Вы находитесь на странице: 1из 11

Критика «музыкальной предзаданности» Т.

Адорно versus
«социологический детерминизм искусства» в прагматизме.

Склянкин Вячеслав Александрович, аспирант

Московский государственный университет имени М.В.


Ломоносова
Российская Федерация, 119192, г. Москва, пр.
Ломоносовский, 27, к. 4
E-mail: sklyankinv@yandex.ru

В статье проводится анализ двух ведущих концепций в философии, с точки зрения


попытки решения проблемы влияния социума на искусство и проблему социологического
детерминизма в искусстве. Выделяется основной возможный элемент критики концепции
Т. Адорно, через теоретические позиции неопрагматизма в трудах Р. Рорти.

Адорно исходит из понимания того, что общественное мнение является отрицательным


явлением для развития искусства в целом. Он опирается на тезис, что позиции слушателей
и критиков отодвигают нас от предмета самого искусства, которое остается
вписанным в преобладающую в конкретно взятой локальной группе идеологию.
Позиция Р. Рорти является позицией радикального социологического детерминизма и
представляется нам отличной от понимания концепции Т. Адорно. Американский
исследователь считает, что движущим элементом всей культуры являются те или иные
языковые суждения критиков и профессионалов, о том или ином явлении в истории и
искусстве. Само произведение искусства, становится произведением искусства только
потому, что когда-то сформировалась метафора (дескрипция) сформированная в рамках
языкового пространства. Общественное мнение здесь имеет первостепенный характер.

Ключевые слова: прагматизм, неопрагматизм, социологический детерминизм,


общественное мнения, дескрипция, искусство, произведения искусства, языковые игры,
литературные критики.
Criticism of "musical predestination" T. Adorno versus
"sociological determinism of art" in pragmatism.
Skliankin Viacheslav., graduate
student Lomonosov Moscow
State University
27/4 Lomonosovsky Ave., Moscow, 119192, Russian
Federation
E-mail: sklyankinv@yandex.ru

The article analyzes two leading concepts in philosophy, from the point of view of attempts to solve
the problem of the influence of society on art and the problem of sociological determinism in art.
The main possible element of criticism of T. Adorno's concept is highlighted through the
theoretical positions of neo-pragmatism in the works of R. Rorty.

Adorno proceeds from the understanding that public opinion is a negative phenomenon for the
development of art in general. It rests on the thesis that the positions of listeners and critics move
us away from the subject of art itself, which remains inscribed in the ideology prevailing in a
particular local group.

The position of R. Rorty is the position of radical sociological determinism and seems to us
different from the understanding of T. Adorno's concept. The American researcher believes that
the driving element of the entire culture is certain linguistic judgments of critics and professionals
about a particular phenomenon in history and art. The work of art itself becomes a work of art
only because a metaphor (description) was once formed within the framework of the linguistic
space. Public opinion is paramount here.

Key words: pragmatism, neopragmatism, sociological determinism, public opinion, description,


art, works of art, language games, literary critics.

Музыка является одним из самых важных творений человеческой культуры.


Вопросами изучения музыки и ее влияния на культуру занимались и занимаются
огромное количество научных и философских дисциплин. Одним из главных
представителей в философии музыки, как отдельной философской дисциплины,
является немецкий философ, социолог и представитель Франкфуртской критической
школы Теодор Адорно.
Эстетика Т. Адорно, а в частности ее музыкальная составляющая представлена в
его трех работах: «Введение в социологию музыки», «Философия новой музыки»,
«Эстетическая теория». Основной идеей философа является предположение о коренном
различии между социальной реальностью и искусством. С его точки зрения, искусство
имеет свои собственные законы и логику развития. Произведения искусства становятся
«вписанными» в автономию. По его мнению, основной целью искусства является борьба
с тоталитарными формами сознания. Предзаданные формы тональности музыкального
языка есть выражение тоталитарного характера общества.
Анализируя посмертную и незаконченную работу Т. Адорно «Эстетическая
теория», немецкий исследователь Норберт Шнайдер пишет следующее об автономии
произведений искусства: «Автономия олицетворяет произведение, поскольку оно само
по себе подчиняется своему собственному закону формы. Из этой автономии следует,
что произведения искусства нефункциональны: социальная функция, которая может
быть связана с произведениями искусства, отсутствует. В своей непримиримой
оппозиции обществу искусство утверждает свою автономию, критикуя общество через
само свое существование».1
В сборнике статей «Избранное: введение в социологию музыки», включающего
статьи самого известного отечественного исследователя творчества Адорно А.В.
Михайлова, мы находим утверждение о том, что огромное множество людей слушают
произведения искусства, вероятно, в согласии с теми категориями, которые подсказаны
им общественным мнением. Согласие о той или иной категории и слиянии музыкальных
позиций формируется за счет более выраженной включенности музыки в содержание
ведущей и закрепившейся идеологии культуры2.
Так, Адорно утверждает, что «если бы удалось выделить в чистом виде
инварианты общественного мнения, то, вероятно, можно было бы увидеть в них частные
случаи или шифры более общей, социально действенной идеологии»3. Данные
инварианты общественного мнения, он определяет через понятие «нормы», утверждая,
что различные музыкальные позиции критиков и слушателей опираются на заложенные
идеологические догмы в обществе.
Он пишет, что «многие из этих инвариантов основаны на совершенно неясном, но в
высшей степени нетерпимом представлении о норме». С точки зрения Адорно, такой
подход не является релевантным, с точки зрения постижения музыки и опирается на
социальные позиции давно прошедших исторических эпох. Попытка разобраться в

