Вы находитесь на странице: 1из 99

Гудкова Е. В.

Глобальные отношения личности к себе и к миру

ВВЕДЕНИЕ
Глава 1. ГЛОБАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ ЛИЧНОСТИ КАК ПРЕДМЕТ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО
ИССЛЕДОВАНИЯ
Определение понятия «глобальное отношение» на базе современных представлений об оценивании
и различных видах отношений
1.1.1. Оценка как фундаментальное психическое явление
1.1.2. Процессуальные и интегрально-устойчивые оценочные явления
1.1.3. Глобальные отношения в системе оценочных явлений
1.1.4. Объективные и субъективные отношения как основа глобальных отношений личности
1.5. Моделирование теоретического конструкта «глобальное отношение»
1.6. Связь глобальных отношений с другими структурными элементами личности.
1.7. Основные подходы к изучению глобальных отношений
Глава 2. ОРГАНИЗАЦИЯ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ
2.1. Цель, задачи, объект, предмет и гипотезы исследования
2.2. Этапы и условия проведения исследования, состав выборки
2.3. Методы и методики эмпирического исследования
2.4. Методы статистической обработки и анализа данных
Глава 3. РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ
ВЫВОДЫ
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1
2
3
ВВЕДЕНИЕ
Актуальность темы исследования. Ситуация, в которой находится современное
российское общество, неоднозначна: с одной стороны, политические и социальные
условия российской действительности значительно расширили возможности людей, с
другой – ситуация нестабильности в обществе в целом, быстрые и непредсказуемые
преобразования отразились, в частности, на психическом состоянии, на настроении,
субъективном благополучии населения.
В связи с этим, успешность человека все больше зависит от его субъектной позиции, и,
в частности, от отношения к себе и к тому, что его окружает. Глобальные отношения
личности выполняют особую системообразующую роль в структуре сознания и
самосознания. Позитивное или негативное отношение к себе определяет уровень
притязаний личности, составляет основу чувства собственного достоинства, является
необходимым условием для формирования партнерских отношений в семье и
профессиональной сфере. Позитивное или негативное отношение к миру лежит в основе
созидательной или разрушительной творческой активности, проявления доброй воли,
морально-этических качеств личности.
Существует две тенденции изучения психических феноменов, близких по содержанию
к глобальным отношениям. С одной стороны сложилось обобщенное философское
представление об отношении личности к себе и к миру (В. Франкл, С.Л. Рубинштейн),
любви к себе и к другим людям (Э. Фромм, А. Маслоу), безусловном принятии
(К. Роджерс), Я-позиции (Э. Берн). Однако до сих пор отсутствуют эмпирические
исследования, подкрепляющие воззрения данных авторов.
Вместе с тем, в отечественной и зарубежной психологии накоплен обширный
эмпирический материал исследований частных аспектов отношения к себе: таких свойств
личности как самоуважение, самопринятие, самоценность, самоэффективность, частных
самооценок, в основе которых очевидно лежит обобщенное самоотношение [108, 145, 177,
184, 196, 197, 204]. Многочисленные экспериментальные исследования различных
проявлений отношения к миру: оптимизма-пессимизма, чувства благополучия, счастья,
беспомощности, безнадежности, позволяют выделить лежащую в их основе базовую
оптимистическую или пессимистическую тенденцию личности [70, 134, 183, 186, 194,
200]. Это свидетельствует о необходимости осмысления и концептуализации выделенных
конструктов.
Кроме того, в последнее десятилетие наметилась тенденция к переориентации
фундаментальной и прикладной психологии с изучения психических дисфункций на
изучение здоровой личности, обладающей позитивными чувствами и положительными
свойствами характера (M. Seligman, M. Csikszentmihaly). В связи с этим, в новой
позитивной психологии ключевыми становятся понятия позитивное мировосприятие,
ориентация на сильные качества личности, удовлетворенность жизнью, которые очевидно
являются выражением глобальных отношений к себе и к миру.
Таким образом, проблема научного осмысления природы глобальных отношений,
изучения механизмов их развития и функционирования представляется весьма
актуальной. Очевидна и практическая значимость исследования возможностей их
формирования и коррекции с целью повышения адаптивности личности и обеспечения
условий для ее самореализации.
Степень научной разработанности проблемы. Глобальное отношение к себе
впервые становится самостоятельным предметом исследования в работах М. Розенберга,
который предложил термин «глобальное самоуважение» и разработал диагностическую
шкалу для его измерения. Это стало началом целого ряда исследований, посвященных
структуре/размерности глобального самоуважения (H.W. Marsh, J.G. Bachman,
P.M. O'Malley, R.W. Tafarodi, W.B. Swann, S. Harter, E.V. Aidman), его связи с
самооценками более частного порядка (H.W. Marsh, A.S. Yeung, J.E. Roberts, I.H. Gotlib,

4
J.D. Brown, T.A. Mankowski), особенностям глобального самоуважения у лиц с
различными формами социальной дезадаптации (B.L. Hankin, J.E. Roberts, I.H. Gotlib),
национальных и гендерных особенностей глобального самоуважения (M.H. Bornstein,
O.M. Haynes, K.C. Kling, J.S. Hyde, J.C. Showers, B.N. Buswell).
В отечественной психологии глобальное самоотношение изучается с позиций
разработанной В.В. Столиным иерархической модели самосознания. Самоотношение
здесь понимается как результат и интегратор механизмов личностного самосознания [145].
С.Р. Пантилеевым было показано принципиальное отличие глобального самоотношения от
частных самооценок и несводимость его к простой их сумме [108].
Глобальное отношение к миру как свойство личности было выделено Н.А. Батуриным
в рамках теории оценочной функции психики [19]. Близкие по содержанию понятия
«диспозициональный оптимизм и пессимизм», «генеральные жизненные ориентации»
представлены в работах когнитивно-ориентированных исследователей (M.F. Scheier,
C.S. Carver). Наряду с понятиями надежда/безнадёжность (A. Beck, M. Seligman),
жизненные установки (E.J. Peacock, G.T. Reker) и чувство благополучия (U.M. Staudinger,
W. Fleeson, P.B. Baltes), они традиционно изучаются в рамках современного когнитивно-
бихевиорального подхода и в социальной психологии как факторы успешности,
психического и физического здоровья.
Таким образом, на сегодняшний день в разных методологических подходах
прослеживаются тенденции изучения обобщенных оценочных отношений к себе и к миру,
но исследования носят разрозненный характер.
Системное описание оценочных явлений, в том числе и глобальных отношений
личности к себе и к миру было осуществлено Н.А. Батуриным [19, 21]. В настоящее время
подробно описаны процессуальные и интегрально-устойчивые оценочные образования
[16, 19, 42]. Глобальные отношения представляют наименее изученный личностный
уровень оценочных образований. В рамках исследования феноменов личностного уровня
Н.А. Батуриным выделены признаки оценочных явлений, существующих в виде свойств
личности, отражающих различные субъективные отношения индивида [19]. Такими
свойствами личности являются аттитьюды, диспозиции, установки, черты характера.
Особое место среди них отводится глобальным отношениям. Хотя относительно их
природы и структуры выдвигаются только гипотезы.
Таким образом, выявлены противоречия: 1) между большим значением, которое
придается глобальным отношениям в рамках прикладных отраслей психологического
знания, и недостаточной разработанностью проблемы в фундаментальной психологии; 2)
на уровне методологических подходов – между сложившимися теоретическими
представлениями о глобальных отношениях и имеющейся эмпирической базой в
исследовании данной проблематики.
Связанные с этим научно-исследовательские проблемы можно сформулировать
следующим образом:
1. Отсутствуют системные представления об оценочных явлениях личностного
уровня, требует уточнения содержание понятия «глобальное отношение» на
теоретическом уровне.
2. Не определено место глобальных отношений в структуре личности.
3. Теоретические положения нуждаются в эмпирической проверке с помощью
специально разработанных методик.
Исходя из этого, определена цель исследования: изучение глобальных отношений и
их места в структуре личности.
Объект исследования – система объективных и субъективных отношений человека к
себе и к миру.
Предмет исследования – глобальные отношения к себе и к миру как оценочные
образования личностного уровня.

5
Цель конкретизируется в следующих задачах:
1) на основе теоретического анализа проблемы сформулировать конструкты
«глобальное отношение личности к себе» и «глобальное отношение личности к миру»;
2) разработать диагностические методики для изучения глобальных отношений
личности к себе и к миру;
3) исследовать структурные (соотношение когнитивного и аффективного компонентов)
и динамические (изменчивость во времени) особенности глобальных отношений;
4) исследовать связь глобальных отношений с особенностями оценочного стиля;
5) выявить совокупность связей глобальных отношений с характерологическими,
мотивационными и стилевыми особенностями личности;
6) исследовать индивидуально-психологические особенности личности у людей с
сочетаниями глобальных отношений различной валентности.
В результате теоретического анализа были сформулированы следующие гипотезы:
1. Глобальные отношения к себе и к миру являются устойчивыми глобальными
оценочными образованиями личностного уровня и включают в себя аффективный и
когнитивный оценочные компоненты.
2. Когнитивный и аффективный компоненты глобальных отношений имеют разную
природу и в связи с этим могут быть согласованными или рассогласованными между
собой.
3. Глобальные отношения связаны с отдельными характеристиками оценочного стиля.
4. Глобальные отношения к себе и к миру связаны с различными
характерологическими, мотивационными и стилевыми особенностями личности.
5. Каждое из четырех возможных сочетаний глобальных отношений с разными
валентностями связано с определенным комплексом стилевых и личностных свойств.
Теоретико-методологическая основа исследования. Основные общенаучные
принципы: принцип системности и принцип развития.
Общепсихологическая основа работы: положения системного подхода к
исследованию личности Б.Ф. Ломова и В.А. Ганзена [43, 88]; положения
системогенетического подхода В.Д. Шадрикова [164, 165].
Частные научные концепции: теория отношений А.Ф. Лазурского и В.Н. Мясищева
[77, 98, 99]; базовые положения общепсихологической теории оценивания Н.А. Батурина
[19, 20, 21]; представления об оценочной функции эмоций К. Изарда и Е.П. Ильина [61,
62]; когнитивные теории в психологии личности А. Бека, М. Селигмана, А. Эллиса [70,
133, 134, 171].
Методы исследования. На этапе теоретической проработки проблемы применялись
методы теоретического анализа, обобщения, теоретического моделирования.
В основу разрабатываемой методики был положен метод семантического
дифференциала. Проверка надежности проводилась методом «тест-ретест» и вычислением
коэффициента внутренней согласованности α-Кронбаха. Критериальная валидность
проверялась с помощью метода контрастных групп. Конвергентная валидность
подтверждалась наличием корреляционных связей между показателями глобального
отношения к себе и к миру и показателями, полученными с помощью различных методик,
измеряющих близкие по содержанию конструкты. Для проверки конструктной валидности
применялась процедура факторного анализа.
Динамика глобальных отношений изучалась с использованием когортно-
последовательного метода. В эмпирической части работы также использовались методы
корреляционного анализа и методы изучения значимости различий по непараметрическим
критериям, факторный анализ. Все расчеты осуществлялись в компьютерных программах
«SPSS» и «EXCEL».
Методики исследования. Для диагностики глобальных отношений личности к себе и
к миру использовались методики «Глобальный дифференциал – Я» и «Глобальный

6
дифференциал – Мир», разработанные на первом этапе исследования (Н.А. Батурин,
Е.В. Гудкова).
С целью проверки валидности, для диагностики свойств личности, характеризующих
отношение личности к себе, использовались: шкала самоуважения (M. Rosenberg),
проективная методика незаконченных предложений (Н.А. Батурин, Е.В. Гудкова),
методика изучения самооценки методом ранговых корреляций (С.А. Будасси), методика
исследования самоотношения, МИС (С.Р. Пантилеев).
Диагностика свойств личности, характеризующих отношение личности к
окружающему миру, осуществлялась с помощью проективной методики незаконченные
предложения (Н.А. Батурин, Е.В. Гудкова), шкалы «чувство благополучия» (Wb)
многофакторного личностного опросника CPI, опросника качества жизни (ВОЗКЖ-100),
шкалы отношения к миру (Н.А. Батурин, Е.В. Гудкова).
Характерологические свойства личности изучались с помощью многофакторного
личностного опросника (CPI). Для диагностики мотивационной сферы использовались:
методика исследования уровня притязаний на основе выполнения заданий из кубиков
Косса (Н.А. Батурин), тест мотивации достижения (Х. Хекхаузен).
Для изучения оценочного стиля использовалась методика «Стили оценивания»
(Н.А. Батурин, И.В. Выбойщик).
Стилевые особенности эмоциональной сферы изучались с помощью шкалы
дифференциальных эмоций (К. Изард).
Для диагностики стиля атрибуции использовался опросник атрибутивных стилей
(M. Seligman).
Этапы исследования. I этап – 1999–2001 гг. Теоретическое исследование основных
подходов и определение методологических основ проблемы, моделирование центральных
конструктов, постановка целей и задач исследования, формулирование гипотез.
II этап – 2001–2003 гг. Анализ существующих методов диагностики субъективных
отношений личности, разработка и апробация диагностических методик для изучения
глобальных отношений.
III этап – 2003–2007 гг. Сбор, обобщение и интерпретация эмпирических данных.
IV этап – 2007–2008 гг. Подведение итогов эмпирического исследования, уточнение
отдельных теоретических положений.
Эмпирическая база исследования. Всего на различных этапах участниками
эмпирического исследования были 964 человека. В группу психологически благополучных
испытуемых вошли: 759 студентов факультетов психологии, автотракторного,
архитектурно-строительного, экономики и управления Южно-Уральского
Государственного университета (возраст от 18 до 24 лет), 30 инженерно-технических
работников Челябинского кузнечно-прессового завода (возраст от 20 до 47 лет), 95
учащихся МОУ СОШ г. Челябинска и Златоуста (возраст от 13 до 16 лет). Выборка
психологически неблагополучных испытуемых состояла из: 25 пациентов отделения
неврозов Челябинской Областной Клинической Больницы (возраст от 20 до 47 лет), 25
подростков – членов неформальной группировки («скинхеды», возраст от 14 до 16 лет), 30
подозреваемых, обвиняемых и осужденных мужского пола, находящихся в следственном
изоляторе (возраст от 15 до 17 лет).
Достоверность данных, полученных в работе, обеспечивалась научно-методологической
обоснованностью программы исследования, использованием комплекса методов, адекватных
его предмету, задачам и гипотезам; репрезентативностью и достаточно большим объемом
выборки; корректным применением современных методов математической статистики для
обработки эмпирических данных; апробацией результатов исследования.
Научная новизна исследования состоит в том, что:
1. Впервые операционализированы конструкты «глобальное отношение личности к себе» и
«глобальное отношение личности к миру».

7
2. Разработаны методики для диагностики глобальных отношений, доказана их валидность
и надежность.
3. Исследована природа и структура глобальных отношений, их связь с другими
оценочными явлениями и различными свойствами личности.
4. Доказано, что каждому из четырех возможных сочетаний глобальных отношений к себе и
к миру (по параметру валентности) соответствует определенный комплекс черт характера,
мотивационных и стилевых особенностей личности.
Теоретическая значимость исследования заключается в том, что:
1. Сформулировано понятие «глобальное отношение» с позиции концепции оценочной
функции психики и определено его место в структуре личности.
2. Расширены теоретические представления об оценочных явлениях личностного
уровня.
3. Предложено теоретическое обоснование выбора метода для фундаментального
исследования глобальных отношений.
4. Получены результаты, которые позволяют по-новому подойти к пониманию
факторов, детерминирующих психическую дезадаптацию.
Практическая значимость исследования состоит в том, что:
1. Разработанные методики «Глобальный дифференциал-Я» и «Глобальный
дифференциал-Мир» могут быть применены в качестве диагностического инструмента в
практике психологического консультирования, в педагогической работе, в
психологическом сопровождении персонала.
2. Выявленные связи между глобальным отношением и его компонентами
(когнитивным и эффективным) с другими оценочными явлениями и
характерологическими мотивационными и стилевыми особенностями личности могут
служить теоретическим основанием для прогноза возможности реализации потенциала
личности во всех сферах жизни, а также для разработки программ по профилактике
острых стрессовых и посттравматических стрессовых расстройств.
3. Сформулированные положения о структуре и природе глобальных отношений, об их
роли в жизни человека могут быть использованы в системе профессионального
образования, в сфере психологического сопровождения, при проведении лекционных и
практических занятий при изучении раздела «Сознание и мировоззрение».
Положения, выносимые на защиту:
1. Глобальное отношение – это системное свойство личности, которое имеет
оценочную природу, выражается в наиболее обобщенном субъективном отношении к себе
или к окружающему миру, включает в себя аффективный и когнитивный компоненты,
проявляется через свойства личности, имеющие в своей основе субъективные отношения,
а также через интегрально-устойчивые оценочные образования и процессуальные оценки.
2. Глобальные отношения характеризуются валентностью (позитивное и негативное
отношения к себе и к миру) и интенсивностью (степень выраженности глобального
отношения).
3. Наиболее приемлемым для измерения глобальных отношений является метод
семантического дифференциала с использованием конотативных и денотативных
оценочных шкал. Разработанные на его основе психодиагностические методики
позволяют изучать аффективный и когнитивный компоненты глобальных отношений.
Единообразная структура методик позволяет получать сопоставимые результаты
измерения валентности и интенсивности глобальных отношений к себе и к миру.
4. Глобальные отношения являются элементом системы оценочных явлений. Они
специфическим образом связаны с другими оценочными явлениями (свойствами
личности, включающими оценочный компонент, и оценочным стилем).
5. Глобальные отношения по-разному связаны со свойствами личности, не имеющими
оценочную природу. Связь с чертами характера выражена в большей степени, чем с

8
мотивацией, уровнем притязаний, стилевыми особенностями личности.
6. Выделено четыре типа глобальных отношений на основе различных сочетаний
глобальных отношений к себе и к миру с позитивной или негативной валентностью.
Обнаружены соответствующие четырем типам комплексы черт характера, мотивации,
особенностей атрибутивного стиля и стилевых особенностей эмоциональной сферы
личности.
Соответствие диссертации паспорту научной специальности
Отраженные в диссертации научные положения соответствуют области исследования
специальности 19.00.01 – «Общая психология, психология личности, история
психологии»: индивид, личность, индивидуальность; структура личности; самосознание и
самооценка; образ Я; жизнетворчество; психология отношений. Соответствие
подтверждается содержанием цели, предмета, объекта исследования, а также данными
апробации результатов исследования.
Апробация работы. Основные результаты работы обсуждались на заседаниях кафедр
Южно-Уральского государственного университета (1999–2010), на Всероссийском съезде
психологов (Санкт-Петербург, 2003), на всероссийских, межрегиональных и региональных
научно-практических конференциях: Всероссийская конференция «Теория и практика в
современных социальных и психологических исследованиях» (Кемерово, 2005),
Общероссийская научно-практическая конференция «Современные исследования
социальных проблем» (Красноярск, 2009), Межрегиональная научно-практическая
конференция ПГПУ (Пермь, 2003), Всероссийские и региональные научные конференции
(Челябинск, 2001–2009).
Разработанные методики диагностики глобальных отношений использовались в
курсовых и дипломных исследованиях студентов факультета психологии ЮУрГУ (2002–
2010 гг.), а также при обследовании и консультировании пациентов отделения неврозов
Областной психоневрологической больницы (Челябинск, 2001) и в консультировании
здоровых людей. Результаты теоретического анализа проблемы глобальных отношений
личности включены в материалы лекций по курсам «Общая психология» и «Психология и
педагогика» для студентов технических и экономических специальностей (ЮУрГУ),
общие результаты исследования – в материалы лекций по курсу «Психология оценки» для
студентов факультета психологии (ЮУрГУ).
По теме диссертационного исследования опубликовано 13 печатных работ, 2 из них – в
изданиях, рекомендованных ВАК РФ.
Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав,
заключения, выводов, списка литературы и приложений. Работа изложена на 181 странице,
содержит 33 таблицы и 14 рисунков. Список литературы включает 207 наименований, из
них 29 на иностранных языках.

9
Глава 1. ГЛОБАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ ЛИЧНОСТИ КАК ПРЕДМЕТ
ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

1.1. Определение понятия «глобальное отношение» на базе современных


представлений об оценивании и различных видах отношений
Термин «глобальное отношение» был впервые введен в отечественную психологию в
1997 году Н.А. Батуриным для обозначения свойства личности, заключающего в себе
максимально обобщенную, интегральную и базальную оценку индивидом себя и своего
отношения к окружающей действительности [19]. В зависимости от внешней или
внутренней ориентации было выделено два вида глобальных отношений: глобальное
отношение к себе и глобальное отношение к миру. Онтологический статус глобальных
отношений обосновывается в монографии, однако определение понятия «глобальное
отношение» требует дальнейшей теоретической проработки. Сущность глобальных
отношений описывается категориями «глобальность», «оценка» и «отношение».
Понятие «глобальное» (global) используется для характеристики феноменов
(предметов и явлений) как всеобщих, всеохватывающих [101]. Соответственно глобальные
отношения могут быть определены как всеобщие или обобщенные, включающие все
аспекты объектов отношения: себя и окружающего мира.
Идея изучения глобальных свойств личности является относительно новой в
психологии. Впервые понятие «глобальное самоуважение» (global self-esteem) ввел
M. Rosenberg в середине прошлого века для описания обобщенного отношения к себе
[197]. Л.Я. Дорфман в 2000-х гг. предлагает ввести понятие глобальных переменных для
реализации принципов холономности и дополнительности в изучении интегральной
индивидуальности как целого [50]. Отличительными особенностями глобальных
переменных является то, что они характеризуют личность как целое и имеют
ограниченное число ключевых параметров. Раскрытие сущности глобальных отношений
через категории «оценка» и «отношение» требует более развернутого анализа.

1.1.1. Оценка как фундаментальное психическое явление


Традиционно термин «оценка» используется для обозначения процесса оценивания, в
ходе которого объекты в самом широком смысле сравниваются с выработанными
человеком эталонами, стандартами, в результате которого формируется мнение, суждение.
В то же время оценкой называют и собственно результат процесса оценивания.
На сегодняшний день отсутствует общепринятое психологическое определение
оценки, поскольку до недавнего времени процесс и результат оценивания были на
периферии внимания исследователей-психологов.
Данное понятие в общей психологии чаще всего используется в методологическом
контексте. Дифференциальная психология, психология труда, психодиагностика,
экспериментальная и клиническая психология используют термин «оценка» как синоним
понятий «измерение» и «диагностика». Например, в современном профотборе ассессмент
(«assessment» в переводе с англ. «оценка») понимается как комплексный метод оценки
психических характеристик индивида с целью определения его соответствия требованиям
профессиональной деятельности [12, 48, 73]. Кроме того, в общей, социальной,
возрастной и педагогической психологии понятие «оценка» используется как
вспомогательное для описания ряда других психических явлений. Тем не менее, анализ
эмпирических исследований и разработанных на их основе концепций показал, что
оценивание и оценки присутствуют во всех сферах психической активности человека,
влияют на его самочувствие, поведение, характер взаимодействия с миром предметов и
людей.
Согласно результатам исследований Д. Брунера, Х. Хелсона, Д. Фолькмана,
С. Стивенса оценки играют важную роль в процессе восприятия [30, 187, 205, 203]. По

10
мнению Д. Брунера, от адекватности оценок во многом зависит репрезентативность
перцептивного образа окружающего мира.
На присутствие оценок в процессе мышления указывают некоторые выводы из
экспериментов советских и зарубежных исследователей. Например, в исследованиях,
проведенных под руководством О.К. Тихомирова его учениками, было выявлено, что
оценки являются своеобразным регулятором в процессе решения проблемы [152]. На
начальной стадии – оценки вероятности изменений – от оценок зависит степень
развернутости поиска: если прогноз оценивается как правильный, то поиск решения
сужается [151]. На стадии поиска решения эмоциональные и когнитивные оценки играют
разную роль [39, 67]. Основная регулирующая роль отводится эмоциональным оценкам:
позитивные эмоциональные оценки выполняют функцию «наведения» на объективно
верные действия, негативные эмоциональные оценки позволяют обнаружить «зону
противоречия», обеспечивают переход от ошибочного решения к объективно верному.
Когнитивные оценки позволяют сформулировать проблему, обеспечивают переход от
зарождающейся потребности к конкретной предметной цели.
Д. Гилфорд в своей модели интеллекта выделяет оценивание как одну из
интеллектуальных способностей [45]. Он считает, что в результате оценивания человек
определяет правильность, адекватность знаний, полученных с помощью продуктивного
мышления.
Более поздние исследования американских психологов-когнитивистов
свидетельствуют о том, что оценки присутствуют в процессе принятия решения как
иррациональная сторона мышления [144].
В психологии эмоций в 60-80 годах прошлого века возник целый ряд теорий, в
которых оценки рассматриваются как когнитивные компоненты эмоций, определяющие
характер субъективного переживания эмоции (M.B. Arnold, S. Schachter, J.E. Singer).
Например, М.Б. Арнолд считает, что эмоция – это результат последовательных процессов
восприятия и интуитивной оценки [180, 181]. По мнению С. Шехтера, эмоции возникают
на основе физиологического возбуждения и когнитивной оценки [198, 199].
Р. Лазарус отводит процессу и результату оценивания ключевую роль в структуре
эмоционального переживания стресса [191]. Он рассматривает оценку и как
неосознаваемый когнитивный процесс, предваряющий возникновение эмоции, и как
результат – собственно эмоцию. По его мнению, каждая эмоция представляет свой
«ядерный» тип отношения к ситуации и включает оценки релевантности цели,
конгруэнтности цели, Я-включенности, доверия, потенциала преодоления, ожидания на
будущее.
Некоторое сходство с когнитивными теориями эмоций обнаруживает информационная
теория П.В. Симонова, где важным компонентом эмоций считается оценка вероятности
удовлетворения потребности [136, 137]. При этом подчеркивается, что эмоции выполняют,
прежде всего, отражательно-оценочную функцию, они выступают в роли своеобразной
«валюты мозга» –универсальной меры ценностей, определяющей степень значимости
информации для субъекта [136].
Исследования мотивационной сферы показывают, что весь процесс действия, начиная
с постановки цели и заканчивая прекращением активности, буквально «пронизан»
оценками.
Инициация поведения, по мнению У. Мак-Дауголла происходит под влиянием
«чувств» (sentiments) – обусловленных опытом и научением когнитивно-эмоциональных
оценок, которые связаны с отношением к предметам и обстоятельствам [159]. Оценка
собственных способностей рассматривается как важный компонент мотивации на этапе
целеполагания в работах Д. Аша и У. Майера. П.Т. Янг выделяет оценочные диспозиции в
качестве устойчивого мотивационного фактора, независимого от силы влечения,
связанного с состоянием потребностей организма. В теориях инструментальности

11
описывается влияние на мотивацию оценки вероятности и привлекательности ожидаемого
результата и последствий деятельности.
В процессе выполнения действия человек опирается на промежуточные когнитивные
и эмоциональные оценки [159]. Это оценки вероятности успеха, оценки объективных
обстоятельств [181, 193].
На завершающей фазе деятельности происходит оценка результатов деятельности и
итоговой ситуации. Отмечается важная мотивирующая роль эмоций, связанных с оценкой
результата деятельности [207]. Н.А. Батурин выделяет когнитивно-аффективные
оценочные комплексы (успех и неудачу) и исследует их влияние на дальнейшую
результативность деятельности и функциональное состояние человека [15, 19]. Р. Канфер
предлагает модель саморегуляции поведения, в которой указывает на целый ряд
самооценочных процессов: оценку способности контролировать ситуацию, сравнение
результатов самонаблюдения с имеющимся стандартом, связанным с уровнем притязаний
[159].
В работах, посвященных проблеме ценностей, прослеживается их тесная связь с
оценками. Авторы философских концепций, признающих объективное существование
ценностей, рассматривают оценку как своеобразный инструмент познания ценностей
(Р.Т. Кетхудов, Б.А. Кислов). Представители противоположного подхода считают, что
ценности имеют субъективную природу и представляют собой результат оценки
значимости объекта, его способности удовлетворять потребности индивида
(И.С. Нарский, В.В. Брожик).
В психологии зачастую происходит слияние понятий ценности и оценки. К. Роджерс
рассматривает оценочный процесс как способ формирования и совершенствования
системы ценностей индивида [124].
В.С. Магун подчеркивает потребностную природу оценки и предлагает рассматривать
оценку как специфическую форму когнитивно-эмоционального отражения объектов и
событий, позволяющую определить их ценность [91]. Вслед за М.С. Каганом он
использует термины «оценочная деятельность» и «ценностно-ориентационная
деятельность» как синонимы. Сходные позиции высказываются в работах Р.Х. Шакурова,
Д.В. Колесова [71, 166].
Н.А. Батурин связывает с ценностями лишь одну из разновидностей оценок –
заключающую в себе отражение субъект-объектных и субъект-субъектных отношений,
возникающих при взаимодействии объективных свойств предмета с потребностями
субъекта [19].
Особого внимания заслуживают исследования оценочных образований в структуре
личности. В ряде отечественных и зарубежных теорий личности подчеркивается
оценочная природа личностных компонентов, выполняющих регуляторную функцию:
аттитюд (Г. Олпорт), системы отношений (В.Н. Мясищев), мотивы и воплощенные в них
отношения (В.С. Мерлин), установки (Д.Н. Узнадзе, А.С. Прангишвили), диспозиции
(В.А. Ядов). Б.Ф. Ломов предлагает объединить их родовым понятием «субъективные
отношения».
Значительный интерес проявляется к изучению самооценки как свойства личности.
«Глобальная самооценка» становится предметом изучения благодаря публикациям
У. Джеймса. Данное свойство личности характеризует позитивный или негативный модус
восприятия себя, своих возможностей, качеств, места среди других людей. С. Кyперсмит
называет самооценкой отношение индивида к себе, которое складывается постепенно и
приобретает привычный характер; оно проявляется как одобрение или неодобрение,
степень которого определяет убежденность индивида в своей самоценности, значимости
[184]. По мнению М. Розенберга, самооценка отражает степень развития у индивида
чувства самоуважения, ощущения собственной ценности и позитивного отношения ко
всему тому, что входит в сферу его «Я» [197]. Р. Бернс рассматривает самооценку как

12
личностное суждение о собственной ценности, которое отражается в установках,
свойственных индивиду [26].
В отечественной психологии самооценка рассматривается, прежде всего, как результат
соотнесения индивидом себя с другими (С.Я. Рубинштейн), а также со сложившимся
эталонным образом или идеалом (С.А. Будасси). Последний подход широко используется
в детской и возрастной психологии. И.И. Чеснокова исследует самооценку как компонент
в структуре самосознания и использует для ее обозначения термин «эмоционально-
ценностное отношение личности к себе», определяя его как вид эмоциональных
переживаний, в которых отражается собственное отношение личности к тому, что она
узнает, понимает, «открывает» относительно самой себя, т.е. разнообразные ее
самоотношения [163]. И.С. Кон считает, что самооценка является общим знаменателем,
итоговым измерением «Я», выражающим меру принятия или непринятия индивидом
самого себя, положительное или отрицательное отношение к себе, производное от
совокупности отдельных самооценок [72].
Х. Херманс предлагает теорию, в которой личность рассматривается как
организованная система оценок, возникающих из взаимодействия между тремя
фундаментальными компонентами структуры личности [188]. Первый компонент – «Я»
представляет собой человека, организующего свои взаимодействия с окружением. Второй
компонент – «Мое» представляет собой личность как организованную систему оценок,
отражающих взаимодействия человек-окружение. Третий компонент – «Область
ценностей/оценок» – конкретную ситуационную область, в которую включен человек.
Таким образом, оценивание и оценки присутствуют на всех уровнях
функционирования психики: на уровне познавательных и эмоциональных процессов,
устойчивых образований и свойств личности. Очевидно, что оценочные явления – это
продукты оценочной функции психики. В психологических и философских исследованиях
первоначально эта функция приписывалась исключительно сознанию, однако
современной психологии известны формы протекания оценочного процесса на
досознательном и внесознательном уровнях [19]. Поэтому предметом исследования
становится оценочная функция, как отдельных психических явлений, так и психики в
целом.
Многие авторы выделяют оценку как самостоятельную психическую функцию [34,
56, 113, 136]. В.А. Василенко рассматривает оценочную функцию социального познания
[34, 35], В.П. Симонов исследует оценочную функцию эмоций [136]. К.К. Платонов
выделяет оценочную функцию сознания наряду с познавательной и регуляторной [113].
Оценочная функция сознания и самосознания рассматривается также в работах В.В.
Столина и Н.И. Сарджвеладзе [132, 145]. Ю.М. Забродин относит оценочную функцию к
базовым функциям психики в целом и настаивает на необходимости ее изучения. [56, 57].
Д.В. Колесов считает, что оценка заложена в самой природе психического отражения
живой материей воздействующих на нее факторов [71]. Объекты отражаются
одновременно в виде совокупности свойств, характеризующих объект сам по себе, и
совокупности качеств (или свойств, соотнесенных с потребностями индивида,
представляющих собой оценки объекта). Сознание, по мнению автора, является не только
высшим проявлением способности живой материи к отражению объективной реальности,
но и высшей инстанцией оценки [71].
Н.А. Батурин указывает на центральное место оценки в так называемом «триединстве
функций», представленном в виде последовательности: познание – оценка – действие [21].
На основе анализа оценочных явлений он делает вывод о том, что оценочная функция
реализуется «особым системным образованием психики, состоящим из оценочных
явлений разного уровня, объединенных в структуру и выполняющих (уже как подсистема
общей системы психического) регуляторные функции (по отношению к другим
подсистемам), предназначенные, в конечном счете, для обеспечения сохранения

13
целостности и направленного развития человека как организма и личности» [19; С.74].
Проведенный анализ позволяет сделать вывод о том, что оценка является одним из
фундаментальных свойств психики.

