Вы находитесь на странице: 1из 143

МИНИСТЕРСТВО НАУКИ И ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ

ФЕДЕРАЦИИ
Федеральное государственное автономное образовательное
учреждение высшего образования
«КРЫМСКИЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
имени В. И. Вернадского»
(ФГАОУ ВО «КФУ им. В. И. Вернадского»)
ИНСТИТУТ ИНОСТРАННОЙ ФИЛОЛОГИИ

Кафедра теории языка, литературы и социолингвистки

Соловьева Кристина Константиновна

ТЕРРИТОРИАЛЬНАЯ И СОЦИАЛЬНАЯ ВАРИАТИВНОСТЬ


СОВРЕМЕННОГО НЕМЕЦКОГО ЯЗЫКА В НЕМЕЦКОГОВОРЯЩИХ
СТРАНАХ ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА

Выпускная квалификационная работа

Обучающейся 2 курса магистратуры

Направления подготовки 45.04.01 Филология, немецкий язык,


социолингвистика

Форма обучения очная

Научный руководитель
Зав. кафедрой немецкой филологии,
к.ф.н., доц. Д. А. Петренко

К ЗАЩИТЕ ДОПУСКАЮ:

Зав. кафедрой
теории языка, литературы
и социолингвистки
д.ф.н., проф. А. Д. Петренко

Симферополь, 2020

2
СОДЕРЖАНИЕ
ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ
ЗАДАНИЕ НА ВКР
АННОТАЦИЯ
ABSTRACT
СОДЕРЖАНИЕ
ВВЕДЕНИЕ……………………………………...………………...….……….….….9
РАЗДЕЛ 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ
ТЕРРИТОРИАЛЬНЫХ И СОЦИОЛИНГВИСТИЧЕСКИХ ОСОБЕННОСТЕЙ
НЕМЕЦКОГО ЯЗЫКА…..……………....................................................................14
1.1. История формирования немецкого языка…...................................…14
1.1.1 Языковая норма как абстрактная категория..............................22
1.1.2 Вклад Отто фон Бисмарка в формирование единого немецкого
языка как престижного диалекта…...................................................25
1.2. Современное состояние и территориальное распространение
немецкого языка………………………………………………………29
1.3. Социальные различия в обществе и отражение социальных
факторов в языковых структурах…………………………………….35
Выводы по Разделу 1…………………………………………………….......39
РАЗДЕЛ 2. ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ НЕМЕЦКОГО ЯЗЫКА НА
ТЕРРИТОРИИ СТРАН ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА…...………………………..40
2.1. Особенности немецкого языка на территории Федеративной
Республики Германии…………………………………………..…….40
2.2. Особенности немецкого языка на территории Австрийской
Республики…………………………………………………………….45
2.2.1 История развития австрийского варианта немецкого языка…45
2.2.2 Структура австрийского варианта немецкого языка…………49
2.2.3 Фонетический строй немецкого языка в Австрии………...….51
2.2.4 Грамматический строй немецкого языка в Австрии………....59
2.2.5 Лексический строй немецкого языка в Австрии………...…....61

2
2.3. Особенности немецкого языка на территории Швейцарской
Конфедерации……………………………………………………...….66
2.3.1 Структура швейцарского варианта немецкого языка………...70
2.3.2 Фонетический строй швейцарского варианта немецкого
языка…………………………………………………………………...73
2.3.3 Грамматический строй швейцарского варианта немецкого
языка…………………………………………………………………...77
2.3.4 Лексический строй швейцарского варианта немецкого
языка.......................................................................................................77
Выводы по Разделу 2………………………………………..……......78
РАЗДЕЛ 3. СОЦИОЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ НЕМЕЦКОГО
ЯЗЫКА ……....………………………………………………………………..…….80
3.1. Основные векторы вариативности немецкого языка ………………...80
3.2. Социолингвистические особенности современной языковой
ситуации………………………………………………………..……...88
3.3. Немецкие социальные диалекты, профессиональные языки и
жаргоны……………………………………………………….……….98
3.3.1 Профессиональные и малые социальные группы в немецком
социуме………………………………………………………….…....103
3.3.2 Отличительные черты и лексические особенности
социолектов…...……………………………………………………...106
Выводы по Разделу 3………………………………………..……....123
ЗАКЛЮЧЕНИЕ……………………………………………………………..…..…125
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ ……………………...……..128
ПРИЛОЖЕНИЯ………………………………………….………………........…..138

3
Институт иностранной филологии (СП) КФУ им. В.И. Вернадского
(полное название высшего учебного заведения)
Кафедра теории языка, литературы и социолингвистики
Образовательно-квалификационный уровень магистратура
Направление подготовки 45.04.01 Филология, немецкий язык,
социолингвистика
(код и наименование)
Специальность / профиль 45.04.01 Филология, немецкий язык,
социолингвистика
(код и наименование)

УТВЕРЖДАЮ
Заведующий кафедрой
____________________
____________________
«___»_______20___года

ЗАДАНИЕ ДЛЯ ПОДГОТОВКИ


ВЫПУСКНОЙ КВАЛИФИКАЦИОННОЙ РАБОТЫ
Обучающейся 2 курса магистратуры
Соловьевой Кристине Константиновне
(фамилия, имя, отчество)
1. Тема ВКР Территориальная и социальная вариативность
современного немецкого языка в немецкоговорящих странах
Европейского Союза
Руководитель ВКР Петренко Д.А., к.ф.н., доцент
(фамилия и инициалы, ученая степень, звание)
утверждена приказом высшего учебного заведения №01-С/351 от
«05»02.2020г.
2. Срок сдачи обучающимся ВКР 13.04.2020 г.
3. Исходные данные к ВКР
1. Домашнев А. И. – Современный немецкий язык в его
национальных вариантах: Учебн. пособие. – М.: Ленинград
«НАУКА», 1983. – 232с.
2. Жирмунский В. М. Проблема социальной дифференциации языка /
В. М. Жирмунский. – М.: Наука, 1968. – 256 с.
3. Петренко А. Д. Социолингвистические проблемы вариативности
языка как целостной структуры / Под ред. А. Д. Петренко. –
Коллективная монография. – М.: Изд-во «Перо», 2015. – 491 с.
4. Содержание расчетно-пояснительной записки (перечень основных
разделов ВКР, которые необходимо разработать
Введение;
Глава 1. Теоретическая часть (Теоретические аспекты исследования
территориальных и социолингвистических особенностей немецкого
языка);
4
Глава 2. Аналитическая часть (Территориальные особенности
немецкого языка на территории стран Европейского союза);
Глава 3. Проектная (Социолингвистические особенности немецкого
языка);
Заключение;
Графический материал: приложения к ВКР.

5. Перечень обязательных приложений к ВКР


Три приложения (Линия Бенрата, примера перевода Библии Мартина
Лютера, карта распространения немецкого языка).

6. Перечень графического материала (с перечислением обязательных


чертежей) не имеется

7. Консультанты разделов ВКР


Фамилия и инициалы, Подпись, дата
Раздел
должность консультанта задание выдал задание принял
1 Петренко Д.А., к.ф.н., Сентябрь 2019 Ноябрь 2019
доц., зав. кафедрой
немецкой филологии
2 Петренко Д.А., к.ф.н., Декабрь 2019 Январь 2020
доц., зав. кафедрой
немецкой филологии
3 Петренко Д.А., к.ф.н., Февраль 2020 Март 2020
доц., зав. кафедрой
немецкой филологии

8. Дата выдачи задания «13» сентября 2019 г.

КАЛЕНДАРНЫЙ ПЛАН
№ Название этапов выпускной Срок выполнения
Примечание
п/п квалификационной работы этапов ВКР
1 Составление плана ВКР Ноябрь 2018 выполнила
2 Подготовка языкового корпуса Февраль 2019 выполнила
исследования
3 1 глава ВКР Сентябрь 2019 выполнила
4 2 глава ВКР Декабрь 2019 выполнила
3 глава ВКР Февраль 2020 выполнила
5 Сдача готовой работы Апрель 2020 выполнила
6 Презентация и Май 2020 выполнила
сопроводительные документы

5
Задание приняла к исполнению «13» сентября 2019 г.

Обучающийся Соловьева К. К. christina.solowjowa@hotmail.com


https://vk.com/id288700926
+79787565203

Руководитель ВКР к.ф.н., доц., daniil.petrenko@list.ru


заведующий кафедрой https://vk.com/daniilalexandrovich75
немецкой филологии +79780693449
Петренко Д. А.

6
АННОТАЦИЯ
к выпускной квалификационной работе
обучающейся 2 курса магистратуры
кафедры теории языка, литературы и социолингвистики
ИИФ ФГАОУ ВО «КФУ имени В. И. Вернадского»
Соловьевой К. К. на тему:
«Территориальная и социальная вариативность современного
немецкого языка в немецкоговорящих странах Европейского союза»

Целью выпускной квалификационной работы состоит в выявлении


территориальных и социолингвистических особенностей современного
немецкого языка в немецкоговорящих странах Европейского союза.
Объектом изучения социолингвистики является сам язык, а именно его
функционирование в реальном обществе, также социолингвистика
устанавливает тесную связь с рядом других научных дисциплин, таких как,
социология, теория коммуникации, диалектология, фонетика,
психолингвистика и этнолингвистика.
Предметом данного исследования являются территориальные языковое
особенности национальных вариантов немецкого языка на территории стран
Европейского союза, а также некоторые социолингвистические особенности
говорящих.
Объем работы составляет 137 стр. Количество использованных
библиографических источников в списке литературы – 90 единиц.
Ключевые слова: социолингвистика, диалект, социолект, немецкий язык,
Европейский союз.

7
ABSTRACT
to the final qualifying work of
the 2d year student Ch. K. Solovyova
Institute of Foreign Philology
V. I. Vernadsky Crimean Federal University
Theme: « Territorial and social variation of the modern German language in
the German-speaking countries of the European Union »

The aim of the study is to reveal the territorial and sociolinguistic features of
the modern German in the German-speaking countries of the European Union.
The object of study of sociolinguistics is the language itself, namely its
functioning in the real society, and sociolinguistics also establishes close links with
a number of other scientific disciplines such as sociology, the theory of
communication, dialectology, phonetics, psycholinguistics and ethnolinguistics.
The subject of this study is the territorial linguistic features of the national
variants of the German language in the territory of the European Union countries,
as well as some sociolinguistic features of the speakers.
The master's thesis comprises 137 pages. The number of bibliographic
sources in the reference list is 90 units.
Key words: Sociolinguistics, Dialect, Sociolect, German language, European
Union.

8
ВВЕДЕНИЕ

Развитие теории и истории литературных языков, разработка проблем


диалектологии, ареальной лингвистики и социолингвистики раскрыли
разнообразие реальной языковой действительности и форм
функционирования языка, что непосредственным образом связано с
понятием нормы языка.
Согласно определению, У. Лабова, социолингвистика – это наука,
которая обращается к сведениям о человеческом коллективе, являющемся
носителем данного языка, как к основе для разрешения вопросов
языковедческой теории, то есть как к основе языкознания вообще. Вторым
определением социальной лингвистики, по мнению автора, может быть новая
интердисциплинарная область исследований, предметом которой является и
всеобъемлющее описание отношений и корреляций между языком и
обществом.
Очевидно, что границы распространения языков не совпадают с
политическими границами. В. М. Жирмунский отмечал в своих работах:
«диалект является не только территориальной разновидностью языка, но
также временной или социальной, употребляемой ограниченным числом
людей, которая также будет отличаться по своему строю от языкового
стандарта. Известно, что язык не только отражает социальные
структуры, но и выполняет конкретные функции в обществе. Язык способен
идентифицировать и стратифицировать членов данного социума».
Поскольку любой живой язык не стоит на месте и динамичен в своих
проявлениях, то языковеды выделяют три главных аспекта лингвистических
изменений: эволюцию, развитие и нормирование. Важно принимать во
внимание тезис о социальной дробности языка А. Мейе. Автор приписывает
каждой социальной группе специфические интеллектуальные способности.
Семантические изменения слов объясняются их переходом из более
широкой социальной группы в более узкую или наоборот. Заимствования из
9
языка в язык или из диалекта в диалект признаются одним из существенных
факторов языкового развития. Подчёркивается роль смешения языков в их
эволюции. Дифференциация языков объясняется расселением народов, а
унификация (интеграция) – завоеваниями.
Научная новизна исследования состоит в том, что в работе впервые
были рассмотрены территориальные и социолингвистические особенности
немецкого языка. Был проведен детальный анализ немецкого языка на
территории стран Европейского союза, где были выявлены отличительные
черты каждого национального варианта языка. Важно отметить и анализ
социолингвистических особенностей некоторых социальных
немецкоговоряших групп. Материал является малоизученным, что и
обуславливает новизну и актуальность данной научной работы.
Главным объектом изучения социолингвистики является сам язык, а
именно его функционирование в реальном обществе, также
социолингвистика устанавливает тесную связь с рядом других научных
дисциплин, таких как, социология, теория коммуникации, диалектология,
фонетика, психолингвистика и этнолингвистика.
Предметом данного исследования являются территориальные языковое
особенности национальных вариантов немецкого языка на территории стран
Европейского союза, а также некоторые социолингвистические особенности
говорящих.
Цель выпускной квалификационной работы состоит в выявлении
территориальных и социолингвистических особенностей современного
немецкого языка в немецкоговорящих странах Европейского союза.
Достижение обозначенной цели осуществляется путем решения следующих
теоретических и практических задач:
 определить ключевые теоретические аспекты исследования
территориальных и социолингвистических особенностей немецкого языка;

10
 описать историю формирования современного немецкого языка,
а также охарактеризовать современное территориальное распространение и
социальное различие в обществе языка;
 выявить характерные особенности территориальных вариантов
немецкого языка в немецкоговорящих странах Европейского союза;
 описать социолингвистические особенности немецкого языка на
территории немецкоговорящих стран Европейского союза.
Основными методами исследования в социолингвистике являются
сбор материала исследования, к которым относят как сведения
социологического характера, так и языкового, обработка собранного
материала и оценка полученной информации. К социологическим формам
опроса относятся анкетирование, наблюдение и интервьюирование. Данные
методы дополняют и разрабатывают методологию и методику
языковедческих штудий, известные в лингвистике и введенные в обиход
специалистов в зависимости от целей исследований. К ним принадлежат:
сравнительно-исторический метод и метод структурного анализа.
Теоретическая значимость работы заключается в дополнении теории
социолингвистики, социофонетики, диалекталогии, лексикологии. Кроме
того, в ходе текущего исследования была предпринята попытка выявить
особенности национальных вариантов немецкого языка на территории
немецкоговорящих стран Европейского союза, а также охарактеризовать
некоторые социальные немецкогоговорящие группы.
Практическая ценность данной работы состоит в том, что результаты
представленного исследования могут служить ориентиром при изучении
территориальных и социолингвистических особенностей современного
немецкого языка.
Основные положения работы обсуждались на:
1) Всероссийская научная конференция с международным участием
«Сопоставительные методы в лингвистических исследованиях.
Межъязыковое и внутриязыковое сопоставление» (Воронеж, 2019),
11
с докладом на тему: «Сравнительно-сопоставительный анализ
немецкого языка на территории ФРГ и Австрии (фонетический
аспект)».
2) III Научная конференция профессорско-преподавательского
состава, аспирантов, студентов и молодых ученых «Дни науки
Крымского федерального университета им. В. И. Вернадского» в
рамках III фестиваля науки (Cимферполь, 2018), с докладом на
тему: «Языковая норма и социолект "Kanzleisprache"».
3) Конвергентные технологии ХХI: вариативность, комбинаторика,
коммуникация (Cимферполь, 2018), с докладом на тему:
«Произносительные особенности немецкого языка на территории
Швейцарии».
4) Иностранная филология. социальная и национальная вариативность
языка и литературы (Cимферполь, 2018), с докладом на тему:
«Особенности социолектов в Германии».
5) Научный форум: филология, искусствоведение и культурология
(Москва, 2018), с докладом на тему: «Вклад Отто фон Бисмарка в
формирование единого немецкого языка как престижного
диалекта».
Материалом для данного исследования послужили такие
немецкоязычные ресурсы, как welt.de, dw.com, spiegel.de., а также
литературные источники, как отечественных, так и зарубежных лингвистов.
Структура работы представлена введением, тремя главами,
заключением, списком использованной литературы и приложением. Во
введении обосновывается актуальность, определяются объект и предмет
исследования, формулируются цель и задачи, указываются методы,
источники материала, описывается научная новизна, теоретическая
значимость работы. В первой главе описаны теоретические основы
исследования. Вторая глава посвящена непосредственно территориальным
особенностям немецкоязычных территорий стран Европейского союза и
12
детальному анализу национальных вариантов немецкого языка. В третьей
главе представлены результаты анализа социолингвистических особенностей
некоторых немецкоговорящих социальных групп. В Заключении
представлены основные выводы исследования. Объем работы составляет 137
страниц. Список использованной литературы содержит 90 источников.

13
ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ
ТЕРРИТОРИАЛЬНЫХ И СОЦИОЛИНГВИСТИЧЕСКИХ
ОСОБЕННОСТЕЙ НЕМЕЦКОГО ЯЗЫКА

1.1 История формирования немецкого языка

Национальный язык – это совокупность явлений, например,


литературный язык, просторечие, территориальные и социальные диалекты,
жаргоны. Примечательно, что на протяжении многих лет изменяется
представление о литературности-нелитературности, то есть нормативности-
ненормативности, что в первую очередь связано с процессами развития и
изменениями литературного языка.
Длительное сохранение феодальной раздробленности и общей
отсталости развития Германии в период позднего Средневековья был
обусловлен, прежде всего, медленным процессом образования немецкого
национального языка, чем в других европейских государствах, который
распространялся в целом от XIV до XIX веков. Если основы письменной
нормы национального немецкого языка были заложены в XVI веке, то
унификация разговорного языка высшей прослойки общества могла
считаться законченной только во второй половине XIX века.
Экономическая и политическая раздробленность Германии, и
недостаточная динамика развития межтерриториальных связей и отношений,
отсутствие единого центра, все эти обстоятельства стояли на пути
унификации разговорного немецкого языка.
Почти все современные языки имеют свою собственную многовековую
историю. Немецкий язык не является исключением, и свое начало берет еще
с раннего Средневековья.

14
Первым, кто пытался структурировать историю немецкого языка был
немецкий филолог Я. Гримм. Он полагал, что историю языка можно
разделить на следующие основные периоды [28]:
1. Древневерхненемецкий (Althochdeutsch) 750-1050 гг.
2. Средневерхненемецкий (Mittelhochdeutsch) 1050-1350 гг.
3. Ранненововерхненемецкий (Frühneuhochdeutsch) 1350-1650 гг.
4. Нововерхненемецкий (Neuhochdeutsch) с 1650 г. и до настоящего
времени.
В 1822 году был сформулирован закон о первом передвижении германских
согласных (Erste Lautverschiebung). Данный фонетический процесс
заключался в изменении индоевропейских смычных гласных. Были отмечены
три ряда изменений, которые произошли в этот период [3].
ПЕРВЫЙ РЯД: ИСЧЕЗНОВЕНИЕ ПРИДЫХАТЕЛЬНЫХ
Передвижение Пример
bh → b (санскр.) bhratar → Bruder (нем.)
dh → d (пра-и.е.) medhjos → medius (лат.)
gh → g (пра-и.е.) ghans → gans (др.-в.-нем.)

ВТОРОЙ РЯД: ОГЛУШЕНИЕ ЗВОНКИХ


Передвижение Пример
b→p (пра-и.е.) dheubus → dēop (др.-англ.)
d→t (пра-и.е.) dwoh → twā (др.-англ.)
g→k (пра-и.е.) ĝónu → kné (др.-сканд.)

ТРЕТИЙ
РЯД: ПЕРЕХОД ГЛУХИХ СМЫЧНЫХ В СООТВЕТСТВУЮЩИЙ СПИРАНТ
Передвижение Пример
p→f (лат.) pēs, pedis → Fuß (нем.)
t→þ (лат.) tertius → third (англ.)
k→h (лат.) canis → Hund (нем.)

15
Передвижение Пример
sp → sp (лат.) spuere → spew (англ.)
st → st (лат.) stāre → stehen (нем.)
sk → sk (лат.) curtus → scurz (д.в.н.)
pt → ft (лат.) captus → hafts (гот.)
kt → ht (лат.) noctis → nahts (гот.)
Вслед за первым передвижением согласных, последовало второе
(Zweite Lautverschiebung). Второе передвижение согласных является
фонетико-морфологическим процессом в германских языках, где возникли
южнонемецкие диалекты, и появилась разграничительная линия между
верхне- и нижненемецкими диалектами (Benrather Linie) (Приложение 1).

В истории немецкого языка ключевую роль безусловно играет Мартин


Лютер. В 20-е годы 16-го столетия ему удалось выполнить перевод Библии,
вследствие чего начал развиваться нововерхненемецкий язык. Реформатор
считал, что Библию должны читать и понимать не только высшее общество,
но и простые рабочие крестьяне. Мартин Лютер и формирование единого
национального немецкого языка навсегда будет связано друг с другом.
В 1517 году он сформулировал 95 тезисов, где описал свои видения
новой христианской веры на латинском языке, вследствие чего произошел
раскол церковной организации. Последующие события в обществе того
времени вызвали необходимость перевода Библии, так как именно
Священное Писание считалось уже одним из видов агитационной
16
литературы движения Реформации Лютера. Он подчеркивал, однако, что не
создал язык заново, а только зафиксировал его, что он стоял не в начале, а в
середине векового развития языка.
М. Лютер писал: «У меня нет обособленного, определенного своего
языка в немецком, но мне нужен общий немецкий язык, чтобы меня
понимали все немцы» [79].
В истории немецкого общества М. Лютер является не только деятелем
культуры, но и реформатором в сфере образования, языка и музыки. Он не
только испытал на себе влияние культуры Возрождения, но в интересах
борьбы с папистами стремился использовать народную культуру и многое
сделал для ее развития [86].
При переводе Библии за основу был взят саксонский канцелярит. В
этот промежуток времени было выпущено большое количество агитационной
литературы, написанной на саксонском канцелярите.
Литература распространялась стремительно, так как было изобретено
уже книгопечатание, вследствие чего, наблюдались первые шаги к
кодификации немецкого языка. Так, согласно анализу, который был проведен
В. В. Наумовым, появляются новые фонологические противопоставления,
которые были замечены в переводах М. Лютера.
Основными изменениями можно считать, например, то, что графемы
<o> и <u> вследствие умлаутизации становятся <ö> и <ü>.
Дифтонг [ae] получает следующие способы передачи: ei, ey, y. Два
других дифтонга [ao] и [əø], не имели корректного и единого способа
графической передачи, и поэтому были определены М. Лютером, как
монографы <ö> Böme, <u> – upghan [29].
Одной из особенностей для немецкого языка того времени являлось
появление графемы <sch>. Долготу и краткость гласных, М. Лютер
обозначал тремя способами:
1. Вводятся сдвоенные графемы после кратких гласных «settede»,
«krüppet»;
17
2. Используется «немой» <h> в поствокальной позиции, который
будет обозначать долготу предшествующего гласного, например,
«upqhan»;
3. Долгота гласного будет обозначаться с помощью геминант, то
есть удвоенным согласным, «seer» [29].
Кроме фонологического уровня, был изменен и лексический состав
языка. Благодаря текстам М. Лютера в немецком языке начали появляться
новые слова и выражения, которые в дальнейшем употреблялись лишь в
литературе высокого стиля и поэзии. Примером таких слов могут быть:
 Machtwort;
 Ebenbild;
 friedfertig.
Новые коннотации определенных слов (anfahren, verfassen, fromm), что
способствует явному расширению лексической системы языка. Хотелось бы
отметить, что также М. Лютеру удалось внести вклад и в образование
устойчивых словосочетаний, которые до сих пор являются часто
употребляемыми:
1. «Stein des Anstoßes» – «камень преткновения»;
2. «ein Dorn im Auge» – «как бельмо на глазу»;
3. «sein Licht unter den Scheffel stellen» – накрыть свою свечу
сосудом (аллюзия к библейскому изречению: «И, зажегши свечу, не
ставят ее под сосудом, но на подсвечнике, и светит всем в доме» Мф.
5:15) (Приложение 2).
Грамматисты в XVI-XVII вв. сыграли важную роль в унификации
немецкого языка, вследствие чего были опубликованы первые пособия в
области грамматики немецкого языка для работников канцелярии. В XVI
веке попытки привести язык в норму были направлены, прежде всего, на
упорядочение орфографии. Первым подобным пособием – «Орфография»
(1531) Фабиана Франка, который сумел противопоставить нормированный
письменный язык диалектам.
18
Развитию и формированию немецкому языку способствовало
творчество Иоганна Вольфганга фон Гёте, Иоганна Кристофа Готтшеда,
Фридриха Готлиба Клопштока, Готхольда Эфраима Лессинга, Мартина
Виланда и многочисленные лингвистические труды Иоганна Кристофа
Аделунга, Конрада Дудена, Вильгельма Фиетора и Теодора Зибса. Труды
этих деятелей культуры и ученых-лингвистов сыграли большую роль в
унификации и нормализации современного литературного немецкого языка
[29].
В. Гете в своей работе 1803 года «Правила для актеров» («Regeln fur
Schauspieler»), выступая за наддиалектное произношение, отметил, что «если
в трагический монолог вдруг вклинится какой-нибудь провинциализм, то
тем самым будет изуродовано прекраснейшее поэтическое произведение и
оскорблен слух зрителя. Поэтому самым первым и необходимым для
формирующегося актера должно быть стремление освободиться от всех
диалектных ошибок и добиться совершенного и чистого произношения. Ни
один провинциализм не может быть терпим на сцене. Пусть там царит
лишь чистый немецкий язык, сформированный и отшлифованный чувством
вкуса, искусством и наукой» (Цитата по переводу Н. И. Филичевой) [57].
Многие лингвисты того времени разрабатывали определенные нормы и
стремились к унификации языка. На свет появились одни из ключевых работ,
например, в 1573 году вклад в грамматику внёс Л. Альбертус. Грамматика
была первым полным описанием морфологии немецкого языка. Вслед за
грамматикой Л. Альбертуса в 1574 году вышло учебное пособие,
ориентированное на иностранцев, автором которого был А. Элингер.
Примечательно, что при написании пособия, лингвист ориентировался
на язык печатных изданий Страсбурга. Главной отличительной чертой
работы был эльзасско-швейцарский элемент, который имел существенное
отличие от наддиалектного варианта немецкого письменного языка,
принятого в южной части Германии.

