Вы находитесь на странице: 1из 19

Любовь за гробом

Конспективное изложение книги

Перевод:
Егор Мельников
Создатели
Авторы текста: Гарри Хекель, Фил Брукато и Дженнифер Хартшорн
Дополнительный материал: Синтия Саммерс
Система Storyteller придумана Марком Рейн•Хагеном
Разработчик: Дженнифер Хартшорн
Редактор: Синтия Саммерс
Арт-директор: Ричард Томас
Дизайн книги: Паулина Бенни
Внутренние иллюстрации: Дэррил Эллиотт, Джошуа Гэбриел Тимбрук и Джон
Кобб
Передняя обложка: Даг Грегори и Генри Хиггенботам
Дизайн обложки: Эйлин Майлс
Вёрстка: Кэтлин Райан
Содержание
Глава первая: Загробный романс 4
Глава вторая: Основы сюжета 10
Глава третья: Сюжетные зарисовки 12
Шкатулка надежды 18
Легендарные призраки 19
Глава первая:
Загробный романс
Из всех историй, известных фольклору и современным произведениям о
неупокоенных мертвецах, только тема возмездия с того света может претендовать
на большую популярность, чем образ любви, способной пережить саму смерть.
Хотя в ролевых играх романтика и любовь становятся центром повествования не
так часто, как хоррорные или приключенческие элементы, Готик-Панк черпает
львиную долю своего вдохновения в поздних готических произведениях – а сама
готика некогда выросла из романтизма.
Призраки всегда были созданиями чистой страсти, сумевшими пережить свою
смерть только благодаря тяге к источникам чистых эмоций. И за редкими
исключениями в виде отдельных вампиров, из всех обитателей Мира Тьмы
призраки практически не знают равных в своей вечной жажде страстей.

Построение атмосферы
Прежде чем переходить к рассмотрению конкретных элементов хорошего
(мело)драматического сценария, стоит остановиться на фундаментальной основе
любой игры, повествующей о романтике и любви.
Для подобной истории грамотное построение атмосферы нередко оказывается
даже важнее сюжетного содержания. Такая игра должна строиться на ощущениях
"непохожести" происходящего на повседневную жизнь. Она просто не может
вызывать у игроков ощущение рутинности происходящего. Чем экзотичнее
ощущается ваша игра, тем лучше.
Попробуйте застелить игровой стол необычным покрытием (например, белым
кружевом, чёрным бархатом или атла́сом). Подберите музыку, соответствующую
вашему представлению о романтической атмосфере. Не ограничивайтесь и
простыми любовными песнями: депрессивные треки от “Joy Division” и “The
Doors” идеально передают ощущение мрачных элементов романтики наподобие
безответной любви.
Поставьте ароматическую лампадку. Сосна и другие лесные запахи хорошо
подчёркивают тему естественной, чистой любви. Аромат пачули отлично передаёт
ностальгию. Ладан безупречно подходит возвышенным, чувственным сценам.
И конечно же, существуют причины, по которым тёмное помещение со свечами
веками ассоциируется с романтическим настроением.

Самоотдача
Пожалуй, истории, повествующие о любви, как никакие другие требуют от
Рассказчика и игроков умения ослаблять свою бдительность и обнажать свои
чувства. Не бойтесь, что над вами будут подшучивать.
Если вы доверяете своим игрокам – а это одно из важнейших условий для
проведения романтической игровой встречи, – у вас не должно быть страха перед
реакцией окружающих на ваши действия.
О границах, которых вы всё же должны придерживаться при реализации своих
желаний и чувств, мы поговорим буквально через минуту.
Умение играть с самоотдачей – едва ли не самое важное, что потребуется вам
для проведения идеальной сессии. И не сосредотачивайтесь исключительно на
своих чувствах. Многие профессиональные актёры в тот или иной момент своей
карьеры признавались, что для создания безупречной роли они старались
воздействовать на окружающих и вызывать чувства у них.

Готик-Панк, не ребячество
Едва ли стоит напоминать о том, что игра Wraith: the Oblivion всегда
сосредотачивалась на теме вкрадчивого и личного ужаса, а не на карикатурном
изображении чувств. Если вам как Рассказчику кажется, что ваша игра слишком
сильно сосредоточилась на решении любовных проблем героев, возможно, вы
слегка “перегнули” с романтической составляющей.
Романтика не должна доминировать в игре по той же причине, по которой
сюжетную линию не должны захлестнуть сражения или политические конфликты.
И наконец, не забывайте о хоррорной части игры. Истинную любовь найти
чрезвычайно трудно. Ещё труднее её сохранить, если вы находитесь в мире
мёртвых, а ваш избранник всё ещё ходит по солнечному миру людей. Мы говорим
о любви, связывающей две души во вселенной, пронизанной Готик-Панком.
Наполните своё произведение чувством бесконечного ужаса, которому
противостоит что-то светлое, вечное и прекрасное. Не превращайте игру в простое
обсуждение личных переживаний. В идеальном случае постарайтесь и вовсе
заставить своих игроков пожертвовать ради своей любви всем, что у них было.
Выражаясь ещё конкретнее: пусть они борются за свою любовь – а не
наслаждаются тем, что уже достигнуто.

