Вы находитесь на странице: 1из 17

1.

Способы обеспечения исполнения договорных обязательств


Традиционно наиболее важными способами обеспечения исполнения
обязательств считаются: неустойка, задаток, поручительство, залог,
удержание имущества должника, банковская гарантия. Всех их объединяет
то, что они призваны укрепить положение кредитора: тем, что
дополнительно побуждают должника к добросовестному исполнению его
обязанностей и тем, что предоставляют кредитору некоторое имущественное
обеспечение на тот случай, если должник все же не исполнит своей
обязанности. Исполнение этих целей достигается по-разному. При неустойке,
задатке и банковской гарантии этому служит дополнительная денежная
обязанность должника; при залоге и удержании - обособление в его
имуществе определенной вещи, на которую может быть обращено взыскание
в случае неисполнения им обеспечиваемого обязательства; поручительство
предусматривает привлечение к такому обязательству третьего лица: оно
наряду с основным должником принимает на себя ответственность за
надлежащее его исполнение.
Неустойка
Неустойка (clause penale, Vertragsstrafe) - это один из самых
распространенных способов обеспечения исполнения; одновременно
неустойка выступает как способ защиты субъективных прав и как форма
ответственности за нарушение обязательства. Неустойка - это денежная
сумма, которую должник обязуется выплатить кредитору в случае
неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства. Именно как
денежную сумму трактует неустойку германский законодатель; в § 339 ГГУ
установлено: "Если должник обещает кредитору уплатить денежную сумму в
случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, то
неустойка может быть взыскана и в случае просрочки. Если содержанием
обязательства является воздержание от действия, то неустойка подлежит
взысканию с момента совершения этого действия". Хотя допустимо и более
широкое понимание ее, какое обнаруживает, например, французский
законодатель. В соответствии со ст. 1226 ФГК "карательной оговоркой
является такая оговорка, посредством которой лицо в целях обеспечения
исполнения соглашения обязывается к чему-либо в случае неисполнения".
Задаток
Задатком (arrhes, Draufgabe, earnest) называется денежная сумма,
передаваемая при заклю-чении договора одной стороной другой, во-первых,
в качестве предоплаты (аванса), во-вторых, в удостоверение факта
заключения договора и, в-третьих, с целью обеспечения надлежащего
исполнения этого договора. Последняя, обеспечительная, функция задатка
проявляется в том, что в случае нарушения обязательства стороной, его
передавшей, она его теряет, а в случае нарушения обязательства стороной,
принявшей задаток, она должна вернуть контрагенту двойную сумму задатка.
Поручительство
Поручительство (le cautionnement; Burgschaft; guarantee, suretyship) - это
соглашение, в силу которого третье лицо (поручитель) принимает на себя
ответственность за исполнение обязательства, имеющего место между
кредитором и должником на основании другого соглашения. Так, в
соответствии со ст. 2011 ФГК: "Тот, кто становится поручителем по
обязательству, принимает на себя ответственность перед кредитором за
выполнение этого обязательства, если сам должник не выполнит его". Таким
образом, в отличие от неустойки и задатка, поручительство предполагает
сложное правоотношение, возникающее из двух договоров: главного
(некоего кредитного обязательства) и акцессорного (поручительства).
Очевидно, что обязательство поручителя не может быть по объему больше
главного обязательства; но допускается такое соглашение, по которому
поручитель отвечает в какой-то части основного долга. Возможно
обеспечение основного долга двумя или более соглашениями о
поручительстве: в таких случаях говорят о "сопоручительстве", которое
создает множественность акцессорных должников. Возможно и обеспечение
исполнения обязательства поручителя другим соглашением о
поручительстве; в таких случаях говорят о "перепоручительстве".

Банковская гарантия
Как и при поручительстве, в случае с банковской гарантией действует
принцип: "верю не только личности должника, но и личности поручителя
(гаранта)". Более того, в отечественной литературе долгое время
превалировал взгляд на банковскую гарантию как на разновидность
поручительства. При этом принималось во внимание широкое использование
в качестве особого способа обеспечения исполнения обязательств гарантии
(portefort, Garantie, idemnity) - как средства, хотя и однородного с
поручительством, но имеющего заметные отличия.
