Вы находитесь на странице: 1из 14

ART HISTORY IN THE CONTEXT OF OTHER SCIENCES IN MODERN WORLD: Parallels and Interactions

Tatiana A. TSVETKOVSKAYA / Т.А. Цветковская

THE RIGHT TO MUSIC IN MODERN RUSSIA: PROBLEMS AND PROSPECTS

ПРАВО НА МУЗЫКУ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ

Abstract. The author presents arguments for the introduction of the concept of “the right to
music” into the scientific vocabulary and specifies its semantic space. The starting point of the
research was the modern understanding of the essence of law. To develop the concept of the uni-
versal right to music, the author analyzes the most important international and Russian documents
on the human rights protection regarding the protection of cultural rights. The next step is the
transition from the legal category of “cultural law” to the moral category of “the right to culture.”
One of its components—“the right to music”—presupposes that all citizens take an active part in
the musical life of society.
The relevance of the topic is confirmed by the activities of foreign non-governmental organ-
izations to consolidate The Five Music Rights, which were proclaimed 70 years ago by the Inter-
national Music Council (IMC), founded by UNESCO. Among these rights are the universal right
to express themselves musically in all freedom, to learn musical languages and skills, to have
access to musical heritage, and the right of musicians to develop their artistry and obtain fair re-
muneration for their work. In 2019, in recognition of their immutable value, The Five Music Rights
became the main theme of the World Forum on Music in Paris, dedicated to the IMC’s anniversary.
In 2017, after a long hiatus, Russia resumed its activities in the International Music Council.
However, the Russian Musical Union, which became part of it, is focused primarily on supporting
professional musicians. The interests of music lovers are relegated to the background. Meanwhile,
one of the crucial tasks, which the Russian music community is facing, is systematic work with
the profile audience, aimed at its expansion and qualitative refinement. In order to make music a
“common heritage,” it is necessary to form stable ties between all participants in musical life,
taking the principle of co-creation as a basis.
The Declaration of the Universal Right to Music, proposed for discussion, is intended to unite
the efforts of musicians and listeners to preserve and popularize the national musical heritage, to
help in finding new ways of introducing the young generation to classical music, to help solve the
problems of communication between the professional community and the audience, and to develop
mechanisms for the implementation of the right to citizens’ participation in the cultural life guar-
anteed by the Constitution of the Russian Federation.
Keywords: law, justice, culture, Russian Musical Union, The Five Music Rights, listener

Аннотация. Статья посвящена обоснованию вхождения в научный лексикон и конкре-


тизации смыслового поля понятия «право на музыку». Отправной точкой исследования по-
служили современные представления о сущности права. Для разработки концепции всеоб-
щего права на музыку проведен анализ важнейших международных и российских докумен-
тов по защите прав человека в части охраны культурных прав. Следующая ступень — пе-
реход от юридической категории «культурного права» к моральной категории «права на
культуру». Его составная часть — «право на музыку» — предполагает активное участие
всех граждан в музыкальной жизни общества.

—483—
ART HISTORY IN THE CONTEXT OF OTHER SCIENCES IN MODERN WORLD: Parallels and Interactions

Актуальность темы подтверждает деятельность зарубежных неправительственных ор-


ганизаций по закреплению так называемых «пяти музыкальных прав» (The Five Music
Rights), которые 70 лет назад декларировал Международный музыкальный совет (IMC) при
ЮНЕСКО. Это всеобщее право на творческое самовыражение, право на получение музы-
кального образования, доступ к музыкальному наследию, а также право музыкантов на
творческую деятельность и получение вознаграждения за ее результаты. «Пять музыкаль-
ных прав» в знак признания их непреложной ценности в 2019 году стали главной темой
Всемирного музыкального форума в Париже, посвященного юбилею IMC.
В 2017-м Россия после долгого перерыва возобновила деятельность в Международном
музыкальном совете. Однако вошедший в его состав «Российский музыкальный союз» ори-
ентирован, в первую очередь, на поддержку профессиональных музыкантов. Интересы ме-
ломанов отодвигаются на второй план. Между тем одной из принципиально важных задач,
стоящих перед российским музыкальным сообществом, является планомерная работа с
профильной аудиторией, направленная на ее неуклонное расширение и совершенствование
в качественном отношении. Чтобы музыка стала «общим достоянием», необходимо сфор-
мировать устойчивые связи между всеми участниками музыкальной жизни, взяв за основу
принцип сотворчества.
Предлагаемая к обсуждению Декларация всеобщего права на музыку призвана объеди-
нить усилия музыкантов и слушателей по сохранению и популяризации отечественного му-
зыкального наследия, помочь в поиске новых путей приобщения молодого поколения к
классической музыке, содействовать решению проблем коммуницирования профессио-
нального сообщества и слушательской аудитории, выработать механизмы реализации га-
рантированного Конституцией РФ права на участие граждан в культурной жизни страны.
Ключевые слова: право, справедливость, культура, Российский музыкальный союз,
пять музыкальных прав, слушатель

Вопросы права формально относятся к юридической сфере. Само слово «юриспруден-


ция» содержит латинский корень jus, что означает «право», «закон». Именно в юридиче-
ской литературе наиболее активно обсуждаются проблемы правопонимания (теоретико-ме-
тодологических подходов к сущности права).
Что есть право? Кажется, не дав четкого определения, нельзя двинуться дальше. Од-
нако вычленить основное не удается. Разнообразие интерпретаций свидетельствует о раз-
личиях в представлениях, и потому современные ученые склоняются к кратким дефини-
циям в связи с конкретным контекстом, непременно подчеркивая многоуровневый систем-
ный характер понятия права, имеющего в своем составе весьма разнокачественные компо-
ненты, подсистемы и многогранные в структурном и функциональном отношении образо-
вания (Философия права, 2014, с. 30).
Суть проблемы состоит, отчасти, в отсутствии специализированной методологии по-
знания, столь же разработанной, как та, что используется в естественных науках. Тем не
менее, считают А. Коробова и Т. Ибрагимов, разнообразие концепций является не свиде-
тельством кризиса, а неотъемлемой частью права (Коробова, Ибрагимов, 2018, с. 38).
Напротив, Г. Станкевич, М. Цапко и Р. Бабаян уверены, что современную ситуацию кон-
цептуальной неопределенности правопонимания в современной России можно оценить как
близкую к кризисной (Станкевич, Цапко, Бабаян, 2015, с. 4).