Границы
И да, в истории о любви даже больше границ, чем в любой другой ролевой игре.
Помните, что вы должны говорить о любви между персонажами, а не игроками.
Если кто-нибудь из игроков начнёт докучать реальными любовными
предложениями другому игроку, который этих чувств не разделяет и не
поддерживает, немедленно остановитесь.
Следите за тем, чтобы все получали от игры равное удовольствие. Некоторые
темы наподобие сексуальных страстей, не говоря о насилии и извращениях, можно
поднимать только в тех компаниях, которые точно готовы о них говорить.
Если один из игроков начинает докучать другому по чистой случайности,
обговорите этот момент и попросите его смягчить свой пыл прямо в игре. В
обратном случае вам лучше остановиться, иначе по окончании игровой сессии вы
можете обнаружить, что ваша история не только не принесла игрокам
удовольствие, но и оставила их в расстроенных, удручённых чувствах.

Трудные игроки
Во многих опытных ролевых компаниях уже давно сложилось мнение, что
романтические истории подходят лишь чрезвычайно маленьким и сработавшимся
командам, в которых каждый игрок доверяет другому.
В целом подобную точку зрения разделяем и мы (о различиях между
любовными историями в крупных и небольших компаниях мы поговорим уже в
этой главе), однако стоит признать, что нередко даже в хорошей и дружной
компании встречаются игроки, которые просто не заинтересованы в романтических
отношениях между персонажами.
Наибольшие затруднения возникают в том случае, если игрок совершенно не
хочет сосредотачиваться на историях, которые заставляют его персонажа казаться
слабым. А мало что может поставить протагониста в более уязвимое положение,
чем его готовность пожертвовать всем ради другого персонажа (порой даже не
находящегося под управлением соседнего игрока).
Если вы убеждены, что история о любви всё равно подойдёт вашей компании,
постарайтесь связать любовную часть сюжета с событиями или действиями,
которые позволяют игрокам занять более выгодную позицию даже несмотря на
проявления слабости.
Например, игрок, обожающий решать свои проблемы силовым путём, может
встретить прекрасную пару в лице персонажа, привыкшего к аналогичному методу
действий. Возможно, два мстительных призрака даже смогут проникнуться друг к
другу чувствами именно потому, что им удалось устранить одного врага
совместными действиями.

Соблазнение
Мало какое искусство требует от игрока больших талантов, чем соблазнение.
Для того чтобы соблазнить игрового персонажа, вам – будь вы Рассказчиком или
другим игроков – нужно научиться вызывать романтические симпатии у самого
игрока.
Опять же, следите за тем, чтобы ваши намёки или предложения не докучали
избранному партнёру. Смотрите ему в глаза, улыбайтесь, ищите точки
соприкосновения – и вместе с тем отслеживайте изменения в его реакции. Если
другой игрок не отвечает на ваши намёки лишь потому, что его отвлекают другие
события (или игроки), продолжайте взаимодействие.
Подсказывайте ему, чего вы хотите, при помощи своего взгляда, интонаций и
грамотного подбора слов. Все мы от рождения любим внимание. Играйте с этим
подсознательным желанием. Оказывайте партнёру знаки внимания.
Однако если вы видите, что игрок уходит от ваших предложений в первую
очередь потому, что ему не хочется вступать с вашим альтер-эго в романтическую
связь, вероятнее всего, вам нужно остановиться – или обговорить отношения
между вашими персонажами в перерыве.
Самое главное: получайте удовольствие и не мешайте получать его своему
партнёру. Если он не пошёл вам навстречу – ничего страшного. Это его личный
выбор.

Обнажённые чувства
Современная культура воспитывает в нас искренний страх перед чувством
слабости и уязвимости – а любовь делает человека именно уязвимым. Особенно это
касается традиционно предосудительных форм любви, начиная гомоэротикой и
заканчивая девиантными видами страсти (вроде садизма и мазохизма).
Для того чтобы устранить подсознательное желание "защититься от обвинений",
удостоверьтесь, что все понимают внутриигровой характер ваших отношений. Если
двум девушкам хочется разыграть в истории страстную гомосексуальную связь и
при этом избежать беспрерывных смешков со стороны других игроков, они могут
заявить о внутриигровой природе своих отношений в открытую. Если поток
комментариев не остановится, возможно, подобную связь лучше оставить за
кадром – и вернуться к ней уже в более понимающей компании.

