Вы находитесь на странице: 1из 11

Ж.А.

Вардзелашвили

К ВОПРОСУ О ТОЛКОВАНИИ ТЕРМИНА "НОМИНАЦИЯ"

В ЛИНГВИСТИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЯХ

(Опубликовано: Славистика в Грузии. ТГУ. Выпуск 1. Тб., 2000, с. 62-68)

Полное лингвистическое описание лексических единиц языка невозможно без обращения к


теории номинации, к настоящему времени сложившейся в языкознании.

Теория номинации связана, прежде всего, с выяснением того, как соотносятся между собой
понятийные формы мышления, каким образом создаются, закрепляются и распределяются
наименования за разными фрагментами объективной реальности.

Наименование долгое время изучалось на уровне парадигматических отношений. В


философском периоде античные мыслители встали на материалистическую точку зрения в
понимании механизма номинации, признав в ней сложное многообразие соотношений между
словом, вещью и понятием (Аристотель, Гераклит, Демокрит, Платон, Августин). В период
признания ономасиологического и семасиологического аспектов рассмотрения наименования
особое место занимает признание условной грани между понятиями "значения" и "обозначения"
при отсутствии целостного системного описания слов.

Представители Пражского лингвистического кружка внесли вклад в развитие теории


номинации тем, что определили язык как систему знаков, служащих для реализации конкретной
цели.

Объектом номинативного аспекта знаковой теории языка являются все номинативные


средства языка, образованные разнообразными способами; в свете теории номинации
исследуются вопросы системности слов не только в их прямых, но и переносных значениях.

Несмотря на высокую частотность употребления термина "номинация" в современной


лингвистической литературе, его содержание до сих пор остается многозначным, что вносит
некоторую путаницу.

Во-первых, одно и то же название - номинация - обозначает как процесс создания,


закрепления и распределения наименования за разными фрагментами действительности, так и
значимую языковую единицу, образованную в процессе называния. (См. об этом: [1]).

Во-вторых, у разных исследователей часто не совпадает содержание терминов "первичная" и


"вторичная" номинация.
Так, Т.В.Булыгина [2], В.Г.Гак [3], А.А.Уфимцева [4] под первичной номинацией понимают
языковое означивание посредством слов и словосочетаний, а под вторичной - языковое
означивание при помощи предложений. При этом разграничение двух разных видов языкового
означивания - как слов и словосочетаний, с одной стороны (первичная номинация), и
предложений, с другой (вторичная номинация), нашло свое выражение у этих исследователей в
бинарных противопоставлениях:

1) как два вида знаков - номинативные и предикативные, знаки-наименования и знаки-


сообщения [2], частичные и полные знаки [3], [5]; 2) как два вида семиологических значимостей -
значение и смысл. номинативная и синтагматическая ценность знака [4], [5], [6];

3) как два принципа означивания системных средств - семиологический и семантический [7].

Отнесение слов и словосочетаний к первичной, а предложений - ко вторичной номинации


восходит к теории означивания Э.Бенвениста, понимающего под условиями означивания прежде
всего наличие средств языкового выражения той или иной семиологической значимости и факт
вхождения данного знака в ту или иную систему и определенного осмысления знака в этой
системе.

Под семиотическим Э.Бенвенист понимает способ означивания, который присущ языковому


знаку и передает ему статус целостной единицы: "знак существует том случае, если опознается как
означивающее всей совокупностью членов языкового коллектива и если у каждого вызывает в
общем одинаковые ассоциации и одинаковые представления" [7].

Под семантическим имеется в виду "специфический способ означивания, который


порождается речью" [7].

Отличительной особенностью двух способов, действующих в разных сферах: в номинативной


- семиологически, в сфере предикации - семантический Э.Бенвенист квалифицирует следующим
образом: "Семиотическое (знак) должно быть узнано, семантическое (речь) должно быть понято"
[7].

Исключительность человеческого языка, заключающаяся в осуществлении им одновременно


означивания и слов, и высказываний, откуда проистекает его метаязыковая способность
интерпретировать не только другие знаковые системы, но и самого себя, дает возможность
исследователям сделать вывод, что "в языке существуют две различные, хотя и взаимосвязанные
сферы означивания: 1) сфера первичного, собственно семиологического способа образования
словесных знаков, называющих повторяющиеся представления объективной действительности и
субъективного опыта носителей языка; 2) сфера вторичного означивания, создания высказываний
как "полных знаков" [6], [3], [8].
По словам А.А.Уфимцевой, "уже само название знаков первичного означивания - слов и
словосочетаний как номинативных, а знаков вторичного означивания - сообщений и
высказываний как предикативных, разграничивает их не только по сфере функционирования, но и
по своему основному значению.