19
«Hochteutsche Spraach» стал приобретать социальную окраску и
восприниматься как общий «высокий» язык в противоположность
«низменным» диалектам. Грамматика Йоханнеса Клаюса 1578 года
написанная на латыни сыграла важную роль в унификации [72]. При
описании грамматического строя немецкого языка, лингвист взял за основу
перевод Библии Лютера, а также другие его сочинения.
При формировании немецкого языка была важна и деятельность
грамматиста-теоретика Юстуса Георга Шоттеля. Он был первым, кто начал
разрабатывать идею о языке как об исторической категории. В дальнейшем
ему удалось сформулировать в своём труде «Ausführliche Arbeit von der
Teutschen Haubtsprache» (1663) ряд теоретических положений, на основе
которых можно было создать упорядоченную систему правил немецкого
языка. Он полагал, что верхненемецкий язык – это не диалект, а
наддиалектное единство.
Стоит не забывать и о такой личности, как Теодор Зибс, который
сыграл одну из ключевых ролей в образовании кодифицированного
немецкого языка. Как пишет, известная немецкая газета «Die Welt»: «Dieser
Mann versiebte das Deutsche» [85]. Неоспорим тот факт, что К. Дуден привел в
норму немецкое правописание, но все-таки именно Т. Зибс установил
орфоэпические нормы. Ученый-лингвист Т. Зибс занимаясь вопросами
германистики Средневековья, установил определенные нормы произношения
и издал словарь сценического произношения «Deutsche Bühnenaussprache».
Языковой нормой он считал северонемецкое произношение и речь
актеров. Он полагал, что актеры, странствуя по стране, смогут
унифицировать язык и таким образом поспособствовать созданию единых
норм произношения [72].
Городской общеразговорный язык стал все чаще восприниматься, как
новая форма существования немецкого языка. Характерными чертами были
смешение языковых черт общерегиональных обиходно-разговорных языков
и территориальных диалектов.
20
Главной проблемой в существовании различных вариантов языка в
регионах страны и вызывало сложность, прежде всего, в выборе единого
надрегионального варианта литературного языка.
Писателей, языковедов, поэтов той эпохи беспокоили такие вопросы,
как:
1. Проблема языковой нормы и надрегионального литературного
языка (Hochdeutsch);
2. Проблема «чистоты» языка (Reinheit der Sprache), то есть
попытки очищения немецкого от влияния других иностранных
языков [72].
В свою очередь Вильгельм Фиетор добивался реформирования в
немецком произношении, он предлагал исследовать узуальное произношение
и эталоном произносительной нормы считать речь какой-либо
территориальной местности, а не актеров. Он полагал, что речь актеров
далека от реальных фонетических образцов носителей немецкого языка в
Германии в конце XIX – начале XX веков. Вскоре языковед издал учебное
пособие «Как обучать немецкому произношению?» (Wie ist die Aussprache des
Deutschen zu lehren?), в котором была описана фонетическая система, он
предлагал учить язык, опираясь изначально только на звучание, без
использования текстов, и даже фонетическую транскрипцию вводить после
усвоения всех звуковых единиц.
Главным трудом В. Фиетора в области экспериментальной фонетики –
«Elementen der Phonetik des Deutschen, Englischen und Französischen» –

«Элементы фонетики немецкого, английского и французского языков» (1884)


[81], «Aussprache des Schriftdeutschen» – «Произношение письменного
немецкого языка» (1885) [82], «Deutsches Aussprachewörterbuch» – «Немецкий
орфоэпический словарь» (1912) [83].
Были рассмотрены в качестве примера другие два словаря, которые
внесли существенный вклад в развитие современного немецкого языка.
Первым таким является «Duden-Aussprachewörterbuch», был впервые издан в
21
1962 г. Отличительной чертой «Словаря произношения» было то, что
лингвисты при создании обращали свое внимание на влияние радио, кино и
телевидения на развитие языка [75]. Вторым словарем, который
способствовал формированию нормы, является «Wörterbuch der deutschen
Aussprache». Главной задачей словаря было издать новые кодифицированные
произносительные нормы, которые основывались на стандарте. Под
стандартом стали понимать речь теле- и радиоведущих.

1.1.1 Языковая норма как абстрактная категория

Норма языка это один из ключевых объектов лингвистических


исследований. Норма является некой абстрактной категорией, эталоном,
которому стремятся следовать носители языка.
В. М. Бухаров в своей работе «Варианты норм произношения
современного немецкого литературного языка» отмечает: норма – это выбор
языковых манифестантов, которые соответствуют определенным
условиям и обеспечение их реализации в соответствии с требованиями того
или иного типа коммуникативной ситуации [12].
По мнению В. М. Бухарова: существует два типа нормы, система
чистых форм и узус, то есть регламентацию языка, носящую более
свободный характер. Специфика узуса определяет так называемую
толерантность – внутреннее качество нормы, которая является залогом
способности нормы соответствовать условиям и целям коммуникации [12].
В работе лингвиста также говорится, о том, что: одной из
характеристик нормы, которая обеспечивает стратификацию ее
составляющих, является обязательность. Навязываемая обязательность
нормы возникает в том случае, когда норма носит осознанный характер:
кодификация фиксирует знание языковых норм и степень их осознания в
обществе. Неосознаваемая норма может быть охарактеризована как узус –
22
комплекс навыков, традиционные способы употребления языковых
единиц [12].
Как показывают многочисленные исследования А. Д. Петренко:
носители языка имеют неосознанное представление о норме и о допустимых
различиях в реализации фонологических оппозиций. Как правило, эти
различия могут являться результатом диалектной привязанности
говорящего, его культурного уровня, социальной и профессиональной среды
общения, а также принадлежности носителя языка к определенному
поколению [38].
Так, А. Д. Петренко неоднократно отмечал в своих научных трудах,
что: в зависимости от ситуации общения используются различные формы
общения. Из них лишь литературный язык является носителем
универсальной формы, так как он имеет надтерриториальный и
надличностный характер. Само существование нормы предполагает
возможность таких оппозиций как: система - норма - индивидуальная речь;
литературный язык - разговорный язык - диалект; официальный стиль -
непринужденный стиль; литературная норма - диалект - социолект -
идиолект; социолект - аннолект - сексолект - идиолект [33], [38].
Дифференциальные признаки этих оппозиций могут быть
географическими (для различных диалектов); социальными (в разных
социальных группах), отражающими также различия в речи мужчин и
женщин, детей, подростков, представителей разных поколений и т.д.
Представляя собой определенную совокупность языковых и речевых средств,
норма допускает их варьирование [38].
Каждый индивидуум, принадлежащий к какой-либо группе, использует
несколько определенных комбинаций произносительных стилей, которые в
свою очередь зависят от различных обстоятельств. Чем выше уровень
образования и культуры, произносительного навыка и музыкального слуха,
тем шире и многогранней является набор вариантов произношения индивида.
Различные ситуации и эмоциональное состояние, в котором находится
23
говорящий в определенный момент и определяет выбор того или иного
фонетического и просодического языкового средства.
Именно социофонетика и занимается изучением особенностей
произношения. Исследования, проведенные за последние годы, служат
доказательством того, что языковые средства подвергаются существенным
изменениям при смене языковой ситуации (см. У. Лабов 1966; Г. Шёнфельд
1985; Г. Майнхольд 1973, 1986; А. Д. Петренко 1998; Л. И. Прокопова 1995;
Э. Ш. Исаев 1997; Д. А. Петренко 2003; С. Е. Перепечкина 2005).
Исследование варианта произношения носителей немецкого языка (из
разных социальных слоев), которое проходили под руководством Петренко
А. Д. (А. Д. Петренко 1986, 1998), дало точно такие же результаты и выводы,
что языковые средства подвергаются существенным изменениям при смене
языковой ситуации. Данное научное исследование показало то, как
произносительные варианты немецкого языка тесно связаны с социальным,
стилистическим и контекстуальным аспектами.
Кодификация произносительной нормы будет действительна только
тогда, когда будет активно употребляться в определенной сфере.
Необходимо отметить, что следует обращать внимание на общественные и
языковые реалии, на которых, как правило, и будут основываться
допустимые языковые нормы [72].
Языковую норму не часто противопоставляют стабильности. В ходе
исследования было выявлено, что норма допускает многочисленные
варьирования языковых средств. На варьирование влияют
экстралингвистические факторы, а также, ситуации общения, коллективы
людей, которые будут обусловлены различными территориальными и
социальными происхождениями.
Исходя из наблюдений немецкого лингвиста Шиндлера, современный
немецкий язык имеет два типа нормы:
1) прескриптивную и 2) дескриптивную [79].

24
Как отмечает Л. А. Вербицкая: для исследования литературно-
языковой нормы и произносительной нормы необходимо изучение не только
внутренних системных, но и социолингвистических факторов и
определенных психологических законов, которые управляют речевой
деятельностью людей [15].
Очевидно, что немецкий, как и любой другой язык, подвержен
изменениям. На сегодняшний день, любой язык является одним из
важнейших средств, которое способствует человеческому общению [30].
Активному изменению способствуют такие факторы, как материальный и
конечно же социальный прогресс общества, тесные контакты народов,
изменение состава носителей языка, распространение различных культур. К
внешним факторам развития языка можно отнести миграцию людей, а также
влияние других языков.

1.1.2 Вклад Отто фон Бисмарка в формирование единого немецкого


языка как престижного диалекта

Стремление создать единый, общепризнанный и надрегиональный


немецкий язык появилось еще в XV веке. Реформам в языке в то время
способствовал территориальный раздел веттинских владений [72].
Вскоре с появлением в городе Лейпциг первой книжной ярмарки был
основан Лейпцигский университет, в 1409 году, пражскими профессорами и
студентами, которые были вынуждены бежать с родины в результате
гуситских воин [72]. С приходом чешской интеллигенции появился не только
главный научный и учебный центр Германии, но и пражский вариант
немецкого языка [72].
Пражский немецкий язык развивался как региональный стандарт и со
временем стал престижным вариантом. По мнению некоторых языковедов,
именно пражский немецкий язык являлся более «чистым». В нем не были
25
заметны региональные различия, как в письменном, так и в устном
употреблении, которые долгое время существовали между такими двумя
диалектами, как южно- и средненемецкий [77].
Данный вариант немецкого языка имел фонетическое сходство с
южнонемецкими диалектами, но вскоре диалект начал видоизменяться.
Изменениям в правописании, фонетике, словарному составу и грамматике
способствовал перевод Библии М. Лютера. Влияние
восточносредненемецких диалектов дало о себе знать, тем, что были
искоренены дифтонги, которые являлись типичными для южных диалектов.
Такими дифтонгами были ue, iu, uo и eu.
Именно майсенский диалект вскоре начали считать той самой основой,
на которой возник современный единый, общепризнанный и
надрегиональный немецкий язык [64]. Мартину Лютеру, как одному из
первых реформаторов удалось унифицировать немецкий язык, взяв за основу
средненемецкие диалекты и язык «майсенской канцелярии» [64].
История Германии и немецкий язык, как и любой другой, не стоят на
месте, их история и развитие продолжаются. Вплоть до первой половины
XIX века Германия оставалась раздробленной на множество государств. В
каждом из них была своя политическая власть, армия и законы. Самыми
значительными среди них были Австрия и Пруссия, которые претендовали
на роль объединителя всех германских земель.
В 1848 г. в Германии произошла революция, в ходе которой на
политическую арену выступила буржуазия. Она ставила перед собой цель
национального объединения, однако не смогла её достичь. Так в 1871 г. была
провозглашена Германская империя, где Отто фон Бисмарк стал её первым
канцлером [62]. Бисмарку удалось объединить Германию и часто оценивая
свою роль в деле объединения страны, он говорил: «Я всегда был рад, если
мне удавалось каким бы, то ни было путем, хотя бы на три шага
приблизиться к единству Германии» [63].

26
Современные историки считают, что, несмотря на действительно
неоднозначную деятельность Отто фон Бисмарка, он был и до сих пор
остается одной из самых ярких и сильных фигур в немецкой истории [63].
Канцлер хотел объединить страну не только территориально, но и в плане
языка. Он стремился к созданию единого немецкого языка. Бисмарк уделял
особое внимание вопросу о закреплении единой нормы немецкого языка, он
боролся за языковой пуризм.
Отто фон Бисмарк был одним из инициаторов «Первой
орфографической конференции» в 1876 г. По итогам «Первой
орфографической конференции», проходившей в Берлине, в Австрии и
Баварии ввели единые правила орфографии, и только год спустя
аналогичный документ был принят и в Пруссии. На конференции лингвисты
того времени добивались полного устранения знака долготы и исключение
вариантов слов, например, Hülfe/Hilfe, Sylbe/Silbe, ergetzen/ergötzen,
Theil/Teil [34].
Позже в 1880 году К. Дудену удалось составить и опубликовать
«Полный орфографический словарь немецкого языка». Дуден был
согласен во многом с германистом Р. Раумером, который говорил, что «…
менее хорошая орфография, с которой согласна вся Германия, все же лучше,
чем превосходная, но признанная только в части страны» [71]. Опираясь на
результаты первой конференции Дуден стремился к унификации орфографии
по всему государству. В своем словаре он исключил несколько вариантов
правописания слов и отказался от употребления буквы h после t, так,
например, существительное Thor стало Tor [69].
Хотелось бы также отметить, что особую роль в защите языка сыграло
и почтовое ведомство Германской империи. Им удалось выпустить в 1874 и
1875 гг. предписание по использованию немецких слова вместо
иностранных. В качестве примера были взяты соответствия между
заимствованными и немецкими словами из Amtsblatt der Deutschen
Reichspostverwaltung:
27
 Analog – entsprechend;
 deponieren – hinterlegen;
 Duplikat – Doppel;
 Kompetenz – Zuständigkeit;
 Garantie – Gewähr.
Так как первая конференция прошла не совсем успешно и к единому
решению лингвисты не пришли, то в 1901 году, была объявлена уже «Вторая
орфографическая конференция» в Берлине, которая называлась
«Совещаниями по унификации немецкого правописания» («Beratungen über
die Einheitlichkeit der deutschen Rechtschreibung»). На конференции удалось
согласовать, и приняты общие принципы немецкого правописания. Этими
принципами отныне надлежало руководствоваться при обучении в школе,
издании книг и газет, а также в официальном делопроизводстве [34]. По
итогам конференции германистами были приняты следующие положения:
1. Буква h была убрана в правописании всех немецких слов после
буквы t, буква h была допустима только в заимствованных
словах (Thron, Theater);
2. Лигатура эсцет употребляемая в словах, оканчивающихся на –
niß, заменялась на –s;
3. Большая часть заимствованных слов начали писать на манер
немецкого языка (central – zentral, social – sozial);
4. Замена c на k;
5. Допускалось удвоение согласных (Brennnesseln);
6. Изменилось правило переноса слов, так буквосочетание pf, dt
могло распадаться, а буквосочетание st наоборот перестало по
новым правилам орфографии [80].
Следует отметить, что реформы 1901 года действительно положили
начало унификации немецкого правописания, и уже в 1902 году при
редактировании седьмого издания «Орфографического словаря», где К.
Дуданом были учтены все изменения. С тех пор все изменения в
28
правописании кодифицируются традиционно словарем «Дудена», который на
данный момент является единственным официальным справочником
немецкой орфографической нормы.

1.2 Современное состояние и территориальное распространение


немецкого языка

Немецкий язык относят к западной подгруппе германских языков


индоевропейской семьи. История современного немецкого языка берет свое
начало еще со второй половины семнадцатого века, который получил в
дальнейшем название – нововерхненемецкий язык.
Современная немецкоязычная территория условна, разделена на три
региона. На севере Германии отдают предпочтение нижненемецким
диалектам, в городской местности употребляют «Hochdeutsch» но с
определенными местными особенностями. На юге распространены
верхненемецкие диалекты, то есть баварский и швабо-алеманский.
В центральной Германии важными диалектами являются: саксонский,
мозельско-франкский и гессенский [66]. Так, например, в Австрии,
Швейцарии и Лихтенштейне выработаны и свои нормы современного
немецкого языка.
Сильное влияние на австрийский вариант немецкого языка оказал
кодифицированный немецкий язык и баварский диалект.
В Швейцарии, где немецкий является одним из четырех официальных
языков, имеет множество фонетических, орфографических, синтаксических и
лексических отличий и особенностей от языкового стандарта в Германии.
Такие языковые особенности в швейцарском варианте, получили
специальное название в современном языкознании – гельвецизмы [66].
Лихтенштейн является немецкоязычной страной, и швейцарский вариант
немецкого языка является основным языком СМИ и языком преподавания.
29
Другой языковой особенностью государства является то, что местным
наречием языка принято считать алеманнское наречие, в состав которого
входят, верхнеалеманнские и горноалеманнские диалекты [89].
Ареал распространения немецкого языка приходится не только на
такие немецкоязычные страны как Германия, Австрия, Швейцария и
Лихтенштейн, но и на ряд других государств, как например Чили, Бразилия,
США и Южная Африка. Стоит отметить, что каждая из стран сформировала
свое представление о норме и стандартизации данного языка [45].
Изучение такого явления как «полицентризм» входит в круг интересов
вариантологии. О. С. Ахманова дает следующее определение вариантности:
«вариантность – это разнообразие и разнотипность речи, определяемые
различными условиями ее употребления, а также различиями в социальной и
территориальной принадлежности говорящих лиц» [5]. Как правило,
полицентрические языки имеют отличия на различных уровнях системы
языка – фонетическом, грамматическом, семантическом и лексическом.
Вариативность языка характеризуется взаимодействием внеязыковых и
внутриязыковых факторов [45].
Немецкий язык является самым употребляемым на территории
Европейского Союза. По статистке приблизительно 90 миллионов,
проживающих на территории Европы, называют именно немецкий язык
своим родным и около 50 миллионов владеют немецким языком, как первым
иностранным.
Немецкий является одним из 23 официальных языков Европейского
Союза, а также наряду с английским и французским одним из рабочих
языков ООН. На представленной карте можно проследить в процентном
соотношении частоту употребления языка на территории Европы
(Приложение 3).
 Официальный язык – Германия, Австрия, Швейцария, Лихтенштейн,
часть Италии (Южный Тироль);
 50% – Нидерланды, Дания, Люксембург, Словения;
30
 20% - 49% – Эстония, Швеция, Бельгия, Хорватия, Венгрия, Словакия,
Чехия, Польша, часть Франции (Эльзас, Лотарингия);
 10% - 19% – Финляндия, Болгария, Литва, Латвия;
 5% - 9% – Великобритания, Франция, Румыния, Греция;
 5% – Португалия, Испания, Италия, Турция.
В работе М. М. Гухман было доказано, что: первыми носителями
немецкого литературного языка был образованный слой немецкого общества
[16].
М. М. Гухман полагала, что: на сегодняшний день в современной
лингвистике принято выделять носителей немецкого кодифицированного
литературного языка на основе двух критериев: первый – граждане,
имеющие высшее и средне образование и второй – немецкий язык – родной
язык [16].
Понятие «литературный язык» в научных работах отечественных
языковедов получил широкую трактовку. Лингвисты полагают, что
художественная литература является примером существования
кодифицированного языка, в которой сохранен тот самый языковой код и
культура немецкого народа.
Например, языковед А. И. Домашнев изучил немецкий
кодифицированный литературный язык как культурно-ценностное явление.
Им была разработана проблема существования форм немецкого языка. В
своей работе «Современный немецкий язык в его национальных вариантах»
А. И. Домашнев отмечает: существование литературного немецкого языка в
его частных национальных вариантах – австрийском, германском,
швейцарском и интерпретирует термины, которые употребляют немецкие
лингвисты для определения литературной формы существования языка –
Hochsprache, Schriftsprache, Einheitssprache [18].
Язык, как социально и структурно обусловленная реальность, является
концептуальной базой современных социолингвистических исследований.
История лингвистики утвердительно свидетельствует о том, что реальный
31
язык является настолько сложным объектом изучения, что его невозможно
описать в рамках какого-либо отдельного подхода. Центральными
категориями являются понятия языкового варьирования и нормы.
Язык ощущает на себе влияние территориальных структур, которые
являются источником варьирования, наиболее доступного для исследования.
С этим фактором ассоциируется, прежде всего, существование различных
диалектов или отдельных местных говоров. В основе национального языка
лежит множество локальных языков [66].
Их региональная специфика проявляется во всех его наддиалектных
формах. В лингвистическом обиходе об этом свидетельствует появления
такого понятия, как региональная разговорная речь, региональный
субстандарт, вариант национального языка. Развитие общества имеет
центростремительные тенденции, ведущие к формированию наддиалектных
форм.
Можно утвердительно считать, что территориальный фактор оказывает
влиятельное воздействие на формирование общей системы языка и всех её
составляющих компонентов [66].
Не требуется доказательства, что связь языка и социальной структуры
общества очевидна. Большое внимание социальной структуре языка уделяли
Бодуэн де Куртенэ, В. фон Гумбольдт, Ф. де Соссюр. Их идеи, задачи
актуальны и сегодня.
Среди многих языковедов XX века, занимавшихся проблемой
взаимодействия языка и говорящего на нём социального общества, следует
отметить Бодуэна де Куртенэ, который предложил разделять историю языка
на внешнюю и внутреннюю.
Ф. де Соссюр писал о социальной природе языка: «Поскольку язык
есть общественное установление, можно было бы a priori сказать, что он
регулирует предписаниями, аналогичными тем, которые управляют жизнью
общества» [57]. Влияние общества на язык он видел в том, что «дух нации,

32
отражается на её языке, а с другой стороны в значительной мере именно
язык формирует нацию» [57].
Немецкий язык, как и любой другой имеет развитую систему
социальных диалектов. Данная система отражает профессиональные,
возрастные, классовые, а также половые различия. В своей основе
социальные диалекты имеют литературный язык или территориальные
диалекты, отличаясь от них специфической лексикой, словообразованием,
стилем произнесения и фразеологией [1]. К ним относятся профессиональные
языки и жаргоны – языки относительно открытых социальных групп людей
(например, жаргоны моряков, спортсменов, студентов, актёров).
Языки социальных низов и арго являются более старыми, по своему
происхождению, социальными диалектами. Арго используется относительно
замкнутыми социальными группами. По мнению, Аванесова Р. И.: для
каждого идиолекта, городского говора или полудиалекта константой может
быть общенациональный язык или различные территориальные диалекты,
тогда как для языка в целом эти среды не являются константами [1].
В современной системе языка принято также выделять три основных
стиля литературного или стандартного произношения – высокий,
нейтральный и разговорный. Рассматривается также и просторечный стиль,
однако его относят уже не к одному из видов стандартного или
литературного произношения, а скорее к отдельному самостоятельному виду
[46].
Согласно теории Л. В. Щербы о произносительных стилях, в языке
можно выделить два типа произношения – полный и разговорный [60], в то
время как французский лингвист и исследователь в области фонетики П. Э.
Пасси различает следующие фоностили: «prononciation familière rapide»
(непринужденное произношение в быстром темпе речи), «prononciation
familière ralentie» (непринужденное произношение в замедленном темпе
речи), «prononciation soignée» (тщательное произношение), «prononciation très
soignée» (торжественное произношение) [52].
33
В работе Л. И. Прокоповой «О фонетических стилях в немецком
языке» впервые был представлен новый подход к вопросу классификации
языковых стилей, который, по мнению автора, наиболее адекватно отражает
реальную действительность. Принимая во внимание дифференциацию
стилей, предложенную авторами академического словаря «Wörterbuch der
deutschen Gegenwartssprache» in 6 Bänden, (Akademie-Verlag Berlin, 1967-
1978)
Л. И. Прокопова предложила в вопросе классификации стилей
произношения параллельно принимать во внимание систему
функциональных стилей Р. Клаппенбаха, впервые изложенную в
вышеуказанном словаре. В таком случае система стилей произношения в
немецком языке могла бы выглядеть следующим образом:
1) gehoben – высокий стиль, в котором особое место занимает
поэтический стиль;
2) normalsprachig – стиль литературного языка, нейтральный;
3) nentral – нейтральный без стилистической окраски;
4) umgangssprachlich – разговорно-бытовая речь;
5) salopp – сниженная разговорно-бытовая речь;
6) vulgär – вульгарное произношение (просторечие) [51].
Исследователями современного немецкого языка было установлено,
что если в конце XIX века носителями литературного языка считались, лишь
интеллигенция и образованный слой населения, то сейчас положение
существенно изменилось, так как на «Hochdeutsch» говорят люди не только с
высшим образованием, но и окончившие только среднюю школу, а также
служащие со средним образованием, студенты вузов и техникумов.
Представители самых различных социальных слоёв достаточно эффективно
используют родной язык, как для поддержания контакта, так и для
самовыражения в тех ситуациях, обычно в которых протекает их речевая
деятельность.

34
Язык является не только отражением социальной структуры, не только
объектом, испытывающим воздействие со стороны того или иного
социального фактора, но и сам выполняет ряд общественных функций,
выступая в качестве одного из факторов, оказывающих известное влияние на
процессы и структуры. Язык играет важную роль и способствует
дифференциации и идентификации этнических обществ – наций, племён,
народов и социальных групп.

1.3 Социальные различия в обществе и отражение социальных


факторов в языковых структурах

Социальные перемены, которые имеют связь с многочисленными


изменениями в структуре современного общества, привели к определенному,
так называемому расшатыванию традиционных литературных норм.
Подобные изменения в современном немецком языке находят отражения не
только в увеличении количества речевых ошибок, но и в существенном
изменении современного словарного состава языка.
Для понимания обиходной речи, следует изучать также и разговорную
лексику, чтобы иметь возможность расшифровать подтекст, остроты,
ассоциативный план высказываний.
Современное общество условно разделяют на три класса. Так, по
мнению следующих ученых-социологов Т. Парсонс, Б. Барбер, К. Девис, Р.
Коллинз, П. А. Сорокин, в стратификационных моделях общества выделяют
три главных уровня:
1. Высший слой (высший класс),
2. Средний слой (средний класс),
3. Низший слой (низший класс).
Р. Мертон понимает под термином «социальная группа» как
совокупность индивидов, которые взаимодействуют между собой
35
определенным образом и осознают свою принадлежность к той или иной
группе людей [32]. Распространенным мнением является, что вследствие
того, что каждый человек может быть представителем как одной, так и
совершенно разных социальных групп, которые в свою очередь будут
различаться по характеру взаимодействия, степени организованности и т.д.,
то возникла потребность классифицировать социальные группы по
определенным критериям [32].
Так социологи выделяют:
1) по характеру взаимодействия (первичные и вторичные), где
первичными будут являться те группы, в которых, как правило, у индивида
будет, происходит социализация (семья, школа, сверстники), а вторичной
группой считается та группа, где индивид сможет проявить уже
непосредственно свои личные качества.
2) Формальные и неформальные группы.
3) Ингруппы и аутгруппы (по отношению к индивиду).
4) Малые и большие группы (количественный состав).
5) Реальные и номинальные (социально значимые признаки), где
реальными группами будут являться те группы, которые можно определить
по социально значимым критериям, таким, например, как, пол, возраст,
доход, национальность, семейное положение, профессия, место жительства, а
номинальными (условными) являются, например, пассажиры-льготники,
матери-одиночки и т.д. [32].
Стоит обратить внимание на то, что любая социальная группа в первую
очередь немыслима без средства общения, то есть языка. Язык развивается и
является коллективным достоянием. Основной целью каждого языка
является обеспечение коммуникации между людьми [59]. Важно отметить,
что основными социальными функциями языка в современном обществе
являются:

36
коммуникативная или информативная; познавательная или когнитивная;
интерпретивная или когнитивная; социативная; фатическая; эмоционально-
экспрессивная; эстетическая; этнокультурная; метаязыкова [59].
Первыми исследователями, которых заинтересовал вопрос о влиянии
общества на язык, были античные философы, но следует заметить, что
первым серьезным социолингвистическим исследованием является научный
труд П. Лафарга «Язык и революция» (1894 г.). Позже на рубеже XIX и
XX веков во Франции была сформирована первая школа социальной
лингвистики лингвистом А. Мейе. Языковед полагал, что: «язык существует
лишь постольку, поскольку есть общество, и человеческие общества не
могли бы существовать без языка» [53].
В свою очередь французский лингвист Ж. Вандриес полагал, что: «У
каждого члена группы есть ощущение, что он говорит на определенном
языке, который не является языком какой-либо из соседних групп.
Таким образом, язык приобретает реальное существование в
ощущении, общем у всех говорящих на нем. Это определение, на первый
взгляд совершенно субъективное, опирается на тот факт, что к ощущению
общности языка присоединяется у говорящих стремление к известному
языковому идеалу, который каждый из говорящих старается осуществить в
своей речи. Между членами одной и той же группы как бы существует
установившееся молчаливое соглашение поддерживать язык таким, как это
предписывается нормой» [41].
Важно и такое указание Ж. Вандриеса: «каждый член данной языковой
общины… всегда инстинктивно и бессознательно сопротивляется произволу
в употреблении языка. Всякое нарушение обычного употребления языка со
стороны отдельного говорящего сейчас же исправляется; смех наказывает
виновника и отнимает у него желание повторить ошибку» [41].
Понятие нормы понимается Ж. Вандриесом шире, чем это принято в
традиции: «норма существует не только в стандартных языках, но в любом
диалекте и говоре. Более того, при отсутствии фиксации на бумаге она тем
37
строже: если литературные языки допускают вариативность, то говорящие на
говорах почти никогда не колеблются» [41].
Представители различных социальных групп, как правило, используют
только те или иные слова и выражения и избегают, воздерживаются от
других. В свою очередь В. М. Бухаров считает, что: «норма – это выбор
языковых манифестантов, которые соответствуют определенным условиям и
обеспечение их реализации в соответствии с требованиями того или иного
типа коммуникативной ситуации, где выделяет два типа нормы систему
чистых форм и узус» [13].
Очевидным является то, что кроме языковой нормы, в каждом языке
также существуют и определенные типы лексем. В первую очередь выделяют
общенародную лексику и лексику ограниченного употребления. Под
общенародной лексикой принято понимать – совокупность определенных
слов, употребление которых будет свойственно всем говорящим на том или
ином языке и не ограничено какой-либо территорией, профессией или
социальным статусом [21]. Что касается второго варианта лексики, то ее
употребление будет ограниченным, как правило, в силу различных
экстралингвистических факторов.
Так к лексике ограниченного употребления принято относить:
 диалектизмы;
 жаргонизмы;
 специальные слова.
В целом современные лингвисты выделяют следующие основные типы
лексики:
1) лексика устной речи (разговорная, просторечная);
2) лексика письменной речи (книжная, торжественная, официально-
деловая, научная);
3) профессиональная или специальная лексика;
4) общеупотребительная лексика;
5) диалектизмы;
38
6) жаргонизмы (арго);
7) неологизмы;
8) историзмы или архаизмы.