Секс
И конечно же, основным социальным табу в развлекательных произведениях
всегда оставалась тема открытых сексуальных связей. Большинство игроков либо
полностью избегают описания сексуальной жизни своих персонажей, либо
превращают её в набор из подчёркнуто смехотворных и карикатурных моментов.
Если вы всё же хотите изобразить секс в игре, опирайтесь на многократно
озвученное нами правило: убедитесь, что все понимают внутриигровую природу
подобных сцен. В хорошей и дружной компании секс может стать отличным
дополнением к Готик-Панковской составляющей Wraith: the Oblivion.
Призраки живут своими страстями, и хотя они больше не нуждаются в утолении
физической страсти, психологическое желание секса сопутствует жизни
большинства призраков на протяжении всего их загробного бытия.
Более того, многие хоррорные сюжеты только выиграют за счёт появления
мрачных, жестоких проявлений человеческой сексуальности наподобие инцеста,
доминирования или насилия. Ещё и ещё раз: будьте уверены, что эти темы не
вызовут у игроков дискомфорта и отторжения. Если вы играете с незнакомой
компанией, возможно, вам следует повременить с добавлением этих элементов в
сюжет.
Тем не менее, многие призраки будут выглядеть реалистичнее, если
периодически они будут поддаваться соблазну понаблюдать за сексуальными
отношениями между людьми или даже захватить тело одного из любовников во
время половой связи.

Маленькие и большие компании


Романтические истории куда лучше подходят небольшим компаниям,
состоящим из одного или двух игроков помимо Рассказчика. В сущности, это не
всегда означает, что подобные игры будут основными в вашей игровой хронике:
например, большую часть историй вы можете разыгрывать с более крупной
компанией, а к коротким играм в тандеме – переходить в промежутках между
более значимыми событиями.
Тем не менее, это не означает, что вы не можете разыграть любовный сценарий
в компании из пяти, шести или большего числа игроков. Вся хитрость состоит в
том, что вам нужно вовлекать всю игровую компанию даже в те сцены, которые
напрямую касаются только одного или двух участников.
Например, если по общей динамике вы понимаете, что ближайшую сцену вы
должны посвятить обсуждению личных переживаний одного-единственного
персонажа, предложите остальным игрокам роли второстепенных героев. Это
могут быть их друзья, контакты, союзники и наставники – или просто
второстепенные призраки, оказавшиеся рядом с виновником любовной драмы.
Если игроки в этой технике не заинтересованы, вы можете просто разбить всю
сцену на череду действий, связанных с двумя пространственными пластами: в
одном месте будет действовать основная часть персонажей, а в другом – один-два
поклонника романтических линий. До тех пор, пока все игроки получают равное
удовольствие от игры (и пока вы не перемежаете тихий шёпот любовников с
боевыми действиями), знайте, что вы всё делаете правильно.

Тень
На первый взгляд может показаться, что Тень не должна допускать проявления
истинной любви между своим носителем и другими призраками – или даже
людьми. Однако секрет заключается в том, что Тень обожает видеть своего
носителя уязвимым. Она пытается превратить любовь в муку и организовать
события так, чтобы призрак привязался к объекту своего почитания, а затем
утратил его или пережил сокрушительное разочарование.
Единственная оговорка заключается в том, что изредка вмешательство Тени в
искренние отношения между персонажами откровенно мешает игре. Это может
нарушать основные правила Wraith: the Oblivion, но когда вы чувствуете, что
появление Тени будет попросту неуместным, вы можете попросить Теневода
закрыть глаза на удобную возможность вторгнуться в личную жизнь своего
партнёра и позволить ему побыть счастливым хотя бы на этот раз.

Пафос и страсти
Одной из важнейших проблем истории о любви с точки зрения Wraith: the
Oblivion может стать столь тесная связь между двумя персонажами, что они будут
регулярно восстанавливать друг другу уровни Пафоса.
Если вы чувствуете, что любовная связь дарует героям чересчур много этой
духовно-эмоциональной энергии, ограничьте восстановление Пафоса любым
удобным образом. Знайте, что вы не вредите игре: напротив, если восстановление
Пафоса станет слишком простым, игра потеряет свой вес, а очки Пафоса – свою
ценность.

Ангст
И конечно, даже самая искренняя любовь может стать причиной для
бесконечного Ангста. Играйте на тёмных сторонах этого светлого чувства. Пусть
персонаж влюбится в человека, который вот-вот умрёт, но в силу отсутствия
эмоциональных якорей не обязательно станет призраком. Пусть персонаж
влюбится в призрака, который вот-вот поддастся душевной боли и обернётся
Спектром.
Если вам нужно одно-единственное правило, которое позволит обеспечивать
Ангст на протяжении всей игры, то прочитайте следующие несколько слов. Какой
бы ни была любовь в вашей игре – искренней или мрачной, обоюдной или
безответной, светлой или печальной, – она должна сопровождаться постоянным
преодолением трудностей. Если из бесконечной борьбы любовь превратится
просто в спокойную связь между персонажами, вероятно, вам следует счесть
романтическую часть истории завершённой и сосредоточиться на других элементах
Wraith: the Oblivion.