1
Norbert Schneider. Geschichte der Ästhetik von der Aufklärung bis zur Postmoderne. — Stuttgart: Reclam. —
184 с.
2
Михайлов А. В. Выдающийся музыкальный критик // Теодор Адорно. Избранное:Социология музыки. —
М - СПБ
3
Адорно Т. Избранное: социология музыки. М.-СПб., "Университетская книга", 1999. С.15
данных позициях заменяет сам процесс изучения и познания музыки.
Музыка, отождествленная с общественным мнением, становится сложной для
изучения и не отражает вкус слушателя в полной мере. Социально составляющая
музыки, ориентируется на конкретную группу слушателей, к которой индивиды себя
относят и поэтому очень часто их позиция по поводу той или иной музыкальной
композиции становится элементом общего мнения.
Негативную позицию по поводу коллективного мнения о музыке мы находим в его
утверждении о том, что «люди, на которых изливаются потоки музыки и которые к этому
не подготовлены ни традицией, ни соответствующим образованием, ориентируются на
общественное мнение. Они попадают в процесс складывания ложного – отвлеченного
от предмета – коллектива.
Таким образом, в области искусства и, в частности, музыки автор утверждает
свободу индивидуального творчества без давления норм художественного выражения.
Однако, существует упрек, что философ, способный постигать логику и скрытый смысл
музыки, отказывался от своего дара, чрезмерно увлекаясь мотивами развенчания
«ложного сознания». По мнению Адорно, музыка, лежащая внутри искусства — это
сфера, в которой воплощается «неидентичность» человека самому себе, она дает
возможность выйти за пределы позитивности и стать доступным опыту иного.
Итак, основной тезис Т. Адорно заключается в том, что автор способен творить
произведение искусства, в т.ч. музыку, не всегда учитывая предзаданный социальный
контекст. Произведения искусства имеют свои законы и форму, тем самым отличаются
от диалектического развития социума. Искусство, по мнению Адорно утверждает свою
автономию и должно быть «внеидеологичным».

Я постараюсь произвести критику данного тезиса, через позицию


социологического детерминизма представителей одной из ведущих школ в философии
США, через идеи теоретиков и классиков прагматизма, в частности через идеи
трансформатора прагматизма Ричарда Рорти. Прагматизм представляет собой одно из
самых авторитетных философских течений в рамках академической философии США,
зародившемся в конце XIX – начале XX века. Он оказал огромное влияние на развитие
экономических, социологических, политологических и других гуманитарных
дисциплин.

Базисным выражением прагматизма является определение практики, как


ключевого критерий истины в процессе познания. Появление прагматизма связывают с
теоретическим выведением американским ученым Чарльзом Пирсом «максимы
прагматизма» в 1878 г.. Чарльз Пирс одним из первых отказался от традиционного
представления и трактовки категорий «истины и лжи», заменив эти положения новой
теорией «сомнения и веры». Так называемые символические категории «True» и «False»
не могут быть верифицированы в их объективной реальности и должны быть заменены
системой символических значений, в которых они представляются субъекту познания.