1.1.2. Процессуальные и интегрально-устойчивые оценочные явления


В самом общем виде оценочные образования можно разделить на два вида:
процессуальные оценки, которые носят ситуативный характер, поскольку формируются в
результате оценочного процесса, и непроцессуальные оценки, которые формируются с
получением жизненного опыта, усваиваются в процессе социализации и далее
существуют в готовом виде. Для их воспроизведения оценочный процесс не требуется.
Н.А. Батурин предлагает называть их интегрально-устойчивыми оценками [19].
В психологии традиционно больший интерес проявляется к процессуальным
оценкам. Исследуется роль оценок в психической активности, влияние на формирование
оценки внешних и внутренних факторов.
Так Д. Брунер исследует оценку как один из феноменов восприятия, представляющий
собой результат сравнения поступающих перцептивных сигналов с эталоном, хранящимся
в памяти [30]. Оценки зависят от опыта и потребностей индивида: опыт определяет
эталоны, хранящиеся в памяти, потребности актуализируют эталонный образ.
Экспериментальные исследования ошибочных субъективных оценок вероятности
событий, проведенные A. Tversky, D. Kahneman, D. Miller, показали, что субъективные
оценки выносятся не столько на основе актуального процесса сопоставления фактов и
логических умозаключений, сколько на основе имеющегося опыта или доступной
информации [80]. Полученные ими данные свидетельствуют о том, что, несмотря на
тесную связь с познанием, процесс оценивания представляет собой особую форму
отражения, отличную от гностической, поскольку включает в себя субъективный
компонент.
В отечественной психологии познания центральным предметом исследования была
отражательная функция психики. Тем не менее, были выявлены некоторые
закономерности мышления, связанные с реализацией оценочной функции [13, 152].
Т.В. Корниловой было обнаружено взаимное влияние оценок и эффективности
процесса мышления [152]. В экспериментальной ситуации оценка задачи как решаемой и
как интересной положительно влияла на эффективность ее решения, в то же время, если
задача оставалась не решенной или была решена неверно, она оценивалась как
неинтересная, неумная, нерешаемая. Было выявлено также, что оценки имеют тенденцию
к консолидации и устойчивости. После нескольких удачных попыток прогноза субъект
перестает продуцировать оценки, опираясь на ситуацию, а пользуется готовыми оценками,
полученными в ходе прошлого опыта. Таким образом, можно сказать, что оценки придают
эмоционально-субъективный характер когнитивному отражению объективной реальности.
В теориях М.Б. Арнолд, С. Шехтера, напротив, оценки рассматриваются как
когнитивный аспект эмоционального отражения действительности [181, 198]. Е.П. Ильин
использует в некоторых случаях термин «оценка» как синоним «эмоции». При этом он
различает «эмоциональный тон ощущений», возникающий как оценка интенсивности
ощущения и «эмоцию» как оценку ситуации [62].
Таким образом, если в психологии познания оценка понимается как результат
сравнения полученного знания с предыдущим опытом, либо с ожиданиями субъекта, то в
психологии эмоций оценка чаще всего понимается как продукт соотнесения когнитивного
знания с актуальными потребностями. Большинством исследователей подчеркивается, что
оценки регулируют процесс познания, а так же определяют характер эмоциональных
переживаний.
Другим направлением в психологии является изучение оценок в процессе выполнения
действия. Их изучение восходит к теории когнитивного баланса Ф. Хайдера, к теории

14
когнитивного диссонанса Л. Фестингера и теории оценки угрожающих ситуаций
А. Лазаруса. В работах, посвященных мотивации достижения, в качестве ключевой
рассматривается оценка вероятности успеха и его привлекательности [193]. К этой же
группе исследований можно отнести эмоциональные модели переработки информации, в
которых основное внимание уделяется когнитивным и эмоциональным оценкам
объективных обстоятельств (M. Arnold, R. Plutchic, K. Scherer). Х. Хекхаузен исследует
ситуационные факторы мотивации, к которым относятся промежуточные когнитивные
оценки, возникающие в процессе деятельности [159].
Авторы теорий инструментальности пытались разработать формулы, позволяющие
предсказывать поведение на основе самооценок индивида, определяющих вероятность и
привлекательность исхода (интринсивные оценки), и оценок привлекательности исхода,
связанных с ситуацией (экстринсивные оценки).
Попыткой представить целостный процесс саморегуляции поведения является модель
рубикона, предложенная Х. Хекхаузеном. В своей концепции он выделяет два состояния
сознания: мотивационное, связанное с инициацией и определением стратегии поведения,
и волевое, поддерживающее и направляющее активность вплоть до достижения цели
[159]. Каждое из этих двух состояний предполагает определенную специфику оценочных
процессов. «Если в мотивационной фазе происходит реалистичная оценка вероятности
успеха, то в волевой фазе нужна некоторая оптимистическая переоценка ожиданий, так
как это помогает субъекту преодолевать сомнения и трудности, сохраняя терпение в
достижении намеченной цели. Поэтому в волевом состоянии сознания человек склонен к
определенной переоценке собственных шансов на успех» [159; С. 337].
Сформированные на предварительной мотивационной фазе оценки сохраняются в
памяти и становятся основанием для определенной стратегии поведения на этапе
инициации действия. Далее они приобретают устойчивый характер и участвуют в
метаволевых процессах, поддерживающих реализацию цели. На завершающей фазе
оценки позволяют принять решение относительно дальнейшего поведения.
Проведенный анализ позволяет сделать следующие выводы. В изучении когнитивной,
эмоциональной и мотивационной сфер категория оценки используется и для описания
процесса оценивания, и для обозначения результатов этого процесса. Под процессом
оценивания понимается сравнение информации об объектах внешнего мира или условиях
ситуации, получаемой в виде ощущений, образов восприятия, суждений, умозаключений,
эмоциональных переживаний с имеющимися эталонными ощущениями, знаниями,
ожиданиями. Результирующие оценки выполняют регулирующую (побудительную,
направляющую, поддерживающую) функцию в познании и поведении.
В теории оценочной функции психики процессуальные оценки рассматриваются как
особая форма отражения некоторых видов объективных и выражения субъективных
отношений между объектами и (или) субъектами оценки [22].
Структура оценочного акта, в результате которого формируются процессуальные
оценки, включает в себя: отражение предмета оценки («образ» предмета или объекта»);
актуализацию выбора или реконструкцию существующего основания (оценочное
основание); сравнение предмета с основанием; выражение оценки (оценка-результат) [21].
В зависимости от оценочного основания и формы выражения процессуальные оценки
могут быть когнитивными, аффективными, а также представлять собой промежуточные
варианты когнитивно-аффективных оценок, различающиеся по соотношению основания и
формы выражения.
Филогенетически и онтогенетически более ранними являются прообразы
эмоциональных оценок, они имеют нейрофизиологическую основу и существуют уже
тогда, когда эталоны восприятия, как первые основания для когнитивных оценок, еще не
сформированы. По мнению Д.В. Колесова, основания эмоциональных оценок
складываются по принципу условно-рефлекторных связей между врожденными

15
«потребностными доминантами» и формирующимися «потребностными эталонами» [71].
К. Роджерс отмечает, что оценивание как сопоставление потребности и объекта,
способного эту потребность удовлетворить, доступно ребенку уже в раннем возрасте. Он
выделяет оценки-действия как результат организмического процесса оценивания,
имманентно присущего каждому человеческому существу [125]. Определение
«организмический» здесь, вероятно, используется в метафорическом смысле и означает
элементарный, примитивный уровень организации оценочного процесса.
Н.А. Батурин предлагает структурировать оценки процессуального уровня по
«ориентации» на оценивание: а) внешних объектов; б) внутренних «объектов» (своих
свойств), в) промежуточных «внешне-внутренних» объектов (продукты своей
деятельности) и отмечает, что оценивание объектов каждой из этих групп имеет
специфические черты [19, 21].
Менее изученными в психологии являются интегрально-устойчивые оценки. Можно
обнаружить лишь некоторые идеи, раскрывающие процесс их формирования и влияние на
поведение индивида.
В психологии мотивации существует ряд концепций, в которых рассматриваются
устойчивые оценочные образования, формирующиеся в процессе онтогенеза, и не
связанные с ситуативными факторами. Это обусловленные опытом и научением
когнитивно-эмоциональные оценки, связанные с отношением к предметам и
обстоятельствам (sentiments), рассматриваемые в работах У. Мак-Дауголла. Оценочные
диспозиции как устойчивый мотивационный фактор, независимый от силы влечения,
исследуются в П.Т. Янгом.
Особый интерес с точки зрения изучения устойчивых оценочных образований
представляют идеи Х. Хекхаузена о динамике протекания фаз действия в концепции
Рубикона [159]. По его мнению, в реальной жизни первая фаза, в рамках которой
происходит формирование интенций, может быть отделена от последующих фаз во
времени. Интенции могут существовать в потенциале, ожидая благоприятных условий для
их реализации. Х. Хекхаузен выделяет особую разновидность интенций более высокого
порядка. Речь идет о ценностных установках, таких, например, как доброта или
отзывчивость, которые чаще всего формируются уже на ранних этапах жизни. Эти
установки представляют собой постоянно действующие интенции, которые реализуются
при любой подходящей возможности. Такие интенции (и, возможно, их большинство)
проходят подготовительную мотивационную фазу только один раз – в самом начале их
формирования. По сути, автор говорит об устойчивых оценочных образованиях, которые
выражаются в виде диспозиций. Данная модель показывает роль интегрально-устойчивых
оценок в регуляции ситуативного поведения и в формировании устойчивых паттернов
поведения, именуемых чертами личности.
В гуманистической теории, описывая процесс социализации, К. Роджерс наряду с
оценками-действиями описывает оценки-представления, усвоенные в ходе социализации,
не связанные с опытом индивида и даже нередко вступающие с ним в противоречие.
Первые являются гибкими, текучими и способствуют раскрытию потенциала личности,
вторые, напротив, являются жесткими, неизменными и обеспечивают принятие индивида
представителями референтной группы [125].
В рамках современного когнитивно-бихевиорального подхода изучается влияние
когнитивных оценок и убеждений на эмоции и поведение индивида [70, 93, 171].
В возрастной и педагогической психологии важная роль в регуляции поведения
отводится и «внешним», и «внутренним» оценкам. К «внешним» относятся моральные
оценки [147, 175, 190], оценки со стороны родителей [27, 69, 87], педагогов [4, 37, 86],
сверстников [54, 75, 90]. В качестве «внутренних» оценок традиционно рассматриваются
самооценки [31, 86, 163]. В перечисленных работах подчеркивается детерминирующая
роль «внешних» оценок по отношению к «внутренним». В социальной психологии

16
изучаются оценочные аспекты межличностного восприятия [33, 142], а также
регулирующего влияния социальных оценок [53, 76, 138].
Таким образом, интегрально-устойчивые оценочные образования могут
формироваться в результате длительного контакта с объектами, в течение жизни они
приобретают характер ценностного или устойчивого отношения.
Сходные идеи высказываются и в психологической теории преодоления,
предложенной Р.Х. Шакуровым. В своей работе автор доказывает связь генезиса
эмоционально-ценностных отношений с барьерами, т.е. с дефицитом предмета
потребности [166]. Под ценностью он понимает объект, способный вызывать
положительное эмоционально-оценочное отношение субъекта. В онтогенезе познание
ценности происходит в процессе особого рода контакта с объектом, в результате которого
оценивается его способность удовлетворять потребность (вызывать позитивные
эмоционально-оценочные переживания). Если контакт с объектом приводит к негативным
последствиям (вызывает негативные эмоционально-оценочные переживания), это
приводит к формированию так называемых «антиценностей» или ценностей с
противоположным знаком.
Д.В. Колесов считает, что любая оценка объектов внешнего мира является
двуплановой. Первый план – черты, свойства, качества объекта, каждое из которых
оценивается по отдельности. Второй план – обобщенная оценка значимости объекта, его
необходимости для удовлетворения потребностей субъекта. Являясь на начальных этапах
онтогенеза результатом нейропсихического отражения, оценки наиболее значимых
объектов (в том числе и внешнего мира в целом) становятся «устойчивыми отношениями»
личности [71].
Проведенный анализ позволяет заключить следующее. В отличие от процессуальных
оценок, для того, чтобы актуализировать интегрально-устойчивые оценки, не нужен
оценочный процесс. Будучи устойчивыми, данные оценки хранятся в памяти и участвуют
в процессе регуляции поведения даже когда перестают соответствовать объективной
реальности. Например, часто родители продолжают называть своих детей «маленькими»,
даже когда те становятся выше их ростом и сами становятся родителями. М. Селигманом
описаны феномены выученной беспомощности и выученного оптимизма, которые
являются яркой иллюстрацией влияния интегрально-устойчивых оценок на самочувствие
и поведение индивида [133].
Интегрально-устойчивые оценки представляют собой особую форму выражения
субъективных отношений личности. Они могут существовать как в когнитивной
(«знаемые» когнитивные оценки, суждения, убеждения, атрибуции, ожидания и т. д.), так и
в аффективной форме (устойчивые чувства, эмоциональные реакции). В качестве особой
формы интегрально-устойчивых оценочных образований выделяется оценочный стиль
[42].
Еще одним отличием интегрально-устойчивых оценочных явлений от процессуальных
являются иные механизмы формирования. В самом общем виде их можно обозначить как
интеграцию и обобщение. При этом, какой бы степенью интеграции и обобщения не
обладали устойчивые оценки, они являются «образами, представлениями, комбинацией
знаний, т.е. познавательными конструктами» [19; С. 209]. Выделено два основных
механизма формирования интегрально-устойчивых оценочных образований.
Первый механизм заключается в объединении или интеграции частных и ситуативных
оценок, а также внешних оценок в единую и более глобальную оценку. Возможен более
сложный процесс интеграции, подобный тому, что описан И.С. Коном на примере
самооценки: поскольку разные качества имеют для людей разную субъективную
значимость, то их оценки и самооценки будут иметь разный вес, за счет этого их вклад в
общую самооценку будет различным [72]. Конечным итогом является обобщенная
самооценка, вернее несколько самооценок, соответствующих наиболее крупным «зонам»

17
личности. Таким образом, обобщенные самооценки строятся не из актуального процесса
оценивания, а из самооценок и оценок как результатов некогда актуальных процессов,
выражающихся в форме оценочных суждений и осознанных переживаний. Данный способ
(обобщение и запоминание) обеспечивает интегральность самооценок этого уровня.
Второй механизм заключается в постоянстве воспроизводства одних и тех же оценок в
оценочном процессе, что объясняется постоянством основания и объекта оценки.
Следует выделить еще и третий механизм формирования оценочных образований
данного уровня: усвоение готовых оценок, транслируемых значимыми людьми. В рамках
психодинамического подхода процесс присвоения оценок и норм называется
интериоризацией. В гештальт-психологии суждения, воспринятые извне, называются
интроектами. И те, и другие, как правило, являются жесткими, устойчивыми
образованиями.
Описанные механизмы взаимодополняют друг друга и обеспечивают оценкам данного
уровня и интегральный и устойчивый характер. Данные механизмы лежат в основе
формирования интегрально-устойчивых оценок, ориентированных на себя и на внешний
мир. Присваивая ценности и взгляды других людей, приобретая собственный опыт в виде
эмоциональных переживаний, ребенок уже в дошкольном детстве способен отличать
«хорошие» предметы и действия от «плохих», оценивать себя и свои поступки [37, 75].

1.1.3. Глобальные отношения в системе оценочных явлений


Наряду с процессуальными и интегрально-устойчивыми оценочными явлениями,
Н.А. Батурин выделяет особые устойчивые оценочные образования, представляющие
собой специфическую группу свойств личности [19, 21]. В отличие от интегрально-
устойчивых оценок, они имеют в своей основе «мотивационно-потребностные
образования» и проявляются в виде устойчивых способов взаимодействия с собой, с
другими людьми, с предметами внешнего мира. Кроме того, они обнаруживают себя через
оценочный процесс, «отклоняя» его позитивную или негативную сторону. Отмечается, что
оценки здесь выступают не самостоятельно, они как бы «вплавлены» в свойства личности.
Поэтому Н.А Батурин называет их «личностными оценочными образованиями» [19].
Следуя принципам системного подхода, автор рассматривает процессуальные,
интегрально-устойчивые и личностные оценочные образования как проявления трех
уровней организации оценочной функции психики. «Все три уровня системы оценочных
явлений «работают» синергично, согласованно направляя и управляя поведением и
деятельностью» [21; С. 78]. Оценочные образования личностного уровня предопределяют
действия и поведение в целом по отношению к объекту с учетом их валентности. Оценки,
как актуальный процесс, отражают эти отношения, исходя из оценочных оснований.
Интегрально-устойчивая оценка подводит своеобразный итог, интегрируя в себе
результаты этих отражений, а в последующем оказывает влияние на актуальный процесс
оценки или самооценивания.
Из всех уровней оценочных явлений наименее изученным является уровень свойств
личности. На процессуальном уровне подробно описаны природа и механизмы
оценочного процесса, структура оценочного акта [19]. Попытка систематизировать
оценки-результаты, представленные различными частями речи, была осуществлена
Ю.В. Морозовой [16]. Н.А. Батуриным раскрыты механизмы формирования интегрально-
устойчивых оценок. И.В. Выбойщик проведено разностороннее и детальное исследование
оценочного стиля, занимающего промежуточное положение между интегрально-
устойчивым и личностным уровнями. Автор считает, что оценочный стиль «предназначен
для общей формальной регуляции процессуальных оценочных явлений, которая
осуществляется под влиянием интегрально-устойчивых и личностных оценочных
явлений» [42; С. 47].
В рамках изучения феноменов личностного уровня Н.А. Батуриным описаны признаки

18
оценок, существующих в виде свойств личности, отражающих различные субъективные
отношения индивида [19]. Среди оценочных явлений личностного уровня выделены два
наиболее обобщенных оценочных образования: глобальное отношение личности к себе и
глобальное отношение к миру. Автор дает общую характеристику глобальных отношений,
выдвигает гипотезы относительно их природы и структуры.
Перечисленные исследования имеют большое значение для понимания феномена
оценки и показывают специфику оценочных явлений, относящихся к трем уровням
оценочной функции. Иными словами, отвечают на вопрос «Как устроена система
оценочных явлений?». Не менее важным является поиск ответа на вопрос о том, как
работает оценочная функция, а именно, как происходит взаимодействие между
оценочными явлениями разных уровней и каким образом оценочная функция проявляется
в различных формах активности индивида.
Поскольку понятие «глобальное отношение» было введено на основе теоретического
анализа как логическое завершение уровневой организации оценочной функции психики,
необходимо прояснение его психологического содержания, формулирование определения,
детальное описание конструкта. Требуется эмпирическая проверка выдвинутых гипотез о
природе и структуре глобальных отношений.
Исходя из положений, сформулированных Н.А. Батуриным, можно сказать, что
глобальные отношения являются одновременно оценками более высокого уровня
обобщенности, соответственно обладают всеми атрибутами оценок, и системным
свойством личности, что определяет их качественное своеобразие.
Развивая данную идею, а также представления об оценках вообще, глобальные
отношения можно определить как оценочную форму существования обобщенных
субъективных отношений личности к себе и к миру. Обобщенность здесь проявляется в
том, что объектами оценивания являются обобщенный образ «Я» и обобщенный образ
мира. Важно и то, что в глобальных отношениях оценка присутствует в виде обобщенного
аффективно-когнитивного комплекса. Н.А. Батурин предлагает выделять аффективный и
когнитивный компоненты глобальных отношений. Данная структура находит свое
косвенное подтверждение в ряде исследований структуры обобщенного самоотношения
[108, 204]. С.Р. Пантилеев в результате факторного анализа обобщенного самоотношения
выделяет три компонента: «самоуважение», «аутосимпатию» и «самоуничижение». Если
выделение последнего компонента объясняется действием защитного механизма
поддержания общего самоуважения, выражающегося в расщеплении самоотношения на
позитивное и негативное, то содержание компонентов «самоуважение» и «аутосимпатия»
соответствует когнитивному и аффективному компонентам глобального самоотношения
[107]. Р. Тафароди и В. Сванн на основе факторизации шкалы глобального самоуважения
М. Розенберга выделили два компонента: «аутосимпатию» и «чувство собственной
компетентности», которые представляют собой выражение аффективного отношения к
себе и когнитивной самооценки [204].
Как системные свойства личности, глобальные отношения «вбирают» в себя
оценочные образования низших уровней. Они представляют собой «вектор
направленности» позитивной или негативной оценочной асимметрии. Анализ
исследований развития личности в онтогенезе позволяет сделать вывод о том, что,
возникая на разных этапах онтогенеза, врожденные и связанные с
нейрофизиологическими процессами отражения состояния индивида, организмические
реакции, обобщенный эмоциональный фон, перцептивные предпочтения,
недифференцированные ментальные репрезентации образа «плохой» или «хорошей»
матери, аффективные и когнитивные процессуальные оценки, смешанные когнитивно-
аффективные комплексы, внешние оценки, усваиваемые в процессе воспитания,
устойчивые чувства, оценочные суждения, самооценка, самоуважение, оптимизм,
пессимизм и другие свойства личности, имеющие оценочную природу, тесно связаны с

19
глобальными отношениями [1, 24, 29, 57, 69, 149].
На ранних этапах онтогенеза глобальные отношения закладываются под влиянием
врожденных нейрофизиологических особенностей, опыта объектных отношений и
первичной социализации. Это подтверждается исследованиями В.С. Мухиной,
Н.Н. Авдеевой, С.Ю. Мещеряковой, Р. Спитца, М. Кляйн, Дж. Боулби [29, 37, 67, 75]. В
этот период субъективные отношения существуют в виде преобладающего позитивного
или негативного эмоционального фона. Далее, с развитием когнитивной и эмоциональной
сферы, у ребенка формируется навык продуцирования оценок, усваиваются оценки,
транслируемые социальным окружением, происходит расщепление и дифференциация
процессуальных и интегрально-устойчивых оценок. На проявление тенденции к
позитивности или негативности в оценках детей указывают Э. Эриксон, Дж. Боулби, Л.И.
Божович, М.И. Лисина [28, 29, 87, 172].
Одновременно под влиянием процессуальных и интегрально-устойчивых оценок
происходит закрепление и кристаллизация глобального самоотношения и глобального
отношения к миру. Таким образом, на разных этапах формирования личности глобальные
отношения по-разному взаимодействуют с другими оценочными явлениями и, в конечном
счете, становятся одновременно результатом их интеграции и основой их формирования.
Признаками глобального отношения к себе как свойства личности являются наличие в
их основе потребностной природы и проявление их в социально-значимых отношениях
индивида со средой. Данные некоторых работ указывают на то, что в основе глобального
отношения к себе лежит базовая потребность в позитивном отношении к себе,
самоуважении [28, 87, 124, 125], а в основе глобального отношения к миру – базовая
потребность в позитивном отношении к окружающей среде, доверии к миру [71, 172].
Таким образом, глобальные отношения формируются на основе оценочных
образований низших уровней в процессе онтогенеза и выражаются в форме свойств
личности, имеющих в своей структуре оценочный компонент. Глобальное отношение к
себе выражается в таких свойствах личности как глобальная самооценка, самоуважение,
глобальное самоотношение, и т.п. Глобальное отношение к миру выражается в таких
свойствах личности как оптимизм или пессимизм, безнадежность или счастье, чувство
благополучия.
Очевидно, глобальные отношения определяют позитивно-негативную асимметрию
интегрально-устойчивых и частных оценок, продуцируемых субъектом, и, в этом смысле,
опосредованно влияют на поведение человека, повышая или понижая его адаптивность.
Причем в норме асимметрия носит позитивный характер. Так, например, глобальное
отношение к себе проявляется в характере общения с другими людьми, придавая ему
позитивную эмоциональную окраску, определяя высокий уровень притязаний и
особенности мотивации. Глобальное отношение к миру проявляется в специфических
эмоциональных реакциях на события, определяет стратегию поведения в неопределенных
и стрессовых ситуациях.
Итак, представления о глобальных отношениях можно сформулировать в следующих
положениях.
1. Глобальными отношениями называется особая группа оценочных явлений,
представленных в виде свойств личности, отражающих обобщенную пристрастную
позицию по отношению к внутренней и внешней реальности.
2. Глобальное отношение к себе – внутренне ориентированное когнитивно-
аффективное оценочное образование с основой в потребности в самоуважении, в
сохранении и повышении ценности своего «Я», проявляющееся в процессе
взаимодействия со средой.
3. Глобальное отношение к миру – это когнитивно-аффективное оценочное
образование, ориентированное вовне, и формирующееся на основе потребности в
безопасности и в базовом доверии к миру, проявляющееся во взаимодействии со средой.

20
1.1.4. Объективные и субъективные отношения как основа и проявления
глобальных отношений личности
Для дальнейшей операционализации понятия «глобальное отношение» следует
провести анализ категории «отношение». Данная категория является одной из
основополагающих в философии, логике и биологии.
Отношение – основная логико-философская категория, отражающая способ бытия и
познания. Это момент взаимосвязи многих видов сущего, имеющих субъективную или
объективную, абстрактную или конкретную форму. Понятие отношение означает
«материальное или смысловое единство, взаимоопределяемость этих существований» [74;
С. 325].
Первоначально это понятие возникло для обозначения логической операции сравнения
предметов познания, установления их различия и сходства, равенства и неравенства. В
этом смысле отношение обозначало отнесенность одного к другому и в известной мере
выражало активность гносеологической позиции субъекта. Такая позиция преобладала в
философии Нового времени, а также характерна для современной философской теории
познания [78].
Вместе с тем, понятие отношение служит для отображения воздействующих друг на
друга вещей. Согласно Аристотелю, понятием отношения охватывается все многообразие
форм движения (возникновение и уничтожение, изменение по качеству и перемещение в
пространстве, уменьшение и увеличение) [8].
Платон, развивая философские взгляды, определил отношение как точку зрения,
позицию, занимаемую субъектом (умом) во внешнем пространстве исследуемого объекта,
измерение, уровень анализа. [5, 78].
Во второй половине XIX века эволюция понятия отношения привела к выделению
Дж. Миллем двух видов отношений: как симметричных связей между вещами и
явлениями (объект-объектные отношения) и как направленности на объект (субъект-
объектные отношения). М.М. Троицкий выделяет также субъективные отношения –
определенного рода чувства или состояния сознания, отражающие объектно-объектные и
субъектно-объектные связи и зависимости. Кроме того, во многих психологических
работах понятие «отношение» используется как вспомогательное. Например, как синоним
закономерной связи между элементами психического у И.Ф. Гербарта, Г. Гефдинга,
В. Вундта, К. Штумпфа [80].
Такое разнообразие смыслов свидетельствует о высокой эвристической значимости
категории «отношение», но в то же время приводит к терминологической путанице, до сих
пор имеющей место в работах, посвященных проблеме психологии отношений [79].
Самая общая классификация предполагает разделение отношений на объективные и
субъективные.
Объективное отношение – это процесс взаимодействия двух и более объектов, в ходе
которого происходит взаимный обмен или перенос признаков, свойств с одного объекта на
другой, результатом которого является преобразование исходного состояния объектов или
их стабилизация [52]. По степени активности сторон отношений различают объект-
объектные, субъект-объектные и субъект-субъектные отношения. В сфере
психологического познания представлены два типа отношений: субъект-объектные и
субъект-субъектные.
Субъект-объектные отношения как поведенческая активность исследуются со времен
Д. Уотсона и Б. Скинера в бихевиоризме, как процесс познания, начиная с В. Вундта, в
когнитивной психологии, как практическая деятельность в рамках деятельностного
подхода и др.
Субъект-субъектные отношения, в свою очередь, могут быть разделены на два вида, в
зависимости от того, выступают ли в качестве соотносящихся сторон разные субъекты или

21
субъект соотносится сам с собой. В первом случае речь идет о психосоциальном
отношении, которое является предметом изучения в социальной психологии [111]. Во
втором случае рассматривается, каким образом субъект активный, познающий себя,
относится к себе же пассивному, познаваемому, или соотношение между «частями»
(«элементами») субъекта. Данный вид субъект-субъектных отношений представлен в
психологии самосознания, ego, Я [2, 72, 145, 188]. Например, Л.Я. Дорфман изучает
конфликтность и аутентичность как характеристики отношений между компонентами
(модусами) экзистенциального Я [51].
Перечисленные направления рассматривают онтологический аспект существования
объективных отношений. Другим аспектом является гносеологический аспект – отражение
объективных отношений. Традиционно в психологии отражательная функция была
предметом изучения в психологии познавательных процессов (Л.С. Выготский,
С.Л. Рубинштейн, Л.М. Веккер). Как уже отмечалось, отражательно-оценочная функция
эмоций изучалась В.К Вилюнасом, В.С. Магуном, Е.Ю. Артемьевой, Б.И. Додоновым.
Ценностные отношения изучаются в рамках концепций М. Рокича, Г. Олпорта,
В. Франкла, Д.А. Леонтьева.
Потребностные отношения как специфический объект психического отражения
рассматриваются в теории оценочной функции Н.А. Батурина. В результате процесса
отражения потребностных отношений формируются процессуальные оценки. По виду
отражаемых потребностных отношений различаются оценки, направленные на отражение
объект-объектных отношений превосходства (оценки I-го рода); оценки, направленные на
отражение субъект-объектных отношений предпочтения (оценки II-го рода); и оценки,
направленные на отражение субъект-субъектных отношений предпочтения (оценки III-го
рода).
В предыдущем параграфе было показано, что процессуальный уровень является
элементарным уровнем системы оценочных явлений. На его основе формируются
интегрально-устойчивые, личностные оценочные образования и глобальные отношения
как оценочные образования высшего уровня обобщения. Из этого следует, что основой
глобальных отношений личности являются потребностные объект-объектные, субъект-
объектные и субъект-субъектные отношения.
Данный тезис подтверждается при рассмотрении ранних этапов онтогенеза, когда
происходит закладка основных структурных элементов личности. Например, в результате
удовлетворения потребности младенца в комфорте и безопасности у него возникают
переживания удовольствия и позитивные эмоциональные реакции. Постепенно, при
условии надлежащего отношения к младенцу со стороны взрослых, эти реакции
закрепляются, формируется обобщенный позитивный эмоциональный фон, который в
последствии ляжет в основу позитивного глобального отношения личности к миру,
считают Д.В. Колесов, В.С. Мухина, Н.Н. Авдеева, С.Ю. Мещерякова [17, 71, 141].
В свою очередь, сформировавшиеся глобальные отношения, как отмечалось в
предыдущем параграфе, влияя на интегрально-устойчивые и процессуальные оценочные
образования, определяют объективные отношения индивида с другими людьми, и
предметами окружающего мира.
Субъективные отношения – результат отражения, субъективной репрезентации,
объективно существующих или потенциальных объект-объектных, субъект-объектных или
субъект-субъектных отношений [118].
В психологии изучение субъективных отношений началось с выделения «Я» или
«Эго» в структуре личности (З. Фрейд, А. Адлер, Э. Эриксон). В концепции А. Адлера
поведение человека объясняется теми чувствами и отношениями, которые формируются у
него в раннем детстве [1]. Он вводит понятия «социальное чувство», «прототип жизни».
Э. Эриксон считает, что в ходе развития «Я» индивид устанавливает основные
ориентиры по отношению к себе и своей социальной среде. Например, на первой стадии

22
психосоциального развития формируется модус социального взаимодействия,
положительным полюсом которого служит доверие, а отрицательным – недоверие к
окружающему миру. Вторая стадия связана с формированием у ребенка
самостоятельности, уверенности в своих силах или, напротив, требовательности к себе,
чувства стыда [172]. Таким образом, на протяжении всей своей жизни человек
последовательно разрешает конфликты с собой и с окружающим миром и вырабатывает
определенное отношение к этим двум сторонам объективной реальности.
Э. Фромм включает отношение в ряд чувств, присущих исключительно человеку.
Наиболее значимые отношения – любовь к себе и к миру. Эти отношения раскрываются в
таких проявлениях, как мотив действий, направленный на различные объекты, стремление
«отдавать», а не «получать», забота, ответственность, уважение в отношении объекта,
знание (в смысле «понимание сути»), стремление «постичь тайну человека» [158].
Г.С. Салливан центральным предметом изучения считал «межличностное поле», в
котором проявляется личность. В ходе межличностных взаимодействий и их переживаний
у ребенка формируются персонификации фигур («плохая мать» и «хорошая мать»),
осуществляющих уход за младенцем, а чуть позже персонификации Я («Я-плохое», «Я-
хорошее» и «не-Я»). Под персонификацией Г.С. Салливан понимает индивидуальный
образ другого человека или самого себя, состоящий из комплекса чувств, отношений,
представлений. Эти образы редко соответствуют в точности тем людям, которых
представляют. Однажды сформированные для построения взаимодействия в
определенной межличностной ситуации, они закрепляются и влияют на отношение к
другим людям и на поведение в других ситуациях [130].
Важность отношения субъекта к себе и к миру в лице окружающих людей
подчеркивается и в теории транзактного анализа. Э. Берн утверждает, что под влиянием
детско-родительских отношений в раннем возрасте у ребенка «появляются мнения и даже
убеждения относительно самого себя и окружающих его людей, особенно родителей. Эти
убеждения очень часто сохраняются у человека на всю жизнь» [25; С. 204].
Из данного обзора следует, что существование обобщенных отношений личности к
себе и к миру признается различными авторами и психологическими школами. Однако
следует отметить, что в данных работах представлено философское осмысление данного
феномена, при этом отсутствует эмпирическое подтверждение данных идей.
Представители диспозиционального подхода основное внимание уделяли
«долговременным установкам и аттитюдам», особенно их эмпирическому изучению [105].
Г. Олпорт и другие представители диспозиционального подхода предлагали
разнообразные классификации черт личности, пытались выстроить иерархическую
структуру черт с использованием факторного анализа. Итогом длительной работы по
созданию единой факторной модели личности стала, так называемая, Большая Пятерка
(Big Five), каждый фактор которой имеет как позитивный, так и негативный полюс.
В отечественной психологии изучение субъективных отношений связано, прежде
всего, с именами А.Ф. Лазурского и В.Н. Мясищева.
В «Программе исследования личности в ее отношениях к среде» А.Ф. Лазурского и
С.Л. Франка понятием «отношения» обозначена периферическая часть психического,
обеспечивающая связь эндопсихики со средой (экзопсихика). А.Ф. Лазурский различает
чисто случайные, временные, изменчивые отношения и отношения личности, стойкие,
привычные, хорошо укоренившиеся [77]. Система субъективных отношений, по его
мнению, составляет основу характера.
В.Н. Мясищев, раскрывая психологический смысл понятия «отношение», указывает на
то, что формирование отношений в структуре личности происходит в результате
отражения им на сознательном уровне сущности тех социальных и объективно
существующих отношений общества, в котором он живет. «Сознание, чувство и воля
представляют то процессуальное триединство, которое выражается потенциально в

23
отношении к каждому объекту…» [99; С. 49]. Таким образом, отношение, будучи
результатом субъективного отражения объективно существующих познавательных,
эмоциональных и практических отношений субъекта с миром, само представляет собой
единство когнитивной, аффективной и мотивационной (конативной) составляющих.
Следует отметить, что В.Н. Мясищев настаивал на четком разграничении понятий
«отношение», «установка», «эмоции» и «потребности».
Б.Ф. Ломов в анализе целей, мотивационной сферы и потребностей личности
использует термин «субъективные отношения». В данном случае под отношением
подразумевается не только и не столько объективная связь личности с ее окружением,
сколько ее субъективная позиция в этом окружении. «Отношение» здесь включает момент
оценки, выражает пристрастность личности. Следуя взглядам В.Н. Мясищева, Б.Ф. Ломов
считает, что систему субъективно-личностных отношений можно было бы описать как
многомерное «субъективное пространство», каждое из измерений которого соответствует
определенному субъективно-личностному отношению (к труду, собственности, другим
людям, политическим событиям и т.д.). Автор продолжает уточнять личностный смысл
понятия «отношение», отделяя его от «установки», «аттитюда» и «направленности»,
«личностный смысл». Он считает, что «отношение» является для них родовым. Понятие
«установка», раскрываемое как центральная модификация личности, подчеркивает
интегральный характер субъективно-личностных отношений; «личностный смысл» – их
связь с общественно-выработанными значениями; «аттитюд» – их субъективность,
«направленность» – мотивационно-потребностное наполнение [88].
В соответствии с логикой, предложенной Б.Ф. Ломовым, следует указать, что
глобальные отношения, изучаемые в данной работе, представляют собой интегральное
свойство личности, соединяющее в себе установочные, смысловые и мотивационно-
потребностные элементы, но при этом не сводимое к их сумме, а обладающее новыми
системными качествами, требующими дальнейшего изучения. Важным моментом в
представлениях Б.Ф. Ломова о субъективных отношениях является выделение их
функций. Основная функция, выделяемая автором – отражение общественных отношений
в их динамике. С ней тесно связана и логически из нее вытекает функция включения
личности в общественную жизнь. Следующая функция – приспособление, или адаптация,
личности к социальной среде. Выделяются также функции схематизации и
симплификации знаний о себе, мире и своем месте в нем.
Другим направлением развития учения В.Н. Мясищева является исследование
субъективных отношений и их места в структуре личности В.С. Мерлиным [95, 96]. Под
субъективными отношениями личности В.С. Мерлин понимает наиболее существенные
свойства личности, которые в обобщенной форме отражают общественные отношения и
характеризуют активную жизненную позицию человека. Выделяется два аспекта
отношений личности: переживание и осознание определенных сторон действительности
(эмоционально-когнитивная сфера сознания) и активное побуждение к соответствующим
поступкам (мотивационно-волевая сторона сознания). Автор подчеркивает, что
отношения личности являются системными свойствами, так как содержат в себе целую
систему более частных отношений, мотивов и процессов. Они зависят от этих отношений,
мотивов, процессов и, в то же время, сами влияют на последние. В.С. Мерлин
противопоставляет отношения как социально-обусловленные свойства личности
психодинамическим свойствам, детерминированным врожденными особенностями
нервной системы. Его учениками проведены многочисленные исследования связи
отношений личности и ее психодинамических свойств, доказано наличие много-
многозначных связей между этими сторонами личности. Таким образом, он раскрывает
единство биологического и социального в личности. Важным моментом в изучении
субъективных отношений как свойств личности является выделение различий между
ними и частными отношениями, которые к свойствам личности не относятся [95]. Это