Масштабы любви
Подобно самим игровым персонажам, тема любви может играть в вашей
хронике совершенно разные роли. Самым очевидным вариантом может служить
любовь как центр повествования: в такой истории каждый в кого-то влюблён и
готов принести великие жертвы ради обретения вечного (или мимолётного)
счастья.
Ещё более ярким примером может стать изображение любви как эпической,
фундаментальной силы, которая понемногу меняет сам облик загробного мира. Что
если призрак Наполеона будет преследовать по всей Стигии неупокоенный дух
Алиеноры Аквитанской? Что если один из глав Иерархии влюбится в лидера
Ренегатов? Что если половина чоламского некрополя вступит в буквальную войну
за сердце почившего Джеймса Дина?
Безусловно, любовь может быть и менее явной частью истории. В сущности,
этот вариант даже рекомендуется для компаний, не собирающихся целиком
сосредотачиваться на любовных метаниях тех или иных персонажей. Если вы
изображаете любовь как тихую связь между двумя персонажами, она может
только влиять на поведение игровой группы подобно другим личным связям –
однако не вмешиваться в сюжет по-настоящему.

Любовь как подсюжет


И конечно, во многих группах тему любви и вовсе лучше использовать как
подсюжет. Выражаясь конкретнее, это означает, что иногда вам нужно
использовать любовь только как предлог для внедрения новых сюжетных линий.
Например, один из протагонистов может войти в мир живых в попытке
удовлетворить свои сексуальные страсти – и случайно наткнуться в материальном
мире на нового персонажа, представляющего интерес для остальной игровой
компании.
Глава вторая:
Основы сюжета
Нет-нет, мы даже не пытаемся рассказать обо всех видах любовных историй,
которые существуют в природе. Это было бы невозможно по определению. Вместо
этого мы сосредоточимся на пяти архетипах любви, которые часто встречаются в
романтических – и готических – произведениях, включая произведения в жанре
хоррор.

Безответная любовь
Мы далеко не всегда получаем то, чего хотим. И иногда это несчастье
преследует нас даже после смерти. Если многие призраки обретают Оковы,
связанные с их сожалениями о незавершённых делах, то жертвы безответной
любви стали призраками потому, что им так и не удалось разжечь романтическую
искру в сердце другого человека.
Чаще всего такая любовь приобретает вуайеристский характер. Если призрак не
смог обрести любовь в жизни, то маловероятно, чтобы объект его обожания стал
испытывать к нему сильные чувства после смерти. Скорее всего, такому
протагонисту (или второстепенному персонажу) придётся изо дня в день бороться
за возможность взглянуть на своего избранника ещё раз.
Самые конфликтные – а потому и самые интересные – варианты такой любви
предполагают влюблённость призрака в того, кто практически по определению не
может полюбить его в ответ. Что если Ренегат влюбится в фанатичного идеалиста
из Иерархии? Что если призрак влюбится в человека, охотящегося на любых
представителей оккультного мира? Наконец, что если двое супругов любили друг
друга (и даже не знали о тяготах безответной любви), пока не умерли и один из
них не стал трутнем, лишённым разума?

Исторические декорации
Большинство любовных историй вызывают у игроков чувство неописуемой
красоты. А что может быть красивее, чем поместить героев такой истории в
экзотический антураж?
Как правило, при создании такой необычной истории Рассказчику лучше
остановить свой выбор на красивых декорациях вроде дворцов Викторианской
эпохи или особняков американского юга, однако порой красоту можно разглядеть и
на фоне более мрачных пейзажей вроде промозглых средневековых сёл или
заброшенных городов периода Великой Депрессии.

Время и смертность
Если вам нравятся горькие, депрессивные и трагические истории, подумайте о
том, чтобы показать персонажу недолговечность его любви. Пусть он полюбит
смертного, который просто не может прожить достаточно долго, чтобы составить
ему пару. Покажите, что у этого человека не так много шансов стать призраком.
Если вы хотите изобразить по-настоящему беспощадную сторону любви, начните
историю уже после того, как герой утратил свою любовь – и теперь ищет
возможности обрести её в мире мёртвых.
Даже если вы не хотите говорить о чувстве утраты, вы можете рассказать
историю о влюблённых, которые разделены социальным и географическим
пространством. Один из них – призрак, другой – человек. Один из них близок к
превращению в Спектра, а другой – полон надежд и света.
Так или иначе, добавьте в игру чувство конечности романтических отношений.
Даже если герои счастливы в своей любви, они знают, что скоро один из них
исчезнет в недосягаемых землях, даже если речь идёт о потенциальной
Трансцендентности.

Любовь к близким
Любви не обязательно носить сексуальный характер. Хотя это и трудно назвать
типичной игрой по Wraith: the Oblivion, вы можете рассказать историю о любви
мёртвого брата к ещё живому, о любви матери к сыну, о связи между
великодушным опекуном и его приёмным ребёнком. В таких историях призраки
редко страдают от безответной любви: в сущности, они её зачастую даже не
жаждут. Их конфликты проистекают из добровольно взятых на себя обязательств
охранять своих живых родственников и друзей от опасностей, связанных с
материальным или оккультным миром. Им не нужны романтические отношения –
жаждут они лишь спокойствия и уверенности в светлом будущем своих
подопечных, даже если речь идёт не о человеке, а о любимом питомце.