—484—
ART HISTORY IN THE CONTEXT OF OTHER SCIENCES IN MODERN WORLD: Parallels and Interactions

С. Могилкина предлагает придерживаться формулировок, адекватно отражающих со-


временное состояние государственно-правовой реальности (Могилкина, 2018, с. 142). Од-
нако восприятие права никогда не копирует юридическую действительность, и потому
И. Честнов в своих выводах идет дальше, заявляя, что право как сложное, абстрактное, по-
лиреферентное понятие не имеет непосредственной связи с практикой (Честнов, 2016,
с. 19). Что касается объекта правового интереса, он, по мнению К. Сигалова, постоянно сме-
щается. В одно историческое время право скрупулезно регулирует какую-либо одну сферу,
абсолютно игнорируя другую (Сигалов, 2016, с. 10). Как не вспомнить об опасениях, вы-
сказанных более двухсот лет назад И. Кантом: «Что такое право? Этот вопрос может так же
смутить правоведа — если только он не хочет впасть в тавтологию или вместо общего ре-
шения сослаться на то, что утверждали когда-либо законы какой-нибудь страны» (Кант, с.
23). Развивая эту мысль, уточним: в каких именно случаях мы имеем «право говорить о
праве»? Правомерно ли, например, вести речь о «праве на музыку»?
В основе классификации прав человека лежат разные параметры: исторический этап
провозглашения, характер осуществления, отраслевая принадлежность. Их количество, ис-
ходя из конечной цели составителя, может значительно различаться. В контексте темы
важно, что в соответствии с критерием «сфера жизнедеятельности» права делятся на граж-
данские, политические, экономические, социальные и культурные.
10 декабря 2018 года исполнилось 70 лет со дня принятия Всеобщей декларации прав
человека (Всеобщая декларация прав человека, 1948). В 27-й статье документа речь идет о
праве свободно участвовать в культурной жизни общества, наслаждаться искусством,
участвовать в научном прогрессе и пользоваться его благами. 2-й пункт статьи гласит:
«Каждый человек имеет право на защиту его моральных и материальных интересов, явля-
ющихся результатом научных, литературных или художественных трудов, автором кото-
рых он является». Примыкает к культурным правам и право на образование, обозначенное
в 26-й статье декларации, поскольку образование не может существовать вне культуры. Об-
ратим внимание на то, как во 2-м пункте статьи подчеркивается, что образование должно
быть направлено к полному развитию человеческой личности и к увеличению уважения
к правам человека и основным свободам.
В декабре 1966 года Генеральной Ассамблеей ООН были приняты документы, разви-
вающие идеи Всеобщей декларации прав человека — Международный пакт о гражданских
и политических правах (вступил в силу 3 января 1976 г.), надзор за выполнением которого
был поручен Комитету по правам человека ООН, а также Международный пакт об эконо-
мических, социальных и культурных правах, которым занимается Комитет по экономиче-
ским, социальным и культурным правам.
Официально конвенционного определения культурных прав не существует. В право-
вых актах разрабатываются вопросы реализации отдельных их категорий. Например, во
Всеобщей декларации о культурном разнообразии акцентирована тема защиты культурного
разнообразия. Однако в 5-й статье декларации можно найти рабочее определение культур-
ных прав, которые составляют неотъемлемую часть прав человека, являются универсаль-
ными, неразделимыми и взаимозависимыми. «Каждый человек должен иметь возможность
для самовыражения, творчества и распространения своих произведений на любом языке по
своему выбору, и в частности на своем родном языке; каждый человек имеет право на ка-
чественное образование и профессиональную подготовку в условиях полного уважения его

—485—
ART HISTORY IN THE CONTEXT OF OTHER SCIENCES IN MODERN WORLD: Parallels and Interactions

культурной самобытности; каждый человек должен иметь возможность участвовать в куль-


турной жизни по своему выбору и придерживаться своих культурных традиций при усло-
вии соблюдения прав человека и основных свобод» (Всеобщая декларация о культурном
разнообразии, 2001).
В Замечании общего порядка № 21 по праву на участие в культурной жизни — пункт
1-а 15-й статьи Международного пакта об экономических, социальных и культурных пра-
вах, принятого Комитетом по экономическим, социальным и культурным правам в ноябре
2009-го года, перечислены культурные права, а именно право каждого человека на участие
в культурной жизни; право на пользование результатами научного прогресса и их практи-
ческого применения; право на пользование защитой моральных и материальных интересов,
возникших в связи с любыми научными, литературными или художественными трудами,
автором которых он является; право на свободу, необходимую для научных исследований
и творческой деятельности (Замечание общего порядка № 21, 2009). Что касается конкретно
права на участие в культурной жизни, для его реализации государство, с одной стороны,
должно воздерживаться от определенных действий (например, от вмешательства в культур-
ную политику), а с другой обеспечить предварительные условия для участия в культурной
жизни, для содействия ей и для ее поощрения (пункт 6). Заметим, что решение человека
относительно осуществления или отказа от права на участие в культурной жизни на инди-
видуальной основе или совместно с другими является культурным выбором (пункт 7).
Важно, что, по мнению Н. Волковой, именно право человека на участие в культурной жизни
составляет ядро культурных прав человека (Волкова, 2013, с. 13).
Многие основополагающие документы по вопросам прав человека, а также тематиче-
ские, справочные, учебно-образовательные и методологические материалы аккумулиро-
ваны на сайте Управления Верховного комиссара — главного должностного лица ООН по
правам человека (Управление Верховного комиссара, 2020). Даже поверхностный анализ
этих публикаций убеждает в том, что вопросы культуры оказываются на периферии стра-
тегических приоритетов. Что касается «параллельных отчетов», поступающих от непра-
вительственных организаций, акцент в них делается на охране интеллектуальной собствен-
ности (авторском праве, которое является подотраслью гражданского права), а также на
возможностях широкого (разумеется, легального) распространения произведений искус-
ства, в том числе, музыкальных, через Интернет (D. Baskerville & T. Baskerville, 2016,
р. 348).
Перечень документов и норм, регламентирующих различные стороны культурной дея-
тельности в Российской Федерации, достаточно велик. Законодательство РФ в сфере куль-
туры включает федеральное законодательство и законодательство субъектов РФ. Помимо
этого, в его структуру входят нормативные акты, принятые органами местного самоуправ-
ления. Однако для эффективной реализации и защиты культурных прав и свобод необхо-
димо не только формирование системы гарантий, но создание механизма их реализации. С
другой стороны, рост общественных потребностей является катализатором законодатель-
ного закрепления гражданских прав в области культуры.
Кроме официальных документов, существует ряд программных манифестов, где обо-
значены как культурные права каждого, так и права самой культуры. Огромный обществен-
ный резонанс вызвала «Декларация прав культуры» Д. Лихачева. В документе зафиксиро-
вано неотъемлемое право каждого гражданина на участие в культурной жизни (ст. 5) при