Он стал рассматривать предметы нашей мысли не с точки зрения объективного


их существования, а с помощью базы значений, которые мы постигаем посредством
нашей практической деятельности. Пирс утверждал о неразрывной связи между
семантикой символов и практикой как критерия истины, отдавая последней ключевую
задачу в определении предмета веры. Вера, которая дается нам в процессе практики,
обязательно предполагает для субъекта готовность действовать определенным образом.
В статье «Как сделать наши идеи ясными» (1878) Ч. Пирс выводит прагматистскую
максиму: «Рассмотрите, какие последствия, могущие иметь, предположительно,
практическое значение, имеет в нашем понимании объект нашего понятия. Тогда наше
понятие об этих последствиях есть все наше понятие об этом объекте»4.

Продолжателем идей прагматизма был У. Джеймс, который, развивая идеи Ч.


Пирса, разработал так называемую психологическую концепцию прагматизма. Он
предполагал, что объективный мир невозможно описать с помощью одних только
логических форм, что привело Джеймса к отрицанию различия между физическими и
психическими явлениями. Мир, с его точки зрения, не может быть объясним едиными и
универсальными законами. С помощью своего избирательного познания, человек сам
создает свой собственный и уникальный мир, основание которого не сводится к духу
или материи5.

Творческая функция человеческого сознания из потока хаоса ощущений создает


законченную картину явлений. Посредством включенности в эту хаотическую картину
мира, наше познание ставит определенные гносеологические цели и задачи. Категория
истины, следуя традиции Ч. Пирса, определяется в предстоящей полезности для наших
будущих целей.

В своей работе «Что такое прагматизм?» философ утверждает, что основная


задача познания заключается в постановке практической цели, удовлетворение которой
будет являться ключевым критерием суждения об истине. В этой же работе он обращает

4
Пирс Ч.С. Как сделать наши идеи ясными // Вопросы философии. 1996. № 12. С. 120-132.
5
Джеймс У. Существует ли сознание? // Новые идеи в философии. № 4. 1913. С. 102-127.
внимание на то, что ни одна теория не может дать точного ответа на предельные
вопросы, но лишь приближает нас к ответу на них. Задача философа-прагматиста
заключается в выработке метода, лишенного всяких претензий на универсальность той
или иной теории.

Идеи другого философа, общественного деятеля и педагога, – Дж. Дьюи – оказали


решающее влияние на формирование так называемой традиционной (некоторые
используют термин «классической») теории прагматизма в целом.

Многие влиятельные представители современной академической философии


США, критикуя положения неопрагматизма, считают традиционную теорию (С. Хук, С.
Хаак, Х. Патнэм) самой значительной в системе философской мысли прагматизма.

Как было изложено выше, по мнению У. Джеймса, задача метода прагматизма состоит в
том, чтобы помочь человеку двигаться в потоке опыта к поставленным целям. С точки
зрения Дж. Дьюи подобный метод неэффективен, т.к. применим только к достижению
единичный (частных) целей, что не выполняет главной задачи структуры опыта.

Продолжателем идей прагматизма стал Ричард Маккей Рорти (1931-2007) был


одним из первых американских философов, кто особым образом решил продолжить
«традиционный» взгляд на идеи прагматизма. Многие исследователи считают Р. Рорти
основателем концепции неопрагматизма. В центре антифундаменталисткой
культурологии и искусствоведения Р. Рорти лежит термин переописание
(редескрипция). Понимая историю, как смену лингвистических содержаний (дискурсов),
ученый отказывается от объективного исследования истории и еѐ референтов.
Описательные процедуры (дескрипции) по отношению к истории не имеют
утилитарного содержания. История предполагает метафоризацию, перетолкование и
переосмысление былых концепций. Таким образом мы наблюдаем отличие в понимания
смены исторических эпох с Т. Адорно.

Продвигая номиналистическую идею культурно-исторического плюрализма,


мыслитель связывает основное содержание культуры и искусства с деятельностью
«творческого меньшинства» поэтов и литературных критиков. Ключевая задача
последних заключается в формировании и продвижении оригинальных культурных
«метафор», которые являются основанием для дальнейшего развития и
трансформации языковых игр. Само содержание искусства выражается с точки
зрения Р. Рорти через общественные мнения и способно через эти мнения
трансформироваться.
Лингвистическое развитие происходит в течение процесса, обратного
метафоризации (деметафоризации) и связанного с изменением скрытого смысла прямым
в процессе социокультурных отношений между индивидами. Будучи изначально
метафорами, подобные смыслы становятся общеупотребительными и общезначимы, что
отражает новое социокультурное содержание (self-image) и порождает необходимость в
формировании новых метафор.