Сексуальные страсти
И конечно, некоторые призраки всё ещё жаждут физической связи. Подобные
страсти часто приобретают в обществе призраков тёмный, если даже не жуткий
характер. В попытке удовлетворить свою страсть призрак может использовать свои
мистические способности, подчинить жертву, попробовать её изнасиловать или
даже вторгнуться в тело одного человека, чтобы вступить в половую связь с
другим.
Подобная сторона любви как никакая другая подходит для создания хоррорных
сцен и даже полноценных сюжетов. Даже если призрак не будет искать физической
связи сам, искушение неизбежно заставит его наблюдать за людьми во время
половых связей. Он будет парить над кроватью, стоять за шторой или даже
нашёптывать им новые мысли, стоя буквально у них за спиной.
Глава третья:
Сюжетные зарисовки

Цена любви
Этот сюжет повествует о безнадёжной любви простой секретарши Джессики
Виндхем к своему боссу Кендаллу Бентли. Кендалл – весьма успешный менеджер
страхового агентства, глава Международной страховой корпорации в городе
Хартфорд. А по совместительству он – один из тех одержимых предпринимателей,
у которых нет времени ни на что, кроме возведения своей финансовой империи.
Увлечение Джессики началось практически незаметно для неё самой.
Случайный взгляд. Нечаянное касание там. Однако со временем Бентли начал
становиться для неё кем-то большим, чем просто начальник или привлекательный
мужчина. Для неё, простой американки из неблагополучной семьи, он становится
символом власти, успеха, денег и безопасности.
Признавшись себе в тайной страсти к Кендаллу, Джессика начала менять свой
имидж. Она убедила себя в том, что если она сможет привлечь его внимание, то ей
удастся пробиться сквозь стену его холодной, сдержанной дисциплины, которой
Кендалл отговаривал себя от остальных людей. Она хотела растопить его
закалённое в корпоративных конфликтах сердце и пробудить в нём светлого,
искреннего человека.
В попытке угодить ему Джессика начала переделывать себя, сидеть на одной
диете за другой, менять причёску и брать взаймы для покупки новых вещей в
гардероб. Несмотря на все её усилия, Кендалл всё так же не обращал на неё
внимания больше чем на мгновение.
Измотанная постоянными стрессами и диетой, Джессика заболела, но и тогда не
оставила попыток понравиться Кендаллу. В конечном счёте она едва не пропустила
момент своей смерти, поскольку и тогда своим воспалённым сознанием она
продолжала придумывать новые способы очаровать Кендалла.
Став призраком, Джессика быстро освоилась со своими оккультными силами и
начала использовать их для вторжения в земной мир. Она стала преследовать
Кендалла в попытке убить его – чтобы дождаться его возрождения в виде призрака.
Однако Кендалл, который при всей своей корпоративной закалке всегда был
достаточно суеверным, быстро догадался, что в его жизни появился дух мёртвого
человека. Не зная, что он привлёк к себе внимание собственной секретарши, он
нанял лучших охотников за привидениями, каких только можно было купить за
деньги. Теперь они превращают жизнь всех местных призраков в ад наяву.
Непосредственно протагонисты вступают в эту историю через несколько дней
после того, как весь Хартфордский некрополь наполняют охотники на чудовищ – и
призраков в частности. Возможно, герои начинают действовать по собственной
инициативе, однако куда вероятнее, что местные привидения сами попросят их
найти духа, привлёкшего к городу интерес охотников.
Выйдя на Джессику, протагонисты могут прийти к выводу, что она не
преследует никаких дурных целей и просто хочет добиться любви своего
начальника. Только самые проницательные из персонажей сразу поймут, что
Джессика жаждет убить его.
Если герои не остановят Джессику, она появится в офисе Кендалла и наконец
вступит с ним в открытую беседу. К её разочарованию, Кендалл придёт в ярость,
как только поймёт, кто именно его преследует. Выяснится, что он не был доволен
ей как сотрудницей, а когда она принялась менять имидж в попытке ему
понравиться, он сразу это заметил и терпел её только из личных представлений о
вежливости.
Как только Кендалл выскажет это Джессике, она с яростью накинется на него и
попробует забрать его душу в загробный мир. Если протагонисты не смогут
остановиться её, она добьётся успеха. Станет ли призраком Кендалл – зависит от
пожеланий Рассказчика.
Если Джессику удастся остановить или переубедить, она и сама признает, что не
представляла интереса для Кендалла и вела себя эгоистично. Больше того, по
прошествии некоторого времени она придёт к выводу, что всё равно не смогла бы
сделать Кендалла счастливым после его убийства. В конце концов Джессика может
стать даже ценным контактом для всего круга протагонистов.
Чем бы ни кончились отношения между мисс Виндхем и мистером Бентли,
охотники быстро покинут город. Если Джессике удастся отнять у Кендалла жизнь,
охотники просто не смогут получить зарплату и вернутся в родные города. Если
Кендалл выживет, он отзовёт охотников, как только они разберутся с Джессикой –
или как только протагонисты убедят его, что они сами обеспечат исчезновение
Джессики из его личной жизни.
