Вы находитесь на странице: 1из 2

ЮЛЯ: Слайд 1: Существует несколько терминов, используемых

американским правительством для обозначения инновационного способа


оказания влияния на зарубежное общество при помощи Интернета: цифровая
дипломатия (digital diplomacy), Интернет-дипломатия (Internet diplomacy),
дипломатия социальных сетей (Twitter diplomacy) и публичная дипломатия
(public diplomacy).
ТАНЯ: Слайд 2: Цифровая дипломатия – это механизм влияния на
зарубежную аудиторию посредством следующих методов: размещение радио
и телепередач в сети Интернет, распространение в открытом доступе
литературы о США в цифровом формате, мониторинг дискуссий в блог-
пространстве, создание персонифицированных страничек членов
правительства США в социальных сетях, а также рассылка информации
через мобильные телефоны.
ЮЛЯ: Слайд 3: При этом, разные концепции характера и применения силы
выводят на передний план разные группы акторов:
 hard power (твердая сила) – государства, в особенности великие
державы и сверхдержавы;
 middle power (средняя сила) – государства и региональные
организации, НКО (некоммерческие организации), структуры
гражданского общества;
 soft power (мягкая сила) – НПО (неправительственные орг.), ТНК,
СМИ, сетевые структуры;
 cyber power (кибер-сила) – все акторы, способные осуществлять
деятельность в киберпространстве (индивид наравне с государством).
ТАНЯ: Слайд 4: В феврале 2011 г. государственный секретарь США
Хиллари Клинтон объявила о начале проекта по поддержке блогеров,
пишущих на общественно-политические темы. По сути, это выделение денег
на создание положительного, с политической точки зрения,
информационного образа себя для собственных действий. Но кроме таких
относительно передовых методов доминирования в кибер-сфере,
популярными среди некоторых государств остаются и методы стандартного
контроля за Интернетом, такие как: установка систем фильтрации (например,
проект «Золотой щит» в КНР), разработка собственных сетей
(цензурированный Интернет в Иране), формирование системы рейтингов для
доступа в сеть (Австралия и Сингапур).
ЮЛЯ: Слайд 5: Согласно данным Digital 2019 Report на начало 2019 года
4,3 млрд человек (или 57% населения мира) пользуются интернетом; 45%
пользуются социальными сетями.
Слайд 6: В Беларуси социальными сетями каждый день пользуются 44,6%
населения, а мессенджерами (Viber, Skype, WhatsApp и др.) - почти половина.
ТАНЯ: Слайд 7: Согласно исследованиям Diplimacy.Live лидирующей
социальной сетью для министерств иностранных дел является Твиттер. 83%
ведомств ведут официальные аккаунты в этой сети . С Твиттером по степени
значимости может конкурировать только Фейсбук. В 2018 году социальная
сеть Фейсбук выпустила методическое руководство «Digital Diplomacy on
Facebook», в котором позиционирует себя как эффективный инструмент
«цифровой дипломатии».
ЮЛЯ: Слайд 8: В «Стратегических планах Госдепартамента США по
информационным технологиям» на 2019-2022 годы акцент сделан на том, как
наиболее эффективно и безопасно технически и технологически
обеспечивать цифровое взаимодействие. В «Стратегии» на 2019-2022 годы в
качестве первого целевого показателя выделены данные как стратегический
ресурс, а повышение эффективности работы пользователей и самих
дипломатических миссий с данными определены в качестве второй цели.
ТАНЯ: Слайд 9: Что же могут предложить сообществам в социальных сетях
дипломатические службы? В первую очередь – системную работу,
направленную на проактивное информационное сопровождение
деятельности дипломатического ведомства. Регулярное участие в значимых
для страны социальных проектах, а также управление антикризисными
коммуникациями и оперативное реагирование на острые информационные
вызовы. Это позволит выстроить доверительные отношения к
внешнеполитическому ведомству страны, что как минимум будет
способствовать укреплению национальной идентичности.
Слайд 10: Конец.