—486—
ART HISTORY IN THE CONTEXT OF OTHER SCIENCES IN MODERN WORLD: Parallels and Interactions

равенстве возможностей и условий культурного развития (ст. 9). Это предполагает художе-
ственное и эстетическое воспитание подрастающего поколения, поддержку молодых даро-
ваний и воспроизводство творческой элиты (ст. 12); поощрение инициативы и обеспечение
участия различных групп населения в создании, сохранении, распространении и потребле-
нии ценностей культуры (ст. 14) (Лихачев, 1995).
Здесь мы впервые сталкиваемся с проблемой равенства, понимаемого как равенство
возможностей и условий культурного развития. Следующая ступень — представление о
справедливости, поскольку, по словам В. Нерсесянца, осознание права как формального
равенства включает в себя справедливость (Нерсесянц, 2001, с. 7). О. Аверьянова трактует
право, как совокупность норм равенства и справедливости (Аверьянова, 2016, с. 51), а Ю.
Романов и В. Барабанщиков дополняют критерии оценки права постижением добра и зла,
истины и красоты (Романов, Барабанщиков, 2014, с. 57). Отношение к справедливости обу-
словлено социальными, культурными, политическими, экономическими и другими факто-
рами. Существует также ряд «вечных» нравственных императивов (Гулевич, 2011, с. 219).
В зависимости от точки зрения на природу явления, справедливость рассматривают, как
этическую или правовую категорию, соответственно, в поле внимания исследователей по-
падают как идеи блага, так и идеи права.
Борьбой за социальную справедливость проникнута вся история человечества, однако
общественное устройство по-прежнему далеко от совершенства. Остается согласиться с
Н. Бердяевым и признать, что «суровый исторический пессимизм освобождает нас от вся-
ких земных утопий и иллюзий совершенного общественного устроения» (Бердяев, 2012,
с. 303). Однако философы, историки, политики не отказываются от призрачной надежды
нащупать верный путь. Их поиски все явственнее смещаются в сферу духовного. Челове-
ческая жизнь не сводится к потреблению. Наше главное, истинное предназначение, считает
немецкий социолог и философ Э. Фромм, — созидание. Развитие индивидуальности, реа-
лизация личности человека — высшая цель, которую нельзя подчинять иным, якобы более
достойным целям (Фромм, 1995, с. 220). В моральном сознании XXI века меняется сам
взгляд на предмет справедливости. Важен переход от интереса к распределению матери-
альных благ к вопросам воздаяния благами духовными и прежде всего к признанию права
на достоинство (Кашников, 2001, с. 89).
Мир культуры — это прибежище, жизненное пространство свободного человека, уни-
кального в собственной индивидуальности, реально оценить достоинства которой можно
лишь в процессе общественных отношений. Что касается времени, в котором протекает
жизнь свободной личности, — это не биологическое, но «общественное» время, время сво-
бодного труда, посвященного самосовершенствованию. Приобщение к культуре, по образ-
ному выражению российского философа В. Келле, есть единение с вечностью, ведь «чело-
век — единственное существо на планете Земля, способное быть свободным. И человек —
единственное существо, созидающее культуру. Человеческое бытие — бытие в культуре»
(Келле, 2008, с. 44).
Итак, мы имеем моральную категорию «права на культуру», которая, будучи подкреп-
лена законодательно, безусловно, гораздо шире юридической категории «культурного
права». Заметим, что в современных исследованиях культурного права, нередко осуществ-
ляемых на междисциплинарной основе, помимо исторического, философского, социологи-
ческого, психологического, нередко практикуется культурологический подход. Прежде чем

—487—
ART HISTORY IN THE CONTEXT OF OTHER SCIENCES IN MODERN WORLD: Parallels and Interactions

предлагать закрепить в научном лексиконе понятие «права на музыку», попробуем обосно-


