Вы находитесь на странице: 1из 44

Константин  

Яцкевич
Теоретические основы
христианской психологии.
Учебно-методическое пособие

«Издательские решения»
Яцкевич К.
Теоретические основы христианской психологии. Учебно-
методическое пособие  /  К. Яцкевич —  «Издательские решения», 

ISBN 978-5-44-960296-1

Настоящее пособие является авторской попыткой научно-методологической


систематизации святоотеческого учения о душе через призму современной
психологии изменения мировоззрения и системы ценностей.В основу
исследования и систематизации святоотеческого наследия положен
интегрированный, нравственно ориентированный подход, который творчески
объединяет учение святых отцов церкви о душе и самое современное
психологическое знание, включая гиперсетевую концепцию устройства мозга,
разума и сознания.

ISBN 978-5-44-960296-1 © Яцкевич К.


© Издательские решения
К.  Яцкевич.  «Теоретические основы христианской психологии. Учебно-методическое пособие»

Содержание
Предисловие 7
От автора 10
О парадигме современной психологии 14
О природе эго и его устройстве 31
Конец ознакомительного фрагмента. 44

4
К.  Яцкевич.  «Теоретические основы христианской психологии. Учебно-методическое пособие»

Теоретические основы
христианской психологии
Учебно-методическое пособие

Константин Яцкевич
© Константин Яцкевич, 2018

ISBN 978-5-4496-0296-1
Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero
Минск 2014 г.
Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас грешных

КОНСТАНТИН ЯЦКЕВИЧ

Теоретические основы христианской психологии

Учебно-методическое пособие

5
К.  Яцкевич.  «Теоретические основы христианской психологии. Учебно-методическое пособие»

Проект
Христианская психология

Допущено к изданию
Издательским советом Белорусского Экзархата
Московского Патриархата.

Яцкевич К. В.

Теоретические основы христианской психологии

Рецензенты:
–  доктор философских наук, профессор, проректор ГУО «Институт теологии имени
Мефодия и Кирилла» БГУ – Можейко Марина Александровна,
– доктор психологических наук, профессор кафедры церковно-практических дисциплин
Санкт-Петербургской духовной академии и семинарии, председатель Епархиального Общества
православных психологов Санкт-Петербурга – Шеховцова Лариса Филипповна,
–  доктор медицинских наук, профессор, академик-секретарь Отделения медицинских
наук Национальной академии наук Беларуси – Сердюченко Николай Сергеевич.
© Оформление. Белорусская Православная Церковь (Белорусский
Экзархат Московского Патриархата)

6
К.  Яцкевич.  «Теоретические основы христианской психологии. Учебно-методическое пособие»

 
Предисловие
 
«Школа христианской психологии» при Духовно-просветительском центре Дома пра-
вославной книги представляет учебно-методическое пособие по основам христианской пси-
хологии для специалистов психологов, православных психологов и психотерапевтов, а также
священнослужителей, катехизаторов, работников социальных служб при приходах и всех инте-
ресующихся аскетической традицией через призму святоотеческого учения о душе.
Данное пособие является своего рода попыткой научно-методологической систематиза-
ции и концептуализации святоотеческого учения о душе в свете опыта аскетической практики
и монашеской традиции через призму психологического понимания тех когнитивных процес-
сов и изменений, которые происходят и в психике и душевно-духовной сфере человека, обра-
щающегося к вере.
В  основу исследования и  систематизации святоотеческого наследия положен нрав-
ственно-ориентированный подход, который не  противопоставляет, а  творчески объединяет
(интегрирует) естественнонаучный взгляд на мир и человека и религиозный, давая целостное
и тричастное понимание природы мира и человека (тело-душа, дух).
В работе предпринята попытка расширения рамок существующих представлений о при-
роде сознания, устройстве и функционировании психики с целью их дополнения соответству-
ющими духовными знаниями, накопленными за более чем 2000 лет христианства, верность
которых была многократно подтверждена христианскими подвижниками, аскетами и Святыми
Отцами Церкви.
Можно сказать, что данное пособие представляет собой одну из  попыток целостного
изложения основ святоотеческой психологии, как уникальной методологии совершенство-
вания и  духовно-нравственного преображения личности, языком современной психологии
и новейших представлений о структуре когнитивной сферы и природе психического бытия.
Задача этой книги переосмыслить в свете современных информационных и психологи-
ческих представлений тот колоссальный объём духовного знания и опыта о потенциале воз-
можностей человека, который можно считать потенциалом духовно-нравственного развития.
Именно этот потенциал на протяжении нескольких тысячелетий составлял основу подвижни-
чества и духовно-аскетической практики.
В данном пособии предпринимается попытка показать соотношение и связь между двумя
типами и парадигмами психологии – рациональной, стоящей на эволюционной и атеистической
основе и психологии христианской, стоящей богословской и иерархической основе, объясня-
ющей процесс изменения, роста и развития души с точки зрения христианской антропологии.
Инновационность данного пособия и  освещаемого в  нём метода состоит в  том, что
в нём предпринимается попытка систематизированного изложения совершенно иного взгляда
на  природу человека, природу сознания и  высшее предназначение личности с  богослов-
ско-антропологической и духовно-нравственной точки зрения.
Используемый в данном пособии подход полностью соответствует евангельской тради-
ции и согласному учению отцов церкви, подтверждая те или иные концептуальные положения
основ христианской психологии соответствующими цитатами.
Принцип онтологического роста души в процессе подвижничества и покаяния в настоя-
щем пособии отражён соответствующей динамикой изменения состояний человека: телесного,
душевного, духовного.
Таким образом, в курсе рассматривается природа и специфика трёх состояний человека,
включая соответствующие им типы мировосприятия: эгоцентричное (телесное), жертвенное
(душевное) и состояние святости (духовное), которые динамически перетекают одно в другое,
создавая большое поле психологии – от психологии эгоизма до психологии святости.
7
К.  Яцкевич.  «Теоретические основы христианской психологии. Учебно-методическое пособие»

Таким образом, данное пособие выступает по существу основой парадигмы самого глубо-
кого преображения личности, которая непротиворечиво объединяет в одном подходе взгляды
современной науки и религии.
Таким образом, данное пособие можно рассматривать в  качестве руководства по  свя-
тоотеческой психологии, как уникальной методологии изменения природы человека путём
работы с эгоизмом и страстями тела, души и духа, как трагическим следствием «грехопаде-
ния», а точнее повреждения первозданного человеческого естества самостью.
Методологически данное пособие опирается, прежде всего, на святоотеческое предание
и наиболее тесно коррелирует с психологией таких отцов, как преп. Макарий Египетский, преп.
Евагрий Понтийский, преп. Исаак Сирин, преп. Иоанн Лествичник, преп. Максим Исповед-
ник, преп. Никита Стифат, св. Игнатий (Брянчанинов), св. Феофан Затворник и др.
Психологической инновацией данного пособия является попытка изложения отдельных
духовных понятий и категорий на языке современной психологии, а также рассмотрение когни-
тивных процессов через призму современных нейронно-сетевых представлений. Кроме того,
в пособии предпринята попытка формулирования парадигмы и предмета нравственно-ориен-
тированной христианской психологии с  очерчиванием её методологии и  основополагающих
принципов.
Принципиальным моментом является то, что в  пособии изначально не  смешиваются
сакральное с профанным, а имеет место последовательное и иерархическое раскрытие при-
роды и  устройства души, а  также характера работы основных сил души. В  представленном
подходе чётко разграничена компетенция психолога и священнослужителя.
Спецификой настоящего пособия является акцентирование внимания на психологиче-
ских аспектах изменения когнитивной сферы и характера мышления в ходе воцерковления
и обращения сознания, не касаясь ритуально-обрядовой стороны таинств и священнодействий,
которые являются компетенцией священнослужителей.
Данный материал подготовлен, прежде всего, в помощь священнослужителям, миссио-
нерам и преподавателям основ христианской психологии, как нового и активно развиваемого
направления, которое ещё не имеет достаточно чётких ориентиров и привязки к святоотече-
скому духовному наследию.
Кроме сравнительного анализа двух основополагающих парадигм – рациональной психо-
логии и христианской, в пособии даётся общее представление о психологии покаяния, системе
страстей и добродетелей, Лествице духовной, движущих силах (уме, чувстве, воле), а также
их изменении через призму святоотеческого учения в свете трудов святых отцов Восточной
Церкви.
Основная часть материалов, изложенных в данном пособии, является результатом собор-
ного труда актива и членов Школы христианской психологии при Духовно-просветительском
Центре Дома православной книги (ДПК) под руководством К.  В.  Яцкевича, С.  А.  Куницкой
и Ю. Э. Краснова.
Пособие было рецензировано ГУО «Институт теологии им. Мефодия и Кирилла», Епар-
хиальным Обществом православных психологов Санкт-Петербурга и Отделением медицины
Национальной академии наук Беларуси, прошло экспертную оценку и  апробацию в  2014  –
2015 г. на цикловых семинарах для специалистов-психологов Минского городского института
развития образования, медицинских психологов и врачей-психотерапевтов Минского област-
ного центра «Психиатрия и наркология» и др. специалистов.
Особая благодарность профессору Московской духовной академии (МДА)  – Алексею
Ильичу Осипову, лекции которого вдохновили нас на этот труд, а также члену Епархиальной
комиссии религиозного образования и катехизации Московской епархии иерею Вадиму Кор-
жевскому, труд которого «Пропедевтика аскетики, компендиум по православной святоотече-

8
К.  Яцкевич.  «Теоретические основы христианской психологии. Учебно-методическое пособие»

ской психологии» стал главным ориентиром для формулирования парадигмы христианской


психологии.
Слова искренней признательности и благодарности христианскому психологу и автору
одного из лучших сайтов по христианской антропологии и психологии Юрию Зенько, который
нас поддерживал советами, а также нашим коллегам и друзьям, братьям и сёстрам, оказавшим
неоценимую помощь и содействие в создании и подготовке этой книги.

9
К.  Яцкевич.  «Теоретические основы христианской психологии. Учебно-методическое пособие»

 
От автора
 
«Состояние свободного падения может восприниматься
человеком как парение или полёт, но  только до  тех пор, пока
стремительно приближающаяся земля не напомнит ему о неизбежности
смертельного столкновения с ней» – автор.

«Как жаль, что наша церковная власть в свое время не поручила святителю Феофану
Затворнику составить учебник психологии по творениям святых отцов и учителей Церкви!
Никто не мог бы выполнить этой задачи лучше этого святителя-подвижника. А то ведь –
что грех таить? – в наших духовных семинариях вместо психологии преподается в сущности
патология души человеческой. Учебники психологии составлены на основании западных писа-
телей, коих миросозерцание далеко от учения святоотеческого»  (Архиепископ Никон (Рож-
дественский). Козни врагов наших сокруши… Дневники 1910 – 1917 г).

Эти слова архиепископа Никона, сказанные им более 100  лет тому назад, как нельзя
точно характеризуют направленность и состояние современной психологической науки и прак-
тики, причём, как светской, так и церковной. Проще говоря, направления христианской пси-
хологии до сих пор нет ни в церковном виде, ни в академическом, т.е. нравственно-ориенти-
рованном.
Очень жаль, что последние 100 лет развитие психологии шло не в духовно-нравствен-
ном и святоотеческом её понимании, а в западном и атеистическом, связанном с развитием
и укреплением эгоцентрического и самостного начала «Я», ставшего следствием «грехопаде-
ния», но пока жив человек, у него есть время для осознания, как и возможность для покая-
ния, ведь первым в Рай вошёл не праведник, а благоразумный разбойник, нашедший силы для
покаяния.
Дорогой читатель, события последних десятилетий, связанные с нарастающим в обще-
стве кризисом нравственности, духовности, социальной справедливости и  добродетели
на фоне все более глубокого разложения культурологической основы человечности в ее хри-
стианском, т. е. духовно-нравственном смысле и понимании, свидетелями которых мы явля-
емся, побудили взяться за написание данной книги.
Эта книга, если говорить предельно откровенно, даже не столько о психологии, сколько
о душе – этой незримой и бессмертной, т.е. сущностной основе человеческой личности, имею-
щей уникальную силовую (энергийную) природу, которая глубоко сокрыта под многочислен-
ными оболочками когнитивной сферы.
Основная цель этой книги – донести до сознания читателя, озабоченного осмыслением
происходящего и поиском ответов на принципиальные вопросы жизни, максимально правиль-
ное представление о скрытой логике бытия и закономерностях устройства и функционирова-
ния психики с точки зрения устройства души и высшего предназначения человека.
Практической задачей данного пособия является помощь читателю в выработке практи-
ческого христианского мышления и мировоззрения, как наиболее совершенной когнитивной
основы, которая наиболее верно отражает всё происходящее во внешнем и внутреннем мире.
Практическое христианское мировоззрение можно в полной мере сравнивать со зданием ког-
ниции, возведённым на самом прочном гранитном основании, которому не страшны никакие
бури и катаклизмы современного мира.
Применительно к  психологии  – это значит формирование такого образа мышления
и мировосприятия (христианского), который наиболее устойчив к любым трудностям и вызо-

10
К.  Яцкевич.  «Теоретические основы христианской психологии. Учебно-методическое пособие»