Выводы по разделу

Язык, как социально и структурно обусловленная реальность, является


концептуальной базой современных социолингвистических исследований.
Норма языка уже на протяжении многих лет является объектом
лингвистических исследований. По мнению некоторых лингвистов, норма –
это абстрактная категория, эталон, которому должны следовать носители
языка.
Очевидно, что немецкий, как и любой другой язык, подвержен
изменениям. На сегодняшний день, любой язык является одним из
важнейших средств, которое способствует человеческому общению.
Язык ощущает на себе влияние территориальных структур, которые
являются источником варьирования, наиболее доступного для исследования.
С этим фактором ассоциируется, прежде всего, существование различных
диалектов или отдельных местных говоров.

39
ГЛАВА 2. ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ НЕМЕЦКОГО
ЯЗЫКА НА ТЕРРИТОРИИ СТРАН ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА

2.1 Особенности немецкого языка на территории Федеративной


Республики Германии

В. М. Бухаров в работе «Кластер в полицентрическом языке» пишет:


«специфика узуса выявляет так называемую толерантность – внутреннее
качество нормы, которая является залогом способности нормы
соответствовать условиям и целям коммуникации. Одной из характеристик
нормы, которая обеспечивает стратификацию ее составляющих, является
обязательность. Навязываемая обязательность нормы возникает в том
случае, когда норма носит осознанный характер: кодификация фиксирует
знание языковых норм и степень их осознания в обществе. Неосознаваемая
норма может быть охарактеризована как узус – комплекс навыков,
традиционные способы употребления языковых единиц» [13].
Экономическая и политическая раздробленность Германии, и
недостаточная динамика развития межтерриториальных связей и отношений,
отсутствие единого центра, все эти обстоятельства стояли на пути
унификации разговорного немецкого языка [43].
В XX веке немецкое общество условно было разделено на
определенные классы. Например, рабочих на промышленных предприятиях
делили на квалифицированных и неквалифицированных. К среднему классу
относили государственных служащих, а к высшему – высшие должностные
лица государства, крупные землевладельцы, финансисты и т.д.
В период c 1934 по 1945 гг. правительство стремилось искоренить
любые признаки расслоения общества, добиться социальной однородности.
Современные социологи, анализируя прежнюю структуру общества
Германии, описывали ее как общество среднего класса, которое состояло из
40
квалифицированных рабочих, специалистов и государственных служащих.
После окончания Второй мировой войны Германию ждала непростая
судьба, что, конечно же, повлияло в дальнейшем не только на
экономические или политические аспекты жизни страны, но и на
социальную структуру общества, а также на главное «орудие» любого
социума – язык.
1949 год стал переломным годом, как для мировой истории, так и для
Германии и немецкого народа, на территории современной республики
было образовано два разных государств – Федеративная Республика
Германия (ФРГ) и Германская Демократическая Республика (ГДР). На
территории ФРГ в обиходе использовали привычный современный
немецкий язык, который в дальнейшем стали противопоставлять языку ГДР
(das DDR-Deutsch) [77]. Главной отличительной чертой языка ГДР от ФРГ
были многочисленные вкрапления советской лексики и переводные кальки
из русского языка [78].
Примером лексики того времени могут послужить слова [61]:
Русский язык Язык ФРГ Язык ГДР
Скорая помощь Rettungsdienst Schnelle Medizinische
Hilfe
Стоматолог Zahnarzt Stomatologe
Супермаркет, магазин Supermarkt Kaufhalle
Железная банка Dose Büchse
Куриные окорочка Hähnchen Broiler
Пластмасса Plastik Plaste

Команда, коллектив Team Kollektiv


Кроме подобной лексики в речи жителей ГДР можно было услышать
различные лозунги, которые были использованы как одно из средств
идеологического влияния.
1. Für Frieden und Sozialismus seid bereit! Immer bereit!
2. Proletarier aller Länder — vereinigt Euch!
3. Wo ein Genosse ist, da ist die Partei — also die besseren Argumente!
41
4. Die Lehre von Marx ist allmächtig, weil sie wahr ist.
5. Die Partei ist die Vorhut der Arbeiterklasse.
Третьего октября 1990 года произошло объединение ФРГ и ГДР,
постепенно язык ГДР на территории нового объединенного государства
перестали использовать, и жители востока перешли на «западный» вариант
немецкого языка. В современной социологии принято выделять несколько
моделей стратификационных систем, это Западная и Восточная. Так,
Западная система включает в себя семь основных статусных групп:
1. «Высший высший класс» (например, главные управляющие
общенациональных компаний, совладельцы престижных юридических
фирм, высшие военные чины, судьи, артисты…);
2. «Высший класс» (например, главные управляющие средних фирм,
инженер-механик, газетные издатели, врачи с частной практикой,
практикующий юрист, преподаватель…);
3. «Высший средний класс» (например, банковские кассиры,
преподаватели муниципальных колледжей, управляющие среднего
звена, учителя средней школы…);
4. «Средний средний класс» (например, банковские служащие, дантисты,
учителя начальных школ, начальники смен на предприятиях, служащие
страховых компаний, управляющие крупных магазинов…);
5. «Низший средний класс» (например, автомеханики, парикмахеры,
бармены, продавцы, полицейские, водители грузовиков...);
6. «Средний низший класс» (например, таксисты, среднеквалифицирован
ные рабочие, официанты…);
7. «Низший низший класс» (например, домашняя прислуга, садовники,
мусорщики…) [20].
На сегодняшний день Германия является одной из самых населенных
стран Евросоюза (83 млн. человек по данным на 2018 год).
Язык ощущает на себе влияние территориальных структур, которые
являются источником варьирования, наиболее доступного для исследования.
42
С этим фактором ассоциируется, прежде всего, существование различных
диалектов или отдельных местных говоров. В основе национального языка
лежит множество локальных языков [40]. Их региональная специфика
проявляется во всех его наддиалектных формах.
В лингвистическом обиходе об этом свидетельствует появления такого
понятия, как региональная разговорная речь, региональный субстандарт,
вариант национального языка. Развитие общества имеет
центростремительные тенденции, ведущие к формированию наддиалектных
форм. Можно утвердительно считать, что территориальный фактор
оказывает влиятельное воздействие на формирование общей системы языка и
всех её составляющих компонентов [40]. Не требуется доказательства, что
связь языка и социальной структуры общества очевидна.
Большое внимание социальной структуре языка уделяли Бодуэн де
Куртенэ, В. фон Гумбольдт, Ф. де Соссюр. Их идеи, задачи актуальны и
сегодня. Среди многих языковедов XX века, занимавшихся проблемой
взаимодействия языка и говорящего на нём социального общества, следует
отметить Бодуэна де Куртенэ, который предложил разделять историю языка
на внешнюю и внутреннюю.
Речевое поведение любого индивида может претерпевать некоторые
изменения, которые являются результатом воздействия со стороны общества
и его членов либо под давлением системы языка.
В настоящее время все чаще можно наблюдать тенденцию вытеснения
диалектов разговорным языком, хотя до сих пор некоторые особенности
диалекта проявляются в обиходном общении.
Стоит отметить, что для тех сфер коммуникаций, где используют
исключительно литературный язык, запрещено использовать жаргонную
лексику, арго, бранные и грубые слова. Если в определенной сфере
коммуникации доминирует разговорный язык либо диалект, то запрет на
использование жаргонной лексики, арго и т.д. смягчается. Состав
коммуникантов влияет на различные ограничения, согласно наблюдениям, в
43
обществе, где количество мужчин преобладает, все эти условные правила
соблюдаются реже, нежели в обществе женщин и детей [42].
Я. Госсенс отмечает в своих научных трудах, что в Германии процент
говорящих, использующих литературный язык значительно выше в высших
слоях общества, чем в обществе низших слоев, где более употребляемым
вариантом языка являются диалекты. Не менее важной характерной чертой
любого социального слоя является возраст.
Примечательно, что современная ситуация в Германии, где, в
нижненемецких регионах население в возрасте свыше 50 лет используют
исключительно диалект, тогда как, например, более молодое поколение
используют обиходно-разговорный язык.
Ситуация в крупных городах Германии немного иная из-за уровня
индустриализации и притока населения из разных регионов и стран. Жители
мегаполисов предпочитают использовать в своей речи городской обиходно-
разговорный язык. Согласно социологическим опросам, проведенным в
некоторых крупных городах Германии (Дортмунд, Бохум, Эссен, Мюльхайм)
около 60% семей ежедневно выезжают на работу в соседние города.
Любой язык – это развивающаяся система, которая подвержена
изменениям. Грамматику принято считать самой устойчивой частью языка,
но не лексику. В современном немецком языке присутствует большое
количество заимствований, которые активно употребляют все слои
населения. Самым большим количеством заимствований являются слова из
английского языка в таких сферах как реклама, политика, пресса,
телевидение, спорт, музыка и т.д. Примером такой лексики могут быть
следующее слова, «Fast-Food», «Hamburger», «Comics», «Fitness», «Poridge»
вместо «Haferbrei», «Crab – Meat» вместо «Krabbenfleisch».
Молодежь все чаще начинает использовать американизмы в своей
речи, например, mein Dad(dy) – mein Vater (Vati), появляется мода на
англоязычные слова и внедрение их в свою речь, например, «Aerobic»,
«Walkman», «Bodyguard», «Snowboard», «Baseball», «Basketball», «American
44
Football». Влияние американского варианта английского языка на немецкий
наблюдается и в синтаксисе, образуя так называемые слова-цепочки, которые
совсем не характерны для немецкого языка: Geld-zurück-Garantie, Flughafen
Zubringer Service.

2.2 Особенности немецкого языка на территории Австрийской


Республики

Официальным языком в Австрии является немецкий язык. Однако


современные зарубежные и отечественные лингвисты не раз отмечали в
своих научных работах, что немецкий язык в Австрийской Республике
заметно отличается от кодифицированного немецкого языка в Германии.
Кроме того, в различных регионах Австрии есть свои диалекты немецкого
языка. Например, в Южной Каринтии (Kärnten), где живет много словенцев,
большинство жителей региона говорят на словенском языке, который
признан официальным языком. В Бургенланде (Burgenland) проживает много
хорват и венгров, и, следовательно, хорватский и венгерский языки там
считаются официальными и часто употребляемыми [68].
На сегодняшний день по статистике в Австрии используют:
 от 85 до 89% – немецкий язык;
 1,6% – хорватский язык;
 0,5% – венгерский язык.

2.2.1 История развития австрийского варианта немецкого


языка

На протяжении трех веков (VIII-XI вв.) в Австрию проникает немецкое


население в результате баварской колонизации по долине Дуная и
45
приальпийских земель. Вследствие чего было образовано баварско-
австрийское наречие [17].
Наречие традиционно делят на три диалекта: среднебаварский со
среднеавстрийским, севернобаварский (верхнепфальцский) и южнобаварский
с южноавстрийским. Многочисленные исследования А. И. Домашнева
указывают: «в языковом отношении Австрия относится именно к баварскому
диалектному ареалу, но лишь исключение составляет земля Форарльберг
(Vorarlberg), которая относится к алеманнскому ареалу» [12].
Севернобаварский диалект и южнобаварский с южноавстрийским
являются общими для Австрии и Баварии. Диалекты, которые
распространены на территории Австрии, за исключением алеманнского
диалекта образуют так называемую гомогенную диалектную область. Стоит
отметить в работах А. И. Домашнева: «наличием некоторых отличий между
австрийским и баварским диалектальным ареалом – образование
в австрийских диалектах, в особенности в Штирии и Каринтии, славянского
этнического «субстрата»» [23].
Опираясь на мнение А. И. Домашнева, можно отметить, что: «в
немецкой языковой области в период с XIV по XVI вв. существовало
несколько вариантов кодифицированного литературного языка, варианты,
которого отличались друг от друга своими территориальными
особенностями. Определенные надтерриториальные диалекты постепенно
начали возвышаться, например, деловой язык Ганзы на севере Германии,
восточносредненемецкий вариант (das Geschäfts- und Verkehrssprache) и язык
южнонемецкой области (das Gemeine Deutsch). По мнению современных
лингвистов, внутри южнонемецкого типа литературного языка именно
австрийский элемент был важен на протяжении всего процесса его
становления» [18].
Немаловажным этапом в истории развитии немецкого языка в Австрии,
по мнению лингвиста Э. Кранцмайера (E. Kranzmayer) – появление
придворного рыцарства [24]. Языковед отмечает, что в период с XI по XII вв. в
46
южнонемецкой диалектной зоне были найдены первые письменные
источники, в которых было зафиксировано употребление австрийского
элемента. В дальнейшем почти во всех письменных источниках того времени
стали появляться черты письменного языка.
Первой часто употребляемой лексикой были церковноправовые
термины, которые в основном употребляло рыцарское сословие позднего
Средневековья. Странствуя по регионам, они распространяли лексику,
внедряя ее в диалекты.
В дальнейшем, как полагает Э. Кранцмайер (E. Kranzmayer), стала
формироваться такая языковая форма, которая не была привязана ни к одному
территориальному диалекту, а наоборот стала возвышаться над ними.
Языковая форма в дальнейшем получила следующее название –
überlandschaftliche Hoch- und Herrensprache, что в переводе на русский язык
означает надландшафтный литературный язык [73]. В качестве примера
использования «überlandschaftliche Hoch- und Herrensprache» могут послужить
письменные источники XIII века. В австрийских документах двора и
городских начали использовать исключительно, например, вариантные формы
komen/kumen (совр. нем. kommen) вместо диалектного баварско-австрийского
варианта kernen [73]. Следующим этапом в развитии языка становится период
«венского культурного излучения» в начале XIV в., где было увеличено
влияние на поэтический и деловой язык венских языковых образцов Австрии.
Анализируя период развития языка, Э. Кранцмайер (E. Kranzmayer),
приводит пример, того, как в старовенском диалекте были совпадения
средневерхненемецкого «а» и средневерхненемецкого «о». Таким образом,
«венское» rod, могло означать «средневерхненемецкое» rat (Rad) и rôt (rot)
[73].
Позднее, в середине XIV в. произошла смена власти. Династия
Люксембургов жила в Праге, вследствие чего географическое положение
Праги способствовало определенному языковому нивелированию, то есть
сглаживанию, различий между Веной и Лейпцигом. В истории формирования
47
литературного языка «пражский» период сыграл немаловажную роль. Язык
того времени начал избавляться от диалектных черт и приобретал
наддиалектные особенности. Многие лингвисты отмечают, что в средние века
стали осознавать лингвистические отличительные особенности австрийского
варианта литературного немецкого языка.
До наших дней дошли средневековые работы, где можно провести
углубленный анализ о несоответствии австрийского произношения и
произношения немецкого языка в Германии, а также обнаружить цитаты о
лексическом своеобразии австрийского варианта немецкого языка [26].
В последующие века языковеды того периода все еще старались
нормализовать и скорректировать австрийский вариант немецкого языка и
добиться определенной языковой нормы. Давно известен тот факт, что как
императорская семья, так и весь двор отдавали предпочтение своеобразной
норме разговорной литературной речи, которая имела четко выраженную
австрийскую окраску, называемую австрийским литературным языком.
В период с 1300 до 1600 гг. на базе австрийских диалектов начал
возникать язык наддиалектного типа, который в дальнейшем стали называть
Gemeinsprache или Österreichisch-Teutsch. Лингвисты считали, что данный
вариант немецкого языка имеет все предпосылки к тому, чтобы стать
письменным литературным языком.
В XVI в. появляется ряд произведений, которые были написаны, как раз
именно, на «Österreichisch-Teutsch». С продвижением и утверждением в
южнонемецкой языковой области восточносредненемецкого типа
литературного языка австрийский тип литературной речи не утратил не только
сразу, но и позднее своего значения.
По мнению отечественного языковеда В. М. Бухарова, в систему
австрийского современного варианта кроме диалектов входят и
наддиалектные синтопические вариации:
 языковые вариации городов (городские диалекты, полудиалекты);

48
 австрийский интердиалект – вариация, которая возникла на базе
Венского диалекта;
 литературный язык в виде австрийской стандартной вариации
[12].
Можно сделать вывод, что действительно на протяжении нескольких
столетий формировался австрийский национальный кодифицированный
вариант литературного немецкого языка. В австрийском национальном
варианте немецкого языка, можно выделить три основных компонента,
которые являются характерными составляющими для любого другого
национального языка:
1. литературный язык;
2. разговорно-обиходная форма;
3. диалекты.
Хотелось бы отметить тот факт, что австрийский обиходно-разговорный
язык стремится к литературному языку, но имеет выраженные отличительные
черты. Австрийский немецкий будет иметь особенности на всех уровнях
языковой системы. На самой вершине этой лингвистической пирамиды будет
непосредственно находиться литературный язык, который имеет
национальные австрийские черты и именно поэтому будет классифицирован
лингвистами как вариант литературного немецкого языка (österreichisches
Hochdeutsch).

2.2.2 Структура австрийского варианта немецкого языка

Национальный вариант немецкого языка в Австрии имеет социально-


функциональную структуру и обладает всеми основными составными
компонентами, которые являются характерными составляющими для любого
другого национального языка.

49
В основе построения стоят австрийские диалекты (баварско-
австрийские: среднеавстрийский, южноавстрийский и (верхне) алеманнский
диалект Форарльберга), над которыми располагаются городские диалекты и
полудиалекты, среди них – городской диалект Вены, который в свою очередь
является своеобразной нормой. Он воздействует на местные крестьянские
диалекты как «объединяющая сила», и образовывает определенную базу для
понятия австрийского интердиалекта (österreichische Verkehrssprache) [12].
Следующим уровнем является австрийский обиходно-разговорный язык
(österreichische Umgangssprache), приближающийся по своей форме к
литературному языку, но который характеризуется специфически австрийской
окрашенностью в произношении, выборе слов и некоторых грамматических
форм. Предельный уровень языка образует литературный язык, сохраняющий
национальные языковые черты (österreichische Hochdeutsch) в качестве
элемента австрийской нормы немецкого литературного языка (Schriftsprache).
На сегодняшний день в Австрии выделяют семь основных диалектов:
1. Средне-баварский (Верхняя и Нижняя Австрия, Зальцбург, Бургенланд,
север Штирии и Тироля);
2. Южнобаварский (Штирия, Каринтия, Тироль);
3. Швабский (Тироль, округ Ройтте);
4. Верхне-алеманнский (земля Форарльберг);
5. Нижне-алеманнский (запад земли Форарльберг);
6. Средне-алеманнский (северо-запад земли Форарльберг);
7. Южно-алеманнский (земля Форарльберг).
Австрийский язык имеет характерные не только грамматические,
лексические, но также и произносительные, то есть фонетические
особенности. Интересно отметит, что в отличие от кодифицированного
литературного немецкого языка в ФРГ, австрийский вариант не был
нормирован правилами Дудена. В своей работе о вариантах норм
произношения современного немецкого литературного языка, В. М. Бухаров
опираясь на анализ Г. Липольда, делает вывод, что: «значительное число
50
отклонений от стандартного произношения связано в первую очередь с
заимствованиями, произношение которых не ассимилировалось немецкой
системой» [12]. Лингвист обращает также свое внимание, на то, что: «процесс
ассимиляции проходит в различных национальных вариантах не одинаково,
что лишний раз подтверждает системную самостоятельность вариантов
языка» [12].

2.2.3 Фонетический строй немецкого языка в Австрии

В основе австрийского варианта немецкого языка лежат диалекты


южнонемецкой группы (Oberdeutsch). Исходя из многочисленных
наблюдений, в основном это средне- и южнобаварские диалекты [12]. Как
отмечает, В. М. Бухаров исключением составляют только районы, которые
имеют границу со Швейцарией, так как они относятся к верхнеалеманнской
группе [12]. Уже на протяжении многих лет вопросом о кодификации
австрийского произносительного стандарта занимаются как зарубежные, так
и отечественные лингвисты. К наиболее известным исследованиям можно
отнести работы следующих авторов: К. Луик, Ф. Троян, Г. Липольд, Г.
Шойтц, В. Дресслер, Н. И. Филичева, В. М. Бухаров, А. И. Домашнев.
Хотелось бы отметить, что один из перечисленных авторов – Ф. Троян
внес значительный вклад в описание австрийской произносительной нормы.
Его главной работой в области изучения варианта немецкого языка на
территории Австрии принято считать приложение к словарю Зибса
(Österreichisches Beiblatt zu Siebs). Ученый-лингвист описал варианты
всевозможных реализаций гласных и согласных звуков внутри австрийского
ареала [12]. Фонетист ориентировался в своих работах, прежде всего на
районы Вены и считал тот вариант немецкого языка – кодифицированным.
Как уже было отмечено ранее, что, опираясь на анализ Г. Липольда,
можно сделать вывод о том, что значительное число отклонений от
51
стандартного произношения связано в первую очередь с заимствованиями,
произношение которых не ассимилировалось немецкой системой [12].
Процесс ассимиляции проходит в различных национальных вариантах не
одинаково, что лишний раз подтверждает системную самостоятельность
австрийского варианта немецкого языка [12]. Для австрийского варианта
произносительной нормы будет характерно сохранение места ударения, на том
же слоге, что и в языке, откуда оно заимствованно. Норма австрийского
стандарта обладает большей толерантностью, чем германский вариант и
допускает большее взаимодействие с субсистемами и системами смежных
вариаций и других языков [12].
Ранее в 1898 году в городе Берлин была проведена научная
лингвистическая конференция. Языковеды попытались установить
определенные единые нормы произношения немецкого языка. Результаты
конференции были изложены в трудах Т. Зибса, которые в дальнейшем стали
классическим сводом стандарта немецкого литературного произношения.
Позже в 1904 году, но уже в Австрии лингвисты вновь решить вопрос об
объединении нормы немецкого языка по Зибсу с австрийским вариантом
произношения. Попытки найти компромиссное решение были безуспешны.
В работе А. И. Атарщиковой было отмечено, что: «языковеды полагают,
что ни что не смогло бы унифицировать ни мелодики, ни фразового, ни
синтагматического ударения, а также темпа речи. Данная проблема в
австрийском варианте немецкого языка и до сих пор остается актуальной,
но и безусловно этот факт составляет сущность австрийских фонетических
особенностей» [4].
Хотелось бы отметить, что «Österreichisches Deutsch» отличает так
называемая определенная неустойчивость от кодифицированного
литературного немецкого языка «Hochdeutsch» в развитии литературного
языка на территории Австрии:
1. ориентация на общую надрегиональную и наднациональную
норму;
52
2. стремление сохранить местные, региональные и национальные,
черты как выражение австрийской ментальности.
А. И. Атарщикова полагает, что: «яркая интерференция между
различными формами существования немецкого языка в Австрии является
причиной местной окрашенности реально действующего
умеренного произносительного стандарта» [4].
Неоспорим тот факт, что все-таки большинство фонетических
процессов, которые являются нормой для австрийского варианта, являются и
общими для немецкого языка в целом. Большинство разновидностей
реализаций фонем можно структурировать в одну определенную систему,
хотя в фонетической литературе нет систематизированного описания
артикуляционной базы стандартных вариаций национальных и региональных
вариантов немецкого языка. По мнению Г. Кельца, единственную
закономерность, которую можно вывести о различных немецких
национальных вариантах и диалектах, это только то, что многим из них
присуща меньшая активность губ, смещенность языка в велярную зону,
усиленная тенденция к редукции и меньшая общая напряженность, чем в
стандарте [60].
Исходя из многочисленных фонетических анализов современного
варианта австрийского немецкого языка, можно выделить основные
признаки, которые будут характерны для реализации фонем в австрийском
региональном стандарте [60].
1. Ленизация взрывных согласных
В современном немецком языке ленизация будет особенно заметна в
южнонемецком регионе. Ленизация взрывных согласных в немецком языке
произошла в результате германского и верхненемецкого передвижения
согласных [60]. Примером такого явления могут послужить следующие
слова:
 Kloster [glosdα];
 Klavier [glaviα];
53
 Mittel [midl];
 konkreten [kõŋgRɛ:dn].
В словаре Т. Зибса по норме немецкого языка, было отмечено, что в
австрийском варианте произношения пропадает придыхание у глухих [p,t],
вследствие чего и появляется ленизация [60].
2. Ленизация фортисных согласных
В среднебаварских диалектах, к которым как раз и относится большая
часть австрийского варианта немецкого языка, губные и переднеязычные
ленизированные согласные [b,d] появились во всех позициях без
ограничений. Например, tat [dad], Mutter [mudα], а также ленизация
велярного [k], который будет иметь ограничение в анлаутной позиции.
Например, klar [gla: α], Klavier [glavi:α].
3. Апокопа конечного согласного [t]
Типичным для австрийского варианта будет и выпадения конечного [t]
в таких словах, как например, Welt, nicht, überhaupt. Данное изменение,
лингвисты отмечают, что можно интерпретировать как постлексический
процесс, связанный с ослаблением конца слова [60].
4. Вокализация [R]
В. Фиетор полагал, что исконным немецким звуком является
апикальный [r], который в свое время был вытеснен под влиянием
французского языка увулярным [R] [60]. Лингвист обращал внимание
носителей языка на то, чтобы они старались сохранить именно [r] в своих
публичных речах и пениях и избегать щелевого [y] / [x] или вокализованного
[α].
К. Луик также отмечал, что распространение вокализованного варианта
[R] имеет тенденцию к образованию дифтонгоподобному сочетанию с
предшествующими долгими гласными: Tor [toα]. Языковед полагал, что
нормативным произношением является как раз именно [r] после всех кратких
гласных. В своих работах он не раз делал акцент на том, что стоит

54
использовать в принципе апикальный [r], а не «подражать французам и
северным немцам» [60].
5. Назализация гласных
Назализацию гласных принято определять, как естественный
постлексический процесс. Но многие лингвисты считают, что данную
ассимиляцию стоит рассматривать как уподобление диалекту [60].
В Австрии это явление распространено и затрагивает почти 90%
реализаций. Например:
 Hahn [hã:n];
 angerufen [ã⁠ŋgRu:fm];
 Bahn [bã:n];
 Hammer [hãmα].
6. Редукция приставки «ge-».
А. И. Домашнев отмечает, что в результате «силового излишества»
безударный гласный синкопируется, вследствие чего, можно привести в
пример следующие слова:
 geärgert – [gαgαt]
 gefunden – [kfʊndn]
 gebracht – [gbRaxt]
7. Веляризация [ç] – [x]
А. И. Домашнев отмечает, что данное явление будет замечено
практически везде в Австрии и Швейцарии. Примером данного
фонетического явления могут послужить следующие слова:
 Märchen [mɛRxen]
 durch [dʊRx] [60].

