Вы находитесь на странице: 1из 286

Федеральное государственное казенное образовательное учреждение

высшего образования
«Санкт-Петербургский университет Министерства внутренних дел Российской
Федерации»

На правах рукописи

Степанова Ольга Юрьевна

УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ПО-


ЛОВОЙ НЕПРИКОСНОВЕННОСТИ И ПОЛОВОЙ СВОБОДЫ НЕСО-
ВЕРШЕННОЛЕТНИХ: СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬНОЙ
РЕГЛАМЕНТАЦИИ И ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ

Диссертация
на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Специальность 12.00.08 – уголовное право и криминология; уголовно-


исполнительное право

Научный руководитель:
Милюков Сергей Федорович
доктор юридических наук, профессор

Санкт-Петербург
2018
2

Оглавление
ВВЕДЕНИЕ…………………………………………….………………………. 4
ГЛАВА 1. ФОРМИРОВАНИЕ УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ ПОЛИТИКИ
РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА В СФЕРЕ ЗАЩИТЫ ПОЛОВОЙ СВО-
БОДЫ И ПОЛОВОЙ НЕПРИКОСНОВЕННОСТИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТ-
НИХ …………………………………………………………………………………...17
§ 1.1. Защита половой свободы и половой неприкосновенности несовершен-
нолетних в досоветской России (IX в. – сентябрь 1917 г.) ………………………...17
§ 1.2. Особенности уголовно-правовой политики периода советской и пост-
советской России в сфере защиты несовершеннолетних от посягательств на поло-
вую неприкосновенность и половую свободу (октябрь 1917 г. –
1996 г.)…………………………………………………………………………………37
§ 1.3. Современная уголовно-правовая политика в сфере половой неприкос-
новенности и половой свободы несовершеннолетних (1996 г. – настоящее вре-
мя)………………………………………………………………....................................57
ГЛАВА 2. КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕ-
СТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ ПОЛОВОЙ НЕПРИКОСНОВЕННОСТИ И ПОЛО-
ВОЙ СВОБОДЫ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ ………………….......................75
§ 2.1. Состояние и динамика преступности, связанной с сексуальными пося-
гательствами на несовершеннолетних ……………………………………………...75
§ 2.2. Детерминанты, продуцирующие совершение преступлений против
половой свободы и половой неприкосновенности несовершеннолетних ………..99
§ 2.3. Криминологическая характеристика лиц, совершивших преступления
против половой свободы и половой неприкосновенности несовершеннолетних
………………………………………………………………………………………...123
§ 2.4. Виктимологическая характеристика несовершеннолетних, в отноше-
нии которых совершены преступления против половой свободы и половой непри-
косновенности………………………………………………………………………..149
ГЛАВА 3. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ
УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ ЗАЩИТЫ ПРАВ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ В
3

СФЕРЕ ПОЛОВОЙ СВОБОДЫ И ПОЛОВОЙ НЕПРИКОСНОВЕННО-


СТИ…………………………………………………………………………………..173
§ 3.1. Перспективы совершенствования российского уголовного законода-
тельства в части регламентации ответственности за преступления против половой
неприкосновенности и половой свободы несовершеннолет-
них…………………………………………………………………………………....173
§ 3.2. Российская система наказаний, применяемых к лицам, совершившим
преступления против половой свободы и половой неприкосновенности несовер-
шеннолетних…………………………………………………………………………201
ЗАКЛЮЧЕНИЕ ……………………………………………………………..225
СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ………………………….230
ПРИЛОЖЕНИЕ I. Распределение ответов специалистов на вопросы анке-
ты…………………………………………………………………………...................272
ПРИЛОЖЕНИЕ II. Результаты изучения уголовных дел, возбужденных по
соответствующим частям статей 131-133 и статьям 134-135 УК
РФ……………………………………………………………………………………..276
ПРИЛОЖЕНИЕ III. Бланк фокусированного интервью с экспер-
том…………………………………………………………………………………….278
ПРИЛОЖЕНИЕ IV. Проект изменений в Уголовный кодекс Российской
Федерации……………………………………………………………………………279
4

Введение

Актуальность темы исследования. Обострение сексуальной агрессии в


отношении несовершеннолетних – свойственное современному обществу нега-
тивное явление.
По официальным данным на территории Российской Федерации по статьям
131-135 УК РФ в 2017 г. зарегистрировано 16 801 преступление против половой
свободы и половой неприкосновенности несовершеннолетних, из них совершен-
ных с применением насилия (статьи 131, 132 УК РФ) – 9022 (53 %)1.
1665 (11 %) рассматриваемых преступлений совершено членами семьи, из
которых 735 (45 %) – родителями2.
Насильственные действия сексуального характера (ст. 132 УК РФ) – один из
наиболее распространенных видов половых преступлений против несовершенно-
летних (42 %). Вторую позицию занимают преступления, предусмотренные ст.
134 УК РФ (половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом,
не достигшим шестнадцатилетнего возраста) – 34 %; на третьем месте – разврат-
ные действия (ст. 135 УК РФ) – 12 %.
За пять лет (с 2012 по 2016 гг.) в России число изнасилований несовершен-
нолетних в возрасте 14–17 лет выросло в 3,5 раза (п. «а» ч. 3 ст. 131 УК РФ), а в
отношении не достигших 14 лет – в 4,2 раза (п. «б» ч. 4. ст. 131 УК РФ)3.
Формирование циничного и искаженного понимания сути половой жизни,
неправильное представление о взаимоотношении полов, всплески необоснован-
ной агрессии, неконтролируемое и нередко извращенное сексуальное влечение –
лишь часть тех последствий, которые могут возникнуть после совершения подоб-
ных действий в отношении несовершеннолетних. Труднообратимость – специфи-
ческая черта сексуальных посягательств, совершенных в отношении несовершен-

1
Сведения о состоянии преступности за декабрь – январь 2017 г. // ГИАЦ МВД РФ (дата обращения 06.05.2018 г.)
2
Там же.
3
Багмет А.М. Противодействие преступлениям против несовершеннолетних // Криминологические основы уго-
ловного права: материалы X российского конгресса уголовного права, состоявшегося 26-27 мая 2016 г. М.: Юрли-
тинформ, 2016. С. 26 - 28.
5

нолетних. Они могут проявляться не только в причинении физического и психи-


ческого вреда здоровью, но и способны изменить социальные и моральные уста-
новки, а также поспособствовать формированию девиантного поведения.
Модернизация соответствующих положений уголовного закона выступает
ответной реакцией государства на негативную ситуацию в рассматриваемой обла-
сти. Коррективы за несколько последних лет вносились не один раз. В частности,
Федеральным законом от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ1 полностью реконструиро-
вано содержание статей 133–134 УК РФ. Федеральным законом от 29 февраля
2012 г. № 14-ФЗ2 за изнасилование, насильственные действия сексуального харак-
тера, а также половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом,
не достигшим 16-летнего возраста, введено самое строгое из применяемых в Рос-
сийской Федерации наказаний – пожизненное лишение свободы.
Анализ судебной практики свидетельствует об отсутствии единообразия в
применении судами норм главы 18 УК РФ, что обусловило принятие 4 декабря
2014 года Пленумом Верховного Суда РФ постановления «О судебной практике
по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свобо-
ды личности»3, необходимость выработки рекомендаций по применению которо-
го дополнительно актуализирует проведение настоящего исследования и обеспе-
чивает его научно-практическую новизну.
Степень научной разработанности темы исследования.
В исследование проблем уголовной ответственности за половые преступле-
ния большой вклад внесли такие ученые, как Л.А. Андреева, Ю.М. Антонян,
Р.С. Данелян, Б.В. Даниэльбек, А.П. Дьяченко, А.А. Жижиленко, А.Н. Игнатов,
Н.А. Исаев, А.Г. Кибальник, Т.В. Кондрашова, П.И. Люблинский, Э.Ф. Побегай-
ло, Ю.Е. Пудовочкин, С.М. Рахметов, В.Н. Сафронов, Н.М. Свидлов, Ю.К. Су-

1
Федеральный закон от 07.12.2011 г. № 420-ФЗ (ред. от 03.07.2016) «О внесении изменений в Уголовный кодекс
Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» // Собрание законодательства
РФ. 12.12.2011. № 50. Ст. 7362.
2
Федеральный закон от 29.02.2012 г. № - 14 ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федера-
ции и отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях усиления ответственности за преступления
сексуального характера, совершенные в отношении несовершеннолетних» // Собрание законодательства РФ.
05.03.2012 г. № 10. Ст. 1162.
3
Бюллетень Верховного Суда РФ. № 2. Февраль. 2015.
6

щенко, Н.И. Трофимов, М.Н. Хлынцов, С.Д. Цэнгэл, А.П. Чуприков, М.Д. Шарго-
родский, Я.М. Яковлев, П.С. Яни и др.
Специфика преступлений против половой свободы и половой неприкосно-
венности несовершеннолетних порождает необходимость комплексного изучения
данной проблематики с точки зрения медицины, психологии и психиатрии. В этой
области представляют интерес работы М.И. Авдеева, К. Баур, Г.С. Васильченко,
Г.Б. Дерягина, В. Джонсон, Р. Колодни, И.С. Кона, Г.Ф. Коротько, Р. Крафт-
Эбинга, Р. Крукса, У. Мастерса, Л.Г. Оршанского, В.М. Покровского, Е.Е. Розен-
блюма, Г.С. Салливана, 3. Старовича, А.А. Ткаченко, З. Фрейда, Б.М. Цупрыка и
др.
Юридический анализ половых преступлений проводился в диссертацион-
ных трудах А.П. Дьяченко (1999), Г.А. Егошиной (1999), П.Н. Путилова (1999),
Р.Е. Затоны (2000), Г.П. Краснюк (2000), Н.Н. Изотова (2000), В.А. Мишота
(2000), С.В. Тихоненко (2000), И.Н. Туктаровой (2000), А.Ф. Утямишева (2001),
Д.Е. Васильченко (2002), М.А. Коневой (2002), О.А. Гоноченко (2004), А.В. Кула-
кова (2004), С.Д. Цэнгэл (2004), А.В. Дыдо (2006), А.С. Капитунова (2006),
Е.А. Котельниковой (2007), Е.В. Поддубной (2008), А.М. Мартиросьяна (2009),
Е.А. Миллеровой (2009), Ю.В. Николаевой (2012), Л.В. Логиновой (2013),
В.Г. Романова (2013), Н.Н. Сяткина (2013), А.Д. Оберемченко (2014), Р.Б. Осоки-
на (2014), А.Я. Авдаляна (2015), А.А. Бимбинова (2015), В.В. Чепурова (2016),
А.Н. Шагланова (2016), Ю.А. Островецкой (2017) и др.
Большая доля научных работ выполнялась до того, как были внесены нема-
ловажные изменения в Уголовный кодекс РФ1. Труды последних лет посвящены

1
Федеральный закон от 27.07.2009 г. № 215-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс РФ» // Собрание за-
конодательства РФ, 03.08.2009, № 31. Ст. 3921; Федеральный закон от 27.12.2009 г. № 377-ФЗ (ред. от 07.12.2011)
«О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с введением в действие
положений Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федера-
ции о наказании в виде ограничения свободы» // Собрание законодательства РФ, 28.12.2009, № 52 (1 ч.). Ст. 6453;
Федеральный закон от 07.12.2011 г. № 420-ФЗ (ред. от 03.07.2016) «О внесении изменений в Уголовный кодекс
Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» // Собрание законодательства
РФ, 12.12.2011 г., № 50. Ст. 7362; Федеральный закон от 29.02.2012 г. № 14-ФЗ «О внесении изменений в Уголов-
ный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях усиления
ответственности за преступления сексуального характера, совершенные в отношении несовершеннолетних» //
«Собрание законодательства РФ», 05.03.2012 г., № 10. Ст. 1162; Федеральный закон от 28.12.2013 г. № 380 - ФЗ «О
внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской
Федерации» // Собрание законодательства РФ, 30.12.2013 г., № 52 (часть I). Ст. 6945.
7

анализу отдельных составов преступлений либо затрагивают половые посягатель-


ства на несовершеннолетних в контексте более широкой проблематики: половых
преступлений в целом, преступлений против личности, преступлений против об-
щественной нравственности, преступлений против несовершеннолетних.
Сегодня в уголовно-правовой науке нет исследований, посвященных все-
стороннему изучению половых преступлений против не достигших совершенно-
летия лиц в их взаимосвязи с учетом последних изменений и дополнений отече-
ственного законодательства.
Объектом исследования выступает часть социальной действительности –
преступления против половой свободы и половой неприкосновенности несовер-
шеннолетних в рамках уголовно-правового и криминологического анализа.
Предметом исследования выступает совокупность уголовно-правовых и
криминологических проблемных вопросов, касающихся ответственности и ква-
лификации половых преступлений против несовершеннолетних в Российской Фе-
дерации, а также изучение зарубежного опыта в представленной области.
Цель и задачи исследования. Цель научной работы является изучение
комплексной уголовно-правовой и криминологической характеристики преступ-
лений против половой свободы и половой неприкосновенности несовершенно-
летних, обнаружении проблемных сторон в законодательных и правопримени-
тельных областях, а также формулировании научно аргументированных рекомен-
даций по их решению.
Для достижения указанной цели были обозначены следующие задачи:
- выполнить ретроспективный анализ и обозначить основные тенденции
становления и развития идей уголовно-правового и криминологического проти-
водействия половым преступлениям в России;
- проанализировать причины, а также условия, обуславливающие соверше-
ние половых преступлений в РФ;
- исследовать криминологический портрет личности преступника, совер-
шившего половое преступление в отношении несовершеннолетних;
8

- исследовать криминологический портрет личности несовершеннолетней


жертвы сексуального посягательства;
- определить проблемные вопросы квалификации обозначенных преступле-
ний и предложить пути их решения;
- проанализировать российское уголовное законодательство в части регла-
ментации ответственности за преступления против половой неприкосновенности
и половой свободы несовершеннолетних и выработать предложения по его со-
вершенствованию.
Методологическую основу исследования составили общенаучные и спе-
циально-научные методы познания, используемые в уголовно-правовой и крими-
нологической теории, а именно: анализ и синтез; метод, который позволил обоб-
щить предложения по совершенствованию уголовного законодательства в части
ответственности за половые преступления; метод абстрагирования, применяемый
в целях формулировки и конкретизации понятий исследования; метод индукции и
дедукции для обоснования полученных в работе выводов, а также диалектиче-
ский, системный, комплексный, исторический, социологический, статистический,
конкретно-правовой, сравнительно-правовой и другие методы.
Теоретическую основу исследования составляют работы в области уго-
ловного права, криминологии, криминалистики, медицины, психологии и психи-
атрии российских и иностранных научных работников. Непосредственными ис-
точниками информации стали диссертации, монографии, научные статьи и другие
опубликованные материалы, отражающие всевозможные стороны объекта иссле-
дования.
Нормативно-правовая база исследования включает относящиеся к изуча-
емой теме международно-правовые акты; нормы конституционного и уголовного
права России. При написании диссертационной работы использовались: Консти-
туция Российской Федерации, Уголовный и другие кодексы Российской Федера-
ции, а также зарубежных стран; федеральные законы, подзаконные нормативно-
правовые акты, решения Конституционного суда Российской Федерации и поста-
новления Верховного суда Российской Федерации.
9

Эмпирическую базу диссертационного исследования составили: стати-


стические данные ГИАЦ МВД России о состоянии и динамике половых преступ-
лений в РФ в период с 2012 по 2017 гг., данные Судебного департамента при Вер-
ховном Суде РФ, Генеральной прокуратуры РФ, Следственного комитета РФ о
половых преступлениях в отношении несовершеннолетних.
Обобщены материалы следственной и судебной практики по теме исследо-
вания. Изучены 210 приговоров (в том числе материалы 120 уголовных дел) по
преступлениям, предусмотренным статьями 131–135 УК РФ судов различных
субъектов РФ за период 2012–2017 гг., проанализированы статистические данные
о совершении данных преступлений за 2012–2017 гг. на территории РФ, а также
проведены анкетирование 160 сотрудников практических органов из различных
субъектов РФ (руководители отделов, следователи отделов Следственного коми-
тета РФ, судьи); экспертный опрос сотрудников бюро судебно-медицинской экс-
пертизы и врачей гинекологов, специалистов учебных и научно-
исследовательских учреждений; в диссертации также использовались данные ан-
кетирования 80 осужденных по статьям 131–135 УК РФ – для обобщения пред-
ставлений о личности сексуального преступника.
Обработка и анализ статистической информации осуществлялись в сово-
купности с требованиями репрезентативности, предъявляемых к такого рода ис-
следованиям.
Научная новизна диссертационного исследования определяется кругом
рассматриваемых в нем вопросов, многие из которых оставались вне пределов
проведенных исследований или не получили в них надлежащего освещения. В
диссертации представлена периодизация развития норм, предусматривающих от-
ветственность за преступления против половой свободы и половой неприкосно-
венности несовершеннолетних, исследован зарубежный опыт борьбы с данными
преступлениями, выявлены положительные аспекты регламентации ответствен-
ности, которые не закреплены в российском уголовном законодательстве и могут
использоваться при совершенствовании норм Уголовного кодекса за данный вид
преступлений, раскрыта особенность причин, а также условий, обуславливающих
10

совершение этих преступлений – для дальнейшей разработки эффективных мето-


дов борьбы с сексуальной преступностью в российском государстве.
В работе приводится авторское понятие личности преступника, совершив-
шего преступление против половой свободы и половой неприкосновенности
несовершеннолетних, раскрывается круг теоретических и практических вопросов,
которые касаются проблем применения рассматриваемых норм; обосновываются
предложения соискателя по внесению изменений и дополнений в статьи 131–135
УК РФ. Разработаны проекты положений постановления Пленума Верховного
Суда РФ.
Основные положения, отвечающие критерию научной новизны могут быть
сведены к следующему:
- предложена историческая периодизация, в которой прослеживается про-
цесс становления и развития норм о половых преступлениях в отношении несо-
вершеннолетних в отечественном уголовном законодательстве;
- сформулировано авторское понятие личности преступника, совершившего
преступление против половой свободы и половой неприкосновенности несовер-
шеннолетних; интернет–педофилии; сексуального домогательства в семье;
- аргументирована необходимость законодательно реконструировать статьи
131, 132 УК РФ и статьи 134, 135 УК РФ;
- обосновано предложение внести изменения в часть 1 статьи 5 Федерально-
го закона от 29 декабря 2010 г. № 436 - ФЗ «О защите детей от информации, при-
чиняющей вред их здоровью и развитию»;
- разработаны дополнения в постановление Пленума Верховного Суда РФ
от 4 декабря 2014 г. № 16 «О судебной практике по делам о преступлениях против
половой неприкосновенности и половой свободы личности» содержащие разъяс-
нения, применительно к статьям 131–132 УК РФ определений «половое сноше-
ние», «мужеложство», «лесбиянство» и «иные действия сексуального характера».
Научную новизну диссертационного исследования определяют также
основные положения, выносимые на защиту.
11

1. Эволюция российского законодательства об уголовной ответственно-


сти за преступления против половой свободы и половой неприкосновенности
несовершеннолетних представлена тремя основными этапами:
1.1. «Дореволюционный» этап (IX в. – сентябрь 1917 г.) – этап становления и
развития норм об ответственности за данные деяния, расширения круга объектов
уголовно-правовой охраны.
1.2. Этап «советской и постсоветской России» (октябрь 1917 г. – 1996 г.) харак-
теризуется формированием теоретической и правовой базы, регламентирующей
ответственность за преступления против половой свободы и половой неприкосно-
венности личности, на которую опирается современная наука уголовного права.
1.3. На «современном» этапе (с 1996 г. – по настоящее время) отмечается рас-
ширение сферы защиты от посягательств на половую свободу и половую непри-
косновенность. Право лица на половую свободу и половую неприкосновенность
стало защищаться вне зависимости от его половой принадлежности и сексуальной
ориентации. Отечественное уголовное законодательство стало в большей мере
соответствовать международным стандартам прав человека.
2. Предлагается авторское понятие личности преступника, совершивше-
го половые преступления в отношении несовершеннолетних. Это чаще мужчины
в возрасте от 23 до 45 лет (89 %), характеризующиеся ранней сексуальной иници-
ацией, наличием психических аномалий и нарушенным психосексуальным разви-
тием, которые состоят на учете в психоневрологическом или наркологическом
диспансерах и имеют выраженную асоциальную направленность, зачастую стра-
дающие хроническим алкоголизмом или наркоманией. Определены основания
классификации типологии личности преступника, который совершил преступле-
ния против половой свободы и половой неприкосновенности несовершеннолет-
них: 1) по мотивам (месть, удовлетворение половой потребности и т.д.); 2) по ри-
сунку деликта (спонтанное или запланированное преступление); 3) по корреляции
различных причин и условий (психологические, социальные, сексуальные осо-
бенности преступника).
12

3. Действия сексуального характера, исключающие физический контакт


и совершенные взрослым лицом в отношении несовершеннолетнего с использо-
ванием компьютерных систем и технологий, в целях реализации и удовлетворе-
ния своих сексуальных фантазий и потребностей, соискатель определяет, как Ин-
тернет-педофилию.
4. Предложено дополнить ч. 1 ст. 5 «Виды информации, причиняющей
вред здоровью и (или) развитию детей» Федерального закона от 29 декабря 2010
года № 436-ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью
и развитию» изменение, изложив пункт четвертый в следующей редакции: «4) от-
рицающая семейные ценности, пропагандирующая нетрадиционные сексуальные
отношения, в том числе сексуальные отношения с детьми, и формирующая не-
уважение к родителям и (или) другим членам семьи».
5. Обосновано предложение ч. 1 ст. 135 УК РФ дополнить следующей
фразой: «… либо совершенные с применением средств массовой коммуникации и
(или) информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети «Интер-
нет» – наказываются …». Рекомендовано Пленуму Верховного суда РФ своим по-
становлением разъяснить, что обозначенные действия могут быть выражены в ви-
де электронной переписки, передачи изображений, картинок («комиксов») с об-
наженными участками тела, использование для демонстрации сцен порнографи-
ческого характера, также их «он–лайн» трансляции и иные способы виртуального
общения на темы сексуальных отношений.
6. Под сексуальным домогательством в семье диссертант предлагает по-
нимать действия сексуального характера в отношении несовершеннолетнего лица
со стороны родителей, близких родственников, опекунов, попечителей и иных
лиц, которые осуществляют функции по воспитанию и содержанию лиц, не до-
стигших 18-летнего возраста либо совместно проживающих с ними.
7. Предлагается дополнить ч. 6 в ст. ст. 131, 132 УК РФ, ч. 7 в ст. 134 УК
РФ, ч. 6 в ст. 135 УК РФ следующего содержания: «… совершенное родителем
или близким родственником, либо другим лицом, которое осуществляет функции
по воспитанию, содержанию и надзору лица, не достигшего 18-летнего возраста
13

или совместно проживающим с несовершеннолетним». Целесообразно включить


в Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 16 от 04 декабря 2014 года «О
судебной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенно-
сти и половой свободы личности» определение терминов «близкий родственник»,
«другое лицо, которое осуществляет функции по воспитанию, содержанию и
надзору потерпевшего», «совместно проживающие лица».
8. Определены типы несовершеннолетних жертв сексуальных посяга-
тельств: 1) пассивные – малолетние и несовершеннолетние, которые не могут ока-
зать сопротивление преступнику в силу своего физического и психического со-
стояния, в частности и при применении к жертве физического или психического
насилия; 2) некритичные – несовершеннолетние жертвы, которые в силу своего
возраста, либо психического или физического состояния не могут правильно оце-
нивать происходящее, различные жизненные ситуации; 3) инициативные – жерт-
вы, отличающиеся провокационным поведением.
9. Вносится предложение об ужесточении уголовной ответственности за
сексуальные посягательства в отношении имеющего инвалидность I или II группы
лица, а также в отношении детей-инвалидов, дополнив ч. 3 статей 131 и 132 УК
РФ пунктом «в» – «… совершенные в отношении лица, имеющего инвалидность I
или II группы»; ч. 4 статей 131 и 132 УК РФ пункта «в» – «…совершенное/ые в
отношении несовершеннолетнего лица, имеющего инвалидность».
10. В связи с применением административного надзора в обязательном
порядке к лицам, совершившим преступления против половой свободы и половой
неприкосновенности несовершеннолетних, диссертант обосновывает нецелесооб-
разность применения к виновным ограничения свободы, как дополнительного ви-
да наказания.
Научное и практическое значение работы заключается в том, что она яв-
ляется комплексным уголовно-правовым и криминологическим исследованием
преступлений против половой свободы и половой неприкосновенности несовер-
шеннолетних, систематизирующее и расширяющее область знаний о данной об-
ласти преступлений, которое углубляет уже имеющиеся исследования по этой те-
14

ме, видах этих преступлений, криминологических особенностях личности пре-


ступника, совершившего половые преступления против несовершеннолетних и
обусловливает направления дальнейшего научного исследования в области по-
вышения эффективности профилактики и предупреждения рассматриваемых пре-
ступлений в Российской Федерации.
Практическая значимость результатов диссертационного исследования
заключается в возможности использования его результатов:
– в законотворческой деятельности при совершенствовании уголовно - пра-
вовых норм, в части регламентации ответственности за сексуальные преступле-
ния;
– при разработке положений постановления Пленума Верховного Суда РФ;
– в практической деятельности сотрудников правоохранительных органов;
– в научно-исследовательской работе при проведении дальнейших разрабо-
ток по теме диссертации;
– в образовательном процессе при преподавании дисциплин уголовного
права и криминологии, а также в системе повышения квалификации в качестве
учебного пособия в помощь работникам правоохранительных органов, занимаю-
щихся проблемами профилактики и предупреждения сексуальных преступлений.
Степень достоверности, апробация и внедрение в практику результатов
диссертационного исследования. Диссертация обсуждена на совместном засе-
дании кафедры уголовного права и кафедры криминологии Санкт-Петербургского
университета МВД России. Положения диссертационного исследования также
получили апробацию в выступлениях автора на межвузовской научно-
практической конференции «Уголовное законодательство: вчера, сегодня, завтра
(памяти профессора С.Ф. Кравцова)» (Санкт-Петербург, 22 ноября 2013 г.), все-
российской научно-практической конференции «Уголовное законодательство:
вчера, сегодня, завтра (памяти профессора С.Ф. Кравцова)» (Санкт-Петербург, 6-7
ноября 2014 г.), (Санкт-Петербург, 19-20 ноября 2015 г.), XII-й международной
научно-практической конференции «Актуальные проблемы борьбы с преступле-
ниями и иными правонарушениями» (Барнаул, 24-25 апреля 2014 г.), региональ-
15

ной научно-практической конференции «Оперативно-розыскное противодействие


организованной преступности (памяти профессора Д.В. Ривмана)» (Санкт-
Петербург, 27 ноября 2015 г.), X-й международной научно-практической конфе-
ренции «Современные тенденции развития науки и технологии» (Белгород, 31 ян-
варя 2016 г.), XII-й международной научно-практической конференции «Совре-
менные тенденции развития науки и технологии» (Белгород, 31 марта 2016 г.),
XXII-й международной научно-практической конференции «Современные тен-
денции развития науки и технологии» (Белгород, 31 января 2017 г.), XXIV-й меж-
дународной научно-практической конференции «Современные тенденции разви-
тия науки и технологии» (Белгород, 31 марта 2017 г.); парламентских слушаниях
при Комитете Совета Федерации по конституционному законодательству
и государственному строительству «Совершенствование законодательства РФ
в сфере защиты детей от посягательств на половую неприкосновенность»
(Москва, 30 марта 2018 г.), I международной научно-практической конференции
«Право и современная экономика» (Санкт-Петербург, 5 апреля 2018 г.), междуна-
родной научно-практической конференции, посвященной 300-летию российской
полиции «Российская полиция: три века служению Отечеству» (Санкт-Петербург,
23-25 апреля 2018 г.).
Основные теоретические положения, выносимые на защиту, выводы и ре-
комендации внедрены и широко используются в практической деятельности Луж-
ской городской прокуратуры Ленинградской области, следственного отдела по
Адмиралтейскому району ГСУ СК России по г. Санкт-Петербургу, ОМВД России
по Петродворцовому району г. Санкт-Петербурга, УМВД России по Красносель-
скому району г. Санкт-Петербурга, УМВД России по Кировскому району
г. Санкт-Петербурга, в образовательном процессе Белгородского юридического
института МВД России им. И.Д. Путилина, в деятельности Комитета Совета Фе-
дерации по конституционному законодательству и государственному строитель-
ству Федерального Собрания Российской Федерации, в практическую деятель-
ность управления процессуального контроля за расследованием отдельных видов
преступлений Следственного комитета Российской Федерации.
16

Достоверность диссертационного исследования подтверждена собственны-


ми эмпирическими результатами, опубликованными в 20 научных работах общим
объемом 5,6 п. л., в том числе в 6 статьях, размещенных в ведущих рецензируе-
мых журналах и изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и
науки Российской Федерации.
Структура диссертации отвечает целям и задачам исследования и состоит
из введения, трех глав, включающих в себя девять параграфов, заключения, спис-
ка используемой литературы и приложений.
17

Глава 1. Формирование уголовно-правовой политики российского


государства в сфере защиты половой свободы и половой неприкосновенно-
сти несовершеннолетних

§ 1.1. Защита половой свободы и половой неприкосновенности несо-


вершеннолетних в досоветской России (IX в. – сентябрь 1917 г.)

При выявлении закономерностей, лежащих в основе формирования и разви-


тия уголовного права, необходимо следовать определенным методологическим
требованиям, среди которых на первое место следует поставить метод историзма1.
Изучение истории развития права, в том числе и уголовного, имеет глубокое зна-
чение. В документах, дошедших до наших дней, сохранились представления
наших предков о важности тех или иных охраняемых законом общественных от-
ношений, нарушение которых влекло наказание. На основании критического под-
хода к анализу действовавших ранее уголовно-правовых норм можно определить
наиболее рациональные тенденции развития права в будущем 2. «История всегда
современна и злободневна. Каким бы отдаленным отрезком времени она не зани-
малась, через него она видит путь к сегодняшнему дню, а через сегодняшний день
– в будущее»3. «Только история может дать объяснение причин как современного
состояния уголовного права, так и состояния его в предшествующие периоды. Без
совета истории как науки, трактующей о постепенном развитии рода человече-
ского, уголовное право прежних формаций явилось бы во многих пунктах произ-
ведением умопомешанного»4.

