Вы находитесь на странице: 1из 11

1

Герменевтика в XX в.

Особенности развития герменевтики в XX в.


Неклассическая герменевтика. Философская герменевтика. Роль языка.
«То, что идеал научного познания, которому следует современная наука, исходил из модели
математического проекта природы, как его впервые развил в своей механике Галилей, означает в том
числе и то, что языковое истолкование мира, т.е. осевший в Lebenswelt с помощью языка опыт мира, не
является более исходным пунктом постановки вопроса и стремления к знанию и что сущность науки
образует подлежащее объяснению и конструированию из рациональных законов. При этом
естественный язык, даже если он сохраняет свой собственный способ видеть и говорить, утрачивает
свое само собой разумеющееся первенство. То, что идеал языка в современной логике и теории науки
был заменен идеалом однозначного обозначения, представляло собой последовательное проведение
импликаций этой современной математической естественной науки. Это относится и к опыту границ,
который связан с универсальностью научного подхода к миру, когда естественный язык в качестве
«универсального» вновь помещается в центр философии» (Г.-Г. Гадамер).
Понимание рассматривается предельно широко как фундаментальная онтологическая
характеристика человеческого существования. Герменевтика превращается из методологии понимания
в его онтологию.
Отказ от подхода к сознанию как самодостаточному и беспредпосылочному.
Самостоятельность текста. Конструирование смысла реципиентом вместо объективной
реконструкции авторского замысла.
Множественность интерпретаций. Бесконечность процесса понимания.

Роль феноменологии
Направление в философии, изучающее феномены сознания (начало XX в.).
Эдмунд Гуссерль: «Без субъекта нет объекта». Изучать вещи нужно не как объективно
существующие, а с учетом того факта, что они существуют только в опыте воспринимающего сознания.
Человеческое сознание присваивает смысл предмету. Нет беспредпосылочного истолкования.
Нужно изъять сознание из взаимосвязей объективного мира, освободить познание от интереса.
Герменевтика – работа по устранению (деструкции) ложных предрассудков, закрывающих доступ к
феноменам, мешающих пониманию.

Мартин Хайдеггер
1889-1976. Работы: «Бытие и время»; «Путь к языку».
«Онтологический поворот» в герменевтике.
2

«…герменевтика, в уместном смысле расширенная, может означать теорию и методологию


всякого рода интерпретации, в том числе интерпретации произведений изобразительного искусства». В
«Бытии и времени» герменевтика «и не учение об искусстве истолкования, и не само истолкование, но
скорее попытка впервые определить из герменевтического существо истолкования».
Понимание – не способ познания, а способ существования; это проявление человеческой
сущности, по отношению к которой ситуационная обусловленность, историчность и фактичность бытия
человека рассматривается не как ограничение, а как условия всякого понимания. Герменевтика
фактичности. Само существование является герменевтическим, истолковывающим.
Понимание возможно только в языке и при помощи языка. Язык – предмет герменевтического
анализа. Язык определяет судьбу бытия; не мы говорим на каком-либо языке, но язык проговаривает
себя через нас. «Язык говорит», он – «дом бытия», субъект речи. Художественное произведение –
«весть бытия». Слово не только проясняет, но и затемняет. Реконструкция «замысла языка»
посредством этимологической интуиции. Значение вербализируется в слове: «К значениям прирастают
слова». «Стратегия Хайдеггера предполагает, что анализ языка следует начинать не с анализа слова...
Начинать следует с анализа значения, ибо не слово приобретает значение, а значение выражает себя в
слове в процессе истолкования понятого. В этом состоит герменевтический подход к анализу языка»
(М.Е. Соболева).
Пред-структура понимания. Г.-Г. Гадамер о М. Хайдеггере: «Кто хочет понять текст, тот всегда
делает предположение. Он предполагает смысл целого, который кажется ему первым смыслом в тексте.
Так получается потому, что текст читают уже со значительным ожиданием определенного смысла».
Устранение даже осознанных фундаментальных предрассудков не может быть полным.
Противопоставление двух подходов: «метафизического» (научный, рационально-логический) и
«герменевтического» (направлен на «бытие» – сокровенное содержание действительности, доступное
человеческому пониманию не через познание, а через переживание).
Явные и скрытые смыслы в произведении. Множество смыслов. Относительность
интерпретации. Историческая обусловленность понимания.
Г.-Г. Гадамер о М. Хайдеггере: «…всякий язык есть самоистолкование человеческой жизни…
Хайдеггер умел услышать в словах их тайное происхождение и скрытое настоящее… Хайдеггер
действовал поистине новаторски, связуя воедино способность мышления и языковую фантазию…»

