более, что за подобным внешним поведением редко
стоят истинные чувства и эмпатия.
Одной из наиболее социально значимых и потенциально опасных является
коммуникативная девиация в виде поведения, основанного на агрессии. Агрессия – это
проявление агрессивности при взаимодействии, при общении, она возникает в качестве
типичной реакции. Таких людей отличает недоверчивость, раздражительность, быстрая
потеря самообладания. Неадекватно резкую реакцию часто вызывают даже мелочи. Часто
встречается такая форма коммуникативной девиации, как фобическое поведение, которое
характеризуется выбором стиля взаимодействия с окружающим миром, базирующегося на
каком-либо реально обоснованном или необоснованном навязчивом страхе (фобии).
Если проблема общения ставится как психологическая, то, несомненно, следует
говорить о процессе, в который вовлекается личность. Изучение собственно личностного
общения предполагает учет основной характеристики личности – наличия субъективного
внутреннего мира. Рассматривая личность в общении, психологи связывают выбор
поведения личности с индивидуальными детерминантными свойствами, такими как
эмоциональная чувствительность, раздражительность, агрессивность, склонность к
насилию – с одной стороны, и сдержанность, уступчивость, конформизм – с другой.
В целом причины трудностей, а также сами трудности, возникающие в общении,
весьма различны. Для удобства проблемы общения объединяют в три основные группы:
1) установки, отрицательно влияющие на процесс общения; 2) эмоциональные
переживания, затрудняющие процесс общения; 3) поведение, осложняющее процесс
общения. Такое деление весьма условно, потому что трудности, возникающие на одном из
уровней, затрагивают и остальные.
Проблемы общения, вызванные неверными социальными установками, являются
распространенными, но в то же время они легко поддаются коррекции. Социальные
установки, лежащие в основе трудностей общения, обычно содержат в себе неадекватные,
идеализированные представления о межличностных отношениях в целом и, особенно, с
представителями противоположного пола. Среди упомянутых представлений можно
выделить такие, как абсолютизированные идеи социальной справедливости,
представления о собственном превосходстве, завышенные требования к окружающим и
отсутствие критических требований к самому себе.
Различные эмоциональные состояния, которые затрудняют общение, связаны с
личностными особенностями. Переживания, возникающие у людей, весьма разнообразны.
Их можно обозначить как жалобы: «Я чувствую себя очень напряженно», «Мне кажется,
что я в компании лишний», «Я стесняюсь» и т.п. Поведение, затрудняющее общение с
другими людьми, можно охарактеризовать через трудности, которые человек испытывает
в сфере общения: ригидность, странность, противоречивость в поведении с другими
людьми. Обобщим эти трудности в виде схем, подобных схемам межличностного
конфликта, предложенных К. Хорни:
1) чрезмерная направленность на других – повышенная активность в приобретении
контактов, которая чаще всего воспринимается окружающими как нескромность или
навязчивость, чрезмерная демонстративность (много суетится, говорит, звонит);
2) чрезмерная направленность против других – подозрительность, критичность,
агрессивность, стремление обвинить, найти правду, навести порядок;
3) чрезмерная пассивность, часто приобретающая форму аутизации, когда человек
боится сделать что-то, чтобы не быть осужденным, постоянно анализирует себя и
собственные поступки, не стремится устанавливать и поддерживать с другими людьми
какие-либо контакты.
При анализе личностных поступков необходимо помнить о том, что в их основе
лежат конкретные взгляды, какие-то страхи и тревоги, а само поведение является
вторичным. Часто коммуникативные расстройства обусловлены тем, что, например, к
молодому человеку среда и общество предъявляют непосильные требования в виде
усложненных учебных программ в старших классах. Учебные неврозы или фобии
проявляются в упорном нежелании посещать школу. Невроз выражается в конфликтных
отношениях с преподавателями и одноклассниками, в нежелании вникать в отдельные
учебные предметы или все предметы сразу. Поэтому особенно часто страдают неврозами
дезадаптированные школьники.
Рассмотрев предложенную проблему, изучив ряд психологической и
социологической литературы, мы пришли к некоторым выводам. Во-первых, улучшение
материальной жизни современного общества, создание техники, облегчающей
выполнение той или иной деятельности, влечет за собой отнюдь не положительное
влияние на психическое состояние личности и взаимоотношения людей. Одной такой
отрицательной стороной является возникновение коммуникативных девиаций личности.
Во-вторых, причины и механизмы коммуникативных девиаций разнообразны и могут
лежать в сфере социокультурных стереотипов, фона знаний, психологических
пристрастий, языковой компетентности коммуникантов.