В этот сюжет можно внести несколько интересных изменений. Прежде всего, вы
можете решить, что Кендалл лично убил Джессику после того, как она стала ему
досаждать – однако Джессика не перестала его любить и просто пытается “убить
его в ответ”. Кроме того, Кендалл может работать на корпорацию Пентекс, и тогда
вместо охотников Хартфорд наводнят Танцоры чёрной спирали.
Наконец, Кендалл может тайно любить Джессику, но бояться признаться себе в
своих чувствах. В таком случае основной задачей протагонистов станет не
разъединение их путей, а, напротив, соединение двух сердец.
Объект желаний
За несколько лет до Гражданской войны молодой человек из богатой семьи, Пол
Роджерс, пообещал своё сердце девушке из не менее состоятельной династии –
Линде Картрайт. Тем не менее, втайне Роджерс вступил в отношения со своей
чернокожей служанкой Таней Вашингтон, освобождённой из рабства.
С началом Гражданской войны Пол Роджерс отправился на поля сражений, и
несколько лет его судьба оставалась неизвестной. В ожидании своего любимого
Таня скончалась. Линда прожила несколько дольше и застала появление новостей о
гибели своего суженого. Пол Роджерс попал в засаду вместе с отрядом и пал
героической смертью задолго до окончания войны.
И Таня, и Линда проснулись в загробном мире, скованные одной страстью к
прекрасному Полу Роджерсу. Но обеих ждала чудовищная новость: Пола не только
убили на поле боя, но и перековали в артефактную лампу сразу после его
попадания в мир теней. Фактически Роджерс даже не успел побыть призраком.
Долгие годы он заперт в лампе, которая находится в особняке, принадлежащем
кому-то из Ренегатов.
Узнав об этом, Таня примкнула к банде Ренегатов и быстро стала их лидером.
Линда, напротив, использовала свои навыки управления для превращения в одного
из второстепенных чиновников Иерархии.
Игровая часть этой истории начинается с того, что Линда предлагает героям
солидное вознаграждение за извлечение некой лампы из особняка, находящегося
во власти Ренегатов. Она не уточняет, чем ценна эта лампа, однако требует
абсолютной сохранности артефакта.
Проникнув в дом, герои обнаруживают засаду. Таня знала, что Линда вот-вот
пошлёт в здание своих прихвостней, и давно наладила оборону. Однако она не
торопится убить героев или отправить их в Стигию. Она предлагает помочь ей
справиться с Линдой и рассказывает о сущности лампы.
Чью бы сторону ни выбрали протагонисты, Линда и Таня сделают всё, чтобы
уничтожить друг друга и остаться с любимым до конца своих дней. Если герои
будут участвовать в схватке между обеими женщинами, то они увидят, как Линда и
Таня выхватывают артефакт друг у друга и в конечном счёте роняют его на пол с
большой высоты (например, с балкона или лестницы, ведущей на второй этаж).
Как только лампа разбивается, сражение теряет смысл. И Линда, и Таня
начинают собирать осколки разбитой лампы. Таня берёт одну из её частей с собой
и уходит прочь, со временем превращаясь в особенно фанатичного противника
Иерархии. Раздавленная горем Линда продолжает восхождение по социальной
лестнице и становится важным чиновником, потерявшим веру в любовь.
Твой навеки
Доктору Стивену Варду удаётся то, во что не верил (и никогда не поверит)
практически ни один призрак за всю историю мира мёртвых. Он разрабатывает
способ хирургически извлекать душу из тела и превращать пациента в призрака.
Свои эксперименты он проводит под видом исследования психики человека,
однако уже несколько его пациентов оказались в загробном мире.
Однако цель доктора Варда заключается вовсе не в том, чтобы создавать
призраков из других людей. Напротив, он хочет убедиться, что всё правильно
рассчитал – после чего самостоятельно перейти в мир иной, где его ожидает его
возлюбленный Александр Лоури.
Когда Александр умер, он нашёл способ связаться с доктором и рассказать ему о
мире мёртвых. Фактически открытие технологии, позволяющей создавать
призраков из живых людей, по меньшей мере наполовину принадлежит усопшему
Лоури.
Так или иначе, в данный момент этот тандем наводняет мир мёртвых новыми
привидениями. С одним из них, Джеймсом Дойлом, и сталкиваются протагонисты.
Дойл умоляет их остановить доктора, который убил его под видом проведения
безопасного психологического эксперимента. Если герои соглашаются пойти за
ним в кабинет доктора, они видят, что Стивен Вард и сейчас проводит очередную
операцию, на этот раз используя в качестве пациента свою ассистентку Марию
(которая также не понимает истинной сути эксперимента).
Александр, не отходящий от доктора Варда ни на шаг, пытается остановить
героев. Он сообщает доктору о появлении потенциальных врагов. Тогда доктор
Вард убивает Марию и сам подключается к аппарату, способному одновременно
убить человека и превратить его в призрака.
Если в этот момент герои повредят аппарат, доктор Вард умрёт, так и не
превратившись в духа. И напротив, если они позволяет ему стать призраком, Вард
и Лоури наконец обретут личное счастье, а герои смогут уничтожить их
изобретение с тем, чтобы оно больше не навредило ни одному человеку.
В качестве интересной сюжетной перестановки вы можете решить, что призрак,
