Вы находитесь на странице: 1из 203

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ АВТОНОМНОЕ

ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ
ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ
«РОССИЙСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ДРУЖБЫ НАРОДОВ»

На правах рукописи

Бочкарева Алла Владимировна

ЭТНИЧЕСКИЕ СТЕРЕОТИПЫ:
ОСНОВНЫЕ МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К
ИССЛЕДОВАНИЮ И ОСОБЕННОСТИ
ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ПСИХОСЕМАНТИЧЕСКИХ
МЕТОДОВ

Специальность 22.00.01 – Теория, методология и история социологии

Диссертация на соискание
ученой степени кандидата социологических наук

Научный руководитель:
доктор социологических наук, профессор
Пузанова Ж.В.

МОСКВА – 2014
СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ................................................................................................................................................. 3
ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К ИЗУЧЕНИЮ
СОЦИАЛЬНЫХ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ ................................................................................. 17
1.1. ПРОБЛЕМА СОЦИАЛЬНЫХ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ В ИСТОРИИ ОБЩЕСТВЕННОЙ
МЫСЛИ И В СОВРЕМЕННЫХ ТЕОРИЯХ .................................................................. 17
1.2. ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЕ ПОДХОДЫ К ИЗУЧЕНИЮ ФЕНОМЕНА СОЦИАЛЬНЫХ
ПРЕДСТАВЛЕНИЙ ................................................................................................. 24
1.3. СОЦИАЛЬНЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ ОБ ЭТНИЧЕСКИХ ГРУППАХ: ОСОБЕННОСТИ
ИЗУЧЕНИЯ ЭТНИЧЕСКИХ СТЕРЕОТИПОВ .............................................................. 34

ГЛАВА 2. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРИНЦИПЫ ИЗУЧЕНИЯ


СОЦИАЛЬНЫХ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ ОБ ЭТНИЧЕСКИХ ГРУППАХ НА
ЭМПИРИЧЕСКОМ УРОВНЕ .................................................................................................... 58
2.1. ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЕ ПОДХОДЫ К ИЗМЕРЕНИЮ СОЦИАЛЬНЫХ
ПРЕДСТАВЛЕНИЙ ОБ ЭТНИЧЕСКИХ ГРУППАХ ...................................................... 58
2.2. ПСИХОСЕМАНТИЧЕСКИЕ МЕТОДЫ И ИХ ВОЗМОЖНОСТИ В ИССЛЕДОВАНИИ
СОЦИАЛЬНЫХ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ ОБ ЭТНИЧЕСКИХ ГРУППАХ ............................... 69

ГЛАВА 3. ИЗМЕРЕНИЕ СОЦИАЛЬНЫХ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ ОБ


ЭТНИЧЕСКИХ ГРУППАХ В РАМКАХ ЭМПИРИЧЕСКОГО
ИССЛЕДОВАНИЯ (по результатам социологического исследования) ..... 83
3.1. КОНЦЕПЦИЯ И ПРОЦЕДУРА ИССЛЕДОВАНИЯ................................................ 83
3.2. ОСОБЕННОСТИ ИНСТРУМЕНТАРИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ СОЦИАЛЬНЫХ
ПРЕДСТАВЛЕНИЙ ОБ ЭТНИЧЕСКИХ ГРУППАХ ...................................................... 90
3.3. РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ СОЦИАЛЬНЫХ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ ОБ
ЭТНИЧЕСКИХ ГРУППАХ НА ЭМПИРИЧЕСКОМ УРОВНЕ ......................................... 98
3.3.1. Результаты анализа и социальные представления о различных
этнических группах в разных регионах, полученные с использованием
семантического дифференциала. ............................................................... 98
3.3.2.Метод множественных идентификаций: создание семантических
пространств и анализ близости образов для респондентов ................ 131
ЗАКЛЮЧЕНИЕ................................................................................................................................... 152
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ ................................................... 160
ПРИЛОЖЕНИЯ .................................................................................................................................. 186

2
ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы диссертационного исследования. Актуальность


исследования социальных представлений об этнических группах обусловлена
проблемами нарастающих межэтнических конфликтов в современном мире в
условиях глобализации. Усиление экономических, политических,
культурных связей между странами, высокие темпы миграции,
необходимость искать новые пути мирного сосуществования в условиях
меняющегося этнического состава общества делают необходимым детально
понимать механизмы восприятия индивидом представителя другого этноса и
особенности этого восприятия.
Специфика этнической идентичности находит свое отражение в
культуре, традициях, сознании, языке людей. Социальные представления об
этнических группах, передающиеся из поколения в поколение, являются
неотъемлемой частью самосознания индивида. При этом даже в условиях
межэтнического проникновения, сближения между различными этническими
группами, социальные представления об этнических группах все еще
выступают как одна из основ выбора стратегии поведения с представителем
того или иного этноса. В значительной мере содержание этнических
контактов предопределено таким компонентом этнического самосознания,
как социальные представления об этнических группах. В то же время в
поисках ориентиров в постоянно меняющемся мире индивид стремится
избежать стирания всех границ, стремится найти себя, в частности, через
осознание своей этнической специфики, поиск своих культурных ценностей,
своей референтной группы. Этнокультурное разнообразие необходимо для
обогащения мировой культуры, в то время как этническое самосознание
может стать основой стабильности общественной жизни, взаимоуважения
между этносами. В связи с этим актуализируются идеи сохранения
этнического своеобразия.

3
Проблема взаимовосприятия этнических групп сложна в изучении тем,
что восприятие одних и тех же явлений и процессов разными этническими
общностями далеко не одинаково. В то же время установление контакта
между различными этническими группами невозможно без адекватного
понимания основных культурных норм и ценностей этносов.
В данной связи «прецедентным» можно считать пример студенческой
среды Российского университета дружбы народов, которая характеризуется
тесными и регулярными взаимоотношениями различных этнических групп.
Необходимость понимания представлений о различных этнических
группах продиктовано необходимостью прогнозирования социальных,
культурных, профессиональных и политических противоречий, вероятных в
межэтничной среде. Таким образом, изучение проблемы социальных
представлений об этнических группах, проявляющихся в бытовом поведении
индивидов, представляется важной задачей, имеющей как теоретическое, так
и практическое значение.
Степень научной разработанности темы. Проблеме социальных
представлений об этнических группах посвящены работы ученых различных
направлений: социологов, психологов, этнопсихологов, философов,
историков и многих других. Предпринимались попытки описания и
систематизации знаний о характере и поведении различных народов.
Социальные представления об этнических группах выступают одним из
механизмов преобразования духовной жизни общества, что актуализирует
как научный, так и практический интерес к данной теме.
Однако проблема механизмов формирования социальных
представлений в сознании человека достаточно слабо освещена в
социологической и философской литературе. Исследование социальных
представлений об этнических группах с позиции философского знания не
являлось основной задачей, хотя это позволило бы обосновать связь между
формированием социальных представлений и особенностями их проявлений
на индивидуальном уровне, в том числе в восприятии окружающей

4
действительности и поведении. Попытки философского осмысления
этнических групп способствовали познанию сущностных характеристик
этносов, однако целостная философская концепция социальных
представлений об этнических группах отсутствовала.
Идеи относительно социальных представлений о поведении этнических
групп, «общего духа» нации и связи вышеперечисленного с образом
жизнедеятельности этнических общностей высказывал еще Ш. Монтескье1.
Вслед за ним культурные и этнические особенности европейских народов
исследовали И. Кант, Г. Гегель, Д. Юм2, однако изучение было ограничено
лишь встречами с иностранцами, без погружения в культурную среду этноса.
Первые попытки перехода от описательного характера к исследованию
природы социальных представлений были сделаны немецкими учеными
Л. Штейнталем и С. Лацарусом3, а мысль о необходимости выделения особой
отрасли науки, изучающей стереотипы поведения и мышления, впервые была
высказана В. Вундтом4, который рассматривал психологию народов как
науку о «душе» народа, находящей отражение в обычаях, традициях, языке и
стереотипах.
Концепцию социальных представлений разрабатывал С. Московичи,
его последователями и критиками стали Э. Уэллс, Г. Семин, Р. Харре,
Я. Паркер, Дж. Портер, И. Литтон, Р. Фарр и другие5.

1
См.: Монтескье Ш. Избранные произведения. М.,1955. С. 54-73.
2
См.: Кант И. Сочинения. М., 1966. Т. 6. С. 565-572; Гегель Г.В.Ф. Энциклопедия
философских наук. М., 1977. Т. 1. С 275-312; Юм Д. Сочинения. М., 1965-1966. Т. 1.
С. 117-143.
3
См.: Штейнталь Л., Лацарус С. Мысли о народной психологии. СПб., 1865. С. 21-46, 57-
94.
4
См.: Вундт В. Психология народов. СПб., 2002. С. 23-29.
5
См.: Farr R. Social Representations: a French Tradition of Research // Journal for the Theory
of Social Behaviour. Spec. iss. Oxford, 1987. Vol. 17. N 4. P. 343-369; Social Representations.
Cambridge, 1984. Р. 75; Social Cognition: Perspectives on Everyday Understanding. L., 1981;
Jovchelovitch S. Social Representations in and of the Public Sphere: Towards a Theoretical
Articulation // Journal for the Theory of Social Behaviour. 1995. Vol. 25. N 1. P. 81-102;
Jovchelovltch S. In Defence of Representations // Journal for the Theory of Social Behaviour.
1995. Vol. 26. N 2. P. 121-135; Markova I. Towards an Epistemology of Social Representations
// Journal for the Theory of Social Behaviour. 1996. Vol. 26, N 2. P. 177-196; McKinlay A.,
Potter J. Social Representations: a Conceptual Critique // Journal for the Theory of Social
5
Впервые понятие «стереотип» в научный оборот ввел У. Липпман. В
своей книге «Общественное мнение»6 он систематизировал имеющиеся
знания о стереотипах. По мнению Липпмана, индивид проживает на планете,
но живет лишь в своем небольшом «мирке» – занимается определенным
делом, общается с узким кругом знакомых. Однако он может судить о таких
вещах, с которыми лично никогда не был связан и не имел дела. Таким
образом, мы имеем представление о гораздо большем числе фактов и
явлений, чем мы могли реально наблюдать. Липпман подтверждает свою
теорию тем фактом, что описание одной и той же действительности не
совпадает у разных людей. Очевидец всегда привносит в свое описание
собственные уникальные ощущения и комментарии. Факты не полностью
«приходят» в сознание индивида – часть их конструируется в сознании.
Факты, которые индивид видит, зависят от того, к чему индивид привык и от
социально-культурной обстановки, в которой он вырос.
В западной науке сложилась традиция исследования этнических
стереотипов через призму этнических предрассудков, что сместило вектор
анализа в сторону представления о стереотипе как о заведомо ложном
проявлении7. Фокус исследования был направлен на прикладное изучение

Behaviour. 1987. Vol. 17. N 4. P. 513-529; Parker I. "Social representations": Social


Psychology's (Mis) Use of Sociology // Journal for the Theory of Social Behaviour. Spec. iss.
Oxford, 1987. Vol. 17. N 4. P. 447-469; Potter J., Litton I. Some Problems Underlying the
Theory of Social Representations // British Journal of Social Psychology. Leicester, 1985. Vol.
24. N 2. P. 81-90; Wagner W. The Fallacy of Misplaced Intentionality in Social Representation
Research // Journal for the Theory of Social Behaviour. 1994. Vol. 24. N 3. P. 243-265; Wells A.
Social Representations and the World of Science // Journal for the Theory of Social Behaviour.
1997. Vol. 17. N 4. P.433-445; Gergen K.J. Realities and Relationships: Soundings in Social
Construction. L., 1994. 356 р.; Gergen M.M. Induction and Construction: Teetering Between
Worlds // European Journal of Social Psychology. 1989. Vol. 19. N 5. P. 431-437; Harre R.
Some Reflections on the Concept of "Social Representation" // Social research. 1984. Vol. 51. N
4. P. 927-938; Калькова В.Л. Исследование социальных представлений в европейской
социальной психологии // РЖ «Социология». 1992. № 4. С. 92-109; Semin G. The
"Phenomenon of Social Representations" // British Journal of Social Psychology. 1985. Vol. 24.
N 2. P. 93-94.
6
См.: Липпман У. Общественное мнение. М., 2004.
7
См.: Keen S. Faces of the Enemy. Reflections on Hostile Imagination. 1986. P 34-35;
Fisnman J. An Examination of the Process and Function of Social Stereotyping. 1956. Vol. 43.
P. 29-36.
6
конкретных практических проблем и не затрагивал глубинных причин и
механизмов стереотипизирования, его исторической природы.
Таким образом, проблема этнических стереотипов в межличностном
восприятии анализировалась в рамках этнографии, этнологии, социальной
психологии, социальной философии, социологии и других смежных
дисциплинах8. Научное осмысление актуализировало переход изучения
этнических стереотипов с описательного уровня на объяснительный,
способствовало раскрытию сущностных характеристик этнических
стереотипов и межэтнических отношений. В то же время целостная картина
научных представлений об этнических стереотипах отсутствовала. В
последние годы появилось несколько исследований, затрагивающих
проблему этнических стереотипов в условиях глобализации9.
Разработка концепции социальных представлений нуждалась в
обогащении достижениями философии, в осмыслении концептуальных
проблем, связанных, прежде всего, с социальной и культурной динамикой
этноса и представлениями, этническими стереотипами и традициями. Говоря
об исследовании проблемы этнического стереотипа в процессе
взаимодействия, можно отметить, что такая задача даже не была поставлена
в явной форме, хотя на настоящий момент накоплен достаточно большой
материал для обобщения, поскольку анализ этнических стереотипов в рамках

8
См.: Арутюнов С.А. Народы и культуры: Развитие и взаимодействие. М., 1989;
Бромлей Ю.В. Очерки теории этноса. М., 1983; Бромлей Ю.В. Этнос и этнография. М.,
1973.
9
См.: Гидденс Э. Ускользающий мир. Как глобализация меняет нашу жизнь. М., 2004;
Глобализация и мультикультурализм // Отв. ред. Н.С. Кирабаев. М., 2005; Манько Ю.В.,
Шашков Н.И. Нации и национальные отношения (исторический и философский анализ).
М., 2009; Мнацаканян М.О. Национализм и глобализм. Национальная жизнь в
современном мире. М., 2009; Маликова Н.Р. Особенности проведения социологических
исследований в сфере этнонациональных отношений // Тезаурус социологии. Под. ред.
Ж.Т. Тощенко. М., 2013. С. 338-340; Маликова Н.Р. Социальное измерение глобализации.
М., 2012; Маликова Н.Р. Социально-культурные феномены проявления «новых обликов»
идентичности и «смутных» идеалов россиян в глобализации // Гуманитарные чтения
РГГУ – 2010. Теория и методология гуманитарного знания. Россиеведение. Общественные
функции гуманитарных наук. М., 2011. С. 423-435; Арутюнова Е.М. Адаптация
временных трудовых мигрантов из Средней Азии на сельском юге России //
Социологическая наука и социальная практика. 2014. № 1 (05). С. 51-70.
7
истории, философии, социологии и этнографии ведется давно. Этнические
стереотипы в открытой или скрытой форме присутствуют во всех сферах
жизнедеятельности индивида и в разной социальной и исторической
реальности воспринимаются как единственно верный способ
сосуществования с представителями других этнических групп. Структура
этнического стереотипа представляет собой строго определенную систему
взаимоотношений, отражающую различные типы социальных связей в
этнической группе.
В период с 1920-х по 1960-е гг. изучение стереотипов становится
практически монополией американских ученых (Г. Оллпорт, У. Олбиг и
др.10), которые оценивали данный феномен как отрицательный, но
неизбежный. Стоит отметить, что основное внимание исследователей было
направлено на изучение «антропостереотипов», т.е. представлений
индивидов о своей социальной группе (не только этнических, но и
профессиональных, гендерных и т.п.).
В отечественной науке интерес к изучению этнических стереотипов
возник в 1960-1970 годы и касался исследований в рамках психологии,
социологии и этнографии. На текущий момент в обществоведческих
дисциплинах «этнические стереотипы» анализируются как в рамках общего
анализа проблем теоретической науки, так и этнографических описаний
(работы Р.Г. Абдулатипова, С.А. Арутюнова, Е.М. Арутюновой,
А.К. Байбурина, А.Д. Бравина, Л.M. Дробижевой, Т.М. Заитовой,
Ю.М. Лотмана, Р.М. Мусиной, Э.С. Маркаряна и других)11. Проблема

10
См.: Allport G. The Nature of Prejudice. N.Y., 1958; Allbig U. Modern Public Opinion. N.Y.,
1946.
11
См.: Гражданская, этническая и региональная идентичность: вчера, сегодня, завтра //
Отв. ред. Л.М. Дробижева. М., 2013; Арутюнов С.А. Народы и культуры: Развитие и
взаимодействие. М., 1989; Дробижева Л.М. Национальное самосознание: база
формирования и социально-культурные стимулы развития // Советская этнография. 1991.
№ 1. C. 3-16; Маркарян Э.С. Теория культуры и современная наука. М., 1983.
8
функционирования этнических стереотипов и их влияния на процесс
межэтнической интеграции рассматривается в работах Н.Р. Маликовой12.
Исследуемая проблема находится также в сфере научного интереса
ростовской школы, особенностью работ представителей которой стало
изучение этнических стереотипов с точки зрения этнического самосознания и
культуры, а также исследование изменения этнических стереотипов с
течением времени13.
Разработкой проблемы этнических стереотипов занимались
В.А. Авксентьев, М.Б. Беджанов, С.A. Ляушева, Э.Х. Панеш, P.A. Ханаху,
А.Ю. Шадже и др.14 В работах авторов находят отражение особенности
этнических процессов в современной России и на Северном Кавказе.
Литературу по методам изучения этнических стереотипов условно
можно разделить на несколько блоков. К методу свободного описания и его
разновидностям можно отнести работы А. Катца и У. Брейли15.
Методы прямого опроса применялись в исследованиях этнических
стереотипов Дж. Бригема (процентная методика), К. Макколи, К. Ститта
(выявление «диагностического коэффициента»)16.
Разработке и использованию проективных методик в изучении
этнических стереотипов посвящены работы Г.Е. Романовой, Е.С. Романовой,
О.Ф. Потемкиной, Т.В. Ивановой17.

12
См.: Маликова Н.Р. Парадоксы межнационального общения. М.1992. С. 98-114.
13
См.: Давидович В.Е., Жданов Ю.А. Сущность культуры. Р. н/Д, 2006; Драч Г.В.
Модернизация России: контекстуальность проблемы // Логос. 2004. N 5; Штомпель О.М.
Социокультурный кризис. Теоретические и методологические проблемы. Р. н/Д., 1999.
14
См.: Беджанов М.Б. Проблемы национальных отношений на северном Кавказе и пути
их решения. Майкоп, 1997; Ляушева С.А. Эволюция религиозных верований адыгов:
история и современность (философско-культурологический анализ). Р. н/Д., 2002;
Панеш Э.Х. Этническая психология и межэтнические отношения. Взаимодействия и
особенности эволюции. СПб., 1996; Шадже А.Ю. Гуманизм и полиэтническая Россия.
Майкоп, 2001; Шадже А.Ю. Этнические ценности как философская проблема. Майкоп,
2005.
15
См.: Katz D., Braly K. Racial Stereotypes of One Hundred College Students // Journal of
Abnormal and Social Psychology. 1933. N 28. Р. 280-290.
16
См.: Brigham J.S. Ethnic Stereotypes // Psychological Bulletin. 1971. Vol. 76. P. 15-38;
McCauley C., Stitt C.L. An Individual and Quantitative Measure of Stereotypes // Journal of
Personality and Social Psychology. 1978. N 36. Р. 929-940.
9
Проблему изучения психосемантики разрабатывали В.Ф. Петренко,
Л.А. Алиева, О.В. Митина, С.А. Шеин, А.Г. Шмелев18. Основоположниками
метода семантического дифференциала стали Ч. Осгуд, Дж. Сусси,
П. Танненбаум19. Применение психосемантических методов в социологии и
познавательные возможности психосемантических методов рассматривали
И.Ю. Александрова, Т.С. Баранова, Л.Д. Демина, Т.Ц. Дугарова,
О.Н. Дудченко, М.Б. Максимов, С.Г. Максимова, А.В. Мытиль,
Ж.В. Пузанова, Н.В. Родионова, О.В. Черепанова, Н.А. Шматко,
Л.И. Эрхитуева и др.20

17 См.: Иванова Т.В. Изучение этнических стереотипов с помощью проективных рисунков


// Вопросы психологии. 1998. № 2. С. 71-82; Романова Г.Е. Проективная методика «Чужие
рисунки» // Психологический журнал. 1993. № 5. С. 90-97; Романова Е.С.,
Потемкина О.Ф. Графические методы в психологической диагностике. М., 1992.
18
См.: Петренко В.Ф. Основы психосемантики. М., 2005; Петренко В.Ф. Введение в
экспериментальную психосемантику: исследование форм репрезентации в обыденном
сознании. М., 1983; Петренко В.Ф. Психосемантика сознания. М., 1988; Петренко В.Ф.,
Алиева Л.А., Шеин С.А. Психосемантические методы исследования оценки и понимания
кинопроизведения // Вестник МГУ. Серия 14. Психология. 1982. № 2. С. 13-21;
Петренко В.Ф., Митина О.В. Психосемантический анализ динамики общественного
сознания. М., 1997; Петренко В.Ф., Митина О.В. Семантическое пространство
политических партий // Психологический журнал. 1991. Т. 12. № 6. С. 55-77;
Петренко В.Ф., Сурманидзе Л.Д. Исследование стереотипов обыденного сознания
методами психосемантики // Этнографическое обозрение. 1994. № 6. С. 50-61;
Шмелев А.Г. Традиционная психосемантика и экспериментальная психосемантика:
объективные и субъективные парадигмы анализа данных // Вопросы психологии. 1982. №
5. С. 36-46.
19
См.: Osgood Ch. Focus of Meaning. Vol. 1: Explorations in Semantic Space. 1976;
Osgood Ch., Suci G.J., Tannenbaum P.H. The Measurement of Meaning. Urbana, 1957;
Осгуд Ч. Метод семантического дифференциала в сравнительном исследовании культур.
Ч. 1 / пер. с англ. М.Б. Вильковского // Социология: методология, методы, математическое
моделирование. 2012. № 34. С. 172-201; Осгуд Ч. Метод семантического дифференциала в
сравнительном исследовании культур. Ч. 2 / пер. с англ. М.Б. Вильковского // Социология:
методология, методы, математическое моделирование. 2012. № 35. С. 175-204.
20
См.: Баранова Т.С. «Эмоциональное «Я – мы» (опыт психосемантического
исследования социальной идентичности) // Социология: методология, методы,
математическое моделирование. 2001. № 14. С. 70-101; Баранова Т.С.
Психосемантические методы в социологии // Социология: методология, методы,
математическое моделирование. 1993-94. №№ 3-4. С. 55-64; Дугарова Т.Ц.,
Эрхитуева Л.И. Специфика применения психосемантических методов в этнопсихологии.
Улан-Удэ, 2009; Пузанова Ж.В. Использование психосемантических методов в изучении
феномена одиночества // Вестник РУДН. Серия «Социология». 2011. № 2. С. 5-14;
Черепанова О.В., Максимова С.Г., Демина Л.Д., Максимов М.Б. Специфика анализа
межпоколенных стереотипов психосемантическим методом «множественных
10
Объектом диссертационного исследования является этнический
стереотип как социальный феномен.
Предметом – возможности и особенности изучения этнических
стереотипов психосемантическими методами в социологическом
исследовании.
Цель исследования – выявить особенности и перспективы
использования психосемантических методов (метода семантического
дифференциала и метода множественных идентификаций) в
социологическом исследовании этнических стереотипов.
Для достижения указанной цели были поставлены следующие задачи:
1. Рассмотреть основные подходы к определению «этнического
стереотипа».
2. Рассмотреть основные теоретические подходы к изучению
феномена этнического стереотипа.
3. На основе анализа результатов эмпирических исследований
этнических стереотипов в социологии и психологии раскрыть возможности
применения психосемантических методов в изучении этнических
стереотипов в рамках социологического исследования. Обосновать
описательную способность и эффективность метода семантического
дифференциала и метода множественных идентификаций при изучении
этнических стереотипов.
4. Адаптировать метод семантического дифференциала и метод
множественных идентификаций в качестве инструментария к изучению
этнических стереотипов. Апробировать инструментарий в полиэтничной
студенческой среде.
5. Обосновать важность пилотажного исследования методом
ассоциаций для понимания языка респондентов, особенно представителей
других регионов.

идентификаций» (поведенческий аспект формирования установок) // Известия АГУ. 2007.


№ 2.
11
6. Исследовать этнические стереотипы студентов РУДН с помощью
метода семантического дифференциала и метода множественных
идентификаций; выявить познавательные возможности последовательного
применения двух методов.
7. Определить особенности и перспективы применения
психосемантических методов (метода семантического дифференциала и
метода множественных идентификаций) в рамках социологического
исследования проблем этнических стереотипов.
Теоретико-методологическая и эмпирическая база
диссертационного исследования. Теоретико-методологическую основу
диссертации составили работы отечественных и зарубежных авторов в
области социологии, этносоциологии, философии, этнографии, психологии и
этнопсихологии. Применялся междисциплинарный и системный подходы к
изучению феноменов общественного сознания. Методологическую основу
диссертационного исследования составляют социологические,
культурологические, психологические и философские методы и подходы,
метод системного анализа, сравнительного анализа, междисциплинарная
оценка подходов к изучению этнической стереотипизации.
Эмпирическое исследование основывается на принципах сочетания
различных подходов к изучению социальных феноменов. Метод
семантического дифференциала и метод множественных идентификаций
являются междисциплинарными и используются в рамках психологии,
социологии, этносоциологии. При конструировании инструментария автор
использовал элементы методической разработки Ч. Осгуда и элементы
психосемантической методики изучения этнических стереотипов
В.Ф. Петренко.
Эмпирическую базу составили результаты двух исследований,
проведенных автором в 2012 и 2013 гг.:
 Первое исследование этнических стереотипов с применением
метода семантического дифференциала проводилось в феврале-марте 2012

12
года и включало в себя два этапа. На первом этапе было проведено
пилотажное исследование, в рамках которого было опрошено 150
респондентов. На втором этапе проводилось основное исследование, в
рамках которого было опрошено 500 студентов РУДН. В качестве метода
выявления первичного набора индивидуальных конструктов в пилотажном
исследовании использовался метод ассоциаций. На основании выявленных
шкал был сформирован инструментарий, с использованием которого было
проведено исследование методом семантического дифференциала.
 Исследование этнических стереотипов с использованием метода
множественных идентификаций проводилось в феврале-марте 2013 года. В
рамках исследования было опрошено 600 студентов РУДН. Отбор
характеристик для шкал производился из нескольких источников –
собственное пилотажное эмпирическое исследование методом ассоциаций,
исследование методом семантического дифференциала, а также на основе
анализа имеющейся литературы по теме исследования.
Собственные эмпирические исследования были проведены на базе
Российского университета дружбы народов. Данные исследований были
обработаны с помощью пакета программ SPSS. По результатам исследований
были выявлены особенности, познавательные возможности, а также
ограничения применения психосемантических методов в эмпирическом
социологическом исследовании.
Научная новизна работы состоит в том, что:
1. Проведено уточнение категории «социальные представления»,
«социальный стереотип» с целью применения в социологическом
эмпирическом исследовании. Феномен социальных представлений описан
как надсубъективная реальность, присущая всем членам социальной группы.
2. Выявлены особенности собственно социологического подхода к
изучению социальных представлений об этнических группах, этнических
стереотипов.

13
3. Разработан инструментарий эмпирического изучения
семантического пространства с учетом особенностей исследования
этнических стереотипов. Обоснована возможность применения
психосемантических методов для изучения этнических стереотипов в рамках
эмпирического социологического исследования.
4. Проанализированы возможности использования
психосемантических методов изучения этнических стереотипов – метод
семантического дифференциала и метод множественных идентификаций – в
социологическом исследовании. Методики адаптированы для ситуации
группового анкетирования в рамках социологического исследования и для
опроса студентов.
5. Выявлены особенности и перспективы применения метода
семантического дифференциала и метода множественных идентификаций на
основе анализа данных, полученных психосемантическими методами.
Положения, выносимые на защиту:
1. Определение процесса «стереотипизации» как психологического
процесса восприятия, систематизации, эмоционального восприятия
социальных явлений через распространение на эти явления характеристик
социальной группы дает возможность адекватной интерпретации и
операционализации понятия при эмпирическом изучении этнических
стереотипов.
2. В социологическом исследовании этнических стереотипов
необходимо получение информации о глубинных структурах психики
индивида – неосознаваемых феноменах, которые не облечены в словесную
форму и имеют эмоциональную окраску. Наиболее эффективны для
описания аффективного уровня сознания индивида психосемантические
методы.
3. Психосемантические методы направлены на выявление
субъективных семантических пространств, что позволяет использовать при
построении шкал конструкты, определенные самими респондентами, а не

14
выбранные исследователем. Применение метода ассоциаций позволяет
построить субъективное семантическое пространство исследуемой группы, в
рамках которого применение метода семантического дифференциала и
метода множественных идентификаций становится наиболее эффективным.
Разработанный в рамках исследований инструментарий подходит для
группового анкетирования студентов и позволяет обойти такой недостаток
метода ассоциаций, как его трудоемкость в процедуре сбора и анализа.
4. Для исследования этнических стереотипов перспективной является
стратегия применение метода семантического дифференциала и метода
множественных идентификаций для построения субъективного
психосемантического пространства изучаемых общностей. Помимо этого,
психосемантические пространства позволяют получить представления об
авто- и гетеростереотипах изучаемых общностей, особенностях этнической
идентичности респондента, эмоциональной окраске восприятия своей
общности.
Теоретическая и практическая значимость диссертационного
исследования. Теоретическая значимость исследования состоит в том, что
оно открывает новые возможности применения метода семантического
дифференциала и метода множественных идентификаций для исследования
этнических стереотипов. Методические разработки и рекомендации,
сформулированные в диссертационном исследовании, могут быть
использованы для дальнейшего изучения социальных стереотипов.
Практическая значимость выражается в возможности использования
результатов диссертационного исследования в подготовке спецкурсов по
теории и методологии социологии.
Полученные в ходе эмпирического исследования данные применимы
для разработки рекомендаций теоретического и прикладного характера,
касающихся особенностей межличностного и межгруппового
взаимодействия внутри полиэтнических общностей.

15
Апробация диссертации
Основные положения и выводы диссертационного исследования были
изложены в ряде публикаций автора и в выступлении на конференции
«Фестиваль науки» (Москва, 2013), а также на научных семинарах
факультета гуманитарных и социальных наук Российского университета
дружбы народов.
Структура диссертации
Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка
использованной литературы и двух приложений.

16
ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К ИЗУЧЕНИЮ
СОЦИАЛЬНЫХ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ

1.1. Проблема социальных представлений в истории общественной


мысли и в современных теориях

Интерес к проблеме социальных представлений является характерной


чертой социальных наук на протяжении последних десятилетий. Концепции
социальных взаимодействий Э. Дюркгейма, М. Вебера, Дж.Г. Мида,
А. Шюца, Т. Куна, М. Фуко и других стали основой для дальнейших
изысканий в этой области. Теоретические модели в социологических науках
разрабатываются как средства конструирования социального опыта.
Концепции конструирования реальности Т. Лукмана и П. Бергера
нашли свое отражение в современных социально-психологических теориях,
основывающихся на психологических аспектах измерения окружающей
реальности. Для измерения окружающей реальности необходимо понимание
механизмов ее конструирования, что влечет за собой постановку основного
вопроса данного направления: «каким образом субъективные значения
становятся объективной фактичностью?»21
Социологический и психологический анализ социальной реальности
представляет собой противостояние позитивизма и конструктивизма. В
рамках позитивизма возникает социальный когнитивизм, ставший в
настоящее время основой разработки теорий социального знания в
психологии. В рамках конструктивизма (герменевтическая парадигма)
объединяются социальный конструкционизм и позиционнную теорию.
Ведущими школами в разработке перечисленных концепций являются
англоамериканская и французская школа социальных представлений22.

21
См.: Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. М., 1995. С. 35-36.
22
См.: Rijsman G., Stroebe W. The Two Social Psychologies or Whatever Happened to the
Crisis // European Journal of Social Psychology. 1989. Vol. 19. N 5. P. 339-344.
17
В социальных науках последователи когнитивизма делали акцент на
анализ роли когнитивных факторов в социальном поведении индивидов.
Постепенно задача когнитивизма была трансформирована в попытку выявить
особенности познания социальных объектов (идей, ценностей) и социального
мира индивидом.
Говоря о конструктивизме, следует понимать, что это
междисциплинарное явление, которое объединяет все социальные науки.
Конструктивизм стал новой концептуально-аналитической схемой,
базирующейся на качественно другой (неэмпирической) теории науки, ее
функций и потенциала. Поскольку реальную картину мира когнитивисты
видели в изучении когнитивных механизмов, основная критика была
направлена на противоречие с позитивизмом, изучающим объект путем
сбора экспериментальных данных, их обобщения и проверкой опытным
путем23.
Таким образом, пересмотр парадигмы социального познания в сторону
позитивизма начинается, когда «под сомнение ставится теория знания как
ментального представления»24. Произошел сдвиг от анализа, присущему
естественным наукам, к социально-психологическому анализу. Социальные
взаимодействия отличаются своей неустойчивостью, изменчивостью,
влиянием культурных и других факторов. Социальное поведение не может
быть универсальным, не может быть обобщено и лишено возможности
создания универсальных моделей. В конструктивизме речь идет об изучении
текущей картины мира, значимой только в рамках конкретного культурного,
исторического и социального контекста. При этом важную роль играет
термины коммуникации – лингвистические особенности, в рамках которых
строится понимание мира. Описание социальной практики конкретными

23
См.: Gergen K.J. Social Psychology and the Wrong Revolution // European Journal of Social
Psychology. 1989. Vol. 19. N 5. P. 463-484.
24
См.: Джерджен К.Дж. Движение социального конструкционизма в современной
психологии // Социальная психология: саморефлексия маргинальности: Хрестоматия. М.,
1995. С. 63.
18
лингвистическими шаблонами дает возможность построения конкретных
когнитивных и поведенческих образцов.
Выражаясь в этих образцах, социальная практика переходит от
индивидуального к социальному. Социальный конструктивизм
обуславливает знание о мире как совокупность локальных культурных
отношений между членами социальной группы, определенных текущими
социальными процессами. Социальное поведение, являясь основной
смысловой активностью, делает основой психологического осмысления
функции мышления, структуру речи, особенности обмена символами и
прочее. Интерпретация действий, языка, социального мира является их
конструированием, а вопрос об объективности интерпретации решается
признанием отсутствия независимой (существующей вне интерпретации)
социальной реальности25. Конструирующие функции языка представляются
формами социальной практики и выходят на первый план.
Говоря о конструктивистской парадигме нельзя не упомянуть
концепцию значения слова Л. Витгенштейна. Значение слова связано с
«языковой игрой» – конкретным видом социальной практики, отвечающей
общепринятым правилам. Словообмен является составной частью более
широких форм культурного обмена. Проблема способов употребления языка
в рамках культуры привлекла различных исследователей и переросла в
проблему следования правилу, совпадающего с практикой применения
правила.
В середине прошлого столетия исследователи увидели необходимость
изучения того, как индивиды представляют себе процессы, происходящие в
обыденном сознании. Возможность объяснения социальных явлений через
представления высказывалась Э. Дюркгеймом, который различай
индивидуальные представления (представления в сознании отдельных
индивидов) и коллективные представления (общественные представления).

25
См.: Greenwood G.D. Explanation and Experiment in Social Psychological Sciences: Realism
and the Social Constitution of Action. N.Y.; L., 1989. Р. 110-114.
19
Необходимость выделения специфического угла зрения на проблему
социальных представлений привела к переосмыслению коллективных
представлений Дюркгейма в новых социальных обстоятельствах. Дюркгейм
рассматривал коллективные представления не как сумму индивидуальных
представлений, а как первоисточник, единый и разделяемый всеми членами
общества. Коллективные представления являются способом осознания
обществом самого себя.
Индивидуальные представления изменчивы, подвержены активному
влиянию различных факторов. Коллективные представления, напротив,
категорийны, универсальны, безличны. Именно они, по мнению Дюркгейма,
изучаются в рамках социологии.
В рамках социологической концепции Дюркгейма категория
коллективные представления содержала понятия религии, мифологии,
пространства и была разработана для описания духовной жизни
традиционных обществ. Категория коллективных представлений, таким
образом, не отличалась необходимой для дальнейшего развития гибкостью,
динамикой и структурированностью.
Развитие понятия социальные представления стали попыткой
структурировать реальность современного общества, в котором роль мифов и
религиозных верований претерпел значительные изменения, как и структура
общественных отношений в целом. Социальные процессы также стали
разнообразней и появилась необходимость прогнозирования и понимания
основ трансформации представлений в процессе социального
взаимодействия26.
Проблема социальных представлений стала особенно актуальной в 70-е
годы, концепция стала фундаментом для становления современной
национальной французской Школы социальной психологии.
Основоположником концепции социальных представлений, превратившейся

26
Московичи С. От коллективных представлений к социальным // Вопросы социологии.
М., 1992. С. 94.
20
в особую теоретическую модель, стал С. Московичи. Отличительной чертой
модели стала ее социологическая форма, которая «ввергла субъекта
социально-психологических исследований в водоворот социальных
явлений... так что появилась возможность рассуждать о том, каким образом
социальный мир вовлекается в субъективные процессы»27.
Таким образом, трансформация термина вызвана «необходимостью
наведения мостов между индивидуальным и социальным миром и
осмыслением последнего как находящегося в состоянии перманентных
изменений»28.
Долгое время концепция рассматривалась в парадигме когнитивизма.
Данный вопрос стоит достаточно остро и в настоящее время, однако ряд
авторов настаивает на исследование идей о социальных представлениях
Московичи в рамках конструктивизма29.
В работах Московичи социальные представления рассматриваются как
«набор понятий, убеждений и объяснений, берущих начало в повседневной
межличностной коммуникации», «когнитивные системы, обладающие
собственной логикой и языком», «особый способ приобретения и передачи
знания, благодаря чему создаются реальность и здравый смысл»30.
Социальные представления упорядочивают образ мира, в них
представлен социальный срез реальности, они разделяемы большинством
27
См.: Parker I. Social Representations: Social Psychology's (Mis) Use of Sociology // Journal
for the Theory of Social Behavior. 1987. Vol. 17. N 4. P. 447.
28
См.: Moscovici S. Notes Towards a Description of Social Representations // European Journal
of Social Psychology. 1988. Vol. 18. N 3. P. 219.
29
См.: Харре Р. Грамматика и лексика – векторы социальных представлений // Вопросы
социологии. М., 1993. Т. 2. № 1/2. С 118-128; Farr R. Social Representations: A French
Tradition of Research // Journal for the Theory of Social Behavior. 1987. Vol. 17. N 4. P. 343-
369; Gergen K.J. Exploring the Postmodern: Perils or Potentials? // American Psychologist.
1994. Vol. 49. N 5. P. 412-436. Gergen M.M. Induction and Construction: Teetering Between
Worlds // European Journal of Social Psychology. 1989. Vol. 19. N 5. P. 431-437; Harre R.
Some Reflections on the Concept of "Social Representation" // Social research. 1984. Vol. 51. N
4. P. 927-938; McKinlay A., Potter J. Social Representations: A Conceptual Critique // Journal
for the Theory of Social Behaviour. 1987. Vol. 17. N 4. P. 513-529; Potter J., Litton I. Some
Problems Underlying the Theory of Social Representations // British Journal of Social
Psychology. 1985. Vol. 24. N 2. P. 81-90.
30
См.: Social Cognition: Perspectives on Everyday Understanding. L., 1981. Р. 181, 186; Social
Representations. Cambridge, 1984. Р. 345.
21
индивидов социальной группы и во многом определяют их поведение. Таким
образом, понимание социальных представлений является частью социальных
представлений.
Развитие понятия коллективные представления связано с именами
Л. Леви-Брюля, З. Фрейда и Ж. Пиаже. Вклад Фрейда и Пиаже заключается в
трансформации термина из расплывчатого понятия в феномен
психологической и социальной реальности, выявили связь индивидуальных и
коллективных представлений. Леви-Брюль вычленял аффективные и
интеллектуальные структуры коллективных представлений. Социальные
представления универсальны и имеют трехкомпонентную структуру:
установка, поле представления и информация.
Поле представления представляет собой качественную характеристику
концепции. Поле социального представления возникает, когда есть единство
элементов, находящееся в сложной иерархии. К условиям возникновения
поля социальных представлений относится разнообразие их содержания,
образных и смысловых свойств, что характерно для определенных
социальных групп.
Установка как компонент социальных представлений выражает
положительное или отрицательное отношение к объекту представления.
Установка указывает на возможность индивида высказывать определенное
суждение. Информация представляет собой совокупность знаний о
социальном явлении.
К функциям социальных представлений можно отнести функцию
адаптации, познавательную функцию, а также функцию «посредника»
поведения индивидов. Реализация функций происходит через процесс
объективизации. За порождение смысла и организацию элементов отвечает
центральное ядро представления, которое наделяет смыслом другие
элементы.
Таким образом, в социальной психологии социальные представления
понимаются как представления большинства людей об устройстве общества

22
и социальной реальности окружающего мира. Упрощение сложных
элементов, понимание незнакомых ранее явлений помогает индивидам в
повседневной жизнедеятельности. Социальные представления могут
трансформироваться в форму стереотипов. Сформированные социальные
представления обретают силу, которая оказывает влияние на индивида и
общество в целом и не подвержена быстрым трансформациям.
Социальные представления дают индивиду стройную картину
окружающей реальности, позволяют адекватно реагировать на происходящие
процессы и эффективно действовать в рамках разделяемых в данной
социальной общности картины мира.
Концепция социальных представлений выходит за рамки французской
школы, широко известна швейцарская, английская и другие школы. В
отечественной социальной психологии изучением социальных
представлений занимались Г.М. Андреева, А.В. Петровский, А.И. Донцов,
А.В. Брушлинский, К.А. Абульханова и другие.
Социальные представления, выработанные внутри социальной
общности посредством взаимодействия, могут быть представлены как
особые способы мышления. Это особые конструкции, которые имеют
образную, познавательную, эмоциональную и символическую нагрузку, а
объектом социальных представлений могут быть явления, процессы,
социальные общности и другое.
В дальнейшем последователи и единомышленники Московичи ставили
основной целью разработку широкой картины социальных представлений, их
динамику и изменения. В работах затрагивались проблемы, значимые для
французского общества, а также создавалась социально-психологическая
«база» науки.