В-третьих, наиболее распространенными коммуникативными девиациями личности
в современном обществе являются аутистическое поведение, гиперобщительность,
конформное поведение, вербальное поведение с преобладанием псевдологии, елейное
поведение, конфликтность и фобическое поведение.
В-четвертых, огромное разнообразие типов коммуникативных девиаций требует их
систематизации и классификации, так как в социально-психологических классификациях
в зависимости от предпочтений автора и его принадлежности к определенной научной
школе делается акцент либо на некоторых основных типах, или на наиболее
распространенных видах, либо на клинических формах девиантного поведения. Это
происходит потому, что ученые используют различные подходы к разграничению нормы
и девиации; прибегают к выделению различных оснований для выделения типов и групп
девиаций.
В-пятых, изучение причин, механизмов и типов коммуникативных девиаций дает
возможность осуществлять отбор наиболее адекватных средств и методов воздействия на
девиантную личность (изоляцию, лечение, коррекцию и развитие, психотерапию и/или их
комбинации).
Практическая часть
1. Назовите типы ситуаций межличностного взаимодействия, которые
вызывают стресс. Каковы основные причины стрессовых ситуаций?
Такие стрессовые факторы, как изменение образа жизни, бытового уклада и
характера трудовой деятельности, смена привычных стереотипов поведения неизбежно
сказываются на состоянии психического и психологического здоровья, снижая
эффективность социализации и уровень социализированности личности, что в конечном
итоге приводит к коммуникативным девиациям. Установлено, что в ответ на жизненные
трудности у людей возникают переживания чувства неуверенности в своих силах,
незащищенности, неопределенности, тревоги и потери опоры, которые проявляются в
нервно-психических и психосоматических расстройствах, девиантном поведении. В
результате несоответствия индивидуальных, коммуникативных, этнокультурных,
возрастных, социально-психологических особенностей личности требованиям и условиям
современной жизни многие люди становятся «жертвами социализации», что проявляется
через разнообразные девиации поведения.
2. Коммуникативный стиль. Что лежит в основе различия
коммуникативных стилей поведения людей?
В отечественной психологической литературе понятие «стиль» представлено в
основном в рамках деятельностного подхода. При этом акцент делается на
индивидуальный стиль, рассматриваемый как присущая данному человеку система
психологических приёмов и способов деятельности с учётом природных, индивидных и
личностных характеристик. Эта система используется человеком стихийно или
сознательно в целях эффективного приспособления к существующим условиям и
позволяет компенсировать те особенности личности, которые мешают успеху
деятельности (Климов, 1969: 69; Куницина и др., 2000: 422). В этом же ключе стиль
личности определяется как «устойчивая субъективно-специфическая система способов
или приёмов осуществления человеком разных типов активности; интегральная
характеристика формально-динамической сферы индивидуальности, проявившаяся в
предпочтении субъектом определённой формы взаимодействия с физической
(предметной) и социальной (коммуникативно-символической) сферой» (Либин, 1998:
300). В.С. Мерлин выделяет в структуре индивидуального стиля три основных
компонента: стиль операций, стиль действий /реакций и стиль целеполагания. Согласно
его выводу стиль является следствием становления интегральной индивидуальности
(Мерлин, 1986). Таким образом, в отечественной парадигме акцентируются две
психологические сущности стилевой проблематики: индивидуальность человека и
деятельность в их интегральном взаимодействии.
В западной психологии стиль и его проявления больше исследуются в связи с
личностными факторами и аспектами поведения в межличностных отношениях.
Известный австрийский психолог А. Адлер ввёл в психологию понятие жизненного стиля,
рассматривая его как уникальное соединение черт, способов поведения и привычек, в
совокупности создающих неповторимую картину существования индивида (Adler, 1927).
По мнению Адлера, жизненный стиль формируется у ребёнка уже в возрасте 4–5 лет и,
практически не поддаваясь серьёзным изменениям впоследствии, становится главным
стержнем поведения человека. Безусловно, мы можем говорить в этом смысле о процессах
инкультурации и социализации личности, подробно описанных выше. Выделив две
движущие силы развития личности – социальный интерес и степень активности, – Адлер
предложил типологию жизненных стилей или типы жизненных установок: управляющий
тип, берущий тип, избегающий тип и социально-полезный тип. При этом в своей
классификации учёный не рассматривает людей как типы, потому что каждому человеку
присущ индивидуальный стиль жизни, а выделяемые исследователем типы установок –
лишь концептуальное средство для лучшего уяснения понятия.