вам современности, т.е. предельно трезв и здрав, поскольку наиболее адекватно отражает суть
всего происходящего внутри сознания и снаружи.
Особенностью книги является стремление автора называть многие явления и категории
душевно-духовного характера их подлинными именами в свете современного научного позна-
ния без тумана и налёта традиционного апологетического мистицизма.
Речь идет о парадигме именно психологии, как науки о душе, которую можно назвать
психологией христианской нравственности, которая является сегодня едва ли не единствен-
ным средством защиты человека и самой человечности от гибельного влияния эгоизма и всей
системы питающих эгоизм качеств и энергий (страстей).
Кризисный характер нашего бытия, ставший для нас уже очевидной нормой жизни,
более чем наглядно показал многим специалистам тот методологический вакуум, который
существует сегодня в области кризисной нравственно ориентированной психологии, где по-
прежнему доминируют преимущественно западные подходы, основанные на потребительских
и гедонистических ценностях, а не христианских.
Для любого практика в области психологии сегодня совершенно очевидна поверхност-
ность и ограниченность парадигмы светской психологии, оторванной от души и духа человека
и её неспособность отражать глубинные душевно-духовные процессы, а значит быть действен-
ным средством помощи душе в кризисных ситуациях.
Можно сказать проще  – действующая парадигма академической психологии, рождён-
ная около 140 лет назад на волне воинствующего гностицизма и атеизма уже выработала свой
ресурс, а потому нуждается в духовно-нравственном «апгрейде» или обновлении и возвраще-
нии к своим истокам, т.е. к знанию о душе, которое и составляло предмет исследований Ари-
стотеля.
Таким образом, в современной психологической науке по целому ряду причин и в том
числе благодаря самым последним открытиям в  области нейросетей и  нейропсихологии
сегодня происходит процесс глубокого переосмысления устройства Вселенной, когнитивной
сферы и таких важнейших категорий как душа, личность, совесть, нравственность, предназна-
чение человека и т. д.
Именно по этой причине целый ряд ведущих психологов России открыто встал на пози-
ции метапарадигмы или нравственно-ориентированной парадигмы, которая базируется на хри-
стианской антропологии, а не теории эволюции. Среди них такие специалисты, как Т. А. Фло-
ренская, Б. С. Братусь, Ф. Е. Василюк, В. И. Слободчиков, Ю. М. Зенько, Л. Ф. Шеховцова,
М. Я. Дворецкая, А. А. Гостев и многие другие.
Иными словами, в  современной научной психологии имеет место не  просто кризис
жанра, а происходит процесс духовно-нравственного обновления и возвращения к истокам,
а точнее к душе, которую психология потеряла ещё в конце 18-го века, сделав упор на физио-
логию.
При этом в  совершенно новом свете просматривается ряд исследований отечествен-
ных авторов, и в частности А. А. Ухтомского (о доминанте), который на много лет опередил
своё время, показав подлинный, т.е. доминантный характер функционирования когнитивной
сферы, в которой могут иметь место различные доминанты и именно воспитание определяет
характер проявления той или иной доминанты (эгоцентричной или духовно-нравственной).
Таким образом, речь идёт не просто о различных доминантах и моделях когнитивного
устройства, речь идёт о большой модели и парадигме духовно-нравственного совершенствова-
ния личности на основе осознанного перехода от доминанты эгоизма к доминанте нравствен-
ности, а от доминанты нравственности к доминанте духовности.
По существу принцип доминант Ухтомского в виде различных способов центрирования
сознания, отражает, говоря языком современной нейропсихологии, принципиально различ-
ные способы ориентации и структурирования нейронных связей в когнитивной сфере («Я»,
11
К.  Яцкевич.  «Теоретические основы христианской психологии. Учебно-методическое пособие»

«Не я», «Мы»). Иными словами, принцип доминант научно объясняет различную ценностную,
т.е. доминантную основу разных моделей мышления и мировоззрения (эгоцентричного, нрав-
ственного и духовного).
Таким образом, хорошо известная всем специалистам «Я-центричная» модель сознания
и мышления не является олицетворением когнитивного совершенства, а выступает только пер-
вой ступенью развития сознания. Выше этой эгоцентричной ступени «Я» располагается нрав-
ственная (жертвенная) ступень и доминанта «Не я», которая нравственно возвышает личность
над эгоизмом в её жертвенном служении добродетели, а ещё выше доминанты «Не я» распола-
гается доминанта духовного сознания «Мы», которая и олицетворяет принцип сотрудничества
и соработничества человека с Богом.
Говоря другими словами, принцип доминант Ухтомского в  сочетании с  последними
открытиями в области нейросетей сознания, открывает новый взгляд на большую парадигму
(метапарадигму) большой психологии, которая на основе христианской антропологии показы-
вает прямую связь материального и духовного посредством душевного или даёт научное объ-
яснение принципа тримерии человека тело-душа-дух.
В этой связи вся православная аскетика и святоотеческая психология получают совер-
шенно научное понимание принципа христианского подвижничества или совлечения «вет-
хого» человека посредством покаяния и  перехода от  телесного состояния к  душевному,
а от душевного к духовному. Таким образом, традиционное «душепопечение» образца 18-го
века, которое сегодня устарело (мягко говоря), получает совершенно чёткую психологическую
основу и научное обоснование.
Говоря о  направлении нравственно ориентированной христианской психологии, речь,
по существу, идет о внедрении в существующую систему и практику оказания психологической
помощи принципиально нового подхода, основанного на христианской нравственности, кото-
рый существенно расширяет, а точнее углубляет психологические возможности специалиста
за счёт использования не только возможностей рассудка и психики, но и потенциала совести
и сердца.
Таким образом, сама жизнь и  многочисленные вызовы времени активно вызывают
к  жизни направление кризисной и  нравственно ориентированной христианской психологии
как наиболее действенный и проверенный временем инструмент духовно-нравственной кор-
рекции когнитивной сферы.
Опыт работы Минской «Школы христианской психологии» убедительно показал, что
у целого ряда социальных институтов, как религиозных, так и светских, в настоящее время
есть реальная потребность в совершенно особой категории специалистов социально-психоло-
гического профиля, владеющих нравственно-ориентированным подходом.
При этом с  досадой приходится констатировать факт отсутствия в  настоящее время
и в России и в Республике Беларусь как самого направления нравственно ориентированной
психологии, так и соответствующих учебных программ и учреждений для подготовки специ-
алистов данного профиля.
Говоря о практической стороне вопроса, следует честно признать, что многие направле-
ния и отрасли современной психологии, включая медицинскую, педагогическую, социальную,
юридическую, семейную, кризисную, паллиативную и  др., сегодня уже просто невозможно
представить без нравственно ориентированной, т. е. христианской, основы.
Специалисты в  области нравственно ориентированной психологии в  настоящее время
уже востребованы во многих сферах человеческой деятельности: в медицинских учреждениях,
в силовых структурах, в социальных службах, в хосписах, в домах инвалидов, в системе дет-
ского и дошкольного воспитания, в пенитенциарной системе, в системе МЧС и т. д.
В значительной степени потребность в специалистах, владеющих основами христианской
психологии, ощущается сегодня и в самой церкви со всей системой ее социальных институ-
12
К.  Яцкевич.  «Теоретические основы христианской психологии. Учебно-методическое пособие»

тов и служб, где активно функционируют воскресные школы, школы катехизаторов, социаль-
ные и паломнические службы, службы милосердия, социальные мастерские, миссионерские
и духовно-просветительские программы и т. д.
В силу резкого увеличения в последнее время общего числа психических расстройств
и  нуждающихся в  душевной и  психологической помощи, сил и  возможностей традицион-
ного душепопечения уже явно недостаточно для помощи всем нуждающимся и страждущим.
В  данной связи уже давно стоит вопрос о  необходимости создания в  епархиях и  при бла-
гочиниях соответствующих душепопечительских и кризисных православно-психологических
служб, которые могли бы снимать со священства чрезмерную нагрузку при работе с кризис-
ными ситуациями, требующими не только душепопечения, но и профессиональной психологи-
ческой помощи. Отдельного внимания заслуживает вопрос развития пастырской психиатрии,
как клинической формы. Говоря другими словами, стоит вопрос развития целого направле-
ния и  системы кризисной православно-психологической помощи, которой сегодня в  регио-
нах очень не хватает, поскольку единственным «кризисным психологом и душепопечителем»
на провинции по-прежнему остаётся только священник.
Таким образом, христианская нравственно ориентированная психология является
в  настоящее время не  просто одним из  направлений в  числе прочих, а  едва  ли не  самым
действенным инструментом решения самых серьезных когнитивных проблем и одновременно
уникальной методологией преображения человека и всего общества.
К большому сожалению, первый опыт развития энтузиастами направления христианской
психологии в России и Беларуси показал не готовность церкви и, прежде всего, епархиальных
структур грамотно взаимодействовать с практиками в силу отсутствия соответствующих поло-
жений, директив и главное самих священнослужителей, компетентных в вопросах психологии.
Но это не трудность, а историческая закономерность, которая в точности повторяется через
100 лет.
В данной связи автор отдает себе отчет в сложности продвижения и утверждения пара-
дигмы нравственно ориентированной христианской психологии в современном, по существу
уже инфернальном, мире. Тем не менее, будущее у христианской психологии в информаци-
онно-сетевом мире есть, в отличие от душепопечения образца 18-го века, созданного для чело-
века 18-го века и  во  многих сферах человеческой деятельности направление христианской
психологии уже сегодня сможет сыграть стратегическую роль в решении наиболее сложных
проблем, связанных с укреплением нравственности и созданием системы духовно-нравствен-
ных взаимоотношений между людьми на подлинно человеческой, т. е. на христианской, основе.
Нет никаких сомнений в том, что нравственно ориентированная христианская психоло-
гия сегодня востребована самой нашей жизнью и данное пособие является в какой-то мере
отражением и удовлетворением этого социального запроса.
Слова самой глубокой признательности и  низкий поклон всем коллегам, работающим
сегодня на этом непростом душевно-психологическом фронте и продвигающим людям хри-
стианскую психологию, как свет знания и  удивительный инструмент исцеления, изменения
и преображения человеческих умов и душ.

13
К.  Яцкевич.  «Теоретические основы христианской психологии. Учебно-методическое пособие»

 
О парадигме современной психологии
 
Абсолютное большинство людей, включая психологов, совершенно
не задумывается о том, что обозначает слово психология. Каково же
бывает их удивление, когда они узнают о  том, что психология, как
наука о  душе, в  действительности не  имеет совершенно никакого
представления о  собственном предмете  – о  душе, а  занимается
исследованием психики, как поверхностной оболочки когнитивной сферы.

О, психология, наука о душе, по своему определению, и инструмент объяснения пове-


дения человека. О, психология, царица гуманитарных дисциплин периода заката духовности,
нравственности и человеческой культуры. О, психология, дитя гностицизма и воинствующего
атеизма, что породило тебя и вызвало к жизни?
В буквальном смысле психология (греч. Ψυχή (психи) – душа; λόγος (логос) – знание) –
это знание души, или наука о душе, но правомерно ли считать современную психологию наукой
именно о душе? Для исследования подлинного значения данного понятия следует углубиться
в историю рождения и появления термина психология, происходящего от древнегреческого
«психи», что буквально значит «дыхание» (жизни).
С  Психеей в  образном значении мы впервые сталкиваемся в  известном древнегрече-
ском мифе «Об Эроте и Психее», где Психеей звали младшую и самую прекрасную из трех
дочерей некой царственной особы. По мифу, благодаря своей неземной красоте Психея вна-
чале затмила саму богиню Афродиту, попав в немилость к ней и своим сестрам, а затем из-за
своей наивности и доверчивости еще и потеряла возлюбленного супруга Эрота, пролив на него
во время сна горячее масло из лампадки, когда хотела увидеть, как божественный ветер уносит
его в царство богов.

На долю Психеи, в соответствии с мифом, выпали тяжкие испытания, но своим послу-


шанием и трудолюбием Психея смогла вернуть себе любовь Эрота, и по его просьбе верховный
Бог Зевс даровал ей бессмертие, превратив ее из человека в богиню, приобщив тем самым
к бессмертию и к сонму бессмертных богов.
Завистливые сестры Психеи, узнав о  божественном ветре, уносящем в  царство Зевса,
захотели повторить подвиг Психеи и прыгнули с утеса в пропасть в надежде, что божественный
ветер Зефир, унесший Психею и Эрота, также унесет и их в небесный дворец Зевса, но разби-
лись насмерть о скалы.
Позднее, по мифу, от брака Психеи с Эротом родилась богиня Волупия, олицетворяющая
удовольствие и веселье. Не сложно догадаться, что образ Психеи в этом мифе очень точно сим-
волизирует образ человеческой души в ее бессмертном качестве и состоянии. Есть основания
14
К.  Яцкевич.  «Теоретические основы христианской психологии. Учебно-методическое пособие»