1
Российская историческая энциклопедия. Т. 3. Аалто-аристократия. СПб.: Издательство: ОЛМА Медиа Групп,
2015. С. 29 - 31; История государства и права России: Учебник для бакалавров под ред. В.Е. Рубаника. М.: Юрайт,
2014. С. 24; Оспанов К.И. Основы права: Метод историзма. [Электронный ресурс]. - Режим доступа:
http://www.univer5.ru/teoriya-gosudarstva-i-prava/osnovyi-prava-ospanov-k.-i.-274/Page-3.html (дата обращения
10.05.2017 г.); Шувалова Т.Г. Насильственные преступления сексуального характера, совершаемые в отношении
малолетних и несовершеннолетних: дисс. … к.ю.н. Москва, 2011. С. 41; Большая российская энциклопедия [Элек-
тронный ресурс]. - Режим доступа: https://bigenc.ru/vocabulary (дата обращения 02.10.2017 г.).
2
Семкин М.А. Криминологические и уголовно-правовые проблемы борьбы с сексуальными посягательствами в
отношении несовершеннолетних: дисс. к. ю. н. Волгоград 2003. С. 16.
3
Черепин Л.В. Вопросы методологии исторического исследования. М., 1981. С. 272; Кедров Б. М. История науки и
принципы исследования. М., 1971. С. 54 - 56.
4
Кистяковский А.Ф. Элементарный учебник общего уголовного права. Киев: Тип. И. и А. Давиденко, 1882. С.765 -
766.
18

Многие из так называемых половых преступлений относятся к числу «веч-


ных», совершаемых во все времена и у всех народов1. Следовательно, данные
преступления являются сквозными для всех этапов существования человечества, а
значит, и право с момента своего возникновения уделяло им значительное внима-
ние: и законодатель, и правоприменитель, и доктрина. Применительно к половым
преступлениям в отношении несовершеннолетних законодательство не раз меня-
лось с течением времени, и его содержание до сих пор является предметом дис-
куссий2.
В нашем обществе вопрос о необходимости вмешательства в регулирование
интимных отношений имеет достаточно давнюю историю, и нами рассматривает-
ся с момента крещения Руси3. В Древней Руси до принятия христианства в силе
были языческие обычаи, большинство деяний носили естественный характер и
уголовно не наказывались (к примеру, имело место похищение невест, а также
многоженство). До крещения Руси у Великого князя Владимира Святославовича
было около 800 «языческих» жен4. На языческой Руси взаимоотношение полов и
сексуальность рассматривались как проявление священного начала, которое ис-
ключало пуританское и аскетическое отношение к сексу, а в период после её кре-
щения сексуальность была десакрализирована, что лишило её священного смыс-
ла.
До середины XIX в. отечественное уголовное законодательство не было ко-
дифицировано в современном понимании этого термина. Нормы, предусматрива-
ющие ответственность за преступления против половой неприкосновенности и
половой свободы личности содержались в разных правовых актах, к примеру:

1
Беляева И.М., Гарбатович Д.А. и др. Преступления против половой свободы и половой неприкосновенности: уго-
ловно-правовая и криминологическая характеристика: монография. М.: Юрлитинформ, 2016. С. 10 - 13.
2
Пудовочкин Ю.Е. Ответственность за преступления против несовершеннолетних по российскому уголовному
праву / Науч. ред. Чечель Г.И. СПб.: Юрид. центр Пресс, 2002. С. 49 - 51.
3
Российское законодательство X – XX вв.: В 9 т. Т. 1: Законодательство Древней Руси / Отв. ред. В.Л. Янин. М.,
1984. С. 51 - 53; Агафонов В.А. Половые преступления. М.: Юрлитинформ. 2009. С. 18 - 19.
4
Ишимова А. О. История России для детей. М., 1993. С. 23. (Отпечатано по изданию: Ишимова А. О. История Рос-
сшвъ разсказахъ. М.- СПб, 1866.); По свидетельству видного российского историка «… древляне же имели обычаи
дикие, подобно зверям, с коим они жили среди лесов темных…, не знали браков, основанных на взаимном согла-
сии родителей и супругов, но уводили или похищали девиц. Северяне, радимичи, вятичи употреблялись нравам
древлян; тоже не ведали не целомудрия, ни союзов брачных, но молодые люди обоего пола сходились на игрища
между селениями: женихи выбирали невест и без всяких обрядов соглашались жить с ним вместе; многоженство
было у них в обыкновении» (Карамзин Н.М. Об истории государства Российского. М.: Просвещение, 1990. С. 16).
19

Устав князя Владимира (978–1015 гг.) «О десятинах, судах и людях церковных»,


Русская Правда (1016 г.), Устав князя Ярослава (1016–1054 гг.) «О церковных су-
дах», Судебник 1497 и Судебник 1550 гг., Соборное уложение 1649 г., Воинский
Артикул Петра Великого (1716 г.) и др. Большей же частью вопрос об ответ-
ственности за половые преступления решался не светским, а церковным законо-
дательством.
Роль церкви на Руси с принятием христианства возросла, и это, в свою оче-
редь, оказало огромное влияние на установленные государством нормы и обычаи.
Большая роль в государственной системе стала отводиться религии и православ-
ной церкви. Церковное оправдание сексуальности объяснялось лишь тем, что це-
лью последней являлось продолжение рода, и то при легализации сексуальности в
браке между мужем и женой, заключенного исключительно в целях прокреации.
Происходит усиление сегрегации1, введены запреты на любого рода чувственные
и телесные эксперименты, а свобода действий сексуального характера определена
системой конкретных запретов и наказаний. У института семьи была двойствен-
ная регуляция: со стороны государства и со стороны церкви2. Я.Н. Щапов писал,
что «церкви на Руси в Х - ХII вв. удалось нащупать такие сферы права, которые
княжеской властью и государством были оставлены вне интересов, и наложить
свою руку на большую группу общественных институтов, не встретив со стороны
государства препятствия»3.
Устав князя Владимира (978–1015 гг.) «О церковных судах» определял ме-
сто церкви в государстве, источники её материального обеспечения, сферы юрис-
дикции. Указанный документ предусматривал не мало посягательств, оказываю-
щих воздействие на половую неприкосновенность и половую свободу. В ст. 9
Устава преступления – «смилное заставание» (прелюбодеяние), «пошибание»
(изнасилование), «умычка», «в племени или сватьстве поимутся» (нарушение за-
прета на вступление в сексуальную связь с близкими родственниками или свой-

1
Разделение людей в обществе по какому-либо признаку, в данном случае по половому.
2
Липинский М. К истории русского уголовного права ХVII в. // Журнал гражданского и уголовного права. 1885.
Кн. 10. С. 130 - 150.
3
Щапов Я.Н. Византийское и южнославянское правовое наследие на Руси в ХI-ХIII вв. М., 1978. С. 101.
20

ственниками)1 и т. д. – стали первым отечественным опытом уголовно-правового


регулирования семейных отношений.
Следует отметить, что посягающие на уклад половых отношений наказуе-
мые деяния не всегда были связаны с насилием или преступлениями, признавае-
мыми таковыми по действующему сегодня уголовному законодательству России.
Это объяснимо тем, что ранние памятники права предусматривали наказуемые
деяния в широком деликтном смысле2.
«Крупнейшим источником уголовного права являлась Русская Правда, со-
держащая обособленный, хотя и в относительном виде, нормативный блок, уго-
ловно-правовых и уголовно-процессуальных правил поведения»3. «Вопрос о вре-
мени её происхождения спорен. Большинство современных исследователей свя-
зывают её происхождение с именем Ярослава Мудрого. Соответственно Правда
рассматривалась как право Ярослава и право Ярославичей»4.
С.В. Юшков верно отмечает, что «некоторые отдельные уголовно-правовые
институты зарождались в Русской Правде»5. Штраф, выплачиваемый митрополи-
ту, сумма которого зависела от сословного положения потерпевшей, был самым
распространенным видом наказания. В ст. 2 Русской Правды говорилось: «Аще
кто умчит девку или насилитъ, аще боярская дочи будет, за сором ей 5 гривен зо-
лота, а митрополиту 5 гривен золота; аще будет меньших бояр, гривна золота ей, а
митрополиту гривна золота; а добрых людей будетъ, за сором рубль, а митропо-
литу рубль»6.

1
Устав Святого князя Владимира, крестившего русскую землю, о церковных судах // Российское законодательство
X - XX в .В 9 т. / под общ. ред. О.И. Чистякова. Т. 1. Законодательство Древней Руси. М., 1984. С. 156; Согласно
Я.Н. Щапову, подобные запреты были вызваны стремлением сохранить мирные отношения в семье, понимаемые в
широком смысле, т.е. как объединение не только близких родственников, но и проживающих вместе с ними свой-
ственников // Законодательство Древней Руси. Т. 1. М., 1984. С. 157; Боровой Д.Д. Каноническое (церковное) пра-
во, как нормативная система социально-правового регулирования: дисс. … к. ю. н. Ставрополь, 2004. С. 100 - 118.
2
Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. Киев-СПб., 1888. С. 272; Деликт - неправомерное
поведение, частный или гражданско-правовой (лат. delictum privatum) проступок, влекущий за собой возмещение
вреда и ущерба, взыскиваемые по частному праву в пользу лиц потерпевших. [Электронный ресурс]. – Режим до-
ступа: URL: ru.wikipedia.org/wiki (дата обращения 26.09.2017 г.).
3
Коняхин В.П. Теоретические основы построения Общей части российского уголовного права / пред. А.В. Наумо-
ва. СПб., 2002. С. 20-21;
4
История отечественного государства и права: учебник. 3-е изд., перераб и доп. Часть 1 / под ред. О.И. Чистякова.
М., 2004. С. 76 - 78.
5
Юшков С.В. Русская Правда: происхождение, источники, её значение. М., 1950. С. 288; Русская Правда. [Элек-
тронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://expositions.nlr.ru/ruspravda/ (дата обращения 26.09.2017 г.).
6
Российское законодательство X-XX вв.: учебное пособие. Том 1: Законодательство Древней Руси.
21

За половые преступления кроме штрафа были предусмотрены и иные виды


наказания. Так, «при совершении совокупления кумы с кумом устанавливалось
наказание в виде отлучения лица от церкви»1. «Женщину определяли в монастырь
(«принятие в дом церковный») в случаях совершения половых преступлений (из-
мена мужу и т. п.)»2.
«При супружеской измене мужа или совершении насильственного акта
(«насилить»), а также половых актов с животными помимо штрафа в пользу мит-
рополита назначалась смертная казнь»3. В основе этого предписания были зало-
жены глубинные интересы самосохранения человеческого рода. Не нарушение
ограничений помогало и сохранению мирных отношений в семье. Тем самым
подчеркивалась важность предупреждения половых посягательств в интересах
государства.
Дальнейшее развитие регулирования светской и церковной юрисдикции от-
мечается в «Пространной редакции Устава князя Ярослава» (1016–1054 гг.)4.
Предписания одновременно на два, а иногда и на три вида ответственности – уго-
ловную, гражданскую и непосредственно церковно-правовую предусматривали
санкции норм данного устава»5. Это было обусловлено распространением в Древ-
ней Руси православной религии и вмешательством её представителей в дела об-
щества и государства6.
Указанный документ предусматривал различную ответственность за изна-
силование, исходя из: обстоятельств его совершения, сословного положения
жертвы, родства с ней, вероисповедания и иных условий. Так, в ст. 3 указывалось,
что «если кто изнасилует боярскую дочь или боярскую жену, за позор он заплатит
ей 5 гривен золота, и митрополиту7 также. А будет она дочерью меньших бояр,

1
Люблинский П.И. Преступления в области половых отношений. М.- Л. 1925. С. 68 - 69.
2
Российское законодательство X - XX веков. Т. I. С. 156.
3
Гоноченко О.А., Пудовочкин Ю.Е. Защита несовершеннолетних от сексуального совращения и сексуальной экс-
плуатации: уголовно-правовые проблемы. Ставрополь, 2003. С. 10 - 12.
4
Пространная редакция Устава князя Ярослава // Российское законодательство X - XX веков. В 9 т. / под общ. ред.
О.И. Чистякова. Т. 1. Законодательство Древней Руси. М., 1984. С. 190 - 191.
5
Озова Н.А. Насильственные действия сексуального характера. М.: МЗ Пресс, 2006. С. 10 - 12.
6
Смирнов А.М. Преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности: монография. М.:
Юрлитинформ, 2015. С. 8 - 10.
7
Первый по древности епископский титул в христианской Церкви.
22

виновный должен будет заплатить ей гривну золота, и митрополиту гривну золо-


та. Если потерпевшая окажется из среды нарочитых1 людей, виновный заплатит
ей два рубля, и митрополиту два рубля. Будет ли она из числа простых людей, ви-
новный платить ей 12 гривен кун, и митрополиту 12 гривен кун. А князь назначит
им наказание своей властью, независимо от понесенного ими церковного наказа-
ния»2.
Статья 15 Устава предусматривала наказание за «блуд», совершенный с
сестрой. В этом случае виновный должен был выплатить митрополиту 40 гривен.
Сверх того, на виновного будет наложена епитимья, а князь назначит на него до-
полнительное наказание, сверх церковного взыскания, отрезание носа. Её же от-
правляли в церковный дом3. Уголовно наказуемым признавался так же «блуд» с
женщиной, готовящейся стать монахиней… «аже кто сблюдить с черницей»4.
Наказание за данное деяние предполагало выплату митрополиту 40 гривен и
наложение на виновных епитимьи. Весьма интересным представляется содержа-
ние статьи 19 Устава: «Если или иудей или мусульманин вступит в связь с рус-
ской женщиной, то с иноверца взыскать в пользу митрополита 50 гривен, а рус-
скую заключить в монастырь»5. Тем самым обозначается запрет на интимные от-
ношения между лицами разной веры, религии, при этом законодатель обозначил
четкую персонификацию.
Предусматривалась ответственность за вступление в интимные отношения
(«впадение в блуд») отчима с несовершеннолетней падчерицей, наказание за ко-
1
Когда необходимо было указать ту или иную привилегированную группу среди свободного населения, летопи-
сец, а вслед за ним и источники права, говорят о «лутших», «старейших», «вятших», наконец, «нарочитых» людях.
Нарочитые люди, таким образом, четко противопоставлялись социальным низам: «простым», «черным» людям. К
разряду нарочитых мужей относили также городских жителей – «чадь нарочитая» или «градские люди», среди ко-
торых выделялись «гости» - иноземные купцы и просто «купцы». Жители пригорода именовались уже «мезиньими
людьми». [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http:// yandex.ru/search/?text=нарочитые люди это&lr=2
(дата обращения 25.02.2017 г.).
2
В XII столетии 1 гривна золота (160 грамм золота) = 15 гривнам серебра (30 солидов, по курсу биржи Константи-
нополя XI века) = 60 гривнам кун = 300 ногат = 750 резан // Устав князя Ярослава «О церковных судах». 1015 -
1054 гг. Ст. 3. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://claw.ru/a-history-off-russia/1/194.htm (дата об-
ращения 11.01.2017 г.).
3
В Уставе князя Ярослава часто содержится общая отсылка о «казни по закону», виды же наказаний предполага-
лись аналогичными византийским установлениям. Например, по Закону Судному людем за блуд между кумом и
кумой обоим отрезали носы и подвергали епитимье в виде 15 лет поста. – Закон Судный людем. Краткая редакция
/ Под. ред. академика М.Н. Тихонравова. М., 1961. С. 106.
4
Российское уголовное право. Составление из российских государственных узаконений титулярным советником
П. Гуляевым. М., 1826. С. 5.
5
См.: Устав князя Ярослава «О церковных судах». 1015 - 1054 гг. Ст. 19.
23

торое оценивалось в 12 гривен митрополиту1. Если же отец вступит в блуд с несо-


вершеннолетней дочерью, то виновный должен выплатить митрополиту 40 гри-
вен, и сверх того на него налагалась епитимья по закону.
Полагаясь, видимо, на общедоступность уяснения термина сексуальное
насилие, законодатель Древней Руси его определения не давал. Преступлений
против половой свободы и половой неприкосновенности насчитывалось 24 вида,
что объяснялось высокой степенью казуальности законодательства того периода.
Однако, несмотря на такой широкий круг общественно опасных деяний, санкции
за них не отличались разнообразием.
В уставах князей Владимира и Ярослава предусматривалась ответствен-
ность только за изнасилование «благородных» представительниц женского пола.
Следовательно, в их поле зрения не входили сексуальные посягательства в отно-
шении «низших слоев»: крестьянок, холопок, рабынь.
Псковская (1467 г.) и Новгородская (1471 г.) судные грамоты – крупнейшие
памятники феодального права эпохи раздробленности Руси – содержали две нор-
мы, имеющие непосредственное отношение к охране интересов семьи и несовер-
шеннолетних: ответственность за лишение сына права на наследство, за отказ в
помощи своим родителям, а также статья 97, где говорится об отцеубийстве и
братоубийстве, которые, однако, не выделялись из круга других убийств2.
Следует отметить, что ни один из источников права Древней Руси, преду-
сматривающий ответственность за изнасилование, не давал его определения.
Е.Ю. Пудовочкин справедливо отмечает, «что на начальном этапе появления рус-
ского государства и права лишь зарождался интерес к вопросу об ответственности
за преступления против несовершеннолетних, и проявлялся он в виде формирова-
ния правовых запретов на определенные формы поведения, причиняющие вред
несовершеннолетним»3.
Судебник Ивана III 1497 г. и Судебник Ивана IV 1550 г. не содержали ка-

1
Российское законодательство X - XX веков: В 9 т. Т. 1: Законодательство Древней Руси / Отв. ред. В.Л. Янин. М.,
1984. С. 149; 168 - 169; 190.
2
Полный курс уголовного права. В 5 т. Т. II. Преступления против личности/под ред. А.И. Коробеева. СПб., 2008.
С. 130 – 132.
3
Пудовочкин Е.Ю. Указ. соч. С.20 - 22.
24

ких-либо нововведений, касающихся охраны рассматриваемых нами отношений.


Основная их роль сводилась к усилению феодального строя1. Данный факт свиде-
тельствует об отстранении государства от подобного рода преступлений, что сви-
детельствует о достаточной эффективности церковных мер2.
Появление писаного запрета на противоестественные сексуальные связи от-
носится к периоду действия Стоглава (1551 г.), принятого на церковном Соборе в
Москве при правления Ивана Грозного. В нем впервые упоминалось о мужелож-
стве, за которое сначала предусматривалось наказание в виде церковного покая-
ния, а позже – сожжения3. В главе 33 Стоглава «О содомском грехе» в качестве
наказания за гомосексуализм («скверное беззаконие») предусматривалось наказа-
ние в виде отлучения от церкви, тем самым напоминая о том, что такие деяния
вызывают гнев божий: «ратию», «тлетворные ветры», «смертную язву» и «вели-
кие пожары». Епископам в главе 36 «О наказании чад своих» строжайшим обра-
зом предписывалось жестко пресекать нестандартные формы сексуального обще-
ния с допущением традиционных связей исключительно в рамках союза брака: «А
которые дети ваши духовные не возмогут хранити чистоты, и они бы женилися,
браком сочтаяся, живя по закону со своими женами. Содомские же скверные дела
в православных крестьянех мужеложство, скотоложство, рукоблудие и прочея
нечистота священническим наказанием и поучением»4. Данные положения, соб-
ственно уголовно-правовыми предписаниями не являясь, играли значительную
роль в укреплении полового порядка и половой морали.
Крупнейшим источником права XVII в., содержащим уголовно-правовые
нормы, было Соборное уложение Алексея Михайловича 1649 г.5. Р.Р. Галиакбаров
небезосновательно отмечает, что «основная особенность Уложения – проработан-

1
Судебник 1497 года; Судебник 1550 года // Хрестоматия по истории отечественного государства и права. (Х -
1917 год.) / сост. В.А. Томсинов. М., 1998. С. 39 - 70.
2
Рогов В.А. История уголовного права, террора и репрессий в российском государстве XV-XVII век. М., 1995. С.
136.
3
Сяткин Н.Н. Половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцати-
летнего возраста: законодательный и правоприменительный аспект: автореф. дисс. … к. ю. н. Краснодар, 2013.
С. 12 - 13.
4
См.: Российское законодательство Х - ХХ веков. В 9 т. Т.2. Законодательство периода образования и укрепления
Русского централизованного государства / Отв. ред. А.Д. Горский. М., 1985. С. 196, 299.
5
Соборное Уложение 1649 года. Текст. Комментарий / Абрамович Г.В., Ивина Л.И., Маньков А.Г., Миронов Б.Н.,
и др.; Редкол.: Буганов В.И., Ирошников М.П., Маньков А.Г., Панеях В.М. Л., 1987. 448 с.
25

ность нормативных предписаний Общей части уголовного права»1, несмотря на


то, что положения об ответственности за отдельные группы преступлений были
собраны в рамках одной главы.
В уложение криминализирован более широкий круг деяний в области обес-
печения половой свободы и половой неприкосновенности женщины. Статьей 16
гл. XXII устанавливалась обязанность слуг и зависимых людей оказывать своей
госпоже помощь в случае покушения на ее честь. Согласно Уложения смертной
казнью могли наказываться более 60 видов преступных деяний. Совершение из-
насилования ратными людьми рассматривалось как квалифицированный состав
преступления и также каралось смертной казнью (ст. 30 гл. VII)2. Дополнительно
в Соборном уложении 1649 г. предусматривалась компенсация морального вреда
за изнасилование. По мнению В.Ф. Земба, «данное положение стало отражением
дифференциации ответственности за половые преступления в зависимости от се-
мейного статуса потерпевшей, ее возраста, а значит, и социально-половой зрело-
сти и роли»3.
Особенностью данного Уложения в направлении борьбы с половыми пре-
ступлениями является то обстоятельство, что оно расширило круг лиц, которых
можно было привлекать к ответственности за рассматриваемое преступление. В
частности, кроме исполнителей и подстрекателей в него стали входить и пособ-
ники4.
Важной вехой в формировании уголовного права России явилось законода-
тельство Петровских реформ. Артикул воинский Петра Великого 1715 г. стал
компиляцией из различных источников зарубежных государств5.
В этом документе содержалась особая глава XX «О содомском грехе, о
насилии и блуде», которая регламентировала половые преступления, относя к

1
Галиакбаров Р.Р. Уголовное право. Общая часть: учебник. Краснодар: Изд-во Кубан. гос. аграрн. ун-та, 1999. С.
40 - 41.
2
Российское законодательство Х - ХХ веков. Акты Земских соборов. М., 1985. Т. 3. С. 97.
3
Земба В.Ф. Ответственность за насильственные преступления против половой свободы и неприкосновенности в
древнерусском праве // История государства и права. 2006. № 9. С.26 - 28; Хрестоматия по истории государства и
права СССР. Дооктябрьский период / под ред. Ю.П. Титова, О.И. Чистякова. М.: Юрид. лит., 1990. С. 237 - 238.
4
Российское законодательство X-XX в. В 9 т. Т.3. Акты Земских соборов. М., 1985. С. 97.
5
Артикул воинский 1715 г., апрель 26. Российское законодательство X - XX в. В 9 т. Т. 4. М., 1986. С. 358 - 359;
Ромашкин П.С. Основные начала уголовного и военно-уголовного законодательства Петра I. М., 1947. С. 26.
26

ним: изнасилование (арт. 167–168), прелюбодеяние (арт. 169–170), двоеженство


(арт. 171), половая связь между свойственниками и родственниками (арт. 173–
174)1. Применительно к кругу преступлений против половой свободы и половой
неприкосновенности сохранялся прежний подход, который был и в ранее дей-
ствующих источниках права. Но стала прослеживаться тенденция расширения
санкций применительно к наказаниям. Смертная казнь являлась самым строгим
наказанием, которое могло назначаться за половые преступления. Смертную
казнь могла быть указана как в абстрактном виде (арт. 166 – «оного казнить смер-
тию»), так и конкретизироваться («оному голову отсечь»)2.
В Российском законодательстве уголовная ответственность за мужеложство
была установлена и Воинским Уставом Петра I (арт. 166)3. Телесные наказания
предусматривались как в отношении взрослого мужчины, так и в отношении
несовершеннолетнего («отрока»)4. При этом, если виновный использовал насиль-
ственный способ, наказание ужесточалось до смертной казни или вечной ссылки
на галеры.
Могла быть назначена смертная казнь и за изнасилование (арт. 167), незави-
симо от возраста потерпевшей и сословного положения («старую или молодую,
замужнюю или холостую»)5. За половое сношение между близкими родственни-
ками по прямой линии назначалось такое же наказание (арт. 173)6. К юрисдикции
церкви относились двоеженство и блуд между родственниками по побочной ли-
нии (арт. 171). Л.С. Белогриц-Котляревский справедливо писал – «очевидно, за-
прещая кровосмешение, государство стремится охранить религию и мораль как
основы общежития, а не чьи-либо права»7.

1
См.: там же Артикул воинский 1715 г., апрель 26. С. 358 - 359.
2
Белявский Н.Н. Полицейское право. 1915. С. 34.
3
Даниэльбек Б.В. Половые извращения и уголовная ответственность: учебное пособие. Волгоград: Научно-
исследовательский и редакционно-издательский отдел Высшей следственной школы МВД СССР, 1972. С. 68.
4
Развитие русского права второй половины XVII – XVIII вв. // С.И. Штамм, А.И. Исаев, Н.Н. Ефремова и др. М.,
1992. С. 45.
5
Дело о поручике К. Ермолинском, судимом за изнасилование 10-летней девочки Пелагеи, прижитой его женой во
время его отсутствия на службе // РГИА. Ф. 1151. Оп. 1. 1819 г. Д. 24.
6
Дело о дворянине Николае Слободчикове, судимом за покушение на изнасилование своей дочери // РГИА. Ф.
1151. Оп. 5. 1826 г. Д. 59.
7
Белогриц-Котляревский Л.С. Учебник русского уголовного права: Общая и Особенная части. Киев; СПб.; Харь-
ков: Юж.-рус. кн. изд-во Ф. А. Иогансона, 1903. С. 485.
27

Новшеством данного нормативного документа было то, что он стал преду-


сматривать ответственность за покушение на изнасилование (арт. 167)1. Наказа-
ние за него могло быть смягчено по судейскому усмотрению2.
Примечательно и то, что он стал предусматривать ряд смягчающих обстоя-
тельств (арт. 170 – «Ежели невинной супруг за прелюбодеющую супругу просить
будет, и с нею помирится, или прелюбодеющая сторона может доказать, что в су-
пружестве способу не имеет получить телесную охоту утолить, то мочно наказа-
ние умалить»)3.
Заметное продвижение вперед в регулировании правоотношений, связанных
с разными видами половых преступлений, в частности с изнасилованием, наблю-
дается в период правления Петра Великого. Но, как и в ранее действующем зако-
нодательстве, не было ни конкретизации указанного состава, ни формирования
квалифицированных составов изнасилования малолетних и несовершеннолетних.
Однако, из анализа доступной практики применения данных норм можно сделать
вывод, что весьма жестоко каралось сексуальное насилие в отношении несовер-
шеннолетних. В качестве примера рассмотрим указы Сената 1716 г., которые
определили наказания за эти посягательства.
«Так, в результате рассмотрения дела военнослужащего Лебядинцова Г.,
виновного в растлении с применением насилия своих малолетних падчериц К. и П.,
было определено наказание – смерть путем отсечения головы»4. «По делу кре-
стьянина Степанова М., совершившего растление с применением насилия мало-
летней У., Сенат постановил: «Сказав смерть, положить на плаху и, подняв с
плахи, бить кнутом, и вырезав ноздри, сослать в Оренбург в вечную работу»»5.
Свод законов Российской империи 1832 г. в гл. XV содержал основные уго-
ловно-правовые акты – Соборное уложение 1649 г. и Артикул воинский 1715 г.
Этот документ, несмотря на некоторую переработку норм, не был новым законо-
дательным источником, хотя ряд наказаний за половые преступления был не-
сколько изменен. Например, было введено наказание в виде ссылки на поселение,

1
Дело о дворянине Франце-Юрии Михайлове Любкевиче, судимом за покушение на изнасилование 15-летней де-
вицы, дворянки Марианы Францкевичевой // РГИА. Ф. 1151. Оп. 4. 1825 г. Д. 71.
2
Российское законодательство X - XX веков. В 9 т. Т. 4. Законодательство периода становления абсолютизма. М.,
1986. С. 165 - 167, 384.
3
Памятники русского права. Вып.VII. М., 1961. С. 439.
4
Полное собрание законов Российской империи. Первое собрание. Т. 9 . СПб., 1830. С. 907.
5
Полное собрание законов Российской империи. Первое собрание. Т. 10. СПб., 1830. С. 881.
28

а также лишения прав гражданского состояния1.