Ганс-Георг Гадамер
1900-2002. Работы: «Истина и метод» («истина или метод?»); «Текст и интерпретация»;
«Актуальность прекрасного».
Философская герменевтика – обсуждает общую проблематику понимания; занимается не
только текстом, но и всем тем, что мы можем сообщить.
3

«Таким образом, возможность понимания есть основополагающее оснащение человека, которое


берет на себя основную тяжесть его совместной жизни с другими людьми, в особенности на пути,
ведущем через язык и взаимность разговора».
«Обоснование познания и в области естественных наук не может избежать герменевтических
выводов, поскольку так называемое «данное» не свободно от интерпретации». «…интерпретация
представляет собой не вспомогательную процедуру познания, а образует исконную структуру «бытия-в-
мире». Но не означает ли это, что интерпретация есть привнесение смысла, а не нахождение его?»
«Герменевтический круг». Все наши знания опираются на положения, с помощью которых мы
должны интерпретировать интересующие нас явления. Такая интерпретация, с одной стороны,
невозможна без использования уже имеющегося знания, а с другой – само это знание, в свою очередь,
также нуждается в герменевтическом истолковании.
Понимание – «род круга» – повторяющаяся структура, где всякая новая интерпретация ссылается
на пред-понимания и возвращается к ним. Любой интерпретирующий и любое интерпретируемое уже
включены в традицию понимания. Историческая обусловленность интерпретации. «Не история
принадлежит нам, а мы принадлежим истории». «Горизонт настоящего образуется вовсе не без участия
прошлого. Не существует горизонт настоящего для себя, как не существует и исторических горизонтов,
который нужно было бы обретать. Скорее, понимание всегда есть процесс слияния этих якобы для себя
сущих горизонтов». Временная дистанция – не препятствие, а предпосылка корректного исторического
понимания.
«Для принципиальной реабилитации понятия предрассудка было бы достаточно и признания
того, что имеются легитимные предрассудки, если хотят воздать должное конечно-историческому
способу бытия человека».
«Сущность вопроса заключается в открытии возможностей и в том, чтобы они оставались
открытыми. Если, следовательно, – принимая во внимание то, что нам говорит другой человек или
текст, – какой-либо предрассудок ставится под вопрос, то это вовсе не значит, что мы его просто
отбрасываем в пользу кого-либо или чего-либо другого... В действительности наш собственный
предрассудок по-настоящему вводится в игру благодаря тому, что мы ставим его на карту. Только в
полной мере участвуя в игре, он способен осознать притязание на истину другого предрассудка и
позволить ему тоже в свою очередь участвовать в ней».
Отношение интерпретирующего к традиции всегда диалогичное и языковое: «Бытие, которое
может быть понято, – это язык». («…я имел при этом в виду, что то, что есть, никогда не может быть
полностью понято. Это означает, что все, о чем говорится, указывает всегда еще на нечто,
превышающее все, что удается выразить. Хотя это невыразимое остается как то, что должно быть
понято, то, что подходит к границе языка, оно всегда принимается, вос-принимается как нечто. Это и
есть герменевтическое измерение, в котором бытие «показывает себя»».) Речевая коммуникация,
характеризующая разговор, диалог, – первичная языковая ситуация для человека. «…я пытался
4

ухватить в диалоге исходный феномен языка». Интерпретатор встречается не только с