24
отношения сознания как целого. В свою очередь, частные отношения характеризуют
отдельные стороны сознания. Вторым отличием является то, что они представляют собой
отношение к чему-то объективному. Даже в свойствах, выражающих отношение человека
к самому себе, ценность собственной личности осознается как нечто объективное.
Свойства отдельных психических процессов представляют собой отношение к
собственной психической активности. Третье отличие состоит в том, что это отношения к
отдельным сторонам действительности высокой степени обобщенности (трудовая
деятельность, люди, искусство и т.п.). Четвертое отличие – устойчивость и постоянство,
благодаря которым личность преодолевает воздействия среды, сопротивление внешних
условий и, в конечном итоге, осуществляет свои цели и намерения.
Применение данного подхода к изучению глобальных отношений позволяет
определить их как системные свойства личности, выражающиеся в высоко обобщенных,
устойчивых и постоянных отношениях сознания к наиболее обобщенным объектам
действительности: к себе и к миру.
Понятие «смыслового поля», а впоследствии «личностного смысла», относится к
нереализованным идеям А.Н. Леонтьева и разрабатывается его последователями. В
«Очерке развития психики» он говорит о «разумном смысле для человека того, на что
направлена его активность» и о «сознании смысла действия … в форме отражения его
предмета как сознательной цели» [82; С. 274-275]. В методологических тетрадях он
пишет: «… учение о деятельности есть альфа, учение о смысле – омега психологии» [81;
С. 210]. Развитие психики и в филогенезе, и в онтогенезе – это, прежде всего, развитие
отношений человека к миру, развитие диалога мира и человека. Но этот диалог всегда
осуществляется в конкретной жизненной ситуации, конституируемой всей полнотой
отношений человека и мира – восприятием и переживанием, осознанием и ценностным
отношением. Функцией личностного смысла является выражение пристрастного,
уникального и конкретного отношения данного индивида к объектам и явлениям [147].
В понятии «личностного смысла» большей частью представлена когнитивная сторона
субъективного отношения. Аффективную сторону отношения отражает термин «чувство».
Как утверждает Е.П. Ильин, «строго научное использование термина «чувство» должно
ограничиваться лишь случаями выражения человеком своего положительного или
отрицательного, т. е. оценочного отношения к каким-либо объектам» [62; С. 288]. В
Психологическом словаре чувства определяются как устойчивые эмоциональные
отношения человека к явлениям действительности, отражающие значение этих явлений в
связи с его потребностями и мотивами [118]. Похожие определения можно найти в
работах П.В. Симонова, Г.А. Фортунанова, А.Н. Леонтьева [82, 136, 137]. Проведенный
анализ показывает, что разные авторы исследуют различные стороны субъективных
отношений, однако на самом деле эти стороны не оторваны друг от друга, а являются
проявлением единого, целостного психического образования. Большинство современных
исследований, посвященных субъективным отношениям, ориентированы на какую-либо
одну сторону отношения. Наиболее изучено отношение к деятельности (В.А. Зобков),
особенно трудовой (С.М. Наумкина, М.М. Ибрагимов, В.М. Буровин), учебной
(И.Г. Антипова, Л.А. Скрипченко, И.М. Веренкина). Поскольку личность считается
продуктом общественных отношений, большое внимание уделяется также изучению
отношения к людям (Д.В. Лубовский, О.Е. Фоменко и т.д). Все больше появляется работ,
посвященных изучению отношения к природе (В.А. Ясвин, Е.В. Цокало,
О.Е. Винокурова). Изучается также отношение личности к соблюдению нравственных
норм (А.Б. Купрейченко), ко лжи (Е.А. Душина) и т.д.
Анализ литературы позволил выделить концепции, предметом которых является
обобщенное оценочное отношение к себе. Для его описания используются такие термины
как «глобальная самооценка» (У. Джеймс), «любовь к себе» (Э. Фромм), «безусловное
самопринятие» (К. Роджерс), «глобальное самоотношение» (С.Р. Пантилеев, В.В. Столин),

25
«global self-esteem» (M. Rosenberg, R. Tafarody, W. Swann, E. Aidman), близкие по
содержанию понятию «глобальное отношение к себе». В исследованиях подтверждается
обобщенность и недифференцированность глобального отношения к себе, несводимость
его к частным самооценкам, устойчивость и независимость от ситуативного контекста,
раскрывается механизм формирования через присвоение внешних оценок, признается
статус глобального самоотношения как свойства личности. В.В. Столин определяет
глобальное самоотношение как общее, глобальное чувство «за» или «против» самого себя
[145]. С.Р. Пантилеев указывает, что «глобальная самооценка не просто отражает
некоторое обобщенное чувство «за» или «против» собственного «я» индивида, а сама
обладает сложным строением, определяемым различными факторами и процессами» [108;
С. 18].
Обобщенное отношение к миру не имеет такой богатой истории научных
исследований. И.И. Мечников в своей работе «Этюды оптимизма» описывает людей,
различающихся по характеру их реагирования на происходящие с ними события, по
обобщенным оценкам окружающих людей и явлений [97]. Таким образом, автор впервые
выделяет оптимизм и пессимизм как свойства личности. Долгое время эти понятия
оставались житейскими и не привлекали внимания психологов. Оптимизм понимался как
бодрое, жизнерадостное мироощущение, при котором человек во всем видит светлые
стороны, верит в будущее, в успех, в то, что в мире господствует положительное начало,
добро [104]. Пессимизм – как мрачное мироощущение, при котором человек не верит в
будущее, во всем склонен видеть унылое, плохое [104].
В отечественной психологии, в продолжение линии Лазурского-Мясищева, предметом
исследования были отношение к другим людям (Л.Я. Гозман, Ю.О. Севостьянов,
З.Н. Васильева, Ю.В. Александрова), к предметному миру (В.И. Слободчиков,
Н.И. Сарджвеладзе), а также к отдельным сторонам окружающей действительности – к
природе (В.А. Ясвин, С.Д. Дерябо), к профессии (А.М. Акбаева, Л.Х. Лайпанова, к музыке
(И.Л. Вахнянская, А. Вартанян), ко лжи (Е.В. Меньщикова) и т.д. При этом отношение к
миру в целом упоминается в работах С.Л. Рубинштейна, Б.Н. Ананьева, А.А. Бодалева,
А.А. Реана, но не становится предметом самостоятельного исследования. Обобщенное
оценочное отношение к миру исследуется в аналитической психологии как базовое
доверие к миру (Э. Эриксон), социальное чувство (А. Адлер). Наибольший интерес к
данной проблеме проявляют когнитивно-ориентированные психологи, исследующие
оптимизм и пессимизм (M. Seligman, M. Scheier, C. Carver), безнадежность (A. Bek),
жизненные установки или «attitudes toward life» (J. Durlak, E. Peacock, E. Reker). В работах
перечисленных авторов предлагаются различные методы диагностики отношения к миру,
исследуется его влияние на состояние здоровья, успешность личности, глобальное
физическое и психическое благополучие. Обобщая результаты анализа категории
«отношение», применительно к описанию глобальных отношений, можно сделать
следующее заключение. Опосредованно, через процессуальные оценки, глобальные
отношения связаны с потребностными объект-объектными, субъект-объектными и
субъект-субъектными отношениями. Возникая на их основе, глобальные отношения
отклоняют процессуальные оценки в позитивную или негативную сторону, и тем самым
оказывают влияние на объективные отношения индивида. Глобальные отношения
представляют собой наиболее обобщенный и интегрированный вид субъективных
отношений личности. В этой связи правомерно считать глобальные отношения
системными свойствами личности, проявляющимися в общественных отношениях и
характеризующими активную жизненную позицию человека. Глобальные отношения
личности к себе и к миру недостаточно изучены в психологии отношений.
Подводя итог теоретического анализа проблем оценки и отношения можно сделать
следующие выводы.
Глобальные отношения являются наиболее сложным, интегральным проявлением

26
оценочной функции психики, они возникают на основе оценочных явлений
процессуального и интегрально-устойчивого уровней и сами влияют на них. Как
компоненты системы субъективных отношений, глобальные отношения характеризуются
системностью, обобщенностью, устойчивостью, направленностью на объективные
стороны действительности. Исходя их этого, можно сформулировать следующее
определение. Глобальные отношения – это системные свойства личности, которые имеют
оценочную природу, выражаются в наиболее обобщенных субъективных отношениях к
себе и к миру, включают в себя аффективные и когнитивные компоненты и проявляются в
общественных отношениях.

1.2. Моделирование теоретического конструкта «глобальное отношение»


В моделировании конструкта «глобальное отношение» мы можем опираться на
результаты теоретического анализа, проведенного в первом параграфе. Проведенный
анализ позволяет сформулировать следующие представления о глобальных отношениях.
Основные категории, описывающие понятие «глобальное отношение личности» –
«глобальность», «оценка», «отношение».
Категория «глобальность» характеризует высший уровень обобщенности,
всеохватность определяемого явления.
Оценка – это способ отражения, существования и выражения потребностных объект-
объектных, субъект-объектных и субъект-субъектных отношений индивида с объектами
внутренней и внешней реальности. В зависимости от уровня организации оценочных
явлений психики различаются процессуальные оценки, интегрально-устойчивые и
личностные оценочные образования.
Глобальные отношения относятся к оценочным образованиям личностного уровня и
характеризуются максимально высоким уровнем обобщения. Они «вбирают» в себя
оценки низших уровней (процессуальных и интегрально-устойчивых оценочных явлений),
формируясь на их основе, и оказывают влияние на их последующее формирование,
выражаясь через процессуальные и интегрально-устойчивые оценки. Место глобальных
отношений в системе оценочных явлений показано на рис. 1.1.

Оценочные явления

внешней ориентации внутренней ориентации

Уровень
личностных Глобальное отношение к Глобальное отношение к
оценочных миру себе
образований

Интегрально-устойчивые Интегрально-устойчивые
Уровень оценки внешнего мира: самооценки:
интегрально- хранимые в памяти хранимые в памяти
устойчивых оценочные суждения, оценочные суждения,
оценок устойчивые чувства, устойчивые чувства,
стилевые особенности стилевые особенности

Оценки как результат Оценки как результат


Уровень отражения объективных отражения объективных
процессуальных потребностных отношений потребностных отношений
оценок индивида и объектов индивида и собственных
внешнего мира качеств, свойств,
возможностей

Рис. 1.1. Глобальные отношения в системе оценочных явлений

27
Глобальные отношения включают в себя аффективный и когнитивный компоненты. В
процессе онтогенеза формирование этих компонентов происходит неравномерно и
гетерохронно: сначала формируется эмоциональный фон (развивается аффективный
компонент), затем появляются первые оценочные суждения (когнитивный компонент),
которые становятся основой для формирования эмоционального отношения и т.д.
Поскольку глобальные отношения имеют оценочную природу, им присущи свойства
оценок. Свойства или параметры оценок были рассмотрены И.В. Выбойщик при изучении
оценочного стиля личности [42].
В качестве основной и наиболее важной характеристики автор выделяет знаковую
валентность, которая означает возможность индивидуально предпочитаемой асимметрии –
большей склонности к позитивности, либо к негативности.
Второй значимой характеристикой оценки является склонность к поляризации, либо к
усредненности. Она связана с природой оценочных оснований, представляющих собой
упорядоченную совокупность представлений о классе объектов или предметов
потребности, а так же с индивидуальной спецификой процесса сравнения, который также
является неизбежным атрибутом оценочного отражения отношений.
Третья характеристика – диапазон оценок – тесно связана с первыми двумя и отражает
степень разнообразия в использовании континуума оценок, соответствующих одному
оценочному основанию.
Четвертая характеристика – дифференцированность – отражает степень разнообразия
оценочных категорий, которые используются для выражения оценок.
Пятая характеристика – изменчивость – связана со склонностью легко менять оценки
при появлении изменений в объекте.
Эмпирически были выделены два параметра, обладающих наибольшей устойчивостью
во времени – валентность и поляризация. Можно предположить, что данные параметры
характеризуют индивидуально-личностный аспект способа оценивания.
Поскольку оценка – это результат субъективного отражения объективных отношений,
следует выделить еще одну характеристику оценок – субъективность.
Итак, валентность, будучи главным атрибутом оценки, является основной
характеристикой глобальных отношений. Склонность к поляризации или усредненности
оценок на уровне глобальных отношений проявляется как степень выраженности и в
данной работе называется интенсивностью. Глобальные отношения как свойства личности
характеризуются слабой изменчивостью, то есть, не зависят от меняющихся условий и
обстоятельств.
Диапазон оценок и дифференцированность характеризуют способ формирования и
выражения оценок и больше подходят для описания процессуальных интегрально-
устойчивых оценок.
Таким образом, основными характеристиками глобальных отношений являются
валентность и интенсивность. Неотъемлемыми свойствами глобальных отношений
являются устойчивость и субъективность.
Глобальные отношения отличаются от оценочных образований других уровней тем,
что они отражают максимально обобщенные объекты оценивания («Я» и «Мир»).
Как и другие оценочные образования, глобальные отношения выполняют
регулирующую функцию по отношению к подсистемам психики: познавательной,
мотивационной, поведенческой.
Как свойства личности, имеющие в своей основе субъективные отношения,
глобальные отношения характеризуются устойчивостью во времени и проявляются в
различных ситуациях. Они возникают по поводу максимально обобщенных, «глобальных»
объектов (себя и окружающего мира), и, соответственно, являются наиболее широкими по
сравнению с субъективными отношениями более низкого порядка. Место глобальных
отношений в системе отношений личности показано на рис. 1.2.

28
Глобальные отношения личности.
Существуют в форме интегральных свойств личности,
определяющих ее оценочную асимметрию. Связаны с

Степень обобщенности и устойчивости

Межуровневые иерархические связи


максимально обобщенными объектами «Я» и «Мир».

Устойчивые субъективные отношения личности.


Существуют в форме свойств личности, определяющих ее
направленность и характер. Связаны с «обобщенными»
объектами. Составляют ядро личности.

Изменчивые и ситуативные субъективные отношения.


Существуют в форме субъективных предпочтений, симпатий,
связаны с конкретными объектами и ситуациями.

Объективные отношения, имеющие потребностную природу:


объект-объектные, субъект-объектные, субъект-субъектные.
Существуют в форме поведенческих актов, в процессе
взаимодействия.

Рис. 1.2. Глобальные отношения в системе отношений личности


Свойства, или параметры, субъективных отношений описаны в работах отечественных
психологов, исследовавших данную проблему.
Первые попытки описать отношения с помощью определенных параметров
принадлежат А.Ф. Лазурскому и С.Л. Франку. Они охарактеризовали отношения по
степени их интенсивности (наличие отношения и степень его выраженности),
дифференцированности (степень разнообразия и сложности отношений, увеличивающаяся
с возрастом), широты (количества объектов, охватываемых отношением) и формы
(эмоциональный или действенный способ реализации). Учитывая, что понятие
«отношение» у А.Ф. Лазурского имеет эмоционально-потребностное наполнение и не
различается с понятиями «потребность», «интерес», «форма типичной реакции личности»,
можно понять, почему автор ставит в один ряд такие качественно различные параметры
[77].
В.Н. Мясищев предлагает 9 параметров для характеристики этого психического
явления [176]. Активность, устойчивость и модальность он называет базовыми или
параметрами первого порядка. Конкретизируя понятие «отношение» и помещая его
контекст внутреннего мира личности, Мясищев предлагает также ряд вторичных
показателей: эмоциональность, обобщенность, доминантность, когерентность,
принципиальность и сознательность.
Б.Ф. Ломов анализирует зарубежный опыт исследования отношений (аттитьюдов) и
обнаруживает 11 таких параметров [88]. Приняв за основу схему, предложенную
В.Н. Мясищевым, он разрабатывает свою. К базовым автор относит модальность (знак,
характеризующий отношение), интенсивность (степень выраженности, сила
переживаний), широту (совокупность объектов или сторон деятельности, к которым
личность относится субъективно), а также степень устойчивости (постоянство и
независимость от ситуативных факторов). На основе параметров первого уровня
Б.Ф. Ломов выделяет ряд производных характеристик: доминантность, когерентность,

29
эмоциональность, обобщенность, принципиальность, степень активности и
сознательность отношений.
Как видно, системы параметров, предложенные В.Н. Мясищевым и Б.Ф. Ломовым, во
многом совпадают. Это связано с тем, что авторы вкладывают сходный смысл в термин
«отношение» и оба рассматривают субъективные отношения личности как сложную
многоуровневую систему.
Е.П. Ильин, анализируя чувства как эмоциональные отношения, тоже выстраивает
схему характеристик [62]. Автор сохраняет весь перечень характеристик первого порядка
(модальность, интенсивность, устойчивость и широту). Но список характеристик второго
порядка у него значительно короче: один из параметров имеет два полюса –
генерализованность-дифференцированность, другой – обобщенность – возникает тогда,
«когда человек обобщает эмоциональные впечатления и знания и руководствуется ими в
проявлении своего отношения к чему-либо» (62; С. 294). Кроме того, Е.П. Ильин выделяет
ряд специфических характеристик эмоциональных отношений: интимность, прочность,
глубина.
В.А. Ясвин и С.Д. Дерябо по-своему переосмысливают систему параметров,
характеризующих субъективные отношения, применительно к конкретному их виду –
отношению к природе [176]. Базовыми параметрами субъективного отношения личности к
природе они считают широту, интенсивность, устойчивость и модальность, а также
добавляют еще один параметр – осознанность. Все параметры второго порядка авторы
представляют в виде биполярных шкал, однако, по сути, повторяют производные
характеристики, предложенные Б.Ф. Ломовым.
Таким образом, комплекс характеристик, применяемых теми или иными авторами,
зависит от специфики изучаемого ими отношения (комплексности, аспекта или вида).
Однако базовые характеристики сохраняются во всех схемах параметров. Вероятно, для
изучения Глобального отношения личности применимыми являются именно эти
параметры. Рассмотрим подробнее каждый из них.
Модальность – параметр, характеризующий отношение как позитивное или
негативное. Если в отношении объекта чаще высказываются суждения позитивного
содержания и испытываются позитивные эмоциональные переживания, то можно
говорить о наличии позитивного отношения к данному объекту. Преобладание негативных
суждений и чувств свидетельствует о негативном отношении. Показатель модальности
можно назвать качественным.
Интенсивность – характеризует выраженность отношения. Показатель интенсивности
– качественный. Крайние позитивные или негативные показатели по этому параметру
свидетельствуют о выраженном или интенсивном отношении, показатели, близкие к нулю,
характеризуют отношение как нейтральное.
Широта – характеризует общее количество объектов и явлений, на которые
распространяется данное отношение. В связи с этим параметром можно выделить как узко
направленные отношения, возникающие по поводу конкретных объектов или их
отдельных сторон, так и широкие отношения, направленные на целостную систему
объектов или явлений.
Устойчивость – параметр, характеризующий временную стабильность отношения, а
также его независимость от обстоятельств. Изменчивостью характеризуются, как правило,
отношения, возникающие на ранних этапах онтогенеза, либо частные, узконаправленные
отношения. Отношения зрелой личности, напротив, более устойчивы, как, впрочем, и
отношения к более или менее обобщенным классам объектов или явлений.
Когерентность – параметр, характеризующий структурно-динамическую
изменчивость, несовпадение темпов развития компонентов глобального отношения как
системного образования.

30
Вероятно, индивидуальные различия можно выявить лишь по параметрам
«модальность» и «интенсивность». Высокий показатель интенсивности по одной из
модальностей, при низком показателе интенсивности по другой модальности,
свидетельствует о сформировавшемся позитивном или негативном глобальном
отношении. Интенсивность, близкая к нулю, говорит о нейтральном отношении. Высокие
показатели интенсивности по обеим модальностям характеризуют амбивалентное
отношение. Данные сочетания показателей отражают крайние проявления глобального
отношения, но, очевидно, существуют и промежуточные количественные показатели.
Широта и устойчивость являются относительно неизменными свойствами глобальных
отношений. Широта характеризуется в данном случае глобальностью – максимальной
обобщенностью объектов отношения (Я и мир). Устойчивость свидетельствует о
постоянстве глобальных отношений.
Когерентность характеризует несовпадение темпов развития аффективного и
когнитивного компонентов глобального отношения, данные закономерности были
отмечены при анализе проблемы развития глобальных отношений.
Нетрудно заметить, что многие свойства оценок и субъективных отношений
совпадают (валентность и модальность, полярность и интенсивность, обобщенность,
устойчивость), что свидетельствует о генетической связи этих понятий.
Как обобщенные субъективные отношения, глобальные отношения выполняют
следующие функции: отражение, адаптация, схематизация и симплификация знаний о
себе, мире и своем месте в нем, включение личности в общественную жизнь, определение
способа деятельности.
Обобщая сказанное, можно построить модель конструктов «глобальное отношение к
себе» и «глобальное отношение к миру» (рис. 1.3).

Глобальное отношение

Аффективный Когнитивный
компонент компонент

Глобальное отношение к себе


й
ни

Су
ле
яв

бъ

Глобальное отношение к миру


х

ек
ы

ти
чн

вн
о
ен

ые
оц

о
а

тн
ем

ош
ст
Си

•Валентность •Субъективность
ен
ия

•Интенсивность •Обобщенность
ли

•Устойчивость
чн
ос

•Когерентность
ти

Рис. 1.3. Модель конструктов «глобальное отношение к себе» и «глобальное


отношение к миру»
31
Таким образом, глобальное отношение – это системное свойство личности, которое
имеет оценочную природу, выражается в наиболее обобщенном субъективном отношении
к себе или к окружающему миру, включает в себя аффективный и когнитивный
компоненты, проявляется через свойства личности, имеющие в своей основе
субъективные отношения, интегрально-устойчивые оценочные образования,
процессуальные оценки.
Глобальное отношение характеризуется субъективностью, обобщенностью,
валентностью, интенсивностью, устойчивостью и когерентностью.
Положение о валентности как основном свойстве глобальных отношений позволяет
выделить четыре условных типа глобальных отношений, характеризующихся различным
сочетанием глобальных отношений с позитивной и негативной валентностью (рис. 1.4).

Глобальное отношение к себе

позитивное

3 тип 1 тип
позитивное
Глобальное отношение к миру
негативное
4 тип 2 тип

негативное

Рисунок 1.4. Типы глобальных отношений личности


На рисунке показаны выделенные на основе индивидуального сочетания отношения
индивида к себе и к миру типы глобальных отношений:
тип I, позитивное отношение к себе и позитивное отношение к миру;
тип II, негативное отношение к себе и позитивное отношение к миру;
тип III, позитивное отношение к себе и негативное отношение к миру;
тип IV, негативное отношение к себе и негативное отношение к миру.
Подобные сочетания выделяются в работах Э. Берна, И.Д. Егорычевой. Четыре типа
«Я-позиции», выделенные Э. Берном на основе сочетания позитивного или негативного
восприятия себя и позитивного или негативного восприятия других людей, широко
известны в транзактном анализе [24, 25, 146]. На основе четырех возможных сочетаний
отношения к себе и к обществу И.Д. Егорычева выделяет четыре типа направленности
личности: гуманистическая (положительное отношение к себе и к обществу),
эгоистическая (положительное отношение к себе и отрицательное к обществу),
депрессивная (отрицательное отношение к себе и условно положительное отношение к
обществу) и суицидальная (отрицательное отношение к себе и к обществу) [54]. Однако в
основе указанных классификаций находятся не обобщенные, а частные субъективные
отношения личности.

1.3. Связь глобальных отношений с другими структурными элементами


личности

В психологической литературе отношениям к себе и к миру придается большое


значение, подчеркивается их роль в развитии личности, влияние на формирование
профессиональной позиции, трудовой мотивации, уровня притязаний (С.Л. Рубинштейн,
Л.С. Выготский, М.И. Лисина, Л.И. Божович и др.). Формируясь в раннем детстве как

32
интериоризированное отношение со стороны других, общее позитивное или негативное
отношение к собственной персоне определяет стратегию поведения человека, его уровень
притязаний, отношения с окружающими (Л.И. Божович, Л.А. Венгер, Х. Хекхаузен).
На уровне личности активность зрелого субъекта определяется, прежде всего,
потребностью в самореализации – в труде, в любви, в спорте, и может реализоваться
только с помощью ориентации на свои собственные возможности, способности и мотивы
(С.Л. Рубинштейн, А.Н. Леонтьев, Б.Г. Ананьев, А.А. Реан). Таким образом, так
называемая «дифференциальная составляющая «Я-концепции» или самоотношение,
приобретает решающее значение, обеспечивая неслучайность самоопределения личности
(И.С. Кон, Н.С. Пряжников).
Современные исследования показали независимость глобального самоуважения от
национальных особенностей испытуемых и наличие гендерных и возрастных
особенностей (D. Schmitt, J. Allik). Например, юноши имеют более высокие показатели
глобального самоуважения, чем девушки (K. Kling, J. Shibley). Выявлена положительная
корреляция глобального самоуважения с продолжительностью жизни (R. Robins,
K. Trzesniewski). На уровне свойств темперамента обнаружена отрицательная корреляция
с показателями нейротизма и предрасположенностью к негативным эмоциям, а также
выявлена устойчивая положительная корреляция с показателем экстраверсии и склонности
к позитивным эмоциям (D. Watson, J. Suls, J. Haig). Анализ опубликованных результатов
эмпирических исследований оптимизма / пессимизма показал связь оптимизма с
эмоциональным и физическим благополучием (U. Staudinger, W. Fleeson).
Исходя из определения, сформулированного в предыдущем параграфе, можно
предположить, что глобальные отношения личности к себе и к миру связаны с чертами
характера, особенностями мотивации, спецификой эмоциональных переживаний и стилем
объяснения событий.
Чертами характера называют устойчивые психические особенности,
обусловливающие типичный для человека способ поведения в определенных жизненных
условиях и обстоятельствах [118]. Характер тесно связан с темпераментом, который
определяет внешнюю форму выражения характера, накладывая своеобразный отпечаток
на те или иные его проявления.
Существенную группу черт в структуре характера составляют те, которые отражают
отношения человека к разным сторонам действительности. В.Н. Мясищев к таковым
относит отношения людей к природе, общественным институтам, собственности, труду,
отношения их между собой, а также к самому себе. Эти отношения всегда «отягощены»
конкретно-историческими характеристиками. На них влияют общественно-экономическая
формация, классовая принадлежность, возраст, пол, профессия. Причем эти
обстоятельства действуют на названные отношения не сами по себе, а опосредованы
специфическим опытом труда, познания, общения, накапливающимся у человека, как у
представителя конкретного общественного класса, и, вместе с тем, как у представителя
определенной половой, возрастной и профессиональной группы.
Каждый человек с первых дней своей жизни оказывается включенным в систему
объективных отношений окружающих его людей. В частности, он оказывается
включенным и в систему отношений этих людей друг к другу и к нему самому.
Постепенно все эти отношения становятся его собственными отношениями  к природе,
общественным институтам, труду, общественной и личной собственности, другим людям,
самому себе.
Обобщенность глобальных отношений предполагает, что они интегрируют в себе
частные субъективные отношения. Устойчивость глобальных отношений обеспечивает их
стабильное влияние на способы поведения и соответственно на черты характера. Данные
теоретические предположения нуждаются в дальнейшей эмпирической проверке.
Под мотивацией обычно понимают устойчивое сочетание побуждений, вызывающих

33
активность организма и определяющих направленность личности [139].
Одной из разновидностей мотивации является мотивация достижения, связанная с
потребностью индивида добиваться успеха и избегать неудач. Д. Мак-Клелланд
исследовал индивидуальные различия в мотивации достижения и связал их с
особенностями социализации, с ценностными ориентациями у представителей
определенных социальных групп [193]. По его мнению, формирование мотивации зависит
от благоприятных условий воспитания и благополучной среды. По проблеме мотивации
достижения было проведено огромное количество исследований, отраженных в книгах
Х. Хекхаузена, Д. Мак-Клелланда и Б. Вайнера. Были выявлены переменные,
устанавливающие связь между деятельностью и мотивом: личностные стандарты (оценка
субъективной вероятности успеха, субъективной трудности задачи), привлекательность
для индивида личного успеха или неудачи в данной деятельности, индивидуальные
предпочтения типа атрибуции [156, 193].
Таким образом, глобальные отношения могут выступать независимым фактором,
сопутствующим проявлению мотивации достижения, условием формирования мотивации
достижения или выступать в форме опосредующего звена, обеспечивающего связь между
мотивом достижения и деятельностью. В данном исследовании не представляется
возможным рассмотреть и доказать роль глобальных отношений в проявлении мотивации
достижения, но можно установить наличие и характер связи глобальных отношений с
мотивацией достижения.
Уровень притязаний – это совокупность сдвигающихся с каждым достижением то
неопределенных, то более точных ожиданий, целей и притязаний к будущим собственным
достижениям субъекта [118]. Ф. Хоппе интерпретирует уровень притязаний в общем виде
как цель последующего действия.
Проблема уровня притязаний широко исследуется в отечественной психологии [3, 15,
96, 99]. Каждый из авторов подчеркивает отдельные аспекты, так что термин приобретает
множество вариативных значений и, несмотря на свою распространенность, сохраняет
неоднозначность в понимании обозначаемого им феномена. По представлениям
В.Н. Мясищева, уровень притязаний – это те качественно-количественные показатели,
которым должна удовлетворять, с точки зрения исследуемого лица, его
производительность. В трактовке Б.Г. Ананьева уровень притязаний понимается как
«притязание на оценку». Согласно В.С. Мерлину, уровень притязаний отражает ту степень
оценки, в которой нуждается человек, чтобы испытывать удовлетворение. Автор
истолковывает уровень притязаний как форму синтеза мотивов разного уровня
обобщенности, например, специфической «потребности в одежде, продуктивности
деятельности … и более общего мотива социального престижа». Для Е.А. Серебряковой
уровень притязаний – это потребность в определенной самооценке, принимаемой и
одобряемой человеком. У Н.Л. Коломинского уровень притязаний представляет собой
модель самоосуществления, образ «Я», который личность считает для себя приемлемым и
т.д.
Проявление уровня притязаний нередко связывают с самооценкой. При выборе
трудности действия возникает конфликт двух тенденций: повысить притязания, чтобы
одержать максимальный успех или снизить притязания, чтобы избежать неудачи. Важную
роль здесь может играть оценка внешних обстоятельств и предыдущий успех.
На основе перечисленных определений можно предположить, что существует связь
уровня притязаний и глобальных отношений личности к себе и к миру.
Эмоция представляет собой форму психического отражения в виде
непосредственного переживания личностного смысла явлений и ситуаций,
обусловленного отношением их объективных свойств к потребностям субъекта [139]. Как
уже отмечалось в параграфе 1.1.1, эмоции тесно связаны с проявлением оценочной
функции психики. Эмоции выражают оценочное отношение к отдельным условиям,

34
способствующим или препятствующим достижению цели, к конкретным достижениям, к
сложившимся или возможным ситуациям и т.п. [62].
Эмоции обладают рядом свойств, некоторые из которых сходны со свойствами
глобальных отношений: валентность (знак), интенсивность.
С точки зрения теории оценочной функции психики, эмоции являются формой
выражения устойчивых оценочных образований, в том числе и глобальных отношений
личности. Данное положение также нуждается в эмпирической проверке.
Стиль атрибуции – устойчивый способ объяснения причин событий. Понятие
атрибуции было предложено Б. Вайнером для описания связи настойчивости субъекта
перед лицом неудачи со способом ее интерпретации [207]. М. Селигманом были введены
три параметра способа интерпретации причин событий и разработана концепция
атрибутивного стиля [133]. Если изначально данная концепция создавалась для изучения
механизмов возникновения депрессии, то в дальнейшем она была распространена на
объяснение формирования оптимизма и пессимизма как свойств личности.
В концепции, разрабатываемой в данном исследовании, оптимизм и пессимизм
рассматриваются как формы выражения глобального отношения к миру и, соответственно,
предполагается наличие связи между ними.
Таким образом, описание конструктов «глобальное отношение личности к себе» и
«глобальное отношение личности к миру» и попытка обозначить их место в структуре
личности через установление связи с другими индивидуально-психологическим
особенностями личности требует эмпирической проверки ряда гипотез. Для этой цели
необходим диагностический инструментарий, соответствующий структуре и
возможностям изучения глобальных отношений.

1.1. Основные подходы к изучению глобальных отношений

Анализ литературы показал, что, во-первых, большинство отечественных и


зарубежных исследователей рассматривают частные отношения к отдельным сторонам
бытия. Во-вторых, более разработанными оказались подходы к изучению отношения к
себе.
Существует множество методик, непосредственно или косвенно измеряющих
самооценку, самоуважение, самопринятие и другие частные проявления отношения к себе.
К их числу относятся методика измерения самооценки Дембо-Рубинштейн, методика
косвенного измерения системы самооценок (КИСС), методика изучения самооценки
методом ранговых корреляций, методика управляемой проекции (МУП), широко
используются методики, построенные по принципу семантического дифференциала, а
также методики с использованием Q-сортировки [18]. Разработкой, интегрирующей
достижения в этой области, является методика исследования самоотношения (МИС),
предложенная С.Р. Пантилеевым [107].
Пик исследовательской активности и основных достижений в области изучения
самооценки и самоотношения в зарубежной психологии приходится на 60-70 годы.
Именно тогда были опубликованы фундаментальные обобщающие труды по проблематике
самооценки таких признанных авторитетов в этой области как М. Розенберг,
Д. Кyперсмит, Р. Бернс, Р. Уайли и др.
За этот период было разработано огромное количество опросников и других методик
изучения самоотношения и самооценки [194]. Например, «The Tennesee Self Concept
Scale» (W. Fitts), в котором выделяется самооценка в таких сферах как «физическое «Я»,
«моральное «Я», «личностное «Я», «семейное «Я», «социальное «Я». Другим примером
является опросник «Janis-Field scale», имеющий три шкалы среднего уровня: 1)
академические успехи, 2) самоуважение, 3) социальная уверенность, которые
интегрируются в обобщенную самооценку (J. Fleming, А. Watts).