Номинативные знаки обслуживают классификационно-номинативную сферу и, выполняя


репрезентативную функцию, обозначивают как единичные предметы и факты, так и дают имя
классу предметов или серии фактов, ибо они выражают обобщенные представления и понятия о
многообразном "мире вещей и идей".

Предикативные знаки обслуживают сферу коммуникаций, поэтому ядром означаемого этих


своеобразных знаков является коммуникативное задание, модальность высказывания, нечто
новое, ради чего создается данная речевая единица" [6].

Таким образом, отнесение терминов "первичная номинация" к словам и словосочетаниям, а


"вторичная номинация" - к предложениям обосновывается сопоставлением слов в системе языка
и предложений как речевых единиц к речи.

Первичная и вторичная номинация в таком понимании иначе представлена в терминах


"основная" и "модифицированная"; "глубокая" и "поверхностная" (см. об этом: [3], [8]).

ЯЗЫК

РЕЧЬ

первичное означивание

первичная номинация

основная номинация

глубокая номинация

ê
СЛОВА, СЛОВОСОЧЕТАНИЯ

вторичное означивание

вторичная номинация

модифицирующая номинация

поверхностная номинация

ПРЕДЛОЖЕНИЯ

Как уже отмечалось выше, существует и другое наполнение терминов “первичная” и


“вторичная” номинация.

Так, в работах С.С.Масловой-Лошанской [9], Г.В.Колшанского [10], Н.Д.Арутюновой [11],


Е.С.Кубряковой [12] и В.Н.Телия [13], [1] под первичной номинацией понимается изначально
языковое означивание, первообразное слово, то, которым, если обратиться к библейскому
образу, Адам нарек каждый предмет познаваемого им мира. (Ср.: “… в Адаме пробудилось
человеческое и он дал вещам имена, каждой согласно своему характеру…” [14]

Эту же мысль образно передал Ян Парандовский: “Адам только тогда стал властелином мира,
доверенного ему Богом, когда каждую вещь обозначил особым названием. Будь то растение,
насекомое или птица, но, пока мы не узнаем, как оно называется, это всего лишь неопределенная
частица мира растений, насекомых, птиц. Только в убогом и легкомысленном жаргоне
современных мещан неопределенное “это” выручает от незнания предметов; только такие люди
умеют жить среди вещей без названий и спокойно смотреть на “дерево”, “куст”, “злаки”. Народ не
терпит предметов, оторванных от действительности, поэтому непроизвольно он живет не среди
деревьев, а среди дубов, буков, берез, а злаки должен быть рожью или пшеницей” [15].

Первичная номинация в таком понимании - крайне редкое явление в современных языках,


поскольку она относится к первообразным словам типа море, пить, моргать, хлеб, белый.

Для обозначения способности современных языков пополнять свой номинативный


инвентарь вводится понятие вторичной номинации, под которой понимается использование
фонетического облика первообразной языковой единицы для нового обозначаемого, т.е.
появление нового значения в данной языковой единице.

При этом результаты вторичной номинации воспринимаются как производные по


морфологическому составу и по смыслу.

Способы вторичной номинации в таком понимании различаются в зависимости от языковых


средств, используемых для создания новых имен, и от характера взаимоотношений “имя-
реальность”.

По типу средств разграничивают:

1) словообразования как регулярный способ создания новых слов и значений;

2) синтаксическую транспозицию, при которой морфологические средства указывают на смену


синтаксической функции при сохранении лексического значения;

3) семантическую транспозицию, которая не меняет материального облика переосмысляемой


единицы и приводит к образованию многозначных слов, а также фразеологизмов различных
типов.

По характеру указания именем на действительность различают два типа вторичной номинации -


автономную и неавтономную (косвенную) [1].

Автономная номинация - это вторичные значения слов, которые обретают самостоятельную


номинативную функцию и называют тот или иной фрагмент объективной реальности, его признак
или действие автономно, на базе одного имени. В этом случае “закономерности выбора и
комбинации лексических единиц зависят … только от присущего им значения, которое
определяется поэтому как свободное” [1].

При неавтономной вторичной номинации формирование новой языковой единицы


происходит посредством такого использования комбинаторной техники языка, при которой
знаковая единица “всегда соотносится со своим обозначаемым косвенно, через посредство
семантически опорного для данной комбинации наименования” [1].

Так, в словосочетании человек долга слово человек обозначает носителя признака,


названного опорным наименованием (долг), с словосочетании тяжелый характер прилагательное
(тяжелый) соотносится с обозначаемым “неприятный в общении, неуживчивый” только при
посредстве опорного наименования человек.
Вторичные значения такого типа получили название неавтономных, поскольку “они лишены
способности указывать на мир автономно и реализуются только в сочетании с другими словами”
[1].