интерпретируемым, но и с другими интерпретациями и интерпретаторами. Нужно доверять языку и
допускать «диалог с другими мыслящими и с мыслящими по-другому». Модель вопроса и ответа.
Многозначность естественного языка. Понимание всегда означает понимание Другого.
Текст «должен быть взят в толк как герменевтическое понятие. Это означает, что он
рассматривается не в перспективе грамматики и лингвистики, т.е. не как конечный продукт, на который
нацелен анализ в намерении прояснить механизм, с помощью которого язык функционирует как
таковой, абстрагируясь от любых содержаний, которые он посредует. С герменевтической точки зрения
– которая есть исходный пункт любого чтения – текст представляет собой чистый промежуточный
продукт, фазу в процессе установления взаимопонимания, которая как таковая, конечно, включает в
себя определенные абстракции, а именно – изоляцию и фиксацию именно этой фазы. Но эта абстракция
направлена в прямо противоположном направлении, чем та, которой доверяют лингвисты. Лингвист
желает вступить во взаимопонимание не по поводу дела, которое в тексте выражается словами, – он
хочет высветить функционирование языка как такового, полагая, что и сам текст может сказать нечто.
Он делает темой своего рассмотрения не то, что сообщается, а то, как вообще возможно нечто
сообщить, какими средствами производится обозначение. Для герменевтического рассмотрения,
напротив, понимание сказанного есть единственное, от чего все зависит. Для этого функционирование
языка – простое предварительное условие».
«Ставшее чуждым, делающее текст непонятным, должно быть снято интерпретатором.
Интерпретатор говорит-между…»
«…понимание может выходить за пределы субъективного замысла автора, более того, оно всегда
и неизбежно выходит за эти рамки». Интерпретатор конструирует (не реконструирует) смысл текста.
Акцент на восприятии, а не на создании текстов. Феномен понимания включает момент применения
понимаемого к наличной ситуации.
«Плох тот герменевтик, который воображает, что он может или должен был бы сохранить за
собой последнее слово».

Поль Рикёр
1913-2005. Синтез и обобщение наследия герменевтики. Герменевтика – род философской
рефлексии над всеми формами понимания; один из методов, от которого зависит правильность всякого
философствования.
Герменевтика не может довольствоваться своими собственными методическими и
содержательными обобщениями, она должна установить тесные контакты не только с общественными
науками, но и с психоанализом, мифологией, ибо только они в состоянии дать необходимый материал
для герменевтического истолкования.
5

Анализ символов (один смысловой план указывает на другой, скрытый, план). Два вида
символов – психоаналитические и религиозные → два вида герменевтической интерпретации:
«демистифицирующая» герменевтика (вскрывает подлинную природу самих символов), и
«восстанавливающая» герменевтика (стремится к постижению заключенного в символах смысла).
Противопоставление разных парадигм истолкования: дискурса (письменный текст, отделен от
оригинальных обстоятельств; намерения автора отдалены, адресат неконкретный) и диалога (слушание
и говорение). Освобождение объективного значения от субъективных намерений автора. Компромисс
между пониманием и объяснением.
«Герменевтика и метод социальных наук»
Текст – «объединенные или структурированные формы дискурса (discours), зафиксированные
материально и передаваемые посредством последовательных операций прочтения».
«Под герменевтикой я понимаю теорию операций понимания в их соотношении с
интерпретацией текстов; слово «герменевтика» означает не что иное, как последовательное
осуществление интерпретации».
«Под пониманием мы будем иметь в виду искусство постижения значения знаков, передаваемых
одним сознанием и воспринимаемых другими сознаниями через их внешнее выражение (жесты, позы и,
разумеется, речь)».
«Что же касается перехода от понимания к интерпретации, то он предопределен тем, что знаки
имеют материальную основу, моделью которой является письменность. Любой след или отпечаток,
любой документ или памятник, любой архив могут быть письменно зафиксированы и зовут к
интерпретации. Важно соблюдать точность в терминологии и закрепить слово «понимание» за общим
явлением проникновения в другое сознание с помощью внешнего обозначения, а слово
«интерпретация» употреблять по отношению к пониманию, направленному на зафиксированные в
письменной форме знаки».
«Благодаря письменной фиксации совокупность знаков достигает того, что можно назвать
семантической автономией, то есть становится независимой от рассказчика, от слушателя, наконец, от
конкретных условий продуцирования».
Автономность текста, «отношения дискурса и воспринимающего его субъекта, то есть
собеседника или читателя» определяют «многообразие интерпретаций», составляющие суть
герменевтики. «В действительности текст всегда есть нечто большее, чем линейная последовательность
фраз; он представляет собой структурированную целостность, которая всегда может быть образована
несколькими различными способами. В этом смысле множественность интерпретаций и даже конфликт
интерпретаций являются не недостатком или пороком, а достоинством понимания, образующего суть
интерпретации; здесь можно говорить о текстуальной полисемии точно так же, как говорят о
лексической полисемии».
6

«Понимание предваряет объяснение путем сближения с субъективным замыслом автора текста,