Удержание вещи
Этот способ обеспечения исполнения обязательств возникает и
развивается в рамках института защиты прав, а именно – как разновидность
"самозащиты" (самопомощи). Так, в § 229 ГГУ сказано: "Лицо не действует
противозаконно, если в целях самозащиты удерживает вещь, уничтожает или
повреждает ее или в целях самозащиты задерживает обязанное лицо при
подозрении, что оно может скрыться, или устраняет сопротивление
обязанного лица совершить определенные действия, которые оно должно
терпеть при условии, что законная защита не может быть осуществлена
вовремя и без немедленного вмешательства появляется угроза того, что
осуществление притязаний будет сорвано или существенно затруднено".
2. Источники правового регулирования и общая характеристика
договора купли-продажи в праве зарубежных стран
В мировой практике существуют различные подходы к регулированию
купли-продажи. В США. Италии, Великобритании объем законодательного
регулирования сравнительно велик. Но есть страны, например, Нидерланды,
где регулирование купли-продажи весьма ограничено.
В США купля-продажа регулируется специальным кодифицированным
нормативным актом - Единообразным Торговым Кодексом (ETK, Uniform
Commercial Code - UCC). ЕТК является примерным проектом федерального
значения, на базе которого создавались торговые кодексы штатов. К 1967
году ЕТК был принят всеми штатами (кроме Луизианы). ЕТК
характеризовался многими юристами как одна из наиболее удачных
классификаций ХХ века.
В ЕТК купле-продаже посвящен специальный раздел - Статья 2. Помимо
ЕТК отношения купли-продажи регулируются рядом других
законодательных актов (в том числе о защите прав потребителей) и
судебными прецедентами.
Круг объектов, купля-продажа которых регулируется Статьей 2 ЕТК,
достаточно широк, но все-таки ограничен. Статья 2 регламентирует лишь
куплю-продажу так называемых «товаров» (goods). К ним в соответствии с
параграфами 20-105 (1) ЕТК относятся движимые вещи, которые существуют
или будут существовать физически, а также в отношении которых не
возникло какого-либо спора о праве. К «товарам» в смысле Статьи 2
относятся также нерожденный молодняк животных, растущие зерновые и
иные идентифицированные (identified) вещи, отделенные от недвижимости.
Отсюда следует, что для кодифицированного регулирования купли-продажи
американский законодатель избрал вещи, наиболее часто выступающие
объектами купли-продажи, которые не являются такими специфичными
объектами, как, например, недвижимость, электроэнергия или ценные
бумаги.
Именно в силу этой специфики купля-продажа последних объектов
регулируется иными нормами (в основном так называемого контрактного
права), базирующегося, как правило, на судебных прецедентах.
Перед разработчиками ЕТК стояла задача освободить правовые аспекты
коммерческой деятельности от излишних формальностей, свойственных
классическому общему праву США, во многом заимствованному из Англии.
Это коснулось и формы договора. Однако законодатель посчитал нужным
сохранить минимальные требования к ней, дабы защитить добросовестного
субъекта предпринимательской деятельности от возможного
недобросовестного поведения контрагента.
Как и в праве континентальных стран, в американском праве продаж
заключение договора предусматривает предложение заключить договор на
определенных условиях (оферта) и ответ лица, к которому направлена
оферта, о согласии принять предложение и заключить договор на
предложенных условиях (акцепт). Направленная письменная оферта является
безотзывной в течение срока, указанного в оферте, а при отсутствии такого
указания - в течение разумного срока, в любом случае не превышающего
трех месяцев. Хотя настоящее положение о безотзывной («твердой») оферте
распространяется только на профессиональных предпринимателей, оно в
значительной степени схоже с соответствующими положениями ст. 436 ГК
РФ.
В американском праве продаж не требуется полного соответствия
условий оферты и акцепта для действительности заключаемого договора.
Четко сформулированное письменное согласие заключить договор,
посланное в течение срока, указанного в оферте, хотя бы и частично
изменяющее условия оферты, признается акцептом, если только в ответе на
оферту не указано прямо, что договор будет считаться заключенным лишь
при наличии прямо выраженного согласия оферента с предложенными
акцептантом изменениями, или если в оферте прямо не указано, что
акцептом будет считаться согласие со всеми предлагаемыми условиями. Для
действительности акцепта и заключаемого договора необходимым является
отсутствие возражения против такого акцепта со стороны оферента в течение
разумного срока.