вать безусловную необходимость такого шага.
Академическое музыкальное искусство принято рассматривать как элитарное, доступ-
ное избранным. Однако классическая музыка, являясь частью общечеловеческого культур-
ного достояния, согласно принципам современной демократии, должна принадлежать всем
— в равной степени богатым и бедным, молодым и пожилым, живущим в столице или про-
винции, ярко одаренным и «обделенным» музыкальными талантами. В этом, собственно, и
заключается «право на музыку», которое необходимо декларировать по ряду причин. Ос-
новная причина состоит в том, что широкое распространение интереса к серьезной музыке
может служить действенным средством консолидации нашего общества.
Главным законом страны, регламентирующим в числе прочих права и свободы граждан
в области культуры, является Конституция. В соответствии со статьей 44 Конституции Рос-
сийской Федерации каждый гражданин имеет равное право на участие в культурной жизни.
Само значение слова «участие» предполагает совместную активную деятельность, участие
же в той части культурной жизни, которая связана с занятиями искусством, в частности
музыкой, должно рассматриваться как сотворчество. Именно принцип сотворчества явля-
ется основополагающим в реализации всеобщего права на музыку. В разделе «Общие поло-
жения» «Основ государственной культурной политики» (Основы государственной куль-
турной политики, 2015) дано емкое определение понятия «культурная деятельность». Ана-
логичное определение может быть использовано в отношении «музыкальной деятельно-
сти».
Состав участников музыкальной жизни неоднороден. Условно их можно разделить на
две большие группы: музыкантов и меломанов. Соотношение между группами представим
в виде весов — чтобы их чаши находились в равновесии, необходимо внимательно следить
за соотношением количества участников групп. Любое изменение в составе пропорцио-
нально отразится на содержании целого. Чем больше появится меломанов, тем больше му-
зыкантов будет востребовано, тем ярче, насыщеннее, интереснее и разнообразнее будет
протекать музыкальная жизнь.
К первой обозначенной группе относятся не только композиторы и исполнители, но
педагоги-музыканты, мастера музыкальных инструментов, нотные издатели, концертные
менеджеры, музыкальные критики, звукорежиссеры — все, кто вовлечен в организацию
музыкальной жизни. Меломаны не задействованы непосредственно в организации публич-
ной музыкальной жизни, и в этом их единственное отличие от музыкантов. Хочется под-
черкнуть, что не стоит делить музыкальное сообщество на профессионалов и непрофесси-
оналов. В этом случае участники одной из групп оказываются заведомо в проигрыше: у них
нет профессионального образования, они «хуже», ниже рангом, что заведомо неверно. Точ-
нее было бы обозначить группу «меломанов» как «слушательскую аудиторию», без лишних
колебаний оставив в стороне традицию восприятия слушателя как пассивного наблюдателя.
По убеждению В. Фуртвенглера, концертная публика всегда играет непосредственную, как
бы персонифицированную роль, включаясь в творческий диалог: «Любовный союз худож-
ник – публика, как и всякий настоящий любовный союз, держится лишь взаимностью»
(Фуртвенглер, 1966, c. 183–184). Н. Арнонкур также говорит о природном единстве слуша-
теля и исполнителя (Арнонкур, с. 11).
Крупнейший авторитет в области музыкальной эстетики и социологии Т. Адорно вы-
водит определенные типы отношения к музыке, исходя из степени постижения содержания

—488—
ART HISTORY IN THE CONTEXT OF OTHER SCIENCES IN MODERN WORLD: Parallels and Interactions

музыкального сочинения. К первому типу — эксперта-слушателя — он относит професси-


ональных музыкантов, замечая в скобках, что «не все из них удовлетворят таким критериям,
а многие исполнители, скорее, станут противиться им» (Адорно, 1998, с. 14). Адорно рас-
сматривает музыканта как слушателя. Правомерно ли в таком случае противопоставлять
музыканта и слушателя, а также отожествлять слушателя с меломаном?
Кажущееся противоречие разрешает сам Адорно. Анализируя современную ему ситу-
ацию, он сетует на недостаток «хороших слушателей». К этому типу автор причисляет «му-
зыкальных людей», то есть меломанов. Таким образом, обнажается обозначенная выше
проблема диспропорции в соотношении групп участников музыкальной жизни, когда «вся-
кий или понимает все, или не понимает ничего» (Адорно, 1998, с. 15).
Ряд причин на протяжении истории мешал реализовать всеобщее «право на музыку».
Участие в музыкальной жизни зависит в значительной мере от материальных условий —
не только непосредственной платежеспособности потенциальных слушателей, но и от их
места в социальной иерархии. «Музыка реализуется в музыкальной жизни, но музыкальная
жизнь противоречит музыке» (Адорно, 1998, с. 108). Не побоимся утверждать: музыкальная
жизнь обнажает социальные противоречия, но она же способна их снять! Что же в таком
случае способно помешать стать меломаном?
Полноправным участником музыкальной жизни может стать любой при условии музы-
кальности, развитой в достаточной степени. У одних соответствующие природные задатки
выражены ярче, в таком случае говорят о музыкальной одаренности. У других — слабее, и
требуются определенные усилия, чтобы музыкальность проявилась в полной мере. В лю-
бом случае, музыкальные способности необходимо развивать и активно использовать,
иначе происходит «атрофия музыкальности». Увы, сегодня процент этого заболевания
неуклонно растет.
Нет смысла задаваться вопросом: «Кто убил классическую музыку?» Необходимо ис-
кать пути ее воскрешения. Пора всерьез задуматься над словами Х. фон Бальтазара, като-
лического теолога и философа музыки, который утверждал, что спасение искусства —
в опоре не на творцов прекрасного, а на более прочную, объективную и широкую основу
всего человечества (Бальтазар, 2006, с. 38). Высокомерное отношение музыкантов-профес-
сионалов к слушателям-дилетантам давно превысило критический уровень. Триединство:
композитор-исполнитель-слушатель, о котором говорил Д. Кабалевский, нарушено. Знаме-
нитая басня И. Крылова иллюстрирует текущее состояние конфронтации: лебедь, рак и
щука тянут телегу в разные стороны, споря при этом, кто главный и, соответственно, пра-
вый. Речь идет даже не о недопонимании, но об открытом противостоянии. «Взаимозави-
симость превратилась в потасовку: композитор против публики», — констатировал
Л. Бернстайн в 1966 году (Бернстайн, 1978, с. 55). Вместе с тем маэстро подчеркивал, что
интерес публики к классической (старой) музыке неизменно растет. Сегодня положение
куда серьезнее, ведь назрел еще один острый конфликт — между публикой и исполните-
лями. Ситуация такова, что музыкальное искусство все больше теряет связь с реальностью.
Классическая музыка подавляющим большинством воспринимается как музейный экспо-
нат — бесспорно ценный, но абсолютно бесполезный. Дело не в художественном кризисе.
Проблема в вопиющем пренебрежении интересами потенциального потребителя.
С сожалением приходится констатировать удручающе низкий уровень активности ря-
довых участников музыкальной жизни — меломанов. Практически уничтожена культура

—489—
ART HISTORY IN THE CONTEXT OF OTHER SCIENCES IN MODERN WORLD: Parallels and Interactions