Стили поведения в межличностных отношениях получили дальнейшее развитие в
работах немецкого психолога К. Хорни. В основе её подхода лежит следующий тезис:
человек прибегает к разным защитным стратегиям в обществе для достижения чувства
безопасности и снижения тревоги. Каждой такой стратегии сопутствует определённая
основная ориентация в отношениях с другими людьми: ориентация на людей, или
уступчивый тип; ориентация от людей, или обособленный тип; ориентация против людей,
или враждебный тип (Horney, 1945). Все стратегии обслуживаются специфическими
тактиками взаимодействия с партнёром и формируют специфические черты стиля
общения, придавая ему личностно-ценностный смысл.
Итак, с точки зрения психологических интерпретаций стиля, соотносимых с
деятельностными и поведенческими аспектами личности, очевидны следующие
методологические установки:
– стиль представляет собой проявление целостности индивидуальности;
– стиль связан с определённой направленностью и системой ценностей личности;
– стиль выполняет компенсаторную функцию, помогая индивидуальности
наиболее эффективно приспособиться к требованиям среды.
Чаще всего, как представляется, понятие стиль в лингвистической литературе
встречается в значении «функциональный стиль», что восходит к работам классика
отечественного языкознания В.В. Виноградова (Виноградов, 1986). Нельзя обойти
вниманием в этом смысле также многочисленные современные работы по стилистике и
риторике (Сиротинина, 1996; Одинцов, 1980; Куликова, Милехина, 1993; Стернин, 1993;
Введенская, Павлова, 1999 и др.). Функциональная стилистика изучает стили
литературного языка и речи, порождаемые сферами социально-коммуникативной
деятельности людей, такими, как наука, производство, образование, администиративно-
политическая деятельность, массовая коммуникация (пресса, радио, телевидение),
обиходно-бытовое речевое взаимодействие. В каждой из этих сфер складывается круг
языковых средств и правил их выбора для построения оптимального дискурса/текста,
диктуемых устной или письменной формой его осуществления, официальностью
/неофициальностью обстановки общения, её эмоциональностью /неэмоциональностью,
спонтанностью/неспонтанностью, нормативностью/ненормативностью, социальным
статусом и ролями участников коммуникации (Формановская, 2002: 9; Долинин, 1978:
110). При таком подходе, как отмечает, например, Н.Н. Миронова, наблюдается сходство
понятий «дискурс» и «стиль», хотя понятие дискурса всё-таки значительно шире
(Миронова, 1997: 18).
Возможно, в связи с подобными параллелями в рамках дискурсивного направления
лингвистических исследований существует мнение о том, что термин «функциональный
стиль» относится к числу наименее удачных терминов в лингвистике, в частности, в
отношении жанрово-стилистической категоризации дискурса. Как считает В.И. Карасик,
продуктивным для понимания сущности функционального стиля может быть жанровый
канон, т. е. стереотип порождения и восприятия речи в специфических повторяющихся
обстоятельствах. При этом в качестве альтернативного варианта для обсуждаемого
понятия исследователем предлагается обозначение «формат дискурса», рассматриваемый
как разновидность дискурса, выделяемая на основе коммуникативной дистанции, степени
самовыражения говорящего, сложившихся социальных институтов, регистра общения и
клишированных языковых средств (см. Карасик, 2002, 294).
С позиций современных социо- и прагмалингвистических исследований дискурса,
разрабатываются категории способа и тональности общения, регистра и «ключа»
коммуникативного процесса (Hymes, 1977; Mead, 1990; Карасик, 2002), в определённой
степени соотносимые со стилем коммуникации в нашем понимании. Под способом
общения подразумевается, прежде всего, средство общения – язык во всём многообразии
порождаемых текстов. Способ включает также режим взаимодействия коммуникантов,
определяемый дистанцией между ними (тип диалога). В трактовке М. Халлидея
используемые способы и средства общения именуются понятием «регистр» как
функциональное переключение языка в обществе, объединяющий, в свою очередь, три
релевантных измерения: поле, тональность и модус. Поле – это предметная область
общения, не только тематика речи, но и вся деятельность говорящего или участника
общения. Модус характеризует канал общения: коммуникация устная или письменная,
подготовленная или спонтанная, с помощью технических средств или без них.