23
1.2. Исследовательские подходы к изучению феномена социальных
представлений

Вслед за Московичи возникло два основных течения исследования


социальных представлений. Одни исследователи сконцентрировали
внимание на решении проблемы трансформации общезначимых явлений
культуры в социальных представлениях. Данная проблема рассмотрена в
работах К. Херцлиша, Р. Каезы, М.-Ж. Шомбар де Лева, Д. Жоделе и других.
В работах применялись лонгитюдные наблюдения, интервью, контент-
анализ.
Другие исследователи сфокусировались на изучение малых групп
(Ж. Абрик, М. Плон, Ж. Кодол и другие). Задачей исследователи данного
направления ставили изучение роли социальных представлений как фактора
внутригруппового взаимодействия. Предметом исследования выступало
значение социальных представлений в ситуациях взаимодействия и
внутригрупповой коммуникации.
Концепция социальных представлений долгое время развивалась
исключительно во французской школе. Толчком к внедрению теории в
другие социологические школы послужила активная деятельность по
переводу работ на английский язык. Сторонники теории социальных
представлений появились в Великобритании, Италии, Австрии, Португалии,
а также Австралии, Канаде и Швейцарии. Однако ряд авторов отмечает, что
перевод работ Московичи на английский язык был не совсем точен. Р. Фарр
отмечает, что редакторы придали работам не свойственный для них
изначально когнитивистский оттенок, что и послужило причиной
дальнейших споров о том, в рамках конструктивизма или когнитивизма
должна развиваться концепции социальных представлений31.

31
См.: Farr R. Social Representations: a French Tradition of Research // Journal for the Theory
of Social Behaviour. Spec. iss. 1987. Vol. 17. N 4. P. 343-369.
24
Отличительной чертой европейской модели изучения социальных
представлений стала особенность методологии, основанная на наблюдении в
естественных условиях32. Американская социологическая школа, за
исключением некоторых авторов, осталась в стороне и не проявила интереса
к концепции. Некоторое внимание было уделено сторонниками социального
конструктивизма, исследующими эмпирическое изучение социальных
представлений.
Рассуждение Московичи строилось на тезисе о социальных
представлениях как особом типе реальности, с которым индивид
сталкивается в повседневной практике. Согласно новой французской школе,
«принципиальные формы нашего физического и социального окружения
фиксируются в представлениях, и мы сами обретаем "форму" в соответствии
с ними»33. Индивид общается с внешним миром с помощью существующих
представлений, а реальность воспринимается через призму социальных
представлений.
Социальные представления включают индивидов в систему
социальных взаимодействия, заставляют индивидов интерпретировать
события определенным образом. Это связано с когнитивной организацией
человека, а также с социально-культурной традицией. Индивид
актуализирует себя в накопленном социальной группой опыте, несмотря на
то, что социальные представления являются достоянием каждого индивида.
Социальные представления измеряются символически и портретно. Связью
между символом и портретом выступает язык.
Особое значение социальные представления приобретают в условиях
современного общества, поскольку «налицо растущая потребность в
постоянной реконструкции здравого смысла, т.е. определенной суммы

32
См.: Social Representations. Cambridge, 1984. Р 75.
33
См.: Там же. С. 13.
25
знаний, составляющей субстрат образов и значений, без которых не может
функционировать ни одно сообщество»34.
Социальные представления строят социальную реальность. В процессе
превращения представленного индивидом в реальное участвует социальная
коммуникация и когнитивные механизмы. Социальные представления
определяют ту или иную ситуацию благодаря своей символической
значимости для всех индивидов. Социальные представления упорядочивают
отношения и поведение индивидов в соответствии с социальными ролями,
принятыми в конкретной социальной группе. Приятие социальных
представлений становится основой групповой идентичности. Поскольку
субъект представления всегда присутствует в объекте, социальные
представления не имеют разделения субъективной и объективной формы.
Таким образом, социальные представления объясняют явления, формируют
коллективное сознание и делают понимание происходящих процессов
общедоступным. Последнее обстоятельство обуславливает возникновение
социальных представлений.
Социальные представления превращают неизвестное в знакомое, что
обеспечивает согласованность действий внутри социальной группы, ее
устойчивость. Однако для развития социальной группы и возможности
реагировать на изменяющуюся внешнюю среду необходимо внедрение
новых социальных представлений, которые строятся на основании уже
существующей модели. Незнакомая модель постепенно переносится в
существующую картину мира и становится привычной.
Изучение социальных представлений предполагает реконструкцию
когнитивного процесса, происходящего путем объективации социальных
представлений. Такое закрепление означает возврат социального
представления к общепринятым представлениям, категориям повседневного
опыта. Объективация социальных представлений превращает мысленное в
то, что существует физически. Это позволяет интерпретировать события.

34
См.: Social Cognition: Perspectives on Everyday Understanding. L., 1981. Р. 185.
26
Социальные представления воплощаются в реальном виде и становятся
доступны для контроля со стороны индивида. В силу вступает процесс
категоризации, который приписывает новое к уже существующей системе.
Таким образом, с помощью социальных представлений индивид
систематизирует окружающую реальность, адаптируется к новым процессам
за счет определения их в одну из уже существующих категорий.
Посредством объективации новое понятие становится реальным,
социальные представления создают реальность, которая соответствует
представлениям в социальной группе. Эта реальность объективна только в
условиях конкретной социальной группы и исчезает с распадом этой группы
или ее изменением.
Модель, возникающая в ходе категоризации и структурирования,
ориентирует индивида на то или иное поведение. Здесь возникает такое
понятие, как социальная память. Это образец, на котором строится
реальность. Социальные представления являются истиной, пока им доверяют
субъекты социального опыта.
Исследование социальных представлений Московичи является
единственным опытом всестороннего анализа феномена. Последователи
автора, в основном, делали акцент на том или ином аспекте.
Д. Жоделе разработал классификацию подходов к проблеме
социальных представлений на основании интерпретации социальных
представлений как формы повседневного знания, связывающей субъект и
объект. К первому типу исследований автор относит анализ
социокультурных условий формирования представлений, их места в
социальной группе, особенности символического обмена и коммуникации.
Второй тип включает в себя описание социальных представлений как формы
знания, а также их функции в процессе освоения социальной реальности.
Третий тип объединил в себе исследования, определяющие когнитивную
структуру представлений и их статус.

27
Исследования первого и второго типа относятся к изучению образа
социальной реальности, который создается через социальные представления.
Внимание исследователей акцентируется на социальном происхождении
социальных представлений и их роли как конструкторов знания индивидов о
мире. Представители третьего типа анализируют процесс возникновения
социальных представлений и его соотношение с миром объектов. Акцент
делается на изучении когнитивных параметров социальных представлений.
Таким образом, Жоделе обозначил, что последователи Московичи
рассматривали проблему социальных представлений в рамках двух
теоретических подходов – когнитивизм и конструктивизм. Научная
дискуссия о концепции социальных представлений в европейских странах
развернулась между двумя этими направлениями. Первоначально
развивающаяся в рамках когнитивизма, со второй половины 80-х годов
концепция социальных представлений стала рассматриваться в русле
конструктивизма. Причина кроется как в многоплановости феномена
социальных представлений, так и в отсутствии четко выстроенного
понятийного аппарата концепции35. Московичи объяснял отсутствие четкого
определения расплывчатостью явления, которое определяется
исследователем на интуитивном уровне и обретает значение только при
непосредственном использовании. При этом накопление эмпирических
данных не решает, а усложняет процесс дефиниции понятия. Таким образом,
в понятии социальные представления присутствуют оба подхода –
социальные представления как когнитивные системы, обладающие
собственным символизмом, и как социальные сущности, обладающие
относительной независимостью и меняющиеся с течением времени.
С точки зрения Э. Уэллса изучение социальных представлений с
применением двух теорий мешает изучению реального явления
общественной жизни. По мнению Уэллса, теория Московичи имеет глубоко

35
См.: Калькова В.Л. Исследование социальных представлений в европейской социальной
психологии // РЖ «Социология». 1992. № 4. С. 92-109.
28
социальную природу и «требует такой концепции человека, которая не будет
трактовать его как изолированное существо в окружении произвольных
стимулов, лишенных значения, но поместит его в центр мироздания, полного
символов и социальных соблазнов»36. Также Уэллс критиковал положение о
том, что физически мир не определяет мир социальных представлений. Уэллс
предлагал переосмыслить концепцию Московичи и выделять два аспекта
одной и той же реальности. Подобная трактовка не исключает ключевое
утверждение Московичи о изучении человека и общества с точки зрения
характерных идей, представлений, целей, что позволяет глубже проникнуть в
сущность представлений. Уэллс считал такое сближение социальной
психологии и когнитивизма желательным.
Г. Семин отрицал различие подходов Московичи и Уэллса, отмечая,
что оба автора говорят о социальном процессе категоризации – объяснении,
моделировании и понимании действий других индивидов. Однако в
концепции социальных представлений нельзя свести процесс категоризации
к субъективному измерению, в то время как когнитивизм предполагает
изучение мышления отдельного индивида. По мнению Семина, основная
неточность в теории социальных представлений Московичи состояла в
рассмотрении механизмов объективации, которые индивидуальны по своей
природе, но не связаны с социальными процессами, через которые эти
механизм воспроизводят и передают социальные представления37.
Р. Харре видел перспективы анализа социальных представлений через
интерпретацию феномена как элемента символического взаимодействия, в
частности изучение языковых аспектов формирования и передачи
обыденного знания. Опираясь на идеи Московичи о структурных параметрах
коллективного сознания и социальных значений, Харре отмечал, что само
понятие социальные представления представлено как версия

36
См.: Wells A. Social Representations and the World of Science // Journal for the Theory of
Social Behavior. 1997. Vol. 17. N 4. P. 440.
37
См.: Semin G. The "Phenomenon of Social Representations" // British Journal of Social
Psychology. 1985. Vol. 24. N 2. P. 93.
29
индивидуализма38, поскольку в рамках французской традиции социальная
группа наделяется когнитивными атрибутами, в то время как
индивидуальное сознание выступает скорее социальным, чем естественным
продуктом. Также критики подвергалось толкование понятия социальное, в
рамках которого свойство обладать социальностью приписывается не
социальной группе, а одинаковым представлениям, разделяемым всеми
индивидами. Таким образом, Московичи рассматривает социальные
представления как представления, распространенные среди индивидов,
образующих идеальные совокупности. Однако такая точка зрения
противоречит концепции Дюркгейма, который настаивал на анализе
коллективных представлений как присущих структурированным социальным
группам, сообществам.
Харре анализировал способы, с помощью которых «представления как
нечто когнитивное могли бы быть размещены в реальных социальных
.
коллективах»39 . В связи с этим возник вопрос, как определенная теория или
ее версия представлены в социальной группе? Харре отмечал несколько
стратегий: представление через непосредственное проявление в системе
традиций и обычаев социальной группы; непосредственное присутствие в
действиях индивидов, оказывающее влияние на повседневную практику.
Особое внимание Харре уделял второй стратегии. Теория социального
представления предполагает поиск таких категорий, которые присутствуют в
жизнедеятельности индивида, его повседневной практике, но не имеют
четкой формулировки.
Исследователь Я. Паркер также отмечал «скрытый индивидуализм»
теории Московичи как ее слабую сторону, несмотря на огромный прорыв,
который теория сделала для развития социальной психологии. Актуальность
конструктивизма в социальной психологии была подтверждена

38
Harre R. Some Reflections on the Concept of "Social Representation" // Social Research.
1984. Vol. 51. N 4. P. 931.
39
Там же. Р. 933.
30
необходимостью изучать индивида не самого по себе, а внутри социального
контекста. Теория Московичи дала основу для изучения социальной
реальности вне субъекта. Социальные представления необходимо изучать
через понимание формы мысли социальных групп. Паркер отмечал, что в
этом отношении позиции Московичи и Харре близки. «Благоприятный
результат инъекции в социальную психологию мультидисциплинарного и
кросс-культурного измерений состоит в том, что на первый план выступило
многообразие социального опыта... был брошен вызов гомогенизации
социального мира, которую, под видом науки, отстаивала старая,
экспериментальная парадигма»40.
Таким образом, можно сделать вывод о том, что возникновение теории
социальных представлений стало толчком к созданию новой модели
исследования. В этой модели исследователь переходит из кабинета в
реальный мир, использует научные разработки для отражения разнообразия
форм бытия в социальном мире. Принимая заслуги Московичи, Паркер
указывал на противоречие, которое заключается в том, что черты
индивидуального сохраняются в анализе социального. Нет четко
построенной границы между индивидуальным и социальным уровнем
анализа, что и стало причиной разногласий в научной среде. Ряд ученых, в
частности Харре, прибегают к «неиндивидуалистической» концепции
социальных представлений, другие делают акцент на важность теории в
рамках социального когнитивизма и актуализируют скрытый индивидуализм
теории Московичи.
Можно отметить, что теория социальных представлений дала основу
двум направлениям, поскольку грань между социологией и социальной
психологией была определена нечетко. Опираясь на позицию Дюркгейма,
Московичи принимал также и социологический индивидуализм М. Вебера,
активно развивающийся в рамках когнитивизма. Таким образом, в работах

40
Parker I. "Social Representations": Social Psychology's (Mis) Use of Sociology // Journal for
the Theory of Social Behaviour. Spec. iss. 1987. Vol. 17. N 4. P. 449.
31
Московичи и его последователей присутствует сведение социального к
психологическому, что противоречит изначальной идее создания теории
социальных представлений. Стоит отметить, что вне французской школы
большее распространение получила именно вторая модель, актуализирующая
изучение не содержания социальных представлений, а различия и
многообразия форм индивидуального восприятия социальной информации.
Исследователь К. Джерджен также не склонен относить теорию
социальных представлений к неиндивидуалистическим. Он отмечает, что
если ранние работы автора имели конструктивистский уклон, то в поздних
работах Московичи достаточно четко прослеживается уклон в когнитивизм.
От выявления присущему социальной группе исследование социальных
представлений перешло в русло перечисления набора отдельных
индивидуальных актов41.
Согласно С. Йовчелович, социальные представления – «формы
символического опосредования, глубоко укорененной в сфере публичной
жизни»42, их анализ ведет к возникновению новой парадигмы понимания и
осмысления социальных процессов и явлений. Йовчелович предлагает
выделять особое пространство внесубъективной реальности, в котором
существуют социальные представления. Изменение социальных
представлений также происходит вне индивидуального, в особой
надиндивидуальной реальности. Социальные представления конструируются
в этой реальности, возникают в ней, отношения между субъектом и объектом
становятся опосредованы именно в этой реальности.
Кроме того в данной реальности происходит взаимодействие
индивидуального и группового, в процессе которого становятся очевидными
все сходства и различия между представлениями индивида и социальной

41
См.: Gergen K.J. Realities and Relationships: Soundings in Social Construction. L., 1994. Р.
134-135.
42
См.: Jovchelovltch S. In Defence of Representations // Journal for the Theory of Social
Behaviour. 1996. Vol. 26. N 2. P. 122; Jovchelovitch S. Social Representations in and of the
Public Sphere: Towards a Theoretical Articulation // Journal for the Theory of Social Behaviour.
1995. Vol. 25. N 1. P. 81.
32
группы в целом. Такая надиндивидуальная реальность является условием
взаимодействия, символического обмена, в этой реальности рождаются
социальные представления43. Как отмечает автор, социальная практика
всегда опосредует отношения, становится связующим звеном между
потребностями и деятельностью, различными верованиями, формами
общения и прочим. Опосредования необходимы, поскольку придают смысл
жизнедеятельности индивидов. Поэтому «социальные представления
генерируются именно социальным опосредованием во всем многообразии
его публичных форм»44. В надиндивидуальной публичной реальности
индивид обменивается символами и знаниями с другими индивидами, тем
самым и создавая публичное пространство.
Отдельное внимание стоит уделить направлению в изучении
социальных представлений, которое занималось вопросами символического
обмена между индивидами и лингвистической составляющей проблемы.
И. Литтон и Дж. Поттер анализировали, какая система терминов и
определений характеризует процессы и явления. Такая система терминов
включает определенную стилистику, обороты, конструкции, грамматику и
прочие атрибуты. Анализ системы терминов позволяет выявить связь
конкретного социального явления с типичным лингвистическим образом, что
является основным интересом исследования45.

43
Jovchelovitch S. Social Representations in and of the Public Sphere: Towards a Theoretical
Articulation // Journal for the Theory of Social Behaviour. 1995. Vol. 25. N 1. P. 86.
44
Там же. С. 39.
45
Potter J., Litton I. Some Problems Underlying the Theory of Social Representations // British
Journal of Social Psychology. 1985. Vol. 24. N 2. P. 81-90.
33
1.3. Социальные представления об этнических группах: особенности
изучения этнических стереотипов

В научный оборот понятие стереотип впервые ввел У. Липпман. В своей


книге «Общественное мнение»46 он впервые систематизировал имеющиеся
знания о стереотипах. По мнению Липпмана, индивид проживает на планете,
но живет лишь в своем небольшом мирке – занимается определенным делом,
общается с узким кругом знакомых. Однако он может судить о таких вещах,
с которыми лично никогда не был связан и не имел дела. Таким образом, мы
имеем представление о гораздо большем числе фактов и явлений, чем мы
могли реально наблюдать. Липпман подтверждает свою теорию тем фактом,
что описание одной и той же действительности не совпадает у разных людей.
Очевидец всегда привносит в свое описание собственные уникальные
ощущения и комментарии. Факты не полностью «приходят» в сознание
индивида – часть их конструируется в сознании. Факты, которые индивид
видит, зависят от того, к чему индивид привык и от социально-культурной
обстановки, в которой он вырос.
Можно утверждать, что усвоение значения вещей или, иначе говоря,
формирование навыка понимания является проблемой определения,
стабильности и непротиворечивости того процесса или явления, которое
первоначально было непонятным и нестабильным. Чтобы охарактеризовать
предмет, не обязательно его видеть, достаточно просто определения. В
процессе восприятия окружающего мира индивид учится находить то, что
уже определено в его культуре. Следовательно, индивид воспринимает
предметы через стереотипы своей культуры. Более того, даже увиденный
факт, зависит от того, к чему мы привыкли, от тех знаний, которые мы имеем
из нашего жизненного опыта и которые усвоили из культуры. Это
происходит потому, что память индивида, в основном, не чувствительна к

46
См.: Липпман У. Общественное мнение. М., 2004.
34
деталям и тонкостям, в памяти возникают стереотипные образы. Они
присущи всем сферам человеческой деятельности. Индивид сталкивается с
принятыми образцами, то есть стандартными вариантами интерпретации.
Это связано с тем, что индивид выделяет из окружающей среды те знаки,
которые доступны для его распознавания. Знаки представляют собой некие
символы идей, а идеи становятся для индивида системой образов. Человек
видит предмет, который рождает в его сознании какие-либо ассоциации. В
действие приходит механизм экономии усилий. Для индивида попытка
увидеть все явления в подробностях, будто он не имеет предыдущего опыта,
а не как типы и способы обобщения, требует значительных затрат сил.
Индивидуализированное понимание является неотъемлемой частью
тесного личного общения. Однако общественные отношения стали так
разнообразны, что многие необходимые для жизнедеятельности индивида
контакты опосредованы (например, контакт между работодателем и наемным
работником). Здесь возможность близкого знакомства отсутствует, поэтому
недостающая информация восполняется с помощью стереотипов,
содержащихся в сознании.
Среди механизмов воздействия самые тонкими и распространенными
являются те, что создают и поддерживают систему стереотипов. Индивид
получает знания о мире еще до того, как получает непосредственный личный
опыт, следовательно, представление о большей части процессов и явлений
формируется до того, как индивид непосредственно сталкивается с ними.
Существование стереотипов возможно, поскольку окружающая человека
среда обладает неким осмысленным единообразием.
Существует возможность обнаружить, в какой момент возникает та или
иная идея, которая потом разделяется всеми индивидами конкретной
общности. История может быть такой возможностью. Изучение истории
позволяет узнать, какие традиции, литературные произведения, языковые
средства дали почву для возникновения того или иного предрассудка в
сознании человека. Однако мы можем говорить о сознании группы людей,

35
только если сможем отличить «инстинктивное устройство сознания» от
стереотипов. Стереотипы играют роль в построении ментального мира, к
которому приспосабливается индивид. Стереотип передается из поколения в
поколение как нечто авторитарное, последовательное, и, следовательно,
кажется частью физиологии индивида. Однако не существует
подтвержденных научных разработок, которые стали бы основой
доказательства того, что люди рождаются с определенными политическими
привычками, присущими гражданам определенной социальной общности.
Схожие политические предпочтения людей, проживающих в одном
государстве, являются результатом общих принципов воспитания в процессе
социализации – «когда речь идет о схожих политических предпочтениях
людей данного государства, то объяснения этого сходства следует искать,
прежде всего, в принципах воспитания в детском саду и в школе, во влиянии
церкви»47.
Кроме эффекта экономии усилий можно выделить еще одну причину
следования стереотипам: «Системы стереотипов могут служить ядром
личной традиции, способом защиты положения индивида в обществе»48.
Стереотипы представляют собой «упорядоченную и непротиворечивую
картину мира, где нашли свое место привычки и вкусы индивида»49. Являясь
неполной, стереотипная картина мира представляет собой то, к чему индивид
уже приспособился. В связи с этим любое изменение стереотипов
воспринимается как подрыв основ мироздания.
Система стереотипов не представляет собой нейтральную систему.
Стереотипы служат основой самоуважения индивида, защищают положение
в обществе и права индивида, обеспечивают понимание индивидом своей
значимости. Таким образом, стереотипы являются не просто способом
замены разнообразия и беспорядочной окружающей реальности на стройное
представление о ней.
47
Липпман У. Общественное мнение. М., 2004. C. 5.
48
Там же. С. 6.
49
Там же.
36
Отличительной чертой стереотипа можно считать то, что он появляется
до того, как «включается» разум. Следовательно, это накладывает отпечаток
на то, как индивиды воспринимают данные еще до того, как эти данные
становятся отрефлексированными. То есть стереотип накладывает отпечаток
на фактические данные в момент их восприятия. Если событие, которое
индивид воспринимает, совпадает с тем событием, которое индивид ожидал
увидеть, стереотип укрепляется.
Если стереотип и опыт не совпадают, существует два возможных пути
развития событий. Индивид либо игнорирует очевидное противоречие, что
может возникнуть в случае, когда ему неудобно менять свои стереотипы или
он не придал событию большого значения. Либо новый опыт интегрируется в
существующую картину мира, меняя ее. Здесь важно отметить, что
стереотипная картина не является идеальной картиной мира. Это лишь то,
что индивид ожидает увидеть.
Если человек следует первой стратегии и отвергает очевидное, не
подвергая стереотип критике, появляется опасность того, что картина мира
утратит свою реальность. В таком случае возникает эффект «слепой зоны»50.
Слепые зоны не позволяют индивиду и обществу видеть окружающую
действительность целиком. В противном случае может сложиться ситуация,
когда у индивидов появятся сомнения и понимание цели будет утрачено.
Таким образом, стереотипы не только экономят время и служат защитой
нашего положения в обществе, но и защищают индивидов от утраты не
полностью отражающей действительность, но целостной картины мира,
сформированной стереотипом.
Индивид приобретает привычку облачать в рамки стереотипа то, что
соответствует его компетентности, а остальное отбрасывает. Распознавая
нечто знакомое, он может составить свое представление только с помощью
образов, уже имеющихся в его сознании. Таким образом, в сознании
индивида заключен ряд систематизированных образов, которые служат для

50
Липпман У. Общественное мнение. М., 2004. С. 9.
37
описания и суждений о неведомом мире. Эти стереотипы уже имеют
смысловую позитивную или негативную нагрузку и порождают
соответствующие эмоции.
В истории научной мысли исследования этнических стереотипов
занимают определённую нишу. Попытки описания и систематизации знаний
о характерах и поведении различных народов предпринимались рядом
ученых. Этнические стереотипы участвуют в преобразовании социальной
жизнедеятельности общества, что актуализирует как научный, так и
практический интерес к данной проблеме.
Проблема этнических стереотипов в межличностном восприятии была
актуализирована преимущественно в работах этнологов, этнографов,
социологов и других смежных дисциплинах51. В то же время целостная
картина научных представлений об этнических стереотипах отсутствовала. В
последние годы появилось несколько исследований, затрагивающих
проблему этнических стереотипов в условиях глобализации52.
Разработка концепции социальных представлений нуждалась в
обогащении достижениями философии и науки, в осмыслении
концептуальных проблем, связанных, прежде всего, с социальной и
культурной динамикой этноса и представлениями, этническими
стереотипами и традициями. Говоря об исследовании проблемы этнического
стереотипа в процессе взаимодействия, можно отметить, что такая задача
даже не была поставлена, хотя накоплен достаточно большой материал для
обобщения, поскольку анализ этнических стереотипов в рамках истории,
философии, социологии и этнографии ведется давно. Этнические стереотипы
в открытой или скрытой форме присутствуют во всех сферах

51
Арутюнов С.А. Народы и культуры: Развитие и взаимодействие. М., 1989; Бромлей Ю.В.
Очерки теории этноса. М., 1983; Бромлей Ю.В. Этнос и этнография. М., 1973.
52
См.: Гидденс Э. Ускользающий мир. Как глобализация меняет нашу жизнь. М., 2004;
Глобализация и мультикультурализм // Отв. ред. Н.С. Кирабаев. М., 2005; Манько Ю.В.,
Шашков Н.И. Нации и национальные отношения (исторический и философский анализ).
М., 2009; Мнацаканян М.О. Национализм и глобализм. Национальная жизнь в
современном мире. М., 2009.
38
жизнедеятельности индивида и в разной социальной и исторической
реальности воспринимаются как единственно верный способ
сосуществования с представителями других этнических групп. Структура
этнического стереотипа представляет собой строго определенную систему
взаимоотношений, отражающую различные типы социальных связей в
этнической группе.
Стереотипизация – универсальный психологический процесс, который
представляет собой «восприятие, классификацию и оценку социальных
объектов или событий путем распространения на них характеристик некой
социальной группы и прочего на основе определенных представлений –
социальных стереотипов. Как механизм взаимопонимания, она представляет
собой классификацию форм поведения и их интерпретацию, путем отнесения
к уже известным или кажущимся известными явлениям, категориям,
социальным стереотипам»53. Таким образом, стереотипизацию можно
охарактеризовать как особенность восприятия личностью внешних
воздействий.
Индивид прибегает к стереотипизации по ряду причин:
1. Экономия усилий – индивид одинаково реагирует на одни и те же
явления, подводя их под имеющиеся категории. Таким образом,
стереотипизация позволяет упростить и систематизировать большие объемы
информации, получаемой индивидом в повседневной жизни, что требует
меньших психологических и когнитивных затрат.
2. Защита групповых ценностей – стереотип выступает как
«моральный кодекс, подразумевающий под собой систему поведения для
типичных случаев, в основе которого лежат картинки человеческой природы,
мира и личный опыт»54. Межгрупповая дифференциация является важной

53
Стефаненко Т.Г. Этнопсихология / Т.Г. Стефаненко. М., 2004. 368 с.
54
См.: Московичи С. Социальное представление: исторический взгляд // Психологический
журнал. 1995. Т. 16. № 1. С. 10-15; Трусов В.П., Филиппова А.С. Этнический стереотип /
В.П. Трусов, А.С. Филиппов // Этническая психология. Под ред. Г.М. Андреевой. М.,
1984. 210 с.; Толерантность в межкультурном диалоге / Отв. ред. Н.М. Лебедева,
39
социально-психологической функцией стереотипизации, поскольку
позволяет индивиду осознавать свою групповую идентичность, чаще
оцениваемую преимущественно положительно.
3. Объяснение существующих отношений между группами.
4. Сохранение существующих межгрупповых отношений.
В рамках социальной психологии под влияние идей когнитивизма
стереотипизация рассматривается как «рациональная форма познания,
частный случай более универсального процесса категоризации, поскольку
стереотипы, действительно, являются почти неизбежным последствием
категоризации»55. Таким образом, социальные категории создаются путем
акцентирования внимания на тех характеристиках, которые объединяют
одних людей, делая их похожими между собой и отличными от других групп.
Однако данные понятия нельзя считать равнозначными, поскольку
стереотипизация не является неизбежным последствием категоризации.
Приписывание ряда качеств не является основой для стереотипного
восприятия. Кроме того, стереотипизация является следствием
категоризации. Таким образом, необходимо рассматривать социальные и
психологические функции стереотипизации обособленно.
Однако стереотипы нельзя считать «низшей формой представлений о
социальной реальности». По мнению основателя теории самокатегоризации
Дж. Тернера56, стереотипизация используется не только в случае, когда более
точные, индивидуализированные представления недоступны. Восприятие

А.Н. Татарко. М., 2005. 372 с.; Этническая толерантность в поликультурных регионах
России / Отв. ред. Н.М. Лебедева. М., 2002. 302 с.
55
См.: Стефаненко Т.Г. Этническая идентичность в ситуации социальной нестабильности
// Этническая психология и общество. М., 1997. 458 с.; Стефаненко Т.Г. Этнопсихология.
М., 2004. 368 с.
56
См.: Тернер Дж.С., Оукс П.Дж., Хэслем С.А., Дэвид В. Социальная идентичность,
самокатегоризация и группа // Иностранная психология. 1994. Т. 2. С. 8-17; Haslam S.A.,
Turner J.C., Oakes P.J., McGarty C., Reynolds K.J. The Group as a Basis for Stereotype
Consensus // European Review of Social Psycology. 1998. Vol. 8. P. 203-239; Turner J.C.,
Jakes P.J. The Significance of the Social Identity Concept for Social Psychology with Reference
to Individualism and Social Influence / British Journal of Social Psychology. 1983. N 25. P. 237-
252.
40
индивида как члена социальной группы не искажает его индивидуальности,
поскольку стереотип является более сложным способом восприятия –
окружающая действительность разнородна, сложна для восприятия
индивида, в то время как стереотипизация помогает разобраться в
социальной реальности и постичь ее.
Таким образом, на психологическом уровне познания механизм
стереотипизации призван выполнять объективно необходимые функции и не
может рассматриваться с точки зрения понимания его как упрощения
восприятия реальности. Являясь универсальным механизмов,
стереотипизация возникает на любом уровне взаимодействия между
группами.
Термин «стереотип» с греческого языка дословно переводится как
«твердый отпечаток». Научный интерес к проблеме возник в конце XIX века.
Американский социолог У. Дюбуа посвятил работу описанию взаимного
восприятия представителей белых и негроидной расы57.
Несмотря на обилие научных работ, посвященных проблеме стереотипа
в последнее время, больший интерес был направлен на осознание места
стереотипа в поведенческих и мыслительных процессах, в то время как
важно не упускать из виду тот факт, что стереотип формируется внутри
группы, а не в сознании отдельных индивидов.
В то же время ряд гипотез основан на том, что стереотипы
складываются именно на основе групповых представлений. Социальный
стереотип появляется только тогда, когда его разделяют большинство
индивидов внутри социальной группы. Стереотип понимается как явление
социального порядка, только когда разделяется индивидами, он влияет на
изменение поведения и восприятия индивидами реальности, особой роли
групповой идентичности.

57
Агеев В.С. Психологическое исследование социальных стереотипов // Вопросы
психологии. 1986. № 1. С. 95-97.
41
В литературе предлагалось большое количество определений понятия
социальный стереотип, выделяющих тот или иной аспект исследования
стереотипа как ключевой. Например, Т. Шибутани характеризует стереотип
как «популярное понятие, обозначающее приблизительную группировку
людей, с точки зрения какого-то легко различимого признака,
поддерживаемое широко распространенными представлениями относительно
свойств этих людей»58.
С позиции представителей психоаналитики стереотипы являются
одним из аспектов создания авторитарной личности, в основе которой лежит
понимание четкого несоответствия представлений своей группы и других
социальных групп59. Чужая группа при этом изначально рассматривается как
враждебная, несмотря на ее особенности и характеристики.
Стереотипы усваиваются в сознании индивида, когда он начинает
идентифицировать себя с группой, осознает себя ее членом. Стереотипы
представляют собой крайне устойчивые образования, поскольку мышление
индивида поддерживает их. Стереотипы возникают на базе восприятия, не
связанного с личным опытом, поскольку индивид представляет себе многие
явления еще до непосредственной встречи с ними. Стереотипы
эмоционально окрашены, поскольку являются отражением ценностных
представлений индивида, которые он защищает от внешних посягательств.
Стереотип представляет собой устойчивое представление об объекте,
которое может сохраняться стабильным на протяжении жизни многих
поколений, более того, данный феномен не требует со стороны индивида
усилий по анализу и расширения знания.
Стереотип выступает как единица шаблонной оценки.