Впервые детально разработались уголовно-правовые нормы с учетом их со-
держания и подразделения на Общую и Особенную части в Уложении о наказа-
ниях уголовных и исправительных 1845 г. Отметим казуальность данного норма-
тивного акта. Предусматривающая ответственность за половые преступления си-
стема норм была включена в различные разделы, главы и отделения. Например,
раздел ХI «О преступлениях против прав семейственных», глава 1 «О преступле-
ниях против союза брачного», отделение первое «О противозаконном вступлении
в брак» (похищение женщины с целью вступления в брак, принуждение к вступ-
лению в брак), отделение второе «О похищении женщин замужних» (похищение
насильственно замужней женщины с лишением ее чести), отделение третье «О
злоупотреблении прав и нарушении обязанностей супружества» (прелюбодеяние),
отделение четвертое «О нарушении постановлений о браках старообрядцев и сек-
тантов». Данные положения не изменились и после принятия новой редакции
Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1885 г.
За «изобличение в противоестественном пороке»2, то есть добровольное
мужеложство (ст. 995)3, предусматривалось наказание в виде ссылки в Сибирь на
поселение периодом от 4 до 5 лет, а также лишения личных прав и преимуществ.
Если же подобное преступление совершалось с малолетним или слабоумным4,

1
Ограничение в правах состояния имеет последствием утрату права: а) поступать в государственную или обще-
ственную службу; б) быть свидетелем; в) третейским судьей; г) опекуном или попечителем и д) поверенным в чьих
либо делах. Кроме этих общих последствий, ограничение в правах состояния влечет за собой и утрату прав приви-
легированного состояния. По ст. 238 IX т. Св. зак. «преступления, разрушающие дворянское достоинство, суть те,
за которые виновные приговариваются к лишению всех прав состояния или к потере всех особенных, лично и по
состоянию обвиняемого присвоенных ему, прав и преимуществ». То же самое относится и к почетным гражданам.
Уложение о наказаниях подтверждает, что, с потерею всех особенных прав и преимуществ, обвиняемый лишается
почетных титулов, дворянства, чинов и всяких знаков отличия. Кроме того, ему воспрещается "записываться в
гильдии и получать какого-либо рода свидетельства на торговлю // Градовский А. Д. Начала русского государ-
ственного права. Тома I-III. – СПб., типография М. Стасюлевича, 1875 г. (том I), 1876 г. (том II), 1883 г. (том III)
[Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://constitution.garant.ru/science-work/pre-revolutionar/3988988/chapter/23/
(дата обращения 04.10.2017 г.); Конева М. Развитие уголовного законодательства России за насильственные дей-
ствия гомосексуального характера // Уголовное право. 2002. № 4. С. 25.
2
Записки по уголовному праву. Казань, 1911. С. 17.
3
Под мужеложством понималось противоестественное совокупление не только с мужчиной, но и с женщиной «так
как совершение сего преступления оказывается одинаково возможным и над женщиной» / Свод законов Россий-
ской империи. СПб., 1891. Т. 15. Книга 1. С. 156; Семкин М.А. Ответственность за мужеложство по законодатель-
ству дореволюционной России // Реагирование на преступность: концепции, закон, практика. М., 2002. С. 258 -
259.
4
В действующем уголовном законодательстве такое состояние признается беспомощным; О жителях г. Кубы бек-
ского происхождения … // РГИА. Ф. 1151. Оп. 3. 1845 г. Отд. уг. дел и гер. Д. 136.
29

или имело место применение насилия, то виновному назначалось наказание в ви-


де ссылки на каторжную работу на срок от 10 до 12 лет и лишение всех прав со-
стояния (ст. 996). Довольно строгое наказание было предусмотрено и за половые
контакты с несовершеннолетней1. Согласно ст. 1523 при насильственном растле-
нии2 не достигшей 14 лет девицы (малолетней), предусматривалась возможность
назначения наказания в виде ссылки на каторжные работы на срок от 10 до 12 лет
и лишение всех прав состояния. Присяжные заседатели в судебном заседании при
этом должны были признать факт лишения девственной плевы потерпевшей (рас-
тление в узком смысле по Уложению)3.
В апреле 1878 г. в Тамбовском окружном суде разбиралось дело по обвине-
нию крестьянина с. Царевки Кирсановкого уезда Егора Цукнова, 30 лет от роду,
по обвинению в растлении девицы Христианы Афанасьевой, 12 лет. Из рапорта
сотского с. Царевки от 14 февраля 1877 г. следует, что крестьянин Егор Михай-
лович Цуканов изнасиловал свояченицу Христиану. В результате судебно-
медицинского осмотра потерпевшей было установлено, что вход во влагалище
расширен и имеется разрыв девственной плевы, который произошел вследствие
введения во влагалище детородного члена4.
За ненасильственное растление не достигшей 14 лет девицы (ст. 1524)
предусматривалось наказание – ссылка на каторжные работы от 8 до 10 лет и ли-
шение всех прав состояния5.
Одним из квалифицирующих признаков, усиливающих уголовное наказание
за подобные преступления, считалось их совершение попечителем или опекуном,
наставником изнасилованной, а также лицом, от которого она находилась в зави-

1
Дело о несовершеннолетнем крестьянине Тите Мосееве, судимом за изнасилование 11-летней солдатской дочери
Матрены Богдановой // РГИА. Ф. 1151. Оп.4. 1852 г. Д. 28.
2
Под растлением по Уложению 1845 г. законодатель понимал не лишение её девственности, а вообще «соитие» с
потерпевшей, хотя бы она и была растлена ранее. Разрыв девственной плевы пальцем в целях облегчить соверше-
ние преступления не образовывал самостоятельного состава преступления, а рассматривался как приготовление к
изнасилованию. Если разрыв девственной плевы был совершен не совокуплением, а какими то иным насильствен-
ным способом и без цели полового сношения, то данное действие квалифицировалось как один из видов увечья
(ст. 1478 Уложения) / Таганцев Н.С. Положение о наказаниях уголовных и исправительных 1885 г. 15-е изд. СПб.,
1910. С. 849.
3
Уложение о наказаниях уголовных и исправительных, в редакции 1885 г. Издано Н.С. Таганцевым. СПб., 1901.
С. 741 - 763; О французском подданном Гаспаре Розасе и вдове коллежском секретаре Матрене Кондаковой, суди-
мых - первый за изнасилование и растелании девицы, петербургской мещанки Екатерины Алексеевой, а последняя
за пособничество ему в этом // РГИА. Ф. 1151. Оп. 4. 1850 г. Отд. уг. дел и гер. Д. 47.
4
Фойницкий И.Я. Курс уголовного права. Часть Особенная. СПб., 1890. С. 443, 468 - 469, 472.
5
Уложение о наказаниях уголовный и исправительных. СПб., 1885. С. 286 - 288; Развитие русского права первой
половине XIX века. М., 1994. С. 197; Таганцев Н.С. Уголовное Уложение 1903 г. СПб.: Типография М. Меркушева,
Невский проспект, д. 8, 1912. С. 883 - 884.
30

симом положении1.
О совершении кровосмешения в Тамбове указано в ведомости за 1879 г.:
крестьянин Яков Гусев растлил свою 12-летнюю дочь Матрену [23, оп. 40 д. 598,
л. 86об]. Было ли дело доведено до суда, нам неизвестно2.
Следующим нормативным актом, который отражал новые веяния в полити-
ке государства в борьбе с половой преступностью, стало принятое при Николае II
Уголовное Уложение 1903 г.. Обсуждение проекта Уложения 1903 г. вызвало
споры о юридических границах частной жизни и правах личности и породило
продолжительную дискуссию о месте религиозных предписаний и запретов в
светском законодательстве3.
В отличие от Уложения 1845 г. в Уложении 1903 г4. круг преступлений, от-
носимых к области половых отношений (гл. 27 «О непотребстве») был суще-
ственно расширен за счет квалифицирующих признаков и новых составов. Дан-
ный подход законодателя по-своему упрощал квалификацию за счет преодоления
дилеммы мораль – право в пользу нравственных ориентиров общества.
Изнасилованием по Уложению 1903 г. признавалось только естественное
соитие. Любострастные насильственные действия (например, разрывание дев-
ственной плевы пальцем, насильственный онанизм) не могли быть квалифициро-
ваны по данной норме5.
В главе IV документа предусматривалась ответственность за любостраст-

1
О дворянине Николае Слободчикове, судимом за покушение на изнасилование своей дочери // РГИА. Ф. 1151.
Оп. 4. 1852 г. Д. 28.
2
Дело о деревенском инцесте имперского масштаба. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL:
http://www.kommersant.ru/doc/1796000/print. (дата обращения 10.04.2017 г.).
3
Таганцев Н.С. Лекции по русскому уголовному праву. Часть Особенная. С.-Петербург, Типография С.-
Петебургской тюрьмы, 1894. С. 443. Российское уголовное право. Общая часть / Под ред. В. С. Комиссарова. СПб.,
2005. С. 35; Поддубная Е.В. Изнасилование и насильственные действия сексуального характера: уголовно-
правовая характеристика и квалификация: дис. … канд. юрид. наук. М., 2008. С. 25.
4
Данный нормативный документ не вступил в силу в полном объеме: в 1904 году были введены в действие его
главы о государственных преступлениях, в 1906 - о религиозных, после этого до Октябрьской революции было
введено в действие около 30 статей других его глав; действующим нормативным актом в области уголовного права
вплоть до 30 ноября 1918 г. оставалось Уложение 1845 г. Одной из причин, по которой Николай II неожиданно
отказался ввести Уложение в действие в полном объеме, было предусмотренное им существенное изменение
структуры мест заключения. В частности, тюрьма, к которой ранее приговаривали на сроки до 2 лет, теперь пред-
назначалась только для заключенных со сроком до 1 года; сроки заключения в крепости, напротив, должны были
увеличиться с 4 до 6 лет // Российское уголовное право. Общая часть / Под ред. В. С. Комиссарова. СПб., 2005.
С. 35.
5
Сенат в решении по делу Григорьева (1869 г. № 1018) - прорывание девственной плевы пальцем - отнес в менее
тяжкому увечью. // Развитие взглядов российского законодателя на регулирование и охрану половых отношений. К
100-летию Уголовного уложения 1903 года / Т.В. Кондрашова. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL:
http://www.unn.ru/pages/e-library/vestnik/99990195_West_pravo_2003_1(6)/B 2 - 4.pdf (дата обращения 03.12.2017 г.)
31

ные действия по отношению к не достигшим возраста 14 лет малолетним лицам


не зависимо от применения или не применения насилия, в чем состоит отличие
этой формулировки от современной регламентации аналогичного деяния в дей-
ствующем УК РФ, где подобные действия содержатся в отдельных нормах (ч. ч. 2,
3 ст. 134, ч. ч.2, 3 ст. 135 УК РФ); относительно несовершеннолетних (14 - 16 лет),
также применяя насилие либо «по употреблению во зло … невинности», то есть, в
силу своего возраста лицо не осознавало характера совершаемых в отношении не-
го действий (ст. 513 Уложения); за действия любострастного характера, которые
были совершенны с находящимся под властью виновного лицом; с лицом женско-
го пола, при совершении любострастных действий, сопряженных с растлением,
исключая плотское сношение (ст. 515 Уложения; аналогичные деяния отнесены к
ст. 135 действующего УК РФ).
Наказание за мужеложство, как другой вид любострастия по Уложению
1903 г., дифференцировалось в зависимости от возраста потерпевшего: с несо-
вершеннолетним лицом (14 - 16 лет), с согласия или без него, но по употреблению
во зло его невинности; с лицом, лишенного возможности осознавать суть совер-
шаемого над ним действия или руководить своими поступками вследствие болез-
ненного расстройства душевной деятельности, бессознательного, или же ум-
ственного отставания, возникшего вследствие телесного недостатка или болезни
(беспомощное состояние жертвы в физическом плане)1. Последних два признака
не были известны нормам, регулирующим ответственность за иные любостраст-
ные действия (ст. ст. 513–515). О лесбиянстве в нем не упоминалось2.
Подобная позиция законодателя диктовалась стремлением повысить защи-
щенность несовершеннолетних обоего пола, от посягательств, которые соверша-
лись на сексуальной почве.
В числе интересующих нас норм, которые имели место в советском и пост-

1
Набоков В.Д. Плотские преступления по проекту Уголовного уложения. 1902. С. 124; Законы уголовные: Уложе-
ние о наказаниях уголовных и исправительных. Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, по продолже-
нию 1906 г., с позднейшими узаконениями. Уголовное уложение 22 марта 1903 г., с алфавитным предметным ука-
зателем / сост. Н.А. Громов. СПб., 1909.
2
Архипова М.В., Редькина Е.А. Исторический анализ развития отдельных норм уголовного законодательства Рос-
сии: учебное пособие. Иркутск: Изд-во БГУЭП, 2007. С. 35 - 41.
32

советском уголовном законодательстве, но не известных прежнему, необходимо


отметить ст. 420 Уложения, грозившую родителям лишением родительской вла-
сти над несовершеннолетним и заключением в тюрьме при жестоком обращении с
детьми, если «данное деяние не представляло тяжкого или менее тяжкого телес-
ного повреждения»; за обращение несовершеннолетнего, который не достиг 17
лет, к нищенству и другому безнравственному занятию или за отдачу его для по-
добной цели; за принуждение к заключению брака1.
В статьях 524, 525, 529 Уложения предусматривалась возможность увели-
чения меры ответственности при совершении непотребства с несовершеннолет-
ними и сводничества, под которым подразумевалось содействие непотребству.
Закон карал за принятие в притон разврата женщин моложе 21 года и потворство
непотребству несовершеннолетних со стороны родителей, опекунов или лиц, ко-
торые имели попечение о несовершеннолетнем. Впервые было определено и по-
нятие сутенера – это лицо мужского пола, которое виновно в извлечении себе в
виде промысла, имущественной выгоды, получением оной от женщины, промыш-
ляющей непотребством и находящейся от него в зависимом положении или под
его влиянием, либо используя её беспомощное положение» (ст. 527)2.
Прорывом вперед в области изучения половых преступлений явилась более
детальная дифференциация ответственности за данные посягательства в Уголов-
ном Уложении 1903 г. Однако имеет место факт смягчения уголовного наказания
за рассматриваемые деяния по нормативному акту 1903 г. в сравнении с Уложе-
нием 1845 г. (ред. 1885 г.) и игнорирование части квалифицированных признаков,
которые имели место при выработанной ранее характеристике изнасилования
(например, совершение деяния, повлекшее смерть потерпевшей), что способство-
вало ослаблению защиты половой неприкосновенности и половой свободы лич-
ности.
По результатам анализа содержания норм уголовного права России ХIХ –
начала ХХ в. о защите интересов несовершеннолетних, стоит заметить, что мы

1
Гоноченко О.А., Пудовочкин Ю.Е. Указ. соч. С. 24 - 25.
2
См.: там же.
33

обнаруживаем их наивысшее развитие в данный временной период. В части охра-


ны интересов несовершеннолетних содержание правовых норм в целом соответ-
ствовало научным представлениям об идеале уголовно-правовой защиты детства,
отражая общеевропейскую тенденцию повышения качества этой защиты и стало в
некотором роде классическим образцом, который определил дальнейшее направ-
ление развития ювенального уголовного права России.
Однако это не означало качественной борьбы с преступлениями против
несовершеннолетних, преступлениями против половой неприкосновенности и по-
ловой свободы и преступлениями против нравственности. Косвенным свидетель-
ством неблагополучной ситуации с состоянием анализируемых преступлений
служат статистические данные, свидетельством чему выступают следующие кри-
минологические показатели. Так, по данным Е.Н. Анучина, из общего числа
(79846 чел.) ссыльных по судебным приговорам в Сибирь за период с 1827 по
1846 гг. 853 чел. (1,06 %) составили ссыльные за плотские преступления1. Имеют-
ся весьма интересные статистические данные о растлении малолетних. Б.И. Пят-
ницкий, исследовавший данное явление в период с 1874 по 1904 гг., указывает,
что абсолютное число осужденных растлителей выросло за этот период почти
вдвое, но относительная роль этих преступлений в общей структуре преступности
уменьшилась: максимальная процентная доля выпадает на 1884 г. (0,32 %), в 1894
– 1904 гг. она составила в среднем 0,21 %2.
Приведенные данные, безусловно, не являются точным отражением нега-
тивной динамики сексуального совращения и сексуальной эксплуатации несо-
вершеннолетних. Однако они дают общее представление о росте числа всех пре-
ступлений соответствующих групп, что позволяет экстраполировать данную ди-
намику и на анализируемые преступления. Следовательно, реальное состояние
дел в сфере сексуального совращения и сексуальной эксплуатации несовершен-
нолетних оставляло желать лучшего.

1
Подсчет проведен на основании данных, полученных Е.Н. Анучиным (Анучин Е.Н. Исследование о проценте
сосланных в Сибирь в период 1827 – 1846 гг. М., 1866), и приведенных в работе С.С. Остроумова, см.: Остроумов
С.С. Преступность и её причины в дореволюционной России. М., 1980. С. 10.
2
Данные приводятся по работе П.И. Люблинского. (см.: Люблинский П.И. Преступления в области половых отно-
шений. М.- Л., 1925. С. 101 - 102).
34

«Временное правительство придерживалось принципа преемственности


права. Его практической и теоретической платформой в области законов Россий-
ской империи было соблюдение и сохранение непоколебимости ранее действо-
вавших законов вплоть до осуществления отдаленнейшей перспективы – разра-
ботки и принятия новых законов Учредительным собранием. С этой позицией со-
глашались меньшевики, эсеры, кадеты, которые входили в различные периоды во
Временное правительство. Ни о какой ломке, уничтожении старых законов и за-
мене их новыми не было и речи»1. Крупных переработок уголовного законода-
тельства Временное правительство не проводило. «Непрерывность правопорядка
…», о которой писали некоторые авторы, нашла свое прямое воплощение в зако-
нодательной деятельности Временного правительства2.
Оценивая законодательную деятельность Временного правительства,
В.А. Рогов пишет: «Правительство не торопилось… с изданием отраслевых ко-
дексов, особенно уголовного. Для его разработки существовали, конечно, объек-
тивные трудности: военные условия, частые правительственные кризисы и смена
партийного состава, отсутствие единой политической линии и т.д. Однако высо-
кий уровень уголовно-правовой мысли позволял быстро завершить разработку
нового кодекса. Керенский имел влияние на высшие сферы юстиции до послед-
них дней существования Временного правительства, а это могло обеспечить цен-
трализацию и успех разработки. Дело заключалось в том, что правительство не
прилагало усилий к форсированию новой кодификации уголовного права»3.
Факт сохранения старого уголовного права свидетельствует о том, что оно,
в сущности, устраивало Временное правительство любого состава. Появилась
возможность регулировать уголовно-правовую сферу циркулярами, распоряжени-
ями и приказами…»4.

1
Герцензон А.А., Грингауз Ш.С., Дурманов Н.Д., Исаев М.М., Утевский Б.И. История советского уголовного пра-
ва. М., 1947. С. 15.
2
Там же. С. 17.
3
См. об этом подробнее: Рогов В.А. Уголовное законодательство Временного правительства. М., 1986. С. 7 - 8.
4
Герцензон А.А., Грингауз Ш.С., Дурманов Н.Д., Исаев М.М., Утевский Б.С. История советского уголовного пра-
ва. М., 1947. С. 29; Тихомиров В.В. «Революция повторяется!» (Образ революции 1917 года в эпоху перестройки)
// Новое прошлое / The New Past. № 2. 2016. С. 205 - 213; 100 лет Октябрьской революции 1917 года: инструктив-
но-методическое письмо/ Курская обл. науч. библиотека им. Н. Н.Асеева; сост. Т.В. Шуйская. Курск: КОНБ им. Н.
35

Резюмируя изложенное в данном параграфе, следует определить следующие


основные черты и закономерности становления и развития уголовного законода-
тельства в области охраны половой неприкосновенности и половой свободы несо-
вершеннолетних:
1. Наказание за преступления против половой неприкосновенности и
половой свободы предусматривалось в самых ранних памятниках российского
права. Из этого следует вывод, что подобные деяния носили распространенный
характер, признавались общественно опасными и в те периоды истории.
2. В дохристианской Руси, как и в большинстве традиционных языче-
ских обществ, сексуальные взаимоотношения регулировались обычаями и тради-
циями. Крещение Руси десакрализировало сексуальность и лишило её священного
смысла.
3. Законодатель Древней Руси, видимо, полагаясь на общедоступность
уяснения этого термина, не давал определения сексуального насилия. Позже, по
Уложению 1903 г., изнасилованием признавалось только естественное соитие.
4. Посягающие на уклад половых отношений наказуемые деяния не все-
гда связывались с насилием или преступлениями, признаваемыми таковыми по
ныне действующему уголовному законодательству России. Это связано с тем, что
в ранних памятниках права предусматривались наказуемые деяния в широком де-
ликтном смысле.
5. Наказание за сексуальные посягательства назначалось в зависимости
от сословной принадлежности жертвы, религии, родственных связей и варьирова-
лось от штрафа до смертной казни.
6. Появление писаного запрета на противоестественные сексуальные
связи относится к периоду действия Стоглава (1551 г.), в котором впервые упо-
миналось о мужеложстве.
7. За сексуальные посягательства в отношении несовершеннолетних
наказание было суровее, чем за те же деяния, совершенные в отношении совер-

Н. Асеева, 2016. С. 4 - 7; Каптарь Д.В. «Хлебный бунт» в феврале 1917 года как прообраз «цветной революции» //
Гуманитарные науки. Вестник Финансового университета. № 3 (19). 2015. С. 50 - 57.
36

шеннолетних лиц.
8. По Соборному уложению Алексея Михайловича 1649 г. изнасилова-
ние рассматривалось как квалифицированный состав преступления в случае его
совершения ратными людьми, что каралось смертной казнью (ст. 30 гл. VII). До-
полнительно за изнасилование предусматривалась компенсация морального вре-
да. Данное Уложение расширило круг лиц, которых можно было привлекать к от-
ветственности за рассматриваемое преступление. В частности, кроме исполните-
лей и подстрекателей в него стали входить и пособники.
9. Законодательство Петровских реформ, а именно Артикул воинский
Петра I 1715 г., содержал специальную гл. XX «О содомском грехе, о насилии и
блуде», регламентирующую половые преступления. Артикул предусматривал от-
ветственность за покушение на изнасилование (арт. 167).
10. Уложение 1903 г. дало определение понятиям сводничества и сутене-
ра. Под сводничеством понималось содействие непотребству. Закон карал за при-
нятие в притон разврата женщин младше 21 года и потворство непотребству
несовершеннолетних со стороны родителей, опекунов или лиц, осуществляющих
попечение над несовершеннолетним. Сутенер – «лицо мужского пола, виновное в
извлечении себе в виде промысла, имущественной выгоды, получением оной от
промышляющей непотребством женщины, находящейся под его влиянием или в
его зависимости, или пользуясь беспомощным её положением» (ст. 527).
11. По результатам анализа в ХIХ – начала ХХ в. отмечается наивысшее
развитие содержания норм уголовного права России о защите интересов несовер-
шеннолетних. В части охраны интересов несовершеннолетних содержание право-
вых норм в целом соответствовало научным представлениям об идеале уголовно-
правовой защиты детства, отражая общеевропейскую тенденцию повышения ка-
чества этой защиты и стало в некотором роде классическим образцом, который
определил дальнейшее направление развития ювенального уголовного права Рос-
сии.
37

§ 1.2. Особенности уголовно-правовой политики периода советской и


постсоветской России в сфере защиты несовершеннолетних от посягательств
на половую неприкосновенность и половую свободу (октябрь 1917 г.–1996 г.)

Новый общественно-политический, хозяйственный и идеологический строй,


возникший из недр Великой Октябрьской Революции 1917 г., потребовал нового
законодательства1.
Октябрьская Революция насильственным путем разорвала непрерывность
правопорядка, провозгласив основной принцип – единственным источником прав
и обязанностей являются декреты и постановления Советской власти2. От Ок-
тябрьской социалистической революции до окончания гражданской войны
А. Герцензон насчитывал свыше 400 законодательных актов, содержащих в себе
положения, относящиеся к уголовному праву3.
Первым кодифицированным актом Советского государства, закреплявшим
преступность и наказуемость деяний, являлось Советское уголовное уложение
(Свод законов русской революции. Ч. 5. уголовное Уложение. Издание 1918 г.).
Его фундаментом было Уголовное уложение 1903 г. Разработка данного докумен-
та поручалась комиссии Наркомюста РСФСР4, работа которой была направлена
на коренную ломку лестницы наказаний. Личность виновного рассматривалась
авторами Уложения, как следует из пояснительной записки, исключительно с
точки зрения общественной опасности, а законная самозащита общества от поку-
шений на его спокойствие, право и существование – как наказание. Исходя из ре-

1
Стучка П.И. К десятилетию советской юстиции (Воспоминания и перспективы) // Еженедельник советской юсти-
ции. № 43. 7 ноября 1927 г. С. 1330.
2
100 лет Октябрьской революции 1917 года: инструктивно-методическое письмо / Курская обл. науч. библиотека
им. Н. Н. Асеева; сост. Т.В. Шуйская. Курск: КОНБ им. Н.Н. Асеева, 2016. С. 4 - 7; Каптарь Д.В. «Хлебный бунт» в
феврале 1917 года как прообраз «цветной революции» // Гуманитарные науки. Вестник Финансового университета.
№ 3 (19). 2015. С. 50 - 57.
3
Герцензон А.А. Двадцать лет социалистического уголовного законодательства. Социалистическая законность,
1937. № 11. С. 21 - 25; Его же. Социалистическое уголовное законодательство в период до издания первого совет-
ского Уголовного кодекса. «Социалистическая законность», 1937. № 12. С. 19 - 22.
4
Народный комиссариат юстиции (Наркомюст) – государственный орган, осуществляющий непосредственное ру-
ководство судами и прокуратурой. 8 ноября 1917 г. Народным комиссаром юстиции был назначен И.З. Штейнберг;
16 июня 1918 г. – П.И. Стучка; в августе 1918 г. – Д.И. Курский. Редактированием Советского уголовного уложе-
ния занимался А.А. Шрейдер.
38

альной опасности должны определятся и меры данной защиты1. Однако данное


уложение скорее так и осталось проектом, разработанным Наркомюстом к началу
1918 г. Долгие десятилетия оно оставалось неизвестным современному юристу. С
уверенностью можно говорить о том, что в практике оно не нашло своего приме-
нения2.
В главе 19 раздела IV Советского уголовного Уложения «О непотребстве»3
были сгруппированы нормы (ст. ст. 215–222) о противоправных деяниях, которые
посягали на половую свободу и половую неприкосновенность человека. В каче-
стве квалифицирующих признаков за любострастные действия (т.е. посягатель-
ство на целомудрие) предусматривались: действия, совершенные с не достигшим
14 лет ребенком, и с несовершеннолетним в возрасте от 14 до 16 лет, с его согла-
сия, или без такового, но по употреблению во зло его невинности. За указанные
действия предусматривалось наказание в виде лишения свободы не более 8 лет.
Следует заметить, что возрастная градация не изменилась (по сравнению с Уло-
жением 1903 г.), но наблюдается смягчение наказания. По нашему мнению, ло-
гичнее было бы указать один квалифицирующий признак: «действия, совершен-
ные в отношении несовершеннолетнего …». При совершении любострастных
действий с достигшей 16 лет женщиной, без ее согласия – предусматривалось
лишение свободы сроком не более 3-х лет.
Мужеложство (ст. 215 уголовного Уложения) наказывалось лишением сво-
боды не ниже 3-х лет4 в случаях: если совершено с несовершеннолетним с его со-
гласия или без него, но по употреблению во зло его невинности; с заведомо не
имеющим возможности осознавать суть и значение происходящего или руково-
дить своими действиями из-за болезненного психического расстройства, или бес-
сознательного состояния, либо же отставанием в умственном развитии, являю-

1
Свод законов русской революции. Ч. 5. Уголовное Уложение. Издание 1918 г.; Советское уголовное Уложение.
Научный комментарий, текст, сравнительные таблицы / под ред. А.И. Чучаева. М.: Проспект, 2015. С. 5.
2
См.: там же С. 13 - 18.
3
Непотребство означает разврат, гнусное поведение (см.: Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского
языка. М., 1995. С. 402). В русском уголовном праве этим термином обозначались так называемые плотские пре-
ступления: любодеяние, любострастие, разврат и иные деяния.
4
Лишение свободы на срок назначалось от одного дня до 15 лет // ст. 14 Отд. III, Гл. I, Разд. I Уголовного уложе-
ния. Издание 1918 г.
39

щимся следствием от телесного недостатка (аналогично Уложению 1903 г.); с


лишением возможности виновному оказать сопротивление, без его согласия на
мужеложство.
Последние два квалифицирующих признака добавляются в ст. ст. 217, 218
Уложения, предусматривающие ответственность за любодеяние (т.е. совершение
полового акта лицами, не заключившими брак).
Законодатель того времени предусматривал одинаковую ответственность за
любодеяние (ст. 217) и насильственное мужеложство, совершенные в отношении
несовершеннолетних от 14 до 16 лет, тем самым уравнивая защиту половой
неприкосновенности лиц обоего пола. Однако изнасилование девочки, не достиг-
шей 14 лет (ст. 218) наказывалось лишением свободы сроком до 10 лет, а муже-
ложство с мальчиком до 14 лет (ст. 215) – сроком до 8 лет. В данном случае зако-
нодатель определял большую общественную опасность изнасилования, нежели
мужеложства, что, по нашему мнению, не оправдано. Если изнасилование несо-
вершеннолетней совершено с лицом, находящимся под его попечением или вла-
стью, то применялось лишением свободы сроком до 12 лет. Специальный субъект
(родитель, опекун, попечитель или имеющий надзор за несовершеннолетним, не
достигшим 17 лет) был и в ст. 222 Уложения, которая предусматривала ответ-
ственность за потворство в непотребстве в виде лишения свободы до 2-х лет. Вы-
деление в качестве квалифицирующего признака специального субъекта заслужи-
вает положительной оценки.
В ст. 221 уголовного Уложения «Сводничество для непотребства» законо-
датель придерживается возрастной градации: от 14 до 16 лет; 2) от 16 до 21 года
(аналогично Уложению 1903 г.).
Как видим, советское уголовное уложение во многом было основано на
Уложении 1903 г. Коренным переработкам подверглись лишь статьи о религиоз-
ных и политических преступлениях.
Д.И. Курский в начале 1919 г. опубликовал статью, в которой попытался си-
стематизировать нормы уголовного права. Он систематизировал отдельные де-
креты, содержащие карательные санкции, сведя их в 11 разделов. В числе пре-
40

ступлений против личности Д.И. Курский рассматривал только одно половое пре-
ступление – изнасилование1.
Изданное в 1919 г. «Положение о революционных военных трибуналах»,
одобренное Всероссийским центральным исполнительным комитетом (ВЦИК) 20
ноября 1919 г.2, среди перечня противоправных деяний, которые совершаются во-
еннослужащими и подсудны указанным трибуналам, также указывало на изнаси-
лование3. Декрет Совета Народных Комиссаров (СНК) «Об ограничении прав по
судебным приговорам» упоминает изнасилование в перечне иных преступлений,
за которые имели право применять наказание виновным народные суды и рево-
люционные трибуналы4.
М.Ю. Козловский, а также вся коллегия НКЮ,5 занимались разработкой
проекта «Руководящих начал по уголовному праву РСФСР», которые 12 декабря
1919 г. были утверждены и изданы в качестве инструкции Наркомюста народным
судам. «Советское правительство придало им силу закона, опубликовав в Собра-
нии узаконений и распоряжений Рабоче-крестьянского правительства РСФСР»6.
«Руководящие начала» сыграли важную роль в истории первой советской
уголовно-правовой кодификации. Они явились крупным шагом на пути создания
советского уголовного кодекса и основой для его разработки. Характерно, что в
первый год после издания «Руководящих начал» основное внимание коллегии
НКЮ в области подготовки уголовного кодекса было сосредоточено главным об-
разом на вопросах, связанных с разработкой его Особенной части, тем самым как
бы подразумевалось, что его общая часть уже имеется в виде «Руководящих
начал»7.
Данный нормативный документ являлся первым опытом обобщения совет-

1
Курский Д.И. Новое уголовное право // Пролетарская революция и право. 1919. № 2 - 4 (12 - 14), февраль – ап-
рель. С. 24 - 27; История советского уголовного права / А.А. Герцензон и др. М., 1947. [Электронный ресурс]. -
Режим доступа: URL: allpravo.ru (дата обращения 16.08.2017 г.).
2
Декрет ВЦИК от 18 марта 1920 г. «Положение о революционных военных трибуналах» // ГА РФ. Ф. 74. Д. 2.
3
Собрание узаконений РСФСР. 1919. № 58.Ст. 177.
4
Собрание узаконений РСФСР. 1921. № 39. Ст. 209.
5
Булатов С.Я. Руководящие начала по уголовному праву РСФСР // Правоведение. 1959. № 4. С. 126 - 132.
6
См.: СУ РСФСР, 1919, № 66, ст. 590; См.: Булатов С.Я. Указ. соч. С. 126.
7
Швеков Г.В. История создания первого советского Уголовного кодекса (УК РСФСР 1922 г.): автореф.
дис.…к.ю.н. М., 1967. С. 11.
41

ского уголовного законодательства и судебно-трибунальской практики за первые


два года существования Советской власти. Это документ, в котором в сложных
исторических условиях впервые была сделана попытка обобщить опыт борьбы
советского государства с посягательствами, угрожавшими советскому строю и
революционному правопорядку1.
5 мая 1921 г. перечень половых преступлений был расширен Декретом СНК
РСФСР «Об ограничении прав по судебным приговорам»2, в ст. 1 которого поми-
мо изнасилования упоминалось растление малолетних, профессиональное свод-
ничество, содержание притонов разврата. Характерной чертой этого законода-
тельства следует признать полное отсутствие конкретных санкций даже по пре-
ступлениям с отягчающими обстоятельствами против личности и имущества
граждан.
Принятие УК РСФСР 1922 г. вносит в законодательную регламентацию
сексуальных преступлений неизвестные до этого моменты3. Данный уголовный
кодекс впервые выделяет структурно все преступления сексуального характера в
едином разделе 4 главы V «Преступления против жизни, здоровья, свободы и до-
стоинства личности»4. Из них три статьи посвящены полoвым преступлениям,
непосредственным объектом которых выступает нормальное половое развитие
несовершеннолетних (ст. 166 – половое сношение с лицом, не достигшим половой
зрелости; ст. 167 – половое сношение c не достигшим половой зрелости лицом,
совершенное с удовлетворением половой страсти в извращенных формах или рас-
тлением; ст. 168 – развратные действия, выражающиеся в развращение малолет-
них или несовершеннолетних); одна – половым преступлениям, непосредствен-
ным объектом которых выступает половая свобода половозрелых лиц (ст. 169 –
изнасилование); и две – половые преступления, в которых непосредственным
объектом является фактический социальный уклад половых отношений (ст. 170 –
принуждение к занятию проституцией с применением физического или психиче-

1
Швеков Г.В. Первый Советский уголовный кодекс. М.: Высшая школа, 1970. С. 56 - 66.
2
Декрет СНК РСФСР от 5 мая 1921 г. «Об ограничении прав по судебным приговорам» // ГА РФ. Ф. 74. Д.7.
3
СЗ СССР, 1924, № 24, ст. 205; Систематическое собрание действующих законов СССР. Книга первая. М., 1926.
4
Собрание узаконений РСФСР. 1922. № 15. Ст. 153.
42

ского воздействия из корыстных или иных личных интересов)1.