Содержание договора продажи составляют права и обязанности сторон -
продавца и покупателя. Основные обязательства сторон в соответствии с
параграфами 2-301 ЕТК заключаются в том, что в силу договора «продавец
обязан доставить товар покупателю и передать покупателю титул на товар, а
покупатель обязан принять товар и заплатить за него покупную цену».
Стороны необязательно должны указывать в договоре точную цену
продаваемого имущества. Неуказание покупной цены может быть
продиктовано необходимостью учета конъюнктуры цен, если договор
предполагается исполнять через какое-то время в будущем. Покупатель или
продавец могут указать в договоре критерий, в соответствии с которым и
будет определена цена предмета договора. Таким критерием может быть и
третье лицо, которому стороны доверяют определить цену в определенный
момент времени. В этих случаях цена установлена косвенно. Если же цена не
определена в договоре ни прямо, ни косвенно, то есть условие о цене
остается открытым, предполагается, что стороны согласились о «разумной
цене».
В отличие от условия о цене условие о количестве продаваемых товаров
является существенным, поскольку полное отсутствие в письменном
договоре указаний об этом лишает договор судебной защиты (возможности
принудительного исполнения).
Важным условием является и место, в которое продавец должен
доставить товары, для того, чтобы его обязательство по доставке товара
считалось выполненным, поскольку с ним связан переход прав на товары
(титула) и риска гибели от продавца к покупателю.
В соответствии с параграфами 2-601 ЕТК при обнаружении
существенного несоответствия товаров условиям договора покупатель вправе
отклонить поставленные товары при условии соблюдения обязанности
предоставить продавцу возможности исправить недостатки в поставленных
товарах до истечения договорного срока поставки. Отклонение поставки
возможно, только если недостатки товаров имеют существенный характер.
Мелкие недостатки не являются основанием для отклонения.
В ЕТК срок, в течение которого применяются средства правовой
защиты, составляет один год. Стороны могут в договоре уменьшить или
увеличить этот срок, с тем, однако, условием, что он в любом случае не
может быть более четырех лет.
Спецификой ответственности в американском праве является
преимущественная роль возмещения убытков перед принуждением реально
исполнить договор, привычным для отечественной арбитражной практики.
Поэтому американский суд вынесет решение, принуждающее продавца к
реальному исполнению договора, лишь в том случае, если предметом
нарушенного продавцом договора являлись редкие товары или если
покупатель лишен возможности приобрести их у третьего лица.
Многие из положений ЕТК соответствуют аналогичным нормам
российского права. Тем не менее выбор иностранного права в качестве
регулятора договора международной купли-продажи и тем более
предпринимательской деятельности в юрисдикции того или иного штата
США обязывают относиться к национальной правовой специфике с
чрезвычайной осторожностью и осмотрительностью.
В Нидерландах рассматриваемый вид договоров регулируется
Гражданским и Торговым кодексами. В частности, в Книге 7 Гражданского
кодекса рассматриваются отдельные виды контрактов: договоры купли-
продажи, договоры о платежах в рассрочку, договоры о деятельности в
пользу третьих лиц и другие. Причем работа законодателя над некоторыми
положениями Книги 7 продолжается до сих пор, хотя новый Гражданский
кодекс Нидерландов был принят в 1992 году. Он получил очень высокую
оценку специалистов. Системный подход в Кодексе проявляется в
абстрактном юридическом языке, обилии технических деталей, «слоеной»
структуре. Содержание Гаагского Акта и Венского Акта о единообразных
продажах 1964 года и 1980 года отражается в положениях о надлежащей
продаже, в разделах о неисполнении и заключении контрактов (общее
обязательственное право Книга 6).
В данном разделе представляется целесообразным сказать и о
международных договорах купли-продажи. Таким договором признается
договор, которому присущ иностранный элемент. Его стороны имеют
обычно разную государственную принадлежность (либо их коммерческие
предприятия находятся в разных государствах). Предметом обязательства,
вытекающего из международной купли-продажи, являются операции по
экспорту или импорту товаров. В качестве средства платежа применяется
валюта, которая для сторон является иностранной.