58
Шибутани Т. Социальная психология. М., 1969. С. 98.
59
Павловская А.В. Этнические стереотипы в свете культурной коммуникации // Вестник
МГУ. Серия 19. Лингвистика и межкультурная коммуникация. 1998. № 1. С. 94-105.
42
Можно выделить наиболее общие выводы исследователей проблемы
стереотипа60:
1. Индивиды проявляют готовность характеризовать социальные
группы общими признаками.
2. Подобная категоризация стремится оставаться стабильной в
течение длительного периода времени.
3. Социальные стереотипы могут подвергнуться изменениям в
условиях смены политических, экономических и других реалий, но процесс
этот происходит крайне медленно.
4. Социальные стереотипы усиливаются в негативной форме, когда
возникает межгрупповые конфликты. Управление стереотипами во время
конфликтов представляется крайне трудной задачей.
5. Стереотип усваивается индивидом еще до того, как он
непосредственно столкнулся с этой проблемой.
Одно из первых определений в российской литературе было
предложено В.А. Ядовым, который рассматривал стереотип с позиции
устойчивого и эмоционально окрашенного социального объекта. Стереотип
рассматривается как «чувственно окрашенный социальный образ... полярный
по знаку, предельно фиксированный, не допускающий малейшего сомнения в
истинности, побуждающий к строго однозначному действию...»61.
Ряд ученых дают определение стереотипа через понятие социальной
установки. Стереотип определяется как вид социальной установки, значимой
для индивидов, имеющей четкое выражение62. Социальная установка – четко

60
Агеев В.С. Психологическое исследование социальных стереотипов // Вопросы
психологии. 1986. № 1. С. 95-97; Стефаненко Т.Г. Этничская идентичность в ситуации
социальной нестабильности // Этническая психология и общество. М., 1997; Taifel H.
Social Stereotypes and Social Groups // Intergroup Behaviour. 1981. P. 144-167.
61
Психологические проблемы социальной регуляции поведения. М., 1976. С. 289;
Психологические проблемы социальной регуляции поведения / Под ред. Е.В. Шороховой,
М.И. Бобневой. М., 1976. C. 289.
62
Дробижева Л.М. Толерантность и рост этнического сознания: пределы совместимости //
Толерантность и согласие. Под ред. В.А. Тишкова. М., 1997. С. 61-68; Панферов В.Н.
Когнитивные эталоны и стереотипы взаимопонимания людей // Вопросы психологии.
1990. № 4. С. 159-160.
43
сложившаяся у индивида схема восприятия социальной информации,
основанная на опыте и отражающая определенную социальную позицию.
Иными словами, установка – это «определенное направление личности,
состояние готовности, тенденции к определенной деятельности, способной
удовлетворить какие-то потребности человека»63.
Будучи не осознаваемой самим субъектом, установка определяет
отношение индивида к явлению и способ его восприятия. В системе
установок накапливается прошлый опыт, а также настроение социального
окружения индивида – при встрече с представителем определенной
социальной или этнической группы индивид ожидает определенного
поведения, отвечающим его представлениям об этой группе. Установка
связана с определенной системой ожиданий и эталонных представлений, в
соответствии с которыми индивид рассматривает то или иное явление.
Следовательно, для возникновения стереотипа необходимо затронуть
установку.
Таким образом, стереотип является устоявшимся выражением
определенной социальной установки по отношению к конкретному
социальному процессу или явлению, его становление занимает длительное
время, поскольку необходимо накопить информацию о предмете или
явлении, представления, разделяемые и дополняемые большим количеством
индивидов, которые можно объединить в единую модель.
Поскольку стереотипы – социальное явление, они могут быть
классифицированы на несколько типов: социально-статусные,
антропологические (оценка на основе антропологических особенностей),
социально-ролевые, этнонациональные (принадлежность к расе, нации) и т.п.
При этом формирование того или иного типа отвечает ряду критериев:
1. эмоциональная окрашенность (позитивные, негативные);
2. объект стереотипизации (этнос, гендер);

63
Кон И.С. Психология предрассудка. О социально-психологических корнях этнических
предубеждений // Новый мир. 1966. № 9. С. 187.
44
3. сфера общественной жизни (индивидуальные, семейные);
4. сфера деятельности (поведенческий уровень, аксиологический
уровень).
Оценочный элемент стереотипа проявляется в делении окружающей
реальности на «знакомое» и «незнакомое» с последующим эмоционально
окрашенным отношением к явлению. Стереотип затрагивает не только
ценности индивида, но и общегрупповые ценности.
Стереотипы устойчивы, обычно позволяют индивиду самостоятельно
достроить представление о некоем общепринятом образе. Если стереотип
превращается в жесткий штамп, можно говорить о его ригидности –
«социально-психологическом явлении, наблюдаемом в организации личного
опыта, отсутствии гибкости, интенсивности реакций, зависимости от
предшествующего структурирования воображения»64.
Таким образом, основываясь на изложенном выше, можно сделать
вывод, что стереотипизация представляет собой психологический процесс,
определяющийся факторами социального порядка и обусловленный в
общественном сознании категоризацией и обобщением.
Стереотип, в свою очередь, является эмоционально и ценностно
окрашенным, упрощенным образом реальности, берущим свои корни в
культурно-исторических традициях того или иного общества. Стереотип
существует и в сознании индивида, и в сознании социальной группы,
представляет собой оценочное суждение, представление, убеждение или
предрассудок. Стереотип связан с восприятием, экономит мыслительные
затраты индивида, возникает стихийно. Стереотип может быть как
истинным, так и ложным, при этом он устойчив к восприятию новой
информации, а процесс изменения стереотипа крайне длителен.
В соответствии с целями данного исследования, нам представляется
актуальным более подробно рассмотреть структуру и содержание одного из
видов социального стереотипа, выделенного на основании принадлежности

64
Adorno T.W. Streotypes as Sociotypes. N.Y., 1969. P. 78.
45
индивида к определенной этнической группе – этнического стереотипа.
Этнический стереотип рассматривается как когнитивный инструмент
поддержания этнических границ. Плотность этнических границ должна быть
достаточной для поддержания целостности этнической общности, но в то же
время не должна препятствовать взаимодействию с другими этносами в
условиях меняющегося глобализирующегося мира. Этнические стереотипы
дают важную информацию о различии между этническими группами,
существующем на когнитивном уровне.
Таким образом, причины обострения межэтнических конфликтов в
современном мире во многом являются следствием глобализации. Краткий
обзор подходов к изучению проблемы этнических стереотипов показал
разнообразие подходов к исследованию. Описывается процесс
стереотипизирования как особенность восприятия личностью внешних
воздействий. Рассматриваются механизмы экономия усилий и защиты
групповых ценностей. Затрагивается проблема стереотипизирования в
рамках теории самокатегоризации65, в которой стереотипы рассматриваются
как сложная форма восприятия. Стереотипы не упрощают социальную
реальность, а упорядочивают ее. Обобщаются выводы исследователей
проблемы этнического стереотипа. Отмечается стабильность этнических
стереотипов, рассматриваются условия их изменения, положительная и
отрицательная направленность стереотипа, особенности усвоения
стереотипов.
В значительной степени этнические стереотипы предопределяют
характер межэтнического взаимодействия. В межэтнических контактах
индивиды получают информацию о различных этнических группах. На

65
См.: Тернер Дж.С., Оукс П.Дж., Хэслем С.А., Дэвид В. Социальная идентичность,
самокатегоризация и группа // Иностранная психология. 1994 Т. 2 С. 8-17; Haslam S.A.,
Turner J.C., Oakes P.J., McGarty C., Reynolds K.J. The Group as a Basis for Stereotype
Consensus // European Review of Social Psycology. 1998. Vol. 8. P. 203-239; Turner J.C.,
Jakes P.J. The Significance of the Social Identity Concept for Social Psychology with Reference
to Individualism and Social Influence // British Journal of Social Psychology. 1983. N 25. P.
237-252.
46
основе этой не всегда полной информации формируются этнические
стереотипы, которые рисуют в сознание индивида характерные с его точки
зрения представления об особенностях поведения других этнических групп.
Данные представления складываются в образ этнической группы.
Этнический стереотип – частный случай социального стереотипа,
понятие было введено У. Липпманом для описания субъективных образов
этнических общностей. Одними из первых интерес к проблеме проявили
Д. Кац, К. Брейли, Э. Богардус и другие66.
Исследование проблемы стереотипов вплоть до начала ХХ в. имело
преимущественно описательный характер. Однако уже в 20-х гг. из
психологии начинает выделяться этническая психология как отдельная
отрасль, изучающая как поведенческие, так и мыслительные этностереотипы.
Во многом выделению отдельной отрасли поспособствовали работы
В. Вундта, в частности, «Психология народов»67. В своей книге автор
рассматривает психологию народов как науку о душе, выраженной в языке,
обычаях, мифах и стереотипах поведения.
Проблема «этнического стереотипа» имеет серьезные традиции
исследования как в зарубежной, так и в отечественной научной литературе.
Теоретические и эмпирические исследования, которые проводились в
рамках этнической психологии, сходятся во мнении, что любая этническая
группа обладает сформированной системой стереотипов, которые трудно
искоренить. На основании знаний о собственном этносе и о других
постепенно строится система представлений об этносах. По мнению
Т.Г. Стефаненко, «в качестве этнодифференцирующих могут выступить
самые разные признаки: язык, ценности, нормы, историческая память,
религия, представления о родной земле, миф об общих предках,

66
См.: Bogardus E.S. Stereotypes versus Sociotypes // Sociological and Social Research. 1950.
N 34. P. 286-291; Katz D., Braly K.W. Racial Stereotypes of One Hundred College Students //
Journal of Abnormal and Social Psychology. 1933. Vol. 28. P. 280-290.
67
Вундт В. Проблемы психологии народов. М., 1998. С. 195-308.
47
национальный характер, народное и профессиональное искусство»68. Таким
образом, этнические стереотипы формируются на основе некой этнической
осведомленности.
В середине ХХ века Д. Брунер и Х. Перматер впервые уделили
внимание проблеме взаимовосприятия представителями этнических групп
друг друга. Ряд отечественных авторов, среди которых можно отметить
И.С. Кона, Н.Г. Панкову, В.П. Левковича, критически восприняли
теоретические и методологические основы зарубежных исследований
стереотипов. Г.У. Солдатова отмечала, что в последние годы происходит
сдвиг исследования этнических стереотипов в сторону «неоценочного»
подхода. Этнические стереотипы стали рассматриваться как закономерные
элементы самосознания, некие культурные образования, неизбежно
возникающие в сознании индивидов, составляющие часть системы
психосоциальных знаний о мире, отражающую различие между народами69.
Исследователь В.П. Трусов подчеркивал, что этнические стереотипы
всегда формируются в макросреде, в то время как социально-
психологические факторы лишь усиливают положительные или
отрицательные характеристики70. «От характера отношений (сотрудничества
или соперничества, доминирования или подчинения) зависят основные
измерения стереотипов: их содержание, направленность, степень
благоприятности и степень истинности»71.
Этнические стереотипы подразделяются на два вида – автостереотипы
(устойчивые представления этноса об особенностях, реальных или
воображаемых чертах собственной группы) и гетеростереотипы
(представления о другой этнической группе). Согласно Г.У. Солдатовой,
«автостереотип и гетеростереотип – не автономные единицы, а структурные

68
Стефаненко Т.Г. Этнопсихология. М., 1999. С. 212.
69
Солдатова Г.У. Психология межэтнической напряженности. М., 1998. С. 67.
70
Трусов В.П. На симпозиуме по межнациональным проблемам // Психологический
журнал. 1989. Т. 10. № 4. С. 44
71
Стефаненко Т.Г. Этнопсихология. М, 1999. С. 50.
48
взаимозависимые компоненты единого целостного образования личностного
или группового сознания»72. Кроме того, выделяется контрстереотип,
который описывает случаи приписывания характерных признаков не всей
социальной группе в целом, а отдельным ее представителям, которые ведут
себя иначе.
Автостереотип и гетеростереотип являются основными компонентами
этнического стереотипа, это взаимозависимые компоненты единого
целостного образования. Между этими компонентами существуют различия,
заключающиеся в том, что гетеростереотипы по своему содержанию более
однородны и монолитны, в то время как автостереотипы более разнообразны
и комплексны. Данное различие определено дефицитом информации в случае
гетеростереотипов и детализированным знанием в случае автостереотипов.
Кроме того, если групповые автостереотипы в основной массе скорее
позитивны, то гетеростереотипы обладают более широким эмоционально-
оценочным диапазоном. Автостереотип чаще всего представляет собой набор
культурно одобряемых признаков, в то время как гетеростереотип собирает
скорее отрицательные качества, нежелательные в собственной культуре и,
следовательно, отчуждаемые.
Этнические автостереотипы и гетеростереотипы не просто суммируют
определенные черты своего этноса и других этнических общностей, но также
выражают ценностное отношение к ним. Содержание авто- и
гетеростереотипов зависит от ряда факторов, например, от исторических
традиций, взаимоотношений между государствами и т.д. Таким образом,
содержание, характер межэтнического взаимодействия, особенности
восприятия социальных групп определяются содержанием этнических
стереотипов. Т.Г. Стефаненко отмечает, что «одна из серьезных проблем
общения представителей разных государств и народов состоит именно в том,

72
Солдатова Г.У. Психологическое исследование этнической идентичности в условиях
межэтнической напряженности // Национальное самосознание и национализм в
Российской Федерации начала 90-х годов. М., 1994. С. 70.
49
что они не понимают причин поведения друг друга, зачастую делают ложные
атрибуции, приписывают негативные стереотипы членам "чужих" групп»73.
Согласно «гипотезе контакта», развиваемой Д. Кэмпбеллом, чем
дольше и интенсивней контакт и взаимодействие между этническим
группами, тем выше истинность стереотипа. Более истинный стереотип будет
присущ тем группам, между которыми происходит наибольший взаимообмен
индивидами74. Данная гипотеза подтверждается результатами исследования
Н.В. Базаревой, сделавшей вывод о том, что ослабление и преодоление
отрицательно окрашенных этнических стереотипов происходит через
«увеличение знаний об объекте отношения»75.
Поскольку этнические стереотипы складываются в социальном
контексте, следовательно, они могут приобретать форму предубеждений –
негативно окрашенных эмоциональных образований, что делает стереотипы
орудием национальной розни. В формировании этнических стереотипов
основополагающую роль играет социальная и культурная среда индивида.
Согласно Г.М. Андреевой, этническая принадлежность индивида крайне
значима для социальной психологии, так как она отмечает некоторые особые
характеристики микросреды, в которой формируется личность. Этническая
специфика концентрируется в историческом опыте этнической группы, а
усвоение и передача опыта является важнейшей частью процесса
социализации индивида. Через ближайшее окружение (семья, школа),
индивид приобщается к социальным представлениям, присущим своей
социальной группе, своей культуре, традициям, обычаям76.

73
Стефаненко Т.Г. Атрибутивные процессы в межгрупповых отношениях. Автореф.
дис. ... д. психол.н. М., 1999. С. 3.
74
Агеев В.С. Межгрупповое взаимодействие. Социально-психологические проблемы. М.,
1990. С. 137.
75
Стефаненко Т.Г. Социальная психология в культурно-исторической перспективе //
Социальная психология в современном мире. Под ред. Г.М. Андреевой, А.И. Донцова. М.,
2003. С. 246.
76
Андреева Г.М. Социальная психология. 5-е изд., испр. и доп. М., 2002. С. 160.
50
Основным содержанием этнического стереотипа являются вербальные
значения, т.е. семантические элементы естественного языка77. Этнические
стереотипы неоднозначны в вербальном и реальном поведении78. Между
вербальным и реальным поведением нередко обнаруживается несоответствие
(в частности это подтверждается исследованиями межнациональных брачных
союзов, а также трудовой деятельностью в многонациональных
коллективах)79.
Существуют разные подходы к вопросу изучения структуры
этнического стереотипа. Например, в рамках этнопсихологии выделяется три
структурных части в системе стереотипов:
1. когнитивный компонент;
2. оценочный или эмоциональный компонент;
3. конативный или поведенческий компонент (необязательный
компонент).
В то же время Л. Эдвардс в своей концепции о структуре этнического
стереотипа выделяет четыре функционально взаимосвязанных компонента:
1. содержание стереотипа (фактически когнитивный блок);
2. единообразие стереотипов (степень согласия членов этнической
группы относительно правомерности приписываемых качеств);
3. направленность (знак эмоциональной оценки, фактически
оценочный блок);
4. интенсивность стереотипа (степень предубежденности).
Особый интерес в научной литературе посвящен вопросу о функциях
этнического стереотипа. Так, Г.У. Солдатова, опираясь на взгляды
Г. Олпорта, Г. Тэджфела и др. выделила три основные функции этнического
стереотипа. По мнению исследователя, «этнический стереотип как

77
Петренко В.Ф., Алиева А.А. Исследования этнических стереотипов с использованием
«множественных идентификаций» // Психологический журнал. 1987. Т. 8.6. С. 21-35.
78
Левкович В.П., Панкова Н.Г. Социально-психологический подход к структуре
этнического сознания // Психологический журнал. 1983. № 4.
79
Кцоева Г.У. Опыт эмпирического исследования этнических стереотипов //
Психологический журнал. 1986. Т. 7. № 2. С. 41-50.
51
регулятивный элемент этнического самосознания выполняет три главные
функции: познавательную, коммуникативную и функцию защиты
позитивной этнической идентичности»80.
А. Налчаджян обобщает результаты проведенных в этой области
исследований и выделяет следующие функции этнического стереотипа:
1. функция экономии мышления;
2. приспособительная (адаптивная) функция;
3. функция сохранения существующего общественного строя;
4. функция выражения протеста;
5. функция искажения реальности;
6. функция отрицательных автостереотипов, позволяющая выявлять
наиболее тонкие психологические особенности самовосприятия этноса;
7. функция выражения посредством стереотипов различных
аспектов национальных ценностей81.
Кроме того, в периоды социальной напряженности этнические
стереотипы могут выступать как средство перенесения агрессии, средство
самоуважения, выполняют функцию преодоления, устранения
неопределенности, что способствует психологической самозащите и
процессу адаптации.
В условиях глобализации и усиления миграции этнических групп,
вопрос этнических стереотипов в рамках многонациональных сообществ
стоит достаточно остро. Поскольку этнический стереотип разделяется не
только индивидом, но и группой в целом, необходимо остановиться на
выражении защитной функции стереотипа на групповом уровне. Во-первых,
этнические стереотипы сохраняют и укрепляют занимаемый данным этносом
высокий этнический статус. Во-вторых, учитывая ограниченность ресурсов,
необходимы дискредитирующие этнические стереотипы, оправдывающие

80
Солдатова Г.У. Психология межэтнической напряженности. М., 1998. С. 83.
81
Налчаджян А.А. Основы этнопсихологии. Ер., 2003; Налчаджян А.А. Этногенез и
ассимиляция (психологические аспекты). Ер.-М., 2003.
52
необходимость этнической группы выполнять непрестижные виды работ в
рамках многоэтничного сообщества.
Также отдельно стоит отметить функции авто- и гетеростереотипов в
многонациональных сообществах:
1. ослабление соперничества (стереотипы позволяют
препятствовать продвижению представителей определенного этноса на более
высокие социальные позиции);
2. сохранение солидарности (положительные автостереотипы ведут
к сплочению группы);
3. ослабление неопределенности (понимание гетеростереотипа
позволяет предугадать возможное поведение представителей различных
этнических групп при непосредственном контакте);
4. функция отрицательной психологической идентификации
(социальная адаптация в новых условиях).
Стоит отметить, что «этнические стереотипы как образы этнических
общностей отражают, пусть и в искаженном или трансформированном виде,
объективную реальность: свойства двух взаимодействующих групп и
отношения между ними»82.
Не менее важным является вопрос о том, как возникают этнические
стереотипы. Так, В.П. Трусов и А.С. Филиппов83 выделяют ряд социально-
психологических условий, при которых возникают этнические стереотипы:
1. дифференциация «мы» и «они» и приписывание отрицательных
черт «другим»;
2. восприятие других этнических групп в качестве соперников, что
вызывает этнозащитные механизмы и процессы;
3. необходимость самооправдания, оправдания планируемых или
совершенных действий.

82
Стефаненко Т.Г. Этнопсихология. М., 1999. С 245.
83
Трусов В.П., Филиппов А.С. Этнические стереотипы // Этническая психология
(этнические процессы и образ жизни людей). Сборник научных трудов. М., 1984. С. 17.
53
А. Налчаджян также отмечает, что условием возникновения этнических
стереотипов является фактор конформизма. Например, «многие члены
этнических групп принимают отрицательные установки своих лидеров по
отношению к членам других групп без всякого опыта общения с ними, без
собственных знаний и без личного отрицательного отношения»84. Таким
образом, при наличии вышеперечисленных условий в этническом
психическом пространстве создается благоприятный фон для создания
этнических стереотипов. Этому может способствовать межэтническая
напряженность, конфликты. Кроме того, для появления этнических
стереотипов необходимо несовпадение интересов с одной стороны и
недостаток информации о представителях этнических групп – с другой.

***

Таким образом, в первой главе были рассмотрены основные


теоретические подходы к изучению феномена социальных представлений,
проанализирована эволюция концепций социальных представлений,
особенности изучения этнических стереотипов как формы социальных
представлений об этнических группах.
Подводя итоги развития концепции социальных представлений за
последние десятилетия, мы можем говорить о появлении многочисленных
частных направлений в исследовании социальных представлений на
сегодняшний день, об образовании нескольких относительно
самостоятельных течений в русле единого концептуального подхода. Нами
была показана специфика рассмотрения социальных представлений в рамках
двух основных направлений – когнитивизма (основной акцент
исследователей направлен на анализ роли когнитивных факторов в
социальном поведении индивида, когнитивных механизмов) и

84
Налчаджян А.А. Этногенез и ассимиляция (психологические аспекты). Ер.-М., 2003. С.
238.
54
конструктивизма (изучение текущей картины мира, значимой только в
рамках конкретного социального и культурного контекста).
В качестве основной стратегии изучения социальных представлений
рассматривается механизм конструирования социальной среды и
превращения субъективного значения в объективную реальность. В работе
систематизируются теории социальных представлений, основной акцент
которых делается на разработке модели конструирования социального опыта.
Проблема социальных представлений представляет собой гибкую и
динамичную позволяет найти более гибкую и динамичную теорию. Теория
социальных представлений дала возможность структурировать современную
реальность в условиях усложняющихся социальных процессов и
стремительно меняющейся социальной реальности.
В рамках настоящего диссертационного исследования выявлены
механизмы возникновения социальных представлений, а также их место в
сознании индивида. Анализ теоретического материала дал основание сделать
вывод о возможности эмпирического исследования феномена, поскольку
отмечено, что социальные представления разделяются всеми членами
анализируемой социальной группы. Выработанные внутри социальной
группы в процессе взаимодействия, социальные представления представляют
собой особые способы мышления. Объектом социальных представлений
выступают явления, процессы, социальные общности, что актуализирует
изучение социальных представлений об этнических общностях. Социальные
представления выступают особыми конструкциями, имеющими
символическую, эмоциональную, познавательную и другие нагрузки.
Трехкомпонентная структура социальных представлений включает в
себя установку, поле представления и информацию. Для эмпирического
изучения важным становится понимание установки как возможности
индивида высказывать определенное суждение, имеющее положительную
или отрицательную окраску по отношению к объекту представления. Поле
феномена представляет собой единство элементов и их иерархическое

55
расположение. Содержание, образные и смысловые свойства поля
социальных представлений уникальны для каждой социальной группы.
Исследовательские подходы к изучению социальных представлений
представлены в рамках двух основных стратегий - рассмотрение проблемы
трансформации общезначимых явлений культуры в социальных
представлениях и изучение малых групп, в рамках которой роль социальных
представлений как фактора внутригруппового взаимодействия.
Проанализированы две модели изучения социальных представлений –
европейская, основанная на наблюдении в естественных условиях, и
американская, сторонники которой остались в стороне от европейских
разработок и сделали акцент на эмпирическом изучении социальных
представлений.
В ходе анализа накопления теоретических знаний по проблеме
социальных представлений возникает понимание необходимости перехода от
кабинетной работы к непосредственной работе в поле, поскольку социальные
представления присутствуют у конкретной группы и в рамках конкретной
социальной реальности, а изучение социальных представлений вне рамок
социальной реальности не может отразить все особенности. Индивид
актуализирует себя в накопленном социальной группой опыте, несмотря на
то, что социальные представления являются достоянием каждого индивида.
Социальные представления измеряются символически и портретно. Связью
между символом и портретом выступает язык. Таким образом, в рамках
эмпирического исследования актуализируется необходимость построения
особого семантического пространства социальной группы для понимания
особенностей социальных представлений конкретной социальной группы.
Этнический стереотип рассмотрен как часть социальных
представлений об этнических группах. Автором рассматриваются также и
социальные представления об этнических группах как более широкое по
объему понятие. Социальными представлениями об этнических общностях
обладают все индивиды, и с точки зрения автора, индивид может иметь

56
представление об этнической общности, которое никак не будет окрашено
эмоционально – ни положительно, ни отрицательно. Это происходит в
ситуации, когда у индивида отсутствует взаимодействие с представителями
какой-либо этнической общности. В данном случае, этнический стереотип
явление более сложное, и к его исследованию подойдут методы,
учитывающие эту его специфику.
Рассматриваются особенности «неоценочного» подхода к изучению
стереотипов. Анализируются особенности авто- и гетеростереотипов,
особенности социальной и культурной среды. Рассматриваются
семантические элементы естественного языка – вербальные значения.
Структура этнического стереотипа представляет собой строго
определенную систему взаимоотношений, отражающую различные типы
социальных связей в этнической группе. В качестве структурных частей
стереотипа выделяется когнитивный, эмоциональный (оценочный) и
поведенческий (конативный) компоненты. Подробно рассматриваются
функции этнического стереотипа. Обосновывается значение этнических
стереотипов в моменты социальной напряженности как средства
психологической защиты. Рассматриваются индивидуальный и групповой
уровни защиты в многонациональных общностях. Уточняются подходы к
возникновению этнических стереотипов. Особенности стереотипов в
условиях отсутствия контактов с другой этнической общностью.
Стереотип является наиболее тонким механизмом воздействия.
Отмечается, что система стереотипов не представляет собой нейтральную
систему. В отличие от социальных представлений стереотип эмоционально
окрашен.

57
ГЛАВА 2. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРИНЦИПЫ ИЗУЧЕНИЯ
СОЦИАЛЬНЫХ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ ОБ ЭТНИЧЕСКИХ ГРУППАХ НА
ЭМПИРИЧЕСКОМ УРОВНЕ

2.1. Исследовательские подходы к измерению социальных


представлений об этнических группах

В социологии большая часть исследований феномена стереотипа


посвящено изучению именно этнических стереотипов. При этом, хотя за
годы исследований накоплено достаточно много эмпирического материала, и
по сей день не до конца понятны некоторые принципиальные вопросы, в
частности, о соотношении стереотипа с предубеждением и поведением, а
также об истинности стереотипа.
В.С. Агеев считает, что отсутствие необходимой методической базы у
социальных психологов, изучающих феномен стереотипа, является одной из
причин отсутствия приемлемого решения данных вопросов85.
При этом существуем множество различных способов изучения
этнических стереотипов – от наблюдения до проективного тестирования.
Г.У. Солдатова выделяет три уровня измерения стереотипа: содержание,
направленность как общее измерение благоприятности и степень
благоприятности86. Эти уровни не однопорядковые: когнитивное содержание
является основным параметром стереотипа, а направленность – это то, как
эмоционально окрашено содержание. В.С. Агеев выделил несколько методов
исследования этнических стереотипов. К ним относятся метод свободного
описания в нескольких его разновидностях; метод прямого опроса (список
личностных черт, диагностический тест отношений и др.); проективные
методы; психосемантические методы. В рамках социальной психологии
85
Агеев В.С. Межгрупповое взаимодействие: социально-психологические проблемы. М.,
1990.
86
См.: Солдатова Г. У., Шайгерова Л.А., Шарова О.Д. Жить в мире с собой и другими:
Тренинг толерантности для детей и подростков. М., 2000.
58
разрабатывались метод приписывания качеств (разработанный Д. Кацем и
К. Брейли), биполярные шкалы, процентная методика Дж. Бригема,
диагностический коэффициент» К. Маколли и К. Ститта и др.87 С их
помощью можно получить количественные характеристики этноса и изучить
его с точки зрения психологии.
Метод приписывания качеств был впервые опробован Д. Кацом и
К. Брейли в тридцатых годах прошлого века88. Они исследовали отношение
студентов Принстонского университета к десяти этническим группам:
американцы, афроамериканцы, китайцы, англичане, немцы, итальянцы,
ирландцы, японцы, евреи и турки. Респондентам необходимо было
распределить 84 характеристики на наиболее подходящие к той или иной
этнической группе. После первичного разделения характеристик на 10 групп,
необходимо было отметить 5 качеств, наиболее точно характеризующих
данную этническую группу. Из выбранных респондентами 5 качеств,
авторами методики были выделены 12 черт, наиболее часто приписываемых
каждому этносу.
Данный метод был широко распространен в США, Западной Европе,
Ливане, Филиппинах и пр. в 50-х, 60-х годах XX века, а также на рубеже XX
и XXI веков. Методика и в настоящее время считается успешной, хотя и
критикуется за ограниченный перечень распределяемых характеристик,
которые не в полной мере могут быть применимы к какой-либо группе.
Впрочем, данный недостаток может быть устранён, если использовать не
стандартную шкалу характеристик, а составлять её с помощью свободных
описаний, более приемлемых для испытуемых.
В современной социологии также активно используется метод
биполярных шкал, который по форме не отличается от семантического
дифференциала, но использует денотативные шкалы. Метод обладает

87
См.: Агеев В.С. Межгрупповое взаимодействие. Социально-психологические проблемы.
М., 1990.
88
Katz D., Braly K.W. Racial Stereotypes of One Hundred College Students // Journal of
Abnormal and Social Psychology. 1933. Vol. 28. P. 280-290.
59
преимуществом, что определяет не только качества, определяющие
стереотип, но и характеристики, не имеющие отношения к данному
стереотипу. Кроме того, практически все исследователи сходятся во мнении,
что биполярный принцип особенно удобен для категоризации стереотипов.
Особенно эффективна данная методика при сравнении стереотипов двух
этнических групп (как правило, своей с какой-либо другой), т.к. позволяет
понять, как они дифференцируются – путем противопоставления или
сопоставления друг с другом.
Безусловно, данная техника имеет и свои недостатки. Как правило,
набор характеристик, по которому респондент оценивает качества этноса,
стандартный и ограничен небольшим перечнем. К тому же при проведении
опросов социологами зачастую отмечают сильные расхождения между
характеристиками, которые рассматриваются как противоположные89.
Использование биполярных шкал требует точного подбора
противоположных полюсов шкалы, необходимо применение синонимов и
антонимов. В качестве недостатка можно также отметить, что
«...исследователи часто задают нормативно-конвенциальную
противоположность полюсов конструкта, а не ту, которой в
действительности пользуется испытуемый»90, но этот недостаток не является
определяющим. Изучение этнического стереотипа относится к
статистическим исследованиям, для которых данный недостаток не является
существенным. Методы, основанные на биполярных шкалах, также активно
используются в психологии – семантический дифференциал Ч. Осгуда и
репертуарные решетки Дж. Келли получили большое распространение.
В процентной методике исследования этнического стереотипа, впервые
введенной Дж. Бригемом, респондентам необходимо указать, какой процент
членов изучаемой этнической группы обладает тем или иным качеством91.
Основным преимуществом данного метода является то, что в рамках одного
89
См.: Франселла Ф., Баннистер Д. Новый метод исследования личности. М., 1987.
90
Там же. С. 166.
91
Brigham J.C. Ethnic Stereotypes // Psychological Bulletin. 1971. Vol. 76. P. 15-38.
60
этноса существуют индивидуумы с различными психологическими
характеристиками. Поэтому респондентам сложно выделить насколько
целый народ «склонен к наукам» или «ленив»; выделить некий процент
склонных к лени представителей этноса психологически проще. А стереотип
определяется чертами, которые респонденты приписывают наибольшему
проценту исследуемого этноса.
Бригем не смог определить, насколько результаты двух методик
коррелируют друг с другом, но последующие исследования показали, что
результаты схожи. К. Йонас и М. Хьюстон определили корреляцию 0,70-0,90.
При исследовании стереотипов русского и американца, проведенном
совместно российскими и американскими исследователями среди студентов
своих стран также было выяснено, что методики взаимозаменяемы.
К. Макколи и К. Ститта выявили проблему, возникающую при
применении процентной методики: ряд характеристик получает порядка
100%, но не может быть определяющим для стереотипа, т.к. включает,
например, такое качество, как «смертность». Для более точного определения
стереотипа Макколи и Ститт было предложено определять в процентном
содержании не только исследуемого этноса, но и «всех людей в мире»,
которые обладают той или иной чертой из перечня. По соотношению
характеристик всех людей в мире и конкретного этноса выводится
диагностический коэффициент92.
Если диагностический коэффициент больше единицы, то сравниваемая
характеристика более присуща конкретному этносу, чем для людей в целом.
Например, если качество «лень» присуще, по мнению респондентов, 52,3%
русских и 27,0% людей во всем мире, то коэффициент определяется по
формуле 52,3/27,0 и составляет 1,93, что говорит о том, что лень является
качеством стереотипа русского человека.

92
McCauley C., Stitt C.L. An Individual and Quantitative Measure of Stereotypes // Journal of
Personality and Social Psychology. 1978. N 36. Р. 929-940.
61
Следует отметить, что для респондентов сложно определить, на
сколько процентов людям во всем мире присуща та или иная черта. Скорее
всего, это происходит из-за того, что стереотипов в отношении всего мира не
существует. Поэтому некоторые исследователи считают, что данная оценка
некорректна. При применении метода приписывания качеств респондентам
предлагаются на выбор заранее отобранные черты, так или иначе
являющиеся характерными для изучаемого этноса. Но, в целом, для изучения
содержания стереотипов, как правило, достаточно использования процентной
методики и метода приписывания качеств.
В отдельный метод изучения этнических стереотипов стоит выделить
анализ представлений о различных этносах в литературе и кинематографе.
Исходные материалы доступны и удобны для контент-анализа. Уже в
сороковых годах прошлого века активно изучалось освещение тех или иных
этнических групп в американской беллетристике, немецком кинематографе и
пр.
И.С. Кон писал, что «систематическое изучение своего и чужого
народов в литературе и искусстве может дать для понимания этнических
стереотипов и межнациональных отношений гораздо больше, чем анкетный
опрос»93. Это направление в изучении этнических стереотипов получило
название «имагология» и объединяло в себя специалистов различных сфер –
психологов, литературоведов, историков и пр. Однако основным вопросом,
который возникает при использовании подобного подхода, является вопрос о
том, насколько точно литература, кинематограф и прочие виды искусства
определяют те или иные стереотипы.
В настоящее время социологические исследования все чаще
направлены на изучение стереотипа, который как сложное социально-
психологическое явление являлся ранее предметом изучения психологии.
Пристальное внимание к данному феномену можно объяснить его
принадлежностью к одному из основных параметров, влияющих на

93
Кон И.С. Нужна помощь психологов // Советская этнография. 1983. № 3. С. 15-26.
62
социальное поведение индивида. Несмотря на то, что основоположник
теории стереотипа У. Липпман считал, что «система стереотипов – есть более
или менее упорядоченная картина мира индивида, не замечающего разницы
между миром стереотипов и реальным миром... и, таким образом, живущего
в мире своего воображения, оторванном от реального мира»94. В
современной социологии за основу берётся тезис о том, что стереотип
напрямую влияет на мышление и деятельность человека.
При изучении стереотипа социологи неизменно сталкиваются с
проблемой выбора метода измерения. Для получения качественной
информации необходимо использование методов, схожих по природе с
исследуемым явлением. В социологии накоплен определенный набор
исследований, позволяющих получить материал для адекватного анализа
методик изучения стереотипа. В рамках исследования приводится
классификация известных методов получения информации при анализе
составляющих стереотипа.
При описании методов исследования данного феномена стереотип
будет рассматриваться как особый вид социальной установки, обладающей
ярко выраженной аффективной составляющей95, схематизированным и
генерализированным содержанием96, невосприимчивостью к внешним
факторам.
Для дальнейшего исследования стоит отметить, что стереотип имеет
трехуровневую структуру и состоит из аффективного, когнитивного и
поведенческого уровня. Таким образом, рассматривая стереотип, нужно
выделять эмоциональную окрашенность, комплекс мнений и оценок,
суждений относительно объекта, а также комплекс действий, относящийся к
данному объекту.

94
Lippman W. Public Opinion. N.Y., 1966. P. 66.
95
Психологические проблемы социальной регуляции поведения. М., 1976. С. 280.
96
Шихирев П.Н. Исследование стереотипа в американской социологической науке //
Вопросы философии. 1971. № 5. С. 170.
63
Для изучения каждого из уровней стереотипа необходимы различные
методы и связанные с ними процедуры. При изучении аффективного уровня
стереотипа можно использовать метод Л.Л. Терстоуна и семантический
дифференциал; для исследования когнитивного уровня применимы простые
номинальные и простые порядковые шкалы в опросе, шкала Р. Лайкерта,
семантический дифференциал и анализ документов; поведенческий уровень
стереотипа поддается изучению при помощи простых номинальных и
простых порядковых шкал, а также с помощью анализа документов.
Наиболее интересными для социологов уровнями стереотипа
считаются поведенческий и когнитивный. Самыми распространенными
методами измерения когнитивного уровня стереотипа являются
используемые в опросе простые порядковые и простые номинальные шкалы.
Используя данные процедуры можно также получить информацию и о
поведенческой составляющей, получая от респондента мотивы его будущих
или свершившихся действий.
При этом применимость данных методов для исследования
когнитивного уровня стереотипа весьма неоднозначна. Особо значимые для
респондента когнитивные аспекты стереотипа зачастую им не озвучиваются.
При этом именно такие аспекты чаще всего становятся объектом
социологического исследования (ценности, социальная идентификация и
т.п.). Как правило, подобные стереотипы представлены только на
аффективном уровне – в форме симпатии или антипатии к какому-либо
явлению. Данные стереотипы не рациональны, и их невозможно
вербализировать. Подобный стереотип является «образованием,
предшествующим разуму»97, не осознается респондентом и, соответственно,
не озвучивается при опросе. В связи с этим использование вышеуказанных
процедур недопустимо, т.к. они не адекватны исследуемому явлению,
имеющему не когнитивную, а аффективную природу. По той же причине не
применимы для получения подобной информации и открытые вопросы.

97
Allport G.W. The Nature of Prejudice. N.Y., 1958. Р. 32.
64
Исследователь сталкивается с большим процентом не ответивших на
вопросы, направленные на изучение когнитивных аспектов наиболее важных
стереотипов. Использование простых номинальных и порядковых шкал
может привести также к внушению респонденту определенного мнения по
тому или иному вопросу, что не может не сказаться на качестве полученной
информации.
Также при использовании данных процедур для изучения когнитивного
аспекта стереотипа исследователь может столкнуться с нежеланием
респондента по тем или иным причинам озвучивать его, даже если
когнитивный аспект и осознан. Т.Е. Васильева выделяет закономерность
«утаивания стереотипов на уровне скрытых субъективных умонастроений,
которые индивид и общество чаще всего от других скрывают»98. Поэтому
использование данных методик для изучения когнитивного уровня
стереотипа не кажется целесообразным.
Использование метода анализа документов имеет ряд преимуществ при
изучении когнитивного уровня стереотипов. Он позволяет получить более
глубокую информацию, т.к. является менее формальным методом опроса по
сравнению с простыми и номинальными шкалами. При использовании
данного метода исследователь не загоняет респондента в искусственные
рамки, как в случае с опросом, а исследуются уже имеющаяся информация в
виде текстов или аудио- и видеозаписей.
Анализируется уже сказанное суждение, выраженное отношение к
тому или иному явлению, т.е. «все указательные знаки, выражающие
психические переживания, намерения, степень осведомленности и т.д.»99.
Анализ документов позволяет получить более полную и точную
информацию о стереотипе, т.к. респондент, не озвучивая свои мысли и
суждения кому-то постороннему, выражает свое отношение к какой-либо

98
Васильева Т.Е. Стереотипы в общественном сознании (социально-философские
аспекты). М., 1988. C. 4.
99
Кравченко Е.И. Мужчина и женщина: взгляд сквозь рекламу (социологические мозаики
Эрвина Гоффмана) // Социологические исследования. 1993. № 2. С. 120.
65
проблеме в форме записи в блоге или фотографии в социальной сети.
Примером классического использования метода анализа документов для
распознания скрытых стереотипов может служить исследование
Э. Гоффмана «Мужчина и женщина в рекламе»7.
Ранее наиболее эффективными методами изучения аффективного
уровня стереотипа считались шкала равных интервалов Терстоуна и шкала
Лайкерта.
В настоящее время шкала Терстоуна редко используется в
социологических исследованиях –пик ее популярности пришелся на 30-е
годы прошлого века. Трудоемкость создания и вопросы к качеству
получаемых с ее помощью данных, звучавшие еще во времена ее введения в
практику, привели к уменьшению ее использования для изучения
аффективной составляющей стереотипов. С. Райс наиболее точно выделил
основные недостатки данного метода. Он отметил, что перенос результата,
полученного на выборочной совокупности, практически невозможен на
более широкую группу. Контролируемое измерение в данном случае
практически невозможно, т.к. измерение разных объектов по заданной шкале
ненадежны. Кроме того, вопрос вызывает валидность шкалы, а также
достаточно узкий круг людей, к которым данная шкала применима.
Исходя из вышеуказанных недостатков, становится проблематично
использовать шкалу Терстоуна для изучения различных социальных групп
респондентов. При этом данный метод обладает и определенным
достоинством. Позиции шкалы распределены объективно, а позиции
респондентов распределены по отношению к реальности, то есть самому
стереотипу100.
Шкала суммарных оценок Лайкерта, напротив, используется
исследователями довольно часто. Она легче создается, а получаемая с ее
помощью информация проще поддается анализу, что делает данный метод
более удобным для использования в массовых исследованиях. При этом

100
Пенто Р., Гравитц М. Методы социальных наук. М., 1972.
66
данная шкала имеет существенный недостаток, сильно влияющий на
получаемую информацию. В отличие от шкалы Терстоуна, шкала Лайкерта
не является абсолютной – она оценивает отношение респондента к позициям
других опрошенных, а не к изучаемому явлению. Что ставит под сомнение
возможность с помощью данного метода в полной мере проанализировать
аффективный компонент стереотипа. Шкала Лайкерта позволяет изучить
скорее когнитивный нежели аффективный уровень стереотипа.
При изучении аффективного уровня стереотипа следует обратить
внимание на эффект проекции. Психологи отмечают, что человек склонен
присваивать тому или иному явлению положительные или отрицательные
характеристики в зависимости от своего хорошего или плохого к нему
отношения. При этом необходимо понимать, что использование различных
типов шкал приведет к получению информации о различных слоях сознания
респондента. Различные типы шкал, используемые для изучения одного и
того же явления могут принести прямо противоположные данные. Что
неудивительно, учитывая различия между субъективными, аффективными
феноменами и объективными, рациональными.
Современные исследователи проблемы стереотипов отмечают
необходимость использования различных методов, которые бы дополняли
друг друга в процессе исследования. Иначе проникновение в глубинное
содержание этнического стереотипа не представляется возможным.
Подытоживая анализ используемых для изучения уровней стереотипа,
следует отметить, что для получения качественной информации от
респондента, исследователю, в первую очередь, необходимо тщательно
подготовить планируемый к использованию инструментарий. Чем ближе
используемые методы будут к природе изучаемого феномена, тем более
достоверная информация будет получена в ходе исследования. Исследование
стереотипов является относительно новым направлением в социологии, и
этот сложный социально-психологический феномен требует тщательной
проработки инструментария.

67
В следующем параграфе мы рассмотрим особенности применения
психосемантических методов семантического дифференциала и
множественных идентификаций и их познавательные возможности для
изучения стереотипов.