По нашему мнению, не все из перечисленных преступлений имеют отноше-
ние к половым противоправным деяниям, так как ст. 170 «Принуждение к заня-
тию проституцией, совершенное посредством физического или психического воз-
действия из корыстных или иных личных видов» и ст. 171 «Сводничество, вер-
бовка женщин, а также содержание притонов разврата для проституции» посяга-
ют больше на нравственность, мораль, принятую в обществе, а не на половую
свободу женщин. Уголовное наказание за последние общественно опасные деяния
предусматривалось в виде лишения свободы не ниже 3-х лет со строгой изоляци-
ей2.
«Под изнасилованием (ст. 169) понималось половое сношение с применени-
ем физического или психического насилия либо при использовании беспомощно-
го состояния потерпевшего лица»3. Под ст. 167 УК РСФСР «Удовлетворение по-
ловой страсти в извращенных формах» подпадало мужеложство, совершенное без
насилия в отношении не достигшего половой зрелости подростка. Как хулиган-
ство рассматривались публичные и добровольные акты мужеложства4. Следует
отметить, что при квалификации преступления, предусмотренного ст. 167 УК
РСФСР возникало множество вопросов в связи с неясностью формулировки5.
Стоит заметить, что, аналогично УК 1926 г., ответственность за мужелож-
ство не предусматривалась и в УК 1922 г., но 1 апреля 1934 г. Постановление
ВЦИК и СНК УК 1926 г. внесло дополнение в ст. 154-а, устанавливая ответствен-
ность как за добровольное, так и насильственное мужеложство.
Необходимо заметить, что в данной статье несовершеннолетие потерпевше-

1
Уголовное право. Особенная часть: учебник / Под ред. A.A. Герцензона, A.A. Пионтковского. М.: Юрид. Изд-во
НКЮСССР, 1939. С. 211.
2
Агафонов А.В. Половые преступления. М.: Юрлитинформ, 2009. С. 26 – 27; В.А. Авдеев, Е.В. Авдеева. Преступ-
ления против половой неприкосновенности и половой свободы личности в России: монография. М.: Юрлитин-
форм, 2018. С. 66 - 68.
3
Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917-1952 гг. М., 1953. С. 135 -
136; Собрание законодательства РСФСР. 1922. № 15, Ст. 169; СЗ РСФСР. 1922. № 15. Ст. 153.
4
Люблинский П.И. Преступления в области половых отношений. М. - Я., 1925. С. 122 - 123; Сборник определений
уголовной кассационной коллегии Верховного Суда РСФСР за 1925 год. Вып. 2. М., 1926. С. 114.
5
Озова Н.А. Насильственные действия сексуального характера. М., 2006. С. 21.
43

го не предусматривалось в качестве квалифицирующего признака1. Следователь-


но малолетний возраст как разновидность беспомощного состояния выступал не
квалифицирующим, а конструктивным признаком состава, что, по нашему мне-
нию, является явной недоработкой законодателя. Ставить знак равенства между
беспомощностью и возрастом потерпевшего однозначно нельзя. Общественная
опасность изнасилования и его последствия для малолетней жертвы в разы выше,
чем изнасилование совершеннолетней, находящейся, к примеру, в сильном алко-
гольном опьянении. УК РСФСР 1922 г. предусматривал единственный квалифи-
цирующий признак данного преступления – изнасилование, повлекшее самоубий-
ство потерпевшего лица.
В сравнении с дореволюционным законодательством советское уголовное
право не предусматривало выделение особого субъекта совершения данных пре-
ступлений – родителя, родственника, опекуна или другое лицо, обязанное забо-
титься о несовершеннолетнем. Это свидетельствует о том, что законодатель не
рассматривал данных субъектов как представляющих высокую общественную
опасность2.
Уголовный закон карал и за совершение развратных действий3 путем раз-
вращения малолетних и несовершеннолетних. Отличие от полового сношения в
извращенных формах состояло в отсутствии совокупления или сходного с ним ак-
та и наличие оскорбляющего чувства стыда, а иногда и телесной неприкосновен-
ности, бесстыдных действий не только с детьми и подростками, но и в их присут-
ствии. Если от ранних половых контактов охранялись не достигшие половой зре-
лости лица, то в отношении развратных действий граница сдвигалась до 18 лет,

1
Капитунов А.С. Насильственные половые преступления против несовершеннолетних (исторический и сравни-
тельно-правовой анализ): учебное пособие. Краснодар. 2004. С. 10 - 11.
2
Борисов В.В. УК РСФСР 1922 года и укрепление правопорядка в советском государств // Становление и развитие
советского уголовного законодательства: Материалы межвузовской научной конференции / отв. ред. Н.И. Коржан-
ский. Волгоград, 1973. С. 4; Пудовочкин Ю.Е. Ювенальное уголовное право: теоретико-методологические и исто-
рико-правовые аспекты. М., 2001. С. 153.
3
По мнению большинства авторов советского периода под таковыми понимались «… действия сексуального ха-
рактера, направленные на удовлетворение половой страсти самого субъекта преступления либо преследующие
цель возбудить или удовлетворить половой инстинкт несовершеннолетнего». Комментарий к уголовному кодексу
РСФСР / под ред. Ю.Д. Северина. М., 1984. С. 269.
44

т.е. совершеннолетия1. Следовательно, в прерогативу ставилась нравственность, а


не половая неприкосновенность малолетних.
Нормы, предусматривающие ответственность за половые преступления
размещались в гл. VI «Преступления против жизни, здоровья, свободы и достоин-
ства личности» Уголовного кодекса 1926 РСФСР г.2.
Был скорректирован подход к определению понятия изнасилования, в ре-
зультате чего обман закреплялся как альтернативный способ его совершения –
«… или с использованием путем обмана беспомощного состояния потерпевшего
лица» (ст. 153 УК).
На некорректность указанной формулировки обращалось внимание в учеб-
ной литературе тех времен. «Буквальное толкование текста закона, отмечали уче-
ные, позволяло не считать изнасилованием при использовании виновным беспо-
мощности потерпевшей, не прибегая к обману (обморочное состояние)»3. Но суть
нормы была более шире и под её действие подпадали все случаи, в которых жерт-
ва фактически находилась в беспомощном состоянии, чем воспользовался пре-
ступник для совершения полового акта. Однако под данную норму не подпадали
случаи, когда использование обмана не было связано с беспомощным состоянием
жертвы (например, обещание жениться). В уточнении способа обмана, по нашему
мнению, не было никакого смысла, так как беспомощность, как таковая, предпо-
лагает невозможность лица осознавать суть происходящего (в силу разных при-
чин: возраст, опьянение и т.д.) и (или) оказывать сопротивление и выражать свою
волю4.
Судебная практика на протяжении ряда лет исходила из того, что «обеща-
ние жениться и уверение в любви» не подпадали под признаки, предусмотренные
ст. 153 УК. Но встречалась и другая точка зрения по данному вопросу. В опреде-

1
Сафронов В.Н. Вопросы квалификации половых преступлений. Волгоград: 1994. С. 73; Борисов В.В. УК РСФСР
1922 года и укрепление правопорядка в советском государстве // Становление и развитие советского уголовного
законодательства / Отв. ред. Н.И. Коржанский. Волгоград, 1973. С. 4.
2
СУ РСФСР. 1926. № 80. Ст. 600.
3
Уголовное право. Особенная часть / под ред. А.А. Герцензона и А.А. Пионтковского. – 2-е изд. перераб. М.:
Юрид. изд-во НКЮ СССР, 1939. С. 147 - 148.
4
Андреева Л.А., Цэнгэл С.Д. Квалификация изнасилований: учебное пособие. 3-е изд., перераб. и доп. СПб.: СПб
юр. институт ген. Прокуратуры РФ, 2005. С.11 - 12.
45

лении судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда СССР от 20 фев-


раля 1946 г. отмечалось, что «последующий отказ от женитьбы со стороны лица,
имевшего половое сношение с женщиной, на которой он обещал жениться может
служить основанием для обвинения в изнасиловании только в том случае, если по
делу установлено, что обещание было дано с целью обмана и что намерение на
отказ возникло до полового сношения»1.
Признать изнасилованием следует отдельный случай, когда при совершении
полового акта с женщиной, ставшим результатом ложного обещания заключить с
ней брак, имело место совершение обманных действий, которые вызывали у по-
терпевшей искаженное представление о лице, вступающем с ней в половую связь,
как о муже (например, предварительная подача заявления о регистрации брака и
т.д.)2.
В качестве квалифицирующих признаков дополнены групповой характер
действий и особенности жертвы – не достигшее половой зрелости лицо. Законо-
датель вновь допускает признавать потерпевшим лицом как женщину, так и муж-
чину, криминализируя изнасилование и насильственные действия сексуального
характера в одной статье и определяя их как «половое сношение».
Долгое время наличие сравнительно мягких санкций за изнасилование по
УК РСФСР 1926 г. (при отягчающих обстоятельств назначалось лишение свободы
сроком до 8 лет) влекло заслуживающие внимания случаи, применение аналогии
и даже политизацию насильственных половых преступлений. Как бандитизм
(ст. 593 УК) квалифицировалось изнасилование, совершенное с применением осо-
бо циничных хулиганских способов или большой группой лиц.
К примеру рассмотрим так называемое «чубаровское дело»3: 21 августа
1926 г. рабочими ленинградского завода «Кооператор» совершено изнасилование
девушки-рабфаковки. В преступлении участвовали 40 человек, среди которых бы-
ло: 9 – комсомольцы и 1– кандидат в члены ВКП (б). В ходе расследования изна-
чальное обозначение как изнасилование группой лиц из хулиганских побуждений
было переквалифицировано на бандитизм, входивший в группу наиболее тяжких

1
Судебная практика Верховного суда СССР, вып. IV (XXVIII). 1948. С. 14.
2
Советское уголовное право: Особенная часть / под ред. М.Д. Шаргородского, И.И. Слуцкий, Н.А. Беляев. Ленин-
град: Изд-во Ленинградского университета. 1959. С. 180 - 181.
3
Преступление было совершено в районе Чубарова переулка г. Ленинграда.
46

государственных преступлений. А тот факт, что жертва – комсомолка, позво-


лил притворить в жизнь мысль, что преступники – люди социально чуждые,
представляющие опасность социалистическому строю и именно по этой причине
их преступные действия были направлены против комсомолки. Обвинителями
были жестко обозначены признаки «романтичности» насильников. Приговор был
достаточно суров: к расстрелу приговорили 7 человек. За групповое изнасилова-
ние в то время предусматривалось максимальное наказание сроком до 8 лет ли-
шения свободы1.
4 января 1949 г. Президиумом Верховного Совета СССР был издан Указ
«Об усилении уголовной ответственности за изнасилование», который повысил
санкции за изнасилование – заключение в исправительно-трудовой лагерь сроком
от 10 до 15 лет. За насильственный половой акт с несовершеннолетней, групповое
изнасилование либо повлекшее тяжкие последствия (квалифицирующий признак)
назначалось заключение в исправительно-трудовой лагерь сроком от 15 до 20
лет2. Высокая степень опасности для общества половых преступлений объясняет
решение законодателя советского времени об определении несовершеннолетних в
качестве самостоятельных субъектов уголовно-правовой охраны и ужесточении
наказания за насилие сексуального характера в отношении них.
Но предпринимаемые советским государством правовые меры по борьбе с
совращением и посягательствами на несовершеннолетних, а также по оздоровле-
нию общей нравственной ситуации в сфере взаимоотношений полов не дали
быстрого и позитивного эффекта. Пережитые с 1914 г. страной последствия войн
и социальных потрясений оказались катастрофическими. Появлению роста пре-
ступности и смежных с ней антисоциальных явлений способствовали высокая
смертность от голода и инфекций и обнищание народных масс. По официальным
данным в 1926 г. в стране насчитывалось 150 тыс. профессиональных уголовни-
ков, нищих, проституток и беспризорных3. Однако рост проституции сдерживался
все тем же обнищанием масс и упразднением на первых порах революции денеж-
ного оборота. Советское правительство отказалось от легализации проституции,

1
Чубаровщина (по материалам судебного процесса). М. - Л., 1927; Панин С.Е. Хозяин улиц городских. Хулиган-
ство в советской России в 1920-е годы // Родина. 2002. № 2. С. 92 - 94; Санкт-Петербургские ведомости. 2016. 8
июля.
2
Московский большевик. № 4. 1949 г. 6 января; Уголовное законодательство СССР и союзных республик: сб. (Ос-
новные законодательные акты) / под ред. Д.С. Карева. М., 1957. С. 29.
3
Дьяченко А.П., Стрельников Н.А., Шлык С.В. Эксплуатация проституции в России. М., 1999. С. 24.
47

рассматривая её как разновидность паразитирования. Проституция же несовер-


шеннолетних стала рассматриваться как особый вид детских правонарушений, а
затем как вид детской беспризорности, и девочки-подростки, занимавшиеся ею,
направлялись в комиссии по делам несовершеннолетних для применения мер ме-
дико-педагогического воздействия. Росло число дел, возбужденных по фактам со-
держания притонов разврата и сводничества: 1924 г. – 2256 дел, 1925 г. – 2987,
1926 г. – 23651. Однако преследуемая карательными мерами проституция и свя-
занные с ней сводничество и притоносодержание зaгoнялись в «глубокое подпо-
лье», тесно сплеталиcь с криминогенными структурами общества и продолжали
существовать2.
В соответствии с положениями Указа от 4 января 1949 г. акт мужеложства с
несовершеннолетним, совершенный в результате насилия, подлежал квaлифика-
ции по части второй Указа, т. е. идентично изнасилованию несовершеннолетней3.
Тем самым законодатель признал, что общественная опасность сексуального
насилия в отношении несовершеннолетних одинаково высока как при изнасило-
вании, так и при мужеложстве4. Следствием чего уравнял положение потерпев-
ших обоего пола, что заслуживает положительной оценки5.
Ответственность по ст. 151 УК РСФСР 1926 г. была предусмотрена за поло-
вое сношение с не достигшим половой зрелости лицом, сопряженное с удовлетво-
рением половой страсти в извращенных формах или растлением (лишения свобо-
ды до 8 лет; в первоначальной редакции уголовного закона устанавливался мини-
мальный срок наказания сроком 1 сутки (ст. 28)6, последующая редакция 1956 г.
увеличила этот срок до 1 года лишения свободы). Под удовлетворением половой
1
Гернет М.Н. К истории статистики // Статистическое обозрение. 1927. № 7. С. 86 - 87.
2
Побегайло Э.Ф. Избранные труды. Изд-во Р. Асланова Юридический центр Пресс, 2008. С. 79 - 84; Нижник Н.С.
Ограничение субъективных прав женщин в контексте реализации государственных мер противодействия прости-
туции в Российской империи // Право и общество: от конфликта к консенсусу: Монография / Под общ. ред. В.П.
Сальникова, Р.А. Ромашова. СПб., 2004. С. 385 - 415; Дан Хили. Гомосексуальное влечение в революционной Рос-
сии. М.: Ладомир, 2008. С.151 - 170.
3
Советское уголовное право. Часть Особенная: Учебник / Под ред. A.A. Герцснзона и З.А. Вышинской. С.224 -
225; Советское уголовное право. Особенная часть: Учебное пособие / Под ред. Б.С. Утевского. С. 170 - 171.
4
Пионтковский А.А., Меньшагин В.Д. Курс советского уголовного права. Особенная часть. М., 1955. С. 641.
5
Некоторые современные авторы считают, что подобные карательные меры в определенной мере были связаны и с
желанием государства увеличить «тюремное население» для использования его в качестве бесплатной рабочей
силы на «стройках коммунизма» // Смирнов А.М. Преступления против половой неприкосновенности и половой
свободы личности: монография. М.: Юрлитинформ, 2015. С. 18 - 19.
6
СУ РСФСР. 1926. № 80. Ст. 600.
48

страсти в извращенных формах следовало понимать «противоестественное сно-


шение как мужчин (мужеложство), так и женщин (лесбийская любовь) между со-
бой, совокупление через задний проход мужчины с женщиной и т. п., а также те
случаи естественного полового сношения, которые происходят в извращенных
формах, например, с применением физической боли (садизм)». Согласие потер-
певшей, при этом, не исключало противозаконность деяния.
Московским городским судом в 1927 г. рассматривалось дело в отношении
женщины, обвиняемой в «развратных действиях» по отношению к девочке-
подростку. По данным следствия в конце 1926 г. Ирина С. вступила в половую
связь с Анной Ж., лишив её девственности. В суде были использованы медицин-
ские свидетельства о том, что к 1926 г. Анна Ж. еще не достигла половой зрело-
сти, что было принципиально важным для квалификации действий как уголовно
наказуемых. Ирине С. был вынесен приговор с 3-летним сроком лишения свобо-
ды1.
Развращение малолетних и несовершеннолетних посредством совершения
развратных действий в отношении них (ст. 152 УК) наказывалось лишением сво-
боды сроком до 5 лет2. В целях разграничения развратных действия от смежных
составов преступлений сексуального характера, А.А. Пионтковский в качестве
развратных действий определял «все виды удовлетворения половой страсти, не
являющиеся естественным или противоестественным половым сношением»3.
Считалось, что целью преступника при совершении развратных действий высту-
пает желание вызвать у виновного или несовершеннолетней жертвы нездоровое
возбуждение сексуального инстинкта, которое не направлено на дальнейшее со-
вершение нормального или противоестественного совокупления.
Так, в 1927 г. в ленинградском Доме просвещения на Охте состоялся пока-
зательный суд над дьяконом Храновским и двумя ипподияконами. Начиная с 1921
г. Храновский систематически завлекал к себе на квартиру детей, преимуще-
ственно мальчиков, давал им конфеты, копейки и книжки, после чего удовлетво-

1
Челышев М.И. Доклад УКК о практике по делам о половых преступлениях за вторую половину 1926 года. М.,
1927. С. 5.
2
В 1930 г. М. Серейский писал в «Большой советской энциклопедии»: «Советское законодательство не знает так
называемых преступлений, направленных против нравственности. Наше законодательство, исходя из принципа
защиты общества, предусматривает наказание лишь в тех случаях, когда объектом интересов гомосексуалистов
становятся малолетние и несовершеннолетние». (Цит. по: Алексеев Н.А. Правовое регулирование положений сек-
суальных меньшинств: Россия в свете практики международных организаций и национального законодательства
стран мира. М., 2002. С. 193 - 194).
3
Пионтковский А.А. Курс советского уголовного права. Особенная часть. М., 1955. С. 641; Уголовный кодекс.
Комментарий / Под ред. проф. М.Н Гернета и А. Н. Трайнина. М., 1927. С. 225.
49

рял с ними свою распущенную похоть различными способами: показывал порно-


графические карточки, растолковывал им разные гнусности. Разврат совершал-
ся не только самим Храновским, он вовлек в него и своих ипподияконов. Тройка
признана виновными в развращении малолетних. Храновский приговорен к 5 годам
лишения свободы, с высылкой на 2 года из Ленинградской и Московской губерний.
Федоров и Бабаев приговорены к 1 году лишения свободы каждый1.
Обратим внимание, что санкции за иные половые преступления (кроме из-
насилования и мужеложства) в отношении несовершеннолетних не подверглись
существенным изменениям, что на наш взгляд является серьезным упущением.
Как верно отмечает Е.В. Поддубная, иным способам удовлетворения сексуально-
го желания как с применением насилия (кроме изнасилования), так и без него (за
исключением мужеложства) в советском уголовном законодательстве уделялось
недостаточно внимания, что вызывало проблемы при квалификации2.
Отягчающим признаком в составах половых посягательств согласно УК
РСФСР 1922 и 1926 гг. являлось не достижение половой зрелости потерпевшим
лицом. Понятие половая зрелость трактовалось в литературе неоднозначно. Так,
половая зрелость, помимо биологического смысла, наделялась и социальными
признаками3.
Следующей вехой в развитии советского уголовного права стало принятие
Уголовного кодекса РСФСР 1960 г. Поместив преступления сексуального харак-
тера в главу 3 «Преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства
личности», зaкoнoдaтель продолжил признавать уголовные правоотношения,
обеспечивающие существование именно этих социальных благ личности в каче-
стве видового объекта настоящих преступных деяний, т. е. право личнoсти на по-
ловую неприкосновенность и половую свободу, как собирательное правовое по-
нятие государством еще не признавалось.
Согласно ст. 117 УК, санкции, предусмотренные за изнасилование приобре-
ли более дифференцированный характер: «за «обычное» изнасилование назнача-
лось наказание в виде лишения свободы на срок от 3 до 7 лет, за сопряженное с

1
Рубцов. По заслугам // Безбожник: газета. М., 1930. 6 янв. С. 8.
2
Поддубная Е.В. Изнасилования и насильственные действия сексуального характера: уголовно-правовая характе-
ристика и квалификация: дисс. … к. ю. н. М., 2008. С. 25.
3
Люблинский П.И. Преступления в области половых отношений. М.- Л. 1925. С. 95.
50

угрозой убийством или причинением тяжкого телесного повреждения, либо со-


вершенное группой лиц или лицом, ранее совершившим изнасилование – квали-
фицированное (ч. 2) – от 5 до 10 лет; за совершенное особо опасным рецидиви-
стом или повлекшее особо тяжкие последствия, а равно изнасилование несовер-
шеннолетней – особо квалифицированное (ч. 3) – от 7 до 15 лет с ссылкой или без
таковой»1.
Указ Президиума Верховного Совета СССР от 15 февраля 1962 г. «Об уси-
лении уголовной ответственности за изнасилование»2 устанавливал возможность
применения смертной казни за преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 117 УК.
Нижний предел санкции также был увеличен на 1 год и введена смертная казнь
как высшая мера наказания3. Подобное ужесточение вызвало негативную реак-
цию со стороны ученых4 и правоприменителей. Последние, стараясь его обойти,
изыскивали возможность назначить смертную казнь только при изнасилованиях,
сопряженных с убийством5. Соглашаясь с данной позицией следует подчеркнуть,
что смертная казнь назначалась прежде всего за тяжкие преступления: государ-
ственные, воинские, преступления против жизни человека. Изнасилование «усту-
пает» по степени тяжести вышеперечисленным группам преступлений, следова-
тельно не должно караться столь суровым наказанием.
Позже, Указ Президиума Верховного Совета СССР от 28 апреля 1980 г. «О
внесении изменений в Указ Президиума Верховного Совета СССР «Об усилении
уголовной ответственности за изнасилование» ужесточил уголовное наказание за
насильственный половой акт с малолетней как за особо квалифицированный вид6.
Однако в ст. 121 УК РСФСР 1960 г., предусматривающей ответственность за му-
желожство, понятия «малолетний» не появилось7.

1
Курс советского уголовного права: Часть Особенная. Т. 3. Л., 1973. С. 646 - 647.
2
Ведомости Верховного Совета СССР. 1962. № 8. Ст. 84.
3
Бытко Ю.И., Бытко С.Ю. Сборник нормативных актов по уголовному праву России X–XX веков. Саратов, 2006.
С. 660.
4
Шаргородский М.Д. Половые преступления // Правоведение. 1968. № 4. С. 107.
5
См.: Смирнов А.М. Указ соч. С. 19 - 20.
6
Под изнасилованием малолетней надлежало понимать изнасилование девочки, не достигшей 14-ти лет / Ведомо-
сти Верховного Совета СССР. 1980. № 19. Ст. 348; Сборник документов по истории уголовного законодательства
СССР и РСФСР (1953¬1991 гг.) Часть II. - Законодательство РСФСР. Казань: Изд-во Казан. Ун-та, 1995. С.186.
7
Дьяченко А.П. Уголовно-правовая охрана в сфере сексуальных отношений. М., 1995. С. 33 - 34.
51

О непродуманности действий законодателя по ужесточению наказания за


насильственные сексуальные преступления в отношении несовершеннолетних
свидетельствует и неудачное разъяснение в постановлении Пленума Верховного
Суда от 24 марта 1964 г. «О судебной практике по делам об изнасиловании»: «для
квалификации деяния, как изнасилования несовершеннолетней необходимо под-
линно установить тот факт, что лицо допускало или знало, что совершает половой
акт с применением насилия в отношении несовершеннолетней, либо должно и
могло было это предвидеть»1. Такое разъяснение подверглось обоснованной кри-
тике, в частности А.А. Пионтковский писал, что в данной интерпретации поста-
новление Пленума ввело понятие «неосторожное изнасилование»2, что представ-
ляется абсурдным.
Практика судов первой инстанции после принятия данного постановления
нередко переходила на позиции объективного вменения. Вследствие этого Пле-
нум Верховного Суда РФ в постановлении от 22 апреля 1992 г. № 4 «О судебной
практике по делам об изнасиловании» уточнил: «при совершении данных пре-
ступных деяний виновный должен допускать или знать о том, что совершает из-
насилование малолетней или несовершеннолетней. В обратном случае указанные
квалифицирующие признаки отсутствуют»3.
Верховный Суд РФ переквалифицировал с ч. 3 ст. 117 УК 1960 г. (изнасило-
вание несовершеннолетней) на ч. 1 ст. 117 УК противоправные действия Ильина,
который изнасиловал Н., чей возраст составлял 17 лет 9 месяцев 13 дней, в связи
с тем, что познакомившись, потерпевшая рассказала ему о своем замужестве,
физическое развитие и облик жертвы не давали поводов для сомнения в сказан-
ном, а заявление, что она является несовершеннолетней, в ходе преодоления со-
противления, преступник мог расценить как своего рода защиту и ей не пове-
рить4.
Некоторые авторы считают, что Уголовный кодекс 1960 г. предусматривал

1
Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 25 марта 1964 года № 2 «О судебной практике по делам об
изнасиловании» (с изм. и доп., внесенными Постановлением Пленума Верховного Суда СССР от 26.04.1984 г. № 7)
// Сборник постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации 1961 - 1993. М.: Юридическая лите-
ратура, 1994. С. 11.
2
Курс советского уголовного права. Т. V. М., 1971. С. 171.
3
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 22 апреля 1992 г. № 4 «О судебной практике по делам об изнаси-
ловании» (в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.93. № 11) / Судебная система Российской
Федерации. [Электронный ресурс] – Режим доступа: URL: http://sudbiblioteka.ru/vs/text_big1/verhsud_big_67.htm
(дата обращения 06.09.2017 г.).
4
Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1989. № 8. С. 9.
52

все традиционные виды половых преступлений, направленных против несовер-


шеннолетних1. Нам представляется верной иная точка зрения. Так, Е.В. Поддуб-
ная и М.А. Конева пишут о том, что «в судебной практике и законодательстве со-
ветского времени не было единства в правовой оценке половых преступлений, а
во многих случаях наблюдалось применение закона по аналогии. Последствием
этого стала несоразмерность общественной опасности деяния с назначенным
наказанием»2.
Статьей 119 УК РСФСР 1960 г. предусматривалось наказание за половой
контакт с не достигшим половой зрелости лицом (лишение свободы на срок до 3
лет), а в качестве квалифицирующего признака выступали аналогичные действия,
связанные с удовлетворением половой страсти в извращенных формах (назнача-
лось лишение свободы на срок до 6 лет)3. Объектом перечисленных преступлений
выступали половая неприкосновенность и нормальное половое развитие достиг-
шего половой зрелости лица4. Половая зрелость определялась как физиологиче-
ское состояние организма, при котором возникает способность полностью выпол-
нять половые функции. Наступление половой зрелости определялось экспертным
путем в соответствии с Правилами судебно-медицинской экспертизы половых со-
стояний мужчин (утв. Минздравом СССР 18 октября 1968 г.) и Правилами судеб-
но-медицинской акушерско-гинекологической экспертизы (утв. Минздравом
СССР 7 января 1977 г.)5.
Мы солидарны с мнением о том, что логичнее было бы обозначить 16 лет
как возраст потерпевшего лица, с целью безусловной охраны детства и юноше-
ства. Достижение половой зрелости – довольно долгий процесс, он не может быть
одномоментным. Даже опытному эксперту не всегда удается точно установить

1
Комментарий к Уголовному кодексу РСФСР / Под ред. Д.Ю. Северина. М.: Юрид. лит-ра, 1984. С. 270; Шаглано-
ва А.Н. История развития ответственности за развратные действия в уголовном праве России // Вестник Омского
юридического ин-та. 2010. №1 (12). С. 88.
2
См.: Поддубная Е.В. Указ. соч. С. 36 - 37; Конева М.А. Уголовно –правовая и криминологическая характеристика
насильственных действий сексуального характера при гетеросексуальных и гомосексуальных контактах: дис. …
канд. юрид. наук. Ставрополь, 1999. С. 46.
3
Комментарий к Уголовному кодексу РСФСР / Отв. ред. Г.З. Анашкин и др. М.: Юридическая литература, 1971.
С. 284 - 285.
4
Пионтковский А.А., Ромашкин П.С., Чхиквадзе В.М. Курс советского уголовного права. В 6 т. Т. 5. Преступления
против личности, её прав. Хозяйственные преступления. М.: Наука, 1971. С. 166.
5
Комментарий к Уголовному кодексу РСФСР / Отв. ред. Г.З. Анашкин и др. С. 284.
53

факт достижения половой зрелости потерпевшего лица. Заслуживает внимание


исследование, проведенное И.Ф. Соколовой. Имеются сведения, что в единичных
случаях половую зрелость могут достичь в 13 лет (3 %) либо 14 лет (8 %). В 30 %
случаев она наступает в 15 лет, а в 40 % – в 16. 17 лет тот возраст, когда половой
зрелости достигают в большинстве случаев (70 %)1. Несмотря на значительные
индивидуальные колебания, пубертат у девочек в среднем начинается в возрасте
12 - 13 лет, у мальчиков 13 - 14, а заканчивается у девушек – к 17 - 19 годам (65
%), у юношей – к 18 - 20 (70 %)2. Сходные данные приводятся и другими исследо-
вателями3. По результат изучения материалов уголовных дел по ст. 119 УК следу-
ет, что чаще всего потерпевшими (94 %) оказывались несовершеннолетние в воз-
расте до 16 лет, большая часть из них от 14 до 16 лет – 63 %4.
Согласно ст. 120 УК РФ ответственность в виде лишения свободы сроком
до 3 лет, предусматривалась и за развратные действия в отношении несовершен-
нолетних, причем никакой возрастной градации потерпевших в тексте закона не
приводилось5.
В этой связи следует обратить внимание на то, что добровольное половой
сношение или удовлетворение половой страсти в извращенных формах с 17-
летней девушкой криминальными не являлись, в то время как законодатель
предусматривал ответственность за развратные действия достигшей половой зре-
лости девушки того же возраста. Вряд ли такое несоответствие являлось оправ-

1
. Соколова И.Ф. Судебно-медицинская экспертиза половой зрелости: автореф. дис. … к. м. н. М., 1983. С. 6, 15.
2
Судебно-медицинская экспертиза половой зрелости: методическое пособие // М-во здравоохранения Рос. Феде-
рации, ГБОУ ВПО Уральский гос. мед. ун-т, Каф. судебной медицины // под ред. Г. А. Вишневского. Екатерин-
бург: УГМУ, 2013. C. 54 - 56; Холодный В. А. Детерминанты психосексуального развития // Развитие личности.
2013. № 1. С. 99 - 115; Он же. Психолого-педагогическое сопровождение психосексуального развития личности
мужчины на этапе формирования психосексуальной ориентации // Вестник практической психологии образования.
2012. № 3 (32). С. 115 - 126.
3
Солодков А.С., Сологуб Е.Б. Физиология человека. Общая, спортивная, возрастная: Учебник. СПб.: Спорт, 2017.
С. 44 - 46.
4
Яковлев Я.М. Половые преступления. Душанбе, 1969. С. 261.
5
Необходимо отметить, что с субъективной стороны данное преступление предполагало сознание виновным, что
он совершает развратные действия в отношении несовершеннолетнего, и желание подобного характера своих дей-
ствий. Если при этом установлено намерение виновного таким путем склонить несовершеннолетнего к половому
сношению, то при наличии требуемых законом условий (не достижение потерпевшим половой зрелости или со-
вершение рассматриваемых действий лицом мужского пола в отношении мальчика и т.д.) возможна ответствен-
ность за приготовление к преступлению по ст. ст. 15 и 119 или ст. 15 ч. 2 ст. 121.
54

данным1.
Объективная сторона ст. 120 УК РФ законодателем не раскрывалась, что и
повлекло её различную интерпретацию в научной доктрине, а также в следствен-
ной и судебной практике.
Жертвами данных преступлений по большей части были малолетние до 14
лет (84 %); затем подростки с 14 до 16 лет (14 %) и несовершеннолетние с 16 до
18 лет (2 %). В числе малолетних потерпевших встречались даже дети в возрасте
3–5 лет2.
За развратные действия, совершенные с применением насилия в отношении
несовершеннолетних Уголовный кодекс 1960 г. повышенной ответственности не
предусматривал. Следовательно, развратные действия любого характера, совер-
шенные в отношении данной категории квалифицировались по ст. 120 УК РФ.
Согласно ч. 2 ст. 206 УК РФ насильственные действия развратного характера в
отношении взрослых женщин были приравнены к хулиганству, которое по содер-
жанию отличалось исключительным цинизмом и влекло наказание в виде лише-
ние свободы на срок от 1 до 5 лет. Парадоксально, что преступления, совершен-
ные в отношении совершеннолетних могут наказываться жёстче, чем подобные
противоправные действия в отношении несовершеннолетних.
Осужденных за мужеложство в структуре половых преступлений в России в
период за 1990 – 1993 гг. было 3 %. Из ста дел о мужеложстве, 82 случая совер-
шалось в отношении не достигших 18 лет лиц3. По иным данным – несовершен-
нолетние оказывались жертвами данных преступлений в 95 случаях4. С использо-
ванием родительской и опекунской власти было совершено 28 % преступлений, в
отношении двух или более подростков – 39 % (ч. 2 ст. 121 УК)5.