35
Для изучения глобального (обобщенно-интегрированного) самоотношения наиболее
признанной является Global Self-Esteem Scale (М. Rosenberg) [197]. Выделение
оценочного и эмоционального факторов глобального самоуважения привело к созданию
шкалы аутосимпатии-компетентности – Self-liking/Self-competence Scale, SLSC
(R. Tafarodi, W. Swann). Данная методика, по мнению авторов, имеет следующее
преимущество: композиция пунктов идеальна для измерения относительных качеств двух
обозначенных выше альтернативных моделей глобального самоуважения, поскольку ее
вопросы сбалансированы по валентности (содержат равное количество негативно и
позитивно сформулированных вопросов) [204].
Попытки определить размерность глобального самоуважения привели к появлению
однопунктной шкалы (R. Robins, H. Hendin, K. Trzesniewski). Однако, как отмечают сами
авторы, ее использование возможно лишь в качестве замены шкалы Розенберга в
лонгитюдных исследованиях и в исследованиях с большим количеством параметров [196].
Е. Эйдман на основе методики КИСС разработал Тест Восприятия себя (Self
Apperception Test) [177]. Была проверена способность данного теста определять неявные,
но подразумеваемые установки в отношении себя. Тест построен на основе проективной
методики изображений лиц в формате визуального семантического дифференциала,
модифицированной Федотовой.
Как видно из анализа, предметом самовосприятия и самооценки индивида может быть
его тело, его способности, его социальные отношения и множество других личностных
проявлений. В соответствии с этим, выделяется система частных самооценок. Однако
предполагается, что эти частные самооценки, взятые в их динамической совокупности,
интегрируются в некоторое обобщенное переживание, связанное с целостным образом
«Я». Именно эта обобщенная и относительно устойчивая самооценка (self-esteem) и
является предметом психологического анализа в большинстве исследований.
Ряд исследователей считают, что обобщенную самооценку можно определить как
простую сумму частных самооценок (Н. Вutler, М. Haigh, Е. Piers, Н. Gough, А. Heilbrun).
Однако особенности личности, которые могут выступать в качестве объектов самооценок,
неравнозначны, и самооценки играют тем большую роль, чем более значимым является
оцениваемый аспект. В итоге был сделан вывод о том, что основным принципом
организации этих уровней в единую систему является интеграция частных самооценок с
учетом их субъективной значимости (S. Coopersmith, S. Harter, D. Hoge, J. McCarthy,
М. Rosenberg, D. Watkins, L. Wells, G. Marvel1, С. Wylie). Однако, до сегодняшнего дня
отсутствует общепризнанный способ вычисления интегральной самооценки.
Более конструктивным, на наш взгляд, является определение самооценки как
результата сопоставления обобщенного образа субъекта по отношению к некоторому
идеалу. Такую позицию в теории занимает, например, К. Роджерс. Он определяет
самопринятие как приятие себя в целом как монады, вне зависимости от своих свойств и
достоинств [124]. В разработке методики к данной позиции близок подход С.А. Будасси,
предполагающий сопоставление реального образа «Я» с идеальным [31]
В ходе анализа отечественного психодиагностического инструментария нам не
удалось обнаружить методик, предназначенных для изучения глобального отношения
личности к миру.
Из методик измерения отношения к отдельным проявлениям внешнего мира
используются Цветовой тест отношений А.М. Эткинда или тест Незаконченных
предложений Сакса-Леви. Кроме того, для изучения частных отношений создаются
авторские методики (например, стандартизованное интервью, анкета отношения к учебе,
ко лжи, к природе и т.д.).
В зарубежной психологии внешне ориентированные субъективные отношения активно
стали изучаться с 80-х годов прошлого века. Как отмечают болгарские исследователи
Б. Минчев и Р. Стаматов, за последние 20 лет опубликовано более 400 работ, посвященных

36
исследованию оптимизма и пессимизма [194].
Исследования оптимизма-пессимизма берут свое начало от работ Г. Мюррея, создателя
ТАТ, в котором категория «надежда» отражает один из аспектов оптимизма. Первая
методика для диагностики оптимизма/пессимизма, Тест жизненных ориентаций» (Life
Orientation Test, LOT-R), была предложена в 1985 году. Методика позволяет измерять
оптимизм и пессимизм как два полюса одномерной шкалы [200].
Для оценки оптимизма используется опросник атрибутивных стилей (Attribution Style
Questinnaire, ASQ) М. Селигмана. Опросник был разработан для изучения выученной
беспомощности. Однако потом М. Селигман расширил свою теорию и предложил изучать
с его помощью способы формирования оптимизма [133, 134].
В клинических исследованиях широко используется шкала безнадежности А. Бека,
Beck Hopelessness Scale, для определения степени оптимистичности-пессимистичности
мышления [70].
Шкала оптимизма-пессимизма (Optimism/Pessimism Scale, O/P Questionnaire)
W. Dember и J. Brooks предназначена для изучения оптимизма и пессимизма как двух
полюсов единого измерения. Было проведено сравнительное исследование LOT-R и O/P
Questionnaire [182]. Авторы пришли к выводу, что LOT-R позволяет измерять
диспозициональный оптимизм, а O/P Questionnaire ориентирован на измерение оптимизма
как психического состояния (state optimism).
Существует еще одна шкала, General Expectancy for Success Scale (GESS) –
генеральная шкала ожидания успеха, предложенная B. Fibel и W. Hale. В 90-х годах
прошлого века M. Fischer, H. Leitenberg и T. Koizumi адаптировали ее для использования
преимущественно на выборках американских и японских детей [194].
Предпринимались и попытки создать экспресс-методики изучения оптимизма-
пессимизма: краткий тест Short Scale of Optimism, разработанный T. Cassidy, состоит
всего из 4 пунктов [183].
S. Russ, C. Strassle, E. McKee, D. Plant изучают оптимизм-пессимизм с помощью
проективных методик. Но поскольку данный метод трудно унифицировать, исследователи
чаще предпочитают использовать метод стандартизированного самоотчета [194].
Под оптимизмом обычно понимают ожидание позитивного исхода, доверие к людям,
позитивное мышление. В философских традициях оптимизм рассматривается как воля к
жизни, эмоциональное переживание абсолютного смысла жизни. Многочисленные
экспериментальные исследования показали, что оптимизм – многоуровневое и
многомерное понятие. Различают оптимизм как состояние, аттитьюд, диспозицию, черту
личности. Предпринимался целый ряд попыток выделить компоненты оптимизма.
S. Eshun и T. Cassidy приходят к выводу, что за всем этим стоит некая базовая тенденция
«optimistic bias» [186, 188]. Однако, данные выводы, по мнению самих авторов, нуждаются
в дальнейшем теоретическом осмыслении и исследовании с помощью адекватных
методов.
Таким образом, анализ существующих подходов и методов позволил выделить те,
которые прямо или косвенно измеряют обобщенные субъективные отношения к себе и к
миру. Но реализуются эти подходы с разных теоретико-методологических позиций. В
связи с этим, результаты изучения глобальных отношений с помощью данных подходов
невозможно сопоставить между собой.
При исследовании глобальных отношений личности к себе и к миру принципиально
важно, чтобы полученные данные были сопоставимы. Поэтому методики,
предназначенные для измерения глобальных отношений, должны представлять собой две
параллельные и «симметричные» формы: формы, направленной на изучение глобального
отношения субъекта к внешнему миру, и формы, направленной на изучение глобального
отношения субъекта к себе. При этом основная проблема при выравнивании
симметричных форм заключается в неравнозначности объектов отношения: каждый из

37
них имеет свою структуру, специфику взаимодействия с субъектом и т. д.
Например, при изучении отношения личности к себе проблема заключается в том, что
истинное отношение далеко не всегда совпадает с декларируемым, причем это
несовпадение чаще всего не осознается индивидом. Так, высокий показатель, полученный
в ходе исследования глобального отношения к себе, и свидетельствующий, казалось бы, о
ярко выраженном позитивном отношении к себе, может быть на самом деле лишь
проявлением психологической защиты. В свою очередь, преобладание негативных
характеристик и низкий показатель глобального отношения, может отражать потребность
индивида в сочувствии и поддержке.
При изучении глобального отношения к миру проблема состоит в другом. Сущность
того, что понимается под «окружающим миром» сложна, многогранна и индивидуальна
для каждого человека. Кроме того, в повседневной жизни человек, сталкиваясь с
конкретными проявлениями объективной реальности, редко задумывается о том, что все
они: вещи, люди, события, процессы составляют окружающий мир, поэтому глобальное
отношение индивида к окружающему миру может не совпадать с его отношением к
отдельным частям этого мира.
Исходя из сказанного и опираясь на описание конструктов, можно сформулировать
следующие принципы создания методик для диагностики глобального отношения к себе
и глобального отношения к миру.
1. Принцип проективности, связанный со снижением вероятности сознательного или
бессознательного искажения ответов испытуемым.
2. Принцип параллельных форм, предполагающий одинаковую структуру методик.
3. Принцип биполярных шкал, позволяющий определять валентность и интенсивность
глобальных отношений.
4. Принцип специфичности шкал, позволяющих изучать аффективный и когнитивный
компоненты глобальных отношений.
После ряда пилотажных исследований наиболее приемлемым для изучения
глобальных отношений был признан метод семантического дифференциала [14, 46]. В
дальнейшем на его основе осуществлялась разработка диагностических методик.

ВЫВОДЫ ПО ГЛАВЕ 1
1. Оценивание и оценки присутствуют на всех уровнях функционирования психики: на
уровне познавательных и эмоциональных процессов, устойчивых образований и свойств
личности. Исходя из этого оценка может считаться одним из фундаментальных свойств
психики.
2. Выделяется три уровня организации оценочных явлений: процессуальный,
интегрально-устойчивый и личностный уровень. Каждый из них отличается по широте,
устойчивости, механизму формирования и функционирования оценочных явлений.
3. С позиций теории оценочной функции психики глобальные отношения к себе и к
миру – это особая группа оценочных явлений, представленных в виде свойств личности,
отражающих обобщенную пристрастную позицию по отношению к внутренней и внешней
реальности. Глобальное отношение к себе – внутренне ориентированное оценочное
образование с основой в потребности в самоуважении, в сохранении и повышении
ценности своего «Я», проявляющееся в процессе взаимодействия со средой. Глобальное
отношение к миру – это оценочное образование, ориентированное во вне, формирующееся
на основе потребности в безопасности и в базовом доверии к миру и проявляющееся во
взаимодействии со средой.
4. Глобальные отношения формируются на основе объективных и субъективных
отношений личности и впоследствии проявляются через них.
5. Глобальное отношение – это системное свойство личности, которое имеет
оценочную природу, выражается в наиболее обобщенном субъективном отношении к себе

38
или к окружающему миру, включает в себя аффективный и когнитивный компоненты,
проявляется через свойства личности, имеющие в своей основе субъективные отношения,
интегрально-устойчивые оценочные образования, процессуальные оценки.
Свойства глобальных отношений: обобщенность, валентность, интенсивность,
устойчивость и когерентность.
6.Глобальные отношения выполняют функции отражения, адаптации, схематизации и
симплификации знаний о мире и своем месте в нем, включение личности в общественную
деятельность, определение способа деятельности.
7. Глобальные отношения личности к себе и к миру связаны с чертами характера,
особенностями мотивации, спецификой эмоциональных переживаний и стилем
объяснения событий.
8. Для изучения глобальных отношений могут использоваться методы, позволяющие
косвенно измерять данные свойства личности, однако такой подход неизбежно приводит к
трудностям при сопоставлении результатов изучения глобального отношения к себе и к
миру. Необходимо разработать специальные методики, позволяющие непосредственно
изучать глобальные отношения. Наиболее подходящим для решения данной задачи
является метод семантического дифференциала.

39
Глава 2 ОРГАНИЗАЦИЯ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

2.1. Цель, задачи, объект, предмет и гипотезы исследования


Целью работы является изучение глобальных отношений и их места в структуре
личности.
Цель исследования конкретизирована в следующих задачах:
1) на основе теоретического анализа проблемы сформулировать конструкты
«глобальное отношение личности к себе» и «глобальное отношение личности к миру»;
2) разработать диагностические методики для изучения глобальных отношений
личности к себе и к миру;
3) исследовать структурные (соотношение когнитивного и аффективного компонентов)
и динамические (изменчивость во времени) особенности глобальных отношений;
4) исследовать связь глобальных отношений с особенностями оценочного стиля;
5) выявить совокупность связей глобальных отношений с характерологическими,
мотивационными и стилевыми особенностями личности;
6) исследовать индивидуально-психологические особенности личности у людей с
сочетаниями глобальных отношений различной валентности.
Объект исследования – система объективных и субъективных отношений человека к
себе и к миру.
Предмет исследования – глобальные отношения к себе и к миру как оценочные
образования личностного уровня.
В результате теоретического анализа были сформулированы следующие гипотезы.
1. Глобальные отношения к себе и к миру являются устойчивыми глобальными
оценочными образованиями личностного уровня и включают в себя аффективный и
когнитивный оценочные компоненты.
2. Когнитивный и аффективный компоненты глобальных отношений имеют разную
природу и в связи с этим могут быть согласованными или рассогласованными между
собой.
3. Глобальные отношения связаны с отдельными характеристиками оценочного стиля.
4. Глобальные отношения к себе и к миру связаны с различными
характерологическими, мотивационными и стилевыми особенностями личности.
5. Каждое из четырех возможных сочетаний глобальных отношений с разными
валентностями связано с определенным комплексом стилевых и личностных свойств.

2.2. Этапы и условия проведения исследования, состав выборки


Эмпирическое исследование осуществлялось в период с 1999 по 2008 год и состояло
из трех этапов.
Первый этап был посвящен анализу исследований, прямо и косвенно связанных с
обобщенными оценочными отношениями личности к себе и к миру, а также
формированию конструктов и разработке методик «Глобальный дифференциал – Я» и
«Глобальный дифференциал – Мир», предназначенных для изучения глобальных
отношений к себе и к миру. Исходя из теоретического описания конструктов, были
выделены основные параметры и показатели глобальных отношений. В процессе создания
методик осуществлялись процедуры подбора и экспертной оценки шкал, а также проверки
надежности и валидности разработанных инструментов.
В этом этапе в исследовании были задействованы несколько групп испытуемых:
– студенты Южно-Уральского Государственного университета, психологического,
архитектурно-строительного факультетов, факультета экономики и права, всего 638
человек в возрасте от 18 до 24 лет, в том числе 227 мужчин и 411 женщин;
– учащиеся старших классов муниципальных образовательных учреждений городов
Челябинска и Златоуста, всего 95 человек в возрасте от 13 до 16 лет, в том числе 48

40
мальчиков и 47 девочек;
– учащиеся гимназии № 10 города Челябинска, профессионально занимающиеся
музыкой и танцами, всего 35 человек в возрасте от 14 до 15 лет, в том числе 16 мальчиков
и 19 девочек;
– подростки, входящие в неформальную экстремистскую группировку (скинхеды),
всего 25 человек в возрасте от 14 до 16 лет, в том числе 7 девочек и 18 мальчиков;
– подростки, совершившие противоправные действия и находящихся в следственном
изоляторе города Златоуста, 30 мальчиков в возрасте от 15 до 17 лет.
– инженерно-технические работники Челябинского кузнечно-прессового завода, всего
30 человек в возрасте от 20 до 47 лет, в том числе 17 женщин и 13 мужчин;
– пациенты отделения неврозов Челябинской Областной Клинической Больницы,
всего 25 человек в возрасте от 20 до 47 лет, в том числе 15 женщин и 10 мужчин.
Второй этап эмпирического исследования заключался в изучении психологического
содержания глобальных отношений личности к себе и к миру. На этом этапе решались
следующие задачи: 1) изучение структурных (соотношение когнитивного и аффективного
компонентов) и динамических (изменчивость во времени) характеристик глобальных
отношений личности к себе и к миру; 2) исследование связи глобальных отношений с
другими психическим образованиями, имеющими оценочную природу; 3) исследование
связи глобальных отношений с другими личностными и стилевыми особенностями.
В основную выборку вошли преимущественно студенты Южно-Уральского
Государственного университета, психологического, архитектурно-строительного
факультетов, факультета экономики и права, всего 759 человек в возрасте от 18 до 24 лет.
При анализе результатов учитывались также результаты, полученные на выборке
сотрудников Челябинского кузнечно-прессового завода (ИТР, 30 человек в возрасте от 20
до 47 лет).
На третьем этапе по результатам обследования с помощью методик «Глобальный
дифференциал – Я» и «Глобальный дифференциал – Мир» были сформированы 4 группы
испытуемых:
- с позитивным отношением к себе и позитивным отношением к миру;
- негативным отношением к себе и позитивным отношением к миру;
- с позитивным отношением к себе и негативным отношением к миру;
- с преимущественно негативным отношением к себе и к миру.
В результате отбора в данные группы вошли 125 человек в возрасте от 18 до 28 лет –
студенты психологического, архитектурно-строительного факультетов, факультета
экономики и права Южно-Уральского Государственного университета.
Исследовались индивидуально-психологические особенности людей с различными
сочетаниями глобальных отношений с разными валентностями, на основе чего
выделялись комплексы черт и стилевых особенностей личности, характерные для каждого
из этих сочетаний.
На 1-м и 2-м этапах исследования диагностика осуществлялась в групповой форме. На
3-м этапе обследование студентов, включенных в экспериментальные группы,
осуществлялось в индивидуальном режиме.

2.3. Методы и методики эмпирического исследования

Авторские методики «Глобальный дифференциал – Я» и «Глобальный


дифференциал – Мир». Данные методики были разработаны на первом этапе
исследования и предназначены для изучения глобального отношения личности к себе и к
миру. Процедура создания методик и проверки их валидности и надежности представлена
в параграфе 3.1. В основу методик был положен метод семантического дифференциала с
использованием конотативных и денотативных оценочных шкал.

41
Методики «Глобальный дифференциал – Я» и «Глобальный дифференциал – Мир»
представляют собой две параллельные формы и имеют аналогичную структуру.
Числовое значение суммарного показателя, вычисляемого на основе 14 семантических
шкал, позволяет судить об интенсивности глобального отношения (ГД-Я и ГД-Мир). Знак
показателя характеризует валентность глобального отношения.
На основе 7 конотативных шкал путем суммирования вычисляется показатель
аффективного компонента глобального отношения (ГД-Яаф и ГД-Мираф). В результате
суммирования оценок по 7 денотативным шкалам вычисляется показатель когнитивного
компонента глобального отношения (ГД-Яког и ГД-Мирког)

Диагностика свойств личности, выражающих отношение человека к себе. Для


изучения свойств личности, выражающих отношение человека к себе, были использованы
четыре методики: методика изучения самооценки методом ранговых корреляций
(С.А. Будасси), шкала самоуважения (М. Розенберг), методика исследования
самоотношения (С.Р. Пантилеев) и модифицированная методика незаконченных
предложений (Н.А. Батурин, Е.В. Гудкова).

Методика изучения самооценки методом ранговых корреляций (методика


С.А. Будасси) построена на основе процедуры сравнения реального образа Я с эталоном,
сложившимся у индивида под влиянием социальной среды (идеальным образом Я) [31].
Испытуемому предлагался ряд из 20 слов (7 позитивных качеств, 7 негативных и 6
нейтральных свойств личности), которые необходимо распределить в порядке значимости,
важности в его собственном представлении об идеальном человеке. Затем тот же ряд
предлагалось перераспределить в порядке выраженности качеств в личности самого
испытуемого. Между первым и вторым рядом вычислялся коэффициент корреляции
рангов Спирмена, который характеризует уровень самооценки личности (Сл).
Методика широко применяется в исследовательских целях и в психологической
практике и является признанным методом изучения самооценки.
Шкала самоуважения была разработана M. Rosenberg для изучения обобщенного
самоуважения [197]. Методика представляет собой личностный опросник, состоящий из
10 утверждений, предусматривающих 4 варианта ответов («полностью согласен»,
«согласен», «не согласен», «абсолютно не согласен»).
Существуют различные мнения по поводу структуры самоуважения, измеряемого
данным опросником. H.W. Marsh считает, что данная шкала включает в себя два фактора,
связанные с позитивно и негативно сформулированными утверждениями. E. Aidman
выделяет три фактора: самопринятие, самоэффективность и негативное отношение к себе.
В данной работе самоуважение рассматривается как одномерная шкала, что соответствует
точке зрения автора методики. По результатам ответов вычислялся итоговый показатель
самоуважения, (Сув).

Методика исследования самоотношения (МИС) была разработана С.Р. Пантилеевым


на основе понимания самоотношения как «выражения смысла Я для субъекта» [107].
Автор считает, что вербальная самопрезентация человека тесно связана с его
самоотношением, посредством, так называемого, алфавита значений. Эмпирическая
реконструкция этого алфавита значений позволила выделить 9 факторов, которым
соответствуют 9 шкал опросника: открытость (I), самоуверенность (II), саморуководство
(III), отраженное самоотношение (IV), самоценность (V), самопринятие (VI),
самопривязанность (VII), внутренняя конфликтность (VIII), самообвинение (IX).
Шкалы составляют три фактора. «Чувство компетентности» (шкалы I – V),
характеризуют самооценку «Я» по отношению к социально-нормативным критериям,
имеет когнитивно-оценочный характер. «Аутосимпатия» (шкалы V – VII), отражает

42
чувства или переживания в адрес собственного «Я». «Самоуничижение» (шкалы VIII –
IX), отражает наличие негативного эмоционального тона и негативной самооценки
собственного «Я».
Данные о валидности и надежности методики опубликованы автором [107, 108].
Модифицированная методика незаконченных предложений. Исследовательская
методика была разработана для процедуры валидизации «Глобального дифференциала-Я»
и является проективной [46]. Она включает в себя 12 незаконченных предложений,
позволяющих испытуемому выразить чувства, которые он испытывает по отношению к
себе в настоящем, прошлом и будущем.
На основе данных контент-анализа вычислялся показатель аффективного компонента
глобального отношения к себе (НП-Я).

Диагностика свойств личности, выражающих отношение человека к внешнему


миру. Для изучения свойств личности, выражающих отношение человека к внешнему
миру, были использованы три методики: опросник качества жизни (ВОЗКЖ-100), шкала
«Чувство благополучия» (Wb) многофакторного личностного опросника CPI,
модифицированная методика незаконченных предложений (Н.А. Батурин, Е.В. Гудкова),
шкала отношения к миру (Н.А. Батурин, Е.В. Гудкова).
Опросник качества жизни (ВОЗКЖ-100) разработан Всемирной Организацией
Здравоохранения и используется в медицинской практике для выявления субъективной
оценки пациентом степени его социального благополучия. Известно, что оценка здоровья,
самочувствия, которую дают сами пациенты, а также восприятие ими своего положения в
жизни в контексте культуры и систем ценностей, далеко не всегда совпадает с
реальностью. Вероятно, искажения в оценках в данном случае тесно связаны с
особенностями глобального отношения личности.
Модификация опросника, используемая в данном исследовании (ВОЗКЖ-100),
представляет собой анкету для самостоятельного заполнения. Для характеристики
отношения к окружающему миру наибольший интерес представляет раздел опросника,
посвященный оценке окружающей среды. Этот раздел включает в себя 8 субсфер:
физическая безопасность и защищенность (F16), окружающая среда дома (F17),
финансовые ресурсы (F18), доступность и качество медицинской и социальной помощи
(F19), возможности для приобретения новой информации и навыков (F20), возможности
для отдыха и развлечений (F21), окружающая среда вокруг (F22), транспорт (F23).
Для проверки валидности методики «Глобальный дифференциал – Мир»
использовался итоговый показатель, вычисляемый как среднее арифметическое по 8
субсферам (Кжиз).
Шкала «Чувство благополучия» (WB) многофакторного личностного опросника
CPI. Шкала предназначена для оценки склонности минимизировать или преувеличивать
человеком свои неприятности и недовольства, наличие или отсутствие сомнений или
разочарований. Данные о валидности и надежности представлены в руководстве Х. Гау
[129].
Позитивный полюс шкалы характеризует человека как энергичного, позитивного,
честолюбивого, многогранного и активного.
Негативный полюс соответствует таким характеристикам как медлительность,
осторожность, апатичность, конвенциональность, склонность к сомнениям и самозащите.
Модифицированная методика незаконченных предложений. Методика была
разработана для процедуры валидизации «Глобального дифференциала-Мир» и является
проективной [46]. Она включает в себя 12 незаконченных предложений, позволяющих
испытуемому выразить чувства, которые он испытывает по отношению к миру в
настоящем, прошлом и будущем.
На основе данных контент-анализа вычислялся показатель аффективного компонента

43
глобального отношения к миру (НП-Мир).
Шкала отношения к миру. Методика была разработана на основе шкалы
самоуважения Розенберга для исследовательских целей [46]. По аналогии с
оригинальными утверждениями, составляющими шкалу Розенберга, были разработаны
утверждения, характеризующие отношение человека к миру.
Опросник также состоит из 10 утверждений, предусматривающих 4 варианта ответов
(«полностью согласен», «согласен», «не согласен», «абсолютно не согласен»). По
результатам ответов вычислялся показатель отношения к миру (Ом).

Диагностика черт характера и мотивационных свойств личности. Для изучения


связи глобальных отношений со свойствами личности, не являющихся оценочными по
своей природе, были исследованы черты характера с помощью методики CPI, мотивация
достижения и избегания неудачи с помощью проективной методики Х. Хекхаузена,
уровень притязаний с помощью экспериментальной методики.
Калифорнийский многофакторный личностный опросник (CPI), использовался для
измерения характерологических свойств личности. Опросник был разработан в 1956 г.
Х. Гау и его коллегами и переведен и адаптирован Н.В. Тарабриной [150]. В данной работе
результаты интерпретировались в соответствии с руководством, переведенным на русский
язык И.М. Дашковым, Н.А. Курганским в 1995 г., опубликованным под редакцией
Н.А. Батурина [129]. В руководстве опубликованы результаты проверки методики на
валидность и надежность.
Опросник направлен на диагностику социально-одобряемых, адаптивных черт
личности, которые проявляются в процессе взаимодействия с обществом и ближайшим
социальным окружением. Методика включает в себя 18 стандартизированных шкал,
сгруппированных в 4 класса.
Класс I: измерение манеры держаться, властности, самоуверенности, межличностной
адекватности. Включает в себя такие шкалы, как «доминирование» (Do), «способность к
статусу» (Cs), «общительность» (Sy), «социальный облик» (Sp), «самопринятие» (Sa),
«чувство благополучия» (Wb).
Класс II: измерение социализации, ответственности, внутренних ценностей и
характера. К этому классу относятся шкалы «ответственность» (Re), «социализация» (So),
«самоконтроль» (Sc), «терпимость» (To), «хорошее впечатление» (Gi), «обычность» (Cm).
Класс III: измерение потенциала достижения цели в интеллектуальной эффективности.
Сюда вошли шкалы «достижение через конформность» (Ac), «достижение через
независимость» (Ai), «интеллектуальная эффективность» (Ie).
Класс IV: измерение интеллектуальной и мотивационной направленности, включает в
себя шкалы «психологическая направленность» (Py), «гибкость» (Fx), «женственность»
(Fe).

Методика исследования уровня притязаний на основе выполнения заданий из


кубиков Косса представляет собой экспериментальную процедуру [15]. В соответствии с
традиционной схемой исследования уровня притязаний, предложенной Хоппе, задания
ранжировались по 9-ти уровням трудности. Уровень притязаний определялся на основе
выбора испытуемым заданий различной трудности. В результате проведения
диагностической процедуры можно получить целый ряд показателей, довольно полно
характеризующих уровень притязаний: показатель абсолютного выбора цели, успешность
в достижении цели, целевое расхождение, достигнутое расхождение.
Для решения задач данного исследования вычислялся только средний уровень
притязаний (Уп), который определяется как среднее арифметическое всех выборов
уровней трудности заданий.
Тест мотивации достижения Х. Хекхаузена [142]. Методика является проективной

44
и позволяет изучать особенности мотивационной направленности: мотивации достижения
успеха и мотивации избегания неудачи. Х. Хекхаузен выделяет две группы категорий. К
категориям стремления к успеху относятся: потребность в достижении успеха (В),
инструментальные действия, направленные на достижение успеха (I), ожидание успеха
(Е), похвала (L), положительное эмоциональное состояние (g+), тема успеха (Th).
Категории мотива избегания неудачи: потребность в избегании неудачи (Вm),
инструментальные действия для избегания неудачи (Im), ожидание неудачи (Еm),
порицание (Т), негативное эмоциональное состояние (g-), тема неуспеха (Thm).
С помощью процедуры контент-анализа текстов определяются количественные
показатели по каждой из категорий. В данном исследовании контент-анализ
осуществлялся тремя экспертами, имеющими опыт работы с данной методикой.
На основе полученных данных вычислялись следующие интегративные показатели:
«HE» - мотив стремления к успеху, «FM» - мотив избегания неудачи, «HE – FM» - чистая
мотивация достижения.

Диагностика стилевых особенностей личности


Стилевые особенности личности изучались с помощью трех методик: опросника
атрибутивных стилей (ASQ), методики изучения оценочных стилей (ES), шкалы
дифференциальных эмоций К. Изарда.
Опросник атрибутивного стиля (ASQ), взрослый вариант. Методика была
разработана М. Селигманом для выявления оптимистического или пессимистического
стилей объяснения событий [133]. Методика была переведена и прошла адаптацию на
факультете психологии ЮУрГУ с разрешения автора [14]. В основу данной методики
положена модель выученной беспомощности, предложенная А. Абрамсоном,
М. Селигманом, С. Петерсоном и рядом других ученых [133, 134].
В ходе диагностической процедуры испытуемым предлагалось 12 гипотетических
событий (6 «хороших» и 6 «плохих») с просьбой указать одну, главную причину в каждом
случае, который как будто бы произошел с ними. Затем им предлагалось оценить каждую
причину по трем критериям, используя 7-бальную шкалу:
Персонализация: «внутренняя» (7-5 баллов), либо «внешняя» (1-3 балла).
Устойчивость: «постоянная» (7-5 баллов), либо «ситуативная» (1-3 балла).
Генерализация: «глобальная» (7-5 баллов), либо «специфическая» (1-3 балла).
Выявлялись 6 критериальных показателей и 2 основных. К критериальным
показателям относятся:
«Устойчивость причин плохих событий» (УП) - соответствующая шкала измеряет
устойчивость причин плохих событий во времени.
«Устойчивость причин хороших событий» (УХ), - шкала измеряет устойчивость
причин хороших событий во времени.
«Генерализация причин плохих событий» (ГП), измеряет широту сферы влияния
причин плохих событий.
«Генерализация причин хороших событий» (ГХ), измеряет широту сферы влияния
причин хороших событий.
«Персонализация причин плохих событий» (ПП), определяет склонность человека
приписывать себе причины плохих событий.
«Персонализация причин хороших событий» (ПХ), измеряет склонность человека
приписывать себе причины хороших событий.
Основными показателями здесь являлись «коэффициент надежды» (Кнад) и показатель
оптимизма, характеризующий преобладание оптимистического или пессимистического
стиля объяснения (Х–П).
Методика изучения стилей оценивания (ES). Методика разработана на факультете
психологии ЮУрГУ [23]. Данная методика относится к разряду проективных и включает

45
набор абстрактных объектов-стимулов и стандартных семантических шкал для их оценки.
По результатам выполнения оценочных заданий диагностировались следующие
показатели:
1. «Валентность», характеризует способ оценивания, при котором человек
отдает предпочтение позитивным, либо негативным оценкам;
2. «Изменчивость», характеризует склонность менять оценки при появлении
изменений в объекте;
3. «Поляризация», характеризует способ оценивания, при котором отдается
предпочтение полярным (крайним), либо средним оценкам;
4. «Оценочность», характеризует предпочтения субъекта, связанные с его
склонностью отражать отношения в оценочной, либо в безоценочной форме.
Данные о валидности и надежности опубликованы И.В. Выбойщик [41].
Шкала дифференциальных эмоций использовалась для изучения стилевых
особенностей эмоциональной сферы [61]. Шкала содержит список из 30 слов,
характеризующих различные эмоциональные переживания, которые объединяются в 10
основных эмоций.
Для реализации задач данного исследования была изменена инструкция оригинальной
методики. Испытуемым предлагалось оценить степень частоты и интенсивности эмоций,
которые они испытывали в течение 3-х месяцев, предшествующих эксперименту. Степень
частоты оценивалась по 7-бальной шкале от «переживаю постоянно», до «не переживаю
никогда»; степень интенсивности, по аналогичной шкале, от «очень высокая
интенсивность переживания», до «очень низкая интенсивность переживания».
Подсчет результатов проводился по показателям «Общая частота» и «Общая
интенсивность», а также по частоте и интенсивности каждой основной эмоции в
отдельности.

2.4. Методы статистической обработки и анализа данных


На этапе разработки методик «Глобальный дифференциал – Я» и «Глобальный
дифференциал – Мир» проверка надежности проводилась методом «тест-ретест» и
вычислением коэффициента внутренней согласованности α-Кронбаха. Критериальная
(текущая и прогностическая) валидность проверялась с помощью метода контрастных
групп. Конвергентная валидность подтверждалась наличием корреляционных связей
между показателями глобального отношения к себе и к миру и показателями,
полученными с помощью различных методик, измеряющих близкие по содержанию
конструкты. Для проверки конструктной валидности также применялась процедура
факторного анализа методом главных компонент с последующим варимакс-вращением и
нормализацией по Кайзеру.
Динамика глобальных отношений изучалась с помощью когортно-последовательного
метода. В исследовании при первом замере приняли участие студенты 1 и 3 курсов
факультета психологии ЮУрГУ. Последующие замеры проводились в течение 4 лет с
интервалом в 1 год.
При статистической обработке результатов исследования для решения различных
задач применялись методы корреляционного анализа (параметрический – коэффициент
корреляции Пирсона, непараметрический – коэффициент корреляции Спирмена) и
непараметрический критерий значимости различий (U-Манна-Уитни). Для выявления
стилевых особенностей эмоциональной сферы применялась процедура факторного
анализа. Все расчеты осуществлялись в компьютерных программах «SPSS» и «EXCEL».

46
Глава 3. РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

3.1. Создание методик «Глобальный дифференциал – Я» и «Глобальный


дифференциал – Мир»

Принципы построения и процедуры разработки


В основу методик для измерения глобального отношения к себе и глобального
отношения к миру был положен метод семантического дифференциала. В качестве шкал
семантического дифференциала использовались характеристики, выражающие
интегрально-устойчивые оценки. В ходе исследования глобального отношения к себе или
к миру испытуемому предлагалось определить, насколько ему подходит та или иная
характеристика безотносительно ко времени или ситуации.
При разработке методик учитывались две важные задачи.
1. Для системного изучения глобальных отношений необходимо, чтобы результаты,
получаемые с помощью обеих методик, были сопоставимы по подходу и размерности.
2. Методики должны отражать структуру глобальных отношений и измерять
валентность и интенсивность когнитивного и аффективного компонентов глобальных
отношений.
Первая задача решалась за счет идентичной структуры методик (в состав входит
одинаковое количество шкал, измеряются сходные показатели). Для решения второй
задачи в методики были включены две группы шкал. Первая группа шкал подобрана в
соответствии с классическим подходом Ч. Осгуда. В них используется «прагматическое»
или «коннотативное значение» слов-стимулов, которое отражает эмоционально-оценочное
или аффективное отношение к объектам и явлениям [173]. Вторая группа шкал
основывается на использовании «денотативных значений», отражающих содержание
понятия или его ситуативное значение, которое является, по сути, выражением
когнитивной оценки [110]. Данный прием в настоящее время активно используется при
создании специализированных предметных семантических дифференциалов [135].
Для методик «Глобальный дифференциал – Я» и «Глобальный дифференциал – Мир»
были составлены наборы из 47 пар биполярных характеристик. С этой целью были
проанализированы варианты семантических и личностных дифференциалов,
опубликованные другими авторами, а также «Атлас личностных черт» [9, 10, 106, 110, 135,
169].
Сформированные наборы шкал включали в себя как специальные шкалы,
использующиеся только для «Глобального дифференциала Я» и для «Глобального
дифференциала – Мир», так и универсальные шкалы, одинаковые для обеих методик.
Шкалы в каждой методике были разделены экспертами на две группы по признаку
коннотативности-денотативности значений. В качестве экспертов выступали специалисты
психологи, знакомые с основами психосемантики и теорией оценки (5 человек).
Далее, на основании результатов анализа внутренних интеркорреляций методик, были
сокращены шкалы, имеющие значение коэффициента корреляции выше 0,38 и близкие
друг другу по содержанию. Затем были исключены шкалы, которые в результате
факторного анализа не вошли в факторы, характеризующие аффективный и когнитивный
компоненты глобальных отношений (имеющие факторные нагрузки ниже 0,34).
В итоге были получены две симметричные методики, каждая из которых включала по
14 семантических шкал. Методика «Глобальный дифференциал – Я» предназначена для
изучения глобального отношения к себе, 7 шкал направлены на изучение аффективного
компонента и 7 шкал – на изучение когнитивного компонента глобального отношения к
себе.
Шкалы методики «Глобальный дифференциал – Мир» предназначены для
исследования глобального отношения к миру, из них 7 направлены на изучение

90
аффективного и 7 – на изучение когнитивного компонентов (табл. 3.1).
Таблица 3.1
Показатели методик «Глобальный дифференциал – Я» (ГД-Я)
и «Глобальный дифференциал – Мир» (ГД-Мир)
«Глобальный дифференциал – Я» «Глобальный дифференциал – Мир»
Условные Условные
Показатели Показатели
обозначения обозначения
Показатель Показатель
глобального ГД-Я глобального ГД-Мир
отношения к себе отношения к миру
Показатель Показатель
аффективного аффективного
компонента ГД-Яаф компонента ГД-Мираф
глобального глобального
отношения к себе отношения к миру
Показатель Показатель
когнитивного когнитивного
компонента ГД-Яког компонента ГД-Мирког
глобального глобального
отношения к себе отношения к миру
Примечание: далее в таблицах используются условные обозначения показателей.
При обработке результатов в соответствии с «ключом» определяется позитивный и
негативный полюс каждой шкалы, и учитывается ее принадлежность к группе
конотативных или денотативных шкал. Значения негативных оценок варьируют от -3 до
-1, позитивных – от +1 до +3. Подсчет баллов осуществляется простым суммированием.
Показатель аффективного компонента глобального отношения (ГД-Я аф или ГД-Мираф)
определяется как сумма оценок по шкалам, использующимся в конотативном значении.
Показатель когнитивного компонента глобального отношения (ГД-Я ког или ГД-Мирког)
вычисляется суммированием оценок по шкалам, использующимся в денотативном
значении. Итоговый показатель глобального отношения (ГД-Я или ГД-Мир) определяется
как сумма всех 14 шкал.

Психометрические характеристики методик «Глобальный дифференциал – Я» и


«Глобальный дифференциал – Мир»
Апробация стимульного материала методик осуществлялась на выборке из 638
испытуемых (227 мужчин и 411 женщин) в возрасте от 18 до 42 лет. В исследовании
приняли участие студенты психологического, архитектурно-строительного факультетов,
факультета экономики и права ЮУрГУ, служащие, инженерно-технические работники.
Первичные статистические показатели по выборке в целом представлены в табл. 3.2.
Таблица 3.2
Показатели описательной статистики методик
«Глобальный дифференциал – Я» и «Глобальный дифференциал – Мир»
Показатели ГД-Я ГД-Яаф ГД-Яког ГД-Мир ГД-Мираф ГД-Мирког
M 11,4 7,7 3,7 3,8 9,4 –6,6
SD 8,3 5,5 5,9 10,1 6,2 6,9
A –0,57 –0,61 –0,2 –0,08 –0,8 –0,6
E 0,80 0,47 0,39 0,20 1,10 0,34
Min –17 –12 –17 –22 –19 –20
Max 31 20 21 33 21 18
Условные обозначения: ГД-Я – глобальное отношение к себе, ГД-Я аф – аффективный
компонент глобального отношения к себе, ГД-Я ког – когнитивный компонент глобального
91
отношения к себе, ГД-Мир – глобальное отношение к миру, ГД-Мир аф – аффективный
компонент глобального отношения к миру, ГД-Мирког – когнитивный компонент
глобального отношения к миру, M – среднеарифметическое значение, SD – стандартное
отклонение, A – асимметрия, E – эксцесс, Min – минимальное эмпирическое значение,
Max – максимальное эмпирическое значение.

Среднеарифметические значения и стандартные отклонения показателей


свидетельствуют о том, что у испытуемых преобладает позитивное глобальное отношение
к себе и к миру. В целом статистические показатели свидетельствуют о распределении
результатов соответствующем нормальному со смещением к позитивным значениям.