представляющийся доктору Варду Александром Лоури, в действительности
является Доппельгангером и обманывает Стивена специально для того, чтобы тот
наплодил побольше отчаянных душ.
Кроме того, история может начаться со смерти родственника протагонистов или
их друга (а не абстрактного Джеймса Дойла). Равным образом, смертный
родственник может находиться в руках жестокого доктора прямо сейчас.
Наконец, вы можете сделать Стивена Варда правительственным агентом,
участвующим в Проекте "Сумрак", или даже барабби из сеттинга Mage: The
Ascension.
Последнее прощание
Вот уже на протяжении нескольких дней жизнь в некрополе выглядит
удивительно мирной. Ренегаты сидят по своим убежищам. Иерархия никого не
преследует и занимается собственными делами. Никто никого не трогает. Все
начинают привыкать к спокойной, размеренной жизни и расслабляться.
Само собой, это оказывается только затишьем перед неизбежной бурей. В один
страшный день некрополь захлёстывает волна Еретиков во главе с чрезвычайно
могущественным и древним призраком Гэбриелем.
Вместе с ордой кровожадных духов Гэбриел разит одного призрака за другим,
разрубая врагом на части при помощи огромного меча. И только когда он видит
протагонистов, его рука вдруг простирается в воздух и делает жест остальным.
Волна Еретиков неожиданно замирает.
В образовавшейся тишине Гэбриел подходит к протагонистам и не верящим
голосом говорит одному из персонажей женского пола:
– Аманда. Аманда, это ты! Всё-таки я нашёл тебя!
Даже если герои пытаются дать ему отпор, Гэбриел приказывает обезвредить, но
не калечить их. Ту, к кому он обратился, он продолжает называть Амандой.
Гэбриел продолжает использовать это имя, даже если призрак доказывает ему, что
они не знакомы.
Гэбриел утверждает, что он был лордом средневекового замка – какого именно,
он не помнит, поскольку даже имя Гэбриел он придумал для себя после смерти.
Помнит он лишь о том, что у него была достойная и прекрасная супруга по имени
Аманда. Когда она скончалась, он не сумел вынести одиночества и покончил с
собой.
Оказавшись в загробном мире, он быстро вступил в еретический культ, после
чего пришёл к выводу, что обрести Трансцендентность могут только те призраки,
которые испытали истинную любовь.
С тех пор он искал Аманду по всему царству теней, а с тех пор как Иерархия
объявила его преступником и безумцем, он стал разить её прихвостней и
захватывать её некрополи. Пощады заслуживал только тот, кто рассказывал ему,
где можно найти Аманду.
Гэбриел убеждён в том, что один из протагонистов и есть Аманда. В сущности,
если вы не против ввести в сюжет побольше загадок и мистицизма, вы можете
решить, что объект его интереса действительно представляет собой
перерождённую или забывшую свою сущность Аманду.
Что бы ни произошло, собравшиеся войска Иерархии прогоняют Гэбриела. Он
забирает протагонистов с собой (вероятно – в плен, хотя если они не оказывают
ему сопротивления или выражают желание присоединиться, он может и
освободить их). Вскоре Иерархия является к Гэбриелу с дипломатической
процессией, в которой находится женщина, внешность которой практически
идентична облику предполагаемой Аманды.
Лидеры Иерархии заявляют Гэбриелу, что истинная Аманда перед ним. Если
герои не вмешаются и Гэбриел поверит Иерархии, он может временно заключить с
ней союз, а героев приговорить к смерти по причине их бесполезности. Тем не
менее, если герои помогут ему обнаружить обман (разумеется, женщина в обличье
Аманды – лишь имитатор, использовавший для трансформации тела свои
мистические способности), Гэбриел приговорит к смерти саму Иерархию.
Предполагаемой Аманде – героине, а не имитатору – он предложит примкнуть к
его армии. Он спросит, любит ли она его. Если она признается, что не испытывает
к нему никаких чувств или любит другого, он скажет, что отпускает её и желает ей
счастья. В любом случае, без ответной любви он не сможет достичь
Трансцендентности.
Если героиня отказывается идти с ним, но даёт ему хотя бы надежду на будущие
отношения, он обещает вернуться за ней уже в скором времени. А это может стать
началом другой, куда более длительной истории любви.
Если вам нравится общая суть истории, но вы хотите внести в сюжет явные
изменения, подумайте о том, чтобы сделать Гэбриела и его войско не Еретиками, а
Спектрами. Возможно, предполагаемая Аманда увидит, что она способна
пробудить в этом древнем лидере Спектров последние капли человечности и
вернуть его к свету.
Кроме того, даже будучи молодым призраком, героиня может и правда
вспомнить при виде Гэбриела, что когда-то она была Амандой. Поиска ответа на
вопрос, как именно она забыла о своей истинной личности, может стать основой
полноценной истории.
Шкатулка надежды
В старину женщине, выходящей замуж, часто дарили сундук с вещами, которые
считались необходимыми для счастливого брака. Вот только некоторые из
предметов, связанных с темами брака, любви и счастья. Используйте их как Оковы
или артефакты – или придумайте им по-настоящему уникальное применение. Не
привязывайтесь к их описаниям и просто повеселитесь!