8. Качество гласных
В основе австрийского варианта немецкого языка лежат диалекты
южнонемецкой группы, то стоит опираться на проведенные анализы о

55
баварских диалектах, где было зафиксировано, что характерной чертой при
описании гласных, в этой группе диалектов будут присутствовать нарушения
корреляции количественных и качественных характеристик [60]. Такая
диалектная особенность будет присуща и австрийскому региону.
 [e:] > [ɛ:] > [æ];
 [i:] > [I:];
 [o:] > [‫כ‬:];
 [u:] > [ʊ:].
9. Веляризация гласного [a:] – [å:]
В австрийском варианте немецкого языка будет наблюдаться
тенденция к четкому различению гласных [a:] – [a], не только по
длительности, но и по качеству в отличие от других диалектных регионов,
где данное различие в стандартной вариации будет несущественным [60].
10. Реализация дифтонгов
Произнесение дифтонгов в австрийском варианте является
действительно специфичным. Их произнесение будут коррелировать с
произносительной спецификой монофтонгов [60].
Например, дифтонг [ae] будет произнесен скользящим движением от
[a] к [e], которое будут смещено в перепалатальную полость по принципу
баварского артикуляционного уклада:
 [ae] – [æi] – [ɛi] – [æ];
 [oø] – [åy].
11. Редукция
Редукция характерна как для любого языка, так и для австрийского
варианта немецкого. Редукция в австрийском немецком языке имеет две
определенные особенности [60].
1. [e] – [ɛ], безударный [e] будет иметь тенденцию к переднему
произнесению [ɛ], например, nennen [nɛnɛn].

56
2. Элизия безударных гласных как в пре- так и в постакцентных
словах. Например, geachtet [goxt], geholfen [goefn], Regen
[Re:gn], edel [e:dl].
Кроме традиционных фонетических отличий в реализации различных
звуков, присутствуют в языке и такие особенности как интонационные и
различные словесные ударения. Германист Эдуард Зиверс (Eduard Sievers) в
своих работах писал, что любой немецкий диалект имеет различные системы
интонации.
Для южных диалектов будет характерна высота тона, например, в
предложениях она обычно будет подниматься, когда в северных наоборот
падать [6]. Австриец, используя кодифицированный литературный немецкий
язык, проявляет под воздействием диалектной речи стремление к
проглатыванию звуков и слогов, что способствует краткости и усилению
высказывания [17].
Другой особенностью является словесное ударение. Неоспорим тот
факт, что в немецком литературном языке, как и в диалектах, преобладает
силовой тип ударения, которое будет закреплено за первым корневым слогом.
Однако, как отмечает М. М. Гухман: «появление в литературном языке
большого числа заимствований, к тому же весьма употребительных, глаголов
с суффиксами -iren, -ist, -tät, -ie – вносит значительные изменения в общую
систему ударения, поскольку большое число лексических единиц являются
носителями иного типа ударения» [17].
В австрийском варианте можно встретить подвижное ударение, а также
ударение, которое будет стоять на первом слоге в определенном ряде слов,
когда в «Hochdeutsch» наоборот будет противопоставлено ударение в этих же
словах на других слогах.
В качестве примера хотелось бы привести небольшие отрывки из речи
девушки, которая ведет свой личный видео-блог на сайте Youtube (ÖD) в
сравнении с «Hochdeutsch» (HD) [87]. На примере ее речи можно заметить все

57
те отличительные черты и особенности австрийского варианта немецкого
языка, о которых было написано выше.
ÖD: [haloː viːjaɪxt vɪsn jaː gɔʁ nɪxt]
HD: [haloː fiːlaɪçt vɪst iːɐ gaːɐ nɪçt];
ÖD: [iː egɛntlɪx aɔs østəʁaɪx kom ʊnt ɪn østəʁaɪx von]
HD: [ɪç kɔmə aɪgəntlɪç aʊs øːstəʁaɪç ʊnt voːnə ɪç ɪn øːstəʁaɪç];
ÖD: [ziː vɪsn natuːrlɪx ʊnt fyɐ meɐ mɪx fʁogt ɔb iː ɪn maɪnəm videoː
gants ɔf mʊntart ʁan kan alzoː gants ɪm diːalɛkt viː mɪt maɪner ɛltern
dahoːm ʁɛd oːdɐ mɪt maɪnɐ fʁɛnt oːdɐ zoː ʊnt vaɪl ɪx zoː ɪn gantsəm
viːdeoː mɔk zoː gants ɪm diːalɛkt ʊnt alə diː ɛs nɪxt fɛʁʃtet kɔn ɛs tut
miː zoː lad iː mɔx das gantsə videoː ɪm diːalɛkt]
HD: [ziː vɪsən natyːɐlɪç ʊnt fyːɐ meːɐ maːls haːpt mɪç gəfʁaːkt ɔp ɪç ɪn
maɪnəm viːdeːoː gants aʊf mʊnt aːɐt ʁeːdən kan alzoː gants ɪm diːalɛkt viː
mɪt maɪnɐ ɛltɐn tsuː haʊzə ʁeːdə oːdɐ mɪt maɪnɐ fʁɔʏndə oːdɐ zoː ʊnt
deːslaːpt ɪç zoː ɪn gantsəm viːdeːoː ʃpʁɛçən veːɐdə zoː gants ɪm diːalɛkt
ʊnt alə diː ɛs nɪçt fɛʁʃteːən kœnən ɛs tuːt miːɐ laɪt ɪç maxə das gantsə
viːdeːoː ɪm diːalɛkt];
ÖD: [das gants lʊtʃtɪgə iːdeː ʊnt ɪ gvʊst voː iː aɔf məm videoː voː iː
aɪnfax mɪt mɛm diːalɛkt ʁeːdə]
HD: [das ɪst gants lʊstɪgə iːdeː ʊnt ɪç vaɪs nɪçt voː ɪç aʊf maɪnəm
viːdeːoː voː ɪç aɪnfax aʊf maɪnəm diːalɛkt gəʁeːdət haːbə];
ÖD: [dɛsveːgən hob i ɔʏç ɔf ɪnstaːgʁaːm gəfʁoːkt ɔbs iː viːdeːoː ɔləs ɔf
mʊntɔʁt mɔxən kɔnt]
HD: [dɛsveːgən haːbə ɪç ɔʏç aʊf ɪnstaːgʁaːm gəfʁaːkt ɔp ɪç viːdeːoː aləs
mʊnt aːɐt maxən kan];
ÖD: [ː kɔm uRʃpʁʏŋlɪç ɔs oːbɐøːstəʁaɪç voːn jɛtst ɪn viːn ʊnt ɛs giːpt
fɛʁʃiːdənə diːalɛktə natyːɐlɪç ɪn øːstəʁaɪç]
HD: [uːɐʃpʁʏŋlɪç kɔmə ɪç aʊs oːbɐ øːstəʁaɪç voːnə jɛtst ɪn viːn ʊnt ɛs
giːpt fɛʁʃiːdənə diːalɛktə natyːɐlɪç ɪn øːstəʁaɪç].

58
2.2.4 Грамматический строй немецкого языка в Австрии

В ходе исследования было выявлено, что грамматические различия


между австрийским немецким языком и его классическим вариантом не
столь значительные. Одной из особенностей в австрийском варианте можно
считать словосложение.
При австрийском словосложении может появляется промежуточная
буква -s, которую ошибочно могут принять за флексию родительного падежа
(Genetiv) на стыке слов, где, как правило, в немецком языке Германии она
встречается редко.
Например: Zugsverspätung –Zugverspätung, Schweinsbraten –
Schweinebraten, либо наоборот в случаях, когда на стыке слов в немецком
языке в Германии буква -s появляется, то в австрийском варианте ее скорее
всего не будет.
Например: Adventkalender – Adventskalender, Schmerzengeld –
Schmerzensgeld. Стоит отметить, что бывают случаи, где появляется другой
промежуточный звук, к примеру -е в слове Halteverbot вместо Haltverbot.
При спряжении глаголов в настоящем (Präsens) и сложном прошедшем
времени (Perfekt), в форме второго лица множественного числа у глагола
появляется окончание -ts вместо литературного -t: «Habts (ihr) das gemacht?».
Говорящему это позволяет легко отличить глагол от формы третьего
лица единственного числа, если нет личного местоимения, которое бы
указывало на лицо и число в конкретном случае.
Появление такого личного окончания имеет гораздо более древнюю
природу и не связано с удобством: на самом деле это рудимент личного
местоимения es, которое слилось с окончанием.
Очевидно, что образование временных форм в немецком языке
раскрывается через отношение основного глагола и его связки. Следуя
нормам грамматики, то известно, что существуют глаголы, которые образуют
59
Perfekt при помощи вспомогательных глаголов haben или sein. Последние
употребляются в зависимости от характеристик глагола: переходности,
«активности». В австрийском варианте наблюдается своего рода
пренебрежение этими правилами в зависимости от смысла слова.
Например: sitzen – bin gesessen, но einsitzen (im Gefängnis) – habe
eingesessen. Особенность «претерита» австрийского варианта в том, что его
практически перестали использовать. В устной речи «претерит» заменяется
«перфектом», хотя иногда можно встретить на письме. Причины отмирания
«претерита», по одной из версий, в том, что он либо слился с «презенсом» в
ранненововерхненемецком (Frühneuhochdeutsch) периоде, либо стал сродни
«конъюнктиву».
Также, выделяют отличия в грамматическом роде существительных.
Современные лингвисты различают австрийский и немецкий узус.
Австрийский узус Немецкий узус
die Ausschank der Ausschank
das Brosel der Brosel
das Cola die Cola
das E-Mail die E-Mail
der Spray das Spray
der Butter die Butter
der Zwiebel die Zwiebel
das Teller der Teller
der Radio das Radio
Наблюдаются различия и в идиоматике австрийского и немецкого
языков.

Австрийский узус Немецкий узус


etwas um 5 Euro kaufen etwas für 5 Euro kaufen
„am“ как сокращение для auf auf dem (auf’m) Berg, auf dem Tisch
dem; am Berg, am Opernball, am Tisch

60
(например, в выражении „das Essen
steht am Tisch“) (разг.);
auf Urlaub fahren in den Urlaub fahren
in die Schule gehen zur Schule gehen
„sich ausgehen“ (например, diese etwas schaffen, etwas gerade noch
Sache geht sich nicht aus) erreichen, gehen/passen (например,
diese Sache geht/passt
schon), aufgehen (das geht nicht auf)
zu Weihnachten/Ostern an (на юге) / zu (на севере)
Weihnachten, Ostern
hinauf/rauf gehen hoch gehen
2.2.5 Лексический строй немецкого языка в Австрии

Австрийский немецкий язык отличается немногим от того языка, на


котором говорят в большей части Германии. Только лишь 3% австрийских
слов являются подлинными «австрицизмами». В свою очередь,
австрицизмом (Austriazismus) принято называть выражение или слово,
которое является нормой исключительно в австрийском варианте немецкого
языка.
Австрицизмы не признаны официально в Германии и являются
нарушением языковых норм. Но стоит отметить тот факт, что с
позиций полицентрической концепции все «австрицизмы» признаны словами
и выражениями верхненемецкого языка.
Существует, по меньшей мере, 7000 лексических единиц, которые и
имеют название «австрицизмы». Многие из них имеют хождение в соседних
районах – в Баварии, Южном Тироле. Интересно отметить, что в 1951
году был выпущен первый словарь «австрицизмов» (Österreichisches
Wörterbuch), в котором были правила написания слов.

61
На формирование особенного лексического строя в Австрии повлияли
экстралингвистические факторы, такие как, например, историческое прошлое
государства, различные языковые контакты с другими странами,
государственный строй и конечно же языковое развитие, которое определило
своеобразие словарного состава. Неоспорим тот факт, что важнейшим
фактором, который определил лексическое своеобразие литературного
кодифицированного языка на территории Австрии было его взаимодействие
с местными диалектами. Одним из столь влиятельных диалектов для языка в
целом был венский диалект. Хотелось бы отметить, что в язык вошло много
слов именно имеющие диалектное происхождение [19].
Немецкий филолог Пауль Кречмер (Paul Kretschmer) говорил: «Между
языком Берлина и Вены существуют различия почти в каждом втором и
третьем слове» [19]. Этим выражением Кречмер хотел показать, что
лексический состав одного узуса зачастую не свойственен другому [19].
Свое впечатление об этом он передает в следующей языковой сценке:
«Берлинец входит в венский магазин и спрашивает: «eine Reisemütze»
(дорожную шляпу). Продавец поправляет его: «Вы желаете – eine
Reisekappe» и предлагает ему несколько на выбор. Берлинец замечает: «Die
bunten liebe ich nicht» (я не люблю пестрые). Продавец переводит на свой
немецкий: «Die färbigen gefallen Ihnen nicht» (цветные Вам не нравятся),
потому что венец употребляет слово любить (lieben) только по отношению к
лицам, а не к вещам. Берлинец, наконец, спрашивает: «Wie teuer ist
diese Mütze?» (Почем эта шляпа?) и бессознательно опять впадает в грубый
«берлинизм» (Berolinismus), так как для венца слово «teuer» (дорогой) всегда
означает преувеличенно высокую цену. «Wie teuer ist dies?» (как дорого это?)
означает, следовательно: «wie übermäßig hoch ist der Preis!» (сколь
чрезвычайно высока цена!). Венец говорит в таких случаях только: «Was
kostet das?» (сколько стоит?). Берлинец ищет «die Kasse» (касса), но
обнаруживает только «die Kassa».

62
Последователь П. Кречмера австрийский лингвист Ф. Вольман решил
развить идею и наблюдения своего предшественника и предложил свой
вариант различий между немецким языком в Германии и Австрии [84].
Ф. Вольману действительно удалось расширить и классифицировать
некоторые лексические особенности национального варианта языка в
Австрии и литературного немецкого языка в Германии. Так, для обозначения,
например, кислых сортов вишни в «Hochdeutsch» имеются два названия, die
Sauerkirsche и die Weichsel, тогда как на территории Австрии можно будет
встретить только die Weichsel. Что касается названий определенного сыра, то
в Германии это будет der Schweizer Käse и der Emmentaler, то в Австрии
только второй вариант. Для обозначения грибов в Германии используют
существительное der Pilz, а das Schwammerl является редко употребляемым
словом на территории Баварии, когда в Австрии напротив, будут
использовать только лишь das Schwammerl [84]. Были замечены также
определенные различия в названиях сортов плодов.
Так, немецкое название сорта яблок der Borsdorfer Apfel
противопоставлено австрийское der Maschansker. Далее лингвист обращает
свое внимание на случаи многозначности немецких слов в австрийском
варианте. Например, существительное der Sack (мешок) имеет в австрийском
также и значение карман. Примером австрицизмов могут послужить
следующие слова: das Sacktuch – das Taschentuch (карманный, носовой
платок). Следующие пары слов связаны как с отношениями многозначности,
так и различиями в значении слов.
Например, немецкое значение слова der Stuhl (стул) передается в
Австрии словом der Sessel, которое в немецком, соответствует значению
«кресло». Следовательно, при встрече немца и австрийца в повседневной
жизни, можно наблюдать следующую картину, если немец попросит
австрийца сесть в кресло «Sessel», то австриец будет искать не кресло, а стул.
Если же австриец предложит присесть немцу в кресло, то он употребит слово
der Fauteuil [84].
63
Австрийский вариант для слова «поднос» die Tasse – (der
Präsentierteller), имеет многозначность в отличие от немецкого варианта в
Германии. Die Tasse имеет в Австрии значение не только «поднос», но и
общеизвестное значение «чашка». Такое употребление, безусловно, вызовет
удивление у немца, поскольку тот употребит слово «die Tasse» только со
значением «чашка». Немецкое «die Tasse» (чашка), в Австрии «die Schale»,
немецкое «die Schale» (чаша) называется в Австрии «der Napf», немецкое
«der Napf» (миска, чашка) соответствует австрийскому «der Topf», немецкое
«der Topf» (горшок, кастрюля) называется в Австрии «der Hafen». Что
касается последнего существительного «der Hafen», то необходимо отметить,
что в австрийском узусе оно является многозначным. «Der Hafen» обозначает
не только «порт, гавань», но и «горшок, кастрюля», тогда как в немецком,
слово «der Hafen» употребляется только со значением «порт, гавань» [84].
Ф. Вольман также делает акцент на том, что много слов пришли
именно из диалекта, так, например, der Körndlbauer – Getreidebauer
(хлебороб) и der Hörndlbauer – Hornviehzüchter (скотовод) (Körndl, Hörndl –
диалектные словоформы с ареальным суффиксом -dl). Одна из самых
больших специальных групп слов, составляют названия различных блюд,
продуктов питания и напитков. Например, Das Beugel означает
определенный вид мучного изделия – Hörnchen (рожок) [84].
Существительное die Straube обозначает в Австрии мучное блюдо,
приготовляемое в кипящем масле, – Spritzkuchen (хворост).
Характерные австрийские названия используются также для
обозначения сортов мяса: das Schweinerne – Schweinefleisch (свинина), das
Kälberne – Kalbfleisch (телятина), das Lämmerne – Lammfleisch (баранина), das
Hirschene – Hirschfleisch (оленина), das Schöpserne – Hammelfleisch
(баранина) [84].
Следующая группа части мясной туши: das Kaiserfleisch – geräuchertes
Bauchfleisch, Schweinebauch (копченое мясо брюшины), der Lungenbraten –
Filet, Filetbraten (филе, бедренная часть), das Beiried – hinteres Rumpfstück
64
vom Rücken (задняя часть спинки), а также названия сортов мяса для первых
блюд: das Hieferschwanzel – Hüfte (бедро), der Tafelspitz – Rindfleisch von der
Hüfte (отваренное мясо заднебедренной части) der Wadschinken – Rindfleisch
von Beinen, Beinfleisch (мясная часть ножек). Блюдо, приготовленное из
легких и сердца, называется в Австрии das Beuschel – Gericht aus Lunge und
Herz; das Fleischlaiberl/das Fleischlaibchen означает Bulette, Frikadellen
(фрикадельки); das Fleischschöberl – Suppeneinlage in Form von Würfeln
(нарезанное кубиками мясо). Существительное das Geselchte (копченое мясо)
соответствует немецкому Rauchfleisch (копченое мясо) [84].
И последней группой в продуктах питания можно назвать молочные
блюда, которые тоже имеют свою специфику в названиях и отличительные
черты от немецкого языка в Германии. Der Topfen – Quark (творог).
Немецкое название этого продукта – der Quark – можно видеть только в
составе производного das Quargel со значением Harzer Käse (сыр в форме
небольших головок). Das Obers означает die Sahne (сметана). Das Schlagobers
– Schlagsahne (взбитые сливки).
Определенные расхождения были проанализированы языковедом и в
названиях игр и празднеств. Например, торжество, которое устраивают
по случаю окончания стройки дома, в немецком называется das Richtfest,
когда в Австрии назовут это словом die Gleichenfeier. Традиционно
устраиваемые карнавалы – «Hochdeutsch» Maskenball, в Австрии das
Gschnasfest или das Gschnas. Австрийское das Ringelspiel соответствует
немецкому Karussell (карусель) [84].
Многие слова австрийского варианта имеют отношение к канцелярскому
языку Габсбургской монархии.
Например, в сфере управления, политики и права в Австрии используют
множество собственных слов. Вместо понятия «Bundestag» австрийцы
используют понятие «Nationalrat», вместо «Bundesverwaltungsgericht» –
«Verwaltungsgerichtshof», вместо «Schmerzensgeld» – «Schadensersatz».
Интересно отметить, что юридические понятия пришли в австрийский вариант
65
из латинского языка. Когда в Германии терминология римского
права заменялась определенными эквивалентами. Следовательно, поэтому до
сих пор есть такие понятия в языке, как: Legat (Vermächtnis), Servitut
(Dienstbarkeit), Causa (Fall, Rechtsgrund).

2.3 Особенности немецкого языка на территории Швейцарской


Конфедерации

Швейцария находится в самом сердце Европы. Государство является


действительно уникальным, которое возникло в свое время на стыке трех
величайших европейских цивилизаций: немецкой, французской и
итальянской. Нередко Швейцарию называют страной многообразия.
Столицей является город Берн. Современное государство является по своей
форме устройства федерацией, в состав которой входит 20 кантонов и 6
полукантонов. Из этих 26 кантонов, 19 являются немецкоязычными, 6
франкоязычными и 1 италоязычным. Так, на территории Швейцарии
официальными языками являются немецкий, французский, итальянский и
ретороманский [11].
Швейцария на севере граничит с Германией; на западе – с Францией;
на юге – с Италией; на востоке – с Австрией и карликовым Княжеством
Лихтенштейн. Так называемая Альпийская республика, безусловно, является
связующим звеном между северной и южной Европой. На территории
Швейцарии проживает около восьми миллионов человек. Условно
государство принято делить на четыре региона:
1. немецкоговорящая Швейцария – центр, север и восток страны;
2. Романди – запад;
3. Тичино – юг;
4. некоторые долины кантона Граубюнден, где сохранился
ретороманский язык.
66
Согласно некоторым показателям, которые были исследованы в
Швейцарии, ученые заявляют, что число говорящих на немецком языке
варьируется примерно от 65% до 73%, что делает его, безусловно, наиболее
распространенным языком. Хотелось бы отметить, что 17 из 26 кантонов
признают немецкий язык как единственный официальный язык в своей
местности [11]. Что касается французского, итальянского и ретороманского
языков, то в процентном соотношении на французском говорят от 22% до
23%, на итальянском приблизительно 8,3% и на последнем, ретороманском
0,6%.
Основоположник швейцарской диалектологии Франц Йозеф Штальдер
обращал внимание на языковое многообразие государства и писал, что в
Швейцарии каждый дом, каждая семья имеют свои особенности в языке [65].
В. М. Бухаров в своих работах указывает, что в современной лингвистике
принято традиционно выделять несколько типов вариаций. Первым типом
является – диатопический, вторым – диастратный и наконец, третьим,
последним типом – диафазный или стилистический [13]. Диатопические
вариации языка, по мнению современных отечественных и зарубежных
лингвистов формируются в процессе развития и становления народностей и
национальностей, а также социальных объединений, то есть национальных
государств [13].
Основными признаками полицентрического языка является то, что он
будет представлен в двух и более суверенных государствах, официально
признан в определенных странах, как государственный либо второй
государственный язык, а также как язык национального меньшинства [67].
Немецкий язык считается официальным языком в шести государствах:
Германия, Австрия, Лихтенштейн, Швейцария, Люксембург и Бельгия.
Как отмечает отечественный лингвист Г. В. Степанов: «сосредоточение
в одном социуме, как например, в швейцарском государстве, четырех языков,
каждый из которых, как правило, будет обнаруживать сложную структуру
«состояний» вследствие диалектного многообразия и наличия
67
нормированных национальных литературных языков» [11]. Как правило, это
и будет считаться предпосылками для образования своеобразной языковой
ситуации [11].
А. И. Домашнев писал, что: «немецкий язык является более
употребляемым. Языковеды отмечают, что он выполняет общественные
функции, так как является официальным административным языком, но
лишь в пределах своих кантонов, как например французский и итальянский
языки» [19].
Так как объем частных коммуникативных функций государственных
языков Швейцарии примерно одинаковый, то с уверенность можно заявлять,
о том, что на территории Швейцарии преобладает экзоглоссная
сбалансированная языковая ситуация [19].
В языковом отношении зоны Швейцарии не будут представлять собой
неподвижных гомогенных единиц. Стоит отметить, что в определенных
местах схождения языковых границ будут обнаружены области двуязычия.
Например, Фрибур, Биль и Берн. Часто можно наблюдать общение между
бильцами (или бьенцами), т.е. германошвейцарцами с франкошвейцарцами.
Каждый из представителей своей языковой группы будет изъясняться на
своем родном языке, то есть немецком или же французском, при этом
взаимопонимание между ними не будет нарушено.
Т. В. Жеребило утверждает, что: «хотя многие и утверждают, что в
Швейцарии для большей части населения будет характерно одноязычие, но
будет присутствовать и координативный билингвизм. Под понятием
координативный билингвизм понимают некую разновидность
индивидуального билингвизма, при котором, как правило, первый и второй
языки не будут смешиваться в речи говорящего, а будут иметь некую
автономию в его сознании» [22].
Данный вид билингвизма носит не массовый, а все-таки
индивидуальный характер и проявляется преимущественно в

68
интеллектуальной сфере. Но также будет присутствовать и субординативный
билингвизм.
Под субординативным билингвизмом принято понимать
разновидность индивидуального билингвизма, где говорящий воспринимает
второй язык через родной, несмотря на всевозможные отличия этих языков
на разных уровнях [22].
Примером подобного явления на территории Швейцарии может
послужить франкоязычный кантон Фрибур, который не был объявлен зоной
двуязычия. Одной третью его населения являются швейцарцы, которые
считают немецкий язык родным (59 827 чел.), и примерно 113 697 чел. на
территории кантона признают родным – французский, который в свою
очередь будет занимать господствующее положение в качестве
официального и делового языка.
Проанализировав повседневный уклад жизни на территории кантона
Фрибур, то можно с уверенностью говорить о явном двуязычии. Например,
преподавание в местном университете ведется на двух языках, в торговле и в
административно-деловом общении также используется в равной мере. Как
отмечает, Б. Бёш, то, безусловно: «официальным языком является
французский, но в него все чаще начинают проникать «германизмы»» [19].
Популярность немецкого языка на территории Швейцарии обусловлена
историческими предпосылками, которые происходили во время
формирования государства. Неоспорим тот факт, что еще со времен
«клятвенного союза» («швейцарский союз») с 1291 г. вплоть до 1798 г.
немецкому языку было обеспечено доминирующее положение [19].
Язык приобрел характер общегосударственного средства общения.
Существенные изменения в статусе других языков страны (французского и
итальянского) произошли с преобразованием Швейцарского союза в
«единую и неделимую Гельветическую республику» (1798-1803),
объединившую на равных правах германские и романские кантоны.

69
Поначалу равноправными языками считались только немецкий и
французский языки, а вскоре был добавлен и итальянский язык.
Однако в 1803 г., когда Гельветическая республика прекратила свое
существование, вскоре было восстановлено прежнее государственное
устройство, где официальным языком вновь стал немецкий [19].
Стоит отметить, что впервые правовое положение швейцарского
многоязычия было закреплено Конституцией только в 1848 г.
Национальными языками были провозглашены – немецкий, французский и
итальянский. Что касается ретороманского, то тот был признан четвертым
национальным языком только в 1938 году, когда в результате проведенного
плебисцита была принята соответствующая поправка в Конституции страны
[19].