полагать, что поводом для этого мифа стал сам феномен двойственности человеческой при-
роды, связанный с наличием человека внешнего (телесного) и человека внутреннего (душевно-
духовного).
Говоря другими словами, представление о душе изначально было отражением феномена
двойственности человека с наличием двух основ – внешней и более вещественной телесной
и внутренней невещественной бестелесной. При этом нет сомнений в том, что представление
о душе базировалось на удивительном феномене неуничтожимости внутренней основы лич-
ности, которая, оставляя плоть, может существовать в некой бестелесной (душевно-духовной)
форме в иной реальности, подобной сновидению, сохраняя при этом все атрибуты личности
(сознание, память, чувство и т.д.), но не имея тела.
«Как телу, когда совершенно разовьется во чреве, необходимо родиться, так душе, когда
она достигнет положенного Богом предела ее жизни в  теле, необходимо выйти из  тела»
(Преп. Антоний Великий, Наставления о доброй нравственности и святой жизни, 114).
Таким образом, вполне логично допускать, что представление о душе зародилось изна-
чально из факта двойственности человеческой природы, которая содержит в себе как бы два
естества одновременно – внешнее, вещественное и смертное, с одной стороны, и внутреннее,
невещественное и бессмертное, с другой. По существу это и есть выражение принципа оду-
шевлённости или наполнения тела животворящим духом посредством души.
«Жизнь есть соединение и сочетание ума (духа), души и тела; а смерть
есть не погибель этих сочетанных (частей), а расторжение их союза» (Преп.
Антоний Великий, Наставления о доброй нравственности и святой жизни, 93).
Иными словами, учение о  душе изначально возникло именно как способ постижения
самого принципа жизни через понимание природы внутреннего человека, а также устройства
реальности, в которой он пребывает и тех законов, которые управляют этой душевно-духовной
реальностью.
Упоминание о двойственности человеческой природы, как человеке внешнем (телесном)
и человеке внутреннем (душевно-духовном), можно встретить в целом ряде философских тру-
дов выдающихся греческих философов, среди которых наиболее известны труды Гераклита,
Демокрита, Эмпедокла, Анаксагора, Фалеса и, конечно же, Платона.
Одно из первых систематизированных упоминаний, касающихся души, можно встретить
у Аристотеля в его знаменитом «Трактате о душе». Данный трактат состоит из трёх книг. В пер-
вой книге Аристотель обобщает и систематизирует опыт изучения души своими предшествен-
никами по  философской школе. Во  второй книге он предпринимает попытку определения
сущности, материи, формы и энтелехии (движущей силы) души. В этой же книге Аристотелем
даётся по существу одно из первых определений души как формы бытийности, определяющей
окончательную завершенность тела (греч. σώματος ἐντελέχεια), и называются главные свой-
ства и способности души: способность к развитию (устремлённость), способность к ощущению
(чувственность) и способность к размышлению (осознанность) *.
* Тричастность устройства души у Аристотеля тесно перекликается
со святоотеческой мыслью о трёхсоставной природе души в которой также
выделяется три движущих силы: желательная (воля), чувствительная
(чувство) и рассудительная (ум).
Из факта наличия у души трёх данных сил (способностей) Аристотель одним из первых
исследователей обозначил различия между душами растений, животных и людей.
В  своей третьей книге, считающейся философским базисом психологии, как науки,
Аристотель впервые даёт систематизированное представление о  базовых чувствах (греч.
αἴσθησις) – осязание, обоняние, слух, вкус, зрение и, кроме того, делает чёткое разграничение

15
К.  Яцкевич.  «Теоретические основы христианской психологии. Учебно-методическое пособие»

между ощущением и мышлением. В этом же труде он указывает и принципиальные свойства


мышления: воображение и суждение.
Заслугой Аристотеля можно считать то, что он одним из первых по существу философ-
ски обосновал и доказал сам факт двойственности человека в которой имеет место уникаль-
ное сочетание телесного начала и душевно-духовного. Т.е. сам факт наличия у человека его
невещественного светового «двойника», обладающего всеми атрибутами проявленной лично-
сти – устремлённостью, чувственностью и сознанием и стал поводом для понимания данного
феномена и возникновения такой дисциплины, как наука о душе.
Таким образом, вовсе не психика, а природа светового «двойника», получившая назва-
ние души, и стала в последующем объектом глубокого изучения для многих школ и практиков.
Следует отметить, что Аристотель много писал и о других аспектах жизни души в таких
трудах, как «О сновидениях», «О памяти и воспоминании», «О сне и бодрствовании» и др.,
что говорит о системности его подхода к изучению свойств души.
Говоря о приписывании Аристотелю самого термина «психология», любопытно то, что
не существует никаких подтверждений использования Аристотелем этого термина. Во всех его
трудах содержится исключительно упоминание о душе.
Термин «психология» в  его современном значении науки о  душе появился на  свет
гораздо позднее и принадлежит, как свидетельствуют многочисленные источники, немецкому
философу Христиану Вольфу (24.01.1679 – 09.04.1754), который в своих трудах «Эмпириче-
ская психология» (1732 г.) и «Рациональная психология» (1734 г.) впервые использовал дан-
ный термин. Вместе с тем лавры открывателя психологии, как науки, принадлежат известному
немецкому врачу и физиологу Вильгельму Максимилиану Вундту (1832 – 1920), создавшему
в  1879  году при Лейпцигском университете первую экспериментальную психологическую
лабораторию.
До этого в 1874 г. им был опубликован, пожалуй, один из первых научных трудов о пси-
хологии под названием «Принципы физиологической психологии». В архивах Лейпцигского
университета сохранились отдельные статьи по теории чувственного восприятия, написанные
в период 1858 – 1862 гг., где также есть упоминания о психологии, как научной дисциплине,
представляющей интерес в  аспекте изучения физиологической зависимости между мозгом
и разумом.
Позднее Вундт перешел от психофизиологии к социально-культурной психологии и его
знаменитый фундаментальный труд «Психология народов», состоящий из 10 томов, положил
начало активному развитию психологической науки во  всём мире. К  большому сожалению
данный труд оставил в стороне исследования Аристотеля и всей греческой школы и прочно
утвердил в психологии популярный в то время естественно-эволюционный принцип, согласно
которому единственным движущим фактором развития сознания и мышления является обще-
ственно-историческая практика, на основе которой строятся все представления о материаль-
ном мире.
Таким образом, в  истории возникновения самого термина и  понятия психология, мы
обнаруживаем величайшую подмену принципиальных понятий и категорий. Понятие о душе
или «психее», как неуничтожимой, бессмертной и самосознающей сущности, имевшее место
в  ранних исследованиях Аристотеля и  всей греческой философской школы в  начале XVIII
века, было подменено более поверхностным и материализованным понятием «психики», имев-
шим отношение преимущественно к психофизиологии и поведению. Данное обстоятельство
недвусмысленно наводит на мысль о том, что именно в этот период заката религиозной тради-
ции и активного интереса к естественным наукам, зарождающаяся научная психология и поте-
ряла свою бессмертную душу, а вместе с ней и душевно-духовную составляющую, сконцен-
трировавшись на внешней поведенческой стороне человека через призму естественнонаучных
подходов.
16
К.  Яцкевич.  «Теоретические основы христианской психологии. Учебно-методическое пособие»

Другими словами, всё то сакральное и глубинное, что имело отношение к жизни внут-
реннего человека, и что изначально составляло предмет душевных исследований и интересов
философской мысли, было отвергнуто и подменено тем поверхностным, что было доступно
для опытно-экспериментального исследования. В итоге из сакрального знания о душе в её вне-
временном и энергийном (духовном) смысле, психология стала прикладной наукой о поведе-
нии в психофизиологическом значении и понимании.
Мало кто из современных психологов знает о том, что параллельно с атеистической пси-
хологией в России с 17-го по 19-й век шло параллельное развитие и подлинной христианской
психологии, а одной из первых русских книг по психологии была книга диакона, а в послед-
ствии протоиерея И. М. Кондорского «Наука о душе, или ясное изображение ее совершенств,
способностей и бессмертия» вышедшая в 1796 г. в Москве и известная позднее, как «Наука
о душе» Ивана Михайлова (Ананьев, 1947, с. 52; Ждан, 1990, с. 119).
Мало кто из современных психологов знает о том, что русская православная психология
пыталась встать на ноги, как самостоятельное направление, испытывая тяжелейшее давление
европейской психологии.
Во второй половине 18 века такие специалисты, как Я. П. Козельский, В. Т. Золотениц-
кий, Н.  Н.  Новиков, Д.  С.  Анчикова всерьёз поднимали тему души и  природы её бессмер-
тия. Параллельно к этой же теме и проблеме подходило и русское монашество и в журналах
«Утренний свет», «Вечерняя заря» Н. Н. Новикова и его современников было опубликовано
немало научных статей на тему понимания природы сознания через призму иерархии уровней
мышления от рассудка до логоса.
Таким образом, направлению русской православной психологии уже более 200  лет,
а почему в трёхвековом диалоге она проиграла воинствующему гностицизму и уступила место
атеистической психофизиологии и рефлексологии, сформировавшими парадигму современ-
ной психологии – это уже другой вопрос.
Иными словами, правомерно говорить о том, что в середине 18 века произошла гран-
диозная подмена предмета изучения психологической науки, в результате которого категория
души вышла из понятийного аппарата психологии, а подменившая её категория психики стала
основным предметом психологии.
При этом сама научная психология на начальных этапах своего развития имела преиму-
щественно экспериментальный характер, ориентированный на опытный анализ психических
свойств и явлений, что было свойственно всему естествознанию того времени. При этом дру-
гая сакральная сторона психологии, связанная с душевно-духовной стороной жизни человека,
попросту выпала из поля зрения естественной науки, оставшись по ту сторону научной пара-
дигмы. Позднее воинствующий атеизм основательно утвердился в парадигме научной психоло-
гии, окончательно отринув все упоминания о бессмертной душе, как религиозном пережитке
примитивного религиозного сознания.
Таким образом, в истории современной психологии мы находим с одной стороны разрыв
изначальной традиции изучения души, а с другой стороны подмену исходного предмета изу-
чения души на изучение психики, являющейся отражением лишь отдельных свойств души.
На таком вот, по существу, бездушном базисе и родилась современная научная психоло-
гия, совершив по истине «революционный» переход от сакральности и духовности к эпистемо-
логии и гносеологии с подменой фундаментальной и глубинной категории души преходящей
и более поверхностной категорией психики.
Именно эту величайшую подмену сегодня можно наблюдать в истории развития психо-
логии, которую дают самые разные источники и в том числе свободная электронная энцикло-
педия «Википедия».

Предмет психологии в традиционных представлениях


17
К.  Яцкевич.  «Теоретические основы христианской психологии. Учебно-методическое пособие»

– Душа (все исследователи до начала XVIII века)

– Явления сознания (английская эмпирическая ассоцианистская


психология  – Д. Гартли, Джон Стюарт Милль, Александр Бэн,
Герберт Спенсер)
– Непосредственный опыт субъекта (структурализм – Вильгельм
Вундт)
–  Интенциональные акты сознания (функционализм  – Франц
Брентано)
–  Происхождение психических деятельностей
(психофизиология – Иван Михайлович Сеченов)
– Поведение (бихевиоризм – Джон Уотсон)
– Бессознательное (психоанализ – Зигмунд Фрейд)
–  Процессы переработки информации и  результаты этих
процессов (гештальт-психология – Макс Вертгеймер)
– Личный опыт человека (гуманистическая психология – Абрахам
Маслоу, Карл Роджерс, Виктор Франкл, Ролло Мэй)
–  Трансперсональный опыт (интегративная психология  – Кен
Уилбер, В. В. Козлов) и т. д.

Данная последовательность этапов развития психологической науки более чем убеди-


тельно говорит о том, что с конца восемнадцатого века психология полностью отошла от кате-
гории души, переключившись на закономерности психофизиологии и основных форм психи-
ческой деятельности: темперамента, характера, восприятия, мышления, памяти, ощущения,
эмоций, мотивации и т. д.

Общая схема основных этапов развития психологической науки, отражающая


эволюцию научных представлений

Таким образом, в самом широком смысле парадигма современной научной психологии –


это по существу научный способ объяснения человеческого поведения исходя из естественно-
научного понимания природы самого человека. При всей банальности и простоте этого вопроса
становится крайне интересно, как же понимают и объясняют поведение человека современная
естественная наука и рациональная психология?
Для большинства современных учёных с точки зрения естественнонаучного мировоззре-
ния сегодня не вызывает сомнений то, что человек представляет собой особый биологический
вид Homo Sapiens (Человек Разумный) рода Люди (Homo) из семейства гоминид в отряде при-
18
К.  Яцкевич.  «Теоретические основы христианской психологии. Учебно-методическое пособие»

матов, единственный живущий в настоящее время. По мнению современной науки от совре-


менных человекообразных обезьян кроме ряда анатомических особенностей, человек отли-
чается значительной степенью развития материальной и нематериальной культуры, включая
изготовление и использование орудий труда, а также способностью к членораздельной речи
и развитому абстрактному мышлению. Любопытно то, что на генетическом уровне отличия
между человеком и человекообразными обезьянами минимальны и составляют одну хромо-
сому, которая у обезьян разделена на две части (2А и 2В).

В этом отношении недопустимо и даже кощунственно выглядит сама возможность допу-


щения прямого происхождения человека от обезьяны и, прежде всего, по тому насколько раз-
нятся когнитивные и  творческие возможности человека и  даже самой «продвинутой» обе-
зьяны. При этом самый убийственный для всех эволюционистов вопрос, сформулированный
более 100 лет тому назад – «а зачем, собственно, обезьяне интеллект философа или учёного,
если она по сей день чувствует себя прекрасно, оставаясь обезьяной?» – по сей день остаётся
без ответа.
Ни для кого из думающих людей нет сомнений в том, что сходство внешнее и физиологи-
ческое ни в коей мере не может оправдывать бездонной интеллектуальной и культурологиче-
ской пропасти между обезьяной и человеком. Говоря другими словами, для Духа, способного
творить любые формы, форма тела вообще не имеет значения, как и не составляет никакого
труда Духу сотворить любую форму.
В данной связи для любого думающего человека сегодня уже не вызывает сомнений тот
факт, что дух никоим образом не зависит от формы тела и физиологии, как естественное свой-
ство и состояние самой Вселенной, которое никак не может быть продуктом «саморазвитого
раздражения» на основе эволюции биологических видов, как думали первые эволюционисты.
Ещё в 1959 году в своей книге «Физиология нервных клеток» ведущий нейрофизиолог,
лауреат Нобелевской премии 1963 г. по физиологии и медицине, автор физиологической кон-
цепции синапсов – Джон Кэрью Экклс (1903 – 1997 г) писал:
«Наш мозг не обладает сознанием, как таковым, но сознание способно
вступать в  контакт с  нервными клетками через квантовые эффекты
за счёт выделения синаптических медиаторов – молекул, которые передают
нервные импульсы в  дендронах  – сходящихся древовидных отростках
пирамидальных клеток коры головного мозга в  которые и  входит дух или
сознание для контактов с физическим телом».
Научный прогресс в области исследования нейронных сетей сознания уже в ближайшее
время сможет приблизиться к доказательству и подтверждению единого принципа управления
сознанием всего сущего. Иными словами, весь тварный мир насквозь пронизан осознанием,
которое имеет внеземную природу как отражение великого творческого начала, именуемого
Богом (Духом).
19
К.  Яцкевич.  «Теоретические основы христианской психологии. Учебно-методическое пособие»

Проще говоря, нейронно-сетевой принцип управления сознанием убедительно говорит


о том, что дух первичен, а тело вторично, как «питательная среда» для взращивания сознания
и плодов духа. Отсюда и вытекает принцип бессмертия души, как нейронно-сетевой основы
человеческой личности, которая может существовать без тела (физиологии).