68
2.2. Психосемантические методы и их возможности в исследовании
социальных представлений об этнических группах

Большое количество теоретических и эмпирических исследований в


настоящий момент накопилось на тему изучения состояния отношений
внутри общества и восприятия одними этносами других. Большой пласт
литературы посвящен анализу восприятия российскими гражданами бывших
народов СССР.
Другое крупное направление исследований – попытка описания
этнических авто- и гетеростереотипов, присущих россиянам в восприятии
представителей различных национальностей, населяющих Россию. Данные
исследования имеют основной целью измерение восприятия стран
ближайшего соседства как индикатора геополитической обстановки.
Проблемам этнических ауто- и гетеростереотипов посвещен ряд
исследований, включающих, в частности, анализ феноменов фаворитизма и
этноцентризма.
Однако можно отметить недостаточное внимание исследователей к
проблеме изучения образа отдельных регионов, стран, а также особенности
категорийного аппарата, через который происходит оценка. При этом стоит
заострить внимание на том, что в восприятии россиян все еще
трансформируется сама система деления стран. Процессы, происходящие на
геополитическом уровне, вносят изменения в устоявшуюся структуру
деления. Привычное для индивида различия капиталистических и
социалистических стран стираются, а новые структуры в настоящий момент
определены недостаточно четко. Кроме того, российское общественное
сознание также находится в процессе трансформации и поиске понимания
своего нового места на геополитической карте.
Исследования проблем социальных представлений об этнических
группах психосемантическими методами имеет свою традицию. Применение
психосемантических методов в настоящий момент достаточно прочно вошло
69
в исследовательскую практику. Психосемантические методы могут быть
использованы для анализа широкого круга социальных явлений. Предметы
изучения достаточно разнообразны – от этнических стереотипов до образов
стран, межпоколенные стереотипы, моральное самосознание, «образ»
профессии и прочее101.
Проблема получения информации о глубинных структурах психики
человека, которую можно использовать для создания социологической
модели, является важной проблемой социологического исследования. В
основе сознания индивида лежат определенные закономерности, главная из
которых заключается в том, что в человеческой психике есть неосознаваемые
феномены, которые не облечены в словесную форму и имеют
эмоциональную окраску. Наличие этого аффективного уровня в сознании
респондента широко известно в социологии102. Соответственно, для
исследования этого уровня сознания необходимы методы, адекватные его
природе. Поскольку истинные мотивы поведения индивидом не осознаются,
аффективные компоненты социальной установки, связанные с поведением,
при применении анкетных опросов остаются за пределами анализа.
Это связано с тем, что язык является надындивидуальным
образованием, в то время как аффективные структуры имеют
психологическую природу и связаны с индивидуальным личностным

101
См.: Дугарова Т.Ц., Эрхитуева Л.И. Специфика применения психосемантических
методов в этнопсихологии. Улан-Удэ, 2009; Лопухова О.Г. Исследование особенностей
трансформации гендерных представлений в современном сознании // В мире научных
открытий. 2010. №4(17); Максимова С.Г. Социально-психологические особенности
личности позднего возраста. Барнаул, 1998; Петренко В.Ф, Митина О.В.
Психосемантический анализ динамики общественного сознания: На материале
политического менталитета. М., 2007; Петренко В.Ф., Алиева А.А. Исследования
этнических стереотипов с использованием «множественных идентификаций» //
Психологический журнал. 1987. № 6; Петренко В.Ф., Митина О.В., Бердников К.В.
Психосемантический анализ этнических стереотипов: лики толерантности и
нетерпимости. М., 2000; Черепанова О.В., Максимова С.Г., Демина Л.Д., Максимов М.Б.
Специфика анализа межпоколенных стереотипов психосемантическим методом
«множественных идентификаций» (поведенческий аспект формирования установок) //
Известия АГУ. 2007. № 2.
102
Баранова Т.С. Психосемантические методы в социологии // Социология: 4М. 1993-94.
№ 3-4.
70
смыслом. Поэтому, для анализа сложных социально-психологических
образований, которые глубоко затрагивают аффективный уровень
респондента, необходимо учитывать обе реальности сознания индивида –
опосредованную через языковые формы и отраженную в виде субъективных
переживаний103.
Таким образом, в попытке адекватного описания аффективного уровня
индивидуального сознания, появилась необходимость поиска новых методов
в социологии. В связи с этим исследователи обратились к достижениям
психологии. В рамках психологических исследований широко известны две
группы методов для анализа неосознаваемых феноменов. К ним относятся
проективные и психосемантические методы104.
Основа психосемантической методики – построение субъективного
семантического пространства. Семантическое пространство представляет
собой совокупность организованных в определенном порядке признаков,
описывающих и определяющих объекты некой содержательной области.
Построение семантического пространства – это описание явления в простых
формах восприятия. Семантическое пространство помогает респонденту
перейти от значений когнитивного уровня в область смыслов аффективного
уровня105.
Процедура формирования семантического пространства включает три
этапа. На первом этапе выделяются семантические связи анализируемых
объектов, устанавливается смысловое сходство между ними. Здесь
применимы методики ассоциативного эксперимента, субъективное
шкалирование, семантический дифференциал и т.д. Второй этап заключает в

103
Леонтьев Д.А. Психология смысла: природа, строение и динамика смысловой
реальности. М., 2008.
104
См.: Баранова Т.С. Психосемантические методы в социологии // Социология: 4М. 1993-
94. № 3-4; Петренко В.Ф. Основы психосемантики. М., 1997;
105
См.: Баранова Т.С. Психосемантические методы в социологии // Социология: 4М. 1993-
94. № 3-4; Петренко В.Ф. Методология экспериментальной психосематнтики. М., 2008;
Петренко В.Ф. Основы психосемантики. М., 1997; Пузанова Ж.В. Использование
психосемантических методов в изучении феномена одиночества // Вестник РУДН. Серия
«Социология». 2011. № 2. С. 5-14.
71
себе выделение факторов, лежащих в основе исходной матрицы. Третий этап
построения семантического пространства – интерпретация полученных
факторов.
Одним из психосемантических методов является метод семантического
дифференциала, разработанный Ч. Осгудом106. Применяя данный метод
исследователь может обозначить личностную оценку социальных объектов.
Специфика метода заключается в использовании антонимичных шкал,
позволяющие описать объект с точки зрения простейших форм восприятия.
Человек оценивает объект, исходя из ассоциаций, возникающих при
сопоставления изучаемого объекта с предложенной шкалой. В каждой шкале
фиксируется пять-семь делений. Респондент отмечает степень
предложенного качества изучаемого объекта. Связанные между собой шкалы
объединяются в факторы, которые в свою очередь создают семантическое
пространство. Связь и объединение шкал в факторы возможна благодаря
явлению синестезии – психологический механизм, при котором становится
возможным перенос восприятия одного объекта на другой.
Осгуд отмечал, что с помощью семантического дифференциала можно
зафиксировать не объективные характеристики, а смысловое значение, те
оценки, которые возникают при восприятии объекта. Таким образом,
оценивается не объект и его характерные черты и свойства, а сам индивид, то
есть субъект. То есть измеряется личностный смысл, который индивид
вкладывает в оценку объекта. Здесь речь идет о донотативном и
коннотативном значении – если первое надиндивидуально и объективно, то
последнее относится к аффективному уровню восприятия индивида и
субъективно.
Стоит отметить, что при применении метода семантического
дифференциала не стоит задача описания реальности. Исследователь
пытается построить субъективную картину мира конкретного индивида,
описать реальность с помощью метафор, отражающих смысл изучаемого

106
Osgood Ch., Suci G., Tannenbaum P. The Measurement of Meaning. Urbana, 1957.
72
явления для респондента. Построенное таким образом семантическое
пространство позволяет выявить расстояние между понятиями, группы
понятий, имеющих близкое или противоположное значение для индивида.
Расстояние между понятиями выражается в числовой форме, что дает
возможность различить место объекта в семантическом пространстве разных
индивидов или социальных групп, а также систему оценок понятий,
характерных для изучаемой общности.
В работах Осгуда и его сторонников отмечены три универсальных
фактора: оценка, сила и активность. По мнению Осгуда все индивиды
обладают универсальным набором эмоций, что делает универсальным и сам
метод, поскольку снимается вопрос особенности языкового восприятия.
Применяя шкалы, исследователь фиксирует эмоциональное восприятие,
аффективный уровень восприятия. Однако задача исследователя
формируется на когнитивном, а не эмоциональном уровне. Метод
семантического дифференциала позволяет обнаружить связь между
когнитивным и аффективным уровнем, перевести словесные формы на
уровень ощущений.
Семантическое пространство отвечает эмоциональному восприятию
изучаемых объектов. Построение пространства позволяет разместить в нем
объекты и структурировать специфические категории, присущие сознанию
изучаемой группы. Однако выбор шкал представляет собой сложный
процесс. Трудность заключается также в том, что респондент не может
оценить объект с большого количества позиций, не теряя эмоциональные
ощущения от начала и до конца. Внимание рассеивается, и по мере
заполнения таблиц эмоциональное состояние может поменяться. В связи с
этим список шкал не должен быть длинным. Для отбора шкал может быть
использован метод ассоциаций, контент-анализ и т.п.107. Здесь важно не

107
См.: Клименко А.П. Вопросы психолингвистического изучения семантики. Минск,
1970; Дубов И.Г., Пантелеев С.Р. Восприятие личности политического лидера //
Психологический журнал. 1992. Т. 13. N 6.
73
сместиться в сторону только описательных или только эмоциональных
характеристик.
Таким образом, метод семантического дифференциала позволяет
сконструировать различные системы, применим к различным социальным
группам, доступен для изучения различных социальных явлений.
К психосемантическим методам относится также методика
множественных идентификаций. Методика была разработана и апробирована
В.Ф. Петренко. При помощи метода множественных идентификаций
проводится сравнение ролевых позиций и определение их через описание
типичных поступков. Подробнее остановимся на работе В.Ф. Петренко и
Л.А. Алиевой108. Методика была впервые применена на студентах из России
и Азербайджана. Респондентам предлагалось оценить 90 понятных для обоих
культур бытовых поступков (например, «изменить мужу в ответ на измену»,
«шить и вязать для семьи», «активно участвовать в общественной жизни» и
т.п.). В анкете использовалась шестибалльная шкала (от 0 до 5). Оценка
проходила по двенадцати ролевым позициям («я сама», «презираемая мной
женщина», «женщина через 20 лет» и т.д.). В результате обработки данных
были построены субъективные семантические пространства. В обработке
использовался факторный анализ, как следствие разнообразные
характеристики были сведены к неким факторам, включающим ряд
поступков.
Классическим примером применения психосемантического метода для
изучения этнического стереотипа является исследование представлений об
американцах, афганцах, кубинцах, поляках, кубинцах, русских, финнов и
японцев у студентов в СССР, проведенное Е.Л. Коневой.109. Использовалось
40 оценочных биполярных шкал из вербального семантического

108
См.: Петренко В.Ф., Алиева А.А. Исследования этнических стереотипов с
использованием «множественных идентификаций» // Психологический журнал. 1987. №
6.
109
См.: Агеев В.С. Межгрупповое взаимодействие: социально-психологические проблемы.
М., 1990.
74
дифференциала на базе русской лексики В.Ф. Петренко110. Этнические
стереотипы исследовались с точки зрения 10 параметров, по которым
впоследствии выделялись образы 8 исследуемых этносов. Стереотип
изучался на уровне образа. При этом использование семантического
дифференциала не позволило получить точное описание стереотипов
конкретных этносов; так происходит всегда при использовании метода
семантического дифференциала со стандартными оценочными шкалами.
Данный метод исследования стереотипов не предназначен для понимания
содержания стереотипов, он более уместен при глубинном исследовании
механизмов стереотипизации.
В исследовании О.В. Черепановой, С.Г. Максимовой, Л.Д. Деминой и
М.Б. Максимова психосемантическим методом множественных
идентификаций изучались межпоколенные стереотипы111. По утверждению
авторов, разные поколения становятся носителями разных установок и
ценностей. В данном исследовании методика использовалась с целью
дифференцировать значимость факторов, влияющих на обыденное сознание.
В задачу исследования входили разработка методики, позволяющей
определить место межпоколенных стереотипов в субъективном
семантическом пространстве, и выделение стереотипов различных
поколений в семейно-бытовой сфере на материале молодого и старшего
поколений.
Сопоставление ролевых позиций и выявление базовых характеристик
проводились через описание поступков. Респондентам предъявлялся список
поступков, необходимо было определить вероятность каждого поступка для
каждой анализируемой ролевой позиций. Было выделено 32 поступка,
условно разделенных на четыре группы: стереотипные, рефлексивные,

110
См.: Петренко В.Ф. Основы психосемантики. М., 2005.
111
См.: Черепанова О.В., Максимова С.Г., Демина Л.Д., Максимов М.Б. Специфика
анализа межпоколенных стереотипов психосемантическим методом «множественных
идентификаций» (поведенческий аспект формирования установок) // Известия АГУ. 2007.
№ 2.
75
социально-ролевые, импульсивные. В этом исследовании применялась
биполярная семибалльная шкала. Список состоял из 32 поступков.
Оценивались восьми ролевых позиций («я», «близкий молодой человек»,
«близкий пожилой человек» и т.д.).
В исследовании было выявлено, что в современном обществе
существует достаточно много разнообразных социальных представлений о
людях пожилого возраста, как позитивных, так и негативных. Но в общей
структуре всех обнаруженных социальных представлений все-таки
преобладают те, которые имеют негативную направленность. Эти
представления накладывают свой отпечаток на отношение к старшему
поколению, которое влияет на характер взаимодействий различных
социальных групп с пожилыми, а в конечном итоге все это сказывается на
самом старом человеке, на его отношении к самому себе.
В исследовании «Этнопсихологические особенности восприятия
моральных образов предпринимателя и ремесленника», проводимом в
Бурятии, этническое самосознания бурят было актуализировано
историческим моментом открытого кризиса, который переживает бурятский
этнос и его национальная культура112. Целью исследования стало изучение
этнопсихологических особенностей самосознания в юношеском и более
старшем возрасте. Объектом исследования выступило личностное
самосознание бурят. В качестве материала для создания методики
использовалось литературное произведение Э.-Х. Галшиева «Зерцало
мудрости, разъясняющее принимаемое и отвергаемое по двум законам». В
книге отражены не только моральные установки, но и правила жизненной
мудрости многих поколений Востока. Был составлен список из 57 субхашит
(краткие изречения из книги), и оценивалась вероятность признания каждой
мудрости с 15 ролевых позиций («традиционный бурят», «идеальное я»,

112
См.: Дугарова Т.Ц., Эрхитуева Л.И. Специфика применения психосемантических
методов в этнопсихологии. Улан-Удэ, 2009.
76
«мудрец» и т.д.). При обработке результатов использовались методы
корреляционного и факторного анализа.
Исследование О.Г. Лопуховой об особенностях трансформации
гендерных представлений в современном сознании с помощью
психосемантичсекого метода позволило выявить культурно-универсальные и
этноспецифические элементы гендерной семантики113. Основным методом
исследования содержания современной гендерной семантики выступил
психосемантический метод множественных идентификаций, с позиций
которого была разработана методика диагностики гендерной семантики
путем сопоставления гендерных образов разного социокультурного
контекста, задающих измерение «традиционность – современность»
гендерного семантического пространства. Образы оценивались по
униполярным пятибалльным шкалам, по показателям, относящимся к трем
сферам личностных проявлений: личностных качеств, особенностей
поведения, жизненных ценностей.
Как видно из рассмотренных выше исследований, применение
психосемантического метода множественных идентификаций может быть
обусловлено решением различных исследовательских задач. Половозрастные
и социальные данные респондентов позволяют создать группы испытуемых
для дальнейшей обработки материала. Дальнейший анализ предполагает
воспроизведение образа изучаемого объекта, сложившийся у исследуемой
группы. Метод множественных идентификаций дает основу для изучения
индивидуального сознания как части психической реальности субъекта.
Позволяет понять систему координат и значений индивида, сравнить
системы представителей разных социальных групп.
Сложность отбора поступков для формирования семантического
пространства заключается в том, что необходимо соблюдать ряд требований,
а именно: поступки и характеристики должны быть типичны для

113
См.: Лопухова О.Г. Исследование особенностей трансформации гендерных
представлений в современном сознании // В мире научных открытий. 2010. № 4 (17).
77
анализируемых культур и естественны для этнических групп, на базе
которых проводится исследование; описание поступков и действий должно
быть дано простым языком, без сложных конструкций; набор поступков
равномерно и пропорционально должен касается каждой из изучаемых
сторон жизни.
В целом же, психосемантические техники обладают большой степенью
проективности. Это не простое описание перечня качеств, а, скорее,
результат оценки через систему ценностей самого индивида. Однако
методика позволяет анализировать только ту сферу, к которой относятся
поступки. Стоит также отметить, что метод множественных идентификаций
достаточно сложен для сбора и обработки данных. Именно поэтому данная
методика достаточно редко используется в массовых опросах. К
несомненным достоинствам метода относятся возможность объединения
групп признаков в факторы, а также возможность дифференцировать и
ранжировать их влияние и значимость. Метод позволяет исследовать
личность человека через изучение восприятия поступков и отношений с
окружающей реальностью.
Изучение психосемантическими методами позволяет исследовать
социальные феномены, для которых характерна очень яркая эмоциональная
окраска. К социальным явлениям, имеющим очень сильный аффективный
уровень относятся социальные представления и социальные стереотипы об
этнических группах. Стереотип не бывает нейтральным, он всегда
положительно или отрицательно окрашен. Это оказывает прямое воздействие
на поведение индивида. Трудность заключается в том, что эмоциональный
компонент может быть скрыт от исследователя, а главное, он не всегда
осознается самим индивидом. Исследование этнических стереотипов требует
поиск коннотативных значений, что делает применение семантических
методов наиболее эффективными в изучении проблемы. Субъективное
семантическое пространство позволяет выявить то, что недоступно на
описательном уровне, отражает важнейшие факторы, в рамках которых

78
индивид категоризирует и систематизирует явления на бессознательном
уровне. При изучении этнических стереотипов исследователь получает
возможность анализа глубинных структур восприятия, которые являются
основой регулирования поведения индивида в обществе.

***
В главе дается аналитический обзор подходов к измерению социальных
представлений, выявлены их познавательные возможности, анализируются
особенности психосемантических методов.
Рассмотрены методологические подходы к изучению феномена
социальных представлений. Методы исследования социальных
представлений об этнических группах на эмпирическом уровне достаточно
разнообразны, здесь присутствуют метод свободного описания в нескольких
его разновидностях; метод прямого опроса (список личностных черт,
диагностический тест отношений и др.); проективные методы;
психосемантические методы, метод приписывания качеств (разработанный
Д. Кацем и К. Брейли), биполярные шкалы, процентная методика
Дж. Бригема, «диагностический коэффициент» К. Маколли и К. Ститта и др.
В отдельный метод изучения социальные представления об этнических
группах и социальные стереотипы стоит выделить анализ представлений о
различных этносах в литературе и кинематографе. Исходные материалы
доступны и удобны для контент-анализа. Уже в сороковых годах прошлого
века активно изучалось освещение тех или иных этнических групп в
американской беллетристике, немецком кинематографе и пр.
Особый акцент делается на необходимости фиксации аффективного
уровня, который доступен по большей части только для психосемантических
методов. Рассматривая социальные представления и этнические стереотипы в
частности, нужно выделять эмоциональную окрашенность, комплекс мнений

79
и оценок, суждений относительно объекта, а также комплекс действий,
относящийся к данному объекту.
Анализ литературы показывает, что для получения качественной
информации от респондента, исследователю, в первую очередь, необходимо
тщательно подготовить планируемый к использованию инструментарий. Чем
ближе используемые методы будут к природе изучаемого феномена, тем
более достоверная информация будет получена в ходе исследования.
Исследование социальных представлений об этнических группах и
этнических стереотипов является относительно новым направлением в
социологии, и этот сложный социально-психологический феномен требует
тщательной проработки инструментария.
Отдельное внимание уделено анализу познавательных возможностей
психосемантических методов. Психосематнические методы затрагивают
аффективный уровень и помогают исследователю построить семантическое
пространство, в рамках которого будет анализироваться отношение
респондента к этнической общности. Построение семантического
пространства помогает исследователю «понять» язык респондента.
Психосемантические методы способны дать представление о глубинных
структурах психики. В человеческой психике есть неосознаваемые
феномены, которые не облечены в словесную форму и имеют
эмоциональную окраску. Соответственно для исследования этого уровня
сознания необходимы методы, адекватные его природе. Поскольку истинные
мотивы поведения индивидом не осознаются, аффективные компоненты
социальной установки, связанные с поведением, при применении анкетных
опросов остаются за пределами анализа.
При построении семантического пространства можно сравнивать
между собой различные группы, которые невозможно сравнить вне такого
пространства. Отмечается, что результаты относятся только к построенному
семантическому пространству.

80
Семантическое пространство представляет собой совокупность
организованных в определенном порядке признаков, описывающих и
определяющих объекты некой содержательной области. Построение
семантического пространства – это описание явления в простых формах
восприятия. Семантическое пространство помогает респонденту перейти от
значений когнитивного уровня в область смыслов аффективного уровня.
Применение психосемантических методов позволяет изучать
социальные феномены, для которых характерна очень яркая эмоциональная
окраска. К социальным явлениям, имеющим очень сильный аффективный
компонент, относятся социальные представления и социальные стереотипы
об этнических группах. Субъективное семантическое пространство позволяет
выявить то, что недоступно на описательном уровне, отражает важнейшие
факторы, в рамках которых индивид категоризирует и систематизирует
явления на бессознательном уровне. При изучении этнических стереотипов
исследователь получает возможность анализа глубинных структур
восприятия, которые являются основой регулирования поведения индивида в
обществе.
Сделан вывод о том, что психосемантические техники обладают
большой степенью проективности. Это не простое описание перечня качеств,
а скорее, результат оценки через систему ценностей самого индивида.
Однако методика позволяет анализировать только ту сферу, к которой
относятся поступки. Стоит также отметить, что методы семантического
дифференциала и множественных идентификаций достаточно сложны для
сбора и обработки данных. Именно поэтому данные методы достаточно
редко используются в массовых опросах.
Анализ методологических принципов изучения социальных
представлений об этнических группах и этнических стереотипов в частности
позволил обосновать выбор психосемантических методов как наиболее
подходящих для исследования данных феноменов. Актуализирована
необходимость тщательной проработки инструментария исследования, а

81
также необходимость понимание исследователем языка респондентов и
особенностей социальной реальности изучаемой социальной группы на
различных уровнях - понятийном, вербальном, смысловом и прочих.

82
ГЛАВА 3. ИЗМЕРЕНИЕ СОЦИАЛЬНЫХ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ ОБ
ЭТНИЧЕСКИХ ГРУППАХ В РАМКАХ ЭМПИРИЧЕСКОГО
ИССЛЕДОВАНИЯ (по результатам социологического исследования)

3.1. Концепция и процедура исследования

Особую актуальность изучение этнических стереотипов приобретает в


полиэтнической среде. Понимание этнических стереотипов важно для поиска
причин межэтнических конфликтов, предупреждения возможных
недопониманий между этническими группами. В данной связи
«прецедентным» можно считать пример студенческой среды Российского
университета дружбы народов, которая характеризуется тесными и
регулярными взаимоотношениями различных этнических групп.
Проблема проведенного эмпирического социологического исследования
заключалась в выявлении существующих этнических стереотипов о
различных общностях. В процессе взаимодействия этнические стереотипы
чаще всего отходят на второй план - более актуальной становится
информация о личностях контактирующих. Однако так происходит не
всегда. В процессе жизнедеятельности индивида этнические стереотипы
могут перерастать в этнические предрассудки, которые гораздо сложнее
поддаются изменениям. Этнические предрассудки функционируют не в
качестве первичной информации о партнере по взаимодействию, а как
аксиомы восприятия и действия. Ригидность этнического предрассудка
обусловлена тем, что новая информация об объекте стереотипизации
усваивается избирательно, т.е. усваивается только такая информация,
которая подкрепляет ту, что существовала уже до опыта общения. Таким
образом, этнические стереотипы могут обусловливать позитивное или
негативное межличностное взаимодействие между представителями
различных наций.

83
Данная проблема находит конкретное выражение в ситуации
межгруппового контакта, когда контактирующие субъекты воспринимают
друг друга исключительно как представителей определенных национальных
групп.
Российский университет дружбы народов является особой
мультикультурной средой, где студенты имеют возможность общаться с
представителями различных этнических групп. В связи с этим было
интересно узнать, как студенты видят образ различных этнических
общностей.
В рамках диссертации были изучены результаты проведенных ранее
исследований и исследовательский интерес был сосредоточен на пяти
группах – кавказцах, арабах, африканцах, китайцах и русских.
Перечисленные группы широко представлены в РУДН.
В рамках диссертации было проведено два эмпирических исследования
(методом семантического дифференциала и методом множественных
идентификаций) под общим названием «Этнические стереотипы бытового
поведения студентов РУДН».
 Исследование этнических стереотипов с использованием метода
семантического дифференциала (СД) проводилось в феврале-марте 2012 года
в два этапа. На первом этапе было проведено пилотажное исследование, в
рамках которого было опрошено 150 респондентов. Второй этап – основное
исследование, в рамках которого было опрошено 500 студентов РУДН. В
качестве метода выявления первичного набора индивидуальных конструктов
в пилотажном исследовании использовался метод ассоциаций. На основании
выявленных конструкций был сформирован инструментарий, с помощью
которого было проведено исследование методом семантического
дифференциала.
 Исследование этнических стереотипов с использованием метода
множественных идентификаций проводилось в феврале-марте 2013 года.
Было опрошено 600 студентов РУДН. Отбор характеристик для анкеты

84
производился из ряда источников – собственное пилотажное эмпирическое
исследование методом ассоциаций, исследование методом семантического
дифференциала, а также на основе анализа имеющейся литературы по теме
исследования.

Исследование этнических стереотипов с использованием метода


семантического дифференциала

Исследование было направлено на изучение этнических стереотипов в


наиболее больших этнических общностях РУДН. В исследовании была
использована целевая выборка. Целевая выборка - выборка группы,
соответствующей определенным критериям. В нашем случае выборка
состояла из нескольких выборочных совокупностей – групп студентов,
имевших разную национальную принадлежность, в силу чего могло быть
различно их восприятие. В связи с целями исследования основной критерий
нашей выборки заключался в региональной принадлежности.
Внутри выделенных групп выборочные совокупности были достаточно
однородны (по возрастным характеристикам, уровню образования и т.д.),
однако нам потребовалось сделать сплошную выборку, которая позволила с
равной вероятностью включить все страны, объединенные в регион.
Структура генеральной совокупности и обоснование выборки. В
настоящее время число государств в мире приближается к двум сотням. В
таких условиях возникла необходимость группировать страны по регионам.
Существуют различные основания для подобного объединения, однако
распределение стран по регионам до сих пор детально не разработано.
Существующие группировки стран по регионам чаще всего
основывались на каком-то отдельном признаке – территориальном,
политическом, культурном и проч. Недостатки существующих
районирований заключались в том, что одни регионы охватывали целые
континенты, в то время как другие могли находиться на разных континентах
и быть разделенными океанами, а также в субъективности районирования.

85
Основная трудность заключалась в невозможности построения единых
принципов для всех государств, которые различались по размерам
территории, количеству населения, социально-экономическим показателям и
т.д.
В исследовании опирались на группировку стран по регионам,
применяемую для целей статистики в Организации Объединенных Наций в
соответствии с документом «Стандартные коды стран и районов для
использования в статистике». Такой выбор был не случаен, поскольку
наиболее точно отвечал нашим требованиям. Эта группировка была основана
на единстве географических, природных, социально-экономических,
политических и культурных показателей, которые по возможности
представлены в равной степени. Особую важность для нашего исследования
играл именно последний показатель. Районирование ООН основывалось на
исторической, этнографической и цивилизационной общности выделяемых
стран, то есть можно было предположить, что они развивались в сходных
культурных условиях, имеют схожий язык, быт.
Региональная группировка была основана на выделении
государственного и надгосударственного уровней. Надгосударственный
уровень предполагал объединение стран в регионы, а регионы – в
континенты. Было выделено пять континентов – Европа, Азия, Африка,
Америка и Австралия и Океания. Европа включала в себя регионы - Западная
Европа, Центрально-Восточная Европа и СНГ. Азия объединяла регионы -
Юго-Западная Азия, Южная Азия, Юго-Восточная Азия и Восточная Азия.
Континент Африка был представлен регионами Северная Африка, Западная
Африка, Центральная Африка, Восточная Африка и Южная Африка.
Континент Америка объединял регионы Северная Америка, Центральная
Америка и Южная Америка. Континент Австралия и Океания включал в себя
регионы Австралия и Новая Зеландия, Океания.
Каждый регион объединял в себе ряд государств. В 2011-2012 учебном
году в РУДН обучалось 5163 студента-иностранца, которые являлись

86
представителями четырех континентов – Европы, Азии, Африки и Америки,
и 10528 студентов из России. В рамках нашего исследования студенты из
России были выделены в отдельную группу.
Таким образом, генеральная совокупность была представлена 10528
студентами из России, 1794 студентами из Европы, 1904 студентами из Азии,
995 студентами из Африки и 470 студентами из Америки.
Для исследования было отобрано по 100 респондентов с каждого
континента. Внутри каждого континента регионы были представлены
пропорционально. Страны внутри континентов были отобраны случайным
образом.
Таким образом, выборочная совокупность включала в себя 100
респондентов из России, 100 респондентов из Европы (6 – из Западной
Европы, 13 – из Центрально-Восточной Европы, 81 – из СНГ)114, 100
респондентов из Азии (среди них 38 – из Юго-Западной Азии, 9 – из Южной
Азии, 8 – из Юго-Восточной Азии, 45 – из Восточной Азии), 100
респондентов из Африки (5 – из Северной Африки, 43 – из Западной Африки,
20 – из Центральной Африки, 30 – из Восточной Африки, 2 – из Южной
Африки) и 100 респондентов из Америки (2 – из Северной Америки, 39 – из
Центральной Америки, 59 – из Южной Америки).
В связи с труднодоступностью представителей некоторых стран
итоговая выборка претерпела незначительные изменения. Таким образом,
были опрошены студенты из 61 страны, являющиеся представителями 4
континентов, и студенты из России.

114
При рассмотрении результатов, полученных по региону «Европа», важно учитывать
данное наполнение массива - «с почти абсолютным численным перевесом» респондентов
из СНГ. Такое построение выборки обусловлено объективными причинами, а именно
малой представленностью в самой генеральной совокупности студентов, приехавших
учиться в университет из стран Западной и Центральной Европы.
87
Исследование этнических стереотипов с использованием метода
множественных идентификаций

Целью исследования было изучение этнических стереотипов,


наличествующих в студенческой среде РУДН. Для достижения поставленной
цели были выдвинуты задачи выявить структуру представлений студентов
РУДН из разных регионов мира (будут рассмотрены ниже) об образах
этнических групп; построить семантическое пространство для каждого из
регионов и определить степень близости изучаемых этнических групп.
Метод множественных идентификаций (ММИ) применительно к
выделению этнических стереотипов позволил определить место этнических
групп (русский, китаец, араб, африканец, кавказец) в семантическом
пространстве и выявить стоящие за ними идентификации через описание
типичных поступков. Респондентам предоставлялся список бытовых
характеристик («активно занимается спортом», «порядочный человек»,
«склонен к воровству» и т.п.). Необходимо было определить, присущ ли тот
или иной поступок каждой из анализируемых этнических групп. Для анализа
было выделено пять этнических групп – кавказцы, арабы, африканцы,
китайцы и русские. Выбор был обусловлен рядом факторов. Во-первых,
перечисленные группы широко представлены в РУДН. Кроме того, мы
опирались на результаты собственного социологического исследования.
Структура генеральной совокупности и обоснование выборки. В
исследовании была использована целевая выборка. Исследование было
направлено на изучение этнических стереотипов в наиболее больших
этнических общностях РУДН. Основной критерий целевой выборки состоял
в принадлежности студента определенному региону, из которого он приехал
на обучение. Внутри регионов был отобран ряд стран, наиболее широко
представленных в РУДН, что было обусловлено необходимостью получения
наиболее однородных данных.
На основании анализа данных, полученных методом СД, была учтена
неоднородность региона Азия. Возникла необходимость разделить регион на

88
две группы: Азия и Ближний Восток. По официальным данным в РУДН
обучаются студенты из 140 стран мира, в 2012/2013 учебном году обучалось
13406 человек. Генеральная совокупность представлена 9026 студентами из
России, 1285 студентами из СНГ, 1105 студентами из Азии, 841 студентом из
Африки, 469 студентами с Ближнего Востока, 407 студентами из Латинской
Америки и 273 студентами из Европы.
В нашем исследовании мы опирались на эту группировку с небольшой
модификацией. По причине малочисленности группы был исключен регион
Европа.
В итоговом варианте, модель выборочной совокупности была
представлена следующими регионами и странами: Россия, СНГ (представлен
Азербайджаном, Арменией) и Грузия; Азия (Китай, Монголия); Африка
(Ангола, Гвинея, Кот-д'Ивуар); Ближний Восток (Сирия, Ливан, Иран);
Латинская Америка (Колумбия, Эквадор, Гаити). Для исследования было
отобрано по 100 респондентов из каждого региона. Страны внутри
континентов были отобраны по принципу наиболее многочисленно
представленных.
Таким образом, выборочная совокупность включала в себя 100
респондентов из России (автостереотип этнической группы «русские»), 100
респондентов из СНГ и Грузии (автостереотип этнической группы
«кавказцы»), 100 респондентов из Азии (автостереотип группы «китайцы»),
100 респондентов из Африки (автостереотип группы «африканцы»), 100
респондентов из региона Ближний Восток (автостереотип этнической группы
«арабы») и 100 респондентов из региона Латинская Америка.

89
3.2. Особенности инструментария исследования социальных
представлений об этнических группах

Отдельно остановимся на описании методики исследований (в


приложениях 1-2 находятся анкеты исследований).

Исследование этнических стереотипов с использованием метода


семантического дифференциала
В рамках исследования мы хотели понять, как воспринимаются разные
этнические группы респондентами из разных регионов. Было выделено пять
этнических групп (некоторые из них можно назвать «условно-
собирательными») – русский, китаец, кавказец, араб и африканец. С этой
целью респондентам был задан вопрос: «Какие качества, на Ваш взгляд, в
наибольшей степени характеризуют представителей следующих этнических
групп?» Респонденту предлагалось отметить не более 7 предложенных
характеристик. Характеристики были отобраны в пилотажном исследовании
с помощью открытого вопроса. Студентам предлагалось назвать первые
ассоциации, качества, которые, как они считают, возникают у них, когда они
слышат об указанной этнической группе. В ходе пилотажного исследования
было опрошено 150 человек (по 30 человек из каждого региона) и
проанализированы все указанные характеристики. Мы выделили наиболее
часто встречающиеся качества по всем группам. Затем мы отбросили те
качества, которые уже присутствовали в отобранных шкалах семантического
дифференциала. Таким образом, у нас получилось 24 характеристики,
которые мы подразделили на следующие группы:
1. положительные характеристики (гостеприимность, смелость,
искренность, честность, щедрость, воспитанность, трудолюбие,
ответственность, целеустремленность, вежливость, скромность);
2. «нейтральные» характеристики (общительность, гордость,
темпераментность);
90
3. отрицательные характеристики (лень, наглость, хитрость,
завистливость, грубость, неуважительность, трусость, жадность,
агрессивность, высокомерие).
Мы умышленно не стали уравнивать количество положительных и
отрицательных качеств, поскольку в ответах респондентов было больше
положительных качеств.
Три качества были отнесены к «нейтральным» или качествам с
размытым смысловым полем, так как они могут восприниматься двояко.
Гордость может быть воспринята и как положительное качество (наличие
самоуважения, чувства собственного достоинства, собственной ценности), и
как отрицательная характеристика (гордыня); общительность – как
открытость человека или как навязчивость; темпераментность – как
открытость в проявлении чувств или излишняя активность, излишняя
живость. На данном этапе было сложно определить, как именно трактовал
это понятие респондент. Можно предположить, что чем более позитивна
общая направленность образа, тем больше вероятность, что качества с
двойственным значением были отмечены респондентами как
положительные.
Также студентам было предложено выбрать качество из списка попарно
сгруппированных прилагательных, выражающих качественно
противоположные характеристики оцениваемой этнической группы. В
зависимости от степени выраженности качества респонденту было
предложено выбрать цифру от 0 до 3, где 3 означает «качество сильно
выражено».
Предлагаемые качества были отобраны в пилотажном исследовании.
Респондентам было предложено оценить по шкале от 0 (качество не
присуще) до 3 (качество сильно выражено) 27 пар характеристик (активный -
пассивный, бесцветный - красочный, важный - незначимый, вкусный -
безвкусный, жестокий - добрый, красивый - безобразный, кривой - прямой,
ложный - правдивый, любимый - ненавистный, медленный - быстрый,

91
мужской - женский, неудачный - удачный, новый - старый, обычный -
необычный, острый - округлый, простой - сложный, противный - приятный,
радостный - печальный, разболтанный - пунктуальный, расслабленный -
напряженный, родной - чужой, слабый - сильный, твердый - мягкий, умный -
глупый, упорядоченный - хаотичный, хладнокровный - восторженный,
хороший - плохой). Качества были отобраны методом экспертных оценок. В
результате пилотажного исследования были отобраны шкалы, качества
которых чаще отмечались респондентами как сильно выраженные. Таким
образом, для исследования было отобрано 16 шкал (активный - пассивный,
жестокий - добрый, красивый - безобразный, ложный - правдивый,
медленный - быстрый, неудачный - удачный, противный - приятный,
радостный - печальный, разболтанный - пунктуальный, расслабленный -
напряженный, родной - чужой, слабый - сильный, твердый - мягкий, умный -
глупый, хладнокровный - восторженный, хороший - плохой).
На основе этих данных была посчитана матрица средних и
семантический дифференциал.
Респонденту было предложено указать свои социально-
демографические характеристики.
В исследовании приняли участие 500 респондентов - по 100
респондентов из каждой выделенной группы. 60% опрошенных были
мужского пола, 40% - женского. В опросе участвовали студенты до 27 лет.
На момент опроса 36% студентов обучалось на третьем курсе, 22% - на
четвертом, 16% - на втором, 12% - на первом, 6% - на подготовительном
факультете, 4% - на пятом курсе и 4% респондентов обучались на шестом
курсе. Респонденты обучаются на факультете гуманитарных и социальных
наук (30%), экономическом (17%), медицинском (14%), филологическом
(9%), инженерном (8%), аграрном (5%) и других факультетах РУДН (17%).
Материальное положение респондентов представлено следующим
образом. 41% респондентов хватает средств на питание и небольшие
покупки, но покупка техники вызывает у них затруднение. У 24%

92
респондентов нет материальных проблем, им удается делать крупные
покупки. 22% студентов может позволить себе нормальное питание, но на
какие-либо покупки средств нет. 7% студентов удается ни в чем себе не
отказывать. 6% респондентов часто не хватает денег даже на самое
необходимое.
81% респондентов выросли в полной семье, 16% студентов имеют
только одного родителя. Воспитывались другими людьми 2% опрошенных.
При этом высшее образование имеют оба родителя у 63% респондентов, а
хотя бы один из родителей имеет высшее образование у 16% студентов. У
19% респондентов родители имеют среднее образование. Не имеют
законченного среднего образования родители 2% респондентов.
59% опрошенных исповедуют христианство. 19% респондентов
исповедуют ислам. Буддизм исповедуют 9% респондентов. Атеистами себя
назвали 12% респондентов. Принадлежность к другим религиям отметили
1% респондентов.
45% опрошенных до поступления проживали в столице своей страны,
27% - в большом городе. 24% - жили в небольшом городе, 4% - в сельской
местности. В общежитии проживает 65% респондентов, в городских
квартирах – 35%.
Более половины респондентов имеют дружеское общение с
представителями изучаемых этнических групп. С русскими дружат 95%
опрошенных, с китайцами – 55%. Друзья-кавказцы есть у 59% опрошенных,
друзья-арабы - у 53% респондентов. С африканцами дружат 63%
опрошенных.
Проблема получения информации о глубинных структурах психики
человека, которую можно использовать для создания социологической
модели, является важной проблемой социологического исследования. В
основе сознания индивида лежат определенные закономерности, главная из
которых заключается в том, что в человеческой психике есть неосознаваемые
феномены, которые не облечены в словесную форму и имеют

93
эмоциональную окраску. Наличие этого аффективного уровня в сознании
респондента широко известно в социологии. Соответственно, для
исследования этого уровня сознания необходимы методы, адекватные его
природе. Поскольку истинные мотивы поведения индивидом не осознаются,
аффективные компоненты социальной установки, связанные с поведением,
при применении анкетных опросов остаются за пределами анализа.
Это связано с тем, что язык является надындивидуальным
образованием, в то время как аффективные структуры имеют
психологическую природу и связаны с индивидуальным личностным
смыслом. Поэтому, для анализа сложных социально-психологических
образований, которые глубоко затрагивают аффективный уровень
респондента, необходимо учитывать обе реальности сознания индивида –
опосредованную через языковые формы и отраженную в виде субъективных
переживаний.
Психосемантические методы, как мы отмечали, могут быть
использованы для анализа широкого круга социальных явлений. Основа
психосемантической методики – построение субъективного семантического
пространства. Семантическое пространство представляет собой совокупность
организованных в определенном порядке признаков, описывающих и
определяющих объекты некой содержательной области. Построение
семантического пространства – это описание явления в простых формах
восприятия. Семантическое пространство помогает респонденту перейти от
значений когнитивного уровня в область смыслов аффективного уровня.
Процедура формирования семантического пространства включает три
этапа. На первом этапе выделяются семантические связи анализируемых
объектов, устанавливается смысловое сходство между ними. Здесь
применимы методики ассоциативного эксперимента, субъективное
шкалирование, семантический дифференциал и т.д. Второй этап заключает в
себе выделение факторов, лежащих в основе исходной матрицы. Третий этап

94
построения семантического пространства – интерпретация полученных
факторов.