Так, прилагательное легкий в первичном значении -незначительный по весу” (легкая ноша) -


вторичная номинация; прилагательное легкий в значениях: а) “ловкий, изящный, быстрый” (о
походке, движениях); б) “простой для усвоения, доступный пониманию”; в) “незначительный,
небольшой, слабый”; г) “поверхностный, неглубокий, несерьезный”; д) “покладистый,
уживчивый”; е) “без тяжелого вооружения, подвижный” - представляет собой вторичную
неавтономную номинацию, поскольку реализуется только в сочетании со словами: а) походка,
мотылек; б) урок, задача, работа; в) мороз, туман, ветер, запах, печаль, улыбка, вздох; г)
отношение, разговор; д) человек; е) артиллерия, кавалерия.

Глагол прийти в значении “идя, следуя куда-л., достигнуть какого-то места, прибыть куда-л.”
(я пришел домой) - вторичная автономная номинация; этот же глагол в значении “достигнуть,
добиться чего-н.- вторичная неавтономная номинация, поскольку реализуется только в сочетании
со словами к убеждению, к решению, к истине, к мысли.

Отдельные значения многозначного слова в толковых словарях приводятся либо без каких-
либо помет, и это указывает на их автономность, или с определенными пометами типа “образн.”,
“перен.”, и это указывает на их неавтономность (косвенность).

Так, в словарной статье существительного герой (БАС) отмечено 5 значений:

ГЕРОЙ - 1. Человек, совершивший (совершающий) подвиги мужества, доблести,


самопожертвования. Герой гражданской войны. Герой Бреста.

2. Лицо, чем-л. отличившееся и привлекшее к себе внимание. Герой улицы. Герой дня.

3. перен. кого-чего. Лицо, являющееся для кого-л. предметом поклонения, восхищения, образцом
подражания. Герой ее юности. Герой девичьих грез. Герой отроческих мечтаний.

4. чего. Лицо, воплощающее в себе характерные черты своей эпохи, среды. Герой нашего
времени. Герой наших дней.

5. Главное действующее лицо литературного произведения (романа, пьесы). Герои Тургенева.

Автономная вторичная номинация представлена в данной словарной статье


существительным герой в первом значении “человек, совершающий подвиги”, а вторичная
косвенная - в остальных четырех значениях, поскольку они реализуются только в сочетании со
словами улица, день, дни, юность, мечтания, время, роман и т.д.

Выбор слов, обладающих значением этого типа, зависит от выбора семантически ключевых
для них слов, в комбинации с которыми первые и реализуют закрепленное за ними значение,
получившее название связанного” [1]; связанное значение в языке специально рассмотрено
автором в: [16].

Неавтономность знаковой функции номинаций со связанным значением сопряжена с


синсемантичностью этого значения. Под синсемантичностью значения слова понимается
способность указывать на элементы обозначаемой словом действительности только совместно с
указанием на нее другим определенным словом или рядом слов [17]. Это свойство связанного
значения сопряжено с особым характером его формирования, протекающего в процессах
косвенной номинации. Косвенно-производящий способ семантической структурации связанного
значения обуславливает и закономерности его употребления - выбор и комбинации с теми
словами, которые выступают как опорные наименования и через посредство которых, т.е.
косвенно, связанное значение соотносится с миром” [16].

Таким образом, косвенная вторичная номинация представлена в языке в логичной форме


тропов, к которым в ряду других, относится и метафора.

Изложим схематически содержание терминов, связанных с номинацией (вторая точка


зрения), и отметим, что мы разделяем именно такое понимание данных терминов.

НОМИНАЦИЯ

ПЕРВИЧНАЯ НОМИНАЦИЯ

изначальное означивание, первообразные слова

(пить, море, черный)

ВТОРИЧНАЯ НОМИНАЦИЯ

использование фонетического облика первообразной единицы для нового обозначаемого как


способность языка пополнять свой номинативный инвентарь

СРЕДСТВА ВТОРИЧНОЙ НОМИНАЦИИ

а) словообразование;

б) синтаксическая транспозиция (друг - дружить - дружба);


в) семантическая транспозиция (дочь - дочь народа;

лиса - “животное”; --- лиса - “хитрый человек;

вода течет --- мысли текут)

ВТОРИЧНАЯ НОМИНАЦИЯ (КОСВЕННАЯ КАК РЕЗУЛЬТАТ СЕМАНТИЧЕСКОЙ ТРАНСПОЗИЦИИ)

ПО ХАРАКТЕРУ УКАЗАНИЯ ИМЕНЕМ НА ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ:

АВТОНОМНАЯ

лиса - “хитрый человек”

(на базе одного имени)

НЕАВТОНОМНАЯ

золото волос ; желтый цвет волос

(невозможно без опоры на другое имя)

Из схемы явствует, что единицы вторичной косвенной номинации, такие как словосочетания
(номинативные знаки), в большинстве случаев представляют собой словосочетания, в которых
конструктивно обусловлена та разновидность переносного значения, которая держится на
сходстве образной основы, обусловленной наличием общего признака между прямым и
переносным значением слова.