оно создается опосредованно через предмет данного текста, то есть мир, который является содержанием
текста и который читатель может обжить благодаря воображению и симпатии. Понимание сопутствует
объяснению в той мере, в которой пара «письмо-чтение» продолжает формировать область
интерсубъективной коммуникации и в этом качестве восходит к диалогической модели вопроса и
ответа. Наконец, понимание завершает объяснение в той мере, в которой… оно преодолевает
географическое, историческое или культурное расстояние, отделяющее текст от его интерпретатора. В
этом смысле следует заметить по поводу того понимания, которое можно назвать конечным
пониманием, что оно не уничтожает дистанцию через некое эмоциональное слияние, оно скорее состоит
в игре близости и расстояния, игре, при которой посторонний признается в качестве такового даже
тогда, когда обретается родство с ним… Понимание предполагает объяснение в той мере, в которой
объяснение развивает понимание. Это двойное соотношение может быть резюмировано с помощью
девиза, который я люблю провозглашать: больше объяснять, чтобы лучше понимать».
Социальное действие можно интерпретировать по аналогии с текстом.
«Можно сказать, что действия, как и книги, являются произведениями, открытыми множеству
читателей. Как и в сфере письма, здесь то одерживает победу возможность быть прочитанными, то верх
берет неясность и даже стремление все запутать».

Юрген Хабермас
Р. 1929. Работа «Теория коммуникативного действия».
Герменевтика – методологическая программа в рамках социальных наук; программа
исследования языковых высказываний, используемых участниками социального взаимодействия с тем,
чтобы достичь понимания того или иного вопроса или «общего взгляда на вещи». Применятся в
совокупности с другими методами социальных исследований.
Герменевтика основана на рациональности, рефлексии, должна учитывать роль
экстралингвистических факторов.
Предмет герменевтического рассмотрения – сообщение о чем-то, ситуация коммуникации, а
также вся совокупность общепринятых допущений, символических значений и практик, в которые
коммуникация вплетена.
Есть разница между объективистским подходом (исследователь – наблюдатель) и
герменевтическим, или интерпретативным (исследователь – участник социального взаимодействия).

Роман Ингарден
1893-1970. Основоположник рецептивной эстетики. Произведение как феномен диалога
сознаний.
«Схематичность художественного произведения». «Места неполной определенности».
7

Следствие: чтение как конкретизация произведения. Читатель «дополняет» произведение.


Но произведение обладает «заданной интенцией», исходящей от автора и адресованной
читателю. Можно выявить «оригинальную сущность» произведения. Диалог сознаний.

Рецептивная теория (Констанцская школа)


Ганс-Роберт Яусс (1921-1997). Вольфганг Изер (1926–2007).
Диалог читателя и текста. Читатель – полноправный субъект литературного творчества,
производящий художественные смыслы. Формирование смысла осуществляется не «чистым»
сознанием, а сознанием конкретным, сложившимся под воздействием множества разнообразных
факторов. Смысл определяется уже не как некая неизменная субстанция, а как исторически
формирующаяся целостность. Однако нет абсолютизации роли читателя.
Читатель – адресат, получатель того сообщения, которым является произведенный автором-
адресантом текст. Сущность искусства – его коммуникативность.
Рецепция изучается 1) в аспекте воздействия текста на читателя, изучается синхроническая
реакция читателей в конкретный момент времени – «теория читательского отклика» (Изер); 2) в
аспекте ее исторической изменяемости, изучается диахронический сегмент читателей – «рецептивная
эстетика», «теория восприятия» (Яусс). Воздействие читателей на текст и текста на читателей как
двухсторонний процесс и метод формирования традиций. Синхронический подход не работает без
диахронического.
«Стратегия текста»: текст регулирует читательское восприятие → возможность адекватного
прочтения. Текст допускает определенный диапазон читательских интерпретаций.
«Коммуникативная определенность» – авторские указания и комментарии. Коммуникативная
определенность дает возможность рассматривать художественное произведение как законченное,
целостное образование, как систему, несущую определенную информацию и, соответственно,
нуждающуюся в понимании.
«Коммуникативная неопределенность» – смысловые лакуны, «пустые места». Текст обладает
не выраженным словесно смысловым потенциалом.
Совокупность способов, посредством которых текст осуществляет регулирование читательского
восприятия, – «имплицитный читатель» – предполагаемое самой структурой текста сознание
читателя, на восприятие которого этот текст рассчитан. Для автора имплицитный читатель предстает
как его современник. С помощью этой категории моделируется ситуация диалога между автором и
читателем по поводу текста – ситуация, реализация которой превращает литературный текст в
произведение.
Читатель осуществляет перевод текста в произведение, индивидуально декодируя сообщение,
которое содержит текст. «Текст» – то, что произведено автором; закодированное автором сообщение,
требующее своей расшифровки; существует в единственном варианте. «Произведение» – то, что
8