Исследование этнических стереотипов с использованием метода


множественных идентификаций
К психосемантическому методу относится методика множественных
идентификаций. При помощи метода множественных идентификаций
проводится сравнение ролевых позиций и определение их через описание
типичных поступков.
Российский университет дружбы народов является особой
мультикультурной средой, где студенты имеют возможность общаться с
представителями различных этнических групп. В связи с этим нам было
интересно узнать, как студенты видят образ различных этнических
общностей. Понимание высказываний, поступков, мотивов представителя
другой культуры и даже другой социальной группы не может быть
достигнуто без учета особенностей социальной и культурной среды
индивида. Процесс глобализации затрагивает все стороны человеческой
жизни индивида в современном мире. Развитие технологий помогает
взаимодействовать людям с разных континентов, что делает актуальным
изучение проблем межкультурной коммуникации. При этом, несмотря на
активное взаимодействие, проблема стереотипов остается актуальной.
Поступок индивида оценивается с позиции множества значимых
«идеальных» других. В связи с этим широкое применение в социологии
нашли методики, в основе которых лежит сравнение и сопоставление
характеристик. При этом возникает необходимость избежать оценочной
компоненты, переходя от имеющих положительную или отрицательную
оценку прилагательных к оценке обстоятельств через описание действия.
Прежде всего, стоит отметить крайне схожий социально-
демографический профиль опрошенных респондентов в обоих исследований.
Различия либо незначительны, либо отсутствуют. По социально-

95
демографическому распределению 55% опрошенных были мужского пола,
45% - женского. В опросе участвовали студенты до 27 лет. На момент опроса
30% студентов обучалось на третьем курсе, 26% - на четвертом, 24% - на
втором, 12% - на первом, 4% - на пятом курсе и 4% респондентов обучались
на шестом курсе. Респонденты обучаются на факультете гуманитарных и
социальных наук (30%), экономическом (17%), медицинском (14%),
филологическом (9%), инженерном (8%), аграрном (5%) и других
факультетах РУДН (17%).
Материальное положение респондентов представлено следующим
образом. 41% респондентов хватает средств на питание и небольшие
покупки, но покупка техники вызывает у них затруднение. У 24%
респондентов нет материальных проблем, им удается делать крупные
покупки. 22% студентов может позволить себе нормальное питание, но на
какие-либо покупки средств нет. 7% студентов удается ни в чем себе не
отказывать. 6% респондентов часто не хватает денег даже на самое
необходимое.
59% опрошенных исповедуют христианство; 19% - ислам; 9% -
буддизм. Атеистами себя назвали 12% респондентов. Принадлежность к
другим религиям отметили 1% респондентов.
45% опрошенных до поступления проживали в столице своей страны,
27% - в большом городе, 24% - жили в небольшом городе, 4% - в сельской
местности. В общежитии проживает 65% респондентов, в городских
квартирах – 35%.
Более половины респондентов имеют дружеское общение с
представителями изучаемых этнических групп. С русскими дружат 95%
опрошенных, с китайцами – 57%. Друзья-кавказцы есть у 64% опрошенных,
друзья-арабы - у 63% респондентов. С африканцами дружат 58%
опрошенных.
В исследовании необходимо было выяснить, как воспринимаются
разные этнические группы респондентами из разных регионов. Было

96
выделено пять этнических групп (некоторые из них можно назвать «условно-
собирательными») – русский, китаец, кавказец, араб и африканец. Анкета
состояла из списка характеристик, которые респондент должен был оценить
и паспортички, содержащей данные о социально-демографических
характеристиках респондентов.
Испытуемые оценивали признаки по шестибалльной шкале (от 0 до 5),
где 0 – затрудняюсь ответить, 1 – характеристика абсолютно не присуща, 5 –
характеристика присуща в полной мере. Характеристики отбирались из ряда
источников – собственное эмпирическое исследование, проведенное методом
семантического дифференциала и характеристики, полученные в ходе
обработки открытого вопроса («Перечислите основные характеристики
представленной этнической группы»), метода ассоциаций, а также на основе
анализа имеющейся литературы по теме исследования.
Сложность отбора поступков заключалась в том, что необходимо было
соблюдать ряд требований, а именно:
1. поступки и характеристики должны быть типичны для
анализируемых культур и естественны для этнических групп, на базе
которых проводилось исследование;
2. описание поступков и действий должно быть дано простым
языком, без сложных конструкций;
3. набор поступков равномерно и пропорционально должен
касается каждой из изучаемых сторон жизни.

97
3.3. Результаты исследования социальных представлений об этнических
группах на эмпирическом уровне

3.3.1. Результаты анализа и социальные представления о различных


этнических группах в разных регионах, полученные с использованием
семантического дифференциала

Ниже представлен анализ образа «русского», «китайца», «кавказца»,


«араба» и «африканца» глазами респондентов из изучаемых регионов –
России, Европы, Азии, Африки и Америки.

ОБРАЗ «РУССКИХ»
Таблица 1
Социальные представления о «русских» (в %)

Гостеприимность 50,4 Вежливость 21,2


Общительность 46,6 Трудолюбие 19,2
Смелость 34,6 Хитрость 16,6
Ответственность 31,6 Грубость 14,0
Лень 30,8 Агрессивность 12,2
Гордость 27,2 Наглость 12,0
Честность 27,2 Завистливость 11,8
Искренность 26,4 Скромность 11,2
Целеустремленность 24,8 Высокомерие 11,2
Темпераментность 23,8 Жадность 10,0
Воспитанность 23,4 Неуважительность 8,8
Щедрость 22,4 Трусость 8,0

По результатам опроса респондентов из всех регионов наиболее часто


русским приписывали характеристики гостеприимность и общительность
(50% и 47% соответственно). Сравним представления о русских в каждом
регионе.

98
Таблица 2
Образ «русских» с точки зрения представителей разных регионов
(в % по региону)

Представители из
России Европы Азии Африки Америки
Гостеприимность 59 39 51 57 46
Общительность 47 46 58 46 36
Лень 44 43 11 43 13
Смелость 41 22 42 43 25
Искренность 38 20 23 31 20
Честность 35 17 34 30 20
Щедрость 30 19 25 21 17
Воспитанность 25 23 27 25 17
Трудолюбие 22 15 26 21 12
Ответственность 21 26 59 28 24
Гордость 20 22 28 23 43
Целеустремленность 19 28 30 22 25
Вежливость 19 16 31 25 15
Темпераментность 16 10 32 15 46
Скромность 13 6 9 16 12
Наглость 11 18 9 14 8
Хитрость 10 20 21 11 21
Завистливость 10 15 10 14 10
Грубость 9 16 8 13 24
Неуважительность 8 15 4 12 5
Трусость 6 16 7 5 6
Жадность 6 15 4 14 11
Агрессивность 6 7 6 17 25
Высокомерие 1 15 11 15 14

Если у респондентов из России гостеприимность стоит на первом месте


(59%), то респонденты из других регионов оценивали это качество несколько
ниже. Как основное качество гостеприимность русских отмечали и
респонденты из Африки, и респонденты из Америки – 57 и 46%
соответственно. Гостеприимство русских было отмечено и респондентами из
Азии – это качество отметил 51% опрошенных, но оно не является ключевым
в восприятии образа. Лишь 39% респондентов из Европы отмечали
гостеприимство русских.

99
Общительность как качество было отмечено 47% респондентов из
России. Для студентов из Европы общительность стала основным качеством,
присущим русским (46% ответов). Представители Азии оценили
общительность русских выше всех – 58% респондентов отметили это
качество. Реже всех общительность русских отмечали респонденты из
Америки – только 36% ответов. Респонденты из Африки поставили
общительность на второе место – 46% ответов.
Смелость русских отметил 41% респондентов из России. Сходную
оценку этому качеству дали респонденты из Азии и Африки – 42 и 43%
соответственно. У представителей Азии смелость русских стала четвертым
качеством, Африки – третьим. Гораздо реже отмечали смелость русских
студенты из Европы и Америки – 22 и 25% случаев, однако это качество
попало в первые десять характеристик русских.
Ответственность русских отметили 59% респондентов из Азии. Это
самый высокий показатель. Представители Африки, Европы, Америки и
России отмечали ответственность русских лишь в 28, 26, 24 и 21% случаев
соответственно.
Респонденты из России поставили такое качество, как лень, на третье
место – 44%. Такое же количество ответов это качество получило и у
респондентов из Европы, и у студентов из Африки – 43% ответов в обеих
группах. У представителей Европы это качество заняло второе место, в то
время как у респондентов из Африки – третье. Совершенно иначе видят это
качество студенты из Азии и Америки. Это качество было отмечено в 11 и
13% случаев соответственно, при этом лень не попала даже в 10 основных
качеств.
Наиболее гордыми русских считают респонденты из Америки – 43%
ответов. У остальных регионов это качество получило около 25% ответов.
Респонденты из России отмечали честность русских (35%). Так же
считают 34% представителей Азии – это качество стало у них пятым, и

100
Африки (30%) – качество заняло шестое место. Студенты из Европы и
Америки отметили это качество лишь в 20% случаев.
Такое качество русских как искренность отметили 38% респондентов из
России. В то же самое время другие регионы оценили это качество ниже.
Если респонденты из Африки отмечали это качество примерно в трети
случаев (31%), то остальные регионы отмечали его реже – каждый четвертый
респондент из Азии (23%) и каждый пятый студент из Европы и Америки (по
20%). При этом у обоих регионов это качество не вошло в первую десятку.
Наиболее целеустремленными русских считают студенты из Азии – так
ответил каждый третий респондент. Представители России не считают это
качество одним из основных – целеустремленность русских отметил лишь
каждый пятый из их числа. Различия между другими регионами
незначительны – это качество выделял примерно каждый четвертый
респондент.
Наиболее темпераментными русских считают представители Америки.
Это качество отметил практически каждый второй респондент (46%) из
Америки и почти каждый третий (30%) – из Азии. Другие регионы
оценивают это качество русских гораздо ниже.
Воспитанность русских все регионы, кроме Америки, оценили примерно
одинаково. Примерно четверть респондентов приписала русским это
качество. Респонденты из Америки отметили это качество только в 17%
случаев.
Если говорить о щедрости русских, то респонденты из России оценили
это качество несколько выше других (30%). Щедрость русских отметил
каждый четвертый респондент из Азии, 21% представителей Африки, 19%
студентов из Европы и 17% представителей Америки. Во всех группах,
кроме России, это качество не вошло в 10 основных.
То, что вежливость является значимым качеством русских, отметили
31% респондентов из Азии, четверть респондентов из Африки. Каждый
пятый студент из России отметил, что вежливость – одно из основных

101
качеств русских. Студенты из Европы и Америки отмечали это качество в
15% случаев.
Трудолюбие русских выше всех было оценено студентами из Азии
(26%). Респонденты из России и Африки отмечали это качество в 22 и 21%
случаев соответственно. Трудолюбие русских реже всех отмечали
респонденты из Европы и Америки (15 и 12% соответственно).
Хитрость русских отметил каждый пятый респондент из Европы, Азии и
Америки, и лишь каждый десятый из России и Африки.
Такие качества как грубость, агрессивность, наглость, завистливость,
скромность, высокомерие, жадность, неуважительность и трусость не
набрали более 15% ответов по всем регионам. Интересно посмотреть, было
ли отличие среди регионов. Здесь стоит отметить, что каждый четвертый
респондент из Америки отметил грубость и агрессивность русских, в то
время как в других регионах эта цифра была ниже. Также интересно
отметить, что такое качество, как высокомерие, было отмечено лишь 1%
респондентов из России, в то время как в других регионах это качество
выделяло около 15% респондентов.
Так выглядит распределение ответов респондентов по регионам.
Проанализируем соотношение характеристик в образе «русских» с точки
зрения респондентов из различных регионов.

102
Соотношение характеристик в Соотношение характеристик в
образе "русских" с точки зрения образе "русских" с точки зрения
респондентов из России респондентов из Европы

Положительные Положительны
качества е качества
22%
Нейтральные 37%
47% Нейтральные
качества качества
16% Отрицательные
62%
качества 16% Отрицательные
качества

Соотношение характеристик в Соотношение характеристик в


образе "русских" с точки зрения образе "русских" с точки зрения
респондентов из Азии респондентов из Африки

16%
Положительн 28% Положитель
ые качества ные
21% Нейтральные качества
качества 57%
63% 15% Нейтральны
Отрицательн е качества
ые качества

Соотношение характеристик
в образе "русских" с точки
зрения респондентов из
Америки

28% Положитель
47% ные
качества
25%
Нейтральны
е качества

Рис. 1. Соотношение характеристик в образе «русских» для респондентов из


изучаемых регионов

Наиболее позитивно образ русского воспринимают студенты из Азии


(63%). Респонденты из России отмечали положительные характеристики в
62% случаев. Более половины ответов респондентов из Африки (57%) также
приходилось на выбор положительной характеристики. Респонденты из
Европы и Америки отмечали положительные качества русских менее чем в

103
половине случаев (47% ответов). При этом наиболее негативно образ русских
воспринимают респонденты из Европы, а наименее негативно – респонденты
из Азии (37 и 16% соответственно).
Стоит отметить, что нельзя говорить о том, что в представлении
респондентов из России, Европы, Азии, Африки и Америки образ русского
предстает в качестве единого, разделяемого всеми. Некоторые регионы
воспринимают образ позитивней, некоторые – негативней. Ключевые
характеристики этнической группы за небольшим исключением разделяются
почти всеми. Все регионы отметили гостеприимство и общительность
русских в первой пятерке основных качеств.
Абсолютно идентичны первые пять характеристик (гостеприимство,
лень, смелость, общительность и искренность), отмеченных респондентами
из России и Африки. Немного отличается набор основных качеств русских,
отмеченный студентами из Америки, – наряду с общительностью и
гостеприимностью они отмечают темпераментность, гордость и
целеустремленность русских. Респонденты из Европы отметили
целеустремленность русских, их лень и ответственность. Ответственность
как главное качество отметили респонденты из Азии. Также они отметили
смелость и честность русских.
Из таблицы 3 видно, какие качества выделялись респондентами чаще
других. Так, для респондентов из России русские представляются «своими»
(2,55), «умными» (1,86), «хорошими» (1,88), «приятными» (1,83) и
«красивыми» (1,76). Для респондентов из Европы русские – «свои» (1,45) и
умные (1,44). Студенты из Азии чаще отмечали, что русские – «сильные»
(1,22), «хорошие» (1,14), «приятные» (1,10) и «добрые» (1,08). Африканцы
характеризовали русских как «умных» (1,56) и «красивых» (1,63).

104
Таблица 3
Матрица средних значений при оценке методом семантического
дифференциала этнической группы «русские»

Респонденты из регионов
Россия Европа Азия Африка Америка
активный-пассивный 0.69 0.56 0.78 0.90 0.74
быстрый-медленный 0.50 0.49 0.85 1.04 0.93
твердый-мягкий 0.06 0.22 0.69 0.48 1.22
сильный-слабый 1.50 0.65 1.22 1.05 1.43
пунктуальный-разболтанный 0.19 0.50 0.60 1.02 1.30
восторженный-хладнокровный 1.07 0.30 0.18 0.65 -0.34
красивый-безобразный 1.76 1.02 1.00 1.63 1.33
приятный-противный 1.83 1.04 1.10 0.85 0.72
удачный-неудачный 0.94 0.81 0.85 1.05 0.94
хороший-плохой 1.88 1.20 1.14 1.05 1.47
добрый-злой 1.28 0.65 1.08 0.79 0.66
правдивый-ложный 1.02 0.40 0.51 0.71 0.57
умный-глупый 1.86 1.44 0.89 1.56 1.51
свой-чужой 2.55 1.45 1.20 0.79 0.07
радостный-печальный 0.91 0.81 0.41 0.74 0.39
расслабленный-напряженный 0.36 0.01 0.05 0.49 -0.14
средняя оценка 1.15 0.72 0.78 0.93 0.80

Интересно отметить, что среднее с отрицательным значением было


только у респондентов из Америки – они отметили «хладнокровность» (-
0,34) и «напряженность» (-0,14) русских. Среди положительных
характеристик американцы отмечали, что русские – «умные» (1,51),
«хорошие» (1,47), «сильные» (1,43) и «красивые» (1,33).
Выше всех русских оценивают респонденты из России (средняя оценка
1,15), ниже всего – респонденты из Европы (средняя оценка 0,72). Как можно
увидеть, средние оценки русского примерно одинаковы у регионов Европа,
Азия и Америка. Таким образом, можно говорить о том, что образы русских
у этих регионов близки. Несколько выше оценивают русских респонденты из
Африки.

105
Таблица 4
Схожесть представлений о «русских» у респондентов из разных регионов
(по результатам оценки с использованием семантического
дифференциала)

Россия Европа Азия Африка Америка


Россия 2.32 2.58 2.61 3.70
Европа 2.32 1.22 1.53 2.30
Азия 2.58 1.22 1.44 1.83
Африка 2.61 1.53 1.44 1.78
Америка 3.70 2.30 1.83 1.78

Семантический дифференциал показывает, что наиболее далеки в


оценке русских респонденты из России и Америки. Наиболее близки в
оценках респонденты из регионов Европа и Азия. Также близки оценки
регионов Азия и Африка, и Европа и Африка.

ОБРАЗ «КИТАЙЦЕВ»
Посмотрим, каким видят образ «китайца» респонденты из различных
регионов.
Таблица 5
Социальные представления о «китайцах» (в %)

Трудолюбие 56,5 Гордость 12,6


Скромность 49,1 Щедрость 12,2
Вежливость 47,7 Лень 11,4
Воспитанность 44,5 Искренность 11,4
Целеустремленность 36,3 Смелость 10,2
Ответственность 32,9 Темпераментность 8,0
Честность 28,7 Высокомерие 7,8
Общительность 22,8 Завистливость 7,8
Хитрость 22,6 Неуважительность 5,0
Гостеприимность 22,4 Наглость 4,4
Трусость 15,4 Грубость 2,8
Жадность 14,2 Агрессивность 2,2

По результатам опроса респондентов из всех регионов большинство


отметили трудолюбие китайцев как основную характеристику (57%

106
респондентов). Около половины опрошенных отметили их скромность и
вежливость. Воспитанность китайцев отметили 44% респондентов.
Проанализируем распределение ответов респондентов по регионам.
Таблица 6
Образ «китайцев» с точки зрения представителей разных регионов
(в % по региону)

Представители из
России Европы Азии Африки Америки
Трудолюбие 78 60 68 40 36
Вежливость 47 49 47 56 39
Воспитанность 46 45 46 45 40
Скромность 44 45 42 61 53
Ответственность 37 26 39 36 26
Целеустремленность 28 40 54 32 27
Хитрость 26 15 31 24 17
Честность 18 28 35 28 34
Общительность 17 20 38 20 19
Гостеприимность 14 24 21 30 23
Гордость 11 6 17 13 16
Жадность 10 11 10 22 18
Высокомерие 8 13 7 5 6
Искренность 7 13 13 16 8
Темпераментность 7 4 5 7 17
Трусость 6 21 20 17 13
Смелость 6 8 8 17 12
Лень 5 12 10 12 18
Завистливость 5 8 14 7 5
Неуважительность 3 9 3 5 5
Грубость 3 4 2 3 2
Щедрость 2 12 19 10 18
Наглость 2 8 3 6 3
Агрессивность 1 4 3 1 2

Трудолюбие было отмечено как главная характеристика китайцев


респондентами из России, Европы и Азии. Чаще всех эту характеристику
отмечали студенты из России – 78% ответов. Респонденты из Европы и Азии
отметили это качество в 60% и 68% случаев. Респонденты из Африки и

107
Америки поставили это качество на четвертое место, эта характеристика
получила 40 и 36% ответов соответственно.
В то же время респонденты из Африки и Америки чаще всего указывали
такое качество как скромность китайцев (62 и 53% соответственно). У
респондентов из Азии это качество стало третьим по частоте (45%), у
студентов из России – четвертым (44%), а у студентов из Азии – пятым
(42%).
У трех регионов вежливость стала второй по частоте ответов. 47%
студентов из России, 49% из Европы и 57% из Африки выделили вежливость
как основное качество китайца. Представители Азии и Америки поставили
это качество на третье место (47 и 39% соответственно).
Воспитанность китайцев была высоко отмечена всеми группами
респондентов. Респонденты из России и Азии отметили это качество в 46%
случаев. Студенты из Европы и Африки отметили эту характеристику в 45%
случаев, представители Америки – в 40% случаев.
Чаще всего целеустремленность китайцев отмечали респонденты из
Азии (54% ответов). Также целеустремленность китайцев отметили 40%
студентов из Европы. Студенты из России, Африки и Америки выделяли это
качество несколько реже – 28, 32 и 27% ответов соответственно.
Как ответственных людей китайцев охарактеризовало 39% респондентов
из Азии. Примерно также распределились голоса респондентов из России
(37%) и Африки (36%). Ответственными китайцев считает четверть
представителей Европы и Америки (26% ответов).
Наибольшее различие в оценке китайцев как честных людей было
обнаружено между регионами Азия и Россия. 35% респондентов из Азии
(34% из Америки и 28% из Европы и Африки) отметили, что китайцы –
честные, в то время как менее 20% студентов из России придерживается
такого же мнения.
Интересно отметить существенное различие в приписывании качества
«общительность». Так, почти 40% респондентов из Азии отметили, что

108
китайцы – общительная нация. В то же время это мнение разделяет лишь
каждый пятый респондент из других регионов.
Почти треть респондентов из Азии выделяла хитрость китайцев.
Хитрыми китайцев считает также каждый четвертый студент из России и
Африки. Респонденты из Европы и Америки оценивают это качество
несколько ниже – 15 и 17% ответов соответственно.
В наибольшей степени гостеприимство китайцев оценили респонденты
из Африки (30%). Также считает каждый четвертый респондент из Европы и
Америки, каждый пятый представитель Азии и каждый седьмой респондент
из России.
Такие качества как трусость, жадность, гордость, щедрость, лень,
искренность, смелость, темпераментность, высокомерие, завистливость,
неуважительность, наглость, грубость и агрессивность набрали менее 15%
ответов. Мнения респондентов из всех регионов были примерно
одинаковыми. Стоит упомянуть, что каждый пятый респондент из Азии,
Европы и Африки отметил, что китайцам присуща трусость. В то же время
так считают лишь 6% респондентов из России, и 13% студентов из Америки.
Каждый пятый студент из Африки и Америки считает китайцев
жадными, в то время как среди респондентов из России, Европы и Азии так
считает лишь каждый десятый.
Щедрость китайцев отметили лишь 2% студентов из России, в то время
как это качество отмечал каждый десятый респондент из Европы и Африки,
и каждый пятый представитель Азии и Америки.
Посмотрим на диаграммах, как соотносятся положительные и
отрицательные характеристики в образе «китайца» с точки зрения
респондентов из России, Европы, Азии, Африки и Америки.

109
Соотношение характеристик Соотношение характеристик
в образе "китайцев" с точки в образе "китайцев" с точки
зрения респондентов из зрения респондентов из
России Европы

16% Положительные
качества Положительные
22% качества
8% Нейтральные
Нейтральные
6%
Отрицательные
76% 72% Отрицательные

Соотношение характеристик Соотношение характеристик


в образе "китайцев" с точки в образе "китайцев" с точки
зрения респондентов из Азии зрения респондентов из
Африки

19% Положительные 19% Положительные


качества качества
Нейтральные Нейтральные
11% 11%

70% Отрицательные 70% Отрицательные

Соотношение характеристик
в образе "китайцев" с точки
зрения респондентов из
Америки

Положительные
20% качества
Нейтральные
11%
69% Отрицательные

Рис. 2. Соотношение характеристик в образе «китайцев» для респондентов из


изучаемых регионов

110
Как можно увидеть из диаграмм, распределение положительных и
отрицательных оценок по регионам примерно одинаковое. Все регионы
оценивают образ китайца как положительный. Лишь каждое пятое качество,
приписываемое китайцам, было отрицательным.
Также можно отметить единство взглядов на основные качества
китайцев. Все регионы приписали китайцам одинаковые ключевые
характеристики – трудолюбие, вежливость, воспитанность и скромность.
Таким образом, мы можем говорить о единстве восприятия образа китайца
всеми изучаемыми регионами.
Таблица 7
Матрица средних значений при оценке методом семантического
дифференциала этнической группы «китайцы»

Респонденты из регионов
Россия Европа Азия Африка Америка
активный-пассивный 1.19 0.75 0.79 1.05 -0.19
быстрый-медленный 0.71 -0.11 0.72 1.11 0.15
твердый-мягкий -0.41 -0.42 -0.70 0.36 -0.65
сильный-слабый -0.14 -0.65 -0.51 0.31 -0.14
пунктуальный-разболтанный 1.65 0.35 0.74 1.09 0.89
восторженный-хладнокровный 0.26 0.19 0.56 -0.17 0.03
красивый-безобразный -0.48 -0.39 0.29 0.16 0.30
приятный-противный 0.43 0.15 0.68 0.51 0.83
удачный-неудачный 0.82 0.45 0.52 1.20 0.54
хороший-плохой 0.84 0.69 0.59 0.81 1.18
добрый-злой 0.83 1.02 0.97 1.24 1.16
правдивый-ложный 0.38 0.33 0.31 0.13 1.06
умный-глупый 1.37 1.12 0.70 1.00 1.32
свой-чужой -0.89 -0.84 0.53 -0.42 -0.13
радостный-печальный 0.69 0.78 0.77 0.98 0.43
расслабленный-напряженный -0.65 -0.09 -0.45 0.48 0.37
средняя оценка 0.41 0.21 0.41 0.62 0.45

Для россиян китайцы чужие (-0,89), напряженные (-0,65), пунктуальные


(1,65) и умные (1,37). Для европейцев китайцы чужие (-0,84), слабые (-0,65) и
умные (1,12). Представители Азии охарактеризовали китайцев как мягких (-
0,70), слабых (-0,51) и добрых (0,97). Африканцы отмечали, что китайцы

111
добрые (1,24), удачные (1,20), быстрые (1,11), пунктуальные (1,09) и
активные (1,05). Для американцев китайцы мягкие (-0,65), умные (1,32),
хорошие (1,18) и добрые (1,16).
Средние оценки по регионам различны. Выше всего китайцев оценили
респонденты из Африки (0,62), ниже всего – из Европы (0,21). Респонденты
из России и Азии оценили образ китайца одинаково (средняя оценка 0,41).
Таблица 8
Схожесть представлений о «китайцах» у респондентов из разных
регионов (по результатам оценки с использованием семантического
дифференциала)
Россия Европа Азия Африка Америка
Россия 1.87 2.15 2.00 2.48
Европа 1.87 2.01 2.33 2.05
Азия 2.15 2.01 2.29 2.08
Африка 2.00 2.33 2.29 2.41
Америка 2.48 2.05 2.08 2.41
Наиболее близки в оценке китайцев респонденты из России и Европы.
Наиболее далеки – студенты из России и Америки. Однако различия в
восприятии невелики. Образ китайца близко оценивается всеми регионами.

ОБРАЗ «КАВКАЗЦЕВ»
Проанализируем распределение ответов респондентов относительно
характеристик образа «кавказца».
Таблица 9
Социальные представления о «кавказцах» (в %)
Агрессивность 50,9 Целеустремленность 16,7
Гордость 49,3 Завистливость 15,9
Темпераментность 46,7 Щедрость 14,3
Хитрость 44,9 Трудолюбие 12,5
Наглость 43,5 Лень 12,5
Высокомерие 37,4 Воспитанность 12,5
Грубость 36,4 Ответственность 11,1
Гостеприимность 29,4 Честность 10,7
Смелость 28,8 Вежливость 9,1
Общительность 28,8 Скромность 6,0
Неуважительность 26,4 Искренность 6,0
Жадность 17,7 Трусость 5,0

112
По результатам опроса всех регионов половина респондентов отметили,
что основная черта кавказцев – агрессивность и гордость. 47% респондентов
из всех регионов считают, что кавказцы – темпераментные, 45% отметили их
хитрость, а 44% - наглость.
Посмотрим, одинаково ли было распределение ответов по регионам.
Таблица 10
Образ «кавказцев» с точки зрения представителей
разных регионов (в % по региону)

Представители из
России Европы Азии Африки Америки
Наглость 61 42 44 40 30
Агрессивность 57 47 34 58 58
Гордость 51 75 40 48 32
Темпераментность 51 47 51 44 40
Высокомерие 51 37 46 33 20
Грубость 49 33 43 28 29
Хитрость 45 40 49 48 42
Гостеприимность 36 39 19 31 22
Неуважительность 33 13 34 28 24
Общительность 25 33 34 28 23
Смелость 24 49 27 26 17
Завистливость 22 15 15 11 16
Целеустремленность 15 17 28 16 7
Жадность 15 9 24 20 20
Щедрость 11 22 9 14 15
Лень 9 9 12 11 21
Ответственность 8 15 14 12 6
Честность 7 22 7 7 10
Трудолюбие 7 11 12 19 13
Искренность 6 7 7 6 4
Воспитанность 4 26 11 12 9
Вежливость 4 16 4 10 11
Трусость 4 6 5 4 6
Скромность 2 6 6 2 14

Наглость чаще других отмечали респонденты из России (61%). С их


точки зрения, это качество – ключевое в восприятии образа. Другие регионы
оценивали наглость кавказцев реже – респонденты из Азии отмечали его в
44% случаев, но данная характеристика не является для них ключевой в
восприятии указанной этнической группы. Однако у каждого региона она
попала в пятерку наиболее часто упоминаемых. Европейцы, африканцы и
американцы отмечали это качество в 42, 40 и 30% случаев соответственно.
Агрессивность кавказцев также является характеристикой, которую
отметили респонденты из каждого региона. У респондентов из Африки и
Америки агрессивность отмечалась чаще других характеристик (почти в 59%
случаев). Студенты из России отмечали это качество в 57% случаев,
представители Европы – в 47%, Азии – в 34% случаев.
Высокомерие кавказцев чаще отмечалось студентами из России (51%).
Реже всего эту характеристику указывали респонденты из Америки – так
считает лишь каждый пятый ответивший. Среди респондентов из Африки это
качество было отмечено каждым третьим, а студенты из Европы и Азии
приписывали это качество в 37 и 46% случаев соответственно.
Гордость кавказских народов отметили 75% респондентов из Европы.
Так же считает каждый второй студент из России и Африки. Респонденты из
Азии отметили эту характеристику в 40% случаях, а среди представителей
Америки так отвечал каждый третий. Это качество для всех регионов стало
одним из определяющих образ кавказца.
Также одним из основных стало такое качество, как темпераментность.
Его отметила половина респондентов из России, Европы и Азии, и чуть
больше 40% из Африки и Америки.
Грубость кавказцев регионы отмечали менее однородно. Так считают
около половины респондентов из России, 43% респондентов из Азии и
только каждый третий студент из Европы, Америки и Африки.
Хитрость кавказцев все регионы оценили примерно одинаково. Так
считает половина опрошенных из Азии и Африки, 45% респондентов из
России и примерно 40% студентов из Европы и Америки.
Гостеприимными кавказцев считает каждый пятый представитель Азии
и Америки. Наибольшее количество ответов это качество получило у

114
представителей Европы (39%). Представители Европы реже отмечали, что
кавказцы ведут себя неуважительно. Так отметил лишь каждый десятый
респондент. В то же время это качество отмечал каждый третий студент из
России и Азии, и каждый четвертый из Африки и Америки.
Общительность кавказцев отмечали все регионы. Это качество было
приписано каждым третьим респондентом из Европы и Азии, и каждым
четвертым представителем трех других регионов.
Такое качество как смелость было отмечено половиной студентов из
Европы. Другие регионы оценили это качество ниже. Также считает каждый
четвертый представитель регионов России, Азии и Африки, и каждый пятый
респондент из Америки.
В среднем, каждый четвертый респондент из Азии и каждый пятый из
России, Африки и Америки назвал кавказцев жадными. Так же считает лишь
каждый десятый представитель Европы.
Наиболее ленивыми кавказцев считают респонденты из Америки (21%).
Так же считает только каждый десятый представитель России, Европы, Азии
и Африки.
Такое качество, как честность кавказцев в два раза чаще указывали
студенты из Европы (20%), чем респонденты из других регионов (около
10%).
Воспитанными кавказцев считает каждый четвертый респондент из
Европы. Однако это качество гораздо реже отмечалось студентами из других
регионов – так считает лишь каждый десятый представитель Азии, Африки и
Америки, а студенты из России отметили это качество лишь в 4% случаев.
Такие качества, как завистливость, целеустремленность, скромность,
трусость, вежливость, искренность, ответственность и щедрость респонденты
отмечали несколько реже. Значительных различий восприятия образа по
регионам по этим качествам отмечено не было.
Посмотрим на диаграммы соотношения положительных и
отрицательных характеристик в образе «кавказцев».

115
Соотношение характеристик Соотношение характеристик
в образе "кавказцев" с точки в образе "кавказцев" с точки
зрения респондентов из зрения респондентов из
России Европы

Положительные Положительные
21%
качества качества
40% 36%
Нейтральные Нейтральные

58% 21%
Отрицательные Отрицательные
24%

Соотношение характеристик Соотношение характеристик


в образе "кавказцев" с точки в образе "кавказцев" с точки
зрения респондентов из Азии зрения респондентов из
Африки

Положительные
26% качества Положительные
28% качества
Нейтральные
Нейтральные
52%
50%
22% Отрицательные
Отрицательные
22%

Соотношение характеристик
в образе "кавказцев" с точки
зрения респондентов из
Америки

Положительные
26% качества
Нейтральные
55%
19% Отрицательные

Рис. 3. Соотношение характеристик в образе «кавказцев» для респондентов


из изучаемых регионов

116
Как можно увидеть из диаграмм, кавказцам чаще приписывались
негативные характеристики. Наиболее негативно кавказцев воспринимают
студенты из России (58%). Однако различия межу оценками других регионов
невелики. Наиболее позитивно кавказцев оценили респонденты из Европы –
в 36% случаев этой этнической группе были приписаны положительные
характеристики.
В целом, приходится констатировать, что образ кавказца имеет
негативную окрашенность в сознании представителей всех изучаемых
регионов.

Таблица 11
Матрица средних значений при оценке методом семантического
дифференциала этнической группы «кавказцы»

Респонденты из регионов
Россия Европа Азия Африка Америка
активный-пассивный 1.46 1.48 0.32 1.25 1.14
быстрый-медленный 1.11 1.49 0.33 1.40 0.97
твердый-мягкий 1.39 1.56 0.76 1.04 1.20
сильный-слабый 1.26 1.74 0.84 1.27 1.01
пунктуальный-разболтанный -0.91 -0.52 -0.48 -0.02 0.31
восторженный-хладнокровный -0.66 -0.33 -0.58 -0.68 -0.13
красивый-безобразный -0.12 1.14 -0.24 0.73 0.30
приятный-противный -0.60 0.90 -0.10 -0.18 -0.13
удачный-неудачный 0.39 0.78 0.05 0.71 0.43
хороший-плохой -0.62 0.70 -0.04 0.17 -0.01
добрый-злой -0.76 0.34 -0.12 -0.07 0.03
правдивый-ложный -0.98 -0.18 -0.45 -0.75 -0.22
умный-глупый -0.48 0.27 -0.06 0.32 -0.21
свой-чужой -1.02 0.92 -0.13 -0.32 0.03
радостный-печальный 0.89 1.53 0.27 1.05 0.79
расслабленный-напряженный -0.41 0.10 -0.46 0.21 -0.12
средняя оценка 0.00 0.75 -0.01 0.38 0.34

Для респондентов из России кавказцы чужие (-1,02), ложные (-0,98),


разболтанные (-0,91), но также активные (1,46), твердые (1,39), сильные
(1,26). Для европейцев кавказцы сильные (1,74), быстрые (1,49), активные
(1,48), твердые (1,56). Представители Азии считают, что кавказцы
117
хладнокровные (-0,58), сильные (0,84) и твердые (0,76). Представители
Африки отметили, что кавказцы ложные (-0,75), хладнокровные (-0,68),
быстрые (1,40), сильные (1,27) и активные (1,25). Для американцев кавказцы
твердые (1,2) и активные (1,14).
Средние оценки этнической группы кавказцев крайне различны в
каждом регионе. Наиболее низко кавказцев оценивают респонденты из Азии
(-0,01) и России (0). Наиболее высоко – респонденты из Европы. Оценки
африканцев и американцев примерно одинаковы.
Таблица 12
Схожесть представлений о «кавказцах» у респондентов из разных
регионов (по результатам оценки с использованием семантического
дифференциала)

Россия Европа Азия Африка Америка


Россия 3.64 2.33 2.18 2.29
Европа 3.64 3.40 2.20 2.43
Азия 2.33 3.40 2.29 1.75
Африка 2.18 2.20 2.29 1.37
Америка 2.29 2.43 1.75 1.37

Наиболее близки в восприятии кавказцев регионы Америка и Африка. Наиболее


далеки – Россия и Европа. Также можно отметить существенное различие в восприятии
образа респондентами из Европы и Азии, в то время как оценки студентов из Азии и
Америки близки.

ОБРАЗ «АРАБОВ»
Проанализируем, какие характеристики образа «арабов» респонденты выбирали
чаще всего.
Таблица 13
Социальные представления об «арабах» (в %)
Хитрость 50,6 Наглость 26,0
Темпераментность 39,4 Вежливость 23,4
Гордость 37,2 Высокомерие 21,4
Общительность 36,0 Трудолюбие 21,0
Гостеприимность 29,8 Смелость 20,8
Агрессивность 27,8 Грубость 20,4

118
Воспитанность 17,8 Честность 12,2
Щедрость 16,4 Завистливость 11,2
Жадность 15,0 Ответственность 11,2
Лень 15,0 Скромность 9,6
Неуважительность 13,4 Трусость 8,6
Целеустремленность 13,2 Искренность 6,2

По результатам опроса наиболее часто встречающаяся характеристика


араба – его хитрость. Так считает более половины опрошенных. В отличие от
других этнических групп, эта характеристика получила гораздо больше
ответов респондентов, чем второе качество (темпераментность отметили
менее 40% респондентов). Посмотрим, прослеживается ли данное
распределение в ответах всех регионов (см. табл. 14)
Хитрость стала наиболее распространенным качеством при определении
образа араба. Ключевой эту характеристику считают респонденты из Европы
(46%), Азии (43%), Африки (53%) и Америки (59%). Респонденты из России
отмечали это качество в 52% случаев, но данная характеристика заняла лишь
второе место после темпераментности арабов.
Респонденты из России охарактеризовали араба как темпераментного
человека в 58% случаев. Также считает половина представителей Америки.
Другие регионы оценивали это качество немного ниже – темпераментными
арабов считают каждый третий студент из Европы и Африки, и каждый
четвертый респондент из Азии.
Более половины респондентов из Америки считают, что отличительная
черта арабов – гордость. Представители других регионов выбирали эту
характеристику реже – лишь в трети случаев.
Таблица 14
Образ «арабов» с точки зрения представителей
разных регионов (в % по региону)

Представители из
России Европы Азии Африки Америки
Темпераментность 58 32 24 35 48
Хитрость 52 46 43 53 59

119
Общительность 45 40 37 31 27
Гостеприимность 42 39 33 18 17
Гордость 34 37 30 34 51
Наглость 28 33 22 30 17
Вежливость 23 40 29 18 7
Смелость 20 18 34 19 13
Щедрость 19 17 15 14 17
Трудолюбие 18 21 26 23 17
Воспитанность 16 23 24 17 9
Грубость 16 20 23 17 26
Агрессивность 15 21 20 35 48
Жадность 14 12 15 20 14
Лень 13 13 16 13 20
Высокомерие 12 25 24 19 27
Целеустремленность 10 12 21 15 8
Искренность 10 8 4 7 2
Неуважительность 9 13 15 10 20
Ответственность 7 14 15 11 9
Честность 6 13 19 12 11
Завистливость 5 11 16 19 5
Скромность 5 16 12 7 8
Трусость 4 10 11 10 8

В то же время такое качество как общительность чаще выделялось


респондентами из России (45%). Данное качество было высоко отмечено
представителями Европы (40%) и Азии (37%). Студенты из Африки и
Америки выделяли это качество менее чем в трети случаев.
Гостеприимство арабов отметили около 40% студентов из России и
Европы и около трети представителей Азии. Однако это качество нельзя
назвать одним из основных в регионах Африка и Америка. В этих регионах
данное качество выделялось менее чем в 20% случаев и не вошло в первую
десятку качеств, присущих арабам.
В то же время респонденты из регионов Африка и Америка чаще
отмечали агрессивность арабов (35 и 48% соответственно). Представители
регионов Европа и Азия отмечали это качество в 20% случаев. Так же
считает только каждый седьмой респондент из России.