2.3.1 Структура швейцарского варианта немецкого языка

Национальный вариант немецкого языка в Австрии, Южном Тироле и


Бельгии имеет сходства с общепринятой формой немецкого языка, то в
Швейцарии вариант немецкого языка будет отличаться. Подобное явление
можно охарактеризовать тем, что там используется большое количество
собственных диалектов, которые трудны для понимания, например, жителей
Германии. Для швейцарцев характерно частое употребление разговорного
языка, то есть Umgangssprache, почти во всех сферах жизни, независимо от
уровня образования или места жительства.
Интересно отметить, что, например, в Германии на диалекте, как
правило, говорит только «низший класс» и использовать диалект уже даже в
повседневной речи, не только в официальной считается дурным тоном.
Немецкий является полицентрическим языком, так как язык имеет широкое
распространение. По факту в трех государствах он является официальным:
Германия, Австрия и Швейцария.
70
По мнению Н. И. Филичевой, национальный язык и нормы
литературного языка не всегда являются тождественными понятиями [57].
Речь телеведущих по новостным каналам ARD, N24 (Германия) и 3
Plus (Швейцария) имеет характерные отличия. Это можно объяснить, тем,
что влияние национальных вариантов фонетик вносит свой вклад в
повседневную и официальную речь носителей.
Для швейцарцев характерно частое употребление разговорного языка
почти во всех сферах жизни, независимо от уровня образования или места
жительства, важно отметить, что разговорный язык в свою очередь
базируется на швейцарском диалекте [68].
Швейцарский диалект входит в группу алеманнского наречия, которые
имеют распространение преимущественно в Швейцарии и на севере Италии.
Диалект и швейцарский стандартный язык не являются равнозначными
понятиями.
Диалект включает в себя несколько говоров:
1. нижнеалеманнский (базельский);
2. верхнеалеманнский
(бернский, люцернский, цюрихский, шаффхаузенский);
3. горноалеманнский (вальзерский, гларусский, швицский).
Для швейцарского немецкого языка будет характерно отсутствие единой
письменной нормы. Например, слово благодарности «спасибо» на
швейцарском немецком может быть выражено как «Danke», так и «Dankä».
Другой характерной особенностью для швейцарского немецкого может быть
то, что в сложноподчиненных предложениях у глагола нет четкого
фиксированного положения, он может находиться как в начале, так и в конце
[68].
Н. Г. Помазан в своих работах указывает, что: «диалектная система
швейцарского узуса имеет более сложный функциональный спектр за счет
экспансии в область функций литературного языка по сравнению с немецким
и австрийским ареалами. Важно понимать, что немецкий литературный
71
язык на территории Швейцарии является преимущественно формой
письменного общения, в то время как в устной реализации предпочтение
отдается национальному диалекту» [50].
Современный немецкий язык в Швейцарии будет иметь следующие
формы существования:
1. немецкий литературный язык в его швейцарской окрашенности
– Schweizerhochdeutsch;
2. алеманнский диалект в функции разговорного языка –
Schweizerdeutsch.
Лингвисты отмечают, что именно с 1960 года в Швейцарии начали
более активно употреблять швейцарский диалект. Он стал, замечен в
различных сферах деятельности, в которых ранее использовался лишь
немецкий литературный язык. Преимущественно диалект начали
использовать, прежде всего, в СМИ, а именно на радио и телевидение, что
дало ему столь широкое распространение. Первые частные радиостанции,
которые начали появляться в 1980 году, стали известны благодаря тому, что
именно они начали распространять диалект, который вскоре был замечен уже
и на государственных теле- и радиокомпаниях. Диалекты начали употреблять
все чаще на территории Швейцарии, вместо немецкого литературного языка.
Любовь к «своему» немецкому языку швейцарцы начали проявлять в
музыке. В 80-х годах на рок сцене Швейцарии впервые прозвучали песни на
бернском диалекте. Позже вместе с технологическим прогрессом в
Швейцарии и в мире в целом, диалект начал распространяться посредством
текстовых сообщений по мобильному телефону, различных «мессенджеров»,
социальных сетей, интернет-форумов, чатов, имейлов. Швейцарцы начали
переносить разговорный язык на письмо, тем самым вытесняя
кодифицированный немецкий язык. Из-за отсутствия определенного единого
языкового стандарта начали появляться особые нормы орфографии, так,
например, при общении с помощью SMS-сообщений, в языке появилось
большое количество сокращений и англицизмов [90].
72
Благодаря развитию аудиовизуальных СМИ и повышенной
мобильности населения начал меняться словарный состав языка. В диалекты
стали проникать англицизмы, но при этом адаптируясь под
«Schweizerdeutsch» [90].
Например:
 англ. «sorry» – sori;
 англ. «to shop» – schoppe;
 англ. «baby» – Bäbi.
Многочисленные исследования, которые были проведены в
Университете Цюриха указывают на то, что большинство швейцарцев не
считают немецкий язык Германии своим родным.
Носители так называемого «Schweizerdeutsch» расценивают его как
отдельный самостоятельный язык, а не часть «Hochdeutsch». Такое мнение
характерно не только для малообразованного населения, использующего
национальный вариант в большинстве случаев, но и для высокообразованных
и интеллигентных швейцарцев [68].

2.3.2 Фонетический строй швейцарского варианта немецкого


языка

Фонетический строй швейцарского немецкого будет отличаться от


кодифицированного немецкого языка и его варианта фонетического строя.
Звуковую систему «Schweizerdeutsch» традиционно делят на систему
гласных и согласных звуков. Система гласных звуков швейцарского
немецкого языка имеет мало что общего с системой гласных современного
немецкого языка (Neuhochdeutsch). Больше сходств можно найти со
средневерхненемецким периодом (Mittelhochdeutsch).
1. Сохранение средневерхненемецких монофтонгов
Например, в средневерхненемецком языке:
73
 Huus [huːz̊] – «Haus»;
 Züüg [t͡syːɡ̊] – «Zeug»;
 wiit [ʋiːt] – «weit».
Исключения можно встретить на территории долины Шанфиг
(Hous [houz̊], wejt [ʋeit]), в Унтервальдене (Huis [huiz̊], wejt [ʋeit]) и в Валле-
д’Аоста (Hous [houz̊], wejt [ʋeit]), где прежняя долгота будет
дифтонгизирована.
Другим исключением можно считать такое явление, как хиатус. В
современной лингвистике хиатус определяют, как стечение подряд
нескольких гласных звуков внутри слова или на стыке двух слов [25].
Подобное явление будет распространено в нижнеалеманнском диалекте
и верхнеалеманнском, но не в горноалеманнском.
 Mhd./höchstal. frii[v̊riː] «frei» – hoch-/niederal. frei [v̊rei];
 mhd./höchstal. Suu [z̊uː] «Sau» – hoch-/niederal. Sou [z̊ou];
 mhd./höchstal. nüü [nyː] «neu» – hoch-/niederal. nöi [nœi]).
На востоке Швейцарии прежние дифтонги будут различаться по новой
звуковой реализации. В городе Цюрих можно наблюдать следующее
использование: Bäi (Bai) [bæi] со старым дифтонгом, но frei (frej) [vrei] со
вторичным дифтонгом, который будет звучать по правилам
кодифицированного языка «Bein, frei».

2. Сохранение средневерхненемецких дифтонгов

Во время средневерхненемецкого периода открытые дифтонги ie, ue,


üe в кодифицированном немецком языке соответствовали монофтонгам. Но в
диалекте швейцарского немецкого языка эти дифтонги сохранились.
Например, lieb будет произноситься как [liəb]. Таким образом, например,
дифтонг, который будет на письме выглядеть как ue, не будет произнесен как

74
ü, а ú-e [uə] (с ударением на -ú-). Например, «Rudolf» будет произнесен не
Rüdi [ʁyːdiː], а Ru-edi [ˈruədi].
3. Другие особенности гласных
1. Для швейцарского немецкого языка будет характерно долгое
произношение гласных, вместо кратких, как в стандартном немецком
языке (Schweiz. [amboːs] – Hochdeutsch [ambɔs]).
2. Если в «Hochdeutsch» будет долгий гласный, то в швейцарском
немецком краткий (Schweiz. [ʃtɛtə] – Hochdeutsch [ʃtɛːtə]).
3. Произнесение гласного [e] в конце слов как [ə], когда в норме языка
будет тенденция к полной редукции данного звука.
4. Изменения наблюдаются в произносении гласных звуков перед
сочетанием сонорного [r] с другими согласными. В «Hochdeutsch»
нормой является долгий гласный перед сонорным [r] и согласные. В
швейцарском варианте будет представлена краткая форма гласного.
4. Особенности произношения отдельных звуков
Кодифицированным произношение буквы /y/ считается [y:]/[ʏ], когда в
швейцарском варианте нормой произношения является [i:]/[i] (Schweiz. das
Asyl [azi:l] – Hochdeutsch das Asyl [azy:l]).
5. Согласные в швейцарском немецком
 Многие швейцарские диалекты полностью подверглись
передвижению согласных. Так древнегерманскому /k/ в начале слога
соответствует [x] (Chind, chalt), /kk/ в начале слога соответствует
аффриката [k͡x] (Stock [ʃtok͡x], Sack [zak͡x]);
 /ch/ в большинстве случаев будет велярным звуком и в некоторых
случаях увулярным звуком: wichtig» – [ˈʋɪxtiɡ̊], когда для
кодифицированного немецкого языка нормой всегда будут являться
следующие звуки [ç], [x] или [xs] (Schweiz. Chaos [xaːɔs] –
Hochdeutsch das Chaos [kaːɔs]).
 /p/, /t/, /k/ не будут подвержены аспирации, /b/, /d/, /g/ становятся
глухими [47].
75
 В швейцарском немецком почти никогда не будет встречаться
вокализованный звук [ɐ], как в стандартном немецком (Schweiz. die
Feder [feːdɛr] – Hochdeutsch die Feder [feːdɐ]).
 Другой немаловажной особенностью является то, что большое
количество заимствованных слов, например, из латинского языка,
где будет присутствовать буква /v/, будет произноситься как [f],
тогда как в «Hochdeutsch» будет звук [v] (Schweiz. der Advent [atfɛnt]
– Hochdeutsch der Advent [atvɛnt]).
Другими неменее важными особенностями щвейцарского варианта
немецкого языка будут:
1. В диалекте различают два вида корневого гласного: -i и -ə, так,
например, i(ch) machə («ich mache», Indikativ) – i(ch) machi («ich
mache», Konjunktiv);
2. Конечная -n будет выпадать в конце слова (n-апокопа), прежде всего в
окончании -en (chouffe – kaufen, Haagge – Haken) и также в ударных
корневых гласных, например, как в словах Wy – «Wein» oder Maa –
«Mann»;
3. Появление связующей -n между конечной и начальной гласной,
например: I ha-n es Buech «ich habe ein Buch». Швейцарцы используют -
n для того, чтобы избежать хиатус. Пример: I ha-n es Buech, wo-n är mir
ggää het «ich habe ein Buch, das er mir gegeben hat»;
4. Выпадение -n в большинстве существительных. Например:
Brügg/Brugg «Brücke», Pluralendung Böim «Bäume»;
5. Окончание -ung будет произноситься как -ig. Например: Kreuzung –
Chrüüzig;
6. Глагольное окончание -eln и -ern становится -(e)le und -(e)re. Например:
zügle, bügle, tafle, ruedere, muure «umziehen, bügeln, tafeln, rudern,
mauern».

76
2.3.3 Грамматический строй швейцарского варианта
немецкого языка

В ходе проведенного исследования можно утвердительно полагать, что


различий в грамматическом строе между кодифицированным немецким
языком и швейцарским вариантом большое количество. Главными
отличительным чертами являются:
1. Спряжение глаголов. При спряжении глаголов, во втором лице
единственного числа будет окончание -est, вместо -st но только если
до этого были следующие согласные: s, ß, z, x, sch.
2. Частое употребление вспомогательного глагола sein, вместо haben,
даже с теми глаголами, которые этого не требуют (ich bin gehockt,
вместо ich habe gehockt).
3. Различия в грамматическом роде существительных (Schweiz. der/das
Viertel – Hochdeutsch das Viertel).
4. Употребление определенного артикля перед прилагательными в
сравнительной степени вместо неопределенного артикля (Schweiz. –
die noch größere Veränderung, Hochdeutsch – eine noch größere
Veränderung).

2.3.4 Лексический строй швейцарского варианта немецкого


языка

Лексический строй швейцарского немецкого языка действительно


является уникальным и вызывает интерес у лингвистов. В языке
присутствует большое количество заимствованных слов из французского и
итальянского языков.
Языковедами были выявлены также следующие особенности
77
лексического строя швейцарского варианта немецкого языка:
1. Большинство глаголов употребляются исключительно с
суффиксами –eln и –elen + умлаут корневого гласного (pützlen –
putzen).
2. Глаголы, которые будут образованы от существительных и
прилагательных (gifteln).
3. Глаголы, которые образованы от существительных и
прилагательных с суффиксом –eln, будут иметь значение «чем-
либо пахнуть». Например, feuchteln – то, что будет пахнуть
сыростью.
4. Большинство отглагольных существительных с суффиксом –
ierung в немецком языке «Hochdeutsch» зачастую в швейцарском
варианте соответствуют производные существительные с
суффиксом –ation (die Renovation – die Renovierung).
5. Употребление прилагательных с суффиксом –ig, который будет
означать что-либо, что было сделано по какому-либо образцу.
Также суффикс –ig используется для обозначения времени
(minütig, stündig, wöchig, jährig).

Выводы по разделу

Специфика узуса выявляет так называемую толерантность –


внутреннее качество нормы, которая является залогом способности нормы
соответствовать условиям и целям коммуникации.
Одной из характеристик нормы, которая обеспечивает стратификацию
ее составляющих, является обязательность. Навязываемая обязательность
нормы возникает в том случае, когда норма носит осознанный характер:
кодификация фиксирует знание языковых норм и степень их осознания в
обществе. Неосознаваемая норма может быть охарактеризована как узус –
комплекс навыков, традиционные способы употребления языковых единиц.
78
Развитие общества имеет центростремительные тенденции, ведущие к
формированию наддиалектных форм. Можно утвердительно считать, что
территориальный фактор оказывает влиятельное воздействие на
формирование общей системы языка и всех её составляющих компонентов.
Речевое поведение любого индивида может претерпевать некоторые
изменения, которые являются результатом воздействия со стороны общества
и его членов либо под давлением системы языка.
В настоящее время все чаще можно наблюдать тенденцию вытеснения
диалектов разговорным языком, хотя до сих пор некоторые особенности
диалекта проявляются в обиходном общении. Любой язык – это
развивающаяся система, которая подвержена изменениям. Грамматику
принято считать самой устойчивой частью языка, но не лексику. В
современном немецком языке присутствует большое количество
заимствований, которые активно употребляют все слои населения.

79
ГЛАВА 3. СОЦИОЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ
НЕМЕЦКОГО ЯЗЫКА

3.1 Основные векторы вариативности немецкого языка

В рамках научной школы социофонетики и фоностилистики


А. Д. Петренко было проведено достаточное количество научных
исследований, которые внесли существенный вклад в теорию стилей, в том
числе и произносительных, в разработку теории социолектологии, гендерной
проблематики на различных уровнях языковой системы, в изучение проблем
билингвизма, диглоссии, языковой ситуации в разных регионах мира.
В научных работах А. Д. Петренко было отмечено, что: «норма языка
уже на протяжении многих лет является объектом лингвистических
исследований. По мнению некоторых лингвистов, норма – это абстрактная
категория, эталон, которому должны следовать носители языка. Нормой
принято считать языковую реальность, которая включает в себя широкие
возможности языкового поведения» [40].
Согласно определению, А. Д. Петренко: «социолект, в свою очередь, –
своего рода социолингвистическая компетенция, которая распространяется
на способность индивида понимать и употреблять социально окрашенные
формы и варианты. Представители различных социальных групп, как
правило, используют только те или иные слова и выражения и избегают,
воздерживаются от других» [40].
Неосознаваемая норма может быть охарактеризована как узус –
комплекс навыков, традиционные способы употребления языковых
единиц [13].
Согласно многочисленным исследованиям: «носители языка имеют
неосознанное представление о произносительном стандарте и о
допустимых отклонениях в реализации фонологических оппозиций. Как
80
правило, эти различия могут являться результатом диалектной
привязанности говорящего, его культурного уровня, социально-
профессиональной среды общения, а также принадлежности носителя
языка к определенной генерации» [40].
Особое внимание социальной структуре языка уделяли в прошлом
Бодуэн де Куртенэ, В. фон Гумбольдт, Ф. де Соссюр. Среди многих
языковедов XX века, занимавшихся проблемой взаимодействия языка и
говорящего на нём социального общества, следует в большей степени
отметить Бодуэна де Куртенэ, который предложил разделять историю языка
на внешнюю и внутреннюю [9].
О социальной природе языка много писал и Ф. де Соссюр: «Поскольку
язык есть общественное установление, можно было бы a priori сказать, что
он регулирует предписаниями, аналогичными тем, которые управляют
жизнью общества» [55].
Влияние общества на язык он видел в том, что «дух нации, отражается
на её языке, а с другой стороны в значительной мере именно язык формирует
нацию» [55].
Язык является не только отражением социальной структуры, не только
объектом, испытывающим воздействие со стороны того или иного
социального фактора, но и сам выполняет ряд общественных функций,
выступая в качестве одного из факторов, оказывающих известное влияние на
процессы и структуры [40].
Язык играет важную роль и способствует дифференциации и
идентификации этнических обществ – наций, племён, народов и социальных
групп. Очевидно, что немецкий, как и любой другой язык, подвержен
изменениям. На сегодняшний день, любой язык является одним из
важнейших средств, которое способствует человеческому общению [48].
Активному изменению способствуют такие факторы, как материальный и
социальный прогресс общества, тесные контакты народов, изменение состава
носителей языка, распространение различных культур.
81
К внешним факторам развития языка можно отнести миграцию людей
и влияние других языков. Вопрос о социальной дифференциации языка давно
разрабатывается в российском и зарубежном языкознании.
Впервые идея о социальной дифференциации языка была
сформулирована И. А. Бодуэном де Куртенэ (Baudouin de Courtenay) в
тезисах о «горизонтальном» (территориальном) и «вертикальном»
(социальном) членении языка [9].
В своих научных трудах И. А. Бодуэн де Куртэне отмечал, что в
реальной жизни «каждый индивид может иметь несколько индивидуальных
«языков», различающихся, между прочим, и с произносительно-
акустической точки зрения: язык повседневного дня, язык торжественный,
язык церковной проповеди или университетской кафедры. В разные минуты
жизни мы пользуемся различным языком, в зависимости от различных
душевных состояний, от времени года и дня, возраста, от прежних навыков
речи и новых приобретений» [9]. В современной системе любого языка
принято выделять три основных стиля литературного или стандартного
произношения: высокий, нейтральный и разговорный. Рассматривают также
и просторечный стиль, однако его относят уже не к одному из видов
стандартного или литературного произношения, а скорее к отдельному
самостоятельному виду [39].
По мнению, В. А. Хомякова: «в современном немецком языке удалось
выделить три основных аспекта дифференциации: диатопический или
вертикальный (литературный, разговорный язык и местные диалекты);
диастратный или горизонтальный (социолекты, сексолекты, аннолекты,
идиолекты); диафазный или функциональный (наличие различных
стилистических уровней в пределах разных вариаций)» [58].
А. Д. Петренко полагает, что: «при рассмотрении вопросов
вариативности языка в настоящее время применяется понятийный аппарат
социолингвистики, позволяющий различать два измерения социально
обусловленной вариативности – ситуативное и стратификационное» [40].
82
Ситуативная вариативность проявляется в преимущественном использовании
тех или иных единиц на разных языковых уровнях и связывается с
противопоставлением функциональных и произносительных стилей [38].
Данная проблема до сих пор окончательно не решена и продолжает
оставаться одной из важнейших в современной лингвистике.
Принято считать, что конкретный социальный тип говорящих
использует свой набор соответствующих стилей, что зависит от
совокупности обстоятельств [38].
К ключевым понятиям социолингвистики относят социальный диалект,
профессиональный язык, профессиональный жаргон. Социальные диалекты
рассматриваются в современной науке о языке в качестве вариантов
(разновидностей) языка, которыми пользуется та или иная группа или
общность людей, объединенных единством социальных признаков [14].
Престиж, статус и социальная роль говорящего необходимо также
рассматривать в качестве важных факторов, которые влияют на
использование и стилистическое варьирование языка.
И. Краус полагает, что именно эти категории являются показательными
и в дальнейшем положил их в основу классификации стилеобразующих
факторов [31]:
1) фактор, связанный с характером языковых сообщений и их
функцией;
2) факторы, связанные с ориентацией говорящего на слушающего;
3) факторы, связанные с оценкой личности говорящего.
В. М. Жирмунский обращал свое внимание на то, что при изучении
любого языка необходимо учитывать в первую очередь социально-классовое
расслоение общества [24]. Неоднородность структуры языка проявляется в
существовании и взаимодействии ряда подсистем, что находит свое
отражение в горизонтальной и вертикальной дифференциации. При
вертикальной дифференциации выделяются подсистемы языка, которые

83
четко закреплены за определенными социальными и профессиональными
группами [24].
Т. В. Жеребило делит социальные диалекты на три основные группы:
1) корпоративные жаргоны;
2) профессиональная речь;
3) различные типы просторечия [21].
Определенные социолингвистические индикаторы являются
результатом социальной стратификации, например, лексические и
фразеологические единицы, различные синтаксические конструкции и
фонетические особенности говорящего, которые свидетельствуют об
определенном социальном статусе носителя языка [15].
С точки зрения функциональной стратификации современный
немецкий язык представляет собой иерархически организованную и
исторически сложившуюся систему различных форм его существования.
Традиционно к ним относят литературный (или стандартный) язык,
разновидности обиходно-разговорного языка и местные диалекты. Подобная
дифференциация опирается не только на исторический опыт развития
немецкого языка, но и полностью отражает реальную языковую ситуацию
современной Германии и других немецкоязычных государств.
Согласно теории, Л. В. Щербы о произносительных стилях, в языке
можно выделить два типа произношения – полный и разговорный [60].
В 80-х годах ХХ-го столетия немецким лингвистом Г. Майнхольдом
была разработана собственная система произносительных стилей, вошедшая
в словарь современного немецкого стандартного произношения под
редакцией Урсулы Штетцер. Опираясь на традиции Ленинградской
фонологической школы Л. В. Щербы, Г. Майнхольду удалось расширить
классификацию произносительных стилей последнего и выделить уже в
системе немецкого языка четыре основных стиля произношения (Formstufen
– формальные ступени общения) с учетом, как особенностей сферы общения,
так и ситуативного фактора [39].
84
1. Фонетический стиль чтения:
1a – полный стиль произношения,
1b – нейтральный стиль произношения.
2. Разговорный стиль произношения:
2a – тщательный разговорный стиль,
2b – небрежный разговорный стиль.
Полный стиль (1a) реализуется при декламации стихотворений, в
торжественной речи и разного рода докладах. Для данного
произносительного стиля характерно наиболее четкое произношение при
тщательной и напряженной артикуляции.
Разговорный стиль (2a) говорящие используют, как правило, при менее
официальном общении и такое произношение не требует столь тщательной
артикуляции, как при полном стиле [39].
Большинство носителей современного немецкого языка использует в
своей речевой деятельности именно неполный вариант (стиль)
произношения, поэтому данные произносительные формы вызывают
повышенный интерес у современных фонетистов.
В 1982 году в Германии впервые был издан специальный словарь
произношения «Großes Wörterbuch der deutschen Aussprache», в который
было включено примерно 60,000 словарных статей. Главная особенность
словаря состояла в том, что авторами было выделено три основных
произносительных стиля:
1) произношение при декламации и торжественном докладе;
2) произношение при чтении текстов и художественной прозы на радио;
3) произношение в спокойной деловой беседе.
Основным принципом построения словаря стало то, что авторы
опирались не на незыблемые постулаты Теодора Зибса («Deutsche
Bühnenaussprache», 1898 г.), а использовали исключительно реальные факты
произношения носителей немецкого языка. Еще в 60-е годы ХХ-го столетия
один из фундаторов современной немецкой фонетики Г. Крех добивался
85
разработки такой реальной литературной нормы немецкого языка, которую
можно было бы назвать общеупотребительной [Петренко, Чернышова, 2015:
54]. Два десятилетия спустя, в 1982 году появляется понятие «стандартное
произношение» (Standardaussprache), которое используется и до настоящего
времени.
Под стандартным произношением «Standardaussprache» Ева-Мария
Крэх, Урсула Штетцер, Эберхард Шток, Урсула Мюллер, Готтфрид
Майнхольд (Eva-Maria Krech, Ursula Stötzer, Eberhard Stock, Ursula Müller,
Gottfried Meinhold) и другие авторы понимали и понимают всеобще принятое
и широко распространенное произношение в рамках литературного
(стандартного) немецкого языка. По мнению фонетистов, такое
произношение не должно носить в себе оттенок слишком высокого стиля, но
и не должно содержать территориально или социально маркированные
различительные черты. Такой вариант произношения, говорящий может
реализовать как в своих официальных публичных выступлениях, так и в
условиях непринужденной деловой беседы [76], [38].
Несомненно, что при реализации стилистических вариантов
произношения необходимо учитывать темп речи говорящего и ситуацию, в
которой непосредственно находится сам носитель языка. Таким образом,
каждый стилистический вариант может иметь черты полного и неполного
стиля.
В реальной немецкой речи можно наблюдать ряд изменений в
произношении, например, ослабление артикуляции, ассимиляцию
консонантных элементов, редукцию гласных, вокализацию аллофона /r/,
проявляется некая произносительная «беглость форм» слов, появление
фонетических эллипсов и т.п.
В языке принято различать три основные дифференциации: социальная
дифференциация языка, территориальная и функционально-стилистическая.
Примером территориальной дифференциации считается современная
немецкоязычная территория, которая условно разделена на три региона. На
86
севере Германии отдают предпочтение нижненемецким диалектам, в
городской местности употребляют кодифицированный язык, но с
определенными местными особенностями. На юге распространены
верхненемецкие диалекты, то есть баварский и швабо-алеманский. В
центральной Германии важными диалектами являются: саксонский,
мозельско-франкский и гессенский [44]. В Австрии, Швейцарии и
Лихтенштейне выработаны и свои нормы современного немецкого языка.
В работе «Языковая норма и социолект» было определено, что: «что
касается функционально-стилистической дифференциации, то это
исторически сложившаяся, осознанная обществом подсистема внутри
системы общенародного языка, закрепленная за теми и иными ситуациями
общения и характеризующаяся набором средств выражения и скрытым за
ними принципом отбора этих средств из общего языка» [44].
В фонетическом строении слова можно выделить следующую
структуру:
1) фонемная,
2) структура соединения фонем,
3) силлабическая,
4) акцентно-ритмическая.
Языковеды обращают свое внимание на то, что любая звуковая
структура слова является сложной единицей, представляющая собой слог или
же определенную последовательность слогов, находящихся в акцентно-
ритмических отношениях и состоящих из качественно самостоятельных, но
связанных друг с другом фонем.
Н. С. Трубецкой считал, что фонема является минимальной
фонологической единицей. Лингвист полагал, что в звуках можно выделить
три главных аспекта: выражение, обращение и сообщение [56].
В современном языкознании принято выделять научный, официально-
деловой, художественный, публицистический и разговорный стили, а также
слова, не входящие в общеупотребительный слой лексики, относят к так
87
называемому разделу «особой лексики» (Sonderlexik). Данный вид лексики
все чаще подразделяют на профессиональные языки и особую лексику
социальных групп. Профессиональная лексика делится на термины и
профессионализмы.
По способу образования профессионализмов выделяют:
1. Лексические профессионализмы, которые возникают как
самостоятельные лексические единицы со своей собственной
коннотацией;
2. Лексико-семантические профессионализмы, которые были образованы
вследствие развития нового значения слова и его переосмысления;
3. Лексико-словообразовательные профессионализмы.
Термины по способу образования делят на два основных метода,
первый – это отказ от общепринятого лексического значения и придания
слову строгого, точного наименования и второй – это полное или частичное
использование тех признаков, которые служат основой лексического
значения слова в общенародном употреблении.