бытового музицирования. Полупустые концертные залы часто свидетельствуют о тщетно-


сти усилий как организаторов концертов, так музыкантов-исполнителей. Интересная, ред-
кая программа концерта, неожиданная концепция, оригинальное прочтение сочинения, вы-
сокий исполнительский уровень не являются гарантией кассового успеха, а престиж меро-
приятия цинично определяется ценой входного билета.
Речь идет не о том, чтобы в угоду публике жертвовать творческими принципами. За-
дача не развлечь, но увлечь, не навязать очередную «услугу», а воспитать устойчивую по-
требность в музыкальном искусстве. Для этого нужно сформировать соответствующую
культурную среду, создать интеллектуальное сообщество, основанное на принципе «му-
зыка не удел избранных, а общее достояние». Необходимо, наконец, реализовать всеобщее
право на музыку путем формирования устойчивой взаимосвязи между музыкантами и мас-
совой аудиторией. Такой тандем позволит вовлечь в занятия музыкой всех без исключения.
С другой стороны, рост уровня общей музыкальной культуры позволит успешно решить
проблему неуклонного падения престижа профессии музыканта.
Защита музыкальных прав является важной частью миссии Международного музы-
кального совета (IMC) при ЮНЕСКО (International Music Council, 2020). Что касается прак-
тических шагов по реализации права на музыку, они были намечены в письме Председателя
Международного музыкального совета, сэра Иегуди Менухина и его заместителя, извест-
ного советского музыковеда Б. Ярустовского к членам IMC по случаю проведения Первого
Международного дня музыки. Во второй части послания, текст которого при цитировании,
как правило, опускается, приведен подробный «план действий». Согласно ему, в День му-
зыки должны быть аккумулированы все силы и использованы все возможности, организо-
ваны концерты, лекции, встречи, конкурсы, выставки, теле- и радио-дебаты с участием
крупных художников, писателей и даже политиков, являющихся меломанами. Необходимо
мобилизовать все средства: радио и телевидение, концертные и любительские общества,
оперные труппы, использовать в своих интересах концертные залы, театры, культурные
центры, университеты, церкви, школы, заводы, а также открытое пространство: парки,
сады, стадионы (Letter to all IMC members, 1974).
За последнее время в России появился ряд официальных документов, напрямую затра-
гивающих интересы музыкальной общественности, что является подтверждением при-
стального внимания к обозначенной проблеме со стороны государства. В частности, Депар-
таментом образования и науки Министерства культуры Российской Федерации была под-
готовлена Программа развития системы российского музыкального образования на период
с 2015 по 2020 годы, особый акцент в которой сделан на отсутствии понимания основопо-
лагающего значения музыкального искусства и детского творчества в духовно-нравствен-
ном воспитании подрастающего поколения и острой необходимости исправить эту ситуа-
цию. Стратегической задачей программы является активное участие образовательных ор-
ганизаций и организаций культуры в построении «более совершенного общества будущего
— общества, нацеленного не на потребление, а на устойчивое развитие и духовное совер-
шенствование» (Программа развития, 2014).
В Концепции развития концертной деятельности в области академической музыки в
Российской Федерации, в разделе VI («Общественное продвижение академической му-
зыки») отмечено, что системная работа по приобщению населения к академической музыке

—490—
ART HISTORY IN THE CONTEXT OF OTHER SCIENCES IN MODERN WORLD: Parallels and Interactions

должна вестись с использованием разнообразных форм и инновационных методов музы-


кального просветительства для различных слоев и возрастных категорий населения, прежде
всего детей и юношества (Концепция развития, 2015).
В связи с вышеизложенным мы считаем своевременным и крайне необходимым подго-
товить Декларацию всеобщего права на музыку и призвать музыкальную общественность
к обсуждению проекта.

Проект Декларации всеобщего права на музыку. Общие положения


1) Право на музыку подразумевает равное участие граждан в музыкальной жизни об-
щества.
2) Рассматриваемое как составная часть гарантированного Конституцией РФ права
на участие граждан в культурной жизни страны (ст. 44), право на музыку должно
быть обеспечено государством.
3) Право на музыку дано человеку от рождения. Каждый, вне зависимости от нацио-
нальности, пола, возраста, экономического и социального положения, политиче-
ских и религиозных убеждений, места проживания, имеет право занять свое место
в музыкальном сообществе, в основе которого лежат принципы взаимного уваже-
ния и солидарности всех его участников — музыкантов и меломанов.
4) К группе музыкантов относятся не только композиторы и исполнители, но педа-
гоги-музыканты, мастера музыкальных инструментов, нотные издатели, концерт-
ные менеджеры, музыкальные критики, звукорежиссеры и пр. — все, кто вовлечен
в организацию музыкальной жизни, кто готовит и реализует любые музыкальные
проекты. Меломаны не задействованы непосредственно в организации публичной
музыкальной жизни, и в этом их единственное отличие от музыкантов.
5) Профессиональные музыканты должны взять на себя главную заботу по реализа-
ции всеобщего права на музыку, выступить инициаторами в поиске новых возмож-
ностей для расширения аудитории классического музыкального искусства, все-
цело способствовать тому, чтобы все без исключения смогли стать полноправ-
ными членами музыкального сообщества.
6) Врожденный уровень музыкальных способностей не может являться препят-
ствием в реализации права на музыку. В любой момент жизни человек должен
иметь возможность стать активным участником музыкальной жизни, овладеть му-
зыкальным языком, получить доступ ко всему классическому музыкальному
наследию.
7) Классическое музыкальное наследие равнодоступно для понимания детьми и
взрослыми. Нет классической музыки, которую кому бы то ни было слушать было
рано. Чтобы иметь возможность понять и полюбить, надо иметь возможность
услышать музыкальные произведения любой формы, жанровой принадлежности,
стиля, инструментального состава.
8) Сам человек вправе выбрать «путь вхождения» в мир высокой классики. При этом
каждый должен иметь возможность получить полноценное музыкальное образо-
вание, регулярно посещать концертные залы и оперные театры, слушать класси-
ческую музыку в записи, по радио, телевидению, получать необходимую инфор-
мацию о музыке и музыкантах, делиться этой информацией с другими.