1
Дьяченко А.П. Избранные труды по уголовному праву и криминологии / Сост. С.С. Лута. СПб.: Алеф-Пресс,
2017. С. 237; Он же. Проблемы ответственности и применения наказания за изнасилование по советскому уголов-
ному законодательству: автореф. дис. … к. ю. н. М.: ВЮЗИ, (ДСП). 1978.
2
Игнатов А.Н. Квалификация половых преступлений. М., 1974. С. 212; Рахметов С.М. Уголовно-правовые и кри-
минологические вопросы борьбы с развратными действиями в отношении малолетних: автореф. дис. … к. ю. н.
Томск, 1984. С. 9; Дьяченко А.П. Указ. соч. С. 241.
3
Игнатов А.Н. Квалификация половых преступлений. М., 1974. С. 222.
4
Яковлев Я.М. Половые преступления. Душанбе, 1969. С. 329.
5
Трофимов Н.И. Уголовно-правовая охрана духовного и физического развития несовершеннолетних. Иркутск,
1973. С. 218.
55

Законом РФ от 29 апреля 1993 г. № 4901-I «О внесении изменений и допол-


нений в Уголовный кодекс РСФСР, Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР и
Исправительно-трудовой кодекс РСФСР» изменилась редакция ст. 121 «Муже-
ложство»1. Законодатель декриминализировал добровольное мужеложство, кото-
рое ранее предусматривалось ч. 1 ст. 121 УК. Статьей 121 УК, после внесения
изменений, стала предусматриваться ответственность за мужеложство (половое
сношение мужчины с мужчиной), которое совершалось насильственным спосо-
бом, путем угроз или в отношении лица, не достигшего совершеннолетнего воз-
раста, либо с использованием зависимого положения, а также беспомощного со-
стояния жертвы. Отличительной особенностью новой санкции от санкции ч. 2
статьи прежней редакции было понижение на год верхнего ее предела, то есть
лишение свободы на срок до 7 лет2.
Либерализация сексуальной морали в большей степени не оказывает влия-
ния на определение запретов в сфере защиты детей от сексуальных посягательств:
со временем изменяется только возраст достижения лицом совершеннолетия и
«возраст согласия», отделяющий ненасильственное, носящее преступный харак-
тер, половое сношение от непреступного.
Подводя итоги вышесказанному, стоит отметить следующие тенденции раз-
вития уголовного законодательства советского периода в области охраны половой
неприкосновенности и половой свободы несовершеннолетних:
1. Первым кодифицированным актом Советского государства, закреп-
лявшим преступность и наказуемость деяний, являлось Советское уголовное уло-
жение, в основу которого было положено Уложение 1903 г.
2. Законодатель советского времени расширил перечень половых пре-
ступлений, при этом смягчив наказание, что влекло интересные прецеденты в
правоприменительной практике. Однако проституция несовершеннолетних рас-
сматривалась как особый вид детских правонарушений, а затем как вид детской
беспризорности, и девочки-подростки, занимавшиеся ею, направлялись в комис-

1
Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации.
1993. № 22. Ст. 789; Российская газета. 1993. 27 мая.
2
См.: Бытко Ю.И., Бытко С.Ю. Указ. соч. С. 600.
56

сии по делам несовершеннолетних для применения мер медико-педагогического


воздействия.
3. К половому сношению были отнесены и изнасилование, и насиль-
ственные действия сексуального характера, что позволяло признать потерпевшим
лицом как женщину, так и мужчину, тем самым уравнивая права обоего пола. Од-
нако правo личности на половую неприкосновенность и половую свободу как со-
бирательное правовое понятие государством еще не признавалось.
4. В советском уголовном законодательстве уделялось недостаточно
внимания другим способам удовлетворения сексуального желания как насиль-
ственного характера (кроме изнасилования), так и ненасильственного (за исклю-
чением мужеложства), что порождало трудности при квалификации.
5. В сравнении с дореволюционным законодательством советское уго-
ловное право не предусматривало выделение особого субъекта совершения дан-
ных преступлений – родителя, родственника, опекуна или другое лицо, обязанное
заботиться о несовершеннолетнем. Следовательно, законодатель не рассматривал
данных субъектов как представляющих высокую общественную опасность.
6. С 1960 г. наблюдается ужесточение наказания за половое сношение,
которое совершено особо опасным рецидивистом или повлекло особо тяжкие по-
следствия, а также изнасилование несовершеннолетней. Введены ссылка и смерт-
ная казнь как высшая мера наказания.
7. В 1993 г. законодатель декриминализировал добровольное мужелож-
ство. Ответственность наступала за мужеложство (сношение мужчины с мужчи-
ной), которое совершалось насильственным способом, путем угроз или в отноше-
нии лица, не достигшего совершеннолетнего возраста, либо с использованием за-
висимого положения, а также беспомощного состояния жертвы.
Обобщая выводы, следует заметить, что из-за множественных, зачастую не-
обдуманных изменений, дополнений и переработок, в законодательстве и судеб-
ной практике советского периода не было однородности в правовой оценке пре-
ступлений сексуального характера, а также встречаются случаи применения зако-
на по аналогии. Следствием этого являлась несоразмерность общественной опас-
57

ности деяния с назначенным наказанием.

§ 1.3. Современная уголовно-правовая политика в сфере половой


неприкосновенности и половой свободы несовершеннолетних (1996 г. –
настоящее время)

Одной из острых проблем, стоящих перед Российским государством являет-


ся обеспечение надежной охраны общества от преступных посягательств. Небла-
гоприятные тенденции в развитии преступности диктуют необходимость поиска
эффективных путей решения этой проблемы. Требуется разработка и реализация
единой, научно обоснованной и грамотно реализуемой государством политики,
определяющей стратегию и тактику противодействия преступности. Необходимо
перейти от недостаточно организованных, некоординированных, разрозненных и
не всегда обоснованных действий государственных органов к основанной на еди-
ной концепции политике высокоорганизованного сопротивления преступности.
В конце прошлого столетия произошла определенная социальная пере-
ориентация нашего общества. В связи с чем возникла явная необходимость при-
нятия нового уголовного законодательства, которое и было промульгировано (об-
народовано) в 1996 г. Его принятию предшествовала интенсивная работа, которая,
как верно отмечает С.Ф. Милюков, не была завершена и потому окончилась не-
удачей, усугубленной последующими криминологически необоснованными нова-
циями1. Было разработано несколько проектов этого, безусловно, важного норма-
тивно-правового акта.
Первый проект Уголовного кодекса был внесен Президентом РФ в Верхов-
ный Совет уже 19 октября 1992 года. В президентском представлении отмечалась
важность нового Кодекса, неприемлемость последующей хаотичной переработки
действующего УК РСФСР 1960 г., который был принят в совершенно другой со-

1
Милюков С.Ф. Ревизия УК РФ: проблемы социально-политической обоснованности // Сибирский юридический
вестник. № 2, 2004. С. 78 - 80; Он же. Российская уголовно-правовая политика: бутафорская и подлинная. Крими-
нологические отрасли: Материалы клуба от 3 июня 2010 года «Криминология закона» // Криминология: вчера, се-
годня, завтра. 3 (22), 2011. С. 22 - 23; Он же. Лжедемократизм российской уголовно-правовой политики // Крими-
нология: вчера, сегодня, завтра. 1 (32), 2014. С. 64 - 65.
58

циально-экономической и политической обстановке. Акцентировалось внимание


на том, что проект уже положительно повлиял на модернизацию УК РФ.
«Проект УК РФ исходил из следующих концептуальных положений: опти-
мального обновления УК в целях интенсификации уголовно-правовых способов
борьбы с преступностью; всеобъемлющей реализации законных принципов: ра-
венства, справедливости, вины, гуманизма; приоритетности обеспечения безопас-
ности жизни и здоровья гражданина; верховенства международного уголовного
права над национальным; неизменно придерживаться двух основных направлений
уголовно-правовой политики: с одной стороны, жесткого наказания за тяжкие
преступления и криминальный рецидивизм, с другой – декриминализация пре-
ступлений и либерализация наказания за преступления небольшой тяжести и не-
осторожных правонарушений; всемерного повышения профилактических воз-
можностей уголовного закона. Тем не менее, этот проект так и не был рассмотрен
Верховным Советом, поскольку был отвергнут Комитетом по законодательству и
судебно-правовой реформе»1.
Обращает на себя внимание проект, подготовленный депутатами государ-
ственной Думы – членами Комитета по законодательству и судебно-правовой ре-
форме2 (депутатский законопроект). В соответствии с ним предлагались следую-
щие составы преступлений в области половых отношений: изнасилование (ст. 132
проекта УК РФ), нaсильственнoе мужеложство (ст. 133), удoвлетворение пoлoвoй
страсти в изврaщенных фoрмах (ст. 134), понуждение лица к половому сношению
(ст. 135), половое сношение с малолетним лицом (ст. 136), развратные действия
(ст. 137). Видовым объектом разработчики предлагали признавать только поло-
вую неприкосновенность, разместив эти преступления в гл. 18 «Преступления
против половой неприкосновенности». Из чего следует вывод, что необходимости
в защите уголовно-правовыми средствами права российских граждан на половую
свободу думские депутаты не видели. Однако высокую степень социальной опас-
ности этих преступлений народные избранники безусловно признавали, так как

1
Курс уголовного права. Общая часть. Т. 1: Учение о преступлении / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, И.М. Тяжковой.
М., 2002. С. 56.
2
Российская газета. 1995. 25 января.
59

амплитуда наказаний за эти преступления должна была колебаться, по их мне-


нию, от 3 до 15 лет лишения свободы1.
Определяя уголовно наказуемым только насильственное мужеложство, раз-
работчики депутатского законопроекта не стали обременять эту норму раскрыти-
ем содержания объективной стороны данного преступного деяния2. Следует обра-
тить внимание и на отсутствие конкретизации таких правовых понятий как удо-
влетворения сексуальной потребности в извращенных формах, развратные дей-
ствия, иные действия сексуального характера. В связи с этим применение пред-
ложенных уголовно-правовых норм на практике неизбежно породило бы пробле-
мы с их уяснением, а следовательно, и с квалификацией этих преступных деяний.
Для соединения двух проектов в один Парламент образовал согласительную
комиссию. Результатом чего в гл. 18 УК РФ 1996 г. были закреплены преступле-
ния против половой неприкосновенности и половой свободы личности: изнасило-
вание (ст. 131), насильственные действия сексуального характера (ст. 132), по-
нуждение к действиям сексуального характера (ст. 133), половое сношение и
иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим 16 лет (ст. 134),
развратные действия (ст. 135).
Следует отметить, что новый Уголовный кодекс РФ в значительной степени
сделал шире сферу защиты от посягательств на половые отношения в сравнении с
УК РСФСР 1960 г. При формулировке основных составов и квалифицирующих
признаков в разработанном уголовном законе учитывались недоработки ранее
действовавшего УК, которые были обнаружены в процессе применения его норм.
Уголовный закон стал соответствовать жизненным реалиям, с уточнением имею-
щихся формулировок. Предусматривался новый состав – «Насильственные дей-
ствия сексуального характера» (ст. 132 УК РФ)3. По конструкции он схож с тек-
стом статьи, которая предусматривала ответственность за изнасилование, отличие

1
См.: Агафонов А.В. Указ. соч. С. 36 - 37.
2
Дьяченко А.П. Уголовно-правовая охрана граждан в сфере сексуальных отношений: Учеб. пособие. М., 1995.
С. 33 - 34.
3
Андреева Л.А., Цэнгэл С.Д. Квалификация изнасилований: учебное пособие. 3-е изд, перераб и доп. СПб., 2005.
С. 7; Цэнгэл С.Д. Насильственные действия сексуального характера // Энциклопедия уголовного права. Т. 15. Пре-
ступления против половой свободы и половой неприкосновенности личности. – Изд. проф. Малинина. СПб ГКА,
СПб., 2011. С. 21 - 22.
60

заключалось только в форме удовлетворения сексуального чувства. В ст. 132 УК


РФ предусматривалась ответственность за насильственные сексуальные действия
между женщинами (лесбиянство) и другие действия сексуального характера, а
также частично воспроизводилась ст. 121 предыдущего УК – насильственное му-
желожство. Однако определений мужеложства, лесбиянства и удовлетворения
половой страсти в иных формах в ст. 132 УК не давалось. В связи с этим возникал
вопрос, где и от кого получать разъяснения закона правоохранительным и судеб-
ным органам при отсутствии их доктринального определения?1 Несмотря на это,
мы солидарны с мнением некоторых исследователей, относительно того, что уго-
ловный закон 1996 г. включив в сферу уголовно-правового регулирования сексу-
альную агрессию женщин, ликвидировал пробел в уголовно-правовой регламен-
тации, обеспечивая более надежную и последовательную защиту половой свобо-
ды человека2.
Разработка нового Уголовного кодекса РФ происходила параллельным кур-
сом с разработкой Модельного уголовного кодекса государств - участников СНГ
(МУК)3, принятого постановлением Межпарламентской Ассамблеи государств –
участников СНГ от 17 февраля 1996 г. Работа над проектом Кодекса велась на ос-
нове постановления Межпарламентской ассамблеи от 28 октября 1994 г. «О пра-
вовом обеспечении интеграционного развития Содружества Независимых Госу-
дарств» и в соответствии с постановлением Совета Межпарламентской ассамблеи
от 14 февраля 1995 г. № 4 «О программном комитете и рабочих группах по созда-
нию модельных уголовного и уголовно-процессуальных кодексов государств –
участников СНГ»4. Эти государства унаследовали многие советские законода-

1
Дьяченко А.П. Указ. соч. С. 199.
2
Кантемирова К.Х. Теоретические и практические проблемы квалификации половых преступлений // Российский
следователь. 2007. № 13. С. 21 - 24; Мусатов Д.А. Характеристика сексуальных посягательств на малолетних и
несовершеннолетних: уголовно-криминологический аспект. Кисловодск, 2008. С. 6 - 7.
3
Модельный уголовный кодекс для государств – участников СНГ [Электронный ресурс]: Доступ из справочной
правовой системы Гарант-Эксперт (Дата обращения 09.03.2017 г.); Волженкин Б.В. Модельный Уголовный кодекс
и его влияние на формирование уголовного законодательства государств - участников содружества независимых
государств // Новое уголовное законодательство стран СНГ и Балтии. Сборник научных статей. М.: ЛексЭст, 2002.
С. 7 - 31.
4
Наумов А.В. Теоретические обоснования внесения изменений и дополнений в модельный уголовный кодекс для
государств - участников содружества независимых государств // Человек: преступление и наказание. № 1 (92),
2016. С. 6 - 14.
61

тельные традиции, касающиеся сферы уголовного правового регулирования. Не-


удивительно, что УК РФ во многих своих положениях схож с МУК. Тем более,
что МУК был принят как рекомендательный законодательный акт. Как и любой
законодательный акт, Модельный уголовный кодекс должен был быть стабиль-
ным и, в то же время, отвечать на изменившиеся социально политические усло-
вия, международную обстановку, на уровень и состояние современной преступ-
ности и другие значимые социально-экономические факторы.
УК РФ и МУК имеют в основном схожую структуру. Они состоят из Общей
и Особенной частей, каждая поделена на разделы, разделы – на главы, главы – на
статьи. Общая часть УК РФ, в отличие от Общей части МУК имеет шесть против
пяти разделов1. Статья 7 МУК предусматривала принцип о неотвратимости ответ-
ственности, который был проигнорирован отечественным законодателем. Авторы
МУК в отдельных своих положениях оказались более прозорливыми, нежели рос-
сийский законодатель. Так в ч. 2 ст. 17 МУК указывалось, что не является пре-
ступлением действие или бездействие, хотя формально и содержащее признаки
какого-либо деяния, предусмотренного уголовном законом, но в силу малозначи-
тельности не представляющее общественной опасности. Ч. 2 ст. 14 УК РФ приоб-
рела такую же редакцию лишь на основании ФЗ РФ от 25 июня 1998 г. № 92-ФЗ
«О внесении изменений и дополнений в УК РФ»2. Если же ряд статей Общих ча-
стей МУК и УК РФ имеет сходство, то их Особенные части имеют в большинстве
своем отличительные признаки. Для их подробного анализа необходимо несколь-
ко научных работ. Мы остановимся лишь на вопросах, входящих в рамки настоя-
щего исследования.
Как и в УК РФ, преступлениям против половой неприкосновенности и по-
ловой свободы, в МУК посвящена специальная глава 20 «Преступления против
половой неприкосновенности и половой свободы».
Отечественный законодатель, в отличие от Модельного кодекса, при уста-
новлении уголовной ответственности за половые преступления в прерогативу

1
В Общей части МУК нет такого раздела как в УК РФ «Иные меры уголовно-правового характера». Данный раз-
дел включал главы «Принудительные меры медицинского характера» и «Конфискация имущества».
2
Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. № 26. Ст. 3012.
62

ставит именно половую неприкосновенность и половую свободу личности. Одна-


ко из приведенного выше перечня следует, что как мужчина, так и женщина, мо-
гут быть потерпевшим лицом от половых преступлений, причем не только дее-
способное, но и недееспособное лицо (например, малолетнее), что порождает
правовую проблематичность в раскрытии этого понятия1. С.И. Никулин и
Б.С. Никифоров расширили категориальное правовое понятие и считают, что
«личность, рассматривается не только как биологический индивид (homo sapiens),
но и как существо социальное, как субъект каких-либо правоотношений2, нельзя
отделять интересы личности от нее самой и выводить личность за рамки обще-
ственных отношений»3.
Понятие «человек» есть природно-общественное, а «личность» – социаль-
ное, оно связано не с физическим бытием человека, а с его определенными обще-
ственными свойствами. Личность состоит из тех человеческих качеств, которые
вырабатываются в процессе взаимоотношений с обществом4. С.Ф. Милюков
определяет личность как социальную сущность человека, выражающуюся в отно-
сительно устойчивой системе социально значимых черт, определяемых посред-
ством сознания совокупностью всех общественных отношений (прежде всего
производственных)5. М.Ф. Орзих в свое время отмечал что «…в человеке нет ав-
тономно действующей биологической и социальной сущности. Биологическое
проявляется в социальном в преображенном виде»6.
Конституция РФ не проводит различий между понятиями «человек» и

1
Например, Т.В. Кондрашова в своей работе указывает на невозможность называть личностью анацефалов, «мауг-
ли» и «тарзанов», так как они не могут обладать ни 2-й сигнальной системой, ни способностью к анализу (Кон-
драшова Т.В. Проблемы уголовной ответственности за преступления против жизни, здоровья, половой свободы и
половой неприкосновенности. Екатеринбург: ЕЮА, 2000. С. 9); А.Н. Красиков указывал на то, что, исходя из
названия главы 18 УК РФ душевнобольной не может быть признан потерпевшим, так как он не является лично-
стью (Красиков А.Н. Уголовно-правовая охрана прав и свобод человека в России // Саратов. гос. акад. права. Са-
ратов, 1996. С. 135).
2
Российское уголовное право. Особенная часть: учебник \ под ред. М.П. Журавлева, С.И. Никулина. М.: Спарк,
1998. С. 20.
3
Никифоров Б.С. Объект преступления по советскому уголовному праву. М.: Государственное издательство юри-
дической литературы, 1960. С. 83.
4
Тугаринов В.П. Личность и общество. М., 1965. С. 43.
5
Милюков С.Ф. Уголовно - правовое значение криминологической характеристики преступника: автореферат
дисс.. к.ю.н. М., 1980. С. 7.
6
Большая российская энциклопедия: Т. 17. С. 751; Орзих М.Ф. Личность и право. М., 1975. С. 32 - 33.
63

«личность». В уголовном законодательстве данные понятия также идентичны1. По


нашему мнению, это является недоработкой со стороны законодателя. Таким об-
разом, следует согласиться с мнением ученых2 и привести в соответствие назва-
ние раздела VII и главы 18 УК РФ, заменив понятие «личность» на «человек». Так
как государство не защищает какого-либо абстрактного человека, а охраняет его
законодательно закрепленные права и свободы, под страхом уголовного наказа-
ния за посягательства на них.
В первоначальной редакции уголовного закона 1996 г. ст. 131 выглядела та-
ким образом: «Изнасилование, то есть половое сношение с применением насилия
или с угрозой его применения к потерпевшей или к другим лицам, либо с исполь-
зованием беспомощного состояния потерпевшей». Лишение свободы сроком от 4
до 10 лет предусматривалось за изнасилование заведомо несовершеннолетней
(п. «д» ст. 131 УК РФ). Изнасилование заведомо не достигшей 14 лет каралось
строже – лишением свободы сроком от 8 до 15 лет (п. «в» ч. 3 ст. 131). Обратим
внимание, что в ч. 1 данной статьи законодатель уравнял права обоих полов, а в ч.
2 и ч. 3 выделил изнасилование несовершеннолетнего лица как наиболее обще-
ственно опасное деяние.
Ответственность за действия сексуального характера с применением наси-
лия предусматривалась ст. 132 УК РФ. Квaлифицирующий и осoбo квaлифици-
рующий признаки были идентичны составу изнасилования, но в данной норме
охранялись права несовершеннолетних обоего пола. Уравнено было и наказание
за преступления, предусмотренные статьями 131 и 132 УК РФ. Следовательно, за-
конодатель стал на позицию равной охраны прав и свобод обоих полов в сексу-
альной сфере.
В последующие годы действующий уголовный закон подвергся многим,
порой хаотичным и нередко непродуманным правкам и дополнениям, которые

1
Так, новорожденный ребенок в соответствии с законом (ст. 106 УК РФ) является физически уже личностью (разд.
VII УК РФ), но в социальном смысле признать его личностью невозможно.
2
См.: Агафонов А.В. Указ. соч. С. 133; Зубкова В.И. Ответственность за преступления против личности по зако-
нодательству России. М.: Норма, 2005. С. 5; Мусатов Д.И. Указ. соч. С. 6.
64

еще более усугубили его изначальные недостатки1. Дополнения и изменения, ко-


торые были внесены в УК РФ Федеральными законами от 27 июля 2009 г. № 215 -
ФЗ, от 27 декабря 2009 г. № 377 - ФЗ, от 7 декабря 2011 г. № 420 - ФЗ, от 29 фев-
раля 2012 г. № 14 - ФЗ и от 28 декабря 2013 г. № 380 - ФЗ, затронули все статьи
главы 18 УК РФ.
Однако следует обратить внимание на одну из коллизий, порожденную за-
конодателем еще в 1996 г., обнаруживающуюся при сопоставлении пунктов 8 и 9
ранее действующего Постановления от 15 июня 2004 года № 11 «О судебной
практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уго-
ловного кодекса Российской Федерации» и существующую на сегодняшний день
в действующем постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации
от 4 декабря 2014 года № 16 «О судебной практике по делам о преступлениях
против половой неприкосновенности и половой свободы личности»2. Если следо-
вать разъяснению Верховного Суда, то при совершении двух, охватывающихся
единым умыслом половых актов с применением насилия в отношении одной и
той же жертвы (если нет других отягчающих обстоятельств) ответственность
предусматривается только по ч. 1 ст. 131 УК РФ с максимальным наказанием в
виде лишения свободы на 6 лет. В случае совершения хотя бы одного из этих ак-
тов в противоестественной форме (орально-генитальный или анально-
генитальный коитус), наказание за который предусматривается ч. 1 ст. 132 УК, то
согласно ч. 3 ст. 69 УК РФ итоговое наказание может достигнуть уже 9 лет лише-
ния свободы.
В специальной литературе уже не один раз обращалось внимание на это
грубое нарушение принципа справедливости3. Для нас неизвестны рекомендации
как квалифицировать действия преступника, совершающего один противозакон-

1
Милюков С.Ф. Актуальные проблемы российской уголовно-правовой политики. [Электронный ресурс]. - Режим
доступа: URL: http://sartraccc.ru/Pub/milukov (27-03-05).htm (дата обращения 08.08.2016 г.); Он же. Лжедемокра-
тизм российской уголовно-правовой политики // Криминология: вчера, сегодня, завтра. № 1 (32). 2014. С. 64 - 71;
Он же. О некоторых параметрах уголовно-правовой политики. [Электронный ресурс]. - Режим доступа:
http://www.unn.ru/pages/e-library/vestnik/9999-0195_West_pravo_2001_2(4)/28.pdf (дата обращения 25.06.2017 г.).
2
Российская газета. 2014. 12 декабря.
3
См. в частности: Кондрашова Т.В. Преступления против половой неприкосновенности и половой свободы лично-
сти // Полный курс уголовного права в 5-ти т. / Под ред. А.И. Коробеева Т. II: Преступления против личности.
СПб., 2008. С. 503 - 504.
65

ный половой контакт, где он совмещает и естественный и анальный, и оральный


секс. Исходя из позиции Верховного Суда (и законодателя) в данном случае будет
идеальная совокупность преступлений1.
Статья 133 УК РФ «Понуждение к действиям сексуального характера» в
первоначальной редакции не предусматривала возрастной дифференциации по-
терпевших. Это является еще одним доказательством нарушения логики построе-
ния главы 18 УК РФ. Квалифицирующие признаки отсутствовали и в ст. 134 УК
РФ. Подобная ситуация наблюдалась и в ст. 135 УК «Совершение развратных
действий без применения насилия в отношении лица, заведомо не достигшего че-
тырнадцатилетнего возраста», которая предусматривала в качестве наказания
штраф, размером от трехсот до пятисот МРОТ2 или в размере заработной платы
или иного дохода осужденного за период от трех до пяти месяцев, либо ограниче-
ние свободы на срок до двух лет, либо лишение свободы на срок до трех лет.
Федеральный закон от 08 декабря 2003 № 162-ФЗ (ред. от 05 января
2006 г.) «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской
Федерации» убрал признаки неоднократности и рецидива, которые до этого вы-
ступали в роли квалифицирующих. Таким образом, рецидив остался лишь в каче-
стве общего обстоятельства, отягчающего наказание (ст. 63 УК). Следует пола-
гать, что законодатель придерживался тенденции намеренного отказа от призна-
ния квалифицирующими признаками тех обстоятельств, которые порождают
двойственность уголовно-правовых последствий содеянного и дифференциацию
ответственности на основе характеристики личности преступника.
По этому поводу Б.В. Волженкин отметил, что «подход должен быть еди-
ным во всех случаях: преступник наказывается за содеянное, а характеризующие
его личность обстоятельства, в том числе и судимость, учитываются в пределах
относительно-определенной санкции, предусмотренной законом за вменяемое ли-

1
См.: Милюков С.Ф., Степанова О.Ю. Актуальные проблемы квалификации половых преступлений: пределы су-
дебного толкования // Российский журнал правовых исследований: «Ценности права и их современное понима-
ние». 2015. № 4. С. 56.
2
Минимальный размер оплаты труда.
66

цу деяние»1. Применение рецидива в качестве квалифицирующего признака, по


мнению А.В. Оболонской, противоречило закрепленному в ст. 6 УК принципу
справедливости, последнее проведение которого требует полного отказа от неод-
нократности и судимости в качестве квалифицирующих признаков2.
Данная позиция достаточно спорна. Так, в ч. 1 ст. 6 УК указано, что «под
справедливостью назначенного наказания или иных уголовно-правовых мер к со-
вершившему преступление лицу, понимается наказание, соответствующее тяже-
сти преступления, объективным обстоятельствам дела, личности виновного, в
частности его отношения к совершенному противоправному деянию»3. Часть 2
этой же статьи указывает на недопустимость привлечения к уголовной ответ-
ственности за одно и то же преступление дважды, а не на учет совершенных ранее
общественно опасных деяний при назначении наказания за вновь совершенное
преступление.
В Постановлении Конституционного суда РФ по этому поводу имеется сле-
дующее мнение: «имеющаяся у лица неснятая или непогашенная судимость ука-
зывается в качестве квалифицирующего признака состава преступления, антисо-
циальная природа которого определяется в значительной мере систематичностью
преступного поведения лица и порождает особые публично-правовые отношения
между ним и государством, которые при совершении лицом новых преступлений
служат основанием для оценки его личности и совершенных им преступлений как
обладающих повышенной общественной опасностью»4. Установление ответ-
ственности и наказания без учета личности виновного и иных обстоятельств дела,
способствующих адекватной оценке и самого общественно опасного деяния, и со-

1
Волженкин Б.В. Неоднократность преступлений их совокупность и рецидив по УК РФ 1996 г. // Проблемы борь-
бы с преступностью в условиях Северо - Кавказского региона: тезисы докладов и сообщений участников межву-
зовской научно-практической конференции. Ростов-на-Дону. 1997. С. 12 - 14.
2
Оболонская А.В. Актуальные вопросы законодательной регламентации, обстоятельств, отягчающих наказание //
Сборник работ 70-й научной конференции студентов и аспирантов Белорусского государственного университета,
15-18 мая 2013 г., Минск: В 3 ч. Ч. 2.Минск, 2013.С. 459 - 462.
3
Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 19.02.2018) // СПС Консультант плюс.
4
Постановление Конституционного Суда РФ от 19.03.2003 № 3–П «По делу о проверке Конституционных поло-
жений Уголовного кодекса РФ, регламентирующих правовые последствия судимости лица, неоднократности и
рецидива преступлений, а так же пунктов 1 - 8 Постановления Государственной Думы от 26 мая 2000 г. «Об объ-
явлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов» в связи с запро-
сом Останкинского межмуниципального районного суда города Москвы и жалобами граждан». [Электронный ре-
сурс]. – Режим доступа: http//base.consultant.ru/ (дата обращения: 28.08.2017 г.)
67