3.2 Социолингвистические особенности современной языковой


ситуации

М. М. Маковский полагает, что: «к числу центральных проблем


социолингвистики принадлежит социально обусловленная вариативность
речи, характеризующаяся наличием двух измерений – стратификационного и
ситуативного» [35].
По мнению, А. Д. Петренко: «стратификационная вариативность
связана с социальной структурой общества и проявляется в языковых и
речевых различиях, которые характерны для представителей различных
социальных слоев и групп. Ситуативная же вариативность проявляется в

88
преимущественном использовании тех или иных языковых средств в
различных речевых ситуациях» [37].
По мнению ученых-социологов Т. Парсонса, Б. Барбера, К. Девиса, Р.
Коллинз, П. А. Сорокина: «современное общество возможно условно
разделить на три класса» [54]:
4. Высший слой (высший класс),
5. Средний слой (средний класс),
6. Низший слой (низший класс).
Р. Мертон понимает под термином «социальная группа» совокупность
индивидов, которые взаимодействуют между собой определенным образом и
осознают свою принадлежность к той или иной группе людей.
Распространенным мнением является, что вследствие того, что каждый
человек может быть представителем как одной, так и совершенно разных
социальных групп, которые в свою очередь будут различаться по характеру
взаимодействия, степени организованности и т.д., то возникла потребность
классифицировать социальные группы по определенным критериям.
На сегодняшний день социологи выделяют следующие критерии:
1) По характеру взаимодействия (первичные и вторичные), где первичными
будут являться те группы, в которых, как правило, у индивида будет,
происходит социализация (семья, школа, сверстники), а вторичной группой
считается та группа, где индивид сможет проявить уже непосредственно свои
личные качества.
2) Формальные и неформальные группы.
3) Ингруппы и аутгруппы (по отношению к индивиду).
4) Малые и большие группы (количественный состав).
5) Реальные и номинальные (социально значимые признаки), где реальными
группами будут являться те группы, которые можно определить по
социально значимым критериям, таким, например, как пол, возраст, доход,
национальность, семейное положение, профессия, место жительства, а

89
номинальными (условными) являются, например, пассажиры-льготники,
матери-одиночки и т.д. [49].
Стоит обратить внимание на то, что любая социальная группа
немыслима без средства общения, то есть языка. Язык развивается и является
коллективным достоянием. Основной целью каждого языка является
обеспечение коммуникации между людьми [49].
Основными социальными функциями языка в современном обществе
являются: коммуникативная или информативная; познавательная или
когнитивная; интерпретивная или когнитивная; социативная; фатическая;
эмоционально-экспрессивная; эстетическая; этнокультурная; метаязыковая.
Первыми исследователями, которых заинтересовал вопрос о влиянии
общества на язык, были античные философы. Одно из первых серьезных
социолингвистических исследований – научный труд П. Лафарга «Язык и
революция» (1894 г.).
Позже на рубеже XIX и XX веков во Франции была образована школа
социальной лингвистики языковедом А. Мейе. Ученый полагал, что «язык
существует лишь постольку, поскольку есть общество, и человеческие
общества не могли бы существовать без языка».
В свою очередь французский лингвист Ж. Вандриес утверждал, что: «у
каждого члена группы есть ощущение, что он говорит на определенном
языке, который не является языком какой-либо из соседних групп. Таким
образом, язык приобретает реальное существование в ощущении, общем у
всех говорящих на нем. Это определение, на первый взгляд совершенно
субъективное, опирается на тот факт, что к ощущению общности языка
присоединяется у говорящих стремление к известному языковому идеалу,
который каждый из говорящих старается осуществить в своей речи.
Между членами одной и той же группы как бы существует установившееся
молчаливое соглашение поддерживать язык таким, как это предписывается
нормой» [43].

90
Важно отметить слова Ж. Вандриеса: «Каждый член данной языковой
общины… всегда инстинктивно и бессознательно сопротивляется произволу
в употреблении языка. Всякое нарушение обычного употребления языка со
стороны отдельного говорящего сейчас же исправляется; смех наказывает
виновника и отнимает у него желание повторить ошибку» [43].
Понятие нормы понимается языковедом шире, чем это принято в
традиции: он подчеркивает, что норма существует не только в стандартных
языках, но в любом диалекте и говоре. Более того, при отсутствии фиксации
на бумаге она тем строже: если литературные языки допускают
вариативность, то «говорящие на говорах почти никогда не колеблются».
А. Д. Петренко считает, что: «представители различных социальных
групп, как правило, используют только те или иные слова и выражения и
избегают, воздерживаются от других» [37].
В работе «Основные этапы развития и кодификации произносительной
нормы современного немецкого языка» лингвистом А. Д. Петренко было
отмечено: «очевидным является то, что кроме языковой нормы, в каждом
языке также существуют и определенные типы лексем. В первую очередь это
общенародная лексика и лексика ограниченного употребления. Под
общенародной лексикой принято понимать – совокупность определенных
слов, употребление которых будет свойственно всем говорящим на том или
ином языке и не ограничено какой-либо территорией, профессией или
социальным статусом» [38].
Языковая ситуация представляет собой совокупность форм
существования языка, которые в свою очередь являются инструментом для
общения определенного континуума в определенной этнической общности
или административно-территориальном объединении. В отношении функции
языков ситуации могут быть равнозначными (сбалансированными) и
неравнозначными (несбалансированными) [38].
Социальная дифференциация языка не может рассматриваться
статически, в плоскости синхронного среза, без учета динамики социального
91
развития языка. Язык всегда представляет собой систему в движении, разные
элементы которой в разной мере продуктивны и движутся с разной
скоростью. Описывая структуру языка с точки зрения социальной
дифференциации, необходимо учитывать прошлое и будущее, т.е. всю
потенциальную перспективу ее социального развития [24], [25].
В современной социолингвистике сформировались новые подходы в
рамках теории социального варьирования, а в современных исследованиях
представлены значительные изменения в языке с точки зрения его реального
использования в социальном аспекте. Речевое поведение говорящего
определяется не только его языковой компетенцией, но и знанием социально
обусловленных коннотаций и умением их применения в естественной
коммуникации.
Язык существует во многих разновидностях, например, в языке
инженера, ученого, рабочего есть свои особенности. Эти особенности будут
обусловлены в первую очередь объективной действительностью, то есть
различиями их реального, практического жизненного опыта. Язык каждого
из них имеет свои отличия в зависимости от того, обращается ли он к одному
лицу или ко многим (например, при выступлении на собрании), а при
обращении к одному лицу – в зависимости от того, кто это лицо – ребенок
или взрослый, из числа родных или близких, или постороннее, незнакомое
лицо, а также в зависимости от того, где происходит разговор, например, в
семейном кругу или в общественной организации [10].
Р. И. Аванесов обращает внимание на то, что большое значение имеет
и содержание речи: «…обиходно-бытовой диалог, выступление на
производственном совещании, научная лекция, лирическое стихотворение –
все это в языковом отношении оформляется весьма различно» [2].
В системе языка и в процессе коммуникации проявляются особенности
вариативности, которые обусловлены совокупностью и взаимодействием
различных языковых и внеязыковых факторов – диатопических
(территориальное происхождение коммуниканта (диалект), диастратных
92
(принадлежность говорящего к определенной социальной или
профессиональной группе (профессиональный язык/жаргон, социолект),
поколению (аннолект), полу (сексолект) и диафазными – (стилистический
вектор вариативности). Каждый из данных факторов важен как в
отдельности, так и в их совокупности для описания всего многообразия
языковых и речевых форм и вариантов любого развитого национального
языка.
Более детальное описание процесса расслоения общества было изучено
А. Д. Петренко в научной статье «Об основных понятиях социальной
стратификации применительно к языковой ситуации в Германии», где было
отмечено, что: «вместе с процессами расслоения общества на национальные,
территориальные, религиозные, корпоративные сообщества всегда
происходили процессы формирования имущественного неравенства,
связанные с распределением и владением собственности, что позволяло ее
обладателям завоевывать политическую власть» [38].
В обществе сформировался высший привилегированный слой –
социально-экономическая и политическая элита, что в определенной степени
стало влиять и на все другие виды неравенства: образовательное, культурное
и т.д. [40].
А. Д. Петренко отмечает: «научно-технический прогресс стал
предъявлять все более высокие требования к образованности и
компетентности человека. Социальная структура дополнилась значительным
слоем населения, обладавшим относительно высоким уровнем знаний,
необходимых для работы в материальном и духовном производствах.
Профессиональный труд представителей этого слоя, называемого обычно
средним классом, как правило, высоко оплачивался, что позволяло его
членам вести соответствующий образ жизни» [40].
Значительная доля населения, имевшая низкий образовательный
уровень или не имевшая его вообще, а также не обладавшая собственностью,
составила низший слой общества.
93
Сформировалась социальная структура общества, в которой люди,
имеющие власть и богатство, занимают более высокий социальный статус в
отличие от тех, которые имеют только власть или только богатство, а порой,
не имеют ни того, ни другого [40].
Любой человек, будучи членом определенного слоя общества, класса
или группы, усваивает язык непроизвольным образом. Полагают, что в
процессе социализации у говорящих формируется так называемая
социолингвистическая компетенция, проявляющаяся в использовании тех
или иных социально обусловленных вариантов языка.
Подобная компетенция проявляется в способности коммуникантов
идентифицировать, понимать и употреблять социально окрашенные
языковые формы и варианты. Каждое высказывание содержит, таким
образом, наряду с конкретным семантическим содержанием также
социальные маркеры, указывающие на принадлежность носителя языка к
определённой социальной группе. В образующемся социологическом поле
проявляется, следовательно, взаимодействие двух параметров – социальных
и языковых [40].
Социальная стратификация будет присуща любому обществу,
например, в западных государствах она приняла форму социальных групп.
Современные лингвисты дают следующее определение социальному классу –
это совокупность людей, которые имеют общие социальные либо
экономические характеристики [10].
Как справедливо указывает А. Д. Петренко: «в рамках конкретной
социально-речевой общности ее социолект будет представлять собой
некодифицированную норму языкового общения, которая реализуется в
разнообразных коммуникативных ситуациях коллективом говорящих, как
правило, объединенных совокупностью общих социальных признаков» [37].
Каждый индивидуум, принадлежащий к какой-либо группе, использует
несколько определенных комбинаций произносительных стилей, которые в
свою очередь зависят от различных обстоятельств. Чем выше уровень
94
образования и культуры, произносительного навыка и музыкального слуха,
тем шире и многограннее является набор вариантов произношения индивида.
Различные ситуации и эмоциональное состояние, в котором находится
говорящий в определенный момент и определяет выбор того или иного
фонетического и просодического языкового средства.
Необходимо отметить, что следует обращать внимание на
общественные и языковые реалии, на которых, как правило, и будут
основываться допустимые языковые нормы [74].
Однако норма не отличается стабильностью, она допускает
варьирование языковых средств. Включая в себя все возможности языкового
общения на данном языке, норма находится в тесном контакте, взаимосвязи с
комплексом внеязыковых факторов, ситуацией общения, коллективом людей,
различающихся своим территориальным и социальным происхождением и
положением.
Вариативность – главный признак нормы, она неизбежно присуща
языку, поскольку носители языка неминуемо реализуют различные способы
произнесения тех или иных звуков, различные способы образования и
сочетания слов и предложений. Произносительная норма – это одновременно
употребительная норма и образец для всеобщего использования языка.
Исходя из наблюдений немецкого лингвиста Шиндлера, современный
немецкий язык имеет два типа нормы:
1) прескриптивную,
2) дескриптивную [79].
Устное использование языка человеком связано с произношением и
определенной произносительной нормой. Произносительная норма не может
создаваться отдельным человеком и изменяться по его желанию. Она
создается и формируется с течением времени и связана исторически с
развитием языка.
Л. А. Вербицкая полагает: «для исследования литературно-языковой
нормы и произносительной нормы необходимо изучение не только
95
внутренних системных, но и социолингвистических факторов и
определенных психологических законов, которые управляют речевой
деятельностью людей» [15].
Очевидно, что немецкий, как и любой другой язык, подвержен
изменениям. На сегодняшний день, любой язык является одним из
важнейших средств, которое способствует человеческому общению [24].
Активному изменению способствуют такие факторы, как материальный и
конечно же социальный прогресс общества, тесные контакты народов,
изменение состава носителей языка, распространение различных культур. К
внешним факторам развития языка можно отнести миграцию людей, а также
влияние других языков.
Относительно недавно в немецком языке появилось такое языковое
явление, как «денглиш». Под «денглишом» принято считать употребление
англицизмов и мнимых слов из английского языка в немецком.
Чаще всего англицизмы употребляют в таких сферах, как техника,
СМИ, спорт, косметическая индустрия и мир моды. В качестве примера были
отобраны следующие лексемы: E-Mail, Online, Provider, Airbag, Display,
Playstation, Fan, Match, Cross, Freestyle, Penalty, Badminton, Feature, Pay-TV,
Motion, Primetime, Print, Slow, Entertainer, Make-up, Foundation, Fluid,
Eyeliner, Cover, Fashion, Dress, Look, Top, Boots.
Исходя из многочисленных наблюдений, можно сделать вывод, о том,
что английский язык влияет уже не только на словарный состав немецкого,
но и на грамматический, фонетический и другие строи языка.
Например, такие выражения, как «einmal mehr» («once more») вместо
«wieder einmal», «nicht wirklich» («not really») вместо «eigentlich nicht» можно
встретить не только в речи, но и во многих печатных изданиях. Изменения
претерпевает и сравнительная степень в немецком языке, все чаще можно
появляется вариант, «mehr zugänglich» вместо более корректного варианта
«zugänglicher». Все англицизмы, вошедшие в активный словарный запас
немцев, будут произноситься на манер английского языка. Например,
96
английское сочетание звуков [dʒ], которое нехарактерно для немецкого
языка, все же будет встречаться в таких словах, как Joke [dʒoʊk], Junk-Food
[dʒʌŋk fuːd], Job [dʒɑːb], Jackpot [ˈdʒæk.pɒt], joggen [ˈdʒoɡ.ən].
С каждым годом немецкий язык становится проще, и многие
языковеды объясняют это, например, большим притоком мигрантов, который
начал происходить в Германии с 2015 года. Наряду с вышеупомянутым
«денглишом» в Германии активно развивается «Kiezdeutsch».
«Kiezdeutsch» – вариант немецкого языка, на котором говорит
молодежь, являясь выходцами из Ближнего Востока и стран Африки. Исходя
из результатов исследований, которое проходило под руководством
немецкого профессора Уве Хинрихс (Uwe Hinrichs), можно выделить
определенные особенности этнолекта. Типичным для «кицдойча» является
упрощение грамматических структур и большой процент заимствованных
слов из турецкого и арабского языков.
У. Хинрихс (Uwe Hinrichs) обращает внимание на то, что и коренные
немцы постепенно перенимают различные ошибки, считая это нормой [72].
Одной из главных проблем является, то, что мигранты и немцы начинают
опускать артикли в своей речи, падежи и падежные окончания. В качестве
примера «кицдойча», могут быть следующие предложения:
1. «Das ist mein Hose» – у притяжательного местоимения «mein»
отсутствует постфикс, который указывает на женский род
существительного «die Hose (-n)».
2. «Also mein Schule ist schon längst fertig» – у притяжательного
местоимения «mein» отсутствует флексия, которая должна указывать на
женский род существительного «Schule».
3. Lassma = Lass uns mal, Musstu = Musst du,
Machma = Machen wir Mal.

97
3.3 Немецкие социальные диалекты, профессиональные языки и
жаргоны

Язык является главным средством передачи информации между


людьми. Речевое общение обслуживает социум во всех сферах его
общественного бытия. Теория семиотической модели коммуникации
(речевого события) была разработана Р. О. Якобсоном в 1975 в статье
«Лингвистика и поэтика». Лингвист утверждал, что язык следует изучать во
всем разнообразии его функции. Структура модели коммуникации была
описана следующим образом [61]:
1. Адресант – субъект, отправляющий сообщение.
2. Адресат – субъект, который получает сообщение.
3. Сообщение – информация, которую отправляют.
4. Контекст.
5. Код.
6. Контакт, под контактом принято понимать физическую или
психологическую связь между адресантом и адресатом.
Кроме структуры модели коммуникации, языковед выделил шесть
главных функций.
1. Эмотивная (экспрессивная) функция, которая ориентирована на
адресате. Цель эмотивной функции прямое выражение отношения,
говорящего к тому, о чем он говорит.
2. Конативная функция, предназначена для адресата. Как правило,
выражается в звательной форме или повелительном наклонении.
3. Референтивная (коммуникативная) функция соотносится с предметом,
о котором идет речь.
4. Фатическая функция предназначена для проверки того, чтобы понять
стоит ли продолжать коммуникацию с адресатом или нет.
5. Метаязыковая функция (функция толкования).
98
6. Поэтическая функция – направленность внимания на сообщение ради
него самого, а не ради референта, контакта или адресата. Это наиболее
важная функция в поэтическом сообщении (произведении искусства)
[61].
Модель Р. Якобсона важна для современной социолингвистики, теории
коммуникации и социологии. Современные языковеды часто используют
модель коммуникации для описания коммуникативных процессов [61].
М. М. Маковский: «в современной лингвистике социальные диалекты
рассматриваются как разновидности (варианты) языка, которыми
пользуется та или иная социальная группировка или общность людей» [35].
В. М. Жирмунский считал, что: «диалект, в свою очередь, понимается
как территориальная, временная или социальная разновидность языка,
употребляемая более или менее ограниченным числом людей, и
отличающаяся по своему строю (фонетике, грамматике, лексике и семантике)
от языкового стандарта, который сам является наиболее престижным
диалектом» [24].
В любое время на язык имели влияние следующие факторы:
1. Внутренние или внутриязыковые;
2. Внешние или экстралингвистические.
Под внутренними причинами понимают появление каких-либо
предпосылок для изменения и эволюции системы языка на различных
уровнях (фонетический, морфологический, лексический и др.), примером
такого влияния в немецком языке может служить передвижение согласных.
Передвижение согласных, или же Закон Раска-Гримма (1814/1822 гг.) – это
фонетический процесс, который заключался в изменениях индоевропейских
смычных гласных [70]. Экстралингвистические факторы влияют на языковую
подсистему, а также на возникновение функциональных стилей и различных
научных и профессиональных подъязыков. Внешние факторы способствуют
образованию новых местных диалектов и социолектов [36].

99
Неоспорим тот факт, что язык не единообразен и в социальном
отношении. Еще в XVII веке испанский ученый Г. де Корреас говорил, что
«нужно отметить, что язык имеет, кроме диалектов, бытующих в
провинциях, некоторые разновидности, связанные с возрастом, положением
и имуществом жителей этих провинций: существует язык сельских
жителей, простолюдинов, горожан, знатных господ и придворных, ученого-
историка, старца, проповедника, женщин, мужчин и даже малых детей»
[7]. В современной социолингвистике во второй половине ХХ века
появляется новый термин «социолект». Л. П. Крысин определяет социолект
как совокупность языковых особенностей какой-либо социальной группы
[32].
Социальный диалект может перенять элементы диалекта, однако лишь
в том случае, если он получает негативную социальную оценку (Fishman,
1975).
По мнению В. М. Бухарова разделение языка на диалекты по
географическому признаку означает одновременно и разделение
лингвосоциума на группы, интересы деятельности и контакты которых могут
не совпадать с границами диалектов [13].
Диалект непосредственно связан с процессом социализации личности,
а также развитие коммуникативных потребностей общества имеет различные
изменения в сфере применения диалектов и возникновения, новых
надрегиональных диалектов с более широкими коммуникативными
возможностями [13]. Любой социолект, как норма формируется на основе
системы языка, состоящей из единиц различных уровней [38].
Социолект не будет представлять собой целостную систему
коммуникации, а только как особенность речи – в виде различных слов и
словосочетаний, синтаксических конструкций и особенностей ударения. В
свою очередь, арго, жаргон и сленг являются его разновидностями [47]. Все
чаще современные лингвисты определяют эти термины между собой как

100
синонимы. Арго, в отличие от жаргона, является в той или иной степени
«тайным» языком, тогда как жаргон – «профессиональный» язык.
Любой социолект не является целостной системой коммуникации, а
только подразумевает под собой некие особенности в определенном
лексическом пласте и синтаксических конструкциях, а грамматический строй
любого социолекта почти не будет отличаться от норм национального языка.
Языковая норма закрепляется общественной практикой в качестве
сознательной или несознательной регламентации потенций языковой
системы, то социальный диалект не может являться нарушением языковой
нормы.
Функционируя в основном в устной форме, и обслуживая относительно
узкий социальный круг носителей языка, социолект представляет собой
некодифицированный вариант нормы употребления в той же мере, как так
называемые профессиональные языки и располагается на периферии языка
[38].
Социолект противопоставляют просторечиям и диалектам. Диалекты и
социолекты между собой имеют некоторые различия, главное из которых, по
мнению Л. П. Крысина, заключается в том, что «со временем
территориальные различия во многих языках нивелируются, социальные же
сохраняются и даже будут усиливаться» [32], [47].
Однако социальный диалект может быть определен и без освещения
его отношений с территориальным диалектом. Социальный диалект
традиционно классифицируют как «общее обозначение языковых вариантов,
которыми пользуются разного рода социальные объединения носителей
языка, будь то социальные классы или социально экономические слои в
структурно-функциональной социологии, группы, объединенные по признаку
возраста или пола, профессии или общих интересов» [32], [47].
В. Д. Бондалетов полагает, что: «общей чертой всех языковых
образований, включаемых в категорию социальных диалектов, является
ограниченность их социальной основы: они выступают средством общения,
101
причем, как правило, дополнительным, отдельных социально сословных,
производственно-профессиональных, групповых и возрастных коллективов, а
не всего народа и не всего населения региона. Возникая в ответ на различные
профессиональные и групповые потребности отдельных коллективов,
социальные диалекты всегда сосуществуют с другими формами
существования языка, которые всегда выступают как первичные, опорные,
основные, а социальный диалект – как дополнение к ним» [10].
Важно понимать, что, например, язык людей старшего поколения
отличается большим консерватизмом, более строгим соблюдением нормы по
сравнению с языком молодежи, который обычно полон инноваций,
характеризуется пренебрежением к норме, стремлением к самовыражению
[42].
Как считает Э. М. Береговская: «лексика жаргона – это параллельный
ряд слов и выражений, синонимичных первичному, нежаргонному ряду.
Поскольку жаргонизмами обозначают в основном уже известное (предмет,
качество, состояние), то здесь речь идет о синонимах не понятийных, а почти
исключительно экспрессивно-оценочных, чаще всего стилистически
сниженных» [8]. Оценивая статус молодежного сленга, автор уточняет, что:
«как все социальные диалекты, он (молодежный сленг) представляет собой
только лексикон, который питается соками общенационального языка,
живет на его фонетической и грамматической почве» [8], [47]. При этом:
«номинативная функция жаргонных слов и оборотов оказывается вторичной
– на первом месте стоит функция эмоционально-экспрессивная. Правда,
здесь необходимо сделать одну существенную оговорку: для фактов и
понятий, особенно актуальных в молодежном быту и сознании, жаргон
вырабатывает обозначения, детализирующие то, что не имеет отдельных
обозначений в литературном языке» [8], [47].
В связи с этим групповой жаргон – символ принадлежности к данной
социальной группе, и показатель ее языкового существования, проявление
специфической субкультуры. Находясь на периферии форм существования
102
языка, условные языки или арго являются лексическими системами,
предназначенными для выполнения преимущественно конспиративной
функции. Потребность в пользовании тайным, непонятным для
непосвященных языком возникает у социальных групп, стремящихся
сознательно изолировать себя от «других», от основной части общества.
Э. М. Береговская: «к одному из видов социальных диалектов
традиционно относят арго деклассированных. Данный социальный диалект
представляет собой совокупность слов и фразеологических оборотов,
которые служат для группового общения деклассированных элементов,
совмещая в себе три функции – конспиративную, экспрессивно-
эмоциональную и экспрессивно-выразительную» [8], [47].
По мнению Э. М. Береговской, «изучение и сравнение системы
функциональных стилей разных языков приводит к выводу, что арго, как его
не называй, – жаргон, сленг или социолект, – это не вредный
паразитический нарост на теле языка, а органическая и в какой-то мере, по-
видимому, необходимая часть этой системы. Это та лаборатория, в
которой все свойственные естественному языку процессы, не
сдерживаемые давлением нормы, происходят во много раз быстрее и
доступны непосредственному наблюдению» [8], [47].

3.3.1 Профессиональные и малые социальные группы в


немецком социуме

Структура любого социального общества подразумевает под собой


некую устойчивую связь субъектов, разделенную условно на уровни,
например, степень обладания собственности, получаемый доход, власть,
престиж и уровень образования. Любой социум – это совокупность
социальных групп, например, малых, больших и профессиональных групп.
Группа в обществе – это совокупность людей, которых связывают
103
между собой определенные общие признаки, такие как профессия, пол,
возраст, социальное положение и т.д. Любая социальная группа – это
совокупность людей с одинаковой занимаемой социальной позицией.
Согласно социологическим наблюдениям Г. И. Козырева, социальный
состав общества – это совокупность взаимодействующих социальных
общностей, социальных групп и индивидов, образующих конкретное
общество.
Каждая социальная общность занимает определенное место,
определенную позицию в социальной структуре. Одни социальные общности
занимают более выгодные позиции, другие – менее выгодные. Кроме того, в
самой социальной общности отдельные социальные группы (отдельные
индивиды) также занимают разные социальные позиции и имеют разные
социальные статусы (Г.И. Козырев).
В современной Германии социологии выявили девять различных
социально-классовых структур немецкого общества, сравнивая Западную и
Восточную Германию: более высокую степень служебного положения, более
низкую степень служебного положения, служащих, мелкого
предпринимателя и самостоятельного предпринимателя, сельского хозяина,
младший управленческий персонал, простого рабочего, квалифицированного
рабочего, простого квалифицированного рабочего.
Анализируя статистические данные, социологи обратили свое
внимание на тот факт, что некоторые различия могут быть объяснены, тем,
что в прошлом для жителей Восточной Германии было характерным
большое количество людей, принадлежащих к рабочему классу, нежели это
было в ФРГ.
В результате социальных преобразований, последовавших за
объединением Германии, первоначально полностью занятое рабочее
общество превратилось в прочную структуру занятости, которая с течением
времени постепенно приближалась к западногерманским структурам.
Безработные, граждане с преждевременным выходом на пенсию и
104
домохозяйки стали нежелательными формами жизни значительной части
бывших рабочих ГДР в процессе социальной трансформации.
Сильные изменения в социальной структуре Западной Германии
являются лишь сокращением доли неактивных людей, так, например, доля
домохозяек упала более чем наполовину с 1990 года, а женская занятость
увеличилась.
Стоит отметить тот факт, что было замечено увеличение числа
квалифицированных работников среди женщин в Германии за последние
годы. В Западной Германии всегда доминировало количество
государственных служащих над рабочими.
Субъективная оценка своего общего уровня жизни как справедливого
(или несправедливого) варьируется в зависимости от социального
положения. Исследования показали, что рабочий класс или же безработные,
менее склонны справедливо оценить свой уровень жизни, например, только
38% безработных в Западной Германии и 15% в Восточной Германии
считают свою долю уровня жизни справедливым. В основном, восточные
немцы видят свой уровень жизни во всех ситуациях, менее справедливым по
сравнению с западными немцами.
Общая удовлетворенность жизнью – это мера оценки всех условий
жизни. Социальное положение в социальной иерархии, различные уровни
качества жизни связаны, прежде всего, с различными социальными
положениями индивида в обществе. Здесь также следует отметить, что
население Восточной Германии по-прежнему менее субъективно
благополучно почти во всех социальных ситуациях, чем в Западной части
Германии.