Общий вид нейронной сети мозга и Вселенной

Таким образом, по  мере развития научного познания тезис о  материальной природе
сознания, ставшего «естественным» результатом эволюции раздражения до уровня рассудка
(мышления) выглядит всё более детским и наивным.
Американский нейрофизиолог Джозеф Боген, получивший в 1981 г. Нобелевскую пре-
мию по физиологии за исследования функциональной специализации полушарий мозга, срав-
нивал сознание с ветром: «увидеть и поймать его нельзя, но очевидны результаты его дея-
тельности – гнущиеся деревья, волны или даже цунами».
В данной связи одна из базовых установок парадигмы современной научной психологии
в объяснении поведения человека, как высшего «социального животного», дошедшего путём
эволюции до «нравственного» и «духовного» состояния, выглядит всё более нелепо и глупо.
Ей на смену сегодня уже пришла нейронно-сетевая модель, которая уже вплотную при-
близилась к  объяснению структуры сознания и  феномена души, как волнового «двойника»
с точки зрения квантовых принципов работы сознания, как тонкой нейронно-синаптической
сети материи души. Последние исследования и разработки в области искусственного интел-
лекта уже дают все основания говорить о нейросетевой основе сознания.
Иными словами, существующий уже более 100 лет материалистический базис парадигмы
рациональной психологи всё больше устаревает и нуждается в соответствующем духовно-нрав-
ственном обновлении с одной стороны в свете духовных, а с другой – в свете новейших науч-
ных представлений.
Таким образом, одним из  главных недостатков существующей парадигмы академиче-
ской психологии является её концентрация только лишь на физиологической стороне природы
и поведения человека, вследствие чего совершенно упускается из поля зрения высшая, а точнее
глубинная сторона жизнедеятельности человека – душевно-духовная, которая является опре-
деляющей.
Проще говоря, гносеологический базис рациональной психологии строится таким обра-
зом, что в него изначально попадают только те явления и категории материального порядка,
которые поддаются фиксации и  экспериментальному подтверждению. При этом всё то, что
не может быть зафиксировано и подтверждено экспериментально, соответственно, отрицается
и не попадает в поле зрения парадигмы психологии.
Именно по этой причине абсолютное большинство духовных артефактов и феноменов
тонкого характера, имеющих официальное подтверждение и  признание, таких как нетле-

20
К.  Яцкевич.  «Теоретические основы христианской психологии. Учебно-методическое пособие»

ние, целительство, ясновидение, чудотворение, мироточение, пророчество, взаимодействие


с духами и т.д., имеющих отношение к сверхъестественному знанию, просто не находят места
и объяснения в рамках парадигмы рациональной психологии.
В этом отношении становится очевидна ограниченность существующей парадигмы ака-
демической психологии, которая может иметь дело только с естественным знанием, тогда как
всё сверхъестественное просто не находит своего объяснения в рамках данной парадигмы.
Таким образом, исходя из  вышесказанного, объектом парадигмы современной рацио-
нальной психологии изначально является не вся когнитивная сфера человека в её многоуров-
невом (многослойном) понимании плоскостей психического, душевного и духовного, а только
поверхностный уровень психического, причём, через призму психофизиологического, т.е.
материального.
Душевная и  духовная сторона бытия человека, где и  сконцентрирована суть природы
человека, как были, так и остаются закрытыми для парадигмы современной рациональной пси-
хологии.
Как и  в  случае с  исследованием информационной структуры ДНК, открывшей перед
исследователями уровень за уровнем и горизонт за горизонтом перспектив познания, струк-
тура человеческого сознания также открывает перед исследователями горизонт за  горизон-
том уровней, которые свидетельствуют о невообразимой иерархической сложности глобальной
сети сознания, устроенной по типу вселенского интернета.
При этом самым удивительным оказывается то, что идея Бога вовсе не  противоречит
нейронно-сетевой модели, поскольку управление глобальной сетью человеческой когниции
(познания) может осуществляться централизованно, как и управление интернетом.

Таким образом, уже научно доказано, что когнитивная сфера человека представляет
собой совершеннейшую токопроводящую сеть, состоящую из триллиона нейронов и квадрил-
лиона образуемых ими нейронных связей, причём, сеть открытую, которая обладает уникаль-
ной способностью к  структурированию (упорядочиванию) и  расширению, т.е. к  росту. При
этом может существовать бесчисленное множество способов и направлений структурирования
этой сети когниции, имеющей древовидную структуру.
Эта мысль очень тесно перекликается с Евангельской притчей о зерне горчичном, кото-
рое будучи менее всех зёрен, может разрастаться до размеров большого древа.
«Царство Небесное подобно зерну горчичному, которое человек взял
и посеял на поле своем, которое, хотя меньше всех семян, но, когда вырастет,
бывает больше всех злаков и становится деревом, так что прилетают птицы
небесные и укрываются в ветвях его» (Мф.13:31—32).
Теперь становится более понятной цель и  задача исследователей человеческой души,
которые стремились выйти на уровень познания Духа, как источника жизни и бессмертия.

21
К.  Яцкевич.  «Теоретические основы христианской психологии. Учебно-методическое пособие»

«Я признаю, что такая тончайшая стихия есть, всё проникает и всюду


проходит, служа последней гранью вещественного бытия. Полагаю при сем,
что в этой стихии витают все блаженные духи – ангелы и святые Божии, –
сами, будучи облечены в  некую одежду из  этой  же стихии» (Св. Феофан
Затворник, Что есть духовная жизнь и как на неё настроиться, Глава 13).
В данной связи становится совершенно очевидно, что парадигма академической психо-
логии имеет колоссальный когнитивный пробел, связанный с отсутствием целостного пред-
ставления о материально-духовной природе человека, как взаимосвязи телесного и душевно-
духовного, а имеет только одностороннее и поверхностное представление о психическом.
Здравый смысл неизбежно подсказывает, что парадигма подлинно научной психологии
никак не может ограничиваться объяснением одной только внешней и психофизиологической
стороны человека, как высшего «социального животного», наделённого рассудком. Парадигма
подлинно научной психологии должна учитывать, если не доминанту, то хотя бы альтернативу
духовно-нравственного начала в человеке наряду с рационально-эгоистическим, а потому обя-
зана иметь научное обоснование духовно-нравственной основы, лежащей в основе здравого
мышления и поведения человека.
К сожалению, в парадигме современной научной психологии имела и продолжает иметь
место «фрейдо-юнгианская», т.е. эгоцентрическая модель человеческой личности, как нор-
мальное состояние когниции и в данной связи проблему доминанты эгоизма в человеческой
природе, как отражение психической «нормы», можно считать самой главной нравственной
проблемой парадигмы современной научной психологии.
Именно поэтому вопросы понимания душевно-духовного, т.е. энергийно-информацион-
ного устройства человека через призму высшего духовно-нравственного смысла человеческой
жизни в контексте бессмертия личности и продолжения жизни после смерти тела, являются
для парадигмы рациональной психологии крайне сложными и необъяснимыми рационально.
В  данной связи с  грустью приходится констатировать тот факт, что практически вся
современная психология во  всём богатстве её направлений, отраслей и  школ, носит сугубо
поверхностный, т.е. рационально-потребительский и  временный характер смысла только
телесной жизни, не  думая о  смысле душевно-духовном. Это ни что иное, как утверждение
в психологии принципа «вечной смерти» и девиза – «один раз живём, поэтому бери от жизни
всё!».
Следствием этого является наличие большого числа противоречий, нестыковок и иска-
жений, которыми изобилует вся рациональная психология и которые связаны лишь с одной
причиной – отсутствием полного (целостного) представления о материально-духовной природе
человека через призму тримерии тело-душа-дух.
Забегая слегка вперёд, хочется успокоить взыскательного читателя и сказать, что спо-
соб непротиворечивого совмещения материи и духа в одном подходе, конечно же существует
и всех недостатков противопоставления материи и духа лишена парадигма нравственно ориен-
тированной христианской психологии, как интегрированной, о которой позднее и пойдёт речь.
А пока ещё раз отметим самые главные недостатки и наиболее узкие места парадигмы
академической психологии.

1. Одним из наиболее узких мест парадигмы академической психологии является то, что
она не имеет строгого научного объяснения, основанного на неизменных фактах, а имеет дело
с интерпретацией фактов, т.е. субъективным (отражённым) их толкованием и объяснением.
Иными словами, в отличие от ряда точных и фундаментальных наук, в психологии не исполь-
зуется чёткое научное объяснение фактов и явлений, а используется метод их произвольной

22
К.  Яцкевич.  «Теоретические основы христианской психологии. Учебно-методическое пособие»

и  субъективной интерпретации, т.е. преломления через призму сознания, мировосприятия


и уровня компетентности того или иного специалиста.
Очевидно, что при таком подходе к  оценке и  интерпретации различных когнитивных
процессов, явлений и состояний крайне высока вероятность ошибки и погрешности из-за вли-
яния человеческого фактора. Именно по этой причине ряд учёных и научных сообществ до сих
пор не признают психологию в качестве подлинно научной дисциплины.

2. Вторым узким местом парадигмы академической психологии является отсутствие


у неё чёткого представления о природе человека и структуре человеческой личности в первич-
ном, т.е. духовно-нравственном понимании. Следствием этого является отсутствие и единой
научно обоснованной концепции развития духовно-нравственной личности.
По  этой  же причине в  парадигме академической психологии отсутствует и  верное
представление о  высшем человеческом предназначении, т.е. о  смысле человеческой жизни
в духовно-нравственном понимании, а не рационально-потребительском. Отсутствие в пара-
дигме современной психологии концептуальной модели совершенной личности порождает
проблему размытости представлений о подлинной человечности в духовно-нравственном её
понимании.
В  этой связи человеческую личность современная психология не  столько собирает
(от  частного к  целому), сколько расчленяет и  фрагментирует на  отдельные составляющие
и  свойства (ощущение, восприятие, представление, память, мышление, воображение, речь,
внимание, эмоции, воля, бессознательное и т. д. и т.п.), в итоге ещё больше теряя целостность
человеческого образа.

Именно такой собирательный и научно обоснованный «образ» совершенной в духовно-


нравственном отношении человеческой личности, который мог  бы служить ориентиром
в утверждении подлинной человечности во всех её смыслах, по сей день отсутствует в пара-
дигме академической психологии.

23
К.  Яцкевич.  «Теоретические основы христианской психологии. Учебно-методическое пособие»

В то же время имеет место набор различных концепций и теорий, в которых личность
рассматривается исключительно с функциональной точки зрения.
– А. Н. Леонтьев – Личность – совокупность общественных отношений,
реализующихся в многообразных деятельностях.
–  С.  Л.  Рубинштейн  – Личность  – «живой человек из  плоти
и крови», вплетенный во множество отношений к миру; эпицентр «взрывных»
изменений бытия; бытие, переходящее в идеальную форму.
–  В.  А.  Ганзен  – Личность  – общественный индивид, объект
и  субъект социальных отношений и  исторического процесса, проявляющий
себя в общении, в деятельности, в поведении.
–  И.  С.  Кон  – Понятие личности обозначает человеческого индивида
как члена общества, обобщает интегрированные в нем социально значимые
черты.
–  Б.  Г.  Ананьев  – Личность  – субъект общественного поведения
и коммуникации.
– А. В. Петровский – Личность – человек как общественный индивидуум,
субъект познания и объективного преобразования мира, разумное существо,
обладающее речью и способное к трудовой деятельности.
Любопытно, что ни в одном из выше приведенных определений личности, данных веду-
щими специалистами академической психологии в  свете социоцентричных представлений,
не  встречается даже упоминания о  духовно-нравственной стороне человеческой личности,
которая, по сути, является определяющей.

3. Говоря о парадигме академической психологии, нельзя не отметить такой её характер-


ной особенности, как методологического непостоянства, связанного с отсутствием неизмен-
ного ценностного (аксеологического) базиса и опять-таки духовно-нравственного.
Проще говоря, современная психология в  методологическом отношении представляет
собой нечто непостоянное и аморфное, что постоянно изменяется и трансформируется, нахо-
дясь как бы в бесконечном хаотичном движении и поиске наилучших способов объяснения
поведения и форм удовлетворения запросов.
Данная особенность парадигмы академической психологии послужила поводом для
появления многочисленных шуток и анекдотов о психологии, где та сравнивается с представи-
тельницей «древнейшей профессии» в силу порочного стремления максимально угодить кли-
енту любым способом.
Конъюнктурный паттернализм современной психологии стимулирует процесс появления
всё «новых» терминов, понятий и технологий (подходов) по принципу усложняющегося «мор-
фоящика» растущих потребностей клиентуры. Специалисты насчитывают в настоящее время
уже более 400 отраслей, школ и направлений психологии многие из которых уже откровенно
противоречат друг другу.