вершившего преступление лица, а также применение одинаковых мер ответствен-


ности за различные по степени общественной опасности преступления, без учета
фактора интенсивности участия конкретного лица в преступлении, его поведения
после совершения преступления и после отбытия наказания, если таковое уже
назначалось ранее, иных характеризующих личность обстоятельств, противоре-
чило бы принципам гуманизма и справедливости, закрепленным в Конституции
РФ1 .
Законодатель вновь возвращается к использованию в качестве квалифици-
рующего признака определенных составов (ч. 5 ст. ст. 131, 132, 135 и ч. 6 ст. 134
УК РФ) рецидива, приняв Федеральный закон от 29 февраля 2012 г. ФЗ № - 14 «О
внесении изменений в Уголовный кодекс РФ и отдельные законодательные акты
РФ».
Не вызывает сомнений то, что половые преступления, совершаемые в от-
ношении несовершеннолетних требуют серьезного наказания в связи с высокой
степенью их общественной опасности, но все же чудовищность и бессердечность
«преступного разнообразия» на них не исчерпывается. К примеру, ст. 205 УК РФ
(«Террористический акт») – преступление с «мировым» масштабом общественной
опасности. Однако подобный квалифицирующий признак в данном составе не
предусмотрен. Не ново говорить об ущербности отечественного уголовного зако-
нодательства2. Следствием чего выступает нарушение принципа системности уго-
ловно-правового регулирования.
Считаем, что целесообразности обозначать рецидив в статьях 131, 132, 134,
135 УК РФ, как отдельный самостоятельный признак, нет. Подобные «точечные»
переработки, способствуют возникновению большого количества вопросов по по-
воду соблюдения логики и разумного подхода в совершенствовании отечествен-
ного законодательства.
По нашему мнению логичнее было бы обозначить признак «… совершенное

1
См.: там же.
2
Кауфман М.А. Проблемы в уголовном праве и способы их преодоления: автореф. дисс. … к. ю. н. М., 2009. С. 14
- 15; Милюков С.Ф. Российское уголовное законодательство: опыт критического анализа: монография. СПб.:
СПбИВЭСЭП, Знание, 2000. С. 164 - 165.
68

лицом, имеющим судимость за ранее совершенное преступление против половой


неприкосновенности несовершеннолетнего» в п. «в» ч. 4 ст. 131 и ст. 132 УК РФ,
п «б» ч. 5 ст. 134 УК РФ, п. «б» ч. 4 ст. 134 УК РФ. Для точного понимания ука-
занного признака следует обратиться к толкованию, которое дает Пленумом Вер-
ховного Суда РФ в своем постановлении от 4 декабря 2014 г. № 16 (п. 14): «к
имеющим судимость за ранее совершенное преступление против половой непри-
косновенности несовершеннолетнего (ч. 5 ст. ст. 131, 132 УК РФ, ч. 6 ст. 134 УК
РФ, ч. 5 ст. 135 УК РФ), относятся лица, имеющие непогашенную или неснятую в
установленном порядке судимость за любое из совершенных в отношении несо-
вершеннолетних преступлений, предусмотренных ч. 3-5 ст. ст. 131, 132 УК РФ, ч.
2 ст. 133 УК РФ, ст. 134 УК РФ, ст. 135 УК РФ. При этом также учитываются су-
димости за указанные преступления, совершенные лицом в возрасте до 18 лет».
Следующей новизной, внесенной уголовным законом 2012 г. стал отказ от
признака заведомости в характеристике субъективного отношения виновного к
несовершеннолетнему и малолетнему возрасту потерпевших от преступлений,
предусмотренных ст. 134 и ст. 135 УК, который содержался в первоначальном ва-
рианте Уголовного кодекса РФ 1996 г. и дополнение в качестве обязательного
признака «не достижение половой зрелости».
Признак заведомости по отношению к возрасту потерпевшего лица означа-
ет, что «виновное лицо достоверно знало о возрасте потерпевшего лица (являлось
родственником, знакомым, соседом) или когда внешний облик потерпевшего лица
явно свидетельствовал о его возрасте»1. Добросовестное заблуждение, возникшее
на основании того, что возраст потерпевшего лица приближается к 18-летию или
в силу акселерации оно выглядит взрослее своего возраста, исключает вменение
виновному лицу данного признака. То есть, наказание за это преступление преду-
сматривается только в случае, когда преступник был субъективно убежден в
несовершеннолетии жертвы, ее возраст был ему заранее известен. В ином же слу-
чае взрослый растлитель понесет ответственность на общих основаниях.

1
Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2004 года № 11 «О судебной прак-
тике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации»
// БВС. № 8. 2004. С. 17.
69

Мнения ученых о значимости признака заведомости носят дискуссионный


характер1. Так, Т.О. Кошаева приводит типичный пример из судебной практики,
подтверждающий в процессе квалификации и установления виновности значи-
мость заведомости как признака субъективной стороны противоправного деяния
по делам о половых преступлениях в отношении несовершеннолетних:
В г. Нижнего Новгорода районный суд 7 июля 1997 г. Крыджаян осужден
по ч. 3 ст. 30, п. «д» ч. 2 ст. 131, п. «д» ч. 2 ст. 132 УК РФ. Находясь в алкоголь-
ном опьянении Кыджаян совершил насильственные действия сексуального ха-
рактера и попытался изнасиловать заведомо несовершеннолетнюю К., 1981 г.р.
Так как о своем несовершеннолетии потерпевшая К. сообщила виновному только
после того, как он совершил отношении неё действий сексуального характера,
вывод суда о том, что потерпевшая соответствует несовершеннолетнему воз-
расту, не был подтвержден доказательствами. Исходя из этого Президиум Ни-
жегородского областного суда приговор изменил и переквалифицировал действия
Крыджаяна с п. «д» ч. 2 ст. 132 УК РФ на ч. 1 ст. 132 УК РФ, в остальной части
оставил приговор без изменения. Кроме того, суд, правильно оценив действия
Крыджаяна, квалифицировал их также по ч. 3 ст. 30 УК РФ как покушение на
изнасилование (ч.1 ст. 131 УК РФ)»2.
А.П. Дьяченко и П. Яни справедливо отмечают, что «заведомость означает
совершенно достоверное, а не предположительное знание о факте»3. Р.Е. Затона,
придерживается иного мнения, считая, что этот признак состава преступления,
чаще всего можно установить достаточно легко4.
Мы соглашаемся с мнением Ю.М. Антоняна, который на этот счет говорит,
«что исключение признака заведомости из закона, как признака субъективной
стороны изнасилования и действий сексуального характера, ничего не меняет»5.

1
О проблеме расследования дел данной категории подробнее см., например: Зарипова Г.А. Противодействие пре-
ступлениям в отношении несовершеннолетних // Законность. 2011. № 1. С. 35 - 38; Коргутлова Т.А. Половые пре-
ступления: теоретические и практические аспекты // Современное право. 2009. № 10. С. 138 - 144; Гавердовская В.,
Рязанов И. Допрос несовершеннолетних при расследовании преступлений против половой неприкосновенности //
Законность. 2007. № 9 и др.
2
Кошаева Т.О. Судебная практика и вопросы квалификации изнасилования и насильственных действий сексуаль-
ного характера // Комментарий судебной практики. Выпуск 10 / под ред. К.Б. Ярошенко. М.: Юридическая литера-
тура, 2004. С. 198 - 211.
3
См.: Дьяченко А.П. Указ соч.; Яни П. Посредничество во взяточничестве // Законность. 2011. № 9. С. 12 - 18.
4
Затона Р.Е. Уголовно-правовые и криминалистические аспекты ответственности за половые сношения и иные
действия сексуального характера, с лицом, не достигшим 14-летнего возраста: дисс… к. ю. н. Саратов. 2000.
С. 101.
5
Такого же мнения придерживались: Кудрявцев В. Н. Общая теория квалификации преступлений. 2-е изд., пере-
раб. и доп. М., 1999. С. 151 - 155; Никифоров Б. С. Об умысле по действующему законодательству // Советское
государство и право. 1965. № 6. С. 28 - 29; Епихин А.Ю. Проблемы исключения признака «заведомости» из диспо-
зиций отдельных составов преступлений на основании закона № 14 - ФЗ от 29.02.2012 г. // Российский следова-
тель. 2013. № 14. С. 12 - 16.
70

Интеллектуальный элемент умышленной формы вины обязательно включает в


себя осознание характера объекта, соответственно особенность жертвы полового
преступления. Также возможны и негативные последствия, в том числе бесси-
стемные изменения, внесенные в главу 18 УК РФ. Данное обстоятельство может
ввести в заблуждение и судебную практику1.
Так, С., гражданин РФ, образование среднее, военнообязанный, не женат,
работающий, ранее не судимый, осужден 25.11.2015 г. по п. «а» ч. 3 ст. 132 УК
РФ, с применением ст. 64 УК РФ к 4 годам лишения свободы с отбыванием в ис-
правительной колонии строгого режима. Однако в приговоре районного суда от-
сутствуют доказательства, подтверждающие осведомленность осужденного о
несовершеннолетнем возрасте потерпевшей. В связи с этим Президиум Верхов-
ного суда Республики Карелия 20.05.2016 г. отменил ранее вынесенный приговор
Олонецкого районного суда Республики Карелия в отношении С., переквалифици-
ровав действия его с п. «а2 ч.3 ст. 132 УК РФ на ч. 1 ст. 132 УК РФ, по которой
назначил ему согласно ст.64 УК РФ наказание в виде 2 лет 11 месяцев лишения
свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима2.
О критериях оценки термина «половая зрелость» в юридической литературе
существуют два мнения. Так, с одной стороны, специалисты3 считают, что так как
данное понятие отражает индивидуальное состояние жертвы, то оно необходимо
в уголовном законодательстве. Но, процесс достижения половой зрелости имеет
длительный характер. Физиологическое состояние, при наличии которого орга-
низм человека способен полностью выполнять сексуальные функции, обозначает-
ся как половая зрелостью. Даже эксперту с большим опытом, не говоря о винов-
ном, в особенности несовершеннолетнем, не возможно точно определить момент
достижения потерпевшей половой зрелости. Наличие возрастного критерия поз-
воляет упростить процесс по квалификации деяния, и у преступника не будет
возможности уйти от предусмотренной законом ответственности.
Другая часть исследователей4 придерживаются противоположной позиции и
выступают против использования этого понятия, предлагая установить безуслов-

1
Антонян Ю.М. Педофилия. Основные криминальные черты. М., 2013. С. 113.
2
Уголовное дело 7 - 2011 // Архив Верховного суда Республики Карелия.
3
Шарапов Р.Д. Уголовно-правовые инновации российского законодателя: критический взгляд (продолжение дис-
куссии) // Актуальные проблемы уголовной и уголовно-правовой политики Российской Федерации: материалы
международной научно-практической конференции. Омск: Омский юридический институт, 2012. С. 3 - 13; Акту-
альные проблемы уголовного права. Курс лекций. М.: Проспект, 2016. С. 76 - 78.
4
Актуальные проблемы уголовного права. Часть Особенная: учебник / Под ред. Л.В. Иногамовой - Хегай. М.:
Проспект, 2015. С. 54 - 55.
71

ную половую охрану детства и юношества, не достигших 16 лет лиц обоего пола.
Мы солидарны с этим подходом.
Федеральный закон от 29 февраля 2012 г. № 14-ФЗ в примечании 2
ст. 134 УК указал, что не применимо наказание к преступнику в виде лишения
свободы за совершение преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 134 и ч. 1 ст. 135
УК РФ, если разница в возрасте между жертвой и виновным составляет не более
4-х лет. Кроме того, нaкaзание за преступления против половой свободы и поло-
вой неприкосновенности несовершеннолетних теперь может достигать макси-
мального предела, вплоть до пожизненного лишения свободы (ст. 57 УК РФ),
условное осуждение за такие преступления исключается (п. «а» ч. 1 ст. 73 УК
РФ), увеличение части наказания до 4/5, по отбытии которой возможно условно-
досрочное освобождение или замена наказание более мягким видом в отношении
совершивших его лиц (п. «д» ч. 3 ст. 79, ч. 2 ст. 80 УК). Такие изменения видятся
нам весьма неоднозначными.
Добавление в качестве отягчающего обстоятельства в п. «п» ст. 63 УК – со-
вершение преступления в отношении несовершеннолетнего лица родителем либо
иным лицом, на которое законом возложены обязанности по воспитанию несо-
вершеннолетнего лица, а равно педагогическим работником или другим работни-
ком образовательной организации, медицинской организации, организации, ока-
зывающей социальные услуги, либо иной организации, обязанной осуществлять
надзор за несовершеннолетним лицом – кардинально не усиливает ответствен-
ность именно за половые преступления в отношении несовершеннолетних, кото-
рые сегодня поражают своей распространенностью и дерзостью.
В последние годы наблюдается высокий уровень совершения сексуальных
злоупотреблений в отношении несовершеннолетних со стороны близких род-
ственников или лиц, осуществляющих надзорно-воспитательные функции1.
В конце октября 2012 г. задержан житель Астраханской области, кото-
рый в 2011 году похитил и изнасиловал 6-летнюю воспитанницу Разночиновского
дома-интерната, страдающую детским церебральным параличом и олигофрени-
ей. В 2013 г. суд приговорил «педофила» к 15 годам лишения свободы и обязал вы-
1
См.: там же.
72

платить потерпевшей 500 тыс. рублей. Также в отношении директора дома -


интерната, год скрывающего факт изнасилования малолетней подопечной, было
возбуждено уголовное дело. Она признана виновной в злоупотреблении долж-
ностными полномочиями, которое повлекло тяжкие последствия (ч. 3 ст. 285
УК РФ). Приговором Наримановского районного суда В. назначено наказание в
виде 4 лет лишения свободы условно с испытательным сроком на 3 года и лише-
нием права занимать должности, связанные с воспитанием детей сроком на 2
г.1.
Подводя итог вышеизложенному, можно сделать выводы:
1. Принятию нового уголовного закона предшествовала интенсивная за-
конотворческая работа, которая не была завершена и поэтому окончилась неуда-
чей, усугубленной последующими криминологически необоснованными новаци-
ями.
2. В проекте нового Уголовного кодекса при определении уголовно
наказуемым только насильственного мужеложства, содержание объективной сто-
роны не раскрывалось. Отсутствовала конкретизация таких правовых понятий,
как извращенные формы удовлетворения физиологической потребности сексу-
ального характера, иные действия сексуального характера, развратные действия.
3. В сравнении с УК РСФСР 1960 г., уголовный закон 1996 г., в значи-
тельной степени расширил сферу защиты от посягательств на половые отноше-
ния.
4. УК РФ во многих своих положениях схож с Модельным Уголовным
кодексом. Но отечественный законодатель, в отличие от Модельного кодекса, при
установлении уголовной ответственности за половые преступления в прерогативу
ставит именно половую свободу личности. Уголовно-правовая защита лица в
сфере сексуальных отношений была одинакова, не зависимо от половой принад-
лежности; был также повышен уровень защищенности личности несовершенно-
летних (малолетних) потерпевших от половых преступлений.
5. Включив в сферу регулирования со стороны уголовного права сексу-
альную агрессию женщин, уголовный закон 1996 г. ликвидировал пробел в уго-
ловно-правовой регламентации, обеспечивая более надежную и последователь-

1
Скрывшая изнасилование ребенка экс-директор приюта ответит перед судом. [Электронный ресурс]. – Режим
доступа: URL: http://www.ntv.ru/novosti/993736#ixzz3F0vUbtVI (дата обращения 09.09.2017 г.).
73

ную защиту половой свободы человека.


6. В гл. 18 действующего УК РФ законодатель закрепил преступления
против половой свободы и половой неприкосновенности личности. Образован но-
вый состав – «Насильственные действия сексуального характера» (ст. 132 УК
РФ). По конструкции он идентичен статье об изнасиловании, отличительная осо-
бенность только в форме удовлетворения сексуального чувства.
7. Статья 133 УК РФ в первоначальной редакции не предусматривала
возрастной дифференциации потерпевших. В статьях 134 и 135 УК РФ квалифи-
цирующие признаки отсутствовали. Это является еще одним доказательством
нарушения логики построения главы 18 УК РФ.
8. Ничего не изменило исключение из закона как признака субъективной
стороны изнасилования и действий сексуального характера признака заведомости.
Интеллектуальный элемент умышленной формы вины обязательно включает в
себя осознание характера объекта, соответственно особенность жертвы (т.е. воз-
раста) полового преступления.
9. Добавление в качестве отягчающего обстоятельства в п. «п» ст. 63 УК
– совершение преступления в отношении несовершеннолетнего лица рoдителем
или иным лицoм, на кoтoрое закoном возложены обязанности по воспитанию
несовершеннолетнего лица, а равно педагогическим работником или другим ра-
ботником образовательной организации, медицинской организации, организации,
оказывающей социальные услуги, либо иной организации, обязанной осуществ-
лять надзор за несовершеннолетним лицом кардинально не усиливает ответствен-
ность именно за половые преступления в отношении несовершеннолетних, кото-
рые в последнее время поражают своей распространенностью и дерзостью.
Как видим, УК РФ неоднократно подвергался переработке. Но качество са-
мого уголовного закона, его эффективность, содержание и результаты правоохра-
нительной и правоприменительной деятельности существенно не изменились.
Оценивая такую законотворческую практику невольно проводится параллель с
74

давно известным принципом Лампедузы1: «Все должно меняться, чтобы ничего


не изменилось»2.
С каждым днем обостряется критика представителей научной общественно-
сти и практических работников в адрес уголовного закона; почти каждое законо-
дательное решение об его изменении влечет возникновение большого количества
негативных оценок или, как минимум, споров. «На этом фоне каждый раз все от-
четливее слышны голоса юристов – и маститых специалистов, а также начинаю-
щих исследователей, которые призывают к масштабной и полноценной реформе
кодекса: от принятия его новой редакции до разработки и принятия нового уго-
ловного закона»3.

1
Джузеппе Томази ди Лампедуза – писатель, литературный критик. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL:
https://ru.wikipedia.org/ (дата обращения 31.01.2018)
2
Бабаев М.М., Пудовочкин Ю.Е. Проблемы российской уголовной политики: Монография. М.: Проспект, 2017.
С. 142.
3
См., напр.: Голик Ю.В. Нужна новая редакция Уголовного кодекса Российской Федерации // Системность в уго-
ловном праве. Материалы II Российского конгресса уголовного права, состоявшегося 31 мая – 1 июня 2007 г. М.,
2007. С. 117 - 119; Милюков С.Ф. Бессистемность как неотъемлемое свойство отечественной уголовно-правовой
политики // Системность в уголовном праве. Материалы II Российского конгресса уголовного права, состоявшего-
ся 31 мая – 1 июня 2007 г. М., 2007. С. 271 - 273; Ошибки в уголовном кодексе. Постоянные изменения в УК
наполнили его противоречиями // Российская газета. 2010. № 5205 (126). 10 июня; Ситников А.И. Уголовно-
правовая текстология. Монография. М.: Проспект, 2016. С. 74 - 76.
75

Глава 2. Криминологическая характеристика преступлений против по-


ловой неприкосновенности и половой свободы несовершеннолетних

§ 2.1. Состояние и динамика преступности, связанной с сексуальными


посягательствами на несовершеннолетних

Преступность – исторически изменчивое, уголовно-правовое и социальное


системное явление, которое проявляется в комплексе общественно опасных нака-
зуемых уголовным законом деяний и совершивших их лиц, за установленный
временной период на конкретной территории1. Преступность – не механическое
множество входящих в неё конкретных преступлений, а социальное явление, ко-
торое как подсистема входит в систему соответствующего общества и мирового
сообщества в целом. Она социальна по происхождению, субъекту преступлений,
ущербу потерпевшим – гражданам, обществу и государству, по причинам и усло-
виям2. Д.А. Шестаков отмечает, что «преступность – качество человека, социаль-
ного института, общества определенного государства, глобального общества вос-
производить для окружающих людей большое количество опасных деяний, кото-
рое проявляется во взаимосвязи преступлений и их причин, поддающееся количе-
ственной интерпретации и предусматривающее введение уголовно-правовых за-
претов»3.
Преступность имеет собственные показатели её социальной опасности. Ис-
следование современного состояния и динамики сексуальной преступности в от-
ношении несовершеннолетних следует начинать с анализа состояния и динамики
преступности в целом. Приступая к фактическому рассмотрению данного аспекта
изучаемой проблемы, представляется необходимым остановиться на используе-

1
См.: Кузнецова Н.Ф. Преступление и преступность. М., 1969. С. 173; Криминология: учебно-методическое посо-
бие. Владимир, 2015. С. 26 - 27; Долгова А.И. Криминология. 4-е изд-е. М.: Норма: ИНФА М, 2016. С. 43 - 44, 57.
2
В.Н. Балявин, С.В. Воронцов. Криминология: учебное пособие. М., 2014. С. 14.
3
Шестаков Д.А. Криминология: Новые подходы к преступлению и преступности: Криминогенные законы и кри-
миналогическое законодательство. Противодействие преступности в изменяющемся мире: Учебник. 2-е изд., пере-
раб. и доп. / Предисл. В.П. Сальникова. СПб.: Изд-во Р. Асланова «Юридический центр Пресс», 2006. С. 135 - 136.
76

мых категориях, понятиях и структурно-содержательных характеристиках1.


Выражение состояния преступности заключается в сопоставлении количе-
ственных и качественных характеристик совершенных противоправных деяний и
совершивших их лиц, за конкретный временной промежуток. При анализе совре-
менного состояния преступности также учитывается её динамика, то есть измене-
ние количества совершенных преступлений и лиц, их совершивших, от одного
периода времени к другому2.
Преступность – величина непостоянная. Она имеет собственную динамику:
возрастает, понижается либо остается неизменной на определенный промежуток
времени в зависимости от особенностей (политических, социальных, экономиче-
ских, моральных, территориальных и др.) государства или конкретного региона3.
По данным Генеральной прокуратуры Российской Федерации в 2017 г. по
сравнению с аналогичным периодом 2016 г. зафиксировано снижение преступно-
сти на 4,7 % (с 216063 до 205850); в 2016 г. по сравнению с 2015 г. зарегистриро-
вано меньше преступлений на 9,6 % (с 235210 до 216063). Это самое значительное
снижение числа преступлений за последние шесть лет. В 2015 г., для сравнения,
число зарегистрированных преступлений возросло на 9 %. Если оценивать дина-
мику преступлений за последние пять лет, то, за исключением 2015 г., ежегодно
(в 2012, 2013, 2014, 2015, 2016 годах) преступность в среднем снижалась на 4,5
%4.
Такое значительное снижение числа зарегистрированных преступлений в
2016 г., в частности, объясняется вступлением в силу Федерального закона от

1
Криминология: учебное пособие / под ред. А.В. Симоненко, С.А. Солодовникова. 4-е изд-е, перераб и доп. М.:
ЮНИТИ-ДАНА, 2016. С. 23 - 25; Криминология: учебник для аспирантов / под ред. И. М. Мацкевича. М.: Норма :
ИНФРА-М, 2017. С. 174 - 176.
2
Антонова Е.Ю. Учет криминологических показателей при криминализации общественно опасных деяний // Кри-
минологические основы уголовного права: материалы X российского конгресса уголовного права, состоявшегося
26-27 мая 2016 г. М.: Юрлитинформ, 2016. С. 18 - 21; Гилинский Я.И. Криминология: теория, история, эмпириче-
ская база, социальный контроль. 3-е изд-е, перераб. и доп. СПб.: Алеф-Пресс, 2014. С. 55 - 63; Криминология:
учебное пособие. 2-е изд-е // под ред. В.Н. Бурлакова, Н.М. Кропачева. СПб.: Питер, 2016. С. 32 - 36.
3
Волошин А.В. Анализ современного состояния преступности в Российской Федерации // Проблемы права. 2012.
№ 6. С. 162 - 165; Криминология: учебник / под общ. ред. А.И. Долговой. 4-е изд., перераб. и доп. М., 2010. С. 439.
4
По данным Генеральной прокуратуры РФ. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL:
http://genproc.gov.ru/smi/news/news-1166562/ (дата обращения 08.05.2018 г.).
77

03 июля 2016 № 323-ФЗ1, направленного на декриминализацию отдельных соста-


вов преступлений. В результате количество зарегистрированных преступлений
средней тяжести снизилось на 8,8 % (с 820354 до 748387), а небольшой тяжести –
на 9 % (с 104846 до 953895)2.
Исследуя показатели за 2012 – 2017 гг.3 можно резюмировать, что преступ-
ность против половой свободы и половой неприкосновенности личности развива-
ется достаточно динамично, причем в большинстве случаев потерпевшими явля-
ются жертвы физического сексуального насилия (ст. ст. 131 -132 УК РФ) и не до-
стигшие 16 лет лица, добровольно вступившие в половые отношения (ст. 134 УК
РФ) (См. граф. 1).
График 1. Преступления против половой неприкосновенности и поло-
вой свободы личности, зарегистрированные в РФ (2012 –2017 гг.)

В течение последних шести лет удельный вес насильственных половых


преступлений (ст. ст. 131-132 УК РФ) в структуре сексуальной преступности
остается достаточно высоким, достигнув своего максимума в 2013 г. (80 %).
Вместе с тем необходимо отметить, что, несмотря на стабильное количество ре-
1
Федеральный закон «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-
процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобожде-
ния от уголовной ответственности» от 03.07.2016 № 323 - ФЗ (последняя редакция) // Собрание законодательства
РФ. 04.07.2016. № 27 (часть II). Ст. 4256; Верховный суд России разработал законопроект об уголовном проступке:
за него накажут без тюрьмы и судимости // Российская газета. 2017. 30 ноября.
2
По данным Портала правовой статистики Генеральной прокуратуры РФ. [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
URL: http://crimestat.ru/51 (дата обращения 08.05.2018 г.).
3
По данным ГИАЦ МВД РФ. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: https://мвд.рф/Deljatelnost/statistics
(дата обращения 08.05.2018 г.).
78

гистрируемых насильственных половых преступлений, их удельный вес, начи-


ная с 2014 г., имеет тенденцию к снижению (в 2014 г. минимальный удельный
вес составил 75 %). Это объясняется увеличением количества половых преступ-
лений ненасильственного характера, которые предусмотрены ст. 134 УК РФ.
Следовательно, количество данных преступлений не снижается, однако их «ис-
конные» компоненты – изнасилования и насильственные действия сексуального
характера – утрачивают свое превалирующие значение1.
Насильственные действия сексуального характера – наиболее распростра-
ненное преступление в группе половых. Его удельный вес на протяжении рас-
сматриваемого нами времени практически остается неизменным: с 2012 по
2017 гг. насильственные действия сексуального характера составляли 40 – 47 %
всех половых преступлений. Максимальный пик совершенных преступлений, ко-
торые предусмотрены ст. 132 УК РФ пришелся на 2014 г. (6335 преступлений),
затем их число пошло на убыль. Среднегодовые темпы снижения составили
0,3 %.
В то же время динамика зарегистрированных сексуальных преступлений
свидетельствует о значительном сокращении её регистрируемой части. Так, к
примеру, за последние шесть лет, с 2012 по 2017 г. число выявленных изнасило-
ваний, по сравнению с периодом 1997 – 2003 гг. уменьшилось в 3,2 раза (с 14400
до 4486 преступлений), что можно объяснить специфической природой этих сек-
суальных преступлений и их латентностью. Необходимо принимать во внимание
и неблагополучную ситуацию в стране в конце 90-х – начале 2000-х годов.
Следует отметить, что действительный объем половой преступности в не-
сколько раз превышает данные, отраженные в официальной статистической от-
четности2. По результатам экспертных оценок фактическая общая преступность
превышает уровень регистрируемой почти в 3,5 раза и составляет 10 – 11,5 млн
преступлений в год. Следовательно, латентная преступность оказалась вне офи-

1
Андреева М.А., Архипова М.В., Редькина Е.А. Уголовно-правовая и криминологическая характеристика половых
преступлений. Иркутск: Изд-во БГУЭП, 2011. 51 - 52.
2
Горбачев М.А. Сексуальная преступность в России: криминологическое исследование: дисс. … к.ю.н. М., 2015.
С. 67 - 68.
79

циальной статистики, является неподконтрольной, неучтенной, перерастает в


спонтанный и опасный процесс1. Из результатов проведенного нами опроса ра-
ботников правоохранительных органов и экспертов следует, что латентность по-
ловых преступлений достигает 35 %2.
О высокой степени латентности преступлений против половой неприкосно-
венности несовершеннолетних свидетельствуют и многочисленные криминологи-
ческие исследования3. По данным А.А. Станской, «вовлечению несовершенно-
летних в занятие проституцией предшествует преступная деятельность взрослых:
изнасилование, насильственные действия сексуального характера, развратные
действия, половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не
достигшим 16-летия. В практической деятельности встречаются очень изощрен-
ные и циничные формы сексуальной эксплуатации детей, когда физическому
насилию предшествует насилие психическое»4. Частое явление – использование
порноматериалов в процессе начала сексуальных взаимодействий между взрос-
лым и ребенком, что позволяет вызвать интерес к общению у ребенка и добиться
его сексуального возбуждения. Коммерческая порнография с участием несовер-
шеннолетних может преподноситься преступником как социально приемлемая
шутка, своеобразное выражение любви к детям и подросткам. Завуалированной
формой вовлечения подростков и детей в порнобизнес и проституцию остается их
незаконное усыновление (удочерение)5.
Проблема латентности преступлений была обозначена и на расширенном
заседании коллегии МВД России 2017 г.: «… вместе с тем почти половина пре-
ступлений – как и прежде – остаётся нераскрытыми. Имеющийся у Министерства

1
Криминология. Общая часть: учебник. Изд-во СПб ун-та МВД России. СПб.: ООО «Р-КОЛИ», 2015. С. 52 - 54.
2
Приложение I, таблица 1.5.
3
Бушмин С.И. Понятие и криминологическая характеристика преступности в сфере сексуальных отношений //
Актуальные проблемы правоведения в России на современном этапе: сб. ст. сотрудников юрид. факультета Сибир-
ского ин-та бизнеса, управления и психологии. Красноярск, 1999. С.9 - 10; Дерягин Г.Б. Судебно – медицинские
аспекты полового насилия на Европейском Севере России: автореф. дис. …д. м. н. Архангельск, 2002. С. 8; Сафро-
нов В.Н. Преступления, посягающие на половую свободу и половую неприкосновенность (изнасилование). М.,
2000. С. 3.
4
Станская А.А. Проституция несовершеннолетних – социальная и правовая проблема общества. СПб.: Юридиче-
ский пресс-Центр, 2005. С. 106.
5
Антонян Ю.М., Могачев М.И. Состояние и особенности сексуальной преступности: Учебное пособие. М.: ВНИИ
МВД России, 2004. С. 12; Алихаджиева И.С. Проституция как социально-правовой феномен. М., 2009. С. 3 - 6.
80

потенциал используется далеко не в полном объёме…» – отметил в своем докладе


глава МВД России В.А. Колокольцев1. По данным Судебного департамента при
Верховном суде РФ по иным основаниям в 2017 г. прекращены уголовные дела,
возбужденные по признакам преступлений, предусмотренных: по ч. 3 ст. 131 УК
РФ – 4; по ч. 5 ст. 131 УК РФ – 5; по ч. 3 ст. 132 УК РФ – 1; по ч. 4 ст. 132 УК РФ
– 22; по ч. 5 ст. 132 УК РФ – 1; ч. 2 ст. 133 УК РФ – 1; по ч. 1 ст. 134 УК РФ – 21;
по ч. 1 ст. 135 УК РФ – 5; по ч. 2 ст. 135 УК РФ – 2; по ч. 3 ст. 135 УК РФ – 12.
На протяжении последних лет данные о зарегистрированных половых пре-
ступлениях против несовершеннолетних, предусмотренных отдельными статьями
УК РФ, в официальных обзорах отсутствуют, что значительно затрудняет выяв-
ление динамики такой преступности3. Недоступность статистических данных для
населения по рассматриваемым преступлениям создает искаженное представле-
ние о реальном состоянии половой преступности, что подтверждается:
1) резким снижением количества зарегистрированных преступлений, свя-
занных с вовлечением несовершеннолетних в совершение преступлений и анти-
общественных действий: 2012 г. – 2537 (- 26,9 %); 2013 г. – 2231 (- 12,1 %); 2014 г.
– 1914 (- 14,6 %); 2015 г. – 2198 (+ 13,6 %); 2016 г. – 1850 (- 13,8 %)4;
2) недостаточной объективностью официальной статистики.
Криминологи подчеркивают, что статистические данные Судебного депар-
тамента Верховного Суда РФ, НИИ Академии Генеральной прокуратуры, Главно-
го информационно аналитического центра МВД России, а также результаты кри-
минологических исследований не совпадают, а в ряде случаев выявляются проти-
воречия, свидетельствующие об умышленном искажении статистических показа-

1
Расширенное заседание коллегии МВД России. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL:
http://kremlin.ru/events/president/news/54014 (дата обращения 30.04.2017 г.).
2
Сводные статистические сведения о состоянии судимости в России за 2017 год. Департамент Верховного суда
РФ. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://www.cdep.ru/index.php?id=79&item=3834 (дата обращения
30.03.2018 г.).
3
Готчина Л.В., Логинова Л.В. Уголовно-правовая и криминологическая характеристика преступлений против по-
ловой неприкосновенности и половой свободы несовершеннолетних: монография. М.: Юрлитинформ, 2015. С. 9 –
13.
4
Сайт МВД России – Пресс-центр. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL:
https://мвд.рф/Deljatelnost/statistics (дата обращения 30.11.2017 г.).
81

телей руководителями ряда министерств и ведомств1.