В соответствии с Конституцией РФ (ч.4 ст.15) и ГК РФ (п.2 ст.7)
положения международного договора РФ применяются к регулируемым ими
отношениям, непосредственно, кроме случаев, когда из международного
договора следует, что для его применения требуется издание
внутригосударственного акта. Более того, если международным договором
установлены иные правила, чем те, которые предусмотрены гражданским
законодательством, применяются правила международного договора.
Существенной особенностью регулирования договора купли-продажи
является широкое применение к его условиям в качестве деловых
обыкновений, а при определенных предпосылках - в качестве обычая
делового оборота Международных правил по унифицированному
толкованию торговых терминов (ИНКОТЕРМС), которые периодически
перерабатываются Международной торговой палатой.
3. Особенности хранения в товарных складах. Складское
свидетельство
По договору складского хранения товарный склад (хранитель) обязуется
за вознаграждение хранить товары, переданные ему товаровладельцем
(поклажедателем), и возвратить эти товары в сохранности.
Товарный склад как субъект предпринимательской деятельности –
юридическое лицо, которое в виде направления своей коммерческой
деятельности осуществляет комплекс услуг по хранению товаров. При этом
принято различать собственно товарный склад и склад общего пользования.
Последний также является товарным складом, но его деятельность
осуществляется в режиме публичного договора, т.е. он обязан оказывать
услуги по хранению товаров любому обратившемуся товаровладельцу на
типовых условиях. Он может отказаться только в случаях, когда сможет
доказать невозможность принятия товара на хранение.
Договор хранения на товарном складе – консенсуальный и возмездный.
Объектом хранения признается не просто вещь, а вещь как товар, т.е.
продукт труда, предназначенный для последующей реализации. Слово товар
используется чтобы подчеркнуть особую оборотоспособность вещей,
переданных на хранение и характер участия товарного склада в
имущественном обороте, так как у него может быть право распоряжаться
товарами.
По своему содержанию товар представляет собой прежде всего вещи,
определяемые родовыми признаками. Товарный склад принимает вещи на
«видимое хранение», может хранить вещи с обезличением. У склада
возникает вещное право собственности на переданный товар, а у
поклажедателя обязательственное право требования.
Но хотя здесь и фигурируют вещи, определенные родовыми признаками,
для такого вида услуг презюмируется раздельное хранение, т.е. без
обезличения и смешения с однородными товарами.
Складской документ по своему назначению удостоверяет: факт
заключения договора хранения на товарном складе в письменной форме;
факт принятия товара на хранение товарным складом; право товаровладельца
на получение товара по истечении срока хранения или по первому
требованию.
В таком договоре обязательно формальное подтверждение факта
принятия товара на склад в виде оформления одного из трех вариантов
складских документов:
1) Складские свидетельства: двойное складское свидетельство и простое
складское свидетельство. Оба эти документа являются ценными бумагами.
Они позволяют владельцам этих документов осуществлять оборот прав на
товар без перемещения товара, который продолжает находиться на складе.
Двойное складское свидетельство состоит из двух документов, каждый из
которых признается ценной бумагой: складское свидетельство и залоговое
свидетельство (варрант). Возможная последующая передача двойного
складского свидетельства путем учинения передаточной надписи означает
передачу права собственности на товар. Собственно, складское
свидетельство удостоверяет вещное право на товар. Залоговое – залоговое
право на товар. Наличие комплекта из обеих частей документа удостоверяет
вещное право на товар. Отсутствие залогового свидетельства означает
наличие залогового обременения со стороны третьего лица. Представление
товаровладельцем квитанции, подтверждающей уплату обеспеченного
залогом долга, компенсирует отсутствие залогового свидетельства. При
отсутствии залогового свидетельства товаровладелец продолжает обладать
правом распоряжения товаром, но не может требовать от хранителя его
выдачи. Кредитор, у которого находится залоговое свидетельство, обладает
правом перезалога. Простое складское свидетельство– предъявительская
ценная бумага, товарораспорядительный документ. Оно сразу удостоверяет и
вещное право и залоговое, и обязательство товарного склада.
2) Складская квитанция. Не является ценной бумагой. Она удостоверяет
право поклажедателя требовать возврата товара и обязанность склада
предоставить товар, а также подтверждает факт заключения договора
хранения на товарном складе.
