Вы находитесь на странице: 1из 4

О телевидении и журналистике

МАССОВАЯ КУЛЬТУРА

Пьер Бурдье*

О ТЕЛЕВИДЕНИИ И ЖУРНАЛИСТИКЕ

В основе книги французского социолога Пьера Бурдье (1930–


2002) лежат лекции, прочитанные в Коллеж де Франс в 1995–1996 гг.
В главе «О телевидении» автор, как он пишет, «сражается за то,
чтобы телевидение, которое могло бы стать замечательным инстру-
ментом прямой демократии, не превратилось в инструмент символи-
ческого угнетения» (с.24).
Доступ человека на телевидение связан с цензурой, с потерей
независимости, ибо сюжет и разговор условия коммуникации опре-
деляются не им, а другими, причем ограничение времени «загоняет
речь в такие рамки, что становится маловероятным что-либо сказать»
(с.27). Эта цензура носит политический характер. Целая серия меха-
низмов превращает телевидение в форму «символической агрессии»
(с.29), ибо ТВ располагает своего рода монополией на формирование
сознания значительной части населения. Даже простой репортаж
подразумевает стоящее за ним социальное конструирование реально-
сти. Вместо отображения реальности телевидение начинает само соз-
давать реальность.
В выпусках новостей теле- и радиоканалов меняется лишь оче-
редность подаваемой информации, а люди, которые должны нас ин-
формировать, сами получают информацию от других информаторов.
Конкуренция между различными каналами «принимает форму вре-

*
Бурдье П. О телевидении и журналистике. – М., 2002. – 159 с.

151
Пьер Бурдье

меннóй конкуренции в погоне за сенсацией» (с.43). Цель ее – опере-


дить остальных.
Телевидение не самая благоприятная среда для выражения
мыслей, ибо спешка негативно влияет на мыслительный процесс.
Еще Платон противопоставлял философов, располагающих време-
нем, людям, находящимся на агоре, городской площади, которые
должны быстро принимать решения.
Теледебаты, по мнению Пьера Бурдье, бывают «истинно лож-
ные» и «ложно истинные». Первые признаются ложными сразу же и
всеми. В них дебатируют люди, «которые друг друга хорошо знают,
которые вместе обедают и ужинают» (с.46). Существуют дебаты по
всем признакам якобы настоящие, но это ложная истинность. В них
прежде всего сковывает свободу выступающих вмешательство телеве-
дущего. Однако решающий момент здесь – состав студии. Последний
очень важен, потому что он способствует созданию впечатления де-
мократического равновесия. Есть и невидимый, но также не менее
решающий фактор: «предварительно сделанная заготовка разговора с
ожидаемыми участниками, которая принимает форму своего рода
сценария» (с.51). Еще одно невидимое свойство теледебатов – сама
логика языковой игры. Это демократиическая дискуссия, представ-
ляемая как бой на ринге: «В ней должен быть герой, злодей, схватка
между ними… Но в то же время не все удары являются дозволенными.
Нужно, чтобы они вписывались в логику формального ученого язы-
ка» (с.52). Последний, находящийся за пределами видимости аспект,
– подсознание ведущего.
Телевидение – это средство массовой коммуникации, распо-
лагающее очень ограниченной независимостью, пишет Пьер Бурдье.
На ТВ воздействует целая серия принуждений, связанных с социаль-
ными отношениями между журналистами: конкуренция, объектив-
ная общность интересов, общность категорий восприятия и оценки и
пр. Тележурналисты являются «марионетками необходимости, кото-
рую нужно описать, структуры, которую необходимо выявить и вы-
ставить на всеобщее обозрение» (с.55).
Нет такого политического манифеста или общественной ак-
ции, которые для того чтобы получить доступ к телезрителю не оказа-
лись бы подвержены журналистскому отбору, т.е. цензуре. Ее осуще-
ствляют сами журналисты, которые, даже не отдавая себе в этом от-
чет, оставляют только то, что способно их заинтересовать, т.е. только

152
О телевидении и журналистике

то, что соответствует их видению мира, их категориям. Усиление


влияния коммерциализации на телевидение посредством рейтинго-
вого механизма постепенно распространяется и на все другие СМИ,
даже на самые «независимые» из них, которые позволяют навязать
себе телевизионную проблематику, подчиняющуюся коммерческой
логике.
В главе «Власть журналистики» Пьер Бурдье пишет вовсе не о
власти журналистов, а именно о власти всего поля журналистики, о
власти на различные поля культурного производства – юридическое,
литературное, артистическое, научное. «Степень независимости того
или иного СМИ определяется долей доходов, получаемых им от рек-
ламы и от государственных субсидий, а также степенью концентра-
ции рекламодателей» (с.92). Что касается степени независимости того
или иного журналиста, то она определяется страхом потерять работу,
положением газеты, в которой он трудится, положением его самого в
газете (собкорр, контрактник) и его способностью к созданию неза-
висимой информации.
Поле журналистики образовалось в XIX веке на основе оппози-
ции между газетами, предлагавшими «новости» сенсационного харак-
тера, и газетами, громко провозглашавшими свою «объективность»
(с.94). Как экономическое и политическое поля, журналистское поле
постоянно подвергается испытанию вердиктом рынка, либо посред-
ством прямой санкции со стороны клиентов, либо косвенной – через
механизм рейтинга. Журналисты тем более склонны принять «крите-
рий рейтинга», чем выше занимаемое ими положение.
Конкурентная борьба на поле журналистики заставляет стре-
миться к единообразию. «В этом легко можно убедиться, сравнив со-
держание крупных еженедельников или массовых телеканалов и ра-
диостанций» (с.97). Это в сущности парадоксальный эффект поля,
заставляющий рассказывать о том, о чем рассказали другие, и даже
переманивать к себе того или иного журналиста, причем не столько
из удовольствия иметь его у себя, сколько из желания помешать в
этом конкурентам.
Власть журналистского поля, его господство над другими по-
лями культурного производства проявляется в виде вмешательства
производителей культурной продукции, располагающихся где-то ме-
жду журналистским полем и специализированными полями (литера-
турным, философским и т.д.). Интеллектуалы – журналисты могут

153
Пьер Бурдье

навязать (в частности, через свои критические суждения) такие


принципы оценки культурных произведений, которые усиливают
эффект рейтинга, влияют на их производство, направляют выбор из-
дателей на более доступные и хорошо продающиеся произведения.
Постоянно возрастает влияние журналистского поля и на по-
литическое поле, способствуя ослаблению последнего, хотя общим
для этих двух полей является их прямая и сильная зависимость от
власти рынка и плебесцита. Опрос общественного мнения может ис-
пользоваться в качестве инструмента рациональной демагогии,
опять-таки способствуя ослаблению независимости политического
поля.
Чтобы понять, что происходит в поле журналистики, считает
Пьер Бурдье, необходимо определить уровень автономии поля, а
внутри поля – уровень автономии газеты, для которой пишет журна-
лист. Для этого имеются показатели. Для газеты это то, какая часть
финансирования идет от государства, от рекламодателей и т.д. Для
журналиста уровень автономии будет зависеть от его позиции в поле
журналистики, например, от его авторитета. «Свобода – это не то, что
падает с неба; она имеет свои уровни, которые зависят от позиции,
занимаемой агентом в социальных играх» (с.135).
И.Л.Галинская

154