Генеральный прокурор Ю. Чайка неоднократно указывал на многочислен-
ные случаи манипулирования статистическими данными, которые привели к не-
доверию среди широких слоев населения к показателям официальной статистики:
«Вместо осознания реальной опасности распространения преступности и приня-
тия адекватных мер создается картина внешнего благополучия. У правоохрани-
тельных органов появилась самоуспокоенность, которая привела к просчетам и в
оперативно-розыскной работе, и при расследовании уголовных дел»2.
С.М. Иншаков определяет латентную преступность как «незарегистриро-
ванную государственными органами часть фактической преступности (т. е. пред-
лагает ее рассматривать как незарегистрированную часть всей совокупности пре-
ступлений, совершаемых в обществе). При этом он выделяет наиболее распро-
страненные формы сокрытия: 1) отказ в принятии заявления по надуманным ос-
нованиям; 2) принятие заявления с последующим его уничтожением и, соответ-
ственно, непринятием мер к регистрации преступления; 3) необоснованный отказ
в возбуждении уголовного дела; 4) необоснованное прекращение уголовного де-
ла»3.
По мнению ученого, мотивация сокрытия преступлений может быть связа-
на: с высокой загруженностью сотрудников правоохранительных органов, стрем-
лением уменьшить объем работы, стремлением улучшить показатели, уверенно-
стью, что раскрыть преступление не удастся, с выполнением указаний вышестоя-
щих руководителей, с корыстными мотивами (получение взятки от представите-
лей ОПГ, родственников, адвоката и т.д.)4.

1
Федотова Д. Реальная преступность в разы выше официальной // Московский комсомолец. 2011. 31 марта. С. 16;
Шклярук М., Скугаревский Д. Криминальная статистика – через открытость к управляемости // Аналитические
записки по проблемам правоприменения. СПб.: ИПП ЕУ СПб. 2015. С. 8 - 12.
2
Егоров И. Прокурор требует // Российская газета. 2011. 24 февраля. С. 2; Доклад Генерального прокурора РФ
Ю. Чайки на заседании Совета Федерации Федерального Собрания РФ // Официальный сайт Генеральной прокура-
туры РФ.
3
Иншаков С.М. Латентная преступность как предмет криминологического изучения // Криминология: вчера, сего-
дня, завтра / Труды Санкт-Петербургского криминологического клуба. 2009. № 1. С. 110 - 111; Теоретические ос-
новы исследования и анализа латентной преступности: монография / С.М. Иншаков [и др.]; под ред. С.М. Иншако-
ва. М .: Юнити-Дана: Закон и право, 2011. С. 10; Криминология: практикум: учебное пособие / С. М. Иншаков и
др. Москва: Юнити–Дана, 2015. С. 275 - 277; С.М. Иншаков. Криминология в XXI веке // Криминология: вчера,
сегодня, завтра / Труды Санкт-Петербургского криминологического клуба. 2017. № 3 (46). С. 37 - 46.
4
См.: Там же.
82

В то же время С.Ф. Милюков справедливо отмечает, что «официальная ста-


тистика, при всей её неправдоподобности, отнюдь не является простым пустосло-
вием. Она лежит в основе важных управленческих решений, в том числе и опре-
делении численности сотрудников карательного аппарата страны. Под убаюкива-
ющую динамику отмеченного периода неоднократно проводились и проводятся
до сих пор сокращение многих структур МВД России и других силовых ведомств,
ликвидировались исправительные колонии. В результате многие проблемные тер-
ритории, где преступники разных мастей, оказались оголены»1.
Половые преступления, совершенные в отношении несовершеннолетних,
носят высокую степень общественной опасности. На основании имеющихся дан-
ных2 структура сексуальных посягательств в отношении малолетних и несовер-
шеннолетних за 2012–2016 г. отражена в графиках 2.1.и 2.2.
График 2.1. Преступления против половой неприкосновенности и по-
ловой свободы несовершеннолетних, зарегистрированные в РФ (2012–2016г.)
(на фоне общего количества преступлений в отношении несовершеннолет-
них)

1
Милюков С.Ф. У истоков криминологии уголовного закона // Криминологические основы уголовного права //
Материалы X Российского конгресса уголовного права, состоявшегося 26-27 мая 2016 г. / отв. ред. В.С. Комисса-
ров. М.: Юрлитинформ, 2016. С. 316 - 321.
2
Официальный сайт Уполномоченного при Президенте РФ по правам ребенка. [Электронный ресурс]. – Режим
доступа: URL: http://www.rfdeti.ru/menu/31 (дата обращения 12.02.2017 г.).
83

График 2.2. Преступления против половой неприкосновенности и половой


свободы несовершеннолетних, зарегистрированные в РФ (2012–2016 г.) (по
статьям УК РФ)

Наибольший удельный вес в общем количестве преступлений против поло-


вой свободы и половой неприкосновенности в отношении несовершеннолетних
также имеют насильственные действия сексуального характера, достигая своего
максимума в 2016 г. (42 %). Вторую позицию занимают преступления, преду-
смотренные ст. 134 УК РФ, на третьем месте – развратные действия (ст. 135 УК
РФ).
Следует отметить, что число изнасилований несовершеннолетних в возрасте
от 14 до 17 лет включительно (п. «а» ч. 3 ст. 131 УК РФ) в период с 2012 по
2016 гг. на территории России увеличилось в 3,5 раза; число изнасилований по-
терпевших, не достигших 14 летнего возраста (п. «б» ч. 4. ст. 131 УК РФ) возрос-
ло в 4,2 раза1.
Количество преступлений против несовершеннолетних, в 2016 г. почти не
изменилось по сравнению с показателем 2015 г.: всего было зарегистрировано 960
преступлений (– 4 ед. к аналогичному периоду прошлого года). При этом 80,5 %
(773 ед.) из всех совершенных в отношении подростков противоправных деяний
носили насильственный характер, и количество их в сравнении с 2015 г. возросло
1
Багмет А.М. Противодействие преступлениям против несовершеннолетних // Криминологические основы уго-
ловного права: материалы X российского конгресса уголовного права, состоявшегося 26-27 мая 2016 г. М.: Юрли-
тинформ, 2016. С. 26 - 28.
84

на 9,5 % (+ 67 ед.).
Количество раскрытых преступлений, совершенных в отношении несовер-
шеннолетних, в 2016 г. увеличилось на 11,0 % по отношению к АППГ и составило
1088 ед.
Среди зарегистрированных преступлений против несовершеннолетних по-
ловину (52,5 %) составили: побои (151 ед. или 9 %), преступления против соб-
ственности (397 ед. или 22,3 %), преступления сексуального характера (351 ед.
или 20,9 %).
На территории Санкт-Петербурга и Ленинградской области преступлений
против половой неприкосновенности и половой свободы несовершеннолетних за-
регистрировано: за 2016 год – 353 преступления, что на 1,2 % больше, чем за
2015 г. (308 преступлений), а за 2017 г. – 314, что на 0,9 % меньше, чем за 2016 г.
(См. таблицу 1).
Таблица 1. Преступления против половой неприкосновенности и поло-
вой свободы личности, совершенные в отношении несовершеннолетних в
Санкт-Петербурге и Ленинградской области (значение показателя за год,
ед.*)
Годы
Вид преступления, ед. 2012 2013 2014 2015 2016 2017
Развратные действия (ст. 135 УК РФ) 41 53 61 57 57 55
Половое сношение и иные действия сексуального характера 51 57 61 86 104 97
с лицом, не достигшим 16-летнего возраста (ст. 134 УК РФ)
Понуждение к действиям сексуального характера (ст. 133 0 0 1 1 2 3
УК РФ)
Насильственные действия сексуального характера (ст. 132 81 158 188 137 141 122
УК РФ)
Изнасилования (ст. 131 УК РФ) 29 22 20 27 49 37
Как видим из вышеприведённых данных, количество регистрируемых поло-
вых преступлении в отношении несовершеннолетних, совершенных на террито-
рии Санкт-Петербурга и Ленинградской области, имеет весьма скачкообразный
характер. Самым распространенным видом половых преступлений в отношении
несовершеннолетних, как и по России в целом, являются насильственные дей-
ствия сексуального характера, на которые в 2017 г. пришлось 42,7 % или 122 ед.,
что на 18 % (или 19 ед.) меньше, чем в 2016 г.
В структуре общей преступности как в Российской Федерации, так и в
85

Санкт-Петербурге группа половых преступлений занимает весьма незначитель-


ный удельный вес – в пределах 0,5 %, что соответствует средним показателям по
России 0,4 – 0,5 %.
Большая распространенность половых преступлений в отношении несовер-
шеннолетних отражается и на практике назначения наказания за них. По данным
судебного департамента при Верховном суде РФ, число осужденных за половые
преступления в отношении несовершеннолетних, предусмотренные соответству-
ющими частями: ст. 131-132 УК РФ, ст. 133 УК РФ, ст. 134-135 УК РФ составило:
в 2012 г. – 5406 чел., в 2013 г. – 5507 чел., в 2014 г. – 6126 чел., в 2015 г. – 6594
чел., в 2016 г. – 6453 чел. (См. граф. 3) 1.
График 3. Соотношение числа осужденных за сексуальные преступле-
ния в отношении несовершеннолетних и количества зарегистрированных
преступлений на территории РФ

В январе 2017 г. состоялась коллегия Главного следственного управления


(далее ГСУ) Следственного комитета России по Санкт-Петербургу по итогам ра-
боты за 2016 г., в ходе которой было отмечено, что одним из основных направле-
ний деятельности ГСУ является профилактика, выявление и расследование уго-
ловных дел о преступлениях, совершённых в отношении несовершеннолетних.
Показатель раскрываемости данных преступлений по линии Следственного коми-

1
Архив Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации / Данные судебной статистики.
Форма № 10.3 – 2016 г. (дата обращения 30.03.2017 г.)
86

тета России остаётся стабильно высоким – 92,2 %1. Однако теория не совпадает с
практикой. При сравнении количества зарегистрированных преступлений сексу-
ального характера в отношении несовершеннолетних и количества лиц за них
осужденных, возникает вопрос о реальности столь высокого процента раскрывае-
мости.
Такой разрыв в показателях, по нашему мнению, свидетельствует как о ме-
нее эффективной работе правоохранительных органов, так и о реальном увеличе-
нии в стране количества извращенцев. В том числе и за счет рецидивистов, уже
отбывших наказание. Имеются и громкие многочисленные примеры, и в отече-
ственной, и в зарубежной правоохранительной практике, когда лица, которые со-
вершали половые преступления, сопряженные с убийством, годами, а порой и де-
сятилетиями, оставались неразоблачёнными. Серийные убийцы и насильники мо-
гут существовать и действовать на протяжении длительного времени лишь в не-
благоприятных социумах. А. Чикатило, Н. Дямагалиев, А. Евсеев, О. Косарев и
др. могли совершить не один десяток преступлений из-за крайне халатного и
непрофессионального отношения сотрудников правоохранительных органов к
выполнению своих должностных обязанностей2. Следователи при отсутствии
должного прокурорского надзора и ведомственного контроля со стороны руко-
водства следственных районных подразделений допускают многочисленные
нарушения уголовно-процессуального законодательства и грубую волокиту по
уголовным делам указанной категории, принимают незаконные и необоснованные
решения о приостановлении предварительного следствия, в связи с чем виновные
лица к уголовной ответственности привлекаются несвоевременно3.
В большинстве случаев несовершеннолетние подвергались насилию со сто-

1
URL: http://sledcomrf.ru/news/167370-sostoyalas-kollegiya-glavnogo-sledstvennogo-upravleniya-skr-po-sankt-
peterburgu-po-itogam.html (дата обращения 10.01.2017 г.).
2
Логинова Л.В. Уголовно-правовая характеристика преступлений против половой неприкосновенности и половой
свободы личности // Ученые записки Санкт-Петербургского филиала Российской таможенной академии им.
В.Б. Бобкова. 2010. №3 (37). С. 307 - 311.
3
URL: http://www.homekid.ru/otchyotyipo-voprosam-semejnoj-politiki.html (дата обращения 30.04.2017 г.); Примером
может служить расследование дела ангарского маньяка. См. подробнее: Бычков В.В. По следам ангарского манья-
ка // Следствием установлено. № 1. 2017. С. 31 - 37.
87

роны родственников, отчимов или сожителей своих матерей, близких знакомых1.


В 2015 г. на территории Санкт-Петербурга зарегистрировано 4 преступления, со-
вершенных в отношении детей, проживающих в замещающих семьях. В 2016 г.
данных фактов было зарегистрировано 72. Структура насильственных преступле-
ний в отношении несовершеннолетних в семейной и внесемейной сферах по ито-
гам 2016 г. распределена следующим образом: в массиве криминальных проявле-
ний, совершенных в отношении несовершеннолетних, преобладают преступления
против жизни и здоровья, далее следуют имущественные и половые преступле-
ния.
Следственными органами СК по Санкт-Петербургу возбуждено уголовное
дело в отношении 46-летнего местного жителя, который был судим ранее за
разбой, по признакам преступления, предусмотренного п. «б» ч.4 ст. 132 УК РФ.
Из материалов уголовного дела стало известно, что с 2010 г. по январь 2016 г.
подозреваемый в одной из квартир, расположенной во Фрунзенском районе горо-
да, неоднократно совершал насильственные действия сексуального характера в
отношении своего сына, 2008 г. рождения3.
Исследования криминологов показывают, что возраст потерпевших от се-
мейного сексуального посягательства варьируется от 4 до 15 лет, чаще всего это
дети от 3 до 9 лет4. Изученные нами материалы уголовных дел показали, что чаще
жертвами семейных сексуальных посягательств становятся дети в возрасте от 5 до
12 лет.
33-летний житель Липецкой области К., в период с 2011 по 2015 г. совер-
шал в отношении дочери гражданской жены действия сексуального характера,
зная, что девочке 11 лет. Девочка боялась сообщить о происходящем кому-либо.
Мать ребенка не реагировала на изменения в ее поведении: замкнутость, молча-
ливость, запуганность. Суд приговорил К. по п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ к 13 годам
лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого
режима5.
В Санкт-Петербурге 10 марта 2018 г. в правоохранительные органы по-
ступила информация из частной медицинской клиники о том, что по результа-
там гинекологического обследования обнаружены кровоподтеки, нарушения це-
1
Об этой проблеме говорит и И. Яровая в своем законопроекте «О поправках против педофилов» // Российская
газета. 2017. 19 ноября.
2
Состояние преступности в Санкт-Петербурге: криминологический прогноз: научно-практическое пособие // под
общ. ред. Л.П. Богданова, В.А. Кудина. 2016. С. 76-77.
3
URL: http://spb.sledcom.ru/Novosti/item/890811/ (дата обращения 01.03.2017 г.).
4
Криминология: учебник. 6-е изд-е / под ред. Г.А. Аванесова. М., 2015. С. 398.
5
Липчанин приговорен к 13 годам колонии строгого режима за сексуальное насилие несовершеннолетней. [Элек-
тронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://lipetsk.sledcom.ru/news/item/1072732/ (дата обращения 12.12.2017г.).
88

лостности тканей и иные признаки потери девственности у 5-летней девочки,


которую на обследование привела её мать. Следственный комитет начал про-
верку по возможному посягательству на половую неприкосновенность малолет-
ней1.
10 марта 2018 г. возбуждено уголовное дело по п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ в
отношении 49-летнего жителя г. Санкт-Петербурга. Мужчина совершил сексу-
альное надругательство над 4-летней дочерью друга после совместного праздно-
вания 8 марта2.
Сексуальные посягательства в отношении несовершеннолетних в большей
части проявляются в бедной, необразованной среде и неполных семьях с неблаго-
приятными жилищными условиями, где дети хуже социально защищены и чаще
являются жертвами всяческих злоупотреблений.
Однако такие преступления происходят во всех слоях общества, с любым
уровнем образования и дохода, во всех этнических и религиозных группах.
В сентябре 2016 г. по обвинению в совершении преступления, предусмот-
ренного п. «б» ч. 3 ст. 131 УК РФ, ч. 3 ст. 135 УК РФ задержан 56 летний гр-н К.
В ходе предварительного расследования стало известно, что К., в мае 2016 г. со-
вершил в отношении своей малолетней внучки (10 лет) развратные действия, по-
сле чего изнасиловал её. Позже выяснилось, что в мае того же года К., уже со-
вершал в отношении девочки развратные действия. Так, оставшись вдвоем на
даче, К. заставил малолетнюю Т. раздеться, и начал гладить ее по груди и поло-
вым органам, одновременно онанируя. Не добившись «желаемого», К. повалил ре-
бенка на кровать, схватил за руки и с применением силы раздвинул ноги девочки,
после чего совершил насильственный половой акт. После изнасилования мужчи-
на пригрозил ребенку убийством, в случае, если она захочет рассказать о случив-
шемся кому-либо.
Девочка воспитывалась бабушкой и дедом. Родители страдали алкоголиз-
мом, были лишены родительских прав. Девочка рассказала бабушке о случившем-
ся, но та не поверила. После чего, ребенок рассказал об изнасиловании учитель-
нице в школе, которая сообщила в правоохранительные органы. Суд приговорил г-
на К. к 12 годам лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной ко-
лонии строгого режима, с ограничением свободы сроком на полтора года3.
Нередко взрывной рост половых преступлений обыватели связывают с дей-
ствиями приезжих, как в связи с близостью мегаполиса, так и из-за притока ми-

1
СК проверяет информацию о начавшей в пятилетнем возрасте половую жизнь девочке из Петербурга. [Электрон-
ный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://m.fontanka.ru/2018/03/10/042/ (дата обращения 18.03.2018 г.).
2
Житель Петербурга изнасиловал четырехлетнюю дочку друга. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL:
http://m.fontanka.ru/2018/03/10/043/ (дата обращения 18.03.2018 г.).
3
Уголовное дело № 662652-2016 // Архив Ленинградского областного суда.
89

грантов1. Доля совершения сексуальных посягательств на детей и подростков


иностранными гражданами не так уж и мала. По данным Департамента Верховно-
го суда РФ в 2015 г. по рассматриваемым преступлениям осуждено: граждан СНГ
(кроме РФ) – 197, граждан иных государств – 71, лиц без гражданства – 11; в
2016 г. среди осужденных за преступления, предусмотренные ст.ст. 131-135 УК
РФ насчитывалось: 428 – граждане СНГ (кроме РФ), 107 – граждане иных госу-
дарств, 25 – лица без гражданства2.
Вечером 12 августа 2015 г. 29-летний гражданин Таджикистана Р. Курба-
нов, применив грубую физическую силу, затащил в контейнер, используемый для
приема цветного металла, расположенный у дома 45 корпус 5 по улице Крыленко,
школьницу 2000 г.р., и совершил в отношении нее насильственные дей-
ствия сексуального характера, а также пытался изнасиловать девочку. Приго-
вором суда Курбанову за совершение преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30,
п. «б» ч. 4 ст. 131, п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ назначено наказание в виде 13 лет
лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого
режима3.
В ноябре 2016 г. приезжий Г. из Узбекистана, возле детского сада для де-
тей с проблемами в развитии совершил насильственные действия сексуального
характера в отношении 7-летней воспитанницы данного учреждения4.
Однако, по данным Генеральной прокуратуры РФ в 2017 г., иностранцами и
лицами без гражданства на территории РФ совершено 41 047 преступлений, что
на 6,6 % меньше, чем в 2016 г5. Возможно это связано с приобретением граждан-
ства РФ приезжими гражданами, путем заключения брака с россиянами. Так же
увеличивается количество новых граждан, участвовавших в программе переселе-
ния соотечественников – здесь миграционные службы отмечают геометрическую
прогрессию6.
Анализируя материалы уголовных дел, отметим, что по времени соверше-
1
Агафонов А.В. Половые преступления. М.: Юрлитинформ, 2009. С. 17; Кулакова В.Н. Факторы преступности
мигрантов. Личность преступника - мигрант– // Сборник трудов научно-практической конференции «Россия и Ки-
тай: история и перспективы сотрудничества». 15-20 мая 2013 г. С. 280 - 284; СМИ: даже среди легальных мигран-
тов отмечается рост преступлений // Правда. Ру. 12 декабря 2017 г.
2
Данные судебной статистики // Судебный департамент при Верховном Суде РФ (дата обращения 25.03.2017 г.).
3
[Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://spb.sledcom.ru/Novosti/item/890886/ (дата обращения
03.08.2017 г.).
4
В Петербурге мигрант изнасиловал 7-летнюю девочку, отстающую в развитии. [Электронный ресурс]. – Режим
доступа: URL: http://ren.tv/novosti/2016-11-04/v-peterburge-migrant-iznasiloval-7-letnyuyu-devochku-otstayushchuyu-v-
razvitii (дата обращения 04.12.2017 г.).
5
Мигранты стали законопослушнее // Газета Комерсант. № 15. 29 января. 2018 г.
6
Гражданство через ЗАГС: все больше мигрантов, создающих семьи в России. [Электронный ресурс]. – Режим
доступа: URL: https://informatio.ru/news/society/grazhdanstvo_cherez_zags/ (дата обращения 2.02.2018 г.); Россия
вернулась к естественной убыли населения // Газета Комерсант. № 16. 30 января. 2018 г.
90

ния сексуальные понуждения в семье в основном приходятся на дневное время


суток (с 12 до 18 ч.) – 45 %. Большая часть (42 %) внесемейных сексуальных по-
сягательств так же совершается в утреннее и дневное время суток (с 11 до 18 ча-
сов).
Девочки в возрасте 12–13 лет в основном подвергается сексуальному наси-
лию во второй половине дня (с 13 до 18 часов), а также в вечернее время (с 19 до
24 часа). Чаще (55,5 %) данные преступления совершаются в период с 13 до 18
часов. Следует отметить, что наибольшее число кровосмесительных связей реги-
стрируется в этот же временной интервал. Данный факт предположительно воз-
можно объяснить тем, что нередко в отсутствии находящейся на работе матери
девочка, вернувшись из школы, остается один на один с родственником-
насильником.
Группы несовершеннолетних 14–15 и 16–17 лет имеют большое отличие от
первой возрастной группы, так как в данном возрасте девочки более самостоя-
тельные и в вечернее время находятся чаще всего вне собственного дома со свои-
ми сверстниками. Доля изнасилований в отношении таких лиц возрастает в пери-
од с 19 до 24 часов (соответственно 65,6 % и 58,4 %) и появляются изнасилован-
ные в ночное время (15,6 % и 19,6 %).
Подобные действия в отношении несовершеннолетних, зачастую (49 %), со-
вершаются в жилых помещениях, чаще в квартире насильника. 14,6 % в старшей
подростковой группе и около 27,8 % малолетних сексуальному насилию подвер-
гаются вне жилых помещений: в лесу, на улице, пустырях, подвалах и т.д. В от-
ношении средней и старшей возрастных групп несовершеннолетних каждое седь-
мое половое преступление совершается в автомобилях.
23 апреля 2015 г. две 14-летние школьницы ожидали маршрутное такси на
остановке, чтобы добраться и Петербурга в Ленинградскую область. К ожи-
давшим транспорт на остановке семиклассницам подъехала «Газель», пассажир
которой предложил девочкам отвезти их домой. Подруги приняли предложение,
но в итоге оказались в частном двухэтажном доме. В течение ночи пассажир и
водитель «Газели» совершали в отношении девочек насильственные действия
сексуального характера, при этом избивали детей и резали им руки кухонным
91

ножом. Утром извращенцы вернули подруг на остановку1.


В каждом пятом случае отмечается использование беспомощного состояния
жертвы, вызванное в ряде случаев употреблением большого количества спирто-
содержащей продукции или явившееся следствием психических или физических
недостатков пострадавшей.
66-летний П., виновный в совершении более 30 эпизодов преступлений,
предусмотренных п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ, ч. 3 ст. 135 УК РФ, п. п. «а», «в» ч. 2
ст. 242.2 УК РФ. Установлено, что мужчина на протяжении 2010 - 2015 гг. с
использованием беспомощного состояния двух малолетних, воспитанниц интер-
ната совершал с ними развратные действия и иные действия сексуального ха-
рактера. Кроме того, он фотографировал их в обнаженном виде с целью изго-
товления порнографических материалов, которые хранил на электронных носи-
телях у себя дома. Приговором суда подсудимому назначено наказание в виде 14
лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режи-
ма2.
Статистика фиксирует, что наибольшее число внесемейного сексуального
нападения на детей происходит в весенне-летний период (60 %)3. Сезонность объ-
ясняется тем, что в теплое время года (весна, лето) дети дольше находятся на ули-
це. При этом потенциальные жертвы одеты проще и легче, чем осенью и зимой.
Однако в последние годы преступная активность приобретает круглогодичный
характер, возможно, это связано с происходящими природными катаклизмами.
Эксперты считают, что теперь нападение маньяков на детей почти столь же веро-
ятны зимой, как и летом4.
Из анализа рассмотренных материалов уголовных дел мы делаем вывод, что
большая часть преступлений против половой свободы и половой неприкосновен-
ности несовершеннолетних, совершаются в январе, апреле–мае и в летние меся-
цы. Данный период времени совпадает со временем праздников, школьных кани-
кул и отличается тем, что несовершеннолетние не находятся под постоянным
контролем со стороны школы и родителей, а также имеют много свободного вре-
1
Неизвестные изнасиловали двух школьниц в Петербурге. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL:
http://svpressa.ru/accidents/news/120320/?rss=1 (дата обращения 28.08.2017 г.)
2
В Иркутской области осужден мужчина, который на протяжении почти пяти лет совершал преступления против
половой неприкосновенности малолетних. [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
URL:http://sledcom.ru/news/item/1083702/ (дата обращения 7.12.2017г.).
3
Антонян Ю.М. Криминология. М.: Юрайт, 2012. С. 346 - 347; Антонян Ю.М. Наука криминология: монография.
М.: Юрлитинформ, 2015. С. 274 - 275.
4
Антонян Ю.М. Педофилия. Основные криминальные черты. М., 2013. С. 19; Смирнов А.М. Преступления против
половой неприкосновенности и половой свободы личности. М.: Юрлитинформ, 2015. С. 104 - 105.
92

мени. Следует обратить внимание, что общее распределение по месяцам неравно-


мерно. Большая доля изнасилований со стороны сверстников при совместном
времяпрепровождении: 32 % в группах 13–15-летних и 47 % – 16–17-летних
наблюдается именно в обозначенное время.
Большая часть лиц, совершивших сексуальные посягательства в отношении
детей и подростков во время совершения преступлений находились в состоянии
алкогольного опьянения (65 %), в ряде случаев сильного, но при этом осознавали
значение происходящего. В 2013 г. – в состоянии алкогольного опьянения совер-
шили 3026 человек и 13 человек в состоянии наркотического; в 2014 г. – 2979 и 25
соответственно; в 2015 г. – 1360 и 10 человек; в 2016 г. – 1665 и 15 человек; в
2017 г. в состоянии алкогольного опьянения преступления, предусмотренные ст.
ст. 131–135 УК РФ совершили 635 человек, наркотического – 6.
В каждой группе доля потерпевших в состоянии наркотического или алко-
гольного опьянения увеличивалась с возрастом: с 20,2 % среди 12–13-летних де-
вочек до 32,4 % в средней возрастной группе, и в старшей группе – 46,7 %.
По мнению М.А. Коневой «особой опасностью обладают сексуальные пося-
гательства, совершаемые гомосексуальными девиантами. Дети, испытавшие го-
мосексуальные контакты с лицами старшего возраста, оказываются дезориенти-
рованными в нормальном половом развитии. Совращенные взрослыми дети при-
выкают к подобного рода отношениям, относя их к норме, поскольку данное по-
нимание внушается им преступниками. Взрослея, жертвы гомосексуального кон-
такта сами начинают совращать и вовлекать других детей и подростков в гомо-
сексуальные отношения»1. Не только тот ребенок, который подвергся гомосексу-
альному насильственному преступлению, становится опасен для других. 38 %
подростков – совратителей детей сами были подвергнуты сексуальным домога-
тельствам в детстве2. При этом 68 % подростков, которых растлили мужчины, са-
ми растлевают именно мальчиков, тогда как среди тех, кого растлили женщины,

1
Конева М.А. Усилить уголовную ответственность за насильственные действия гомосексуального характера //
Российская юстиция. 2003. № 3. С. 59.
2
См.: Питомцы детского содома. Большинство членов шайки педофилов сами становились жертвами извращенцев
// Московский комсомолец. 10– 17 мая. 2017 г. С. 8.
93

мальчиков растлевают только 7 %1.