120
Наглыми арабов считают треть представителей Европы. Однако это
качество не вошло в пятерку основных ни в одном из регионов. Чаще это
качество отмечали представители России (28%) и Африки (30%), реже –
студенты из Азии (22%) и Америки (17%).
Сильно разнятся оценки такого качества арабов, как вежливость. Так
считают 40% респондентов из Европы (это самый высокий показатель), и
лишь 7% респондентов из Америки. Респонденты из Азии отмечали это
качество в 29% случаев, респонденты из России – в 23%. Так же считает и
каждый пятый студент из Африки.
Высокомерными арабов считает каждый десятый респондент из России.
В то же время это качество приписывалось арабам четвертью представителей
Европы, Азии и Америки. Студенты из Африки приписывали это качество
несколько реже – в 19% случаев.
Такие качества как трудолюбие, смелость, грубость, воспитанность,
щедрость, жадность, лень, неуважительность, целеустремленность,
честность, завистливость, ответственность, скромность, трусость и
искренность получили наименьшее количество ответов респондентов. В
основном, распределение ответов было практически одинаковым. Стоит
отметить, что смелость арабов была высоко оценена представителями Азии
(34%), в то время как другие регионы отмечали это качество значительно
реже.
Посмотрим на соотношение положительных и отрицательных
характеристик в образе «арабов».

121
Соотношение характеристик Соотношение характеристик
в образе "арабов" с точки в образе "арабов" с точки
зрения респондентов из зрения респондентов из
России Европы

Положительные Положительные
качества качества
35% 37% 37%
Нейтральные 47% Нейтральные

Отрицательные Отрицательные
28% 16%

Соотношение характеристик Соотношение характеристик


в образе "арабов" с точки в образе "арабов" с точки
зрения респондентов из Азии зрения респондентов из
Африки

Положительные
Положительные
качества
39% качества
44% Нейтральные 33%
46% Нейтральные

Отрицательные
Отрицательные
17% 21%

Соотношение характеристик
в образе "арабов" с точки
зрения респондентов из
Америки

Положительные
24% качества
Нейтральные
50%
Отрицательные
26%

Рис. 4. Соотношение характеристик в образе «арабов» для респондентов из


изучаемых регионов

122
Как мы видим, распределение неоднородное. Отрицательные качества
были приписаны арабам американцами в половине случаев. Наиболее
позитивно арабов воспринимают респонденты из Европы (47%
положительных оценок) и Азии (44%). В целом, нельзя сказать, что образ
араба в представлении респондентов резко негативен.
Таблица 15
Матрица средних значений при оценке методом семантического
дифференциала этнической группы «арабы»

Респонденты из регионов
Россия Европа Азия Африка Америка
активный-пассивный 0.89 0.57 0.37 0.77 1.25
быстрый-медленный 0.53 0.00 0.27 1.07 0.77
твердый-мягкий 0.69 0.22 0.08 0.54 1.16
сильный-слабый 0.90 0.31 0.62 0.76 1.01
пунктуальный-разболтанный -0.29 -0.03 0.25 0.23 -0.31
восторженный-хладнокровный 0.36 -0.16 0.05 0.44 0.32
красивый-безобразный 0.27 0.42 0.22 0.91 0.34
приятный-противный 0.05 0.23 0.13 -0.27 -0.45
удачный-неудачный 0.45 0.67 0.31 0.68 0.25
хороший-плохой 0.46 0.75 0.46 0.52 0.21
добрый-злой 0.57 0.71 0.30 0.42 0.00
правдивый-ложный -0.44 -0.21 -0.11 -0.43 -0.18
умный-глупый 0.49 0.55 0.37 0.61 0.40
свой-чужой -1.02 -0.10 0.16 0.21 -0.10
радостный-печальный 1.25 1.19 0.50 1.10 1.03
расслабленный-напряженный 0.50 0.43 0.07 0.40 -0.01
средняя оценка 0.35 0.35 0.25 0.50 0.36

Для студентов из России арабы – чужие (-1,02), радостные (1,25),


активные (0,89). Респонденты из Европы отметили, что арабы – радостные
(1,19). Для представителей Азии арабы - сильные (0,62), для африканцев –
радостные (1,1) и быстрые (1,07), для американцев – активные (1,25), твердые
(1,16) и радостные (1,03).
Респонденты из России, Европы и Америки оценили арабов одинаково.
Немного ниже арабов оценили респонденты из Азии. А студенты из Африки
оценили арабов немного выше.

123
Таблица 16
Схожесть представлений об «арабах» у респондентов из разных регионов
(по результатам оценки с использованием семантического
дифференциала)

Россия Европа Азия Африка Америка


Россия 1.55 1.88 1.67 1.53
Европа 1.55 1.22 1.64 2.10
Азия 1.88 1.22 1.61 1.90
Африка 1.67 1.64 1.61 1.50
Америка 1.53 2.10 1.90 1.50

Ближе всех образ араба воспринимают студенты из Европы и Азии.


Дальше всех арабы находятся в восприятии респондентов из Европы и
Америки. Однако образ араба оценен регионами достаточно сходно.

ОБРАЗ «АФРИКАНЦЕВ»
Посмотрим, какие качества респонденты приписывали африканцам.
Таблица 17
Социальные представления об «африканцах» (в %)
Общительность 50.4 Целеустремленность 19.4
Темпераментность 35.2 Воспитанность 18.6
Вежливость 27.6 Искренность 17.4
Хитрость 26.2 Неуважительность 16.4
Наглость 24.8 Ответственность 16.0
Трудолюбие 24.6 Грубость 15.0
Агрессивность 24.4 Скромность 14.6
Лень 23.4 Высокомерие 13.6
Смелость 22.6 Жадность 12.2
Гордость 21.6 Щедрость 7.8
Честность 20.8 Завистливость 6.8
Гостеприимность 20.0 Трусость 6.8

Как и в случае с характеристиками арабов, африканцам респонденты


приписали одну наиболее яркую черту – общительность. Посмотрим, как
распределялись ответы респондентов по регионам (см. табл. 18).

124
Интересно отметить, что в случае с образом африканца виден большой
отрыв одного качества от остальных в некоторых регионах. Например, почти
60% студентов из России отметили, что африканцы – общительные.
Следующее по частоте упоминаний качество – трудолюбие – получило лишь
30% ответов. Представители Европы сделали акцент на двух основных
качествах – общительности и вежливости (53 и 42% соответственно).
Респонденты из Америки также не стали исключением. Они отметили, что
африканцы – общительны, но остальные характеристики не набрали и трети
голосов.
В то же время респонденты из Азии отметили как минимум четыре
ключевые характеристики – темпераментность (58%), хитрость (54%),
общительность (51%) и агрессивность (46%).
Таблица 18
Образ «африканцев» с точки зрения представителей
разных регионов (в % по региону)

Представители из
России Европы Азии Африки Америки
Общительность 57 53 51 49 42
Трудолюбие 30 27 9 44 13
Темпераментность 27 29 58 30 32
Лень 25 29 18 14 31
Вежливость 24 42 12 46 14
Наглость 22 30 35 15 22
Хитрость 20 22 54 8 27
Агрессивность 19 21 46 11 25
Неуважительность 18 11 27 6 20
Целеустремленность 16 24 26 17 14
Искренность 15 17 12 30 13
Скромность 14 18 2 24 15
Воспитанность 13 18 10 40 12
Честность 12 18 12 44 18
Трусость 12 11 3 3 5
Смелость 11 19 29 32 22
Жадность 11 10 26 4 10
Гордость 10 10 23 36 29
Гостеприимность 9 18 10 38 25
Ответственность 9 13 6 33 19

125
Высокомерие 8 14 32 6 8
Завистливость 8 5 8 2 11
Грубость 6 17 30 5 17
Щедрость 6 9 8 11 5

Наибольшее количество положительных качеств африканцам было


приписано респондентами из Африки. Здесь можно говорить об
автостереотипе.
Общительность африканцев как ключевое качество отметили почти все
регионы. Респонденты из России называли это качество в 57% случаев, из
Европы - в 53% случаев. Представители Африки и Америки выделяли его в
49 и 42% случаев соответственно. Исключением стал регион Азия – несмотря
на то, что эту характеристику выделили в 51% случаях, это не стало
ключевым качеством – общительность африканцев заняла в этом регионе
третье место после темпераментности и хитрости.
Темпераментность африканцам чаще всех приписывали респонденты из
Азии (58%). Остальные регионы оценивали это качество гораздо ниже, но
все-таки в первой пятерке характеристик. Темпераментность отметили 27%
студентов из России, 29% студентов из Европы и 32% респондентов из
Америки. Несмотря на то, что практически каждый третий представитель
Африки приписывал образу это качество (30% ответов), в данном регионе
оно не вошло в пять основных.
Вежливость африканцев отметило 46% студентов из Африки и 42%
студентов из Европы. Другие регионы отметили это качество гораздо ниже –
качество отметил каждый четвертый представитель России и только около
13% респондентов из Азии и Америки.
Более половины респондентов из Азии отметили хитрость африканцев
(54%). Остальные регионы отмечали это качество реже (Россия – 20%,
Европа – 22%, Америка – 27%). Сами студенты из Африки не считают, что
им присуща хитрость – это качество отметили только 8% респондентов из
Африки.

126
Так же дело обстоит и с наглостью. Представители Африки отметили
это качество только в 15% случаев. В то же время другие регионы отмечали
это качество чаще. Так считает каждый третий респондент из Европы и Азии
и каждый пятый респондент из России и Америки.
Трудолюбие африканцев высоко оценили респонденты из Африки. Так
ответило 44% респондентов. Около 30% респондентов из России и Европы
также указывали это качество. Противоположного мнения оказались
студенты из Америки и Азии – трудолюбивым африканца там считает только
каждый десятый.
Респонденты из Азии выше всех отметили агрессивность африканцев
(46%). Так же считает каждый четвертый респондент из Америки и каждый
пятый из Европы и России. Среди респондентов из Африки так считает лишь
каждый десятый. Лень африканцев отметил каждый третий респондент из
Америки и Европы, каждый четвертый – из России и каждый пятый – из
Азии. Студенты из Африки отмечали это качество лишь в 14% случаев.
Смелость африканцев респонденты из Африки оценили выше, чем
респонденты из других регионов – так ответил каждый третий респондент из
этого региона. Также каждый третий студент из Африки отметил гордость
африканца, в то время как студенты из России и Европы отмечали это
качество лишь в 10% случаев.
Интересно отметить, что студенты из Африки примерно в два раза чаще
представителей других регионов называли такие качества, как честность
(44%), гостеприимность (38%), воспитанность (40%), искренность (30%) и
ответственность (33%). Другие регионы не придавали этим характеристикам
большого значения. В то же время каждый третий респондент из Азии
отметил грубость и высокомерие африканцев. Представители Африки
считают, что эти качества африканцам не присущи (5 и 6% ответов
соответственно). Такие качества, как целеустремленность, неуважительность,
скромность, жадность, щедрость, завистливость и трусость не были широко
представлены в ответах респондентов. Таким образом, мы можем говорить о

127
положительном автостереотипе африканцев и более негативных
гетеростереотипах других регионов. Для подтверждения этой мысли
обратимся к диаграммам с соотношением положительных и отрицательных
ответов.

Соотношение характеристик Соотношение характеристик


в образе "африканцев" с в образе "африканцев" с
точки зрения респондентов из точки зрения респондентов из
России Европы

Положительные Положительные
качества качества
26%
Нейтральные 37% Нейтральные
46% 47%
Отрицательные Отрицательные
29%
16%

Соотношение характеристик Соотношение характеристик


в образе "африканцев" с в образе "африканцев" с
точки зрения респондентов из точки зрения респондентов из
Азии Африки

Положительные Положительные
качества 13% качества
25%
Нейтральные Нейтральные
21%
51%
24% Отрицательные 66% Отрицательные

Соотношение характеристик
в образе "африканцев" с
точки зрения респондентов из
Америки

Положительные
качества
39% 38% Нейтральные

Отрицательные
23%

Рис. 5. Соотношение характеристик в образе «африканцев» для респондентов


из изучаемых регионов

128
На диаграммах видно, что наиболее позитивно воспринимается образ
африканца студентами из Африки. 65% всех ответов были отнесены к
положительным характеристикам, и лишь 14% от всех ответов - это
отрицательные характеристики.
Остальные регионы приписывали африканцам положительные
характеристики гораздо реже. Наиболее положительно африканцев
охарактеризовали респонденты из Европы (47% ответов отмечали
положительную характеристику). Респонденты из Америки отмечали
положительные характеристики в 38% случаев. Лишь в четверти ответов
студентов из России и Азии отмечались позитивные качества африканца.
Таким образом, мы можем говорить о том, что восприятие образа
африканца неоднородно и не является единым для всех регионов.
Таблица 19
Матрица средних значений при оценке методом семантического
дифференциала этнической группы «африканцы»

Респонденты из регионов
Россия Европа Азия Африка Америка
активный-пассивный 0.78 1.33 0.96 1.93 1.42
быстрый-медленный 0.70 0.81 1.19 1.48 0.56
твердый-мягкий -0.06 0.01 0.57 0.98 0.81
сильный-слабый 0.65 1.03 1.01 1.27 1.27
пунктуальный-разболтанный -0.89 -0.59 -0.89 0.47 -0.41
восторженный-хладнокровный 0.72 0.35 -0.39 0.23 0.39
красивый-безобразный -0.35 0.03 0.12 1.48 0.06
приятный-противный -0.05 0.17 0.10 1.05 0.34
удачный-неудачный 0.25 0.56 0.57 1.45 0.17
хороший-плохой 0.78 0.88 0.29 2.13 1.15
добрый-злой 0.82 0.83 -0.17 1.63 0.86
правдивый-ложный 0.40 0.22 -0.14 0.87 0.32
умный-глупый -0.10 0.37 -0.06 1.61 0.88
свой-чужой -1.00 0.00 0.14 2.04 0.54
радостный-печальный 1.19 1.25 0.59 1.22 1.45
расслабленный-напряженный 1.02 0.78 0.69 0.58 0.47
средняя оценка 0.30 0.50 0.29 1.28 0.64

129
Для респондентов из России африканец – чужой (-1), разболтанный (-
0,89), радостный (1,19) и расслабленный (1,02). Европейцы отметили, что
африканцы – активные (1,33) и радостные (1,19). Респонденты из Азии
отметили, что африканцы разболтанные (-0,89), быстрые (1,19). Для
американцев африканцы – радостные (1,45), активные (1,42).
Студенты из Африки охарактеризовали себя как хороших (2,13), своих
(2,04), активных (1,93), добрых (1,61) и умных (1,61).
Выше всех африканцев оценили респонденты из Африки. Здесь можно
говорить об автостереотипе. Ниже всех африканцев оценили респонденты из
России и Азии.
Таблица 20
Схожесть представлений об «африканцах» у респондентов из разных
регионов (по результатам оценки с использованием семантического
дифференциала)

Россия Европа Азия Африка Америка


Россия 1.52 2.38 5.15 2.47
Европа 1.52 1.84 3.87 1.33
Азия 2.38 1.84 4.63 2.37
Африка 5.15 3.87 4.63 3.29
Америка 2.47 1.33 2.37 3.29

Ближе всех в оценке африканцев оказались регионы Европа и Америка,


дальше всех – Россия и Африка.

Исследование методом семантического дифференциала дало материал


для построения субъективного семантического пространства респондентов.

130
3.3.2.Метод множественных идентификаций: создание семантических
пространств и анализ близости образов для респондентов

Результаты, полученные в ходе анализа анкеты, суммировались


отдельно для каждого региона. Таким образом, в ходе обработки данных
было получено шесть матриц (матрица для каждого из регионов – России,
СНГ, Востока, Латинской Америки, Африки и Азии). В каждой графе
матрицы на пересечении характеристики поступка и этнической общности
могло оказаться число от 0 (ни один респондент не приписал ни одного балл
данной этнической группе по данной характеристике) до 500 (максимально
возможная суммарная оценка для 100 респондентов).
В таблице 21 представлен пример части матрицы для региона «Россия».
Таблица 21
Фрагмент общей матрицы для респондентов из региона «Россия»

Характеристика АРАБ РУССКИЙ КАВКАЗЕЦ КИТАЕЦ АФРИКАНЕЦ Я САМ


Активно
занимается 284 352 393 296 381 323
спортом
Склонен к
245 284 323 198 274 147
воровству
Ведет себя
327 317 423 204 315 223
развязно
Порядочный
268 377 246 358 258 397
человек
.... .. .. .. .. .. ..
.... .. .. .. .. .. ..
.... .. .. .. .. .. ..
Решает
проблемы 317 330 387 328 291 316
сообща

Построенная матрица является первичным этапом обработки данных.


Одним из вариантов обработки полученной матрицы данных является
сопоставление анализируемых этнических групп путем выведения парных
коэффициентов корреляций оценок поступков, приписанных этническим

131
группам. Для сопоставления необходимо вычислить коэффициенты
корреляции для каждого вертикального столбца исходных матриц в каждом
регионе или для каждой этнической группы.
Ниже представлена итоговая групповая матрица по всем регионам для
каждой этнической группы – то есть сумма баллов, приписанных этнической
группе каждым респондентом из региона по всем характеристикам (табл. 22).
Таблица 22
Групповая матрица для всех этнических групп по всем регионам

АРАБ РУССКИЙ КАВКАЗЕЦ КИТАЕЦ АФРИКАНЕЦ Я САМ

РОССИЯ 33336 31208 35462 31292 34392 32605


СНГ 29669 32110 32917 27806 26527 31772
БЛИЖНИЙ
31410 32099 32171 29146 28736 30641
ВОСТОК
ЛАТИНСКАЯ
31616 32594 31668 29449 31491 32076
АМЕРИКА
АФРИКА 28918 30338 28953 27976 30237 28260
АЗИЯ 28407 29557 28434 28994 28011 28959

Для анализа и расчета коэффициентов корреляции необходимо


представить матрицу в более удобном виде, понизив значение
коэффициентов (табл. 23).
Таблица 23
Итоговая матрица для расчета коэффициентов корреляций
БЛИЖНИЙ ЛАТИНСКАЯ
РОССИЯ СНГ АФРИКА АЗИЯ
ВОСТОК АМЕРИКА
АРАБ 6810 3143 4884 5090 2392 1881
РУССКИЙ 4682 5584 5573 6068 3812 3031
КАВКАЗЕЦ 8936 6391 5645 5142 2427 1908
КИТАЕЦ 4766 1280 2620 2923 1450 2468
АФРИКАНЕЦ 7866 1 2210 4965 3711 1485
Я САМ 6079 5246 4115 5550 1734 2433

Ниже приведены матрицы корреляций для каждой из анализируемых


этнических групп (табл. 24-28).

132
Таблица 24
Матрица корреляций для образа «араб»
(по результатам оценки с использованием ММИ)

БЛИЖНИЙ ЛАТИНСКАЯ
АРАБ СНГ АФРИКА АЗИЯ
ВОСТОК АМЕРИКА
РОССИЯ 0.5 0.7 0.7 0.4 0.3
СНГ 0.6 0.6 0.8 0.6
БЛИЖНИЙ
0.9 0.5 0.4
ВОСТОК
ЛАТИНСКАЯ
0.5 0.4
АМЕРИКА
АФРИКА 0.8

Наиболее высокую степень корреляции образа араба можно отметить


между регионами Ближний Восток и Латинская Америка (0,9), СНГ и
Африка (0,8), Африка и Азия (0,8).
Наиболее слабая корреляция образа наблюдается между
представителями регионов Россия и Азия (0,3). Восприятие образа также
достаточно низко коррелирует между регионами Россия и Африка, Ближний
Восток и Азия, Латинская Америка и Азия (коэффициент корреляции
составляет 0,4 для каждой из пар).
Таблица 25
Матрица корреляций для образа «русский» (по результатам оценки с
использованием ММИ)

БЛИЖНИЙ ЛАТИНСКАЯ
РУССКИЙ СНГ АФРИКА АЗИЯ
ВОСТОК АМЕРИКА
РОССИЯ 0.8 0.8 0.8 0.8 0.6
СНГ 0.9 0.9 0.7 0.5
БЛИЖНИЙ
0.9 0.7 0.5
ВОСТОК
ЛАТИНСКАЯ
0.6 0.5
АМЕРИКА
АФРИКА 0.8

Прежде всего, стоит отметить достаточно высокую степень корреляции


между регионом Россия и остальными регионами. Наибольшая степень

133
совпадения образа русского наблюдается между регионами СНГ и Ближний
Восток (0,9), СНГ и Латинская Америка (0,9), Ближний Восток и Латинская
Америка (0,9). Также высокая степень корреляции наблюдается между
восприятием образа в регионах Россия и Ближний Восток (0,8), Россия и
Латинская Америка (0,8), Россия и Африка (0,8), Африка и Азия (0,8).
Высокий уровень корреляции в данном случае может быть объяснен
наибольшей частотой контактов респондентов именно с
русскими / российскими студентами. Несмотря на обучение в РУДН
студентов-представителей большого количества национальностей, русские
составляют большую часть студентов. Поэтому на восприятие образа во
многом откладывает отпечаток межличностное взаимодействие с
представителями этнической группы. Данную гипотезу подтверждает и тот
факт, что по результатам обработки данных о наличии близких друзей среди
русских, утвердительно ответили более 95% респондентов, в то время как с
представителями других этнических групп тесно общаются, в среднем, около
60% опрошенных (друзья-африканцы есть у 58% респондентов, арабы - 63%,
китайцы - 57%, кавказцы - у 64% опрошенных).
Таблица 26
Матрица корреляций для образа «кавказец» (по результатам
оценки с использованием ММИ)

БЛИЖНИЙ ЛАТИНСКАЯ
КАВКАЗЕЦ СНГ АФРИКА АЗИЯ
ВОСТОК АМЕРИКА
РОССИЯ 0.7 0.6 0.6 0.3 0.2
СНГ 0.9 0.8 0.4 0.3
БЛИЖНИЙ
0.9 0.4 0.3
ВОСТОК
ЛАТИНСКАЯ
0.5 0.4
АМЕРИКА
АФРИКА 0.8

Наиболее высокая степень совпадения образа наблюдается у регионов


Ближний Восток и Латинская Америка (0,9), СНГ и Ближний Восток (0,9).
Кроме того, высока корреляция между регионами СНГ и Латинская Америка

134
(0,8), а также Африка и Азия (0,8). Наиболее слабая связь между регионами
Россия и Азия (0,2), Россия и Африка (0,3), СНГ и Азия (0,3), Ближний
Восток и Азия (0,3).
Если говорить о регионе СНГ (напомним, что респонденты-
представители этого региона были представлены кавказскими
республиками), то корреляция между этим регионом наиболее высока с
регионами Ближний Восток и Латинская Америка, наиболее низка между
СНГ и Африкой, СНГ и Азией.
Таблица 27
Матрица корреляций для образа «китаец» (по результатам оценки
с использованием ММИ)

БЛИЖНИЙ ЛАТИНСКАЯ
КИТАЕЦ СНГ АФРИКА АЗИЯ
ВОСТОК АМЕРИКА
РОССИЯ 0.3 0.5 0.6 0.3 0.5
СНГ 0.5 0.4 0.9 0.5
БЛИЖНИЙ ВОСТОК 0.9 0.6 0.9
ЛАТИНСКАЯ
АМЕРИКА
0.5 0.8
АФРИКА 0.6

Наиболее высокая степень совпадения этнического образа китайца


наблюдается у регионов Ближний Восток и Латинская Америка (0,9), СНГ и
Африка (0,9), Ближний Восток и Азия (0,9). Также высокая степень
корреляции наблюдается у регионов Азия и Латинская Америка (0,8).
Наиболее слабое совпадение образов у регионов Россия и СНГ (0,3), Россия и
Африка (0,3).
Стоит отметить, что у представителей региона Азия наиболее высокая
степень корреляции образа «китайца» с регионом Ближний Восток и
Латинская Америка. При этом отсутствуют регионы со слабой корреляцией,
то есть образ «китайца» воспринимается самими азиатами также, как и
другими респондентами.

135
Таблица 28
Матрица корреляций для образа «африканец» (по результатам
оценки с использованием ММИ)
БЛИЖНИЙ ЛАТИНСКАЯ
АФРИКАНЕЦ СНГ АФРИКА АЗИЯ
ВОСТОК АМЕРИКА
РОССИЯ 0.1 0.3 0.6 0.5 0.2
СНГ 0.1 0.1 0.1 0.1
БЛИЖНИЙ ВОСТОК 0.4 0.6 0.7
ЛАТИНСКАЯ
АМЕРИКА
0.7 0.3
АФРИКА 0.4

Образ «африканца» оценен достаточно неоднородно. Нельзя отметить


высокую корреляцию между какими-либо регионами. Ближе всего образ
оценивают представители регионов Ближний Восток и Азия (0,7), Латинская
Америка и Африка (0,7). Стоит отметить невысокую степень близости
оценки самих африканцев (регион Африка представлен респондентами из
африканских стран) к восприятию практически всеми регионами, за
исключением Латинской Америки.
Наиболее далеки от всех остальных регионов в своих оценках
оказались респонденты из СНГ. Данные о близости этнических образов для
разных регионах, полученные в ходе применения метода множественных
идентификаций очень схожи с данными, полученными методом
семантического дифференциала115, что отчасти подтверждает правомерность
использования ММИ для исследования проблемы этнических стереотипов.
Более сложной формой обработки данных, полученных методом ММИ
является построение субъективного семантического пространства, что
является «операциональным аналогом категориальных структур
индивидуального сознания»116. Исходное пространство поступков (в
представленном исследовании их было 108) необходимо уменьшить,
выделив множество высококоррелирующих взаимосвязанных поступков и

115
См.: Пузанова Ж.В., Медведева А.В. Использование психосемантических методов в
изучении этнических стереотипов // Вестник РУДН. Серия «Социология». 2013. № 1. С.
87-116.
116
Петренко В.Ф. Основы психосемантики. М., 1997. С. 225.
136
сведя их к обобщенным характерным факторам, объединяющим сходные для
респондентов поступки. Для этой цели был применен факторный анализ.
В данном вопросе мы опирались на идею В.Ф. Петренко, что «мерой
сходства отдельных поступков является сходство оценок, приписываемых им
испытуемыми с различных ролевых позиций»117. Выделенные факторы
позволят отразить основания классификаций, которыми респондент
сознательно или неосознанно пользуется при сопоставлении поступков.
На основе сильнейших факторов было построено двухмерное
семантическое пространство для каждого региона. Этнические группы были
представлены как точки внутри пространства.
Размещение исследуемых этнических групп (араб, русский, кавказец,
китаец, африканец) в семантическом пространстве происходит с помощью
подсчета суммы оценок каждой этнической группы по всем поступкам,
входящим в фактор. Полученная усредненная оценка проецируется на ось
фактора. Таким образом, сходство и различие анализируемых этнических
групп и степень их идентификации графически определяется расстоянием
между точками.
Рассмотрим построенные семантические пространства для каждого
региона.
Регион «Россия»
В ходе анализа для выборки респондентов из региона Россия было
выделено два фактора, объясняющих 57 и 21% дисперсии соответственно.
В первый фактор вошли поступки:
Самостоятельно принимает решения 0,97
Готов открыто высказывать свое мнение 0,95
Этому человеку хочется подражать 0,94
Легкий на подъем 0,94
Имеет чувство собственного достоинства 0,94
Интересуется политикой 0,91
Отдыхает в шумной компании 0,90
Может вступить в смешенный брак 0,88

117
Петренко В.Ф. Основы психосемантики. М., 1997. С. 225.
137
Предпочитает активный досуг 0,87
Активно занимается спортом 0,85
Хорошо понимает других людей 0,84
Правильно питается 0,83
Следит за здоровьем и т.д. 0,81

На другом полюсе были выделены поступки:


Ведет себя развязно -0,95
Агрессивно настроен к окружающим -0,95
Решает вопросы рукоприкладством -0,94
Провоцирует на конфликты незнакомых -0,93
Пристает к девушкам на улице -0,92
Необразованный человек -0,91
Постоянно опаздывает -0,86
Выпивает без особого повода -0,86
Плохие манеры -0,85
Недалекий ум и т.д. -0,84

Величина факторных нагрузок характеристики или поступка


соответствует проекции оси фактора и отражает то, в какой степени смысл,
заданный фактором, выражен в данном поступке. Знак факторной нагрузки в
данном случае показывает лишь отнесенность поступка к одному или
другому полюсу фактора.
Поскольку знак факторной нагрузки не несет оценочного смысла, здесь
и далее сначала приведен набор характеристик одного полюса, затем –
другого.
Анализируя сгруппированные характеристики, можно отметить, что на
одном полюсе расположились поступки, которые можно охарактеризовать
как «активная жизненная позиция», а на другом - «конфликтность». В целом,
назовем этот фактор «прогрессивность».
Как отмечает В.Ф. Петренко, каждый поступок можно рассмотреть с
разных позиций и оценить как положительный или отрицательный.
Факторный анализ выделяет основной аспект, что свидетельствует о том, что
учитывать оценочный компонент не совсем верно. Группировка по первому

138
фактору на первый взгляд разнородных характеристик (например, «легкий на
подъем», «следит за здоровьем», «отдыхает в шумной компании» и т.д.)
обусловлено тем, что для респондентов они несут определенную знаковую
функцию – это атрибуты определенного стиля жизни.
Например, характеристика «ведет себя развязно», вошедшая в первый
фактор, может быть проинтерпретирована и как неумение обращаться с
окружающими людьми, и как стремление молодых людей казаться старше
своих лет. Однако в контексте, который задает отнесение этого поступка к
этническим группам («русский», «китаец», «араб» и т.д.), он выступает как
отправная точка, разделяющая эти этнические группы по выделенному нами
фактору «прогрессивность».
Второй фактор, объясняющий 21% дисперсии, включает в себя
следующие группы характеристик:
Любит путешествовать 0,71
Много хобби 0,68
Все делает добросовестно 0,67
Не бросает мусор на улице 0,64
Надежный товарищ 0,63
Любит ходить в гости и т.д. 0,31

Не выполняет свои обещания -0,84


Не имеет представления о приличиях -0,80
Деньги играют главную роль в жизни -0,78
Имеет варварские обычаи и т.д. -0,76

Данный фактор был интерпретирован как фактор «надежность». Стоит


отметить, что ряд поступков может иметь примерно равные нагрузки по
обоим факторам. Для региона Россия надежными людьми представляются
этнические группы «русские» и «китайцы», в то время как арабы, африканцы
и кавказцы (по представлениям наших респондентов из региона Россия) не
являются людьми, на которых можно положиться (рис. 6).

139
Рис. 6. Обобщенный образ этнических групп в семантическом пространстве
поступков для респондентов из региона Россия

Еще раз стоит отметить, что построенная система координат не несет


положительной или отрицательной окраски. Это определенное
семантическое пространство, внутри которого расположены те или иные
этнические группы. Ожидаемо, что для выборки из региона Россия образ
«русского» и образ «я сам» оказались очень близки. Также на одном полюсе
оказались образы африканца и араба. Полярными стали образы русского и
кавказца, а также образ китайца и образы араба и африканца.
Содержание факторов может, в целом, совпадать для разных регионов.
Подробный разбор региона Россия позволяет нам для остальных регионов
только привести комментарии к таблицам с названиями факторов и
группировкой характеристик по всем регионам, а также семантические
пространства, из которых видно, как соотносятся образы этнических групп в
разных регионах.

140
Регион «СНГ»
Фактор 1 - Сплоченность (объясняет 67% дисперсии)
Один за всех и все за одного 0,94
Чтит семейные отношения 0,91
Сплочен со своими соотечественниками 0,91
Уважает свою культуру 0,90
Ценит своих соотечественников 0,86
Ощущает национальное единство со своим
0,86
народом
Тесно общается со своей диаспорой 0,85
Решает проблемы сообща 0,84
Способен доводить дело до конца 0,82
Поддерживает связь с родственниками и т.д. 0,79
Имеет варварские обычаи -0,83
Неуважительно относится к окружающим -0,77
Носит вызывающую одежду -0,76
Отказывается от своих традиций и т.д. -0,71

Фактор 2 - Уважительность (объясняет 13% дисперсии)


Испытывает комплекс неполноценности 0,82
Может повысить голос на старшего 0,78
Не выполняет свои обещания 0,74
Не имеет представления о приличиях и т.д. 0,71
Любит есть скорее блюда своей
-0,85
национальной кухни
Имеет чувство собственного достоинства -0,84
Уважает старших -0,84
Соблюдает религиозные обряды -0,81
Религиозный человек и т.д. -0,79

Анализ выборки для региона СНГ показал в построенном


семантическом пространстве наибольшую близость между образами кавказца
и араба. Интересно отметить близость образов русского и африканца для
опрошенных респондентов (рис. 7).

141
Рис. 7. Обобщенный образ этнических групп в семантическом пространстве
поступков для респондентов из региона СНГ

Регион «Ближний Восток»


Фактор 1 – Семейственность (объясняет 54% дисперсии)
Любит ходить в гости 0,94
Тесно общается со своей диаспорой 0,92
Поддерживает связь с родственниками 0,91
Любит есть скорее блюда своей национальной кухни 0,85
Легко устраивается в жизни 0,82
Умеет торговать и т.д. 0,80
Неприятный в общении человек -0,74
Не имеет представления о приличиях -0,71
Может повысить голос на старшего -0,59
Не выполняет свои обещания -0,59
Проводит все свободное время в интернете и т.д. -0,58

Фактор 2 – Достоинство (объясняет 16% дисперсии)


Испытывает комплекс неполноценности 0,71
Недалекий ум 0,71
Герой анекдотов 0,68
Агрессивно настроен к окружающим 0,67
Отказывается от своих традиций 0,65
Носит вызывающую одежду и т.д. 0,61
Всегда помогает ближнему -0,64
Отдыхает в шумной компании -0,62
Не нарушает закон -0,61
Умеет делать много дел одновременно -0,60
Имеет чувство собственного достоинства и т.д. -0,57

142
Наиболее полярными для выборки респондентов из региона Ближний
Восток оказались образы кавказца и китайца. Наиболее близкими – образы
русского и африканца. Стоит отметить, что наименьшая схожесть образа
«араб» (который можно рассматривать как автостереотип) для респондентов
оказалась с образами «русского» и «африканца» (рис. 8).

Рис. 8. Обобщенный образ этнических групп в семантическом пространстве


поступков для респондентов из региона Ближний Восток

Регион «Латинская Америка»

Фактор 1 – Открытость (объясняет 47% дисперсии)


Легко устраивается в жизни 0,78
Улыбается незнакомцам 0,75
Легко заводит знакомства 0,75
Может вступить в смешенный брак 0,74
Уважает старших и т.д. 0,64
Нарушает тишину в общественных местах -0,80
Громко слушает музыку в наушниках -0,79
Может повысить голос на старшего -0,75
Проводит все свободное время дома и т.д. -0,71

Фактор 2 – Агрессивность (объясняет 23% дисперсии)


Хороший семьянин 0,64
Надежный товарищ 0,61
143
Уважает свою культуру 0,61
Способен доводить дело до конца и т.д. 0,60
Агрессивно настроен к окружающим -0,65
Делает работу халтурно -0,61
Громко слушает музыку в наушниках -0,59
Шумно ведет себя в общественных местах -0,59
Провоцирует на конфликты незнакомых и
-0,57
т.д.

Наиболее близким образом к образу «я сам» для респондентов из


региона Латинская Америка стал образ африканца. Наиболее полярен – образ
кавказца. Близкими образами в семантическом пространстве для
респондентов стали образы китайца и русского (рис. 9).

Рис. 9. Обобщенный образ этнических групп в семантическом пространстве


поступков для респондентов из региона Латинская Америка

Регион «Африка»

Фактор 1 – Увлеченность (объясняет 42% дисперсии)


Много хобби 0,87
Любит животных 0,85
Хорошо развита интуиция 0,84
Любит ходить в гости 0,83
Предпочитает активный досуг и т.д. 0,82
Ведет себя развязно -0,86
Деньги играют главную роль в жизни -0,85
Склонен к воровству -0,85
144
Не выполняет свои обещания -0,81
Решает вопросы рукоприкладством -0,78
Носит вызывающую одежду и т.д. -0,77

Фактор 2 – Организованность (объясняет 27% дисперсии)


Герой анекдотов 0,78
Достигает поставленной цели любой ценой 0,76
Провоцирует конфликты 0,75
Неуважительно относится к окружающим 0,75
Необразованный человек и т.д. 0,73
Громко разговаривает -0,67
Умеет организовать свое время -0,66
Умеет делать много дел одновременно -0,64
Интересуется другой культурой -0,63
Любит порядок -0,61
Поддерживает чистоту и порядок в доме и
-0,60
т.д.

В построенном семантическом пространстве для респондентов из


региона Африка наиболее близки образ африканца (автостереотип для
анализируемой выборки) и образ «я сам». Также стоит отметить близость
образов араба и кавказца. Наиболее полярен к образу африканца оказался
образ китайца (рис. 10).

Рис. 10. Обобщенный образ этнических групп в семантическом пространстве


поступков для респондентов из региона Африка

145
Регион «Азия»

Фактор 1 – Верность традициям (объясняет 49% дисперсии)


Уважает свою культуру 0,84
Уважает старших 0,83
Надежный товарищ 0,80
Стремиться работать ради своей страны 0,75
Верен традициям 0,75
Сплочен со своими соотечественниками 0,72
Чтит семейные отношения и т.д. 0,67
Склонен к воровству -0.51
Ведет себя развязно -0.45
Отказывается от своих традиций -0.43
Провоцирует на конфликты незнакомых -0.42
Агрессивно настроен к окружающим и т.д. -0.39

Фактор 2 – Семейственность (объясняет 15% дисперсии)


Любит животных 0,68
Поддерживает связь с родственниками 0,68
Живет ради детей 0,64
Бережно относится к природе и т.д. 0,61
Может перейти дорогу в неположенном
-0,97
месте
Может прийти в грязной одежде -0,94
Выпивает без особого повода -0,94
Может провести всю ночь в клубе -0,91
Может повысить голос на старшего и т.д. -0,90

Прежде всего, стоит отметить, что для региона Азия образ «китайца» и
образ «я сам» расположены не на одном полюсе. Это может быть связано как
с тем, что в выборке для региона Азия присутствовали не только
респонденты из Китая, но и представители других стран (Монголия), так и с
тем, что респонденты в силу возраста имеют стереотипные представление об
этническом образе китайца, но в то же время не соотносят с ним свой
собственный образ. На рисунке 11 видна близость образа «я сам» для
выборки из Азии к образам русского и араба.

146
Рис. 11. Обобщенный образ этнических групп в семантическом пространстве
поступков для респондентов из региона Азия

***
В главе представлены результаты собственного эмпирического
исследования, посвященному изучению социальных представлений об
этнических группах в студенческой среде Российского университета дружбы
народов. РУДН является особой мультикультурной средой, где студенты
имеют возможность общаться с представителями различных этнических
групп. В связи с этим ставилась задача изучить, как студенты видят образ
представителей различных этнических групп. Проблема проведенного
эмпирического социологического исследования заключается в выявлении
существующих этнических стереотипов о различных общностях.
На основании провеведнных ранее в РУДН исследованиях и анализе
литературы был обоснован выбор для изучения пяти этно-национальных
обобщённых групп («кавказцы», «арабы», «африканцы», «китайцы» и
«русские»), представители которых обучаются в РУДН.
В рамках диссертации было проведено два эмпирических исследования
(методом семантического дифференциала и методом множественных
идентификаций) под общим названием «Этнические стереотипы поведения

147
студентов РУДН». Подробно описан инструментарий и процедура сбора и
анализа данных. Представлены шкалы, отобранные для метода
семантического дифференциала, характеристики для метода множественных
идентификаций, включающие 108 поступков. Также описана процедура
отбора характеристик для обоих исследований. Описаны основные
требования отбора поступков – типичность для анализируемой этнической
общности, простота языка, пропорциональность характеристик для всех сфер
жизни.
В рамках исследования с использованием метода множественных
идентификаций респондентам было предложено оценить признаки по
шестибалльной шкале. Характеристики для метода множественных
идентификаций включали 108 поступков. Следует отметить, что
характеристики отбирались из ряда источников - собственное эмпирическое
исследование, проведенное методом СД, характеристики, полученные в ходе
обработки открытого вопроса («Перечислите основные характеристики
представленной этнической группы»), метода ассоциаций, а также на основе
анализа имеющейся литературы по теме исследования. Сложность отбора
поступков заключалась в том, что необходимо было соблюдать ряд
требований, а именно: поступки и характеристики должны быть типичны для
анализируемых культур и естественны для этнических групп, на базе
которых проводилось исследование; описание поступков и действий должно
быть дано простым языком, без сложных конструкций; набор поступков
равномерно и пропорционально должен касаться каждой из изучаемых
сторон жизни.
Результаты исследования стереотипов различными методами дали
представления об этнических образах на различных срезах их восприятия.
Удалось выделить познавательные возможности исследуемых
психосемантических методов, а также их возможности и ограничения в
применении.

