Вы находитесь на странице: 1из 5

Sveučilište u Zagrebu

Filozofski fakultet

Odsjek za istočnoslavenske jezike i književnosti

Katedra za rusku književnost

«Анна Каренина» Толстоя и «Пир» Платона

(seminarski rad)

Student: Ana Marija Brajdić

Mentor: dr. sc. Danijela Lugarić Vukas, docent

Zagreb, 5.5.2018.
Диалог Платона Пир принадлежит к жанру застольных бесед (симпосий). Главная тема
Пира – рассуждения о благе и любви. По ряду свидетельств, в древности этот диалог
имел и соответствующие подзаголовки: О благе или Речи о любви. Диалог представляет
собой рассказ о пире с участием Сократа, устроенном по случаю победы на состязаниях
в афинском театре трагического поэта Агафона. Разговор об этом пире ведут у Платона
Аполлодор Фалерский и его друг Главкон. Произведение состоит из небольшого
вступления, малого заключения – и семи речей участников пира: Федра, Павсания,
Эриксимаха, Аристофана, Агафона, Сократа, которые решают произнести похвальную
речь Эроту, богу любви, и Алкивиада, который приходит позже остальных и решает
сказать речь в честь Сократу. Посредством их разговора Платон развивает основную
мысль диалога.

Boлее тщательный анализ романа Анна Каренина показивает наличие идей Платона о
природе любви в подтексте романа. Эти идеи создают философскую основу романа и в
большой мере определяют иерархию персонажей. Nо, всё равно, Толстой в какой-то
мере отходит от идей Платона, потому что Платон считает гетеросексуальную любовь
низкой, а гомосексуальную, между учеником и учителем, высшей.

Пир упоминается в начале Анны Карениной, в разговоре Левина и Стивы в гостинице.


Левин говорит о определении двух видов любви Платона – О обычной и идеальной,
духовной любви. Эти види называются неплатоническая (сексуальная) любовь и
платоническая любовь, или eros и agape, по гречески. Ситуация Левина и Облонского
тоже похожа на пир. Всё происходит в ресторане, там много еды, а они разговаривают
о любвы, наслаждении и морали. Левин упоминает Пир Платона, чтобы оповергнуть
оправдания Стивы за супружескую измену, но вдруг и он спомнил своего прошлого,
спомнил о своих грехах и о том, как и он следовал за этим «Эротом Афродиты пошлой,
который поистине пошл и способен на что угодно; это как раз та любовь, которой
любят люди ничтожные. Они любят своих любимых больше ради их тела, чем ради
души», как сказал Павсание в Пире Платона. Диалог в ресторане задает шаблон
отношении между Левиным и Облонским на протяжении всего романа. Облонского
интересуют наслаждения тела, более всего женщины и еда. Левин, с другой стороны
осуждает внебрачные любовные отношения и сравнивает мужа, который изменяет
своей жене с человеком, который бы, наевшись, пошел мимо калачной и украл бы
калач.
Вторая встреча Облонского и Левина была в доме Левина. Можно увидеть ту же самую
картину отношенй. Разговор переходит на те же темы – наслажедения жизни и
проблемы любви. Стива рассказывает о новом привлекательном «калаче» – о
оссиановском типе женщин. Опять «Левин слушал молча, и, несмотря на все усилия,
которые он делал над собой, он никак не мог перенестись в душу своего приятеля и
понять его чувства и прелести изучения таких женщин» (Толстой 2008:366).

Позже, в четвертой части романа, Облонский пригласил некоторых своих друзей на


обед, но он сам опоздал, потому что был у молодой робкой балерины. С другой
стороны, в той же вечер Левин снова сделал предложение Кити, и она согласилась. В
связи с предложением Левина, мотив калача снова появляется. Рано утром, он ждёт,
чтобы посетить родителей Кити, он заказывает кофе, и вместе с ним получает и калач.
«Левин попробовал отпить кофе и положить калач в рот, но рот его решительно не
знал, что делать с калачом. Левин выплюнул калач, надел пальто и пошел опять
ходить» (Толстой 2008:847) Таким образом, Левин, кажется, отвергается от калача, от
наслаждения тела. Он не может связать это с чистой, ещё не тронутой Кити. В своем
браке он должен объединть agape i eros.