Таким образом, метафоры становятся основным содержанием произведений


искусства. Музыка для Р. Рорти не является исключением.

Рорти формулирует основные характеристики западноевропейской


эссенциалистской, как он еѐ называет, традиции6:
1) фундаментализм и универсализм (поиск онтологических и гносеологических
оснований, устойчивых «достоверностей», по Дьюи («the quest for certainty»); редукция
действительности к метафизическим сущностям – «атомам», «идеальным формам»,
«монадам» – и логического содержания знания к некоторым «абсолютным» началам –
чувственным данным или рациональным идеям);

2) репрезентационизм (установка на «зеркально точное» отображение объективной


реальности, корреспондентная теория истины);

3) дуализм (асимметричная модель онтологических и эпистемологических различений


(типа «субъект – объект», «внутреннее – внешнее», «реальное – кажущееся», «схема –
содержание» и пр.), – модель, при которой один из терминов занимает приоритетную
позицию, а другой рассматривается как вторичный и производный);

4) логоцентризм (рационалистически-ориентированная стратегия исследования,


базирующаяся на представлении об изначальной разумности и

упорядоченности репрезентируемой реальности (мира) и языка, рассматриваемого как


средство репрезентации).

«Общаясь» между собой, культуры и традиции формируют


дискурсивное поле, которое Рорти называет пространством «агона» 7 (греч.
«спор», «состязание»). В пределах этого пространства индивиды ведут бесконечную
игру (борьбу), аксиологией которой, как утверждает философ, является не обязательные

6
Джохадзе И.Д. Неопрагматизм Ричарда Рорти. М., 2001. С. 25.
7
Рорти Р. Обретая нашу страну: Политика левых в Америке ХХ века. М., 1998. С. 24.
выигрыш или поражение, а нескончаемый азарт.

Ключевым элементом в понимании социальной проблематики является


случайность (contingency), как категория историчности и непредзаданности
человеческого существования. Случайность является обязательным условием
пространственной и временной локальности всякого общественного феномена. Через
категории случайности и языковых игр Р. Рорти выводит понимание свободы8.
Подобные категории мы можем использовать и в творческом процессе создания
произведения искусства.

Исходя из этой позиции, мы наблюдаем у Рорти абсолютно разрозненные и


обособленные друг от друга культурно-исторические дискурсы. Стабильности и
цельности опыта противопоставляется текстуальная множественность, случайность и
изменчивость «самодостаточных языковых игр». Возникает закономерный вопрос,
который до сих пор является открытым для научного сообщества, как же при таких
стохастических условиях возможен диалог жанров, культурных традиций, научных и
философских доктрин.

Сам Рорти предлагает систему, в рамках которой, опираясь на условия случайности


языковых игр можно выстроить диалог между собеседниками отвечающий их «общему
интересу», как ключевому критерию для формирования общественной системы. Идеал
Рорти – либерально- демократическое общество, отвергающее любой диктат
обязательных идеологий и унификации власти. Наборе особых дисциплин, связанных с
рефлексивным осознанием исторического контекста. Представитель искусства
становится эрудированным критиком-посредником между разрозненными дискурсами,
осознавая стохастический характер их семантического содержания.

Его задача – «интерпретировать тексты и словари», манипулируя метафорами и


разыгрывая одни смыслы за или против других, отказавшись от постулатов
аналитической философии. «Такая герменевтика, – утверждает Рорти, – не нуждается в
новой эпистемологической парадигме или нуждается не в большей степени, чем
либеральная политическая мысль – в новой парадигме»9.

8
Рорти Р. Философия и зеркало природы. Новосиб.Изд. Новос. Университета. 1997 С.58
9
Rorty R. Pragmatism, Davidson and Truth // Rorty R. Objectivity, Relativism and Truth: Philosophical Papers.
Vol. I. Cambridge: University press, 1997. Р. 38.
Рассуждая культурологических позициях Ричарда Рорти, мы выяснили, что для
него диалог культур возможен посредством договоренностей между различными
историческими дискурсами, которые формируются в условиях обязательного
лингвистического плюрализма и свободы языковых игр. Произведения искусства в
обязательном порядке детерминированы в социальную реальность и их важность
определяется социальным дискурсом (языковой критикой), что является
противоположной позицией относительно точки зрения на связь общественного мнения
с искусством у Т. Адорно.