произведено читателем в акте восприятия продукта авторского труда; существует во множестве


рецептивных вариантов. Произведение всегда больше текста за счет «участков неопределенности».
Открытость текста – его настроенность на множественную смысловую реализацию.
Рецепция – процесс взаимодействия «горизонта ожидания текста» (стабилен, относится к
имплицитному читателю) и «горизонта ожидания читателя» (может изменяться в акте восприятия). Наш
горизонт должен включать прошлое, а в идеале и будущее, наряду с нашим настоящим. Залог
адекватного понимания – «слияние горизонтов». Читатель выявляет новые возможности собственного
сознания. Первоначальный горизонт ожидания неизбежно расширяется и происходит формирование
нового эстетического опыта.
Рецепция всегда имеет исторический характер. Задача критики – реконструкция истории
воздействия данного текста на разные поколения своих читателей. Истинное понимание произведения
вообще достижимо тогда, когда горизонт ожидания интерпретатора вступает во взаимодействие не
только с тем горизонтом ожидания текста, который сложился в момент создания последнего, но и с
теми трансформациями этого горизонта, которые происходили в процессе осуществления рецепций
различными поколениями реципиентов на протяжении всего времени существования произведения.

Постмодернизм
Постмодернизм – протест против «позитивизма, технократии и рационализма универсального
модернизма».
Модерн (модернизм) Постмодерн (постмодернизм)
целенаправленность, форма игра, антиформа
логическая связность, иерархичность случайность, анархия
детерминированность неопределенность
Жан-Франсуа Лиотар «Состояние постмодерна»: Постмодерн – «состояние культуры после
трансформаций, которым подверглись правила игры в науке, литературе и искусстве в конце XIX века».
Постструктурализм (Мишель Фуко, Ролан Барт) изучает не универсальные безличные
объективные законы, которым подчиняется литература, а смыслотворческую деятельность ее субъектов
– автора и читателя; не якобы заключенный в тексте смысл, а сам процесс смыслоообразования.
Отрицание устойчивости смысла.
Джанни Ваттимо «Эпоха интерпретации»
«Слова Ницше о том, что «фактов нет, есть лишь интерпретации», – это не объективное,
метафизическое утверждение. Это утверждение тоже является «лишь» интерпретацией». [Ницше:
«Фактов нет, есть лишь интерпретации; и это тоже интерпретация»].
«…я хочу показать следующее: (а) экзистенциальная аналитика (первый раздел «Бытия и
времени») заставляет нас осознать, что знание – это всегда интерпретация и не более. Вещи являются
нам в мире лишь потому, что мы находимся посреди них и всегда уже стремимся найти определенное
значение в них. Иными словами, мы обладаем предпониманием, которое делает нас вовлеченными
9

субъектами, а не нейтральными экранами для объективного наблюдения. И (б) интерпретация – это