24
К.  Яцкевич.  «Теоретические основы христианской психологии. Учебно-методическое пособие»

4. Четвёртой особенностью парадигмы академической психологии является отсутствие


у неё неизменного нравственно-этического кодекса дисциплины и специалиста. Проще говоря,
светский психолог не несёт практически никакой ответственности за результат своей работы
и клиент фактически оплачивает только время, затраченное специалистом.
Данное обстоятельство можно считать одной из  главных причин активной нрав-
ственно-этической деградации светской психологии в последнее время на фоне её коммерциа-
лизации и превращения в направление бизнеса, частного предпринимательства и сферы плат-
ных услуг.
К чести психологической науки следует отметить, что в 1965 г. Американской психологи-
ческой ассоциацией были приняты т.н. этические стандарты психолога, в которых говорилось
больше не о нравственности и этике, а о правовой, финансовой, организационной и конфи-
денциальной стороне отношений психолога и клиента. К слову, раздел Моральные стандарты
был ограничен всего одним предложением:
«Психолог в  своей практике обнаруживает восприимчивость к  социальным нормам
и моральным требованиям общества, в котором он работает; он понимает, что нарушение
принятых моральных и правовых стандартов с его стороны может вовлечь его клиентов,
студентов или коллег в позорные личностные конфликты и нанесет ущерб его собственному
имени и репутации его профессии». В 1987 г. в Мадриде на съезде руководящего совета Офи-
циального общества психологов (ООП) был принят более развёрнутый перечень этических
стандартов работы психолога, состоящий из 65 пунктов, который и по сей день лежит в основе
психологической этики.

5. Пятой отличительной и, пожалуй, наиболее характерной особенностью парадигмы


современной академической психологии является её откровенно эгоцентрическая направ-
ленность, поскольку ядром данной парадигмы, как уже говорилось, по-прежнему выступает
фрейдо-юнгианская концепция психического бытия, как взаимодействия Эго – Ид – Супер
Эго, которая утверждает эгоизм нормой человечности и  не  даёт эгоизму никакой духовно-
нравственной (христианской) альтернативы.
Данная концепция была сформулирована впервые одним из  основателей направления
научного психоанализа З. Фрейдом, дополнена его последователями и положена в основание
многих направлений и школ современной аналитической психологии.
Данный эгоцентрический принцип устройства и организации психического бытия в пара-
дигме рациональной психологии считается не просто естественным и нормальным, но един-
ственно правильным и по существу безальтернативным. Если взглянуть на основные направ-
ления в развитии психологии личности, то это будет эволюция преимущественно эго личности,
заложенная ещё Зигмундом Фрейдом в  основах психоанализа и  развитая впоследствии
по основным векторам и направлениям психологической науки:
25
К.  Яцкевич.  «Теоретические основы христианской психологии. Учебно-методическое пособие»

Глубинная психология личности


– психоанализ З. Фрейда
– индивидуальная психология А. Адлера
– аналитическая теория личности К. Г. Юнга
– эго-психоанализ Э. Эриксона
– транзакционный анализ Э. Берна
Психопатология
– теория психопатологии К. Ясперса
– теория личностных акцентуаций К. Леонгарда
– патопсихология личности Б. В. Зейгарник
– клиническая психология личности П. С. Гуревич
Экзистенциальная психология
– экзистенциальная психология – И. Ялом, Р. Мэй, Дж. Бьюдженталь.
– логотерапия В. Франкла
– экзистенциальный анализ А. Лэнгле
Когнитивная психология
– теория личностных конструктов Дж. Келли
– социально-когнитивная теория личности А. Бандуры
– социально-когнитивная теория личности Дж. Роттер
Гуманистическая психология
– гуманистическая теория личности А. Маслоу
– гуманистический психоанализ Э. Фромма
– человеко-центрированный подход К. Роджерса
Интегративная психология
– интегративная психология Кена Уилбера
– психосинтез Р. Ассаджиоли и др.

К настоящему времени академическая психология в атеистическом (физиологическом)


смысле уже миновала пик своего развития, как научной дисциплины и многие специалисты
отмечают сегодня кризис рациональной парадигмы из-за её следования ложным гедонистиче-
ским принципам и установкам.
Наиболее ярко гедонистическая направленность парадигмы современной психологии
проявляется в иерархии и структуре потребностей личности по А. Маслоу (1908—1970), кото-
рый одним из первых создал модель иерархии потребностей личности, а точнее эго личности
в виде пирамиды. Данная модель в настоящее время по-прежнему является хрестоматийной,
утверждая примат физиологического и телесного над духовно-нравственным.

Пирамида Маслоу

26
К.  Яцкевич.  «Теоретические основы христианской психологии. Учебно-методическое пособие»

1. Физиологические потребности (голод, жажда, половое влечение и т. д.),


2. Потребность в  безопасности (чувство уверенности, избавление от  страха и  неудач
и т.д.),
3. Потребность в принадлежности к общности и любви (быть принятым другими, любить
и быть любимым и т.д.),
4. Потребность в  уважении и  признании (достижение успеха, одобрение, известность
и т.д.),
5. Потребность в познании (знать, понимать, уметь, исследовать и т.д.),
6. Эстетические потребности (гармония, порядок, красота и т.д.),
7. Потребность в самоактуализации (практическая реализация своих целей, способно-
стей и своей личности).

6. Шестой отличительной особенностью парадигмы современной академической психо-


логии, вытекающей из её ядра (эго), является её откровенно гедонистический характер, ори-
ентирующий сознание на поиск удовольствия, которое и выступает в данной модели сознания
основным и единственным критерием ценности и смысла человеческой жизни.
Говоря другими словами, для носителя гедонистического мышления и мировоззрения
лишь то имеет в жизни смысл и ценность, что связано с получением удовольствия и удовлетво-
рения. При этом всё то, что не связано с получением от жизни удовольствия и удовлетворения,
особой ценности для носителя гедонистического эго-мышления не представляет.
Не сложно понять, что гедонистический характер парадигмы академической психологии
не способствует формированию нравственной личности, а тем более духовной, поскольку сти-
мулирует паразитарный, эгоцентрический и сугубо потребительский подход к жизни, который
и порождает большинство психологических проблем современного человека.
Гедонистическая и эвдемоническая природа парадигмы современной психологии наи-
более ярко проявляется сегодня в её прикладных подходах и технологиях, ориентированных
на удовлетворение практически уже безграничных потребностей общества тотального потреб-
ления.
Именно из  принципиального несоответствия двух основополагающих мировоззренче-
ских доктрин и подходов к жизни – эгоистического и духовно-нравственного (жертвенного)
и берёт своё начало разворачивающийся цивилизационный кризис.

7. Седьмой отличительной особенностью парадигмы современной академической психо-


логии, вытекающей из её гедонистической направленности, является отсутствие в ней чёткого
представления о высшем человеческом предназначении и смысле человеческой жизни через
призму неуничтожимости души и личности.

27
К.  Яцкевич.  «Теоретические основы христианской психологии. Учебно-методическое пособие»

Как уже говорилось, парадигма рациональной психологии в настоящее время не имеет


представлений о душе, как бессмертной и неуничтожимой энергийно-информационной основе
личности и процессе существования души в духовном мире.
Таким образом, категория смерти, как способа разделения тела, души и духа для пара-
дигмы современной рациональной психологии является абсолютно тупиковой, т.е. «бессмыс-
ленно» и трагически прерывающей процесс жизни, как процесс получения удовольствия.
В то же время в парадигме христианской психологии имеется, пожалуй, одно из наибо-
лее ёмких и полных представлений о смысле человеческой жизни и смерти в высшем духовно-
нравственном понимании. Забегая слегка вперёд, можно сказать, что ничто так кардинально
не меняет представление о смысле человеческой жизни, как осознание факта неизбежности
смерти, которая и открывает перед душой и личностью высший духовный смысл существова-
ния.

8. Говоря об  узких местах парадигмы академической психологии, нельзя не  отметить
и факта общей «молодости» самой академической парадигмы, поскольку с момента её созда-
ния, как научной дисциплины, прошло немногим более 140 лет.
Для науки о человеческой душе это вне сомнения ещё «младенческий возраст», который
не может характеризовать психологию, как серьёзную науку, имеющую под собой основатель-
ную социально-историческую основу, подтверждённую и проверенную не одним поколением.
Иными словами, когнитивный возраст психологии, как науки, не даёт никаких оснований
всерьёз воспринимать её в качестве некой «фундаментальной» научной дисциплины о когни-
тивной сфере, а тем более в роли подлинной «науки о душе», как «альтернативе» религии,
пришедшей на смену традиционным представлениям о душе.
Отдельным аспектом можно отметить и игнорирование парадигмой рациональной пси-
хологии исторического опыта душепопечения и опыта христианской психологии, как знаний
о душе, отражённых в трудах богословов и русских православных психологов конца 18-го века
(И. М. Кондорского, П. С. Авсеньева Я. П. Козельского, В. Т. Золотеницкого, Д. С. Анчикова,
Н. Н. Новикова и др.).
Таким образом, подводя некоторый предварительный итог всем рассуждениям об узких
местах и недостатках парадигмы академической психологии, как «науки о душе» по определе-
нию, вышедшей из недр греческой философии, можно сказать, что научная психология во всём
богатстве её отраслей, направлений и школ, несмотря на востребованность психологической
помощи в настоящее время переживает глубокий духовно-нравственный кризис, связанный
с подменой предмета изучения и секулярной направленностью самой дисциплины.
Рост в последнее время популярности эзотерики, парапсихологических, трансперсональ-
ных и интегрированных подходов, пытающихся совмещать научные знания с религиозными
и оккультными, свидетельствует об ограниченности общего методологического базиса совре-
менной научной психологии и его неспособности объяснять многие когнитивные явления, про-
цессы и феномены тонких душевно-духовных порядков, требующие знаний другого типа.
Одной из  попыток решения данной проблемы и  проблемы дезинтеграции различных
направлений и отраслей психологии можно считать рождение в конце 80-х годов прошлого
века направления «интегративной» или «духовной психологии», которая довольно быстро
овладела умами многих прогрессивных специалистов.
Лидером данного направления считается известный американский психолог, философ
и писатель Кен Уилбер, основавший в 1988 г. первый в мире исследовательский центр по изу-
чению научных и  социальных вопросов в  рамках интегрального подхода. Данный центр,
названный позднее «Интегральным институтом», а ещё позже «Институтом интегральной пси-
хологии» и стал научной площадкой для создания нового интегративного направления в науч-
ной психологии.
28
К.  Яцкевич.  «Теоретические основы христианской психологии. Учебно-методическое пособие»

В настоящее время по всему миру существует уже целая сеть подобных институтов. Есть
такой институт и в России (Санкт-Петербурге) под названием «Институт интегральной психо-
логии и психотерапии».
Не  вдаваясь глубоко в  детали интегративной концепции Кена Уилбера, которого
на западе называют ни много ни мало, а «Эйнштейном в области человеческого сознания»,
можно отметить, что за данной интегративной идеей стоит эзотерика, тяготеющая к филосо-
фии NewAge и берущая свои корни в ведической традиции.
Впервые термин «интегральная психология» был описан ещё в  1940-х годах Индрой
Сеной – профессором психологии делийского университета, учеником известного индийского
практика Шри Ауробиндо, основавшего школу т.н. интегральной йоги. По мнению Сены, дан-
ный термин предназначался для описания психологических наблюдений Ауробиндо. Позднее
в 1986 г. под эгидой Международного центра образования Шри Ауробиндо вышла в свет книга
«Интегральная психология: психологическая система Шри Ауробиндо».
Таким образом, по существу смысл интеграции К. Уилбера состоял преимущественно
в возможности расширения сознания посредством специальной практики трансперсонализа-
ции или когнитивного перехода от  состояния малого ума (человеческого) к  уму большому
(божественному).
Нельзя не отметить, что данный вид «интеграции» по К. Уилберу является, не чем иным,
как попыткой по большей части грубого механистического соединения в одном подходе пси-
хологии и духовности или возможности прямого расширения сознания посредством системы
духовных посвящений.
При всей внешней экзотичности и привлекательности интегративного подхода Кена Уил-
бера, он не получил большого практического распространения, поскольку по большей части –
это была не столько реальная практика, дающая ощутимые результаты, сколько эзотерическая
философия, пытающаяся лишь теоретически объяснить и обосновать феномен духовности.
В данной связи нет ничего удивительного в том, что «интегральная психология» Кена
Уилбера стала по существу одной из форм современной «психологической эзотерики», в кото-
рой в качестве духовной основы были взяты мистические учения Востока и Запада.
При этом чёткое понимание природы и структуры человеческой личности в её душевно-
духовном смысле и духовно-нравственном значении в интегративной психологии Кена Уил-
бера по-прежнему отсутствовало. В настоящее время К. Уилбером издано множество книг,
включая книгу «Интегральная духовность», которая, по его мнению, должна стать заверше-
нием его концепции «Интегрального сознания».
Пример интегративной психологии Кена Уилбера приведен здесь с  той целью, чтобы
показать условность и относительность «интеграции» в рамках существующей парадигмы пси-
хологии. В то же время направление интегративной психологии является в значительной сте-
пени перспективным, поскольку являет собой яркий пример синтеза современной психологии
и религии.
При всей привлекательности и  перспективности интегративной идеи, поддержанной
многими и в тои числе ведущими специалистами, в ней по-прежнему, осталась совершенно
не отраженной идея духовно-нравственной природы человека, как формы выражения челове-
ческого совершенства в его духовно-нравственном качестве и состоянии.
Главная заслуга интегративной психологии Кена Уилбера состоит в том, что он по суще-
ству расширил существующие рамки представлений рациональной психологии о  природе
сознания вообще и человеческого в частности и ввёл в парадигму академической психологии
понятие о «большом уме» (божественном сознании), которое ломает все стереотипы эволюци-
онной теории.
Говоря о современном состоянии научной психологии во всём многообразии её направ-
лений и отраслей, нельзя не сказать о том, что она приобрела утилитарный уклон, связанный
29
К.  Яцкевич.  «Теоретические основы христианской психологии. Учебно-методическое пособие»