Исторический субъект, который включен в процесс языковых игр, рассуждает о


реальности не с точки зрения ее репрезентации, а с точки зрения возможности
справиться с этой реальностью, чтобы в самом моменте языковой игры достичь
договоренности. Так, любые попытки со стороны государства, которые направлены на
то, чтобы ограничить субъекта добиться своей цели, обосновывая это универсальностью
или статичностью имеющегося исторического положения, не приветствуются Р. Рорти10.
Философ солидарен с тезисом Гегеля о необходимости диалектического противостояния
различных культур друг с другом, в результате завершения которого, возникающая
новая культура, станет еще лучше, чем те, которые она синтезировала.

Место, в котором происходит это самое противостояние, Р. Рорти, как уже было
сказано именует пространством поэтического агона, в котором, по его выражению,
резкие поэтические диссонансы разрешались бы в неслыханные гармонии.

10
Рорти Р. Обретая нашу страну: Политика левых в Америке ХХ века. М., 1998. С. 31.
Таким образом, проанализировав данные теоретические позиции, я постараюсь
выделить основной возможный элемент критики концепции Т. Адорно, через
теоретические позиции неопрагматизма в трудах Р. Рорти.
Т. Адорно исходит из понимания того, что общественное мнение является
отрицательным явлением для развития искусства в целом. Он опирается на тезис, что
позиции слушателей и критиков отодвигают нас от предмета самого искусства, которое
остается вписанным в преобладающую в конкретно взятой локальной группе
идеологию.

Позиция Р. Рорти является позицией радикального социологического детерминизма


и представляется нам отличной от понимания концепции Т. Адорно. Американский
исследователь считает, что движущим элементом всей культуры являются те или иные
языковые суждения критиков и профессионалов, о том или ином явлении в истории и
искусстве. Само произведение искусства, становится произведением искусства только
потому, что когда-то сформировалась метафора (дескрипция) сформированная в рамках
языкового пространства. Общественное мнение здесь имеет первостепенный характер.
Р. Рорти и классики прагматизма являются более крайним социологическими
детерминистами, в том числе и в сфере культурологии, чем Т. Адорно, который
поместил эстетику и произведения искусства в разряд чего-то отличного от
семантического содержания, опосредованного общественным мнением.
Тем не менее, стоит обратить внимание, что Т. Адорно не сделал это радикальным
образом, утверждая, что основная проблематика понимания музыки лежит в
неправильном истолковании о ней, тем самым подчеркивая свой тезис о важности
общественной составляющей произведений искусства.
ЛИТЕРАТУРА

1. Адорно Т. Избранное: социология музыки. М.-СПб., "Университетская книга",


1999.
2. Адорно Теодор В. Проблемы философии морали : Пер. с нем; [пер. с нем. М. Л.
Хорькова]. — М. : Республика, 2000. — 238 с — (Библиотека этической мысли).
3. Адорно Теодор В. Эстетическая теория : Пер. с нем = Ästhetische Theorie / Пер. с
нем.. — М.: Республика, 2001. — 526 с. — (Философия искусства).
4. Адорно Теодор В. Философия новой музыки: пер. с нем. — М. : Логос, 2001. —
343 с — (Сигма).
5. Вольф Ж.-К. Прагматизм с методом или без такового? Рорти versus Дьюи / Пер.
Ю. Хубер и Р. Хестанова // Логос. — 1996. — № 8.

6. Джеймс У. Что такое прагматизм? // Вестник Московского


Университета, серия 7 ФИЛОСОФИЯ N 3, 1993.
7. Джеймс У. Существует ли сознание? // Новые идеи в философии. № 4.М., 1913.
8. Джохадзе И.Д. Неопрагматизм Ричарда Рорти. М., 2001
9. Кузнецов М. М. Теодор В.Адорно – философ неидентичности // История
философии.
10. Михайлов А. В. Выдающийся музыкальный критик // Теодор Адорно.
Избранное:Социология музыки. — М – СПБ
11. Пирс Ч.С. Как сделать наши идеи ясными // Вопросы философии. 1996.
№ 12.
12. Рорти Р. Обретая нашу страну: Политика левых в Америке ХХ века. М., 1998.
13. Рорти Р. Философия и зеркало природы. Новосиб.Изд. Новос. Университета. 1997
14. Rorty R. Pragmatism, Davidson and Truth // Rorty R. Objectivity, Relativism and
Truth: Philosophical Papers. Vol. I. Cambridge: University press, 1997.
15. Norbert Schneider. Geschichte der Ästhetik von der Aufklärung bis zur Postmoderne.
— Stuttgart: Reclam. — 184 с.