105
3.3.2 Отличительные черты и лексические особенности
социолектов

Исследуя социальную стратификацию немецкоговорящего общества


были отобраны и изучены некоторые особенности социальных диалектов, а
именно таких популярных профессий как:
1. Юридические работники;
2. Медицинские работники;
3. Банкиры;
4. Военнослужащие.
Юридические работники.
Интересно отметить, что в немецком языке вновь стали активно
использовать такое языковое явление, как «канцелярит», который все чаще
проникает в среду широкого употребления, деформируя разговорную речь и
литературный стиль [44].
В качестве примера, хотелось бы привести профессиональный язык
государственных служащих «Kanzleisprache». В целом, принято различать
три главных подстиля официально-делового стиля:
1) официально-деловой (или канцелярский);
2) юридический («язык законов»);
3) дипломатический.
Для канцелярского стиля будут характерны:
1. Слишком длинные и не всегда согласованные предложения. «Die
Berechtigung für einen Antrag zur Rückzahlung der unzulässig berechneten
Kosten…», когда предложение могло выглядеть иначе «Sie können einen
Antrag stellen, damit die unzulässig berechneten Kosten zurückgezahlt werden».
2. Плеоназмы. Die Zukunftsprognose – Prognose bedeutet schon irgendeine
Aussage über Ereignisse in der Zukunft.

106
3. Частое употребление устаревших слов. Vorgenannt – vorher genannt,
oben genannt, jemandem etwas aufgeben – anordnen, beauftragen, bitten.
4. Употребление терминов и слов из иностранных языков. Feedback –
Rückmeldung, Administration – Verwaltung, Billigkeitsmaßnahme –
Ratenzahlung oder Stundung.
5. Сокращения. OWiG – Ordnungswidrigkeitengesetz (OWiG), ZVG – Gesetz
über die Zwangsversteigerung und die Zwangsverwaltung (ZVG).
6. Длинные и сложные слова. Kindertagesstättenmindestgebühr –
Mindestgebühr für die Kindertagesstätte, Unterhaltsvorschussleistung –
Unterhaltsvorschuss.
7. Длинные и сложные «цепочки» из существительных. «Antrag auf
Aufhebung des Bescheides des Ordnungsamtes über die Beseitigung…».
Зарождение «канцелярита» в Германии пришлось на середину XIII в.
На немецком языке начинают составлять завещания, акты купли-продажи,
цеховые уложения, городские книги и переписку между городами.
Существует три вида «канцелярита». Первым является – «венский».
Главными отличительными чертами венской «канцелярии» были:
 оглушение b в p, например: pruter (брат), punt (пестрый);
 написание ai вместо ei;
 отпадение конечного -e у некоторых существительных, например: sach
(вещь), kron (корона).
Подобное явление удерживалось в южнонемецких текстах до XVIII в., а в
произношении оно сохраняется и до сих пор.
В работе «Особенности социолектов Германии» было отмечено, что:
«Вторым вариантом «канцелярского» языка является «пражский». Он
сыграл большую роль при формировании письменной формы немецкого
языка. Некоторые канцелярские и правовые термины вошли в литературный
язык и до сих пор активно употребляются. Карл IV Иоган фон Ноймаркт
стремился избавить язык императорской канцелярии от диалектных
особенностей. Однако, по мнению некоторых германистов, единой языковой
107
нормы в строгом смысле слова в языке пражской канцелярии выработано не
было. Лингвисты отмечают, что слишком сильны были в то время
языковые традиции различных областей Германии, которые были
отражены в областных письменных вариантах немецкого литературного
языка» [48].
Важно отметить, что: «в деловом языке пражской канцелярии нашли
отражение некоторые диалектные особенности восточносредненемецкой
области, в частности сочетание в ней юго-восточной по происхождению
дифтонгизации и средненемецкой монофтонгизации» [48].
Третьим вариантом является саксонский или мейсенский канцелярит.
Отличительной чертой «саксонского» канцелярита были признаки в нем
восточносредненемецкого литературного языка. «Мейсенский» канцелярит
чаще всего употребляли в Аугсбурге, Майнце, Франкфурте, Вормсе,
Шпейере. Канцелярит Саксонии сыграл важную роль при становлении
общенациональной литературной формы немецкого языка.
Актуальность «Kanzleisprache» обусловлена тем, что данный вариант
социолекта является малоизученным и в связи с расширением, например,
торгово-экономических границ в мире, он мог бы оказаться полезным, так
как большинство торговых контрактов и сделок составляются именно на
профессиональном языке. Профессиональная лексика активно развивается и
появляется особый тип единиц социолекта, которые будут приспособлены
для удобной коммуникации специалистов.
С точки зрения морфологии, то социолект имеет свои особенности,
такие как: частое использование отглагольных имен существительных (die
Entwaffnung, die Ausbreitung, die Lieferung), обилие производных предлогов
(in Verbindung mit, im Einklang mit). Юридические тексты содержат в себе
большое количество аббревиатур (UNO, NATO), употребление
грамматической категории долженствования.
Частое употребление грамматической категории долженствования
придают речи и текстам ультимативный характер высказывания (Zur
108
Stärkung des Nichtverbreitungsvertrags (NVV) müssen wir uns mit der Realität
auseinandersetzen…).
Синтаксис в правовых документах отличается особой сложностью. Для
подобных документов будет характерным использование в условно-
уступительных предложениях, конструкций с ослабленной модальностью
долженствования, а повелительное наклонение и императивные предложения
используются реже и лишь в нотах протеста либо ультиматумах.
Медицинские работники.
Базовая терминология большинства наук основывается на словах
латинского или греческого происхождения. Работники сферы медицины и
фармации часто сталкиваются именно с латинским языком, так как
большинство названий болезней, анатомических и клинических терминов,
названий лекарственного сырья, ботанических терминов прописаны в
Международной номенклатуре на нем.
Согласно исследованиям, в области лексикологии, терминологический
фонд современной медицины составляет более 500 тысяч терминов.
Профессиональная лексика медицинских работников является одной из
самых сложных и трудно понимаемой для людей без дополнительных знаний
и навыков.
Медицинскую терминологию разделяют на три главных направления:
1. Анатомическая терминология.
2. Клиническая терминология.
3. Фармацевтическая терминология.
Анатомическая терминология является базой медицинского
образования, и основная часть профессиональной лексики изучается именно
на латинском языке. Клиническая терминология в свою очередь представляет
собой сложные слова, образованные из словообразовательных элементов.
Основную роль в усвоении клинической терминологии играют греко-
латинские терминообразующие элементы – терминоэлементы.

109
Овладение системой греко-латинских терминоэлементов – это, своего
рода, терминологический ключ к пониманию базовой медицинской
клинической терминологии. Для фармацевтической терминологии
характерно использование греческих и латинских слов либо их частей,
вследствие чего могут быть образованы новые термины и названия.
Ряд латинских медицинских терминов был вытеснен немецкими, хотя
некоторые латинские термины продолжают сосуществовать с немецкими,
образуя с ними синонимы: кесарево сечение – Kaiserschnitt и
Laparohysterotomie, крапивница – Nesselausschlag или Urticaria, буфтальм –
Buphthalmus или Ochsenauge и т.д.
Язык врачей в Германии принято называть, как «Mediziner-Slang»,
«Bildungsjargon», «Medizinerdeutsch», «Ärzte-Latein» или же
«Facharztchinesisch».
Использование некоторых медицинских понятий в речи с пациентами,
врачи употребляют их в качестве эвфемизмов. Например, для того чтобы
указать пациенту на его переизбыток лишнего веса, профессионал употребит
латинский термин «Adipositas permagna», что означает самую тяжелую
форму ожирения. Тогда как «anatomischen Normvariante» послужит для того,
чтобы подчеркнуть идеальные формы пациента.
Гиперактивным пациентом «hyperaktiver Patient» в Германии называют
любителей состоять на учете у нескольких врачей одновременно.
«Verdünnerscheine» – больничный лист пациента, подтверждающий его
нетрудоспособность, но дающий ему право получить полную заработную
плату. «AOK-Schweine» (AOK (Allgemeine Ortskrankenkasse) – Общая
Территориальная больничная касса), это тот человек, который получает
медицинское страхование в любой государственной немецкой больничной
кассе. «Vorgealtert» – человек, который не только выглядит намного старше
своего возраста, но и состояние здоровья которого не соответствует
определенным возрастным параметрам.

110
Алкозависимость медики называют «Äthylismus». Другим интересным
примером речи медицинских работников является сокращение «IGeLn».
«IGeL» – это индивидуальные особенности заболевания человека, которые не
могут быть покрыты медицинской страховкой, и пациент обязан оплачивать
медицинские счета самостоятельно. Пациент, который много и без дела
говорит, называется «sprachlicher Inkontinenz». Выражение «Jugend forscht»
используют, когда врачу-ассистенту поручают первых пациентов [88].
Выражениями «Supranasal übersichtlich strukturiert» либо «Morbus
Bahlsen» врач дает понять своим коллегам, что тот или иной пациент глупый.
Согласно исследованиям Дитлинде Гольц (Dietlinde Goltz) врачи
действительно используют зачастую медицинские термины общаясь между
собой для того, чтобы не подвергать стрессу своих особо эмоциальных
пациентов называя или обсуждая с коллегами их диагнозы и потенциальные
методы лечения.
Согласно проведенным исследованиям, более чем 50 процентов
больных не понимают того, что им говорят специалисты.
Так, яркими примерами подобной профессиональной лексики могут
послужить следующие лексемы:
Urinkultur – Uricult;
Suprapubischer Blasenkatheter – Cystofix;
Echokardiographie – Echo;
Koloskopie – Kolo;
Endoskopie – Endo;
Molekulargenetische Untersuchung – Gentest oder PCR;
Cholezystektomie – Lap-Galle;
Staphylokokken – Staph. negativ;
Albumin im Urin – Mikroalbumin;
Blutgasanalyse – Astrup;
Gomer – акроним от «Get out of my emergency room!», что в переводе
на немецкий язык означает «Raus aus meiner Notaufnahme!»;
111
Morbus Bahlsen – это медицинская шутка для того чтобы обозначить
глупость пациента. Название происходит от немецкого производителя
кондитерских изделий с тем же именем и ассоциативно происходит от
разговорного выражения, такого как «einen an der Waffel haben» (быть
не в своём уме, не дружить с головой);
Drückeberger – caput piger;
Bradyphrenie – замедление психических процессов;
Amortisationstherapie – eigentlich unnötige Untersuchung zwecks
Auslastung eines teuren Geräts;
Arabergestüt oder Dubai-Flügel – aufwendig sanierte Privatstation,
hauptsächlich für Patienten aus dem Vorderen Orient;
Balneotherapie angeraten – Patient sollte dringend baden oder duschen;
DDD – Dick, diabetisch, doof. Bezeichnung der Zuckerkranke, die sich
nicht an die Therapievorgaben halten;
Halitosis – Patient stinkt aus dem Mund.
Иногда в своих рекомендациях и речах медицинские работники
используют следующие выражения:
1. «Der Patient hat Anzeichen von Morbus Mediterraneus» – врачи таким
способом намекают на свое легкомысленное отношение к болезни
пациента.
2. «Hier liegt ein C2-Problem vor!» – иметь жажду.
3. «Ich schlage eine exspektative Therapie vor» – выражение означает, то,
что болезнь вероятнее всего пройдет в скором времени.
4. «Klarer Fall von Cerebralaplasie!» – пациент кажется не слишком
здоровым.
5. «Eine substitutionspflichtige akute Hypolorazepamämie» – потребность в
успокоительных средствах.
6. «Wiedereinmal eine Rhinitis» – иметь простуду.
7. «Der arme Patient leidet unter Foetor ex ore!» – иметь плохой запах изо
рта.
112
«Es ist eine minimal-invasive Untersuchung» – щадящее лечение для
тканей.

Банкиры.
Федеративная Республика Германия занимает первые позиции среди
стран Европейского Союза по многим показателям, в том числе по уровню
жизни и по размеру ВВП на душу населения. Банковская система Германии
является одной из самых успешных в мире. Экономика страны стремительно
развивается, чему в значительной мере способствует налаженная банковская
система. Примерное количество банков в Германии составляет 36 тысяч, из
них:
 9 986 – коммерческие;
 11 872 – сберегательные кассы (Sparkassen);
 11 847 – кредитные кооперативы (Kreditgenossenschaften);
 1 557 – строительные общества или кассы (Bausparkassen);
 411 – земельные (Landesbanken);
 65 – ипотечные (Realkredit-Institute);
 43 – со специальными задачами (Banken mit sonderaufgaben);
 13 – большие кооперативные центральные банки (genossenschaftliche
Zentralbanken);
 211 – остальные.
Самыми крупными банками Германии считаются «Deutsche Bank» и
«Commerzbank». «Deutsche Bank» является важным банком Германии и
крупнейшим участником валютного рынка. На момент 2017 года в структуре
банка работало 97 535 человек, из них 42,5 тысячи в Германии, 23,5 тысячи в
остальной Европе, на Ближнем Востоке и в Африке, 21 тысяча в Азиатско-
Тихоокеанском регионе, 10 тысяч в Северной Америке и 250 человек в
Латинской Америке. В «Коммерцбанк» работает примерно 36 тысяч
работников, которые обслуживают около 8 миллионов в более чем 40
странах мира.
113
Язык работников банка характеризуется большим количеством
профессиональной лексики. Профессиональный язык это в первую очередь
совокупность специализированных терминов. Профессиональная речь
включает в себя частое использование профессионального жаргона и
пейоративной лексики. При анализе профессиональных текстов, лингвисты
опираются на следующую классификацию лексики:
1. Общепрофильный тезаурус (общенаучные, общепрофессиональные и
междисциплинарные термины);
2. Профильный тезаурус (профильные термины);
3. Профессионализмы (просторечные эквиваленты терминов для
использования в профессиональной деятельности);
4. Некодифицированная лексика (профессиональный жаргон и
пейоративная лексика).
На первый взгляд профессиональная лексика может показаться сложной для
понимания, так как содержит большой процент профильного тезауруса.
 Anderkonto – Treuhandkonto bei einer Bank, das nur von Angehörigen
bestimmter Berufsgruppen (Notare, Rechtsanwälte, Wirtschaftstreuhänder,
Immobilienmakler und -verwalter. Architekten und Ingenieurkonsulenten),
denen die Verwaltung fremder Gelder berufsmäßig obliegt, für einen
Klienten eröffnet werden kann. Neben den Allgemeinen
Geschäftsbedingungen gelten gesonderte Geschäftsbedingungen.
 Annuität – Gleichbleibende, regelmäßige Rückzahlung einer Geldschuld,
die sich aus Kapital- und Zinsenquote zusammensetzt.
 Avalkredit – Bürgschafts- oder Garantieerklärung eines Kreditinstitutes für
Verbindlichkeiten von Kunden.
 Basel II – Kurzbezeichnung eines internationalen Expertenkreises.
 Basel III – Der Begriff bezeichnet ein ergänzendes Regelwerk des Basler
Ausschusses an der BIZ zu bereits bestehenden Eigenkapitalregeln für
Finanzinstitute.

114
 BIC (Bank Identifier Code) – Weltweit gültige elektronische Adresse jeder
Bank.
 Blue Chips – Bezeichnung für Aktien großer, internationaler, allgemein
bekannter und angesehener Unternehmen.
 Cost-Average-Effekt – Wörtlich übersetzt: "Durchschnittskosten-Effekt".
Bei Anlageplänen mit regelmäßigen Einzahlungen einer gleichbleibenden
Summe erreicht der Anleger, dass beifallenden Kursen mehr, bei steigenden
Kursen entsprechend weniger Fondsanteile erworben werden.
 ELBA - Markenname für Electronic-Banking.
 ELBA-business – Onlinebankingprogramm (Software) vorwiegend für
Firmenkunden.
 Girokonto – Konto, das dem Zahlungsverkehr dient.
 IBAN (International Bank Account Number) – Weltweit genormte
Angabe einer Kontobeziehung. Sie besteht aus Ländercode, Prüfziffer,
Bankleitzahl und Kontonummer.
 PIN (Persönliche-Identifikations-Nummer) – Persönliche Nummer
(Code), die die missbräuchliche Verwendung von Kontodaten und -
transaktionen verhindert.
 SEPA (Single Euro Payments Area) – Einheitlicher Euro-
Zahlungsverkehrsraum.
 SWIFT (Society for Worldwide Interbank Financial
Telecommunication) – Vollautomatisches internationales
Datenübertragungssystem für die Weiterleitung von Banknachrichten.
 Treuhänder – Jemand, der Rechte für eine andere Person im eigenen
Namen für Rechnung des Treugebers ausübt.
 Zinsfloor – der Käufer sichert sich gegen sinkende Zinsen ab. Der
Verkäufer erhält dafür eine Prämie.

115
 Zwischenfinanzierung – Kurzfristiger Kredit bis zur Verfügbarkeit eines
bereits zugesagten langfristigen Kredites, z.B. um die Wartezeit bis zur
Zuteilung eines Bauspardarlehens zu überbrücken.
Банковская сфера стремительно развивается и большое число
профессиональных терминов, не имеющих аналогов в немецком языке
заимствуется из других иностранных языков. Важно отметить, что
банковский сленг характеризуется частым использованием различных
сокращений, номеров нормативных актов и номеров форм отчетности.
Использование банкирами в своей речи номера нормативных актов и законов
помогает работникам быстрее понимать друг друга и выполнять различные
поручения.

Военнослужащие.
После окончания Второй мировой войны, через десять лет 7 июня 1955
года в Федеративной Республике Германии был создан Бундесвер
(Bundeswehr). Вооруженные силы Германии имеют следующую структуру:
1. Сухопутные войска (Heer), которые предназначены для ведения
боевых действий, как правило, на суше. По данным на 2016 год,
численность сухопутных войск составляет приблизительно 60
тысяч человек.
2. Военно-воздушные силы Германии (Luftwaffe).
3. Военно-морские силы Германии (Deutsche Marine). В структуру
ВМС Германии включают флот и морскую авиацию.
На сегодняшний день Бундесвер состоит из вооруженных сил и
гражданского управления. Начиная с 2001 года были сняты ограничения на
службу для женщин, и примерно 12 тысяч из них на момент 2006 года
являлись военнослужащими в ФРГ.
Язык военнослужащих образовывает определенный пласт
профессионального языка. Чем сложнее будни солдат, тем экспрессивнее и
разнообразнее будет их речь. Военный жаргон включает в себя большое

116
количество неологизмов, создание новых слов и их значений, диалектизмов,
просторечий. Основной тематикой слов военного социолекта являются:
жизнь в казарме, боевая подготовка, военно-церковная служба, а также
отпуск и личная жизнь.
Во времена Холодной войны, особенно у военнослужащих Бундесвера
было принято образовывать новые сложные слова с частицей «НАТО», так,
например, солдаты ВМС – «NATO-Fischer», картофельное пюре – «NATO-
Zement», а сама аббревиатура «НАТО» солдатами расшифровывалась как:
«No action, talk only», «Never ask the officer», «No action, travel only».
Язык солдат восприимчив к любым действиям и событиям, происходящим в
нашем современном мире, поэтому любые новообразованные термины,
выражения могут быть кратковременными по их использованию, а также
разделены территориально либо по категориям войск. Вследствие этого
появляются различия между лексикой сухопутных войск, военно-воздушных
сил Германии и военно-морских сил.
В Германии принято называть сухопутные войска «Heer», что в
переводе дословно означает «армия». Сухопутные войска Германии – это вид
вооружённых сил, предназначенный для ведения боевых действий
преимущественно на суше. Сухопутные войска являются наиболее
многочисленными, разнообразными по вооружению и способам боевых
действий.
Сленг сухопутных войск не имеет специального названия, но, тем не
менее, есть определенные лексические особенности. В ходе исследования
была выявлена определенная категория слов, которая вызвала интерес в
процессе изучения социолекта.
Первой особенностью военного социолекта является большое
количество сокращений:
 ASAP – «As soon as possible» (so bald wie möglich);
 Ari – (Angehöriger der) Artillerie;

117
 Aschuftda – Auftrag, Schussfeld, Untergrund, Feuerunterstützung,
Tarnung, Deckung, An- und Abmarschweg;
 BWK – eigentlich Abkürzung für «BundesWehrKrankenhaus», wird
aber oft als «Brot, Wurst, Käse» übersetzt und bezeichnet das
Abendbrot;
 BWZK – Abkürzung für «BundesWehrZentralKrankenhaus»,
Koblenz;
 DgR – Dienst in geschlossenen Räumen;
 Diszi – kurz für Disziplinarverfahren bzw. eine einfache
Disziplinarmaßnahme;
 MSG – steht für Marsch-, Sport-, und Geländebefreit.
Продукты питания:
 Fettstein – ein Stück Butter;
 Apatschenpimmel – Currywurst;
 BMW – Brot mit Wurst (respektvolle Bezeichnung für die Art des
Abendmahles);
 Gummiadler – halbes Hähnchen in der Kantine;
 Hackfleischrisiko – Bezeichnung für das Hackfleisch Risotto aus der
Feldverpflegung;
 Johny – Fleischkonserve;
 NATO-Kitt – Kartoffelpüree aus der Kantine.
Предметы личного пользования, а также одежда:
 Filzlaus – Winterkampfanzug, früher der Kampfanzug aller Truppen
aus schwerem, filzartigem Material;
 Heidi – Kälteschutzjacke;
 Ratztüte – Scherzhafte Bezeichnung für einen NATO-Schlafsack;
 Schweißmauken – ungewaschene Socken;
 SEM 2000 – umgangssprachliche Bezeichnung für Mobiltelefone.

118
Наименование должностей:
 Boden-Luft-Verbindungsoffizier – Militärpfarrer;
 Falli – Fallschirmjäger;
 Füssel – Füsilier, Fusssoldat;
 FWDL – Freiwillig Wehrdienstleistender;
 Jojo – Fernmeldesoldat;
 LuPi – Luftlandepionier;
 NATO-Wolke – Gruppe von Soldaten, die nicht in einer geführten
Reihe laufen, sondern wie eine Menschenmenge;
 Zett-Sau – Zeitsoldat.
Авиационный язык ВВС Германии или язык пилотов имеет отношение
ко всей области авиации и образовывает отдельную категорию
профессиональных языков.
Данный вид социолекта используется как в гражданской авиации, так и
в военной авиации. В языке немецкой авиации присутствует большое
количество англицизмов, из-за широкого использования английского языка в
международной авиации.
Например:
 Airfield Guide – Sichtflugkarten der DFS Deutsche Flugsicherung GmbH;
 Back-Track – Rollen eines Motorflugzeugs auf der Startbahn in
entgegengesetzter Startrichtung nach einer Landung oder vor einem Start;
 Blue Card Pilot – Schönwetterflieger, der nur dann fliegt, wenn die Farbe
des Himmels die Farbe seiner (blauen) Karte hat;
 Bobby – Spitzname für die Boeing 737;
 Cross wind – Seitenwind, problematisch insbesondere bei der Landung;
 Fuel-to-Noise-Konverter – Hubschrauber;
 Goto-Next-Pilot – Pilot, der sich nur per GPS-Navigation orientieren kann,
auch GPS-Hero genannt;

119
 Heavy-Metal – Bezeichnung für aus Metall hergestellte große
Verkehrsflugzeuge;
 I follow roads – Scherzhafte Übersetzung der Abkürzung IFR, welche
eigentlich Instrument Flight Rules bedeutet;
 Liftboy – scherzhafte Bezeichnung für den Piloten einer Maschine zum
Absetzen von Fallschirmspringern;
 One-hundred-Dollar-Hamburger – Bezeichnung für ein Mittagessen an
einem fremden Flugplatz, da man die Flugkosten des Spaßfluges
hinzurechnet;
 On top – Flug über den Wolken;
 Slip – Bezeichnung für einen starken Seitengleitflug zum Abbremsen und
starken Sinken des Flugzeugs;
 VMC (Victor-Mike-Charlie) – Visual Meteorological Conditions =
Sichtflugbedingungen.
Другой немаловажной особенностью является частое использование
сокращений. Большое количество аббревиатур, как правило, используется
пилотами для речевой экономии, так как условия работы требуют
постоянной быстрой реакции и незамедлительного ответа.
 AAIM – Aircraft Autonomous Integrity Monitoring;
 AAS – Airport Advisory Service;
 AAV – Advanced Air Vehicle;
 AC; A/C – Air Conditioning;
 ACARE – Advisory Council for Aeronautics Research in Europe;
 ADAPT – Air Traffic Management Data Acquisition, Processing and
Transfer;
 ADEP – Aerodrome Of Departure;
 ALW – Allowable Landing Weight;
 AMSL – Above Mean Sea Level;
 AWC - Aviation Weather Center;
120
 AVSAT – Aviation Satellite System.
Сленг ВМС имеет специальное название – Decksdeutsch (das Deck –
палуба). На сленг моряков влияют нижненемецкий и нидерландский языки,
что объясняется географическим расположением немецких баз в области
нижненемецкого языкового ареала. В основном на службу были призваны
солдаты, чей язык повседневного общения был именно нижненемецкий
вариант.
Первый Императорский военно-морской флот Германии был основан в
1848 году и вплоть до конца Второй мировой войны главным языком
общения был нижненемецкий диалект.
В ходе исследования было отмечено, что для сленга ВМС характерно
большое количество сокращений:
 Flossi – Flossenstabilisierungsanlage;
 HptDrLager – Hauptdrucklager;
 IO – erster Offizier;
 AnO – Antriebsoffizier;
 STL – Schiffstechnischer Leitstand;
 OPZ – Operationszentrale;
 STO – Schiffstechnischer Offizier;
 NOK – Nord-Ostsee-Kanal;
 BMW – Brot, Marmelade, Wurst (Frühstück);
 EDiMot – Elektrodieselmotor;
 HeiPuLa – Heizerputzlappen, extrem saugfähiger Lappen zur Ölentfernung;
 SigPi – Signalpistole;
 SOPO – Schiffsoperationsoffizier;
 SSO/SBO – Schiffssicherungs-/Schiffbetriebsoffizer;
 TrapO – Transportoffizier.
Было собрано и проанализировано некоторое количество глаголов,
связанных с деятельностью военнослужащих ВМС:

121
 Abandonnieren – das Schiff wegen einer Havarie auf See verlassen;
 Abbringen – ein auf Grund gelaufenes, festgekommenes Schiff wieder flott
machen;
 Abgreifen – die Entfernung auf der Seekarte mit Hilfe des Zirkels messen;
 Abreiten – umgangssprachliche Bezeichnung für abwettern;
 Anluven – Kursänderung hin zur Richtung des Windes;
 Anpreien – ein anderes Schiff anrufen.
Для обозначения судов выделяют определенную лексику:
 Barke – Schiffstyp;
 Beiboot – Kleines Boot, das von einem größeren mitgeführt wird, etwa um
dort an Land zu gehen, wo das Anlegen mit dem großen Schiff nicht
möglich ist. Teilweise auch alternative Bezeichnung für ein Rettungsboot;
 Blender – Schmuggelschiff;
 Brig – Schiffsgefängnis;
 David – ein kleines Boot mit einem Torpedo, wurde im amerikanischen
Sezessionskrieg verwendet;
 Dingi – kleines Beiboot.
Лексика для обозначения предметов жилой зоны на корабле:
 Koje – Bett;
 Bock – Schlafplatz;
 Bongo –Toilette;
 China-Last – Lagerraum für ungekühlte Lebensmittel (Konserven);
 Entsorgungsschacht – Toilette;
 Kombüse – Küche;
 Regenspind – Duschkabine;
Примеры лексических наименований для служащих ВМС:
 blaue Jungs – Bezeichnung für Seeleute auf Kriegsschiffen;
 Bukligger – fauler Kerl;
 Chief – Leitender Ingenieur;
122
 Limey – (englischer Slang) von lime juice (Zitronensaft), scherzhaft für
englische Seeleute;
 Pausenclown – Marinesoldat, der nicht mal beim Essen den Mund halten
kann.
Реалии военно-морских сил Германии:
 brave Westwinde – die über den Ozean wehenden Westwinde zwischen 40°
und 50° nördlicher Breite;
 Butterland – eine falsche, durch Nebel oder Dunst erzeugte Erscheinung von
Land.
 Cade – ein englisches Fischmaß, 500 Heringe oder 1000 Sprotten;
 Cat’s Paw – leichter Wind («Katzenpfote»);
 Clapotis – stehende Welle an einer Mauer;
 Jolly Roger – englische Bezeichnung für die schwarze Piratenflagge.