с адаптацией сознания человека ко всё более усложняющемуся информационному и сетевому


миру, где задают тон информационные технологии и технологии дополненной реальности, ста-
вящие перед человеком соответствующие задачи.
В этой связи имеет место опасность сращивания современной психологии и информа-
тики в виде т.н. соционических технологий создания интегральных матриц поведения и образа
жизни человека в современном информационном мире на основе базовых психотипов.
Для информации: соционика  – это одно из  направлений в  прикладной психологии,
в основу которого положена психоаналитическая концепция типов личности и взаимоотноше-
ний между ними, основанная на типологии К. Юнга и теории информационного метаболизма.
Впервые о соционике заговорили в начале 1970-х годов после публикации литовским социо-
логом, психологом и экономистом Аушрой Аугустинавичюте работы под названием «О дуаль-
ной природе человека» (Вильнюс, 1980). В качестве основного материала для первого труда
по соционике послужила работ Карла Юнга «Психологические типы».
Речь идёт о  первой фазе и  ступени кибернетизации человека и  всего человечества
посредством сращивания машинного мышления (цифрового) с  человеческим (аналоговым)
и навязывания сознанию жестких схем и алгоритмов поведения на основе моделируемых эко-
номико-математических (соционических) матриц, которые индивидуально просчитываются
компьютером по  специальной программе, исходя из  базовых психологических параметров
и психотипа данного человека.
Конечной фазой и ступенью кибернетизации человека может стать практически полное
программирование поведения человека, что будет равносильно информационному рабству.
Чрезмерная информатизация повседневной жизни в отрыве от духовно-нравственного
развития человеческой личности является сегодня крайне настораживающей тенденцией,
которая чревата ростом когнитивных противоречий, серьёзными душевно-духовными кризи-
сами экзистенциального характера и  утратой смысла жизни с  активизацией суицидального
поведения.

30
К.  Яцкевич.  «Теоретические основы христианской психологии. Учебно-методическое пособие»

 
О природе эго и его устройстве
 
Эгоизм за  последние десятилетия настолько глубоко
и основательно укоренился в человеке, что большинство людей считает
сегодня его наличие главным признаком нормальности, но эгоизм никогда
не был «нормой» человечности, поскольку он порождение демонизма.

О, пресловутый эгоизм, соблазнительное «Я-блочко» познания добра и зла, основа чело-


веческой самости и грехопадения. О, полновластный владыка всего существа ветхого чело-
века, падший ум в его состоянии эго рассудка и эго мышления, воспринимающего всё исклю-
чительно через призму «Я». О, незримый хищник и тиран, скрытый в недрах человеческой
личности и выходящий на поверхность всеми страстями души, какова твоя сущность и суще-
ствует ли способ постижения твоей алчной природы, привнесённой некогда хитростью и обма-
ном в целомудренное человеческое естество?
Да, отвечают аскетика, святоотеческая психология и  духовное наследие святых отцов
Церкви, способ познания природы человеческого эгоизма (самости) существует и  многие
подвижники через аскетическую практику, посредством глубокого покаяния и работы со стра-
стями раскрыли многие секреты устройства эгоизма и  основополагающие механизмы его
работы.
Что же такое человеческий эгоизм и эгоцентризм, как состояние сознания, в его сущ-
ностном понимании особого способа Я-восприятия, Я-мышления и Я-мировоззрения совре-
менного человека?
Начинать исследование эгоизма следует с этимологии данного термина и понятия. Бук-
вально эгоизм значит «Я-изм», поскольку само понятие «эго» происходит от латинского «ego»,
что значит «Я». Иными словами, эгоизм – это особый способ организации мышления и воспри-
ятия через призму личного человеческого «Я» со всеми признаками и особенностями, прису-
щими этому «Я». Речь идёт, прежде всего, о системе поддерживающих «Я» качеств и полноте
власти «Я» над человеком – от ненависти к самому себе до безграничной любви.
Можно сказать, что эгоизм – это форма проявления человеком самости, как высшей рас-
порядительной роли эго, т.е. «Я» от безграничного себялюбия – до ненависти к себе (вплоть
до суицида).
Таким образом, для эгоизма характерно качество самости (я сам), как неограниченной
распорядительной функции «Я», которая направлена на все сферы человеческой мыследея-
тельности по всему спектру возможностей личности.
Чаще всего эгоизм проявляет себя в виде извращённого самолюбия, как главной и доми-
нантной установки любви себя превыше всего другого.
В этом отношении эгоизмом можно назвать такой тип организации человеческой мысле-
деятельности, который определяется бессознательным внутренним стремлением только к лич-
ной пользе и выгоде с нежеланием интересы других людей и коллективные интересы ставить
выше личных.
Эгоизм всегда предполагает совершенно особый тип организации и структурирования
когнитивной сферы, который можно назвать эгоцентризмом.
Эгоцентризм – это такой способ структурирования когнитивной сферы, в котором эго
выступает своего рода «ядром» или центром сосредоточения всех интересов эго личности,
замыкая на себя все когнитивные связи. Таким образом, эго представляет собой в эгоцентри-
ческой структуре личности некую условную точку фиксации «Я» и сосредоточения всех когни-
тивных связей.

31
К.  Яцкевич.  «Теоретические основы христианской психологии. Учебно-методическое пособие»

Принцип гравитации эго

Из данной схемы понятно, что при эгоцентризме в центре когнитивной сферы находится
некое абстрактное человеческое «Я», наделённое при этом совершенно конкретными функци-
ями, правами и полномочиями.
Именно это человеческое «Я», будучи по существу виртуальной структурой или когни-
тивной проекцией реальной личности, фактически замыкает на себя всю полноту власти над
человеком, становясь своего рода «царём» внутри личности.
Примечательно то, что «Я» не возникает из ниоткуда, а целенаправленно формируется
в процессе обучения и воспитания. Иными словами, эго представляет собой весьма динамич-
ную и саморазвивающуюся систему, которая имеет устойчивую тенденцию к росту и укрепле-
нию, подобно «растению».
Иными словами, при благоприятных условиях, эго способно расти и укрепляться до зна-
чительных размеров, становясь не просто доминантой, а единоличным и полновластным «хозя-
ином» всей системы сознания, формируя и утверждая соответствующее эгоцентрическое мыш-
ление и мировоззрение, как единственно правильное.
Носителей именно такого типа эго мышления и мировоззрения называют совершенными
эгоистами, которые не видят в жизни никого и ничего, кроме себя.
Говоря об эгоизме, невозможно не коснуться вопроса истории исследования его струк-
туры. Одна из первых моделей структуры эго была предложена основателем психоанализа З.
Фрейдом в начале 20-х годов прошлого века («Психология масс и анализ человеческого Я»
1921 г).
Как уже говорилось ранее, характерной особенностью парадигмы академической психо-
логии является то, что в основу модели и структуры личности изначально был положен прин-
цип эгоцентризма, который и был сформулирован Зигмундом Фрейдом в его троичной кон-
цепции Эго (Я), Ид (Оно) и Супер Эго (Сверх Я).
Эго (Я) представляет собой по Фрейду ту часть человеческой личности, которая осозна-
ётся как повседневное «Я» и находится в контакте с окружающим миром посредством воспри-
ятия и ощущения. По мнению того же Фрейда «Я» формируется в самом человеке в опреде-
лённый момент зрелости из неких базовых структур бессознательного по мере формирования
личности, становясь со временем основой всего сознательного.
Ид (Оно) – представляет собой два полярных и постоянно противоборствующих начала
в человеке – конструктивное (либидо) и деструктивное (мортидо), взаимодействие которых
и порождает по мнению того же Фрейда всю сознательную активность человека во всём богат-
стве впечатлений, ощущений, эмоций, переживаний и чувств.
Супер Эго (Сверх Я)  – представляет собой по  мнению того  же Фрейда глубинные
и неосознанные родительские образы наследственного (архетипического) характера или управ-
ляющие социальные программы, которые «сами собой» активизируются по мере роста и раз-
вития психики. По  его мнению, именно с  ними и  связана религиозность человека и  мысли
32
К.  Яцкевич.  «Теоретические основы христианской психологии. Учебно-методическое пособие»

о Боге, как «большом отце». Следует отметить, что данная схема выглядит весьма обоснованно
с рационально-психологических представлений, хотя с точки зрения христианской антрополо-
гии и психологии тут имеется масса противоречий.

Общая схема эго персональности по Фрейду

Развивая эволюционную теорию возникновения сознания, Фрейд делает вывод о том, что
сознание – это только часть психики, область осознаваемого индивидом, определяющая выбор
поведения в социальной среде, однако не всецело, поскольку могут быть и другие факторы,
мотивирующие поведение, относящиеся к общепринятому, этно-культурному или не осозна-
ваемому (духовно-нравственному).
Исследование Зигмундом Фрейдом структуры эго приводит его к необходимости чёткого
разграничения осознаваемого (психического) и не осознаваемого (духовного), вплоть до про-
тиворечий между ними, что сегодня можно считать заблуждением.
Тем не менее, Фрейд признаёт то, что в их бесконечной борьбе доминанта бесспорно
принадлежит не осознаваемому, т.е. духовному.
В  то  же время, далее в  глубь бессознательного, основатель психоанализа не  пошёл,
остановившись на утверждении дарвиновской модели, рассматривавшей сферу сознания, как
результат перехода от прямой реакции (раздражения) к контролируемому поведению, регули-
руемому рассудком.
Для времени Фрейда это было, вне сомнения, передовое знание об устройстве психики,
но с точки зрения современных знаний о природе сознания, предположения Фрейда выглядят
по меньшей мере наивными и заведомо ограниченными.
Тем не менее, именно эгоцентричная модель устройства когнитивной сферы с подачи
отцов психоанализа, стала главенствующей в парадигме академической психологии на долгие
годы.
Развитие эго по З. Фрейду происходит относительно медленно и осуществляется на про-
тяжении всего периода детства. Даже достигая той или иной степени физиологической зрело-
сти, люди могут существенно различаться между собой по степени проявления эго.
Степень проявления эго получила в  психологии название «силой эго». В  практике
известно не мало случаев, когда осознание своего собственного «Я» происходит с некоторой
задержкой и дети вплоть до 10 – 12 лет могут, как бы не осознавать самих себя в качестве само-
стоятельных, т.е. самосознающих личностей, живя т.н. «безличностной» жизнью или жизнью
без ощущения собственного «Я» в полном смысле этого слова.
Одним из подлинных открытий Фрейда, связанных с особенностями функционирова-
ния эго, можно считать ключевой принцип регулирования психической деятельности у любого
носителя эго мышления. Это принцип «удовольствия», который и составляет основу гедони-
стического подхода к жизни.
33
К.  Яцкевич.  «Теоретические основы христианской психологии. Учебно-методическое пособие»

Фрейд убедительно показал, что принцип удовольствия автоматически регулирует всю


работу психики и эго мышления, причём, не просто регулирует, а модифицируется в принцип
формируемой эго реальности, основанной на сплошном удовольствии.
Говоря другими словами, Фрейд научно доказал, что стремление к удовольствию явля-
ется главным (доминантным) регулятором и побудительным мотивом в работе эго сознания,
с помощью которого эго ум и создаёт окружающую его реальность. Данный принцип, извест-
ный как «гедонизм», по сей день является главным экзистенциальным критерием и движущим
мотивом, который реализуется в подходах современной психологии.
Что касается подлинных причин, по  которым Зигмунд Фрейд не  стал утруждать себя
погружением в бессознательное, оставим это на его совести и спишем на время воинствую-
щего атеизма и гностицизма, когда любое упоминание о религиозности ставило крест на науч-
ной карьере. Вероятнее всего именно поэтому З. Фрейдом и  была введена универсальная
и абстрактная категория «бессознательного», которая и вобрала в себя всё душевно-духовное,
что лежит за пределами рационального рассудка.
С  позиции представлений нравственно-ориентированной христианской психологии,
сегодня можно совершенно уверенно говорить о том, что в категорию «бессознательного» З.
Фрейд поместил человеческую душу и её тонкоматериальную природу, глубоко и основательно
исследованную до него святыми отцами Церкви.
Таким образом, в категорию «бессознательного» в парадигме академической психологии
попало всё то глубинное, сущностное и душевно-духовное, что не становится для рациональ-
ного мышления объектом прямого и непосредственного осознания.
Таким вот путём ещё одной подмены и упрощения вся совокупность душевно-духовных
процессов и явлений, оказалась категорией «бессознательного», а фактически центром созна-
ния и всей когнитивной сферы стало эго, т.е. «Я».
Позднее К. Г. Юнг развил и углубил представление Фрейда о «бессознательном», т.е.
о душевно-духовном, и выделил в нём более личное индивидуальное бессознательное (душев-
ное) и менее личное коллективное бессознательное (духовное). Этими категориями по суще-
ству и было ограничено всё понимание душевно-духовного устройства человека в парадигме
академической психологии.
Индивидуальное бессознательное по мнению Юнга было отражением природы «пред-
сознания» или того неизвестного, что хоть и  не  осознаётся человеком в  настоящее время,
но может быть осознано им в принципе при условии должной фокусировки внимания. Иными
словами индивидуальное бессознательное – это то, что в принципе может быть частично пости-
жимо и осознано.
Коллективное бессознательное по  его мнению представляет собой те глубинные
формы связей и зависимостей, как паттерны (шаблоны), которые невообразимо глубоко уко-
ренились в сознании в результате всего прошедшего социального опыта всего человечества
и  по  этой причине являются практически недоступными для восприятия и  осознания, т.е.
совершенно непостижимыми и не осознаваемыми.
Таким образом, фактически была зафиксирована структура психического эго бытия
(не духовно-нравственного), как результат естественной эволюции мышления на основе соци-
ально-исторического опыта.
Проще говоря, благодаря отцам психоанализа научная психология получила в качестве
объекта исследования внешнюю эгоцентрическую структуру психики, а вся глубинная струк-
тура души, включая систему движущих сил, просто исчезла и выпала из контекста исследова-
ний, перейдя в категорию индивидуального и коллективного бессознательного.
Отдавая должное отцам психоанализа, хочется напомнить, что в святоотеческом преда-
нии и наследии отцов Церкви ещё с первых веков христианства существовало знание о три-
мерии человеческой природы (тело, душа, дух) и тричастном устройстве души (ум, чувство,
34
К.  Яцкевич.  «Теоретические основы христианской психологии. Учебно-методическое пособие»

воля). Одна из первых концентрических схем устройства души через призму тримерии (тело,
душа, дух) была предложена основателем направления христианской психологии святителем
Феофаном Затворником ещё в 1875 г.