4. Сравнительная характеристика договоров поручения, комиссии
в праве стран континентального права и договора агентского в
англо-американском праве
Агентские соглашения и договоры комиссии относятся к договорам
коммерческого представительства. В договоре комиссии комиссионер
действует от своего имени, но за счет комитента. Агентский же договор
объединяет в себе черты комиссии и поручения и предполагает два
возможных варианта организации отношений сторон: агент может
действовать от имени и за счет принципала (как в договоре поручения) либо
от своего имени, но за счет принципала (как в договоре комиссии). При этом
по договору поручения и комиссии поверенный и комиссионер совершают
юридические действия, по агентскому договору - либо фактические, либо
юридические действия.
Агентский договор. В практике стран англо-американского права
агентские договоры могут заключаться: а) от имени принципала (названный
принципал); б) от своего имени, не раскрывая имени принципала
(нераскрытый принципал); в) от имени и за счет принципала, не раскрывая
имени принципала (неназванный принципал). Принципал считается
раскрытым, когда третье лицо знает о том, что контракт заключается для
принципала. Когда третье лицо знает имя такого принципала, то он
именуется названным принципалом.
Как указывает К.М. Шмиттгофф, по английскому праву принципал
обладает правом преследовать в судебном порядке третье лицо от
собственного имени, даже если агент заключил договор, не раскрывая факта
существования принципала, при условии, что агент был должным образом
уполномочен действовать от его имени. Некоторые иностранные законы
отличаются в этом отношении от английского права и предусматривают, что
если договор с третьим лицом заключен агентом от своего имени, то только
агент, а не принципал может заявлять иски. Поэтому для сохранения права
предъявления иска к третьим лицам английские экспортеры - принципалы
должны указывать в договорах со своими агентами, действующими за
границей, что последние обязаны раскрыть свою сущность представителя
при продаже товаров третьим лицам, либо договоры должны
предусматривать обязанность агентов передать свои права и обязанности по
заключенным договорам принципалам.
Таким образом, коренное различие между законами о представительстве
в большинстве стран континентального (гражданского) права и положениями
об агентских соглашениях в английском общем праве состоит в том, что "в
общем праве нераскрытый принципал может иметь права и нести
ответственность по контракту, заключенному агентом от собственного
имени". Вместе с тем "наиболее важная разница между раскрытым и
нераскрытым агентскими договорами состоит в том, что в нераскрытом
договоре агент продолжает нести личную ответственность по заключенной
им основной сделке, тогда как в ситуации с раскрытым договором агент
prima facie (т.е. при отсутствии доказательства об обратном) "выпадает" из
основной сделки, т.е. между агентом и третьим лицом отсутствует какая-
либо сделка".
Договор комиссии. В практике стран континентальной Европы среди
агентских договоров выделяется договор комиссии, по которому агент
совершает договор от собственного имени. Важно отметить, что, заключая
сделку с третьим лицом от собственного имени, именно комиссионер
становится участником этого договора. Однако права и обязанности,
возникшие у комиссионера по сделке, совершенной им с третьим лицом,
должны быть переданы комитенту в порядке цессии и перевода долга. Таким
образом, между комитентом и третьим лицом отсутствует юридическая связь
до тех пор, пока комиссионер не уступит ему права и обязанности по сделке.
Данная специфическая черта договора комиссии наглядно проявляется при
определении компетенции международного коммерческого арбитража,
который (в отличие от государственного суда) не вправе рассматривать спор
в отношении стороны, не подписавшей арбитражное соглашение. Поскольку
такое соглашение обычно содержится в контракте между комиссионером и
третьим лицом (в виде арбитражной оговорки), именно комиссионер (но не
комитент) считается связанным этим контрактом и содержащейся в нем
арбитражной оговоркой.
В отличие от агентских соглашений договоры комиссии (как, впрочем, и
договоры поручения) не получили конвенционного регулирования, и
единственным источником их регламентации является национальное право.
Если стороны договора комиссии не подчинили его какому-либо
национальному праву, суд применяет право комиссионера.