Проверка методик на надежность. Надежность методик «Глобальный


дифференциал – Я» и «Глобальный дифференциал – Мир» определялась с помощью
метода «тест-ретест» и вычисления коэффициента внутренней согласованности α
Кронбаха (табл. 3.3).
Таблица 3.3
Характеристики надежности методик «Глобальный дифференциал – Я» и «Глобальный
дифференциал – Мир»
Период ГД-Я ГД-Яаф ГД-Яког ГД-Мир ГД-Мираф ГД-Мирког
Ретестовая надежность
Полгода 0,64** 0,65** 0,60** 0,70** 0,65** 0,70**
2 года 0,49** 0,62** 0,46* 0,66** 0,62** 0,51**
Внутренняя согласованность
α Кронбаха – 0,63 0,60 – 0,74 0,74
Условные обозначения: ГД-Я – глобальное отношение к себе, ГД-Я аф – аффективный
компонент глобального отношения к себе, ГД-Я ког – когнитивный компонент глобального
отношения к себе, ГД-Мир – глобальное отношение к миру, ГД-Мир аф – аффективный
компонент глобального отношения к миру, ГД-Мирког – когнитивный компонент
глобального отношения к миру; уровень значимости: * – p≤0,01; ** – p≤0,001.
Ретестовые исследования проводились дважды: через полгода после первого среза и
через два года после первого исследования. Ретестовая надежность определялась
вычислением коэффициента корреляции Пирсона. Из таблицы видно, что все корреляции
имеют высокий уровень статистической значимости (р≤0,01 и р≤0,001). Это
свидетельствует об устойчивости изучаемых параметров во времени.
Далее определялась согласованность шкал, входящих в показатели ГД-Я аф, ГД-Яког, ГД-
Мираф, ГД-Мирког. Значения коэффициентов α Кронбаха свидетельствуют о том, что
показатели методик «Глобальный дифференциал – Я» и «Глобальный дифференциал –
Мир» обладают приемлемыми характеристиками надежности-согласованности [103].

Проверка методик на валидность. Для проверки критериальной валидности были


сформулированы следующие психометрические гипотезы.
Здоровые люди имеют более позитивные глобальные отношения к себе и к миру, чем
люди, страдающие невротическими расстройствами.
Подростки, проявляющие этническую толерантность, имеют более позитивные
глобальные отношения к себе и к миру, чем подростки, проявляющие этническую
интолерантность.
Подростки, содержащиеся под стражей в СИЗО, имеют более низкие показатели
глобальных отношений к себе и к миру, по сравнению с подростками, не совершавшими
противоправных действий.
Результаты сравнительных исследований представлены в табл. 3.4.
Таблица 3.4

92
Результаты сравнительного исследования контрастных групп
по U-критерию Манна-Уитни
Сравниваемые группы
Показатели ЗЛ, ЭИ, ЭТ, ЗС, ЗП,
ПН, n=25
n=30 n=25 n=44 n=30 n=45
ГД-Я 10,4 12,8 5,1 13,6 9,7 13,6
* ** *
U 240 170 331
ГД-Мир –10,6 2,8 –3,6 3,8 2,4 3,8
** **
U 145 356 –
Условные обозначения: ПН – пациенты отделения неврозов, ЗЛ – здоровые люди, ЭИ
– этнически интолерантные подростки, ЭТ – этнически толерантные подростки, ЗС –
подростки-заключенные СИЗО, ЗП – законопослушные подростки, ГД-Я –
среднеарифметическое значение показателя глобальное отношение к себе, ГД-Мир –
среднеарифметическое значение показателя глобальное отношение к миру; U – значение
U-критерия Манна-Уитни; уровень значимости: «–» – различия не значимы; * – р≤0,05; **
– р≤0,01.
Сравнение групп здоровых людей и больных неврозами показало статистически
достоверные различия по показателям глобального отношения к себе (U=240; p≤0,05) и к
миру (U=145; p≤0,01). Средние показатели у больных неврозами ниже, чем у здоровых
людей. Это объясняется тем, что в исследовании принимали участие пациенты отделения
неврозов, страдающие депрессивными расстройствами. С точки зрения патогенетической
концепции, именно депрессивные неврозы связаны с непринятием себя и негативным
отношением к действительности [98]. Данные различия подтверждают психометрическую
гипотезу 1.
Исследование особенностей глобальных отношений у подростков, входящих в состав
неформальных группировок, проявляющих этническую интолерантность (скинхедов),
также показало статистически достоверные отличия от подростков, не входящих в
подобные группировки. В целом у них преобладают отрицательные или низкие
положительные значения показателей ГД-Я (U=170; p≤0,01). Глобальное отношение к
миру у представителей данной группы более негативное (U=356; p≤0,01). Таким образом,
психометрическая гипотеза 2 подтверждается.
Глобальные отношения к себе и к миру у подростков и юношей, находящихся под
стражей в следственном изоляторе также отличаются от глобальных отношений
подростков и юношей, не совершавших противоправные действия. Значения показателя
ГД-Я у них значимо ниже, чем у законопослушных школьников (U=331; p≤0,01).
Глобальное отношение заключенных СИЗО к окружающему миру имеет более низкие
показатели по сравнению с законопослушными подростками, но эти различия не являются
статистически достоверными. Таким образом, психометрическая гипотеза 3 подтвердилась
частично.
Итак, сформулированные психометрические гипотезы в основном подтвердились, что
свидетельствует в пользу критериальной валидности разработанных методик.
Конвергентная валидность проверялась посредством анализа корреляционных связей
между показателями глобального отношения к себе и к миру, полученными с помощью
различных методик.
Для проверки конвергентной валидности были сформулированы следующие
психометрические гипотезы.
1. Показатель ГД-Я методики «Глобальный дифференциал – Я» имеет
статистически достоверные корреляционные связи с показателями Сув (шкала
самоуважения М. Розенберга), НП-Я (незаконченные предложения), Сл (методика
С.А. Будасси), а также со шкалами I – IX методики исследования самоотношения
(С.Р. Пантилеев).

93
2. Показатель ГД-Яаф, характеризующий аффективный компонент глобального
отношения к себе имеет статистически достоверные связи с показателями НП-Я
(незаконченные предложения), Сл (методика С.А. Будасси), а также со шкалами V – VII,
составляющими фактор «аутосимпатия» методики исследования самоотношения
(С.Р. Пантилеев).
3. Показатель ГД-Яког, характеризующий когнитивный компонент глобального
отношения к себе имеет статистически достоверные связи с показателями Сув (шкала
самоуважения М. Розенберга), Сл (методика С.А. Будасси), и со шкалами I – V,
составляющими фактор «чувство компетентности» методики исследования
самоотношения (С.Р. Пантилеев).
4. Показатель ГД-Мир методики «Глобальный дифференциал – Мир» имеет
статистически достоверные корреляции с показателями Ом (шкала отношения к миру),
НП-Мир (методика незаконченных предложений), WB (шкала «чувство благополучия»,
методика CPI), а также с показателями оценки наиболее значимых субсфер окружающей
среды и с итоговым показателем качества жизни (Кжиз) по сфере «окружающая среда»
(опросник качества жизни).
5. Показатель ГД-Мираф связан с показателем НП-Мир методики
незаконченных предложений, WB шкалы «чувство благополучия» методики CPI и
показателями опросника качества жизни.
6. Показатель ГД-Мирког коррелирует с показателем Ом шкалы отношения к
миру, WB шкалы «чувство благополучия» методики CPI и показателями опросника
качества жизни.
В табл. 3.5 представлены связи показателей глобального отношения к себе с данными,
полученными по шкале самоуважения, по методике незаконченных предложений и
показателем самооценки, полученным по методике С.А. Будасси. Как и предполагалось,
показатель ГД-Я имеет статистически значимые связи со всеми показателями,
характеризующими близкие по содержанию конструкты.
Наиболее тесные корреляции выявлены между показателем ГД-Я ког и показателем Сув
шкалы самоуважения, что вполне ожидаемо, поскольку когнитивный компонент
глобального отношения к себе выражается в мнениях и суждениях относительно
собственной персоны, то есть касается «знаемых» оценок. Шкала самоуважения
представляет собой опросник и потому обращена также к знанию о себе.
Второе по величине значение коэффициента корреляции показывает связь между
показателем ГД-Яаф и результатом методики незаконченных предложений, проективной по
своей сути. Соответственно, оба показателя ориентированы на выявление эмоционально-
оценочного компонента глобального отношения к себе.
Таблица 3.5
Коэффициенты корреляции показателей методики «Глобальный дифференциал – Я»
с показателями шкалы самоуважения, методики С.А. Будасси и методики незаконченных
предложений
Показатели отношения к себе ГД-Я ГД-Яаф ГД-Яког
Сув
0,33** 0,20 0,49***
(шкала самоуважения)
НП-Я
0,29* 0,37** 0,21
(незаконченные предложения)
Сл
0,53*** 0,40** 0,34*
(методика С.А. Будасси)
Условные обозначения: ГД-Я – глобальное отношение к себе, ГД-Я аф – аффективный
компонент глобального отношения к себе, ГД-Я ког – когнитивный компонент глобального
отношения к себе; уровень значимости: * – p≤0,05; ** – p≤0,01; *** – p≤0,001.
Показатель Сл методики С.А. Будасси связан как с аффективным, так и с когнитивным

94
компонентами глобального отношения к себе. Это связано с тем, что объектом оценивания
в данной методике является обобщенный образ «Я» в целом, а показатель Сл является
интегральным как и ГД-Я.
Связи показателей методики «Глобальный дифференциал – Я» и методики
исследования самоотношения С.Р. Пантилеева представлены в табл. 3.6.
Как видно, интегральный показатель ГД-Я коррелирует со всеми шкалами методики
исследования самоотношения. Показатель аффективного компонента глобального
отношения к себе имеет наиболее тесные корреляционные связи со шкалами, вошедшими
в фактор «аутосимпатия», что подтверждает его психологическое содержание.
Таблица 3.6
Коэффициенты корреляции показателей методики «Глобальный дифференциал – Я»
с показателями методики исследования самоотношения (МИС)
Показатели МИС ГД-Я ГД-Яаф ГД-Яког
**
I 0,31 –0,02 0,45**
II 0,47** 0,15 0,50**
III 0,37** 0,21 0,30*
** *
IV 0,37 0,27 0,25*
V 0,61*** 0,41** 0,44**
** **
VI 0,41 0,33 0,24
** *
VII 0,43 0,31 0,29*
*
VII –0,29 –0,15 –0,26*
IX –0,37** –0,14 –0,38**
Условные обозначения: ГД-Я – глобальное отношение к себе, ГД-Я аф – аффективный
компонент глобального отношения к себе, ГД-Я ког – когнитивный компонент глобального
отношения к себе; I – открытость, II – самоуверенность, III – саморуководство, IV –
отраженное самоотношение, V – самоценность, VI – самопринятие, VII –
самопривязанность, VIII – внутренняя конфликтность, IX – самообвинение; уровень
значимости: * – p≤0,05; ** – p≤0,01; *** – p≤0,001.
Показатель когнитивного компонента глобального отношения к себе коррелирует
практически со всеми шкалами методики исследования самоотношения, но самые
высокие показатели корреляции характеризуют его связи со шкалами, входящими в фактор
«чувство компетентности». Данный фактор отражает когнитивно-оценочный аспект
самоотношения.
Структура связей между показателями методики «Глобальный дифференциал – Мир» с
данными шкалы отношения к миру, методики «Незаконченные предложения» и шкалы
WB (чувство благополучия) методики CPI представлена в табл. 3.7. Интегральный
показатель ГД-Мир, как и ожидалось, имеет значимые корреляции с показателями всех
методик, измеряющих отношение к окружающему миру.
Аффективный компонент глобального отношения к миру наиболее тесно коррелирует
с результатами проективной методики «Незаконченные предложения», а когнитивный
компонент глобального отношения – с опросниковой шкалой отношения к миру. Такой
характер связей вполне соответствует представлениям об изучаемом конструкте.
Таблица 3.7
Коэффициенты корреляции показателей методики «Глобальный
дифференциал – Мир» с показателями шкалы отношения к миру, шкалы «чувство
благополучия» (Wb) методики CPI, и методики незаконченных предложений
Показатели отношения к миру ГД-Мир ГД-Мираф ГД-Мирког
Ом
0,33** 0,27 0,43**
(шкала отношения к миру)
НП-Мир
0,28* 0,45** 0,17
(незаконченные предложения)

95
Wb
0,42** 0,32** 0,50***
(чувство благополучия, CPI)
Условные обозначения: ГД-Мир – глобальное отношение к миру, ГД-Мир аф –
аффективный компонент глобального отношения к миру, ГД-Мир ког – когнитивный
компонент глобального отношения к миру; уровень значимости: * – p≤0,05; ** – p≤0,01;
***– p≤0,001.
Шкала WB - «чувство благополучия» - включает в себя когнитивный и эмоционально-
оценочный аспекты, поэтому имеет статистически достоверные корреляционные связи со
всеми тремя показателями «Глобального дифференциала – Мир».
В табл. 3.8 отражены корреляционные связи между показателями глобального
отношения к миру и данными, полученными с помощью опросника качества жизни. В
таблицу включен итоговый показатель субъективной оценки окружающей среды и
показатели оценки отдельных сторон окружающей действительности, оказавшихся
наиболее значимыми для испытуемых.
Как видно, характер связей каждого показателя «Глобального дифференциала – Мир»
с показателями опросника имеет свою специфику. Поэтому показатели корреляции
когнитивного компонента глобального отношения к миру с разными сторонами
окружающей действительности имеют такой большой разброс: от –0,01 до 0,32.
Таблица 3.8
Коэффициенты корреляции показателей методики «Глобальный дифференциал – Мир»
с некоторыми показателями опросника качества жизни
Показатели опросника
ГД-Мир ГД-Мираф ГД-Мирког
качества жизни
Кжиз 0,45** 0,47** 0,28**
F16 0,50*** 0,51*** 0,29**
*
F18 0,27 0,23 0,19
*
F21 0,22 0,34 –0,01
** *
F22 0,39 0,33 0,32*
Условные обозначения: ГД-Мир – глобальное отношение к миру, ГД-Мир аф –
аффективный компонент глобального отношения к миру, ГД-Мир ког – когнитивный
компонент глобального отношения к миру; Кжиз – субъективная оценка качества
окружающей среды, F16 – физическая безопасность и защищенность, F18 – финансовые
ресурсы, F21 – возможности для отдыха и развлечений, F22 – внешняя среда:
загрязненность, шум, климат, привлекательность; уровень значимости: * – p≤0,05; ** –
p≤0,01; *** – p≤0,001.
Таким образом, психометрические гипотезы о конвергентной валидности
подтвердились. Структура и выделенные показатели методики соответствуют
теоретическим представлениям о глобальном отношении, сформированным на основе
теоретического анализа в первой главе.
Для подтверждения конструктной валидности была проведена процедура факторного
анализа методом главных компонент с последующим варимакс-вращением и
нормализацией по Кайзеру. Статистическая обработка производилась с помощью
программы SPSS 11.5 for Windows. В качестве значимых рассматривались нагрузки
заданий, по абсолютной величине превосходящие 0,3 (табл. 3.9).
Факторы, выделенные при анализе шкал «Глобального дифференциала – Я»
объясняют 64 % дисперсии. В фактор I, характеризующий аффективный компонент
глобального отношения к себе, вошли такие шкалы как «теплый – холодный», «сладкий –
горький». В фактор II, отражающий когнитивный компонент глобального отношения к
себе, вошли такие характеристики: «нежный – грубый», «сильный – слабый».
Анализ шкал «Глобального дифференциала – Мир», позволил выделить два основных
фактора, объясняющих 58 % дисперсии. К фактору I отнесены такие шкалы как

96
«бесцветный – красочный», «узкий – широкий». Этот фактор характеризует аффективный
компонент глобального отношения к миру. К фактору II принадлежат характеристики типа
«опасный – безопасный», «изменчивый – стабильный».
Таблица 3.9
Факторная структура методик «Глобальный дифференциал – Я» и
«Глобальный дифференциал – Мир»
Факторная структура
Шкалы Факторная структура Шкалы
«Глобального
«Глобального «Глобального «Глобального
дифференциала –
дифференциала – дифференциала – Я» дифференциала –
Мир»
Я» Мир»
Фактор I Фактор II Фактор I Фактор II
1 0, 508 – 1 0,549 –
2 0,607 – 2 0,679 –
3 – 0,34 3 – 0,32
4 0,35 – 4 – 0,642
5 – 0,584 5 0,691 –
6 0,36 – 6 – 0,602
7 – 0,603 7 – 0,628
8 0,684 – 8 0,482 –
9 – 0,614 9 0,584 0,502
10 0,592 – 10 0,694 –
11 – 0, 578 11 – 0,651
12 – 0,456 12 – 0,769
13 – 0,486 13 – 0,504
14 0,723 – 14 0,603 –

Итак, результаты факторного анализа подтверждают теоретическую структуру


глобальных отношений. «Глобальный дифференциал – Я» и «Глобальный дифференциал –
Мир» представляют собой теоретически обоснованные диагностические инструменты,
разработанные в соответствии с теорией оценки, и соответствуют критериям конструктной
валидности.
Результаты проверки методик на валидность подтверждают, что они направлены на
изучение валентности и интенсивности глобальных отношений, а также аффективного и
когнитивного компонентов отношений. Методики позволяют получать сопоставимые
результаты, что принципиально важно для изучения типов людей с различными
сочетаниями глобальных отношений.
Разработанные методики обладают удовлетворительными характеристиками
надежности-устойчивости и надежности-согласованности. Показатели методик
соответствуют критериям конструктной (конвергентной и дискриминантной) и
критериальной валидности, а потому пригодны для исследования глобальных отношений
к себе и к миру.

3.2. Структурные и динамические особенности глобальных отношений

Глобальное отношение к себе


В ходе психометрической проверки разработанной методики были получены
интересные результаты, требующие детального рассмотрения. Данные представлены в
рис. 3.1 и табл. 3.10.
В среднем, около 90 % испытуемых позитивно относятся к себе и лишь 3-7%
относятся к себе негативно. Примечательно, что в группе подростков, профессионально
занимающихся творческими видами деятельности (музыка, танцы), позитивно к себе

97
относятся 97 % испытуемых, а негативное отношение к себе было выявлено лишь у 3%.
Эти дети воспитываются в относительно благополучных семьях, получают больше заботы
и внимания со стороны взрослых, их достижения ценят, ими восхищаются, на них
возлагают надежды. Все это способствует формированию позитивного глобального
отношения к себе.

7% 3%

90%

– % людей с позитивным глобальным отношением к себе


– % людей с негативным глобальным отношением к себе
– % людей с амбивалентным глобальным отношением к себе

Рис. 3.1. Структура выборки по показателю глобальное отношение к себе


Анализ неблагополучных групп испытуемых (пациенты отделения неврозов,
девиантные подростки) показал, что в них меньше людей с позитивным отношением к
себе (от 50 до 72 %), а людей с негативным отношением к себе значительно больше (16 до
18 %). Это также свидетельствует о влиянии социальной среды на формирование
глобального самоотношения. Подростки, которые не нужны и не интересны своим
родителям, не получающие достаточно заботы, любви и поддержки, рано попадают в
асоциальную среду, которая также не предоставляет возможностей для самоутверждения.
Есть основания считать, что в свою очередь позитивное или негативное глобальное
отношение к себе само влияет на взаимоотношения индивида с окружающей средой.
Становясь взрослыми, люди с негативным глобальным отношением к себе в большей
степени подвержены формированию неврозов. Вполне вероятно, что асоциальное
поведение подростков в значительной степени продиктовано негативным отношением к
себе, сформировавшимся в детстве: они не ценят ни себя, ни свою жизнь, считают
допустимым для себя совершение социально не одобряемых поступков, не опасаясь
разрушить позитивный образ «Я».
Таблица 3.10
Глобальное отношение к себе у разных групп испытуемых
% людей с % людей с % людей с
позитивным негативным амбивалентным
Группа испытуемых
глобальным глобальным глобальным
отношением к себе отношением к себе отношением к себе
Здоровые люди 90-91% 3-7 % 2-7%
(подростки, юноши,

98
взрослые)
Пациенты отделения
72 % 18 % 10 %
неврозов
Подростки,
занимающиеся
97 % 3% 0%
творческими видами
деятельности
Подростки,
проявляющие
50 % 18 % 32 %
этническую
интолерантность
Подростки,
совершившие
50 % 16 % 34 %
противоправные
действия

Из рисунка видно, что 3 % людей имеют показатели ГД-Я, свидетельствующие об


амбивалентном отношении к себе, т.е. значения, близкие к нулю. Качественный анализ
результатов этой части выборки и индивидуальные беседы показали, что в большинстве
случаев нулевое значение свидетельствует об амбивалентности глобального отношения к
себе. У испытуемого суммы положительных и отрицательных оценок по шкалам
совпадают, то есть он относит себя и к положительному и отрицательному полюсу.
Детальный анализ позволяет выделить группы с наиболее часто и наиболее редко
встречающимся амбивалентным глобальным отношением к себе. Среди подростков,
занимающихся творческими видами деятельности, не выявлено ни одного человека с
амбивалентным отношением к себе. По всей видимости, они имеют меньше повода
сомневаться в себе, их позиция по отношению к себе более целостна и последовательна.
Наибольший процент амбивалентных по отношению к себе оказался в группах
девиантных подростков. Опираясь на положение о том, что в основе глобального
отношения лежит потребность быть хорошим, можно сделать следующий вывод.
Амбивалентность отражает противоречие между этой потребностью и социальным
опытом, поддерживающим негативное глобальное отношение к себе. Следующим этапом
структурного анализа было изучение соотношения аффективного и когнитивного
компонентов глобального отношения к себе. Несмотря на то, что среднеарифметические
значения показателей ГД-Яаф и ГД-Яког различаются в зависимости от возраста и
социального статуса испытуемых, нетрудно заметить, что аффективный компонент
глобального отношения к себе имеет более высокие показатели, чем когнитивный (табл.
3.11). Исключение составляют пациенты с диагнозом «невроз», их мнение о себе носит
более позитивный характер, чем чувства в собственный адрес. Изучение историй болезни
данных пациентов позволяет предположить, что именно такое расхождение между
обобщенной когнитивной самооценкой и относительно слабым самопринятием может
быть причиной тревожно-фобического расстройства, астенического или истерического
неврозов.

Таблица 3.11
Соотношение когнитивного и аффективного компонентов в структуре
глобального отношения к себе в различных группах испытуемых
% испытуемых с
рассогласованными
Группы испытуемых ГД-Яаф ГД-Яког
показателями
ГД-Яаф и ГД-Яког

99
Здоровые люди
(подростки, юноши, 7,7 3,7 23 %
взрослые)
Пациенты отделения
4 6,4 17 %
неврозов
Подростки,
занимающиеся
7,7 6,9 9%
творческими видами
деятельности
Подростки,
проявляющие
3,2 1,9 47 %
этническую
интолерантность
Подростки,
совершившие
5,1 4,6 30 %
противоправные
действия
Условные обозначения: ГД-Яаф – среднеарифметическое значение показателя
аффективного компонента глобального отношения к себе, ГД-Я ког – среднеарифметическое
значение показателя когнитивного компонента глобального отношения к себе.
Из таблицы также видно, что в каждой обследованной группе присутствуют
испытуемые с рассогласованными показателями аффективного и когнитивного
компонентов глобального отношения к себе. В эту часть группы вошли люди, у которых
индивидуальные показатели аффективного и когнитивного компонентов различаются по
валентности. Качественный анализ показал, что аффективный компонент отношения к
себе характеризуется у них положительным значением, а когнитивный – отрицательным.
То есть, имея обобщенное чувство «за себя», они высказывают о себе критические
суждения. Возможно, это связано с функцией адаптации к социальным требованиям и с
развитой рефлексией, когда человек отдает себе отчет в своих недостатках.
Динамика глобального отношения к себе изучалась с помощью комплексного метода,
сочетающего в себе элементы лонгитюдного метода и метода продольных срезов.
Исследование проводилось на базе факультета психологии и было направлено на изучение
изменений глобального отношения к себе у студентов-психологов в течение 5-ти лет их
обучения в вузе. Анализ результатов не показал статистически достоверных сдвигов по
показателям «Глобального дифференциала – Я». Однако были обнаружены тенденции,
представляющие интерес с точки зрения связи глобального отношения к себе с
личностным и профессиональным развитием (рис. 3.2).
16
14
12
10
8
6
4
2
0
1 курс 2 курс 3 курс 4 курс 5 курс

ГО (Я) ГО (Я) аф ГО (Я) ког

Рис. 3.2. Динамика показателей глобального отношения к себе у студентов-

10
психологов
Примечания: ГО(Я) – динамика глобального отношения к себе; ГО(Я)аф – динамика
аффективного компонента глобального отношения к себе; ГО(Я)ког – динамика
когнитивного компонента глобального отношения к себе.
Как видно из рисунка, глобальное отношение к себе у студентов 1–2 курсов несколько
выше, чем результаты, полученные по всей выборке в целом, представленные в табл. 3.2
(ГД-Я=11,4; ГД-Яаф=7,7; ГД-Яког=3,7). Поступление в вуз и новый статус студента
способствуют более позитивному отношению к себе. Это проявляется и на аффективном,
и на когнитивном уровнях. Наиболее выраженные изменения происходят к 3 курсу. В этот
период происходит более глубокое погружение в профессию в рамках дисциплин
специализации. У многих студентов к этому моменту появляется первый опыт
трудоустройства и профессиональной деятельности. Благодаря практике происходит
формирование более реалистичной профессиональной Я-концепции. В результате, к 4-5
курсу значения показателей глобального отношения к себе несколько снижаются и
становятся близкими к значениям, полученным по выборке в целом. При этом показатели
когнитивного компонента глобального отношения к себе снижаются более резко и к 4
курсу незначительно повышаются, изменение аффективного компонента происходит
постепенно в течение двух лет, стабилизируясь к 4-5 курсу. Вероятно, когнитивный
компонент глобального отношения к себе является более изменчивым и в большей
степени связан с жизненным опытом, в то время как аффективный компонент определяет
устойчивость глобального отношения к себе на протяжении длительных периодов жизни.
Таким образом, описанная динамика самоотношения, согласуется с этапами
профессионализации в вузе и, вероятно, связана с формированием профессионального
самосознания [114].

Глобальное отношение к миру


На рис. 3.3 представлена структура обследованной выборки по показателю глобальное
отношение к миру. По сравнению с глобальным отношением к себе, значения показателя
глобального отношения к миру распределились более равномерно: 59% испытуемых
имеют позитивное глобальное отношение к миру, 37% - негативное и 4% - амбивалентное
глобальное отношение к миру.

4%

37%

59%

– % людей с позитивным глобальным отношением к миру


– % людей с негативным глобальным отношением к миру
– % людей с амбивалентным глобальным отношением к миру
10
Рис. 3.3. Структура выборки по показателю глобальное отношение к миру

Более детальный анализ показал, что процентное соотношение людей с позитивным и


негативным глобальным отношением к миру значительно различается в зависимости от
жизненного опыта испытуемых (табл. 3.12). Среди здоровых людей и подростков,
занимающихся творческими видами деятельности, преобладает позитивное глобальное
отношение к миру. В этих группах также оказался самый низкий процент людей с
амбивалентным отношением к миру. У людей, страдающих неврозами, а также у
подростков, проявляющих этническую интолерантность, чаще обнаруживается негативное
и амбивалентное отношение к миру. Примечательно, что среди подростков, совершивших
противоправные действия и находящихся в следственном изоляторе, все три варианта
глобального отношения к миру присутствуют в равной степени.

Таблица 3.12
Глобальное отношение к миру у разных групп испытуемых
% людей с % людей с % людей с
позитивным негативным амбивалентным
Группа испытуемых
глобальным глобальным глобальным
отношением к миру отношением к миру отношением к миру
Здоровые люди
(подростки, юноши, 59 % 37% 4%
взрослые)
Пациенты отделения
27 % 63 % 10 %
неврозов
Подростки,
занимающиеся
74 % 23 % 3%
творческими видами
деятельности
Подростки,
проявляющие
25 % 45 % 30 %
этническую
интолерантность
Подростки,
совершившие
30 % 30 % 40 %
противоправные
действия

Результаты, представленные в таблице, позволяют предположить, что


неблагоприятный жизненный опыт в различной степени является причиной формирования
амбивалентного отношения к миру. Видимо, негативное глобальное отношение к миру
имеет глубинные основания, например, опыт объектных отношений в младенчестве и
раннем детстве. Анализ соотношения аффективного и когнитивного компонентов
глобального отношения к миру показал значительную их рассогласованность (табл. 3.13).
Независимо от возраста и социального статуса, у большинства испытуемых чувство
безопасности и комфорта окружающего мира сочетается с его негативной обобщенной
оценкой. Вероятно, такое соотношение позволяет на фоне позитивного отношения к миру
сохранять реалистичность, способность адекватно реагировать как на позитивные, так и
на негативные события. Исключение составляют больные, страдающие неврозами. Среди
них выявлен самый низкий процент людей с рассогласованными аффективным и
когнитивным компонентами глобального отношения к миру. Оба показателя в
10
большинстве случаев имеют отрицательные среднеарифметические значения. Вероятно,
такое соотношение является условием формирования безнадежности и развития
депрессивных состояний.
Таблица 3.13
Соотношение когнитивного и аффективного компонентов в структуре
глобального отношения к миру в различных группах испытуемых
% испытуемых с
рассогласованными
Группы испытуемых ГД-Мираф ГД-Мирког показателями
ГД-Мираф и
ГД-Мирког
Здоровые люди (подростки,
9,4 –6,6 74 %
юноши, взрослые)
Пациенты отделения
–4,5 –6,1 17 %
неврозов
Подростки, занимающиеся
творческими видами 6,8 –0,9 42 %
деятельности
Подростки, проявляющие
этническую 5,4 –9 86 %
интолерантность
Подростки, совершившие
3,8 –1,4 47 %
противоправные действия
Условные обозначения: ГД-Мираф – среднеарифметическое значение показателя
аффективного компонента глобального отношения к миру, ГД-Мир ког –
среднеарифметическое значение показателя когнитивного компонента глобального
отношения к миру. Изучение динамики глобального отношения к миру у студентов
психологического факультета Южно-Уральского государственного университета показало
отсутствие значимых сдвигов показателей в течение пяти лет. Это свидетельствует в
пользу устойчивости глобального отношения к миру во времени. Были выявлены
некоторые тенденции, вероятно, связанные с личностным развитием и
профессионализацией молодых людей (рис. 3.4). На протяжении первых трех курсов
наблюдается незначительное, но последовательное повышение всех трех показателей,
характеризующих глобальное отношение к миру. Это период, связанный с адаптацией к
условиям обучения в вузе (1 курс) и освоения базовых дисциплин (1–3 курс).
6

0
1 курс 2 курс 3 курс 4 курс 5 курс
-1

-2

ГО (Мир) ГО (Мир) аф ГО (Мир) ког

10
Примечания: ГО(Мир) – динамика глобального отношения к миру; ГО(Мир)аф –
динамика аффективного компонента глобального отношения к миру; ГО(Мир)ког –
динамика когнитивного компонента глобального отношения к миру.

Рис. 3.4. Динамика показателей глобального отношения к миру у студентов-


психологов
К 4 курсу на фоне повышения интегрального показателя глобального отношения к
миру и показателя, характеризующего когнитивный компонент отношения к миру,
наблюдается снижение показателя, характеризующего аффективный компонент отношения
к миру. Можно предположить, что благоприятный социально-психологический климат на
факультете, качественно новые, более близкие межличностные отношения, обусловленные
спецификой данного профессионального обучения, способствую формированию
позитивного образа мира у студентов.
Вместе с тем, к 4 курсу студенты начинают осознавать некоторую искусственность
социальных условий, создаваемых в процессе обучения, они становятся более
самостоятельными, обретают первый опыт общественных отношений вне стен
университета. В связи с этим возникает ощущение неудовлетворенности, что и отражается
в снижении показателя аффективного компонента глобального отношения к миру.
К концу 5 курса несколько снижаются и общий показатель, и показатель когнитивного
компонента глобального отношения к миру. Данная тенденция отражает динамику
отношения к миру, характерную для начала профессионального кризиса, связанного с
переходом от профессионального обучения к началу профессиональной карьеры, а также
может означать начало нормативного кризиса перехода к взрослости [114, 148].
Таким образом, изучение структурно-динамических особенностей глобальных
отношений позволило обнаружить ряд тенденций.
1. В распределении показателей глобального отношения к себе и к миру в основном
наблюдается позитивная асимметрия. Однако, в группах психологически и социально
неблагополучных людей чаще встречается негативное глобальное отношение к себе.
2. Распределение показателей глобального отношения к миру более равномерно, чем
распределение показателей глобального отношения к себе. Среди психически здоровых и
социально адаптированных людей примерно равное количество позитивно и негативно
относящихся к миру. При этом в социально и психологически неблагополучных группах
чаще встречаются люди с амбивалентным глобальным отношением к миру.
3. Эмоциональный компонент глобальных отношений к себе и к миру чаще всего
имеет более позитивный характер, чем когнитивный компонент. Причем
рассогласованность показателей аффективного и когнитивного отношения к миру
значительно выше, чем рассогласованность показателей аффективного и когнитивного
компонентов глобального отношения к себе.
4. Глобальные отношения к себе и к миру являются устойчивыми во времени
оценочными образованиями, хотя и претерпевают незначительные изменения, связанные с
переживанием кризисов.

3.3. Глобальные отношения и оценочный стиль


Основным методом изучения связи между показателями глобальных отношений и
показателями оценочного стиля был корреляционный анализ. Результаты представлены в
табл. 3.14.
Таблица 3.14
Коэффициенты корреляции показателей глобальных отношений с показателями
оценочного стиля, выявленные с помощью коэффициента корреляции Пирсона
Показатели ГД-Я ГД-Яаф ГД-Яког ГД-Мир ГД-Мираф ГД-Мирког
оценочного

10
стиля
Валентность 0,31** 0,29* 0,28* 0,30** 0,26* 0,30**
Изменчивость – – – 0,24* 0,25* –
Поляризация – – – – – –
Оценочность – – – – – –
Условные обозначения: ГД-Я – глобальное отношение к себе, ГД-Я аф – аффективный
компонент глобального отношения к себе, ГД-Я ког – когнитивный компонент глобального
отношения к себе, ГД-Мир – глобальное отношение к миру, ГД-Мир аф – аффективный
компонент глобального отношения к миру, ГД-Мирког – когнитивный компонент
глобального отношения к миру; уровень значимости: «–» - статистически достоверные
связи не выявлены; * – p≤0,05; ** – p≤0,01.
Коэффициенты корреляции, содержащиеся в столбце «валентность», свидетельствуют
о том, что этот показатель оценочного стиля связан со всеми показателями глобальных
отношений. При этом наиболее тесные корреляционные связи с показателем
«валентность» имеют интегральные показатели глобальных отношений. Это отражает
общую природу оценочных явлений.
Показатель «изменчивость» связан с отдельными показателями глобального
отношения к окружающему миру. Это свидетельствует о том, что гибкость оценочного
стиля возможна при условии позитивного глобального отношения к себе, особенно на
эмоциональном уровне. Вероятно, фрустрированная потребность в безопасности, лежащая
в основе глобального отношения к миру, каким-то образом компенсируется ригидностью
на уровне оценочного стиля.
Для более детального анализа на основе сочетаний глобальных отношений был
проведен сравнительный анализ показателей, полученных в четырех группах испытуемых,
сформированных по типам глобальных отношений. Испытуемые, у которых
интенсивность глобального отношения к себе выражена слабо, были включены в группу с
амбивалентным глобальным отношением к себе. Испытуемые, у которых слабо выражена
интенсивность глобального отношения к миру, были включены в группу с амбивалентным
глобальным отношением к миру. Далее значения показателей оценочного стиля
испытуемых всех шести групп сравнивались между собой по U-критерию Манна-Уитни.
Усредненные значения по группам представлены в табл. 3.15, значимость различий – в
табл. 3.16.
По показателю «валентность» полярными оказались группы с сочетанием глобальных
отношений типа I и IV. Это согласуется с результатами корреляционного анализа и
доказывает, что сочетание глобальных отношений к себе и к миру с одинаковой
валентностью усиливает формирование оценочного стиля с соответствующей
валентностью.
По показателю «валентность» все группы испытуемых статистически значимо
отличаются друг от друга.