Структурная схема личности по святителю Феофану Затворнику

Продолжая разговор о структуре эго, у неискушенного читателя может возникнуть лож-


ное представление о том, что эго или «Я», как некое «ядро», должно находиться в самом цен-
тре структуры личности, однако это заблуждение.
Развёрнутая структурная модель психического бытия, данная К. Г. Юнгом в его Тави-
стокских лекциях (1935 г) убедительно показывает, что эго – это не «ядро» личности, а только
внешняя периферическая «оболочка» мышления, ориентированная исключительно во внеш-
ний мир и взаимодействующая с окружающим миром через ощущение, как внешнюю границу.

Развёрнутая структурная схема психического эго бытия по Юнгу

В соответствии с данной схемой психического бытия по Юнгу, видно, что в самом центре
и глубине структуры личности находится её индивидуальное и коллективное бессознательное
(душевно-духовное), тогда как мышление находится на самой периферии всей многоуровневой
когнитивной сферы.
В правильности этой схемы (в целом) нет оснований сомневаться, поскольку она на про-
тяжении многих лет составляла и составляет основу всей аналитической психологии.
Таким образом, эго в соответствии с данной схемой есть, не что иное, как способ центра-
ции, структурирования и направленности всей когнитивной сферы изнутри вовне или преиму-
щественно внешняя оболочка сознания, выполняющая как и зеркало отражающие функции.

35
К.  Яцкевич.  «Теоретические основы христианской психологии. Учебно-методическое пособие»

Особенностью эго, как внутреннего «диктатора», является тотальность эго контроля над
всей когнитивной сферой. Именно поэтому картина реальности, формируемая и отражаемая
в эго сознании, практически полностью задействует весь ресурс внимания, не позволяя эго
переключаться ни на что другое, кроме внешнего мира (эго реальности).
По этой причине картина реальности, сформированная эго, является как бы закончен-
ной, целостной и безальтернативной, хотя это только способ эго восприятия реальности.
Можно сказать, что пресловутое человеческое «Я» и есть не что иное, как виртуальная
сетевая структура, образованная разветвлённой сетью когнитивных связей эго сознания, ори-
ентированных строго определённым образом (вовне), которая будучи только лишь поверхност-
ной оболочкой сознания, осуществляет полный контроль над человеком.

Векторная схема эго сознания по К. Г. Юнгу

На этой схеме, также впервые данной Юнгом в Тавистокских лекциях, область D и пред-
ставляет собой область эго сознания. Прямая А – А условно обозначает линию порога сознания
(когнитивного порога). С – внутренняя область мышления в направлении бессознательного.
B – символизирует направленность вектора эго в сторону внешнего мира.
Как видно из данной схемы, эго имеет внешнюю границу, которая находится в области
постоянного взаимодействия с внешним миром D – В. При такой направленности вектора вни-
мания В, в плоскости А – А зеркала восприятия может отражаться только внешний мир, кото-
рый ограничен когнитивным порогом эго сознания.
При такой ориентации мышления, очевидно, что эго ум D не может исследовать сам себя
в направлении области С, переступая через когнитивный порог А – А.

Глаз человека, как модель работы сознания

Примечание: В святоотеческой психологии невозможность исследования падшим чело-


веческим умом самого себя, образно сравнивалась с невозможностью глаза видеть себя без
вспомогательного отражающего инструмента, поскольку световой пучок в глазу, как и ум,
всегда направлен вовне.

Забегая вперёд, можно сказать, что для исследования эго умом самого себя, вектор В,
обращённый во внешний мир, должен быть переориентирован диаметрально противоположно
или обращён с внешнего мира на внутренний (душевно-духовный) т.е. за границу области С.
36
К.  Яцкевич.  «Теоретические основы христианской психологии. Учебно-методическое пособие»

При этом нельзя не  упомянуть и  том, что той силой, которая способна обратить, т.е.
диаметрально развернуть вектор всей системы эго сознания вовнутрь, является сила метанойи
или сила покаяния. Отсюда и происходит понятие обращения (к вере).
Говоря об эгоизме, нужно понимать, что неправомерно считать эгоцентризм, как миро-
воззрение и способ мышления олицетворением одного только зла, поскольку это стадия и необ-
ходимый этап развития человеческой личности, связанный с социализацией, самоидентифи-
кацией и утверждением себя в мире людей.
Пороком и  злом эгоцентризм и  эгоизм становятся тогда, когда приобретают в  когни-
тивной сфере человека тотальный и  деспотический характер, когда эгоистический подход
к жизни отдаёт предпочтение только личным интересам в ущерб коллективных, когда отно-
шения соперничества преобладают над отношениями сотрудничества, когда самость и субъ-
ективизм становятся безальтернативной доминантой, закрытой для духовно-нравственного
совершенствования и  расширения, когда организатор порядка превращается в  деспота-над-
смотрщика.
Говоря другими словами, эгоизм – это глобальная форма зависимости и обусловленно-
сти человеческого сознания, как индивидуального, так и коллективного, стоящая на страже
порядка и призванная упорядочивать хаос, в которой застревает индивидуальное и коллектив-
ное сознание, делая эту форму управления сознанием не просто доминантной, но единственно
возможной, становящейся из помощника тираном и диктатором.
Продолжая исследование эго, как способа организации человеческой мыследеятельно-
сти, нельзя не отметить его наиболее важных особенностей.
1. Начать, по всей видимости, следует с самого главного, что характерно эгоизму, – неис-
требимого внутреннего стремления человека руководствоваться в жизни только лишь интере-
сами и побуждениями собственного «Я», которое занимает центральное положение во всей
когнитивной сфере человека вокруг которого по существу вращается весь мир.
2. Второй важнейшей особенностью эгоизма является бессознательное стремление лич-
ности к  бесконечному удовлетворению запросов своего «Я» (эго) через извлечение личной
выгоды из всего, с чем сталкивается в жизни человек. В этой связи укрепление и разрастание
империи «Я» (эго) становится для эго личности важнейшей задачей и смыслом жизни.
3. Третьей особенностью эгоизма, вытекающей из первых двух, является высшая цель
существования эгоизма, связанная с получением от жизни одного только удовольствия и удо-
влетворения. Можно сказать, что в системе эго отношений человек становится рабом и залож-
ником стремления к безграничному удовольствию и удовлетворению.
Из  этих трёх наиболее важных особенностей эгоизма вытекает важнейшая характери-
стика эгоцентрического подхода к жизни, связанная с захватом всего ценного, полезного и зна-
чимого, что попадает в поле зрения человеческого «Я», причём, даже невзирая на то, насколько
захватываемое необходимо.
Данная установка на захват действует в программе эго автоматически. Именно поэтому
главное для эго – это просто успеть захватить «на всякий случай», чтобы потом решить какую
выгоду извлечь для себя из захваченного.
Объектом захвата для эго может выступать практически всё доступное – материальные
ресурсы и  нематериальные, включая власть, слава, знания, внимание, привилегии, почести
и т. д. Можно сказать, что абсолютно всё, из чего эго может извлечь личную выгоду и исполь-
зовать с пользой для себя, т.е. для самоутверждения и получения удовольствия, представляет
для него интерес в плане захвата.
Любая эго система представляет собой однотипный способ упорядочивания и структу-
рирования сознания при котором все базовые функции и свойства психики (ощущение, мыш-
ление, чувство, память, внимание, воля и т.д.) направлены, упорядочены и действуют совер-

37
К.  Яцкевич.  «Теоретические основы христианской психологии. Учебно-методическое пособие»

шенно определённым образом  – эгоцентрически, т.е. в  направлении «Я» (эго) или «Супер
Я» (супер эго).
Наиболее характерной особенностью эгоцентрической когнитивной сферы является раз-
делённость трёх фундаментальных сил (души) – ума, чувства и воли, которые действуют как бы
разрозненно и  сами по  себе. Данная разделённость основных движущих сил души создаёт
в эго-ориентированной когнитивной сфере большое число внутренних проблем и противоре-
чий.
Можно сказать, что человеческий ум в эгоцентрическом его виде является олицетворе-
нием сознания «хищного» типа в высшем его качестве интеллекта на основе рационального
мышления, руководимого исключительно эгоистической целесообразностью.
В любой эго системе внимание является одним из главных инструментов, укрепляющих
и взращивающих эго. Именно по этой причине к вниманию эго проявляет повышенный инте-
рес и всегда любит быть окруженным вниманием, стремясь всеми силами оказаться в самом
его центре, особенно общественного.
Говоря о супер эго, можно сказать, что оно вообще не мыслит себе существования без
внимания и поэтому просто не замечает того, что на него не направлено или не связано с обще-
ственным вниманием и признанием.
В  системе эго-когниции практически все человеческие чувства и  качества, включая
и высшие (любовь, преданность, верность и т.д.) находятся в глубоко изменённом и даже извра-
щённом состоянии.
Такое высокое качество как любовь, в системе эго лишено своей изначальной чистоты,
жертвенности и безусловности, а является скорее объектом захвата и стяжательства, разменной
монетой и инструментом манипулирования для использования опять же с целью получения
от любви удовольствия и удовлетворения – сексуального, эмоционального, эстетического и т. д.
Не будет большой ошибкой сказать, что, жизненной установкой эгоизма является тоталь-
ное стяжательство и расширение себя для получения максимально полного и возможного удо-
вольствия и  удовлетворения абсолютно от  всех жизненных процессов и  явлений. В  данной
связи такое негативное социальное явление, как олигархизм, является неизбежным и законо-
мерным результатом действия эгоизма.
По своей сути и природе эгоизм – это не временное или преходящее, а постоянно расту-
щее, самоукрепляющееся, саморасширяющееся и тотальное качество и состояние когнитивной
сферы, которое способно до самого основания пронизывать все уровни психического бытия
человека, не оставляя иной альтернативы.
Можно сказать что эгоизм – это не просто доминантное качество и состояние когнитив-
ной сферы, а целостная и устойчивая программа управления сознанием (эго программа), кото-
рая, как «операционная система» компьютера, умом воспринимается как единственно возмож-
ная и безальтернативная.
Говоря о принципах работы эгоизма, можно сказать, что ключевым принципом любой
эго системы является принцип безупречности внешнего образа и формы, которая при ярком
блеске, солидности, благопристойности и т.д., внушающих доверие, внутри себя в большинстве
случаев содержит грязь, ложь и пустоту.
Эгоистичная натура – это по существу эффектный, привлекательный и располагающий
всем своим внешним видом хищник, имеющий эффектный внешний камуфляж, внутренность
и содержание которого совершенно не соответствуют его броской и галантной внешности.
Эгоизм проходит несколько стадий своего развития и в продвинутом виде представляет
собой совершенного «хищника – манипулятора», основные усилия которого сконцентриро-
ваны на поддержании внешнего блеска и эффектного имиджа «муляжа» личности с целью про-
изведения на окружающих нужного эффекта и впечатления.