Тональность, в первоначальном авторском варианте как «стиль дискурса», относится к
отношениям между коммуникантами и отражает степень формализованности этих
отношений, наличие иерархии, сходство или различие по личностным характеристикам
(Halliday, 1978: 33). К параметрам тональности предлагается относить также
серьёзность /несерьёзность, обиходность/ритуальность, содержательность/фатичность
(информативность /фасцинативность), конструктивность/ конфликтность, открытое
(прямое)/завуалированное (косвенное) выражение интенций (ср. Карасик, 2002: 278). В
настоящей работе тональность рассматривается как эмоциональная атмосфера, «климат»
коммуникативного взаимодействия в определённой ситуации общения.
3. Создать ситуации общения, где проявляются различные типы
коммуникативных девиаций, вызванные:
 адресатом;
-Слушай, я давно хотел давно поговорить с тобой об этом фильме.
-Не сейчас, я очень устал.
 адресантом;
-Он снял, а не бы, блин, просто заснуть.
-Что?
-Ой, *а мне бы.
 процессом коммуникации;
-Ты мне изменяешь?
-Ахахаххаа, ну конечно…
 немотивированным изменением коммуникативных стратегий участниками
общения;
-Вы готовы сдать доклад?
-Да чего ты, Ленусь, успеется.
 несоблюдением постулатов этикетности общения.
-Давай спокойно поговрим.
-Иди в жопу, мудак.
4. Объясните понятие «комплексный коммуникативный анализ» и
перечислите его составляющие.
Комплексный коммуникативный анализ проводится в двух формах: анализ
видеофрагмента и анализ текстового фрагмента. При анализе видеофрагмента сам
фрагмент показывается трижды - ознакомительный первый просмотр, затем изучающий
просмотр, после чего учащиеся самостоятельно начинают работать по схеме анализа. В
завершающей стадии работы обучающихся фрагмент показывается им еще раз
(уточняющий просмотр).
При работе с текстом текст может быть перед учащимися на протяжении всего
времени работы. В данном пособии анализируются текстовые фрагменты. Необходимо
подернуть, что в учебных целях гораздо выигрышнее проводить анализ видеофрагментов,
поскольку они дают более полную картину коммуникативного поведения персонажей.
Схема комплексного анализа коммуникативной ситуации
1. Сформулируйте цели каждого из участников коммуникации в данном фрагменте.
Меняются ли цели по ходу общения? Как?
Персонаж А - предметная цель -коммуникативная цель
Персонаж Б - предметная цель -коммуникативная цель
2. Охарактеризуйте типы общения, происходящего между участниками
коммуникации (открытое/закрытое, инициативное /принудительное,
официальное/неофициальное, этикетное/свободное и т.д.). Изменяется ли тип общения по
ходу анализируемого фрагмента?
3. Охарактеризуйте языковой паспорт персонажей. Допускают ли они речевые
ошибки, нарушают ли нормы культуры речи? Как персонажей характеризует их речь?
4. Охарактеризуйте соблюдение каждым и персонажей этикетных норм, укажите на
нарушения: Этикет внешнего вида:
персонаж А
персонаж Б
Речевой этикет:
персонаж А
персонаж Б
Этикет поведения:
персонаж А
персонаж Б
5. Охарактеризуйте роли, реализуемые персонажами в анализируемом фрагменте
(социальные и коммуникативные). Изменяются ли коммуникативные роли по ходу
фрагмента?
6. Проведите трансакционный анализ общения персонажей (по Э.Берну).
7. Перечислите речевые игры, обнаруживающиеся в общении персонажей.
8. Найдите примеры косвенного общения в анализируемом фрагменте.
Интерпретируйте косвенный смысл высказываний.
9. Найдите во фрагменте проявления действия тех или иных законов общения,
подтвердите примером.
10. Охарактеризуйте невербальное поведение персонажей. Каков объем
использования персонажами невербальных средств общения? Что персонажи
сигнализируют невербально, как они пользуются невербальными средствами?
11. Охарактеризуйте соблюдение персонажами соблюдение универсальных
принципов бесконфликтного общения, приведите примеры.
12. Приведите примеры правил и приемов речевого воздействия, используемых
персонажами:
персонаж А –
персонаж Б –
13. Какими правилами речевого воздействия на определенную категорию
собеседников пользуются персонажи (какие приемы воздействия на мужчин, женщин,
старших, младших, образованных и необразованных и т.д. они используют?)
Заключение - в свободной форме.
Необходимо охарактеризовать коммуникативные позиции персонажей - у кого они
сильнее, у кого слабее, как коммуникативные позиции меняются в ходе общения, кто
достигает, а кто не достигает поставленных целей и каких, кто эффективней использует
правила и приемы общения.
Проведите коммуникативный анализ данной ситуации:
‒ Что, брат, заставляют работать?
‒ А, это ты, Бен! Я и не заметил.