—491—
ART HISTORY IN THE CONTEXT OF OTHER SCIENCES IN MODERN WORLD: Parallels and Interactions

9) Отсутствие желания воспользоваться правом на музыку объясняется большей ча-


стью неосведомленностью. Осознание собственного права способно пробудить
это желание. Каждый человек должен быть информирован о праве на музыку, ко-
торым он обладает, а также о возможностях реализации этого права и планируе-
мом эффекте.
10) Общественная информация о всеобщем праве на музыку должна распространяться
путем реализации различных программ по поддержке музыкального искусства
(музыкального образования, музыкального творчества, музыкального издатель-
ства, концертно-исполнительской деятельности), через СМИ, не только прямыми,
но и косвенными путями.
11) Музыка должна стать не фоном, но содержательной частью нашей жизни.

Литература
1 Аверьянова О.В. Многообразие понимания современных типов сущности права // Типы
правопонимания и вызовы меняющегося мира: Сборник научных статей по результа-
там Международной научно-практической конференции. СПб.: Российский государ-
ственный педагогический университет им. А.И. Герцена, 23–24 сентября 2016 г. / Cост.
А.А. Дорская. СПб.: Астерион, 2016. C. 51–57.
2 Адорно Т. Избранное: Социология музыки. М.; СПб.: Университетская книга, 1998.
444 с.
3 Арнонкур Н. Музыка языком звуков. Путь к новому пониманию музыки. Издательство
и год не указаны. 204 с.
4 Бальтазар Г.У. фон. Раскрытие музыкальной идеи. Опыт синтеза музыки // Богословие
и музыка. Три речи о Моцарте / Ред. А. Горелов, Р. Островский. М.: Библейско-бого-
словский институт св. апостола Андрея, 2006. С. 2–46.
5 Бердяев Н.А. Философия неравенства. М.: Институт русской цивилизации, 2012. 624 с.
6 Бернстайн Л. Музыка — всем. М.: Советский композитор, 1978. 261 с.
7 Волкова Н.В. Защита культурных прав человека в Международном праве: авто-
реф. дис. … канд. юр. наук: 12.00.10. М.: Российский университет дружбы народов,
2013. 23 с.
8 Всеобщая декларация о культурном разнообразии. Принята 2 ноября 2001 года Гене-
ральной конференцией Организации Объединенных Наций по вопросам образования,
науки и культуры. URL:
https://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/cultural_diversity.shtml (дата об-
ращения: 11.11.2019).
9 Всеобщая декларация прав человека. Принята резолюцией 217 А (III) Генеральной Ас-
самблеи ООН от 10 декабря 1948 года. URL:
https://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/declhr.shtml (дата обращения:
18.11.2019).
10 Гулевич О.А. Социальная психология справедливости. М.: Институт психологии РАН,
2011. 284 с.
11 Замечание общего порядка № 21 по праву на участие в культурной жизни (пункт 1 а)
статьи 15 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах,
принятом Комитетом по экономическим, социальным и культурным правам в ноябре

—492—
ART HISTORY IN THE CONTEXT OF OTHER SCIENCES IN MODERN WORLD: Parallels and Interactions

2009-го года. URL: http://www.cdep.ru/mps/4/ch2/GC/GC%202009.pdf (дата обращения:


18.11.2019).
12 Кант И. Введение в метафизику нравов. Метафизика нравов. Электронная библиотека
«Гражданское общество в России». 34 с. URL:
https://www.civisbook.ru/files/File/Kant_Metaphisika_1.pdf (дата обращения: 18.11.2019).
13 Кашников Б.Н. Концепция общей справедливости Аристотеля: Опыт реконструкции //
Журнальный клуб Интелрос. Этическая мысль, № 2, 2001. С. 89–118. URL:
https://iphras.ru/uplfile/root/biblio/em/em2/6.pdf (дата обращения: 11.11.2019).
14 Келле В.Ж. Культура и свобода // Философский журнал, Институт философии РАН.
2008. № 1. С. 44–53.
15 Концепция развития концертной деятельности в области академической музыки в Рос-
сийской Федерации на период до 2025 года. Утверждена Распоряжением Правитель-
ства РФ от 24 ноября 2015 года № 2395-р. URL: http://docs.cntd.ru/document/420318814
(дата обращения: 18.11.2019).
16 Коробова А.П., Ибрагимов Т.Е. Правопонимание в современной России // Юридиче-
ский факт. 2018. № 26. С. 36–38.
17 Лихачев Д.С. Декларация прав культуры и ее международное значение. URL:
https://www.lihachev.ru/lihachev/deklaratsiya/znachenie/ (дата обращения: 18.11.2019).
18 Могилкина С.Н. Современные типы правопонимания // Молодой ученый. 2018. № 7.
С. 142–144.
19 Нерсесянц В.С. Право как необходимая форма равенства, свободы и справедливости //
Социс. 2001. № 10. С. 3–15.
20 Основы государственной культурной политики. Утверждены Указом Президента Рос-
сийской Федерации от 24 декабря 2014 года № 808. URL:
https://mosgortur.ru/uploads/files/5c01226c07022.pdf (дата обращения: 13.10.2020).
21 Программа развития системы российского музыкального образования на период с 2015
по 2020 годы и план мероприятий по ее реализации (утв. Минкультуры России
29.12.2014). URL:
http://jdshi2.mo.muzkult.ru/media/2018/08/14/1227635630/programma_razvitija_2015_202
0.pdf (дата обращения: 18.11.2019).
22 Романов Ю.И.; Барабанщиков В.Н. Базовые категории философии права: право и куль-
тура // Журнал правовых и экономических исследований. 2014. № 2. С. 57–63.
23 Сигалов К.Е. Правопонимание в контексте философского сознания // Типы правопони-
мания и вызовы меняющегося мира: Сб. науч: статей по результатам Международной
научно-практической конференции. СПб., Российский государственный педагогиче-
ский университет им. А.И. Герцена, 23–24 сентября 2016 г. / Cост. А.А. Дорская. СПб.:
Астерион, 2016. С. 10–18.
24 Станкевич Г.В.; Цапко М.И.; Бабаян Р.А. Современное правопонимание в России: си-
туация концептуальной неопределенности // Отечественная юриспруденция. 2015. № 1.
С. 4–5.
25 Управление Верховного комиссара ООН по правам человека. Режим доступа:
https://www.ohchr.org/RU/AboutUs/Pages/WhoWeAre.aspx (дата обращения:
18.11.2019).
26 Философия права. Курс лекций: учебное пособие: в 2 т. Т. 1 / С.Н. Бабурин, А.Г. Бе-
режнов, Е.А. Воротилин [и др.]; отв. ред. М.Н. Марченко. М.: Проспект, 2014. 552 с.