Когда Левин пошёл на охоту со Стивом и Весловским, раскол между двумя друзьями
стал больше. Стива и Весловский съели весь запас еды и ночью общались с
крестьянками. Итак, в романе можно постоянно увидеть, что у Левина и Стивы два
различных взгляда на жизнь и любовь.

Идеи Платонического Пира видны не только в отнощении между Левиным и Стивом, а


в любовных отношениях Левина и Кити, и Анны и Вронского. Противопоставляется
более платоническая любовь Левина и Кити и ясная сексуальная страсть Анны и
Вронского. Анна и Кити противопоставляются друг другу в внешности. У Анны полная
фигура, а Кити худая. Это, конечно, можно объяснить разницей в их возрасте, но это
тоже символизирует сексуальный опыт Анны, в отличие от Кити. Но, несмотря на то,
отношения Кити и Левина имеют тоже сильную эротическую черту. Кити не лишена
сексуальной стороны и у них даже рождается сын. Для Толстого, однако, крайне важен
союз душ, и он подчеркивает наличие такого союза в любви Кити и Левина,
сосредоточившись на духовном аспекте их отношений. С другой стороны, в отличие от
Левина, Вронский на протяжении романа показывает свою настоящую природу,
которую ведёт так називаемый «Эрот Афродиты пошлой». Анна также видит эту его
сторону и ревнует из-за того. Пир Платона в какой-то степени показывает, почему
любовь Анны обречена с самого начала:

«Низок же тот пошлый поклонник, который любит тело больше, чем душу; он к тому
же и непостоянен, поскольку непостоянно то, что он любит. Стоит лишь отцвести телу,
а тело-то он и любил, как он "упорхнет, улетая", посрамив все свои многословные
обещания. А кто любит за высокие нравственные достоинства, тот остается верен всю
жизнь, потому что он привязывается к чему-то постоянному. Поклонников у нас
принято хорошенько испытывать и одним угождать, а других избегать» (Платон).

По словам Платона, эта любовная страсть стремится только к достижению конца.


Поэтому, после исполнения их страстей и желания, любовь Анны и Вронского умирает.
Этим и объясняется сцена, которая предположительно относится к их первому
сексуальному акту. В этой сцене действительно присуствуют мотивы смерти:

«Он же чувствовал то, что должен чувствовать убийца, когда видит тело, лишенное им
жизни. Это тело, лишенное им жизни, была их любовь, первый период их любви. Было
что-то ужасное и отвратительное в воспоминаниях о том, за что было заплачено этою
страшною ценой стыда. Стыд пред духовною наготою своей давил ее и сообщался ему.
Но, несмотря на весь ужас убийцы пред телом убитого, надо резать на куски, прятать
это тело, надо пользоваться тем, что убийца приобрел убийством» (Толстой 2008:341).

Можно увидеть, что платоническая концепция о двух видов любви формирует


иерархию персонажей романа. Кроме Анны, большинство персонажей находится либо
в категории тела, низкой любви, либо в категории душ. Трагедия Анны частью связана
с тем, что обе силы сильно присутствуют в ее природе.
Список литературы:

 Толстой, Л.Н. 2008. Анна Каренина. Москва: Эксмо


 Платон. Пир. Режим доступа: http://lib.ru/POEEAST/PLATO/pir.txt_with-big-
pictures.html (5.5.2018.)
 Gutkin, I. The Dichotomy Between Flesh and Spirit: Plato's Symposium in Anna
Karenina в: McLean, H. 1989. In the shade of the giant: essays on Tolstoy. London:
University of California Press, Ltd.
 Tolstoy's antiphilosophical philosophy in Anna Karenina в: Knapp, L., & Mandelker,
A. 2003. Approaches to teaching Tolstoy’s Anna Karenina. New York: Modern
Languages Association of America