‒ Слушай, я иду купаться... да, купаться! Пожалуй, и тебе хочется, а? Но. Тебе,
конечно, нельзя, надо работать. Ну, конечно, еще бы!
Том посмотрел на него и сказал:
‒ Что ты называешь работой?
‒ И разве это не работа?
Том снова принялся белить забор и ответил небрежно:
‒ Может, работа, а может, и нет. Я знаю только одно: Тому Сойеру она по душе.
‒ Ты что? Не хочешь ли ты сказать, что для тебя это занятие ‒ приятное?
Щетка продолжала гулять по забору.
‒ Приятное? А что в этом такого неприятного? Разве ребятам каждый день
достается белить заборы?
‒ Слушай, Том. Дай и мне немного побелить!
Том задумался и, казалось, уже был готов согласиться, но в последний момент
передумал:
‒ Нет, нет, Бен... Все равно ничего не получится. Ты же видишь, тетя Полли очень
требовательна к забору: он выходит на улицу. Если бы это было по ту сторону, которая
выходит во двор, другое дело, но здесь она очень строга ‒ нужно белить очень и очень
тщательно... Из тысячи... даже, пожалуй, из двух тысяч ребят найдется только один, кто
сумел бы выбелить его как следует.
‒ Да ты что? Вот никогда бы не подумал. Дай мне только попробовать... хоть чуть-
чуть. Если бы я был на твоем месте, я бы тебе дал. А, Том?
‒ Бен, я бы с радостью, честное слово, но тетя Полли... Вот Джим тоже просил, но
она не позволила. Просил и Сид ‒ не пустила. Теперь ты понимаешь, как мне тяжело
доверить эту работу тебе? Если ты начнешь белить, а вдруг что-то не то...
‒ Ерунда! Я буду стараться не хуже тебя. Мне бы только попробовать! Слушай: я
дам тебе серединку вот этого яблока.
‒ Ладно! Впрочем, нет, Бен, лучше не надо... побаиваюсь я...
‒ Я дам тебе все яблоко ‒ все, что осталось…
(Марк Твен «Приключения Тома Сойера»)
Том Сойер и Бен ведут разговор на одном месте. Сначала Бен хотел просто
позлорадствовать над Томом, но после того, как его собеседник описал ему все
«прелести» побелки забора, то он уже сам был готов отдать всё что угодно за такое
блаженство.
Этикет не нарушался, общение имело инициативный характер. Коммуникативная
позиция менялась в ходе общения и Том соей получил большее влияние и руководил
мнением Бена.
5. Найдите проявления коммуникативных девиаций в произведениях
художественной литературы. Проанализируйте причины неудач в общении.
Проследите, как речевое недоразумение приводит к развертыванию конфликта
между персонажами.
В сборнике «БеспринцЫпные чтения. От А до Ч» есть рассказ «Фрагменты из
Дневника домового».
«23 сентября
Приходил сантехник. Попросил ключ на шестнадцать.
Я ему подал. Что за странная привычка – падать в обморок?»
Можно было бы сказать спасибо, но коммуникация не состоялась по причине
потери сознания одного из возможных собеседников.
«25 сентября
Опять поп, опять кадило. Попросил его сильно не дымить. Он сказал, что раз
деньги уплочены, надо потерпеть. Намекнул ему про откат. Он сделал вид, что перестал
меня слышать».
Коммуникация была прекращена и-за резкого изменения намерения одного из
собеседников – не коммуницировать.
Или вот фрагмент из разссказ из того же сборника «Геннадий Валентинович.
Притча о загадочной женской любви».
«- Слушай, Борь, один вопрос меня только волнует последнее время.
- Какой?
- А почему именно Геннадий Валентинович?
- Что «почему»?
Боря спросил легкомысленно, не отвлекаясь от пасты с креветками и пытался
завернуть морепродукты в спагетти.
- Ну почему вы для своих любовниц выбрали именно такое имя? Почему не Иван
Петрович или Петр Иванович... Кто придумал?
Боря машинально продолжал крутить вилкой, и капли соуса летели ему на
рубашку. Глаза он поднять боялся. Слишком сильным был удар в солнечное сплетение.
Жена спросила настолько ровным голосом, как будто речь шла об имени собаки его
сестры».
Тут коммуникация прерывается из-за резкого поворота в разговоре, от абсолютной
неожиданности Боря даже потерял возможность адекватно контролировать тело, мне
кажется, что оставаться в процессе, который начался до раскрытия его тайны, он посчитал
лучшим вариантом своей будущности ещё на пару часов.