Таблица 3.15
Среднеарифметические значения показателей оценочного стиля в группах испытуемых с
различными сочетаниями глобальных отношений
Показатели Типы глобальных отношений
оценочного стиля Тип I Тип II Тип III Тип IV
Валентность 10,14 –9,72 –1,22 –25,69
Изменчивость 0,69 0,81 0,69 0,63
Поляризация 0,13 0,13 0,23 0,40
Оценочность –0,09 –0,06 –0,11 0,01
Условные обозначения: тип I – позитивные глобальные отношения к себе и к миру,

10
тип II – негативное глобальное отношение к себе и позитивное глобальное отношение к
миру; тип III – позитивное глобальное отношение к себе и негативное глобальное
отношение к миру; тип IV – негативные глобальные отношения к себе и к миру.
Таблица 3.16
Значимость различий по показателям оценочного стиля между группами
испытуемых с разными типами глобальных отношений по U-критерию Манна-Уитни
Различия в группах испытуемых с разными
Показатели типами глобальных отношений
оценочного стиля Типы Типы Типы Типы Типы
I и II I и III I и IV II и IV III и IV
Валентность 57** 54** 32** 72** 60**
Изменчивость – – – 95* –
Условные обозначения: тип I – позитивные глобальные отношения к себе и к миру,
тип II – негативное глобальное отношение к себе и позитивное глобальное отношение к
миру; тип III – позитивное глобальное отношение к себе и негативное глобальное
отношение к миру; тип IV – негативные глобальные отношения к себе и к миру; уровень
значимости: «–» – различия не значимы; * – p≤0,05; ** – p≤0,01.
По показателю «изменчивость» полярными оказались группы испытуемых с разным
глобальным отношением к миру и одинаково негативным отношением к себе. При этом
группы испытуемых с разным глобальным отношением к миру и одинаково позитивным
отношением к себе имеют одинаковые средние значения по показателю «изменчивость».
Это позволяет предположить, что позитивное глобальное отношение к себе ослабляет
влияние глобального отношения к миру на гибкость в оценках. Негативное глобальное
отношение к себе усиливает влияние глобального отношения к миру на гибкость в
оценках.
Следующим этапом анализа было разделение выборки испытуемых на группы по
критерию согласованности-рассогласованности аффективного и когнитивного
компонентов глобальных отношений. Средние значения по группам представлены в
табл. 3.17, звездочкой отмечены полярные группы, имеющие значимые различия на уровне
p≤0,05 (U=98).
Таблица 3.17
Среднеарифметические значения показателей оценочного стиля у испытуемых с
согласованным и рассогласованным аффективным и когнитивным компонентами
глобальных отношений

Характеристика Показатели оценочного стиля


группы
Валентность Изменчивость Поляризация Оценочность
ГД-Яаф и ГД-Яког
1,46* 0,68 0,22 –0,08
согласованы
ГД-Яаф и ГД-Яког
–12,20* 0,69 0,05 –0,13
рассогласованы
ГД-Мираф и
ГД-Мирког 3,21 0,71 0,15 –0,13
согласованы
ГД-Мираф и
ГД-Мирког 6,77 0,77 –0,05 –0,08
рассогласованы
Условные обозначения: ГД-Яаф – аффективный компонент глобального отношения к
себе; ГД-Яког – когнитивный компонент глобального отношения к себе; ГД-Мир аф –
аффективный компонент глобального отношения к миру; ГД-Мир ког – когнитивный

10
компонент глобального отношения к миру; «*» - различия по критерию Манна-Уитни
подтверждаются на уровне тенденций.
Значения показателя «валентность» у группы испытуемых с согласованными
аффективным и когнитивным компонентами глобального отношения к себе выше, чем у
группы испытуемых с рассогласованными аффективным и когнитивным компонентами
глобального отношения к себе.
Люди с рассогласованными когнитивным и аффективным компонентами глобального
отношения к себе склонны проявлять негативизм в оценочном стиле. В параграфе 3.2 уже
отмечалось, что у испытуемых с рассоглановаными аффективным и когнитивным
компонентами глобального отношения к себе чаще аффективный компонент имеет
позитивную, а когнитивный – негативную валентность. В связи с этим можно
предположить следующее. Рассогласованность аффективного и когнитивного компонентов
глобального отношения к себе связана с рациональной ориентацией личности. Вероятно, в
этом случае негативный жизненный опыт влияет на формирование негативной
валентности оценочной функции в целом. При этом происходит расщепление глобального
самоотношения, в котором позитивное аффективное отношение к себе выполняет
защитную функцию «Я» концепции.
У испытуемых с согласованными аффективным и когнитивным компонентами
глобального отношения к себе выделяется тенденция к поляризации оценочного стиля.
Вероятно, внутренняя целостность глобального самоотношения позволяет человеку быть
более свободным в оценках.
Между группами испытуемых с согласованными и рассогласованными компонентами
глобального отношения к миру значимых различий не выявлено. С учетом результатов,
представленных в анализе структуры выборки, можно предположить, что
рассогласованность аффективного и когнитивного компонентов является свойством
глобального отношения к миру.
Таким образом, между оценочными образованиями личностного и интегрально-
устойчивого уровней существуют тесные связи. В наиболее общем виде они проявляются
по параметрам валентности и изменчивости. Существуют некоторые структурные
особенности глобальных отношений, определяющие характеристики оценочного стиля.

3.4. Глобальные отношения в структуре личности


Глобальные отношения и черты характера
Для получения детальной личностной характеристики был использован
Калифорнийский многофакторный личностный опросник (CPI), разработанный в 1956 г.
под руководством Х. Гоуха и адаптированный Н.В. Тарабриной [150]. В данной работе
результаты интерпретировались в соответствии с руководством, переведенным на русский
язык И.М. Дашковым, Н.А. Курганским в 1995 г., опубликованным под редакцией
Н.А. Батурина [129].
На первом этапе был проведен корреляционный анализ связей отдельных параметров
глобальных отношений со шкалами CPI.
Результаты анализа связей глобального отношения к себе с другими свойствами
личности представлены в табл. 3.18.
Глобальное отношение к себе и черты характера. Из таблицы видно, что
глобальное отношение личности к себе связано с такими чертами как общительность,
уверенная манера держаться, властность, самоуверенность. Все шкалы, относящиеся к
первому классу черт (характеризующие стремление к межличностной адекватности)
имеют статистически значимые корреляции с показателями глобального отношения к себе.

10
Наиболее тесные связи с данным классом личностных особенностей имеет показатель
когнитивного компонента глобального самоотношения (ГД-Я ког). Лица, склонные
высказывать о себе позитивное мнение, в большей степени способны занимать лидерские
позиции, проявлять инициативу и настойчивость, они более открыты и искренни.
Особого внимания заслуживают шкалы Sa (самопринятие) и Wb (чувство
благополучия). Судя по назначению шкалы Sa, можно было бы предположить, что она
будет наиболее тесно коррелировать с параметрами «Глобального дифференциала–Я».

Таблица 3.18
Коэффициенты корреляции показателей глобальных отношений с показателями
шкал CPI, выявленные с помощью коэффициента корреляции Пирсона
Показатели CPI ГД-Я ГД-Яаф ГД-Яког ГД-Мир ГД-Мираф ГД-Мирког
Доминирова-
0,48*** 0,30** 0,57*** 0,40** 0,31** 0,44**
ние
Способность к
0,37** 0,24 0,44** 0,28** 0,23 0,31**
статусу
Общитель-
0,54*** 0,42** 0,57*** 0,45** 0,43** 0,41**
ность
Социальный
0,54*** 0,46** 0,54*** 0,37** 0,35** 0,34**
облик
Самопринятие 0,37** – 0,48*** – – –
Чувство
– 0,29** – 0,42** 0,32** 0,50***
благополучия
Ответствен-
– – – 0,26 – 0,33**
ность
Социализация – – – 0,37** 0,39** 0,48***
**
Самоконтроль – – – 0,34 – 0,40**
Толерантность – – – 0,38** 0,35** 0,32**
Хорошее
– – – 0,28** – 0,30**
впечатление
Обычность – – – – – –
Достижение
через 0,34** 0,26 0,35** 0,30** 0,29** 0,40**
конформность
Достижение
через – – – 0,25 – 0,31**
независимость
Интеллек-
туальная 0,27 0,28** – 0,44** 0,39** 0,50***
эффектив-ность
Психологи-
ческая
– – – – – –
направлен-
ность
Гибкость –0,29** –0,39** –0,23* – – –0,30**
Женствен-ность –0,24 –0,33** – – – –
Условные обозначения: ГД-Я – глобальное отношение к себе, ГД-Я аф – аффективный
компонент глобального отношения к себе, ГД-Я ког – когнитивный компонент глобального
отношения к себе, ГД-Мир – глобальное отношение к миру, ГД-Мир аф – аффективный
компонент глобального отношения к миру, ГД-Мирког – когнитивный компонент
глобального отношения к миру; уровень значимости: «–» - статистически достоверные
10
связи не выявлены; * – p≤0,05; ** – p≤0,01; *** – p≤0,001.

Но вопреки ожиданиям, связи оказались не самыми тесными, а между эмоциональным


компонентом глобального отношения к себе (ГД-Яаф) и самопринятием вообще отсутствует
значимая корреляционная связь.
То есть человек может демонстрировать самоуверенность и принятие себя, не имея
позитивного эмоционального самоотношения. Можно предположить, что в этом случае
позитивное мнение о себе, выражающееся в форме суждений, носит компенсаторный
характер, выполняет защитную функцию.
Чувство благополучия (Wb) связано с аффективным компонентом глобального
отношения к себе. Позитивное эмоциональное отношение к себе позволяет человеку быть
более спокойным, легче преодолевать неприятности, защищает от разрушающих
последствий негативного опыта взаимодействия с окружающим миром.
Между показателями глобального отношения к себе и шкалами второго класса черт
отсутствуют значимые корреляции. Можно предположить, что такие характеристики
личности как личностная зрелость, степень социализации, принятие общественных
ценностей формируются независимо от глобального отношения человека к самому себе.
Позитивное глобальное отношение к себе связано с такими ресурсами достижения
цели как конформность (Ac) и интеллектуальная эффективность (Ie). Люди с позитивным
отношением к себе в большей степени способны к сотрудничеству, выполнению правил,
принятых в группе, а также имеют доступ к своим интеллектуальным возможностям и
активно их используют.
Они чаще проявляют себя как ответственные, организованные, целеустремленные,
планирующие, хорошо информированные и основательные люди.
Шкалы Fx (гибкость) и Fe (феминность), характеризующие мотивационную
направленность личности, имеют обратные корреляционные связи с параметрами
глобального отношения к себе. Люди с позитивным отношением к себе более ригидны,
прямолинейны, напористы, имеют больше специфически мужских черт.
Итак, глобальное отношение личности к себе связано с такими чертами характера как
общительность, уверенная манера держаться, склонность к лидерству, самоуверенность.
Позитивный эмоциональный компонент глобального отношения к себе позволяет человеку
быть более спокойным, легче преодолевать неприятности, защищает от разрушающих
последствий негативного опыта взаимодействия с окружающим миром. Люди с
позитивным отношением к себе в большей степени способны к сотрудничеству,
выполнению правил, принятых в группе, а также имеют доступ к своим
интеллектуальным возможностям и активно их используют. Они чаще проявляют себя как
ответственные, организованные, целеустремленные, планирующие, хорошо
информированные и основательные люди. Такие люди более ригидны, прямолинейны,
напористы, имеют больше специфически мужских черт.
Глобальное отношение к миру и черты характера. Анализ корреляционных связей
глобального отношения к миру с чертами характера показывает, что здесь нет четкого
разделения по психометрическим кластерам, как в связях глобального отношения к себе со
шкалами CPI. Корреляции показателей CPI с показателями аффективного и когнитивного
компонентов глобального отношения к миру более согласованы.
Отсутствует корреляционная связь между параметрами «Глобального дифференциала–
Мир» и шкалой Sa (самопринятие), что, в принципе, ожидаемо.
Связи между показателями глобального отношения к миру и шкалой Wb (чувство
благополучия), напротив, имеют высокую значимость – чем лучше человек относится к
окружающему миру, тем комфортнее он себя чувствует. Наиболее тесно связаны чувство
благополучия и когнитивный компонент глобального отношения к миру (ГД-Мир ког). Это
указывает на большую роль мнений и суждений о мире, усваиваемых ребенком из

10
социального окружения, а также когнитивных заключений, которые он делает на основе
своего опыта, в формировании чувства благополучия.
Шкалы второго класса черт, характеризующие степень включенности человека в
социум, имеют тесные корреляционные связи с параметрами глобального отношения к
миру. Причем здесь явно преобладают связи с когнитивным компонентом глобального
отношения к миру (ГД-Мирког).
Глобальное отношение личности к миру тесно связано с потенциалом достижения
цели. Обнаружена обратная корреляционная связь когнитивного компонента отношения к
миру (ГД-Мирког) со способностью к проявлению гибкости индивидуального мышления и
социального поведения (шкала Fx).
В целом, люди с позитивным глобальным отношением к миру характеризуются
настойчивостью, активностью, лидерскими качествами, они свободны и спонтанны в
общении, легко переживают неудачи и трудности. Они способны к сотрудничеству и
проявлению конформности и, в то же время, способны действовать самостоятельно,
автономно, используя свои интеллектуальные возможности и информированность.
Позитивное мнение об окружающем мире связано с проявлением патриархальности,
уважения к авторитетам, обычаям и традициям, а также ригидностью и формальностью
мышления. Таким образом, можно сделать вывод о том, что различия в чертах характера
индивида действительно во многом связаны с позитивно-негативной асимметрией в
глобальных отношениях к себе и к миру. Но, можно предположить, что сочетание в
структуре личности различных или одинаковых по знаку глобальных отношений к себе и к
миру может усиливать или ослаблять эти связи. Соответственно, одни черты характера
могут становиться более выраженными, превращаясь в отличительные особенности
данного типа людей, а другие, наоборот, нивелироваться.

Глобальные отношения и мотивационная сфера


Исследование направленности и интенсивности мотивов проводилось с
использованием проективного теста мотивации достижения Х. Хекхаузена [159]. Анализ
рассказов, составленных испытуемыми, и выделение категорий проводились тремя
экспертами в индивидуальном режиме. Подсчет итоговых баллов проводился путем
сопоставления результатов анализа экспертов. Категория засчитывалась, если она
выделялась как минимум двумя экспертами. Связи между глобальными отношениями
личности к себе и к миру и особенностями мотивации изучались с помощью
корреляционного анализа. Данные представлены в табл. 3.19.
Таблица 3.19
Коэффициенты корреляции показателей глобальных отношений с показателями
мотивации, выявленные с помощью коэффициента корреляции Пирсона
Категории
мотивации
ГД-Я ГД-Яаф ГД-Мир ГД-Мираф ГД-Мирког
избегания
неуспеха
Bm
(потребность в
–0,38** –0,26* – – –
избегании
неуспеха)
M (неуспех) – – –0,25* –0,23 –0,23
FM (страх
перед – – –0,26* –0,23 –0,26*
неуспехом)
Условные обозначения: ГД-Я – глобальное отношение к себе, ГД-Я аф – аффективный
компонент глобального отношения к себе, ГД-Мир – глобальное отношение к миру, ГД-

110
Мираф – аффективный компонент глобального отношения к миру, ГД-Мир ког – когнитивный
компонент глобального отношения к миру; уровень значимости: «–» - статистически
достоверные связи не выявлены;* – p≤0,05; ** – p≤0,01.
Показатели глобального отношения к себе не имеют значимых корреляций с
интегральными показателями мотивации достижения и мотивации избегания неудачи. При
этом выявлены статистически достоверные обратные корреляционные связи категории
Bm, «потребность в избегании неуспеха», с показателем глобального отношения к себе
(r= –0,38; p≤0,01) и с показателем аффективного компонента глобального отношения к
себе (r= –0,26; p≤0,05). Люди с позитивным глобальным отношением к себе и относящиеся
к себе с симпатией, в меньшей степени стремятся избегать неуспеха в деятельности,
направленной на достижение. Вероятно, потребность избежать неуспеха характерна для
тех, кто не имеет источника внутренней поддержки в виде позитивного отношения к себе.
В целом можно предположить, что инициация деятельности и связанные с ней мотивы
имеют опосредованную связь с глобальным самоотношением, например, через
интегрально-устойчивые оценки своих возможностей, способностей, предшествующих
достижений. Было установлено также, что мотивация достижения не связана с
глобальным отношением к миру. В таблице отражены значимые связи показателей
глобального отношения к миру с некоторыми категориями мотивации избегания неуспеха,
выявленные в ходе исследования. Как видно, статистически достоверные обратные связи
выявлены между интегральным показателем глобального отношения к миру и категорией
«неуспех», а также суммарным показателем, характеризующим страх перед неуспехом.
Вероятно, люди с негативным отношением к миру склонны избирательно воспринимать
происходящие события, концентрируя внимание на ситуациях неуспеха. У них
преобладает мотивация избегания неудачи. Соответственно, люди с позитивным
глобальным отношением к миру не придают большого значения ситуациям неуспеха и в
меньшей степени проявляют мотивацию избегания неудачи.
Изучение уровня притязаний осуществлялось в ходе экспериментальной процедуры
на основе выполнения заданий из кубиков Косса [15]. Связь показателя уровня
притязаний с показателями глобальных отношений представлена в табл. 3.20. Между
уровнем притязаний и глобальным отношением к себе статистически достоверных
корреляционных связей не выявлено.
Таблица 3.20
Коэффициенты корреляции показателей глобального отношения к себе и к миру с
показателем уровня притязаний, выявленная с помощью коэффициента корреляции
Пирсона
Показатель
уровня ГД-Я ГД-Яаф ГД-Яког ГД-Мир ГД-Мираф ГД-Мирког
притязаний
Уп
(уровень – – – 0,27** – 0,30**
притязаний)
Условные обозначения: ГД-Я – глобальное отношение к себе, ГД-Я аф – аффективный
компонент глобального отношения к себе, ГД-Я ког – когнитивный компонент глобального
отношения к себе, ГД-Мир – глобальное отношение к миру, ГД-Мир аф – аффективный
компонент глобального отношения к миру, ГД-Мирког – когнитивный компонент
глобального отношения к миру; уровень значимости: «–» - статистически достоверные
связи не выявлены;* – p≤0,05; ** – p≤0,01.
Показатель уровня притязаний коррелирует с показателями глобального отношения к
миру и когнитивного компонента глобального отношения к миру. Эти закономерности
позволяют предположить, что в уровне притязаний проявляются ожидания человека,
связанные с его отношением к миру. Отношение к себе, видимо, связано с другими

111
факторами инициации деятельности, например, с потребностью избегания неуспеха.

Глобальные отношения и эмоциональный стиль


Особенности эмоциональной сферы изучались с помощью шкалы дифференциальных
эмоций [61]. Результаты корреляционного анализа связей показателей глобальных
отношений и эмоционального стиля представлены в табл. 3.21. В целом глобальное
отношение к себе больше, чем глобальное отношение к миру, связано с субъективной
оценкой частоты и интенсивности эмоциональных переживаний. При этом в большинстве
случаев корреляционная связь наблюдается и с показателем частоты, и с показателем
интенсивности эмоциональных переживаний. Вероятно, это связано с тем, что глобальное
отношение к себе содержит в себе компонент самопринятия, позволяющий человеку быть
более открытым своим эмоциям, лучше их осознавать и переживать более интенсивно.
Таблица 3.21
Коэффициенты корреляции показателей глобальных отношений с показателями
эмоционального стиля, выявленные с помощью коэффициента корреляции Пирсона
Эмоции ГД-Я ГД-Яаф ГД-Яког ГД-Мир ГД-Мираф
Частота эмоциональных переживаний
Интерес 0,32** – 0,39** – –
1. Р
0,32** 0,33** – – –
адость
Удивление – – – – –
** ** **
Горе -0,38 -0,37 -0,31 – –
Отвращение – -0,28* – – –
Презрение – – – – –
Страх -0,24* – – -0,23* –
*
Гнев – – – -0,23 -0,26*
*** ** *** *
Стыд -0,55 -0,44 -0,53 -0,24 -0,24*
Вина -0,23* – – – –
Интенсивность эмоциональных переживаний
Интерес 0,31** – 0,35** – –
** ** *
Радость 0,33 0,31 0,27 – –
Удивление – – – – –
** ** *
Горе -0,36 -0,38 -0,24 – –
Отвращение – – – – –
Презрение – – – – –
* *
Страх -0,29 -0,27 – – –
Гнев – -0,23* – – –
*** *** **
Стыд -0,54 -0,52 -0,42 – –
Вина -0,34** -0,31** -0,28* – –
Условные обозначения: ГД-Я – глобальное отношение к себе, ГД-Я аф – аффективный
компонент глобального отношения к себе, ГД-Я ког – когнитивный компонент глобального
отношения к себе, ГД-Мир – глобальное отношение к миру, ГД-Мир аф – аффективный
компонент глобального отношения к миру; уровень значимости: «–» - статистически
достоверные связи не выявлены;* – p≤0,05; ** – p≤0,01; *** – p≤0,001.
Глобальное отношение к себе имеет прямую корреляцию с позитивными
эмоциональными переживаниями (интерес и радость) и обратную корреляцию с
негативными эмоциями (стыд, горе, страх, вина). Из этого можно заключить, что люди с
позитивным глобальным отношением к себе испытывают преимущественно позитивные
эмоции, и меньше склонны испытывать негативные эмоции. Люди с негативным
глобальным отношением к себе реже и в меньшей степени испытывают позитивные

112
эмоции и больше подвержены негативным эмоциональным переживаниям. Эта
закономерность свидетельствует о наличии глобальной позитивно-негативной асимметрии
оценочной сферы в целом. Анализ корреляционных связей показал, что позитивное
глобальное отношение к себе связано с интенсивностью и частотой таких эмоций как
интерес и радость. Такое сочетание эмоций связано с чувством любви, восторженного,
романтического отношения. Объектом любви может быть другой человек, сам субъект,
окружающие объекты или различные виды деятельности, а также окружающий мир в
целом. Данные результаты подтверждают тезис гуманистически ориентированных
представителей психоанализа о том, что позитивное отношение к себе является
первичным по отношению к другим людям и к окружающему миру. Интерес является
также основой познавательной и творческой активности. В данном исследовании
выявлена корреляция частоты и интенсивности интереса с когнитивным компонентом
глобального отношения к себе и отсутствие корреляции с аффективным компонентом
глобального отношения к себе. Можно сказать, что позитивное мнение о себе
способствует возникновению мотивационного состояния, направленного на
познавательную активность.
Негативное глобальное отношение к себе связано с более частой фиксацией эмоций
стыда, горя, страха, вины, и с более интенсивным переживанием стыда, горя, вины,
страха. В целом такое сочетание эмоций соответствует тревожно-депрессивному
комплексу. Наиболее тесная связь негативного отношения к себе выявлена с эмоцией
стыда. С. Томкинс считает стыд наиболее рефлективной эмоцией, поскольку при его
проживании в центре внимания оказывается сам субъект, те его черты, действия, которые
кажутся ему неадекватными, недостойными, его некомпетентность, несостоятельность.
Страх возникает в ситуации угрозы целостности личности. Действительно, негативное
отношение к объекту, как правило, выражается в негативных оценках, критике,
стремлении избежать контакта с ним, изменить или даже уничтожить его. При негативном
глобальном отношении к себе субъект сам является объектом перечисленных проявлений.
Страх в данном случае является закономерным эмоциональным фоном, сопровождающим
внутренний конфликт. Вина – это выражение самоосуждения, снижения самооценки в
результате расхождения между Я-идеальным и Я-реальным. Комплекс переживаний
уныния, печали, сломленности, составляющих эмоцию горя, часто связывается с
фрустрацией потребностей. В данном случае речь идет о фрустрации одной из базовых
потребностей в любви и принятии.
Негативное глобальное отношение к миру связано с часто испытываемыми
эмоциями стыда, страха и гнева. Тесная связь стыда и негативного глобального отношения
к миру может быть объяснена в контексте идеи, предложенной С. Томкинсом, о раннем
опыте общения с незнакомыми людьми. По его мнению, это ситуация, когда ребенок
впервые обнаруживает ошибку познания, принимая лицо незнакомого человека за
знакомое лицо, и осознает несоответствие своего поведения ситуации. Данная ситуация
одновременно создает условие небезопасности, лежащее в основе негативного
глобального отношения к миру. Закономерной в таком случае представляется и связь
негативного отношения к миру с эмоцией страха. Гнев также возникает вследствие
разочарования или фрустрации потребности. К. Изард отмечает, что гнев и страх редко
сочетаются вместе, так как гнев подавляет страх. В данном случае можно предположить,
что каждая эмоция имеет свою связь с глобальным отношением к миру. Возможно, среди
людей с негативным глобальным отношением к миру есть те, у кого преобладают эмоции
стыда и страха, и есть те, у кого преобладает эмоция гнева. Стыд и страх подавляют
интерес и радость, приводят к снижению активности, депрессивным состояниям. Гнев,
напротив, активизирует поведение, приводит к открытому проявлению враждебности и
агрессии.

113
Глобальные отношения и атрибутивный стиль
Корреляционный анализ связей между показателями атрибутивного стиля и
показателями глобальных отношений свидетельствует о том, что глобальное отношение к
себе влияет на стиль атрибуции в целом (табл. 3.22).
Таблица 3.22
Коэффициенты корреляции показателей глобальных отношений с показателями
атрибутивного стиля, выявленные с помощью коэффициента корреляции Пирсона
Показатели
ГД-Я ГД-Яаф ГД-Яког ГД-Мир ГД-Мираф
атрибутивного стиля
Персонализация причин
– – 0,22* – –
хорошего
Устойчивость причин
– – – – –
хорошего
Генерализация причин
– – – – –
хорошего
Итоговая оценка
– – – – –
хорошего
Персонализация причин
-0,25* – -0,26* – –
плохого
Устойчивость причин
-0,36** -0,35** -0,27* – –
плохого
Генерализация причин
-0,42** -0,32** -0,41** -0,22* -0,24*
плохого
Итоговая оценка плохого -0,46** -0,37** -0,43** – –
** ** **
Надежда -0,44 -0,38 -0,39 – -0,22*
Оптимизм 0,44** 0,34** 0,43** – –
Условные обозначения: ГД-Я – глобальное отношение к себе, ГД-Я аф – аффективный
компонент глобального отношения к себе, ГД-Я ког – когнитивный компонент глобального
отношения к себе, ГД-Мир – глобальное отношение к миру, ГД-Мир аф – аффективный
компонент глобального отношения к миру; уровень значимости: «–» - статистически
достоверные связи не выявлены;* – p≤0,05; ** – p≤0,01.
Причем с показателями атрибутивного стиля более тесно связан когнитивный
компонент глобального отношения к себе. Это можно объяснить тем, что стиль атрибуции
имеет когнитивную природу. Следует обратить внимание на то, что глобальное
отношение к миру связано, в основном с атрибуцией причин негативных событий. Это
согласуется с выводами, сделанными М. Селигманом, о том, что интерпретация причин
негативных событий более показательна для диагностики атрибутивного стиля [133].
Таким образом, люди с позитивным отношением к себе чаще приписывают причины
хороших событий себе, а причины негативных событий – обстоятельствам и окружающим
людям. Они склонны считать, что причины плохих событий – временные и влияют только
на одну конкретную ситуацию. Показатели глобального отношения к миру коррелируют
только с показателем генерализации причин плохих событий: у испытуемых с более
высокими показателями глобального отношения к окружающему миру меньше выражена
склонность к генерализации. Причем склонность к генерализации причин плохих событий
коррелирует преимущественно с аффективным компонентом глобального отношения к
миру. Возможно, на фоне симпатии к окружающему миру в целом причины негативных
событий воспринимаются как локальные, касающиеся только конкретной ситуации.
Таким образом, результаты исследования подтверждают гипотезу о связях
особенностей глобальных отношений с показателями стилей. Валентность и структура
глобальных отношений связаны с показателями стилевых особенностей личности.
Опираясь на теоретическое положение о том, что глобальные отношения являются

114
«первичными» по отношению к стилевым особенностям личности и полученные
результаты, можно сделать следующие выводы. Валентность глобальных отношений
позволяет полнее осознавать и принимать собственные эмоциональные переживания,
влияет на формирование оптимистического или пессимистического атрибутивного стиля.
Субъективная оценка частоты и интенсивности эмоциональных переживаний больше
связаны с глобальным отношением к себе, чем с глобальным отношением к миру. При
этом у людей с позитивным глобальным отношением к себе преобладает и позитивный
эмоциональный фон (интерес, радость), соответственно люди с негативным глобальным
отношением к себе чаще испытывают негативные эмоции (горе, страх, стыд, вина). Люди
с негативным глобальным отношением к миру чаще переживают гнев. Глобальное
отношение к себе тесно связано с атрибуцией причин жизненных событий. Негативное
глобальное отношение к миру определяет склонность индивида к генерализации причин
плохих событий. Вся совокупность выявленных связей глобальных отношений к себе и к
миру отражена на рис. 3.5 и 3.6. На рис. 3.5 показано, что глобальное отношение личности
к себе связано с такими показателями методики CPI как склонность к доминированию,
способность к статусу, общительность, социальный облик, самопринятие, достижение
через конформность, интеллектуальная эффективность, гибкость, женственность.
Выявлены также прямые корреляции с переживанием позитивных эмоций (радость,
интерес) и обратные корреляции с переживанием негативных эмоций (горе, страх, стыд,
вина) по шкале дифференциальных эмоций. Обратные корреляции обнаружены между
показателем глобального отношения к себе и показателем потребности в избегании
неуспеха (тест мотивации достижения), показателями персонализации, устойчивости и
генерализации атрибуции причин плохих событий (опросник атрибутивного стиля).
Генерализация
Персонализация причин плохих
причин плохих событий
событий

Социальный Потребность в
Устойчивость облик избегании
причин плохих неуспеха
событий
Самопринятие
Общительность

Достижение
через
Способность конформность
к статусу
Глобальное
отношение
к себе гибкость

Склонность к
доминированию

Интел-
лектуальная страх
Женственность
эффективность

вина

радость

интерес
горе
стыд

Рис. 3.5. Корреляционные связи глобального отношения к себе с


характерологическими, мотивационными и стилевыми особенностями
личности

115
Условные обозначения:
- положительная корреляционная связь, значимая на уровне p<0,05
- положительная корреляционная связь, значимая на уровне p<0,01
- положительная корреляционная связь, значимая на уровне p<0,001
- отрицательная корреляционная связь, значимая на уровне p<0,05
- отрицательная корреляционная связь, значимая на уровне p<0,01
- отрицательная корреляционная связь, значимая на уровне p<0,001

Корреляционные плеяды, представленные на рис. 3.6, показывают, что глобальное


отношение к миру связано с такими показателями методики CPI как доминирование,
способность к статусу, общительность, социальный облик, чувство благополучия,
ответственность, социализация, самоконтроль, терпимость, хорошее впечатление,
достижение через конформность, достижение через независимость, интеллектуальная
эффективность. Обнаружены обратные корреляции с показателями неуспех и страх перед
неуспехом (тест мотивации достижения), уровень притязаний (методика изучения уровня
притязаний на основе кубиков Косса), переживание эмоций страх, гнев, стыд (шкала
дифференциальных эмоций).
Неуспех

Уровень
притязаний Страх
неуспеха

Чувство
Социальный благополучия
облик Ответственность

Социализация
Общительность

Способность
Самоконтроль
к статусу
Глобальное
отношение
к миру
Склонность к Толерантность
доминированию

Склонность к Хорошее
доминированию впечатление

Достижение
Интеллектуальная через
эффективность независимость

страх
стыд
гнев

Рис. 3.6. Корреляционные связи глобального отношения к миру с


характерологическими, мотивационными и стилевыми особенностями
личности
Условные обозначения:
- положительная корреляционная связь, значимая на уровне p<0,05
- положительная корреляционная связь, значимая на уровне p<0,01
- положительная корреляционная связь, значимая на уровне p<0,001
- отрицательная корреляционная связь, значимая на уровне p<0,05
- отрицательная корреляционная связь, значимая на уровне p<0,01
- отрицательная корреляционная связь, значимая на уровне p<0,001

116
Такое количество связей глобальных отношений со свойствами личности различных
уровней подтверждает сформулированные в ходе теоретического анализа представления о
глобальных отношениях как системных свойствах личности. В целом, результаты,
представленные в таблицах и рисунках в данном параграфе позволяют выявить
тенденцию к более тесным связям глобальных отношений с чертами характера по
сравнению с их связями с особенностями мотивации, уровня притязаний и стилевых
особенностей личности.

3.5. Индивидуально-психологические особенности людей с различными


сочетаниями глобальных отношений с разными валентностями
На основе индивидуального сочетания отношений индивида к себе и к миру были
сформированы четыре группы испытуемых c соответствующими типами глобальных
отношений:
– тип I – позитивное глобальное отношение к себе и к миру;
– тип II – негативное глобальное отношение к себе и позитивное глобальное
отношение к миру;
– тип III – позитивное глобальное отношение к себе и негативное глобальное
отношение к миру;
– тип IV – негативное глобальное отношение к себе и к миру.
В итоге было выявлено следующее соотношение людей с различными сочетаниями
глобальных отношений к себе и к миру (табл. 3.23).
Таблица 3.23
Процентное соотношение испытуемых
с различными типами глобальных отношений
Глобальное отношение к миру
Сочетание отношений
позитивное негативное
тип I тип III
позитивное
Глобальное 42–48 % 43–46 %
отношение к себе тип II тип IV
негативное
2–5,2 % 3–10 %

Можно предположить, что наиболее выраженные различия между группами


испытуемых, у которых глобальные отношения диаметрально противоположны: между
типами I и IV, а также между типами II и III.
Характерологические особенности людей с различными типами глобальных
отношений. Результаты попарного сравнения групп испытуемых с соответствующими
типами глобальных отношений представлены в табл. 3.24 и 3.25.
Таблица 3.24
Среднеарифметические значения показателей CPI в группах испытуемых с
различными типами глобальных отношений
Типы глобальных отношений
Показатели CPI
Тип I Тип II Тип III Тип IV
Доминирование 50,2 44,7 49,5 38,9
Способность к
49,7 46,6 46,8 38, 0
статусу
Общительность 56,2 52,2 53,9 41,9
Социальный облик 60,6 56,3 56,6 47,7
Самопринятие 57,1 53,4 56,5 46,8

117
Чувство
41,5 36,4 30,9 29,5
благополучия
Ответствен-ность 35,3 33,6 31,7 31,4
Социализация 44,1 47,1 40,1 37,0
Самоконтроль 40,6 39,8 33,0 38,6
Толерантность 44,2 44,4 35,4 36,5
Хорошее
43,0 42,3 38,3 39,5
впечатление
Обычность 32,2 33,2 31,2 30,8
Достижение через
43,8 40,9 37,3 34,4
конформность
Достижение через
53,1 55,3 48,3 50,5
независимость
Интеллек-туальная
49,0 46,7 41,1 37,8
эффективность
Психологи-ческая
49,2 48,2 45,9 47,3
направленность
Гибкость 51,2 57,3 50,2 55,3
Женственность 39,9 42,2 42,1 44,8
Условные обозначения: тип I – позитивные глобальные отношения к себе и к миру,
тип II – негативное глобальное отношение к себе и позитивное глобальное отношение к
миру; тип III – позитивное глобальное отношение к себе и негативное глобальное
отношение к миру; тип IV – негативные глобальные отношения к себе и к миру.
Наибольшее количество значимых различий оказалось между группами испытуемых с
типами глобальных отношений I и IV. Эти группы различаются по 1-му классу шкал
методики CPI, характеризующему особенности межличностного взаимодействия.
Представители типа I более активны и адекватны в межличностных взаимодействиях, чем
представители типа IV.
Таблица 3.25
Значимость различий по шкалам CPI между группами испытуемых с разными
типами глобальных отношений по U-критерию Манна-Уитни
Различия в группах испытуемых с разными
типами глобальных отношений
Показатели CPI
Типы Типы Типы Типы Типы
I и III I и IV II и III II и IV III и IV
Доминирование – 64*** – – 71***
Способность к
– 102** – 98** 103**
статусу
Общительность – 63*** – 67*** 70***
Социальный
– 78*** – 115* 112**
облик
Самопринятие – 96** – – 65***
Чувство
98** 104** – – –
благополучия
Социализация – – 123* 128* –
** *
Самоконтроль 104 – 118 – –
Толерантность 89** 123* 92** – –
Достижение через
125* 136* – – –
конформность
Достижение через – – 130* – –

118
независимость
Интеллек-
туальная 118* 112** – 121* –
эффективность
Гибкость – – 136* – –
Условные обозначения: тип I – позитивные глобальные отношения к себе и к миру,
тип II – негативное глобальное отношение к себе и позитивное глобальное отношение к
миру; тип III – позитивное глобальное отношение к себе и негативное глобальное
отношение к миру; тип IV – негативные глобальные отношения к себе и к миру; уровень
значимости: «–» – различия не значимы; * – p≤0,05; ** – p≤0,01; *** – p≤0,001.
Различие по шкале толерантности (То) в большей степени связано с особенностями
глобального отношения к миру. Представители типа I более толерантны и имеют менее
категоричные социальные убеждения, чем представители типа IV.
Различия по шкалам третьего класса черт (Ас и Ie) также усиливаются сочетанием
глобальных отношений. Представители типа I более конформны и способны к
сотрудничеству, а также более основательны и интеллектуально эффективны, чем
представители типа IV.
Сравнение испытуемых с типами глобальных отношений II и III, которые также
являются диаметрально противоположными, дает совершенно иную картину. Полностью
отсутствуют значимые различия по 1 классу черт, но обнаруживаются различия по ряду
шкал 2-го класса: социализации (So), самоконтроля (Sc) и терпимости (To). Среди шкал,
характеризующих потенциал достижения цели, значимое различие обнаружено по шкале
достижения через независимость (Аi). Различие есть и по шкале гибкости (Fx) 4-го класса
черт.
Представители обоих типов проявляют недостаточную эффективность в
межличностном взаимодействии: у испытуемых с типом глобальных отношений II это
связано с негативным отношением к себе, а у испытуемых с типом глобальных
отношений III – с негативным отношением к миру.
При этом представители типа II более социализированы, обладают развитым
самоконтролем и толерантностью, в большей степени способны действовать
самостоятельно, что, вероятно, связано с их позитивным отношением к миру.
Представители типа III более ригидны в мышлении и поведении, склонны к сохранению
достигнутого, менее толерантны и более агрессивны. Это связано с позитивным
отношением к себе и, возможно, с потребностью защищаться от враждебного мира.
Между группами испытуемых с типом глобальных отношений I и III статистически
достоверные различия выявлены по следующим шкалам: чувство благополучия (Wb),
самоконтроль (Sc), толерантность (To), достижение через конформность (Ac),
интеллектуальная эффективность (Ie). Представители типа I склонны позитивно оценивать
свою жизнь и обстоятельства, владеют собой, терпимо относятся к различным
проявлениям окружающих, способны проявлять конформность, опираются на
собственные интеллектуальные возможности. Представители типа III субъективно менее
благополучны, более импульсивны, интолерантны, в меньшей степени склонны принимать
мнение окружающих, менее рациональны.
Сравнение групп испытуемых с типами глобальных отношений III и IV позволило
выявить различия в манере держаться, властности, самоуверенности, межличностной
адекватности. Представители типа III в большей степени склонны к доминированию,
стремятся к статусу, заботятся о своем социальном облике. Представители типа IV
склонны занимать подчиненное положение в отношениях, остаются в тени лидеров, они
характеризуются меньшим самопринятием и меньшей общительностью.
Таким образом, предположение о том, что сочетания глобальных отношений к себе и к
миру характеризуются специфическими для них чертами личности, подтвердилось.