—493—
ART HISTORY IN THE CONTEXT OF OTHER SCIENCES IN MODERN WORLD: Parallels and Interactions

27 Фромм Э. Бегство от свободы. М.: Прогресс-Универс, 1995. 251 с.


28 Фуртвенглер В. Из литературного наследия // Исполнительское искусство зарубежных
стран. Выпуск 2 / Сост. Г.Я. Эдельман. М.: Музыка, 1966. С. 161–164.
29 Честнов И.Л. Культуральный тип правопонимания // Типы правопонимания и вызовы
меняющегося мира: Сб. науч. ст. по мат-ам Междунар. науч.-практ. конф. (СПб., Рос-
сийский государственный педагогический университет им. А.И. Герцена, 23–24 сен-
тября 2016 г.) / Cост. А.А. Дорская. СПб.: Астерион, 2016. С. 18–28.
30 Baskerville D., & Baskerville T. Music business handbook and career guide. Los Angeles:
Sage Publications, 201611. 600 р.
31 Letter to all IMC members dated November 30, 1974 and signed by Yehudi Menuhin and
Boris Yarustowski. URL: http://www.imc-cim.org/programme/international-music-day.html
(дата обращения: 18.11.2019).
32 The International Music Council. Five music rights. URL: http://www.imc-cim.org/about-
imc-separator/five-music-rights.html (дата обращения: 18.11.2019).

References
Adorno, T.W. (1998). Izbrannoe: Sociologiya muzyki [Selected works: The sociology of music].
Universitetskaya kniga.
Aver’yanova, O.V. (2016). Mnogoobrazie ponimaniya sovremennyh tipov sushchnosti prava [Di-
versity of understanding of modern types of the essence of law]. In A. Dorskaya (Ed.). Tipy
pravoponimaniya i vyzovy menyayushchegosya mira [Types of legal understanding and chal-
lenges of the changing world]. The International Scientific and Practical Conference, St. Pe-
tersburg, Herzen State Pedagogical University of Russia (рр. 51–57). Asterion.
Baltasar, G. (2006). Raskrytie muzykal’noj idei. Opyt sinteza muzyki [Disclosure of musical ideas.
Experience the fusion of music]. In A. Gorelov, R. Ostrovskij (Eds.), Bogoslovie i muzyka.
Tri rechi o Motsarte [Theology and music. Three speeches about Mozart]. St. Andrew’s Bib-
lical Theological Institute, 2–46.
Baskerville, D., & Baskerville, T. (2016). Music business handbook and career guide. Sage Pub-
lications.
Berdyaev, N.A. (2012). Filosofiya neravenstva [The Philosophy of inequality]. Institute of Rus-
sian Civilization.
Bernstein, L. (1978). Muzyka – vsem [Music to all]. Sovetskij kompozitor.
Chestnov, I.L. (2016). Kul’tural’nyj tip pravoponimaniya [Cultural type of law understanding].
In Tipy pravoponimaniya i vyzovy menyayushchegosya mira [Types of legal understanding
and challenges of the changing world]: The International Scientific and Practical Conference,
St. Petersburg, Herzen State Pedagogical University of Russia (рр. 18–28). Asterion.
Fromm, E. (1995). Begstvo ot svobody [Escape from freedom]. Progress-Univers.
Furtwängler, W. (1966). Iz literaturnogo naslediya [From the literary heritage]. In G.Ya. Edel’man
(Ed.), Ispolnitel’skoe iskusstvo zarubezhnyh stran [Performing arts of foreign countries].
(Vol. 2, рр. 161–164). Muzyka.
Gulevich, O.A. (2011). Social’naya psihologiya spravedlivosti [Social psychology of justice].
The Institute of Psychology of Russian Academy of Sciences.
Harnoncourt, N. (n.d.) Muzyka yazykom zvukov. Put’ k novomu ponimaniyu muzyki [Music as
speech. ways to a new understanding of music translated]. (n.p.).

—494—
ART HISTORY IN THE CONTEXT OF OTHER SCIENCES IN MODERN WORLD: Parallels and Interactions