Обручальные кольца (••••)


Эти обручальные кольца позволяют усопшим общаться на расстоянии. Где бы
ни находились два призрака, соединённые кольцами, они способны вступать в
телепатический контакт и видеть облик своего возлюбленного (но не его
окружение) у себя в сознании.
Как только призраки надевают кольца, они теряют возможность снять их до тех
пор, пока их не разлучит Забвение. Если один из них станет Спектром, кольца
утратят силу.

Горькая роза (•••)


Вложив очко Пафоса, призрак заставляет этот розовый бутон искать ближайшие
проявления искренней заботы и любви. Как только поблизости от бутона
появляется призрак, тяготящийся Страстью к любви, персонаж понимает природу
всех его Страстей, связанных с романтическими чувствами.
Если герой оказывается поблизости от призрака, Страсти которого черпают силу
в ненависти, бутон отращивает шипы и лишает своего владельца одного очка
Корпуса. Тем не менее, герой тотчас же узнаёт обо всех Страстях своего соседа,
хотя бы отдалённо связанных с ненавистью.

Кубок Венеры (•••)


Тот, кто изопьёт из этого кубка, восстанавливает четыре уровня Пафоса, однако
тотчас проходит проверку Воли со сложностью 8. В случае провала он безнадёжно
влюбляется в любого подходящего персонажа на следующий же день. Когда из
кубка делают подобный глоток, он пустеет, однако восстанавливает по очку
Пафоса за каждый час, проведённый им поблизости от влюблённых призраков.

Страусиный браслет (••)


Если призрак (вероятно, будучи ещё человеком) дарит этот золотой браслет
своему избраннику, после смерти он обнаружит, что его живой супруг стал для
него Оковами. Поговаривают, будто этот браслет обретает особую силу после того,
как умирает и его обладатель.
Легендарные призраки
Тристан и Изольда
Истории об этих знаменитых любовниках рассказывали ещё со средневековых
времён, однако лишь призракам известно их продолжение. Говорят, после смерти
Тристан обнаружил, что Изольда стала верным служителем Иерархии. Когда
свободолюбивый Тристан предложил ей отправиться с ним прочь из Стигии, она
впервые за долгое время отказала ему. За это Тристан сразил её одним-
единственным ударом, после чего стал Спектром и возглавил один из крупнейших
легионов Забвения.

Абеляр и Элоиза
Знаменитый французский теолог двенадцатого столетия Пьер Абеляр настолько
любил свою ученицу Элоизу, что даже решил заключить с ней тайный брак.
Возмущённый этим “небогоугодным” браком, дядюшка Элоизы Фульбер приказал
оскопить Абеляра. Элоиза постриглась в монахини. Абеляр прожил достаточно
долгую, но совсем не счастливую жизнь, хотя Элоиза смягчала его страдания,
регулярно его навещая.
Когда они умерли, оба оказались в мире теней. Абеляр основал еретическое
учение, согласно которому обрести Трансцендентность могут лишь те, кто познал
истинную любовь. Учитывая, что сразу после этого оба исчезли бесследно, можно
предположить, что слова Абеляра имеют под собой реальную основу.

Талия Вайет
Талия Вайет известна только в загробном мире. Вскоре после смерти она
обручилась с лидером Ренегатов по имени Алекс. Во время короткой
повстанческой деятельности в Торонто Алекса захватили прихвостни Иерархии.
Однако ещё до того как его решили отправить в Стигию, Талия организовала
нападение на цитадель Иерархии и захватила её вместе с несколькими
помощниками.
Хотя ответ Иерархии был чрезвычайно жёсток (обоих схватили и заковали в
цепи после возвращения Цитадели), Ренегаты по всему миру мёртвых
рассказывают историю о Талии и Алекса как о ярчайшем примере любви,
способной победить даже железный кулак Иерархии.

Анна Болейн
Анна Болейн, супруга короля Англии Генриха VIII Тюдора, прославилась после
того как влюбилась в другого человека и поплатилась за это головой. Смертные
утверждают, что её призрак до сих пор бродит по Лондонскому Тауэру, хотя
большинство усопших рассказывают другую историю: что она стала Анакреонтом
Тихого владыки и правит от его имени надо всеми, кто умер в Южной Англии со
словами отчаяния на устах.