Выводы по разделу

Язык играет важную роль и способствует дифференциации и


идентификации этнических обществ – наций, племён, народов и социальных
групп. Очевидно, что немецкий, как и любой другой язык, подвержен
изменениям. На сегодняшний день, любой язык является одним из
важнейших средств, которое способствует человеческому общению.
Как известно, стратификационная вариативность связана с социальной
структурой общества и проявляется в языковых и речевых различиях,
которые характерны для представителей различных социальных слоев и
групп. Ситуативная же вариативность проявляется в преимущественном
использовании тех или иных языковых средств в различных речевых
ситуациях. Язык развивается и является коллективным достоянием.
Основной целью каждого языка является обеспечение коммуникации между
людьми.

123
Язык существует во многих разновидностях, например, в языке
инженера, ученого, рабочего есть свои особенности. Эти особенности будут
обусловлены в первую очередь объективной действительностью, то есть
различиями их реального, практического жизненного опыта. Язык каждого
из них имеет свои отличия в зависимости от того, обращается ли он к одному
лицу или ко многим (например, при выступлении на собрании), а при
обращении к одному лицу – в зависимости от того, кто это лицо – ребенок
или взрослый, из числа родных или близких, или постороннее, незнакомое
лицо, а также в зависимости от того, где происходит разговор, например, в
семейном кругу или в общественной организации.

124
ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Цель научной работы состояла в выявлении территориальных и


социолингвистических особенностей современного немецкого языка в
немецкоговорящих странах Европейского союза. Цель была достигнута
путем решения следующих теоретических и практических задач:
 были определены ключевые теоретические аспекты исследования
территориальных и социолингвистических особенностей немецкого языка;
 проанализирована история формирования современного
немецкого языка, а также охарактеризовано современное территориальное
распространение и социальное различие в обществе языка;
 выявлены характерные особенности территориальных вариантов
немецкого языка в немецкоговорящих странах Европейского союза;
 проанализированы социолингвистические особенности
немецкого языка на территории немецкоговорящих стран Европейского
союза.
Проблема формирования немецкого литературного языка и его
исторических взаимоотношений с территориальными диалектами получила в
отечественной и зарубежной лингвистике всестороннюю трактовку. Норма
языка уже на протяжении многих лет является объектом лингвистических
исследований. По мнению некоторых лингвистов, норма – это абстрактная
категория, эталон, которому должны следовать носители языка.
В центральной Германии важными диалектами являются: саксонский,
мозельско-франкский и гессенский.
Так, например, в Австрии, Швейцарии и Лихтенштейне выработаны и
свои нормы современного немецкого языка. Австрийский вариант немецкого
языка отличается большим количеством австрицизмов, которые были
сформированы под влиянием кодифицированного немецкого языка и
баварского диалекта. В Швейцарии, где немецкий является одним из четырех
официальных языков, имеет множество фонетических, орфографических,
125
синтаксических и лексических отличий и особенностей от языкового
стандарта в Германии. Такие языковые особенности в швейцарском
варианте, получили специальное название в современном языкознании –
гельвецизмы.
Ареал распространения немецкого языка приходится не только на
такие немецкоязычные страны как Германия, Австрия, Швейцария, но и на
ряд других государств, как например Лихтенштейн, Чили, Бразилия, США и
Южная Африка. Стоит отметить, что каждая из стран сформировала свое
представление о норме и стандартизации данного языка
Немецкий является одним из 23 официальных языков Европейского
Союза, а также наряду с английским и французским одним из рабочих
языков ООН.
 Официальный язык – Германия, Австрия, Швейцария, Лихтенштейн,
часть Италии (Южный Тироль);
 50% – Нидерланды, Дания, Люксембург, Словения;
 20% - 49% – Эстония, Швеция, Бельгия, Хорватия, Венгрия, Словакия,
Чехия, Польша, часть Франции (Эльзас, Лотарингия);
 10% - 19% – Финляндия, Болгария, Литва, Латвия;
 5% - 9% – Великобритания, Франция, Румыния, Греция;
 5% – Португалия, Испания, Италия, Турция.
Норма языка уже на протяжении многих лет является объектом
лингвистических исследований. По мнению некоторых лингвистов, норма –
это абстрактная категория, эталон, которому должны следовать носители
языка. Нормой принято считать языковую реальность, которая включает в
себя широкие возможности языкового поведения.
Социолект, в свою очередь, – своего рода социолингвистическая
компетенция, которая распространяется на способность индивида понимать и
употреблять социально окрашенные формы и варианты. Представители

126
различных социальных групп, как правило, используют только те или иные
слова и выражения и избегают, воздерживаются от других
С точки зрения функциональной стратификации современный
немецкий язык представляет собой иерархически организованную и
исторически сложившуюся систему различных форм его существования.
Традиционно к ним относят литературный (или стандартный) язык,
разновидности обиходно-разговорного языка и местные диалекты.
Подобная дифференциация опирается не только на исторический опыт
развития немецкого языка, но и полностью отражает реальную языковую
ситуацию современной Германии и других немецкоязычных государств.
Стоит обратить внимание на то, что любая социальная группа
немыслима без средства общения, то есть языка. Язык развивается и является
коллективным достоянием. Основной целью каждого языка является
обеспечение коммуникации между людьми.
Язык существует во многих разновидностях, например, в языке
инженера, ученого, рабочего есть свои особенности. Эти особенности будут
обусловлены в первую очередь объективной действительностью, то есть
различиями их реального, практического жизненного опыта. Язык каждого
из них имеет свои отличия в зависимости от того, обращается ли он к одному
лицу или ко многим (например, при выступлении на собрании), а при
обращении к одному лицу – в зависимости от того, кто это лицо – ребенок
или взрослый, из числа родных или близких, или постороннее, незнакомое
лицо, а также в зависимости от того, где происходит разговор, например, в
семейном кругу или в общественной организации.
Вариативность – главный признак нормы, она неизбежно присуща
языку, поскольку носители языка неминуемо реализуют различные способы
произнесения тех или иных звуков, различные способы образования и
сочетания слов и предложений.

127
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Аванесов Р. И. Описательная диалектология и история языка //


Славянское языкознание. М., 1963. – Стр. 293-317.
2. Аванесов Р. И. Русское литературное произношение, 6-е изд., перераб.
и доп. М.: Изд-во Просвещение, 1984. – 383 с.
3. Арсеньева М. Г., Балашова С. П., Берков В. П. и др. Введение в германс
кую филологию. Учебник для филологических факультетов вузов –
ГиСб, 2003. – 320 с.
4. Атарщикова А. И. Интонационная вариативность. На материале
австрийского и немецкого вариантов немецкого литературного языка:
Диссертация на соискание ученой степени доктора филологических
наук. Санкт-Петербург, 2002. – 288 С.
5. Ахманова О. С. Словарь лингвистических терминов / О.С. Ахманова. –
2-е изд., стер. – М: УРСС: Едиториал УРСС, 2004. – 571 с.
6. Бах А. Немецкая диалектология. Сб. «Немецкая диалектография», под
ред. проф. В. М. Жирмунского, М.: Издательство иностранной
литературы, 1965. – 244 с.
7. Беликов В. И., Крысин Л. П. Социолингвистика. – М.: РГГУ, 2001. –
439 c.
8. Береговская Э. М. Молодежный сленг: формирование и
функционирование / Э. М. Береговская // Вопросы языкознания, 1996. –
№ 3. – Стр.31–40.
9. Бодуэн де Куртенэ И. А. Избранные труды по общему языкознанию.
Том 2 В 2-х томах / И. А. Бодуэн де Куртенэ. – М.: Изд-во Академии
наук СССР, 1963. – 391 с.
10. Бондалетов В. Д. Социальная лингвистика. М.: Просвещение,
1987. – 160 с.

128
11. Бородина М. А., Кузьмич Н. Г. Лингвистическая ситуация в
Швейцарии и проблема языкового союза // Романо-германские языки и
диалекты единого ареала. 1977. – Стр. 6-24.
12. Бухаров В. М. Варианты норм произношения современного немецкого
литературного языка / В. М. Бухаров. – Нижний Новгород: Изд-во
ННГУ, 1995. – 138 с.
13. Бухаров В. М. Кластер в полицентрическом языке / В. М. Бухаров //
Научный журнал «Вестник Нижегородского государственного
лингвистического университета им. Н.А. Добролюбова». – 2012. – №
1(17). – Стр. 21–28.
14. Вахтин Н. Б., Головко Е. В. Социолингвистика и социология языка:
Учебное пособие. СПб.: ИЦ «Гуманитарная Академия», 2004. – 336 с.
15. Вербицкая Л. А. Орфоэпия и вопросы культуры речи. Прикладное
языкознание / Л. А. Вербицкая. – СПб: Изд-во Ст.-Петербургского ун-
та, 1996. – 233 с.
16. Гухман М. М, Семенюк Н. Н., Бабенко Н. С. История немецкого
литературного языка XVI - XVIII вв. Отв. редакт. член -кор. АН СССР
В.Н. Ярцева. – М.: Наука, 1984. – 246 с.
17. Домашнев А. И. – Очерк современного немецкого языка в Австрии:
учебн. пособие. – М.: Высшая школа, 1967. – 180 с.
18. Домашнев А. И. – Современный немецкий язык в его национальных
вариантах: Учебн. пособие. – М.: Ленинград «НАУКА», 1983. – 232с.
19. Домашнев А. И. Языковая ситуация в Швейцарии // Язык и диалекты
Швейцарии. Л.: Наука, 1990. – Стр. 3-29.
20. Ерасов Б. С. Социальная культурология. Изд-е третье, доп. и перераб.
М.: Аспект Пресс, 2000. – 591 c.
21. Жеребило Т. В. Словарь лингвистических терминов / Т. В. Жеребило.
– Изд. 5-е, испр-е и дополн. – Назрань: Изд-во. Пилигрим, 2010. – 486 с.

129
22. Жеребило Т. В. Термины и понятия лингвистики: Общее языкознание.
Социолингвистика: Словарь-справочник / Т. В. Жеребило. – Назрань:
Изд-во Пилигрим, 2011. – 280 с.
23. Жирмунский В. М. Немецкая диалектология. М.; Л., 1956. – Стр. 38.
24. Жирмунский В. М. Проблема социальной дифференциации языка / В.
М. Жирмунский. – М.: Наука, 1968. – 256 с.
25. Комлев Н. Г. Хиатус // Словарь иностранных слов. – М.: Эксмо, 2006.
26. Малыгин В. Т. Устойчивые словосочетания в австрийском
национальном варианте современного немецкого литературного языка.
Автореф. канд. дис. Л., 1977.
27. Мертон Р. К. Социальная теория и социальная структура / Р.
К. Мертон. – М.: АСТ Москва Хранитель, 2006. – 873 с.
28. Михаленко А. О. Deutsche Sprache // История немецкого языка и
языкознания. – Железногорск, 2010.
29. Наумов В. В. Мартин Лютер – первый немецкий фонолог // Вестник
гуманитарного факультета Ивановского государственного химико-
технологического университета. – СПб, 2008. – Стр. 274–275.
30. Колмакова И. В. Современный немецкий язык / И. В. Колмакова //
Молодой ученый. – 2015. – №4. – Стр. 302-305.
31. Краус И. К. К общим проблемам социолингвистики / И. К. Краус //
Вопросы языкознания. – 1974 – № 4. – Стр. 27–37.
32. Крысин Л. П. Толковый словарь иноязычных слов. - М.: Эксмо, 2006. –
944 с.
33. Лангнер Г. Пласты языка и социальные слои. К вопросу о влиянии
социальных факторов на языковое употребление. Актуальные
проблемы языкознания / Г. Лангнер. – Москва: Изд-во Прогресс, 1979. –
309 с.
34. Лобанова И. В. Взаимосвязь орфографии и произношения в
современном немецком языке. – / И. В. Лобанова – Вестник

130
гуманитарного факультета ИГХТУ – № 5. – Иваново, 2012 г. – Стр. 42–
46.
35. Маковский М. М. Английские социальные диалекты (онтология,
структура, этимология) / М. М. Маковский / – М.: Высшая школа, 1982
г. – 135 с.
36. Михальченко В. Ю. Словарь социолингвистических терминов. – М.:
Российская академия наук. Институт языкознания. Российская
академия лингвистических наук. Ответственный редактор: доктор
филологических наук В. Ю. Михальченко. 2006 г. – 312 с.
37. Петренко А. Д. Социофонетическая вариативность современного
немецкого языка в Германии: Монография / А. Д. Петренко. – Киев:
Рiдна мова, 1998. – 255 с.
38. Петренко А. Д. Основные этапы развития и кодификации
произносительной нормы современного немецкого языка / А. Д.
Петренко // Культура народов Причерноморья. – 2002. – № 29. – Стр.
12–17.
39. Петренко А. Д. Социофонетические аспекты языковой вариативности /
А. Д. Петренко Д. А. Петренко // Научный журнал «Известия Южного
федерального университета». – 2014. – № 4. – Стр. 150-157.
40. Петренко А. Д. Социолингвистические проблемы вариативности языка
как целостной структуры / Под ред. А. Д. Петренко. – Коллективная
монография. – М.: Изд-во «Перо», 2015. – 491 с.
41. Петренко А. Д. О некоторых признаках немецкого консонантизма в
социофонетическом и фоностилистическом аспектах. – / А. Д.
Петренко, Д. А. Петренко /. – Научный журнал «Ученые записки КФУ
имени В. И. Вернадского». – 2015. – Том 1(67), №2. – Стр. 53-61.
42. Петренко А. Д. (Под общей редакцией А. Д. Петренко).
Социофонетика и фоностилистика (опыт, актуальная проблематика,
перспективы): монография /А. Д. Петренко, В. М. Бухаров, Д. А.

131
Петренко [и др.]; под ред. д-ра филол. наук, проф. А. Д. Петренко. – М.:
ИНФРА-М, 2018. – 370 с.
43. Петренко Д. А., Соловьева К. К. Особенности немецкого языка в
Австрии, Швейцарии и Лихтенштейне. / Д. А. Петренко, К. К.
Соловьева. – Маврикий: LAP Lambert Academic Publishing, 2017 – 109 c.
44. Петренко Д. А., Соловьева К. К. Языковая норма и социолект – / Д. А.
Петренко, К. К. Соловьева / – Сборник тезисов участников III научно-
практической конференции профессорско-преподавательского состава,
аспирантов, студентов и молодых ученых. – Симферополь, 2017 г. –
Стр. 201-202.
45. Петренко Д. А., Соловьева К. К. Особенности функционирования
немецкого языка в Республике Намибия. - / Д. А. Петренко, К. К.
Соловьева /. – Научный журнал «Вестник науки и образования» – № 6
(29). – Москва, 2017 г. – Стр.71-74.
46. Петренко Д. А., Соловьева К. К. О стилистических произносительных
вариантах. - /Д. А. Петренко, К. К. Соловьева/. – Актуальные проблемы
современной гуманитарной науки: отечественные традиции и
международная практика: материалы Всероссийской научно-
практической конференции, Ялта, Симферополь, 4–5 мая 2017 г. / гл.
ред. А. Д. Петренко. – Симферополь: ИТ «АРИАЛ», 2017. – Стр. 220-
228.
47. Петренко Д. А., Чернышова М. В., Соловьева К. К. Развитие норм
произношения немецкого языка за последние сто лет. – / Д. А.
Петренко, М. В. Чернышова, К. К. Соловьева /. – Научный журнал
«АПРОБАЦИЯ» – № 3-1 (54). – Махачкала, 2017 г. – Стр.55-58.
48. Петренко Д. А., Соловьева К. К. Особенности социолектов Германии.
В сборнике: Иностранная филология. Социальная и национальная
вариативность языка и литературы Материалы III Международного
научного конгресса. Под редакцией Е. В. Полховской, 2018. – Стр. 89-
94.
132
49. Петренко Д. А., Соловьева К. К. Лексические особенности языка
охотников Германии / Д. А. Петренко, К. К. Соловьева // Ученые
записки Крымского федерального университета имени В. И.
Вернадского. Филологические науки. Научный журнал. – Том 4 (70).
2018. – № 2. Стр. 122-136.
50. Помазан Н. Г. О стилистическом использовании диалектизмов в
современной швейцарской прозе // Стилистика художественной речи.
Вып. 2. Л., 1975. – Стр. 130-137.
51. Прокопова Л. И. О фонетических стилях в немецком языке. – / Л.И.
Прокопова – Научный журнал «Культура народов Причерноморья» – №
19. – Симферополь, 2001 г. – Стр. 41–44.
52. Рапанович А. Н. Фонетика французского языка. Курс нормативной
фонетики и дикции / А. Н. Рапанович. – М.: Высшая школа, издание 3-
е, испр., 1980. – Стр. 284.
53. Сергиевский М. В. Антуан Мейе и его «Введение в сравнительное
изучение индоевропейских языков» / М. В. Сергиевский. – М.: Изд-во
Гос. соц.-эк., 1938. – Стр. 3–50.
54. Сорокин П. А. Социальная мобильность. М.: Academia, 2005.
55. Соссюр Ф. де. Труды по языкознанию. Переводы с французского языка
под ред. А. А. Холодовича. – Москва: «Прогресс», 1977. – 695 с.
56. Трубецкой Н. С. Основы фонологии / Пер. с нем. А. А. Холодовича;
под ред. С. Д. Кацнельсона; Послесл. А. А. Реформатского. – М.:
Издательство иностранной литературы, 1960. – 372 с.
57. Филичева Н. И. История немецкого языка. М.: Изд-во Московского
университета, 1959.
58. Хомяков В. А. Социальные варианты речи в Функциональной системе
языка // Проблемы вариативности в германских языках. – М., 1988. –
Стр. 48-50.

133
59. Швейцер А. Д. К разработке понятийного аппарата социолингвистики.
– / А. Д. Швейцер /. – Социально-лингвистические исследования. –
1976. – № 2. – Стр. 31–42.
60. Щерба Л. В. Языковая система и речевая деятельность / Л. В. Щерба. –
М.: Едиториал УРСС, 2004. – 432 с.
61. Якобсон Р. О. Лингвистика и поэтика. Библиографическая
информация: // Структурализм «за» и «против». – М., 1975 – Стр. 193-
230.
62. Бисмарк, фон Отто на посту имперского канцлера, [Электронный
ресурс] – Режим доступа: https://www.e-
reading.club/chapter.php/62026/10/Hill%27gruber_-
_Otto_Fon_Bismark._Osnovatel%27_Velikoii_Evropeiiskoii_Derzhavy_Ger
manskoii_Imperii.html (дата обращения: 08.03.2020).
63. Бисмарк и объединение Германии, [Электронный ресурс] – Режим
доступа: http://www.examen.ru/add/manual/school-subjects/social-
sciences/history/istoricheskie-deyateli/istoricheskie-deyateli-novogo-
vremeni/bismark-i-obedinenie-germanii (дата обращения: 10.03.2020).
64. Майсенский диалект, [Электронный ресурс] – Режим доступа:
http://dasproekt.ru/articles/dialect/verhnesaksonskie-majsenskie-dialekty/
(дата обращения: 10.03.2020).
65. Особенности языковой ситуации современной Швейцарии,
[Электронный ресурс] – Режим доступа:
https://www.booksite.ru/fulltext/1/001/001/026/1.htm (дата обращения:
11.03.2020).
66. Ammon U. Die Begriffe 'Dialekt' und 'Soziolekt' // Kontroversen, alte
und neue. Akten des Internationalen Germanisten-Kongresses Gmtingen
Besch 1985, Band 4. –Ebingen, 1986.
67. Ammon U. Vorschläge zur Typologie nationaler Zentren und
nationaler Varianten bei plurinationalen Sprachen / U. Ammon. – ÖBV. –
1995. – S.112-147.
134
68. Ammon Ulrich, Bickel Hans, Ebner Jakob u. a. Variantenwörterbuch
des Deutschen. Die Standardsprache in Österreich, der Schweiz und
Deutschland sowie in Liechtenstein, Luxemburg, Ostbelgien und
Südtirol. — Berlin: Walter de Gruyter, 2004.
69. Duden K. Vollständiges orthographisches Wörterbuch der deutschen
Sprache, Leipzig, 1880.
70. Fortson B. Indo-European language and culture. An Introduction. –
Padstow: Blackwell Publishing. – 2004.
71. Grebe P. Geschichte und Leistung des Dudens. Mannheim: Dudenverlag,
1968. – S. 14-15.
72. Hollmach, U. // Untersuchungen zur Kodifizierung der
Standardaussprache in Deutschland (Hallesche Schriften zur
Sprechwissenschaft und Phonetik). Uwe Hollmach – Band 21. – Peter Lang,
Frankfurt am Main 2007. – S. 55–57.
73. Kranzmayer E. Mundart und Geschichte // Studien zur österreichisch-
bairischer Dialektkunde 4. -Wien, 1967. - S. 116.
74. Krech H. Wörterbuch der deutschen Aussprache / Hans Krech. – VEB
Verlag Enzyklopädie Leipzig, 1964. – 454 S.
75. Mangold, M. Duden Aussprachewörterbuch. Wörterbuch der
deutschen Standardaussprache / M. Mangold. – Mannheim:
Bibliographisches Institut, 1962. – 788 S.
76. Meinhold G. Deutsche Standardaussprache: Lautschwächungen und
Formstufen /Gottfried Meinhold. – Jena: Friedrich-Schiller-Universität,
1973. – 147 S.
77. Polenz, Peter von Deutsche Sprachgeschichte vom Spätmittelalter bis zur
Gegenwart. – Berlin/New York: Walter de Gruyter, 1999. – S. 419.
78. Pirojkov A. Russizismen im Deutschen der Gegenwart. Bestand, Zustand
und Entwicklungstendenzen. – Berlin: Weissensee-Verlag, 2002.
79. Schindler F. Beiträge zur deutschen Hochlautung / F. Schindler – Hamburg:
Buske, 1974.
135
80. Strunk, Hiltraud // Dokumentation zur Geschichte der deutschen
Orthographie in Deutschland in der ersten Hälfte des 20. Jahrhunderts. —
Zürich, 2006. – 391 S.
81. Vietor W. Elementen der Phonetik des Deutschen, Englischen und
Französischen. 1884.
82. Vietor W. Die Aussprache des Schriftdeutschen mit dem
“Wörterverzeichnis für die deutsche Rechtschreibung” zum Gebrauch in den
preussischen Schulen” in phonetischer Umschrift sowie phonetischen
Texten. Leipzig: OR Reisland, 1885.
83. Vietor W. Deutsches Aussprachewörterbuch. Leipzig: O.R. Reisland, 1921.
84. Wollmann F, Die Sprache des Österreichers. – Erziehung und Unterricht.
Österreichische pädagogische Zeitschrift, 1948, H. 7–8, S. 361.
85. Die Welt, [Электронный ресурс]-Режим доступа:
https://www.welt.de/kultur/article108785736/Dieser-Mann-versiebte-das-
Deutsche.html, (дата обращения: 20.03.2020).
86. Dw.com, Luther, der deutsche Gigant. [Электронный ресурс] – Режим
доступа: http://www.dw.com/de/luther-der-deutsche-gigant/a-38393751
(дата обращения: 20.03.2020).
87. Österreichisch, [Электронный ресурс] – Режим доступа:
https://www.youtube.com/watch?v=KVQggjmy_6o (дата обращения:
04.04.2020).
88. Praktischarzt.de, Arztsprache: Übersetzung der Medizinersprache.
[Электронный ресурс] – Режим доступа:
https://www.praktischarzt.de/blog/arztsprache/ (дата обращения:
04.04.2020).
89. Sprachgeschichte Liechtenstein, [Электронный ресурс] – Режим доступа:
https://www.liechtenstein.li/kultur/traditionen/eigenheiten/sprachgeschichte,
(дата обращения: 06.04.2020).

136
90. Srf.ch, Unsere Dialekte werden nicht aussterben. [Электронный ресурс] –
Режим доступа: https://www.srf.ch/radio-srf-1/radio-srf-1/unsere-dialekte-
werden-nicht-aussterben#main-comments (дата обращения: 10.04.2020).

137
ПРИЛОЖЕНИЯ
Приложение 1

138
Приложение 2

139
Приложение 3

140
ОТЗЫВ
на выпускную квалификационную работу
Обучающейся Соловьевой Кристины Константиновны
(фамилия, имя, отчество)
группы фли-м-о-184 кафедры теории языка, литературы и
социолингвистики (немецкий язык)
(полное название кафедры)
Направление (специальность) 45.04.01 Филология
Название учебного заведения КФУ им. В. И. Вернадского ИИФ (сп)

Тема ВКР: Территориальная и социальная вариативность


современного немецкого языка в немецкоговорящих странах
Европейского союза
(полное название темы согласно приказу)

Выпускная квалификационная работа содержит: титульный лист,


задание на ВКР, аннотацию на русском и английском языках,
содержание, введение, три раздела, заключение, список
использованных источников, приложения.
Пояснительная записка на стр. не имеется;
Чертежи (плакаты) графической части ВКР на не имеется листах
формата А1;
Приложения к работе (слайды, презентации) презентация.
Отмеченные достоинства: Данная работа посвящена актуальной теме
«Территориальная и социальная вариативность современного немецкого
языка в немецкоговорящих странах Европейского союза».
В работе были рассмотрены территориальные и социолингвистические
особенности немецкого языка. Был проведен детальный анализ
немецкого языка на территории стран Европейского союза, где были
выявлены отличительные черты каждого национального варианта
языка, а также был выполнен анализ социолингвистических
особенностей некоторых социальных немецкоговорящих групп.
Материал является малоизученным, что и обуславливает новизну и
актуальность научной работы.
Работа полностью соответствует выданному заданию и имеет высокую
практическую ценность.
Работа выполнена грамотно, термины используются правильно, выводы
сформулированы четко и логично.
Представленная работа показывает, что Соловьева К. К. провела анализ
большого массива практической и теоретической информации по теме
дипломной работы, продемонстрировав высокий уровень теоретических
и практических знаний по специальности.
Отмеченные недостатки: в научной работе были отмечены некоторые
неточности, а именно пунктуационные ошибки в тексте, которые были
в дальнейшем приняты во внимание и исправлены. Неполное
оформление работы согласно методическим указаниям, которые также
были исправлены обучающейся Соловьевой К. К.
Заключение: Обучающаяся Соловьева К. К. в полной мере проявила
себе ответственно при написании ВКР.
Поставленные цели и задачи были выполнены в срок. Обучающейся
были соблюдены все нормы и требования в оформлении и составлении
выпускной работы.
Оценка графического и технического оформления проекта:
Презентация оформлена корректно. Замечаний нет.
Оценка ВКР:
Дипломная работа полностью отвечает требованиям, государственного
стандарта, предъявляемым к работам подобного рода, заслуживает
оценки «отлично», а ее автор достоин присвоения квалификации
филолог.

Научный руководитель Петренко Даниил Александрович, к.ф.н., доц.,


зав. каф. немецкой филологии
(Ф. И. О., ученое звание, степень, должность)

13.05.2020 Петренко Д. А. daniil.petrenko@list.ru


https://vk.com/daniilalexandrovich75 +79780693449
(Дата) (Подпись) (Ф. И. О.)