119
Для комплексной характеристики испытуемых с различными типами глобальных
отношений построены усредненные профили черт характера (рис. 3.7–3.10).
Личность с типом глобальных отношений I характеризуется гармоничным
соотношением высокой социальной адекватности, личностной зрелости, соответствующей
возрастным нормам, интеллектуальной и мотивационной направленности (рис. 3.7).
Значения шкал 1, 3 и 4 классов преимущественно находятся выше средней линии,
характерной для данной выборки, что свидетельствует о социальной адаптированности
личности. Пиковые значения по шкалам Sy (общительность), Sp (социальный облик) и Sa
(самопринятие) свидетельствуют об открытости, спонтанности, уверенной манере
держаться, такие люди легко вступают в контакт, умеют убедительно говорить, уверены в
себе. Высокое значение по шкале Ai (достижение через независимость) подтверждает эти
характеристики и свидетельствует о способности проявлять автономию и независимость.

70,0

60,0

50,0

40,0

30,0

20,0

10,0

0,0
Do Cs Sy Sp Sa Wb Re So Sc To Gi Cm Ac Ai Ie Py Fx Fe

Рис. 3.7. Усредненный профиль личности с позитивным глобальным отношением


к себе и позитивным глобальным отношением к миру (тип I)

Низкие значения по шкалам Re (ответственность) и Cm (обычность) характерны для


выборки в целом и, вероятно, отражают ее возрастные особенности. Следует отметить, что
эти шкалы практически не дали корреляционных связей с параметрами глобальных
отношений, и по ним отсутствуют значимые различия между группами.
Как уже отмечалось, личностный профиль личности с типом глобальных отношений II
не имеет статистически достоверных различий с профилем типа I. Однако рисунок
профиля заслуживает внимания (рис. 3.8). Шкалы 1 класса имеют более низкие значения,
пик зарегистрирован только по шкале Sp (социальный облик), что при низком пиковом
значении по шкале Wb (чувство благополучия) скорее свидетельствует о стремлении
выглядеть свободным и уверенным человека, несвободного от опасений и сомнений.

12
70,0

60,0

50,0

40,0

30,0

20,0

10,0

0,0
Do Cs Sy Sp Sa Wb Re So Sc To Gi Cm Ac Ai Ie Py Fx Fe

Рис. 3.8. Усредненный профиль личности с негативным глобальным отношением к


себе и позитивным глобальным отношением к миру (тип II)

Обращают на себя внимание также высокие пиковые значения шкал Ai (достижение


через независимость) и Fx (гибкость). Стремление действовать самостоятельно и
автономно, выносливость и целеустремленность здесь сочетаются со способностью
перестраиваться, подходить к решению проблемы с разных сторон, предприимчивостью и
даже цинизмом.
Низкие значения по шкалам Re и Cm, которые, как уже отмечалось, характерны для
всей выборки в целом, в данном профиле усиливают внутреннюю противоречивость,
непостоянство, скептицизм, что может создавать образ «аутсайдера», пытающегося
вписаться в социум.
Усредненный профиль личности с типом глобальных отношений III представлен на
рис. 3.9. В целом, такие люди обладают способностью к эффективному социальному
взаимодействию и низкой личностной зрелостью. Профиль их личности характеризуется
значительными перепадами, большим количеством пиковых значений. В плане
взаимодействия это самоуверенные, общительные, эмоциональные, инициативные,
склонные к доминированию люди, которые при этом характеризуются осторожностью,
пессимизмом и стремлением к самозащите.

12
60,0

50,0

40,0

30,0

20,0

10,0

0,0
Do Cs Sy Sp Sa Wb Re So Sc To Gi Cm Ac Ai Ie Py Fx Fe

Рис. 3.9. Усредненный профиль личности с позитивным глобальным отношением к


себе и негативным глобальным отношением к миру (тип III)
В интраперсональном плане эти люди характеризуются настороженностью,
готовностью к постоянному отпору, повышенным уровнем агрессии, направленностью на
собственные интересы. Общая слабая мотивация к достижениям сочетается со
стремлением к независимости, автономности.
На рис. 3.10 представлен усредненный профиль личности с типом глобальных
отношений IV. Обращает на себя внимание то, что большинство значений профиля
находится ниже средней линии, построенной для выборки в целом. Это люди, имеющие
трудности в межперсональном взаимодействии и характеризующиеся личностной
незрелостью, но при этом имеющие высокий уровень мотивации. Они склонны к
возникновению тревоги, сомнений, нуждаются в ком-то, кто взял бы на себя роль лидера.
При этом у них ярко выражена потребность в автономности и слабо выражена тенденция к
сотрудничеству. Такие люди склонны мечтать и строить планы, но не настроены на их
реализацию, поскольку слабо верят в успех дела.

60,0

50,0

40,0

30,0

20,0

10,0

0,0
Do Cs Sy Sp Sa Wb Re So Sc To Gi Cm Ac Ai Ie Py Fx Fe

Рис. 3.10. Усредненный профиль личности с негативным глобальным отношением к


себе и негативным глобальным отношением к миру (тип IV)

12
Таким образом, подтверждается гипотеза о том, что различные сочетания глобальных
отношений личности к себе и к миру характеризуются определенным сочетанием черт.
Наиболее гармоничным и благоприятным в плане социальной адаптации является первый
тип глобальных отношений.

Мотивационные особенности людей с различными типами глобальных


отношений
Сравнение интенсивности и направленности мотивации и уровней притязаний у
людей с различными типами глобальных отношений позволило выявить следующие
особенности (табл. 3.26 и 3.27).
Люди с позитивными глобальными отношениями к себе и к миру (тип глобальных
отношений I) характеризуются преобладанием мотивации достижения над мотивацией
избегания неуспеха. Показатель HE - надежда на успех - в этой группе испытуемых самый
высокий, а показатель FM - страх неуспеха – самый низкий.
Таблица 3.26
Среднеарифметические значения показателей мотивации и уровня притязаний в
группах испытуемых с разными типами глобальных отношений
Мотивационная Типы глобальных отношений
сфера Тип I Тип II Тип III Тип IV
Интегральные показатели мотивации достижения и избегания неуспеха
HE
5,05 3,33 4,33 3,67
(надежда на успех)
FM
2,68 2,83 3,56 3,08
(страх неуспеха)
Показатель уровня притязаний
Уп
(уровень 5,78 3,25 3,57 4,67
притязаний)
Условные обозначения: тип I – позитивные глобальные отношения к себе и к миру,
тип II – негативное глобальное отношение к себе и позитивное глобальное отношение к
миру; тип III – позитивное глобальное отношение к себе и негативное глобальное
отношение к миру; тип IV – негативные глобальные отношения к себе и к миру.
Можно предположить, что испытуемые данной группы больше, чем представители
других групп, склонны к внутренне детерминированной активности, творчеству,
самореализации. Это отчасти подтверждается данными, полученными по опроснику CPI.
Уровень притязаний в данной группе испытуемых тоже самый высокий.
Испытуемые с негативным глобальным отношением к себе и позитивным глобальным
отношением к миру (тип глобальных отношений II) характеризуются более низкими по
сравнению с другими группами показателями мотивации достижения, избегания неуспеха
и уровня притязаний. Они меньше надеются на позитивный исход событий, в меньшей
степени опасаются оказаться неуспешными и, возможно, принимают свою неуспешность.
Для характеристики этой группы испытуемых подходит выражение «не верь, не бойся, не
проси».
Таблица 3.27
Значимость различий по показателям мотивации и уровня притязаний между
группами испытуемых с разными типами глобальных отношений по U-критерию
Манна-Уитни
Различия в группах испытуемых с
Мотивационная сфера I и II
типами глобальных отношений

12
Интегральные показатели мотивации достижения и избегания
неуспеха
HE
128*
(надежда на успех)
FM

(страх неуспеха)
Показатель уровня притязаний
Уп
135*
(уровень притязаний)
Условные обозначения: тип I – позитивные глобальные отношения к себе и к миру,
тип II – негативное глобальное отношение к себе и позитивное глобальное отношение к
миру; уровень значимости: «–» – различия не значимы; * – p≤0,05.
У испытуемых с позитивным глобальным отношением к себе и негативным
глобальным отношением к миру (тип глобальных отношений III) самое высокое значение
показателя избегания неудачи. Вероятно, представители данной группы, в силу своего
недоверия к окружающему миру, склонны ожидать неприятностей и стремятся
обезопасить свое «Я». Вероятно с этим же связан и относительно невысокий уровень
притязаний, его среднеарифметическое значение близко к среднему показателю группы со
вторым типом глобальных отношений.
Группа испытуемых с негативными глобальными отношениями к себе и к миру (тип
глобальных отношений IV) характеризуется тем, что у них значения показателей
мотивации достижения и избегания неудачи близки к показателям испытуемых с типом
глобальных отношений II. При этом среднеарифметическое значение показателя уровня
притязаний ближе всего к показателю испытуемых с глобальными отношениями типа I.
Можно предположить, что при относительно невысокой мотивации, а, соответственно, и
относительно невысоком уровне активности, они склонны предъявлять относительно
высокие требования к окружающим.

Эмоциональные особенности у людей с различными типами глобальных


отношений
Для выявления стилевых особенностей эмоциональной сферы был проведен
факторный анализ результатов, полученных с помощью шкалы дифференциальных
эмоций, в каждой из четырех групп испытуемых. В результате удалось выделить
комплексы эмоциональных переживаний, характерных для людей с различными
сочетаниями глобальных отношений к себе и к миру.
Группа испытуемых с позитивными глобальными отношениями к себе и к миру (тип I)
характеризуется преобладающим позитивным эмоциональным фоном, наиболее часто и
интенсивно переживаемые эмоции – радость и интерес (табл. 3.28).
Таблица 3.28
Факторная структура эмоциональных переживаний у лиц с позитивным
глобальным отношением к себе и к миру (тип I)
Факторы эмоции Факторные нагрузки
Гнев 0,89
Презрение 0,87
Фактор I Отвращение 0,66
Горе 0,46
Страх 0,53
Радость 0,81
Интерес 0,78
Фактор II
Горе –0,71
Удивление –0,71

12
Стыд 0,88
Фактор III Вина 0,87
Страх 0,74

Противоположным полюсом эмоционального состояния у них является сочетание


печали, страдания и удивления. Такая поляризация эмоциональных переживаний вполне
соответствует сочетанию позитивного глобального отношения к себе и позитивного
глобального отношения к миру.
Следует отметить, что эмоция удивления у испытуемых данной группы входит в
фактор «радость, интерес – горе, удивление» и связана с эмоцией горя, которая является
негативной. Иными словами, она связана в данной группе с негативным полюсом
эмоционального состояния. Наименее характерными для данной группы испытуемых
являются переживания, составляющие комплекс тревоги (стыд, страх, вина), и
переживания, входящие в триаду враждебности (отвращение, гнев, презрение).
У испытуемых с типом глобальных отношений II наиболее часто возникающая эмоция
радости тесно связана с переживанием вины (табл. 3.29). Возможно, из-за негативного
глобального отношения к себе, они считают себя недостойными радостных переживаний,
хотя и стремятся их испытывать.
Таблица 3.29
Факторная структура эмоциональных переживаний у лиц с негативным глобальным
отношением к себе и позитивным глобальным отношением к миру (тип II)
Факторы эмоции Факторные нагрузки
Страх 0,97
Стыд 0,91
Удивление 0,84
Фактор I
Интерес 0,82
Презрение 0,74
Гнев 0,68
Вина 0,94
Фактор II Отвращение –0,82
Радость 0,76
Горе –0,51

Противоположным полюсом данного комплекса переживаний являются страдание,


печаль и отвращение. Причем отвращение здесь направлено на себя и возникает на фоне
позитивного глобального отношения к миру. Из всех шести групп данные испытуемые
реже всех испытывают интерес, который проявляется у них преимущественно в форме
«самокопания» и связан с такими эмоциями как страх, удивление, стыд, презрение, гнев.
Характерной особенностью данной группы является то, что они редко позволяют себе
злиться (вероятно, подавляют гнев), но эти редкие вспышки гнева отличаются большой
интенсивностью и впоследствии усиливают чувство стыда.
Представители 3 группы отмечают интерес как наиболее часто возникающее
переживание (табл. 3.30).
Таблица 3.30
Факторная структура эмоциональных переживаний у лиц с позитивным
глобальным отношением к себе и негативным глобальным отношением к миру
(тип III)
Факторы эмоции Факторные нагрузки
Фактор I Стыд 0,84
Страх 0,75
Горе 0,67
12
Презрение 0,48
Радость 0,82
Удивление 0,77
Фактор II
Отвращение –0,61
Горе –0,58
Гнев 0,86
Фактор III Вина –0,68
Страх 0,47

Причем частота возникновения интереса значимо выше, чем у представителей других


групп. Следует отметить, что интерес в данном случае носит несколько агрессивный
характер и направлен на подавление тревоги и страдания. Несмотря на позитивное
глобальное отношение к себе, представители третьей группы склонны к возникновению
тревоги и неуверенности. Вероятно, это связано с чувством небезопасности, лежащим в
основе негативного глобального отношения к миру. Эмоция гнева у испытуемых данной
группы также выполняет защитную функцию по отношению к позитивному образу «Я».
Гнев тесно связан со страхом и с подавлением стыда и вины.
4 группа отличается преобладанием чувств стыда и презрения и сниженным
переживанием интереса (табл. 3.31).
Таблица 3.31
Факторная структура эмоциональных переживаний у лиц с негативным глобальным
отношением к себе и к миру (тип IV)
Факторы эмоции Факторные нагрузки
Отвращение 0,91
Горе 0,85
Фактор I
Страх 0,78
Радость –0,73
Гнев 0,85
Удивление 0,80
Фактор II Вина 0,74
Презрение 0,64
Радость 0,59
Интерес –0,84
Стыд 0,82
Фактор III Презрение 0,69
Вина 0,58
Страх –0,49

Еще одна особенность эмоциональной сферы людей с негативными глобальными


отношениями к себе и к миру – депрессивность, которая выражается в сочетании эмоций
отвращения, страдания, страха и снижением переживания радости.

Особенности атрибутивного стиля у людей с различными типами глобальных


отношений
В табл. 3.32 представлены среднеарифметические значения показателей атрибутивного
стиля в группах испытуемых с разными типами глобальных отношений. Значимые
различия между группами показаны в таблице 3.33.

12
В ходе сравнительного анализа стилей атрибуции выявлены две полярные группы:
испытуемые с позитивными глобальными отношениями к себе и к миру и испытуемые с
негативными глобальными отношениями к себе и к миру.
Таблица 3.32
Среднеарифметические значения показателей атрибутивного стиля в группах испытуемых
с различными типами глобальных отношений
Типы глобальных отношений
Стиль атрибуции
Тип I Тип II Тип III Тип IV
Персонализация
5,1 4,4 5,1 4,5
причин хорошего
Устойчивость
4,6 4,5 4,3 4,5
причин хорошего
Генерализация
4,6 4,6 4,5 4,8
причин хорошего
Итоговая оценка
14,3 13,5 13,9 13,8
хорошего
Персонализация
4,3 4,7 4,68 4,8
причин плохого
Устойчивость
2,7 3,7 3,13 3,7
причин плохого
Генерализация
2,3 3,3 3,0 3,9
причин плохого
Итоговая оценка
9,3 11,6 10,8 12,4
плохого
Надежда 5,0 6,9 6,1 7,6
Оптимизм 5,0 1,9 3,1 1,4
Условные обозначения: тип I – позитивные глобальные отношения к себе и к миру,
тип II – негативное глобальное отношение к себе и позитивное глобальное отношение к
миру; тип III – позитивное глобальное отношение к себе и негативное глобальное
отношение к миру; тип IV – негативные глобальные отношения к себе и к миру.

Таблица 3.33
Значимые различия показателей атрибутивного стиля между группами испытуемых
с разными типами глобальных отношений по U-критерию Манна-Уитни
Различия в группах испытуемых с
Стиль атрибуции I и IV
типами глобальных отношений
Надежда 128*
Оптимизм 132*
Условные обозначения: тип I – позитивные глобальные отношения к себе и к миру,
тип IV – негативные глобальные отношения к себе и к миру; уровень значимости: * –
p≤0,05.
Значимые различия выявлены между этими группами по показателям «коэффициент
надежды» и «Х–П» (преобладающий стиль). М. Селигман считает эти показатели
ключевыми в определении атрибутивного стиля, поэтому выявленные различия
представляются вполне ожидаемыми [133].
Таким образом, испытуемые с позитивным отношением к себе и к миру имеют
оптимистический атрибутивный стиль, а испытуемые с негативным глобальным
отношением к себе и к миру – пессимистический атрибутивный стиль.
В остальных группах ни оптимистический, ни пессимистический стиль не является

12
преобладающим. Сопоставление результатов сравнения групп с результатами
корреляционного анализа свидетельствует о том, что позитивное глобальное отношение к
миру усиливает влияние позитивного глобального отношения к себе, что способствует
формированию оптимистического стиля атрибуции. В свою очередь негативное
глобальное отношение к миру усиливает влияние негативного глобального отношения к
себе и способствует формированию пессимистического атрибутивного стиля.

Описание индивидуально-психологических особенностей людей с различными


типами глобальных отношений
Сравнительный анализ черт, характерных для индивидов с разными типами
глобальных отношений, позволил составить четыре обобщенных психологических
портрета.
Тип I. Личность с позитивным отношением к себе и позитивным отношением к
окружающему миру характеризуется гармоничным соотношением высокой социальной
адекватности, личностной зрелости, соответствующей возрастным нормам,
интеллектуальной и мотивационной направленности. Основные черты: открытость,
спонтанность, уверенная манера держаться, общительность. Такие люди проявляют
наиболее высокую мотивацию достижения и меньше склонны проявлять мотивацию
избегания неуспеха по сравнению с остальными группами испытуемых. У них слабо
выражено стремление обезопасить себя от возможных неудач. Для людей данной группы
характерен высокий уровень притязаний.
На уровне стилевых особенностей люди, попавшие в данную группу, предпочитают
давать позитивные оценки, часто имеют неадекватно завышенные ожидания относительно
исхода событий, сталкиваясь с негативной реальностью, испытывают разочарование, но
легко с ним справляются, гибки в суждениях и оценках, эмоционально устойчивы,
оптимистичны, имеют преимущественно позитивный эмоциональный фон.
Психологически это наиболее благополучный тип.
Тип II. Личность с негативным отношением к себе и позитивным отношением к
миру характеризуется застенчивостью, неуверенностью, конформностью,
нерешительностью, пассивностью. При этом люди данного типа зависимы от мнения
окружающих, беспокоятся о том, какое впечатление они создают и поэтому стремятся
выглядеть свободными, уверенными и благополучными. Они редко обращаются за
помощью, стараются действовать самостоятельно и автономно. Выносливость и
целеустремленность здесь сочетаются со способностью перестраиваться, подходить к
решению проблемы с разных сторон, предприимчивостью и даже цинизмом. Такая
противоречивость, непостоянство, скептицизм могут создавать образ «аутсайдера»,
пытающегося вписаться в социум.
Люди с негативным отношением к себе и позитивным отношением к миру показали
наиболее низкую мотивацию как достижения, так и избегания неуспеха. Они
демонстрируют наиболее низкий уровень притязаний. Люди этого типа чаще имеют
пессимистический атрибутивный стиль (все плохое скорее закономерно, чем случайно). У
таких людей легко формируется выученная беспомощность (лучше бездействие, чем
неудачные попытки). Они подвержены влиянию, неустойчивы во мнениях и суждениях,
прибегают к крайним оценкам. Наибольшая выраженность эмоций: «горе», «вина»,
«стыд», «отвращение», взаимосвязанный комплекс таких эмоций свидетельствует о
высокой тревожности.
Можно предположить у этих людей наличие базового невротического конфликта.
Тип III. Личность с позитивным отношением к себе и негативным отношением
к миру характеризуется способностью к эффективному социальному взаимодействию и

12
слабо сформированной личностной зрелостью. В плане взаимодействия это
самоуверенные, общительные, эмоциональные, инициативные, склонные к
доминированию люди, которые при этом характеризуются осторожностью, пессимизмом и
стремлением к самозащите. В интраперсональном плане эти личности характеризуются
настороженностью, готовностью к постоянному отпору, повышенным уровнем агрессии,
направленностью на собственные интересы. Относительно высокая мотивация избегания
неуспеха сочетается со стремлением к независимости, автономности.
С точки зрения оценочного стиля люди этого типа имеют высокий показатель
ригидности (устойчивы в своих мнениях и суждениях), оптимистический атрибутивный
стиль (все удачи, хорошие поступки приписывает себе, а неудачи случаю, людям,
обстоятельствам), склонны не впадать в крайние оценки, а усреднять их. Менее
интенсивно (по сравнению с представителями других типов) испытывают негативные
эмоции. Преобладающие эмоции: интерес, радость, а также гнев и вина, такое сочетание
также говорит о некоторой степени тревожности. Наименее редкие переживания:
презрение, страх, стыд.
Психологически наиболее устойчивый тип, интенсивно использующий механизмы
психологической защиты.
Тип IV. Люди с преимущественно негативным отношением к себе и к миру имеют
трудности в межперсональном взаимодействии и характеризуются личностной
незрелостью, но при этом имеют относительно высокий уровень притязаний. Они
склонны к возникновению тревоги, сомнений, нуждаются в ком-то, кто взял бы на себя
роль лидера. У них ярко выражена потребность в автономности и слабо выражена
тенденция к сотрудничеству. Это люди, склонные мечтать и строить планы, но не
настроенные на их реализацию, поскольку слабо верят в успех дела. Люди с негативным
отношением к себе и к миру характеризуются менее выраженной мотивацией достижения
и избегания неуспеха по сравнению с другими группами.
На уровне стилевых особенностей представители этого типа чаще используют
негативные оценки как в отношении себя, так и мира. Эмоциональный фон
характеризуется повышенной тревожностью, враждебностью, агрессивностью, в том
числе и направленной на себя. Устойчивость отрицательного в суждениях, мнениях,
склонность к крайним оценкам, пессимистический атрибутивный стиль делает их
склонными к возникновению беспомощности. Наибольшая интенсивность негативных
эмоций, таких как вина, страх, отвращение.
Такие люди склонны к депрессиям и неврозам.
Данные обобщенные психологические портреты являются результатом сравнительного
анализа среднеарифметических показателей черт характера, мотивации и уровня
притязаний и стилевых особенностей, полученных в группах людей с различными типами
глобальных отношений. Они могут быть использованы в консультативной практике,
педагогической работе, в сфере психологического сопровождения персонала.

ВЫВОДЫ ПО ГЛАВЕ 3
1. Результаты проверки методик «Глобальный дифференциал – Я» и «Глобальный
дифференциал – Мир» на валидность подтверждают, что они направлены на изучение
валентности и интенсивности глобальных отношений, а также аффективного и
когнитивного компонентов отношений. Методики позволяют получать сопоставимые
результаты, что принципиально важно для изучения типов людей с различными
сочетаниями глобальных отношений.
2. Разработанные методики обладают удовлетворительными характеристиками
надежности-устойчивости и надежности-согласованности. Показатели методик обладают
критериальной и конструктной (конвергентной и дискриминантной) валидностью, а
потому пригодны для исследования глобальных отношений к себе и к миру.

12
3. В распределении показателей глобального отношения к себе и к миру в основном
наблюдается позитивная асимметрия. Однако в группах психологически и социально
неблагополучных людей чаще встречается негативное глобальное отношение к себе.
4. Распределение показателей глобального отношения к миру более равномерно, чем
показателей глобального отношения к себе. Среди психически здоровых и социально
адаптированных людей примерно равное количество позитивно и негативно относящихся
к миру. При этом в социально и психологически неблагополучных группах чаще
встречаются люди с амбивалентным глобальным отношением к миру.
5. Эмоциональный компонент глобальных отношений к себе и к миру чаще всего
имеет более позитивный характер, чем когнитивный компонент. Причем
рассогласованность показателей аффективного и когнитивного отношения к миру
значительно выше, чем рассогласованность показателей аффективного и когнитивного
компонентов глобального отношения к себе.
6. Глобальные отношения к себе и к миру являются устойчивыми во времени
оценочными образованиями, хотя и претерпевают незначительные изменения, связанные с
переживанием кризисов.
7. Между оценочными образованиями личностного и интегрально-устойчивого
уровней существуют тесные связи. В наиболее общем виде они проявляются по параметру
позитивности-негативности. Однако существуют некоторые структурные особенности
глобальных отношений, определяющие характеристики оценочного стиля.
8. Глобальное отношение личности к себе связано с личностной зрелостью,
общительностью, способностью к лидерству, поведенческой гибкостью. Глобальное
отношение к миру связано с активностью, социабельностью, свободой и спонтанностью,
способностью принимать социальные нормы.
9. Глобальное отношение к миру связано с мотивацией достижения и избегания
неуспеха и уровнем притязаний личности.
10. Глобальное отношение к себе больше, чем глобальное отношение к миру, связано с
субъективной оценкой частоты и интенсивности эмоциональных переживаний. Для людей
с позитивным глобальным отношением к себе характерен позитивный эмоциональный
фон. Преобладающие эмоции людей с негативным глобальным отношением к себе:
тревога, страх, стыд, вина.
11. Глобальные отношения личности к себе и к миру связаны с показателями
атрибуции негативных событий: персонализация, устойчивость и генерализация причин
негативных событий.
12. Результаты исследования индивидуально-психологических особенностей людей с
сочетаниями глобальных отношений различных валентностей указывают на существование
четырех соответствующих им комплексов, включающих черты характера, особенности
мотивации и уровня притязаний, стилевые особенности.

13
ВЫВОДЫ
1. Глобальное отношение является устойчивым системным свойством личности, имеет
оценочную природу, выражается в наиболее обобщенном субъективном отношении
личности к себе или к миру и проявляется через специфические свойства личности
(самооценка, самоуважение, самопринятие, оптимизм, пессимизм, чувство благополучия),
интегрально-устойчивые оценочные явления (оценочные суждения, устойчивые чувства,
стилевые особенности личности), процессуальные оценки. В зависимости от внешней или
внутренней ориентации различается два вида глобальных отношений: к себе и к миру.
2. Свойствами глобального отношения являются обобщенность, валентность,
интенсивность, устойчивость и когерентность. Как системное образование, глобальное
отношение включает в себя аффективный и когнитивный компонент. Основные функции
глобальных отношений: отражение, адаптация, схематизация и симплификация знаний о
себе и мире, включение личности в общественную жизнь, определение способа
деятельности.
3. Методики, разработанные по принципу семантического дифференциала с
использованием конотативных и денотативных шкал, являются надежными и валидными
инструментами для изучения глобальных отношений и позволяют в течение короткого
времени получить данные по трем основным показателям, характеризующим глобальные
отношения в целом, а также их аффективный и когнитивный компоненты. Это
подтверждается данными проверки на ретестовую надежность, внутреннюю
согласованность. Валидность методик подтверждается наличием значимых
корреляционных связей показателей глобальных отношений с показателями близких по
содержанию конструктов.
4. Когнитивный и аффективный компоненты глобальных отношений имеют разную
природу, поэтому относительно независимы друг от друга. Как правило, аффективный
компонент глобального отношения к себе более позитивен, чем когнитивный. При этом
рассогласованность когнитивного и аффективного компонентов глобального отношения к
миру проявляется чаще, чем рассогласованность компонентов глобального отношения к
себе.
5. Глобальные отношения проявляют устойчивость во времени. Комплексное
исследование показало, что в течение 5 лет глобальные отношения имели незначительные
колебания, связанные с переживанием кризисов. У психологически благополучных людей
преобладают позитивные глобальные отношения к себе и к миру.
6. Глобальные отношения связаны с некоторыми параметрами оценочного стиля
(валентность, поляризация, изменчивость), свидетельствующие о наличии сложных
механизмов взаимодействия оценочных образований личностного и интегрально-
устойчивого уровней.
7. Каждый вид глобального отношения по-своему связан с другими компонентами
личности. При этом выявлена тенденция к более тесным связям с устойчивыми
личностными характеристиками и более слабым связям с изменчивыми (стилевыми)
особенностями и особенностями мотивационной сферы.
8. Результаты исследования индивидуально-психологических особенностей людей с
сочетаниями глобальных отношений различных валентностей указывают на существование
четырех соответствующих им комплексов, включающих специфические черты характера,
особенности мотивации и уровня притязаний, а также стилевые особенности.

13
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Изучение глобальных отношений является перспективным направлением общей
психологии и психологии личности в связи с новым запросом общества и современными
тенденциями развития фундаментальной и прикладной психологии.
В настоящее время интерес к обобщенным оценочным отношениям личности к себе и
к миру наблюдается в психодинамической, экзистенциально-гуманистической,
когнитивной психологии. Однако в этих подходах либо рассматриваются философско-
психологические аспекты отношений к себе и к миру, либо исследуются отдельные
частные проявления этих обобщенных отношений. В рамках концепции оценочной
функции психики были сформированы общие теоретические представления о глобальных
отношениях, выдвинуты гипотезы об их природе и структуре.
Данная работа посвящена углубленной проработке понятия «глобальное отношение» с
позиции теории оценочной функции психики и эмпирической проверке ряда гипотез,
сформулированных на основе теоретического анализа.
В соответствии с поставленными целью и задачами проведен анализ категорий
«глобальность», «оценка» и «отношение», рассмотрены основные направления
исследования оценок и отношений. В результате установлено, что глобальные отношения,
будучи проявлением оценочной функции психики, являются системными свойствами
личности, выражающими устойчивые субъективные отношения личности наивысшей
степени обобщенности, включают в себя когнитивный и аффективный компоненты,
проявляются через свойства личности меньшей степени обобщенности, а также через
интегрально-устойчивые оценочные образования и процессуальные оценки.
На основе сформулированного определения и анализа концепций, описывающих
оценочные явления и субъективные отношения личности, операционализированы
конструкты «глобальное отношение личности к себе» и «глобальное отношение личности
к миру». Разработаны диагностические методики для изучения глобальных отношений:
«Глобальный дифференциал – Я» и «Глобальный дифференциал – Мир». В результате
психометрической проверки доказана надежность и валидность методик.
Исследование связи показателей аффективного и когнитивного компонентов
глобальных отношений с показателями, характеризующими эмоциональные и когнитивно-
оценочные субъективные отношения к себе и к миру, подтвердило гипотезу о структуре
глобальных отношений. Результаты исследования динамики глобальных отношений с
использованием когортно-последовательного метода подтверждают гипотезу об
устойчивости глобальных отношений.
Анализ соотношения когнитивного и аффективного компонентов глобальных
отношений показал, что они действительно могут быть как согласованными, так и
рассогласованными между собой. Отличия в характере связей каждого компонента с
различными свойствами личности свидетельствуют об их относительной независимости.
Установлено наличие связей показателей глобальных отношений с показателями
валентности, поляризации и изменчивости оценочного стиля, что подтверждает их
генетическую взаимосвязь как оценочных образований.
Выявлены специфические совокупности связей глобального отношения к себе и
глобального отношения к миру с чертами личности, мотивацией и уровнем притязаний, с
особенностями эмоционального и атрибутивного стилей, которые характеризуют их место
в структуре личности.
Различия индивидуально-психологических особенностей лиц с различными
сочетаниями глобальных отношений позитивной и негативной валентности позволили
сформулировать гипотезу о существовании четырех соответствующих типов личности.
Таким образом, гипотезы, сформулированные в результате теоретического анализа,
подтвердились.
Наиболее значимыми результатами данной работы являются:

13
– подтвержденные эмпирическим путем гипотезы об устойчивости глобальных
отношений, о наличии в структуре глобальных отношений аффективного и когнитивного
компонентов, о специфике связи глобальных отношений со свойствами личности
различных уровней свидетельствуют об адекватности сформулированного в результате
теоретического анализа определения понятия «глобальное отношение»;
– выявленные различия глобальных отношений к себе и к миру у психологически
благополучных и психологически неблагополучных людей свидетельствуют о важной
роли глобальных отношений в психической адаптации личности;
– обобщенные психологические портреты, полученные в результате изучения
индивидуально-психологических особенностей групп людей с различными типами
глобальных отношений, могут быть использованы в консультативной практике,
педагогической работе, в сфере психологического сопровождения персонала.
Результаты, полученные в ходе исследования, открывают новые перспективные
направления в исследовании глобальных отношений личности к себе и к миру.
В рамках общепсихологических исследований целесообразно, наряду с изучением
оценочного аспекта глобальных отношений, обратиться и к другим пониманиям сущности
глобальных отношений личности: смысловому, познавательному и т.д. Возможно
исследование структурных и генетических связей глобальных отношений с другими
свойствами личности, такими как темперамент, стили общения, направленность, общие и
специальные способности.
В работе описаны глобальные отношения с позитивной и негативной валентностью.
Однако было выявлено большое количество испытуемых с амбивалентным и нейтральным
глобальным отношением к себе или к миру. Изучение амбивалентных и нейтральных
глобальных отношений представляет безусловный интерес с точки зрения
дифференциальной психологии.
Для получения уточнения представлений о природе, структуре, свойствах и функциях
глобальных отношений имеет смысл расширить состав части выборки, включающий
зрелых людей, а также исследовать особенности глобальных отношений на разных этапах
онтогенеза. Несомненный интерес для фундаментального изучения глобальных
отношений представляет эмпирическое исследование механизмов и закономерностей их
развития.
Выявленные в результате исследования динамики глобальных отношений тенденции к
колебаниям их показателей в периоды переживания нормативных кризисов требуют более
пристального изучения с точки зрения системогенеза личности.
Для использования разработанных методик в диагностических целях необходимо
провести их стандартизацию. Кроме того, специфика стимульного материала и характер
инструкции требуют от испытуемого определенного уровня развития сознания и
самосознания, что ограничивает использование предложенных методик для изучения
глобальных отношений на ранних этапах онтогенеза. В связи с этим целесообразна
дальнейшая разработка диагностического инструментария на основе методов наблюдения,
эксперимента, проективного метода.