5. Договор факторинга. Источники правового регулирования
Основным источником правового регулирования международных
факторинговых операций является Конвенция ЮНИДРУА (Международного
Института по Унификации Частного Права) о международном факторинге,
принятая в Оттаве 26 мая 1988 г. (далее - Конвенция). Разработка и
заключение данного международного соглашения явились первым серьезным
шагом в создании нормативной базы для отношений, касающихся
международного факторинга, поскольку в настоящее время в национально-
правовом плане этот вид договора законодательно урегулирован в довольно
незначительном числе стран. В данной конвенции содержатся
унифицированные материально-правовые нормы, регулирующие
международные факторинговые операции, и обеспечивающие баланс
интересов всех ее участников.
Конвенция не регулирует отношений по сделкам, которые касаются
товаров, закупленных в основном для личного, семейного или домашнего
пользования. Основной ее целью была разработка такого режима
регулирования, который мог бы учесть трехсторонний характер отношений
по данному договору: между поставщиком (клиентом), фактором и
должником (покупателем).
Нормы Конвенции носят диспозитивный характер, т.е. стороны могут
договориться о том, что они исключают для своих договорных отношений
действие конвенционных положений (ст. 3). С другой стороны, если
применение Конвенции исключается, то такое исключение должно касаться
всей Конвенции. При сравнении, к примеру, с Венской конвенцией ООН
1980 г. о договорах международной купли-продажи товаров нетрудно
заметить различие в подходах к указанному обстоятельству: последняя
допускает исключение как всех, так и любой части по выбору самих
контрагентов ее положений, оговоренных в гражданско-правовом контракте.
В связи с тем, что в международной хозяйственной практике так же, как
и во внутригосударственном масштабе, требования кредиторов какого-либо
лица могут иметь различную правовую природу, важной задачей является
установление очередности притязаний соответствующих категорий
субъектов. В данном случае в Конвенции УНИДРУА закреплено правило
приоритета договора о факторинге над иными видами договоров (например
поставки товара или оказания услуг), из которого вытекает требование, в
соответствии с чем и претензии фактора должны иметь преимущественный
характер перед требованиями иного рода.
Рассмотренная ранее ситуация несовпадения судебной практики ряда
государств в отношении решения проблемы, когда уступка требования
поставщиком фактору нарушает соглашение сторон, запрещающее такую
уступку, в Конвенции получило единообразное регулирование: ст. 6
разрешает любую такую уступку несмотря на положения любого другого
соглашения, если только государство, присоединяясь в Конвенции, не
сделало соответствующего заявления о неприменении данных положений к
случаям, когда должник имеет деловое заведение (место осуществления
деятельности) на территории этого государства. Между тем в Конвенции
четко устанавливается, что ее положения, в том числе и вышеуказанные, не
распространяются на последующие цессии, если они запрещены договором о
факторных операциях (ст. 12).
Согласно конвенционным предписаниям должник непременно должен
быть извещен о переуступке права требования. Уведомление направляется
должнику либо самим кредитором (поставщиком), либо по его поручению
фактором и должно содержать указание требований, которые составили
предмет уступки фактору. Кроме того, в уведомлении в достаточной степени
конкретизируются как требования, так и данные о самом факторе, которому
покупатель или другое лицо, имеющее обязательство перед клиентом,
должно осуществить платеж. При условии соблюдения перечисленных
обстоятельств, а также, если извещение касается требований, которые
вытекают из контракта, заключенного в момент выдачи уведомления либо до
этого, должник обязан оплатить свой долг.
Актуальность совершенствования правового регулирования
рассматриваемых отношений, в том числе и международно-правовыми
средствами, подтверждается тем, что в рамках Комиссии по праву
международной торговли ООН (ЮНСИТРАЛ) также ведутся работы по
подготовке унифицированного документа, касающегося уступки
финансового требования.
Если какая-либо из сторон договора факторинга имеет более чем одно
место осуществления бизнеса, то в соответствующей статье подразумевается
место деятельности, которое имеет наиболее тесную связь с факторинговым
контрактом и его исполнением с учетом обстоятельств, известных или
предположительно известных сторонам в любое время перед заключением
или при заключении этого контракта.
Такой факторинг носит название «международный», в отличие от
внутреннего факторинга, при котором стороны договора купли-продажи, а
также факторинговая компания находятся в одной и той же стране.
Важно отметить, что нормы Конвенции носят диспозитивный характер,
т.е. стороны могут договориться о том, что они исключают для своих
договорных отношений действие конвенционных положений. Однако если
применение Конвенции исключается, то такое исключение должно касаться
всей Конвенции (ст. 3).