единственный факт, о котором мы можем говорить».
«…утверждение, что познающий субъект – это не нейтральный экран, а заинтересованный
субъект… открывает возможность для пункта (в), который мне бы хотелось отметить особенно, а
именно – что чем больше мы пытаемся схватить интерпретацию в ее аутентичности... тем больше она
проявляется в своей событийности, историчности… Затем (д): если утверждение, что «фактов нет, есть
лишь интерпретации», также является, как прекрасно понимал Ницше, интерпретацией, то эту
интерпретацию можно считать заинтересованным ответом на определенную историческую ситуацию –
не объективной констатацией факта, который остается внешним по отношению к ней, а фактом,
который входит в состав самой исторической ситуации, которой он соответствует. Короче говоря, я
хочу сказать, что нельзя безнаказанно говорить об интерпретации; интерпретация похожа на вирус…
который воздействует на все, что вступает с ним в контакт. С другой стороны, она сводит всю
реальность к сообщению, стирая различие между Natur- и Geisteswissenschaften, поскольку даже так
называемые точные науки верифицируют и фальсифицируют свои утверждения только в рамках
парадигм и предпониманий».
«И если «факты» оказываются не чем иным, как интерпретациями, то и сама интерпретация, с
другой стороны, представляется фактом: герменевтика – это не философия, а утверждение
исторического существования в эпоху конца метафизики… Это событие включает конец
европоцентризма, критику идеологии, распад очевидности сознания в психоанализе, бесспорную
плюрализацию источников информации, массмедиа, которая, как ожидал Хайдеггер в своей статье
«Время картины мира», сделает идею «единственной» картины мира невозможной».
Жак Деррида
Критика структурализма (структура – система бинарных оппозиций; примат одного элемента над
другим – центризм). Примеры бинарных оппозиций: рациональное/иррациональное, речь/письмо,
означаемое/означающее, реальность/образ, содержание/форма, замысел/рецепция.
Стремление найти порядок, смысл во всем – логоцентризм. → В литературе – необходимость
деконструкции.
Ричард Маккей Рорти
Культура-структура (тенденции к тоталитаризму во всех сферах культурной жизни) и
культура-разговор (отрицание возможности каких бы то ни было оснований в культуре, философии,
социальной жизни и т.д., отрицание нормы → познание не стремится достичь объективности и
безусловных критериев истинного и ложного).

«Новая герменевтика»
Реакция на постструктурализм, деконструкцию. 70-е годы XX в.
10

1) Опора на «старую» герменевтику: произведение – результат авторской деятельности,


выражение творческой воли и замысла автора, носитель определенного смысла, «вложенного» в него
автором. → Задача герменевтики – реконструкция авторского замысла (авторский замысел –
«оригинальное ядро» произведения).
Эрик Дональд Хирш «Цели герменевтики» (1976): «Текст не может быть интерпретирован в
отрыве от той перспективы, которая была задана автором… Любая другая процедура будет уже не
интерпретацией, а авторством».
2) Использование опыта постструктурализма: смысл произведения множественен, но
смысловая множественность произведения ограничена. Цель – приблизиться к толкованию,
соответствующему (не тождественному – это невозможно в силу индивидуального опыта и
принадлежности к конкретной культурной традиции) авторскому замыслу.
Этапы интерпретации: 1) интуитивное «предсказание» смысла произведения, которое
формируется на основе изучения биографии автора, историко-культурного и литературного контекста
его творчества; 2) собственно интеллектуальная интерпретация, основанная на внутритекстовом
анализе произведения.

Объективная герменевтика
Применяется в социологии. Германия, 70-е гг.
Это «герменевтика», т.к. она сосредоточена на понимании текста. Результат – разъяснение
структуры случая, которая есть не что иное, как экспликация его смысла (отличается от
формулирования закона). Интерпретация должна реконструировать изначальную общую структуру,
которая всегда латентно соприсутствует в случае, и показать на ее фоне структуру самого случая –
раскрыть смысл выбора, сделанного именно в данном случае.
Это «объективная» герменевтика, т.к. направлена не на субъективные значения и восприятия
участников социального взаимодействия, но на «объективную структуру значения текста в
определенном лингвистическом и интерактивном сообществе». Предмет анализа – не то, что
действующий субъект хотел выразить, но то, что он действительно выразил, – то, что
материализовалось в тексте.
Цель проекта – «объективировать» процесс понимания, создать процедуру, которая позволила бы
его интерсубъективно проконтролировать и максимально очистить от влияния индивидуальности
интерпретатора, тем самым приблизив процесс понимания к стандартам научности. Предельная цель
метода – «объективная реконструкция объективных структур».
Принципы интерпретации
1) Свобода от контекста. Прием должен помочь исследователю максимально отойти от
ненаучного пред-знания.
11

2) Дословность. Интерпретатор не должен закрывать глаза на присутствующие в тексте


противоречия. Интерпретатор должен постараться отбросить предрассудки и установки здравого
смысла.
3) Последовательность. Интерпретатор должен строго следовать порядку развертывания текста
шаг за шагом.
4) Экстенсивность. Нужно подробно проанализировать все элементы текста, перебрать все
возможные прочтения и интерпретации.
5) Экономность. Нужно отсекать избыточные интерпретации, предлагать только те трактовки,
которые допускает текст, без привлечения дополнительных обстоятельств, – только те, которые можно
перепроверить текстом.