13
БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
Адлер, А. Наука жить / А. Адлер. – Киев: Port-Royal, 1997. – 286 с.
Адлер, А. Понять природу человека / А. Адлер. – СПб.: Гуманитарное агентство
«Академический Проект», 1997. – 251 с.
Ананьев, Б.Г. Психология и проблемы человекознания / Б.Г. Ананьев. – М.: Изд-во
«Институт практической психологии»; Воронеж: НПО «МОДЭК», 1996. – 384 с.
Ананьев, Б.Г. Человек как предмет познания / Б.Г. Ананьев. – СПб.: Питер, 2001. –
288 с.
Аносов, Ю.А. Внутренние и внешние отношения (субстанциально-акцидентальный
аспект): автореф. дис. …канд. филос. наук. / Ю.А. Аносов. – СПб., 1994. – 21 с.
Антипова, И.Г. Отношение к учебной деятельности старшеклассников и студентов как
субъективная реальность: автореф. дисс. … канд. психол. наук / И.Г. Антипова. – Ростов
н/Д, 2000. – 22 с.
Аргайл, М. Психология счастья / М. Аргайл. – Москва: Прогресс, 1990. – 336 с.
Аристотель. Метафизика: в 4 т. – М.: Мысль, 1975. – Т. 1. – 368 с.
Артемьева, Е.Ю. Основы психологии субъективной семантики / Е.Ю. Артемьева. – М.:
Смысл, 1999. – 350 с.
Артемьева, Е.Ю. Психология субъективной семантики / Е.Ю. Артемьева. – М.: Изд-во
Моск. ун-та, 1980. – 128 с.
Атлас для экспериментального исследования отклонений в психической деятельности
человека / под ред. И.А. Полищука, А.Е. Видренко. – Киев: Здоров’я, 1979. – 124 с.
Баллантайн, И. Центры Оценки и Развития / И. Баллантайн, Н. Попова. – М.: HIPPO,
2003. – 201 с.
Барабанщиков, В.А. Метод окулографии в исследовании познавательных процессов и
деятельности / В.А. Барабанщиков, М.М. Милад. – М.: ИП РАН, 1994. – 88 с.
Батурин, Н.А Экспериментальный анализ оценочных явлений личностного уровня /
Н.А. Батурин, Е.В. Гудкова // Теоретическая, экспериментальная и прикладная психология:
сб. науч. тр. / под ред. Н.А. Батурина. – Челябинск: Изд-во ЮУрГУ, 1998. – Т. 1. – С.80–97.
Батурин, Н.А. Влияние успеха и неудачи на функциональное состояние человека /
Н.А. Батурин // Вопросы психологии. – 1984. – №5. – С. 131–137.
Батурин, Н.А. Выражение оценок разных видов различными частями речи в русском
языке / Н.А. Батурин, Ю.В. Морозова //Теоретическая, экспериментальная и практическая
психология: сб. науч. тр. – Челябинск: Изд-во ЮУрГУ, 2004. – Т. 4. – С. 69–74.
Батурин, Н.А. Методика диагностики стиля атрибуции детей / Н.А. Батурин,
Д.А. Циринг // Теоретическая, экспериментальная и практическая психология: Сб. науч.
тр. – Челябинск: ЮУрГУ, 2000. – Т. 2. – С. 105–116.
Батурин, Н.А. Методы изучения Глобального отношения как свойства личности /
Н.А. Батурин, Е.В. Гудкова // Теоретическая, экспериментальная и прикладная психология:
сб. науч. тр. / под ред. Н.А. Батурина. – Челябинск: Изд-во ЮУрГУ, 2002. – Т. 3. – С. 68–85.
Батурин, Н.А. Оценочная функция психики / Н.А. Батурин. – М.: Институт психологии
РАН, 1997. – 312 с.
Батурин, Н.А. Проблема оценивания и оценки в общей психологии / Н.А. Батурин //
Вопросы психологии. – 1989. – №4. – С. 81–89.
Батурин, Н.А. Психология оценивания и оценки / Н.А. Батурин. – Челябинск: Изд-во
ЮУрГУ, 2000. – Ч. 1. – 106 с.
Батурин, Н.А. Психология оценки: общие представления, дифференциация понятий и
области изучения // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Сер.
Психология. – 2008. – № 31. – Вып. 1. – С. 17–31.
Батурин, Н.А. Стили оценивания: подходы к описанию и диагностике / Н.А. Батурин,
И.В. Выбойщик // Психология в меняющемся мире: Тезисы докладов региональной
научно-практической конференции, 25–26 апреля 2001 года. – Челябинск: Изд-во ЮУрГУ,

13
2001. – C. 35–36.
Берн, Э. Введение в психиатрию и психоанализ для непосвященных / Э. Берн. – СПб.:
Талисман, 1994. – 432 с.
Берн, Э. Игры, в которые играют люди. Психология человеческих взаимоотношений.
Люди, которые играют в игры. Психология человеческой судьбы / Э. Берн. – СПб.:
Лениздат, 1992. – 400 с.
Бернс, Р. Развитие Я-концепции и воспитание / Р. Бернс. – М.: Прогресс, 1986. – 420 с.
Божович, Л.И. Личность и ее формирование в детском возрасте / Л.И. Божович. –
СПб.: Питер, 2009. – 398 с.
Божович, Л.И. Этапы формирования личности в онтогенезе / Л.И. Божович //
Проблемы формирования личности. – Москва: Институт практической психологии;
Воронеж: НПО МОДЭК, 1995. – 352 с.
Боулби, Дж. Создание и разрушение эмоциональных связей / Дж. Боулби. – М.:
Академический Проект, 2004. – 232 с.
Брунер, Д. Психология познания. За пределами непосредственной информации /
Д. Брунер. – М.: Прогресс, 1977. – 413 с.
Будасси, С.А. Способ исследования количественных характеристик личности в
группе / С.А. Будаси // Вопросы психологии. – 1971. – №3. – С. 138–143.
Бурлачук, Л.Ф. Словарь-справочник по психодиагностике / Л.Ф. Бурлачук,
С.М. Морозов. – СПб.: Питер Ком, 1999. – 528 с.
Буровин, В.М. Влияние общественного мнения на отношение сельской молодежи к
труду: автореф. дисс. … канд. филос. наук / В.М. Буровин. – М., 1990. – 25 с.
Василенко, В.А. Оценочная функция социального познания / В.А. Василенко //
Философська думка. – 1974. – № 3.
Василенко, В.А. Ценность и ценностные отношения / В.А. Василенко // Проблема
ценности в философии. – М.–Л., 1966. – С. 40–52.
Веккер, Л.М. Психика и реальность: единая теория психических процессов /
Л.М. Веккер. – М.: Смысл, 2000. – 679 с.
Венгер, Л.А. Психология / Л.А. Венгер, В.С. Мухина. – М.: Просвещение, 1988. –
336 с.
Вилюнас,  В.К. Психология эмоциональных явлений / В.К. Вилюнас. – М.: Изд-во
МГУ, 1976. – 143 с.
Виноградов, Ю.Е. Эмоциональная активация в структуре мыслительной деятельности
человека: дис. ... канд. психол. наук. / Ю.Е. Виноградов. – М., 1972.
Винокурова, О.Е. Формирование у младших школьников ценностного отношения к
природе средствами якутских народных традиций: автореф. дисс. … канд. пед. наук. /
О.Е. Винокурова. – Якутск, 1996. – 17 с.
Выбойщик, И.В. Особенности проявления глобального отношения и стилевых
характеристик у больных неврозом / И.В. Выбойщик, Е.В. Гудкова // Вестник Перм. гос.
пед. ун-та. Серия 1. Психология. – № 2. – 2003. – С. 47–49.
Выбойщик, И.В. Оценочный стиль и его психологическое содержание: дис. … канд.
психол. наук: 19.00.01 / И.В. Выбойщик. – Челябинск, 2003. – 146 с.
Ганзен, В.А. Системные описания в психологии / В.А. Ганзен. – Л.: Изд-во Ленингр.
ун-та, 1984. – 176 с.
Гегель, Г. Энциклопедия философских наук / Г. Гегель. – М.: Мысль, 1974. – Т. 1. – 452
с.
Гилфорд, Д. Три стороны интеллекта / Д. Гилфорд // Психология мышления / Под ред.
А.М. Матюшкина. – М.: Прогресс, 1965. – С. 433–456.
Гудкова, Е.В. Глобальное отношение к себе и миру: природа и структура / Е.В. Гудкова
// Теоретическая, экспериментальная и прикладная психология: сб. науч. тр. / под ред.
Н.А. Батурина. – Челябинск: Изд-во ЮУрГУ, 2003. – Т. 4. – С. 95–104.

13
Гудкова, Е.В. Исследование связи глобальных отношений с другими свойствами
личности / Е.В. Гудкова // Теоретическая, экспериментальная и практическая психология:
сб. науч. тр. – Челябинск: Изд-во ЮУрГУ, 2006. – Т. 5. – С. 186–197.
Гуревич, А.М. Ассессмент: принципы подготовки и проведения / А.М. Гуревич. –
СПб.: Речь, 2000. – 240 с.
Додонов, Б.И. Эмоция как ценность / Б.И. Додонов. – М.: Политиздат, 1978. – 272 с.
Дорфман, Л.Я. Проблема целостности в теории интегральной индивидуальности /
Л.Я. Дорфман // Полисистемное исследование индивидуальности человека / под ред.
Б.А. Вяткина. – М.: ПЕР СЭ, 2005. – С. 91–112.
Дорфман, Л.Я. Экзистенциальное Я: теоретико-эмпирическая модель для решения
экзистенциальных проблем / Л.Я. Дорфман // Психологическое обозрение. – 1998. – №2. –
С. 6–19.
Дугин, А.Т. Отношение: состав, структура, функции / А.Т. Дугин // Вестник
Новгородского Государственного университета. – 1999. – №12. – С. 3–15.
Душина, Е.А. Особенности отношения ко лжи современных школьников: автореф.
дисс. … канд. психол. наук / Е.А. Душина. – М., 2000. – 26 с.
Егорычева, И.Д. Психологические особенности личностной направленности подростка
и возможности ее коррекции: дисс. … канд. психол. наук: 19.00.07 / И.Д. Егорычева. – М.,
1994. – 219 с.
Забродин, Ю.М. О некоторых направлениях развития отечественной психофизики /
Ю.М. Забродин // Психологический журнал. – 1982. – № 2. – С. 55–69.
Забродин, Ю.М. Психологическая функция оценивания и регуляция человеческой
деятельности / Ю.М. Забродин //Субъективная оценка в структуре деятельности. –
Саратов: Изд-во Саратовского ун-та, 1987. – С. 3–14.
Зейгарник, Б.В. Психология личности: норма и патология / Б.В. Зейгарник. – М.: Изд-
во «Институт практической психологии», Воронеж: НПО «МОДЭК», 1998. – 352 с.
Зобков, В.А. Психология отношения учащихся к деятельности: дисс. … д-ра психол.
наук: 19.00.07 / В.А. Зобков. – Набережные Челны, 1992. – 398 с.
Ибрагимов, М.М. Негативное отношение к труду и его преодоление в условиях
социализма: автореф. дисс. ... канд. филос. наук / М.М. Ибрагимов. – М., 1988.– 25 с.
Ивин, А.А. Основания логики оценок / А.А. Ивин. – М.: Изд-во МГУ, 1970. – 230 с.
Изард, К. Эмоции человека / К Изард. – М.: Изд-во МГУ, 1980. – 440 с.
Ильин, Е.П. Эмоции и чувства / Е.П. Ильин. – СПб.: Питер, 2001. – 752 с.
Каган, М.С. Постановка проблемы потребностей в современной науке / М.С. Каган,
А.В. Маргулис, А.М. Хмелев // Проблема потребностей в этике и эстетике. – Л.: Изд-во
Ленингр. ун-та, 1976. –С.3–17.
Каган, М.С. Человеческая деятельность: опыт системного анализа / М.С. Каган. – М.:
Политиздат, 1974. – 328 с.
Калинина,  Н.Ф. Вопросник самоактуализации личности // Журнал практического
психолога. – 1998. – №1. – С. 65–75.
Климов, Е.А. Индивидуальный стиль деятельности /Е.А. Климов // Психология
индивидуальных различий. Тексты / под ред. Ю.Б. Гиппенрейтер, В.Я. Романова. – М.:
Изд-во МГУ, 1982. – С. 74–77.
Клочко, В.Е. Преобразование и динамика оценок при решении задач: дисс. ... канд.
психол. наук / В.Е. Клочко. – М., 1978.
Клочко, В.Е. Самореализация личности: системный взгляд / В.Е. Клочко,
Э.В. Галажанский. – Томск: Изд-во Томск. гос. ун-та, 1999. – 154 с.
Кляйн, М. Некоторые теоретические выводы, касающиеся эмоциональной жизни
ребенка / М. Кляйн // Психоанализ в развитии: сборник переводов. – Екатеринбург:
Деловая книга, 1998. – С. 59–107.
Когнитивная психотерапия расстройств личности / под ред. А. Бека, А. Фримена. –

13
СПб.: Питер, 2002. – 544 с.
Колесов, Д.В. Оценка: психология и прагматика оценки / Д.В. Колесов. – М.: Изд-во
МПСИ, 2006. – 816 с.
Кон, И.С. В поисках себя. Личность и ее самосознание / И.С. Кон. – М.: Политическая
литература, 1984. – 335 с.
Красностанова, М.В. Assessment Center для руководителей. Опыт реализации в
российской компании, упражнения, кейсы / М.В. Красностанова, Н.В. Осетрова,
Н.В. Самара. – М.: Вершина, 2007. – 208 с.
Краткая философская энциклопедия – М.: Прогресс, 1994. – 576 с.
Кулагина, И.Ю. Возрастная психология (Развитие ребенка от рождения до 17 лет) /
И.Ю. Кулагина. – М.: Изд-во УРАО, 1998. – 176 с.
Купрейченко, А.Б. Отношение личности к соблюдению нравственных норм в
зависимости от психологической дистанции (у предпринимателей и менеджеров): автореф.
дисс. … канд. психол. наук / А.Б. Купрейченко. – М., 2001. – 25 с.
Лазурский, А.Ф. Очерк науки о характерах / А.Ф. Лазурский. – М.: Наука, 1995. –
271 с.
Левченко, Е.В. История и теория психологии отношений / Е.В. Левченко. – СПб.:
Алетейя, 2003. – 312 с.
Левченко, Е.В. История психологии отношений В.Н. Мясищева / Е.В. Левченко //
Вестник СПбГУ. – Сер. 6. – 1996. – Вып. 4. – С. 78–92.
Левченко, Е.В. История психологии отношений: дисс. … д-ра психол. наук /
Е.В. Левченко. – СПб., 1995. – 456 с.
Леонтьев, А.А. Нереализованные идеи Алексея Николаевича Леонтьева /
А.А. Леонтьев // Традиции и перспективы деятельностного подхода в психологии: школа
А.Н. Леонтьева. – М.: Смысл, 1999. – С. 118–124.
Леонтьев, А.Н. Деятельность. Сознание. Личность / А.Н. Леонтьев. – М.: Политиздат,
1977. – 304 с.
Леонтьев, А.Н. Проблемы развития психики / А.Н. Леонтьев. – М.: Изд-во МГУ, 1981.
– 584 с.
Леонтьев, Д.А. Индивидуальный стиль и индивидуальные стили: взгляд из девяностых
/ Д.А. Леонтьев // Стиль человека: психологический анализ. – М.: Смысл, 1998. – С. 93–
108.
Леонтьев, Д.А. Психология смысла, природа, строение и динамика смысловой
реальности / Д.А. Леонтьев. – М: Смысл, 1999. – 487 с.
Липкина, А.И. Самооценка школьника / А.И. Липкина. – М.: Знание, 1976. – 68 с.
Лисина, М.И. Общение, личность и психика ребенка / М.И. Лисина. – М.: Московский
психолого-социальный институт, Воронеж: НПО «МОДЭК», 2001. – 384 с.
Ломов, Б.Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии / Б.Ф. Ломов. –
М.: Наука, 1999. – 350 с.
Лубовский, Д.В. Диагностика отношения младших подростков к другим людям как
показателя развития личности (в контексте работы детского практического психолога):
автореф. дисс. ... канд. психол. наук / Д.В. Лубовский. – М., 1990. – 19 с.
Люблинская, А.А. Детская психология: учеб. пособие для студентов пед. ин-тов /
А.А. Люблинская. – М.: Просвещение, 1971. – 415 с.
Магун, В.С. Понятие потребности и его теоретико-психологический контекст /
В.С. Магун // Вопросы психологии. – 1985. – № 2. – С. 118–126.
Магун, В.С. Потребности и психология социальной деятельности личности /
В.С. Магун. – Л.: Наука, 1983. – 175 с.
МакМаллин, Р. Практикум по когнитивной терапии. / Р. МакМаллин. – СПб.: Речь,
2001. – 560 с.
Маслоу, А. Новые рубежи человеческой природы / А. Маслоу. – М.: Смысл, 1999. –

13
423 с.
Мерлин, В.С. Очерк интегрального исследования индивидуальности / В.С. Мерлин. –
М.: Педагогика, 1986. – 254 с.
Мерлин, В.С. Психология индивидуальности / В.С. Мерлин. – М.: Изд-во «Институт
практической психологии», Воронеж: НПО «МОДЭК», 1996. – 448 с.
Мечников, И.И. Этюды оптимизма / И.И. Мечников. – М.: Наука, 1988. – 327 с.
Мясищев, В.Н. Личность и неврозы / В.Н. Мясищев. – Л.: Изд-во Ленингр. гос. ун-та,
1960. – 425 с.
Мясищев, В.Н. Психология отношений / В.Н. Мясищев. – М.: Институт практической
психологии; Воронеж: НПО МОДЭК, 1998. – 356 с.
Наумкина, С.М. Отношение к труду как показатель социальной зрелости личности
(методологический аспект): автореф. дисс. ... канд. филос. наук / С.М. Наумкина. – Львов,
1987. – 16 с.
Новый толково-словообразовательный словарь русского языка / под ред.
Т.Ф. Ефремовой. – М.: Дрофа, Русский язык, 2000. – 1233 с.
Норакидзе, В.Г. Свойства личности и фиксированная установка / В.Г. Норакидзе //
Вопросы психологии. – 1983. – № 5. – С. 130–136.
Общая психодиагностика / под ред. А.А. Бодалева, В.В. Столина. – М.: Изд-во «Речь»,
2000. – 448 с.
Ожегов, С.И. Словарь русского языка / С.И. Ожегов; под ред. Н.Ю. Шведовой. – М.:
Русский язык, 1990. – 917 с.
Олпорт, Г.В. Личность в психологии / Г.В. Олпорт. – М.: КСП+, СПб.: Ювента, 1998. –
345 с.
Осгуд, Ч. Приложение методики семантического дифференциала к исследованиям по
эстетике со смежными проблемами / Ч. Осгуд, Дж. Суси, П. Танненбаум // Семиотика и
искусствометрия / под ред. Ю.М. Лотмана, В.М. Петрова. – М.: Мир, 1972. – С. 278–297.
Пантилеев, С.Р. Методика исследования самоотношения / С.Р. Пантилеев. – М.:
Смысл, 1993. – 32 с.
Пантилеев, С.Р. Самоотношение как эмоционально-оценочная система /
С.Р. Пантилеев. – М.: Изд-во МГУ, 1991. – 110 с.
Первин, Л. Психология личности: Теория и исследования / Л. Первин, О. Джон. – М.:
Аспект Пресс, 2000. – 607 с.
Петренко, В.Ф. Основы психосемантики // В.Ф. Петренко. – М.: Изд-во МГУ, 1997. –
395 с.
Петровский, А.В. История психологии / А.В. Петровский, М.Г. Ярошевский. – М.: Рос.
гос. гуманит. ун-т, 1994. – 445 с.
Пиаже, Ж. Избранные психологические труды / Ж. Пиаже. – М.: Международная
педагогическая академия, 1994. – 680 с.
Платонов, К.К. Система психологии и теория отражения / К.К. Платонов. – М.: Наука,
1982. – 309 с.
Поваренков, Ю.П. Психологическое содержание профессионального становления
человека / Ю.П. Поваренков. – М.: Изд-во УРАО, 2002. – 160 с.
Прангишвили, А.С. Исследования по психологии установки / А.С. Прангишвили. –
Тбилиси: Минициереба, 1967. – 340 с.
Прихожан, А.М. Особенности самосознания / А.М. Прихожан, Н.И. Гуткина //
Формирование личности в переходный период от подросткового к юношескому возрасту /
под ред. И.В. Дубровиной. – М.: Педагогика, 1987.
Пряжников, Н.С. S не равно $, или Личность в эпоху продажности / Н.С. Пряжников. –
М.: МПСИ; Воронеж: МОДЭК, 2000. - 224 с.
Психологический словарь / под ред. В.П. Зинченко, Б.Г. Мещерякова. – М.:
Педагогика-Пресс, 1996. – 440 с.

13
Психология личности: тесты, опросники, методики / авт.-сост. Н.В. Крошева,
Н.В. Рябчикова. – М.: Геликон, 1995. – 236 с.
Психология эмоций. Тексты / под ред. В.К. Вилюнаса, Ю.Б. Гиппенрейтер. – М.: Изд-
во Моск. ун-та, 1984. – 288 с.
Райбекас, А.Я. Вещь, свойство, отношение как философские категории /
А.Я. Райбекас. – Томск: Изд-во ТГУ, 1977. – 243 с.
Реан, А.А. Психологические проблемы акмеологии. Акмеология личности /
А.А. Реан // Психологический журнал. – 2000. – № 3. – С. 87–94.
Реан, А.А. Психология изучения личности: учебное пособие / А.А. Реан. – СПб.: Изд-
во Михайлова В.А., 1999. – 288 с.
Роджерс, К. Взгляд на психотерапию: становление человека / К. Роджерс. – М.:
Прогресс, 1994. – 480 с.
Роджерс, К. Свобода учиться / К. Роджерс. – М.: Смысл, 2002. – 527 с.
Рубинштейн, С.Л. Бытие и сознание. Человек и мир / С.Л. Рубинштейн. – СПб.: Питер,
2002. – 512 с.
Рубинштейн, С.Л. Основы общей психологии / С.Л. Рубинштейн. – СПб.: Питер, 1998.
– 688 с.
Рубинштейн, С.Л. Проблемы общей психологии / С.Л. Рубинштейн. – М.: Педагогика,
1976. – 415 с.
Руководство к Калифорнийскому психологическому опроснику (CPI) / Х. Гау; под ред.
Н.А. Батурина. – СПб.–Челябинск, 1995. – 47 с.
Салливан, Г.С. Интерперсональная теория в психиатрии / Г.С. Салливан. – М.: КСП+;
СПб.: Ювента, 1999. – 345 с.
Самоактуализационный тест / под ред. Л.Я. Гозман, М.В. Кроз. – М.: Российское
педагогическое агентство, 1995. – 43 с.
Сарджвеладзе, Н.И. Личность и ее взаимодействие с социальной средой /
Н.И. Сарджвеладзе. – Тбилиси: Мецниереба, 1989. – 204 с.
Селигман, М. Как научиться оптимизму / М. Селигман. – М.: Вече, 1997. – 432 с.
Селигман, М. Новая позитивная психология: Научный взгляд на счастье и смысл жизни
/ М. Селигман. – М.: Издательство «София», 2006. —368 с.
Серкин, В.П. Методы психосемантики / В.П. Серкин. – М.: Аспект Пресс, 2004. –
207 с.
Симонов, П.В. Лекции о работе головного мозга / П.В. Симонов. – М.: ИП РАН, 1998 –
96 с.
Симонов, П.В. Эмоциональный мозг / П.В. Симонов. – М.: Наука, 1981. – 214 с.
Скрипченко, Л.А. Влияние социально-педагогических факторов на отношение
младших школьников к учению: автореф. дисс. ... канд. пед. наук / Л.А. Скрипченко.–
Киев, 1989. – 24 с.
Словарь практического психолога / под ред. С.Ю. Головина. – Минск: Харвест, 1998. –
800 с.
Смирнов, С.Д. Мир образов и образ мира / С.Д. Смирнов // Вестник Моск. ун-та. Сер.
14. Психология. – 1981. – № 3. – С. 15–29.
Смирнова, Е.О. Теория привязанности: концепция и эксперимент / Е.О. Смирнова //
Вопросы психологии. – 1995. – № 3. – С. 139–150.
Собчик, Л.Н. Мотивационный тест Хекхаузена. Практическое руководство /
Л.Н. Собчик. – СПб.: Речь, 2002. – 16 с.
Соколова, Е.Т. Апробация методики косвенного измерения системы самооценок
(КИСС) / Е.Т. Соколова, Е.О. Федотова // Вестник Моск. ун-та. Сер. 14. Психология. –
1982. – № 3. – С. 77–81.
Солсо, Р.Л. Когнитивная психология / Р.Л. Солсо. – М.: Тривола, 1996. – 600 с.
Столин, В.В. Самосознание личности / В.В. Столин. – М.: Изд-во Моск. ун-та, 1983. –

13
284 с.
Стюарт, Я. Современный транзактный анализ / Я. Стюарт, В. Джойнс. – СПб.:
Социально-психологический центр, 1996. – 329 с.
Субботский, У.В. Индивидуальное сознание как система реальностей /
У.В. Субботский // Традиции и перспективы деятельностного подхода в психологии: школа
А.Н. Леонтьева. – М.: Смысл, 1999. – С. 125–160.
Сыманюк, Э.Э. Психология профессионально-обусловленных кризисов /
Э.Э. Сыманюк. – М.: МПСИ, МОДЭК, 2004. – 320 с.
Тайсон, Ф. Психоаналитические теории развития / Ф. Тайсон, Р. Тайсон. –
Екатеринбург: Деловая книга, 1998. – 528 с.
Тарабрина, Н.В. Новый вариант Калифорнийского психологического опросника //
Методики анализа контроля трудовой деятельности и функционального состояния /
Н.В. Тарабрина, Н.А. Графинина. – М.: Институт психологии РАН, 1992. – С. 250–261.
Телегина, Э.Д. Психологический анализ эвристик человека: дис. ... канд. психол.
наук / Э.Д. Телегина. – М, 1967. – 251 с.
Тихомиров, О.К. Психология мышления: учеб. пособие для студ. высш. учеб.
заведений / О.К. Тихомиров. – М.; Издательский центр «Академия», 2002. – 288 с.
Тюхтин, В.С. Проблема связей и отношений в материалистической диалектике /
В.С. Тюхтин. – М.: Наука, 1990. – 284 с.
Уемов, А.И. Вещи, свойства и отношения / А.И. Уемов. – М.: Изд-во АН СССР, 1963. –
184 с.
Узнадзе, Д.Н. Общая психология /Д.Н. Узнадзе. – М.: Смысл; СПб.: Питер, 2004. –
413 с.
Узнадзе, Д.Н. Теория установки / Д.Н. Узнадзе. – М.: Изд-во «Институт практической
психологии; Воронеж: НПО «МОДЭК», 1997. – 448 с.
Фоменко, О.Е. Воспитание у умственно отсталых учащихся нравственного отношения
к окружающим (на материале вспомогательных школ-интернатов для детей-сирот и детей,
оставшихся без попечения родителей): автореф. дисс. ... канд. пед. наук / О.Е. Фоменко. –
М., 1991. – 16 с.
Фромм, Э. Искусство любить / Э. Фромм. – М.: Педагогика, 1990. – 157 с.
Хекхаузен, Х. Мотивация и деятельность / X. Хекхаузен. – 2-е изд. – СПб.: Питер; М.:
Смысл, 2003. – 860 с.
Холл, К.С. Теория личности / К.С. Холл, Г. Линдсей. – М.: ЗАО Изд-во ЭКСМО-Пресс,
1999. – 592 с.
Хьел, Л. Теории личности / Л. Хьел, Д. Зиглер. – СПб.: Питер, 1997. – 608 с.
Цокало, Е.В. Субъективное отношение школьников к природе в условиях социальной
депривации: дисс. … канд. психол. наук: 19.00.07 / Е.В. Цокало. – М., 1998. – 167 с.
Чеснокова, И.И. Проблема самосознания в психологии / И.И. Чеснокова. – М.: Наука,
1977. – 143 c.
Шадриков, В.Д. Деятельность и способности / В.Д. Шадриков. – М.: Изд. корпорация
«Логос», 1994. – 315 с.
Шадриков, В.Д. Проблемы системогенеза профессиональной деятельности /
В.Д. Шадриков; репр. воспроизв. текста издания 1982 г. – М.: Логос, 2007. – 192 с.
Шакуров, Р.Х. Эмоция. Личность. Деятельность / Р.Х. Шакуров. – Казань: Центр
инновационных технологий, 2001. – 180 с.
Шептулин, А.П. Диалектический метод познания / А.П. Шептулин. – М.: Политиздат,
1983. – 320 с.
Шибутани, Т. Социальная психология / Т. Шибутани. – Ростов н/Д: Феникс, 1999. –
538 с.
Шмелев, А.Г. Психодиагностика личностных черт / А.Г. Шмелев. – СПб.: Речь, 2002. –
480 с.

14
Шульц, Д.П. История современной психологии / Д.П. Шульц, С.Э. Шульц. – СПб.:
Изд-во «Евразия», 1998. – 258 с.
Эллис, А. Практика рационально-эмоциональной поведенческой терапии / А. Эллис,
У. Драйден. – СПб.: Речь, 2002. – 352 с.
Эриксон, Э. Детство и общество / Э. Эриксон. – СПб.: Летний сад, 2000. – 415 с.
Эткинд, А.М. Опыт теоретической интерпретации семантического дифференциала /
А.М. Эткинд // Вопр. Психол. – 1979. – №1. – С. 17–27.
Ядов, В.А. О диспозиционной регуляции социального поведения личности / В.А. Ядов
// Методологические проблемы социальной психологии. – М.: Наука, 1975. – С. 89–105.
Якобсон, П.М. Психология чувств и мотивации / П.М. Якобсон. – М.: Изд-во
«Институт практической психологии»; Воронеж: НПО «МОДЭК», 1998. – 304 с.
Ясвин, В.А. Психология отношения к природе / В.А. Ясвин. – М.: Смысл, 2000. –
456 с.
Aidman, E. Analysing Global Dimensions of Self-Esteem: Factorial Structure and Reliability
of Self-Liking/Self-Competence Scale / E. Aidman // Personality and Individual Differences. –
1998. – Vol. 24(5). – P. 735–737.
Aidman, E. Measuring individual differences in implicit self-concept: initial validation of the
Self-apperception test / E. Aidman // Personality and Individual Differences. – 1999. – Vol. 27. –
P. 211–228.
Angell, J.R. «The Self», Chapter 23 in Psychology: An Introductory Study of the Structure
and Function of Human Conscious, Third edition, revised / J.R. Angell. – New York: Henry Holt
and Company, 1906. – P. 382–396.
Arnold, М.B. In defense of Arnold's theory of emotion / M.B. Arnold. – Psychological
Bulletin. – 1968. – Vol. 70. – P. 283–284.
Arnold, М.В. Emotion and personality. Psychological aspects. Vol. 1 / M.B. Arnold. – New
York. Columbia University Press, 1960. – 243 p.
Burke, K.L. An Investigation of Concurrent Validity between Two Optimism/Pessimism
Questionnaires: The Life Orientation Test-Revisited and the Optimism/Pessimism Scale /
K.L. Burke, A.B. Joyner, D.R. Czech, M.J. Wilson // Current Psychology – 2000. – Vol. 19(2). –
P. 129-136.
Cassidy, T. Social Background, Achievement Motivation, Optimism and Health: A
Longitudinal Study / T. Cassidy // Counselling Psychol. Quart. – 2000. – Vol. 13(4). – P. 399–
412.
Coopersmith, S. The Antecedents of Self-Esteem / S. Coopersmith. – San Francisco:
W.H. Freeman & Co, 1967.
Durlak, J.A. Relationship between attitudes toward life and death among elderly women /
J.A. Durlak. // Developmental Psychology. – 1972. – Vol. 8. – P. 146.
Eshun, S. Cultural Variations in Hopelessness, Optimism, and Suicidal Ideation: A Study of
Ghana and U.S. College Samples / S. Eshun // Cross-Cultural Research. – 1999. – Vol. 33(3),
P. 227–239.
Helson, H. Adaptation Level as a Basis for a Quantitative Theory of Frames of Reference /
H. Helson // Psychology Review. – 1948. – Vol. 55(11) – P. 297–313.
Hermans, H. Self as an Organized System of Valuations: Toward a Dialogue With the Person
/ H. Hermans // Journal of Counseling Psychology, Copyright 1987 by the American
Psychological Association Journal, Inc. 1987, Vol. 34(1). – P. 10–19.
Kling, K.C. Gender Differences in Self-Esteem: a Meta-Analysis / K.C. Kling, J.S. Hyde, et
al. // Psychological Bulletin. – 1999. – Vol. 125(4). – P. 470–500.
Kohlberg, L. The philosophy of moral development: moral stages and the idea of justice /
L. Kohlberg. – San Francisco: Harper & Row, 1981.
Lazarus, R.S. Emotion and Adaptation / R.S. Lazarus. – New York: Oxford University Press,
1991. – 570 p.

14
Marsh, H.W. Positive and Negative Global Self-Esteem: A Substantively Meaningful
Distinction or Artifactors? / H.W. Marsh // Journal of Personality and Social Psychology. – April
1996. – Vol. 70(4). – P. 810–819.
McClelland, D.C. Human Motivation / D.C. McClelland. – Glenview: Scott, Foresman &
Co. – 1985. – 663 p.
Минчев, Б. Изследвания върху оптимизма в съвременната психология. / Б. Минчев,
Р. Стаматов. // Приложна психология и социална практика. – В.: Издателство на
Варненския свободен университет, 2002. – C. 257–264.
Reker, G.T. Meaning and purpose in life and well-being: A life-span perspective /
G.T. Reker, E.J. Pecock, P.T. Wong // Journal of Gerontology. – 1987/ – Vol. 42. – P. 44–49.
Robins, R.W. Measuring Global Self-Esteem: Construct Validation of a Single-Item Measure
/ R.W. Robins, H.M. Hendin, K.H. Trzesniewski // Personality and Social Psychology Bulletin. –
2001. – Vol. 27. – P. 151–161.
Rosenberg, M. Society and the adolescent self-image / M. Rosenberg. – N.J.: Princeton
University Press, 1965. – 326 p.
Schachter, S. The interaction of cognitive and psychological determinants of emotional
states. In: C.D. Spielberger (Ed.). Anxiety and behavior / S. Schachter. – New York: Academic
Press, 1966. – P. 193–244.
Schachter, S., Singer, J.E. Cognitive, social and physiological determinants of emotional
states / S. Schachter, J.E. Signer. – Psychological Review. – 1962. – Vol. 69(5). – P. 379–399.
Scheier, M.F. Optimism, Coping and Health: Assessment and Implications of Generalized
Outcome Expectancies. / M.F. Scheier, C.S. Carver // Health Psychology. – 1985. – Vol. 4. –
P. 219–247.
Schmitt, D.P. Why Can’t a Man Be More Like a Woman? Sex Differences in Big Five
Personality Traits Across 55 Cultures / D.P. Schmitt, A. Realo, M. Voracek, J. Allik // Journal of
Personality and Social Psychology. – 2008. – Vol. 94(1). – P. 168–182.
Staudinger, U.M. Predictors of Subjective Physical Health and Global Well-Being:
Similarities and Differences Between the United States and Germany / U.M. Staudinger,
W. Fleeson, P. Baltes // Journal of Personality and Social Psychology. – 1999. – Journal of
Personality and Social Psychology. – Vol. 76(2). – P. 305–319.
Stevens, S.S. The Direct Estimation of Sensory Magnitudes: Loudness / S.S. Steven //
Amer. J. Psychol. – 1956. – Vol. 69. – P. 1–25.
Tafarodi, R.W. Self-liking and self-competence as dimensions of global self-esteem: Initial
validation of a measure / R.W. Tafarodi, W.B. Swann // Journal of Personality Assessment. –
1995. – Vol. 65. – P. 322–342.
Volkmann, J. Chap, Scales of judgment and their implications for social psychology /
J. Volkmann // Social psychology at the crossroads / ed. M. Sherif and J.H. Rohrer. – New York:
Harper, 1951. – P. 273–294.
Watson, D. Global Self-Esteem in Relation to Structural Models of Personality and
Affectivity / D. Watson, J. Suls, J. Haig // Journal of Personality and Social Psychology. – 2002.
– Vol. 83(1). – P. 185–197.
Weiner, B. An Attributional Theory of Achievement Motivation and Emotion / B. Weiner //
Psychological Rewiew. – 1985. – Vol. 92(4). – P. 548–573.

14