Словосочетания, в которых реализуется конструктивно обусловленное значение (Вопрос о


конструктивно обусловленных значениях специально исследовался нами в: Вардзелашвили,
1994), представляют собой простые номинативные знаки, выступающие как неоднословный
эквивалент слова, в котором реализуются метафорический и перифрастический перенос -
способы, определяемые как “переосмысление на основе сходства или аналогии признаков в
понятийном отражении обозначаемого объекта и в сигнификате переосмысляемого слова” [6],
[18], [19].

Конструктивная обусловленность вторичной номинации, как показало наше исследование,


вполне отвечает всем признакам, присущим лексико-грамматическим категориям, претендующим
на ранг универсальности.

Постулируя конструктивной обусловленности ранг универсальной категории, мы должны


учитывать необходимость соотнесения ее с объемом таких понятий, как категориальное значение,
категориальные признаки, категориальный принцип системно-языковой организации и
категориальные функциональные характеристики [20], [21].

Категориальным значением является значение связанности, зависимости значения ЛСВ от


синтаксической формы и от лексических единиц определенного семантического поля, в
результате чего возникает перегруппировка семантических признаков в объеме актуального
значения слова.

Категориальными признаками выступают признак одновременного соотнесения двух


денотатов, признак косвенности и вторичности значения.

Универсальность категории конструктивной обусловленности значения детерминирована


связью с понятийной, языковой, коммуникативной и прагматической системами.

ЛИТЕРАТУРА

[18] Азнаурова Э.С. Прагматика художественного слова. М., 1988.

[11] Арутюнова Н.Д. Предложение и его смысл. М., 1976.

[7] Бенвенист Э. Общая лингвистика. М., 1974, с. 113, 139, 134.

[2] Булыгина Т.В. Особенности структурной организации языка как системы и методы ее
исследования. М., 1991
[20] Булыгина Т.В., Крылов С.А. Категории - В: ЭЛС, 1990, с. 215-216.

[11] Бюлер К. Структурная модель языка. - В: Звегинцев В.А. История языкознания XIX и XX веков в
очерках и извлечениях. Ч. I и II. М., 1960, с. 29. Васильев Л.М. Понятийные, семантические и
грамматические категории как объект современной лингвосемантики. В: Материалы и
исследования по семантике. Уфа, 1986.

[5] Гак В.Г. К типологии лингвистических номинаций. Языковая номинация. Общие вопросы. М.,
1977.

[3] Гак В.Г. О двух типах знаков в языке. - В кн.: Материалы конференции “Язык как знаковая
система особого рода” М., 1967.

[8] Гак В.Г. Транспозиция. - В.: Энциклопедический лингвистический словарь. М., 1990.

[17] Гулыга Е.В. Семантия и синсемантия как признаки смысловой структуры слова. - В:
Филологические науки, 1967, № 2, с. 93.

[10] Колшанский Г.В. Соотношение субъективных и объективных факторов в языке. М., 1975.

[12] Кубрякова Е.С. Части речи в ономасиологическом освещении. М., 1978.

[19] Кубрякова Е.С. Роль словообразования в формировании языковой картины мира. - В: Роль
человеческого фактора в языке. М., 1988ю

[9] Маслова-Лашанская С.С. О процессе наименования. - В: Скандинавский сборник. XVIII, Таллин,


1973.

[15] Парандовский Я. Алхимия слова. 1993, с. 78. Русская разговорная речь. Гл. У. Номинация. М.,
1973. Способы номинации в современном русском языке. М., 1982.

[13] Телия В.Н. Вторичная номинация и ее виды. - В кн.: Языковая номинация. Виды
наименований. М., 1977

[16] Телия В.Н. Типы языковых значений (связанное значение). М., 1981, с. 260.
[1] Телия В.Н. Номинация. - В: Энциклопедический лингвистический словарь. М., 1990, с. 336-337.

[4] Уфимцева А.А. Слово в лексико-семантическом системе языка. М., 1968.

[5] Уфимцева А.А. Понятие языкового знака. - В кн.: Общее языкознание. М., 1970.

[6] Уфимцева А.А. Лексическое значение. Принцип семиологического описания лексики. М., 1986,
с. 41; 41-42. Языковая номинация (Общие вопросы). М., 1977.

[21] Хахалова С.А. Категория метафоричности (Формы, средства выражения, функции).


Автореферат диссертации на соискание уч. степени доктора филологических наук. М., 1997, с. 13.

В каталог