International music council (2020). Five music rights. Retrieved November 18, 2019, from
http://www.imc-cim.org/about-imc-separator/five-music-rights.html
Kant, I. (n.d.). Vvedenie v metafiziku nravov. Metafizika nravov [Introduction to the metaphysic
of morals. the metaphysics of morals]. Electronic library „Civil society in Russia.“ Retrieved
November 18, 2019, from https://www.civisbook.ru/files/File/Kant_Metaphisika_1.pdf
Kashnikov, B.N. (2001). Koncepciya obshchej spravedlivosti Aristotelya: Opyt rekonstruktsii
[The concept of general justice of Aristotle: the experience of reconstruction]. Intelros mag-
azine club. Eticheskaya Mysl’, 2, 89–118. Retrieved November 18, 2019, from https://iph-
ras.ru/uplfile/root/biblio/em/em2/6.pdf
Kelle, V.Zh. (2008). Kul’tura i svoboda [Culture and freedom]. Philosophy journal, 1, 44–53.
The Institute of Philosophy, Russian Academy of Sciences.
Korobova, A.P., & Ibragimov, T.E. (2018). Pravoponimanie v sovremennoj Rossii [The under-
standing of law in contemporary Russia]. Yuridicheskij fakt, 26, 36–38.
Lihachev, D.S. (1995). Deklaraciya prav kul’tury i eyo mezhdunarodnoe znachenie [Declaration
of the rights of culture and its international importance]. Retrieved November 18, 2019, from
https://www.lihachev.ru/lihachev/deklaratsiya/znachenie
Marchenko, M.N. (Ed.). (2014). Filosofiya prava. Kurs lekcij [Philosophy of law. Course of lec-
tures] (in 2 books; Vol. 1). Prospekt.
Menuhin, Y., & Yarustowski, B. (1974) Letter to all IMC members dated November 30, 1974.
International music council. URL: Retrieved November 18, 2019, from http://www.imc-
cim.org/programme/international-music-day.html
Mogilkina, S.N. (2018). Sovremennye tipy pravoponimaniya [Modern types of legal understand-
ing]. Molodoj Uchenyj, (7), 142–144.
Nersesyanc, V.S. (2001). Pravo kak neobhodimaya forma ravenstva, svobody i spravedlivosti
[Law as a necessary form of equality, freedom and justice]. Socis, (10), 3–15.
Romanov, Yu.I., & Barabanshchikov V.N. (2014). Bazovye kategorii filosofii prava: pravo i
kul’tura [Basic categories of philosophy of law: law and culture]. Zhurnal Pravovyh i
Ekonomicheskih Issledovanij, (2), 57–63.
Russian Federation, Ministry of culture. (2014). Programma razvitiya sistemy rossijskogo
muzykal’nogo obrazovaniya na period s 2015 po 2020 gg. i plan meropriyatij po ee realizatsii
[The program of development of the system of Russian music education for the period from
2015 to 2020 and the action plan for its implementation (approved by the ministry of culture
of Russia 29.12.2014). Retrieved November 18, 2019, from http://jdshi2.mo.muzkult.ru/me-
dia/2018/08/14/1227635630/programma_razvitija_2015_2020.pdf
Russian Federation, Ministry of culture. (2015). Osnovy gosudarstvennoj kul’turnoj politiki [Sur-
vey of cultural policy in the Russian Federations]. Decree of the president of the Russian
Federation of December 24, 2014 No. 808. Retrieved October 13, 2020, from https://mos-
gortur.ru/uploads/files/5c01226c07022.pdf
Russian Federation. Government. (2015). Koncepciya razvitiya koncertnoj deyatel’nosti v oblasti
akademicheskoj muzyki v Rossijskoj Federatsii. Utverzhdena rasporyazheniem pravitel’stva
na period do 2025 goda ot 24 noyabrya 2015 goda № 2395-р [Concept for the development
of concert activity in the field of classical music in the Russian Federation for the period until
2025 (Resolution of government of Russian Federation No.2395-R of November 24, 2015)].
Retrieved November 18, 2019, from http://docs.cntd.ru/document/420318814

—495—
ART HISTORY IN THE CONTEXT OF OTHER SCIENCES IN MODERN WORLD: Parallels and Interactions

Sigalov, K.E. (2016). Pravoponimanie v kontekste filosofskogo soznaniya [Legal understanding


in the context of philosophical consciousness]. Tipy pravoponimaniya i vyzovy menyayush-
chegosya mira [Types of legal understanding and challenges of the changing world]. The In-
ternational Scientific and Practical Conference, St. Petersburg, Herzen State Pedagogical Uni-
versity of Russia (рр. 10–18). Asterion.
Stankevich, G.V., Capko, M.I., & Babayan, R.A. (2015). Sovremennoe pravoponimanie v Rossii:
situaciya konceptual’noj neopredelennosti [Modern legal understanding in Russia: The situa-
tion of conceptual uncertainty]. Otechestvennaya Yurisprudenciya, (1), 4–5.
United Nations. (1948). Vseobshchaya deklaraciya o kul’turnom raznoobrazii. Prinyata 2 noy-
abrya 2001 goda General’noj konferenciej Organizatsii Ob"edinennyh Nacij po voprosam
obrazovaniya, nauki i kul’tury [UNESCO Universal declaration on cultural diversity. Adopted
and proclaimed by the General conference of the United Nations Educational, Scientific and
Cultural Organization (UNESCO) at its thirty-first session on 2 November 2001.] Retrieved
November 18, 2019, from URL: https://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declara-
tions/cultural_diversity.shtml
United Nations. (1948). Vseobshchaya deklaraciya prav cheloveka. Prinyata rezolyuciej 217 A
(III) General’noj Assamblei OON ot 10 dekabrya 1948 goda [The Universal declaration of
human rights. Adopted and proclaimed by General Assembly resolution 217 A. (III) of 10
December 1948.] Retrieved November 18, 2019, from https://www.un.org/ru/docu-
ments/decl_conv/declarations/declhr.shtml
United Nations. (2009). Zamechanie obshchego poryadka № 21 po pravu na uchastie v kul’turnoj
zhizni (punkt 1 a) stat’i 15 Mezhdunarodnogo pakta ob ekonomicheskih, social’nyh i
kul’turnyh pravah, prinyatom Komitetom po ekonomicheskim, social’nym i kul’turnym pra-
vam v noyabre 2009-go goda [General comment No. 21. Right of everyone to take part in
cultural life (art. 15, para. 1 (a), of the International covenant on economic, social and cultural
rights). Forty-third session 2–20 November 2009.] Retrieved November 18, 2019, from
http://www.cdep.ru/mps/4/ch2/GC/GC%202009.pdf
United Nations. (2020). Upravlenie verhovnogo komissara OON po pravam cheloveka [Office of
the high commissioner for human rights]. Retrieved October 13, 2020, from
https://www.ohchr.org/RU/AboutUs/Pages/WhoWeAre.aspx
Volkova, N.V. (2013). Zashchita kul’turnyh prav cheloveka v mezhdunarodnom prave [Protection
of cultural human rights in international law] [PhD dissertation. The RUDN University].

Tatiana A. TSVETKOVSKAYA ЦВЕТКОВСКАЯ Татьяна Анатольевна


Руководитель специальных проектов ра- Head of special projects of radio Orpheus
дио «Орфей»

skoblik@mail.ru

—496—