148
Метод ассоциаций позволил набрать достаточное количество
характеристик, присущих изучаемой совокупности респондентов, а не
навязанных автором исследования. Таким образом, удалось понять язык
респондента и составить шкалы, соответствующие восприятию
респондентов.
Метод семантического дифференциала позволил дать оценку каждому
образу этнической общности через систему ценностей респондента. Удалось
выявить эмоциональную окрашенность этнической общности для каждого
региона. В этом отмечается главное отличие метода СД –
психосемантический метод множественных идентификаций не дает
возможности оценить, как окрашен тот или иной этнический образ.
Однако метод имеет и ряд недостатков. Процедура применения метода
крайне сложна не только для обработки результатов исследователем, но и
для респондента. Анкета достаточно длинная и ее заполнение требует
больших временных затрат. Несмотря на применение метода ассоциаций,
стоит отметить сложность с интерпретацией шкал.
Сделан вывод, что метод семантического дифференциала эффективен
для сравнения большого количества объектов. Кроме того, стоит отметить
хорошие познавательные возможности применения метода СД для изучения
этнических стереотипов.
Метод множественных идентификаций применительно к выделению
этнических стереотипов позволил определить место этнических групп
(русский, китаец, араб, африканец, кавказец) в семантическом пространстве и
выявить стоящие за ними идентификации через описание типичных
поступков. Респондентам предоставлялся список бытовых характеристик
(«активно занимается спортом», «порядочный человек», «склонен к
воровству» и т.п.). Было определено, присущ ли тот или иной поступок
каждой из анализируемых этнических групп.
В результате анализа были выделены факторы, типичные для каждого
изучаемого региона. Для каждого региона было построено пространство, в

149
котором были размещены образы этнических общностей. Метод
множественных идентификаций дает представление о степени близости
образов этнических общностей между собой, степени их схожести.
Познавательные возможности метода определены возможностью сравнения,
соотнесения образа себя как представителя определенной социальной группы
с другой группой.
Отмечено, что метод множественных идентификаций не оторван от
реальности. Поступки, предложенные в анкете, типичны для всех изучаемых
регионов. Это конкретные действия, которые связывают аффективный и
поведенческий уровень социальных представлений. Метод множественных
идентификаций позволяет перейти от громоздких шкал, сложных для
анализа, к конкретным типичным поступкам.
Результаты сопоставления образов в различных регионах
характеризуют определенные социальные группы (в данном случае,
студентов РУДН). Представления о нормах поведения в зависимости от
национальности и страны рождения респондента могут совпадать или быть
кардинально отличными, что еще раз свидетельствует о том, что проблема
этнического стереотипа требует детального изучения, поскольку особенности
восприятия в каждой культуре разные и нет единого представления для всех.
В то же время можно говорить об этнических стереотипах бытового
поведения, приписываемых этносу в целом.
Стоит также отметить, что метод множественных идентификаций
достаточно сложен для сбора и обработки данных. Именно поэтому данная
методика достаточно редко используется в массовых опросах. К
несомненным достоинствам метода относятся возможность объединения
групп признаков в факторы, а также возможность дифференцировать и
ранжировать их влияние и значимость. Метод позволяет исследовать
личность человека через изучение восприятия поступков и отношений с
окружающей реальностью.

150
Таким образом, в третьей главе диссертации делается вывод, что для
таких сложных социальных явлений как этнические стереотипы необходимо
применение комплекса методов изучения, поскольку познавательные
возможности каждого метода имеют ряд ограничений.

151
ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Результаты исследования стереотипов различными методами,


проведенного автором, дали представления об этнических образах на
различных срезах их восприятия.
Принимая во внимание результаты исследования методом
семантического дифференциала, можно сделать вывод, что респонденты из
различных регионов воспринимают образ той или иной этнической группы
по-разному.
Ведущими качествами образа «русских» представляются такие
характеристики, как гостеприимность, общительность, смелость,
ответственность и лень. В целом, образ «русского» представляется в
сознании респондентов из всех регионов как положительный.
Положительные характеристики приписывались образу «русского» не реже,
чем в половине ответов, в то время как отрицательные приписывались
примерно в четверти случаев. При оценке методом семантического
дифференциала этнической группы «русские» наиболее близки оказались
представления респондентов из Азии и Европы. Также близки оценки
студентов из Азии и Африки. Наиболее различны представления
респондентов из России и Америки.
Наиболее положительный образ, по мнению респондентов из всех
регионов, был отмечен у «китайцев». Китайцев считают трудолюбивыми,
скромными, вежливыми, воспитанными, целеустремленными и
ответственными. В среднем, положительные качества «китайцев» были
отмечены в 70% ответов. Негативной была лишь каждая пятая
характеристика, приписанная китайцам. Наиболее различны в оценке
китайцев при использовании метода семантического дифференциала
оказались представители регионов Россия и Америка. Однако, в целом,
оценка «китайцев» во всех регионах близка.

152
В отличие от образа «русских» и «китайцев» образ «кавказцев»
представляется, скорее, негативным. Респонденты охарактеризовали
«кавказцев» как агрессивных, гордых, темпераментных, хитрых, наглых,
высокомерных и грубых. В соотношении положительных и отрицательных
характеристик образа преобладают отрицательные оценки. Примерно
половина всех приписанных характеристик была отрицательной, в то время
как положительные качества приписывались лишь в 25% случаев. Наиболее
различны представления о «кавказцах» у студентов из России и Европы.
Также далеки и оценки представителей Европы и Азии. Крайне близки в
своих оценках студенты из Африки и Америки.
Образ «араба» представляется респондентам, скорее, негативным.
Арабов характеризует хитрость, темпераментность, гордость, общительность
и гостеприимность, агрессивность и наглость. В целом, по всем регионам
положительные качества, как и отрицательные, приписывались «арабам» в
40% случаев, то есть нельзя сказать об однозначной позитивной или
негативной направленности образа. Можно отметить схожесть
представлений об «арабах» у респондентов из разных регионов. Наиболее
различными стали представления студентов из Европы и Америки, а
наиболее схожими - у студентов из Европы и Азии.
Образ «африканца» в представлении респондентов, скорее, негативен.
Африканцев респонденты считают общительными, темпераментными,
вежливыми, хитрыми и наглыми. Положительные и отрицательные
характеристики «африканцев» крайне различны у разных регионов. Наиболее
негативные качества приписывались африканцам респондентами из России и
Азии, а наиболее позитивные - студентами из Африки. Оценка с
использованием метода семантического дифференциала также указала на то,
что наиболее далеки представления об «африканцах» у представителей
России и Африки. Наиболее близки в своих оценках были студенты из
Америки и Азии.

153
Говоря о методике множественных идентификаций, отметим, что
результаты сопоставления образов в различных регионах характеризуют
только определенные социальные группы (студенты РУДН). Представления
о нормах поведения в зависимости от национальности и страны рождения
респондента, могут совпадать или быть кардинально отличными, что еще раз
свидетельствует о том, что проблема этнического стереотипа требует
детального изучения, поскольку особенности восприятия в каждой культуре
разные и нет единого представления для всех. В то же время в целом можно
говорить об этнических стереотипах бытового поведения, приписываемых
этносу в целом. Данный вывод может быть верен для этнических групп,
представленных в РУДН и вошедших в нашу выборку. Однако для более
широких обобщений требуется расширение выборки.
В рамках собственного исследования была сделана попытка апробации
применения психосемантического подхода к выявлению этнических
стереотипов, что является необходимым в условиях постоянного
межличностного контакта различных этнических групп в ходе обучения в
РУДН. Вновь отметим, что исследование проводилось на базе собственного
эмпирического исследования методом семантического дифференциала.
Полученные данные, в целом, соответствуют предыдущим результатам,
этнографическим данным и т.д., что свидетельствует о релевантности
предложенной методики применительно и к другим этническим группам.
Выделенные на основе факторного анализа дескрипторы могут
касаться не только бытовой сферы поведения. Сфера применения методики
может быть гораздо шире и касаться, например, национальных отношений и
т.д. Построение субъективных семантических пространств различных
национальных культур, позволяет размещать внутри них различные образы -
легендарных людей, политиков, героев художественной литературе и т.п.,
что может выявлять отношение к ним и реконструировать миропонимание
этнической (или социальной) группы, систему национальных стереотипов в
различных областях. Нарастающие этнические проблемы общества

154
касательно общения с представителями другой национальности, культуры, в
настоящее время не имеющие адекватных способов решения, делают
изучение этнических стереотипов и категорий межличностного восприятия
различных этнических групп весьма актуальными и перспективными.
Стереотипы представляют собой крайне устойчивые образования,
поскольку мышление индивида поддерживает их. Они возникают на базе
восприятия, не связанного с личным опытом, поскольку индивид
представляет себе многие явления еще до непосредственной встречи с ними.
Стереотипы эмоционально окрашены, поскольку являются отражением
ценностных представлений индивида, которые он защищает от внешних
посягательств. Они представляют собой устойчивое представление об
объекте, которое может сохраняться стабильным на протяжении жизни
многих поколений, более того, данный феномен не требует со стороны
индивида усилий по анализу и расширения знания. Таким образом, стереотип
выступает как единица шаблонной оценки.
Ряд ученых дают определение стереотипа через понятие социальной
установки. Стереотип определяется как вид социальной установки, значимой
для индивидов, имеющей четкое выражение. Будучи не осознаваемой самим
субъектом, установка определяет отношение индивида к явлению и способ
его восприятия. В системе установок накапливается прошлый опыт, а также
настроение социального окружения индивида – при встрече с
представителем определенной социальной или этнической группы индивид
ожидает определенного поведения, отвечающим его представлениям об этой
группе.
Таким образом, стереотип является устоявшимся выражением
определенной социальной установки по отношению к конкретному
социальному процессу или явлению, его становление занимает длительное
время, поскольку необходимо накопить информацию о предмете или
явлении, представления, разделяемые и дополняемые большим количеством
индивидов, которые можно объединить в единую модель.

155
Основываясь на проведенном в диссертационном исследовании
анализе, можно сделать вывод, что стереотипизация представляет собой
психологический процесс, определяющийся факторами социального порядка
и обусловленный в общественном сознании категоризацией и обобщением.
Стереотип, в свою очередь, является эмоционально и ценностно
окрашенным, упрощенным образом реальности, берущим свои корни в
культурно-исторических традициях того или иного общества. Стереотип
существует и в сознании индивида, и в сознании социальной группы,
представляет собой оценочное суждение, представление, убеждение.
Этнический стереотип – частный случай социального стереотипа.
В значительной степени этнические стереотипы предопределяют
характер межэтнического взаимодействия. В межэтнических контактах
индивиды получают информацию о различных этнических группах. На
основе этой не всегда полной информации формируются этнические
стереотипы, которые рисуют в сознание индивида характерные с его точки
зрения представления об особенностях поведения других этнических групп.
Данные представления складываются в образ этнической группы.
Подводя итоги развития концепции социальных представлений за
последнее десятилетие, на сегодняшний день мы можем говорить о
появлении многочисленных частных направлений в исследовании
социальных представлений, об образовании нескольких относительно
самостоятельных течений в русле единого концептуального подхода.
В диссертации проанализированы особенности «неоценочного»
подхода к изучению стереотипов, особенности авто- и гетеростереотипов,
особенности социальной и культурной среды. Рассматриваются
семантические элементы естественного языка – вербальные значения.
В качестве структурных частей стереотипа выделяются когнитивный,
эмоциональный (оценочный) и поведенческий (конативный) компоненты.
Подробно рассматриваются функции этнического стереотипа.
Обосновывается значение этнических стереотипов в моменты социальной

156
напряженности как средства психологической защиты. Рассматриваются
индивидуальный и групповой уровни защиты в многонациональных
общностях. Уточняются подходы к возникновению этнических стереотипов.
Особенности стереотипов в условиях отсутствия контактов с другой
этнической общностью.
В ходе диссертационного исследования делается вывод, что большая
часть исследований феномена стереотипа посвящена изучению именно
этнических стереотипов. При этом отсутствие необходимой методической
базы, изучающей феномен стереотипа, является одной из причин отсутствия
приемлемого решения вопросов о соотношении стереотипа с
предубеждением и поведением, об истинности стереотипа, о способах
изучения / измерения стереотипов.
При этом существует множество различных способов изучения
этнических стереотипов – от наблюдения до проективного тестирования. Так
к методам исследования этнических стереотипов относятся метод свободного
описания в нескольких его разновидностях; метод прямого опроса (список
личностных черт, диагностический тест отношений и др.); проективные
методы; психосемантические методы. В рамках социальной психологии
разрабатывались метод приписывания качеств (разработанный Д. Кацем и К.
Брейли), биполярные шкалы, процентная методика Дж. Бригема,
диагностический коэффициент» К. Маколли и К. Ститта и др.
Исследования проблем социальных представлений об этнических
группах психосемантическими методами имеет свою традицию. Применение
психосемантических методов в настоящий момент достаточно прочно вошло
в исследовательскую практику социальных наук. Психосемантические
методы могут быть использованы для анализа широкого круга социальных
явлений. Предметы изучения достаточно разнообразны – от этнических
стереотипов до образов стран, межпоколенные стереотипы, моральное
самосознание, «образ» профессии и прочее.

157
В попытке адекватного описания аффективного уровня
индивидуального сознания, появилась необходимость поиска новых методов
в социологии. В связи с этим исследователи обратились к достижениям
психологии, а именно к проективные и психосемантическим методам.
Изучение психосемантическими методами позволяет изучать
социальные феномены, для которых характерна очень яркая эмоциональная
окраска. К социальным явлениям, имеющим очень сильный аффективный
уровень, относятся социальные представления и социальные стереотипы об
этнических группах. Стереотип не бывает нейтральным, он всегда
положительно или отрицательно окрашен. Это оказывает прямое воздействие
на поведение индивида. Трудность заключается в том, что эмоциональный
компонент может быть скрыт от исследователя, а главное, он не всегда
осознается самим индивидом. Исследование этнических стереотипов требует
поиск коннотативных значений, что делает применение семантических
методов наиболее эффективными в изучении проблемы. Субъективное
семантическое пространство позволяет выявить то, что недоступно на
описательном уровне, отражает важнейшие факторы, в рамках которых
индивид категоризирует и систематизирует явления на бессознательном
уровне. При изучении этнических стереотипов исследователь получает
возможность анализа глубинных структур восприятия, которые являются
основой регулирования поведения индивида в обществе.
Таким образом, можно сделать вывод, что в социологическом
исследовании этнических стереотипов необходимо получение информации о
глубинных структурах психики индивида – неосознаваемых феноменах,
которые не облечены в словесную форму и имеют эмоциональную окраску.
Наиболее эффективны для описания аффективного уровня сознания
индивида психосемантические методы.
Психосемантические методы позволяют построить субъективное
семантическое пространство, что позволяет использовать при построении
используемых шкал конструкты, определенные самими респондентами, а не

158
навязанные исследователем. Применение метода ассоциаций позволяет
построить субъективное семантическое пространство исследуемой группы, в
рамках которого применение метода семантического дифференциала и
метода множественных идентификаций становится наиболее эффективным.
Разработанный в рамках исследований инструментарий подходит для
группового опроса студентов и позволяет устранить такой недостаток метода
ассоциаций, как трудоемкость процедуры сбора и анализа.
Для исследования этнических стереотипов наиболее эффективным
методом является применение метода семантического дифференциала и
метода множественных идентификаций после построения субъективного
психосемантического пространства изучаемых общностей. Помимо этого
психосемантические пространства позволяют получить представления о
авто- и гетеростереотипах изучаемых общностей, особенностях этнической
идентичности респондента, эмоциональной окраске восприятия своей
общности.
Психосемантические техники обладают большой степенью
проективности. Это не простое описание перечня качеств, а скорее, результат
оценки через систему ценностей самого индивида. Однако методика
позволяет анализировать только ту сферу, к которой относятся поступки.
Стоит также отметить, что метод множественных идентификаций достаточно
сложен для сбора и обработки данных. Именно поэтому данная методика
достаточно редко используется в массовых опросах. К несомненным
достоинствам метода относятся возможность объединения групп признаков в
факторы, а также возможность дифференцировать и ранжировать их влияние
и значимость. Метод позволяет исследовать личность человека через
изучение восприятия поступков и отношений с окружающей реальностью.

159
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Агеев В.С. Межгрупповое взаимодействие. Социально-


психологические проблемы. - М., 1990. - 240 с.
2. Агеев В.С. Психологическое исследование социальных
стереотипов // Вопросы психологии. - 1986. - № 1. - С. 95-97.
3. Амелин В.В. Этнокультурная политика в многонациональном
регионе // Журнал социологии и социальной антропологии. - 2004. - Т. 7. - №
1. - С. 159-174.
4. Андреев Э.М., Кузнецова А.В. Культура патриотизма и
консолидация общества. – М., 2004. – 112 с.
5. Андреева Г.М. Социальная психология. - М., 2002. - 364 с.
6. Арутюнов С.А. Народы и культуры: Развитие и взаимодействие. -
М., 1989.
7. Арутюнова Е.М. «Русский вопрос» в официальном политическом
дискурсе в последние годы // Социология и общество: глобальные вызовы и
региональное развитие. Материалы IV Очередного Всероссийского
социологического конгресса. - 2012. - С. 2322-2325.
8. Арутюнова Е.М. Адаптация временных трудовых мигрантов из
Средней Азии на сельском юге России // Социологическая наука и
социальная практика. - 2014. - № 1 (05). - С. 51-70.
9. Арутюнова Е.М. Выстраивание этнической дистанции в фокусе
поколений // III всероссийский социологический конгресс. Тезисы докладов.
- М., 2008.
10. Арутюнова Е.М. Идентичности и этнические установки
молодежи Башкортостана // Панорама Евразии. - 2012. - № 2 (10). - С. 39-48.
11. Арутюнова Е.М. Идентичность и толерантность в студенческой
среде московских гуманитарных ВУЗов // Национально-гражданские
идентичности и толерантность. Опыт России и Украины в период

160
трансформации. Отв. ред. Е.И. Головаха, Л.М. Дробижева. - Киев, 2007. - С.
104-114.
12. Арутюнова Е.М. Мигрантофобии в России и Европе // Мир и
политика. - 2010. - № 8 (47). - С. 42-49.
13. Арутюнова Е.М. Молодежь как социальный ресурс будущего //
Проблемы и перспективы социально-экономического и научно-
технологического развития южных регионов. Материалы всероссийской
научной конференции. - Р. н/Д, 2009. - С. 26-28.
14. Арутюнова Е.М. Отношение к межнациональному общению в
московской студенческой среде // Социологические этюды: сборник статей
аспирантов. Под общ. ред. М. К. Горшкова. - М., 2006. - С. 590-603.
15. Арутюнова Е.М. Отношение к мигрантам в России и Европе:
сравнительный анализ // Вестник РУДН. Серия «Социология». - 2008. - № 3. -
С. 66-73.
16. Арутюнова Е.М. Российская идентичность в представлениях
московских студентов // Социологические исследования. - 2007. - № 8. - С.
77-85.
17. Арутюнян Ю.В. Об этнических компонентах российской
идентичности // Социологические исследования. - 2009. - № 6.
18. Арутюнян Ю.В., Дробижева Л.М, Кондратьев В.С, Сусоколов
А.А. Этносоциология: цели, методы и некоторые результаты исследований. –
М., 1989.
19. Арутюнян Ю.В., Дробижева Л.М. Пройденные пути и некоторые
проблемы современной российской этносоциологии // Социологические
исследования. - 2014. - № 7. - С. 102-112.
20. Арутюнян Ю.В., Дробижева Л.М. Этносоциология перед
вызовами времени // Социологические исследования. - 2008. - №7.
21. Арутюнян Ю.В., Дробижева Л.М., Остапенко Л.В. Русские:
этносоциологические исследования // Институт социологии РАН. - М., 2011.
- 190 с.

161
22. Арутюнян Ю.В., Дробижева Л.М., Сусоколов A.A.
Этносоциология национальных отношений. – М., 1996.
23. Баляев С.И. Этнический стереотип как социально-перцептивный
феномен группового самосознания // Сборники конференций НИЦ. - 2012. -
№ 4. - С. 9-11.
24. Баранова Т.С. Психосемантические методы в социологии //
Социология: 4М. - 1993-94. - №№ 3-4. - С. 55-64.
25. Баранова Т.С. Эмоциональное «Я – мы» (опыт
психосемантического исследования социальной идентичности) //
Социология: 4М. - 2001. - № 14. - С. 70-101.
26. Бастриков А.В., Бастрикова Е.М. Экспликация этнических
стереотипов в художественном тексте // Ученые записки Казанского
университета. Серия: Гуманитарные науки. - 2012. - Т. 154. - № 5. - С. 145-
150.
27. Беджанов М.Б. Проблемы национальных отношений на северном
Кавказе и пути их решения. – Майкоп, 1997.
28. Белова О.А. Исследование этнических стереотипов в рамках
социологии // Социальная политика и социология. - 2009. - № 4. - С. 118-125.
29. Белова О.А. Этнические стереотипы как объект
социологического исследования // Социальная политика и социология. -
2008. - № 2. - С. 118-127.
30. Белова О.А., Лапшинова К.В. Особенности когнитивного и
аффективного уровней этнических стереотипов в современном социуме //
Социальная политика и социология. - 2011. - № 8. - С. 181-193.
31. Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. -
М.,1995. - 323 с.
32. Бессонов Б.Н. Социальные и духовные ценности на рубеже II и
III тысячелетие. – М., 2006. – 320 с.

162
33. Бойков В. Историческая память российского населения:
состояние и проблемы формирования // Журнал Государственная служба. -
2002. - №1 (15).
34. Бромлей Ю.В. Очерки теории этноса. - М., 1983.
35. Бромлей Ю.В. Этнос и этнография. - М., 1973.
36. Бузский М.П. Феномен патриотизма в жизненном пространстве
российского общества. – Волгоград, 2008.
37. Бутто О.Л. Этнические стереотипы мышления и поведения
итальянцев // Сборники конференций НИЦ Социосфера. - 2011. - № 13. - С.
178-184.
38. Васильева Т.Е. Стереотипы в общественном сознании
(социально-философские аспекты). - М., 1988.
39. Веревкин О.Л. Стереотипы восприятия этнических групп //
Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены.
- 2009. - № 6 (94). - С. 189-203.
40. Вильямс Дж. Взгляд американца на российскую ситуацию //
Социологические исследования. - 1993. - № 2. - С. 13-19.
41. Влайкова В.А. Как этнические стереотипы отражаются в языке //
Русская речь. - 2008. - № 2. - С. 47-50.
42. Вундт В. Проблемы психологии народов. - М., 1998.
43. Вундт В. Психология народов. - СПб., 1902 -1920.
44. Гаврилюк В.В., Маленков В.В. Гражданственность, патриотизм и
воспитание молодёжи. – М.: Социологические исследования, 2007, №5.
45. Гегель Г.В.Ф. Энциклопедия философских наук. - М., 1977. - Т.1.
- С 275-312.
46. Гидденс Э. Ускользающий мир. Как глобализация меняет нашу
жизнь. – М., 2004.
47. Гладких С.В. Этнические стереотипы как феномен духовной
культуры: Дис. ... к. филос. н. - Ставрополь, 2001.

163
48. Гражданская, этническая и региональная идентичность: вчера,
сегодня, завтра // Отв. ред. Л.М. Дробижева. М., 2013. - 485 с.
49. Гражданское становление и патриотическое воспитание
молодежи: Методический сборник проектов / Под ред. И.И. Мельниченко,
И.В. Метлика. – М., 2005. – 52 с.
50. Гудков Л. Русское национальное сознание: потенциал и типы
консолидации. – М., 1998.
51. Давидович В.Е., Жданов Ю.А. Сущность культуры. - Р. н/Д, 2006.
52. Дашибалова И.Н. Социально-философские аспекты этнических
стереотипов бурят: Дис. ... к. филос. н. - Улан-Удэ, 2000.
53. Джавахишвили Н. Этнорелигиозные стереотипы грузинских
студентов // Социологические исследования. - 2005. - № 3. - С. 107-112.
54. Джерджен К.Дж. Движение социального конструкционизма в
современной психологии // Социальная психология: саморефлексия
маргинальности: Хрестоматия. - М., 1995. - С. 51-73.
55. Драч Г.В. Модернизация России: контекстуальность проблемы //
Логос. - 2004. - № 5.
56. Дробижева Л.М. Государственно-гражданская идентичность в
республиках в общероссийском контексте // Социология и общество:
глобальные вызовы и региональное развитие: Материалы IV Очередного
Всероссийского социологического конгресса. - М., 2012. - С. 2373-2385.
57. Дробижева Л.М. Завоевания демократии и этнонациональные
проблемы России (что может, и чего не может дать демократизация) //
Общественные науки и современность. - 2005. - № 2. - С. 16-28.
58. Дробижева Л.М. Идентичность и этнические установки русских в
своей и иноэтнической среде // Социологические исследования. - 2010. - №
12.
59. Дробижева Л.М. Методологические проблемы
этносоциологических исследований // Социологический журнал. - 2006. - №
3-4. - С. 89-101.

164
60. Дробижева Л.М. Национально-гражданская и этническая
идентичность: проблемы позитивной совместимости // Россия
реформирующаяся. Ежегодник // Отв. ред. М.К. Горшков. - М., 2008. - № 7. -
С. 214-228.
61. Дробижева Л.М. Национальное самосознание: база
формирования и социально-культурные стимулы развития // Советская
этнография. - 1991. - № 1. - С. 3-16.
62. Дробижева Л.М. Российская и этническая идентичность:
противостояние или совместимость // Россия реформирующаяся / Под ред.
Л.М. Дробижевой. - М., 2002. - С. 213-244.
63. Дробижева Л.М. Российская идентичность и тенденции в
межэтнических установках за 20 лет реформ // Россия реформирующаяся:
Ежегодник-2011 // Отв. ред. М.К. Горшков. - М.; СПб., 2011. - С.72-85.
64. Дробижева Л.М. Толерантность и проблемы интеграции
многокультурных сообществ // Вестник Института Кеннана в России. - 2009.
- № 16.
65. Дробижева Л.М. Толерантность и рост этнического сознания:
пределы совместимости // Толерантность и согласие, под ред. В.А.Тишкова. -
М., 1997. - С. 61-68.
66. Дробижева Л.М. Этничность в современном обществе: новые
подходы, старые мифы, социальные практики // Вестник Института
социологии. - 2010. - № 1.
67. Дробижева Л.М. Этничность в социально-политическом
пространстве Российской Федерации. Опыт 20 лет. - М., 2013. - 336 с.
68. Дубин В. Молодежь и идеология сегодня. - М., 1998.
69. Дубов И.Г. Пантелеев С.Р. Восприятие личности политического
лидера // Психологический журнал. - 1992. - Т. 13. - N 6.
70. Дубовый Л.М., Ефремкина И.Н. Зависимость толерантности и
этнических стереотипов подростков от типа проживания // Вестник
Самарского государственного университета. - 2008. - № 64(2). - С. 162-169.

165
71. Дугарова Т.Ц., Эрхитуева Л.И. Специфика применения
психосемантических методов в этнопсихологии. - Улан-Удэ, 2009.
72. Дятлов В.И. Трансграничные мигранты в современной России:
динамика формирования стереотипов // Полития. - 2010. - № 3-4. - С. 121-
149.
73. Евгеньева Т.В., Селезнева А.В. Образ «врага» как фактор
формирования национальной идентичности современной российской
молодежи // Полития. - 2007. - № 3. - С. 83-92.
74. Жалсанова Ж.Б. Этническая составляющая гендерного
стереотипа в языковом сознании русских и бурят: Д. ... . к. фил. н. - М., 2009.
75. Жуковская Н.В. Отражение этнических стереотипов
устойчивыми сочетаниями и фразеологизмами с компонентом-этнонином в
английском языке // Альманах современной науки и образования. - 2010. - №
2-2. - С. 64-66.
76. Жумакаева Б.Д. Этнический стереотип как основание
политического поведения // Общественные науки. - 2011. - № 2. - С. 295-299.
77. Залевский Г.В., Кузьмина Ю.В., Разгоняева Е.В. Гендерные
особенности этнических стереотипов студенческой молодежи // Сибирский
психологический журнал. - 2005. - № 21. - С. 65-70.
78. Звягинцева Е.П. Этнические стереотипы как источники
интолерантного поведения в политкультурной студенческой среде вуза //
Современные исследования социальных проблем. - 2012. - № 1. - С. 17-26.
79. Золотухин С.А. Особенности адаптации русских в Казахстане //
Социологические исследования. - 2012. - № 2. - С. 99-103.
80. Иванова С.Ю. Государственный патриотизм - альтернатива
идеологии национализма и космополитзма // Социально-гуманитарные
знания. - 2003. - № 3.
81. Иванова Т.В. Изучение этнических стереотипов с помощью
проективных рисунков // Вопросы психологии. - 1998. - № 2. - С. 71-82.

166
82. Идентичность и толерантность // Под ред. Н.М. Лебедевой. - М,
2002.
83. Ильичев В.И. Объединиться ли молодёжь России на основе
общенациональной патриотической идеи? // Информационно-аналитический
бюллетень клуба «Реалисты». - 1996. - № 24.
84. Калькова В.Л. Исследование социальных представлений в
европейской социальной психологии // Социология. - 1992. - № 4. - С. 92-109.
85. Кант И. Собрание сочинений в 6 томах. - М., 1966. - Т. 6. - С. 565-
572.
86. Карабаев Н.С. Глобализация и мультикультуризм: монография. -
М., 2005.
87. Кирабаев Н.С. Глобализация и мультикультурализм. - М., 2005.
88. Клименко А.П. Вопросы психолингвистического изучения
семантики. - Минск, 1970.
89. Климов И.Ю. Этнокофессиональные ситуации в трудовых
организациях // Социологические исследования. - 2012. - № 5.- С. 145-148.
90. Кон И. Психология предрассудка. О социально-психологических
корнях этнических предубеждений// Новый мир. - 1966. - № 9. С. 187-205.
91. Кон И.С. Нужна помощь психологов // Советская этнография. -
1983. - № 3. - С. 15-26.
92. Королева Ю.А. Способы установления содержания этнического
стереотипа (на материале испанского языка) // Вестник Чувашского
университета. - 2011. - № 2. - С. 324-329.
93. Костяев А.И. Цивилизационный процесс и патриотическое
сознание в России: очерк новейшей историографии. - М., 2008. - 245 с.
94. Кравченко Е.И . Мужчина и женщина: взгляд сквозь рекламу
(социологические мозаики Эрвина Гоффмана) // Социологические
исследования. - 1993. - № 2. - С. 120.

167
95. Кублицкая Е.А., Кузнецова А.В. Москвичи об актуальных
проблемах города (по результатам социологических исследований). - М.,
2003. - С. 3-17.
96. Кузнецов В.Н. Российская идеология 21: опыт социологического
исследования формирования российской идеологии XXI века. - М., 2004.
97. Кцоева Г.У. Опыт эмпирического исследования этнических
стереотипов // Психологический журнал. - 1986. - Т. 7. - № 2. - С. 41-50.
98. Лебедева Н.М. Национальное самосознание и национализм в
Российской Федерации начала 1990-х гг. - М., 1994.
99. Лебедева Н.М. Социальная идентичность на постсоветском
пространстве: от поисков самоуважения к поискам смысла //
Психологический журнал. - 1999. - № 3. - Т. 20. - С. 48-58.
100. Лебедева Н.М., Татарко А.Н. Этническая толерантность в
поликультурных регионах России. - М., 2002.
101. Лебедько М.Г. Переход от этнических стереотипов к общей
идентичности в мультикультурном контексте // Социальные и гуманитарные
науки на Дальнем Востоке. - 2010. - № 2. - С. 68-74.
102. Левашов В.К. Глобализация и патриотизм: опыт
социологического исследования. - М., 2006. - 172 с.
103. Левкович В.П., Панкова Н.Г. Социально-психологический подход
к структуре этнического сознания // Психологический журнал. 1983. № 4.
104. Леонтьев Д.А. Психология смысла: природа, строение и
динамика смысловой реальности. – М., 2008.
105. Липпман У. Общественное мнение / Пер. с англ. Т.В.
Барчуновой. - М., 2004.
106. Лопухова О.Г. Исследование особенностей трансформации
гендерных представлений в современном сознании // В мире научных
открытий. - 2010. - № 4 (17).
107. Лосев А.Ф. Патриотизм: общероссийский и национальный. - М.,
1996. - 254 с.

168
108. Лукьянова Е.Л. Образовательные достижения детей мигрантов
(по материалам опроса в Санкт-Петербурге) // Журнал исследований
социальной политики. - 2011. - Т. 9. - № 3. - С. 319-338.
109. Ляушева С.А. Эволюция религиозных верований адыгов: история
и современность (философско-культурологический анализ). - Р. н/Д., 2002.
110. Макаров А.Я. Особенности этнокультурной адаптации детей
мигрантов в московских школах // Социологические исследования. - 2010. -
№ 8. - С. 94-101.
111. Максимова С.Г. Социально-психологические особенности
личности позднего возраста. - Барнаул, 1998.
112. Маликова Н.Р. Азербайджанцы в Москве: потенциал
этносоциальной интеграции // Актуальные проблемы социально-
психологической адаптации мигрантов в современном мире. Сб. Материалы
Международной научно-практической конференции. - Пенза, 2008. - С. 147-
156.
113. Маликова Н.Р. Конфликт идентичностей россиян // Союз. - 2012.
- № 1. - С. 72-75.
114. Маликова Н.Р. Кросскультурные (межстрановые) сравнительные
исследования // Тезаурус социологии. Под ред. Ж.Т. Тощенко. - 2013. - С. 49-
54.
115. Маликова Н.Р. Методологические основания интеграции
этносоциологического и этнопсихологического подходов. //Теоретические
проблемы этнической и кросс-культурной психологии: Материалы
Международной научной конференции 29-30 мая 2008 г.в 2 т. Отв. ред. В.В.
Гриценко. - Смоленск, 2008. - С.354-357.
116. Маликова Н.Р. Методологические проблемы современной
этносоциологии // Социология в системе научного управления обществом:
Материалы IV Всероссийского социологического конгресса. - М., 2012. - С.
828-829.

169
117. Маликова Н.Р. Методологические проблемы
этносоциологического дискурса в контексте глобализации //Этносоциология
в России: научный потенциал в процессе интеграции полиэтнического
общества. Сб. материалов Международной научно-практической
конференции. - Казань, 2008.
118. Маликова Н.Р. Методология социокультурного анализа
полиэтничного российского общества // Сб. статей по итогам 3-х чтений по
истории русской социологии. Под ред. В.В. Козловского. - СПб., 2008.
119. Маликова Н.Р. Методы анализа культурных феноменов и
ксенофобии в этнической социологии: валидность современных
исследовательских практик // Социологические методы в современной
исследовательской практике. Сборник статей, посвященный памяти первого
декана факультета социологии НИУ ВШЭ А.О. Крыштановского. – М., 2011.
- С. 111-116.
120. Маликова Н.Р. Методы исследования адаптации иммигрантов:
междисциплинарный анализ // Социально-психологическая адаптация
мигрантов в современном мире. Материалы Международной научно-
практической конференции. - 2012. - С. 107-120.
121. Маликова Н.Р. Особенности проведения социологических
исследований в сфере этнонациональных отношений // Тезаурус социологии.
Под. ред. Ж.Т. Тощенко. - М., 2013. - С. 338-340.
122. Маликова Н.Р. Парадоксы межнационального общения. - М.,
1992. - С. 98-114.
123. Маликова Н.Р. Портрет этносоциологии «в семейном интерьере»
// Этносоциология и этносоциологи. Исследования, поиски, воспоминания. -
М., 2008. - С. 336-340.
124. Маликова Н.Р. Социальное измерение глобализации. М., 2012. –
292 с.
125. Маликова Н.Р. Социально-культурные феномены проявления
«новых обликов» идентичности и «смутных» идеалов россиян в

170
глобализации // Гуманитарные чтения РГГУ – 2010. Теория и методология
гуманитарного знания. Россиеведение. Общественные функции
гуманитарных наук. – М., 2011. С. 423-435.
126. Маликова Н.Р. Этносоциальные стратегии адаптации
иммигрантов-азербайджанцев в столичном мегаполисе // Этносоциология и
этносоциологи. Исследования, поиски, воспоминания. - М., 2008. - С. 174-
180.
127. Малинкин А.Н. Новая российская идентичность: исследование по
социологии знания // Социологический журнал. - 2001. - №4.
128. Манаков А.Г. Геополитические симпатии населения нового
российского порубежья: социологическое и географическое измерение //
Вестник научной информации. Реформы: вчера, сегодня, завтра. - 2000. - №
11-12. - С. 151-162.
129. Манаков А.Г. Межнациональные отношения и этнические
стереотипы населения западного порубежья России // Смоленщина
многонациональная: этнические стереотипы и границы межкультурного
понимания: сб. науч. ст. - Смоленск, 2005. - С. 94-99.
130. Манько Ю.В., Шашков Н.И. Нации и национальные отношения
(исторический и философский анализ): монография. - М., 2009.
131. Маркарян Э.С. Теория культуры и современная наука. - М., 1983.
132. Медведева А.В. (Бочкарева А.В.) Адаптационные установки
трудовых мигрантов (на примере мигрантов из Таджикистана) // Актуальные
вопросы социологической науки: теория, методология, практика. – 2011. – С.
181-193.
133. Медведева А.В. (Бочкарева А.В.) Особенности применения
методик измерения патриотизма // Диалог цивилизаций: Восток-Запад.
Глобализация и мультикультурализм: Россия в современном мире:
Материалы XI научной конференции молодых ученых. – 2011. – С. 157-165.

171
134. Медведева А.В. (Бочкарева А.В.) Теоретико-методологические
подходы к исследованию патриотизма// Актуальные вопросы
социологической науки: теория, методология, практика. – 2012. – С. 148-160.
135. Медведева А.В. (Бочкарева А.В.) Этнические стереотипы в
современных условиях: теоретические подходы и изучение на эмпирическом
уровне // Теория и практика общественного развития. – 2014. – № 8. – C. 43-
48.
136. Медведева А.В. (Бочкарева А.В.) Этнические стереотипы:
теоретические подходы к проблеме и результаты эмпирического
исследования // Межкультурное взаимодействие в полиэтничной
молодежной среде: социологический подход [Коллективная монография] /
Под ред. Н.П. Нарбута, Д.Г. Подвойского. – М.: Экон-информ, 2012. – С. 183-
235.
137. Медведева А.В. (Бочкарева А.В.). Особенности применения
психосемантического метода множественных идентификаций в изучении
этнических представлений (по результатам социологического исследования в
РУДН) // Вестник РУДН. Серия «Социология». – 2014. – № 2. – С. 108-127.
138. Мельникова М.А. Психосемантика этнических стереотипов
жителей дальневосточного приграничья (на примере россиян и китайцев):
Дис. ... к. психол. н. - Владивосток, 2006.
139. Меренков А.В. Социология стереотипов. - Екатеринбург, 2001. -
290 с.
140. Мнацаканян М.О. Национализм и глобализм. Национальная
жизнь в современном мире. - М., 2009.
141. Монтескье Ш. Избранные произведения. - М.,1955. - С.54-73.
142. Московичи С. От коллективных представлений к социальным //
Вопросы социологии. - М., 1992. - С. 83-96.
143. Московичи С. Социальное представление: исторический взгляд //
Психологический журнал. - 1995. - Т. 16. - № 1. - С. 10-15.

172
144. Мукомель В.И. Грани интолерантности (мигрантофобии,
этнофобии) // Социологические исследования. - 2005. - № 2. - С. 56-66.
145. Мукомель В.И. Интеграция мигрантов: вызовы, политика,
социальные практики // Мир России. - 2011. - Т. 20. - № 1. - С. 34-50.
146. Мучкина Е.С. Этнические стереотипы и их отражение в
семантике этнонимов // Филология и человек. - 2010. - № 4. - С. 107-118.
147. Налчаджян А.А. Основы этнопсихологии. - Ер., 2003. - 436 с.
148. Налчаджян А.А. Этногенез и ассимиляция (психологические
аспекты). - Ер., 2003. - 256 с.
149. Некрасова А.Е. Этнические стереотипы в медийном дискурсе:
механизмы интерпретации и попытка классификации // Вестник Московского
университета. Серия 19: Лингвистика и межкультурная коммуникация. -
2009. - № 2. - С. 141-147.
150. Нидерер Н.В. Формирование этнических стереотипов учащихся в
условиях политкультурной образовательной среды // Вестник экономической
интеграции. - 2008. - Т. 1. - № 2. - С. 152-158.
151. Новикова И.А., Гридунова М.В. Особенности стереотипов о
невербальной коммуникации и их роль в межэтническом взаимодействии
российских и китайских студентов // Вестник Российского университета
дружбы народов. Серия: Психология и педагогика. - 2012. - № 4. - С. 21-28.
152. Новикова И.А., Панчехина Н.Н. К проблеме соотношения
личностных черт и этнических стереотипов студентов многонационального
вуза // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия:
Психология и педагогика. - 2012. - № 1. - С. 29-35.
153. Новикова Л.П. Трансформация этнических стереотипов в
кризисные периоды развития общества // Вестник Российского
государственного гуманитарного университета. - 2012. - № 19. - С. 171-178.
154. Новичкова И.Ю. Социоисторический контекст становления
российской гражданственности. - М., 2002.