38
К.  Яцкевич.  «Теоретические основы христианской психологии. Учебно-методическое пособие»

Нужный эффект для эго  – это затмевание всех «блеском и  сиянием» своей исключи-
тельности, пускание всем в глаза «золотой пыли» успешности, основательности и солидности
с вызовом к себе полного доверия у потенциальных жертв, для последующего использования
их доверия.
Имидж успешности и исключительности жизненно нужен эгоизму с одной стороны для
поддержки столь приятного ощущения собственной важности и  значимости на  фоне про-
чих менее значительных, а с другой стороны для продолжения своей эффективной «охоты»
на потенциальных жертв, т.е. наивных и доверчивых, впечатлившихся обманчивым блеском
внешних форм эго.
Для эгоизма, как совершенного «хищника» в человеческом обличии, по его сути и при-
роде, очень важно всегда иметь полную эго свободу и богатые «охотничьи угодья», полные
потенциальных жертв, которые должны находиться в состоянии абсолютного доверия к эго,
цель которого предельно проста – самоутверждение среди них и наращивание своего автори-
тета.
Одной из теневых сторон эгоизма является то, что в его системе в принципе не суще-
ствует и не может существовать подлинной и настоящей дружбы, как бескорыстных и искрен-
них человеческих отношений, построенных на доверии, уважении, искренности и любви. Эго-
изм всегда и в любой ситуации ищет повод что-то для себя поиметь. Именно поэтому «дружба»
в системе эго всегда имеет корыстную основу и осуществляется исключительно по принципу
«ты – мне, а я – тебе». Без личной выгоды (прямой или косвенной) и «просто так», а в допол-
нение с обязательствами и ответственностью, дружба эгоизму не нужна и не интересна.
Супружество в системе эго – это особая тема, крайне болезненная и сложная, которая
с одной стороны привлекает эго своими перспективами и статусом, а с другой ужасно напря-
гает, накладыванием обязательств, ограничений и ответственности с необходимостью посту-
паться своим и жертвовать во имя общественного (семейного).
Семья для эгоизма – это обуза, которая ему в тягость, поскольку лишает эгоизм его при-
вычных свобод и удовольствий, заставляя тем самым напрягаться и страдать. По этой причине
разводы, супружеские измены, многобрачие или сожитие без обязательств – это естественные
следствия проявления эгоизма.
Супружеская любовь в системе эгоизма, как уже говорилось выше, также лишена своей
подлинной основы – бескорыстия, жертвенности и ответственности, а имеет характер бизнес
партнёрства или азартной игры с корыстной подоплёкой и окраской.
Эгоизм в  любовных отношений проявляется в  том, что любовь для эгоизма является
одним из средств получения всё того же удовольствия и удовлетворения от отношений, только
в их наиболее глубокой и личной форме (интимной), связанной с самыми возвышенными для
эго чувствами.
Говоря другими словами, любовь в системе эго не имеет характера святости и не носит
подлинно жертвенной окраски, а потому не является формой бескорыстного дарения (отдачи)
себя и  своей любви другому без остатка, какой подлинная любовь является по  существу.
Любовь для эго – это такой же способ стяжания высоких чувств и эмоций для получения пре-
имущественно глубоко личного удовольствия и удовлетворения всё того же гедонистического
и потребительского характера.
Особенностью любви в  системе эго является распространение на  объект любви права
«собственничества» и «владения», как на любую прочую вещь или категорию в системе эго
отношений. По этой причине патологическая ревность к объекту любви является неизбежным
элементом эго отношений. Эго просто не может выносить и допускать того, что объект его
чувств и  интересов может иметь полную свободу и  самостоятельность в  проявлении своих
чувств по отношению к кому-либо или чему-либо, кроме эго, не говоря уже о притязаниях
кого-либо со стороны.
39
К.  Яцкевич.  «Теоретические основы христианской психологии. Учебно-методическое пособие»

Любые проявления самостоятельности и независимости объектом эго любви, вызывают


у эго жгучие вспышки ревности, которая может доходить до слепой ярости и жестокой мести.
Эгоизм  – это тираническая и  диктаторская моно система, в  которой по  определению
не может быть двух равных Я, даже в супружестве. Отсюда исходит патологическое стремле-
ние эго к осуществлению полного (тотального) контроля над всем и вся, включая, разумеется,
мысли и чувства объекта эго любви.
Для эгоизма вообще характерно патологическое недоверие всему и  вся, кроме своего
драгоценного «Я», с организацией системы тотальной слежки и контроля за всеми объектами
эго любви.
Сексуальные отношения для эгоизма также лишены жертвенности и являются преиму-
щественно формой стяжательства приятных ощущений (удовлетворения) без учёта права сек-
суального партнёра на получение взаимного удовольствия, а тем более преимущественного.
Секс в  системе эго отношений является не  просто удовольствием высшего порядка,
а сильнейшей страстью и зависимостью. В поисках максимального удовлетворения сексуаль-
ной страсти эгоизм готов переступать любые моральные нормы и границы, доходя до чудовищ-
ных извращений.
Сексуальная одержимость (похоть) вместе с пристрастием к еде (чревоугодие) являются
одними из самых сильных страстных одержимостей эгоизма, паразитирующих на уровне пси-
хофизиологии.
В системе эгоизма основным принципом и правилом организации жизни является прин-
цип целесообразности, а точнее эго целесообразности. При этом эгоизм выдумывает тысячи
гуманных обоснований этой «целесообразности», искусно пряча в самом конце единственно
значимую для себя целесообразность личной выгоды, которая эгоизмом бывает заранее тща-
тельно просчитана математически.
Для эгоизма не существует такого понятия, как высший закон жизни или Закон Божий.
Единственным существующим для эгоизма законом на земле является закон свободного рынка
на основе права частной собственности.
В системе эгоизма нет всей полноты представлений о таких понятиях, как высшая спра-
ведливость, совесть, нравственность, духовность, жертвенность, бескорыстие, служение, мило-
сердие, сострадание, смирение, кротость и т. д. Все разговоры о духовности и святости для эго-
изма полностью лишены смысла, т.е. рационального понимания, а потому являются не более
чем красивыми словами.
Эгоизм можно считать когнитивной системой, которая способствует наивысшему разви-
тию мышления, но только в рациональном виде (интеллекта), как высшей адаптивной и отра-
жательной способности психики. Тем не менее, любой интеллект в его человеческой эго форме
является несовершенной формой сознания в  сравнении с  более совершенными системами
структурирования и  упорядочивания мышления на  основе жертвенных принципов «Не  я»
и «Мы».
Как ни странно, духовность также может иметь место в  системе эгоизма, как вер-
шина его естественного интеллектуального развития, проявляющаяся как правило не столько
в познании категории духа, как нематериальной, сколько в «образованности» и «просвещён-
ности» (интеллектуальности), т.е. богатстве рационального познания.
В то же время, эгоизм может прикасаться и к такой высокой категории, как Бог, только
будучи патологически нацеленным на  извлечение личной выгоды из  всего и  вся, эгоизм
не может не извлекать для себя выгоды и из категории Бога, эксплуатируя в качестве «бога»
собственную «просветлённость» и «духовность», как духовное бизнес приложение.
При глубоком исследовании феномена «духовности» любого эгоизма, с грустью выясня-
ется, что за ширмой «духовности» у эгоизма всегда прячется страсть гордости и тщеславия,

40
К.  Яцкевич.  «Теоретические основы христианской психологии. Учебно-методическое пособие»

выражаемые известной фразой святителя Феофана Затворника  – «Сам дрянь-дрянью, а  всё


твердит: я не такой, как все прочие люди».
Любой, кто осмеливается критиковать «духовное» эго, рискует навлечь на себя всю силу
его «божественного» гнева и почувствовать на себе всю беспощадность его «божественного»
презрения и ненависти, вплоть до физического уничтожения. В этот момент и выясняется под-
линная «духовность» любого эго.
Нельзя не сказать о том, что «духовный» эгоизм и супер эгоизм в крайних формах про-
явления духовной ревности, гнева, гордыни и тщеславия могут быть просто бесчеловечно кро-
вожадны и беспощадны к своим «врагам». В этом отношении любопытно такое патологическое
явление, как национальный эгоизм или национализм, крайней формой проявления которого
является нацизм и в частности фашизм.
Усиливающееся в  настоящее время противостояние западной цивилизации, ведо-
мой ценностями гедонистическими, эвдемоническими и  потребительскими и  цивилизации
восточно-славянской, ведомой христианскими духовно-нравственными ценностями – это пря-
мой результат столкновения люциферианской доктрины суперэгоизма с христианской доктри-
ной нравственности, как отражение извечного противостояния добра и зла.
Самым простым способом распознания «духовного» эгоизма является выяснение того
к чему или точнее к кому он ведёт своих адептов. Считая себя никак не меньше, чем «богом»
или на крайний случай «пророком», любой «духовный» эгоизм естественно всех своих поклон-
ников и почитателей ведёт к себе любимому, как «совершенному».
Говоря об  эгоизме, нельзя не  коснуться специфики эгоцентрического мировоззрения,
которое в  абсолютном большинстве случаен имеет сциентический, т.е. наукоцентрический
и  атеистический характер, отражающий сугубо материальную сторону реальности бытия.
Иными словами, в системе эго сознания духовной реальности и Бога, как Творца, как бы просто
не существует, как не существует и представления о внутреннем душевно-духовном человеке.
В системе эго мировоззрения существует только внешний или «телесный человек», как
результат эволюции биологических видов, который ведом по  жизни условными и  безуслов-
ными рефлеками, а также естественными запросами и потребностями в соответствии с пира-
мидой Маслоу.
Следует отметить, что периодически эго допускает в  свою когнитивную сферу мысли
и рассуждения о существовании Бога, души и духовном бессмертии, но эти мысли в конечном
счёте не приживаются в когнитивной сфере и вытесняются эго, как фантазийные и не соответ-
ствующие структуре естественно-научного мировоззрения*.
* Под структурой мировоззрения в данном случае понимается сам характер ориентации
сознания и образования соответствующих когнитивных связей (как сетевых). В эго сознании
и жертвенном сознании тип и характер образуемых когнитивных связей различный.
Таким образом, реальных представлений о духовности, святости, душе и путях измене-
ния мышления в системе эго сознания просто нет в силу принципиально иного характера дан-
ного знания и невозможности его принятия эго умом.
В этой связи сам принцип работы всей системы эго сознания подобен зеркалу, обращён-
ному только во внешний мир, отражающему явления внешнего мира.

Модель эго – мыльный пузырь

41
К.  Яцкевич.  «Теоретические основы христианской психологии. Учебно-методическое пособие»

При таком устройстве эго, его реальное внутреннее состояние (С) за границей когнитив-
ного порога А – А всегда остаётся как бы не исследованным.
При этом любые попытки пробиться во внутренне пространство эго для исследования
его состояния категорически не приемлются самим эго, как инвазия, а потому блокируются
на  корню разнообразными эго защитами: замещение, компенсация, вытеснение, реактивное
образование, отрицание, проекция, сублимация, регрессия и др.
Таким образом, особенность структуры эго, связанная с обращением её вовне, такова,
что она препятствует любым импульсам, направленным на исследование и раскрытие внутрен-
него содержания эго и любые попытки проникновения за внешнюю границу эго расцениваются
им как агрессия и нарушение границ.
Именно этим обстоятельством объясняется патологическая не любовь эгоизма к откры-
тости, доверию, простоте, прямоте и критике, вскрывающей и обнажающей его внутреннюю
суть.
Любые попытки критики эгоизма практически всегда расцениваются им, как «негатив»
и наоборот любая лесть, похвала и угождение эгоизма ему всегда приятны в любых количе-
ствах, как «позитив», поддерживающий иллюзию эго о его совершенстве.
Активное стремление эгоизма защищать себя от любой критики и сермяжной правды
жизни имеет своё логическое объяснение, связанное с патологическим не желанием эго иссле-
довать своё реальное внутреннее состояние и содержание, которое с одной стороны глубоко
порочно, а с другой иллюзорно.
Говоря другими словами, любой эгоизм смертельно боится правды о самом себе и своей
глубоко несовершенной и  порочной природе. Именно поэтому, будучи надёжно защищён-
ным рационализмом, прагматизмом и иллюзиями о собственном совершенстве, эгоизм может
успешно чувствовать себя до смерти человека, не имея возможности узнать всей правды о себе
и своей природе.
Принципиальная структура любого эгоизма хорошо соотносится с пирамидой Маслоу,
отражающей как статическую сторону эгоизма (его фундамент) в виде качества самоутвержде-
ния, так и его динамическую сторону (двигатель) в виде качества соперничества.
Внутренним армирующим стержнем всей пирамиды человеческого эгоизма, как уже
отмечалось ранее, всегда являются высшие страсти души – гордость и тщеславие.
Следует подчеркнуть, что эгоизм – это в большинстве случаев активное состояние когни-
тивной сферы, которое не может пребывать в покое и бездеятельности. Эгоизм всегда дина-
мичен и деятелен в плане поиска доступных ресурсов и ниш для захвата и самоутверждения.
Как уже говорилось ранее, эгоизм ничего не делает и не может делать в жизни от чистого
сердца и без личной выгоды. Практически каждый бескорыстный с вида поступок в программе
эго всегда преследует ту или иную скрытую цель или вторичную выгоду.

42
К.  Яцкевич.  «Теоретические основы христианской психологии. Учебно-методическое пособие»

Даже благотворительность в программе эго не носит характера подлинной жертвенности


и служения, а носит во многих случаях характер сделки или приобретения эгоизмом весьма
почётного, уважаемого и  престижного имиджа «добродетеля» и  «благотворителя». Данный
имидж бывает нужен эгоизму чаще всего для того, чтобы с его помощью получить доступ к ещё
большим ресурсам и власти для самоутверждения.
В какой-то мере правомерно говорить о том, что благотворительность и милосердие для
эгоизма  – это своего рода «овечья шкура» для волка по  натуре, который желает получить
доступ к стаду.
Как полноценная программа управления сознанием, имеющая не одну степень защиты,
эгоизм умеет в совершенстве маскироваться и прятать свою подлинную хищническую при-
роду, прикрываясь снаружи самыми благими целями, задачами и намерениями.
Единственное, чего не может спрятать в жизни эгоизм, – это конечных результатов всех
своих усилий, которые и были его самой главной целью в жизни. Плодами эгоизма всегда были,
есть и будут слуги золотого тельца – слава, известность, успех, богатство, роскошь, удоволь-
ствие и т.д., причём, с обязательной пометкой «только для меня любимого»

43
К.  Яцкевич.  «Теоретические основы христианской психологии. Учебно-методическое пособие»

 
Конец ознакомительного фрагмента.
 
Текст предоставлен ООО «ЛитРес».
Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.
Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета
мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal,
WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам спо-
собом.

44