173
155. Нужны ли иммигранты российскому обществу? // Под ред. В.И.
Мукомеля, Э.А. Паина. - М., 2006.
156. Осадчая Г.И. Ценности, установки и стереотипы этнического
поведения молодых москвичей // Социальная политика и социология. - 2011.
- № 11. - С. 86-105.
157. Осгуд Ч. Метод семантического дифференциала в сравнительном
исследовании культур. Ч. 1 / пер. с англ. М. Б. Вильковского // Социология:
методология, методы, математическое моделирование. 2012. № 34. С. 172-
201.
158. Осгуд Ч. Метод семантического дифференциала в сравнительном
исследовании культур. Ч. 2 / пер. с англ. М.Б. Вильковского // Социология:
методология, методы, математическое моделирование. 2012. № 35. С. 175-
204.Павловская А.В. Этнические стереотипы в свете культурной
коммуникации // Вестник МГУ. Серия 19. Лингвистика и межкультурная
коммуникация. - 1998. - №1. - С. 94-105
159. Панеш Э.Х. Этническая психология и межэтнические отношения.
Взаимодействия и особенности эволюции. – Спб., 1996.
160. Панеш Э.Х. Этническая психология и межэтнические отношения.
Взаимодействия и особенности эволюции. СПб., 1996
161. Панич О.Е. Исследование динамики этнических стереотипов
китайских студентов, изучающих русский язык (на материале
ассоциативного эксперимента) // Вестник Приамурского государственного
университета им. Шолом-Алейхема. 2009. № 1. С. 75-79.
162. Панова Е.Ю., Фёдорова К. Иноэтничные дети в петербургской
школе: мифы и реальность (по материалам социолингвистического
исследования) // Журнал: Журнал исследований социальной политики. 2006.
Т. 4. № 1. С. 81-103.
163. Панферов В.Н. Когнитивные эталоны и стереотипы
взаимопонимания людей // Вопросы психологии. - 1990. - №4. - С. 159-160

174
164. Патоша О.И., Черкасова Л.Л. Роль этнокультурных стереотипов в
процессе подбора персонала // Организационная психология (электронный
журнал). - 2011. - № 2. - С. 14-25.
165. Пенто Р., Гравитц М. Методы социальных наук. - М., 1972.
166. Петренко В.Ф, Митина О.В. Психосемантический анализ
динамики общественного сознания: На материале политического
менталитета. - М., 2007.
167. Петренко В.Ф. Введение в экспериментальную психосемантику:
исследование форм репрезентации в обыденном сознании. - М., 1983.
168. Петренко В.Ф. Методология экспериментальной
психосематнтики. - М., 2008.
169. Петренко В.Ф. Основы психосемантики. - М., 2005.
170. Петренко В.Ф. Психосемантика сознания. - М., 1988.
171. Петренко В.Ф., Алиева А.А. Исследования этнических
стереотипов с использованием "множественных идентификаций" //
Психологический журнал. - 1987. - № 6. - С. 21-35.
172. Петренко В.Ф., Алиева Л.А., Шеин С.А. Психосемантические
методы исследования оценки и понимания кинопроизведения // Вестник
МГУ. Серия 14. Психология. - 1982. - № 2. - С. 13-21.
173. Петренко В.Ф., Митина О.В. Психосемантический анализ
динамики общественного сознания. - М., 1997.
174. Петренко В.Ф., Митина О.В. Семантическое пространство
политических партий // Психологический журнал. - 1991. - Т. 12. - № 6. - С.
55-77.
175. Петренко В.Ф., Митина О.В., Бердников К.В., Кравцова А.Р.,
Осипова В.С. Психосемантический анализ этнических стереотипов: лики
толерантности и нетерпимости. - М., 2000. - 73 с.
176. Петренко В.Ф., Сурманидзе Л. Исследование стереотипов
обыденного сознания методами психосемантики // Этнографическое
обозрение. - 1994. - № 6. - С. 50-61.

175
177. Петров В.Н., Ракачев В.Н., Ракачева Я.В., Ващенко А.В.
Особенности адаптации иностранных студентов // Социологические
исследования. - 2009. - № 2. - С. 117-121.
178. Пищулин Н.П., Кобозева В.Г., Тимофеев Г.Я. Мнение москвичей
о миграционной ситуации и деятельности правительства Москвы и органов
исполнительной власти всех уровней по ее оперативному регулированию. -
М., 2006.
179. Попков Ю.В., Костюк В.Г., Тюгашев Е.А. Народы Сибири в
социокультурном пространстве Евразии: ценностные предпочтения и
межэтнические установки // Социологические исследования. - 2007. - № 5. -
С. 62-69.
180. Психологические проблемы социальной регуляции поведения //
Под ред.Е.В. Шороховой, М.И. Бобневой. - М., 1976. - 368 с.
181. Пузанова Ж.В. Использование психосемантических методов в
изучении феномена одиночества // Вестник РУДН. Серия «Социология». -
2011. - № 2. - С. 5-14.
182. Пузанова Ж.В., Медведева А.В. Использование
психосемантических методов в изучении этнических стереотипов // Вестник
Российского университета дружбы народов. Серия: Социология. - 2013. - №
1. - С. 87-116.
183. Радаев В. Об истоках и характере консервативных сдвигов в
российской идеологии. - М, 2000.
184. Региональные процессы в современной России // Серия:
Федерализм, региональное управление и местное самоуправление. - М., 2003.
- 172 с.
185. Редель А.И. Духовность - основа российского менталитета. К
вопросу о социокультурных предпосылках модернизации российского
общества. - М., 2000.
186. Романов А.С. Этнический анекдот как средство отражения
стереотипов об американских военнослужащих // Вестник Российского

176
университета дружбы народов. Серия: Лингвистика. - 2013. - № 3. - С. 113-
124.
187. Романова Г.Е. Проективная методика «Чужие рисунки» //
Психологический журнал. - 1993. - № 5. - С. 90-97.
188. Романова Е.С., Потемкина О.Ф. Графические методы в
психологической диагностике. - М., 1992.
189. Российская идентичность в Москве и регионах // Отв. ред.
Л.М. Дробижева. - М., 2009. - 268 с.
190. Рябова Т.Б., Лямина А.А. Антиамериканизм по-Ивановски: к
вопросу о гендерном измерении этнических стереотипов // Женщина в
российском обществе. - 2007. - № 1. - С. 50-57.
191. Савченко И.А. Этнические стереотипы в студенческом
сообществе // В мире научных открытий. - 2011. - Т. 15. - № 3 (1). - С. 658-
666.
192. Самсонов Д.А. Этнические стереотипы поведения корейцев: Дис.
... . к. ист. н., СПб, 2007.
193. Семенова М.Б. Об этническом стереотипе в испанской
фразеологии // Вестник Московского государственного лингвистического
университета. - 2010. - № 589. - С. 148-153.
194. Сикевич З.В. Влияние этнического фактора на современное
общество и человека // Журнал социологии и социальной антропологии. -
2011. - Т. 14. - № 2. - С. 41-58.
195. Сикевич З.В. Русские, украинцы, белорусы: вместе или врозь? //
Социологические исследования. - 2007. - № 9. - С. 59-67.
196. Сироткина Т.А. Этнические стереотипы у жителей Пермского
края // Русская речь. - 2010. - № 3. - С. 95-97.
197. Солдатова Г.У. Психологическое исследование этнической
идентичности в условиях межэтнической напряженности // Национальное
самосознание и национализм в Российской Федерации начала 90-х годов. -
М., 1994. - 273 с.

177
198. Солдатова Г.У. Психология межэтнической напряженности. - М.,
1998. - 239 с.
199. Солдатова Г.У., Шайгерова Л.А., Шарова О.Д. Жить в мире с
собой и другими: Тренинг толерантности для детей и подростков. - М., 2000.
200. Сорокина Н.В. Национальные стереотипы в межкультурной
коммуникации: Монография. - М., 2014. - 265 с.
201. Сорокина Н.В. Национальный стереотип как междисциплинарная
проблема // Гуманитарный вектор. - 2011. - № 1. - С. 51-59.
202. Сорокина Н.В. Проблема истинности/ложности этнических
стереотипов в контексте межкультурного обучения иностранным языкам //
Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 12: Психология.
Социология. Педагогика. - 2011. - № 2. - С. 227-232.
203. Социальные факторы консолидации Российского общества:
социологическое измерение // Под ред. М.К. Горшкова. - М., 2010. - 256 с.
204. Социология межэтнической толерантности // Отв. ред. Л.М.
Дробижева. - М., 2003. - 222 с.
205. Степаненко О.А. К Вопросу об этнических стереотипах (на
материалах фразеологии современного немецкого языка) // Вестник
Курганского государственного университета. Серия: Гуманитарные науки. -
2006. - № 7. - С. 153-156.
206. Стефаненко Т.Г. Атрибутивные процессы в межгрупповых
отношениях: Дис. ... д. психол.н. - М., 1999.
207. Стефаненко Т.Г. Социальная психология в культурно-
исторической перспективе // Социальная психология в современном мире.
Под ред. Г.М. Андреевой, А.И. Донцова. - М., 2003. - 368 с.
208. Стефаненко Т.Г. Этническая идентичность в ситуации
социальной нестабильности. - М., 1997. - 458 с.
209. Стефаненко Т.Г. Этнопсихология. - М., 2004. - 368 с.

178
210. Тангалычева Р.К. Преодоление стереотипов восприятия и
поведения в российско-корейской межкультурной коммуникации // Журнал
социологии и социальной антропологии. - 2012. - Т. 15. - № 4. - С. 127-143.
211. Тернер Дж.С., Оукс П.Дж., Хэслем С.А., Дэвид В. Социальная
идентичность, самокатегоризация и группа // Иностранная психология. -
1994. - Т. 2. - С. 8-17.
212. Тимошкин Д.О. Этнический стереотип в современном
российском криминальном романе // Известия Иркутского государственного
университета. Серия: Политология. Религиоведение. - 2012. - № 2-2. - С. 76-
84.
213. Титова Т.А. Этнические стереотипы в многонациональной среде
// Человек. - 2007. - № 1. - С. 31-37.
214. Толерантность в межкультурном диалоге // Отв.ред. Н.М.
Лебедева, А.Н. Татарко. - М., 2005. - 372 с.
215. Тощенко Ж.Т. Парадоксальный человек. - М., 2001. - С. 81.
216. Троицкий Е.С. Патриотизм: общероссийский и национальный.
Истоки. Сущность. Типология. - М., 1996. - 200 с.
217. Трусов В.П. На симпозиуме по межнациональным проблемам //
Психологический журнал. - 1989. - Т. 10. - № 4. - С. 44.
218. Трусов В.П., Филиппов А.С. Этнические стереотипы //
Этническая психология (этнические процессы и образ жизни людей). Сб.
научн. статей. - М., 1984.
219. Трусов В.П., Филиппова А.С. Этнический стереотип //
Этническая психология. - М., 1984. - 210 с.
220. Узунова В.Г., Ахмедова М.В., Байфорд Й., Березович Е.Л.
Форум: Позиция антрополога при исследовании проблем ксенофобии //
Антропологический форум. - 2008. - № 8. - С. 6-180.
221. Франселла Ф., Баннистер Д. Новый метод исследования
личности. - М., 1987.

179
222. Харре Р. Грамматика и лексика - векторы социальных
представлений // Вопросы социологии. - М., 1993. - Т. 2. - № 1/2. - С 118-128.
223. Чепулкаускайте Е. Большинство-меньшинство: этнические
отношения в современных государствах // Социум (электронный журнал). -
1999. - № 3.
224. Черепанова О.В., Максимова С.Г., Демина Л.Д., Максимов М.Б.
Специфика анализа межпоколенных стереотипов психосемантическим
методом «множественных идентификаций» (поведенческий аспект
формирования установок) // Известия АГУ. - 2007. - № 2.
225. Чибисова М.Ю., Зверева М.А. Взаимосвязь содержания
этнических стереотипов и типа этнической идентичности подростка (на
примере русских и еврейских подростков) // Социальная психология и
общество. - 2011. - № 2. - С. 63-79.
226. Шадже А.Ю. Гуманизм и полиэтническая Россия. - Майкоп, 2001.
227. Шадже А.Ю. Этнические ценности как философская проблема. -
М., 2005.
228. Шелехов И.Л., Постоева В.А., Пахомов В.П. Этнические
стереотипы современных женщин // Вестник Томского государственного
педагогического университета. - 2007. - № 10. - С. 91-94.
229. Шестопал Е.Б., Брицкий Г.О., Денисенко М.В. Этнические
стереотипы русских // Социологические исследования. - 1999. - № 4. - С. 62-
70.
230. Шибутани Т. Социальная психология. - М., 1969.
231. Шихирев П.Н. Исследование стереотипа в американской
социологической науке // Вопросы философии. - 1971. - № 5. - С.170.
232. Шмелев А.Г. Традиционная психосемантика и
экспериментальная психосемантика: объективные и субъективные
парадигмы анализа данных // Вопросы психологии. - 1982. - № 5. - С. 36-46.
233. Штейнталь Л., Лацарус С. Мысли о народной психологии. - СПб.,
1865. - С. 21-46, 57-94.

180
234. Штомпель О.М. Социокультурный кризис. Теоретические и
методологические проблемы. - Р. н/Д., 1999.
235. Щетинина Е.В. Этнический стереотип в условиях
масскультурного дискурса // Наука о человеке: гуманитарные исследования. -
2013. - № 1. - С. 190.
236. Эм Е.А. Этнические стереотипы и предубеждения в детском
возрасте // Вестник Московского университета МВД России. - 2010. - № 4. -
С. 41-42.
237. Этническая толерантность в поликультурных регионах России /
Отв. ред. Н.М. Лебедева. - М., 2002. - 302 с.
238. Юм Д. Сочинения: В 2 томах. - М., 1965-1966. - Т. 1. - С. 117-143.
239. Ярская В.Н. Социальная семантика этноса // Современные
проблемы этничности. - Саратов, 2001. - С. 8-14.
240. Aboud F.E. Interest in Ethnic Information: A Cross-Cultural
Developmental Study // Canadian Journal of Behavioral Science. - 1977. - N 9. - P.
134-146.
241. Adorno T.W. Streotypes as Sociotypes. - N.Y., 1969. - P. 78.
242. Allbig U. Modern Public Opinion. - N.Y., 1946.
243. Allen I.L. The Language of Ethnic Conflict: Social Organization and
Lexical Culture. - N.Y., 1983.
244. Allport G.W. The Nature of Prejudice. - N.Y., 1958. - P. 32.
245. Allport G. The Nature of Prejudice. - N.Y., 1958.
246. Bogardus E.S. Stereotypes Versus Sociotypes // Sociological and
Social Research. - 1950. - N 34. - P. 286-291.
247. Bratu S. Stereotyping as a Form of Communication // Geopolitics,
History, and International Relations. - 2010.- N 1.
248. Brian E. Stereotype Boost and Stereotype Threat Effects: The
Moderating Role of Ethnic Identification // Cultural Diversity and Ethnic Minority
Psychology. - 2010. - N 16 (1). - P. 94-98.

181
249. Brigham J.C. Ethnic stereotypes // Psychological Bulletin. - 1971. -
Vol. 76. - P. 15-38.
250. Dekker H., Malova D., Hoogendoorn S. Nationalism and Its
Explanations // Political Psychology. - 2003. - N 2.
251. Donevan A.H., Fleming F.L., Rose P.K. Dimensionality and National
Function in Australian and Japanese Ethnic Stereotypes // Australian Journal of
Psychology. - 2011. - Vol. 42. - N 3. - P. 297-308.
252. Esses V.M., Zanna M.P. Mood and Expression of Ethnic Stereotypes
// Journal of Personality and Social Psychology. - 1995. - N 69. - P. 1052-1068.
253. Farr R. Social Representations: A French Tradition of Research //
Journal for the Theory of Social Behaviour. 1987. - Vol. 17. - N 4. - P. 343-369.
254. Fisnman J. An Examination of the Process and Function of Social
Stereotyping // The Journal of Social Stereotyping. - 1956. - Vol. 43. - P. 29-36.
255. Forgas J.P. Social Cognition: Perspectives on Everyday
Understanding. - L., 1981.
256. Gergen K.J. Exploring the Postmodern: Perils or Potentials? //
American Psychologist. - 1994. - Vol. 49. - N 5. - P. 412-436.
257. Gergen K.J. Realities and Relationships: Soundings in Social
Construction. - L., 1994.
258. Gergen K.J. Social Psychology and the Wrong Revolution // European
Journal of Social Psychology. - 1989. - Vol. 19. - N 5. - P. 463-484.
259. Gergen M.M. Induction and Construction: Teetering Between Worlds
// European Journal of Social Psychology. - 1989. - Vol. 19. - N 5. - P. 431-437.
260. Gilbert J., Carr-Ruffino N., Ivancevich J.M., Lownes-Jackson M. An
Empirical Examination of Inter-Ethnic Stereotypes: Comparing Asian, American
and African Employees // Public Personnel Management.- 2003. - Vol. 32. - N 2. -
P. 251.
261. Greenwood G.D. Explanation and Experiment in Social Psychological
Sciences: Realism and the Social Constitution of Action. - N.Y.; L., 1989. - P. 264.

182
262. Hagendoorn L. Ethnic Categorization and Outgroup Exclusion:
Cultural Values and Social Stereotypes in the Construction of Ethnic Hierarchies //
Ethnic and Racial Studies. - 1993. - Vol. 16. - P. 26-51.
263. Harre R. Some Reflections on the Concept of Social Representation //
Social Research. - 1984. - Vol. 51. - N 4. - P. 927-938.
264. Haslam S.A., Turner J.C., Oakes P.J., McGarty C., Reynolds K.J. The
Group as A Basis for Stereotype Consensus // European Review of Social
Psychology. - 1998. - Vol. 8. - P. 203-239.
265. Ibrahim A. Automatic Activation of Stereotypes: The Role of News
Exemplars’ Ethnic Cues in Perception of Social Issues. - Atlanta, 2005.
266. Jaats I. The Komi, Ethnic Stereotypes, and Nationalities Policy in Late
Imperial Russia // The Russian Review. - 2009. - Vol. 68 (2). - P. 199-220.
267. Jaffe E.D. The Effect of Age and Ethnic Background on Ethnic
Stereotypes // International Social Work. - 1990. - Vol. 33. - N 4. - P. 325-338.
268. Jovchelovitch S. Social Representations in and of the Public Sphere:
Towards a Theoretical Articulation // Journal for the Theory of Social Behaviour. -
1995. - Vol. 25. - N 1. - P. 81-102.
269. Jovchelovltch S. In Defence of Representations // Journal for the
Theory of Social Behaviour. - 1995. - Vol. 26. - N 2. - P. 121-135.
270. Katz D., Braly K.W. Racial Stereotypes of One Hundred College
Students // Journal of Abnormal and Social Psychology. - 1933. - Vol. 28. - P. 280-
290.
271. Keen S. Faces of the Enemy. Reflections on Hostile Imagination. -
S.F., 1986. - P. 34-35.
272. Madon S., Guyll M., Aboufadel K., Montiel E., Smith A., Palumbo P.,
Jussim L. Ethnic and National Stereotypes: The Princeton Trilogy Revisited and
Revised // Personality and Social Psychology Bulletin. - 2001. - Vol. 27. - N 8. - P.
996-1010.
273. Madon S., Jussim L., Keiper Sh., Eccles Ja., Smith A., Palumbo P.
The Accuracy and Power of Sex, Social Class, and Ethnic Stereotypes: A

183
Naturalistic Study in Person Perceprion // Personality and Social Psychology
Bulletin. - 1998. - Vol. 24. - N 12. - P. 1304-1318.
274. Markova I. Towards an Epistemology of Social Representations //
Journal for the Theory of Social Behaviour. - 1996. - Vol. 26. - N 2. - P. 177-196.
275. Mays V.M., Cochran S.D., Barnes N.W. Race, Race-Based
Discrimination, and Health Outcomes Among African Americans // Annual
Review Psychology. - 2007. - N 58. - P. 201–225.
276. McCauley C., Stitt C.L. An Individual and Quantitative Measure of
Stereotypes // Journal of Personality and Social Psychology. - 1978. – N 36. - Р.
929-940.
277. McKinlay A., Potter J. Social Representations: A Conceptual Critique
// Journal for the Theory of Social Behaviour. - 1987. - Vol. 17. - N 4. -P. 513-529.
278. Moon J.L., Shannon L.B., Meagan S., Heather M., Alana J.C.
Television Viewing and Ethnic Stereotypes: Do College Students Form
Stereotypical Perceptions of Ethnic Groups as a Result of Heavy Television
Consumption? // Howard Journal of Communications. - 2009. - Vol. 20 (1)
279. Moscovici S. Notes Towards a Description of Social Representations
// European Journal of Social Psychology. - 1988. - Vol. 18. - N 3. - P. 211-250.
280. Oisteanu A. Nations & Stereotypes. Ethnic and Ethic Characteristics //
Echinox Journal. - 2006. - N 10.
281. Osgood Ch. Focus of Meaning. Vol. 1: Explorations in Semantic
Space. - Hague, 1976.
282. Osgood Ch., Suci G., Tannenbaum P. The Measurement of Meaning. -
Urbana, 1957.
283. Parker I. Social representations: Social Psychology's (Mis) Use of
Sociology // Journal for the Theory of Social Behaviour. - 1987. - Vol. 17. - N 4. -
P. 447-469.
284. Phelan J.E., Rudman L.A. Reactions to Ethnic Deviance: The Role of
Backlash in Racial Stereotype Maintenance // Journal of Personality and Social
Psychology. - 2010. - Vol. 99 (2). - P. 265-281.

184
285. Potter J., Litton I. Some Problems Underlying the Theory of Social
Representations // British Journal of Social Psychology. - 1985. - Vol. 24. - N 2. -
P. 81-90.
286. Rijsman G., Stroebe W. The Two Social Psychologies or Whatever
Happened to the Crisis // European Journal of Social Psychology. - 1989. - Vol. 19.
- N 5. - P. 339-344.
287. Schaller M., Conway L.G.Rd., Tanchuk T.L. Selective Pressures on
the Once and Future Contents of Ethnic Stereotypes: Effects of the
Communicability of Traits // Journal of Personality and Social Psychology. - 2002.
- Vol. 82. - N 6. - P. 861-877.
288. Semin G. The Phenomenon of Social Representations // British
Journal of Social Psychology. - 1985. - Vol. 24. - N 2. - P. 93-94.
289. Social Representations. - Cambridge, 1984.
290. Stilz A. Hume, Modern Patriotism and Commercial Society. - L.,
2003.
291. Taifel H. Social Stereotypes and Social Groups // Intergroup
Behaviour. - 1981. - P. 144-167.
292. Temple M.A. Creating Awareness of the Relationship Between Racial
and Ethnic Stereotypes and Health // Journal of School Health. - 2001. - Vol. 71. -
N 1. - P. 42-43.
293. Turner J.C., Jakes P.J. The Significance of the Social Identity Concept
for Social Psychology with Reference to Individualism, and Social Influence //
British Journal of Social Psychology. - 1983. - N 25. - P. 237-252.
294. Wagner W. Queries about Social Representations and Construction //
Journal for the Theory of Social Behaviour. - 1996. - Vol. 26. - P. 95-120.
295. Wagner W. The Fallacy of Misplaced Intentionality in Social
Representation Research // Journal for the Theory of Social Behaviour. - 1994. -
Vol. 24. - P. 243-265.
296. Wells A. Social Representations and the World of Science // Journal
fot the Theory of Social Behaviour. - 1987. - Vol. 17. - N 4. - P. 433-445.

185
ПРИЛОЖЕНИЯ
ПРИЛОЖЕНИЕ 1
Анкета для апробации методики семантического дифференциала

РОССИЙСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ДРУЖБЫ НАРОДОВ

Анкета

Дорогой друг!

Студенты-социологи в рамках производственной практики


проводят исследование об этнических стереотипах в студенческой
среде РУДН. Мы приглашаем Вас принять участие в нашем
исследовании.
В нашей анкете нет правильных или неправильных ответов.
Для нас важно именно Ваше личное мнение!
Заполните, пожалуйста, предлагаемую анкету. Это не займет у
Вас много времени.
Опрос проводится анонимно. Все данные будут использованы
только в обобщенном виде.

Заранее благодарим за участие в опросе!

Москва – 2012

186
1. Какие качества, на Ваш взгляд, в наибольшей степени характеризуют
представителей следующих этнических групп? (Поставьте галочку
напротив выбранных характеристик. Постарайтесь выбрать не более 7
наиболее характерных, с Вашей точки зрения, качеств).

АРАБ

Завистливость Грубость Ответственность

Хитрость Смелость Гостеприимность

Жадность Скромность Неуважительность

Высокомерие Общительность Трусость

Вежливость Наглость Искренность

Агрессивность Лень Темпераментность

Честность Трудолюбие Целеустремленность

Гордость Щедрость Воспитанность

Другое (напишите) _________________________________________________

АФРИКАНЕЦ

Агрессивность Темпераментность Лень

Вежливость Искренность Наглость

Высокомерие Трусость Общительность

Гордость Воспитанность Щедрость

Жадность Неуважительность Скромность

Завистливость Ответственность Грубость

Честность Целеустремленность Трудолюбие

Хитрость Гостеприимность Смелость

Другое (напишите) _________________________________________________

187
КАВКАЗЕЦ

Честность Трудолюбие Целеустремленность

Хитрость Смелость Гостеприимность

Завистливость Грубость Ответственность

Жадность Скромность Неуважительность

Гордость Щедрость Воспитанность

Высокомерие Общительность Трусость

Вежливость Наглость Темпераментность

Агрессивность Лень Искренность

Другое (напишите) _________________________________________________

КИТАЕЦ

Жадность Скромность Неуважительность

Гордость Щедрость Воспитанность

Высокомерие Общительность Трусость

Вежливость Наглость Искренность

Агрессивность Хитрость Темпераментность

Честность Трудолюбие Целеустремленность

Лень Смелость Гостеприимность

Завистливость Грубость Ответственность

Другое (напишите) _________________________________________________

188
РУССКИЙ

Гостеприимность Смелость Хитрость

Ответственность Грубость Завистливость

Трусость Общительность Высокомерие

Искренность Наглость Вежливость

Неуважительность Скромность Жадность

Темпераментность Лень Агрессивность

Воспитанность Щедрость Гордость

Целеустремленность Трудолюбие Честность

Другое (напишите) _________________________________________________

2. Как бы Вы охарактеризовали Ваше представление о различных


этнических группах, представленных ниже?

Перед Вами список попарно сгруппированных прилагательных,


выражающих качественно противоположные характеристики оцениваемого
понятия. Обведите в кружок цифру (из ряда 3-2-1-0-1-2-3), которая, по
Вашему мнению, наиболее точно определяет степень выраженности данного
конкретного качества, при условии, что: 3 – качество сильно выражено, 2 –
качество средне выражено, 1 – качество выражено слабо, 0 – качество не
присуще/затрудняюсь ответить. Вам необходимо выбрать одну цифру по
каждой паре прилагательных (т.е. в каждой строке).

189
АРАБ

мягкий 3 2 1 0 1 2 3 твердый

пунктуальный 3 2 1 0 1 2 3 разболтанный

красивый 3 2 1 0 1 2 3 безобразный

восторженный 3 2 1 0 1 2 3 хладнокровный

сильный 3 2 1 0 1 2 3 слабый

неудачный 3 2 1 0 1 2 3 удачный

противный 3 2 1 0 1 2 3 приятный

радостный 3 2 1 0 1 2 3 печальный

хороший 3 2 1 0 1 2 3 плохой

расслабленный 3 2 1 0 1 2 3 напряженный

свой 3 2 1 0 1 2 3 чужой

быстрый 3 2 1 0 1 2 3 медленный

пассивный 3 2 1 0 1 2 3 активный

умный 3 2 1 0 1 2 3 глупый

ложный 3 2 1 0 1 2 3 правдивый

добрый 3 2 1 0 1 2 3 злой

190
АФРИКАНЕЦ

активный 3 2 1 0 1 2 3 пассивный

злой 3 2 1 0 1 2 3 добрый

красивый 3 2 1 0 1 2 3 безобразный

ложный 3 2 1 0 1 2 3 правдивый

медленный 3 2 1 0 1 2 3 быстрый

неудачный 3 2 1 0 1 2 3 удачный

противный 3 2 1 0 1 2 3 приятный

радостный 3 2 1 0 1 2 3 печальный

разболтанный 3 2 1 0 1 2 3 пунктуальный

расслабленный 3 2 1 0 1 2 3 напряженный

свой 3 2 1 0 1 2 3 чужой

слабый 3 2 1 0 1 2 3 сильный

твердый 3 2 1 0 1 2 3 мягкий

умный 3 2 1 0 1 2 3 глупый

хладнокровный 3 2 1 0 1 2 3 восторженный

хороший 3 2 1 0 1 2 3 плохой

191
КАВКАЗЕЦ

печальный 3 2 1 0 1 2 3 радостный

глупый 3 2 1 0 1 2 3 умный

красивый 3 2 1 0 1 2 3 безобразный

ложный 3 2 1 0 1 2 3 правдивый

добрый 3 2 1 0 1 2 3 злой

неудачный 3 2 1 0 1 2 3 удачный

слабый 3 2 1 0 1 2 3 сильный

твердый 3 2 1 0 1 2 3 мягкий

хороший 3 2 1 0 1 2 3 плохой

восторженный 3 2 1 0 1 2 3 напряженный

чужой 3 2 1 0 1 2 3 свой

противный 3 2 1 0 1 2 3 приятный

пассивный 3 2 1 0 1 2 3 активный

медленный 3 2 1 0 1 2 3 быстрый

хладнокровный 3 2 1 0 1 2 3 расслабленный

разболтанный 3 2 1 0 1 2 3 пунктуальный

192
КИТАЕЦ

расслабленный 3 2 1 0 1 2 3 напряженный

чужой 3 2 1 0 1 2 3 свой

красивый 3 2 1 0 1 2 3 безобразный

ложный 3 2 1 0 1 2 3 правдивый

разболтанный 3 2 1 0 1 2 3 пунктуальный

неудачный 3 2 1 0 1 2 3 удачный

добрый 3 2 1 0 1 2 3 злой

радостный 3 2 1 0 1 2 3 печальный

активный 3 2 1 0 1 2 3 пассивный

плохой 3 2 1 0 1 2 3 хороший

глупый 3 2 1 0 1 2 3 умный

слабый 3 2 1 0 1 2 3 сильный

твердый 3 2 1 0 1 2 3 мягкий

противный 3 2 1 0 1 2 3 приятный

хладнокровный 3 2 1 0 1 2 3 восторженный

быстрый 3 2 1 0 1 2 3 медленный

193
РУССКИЙ

неудачный 3 2 1 0 1 2 3 удачный

злой 3 2 1 0 1 2 3 добрый

красивый 3 2 1 0 1 2 3 безобразный

ложный 3 2 1 0 1 2 3 правдивый

медленный 3 2 1 0 1 2 3 быстрый

пассивный 3 2 1 0 1 2 3 активный

противный 3 2 1 0 1 2 3 приятный

радостный 3 2 1 0 1 2 3 печальный

восторженный 3 2 1 0 1 2 3 хладнокровный

напряженный 3 2 1 0 1 2 3 расслабленный

свой 3 2 1 0 1 2 3 чужой

слабый 3 2 1 0 1 2 3 сильный

твердый 3 2 1 0 1 2 3 мягкий

хороший 3 2 1 0 1 2 3 плохой

пунктуальный 3 2 1 0 1 2 3 разболтанный

умный 3 2 1 0 1 2 3 глупый

194
Ответьте, пожалуйста, на несколько вопросов о себе:

3. Ваш возраст (полных лет) ______________

4. Ваш пол:
1) муж
2) жен

5. Ваш курс: ___________

6. Ваш факультет: ________________________

7. Как Вы оцениваете свое материальное положение?


1) Часто не хватает средств даже на самое необходимое
2) Удается более или менее нормально питаться, приобретать необходимую
одежду
3) Питаюсь неплохо, покупаю кое-что из одежды, но на крупные покупки
денег нет
4) Живу обеспеченно, удается не только хорошо питаться и модно одеваться,
но и делать более крупные покупки
5) Ни в чем себе не отказываю

8. Вы выросли в полной семье?


1) Да, у меня были и мама, и папа
2) Нет, у меня был только один родитель
3) Меня воспитывали не родители (переходите к вопросу №10)

9. Какое образование у Ваших родителей?


1) родители (-ль) имеют высшее образование
2) родители (-ль) имеют среднее образование
3) один из родителей имеет высшее образование, другой – среднее
4) у родителей нет законченного среднего образования

10. Укажите, к какой религии Вы себя относите:


1) Христианство
2) Ислам
3) Буддизм
4) Я неверующий (атеист)
5) Другое (укажите):__________________________________________

11. Из какой страны Вы приехали? _________________________________

12. Ваша национальность (напишите) _______________________________


13. До приезда в Москву Вы проживали…
1) В столице
2) В большом городе
3) В небольшом городе
4) В сельской местности

14. Проживаете ли вы в общежитии РУДН?


1) Да
2) Нет

15. Есть ли у Вас друзья-иностранцы? (обведите ответы кружком)


арабы да нет
африканцы да нет
кавказцы да нет
китайцы да нет
русские да нет

Скажите, пожалуйста, ответы на какие вопросы у Вас вызвали наибольшее


затруднение? _____________________________________________________

Почему?___________________________________________________________
__________________________________________________________________

Большое спасибо за участие в опросе!

Если Вы хотите узнать результаты нашего исследования или поучаствовать в


других опросах, Вы можете оставить Ваш E-mail, и мы свяжемся с Вами
__________________________________________________

196
ПРИЛОЖЕНИЕ 2
Анкета для апробации метода множественных идентификаций

РОССИЙСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ДРУЖБЫ НАРОДОВ

Анкета

Дорогой друг!

Студенты-социологи в рамках производственной практики


проводят исследование об этнических стереотипах в студенческой
среде РУДН. Мы приглашаем Вас принять участие в нашем
исследовании.
В нашей анкете нет правильных или неправильных ответов.
Для нас важно именно Ваше личное мнение!
Заполните, пожалуйста, предлагаемую анкету. Это не займет у
Вас много времени.
Опрос проводится анонимно. Все данные будут использованы
только в обобщенном виде.

Заранее благодарим за участие в опросе!

Москва – 2013

197
Ниже приведен ряд характеристик. Попробуй оценить,
насколько та или иная характеристика присуща типичному
представителю каждой из этнических групп при условии, что:
5 - характеристика присуща в полной мере
4 - характеристика скорее присуща
3 - и да, и нет
2 - характеристика скорее не присуща
1 - характеристика абсолютно не присуща
0 - затрудняюсь ответить
Оценки должны быть проставлены в каждой ячейке таблицы:

Характеристика араб русский кавказец китаец африканец я сам


Активно занимается
спортом
Склонен к воровству

Ведет себя развязно

Порядочный человек

Интеллигентный человек
Неприятный в общении
человек
Не имеет представления о
приличиях
Имеет чувство
собственного достоинства
Настоящий патриот
Деньги играют главную
роль в жизни
Интересуется политикой

Любит путешествовать

Уважает свою культуру

Хороший семьянин

Надежный товарищ

Любит ходить в гости

Необразованный человек

198
Характеристика араб русский кавказец китаец африканец я сам
Неуважительно относится
к окружающим
Не любит представителей
другой культуры
Начинает споры на
национальной почве
Провоцирует конфликты

Верен традициям
Сплочен со своими
соотечественниками
Уважает старших
Ощущает национальное
единство со своим
народом
Один за всех и все за
одного
Есть
предпринимательская
жилка
Громко разговаривает

Плохие манеры
Плохо разбирается в
культуре других стран
Все делает добросовестно
Умеет организовать свое
время
Способен доводить дело
до конца
Достигает поставленной
цели любой ценой
Может вступить в
смешенный брак
Умеет торговать
Решает вопросы
рукоприкладством
Носит вызывающую
одежду
Имеет варварские обычаи
Отдаст последнюю
рубаху
Во всем ищет
материальную выгоду

199
Характеристика араб русский кавказец китаец африканец я сам
Легко устраивается в
жизни
Презрителен к
окружающим
Герой анекдотов
Испытывает комплекс
неполноценности
Недалекий ум

Живет ради детей

Хорошо развита интуиция


Умеет делать много дел
одновременно
Интересуется другой
культурой
Хорошо понимает других
людей
Тесно общается со своей
диаспорой
Поддерживает связь с
родственниками
Этому человеку хочется
подражать
Всегда помогает
ближнему
Следит за здоровьем

Правильно питается
Отдыхает в шумной
компании
Много курит
Выпивает без особого
повода
Может провести всю ночь
в клубе
Часто ходит в театр, на
выставки
Проводит все свободное
время в интернете
Легкий на подъем
Проводит все свободное
время дома

200
Характеристика араб русский кавказец китаец африканец я сам
Предпочитает активный
досуг
Всегда соблюдает
правила
Не нарушает закон
Поддерживает чистоту и
порядок в доме
Может перейти дорогу в
неположенном месте
Может прийти в грязной
одежде
Всегда оставляет чаевые
Шумно ведет себя в
общественных местах
Пристает к девушкам на
улице
Провоцирует на
конфликты незнакомых
Агрессивно настроен к
окружающим
Уступает место в
общественном транспорте
Плюет на улице

Не оплачивает проезд

Любит порядок

Постоянно опаздывает

Делает работу халтурно

Невнимателен

Увлекается спортом

Много хобби

Рано вступает в брак

Улыбается незнакомцам

Легко заводит знакомства


Чтит семейные
отношения

201
Характеристика араб русский кавказец китаец африканец я сам
Не бросает мусор на
улице
Нарушает тишину в
общественных местах
Громко слушает музыку в
наушниках
Может повысить голос на
старшего
Не стремиться жить
отдельно от родителей
Не выполняет свои
обещания
Отказывается от своих
традиций
Самостоятельно
принимает решения
Знает историю своей
страны
Стремиться работать ради
своей страны
Ценит своих
соотечественников
Религиозный человек
Соблюдает религиозные
обряды
Бережно относится к
природе
Любит животных
Готов пробовать что-то
новое
Любит есть скорее блюда
своей национальной
кухни
Готов открыто
высказывать свое мнение
Решает проблемы сообща

Ответь, пожалуйста, на несколько вопросов о себе:


1. Возраст (полных лет) ______________
2. Пол:
3) муж
4) жен
3. Курс: ___________
4. Факультет: ________________________

202
5. Как ты оцениваешь свое материальное положение?
1) Часто не хватает средств даже на самое необходимое
2) Удается более или менее нормально питаться, приобретать необходимую
одежду
3) Питаюсь неплохо, покупаю кое-что из одежды, но на крупные покупки
денег нет
4) Живу обеспеченно, удается не только хорошо питаться и модно одеваться,
но и делать более крупные покупки
5) Ни в чем себе не отказываю
6. Если ты верующий, то твоя религия:
1) Христианство
2) Ислам
3) Буддизм
4) Я неверующий (атеист)
5) Другое (укажите):__________________________________________
7. Из какой страны ты приехал? _________________________________
8. До приезда в Москву ты проживал…
1) В столице
2) В большом городе
3) В небольшом городе
4) В сельской местности
9. Где ты сейчас живешь?
3) В общежитии
4) В комнате или квартире в городе
10. Есть ли у тебя друзья-иностранцы? (обведи ответ кружком)
арабы да нет
африканцы да нет
кавказцы да нет
китайцы да нет
русские да нет

Скажи, пожалуйста, ответы на какие вопросы вызвали у тебя наибольшее


затруднение? _____________________________________________________
Почему?___________________________________________________________
__________________________________________________________________

Большое спасибо за участие в опросе!

Если Вы хотите узнать результаты нашего исследования или поучаствовать в


других опросах, Вы можете оставить Ваш E-mail, и мы свяжемся с Вами
__________________________________________________

203