Гомосексуализм остается самой распространенной формой сексуального
поведения в пенитенциарных заведениях. Криминальная субкультура впитала в
себя жестокие, аморальные, беспринципные нравы худшей части человечества.
Особенно агрессивно преступники пытаются утверждать свою «философию» в
местах лишения свободы, где насилие довольно часто становится универсальным
способом самоутверждения, разрешения конфликтных ситуаций и любых про-
блем.
В местах лишения свободы личности с гомосексуальной направленностью
подвергаются сексуальной агрессии со стороны других осужденных. Жертвы сек-
суальной агрессии оказываются в чрезвычайно опасных психотравмирующих си-
туациях, подвергаются моральным и физическим притеснениям. Подобное пове-
дение глубоко травмирует психику жертв насилия, способствует возникновению
нервно-психических заболеваний, суицидов, распространению венерических ин-
фекций, СПИДа у осужденных2.
Лишение свободы способствует формированию у осужденных сексуальной
фрустрации, которая возникает из-за отсутствия возможности отправлять есте-
ственным способом свои физиологические сексуальные потребности, что было
возможно до осуждения. Фрустрация инициирует эротические фантазии и тем са-
мым воспроизводит запуск защитных механизмов путем совершения гомосексу-
альных контактов или мастурбации, которые носят замещающий характер3.
Согласно некоторым данным, «около 10 % заключённых являются «опу-
щенными», то есть оказывают сексуальные услуги другим заключённым за плату
(чаще натуральными продуктами) или по принуждению. При этом половина из
них является гетеросексуалами»4. Услугами «петухов, опущенных» пользуется
большинство заключённых, особенно имеющих длительные сроки лишения сво-

1
Кон И.С. Совращение детей и сексуальное насилие в междисциплинарной перспективе // Социальная и клиниче-
ская психиатрия. М., 1998. Т. 8. № 3.
2
Бакин А.А. Криминологическая и уголовно-правовая характеристика сексуальных девиаций осужденных: Авто-
реф. дисс. … к. ю. н. СПб., 2003. С. 3, 14 - 15.
3
Кулаков А.В. Насильственные действия сексуального характера, совершаемые в местах лишения свободы: детер-
минация и профилактика // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД РФ. № 2 (30). 2006. С. 259 - 265.
4
Российские тюрьмы как зоны несвободного предпринимательства // Криминальная Украина, 05.04.2011.
94

боды. В редких случаях между заключёнными возникают устойчивые пары1.


К.В. Самойленко считает, что наиболее опасными для детей и подростков
являются гетеросексуальные контакты, опуская, на наш взгляд, ошибочно, обще-
ственную опасность гомосексуальных связей, вследствие которых у ребенка на
психологическом уровне происходит искажение понимания нормальных, прием-
лемых отношений между полами. Что, в свою очередь, может повлечь серьезные
проблемы в построении отношений в период взросления. «Физический вред, при
гетеросексуальных связях», по мнению К.В. Самойленко, «является более серьез-
ным, нежели при гомосексуальных контактах, зачастую следствием таких дей-
ствия выступают тяжкие последствия (например, беременность несовершенно-
летней)»2.
По нашему мнению, негативное влияние на физическое и психическое раз-
витие ребенка оказывают как гетеро-, так и гомосексуальные контакты. Сексуаль-
ное посягательство накладывает неизгладимый отпечаток на всю последующую
жизнь несовершеннолетних, оказывает негативное влияние на формирование их
характера и личности, психическое и физическое здоровье, что является кримино-
генно и виктимологически значимым фактором, о чем свидетельствуют много-
численными исследованиями в области детской и подростковой психиатрии и
психологии, наркологии и сексопатологии, а также криминологии и виктимоло-
гии. Следствием этого может быть порождение агрессивности, жестокости, им-
пульсивности, саморазрушающему поведению, алкоголизации и наркотизации,
что может обуславливать криминальное поведение жертв, которые, не найдя ре-
альных способов совладать с пережитым насилием, сами становятся на крими-
нальный путь. Имеют место и случаи нарушенного сексуального поведения несо-
вершеннолетних, возникающего в процессе искаженного психосексуального раз-
вития, связанного с явлениями сексуальной расторможенности, распущенности в
поведении, занятиями проституцией, наличием различных сексуальных отклоне-

1
ФСИН продолжает патологизировать гомосексуалов вместе с наркоманами и психически больными // GayRussia,
05.08.2011.
2
Самойленко К.В. Специально-криминологические меры противодействия сексуальной насильственной преступ-
ности в семье // Общество и право. № 1 (47), 2014. С. 343 - 347.
95

ний во взрослой жизни, что играет значимую роль в последующей сексуальной


виктимизации этих жертв. Пережившие в детстве сексуальное посягательство ли-
ца, взрослея могут обнаружить сексуальные отклонения в форме педофилии.
Основная часть совершивших данные преступления лиц, ранее сами были
подвержены сексуальному насилию: 38,1 % – в раннем детстве (до 14 лет); 22,4 %
– с 14 до 18 лет, 21,7 %– от 18 и выше. Из них 32 % подвергались насильственным
гомосексуальным контактам.
О распространенности сексуальных посягательств в отношении несовер-
шеннолетних свидетельствуют и данные Городского информационно-
методического центра «Семья»; в Санкт-Петербурге за 2016 г. было совершено
преступлений против половой свободы и половой неприкосновенности: несовер-
шеннолетних мужского пола – 74, из них 26 – с применением насилия; женского
пола – 71, с применением насилия – 25; малолетних (не достигших 14 лет): дево-
чек – 46; мальчиков – 481.
Среди половых преступлений в отношении несовершеннолетних, отмечает-
ся один из самых высоких процентов рецидива. По данным С.П. Поздняковой,
44 % совершают повторные сексуальные правонарушения, по данным Г.Б. Деря-
гина около 50 %, Т.Г. Шувалова отмечает, что криминологический рецидив ис-
следуемых преступлений составляет 98,9 %2. В своем докладе на форуме «Дети!
Россия! Будущее!» бывший уполномоченный при Президенте по правам ребенка
П. Астахов, обозначил, что в 98 % случаев половые преступления в отношении
детей совершают ранее судимые за аналогичные преступления лица. По его мне-
нию, неоправданный либерализм российских судов провоцирует рецидив сексу-
альных преступлений, противоречит духу и букве ратифицированных Россией
Европейской конвенции 2007 г. и Факультативному протоколу к Конвенции ООН

1
Городской информационно-методический центр «Семья». [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL:
http://www.homekid.ru/otchyotyipo-voprosam-semejnoj-politiki.html (дата обращения 30.04.2017 г.).
2
Антонян Ю.М., Позднякова С.П. Сексуальные преступления и их предупреждение. М., 1991. С. 35; Дерягин Г.Б.
Педофилия // Сексология и сексопатология. М., 2006. № 2. С. 46; Шувалова Т.Г. Насильственные преступления
сексуального характера, совершаемые в отношении малолетних и несовершеннолетних: ответственность и преду-
преждение… дис. к.ю.н. М., 2011. 185 с.
96

о правах ребенка1. В нашей выборке количество рецидивных преступлений (ранее


осужденных именно по статьям УК, предусматривающих ответственность за пре-
ступления против половой свободы и половой неприкосновенности) составило: за
2016 г. – 312; в 2015 г. признаны совершившими преступления при рецидиве –
425 человек; в 2014 г. – 406 осужденных; в 2013 г. – 411. Однако, 48 % – лица, со-
вершившие половое преступление в отношении детей и подростков, имели суди-
мость по иным статьям особенной части Уголовного кодекса РФ. Наибольший
риск рецидива наблюдался у лиц, которые никогда не вступали в брак.
Изучив 120 уголовных дел, отметим, что сексуальные посягательства, со-
вершенные незнакомыми и малознакомыми людьми в отношении несовершенно-
летних, составляют – 60 %, в отношении малолетних – 40 %.
Криминологическая характеристика половых преступлений в отношении
несовершеннолетних дает основания говорить, что данная категория преступле-
ний достаточно распространена и обладает высокой общественной опасностью, а
значит, и о необходимости выявления и устранения причин, а также условий для
рассматриваемых преступлений.
Подводя итоги вышесказанному следует отметить:
1. Одной из серьезных проблем современного российского общества яв-
ляется сексуальная преступность, в частности, в отношении несовершеннолетних,
о чем свидетельствуют следующие данные:
– показатели за 5 лет указывают на то, что сексуальная преступность разви-
вается достаточно динамично (с 8043 в 2012 г. до 9554 в 2016 г.), причем
наибольшим числом потерпевших являются жертвы физического сексуального
насилия (ст. ст. 131–132 УК РФ) и добровольно вступившие в половые отношения
не достигшие 16 лет лица (ст. 134 УК РФ);
– в течение последних пяти лет удельный вес насильственных половых пре-
ступлений (ст. ст. 131– 132 УК РФ) остается достаточно высоким в структуре сек-
суальной преступности, достигнув своего максимума в 2013 г. (80 %); вместе с

1
Астахов: либерализм судов ведет к рецидиву преступлений против детей. [Электронный ресурс]. – Режим досту-
па: URL: https://ria.ru/society/20150806/1167778691.html (дата обращения 12.12.2017 г.).
97

тем необходимо отметить, что, несмотря на стабильное количество регистрируе-


мых насильственных половых преступлений, их удельный вес, начиная с 2014 г.
имеет тенденцию к снижению (в 2014 г. минимальный удельный вес составил
75 %). Это объясняется увеличением количества половых преступлений нена-
сильственного характера, которые предусмотрены ст. 134 УК РФ;
– насильственные действия сексуального характера – наиболее распростра-
ненное преступление в группе половых. Его удельный вес на протяжении послед-
них 5 лет составил 40–47 % всех половых преступлений; максимальный пик со-
вершенных преступлений, предусмотренных ст. 132 УК РФ пришелся на 2014 г.
(6335 преступлений), после чего их число пошло на убыль; среднегодовые темпы
снижения составили 0,3 %;
– наибольший удельный вес в общем количестве преступлений против по-
ловой свободы и половой неприкосновенности в отношении несовершеннолетних
также имеют насильственные действия сексуального характера; вторую позицию
занимают преступления, которые предусмотрены ст. 134 УК РФ, на третьем месте
– развратные действия (ст. 135 УК);
– регистрируемые сексуальные преступления в отношении несовершенно-
летних, совершенные на территории Санкт-Петербурга и Ленинградской области
имеют весьма скачкообразный характер; самым распространенным видом сексу-
альных преступлений в отношении несовершеннолетних, как и по России в це-
лом, являются насильственные действия сексуального характера;
– в структуре общей преступности, как в Российской Федерации, так и в
Санкт-Петербурге группа половых преступлений занимает весьма незначитель-
ный удельный вес – в пределах 0,5 %, что соответствует средним показателям по
России 0,4– 0,5 %.
2. Нередко несовершеннолетние подвергаются насилию со стороны род-
ственников, отчимов или бывших сожителей своих матерей, близких знакомых.
3. Чаще возраст жертв от сексуальных посягательств в семье варьируется от
5 до 12 лет.
4. По времени совершения сексуальные понуждения в семье в основном
98

приходится на дневное время суток (с 12 до 18 часов) – 45 %. Значительная часть


(42 %) внесемейных сексуальных посягательств так же совершается в утреннее и
дневное время суток (с 11 до 18 часов).
5. Девочки 12–13 лет чаще (55,5 %) подвергается насилию в период с 13 до
18 часов. В отношении девушек 14–15 и 16–17 лет увеличивается доля изнасило-
ваний в период с 19 до 24 часов (соответственно 65,6 % и 58,4 %) и появляются
изнасилованные в ночное время (15,6 % и 19,6 %).
6. Большинство преступлений против половой свободы и половой непри-
косновенности несовершеннолетних, приходятся на январь, апрель–май и летние
месяцы.
7. В каждой возрастной группе доля лиц, пострадавших в состоянии алко-
гольного либо наркотического опьянения увеличивается с возрастом с 20,2 % сре-
ди 12–13-летних девочек до 32,4 % в средней возрастной группе, и 46,7 % в стар-
шей группе.
8. Основная часть лиц, совершивших преступления против половой свобо-
ды и половой неприкосновенности несовершеннолетних, ранее сами подвергались
сексуальному насилию: 38,1 % – в раннем детстве (до 14 лет); 22,4 % – с 14 до 18
лет, 21,7 %– от 18 и выше. Из них 32 % подвергались насильственным гомосексу-
альным контактам; 68 % подростков, которых растлили мужчины, сами растлева-
ют именно мальчиков, тогда как среди тех, кого растлили женщины, мальчиков
растлевают только 7 %.
9. Гомосексуализм остается самой распространенной формой сексуального
поведения в пенитенциарных заведениях. Жертвы сексуальной агрессии оказы-
ваются в чрезвычайно опасных психотравмирующих ситуациях, подвергаются
моральным и физическим притеснениям. Подобное поведение глубоко травмиру-
ет психику жертв насилия, способствует возникновению нервно-психических за-
болеваний, суицидов, распространению венерических инфекций, СПИДа у осуж-
денных.
10. Сексуальные посягательства, совершенные незнакомыми и малознако-
мыми людьми в отношении несовершеннолетних, составляют – 60 %, в отноше-
99

нии малолетних – 40 % из рассмотренных нами случаев.

§ 2.2. Детерминанты, продуцирующие совершение преступлений против по-


ловой свободы и половой неприкосновенности несовершеннолетних

Причинность представляет собой ведущую сторону, базис детерминирован-


ности, особый её эпизод. Общественные явления, порождающие и воспроизводя-
щие преступность и, как закономерное следствие, преступления, и есть причины.
А явления, не порождающие сами по себе преступность и преступления, которые
способствуют, облегчают, интенсифицируют формирование и действие причины,
называются условиями.
Причины преступности нужно искать в объективных социальных противо-
речиях, в диспропорциях в сфере общественных отношений. Существуют доста-
точно разнообразные подходы к объяснению причин рассматриваемого явления.
В отечественной идеологии широко была представлена точка зрения, согласно ко-
торой жертвами половых преступлений становятся либо морально неустойчивые,
деградирующие личности, у которых ценностные ориентации смещены в сторону
исключительно материальных интересов, либо это молоденькие неопытные жерт-
вы «совращения». Данное убеждение было основано на выводах криминально-
антропологической школы (Ч. Ломброзо1, Г. Ферреро2 и др.). Случайное падение
девушек Ч. Ломброзо связывал с потерей невинности, обманом и изнасилованием,
нищетой и дурными примерами3.
Как показывает статистика, половые преступления являются самостоятель-
ным видом преступлений и имеют свое численное отражение. Поэтому анализ ос-
новных причин данных преступлений очень важен как для понимания самой про-
блемы, так и для организации превентивной работы, помощи жертвам, а также
для выявления и расследования соответствующих преступлений.

1
Ломброзо Ч. Новейшие успехи науки о преступнике. СПб., 1892. [Электронный ресурс]. - Режим доступа:
http://yurpsy.com/files/biblio/lombroz3/lombroz.htm (дата обращения 26.11.2017 г.).
2
Leo Ferrero. Diario di un privilegiato sotto il fascismo (1946), a cura di A. Macchi, Bagno a Ripoli, Passigli, 1993.
3
См: Ломброзо Ч. Женщина преступница и проститутка. Минск: Попурри. 2004. С. 239 - 240.
100

Совершению половых преступлений в отношении несовершеннолетних


способствуют различные группы причин, а также условий, порождающих изучае-
мое явление. В качестве основных групп причин, а также условий, способствую-
щих проявлению этого опасного явления, мы предлагаем выделить социально-
экономическую, биофизологическую, а также морально-этическую группы.
I. Социально-экономическая группа. Сначала стоит обозначить причины
экономического характера. Мы считаем, что одной из основных и фундаменталь-
ных групп причин, а также условий, способствующих возникновению и развитию
половых преступлений в отношении несовершеннолетних, как во всем мире, так и
в нашей стране, выступает именно социально-экономическая группа. По мере
усиления неблагополучия общества в социальном плане и увеличение разницы в
уровне дохода богатых и бедных групп населения начинает возрастать виктим-
ность широких слоев общества (особенно малолетних и несовершеннолетних).
Т.В. Варчук и К.В. Вишневецкий считают, что «произошедшая в конце
XX в. массовая маргинализация и люмпенизация населения России повлекла па-
дение уровня жизни, разрыв традиционных социальных связей, утрату ценност-
ных ориентаций; в конечном итоге негативные процессы привели к массовой без-
духовности, аномии и десоциализации»1. «Сегодня беднота населения в России
оценивается в диапазоне от 15 до 25 % (под бедностью понимается конкретный
уровень дохода и недоступность для поддержания адекватных стандартов образа
жизни): бедность – предпосылка виктимизации и десоциализации личности»2.
Государственная Дума РФ приняла законопроект о поэтапном приравнива-
нии к 2019 г. минимального размера оплата труда к уровню прожиточного мини-
мума. Согласно проекту, с 1 января 2018 г. размер МРОТ составит 9489 рублей в
месяц, что будет составлять 85 % от величины прожиточного минимума трудо-

1
Варчук Т.В., Вишневецкий К.В. Виктимология: учебное пособие. М.: Юнити-Дана, Закон и право, 2008. С. 112-
113.
2
Официальная статистика Федеральной службы государственной статистики. [Электронный ресурс]. – Режим до-
ступа: URL: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/population/poverty/# (дата обращения
09.08.2017 г.); Российская газета. 2017. 14 августа.
101

способного населения за II квартал 2017 г, а уже с мая 2018 г. МРОТ повысится до


11 163 рублей1.
«Численность населения по сoстоянию на март 2017 г. с прожиточным ми-
нимумом, который ниже среднего по Российской Федерации, составила 15,9 %,
что больше на 3 % в сравнении с 2016 г»2. «Инфляция, безработица, сокращение
реальных доходов населения вызвали падение «индекса кредитного здоровья»
россиян до исторического минимума. По данным Национального бюро кредитных
историй, каждый десятый кредит в России просрочен, число просроченных зай-
мов постоянно растет. В «зоне риска» залоговое кредитование, прежде всего, ипо-
тека. В 2016 г. просроченная задолженность россиян перед банками превысила
900 млрд рублей»3.
На 1 ноября 2017 г. суммарная задолженность по заработной плате по кругу
наблюдаемых видов экономической деятельности составила 3505 млн. рублей и
по сравнению с 1 октября 2017 г. увеличилась на 118 млн рублей (на 3,5 %)4.
«По состоянию на 1 декабря 2017 г. число зарегистрированных в государ-
ственных учреждениях службы занятости лиц, считающихся безработными со-
ставляло 1 294 291 человек»5. «Но при этом следует помнить о «скрытой» безра-
ботице, которая, по оценкам экспертов, на начало 2017 г. коснулась уже 7 млн
россиян. По мнению специалистов к категории «скрытых безработных» относятся
не только находящиеся в частично оплачиваемых отпусках, но и специалисты вы-
сокой квалификации, вынужденные заниматься неквалифицированным трудом»6.

1
Минтруд России предлагает в 2018 г. повысить МРОТ до 9489 рублей и ввести новый порядок его определения с
2019 г. // Проект Федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Фе-
дерации в части повышения минимального размера оплаты труда до прожиточного минимума трудоспособного
населения». [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.consultant.ru/law/hotdocs/50857.html/ (дата обра-
щения 26.11.2017 г.).
2
Социальные исследования. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL:
https://wciom.ru/research/research/socialno_ehkonomicheskie_issledovaniya/ (дата обращения 05.11.2017 г.); Леконцев
И.П. Бедность в России: официальная статистика и результаты социологических опросов ВЦИОМ // Мониторинг
общественного мнения: Экономические и социальные перемены. 2016. № 2. С. 111 - 119.
3
Тимофеева А. Долг россиян перед банками приблизился к триллиону. [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
URL: http://noteru.com (дата обращения 11.11.2017 г.).
4
О просроченной задолженности по заработной плате на 1 ноября 2017 года // Официальный сайт Федеральное
службы государственной статистики (дата обращения 20.11.2017 г.).
5
Официальный сайт Министерства здравоохранения и социального развития. [Электронный ресурс]. – Режим до-
ступа: URL: http://www.minzdravsoc.ru (дата обращения 05.11.2017 г.).
6
Скрытая безработица в России не уменьшается. Информационный портал: URL:
http://www.newsland.ru/news/detail/id/498555 (дата обращения 05.11.2017 г.).
102

Одной из причин девиантного поведения в сфере сексуальных отношений


выступает социальное неблагополучие. Проведенные нами исследования позво-
лили прийти к выводу, что большая часть преступников, совершивших половые
преступления против несовершеннолетних, относятся к маргинальным слоям об-
щества. «Не сама по себе бедность, а стремительный скачек от достатка к бедно-
сти, к отсутствию возможности удовлетворить свои потребности способствует со-
вершению преступления»1.
Миграция – еще одна причина, которая порождает рост преступлений сек-
суального характера против несовершеннолетних. Из анализа исследуемых нами
уголовных дел видно, что из 120 указанных противоправных деяний 25 соверше-
ны прибывшими на территорию Российской Федерации лицами, имеющими вре-
менную регистрацию; 12 случаев сексуальных посягательств совершены лицами,
приехавшими из ближнего зарубежья и находящимися на территории России не-
легально, которые на момент совершения преступления не имели постоянного
дохода. Вызывает особое опасение то, что половина из жертв «иностранных из-
вращенцев» – лица, не достигшие 14-летнего возраста.
В январе 2016 г. в отношении гр-на Узбекистана О. возбуждено уголовное
дело по признакам преступлений, предусмотренных п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ, ч.
3 ст. 135 УК РФ (следствием доказано семь эпизодов). С мая 2015 г. по декабрь
2016 г. О. совершал в отношении не достигшего 12 лет М. насильственные дей-
ствия сексуального характера. О. работал охранником в частном доме директо-
ра крупной фирмы. Родителей мальчика постоянно не было дома, няня относи-
лась к выполнению своих обязанностей халатно. Первое сексуальное насилие было
совершено, когда М. было 8 лет. Применив насилие, О. снял с М. штаны и трусы,
уложил мальчика на диван животом вниз, удерживая руки ввел половой член в
анальное отверстие. В ходе проведения судебно-медицинской экспертизы было
установлено, что у ребенка отмечается задержка психического развития, скорее
всего сформированная на фоне дефицита семейно-педагогического воспитания.
Мальчик затрудняется ответить на элементарные для его возраста вопросы: не
может назвать свою фамилию, адрес места проживания, не знает имен роди-
телей. Эмоционально-личностные особенности: эмоционально неустойчив, впе-
чатлителен, капризен, не уверен в себе, поддается внушению, стремится при-
влечь к себе окружающих и получить одобрение, речь неграмотная, бедный сло-
1
Гилинский Я.И. Криминология: теория, история, эмпирическая база, социальный контроль. 2-е изд., перераб. и
доп. СПб.: Изд-во Р. Асланова «Юридический центр Пресс», 2009. С. 189; Ядовские чтения: перспективы социо-
логии: Сборник научных докладов конференции, СПб., 14–16 декабря 2015 г. / под ред. О. Б. Божкова, С. С. Яро-
шенко, В. Ю. Бочарова. СПб.: Эйдос, 2016. С. 251.
103

варный запас. Индивидуально обучается в школе. Суд приговорил виновного к 12


г. лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого
режима.
В ходе допроса подозреваемый пояснил, что совершал сексуальные дей-
ствия в отношении мальчика по обоюдному согласию, с целью удовлетворения
своих сексуальных потребностей. Виновным себя не считает. По-русски практи-
чески не говорит, при допросе пользовался услугами переводчика. При совершении
преступления не страдал психическими расстройствами, осознавал полностью
значение и последствия совершаемых им действий. На территории РФ ранее не
судим1.
О проблеме миграционной преступности сексуального характера свидетель-
ствуют и последние события, происходящие в странах Европы. Один из «новых
потоков» сексуальной преступности идет из Германии. Череда изнасилований,
насильственных действий сексуального характера, совершенных мигрантами в
Кельне в новогоднюю ночь 2016 г., шокировала всю Европу. Подобные случаи
произошли летом того же года в шведской столице. Однако данные инциденты
замалчивались, предпринимались тщательные попытки скрыть политически не-
удобную историю о преступлениях на сексуальной почве. Толерантность евро-
пейцев достигла своего апогея2. Власти Германии не в силах помочь гражданам,
правоохранительные органы советуют немцам закрываться «на все замки», а де-
вушкам не ходить по улицам в одиночестве3. В полиции же не считают нужным
принимать радикальные меры и стараются «не разжигать излишнюю шумиху».
Комментарии по поводу преступлений, совершаемых мигрантами, журналистам
дают крайне неохотно, а в беседе «не для печати» советуют «не травмировать»
общество рассказами о мигрантах-преступниках4. В г. Ротереме (Великобритания)
в период с 1997 по 2013 гг. жертвами сексуальных преступлений стали около 1400
детей. Из показаний потерпевших стало известно, что большинство насильников
– выходцы из Азии5.

1
Уголовное дело № 662415 – 2016 // Архив Ленинградского областного суда.
2
Толерантная Швеция потрясена изнасилованием 14-летней девочки мигрантом. [Электронный ресурс]. – Режим
доступа: URL: mirtesen.ru (дата обращения 31.01.2018 г.).
3
Страх в 120 децибел // Российская газета. № 7486 (23). 1 февраля. 2018.
4
Чем обернулось гостеприимство: мигранты атакуют немцев. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL:
http://newsland.com/user/4297655637/content/4993658 (дата обращения 28.01.2017 г.).
5
Британия: жертвами насилия в Ротереме стали около 1400 детей. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL:
http://www.bbc.com/ (дата обращения 14.03.2018 г.).
104

Одной из специфических черт положения детей в современном обществе


является социальная депривация – устойчивая ситуация, при которой долгое вре-
мя не удовлетворяются основные потребности ребенка. Это недоступность, огра-
ниченность, недостаточность определенных условий, духовных и материальных
запасов, которые необходимы для существования и развития каждого ребенка.
Предельным проявлением социальной депривации, на наш взгляд, явился рост на
территории РФ численности полусирот и сирот. Здесь говорится об общественно
опасном явлении – социальном сиротстве.
Так, общее количество детей-сирот и детей, оставшихся без попечения ро-
дителей, на территории нашей страны в 2017 г. составляет 54,5 тыс., в 2016 г. – 58
168 человек1.
В малоимущих, многодетных, неполных семьях распространенным явлени-
ем стала необходимость несовершеннолетним самостоятельно искать материаль-
ные блага для выживания. Следствием чего выступает снижение общего уровня
грамотности и культуры молодого поколения нашей страны. Уже в первом деся-
тилетии XXI в. Россия столкнулась с огромной проблемой безграмотности как
подростков, так и взрослого населения2. Как отмечает Я.И. Гилинский, «нет ка-
ких-то особых, специфичных причин девиантности подростков и молодежи. Но
социально-экономическое неравенство, неравенство возможностей, доступных
людям, принадлежащих к различным группам (стратам) своеобразно проявляется
применительно к подросткам и молодежи»3.
Широко распространены факты нарушения прав детей-сирот и детей,
оставшихся без попечения родителей, в том числе из-за их несвоевременного вы-
явления и постановки на учет, непринятия должных мер к их устройству в соот-

1
Семья, материнство и детство // Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики (дата об-
ращения 1.02.2018 г.); Статистика детских домов и сирот в России // Газета Коммерсант, № 172. 18 сентября.
2017 г. С. 4.
2
См.: Ивойлова И. Двойка по русскому // Российская газета. 2013. 19 ноября; Долой безграмотность // «Русский
мир.ru».2015. № 2. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://www.russkiymir.ru (дата обращения
10.11.2017 г.).
3
Гилинский Я.И. Девиантология: социология преступности, наркотизма, проституции, самоубийств и других «от-
клонений». СПб., 2007. С. 178.
105

ветствующие детские учреждения. Проблемной остается и тема соблюдения жи-


лищных прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.
Прокуратура Санкт-Петербурга в ноябре 2016 г проверила соблюдение
жилищных прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.
В ходе проверки особое внимание уделено вопросам осуществления район-
ными администрациями контроля за использованием и распоряжением жилыми
помещениями, нанимателями или членами их семей согласно договору социально-
го найма или собственниками которых являются дети-сироты, а также за ис-
пользованием жилых помещений специализированного жилищного фонда, предо-
ставленных детям-сиротам.
Прокуратурами Петродворцового и Приморского районов вскрыты факты
несоблюдения районными администрациями сроков формирования и утвержде-
ния Планов-графиков проверок жилых помещений детей-сирот, включенных в
Адресный перечень, а также отсутствие проверок в установленные сроки либо
участие в проведении проверок неуполномоченных на то лиц.
Установлено, что при отсутствии доступа в квартиру составляются ак-
ты о якобы проведенных обследованиях с внесением в них данных о жилых поме-
щениях, полученных в ГКУЖА. Органами опеки и попечительства в районную ад-
министрацию не предоставляются сведения о детях-сиротах, являющихся нани-
мателями или членами его семьи согласно договору социального найма либо соб-
ственником жилого помещения, в связи с чем жилые помещения своевременно не
учтены при формировании Адресного перечня.
Вскрыты факты ненаправления уведомлений об ответственности за
нарушение закона при использовании и распоряжении жилыми помещениями де-
тей-сирот в адрес нанимателя, членов семьи нанимателя, собственнику жилых
помещений детей-сирот либо опекуну (попечителю) ребенка-сироты, в случае его
проживания в семье опекуна (попечителя).
Имеют место случаи непринятия предусмотренных законом мер, направ-
ленных на погашение задолженности, образовавшейся в связи с неисполнением
нанимателями жилых помещений, членами семей которых по договорам социаль-
ного найма являются дети-сироты, обязанностей по оплате коммунальных услуг.
По результатам проверки прокурорами Петродворцового и Приморского районов
в адрес глав районных администраций внесены представления, которые нахо-
дятся на рассмотрении. Мерами, принятыми прокуратурой Выборгского района,
устранены нарушения жилищных прав ребенка-сироты, являющегося воспитан-
ником СПбГБУ «Центр содействия семейному воспитанию № 3», в части непри-
нятия администрацией учреждения мер к погашению задолженности по комму-
нальным платежам за квартиру, находящуюся в собственности воспитанника1.
Условия жизни детей в детских домах и школах интернатах требуют усиле-
ния ведомственного контроля. В этих учреждениях нередко имеют место факты

1
Прокуратура Санкт-Петербурга добивается устранения нарушений жилищных прав детей-сирот. [Электронный
ресурс]. – Режим доступа: URL: http://procspb.ru/news/spb/15226?print=1 (дата обращения 02.08.2017 г.)
106

жестокого обращения с детьми, большинство из которых в условиях закрытого


учреждения остаются латентными. В результате слабой работы органов власти
дети остаются незащищенными, в течение длительного времени вынуждены про-
живать в социальной опасной, криминогенной ситуации, подвергаются насилию и
совращению, причиняющему необратимый вред1. Примером тому служит недав-
нее дело, раскрытое в Санкт-Петербурге.
Так, «героями громкого дела» стали пять работников детского дома Ки-
ровского района, который сегодня называется «Центр для детей-сирот, остав-
шихся без попечения родителей № 8», обвиняемые в совершении преступлений,
предусмотренных ч. 3 ст. 132 УК РФ 10 лет назад. На сегодняшний день по дан-
ному делу выявлено шесть пострадавших от сексуального насилия в данном
учреждении2.
Генеральным прокурором Ю. Чайкой на заседании коллегии Генеральной
прокуратуры РФ 14 марта 2017 г. было отмечено, что комплексная проверка рабо-
ты системы профилактики безнадзорности и беспризорности несовершеннолет-
них показала неутешительные результаты. «Не менее десятка органов должны за-
ниматься различными проблемами жизни детей и подростков, но у нас, как в из-
вестной пословице, «у семи нянек дитя без глазу». Надлежащее взаимодействие
уполномоченных служб в этой сфере так и не налажено, а комиссии по делам
несовершеннолетних с функцией координатора явно не справляются. При про-
верках прокуроры столкнулись с распространёнными случаями умалчивания ме-
дицинскими, образовательными организациями, органами опеки о проживании
детей в семьях наркоманов и алкоголиков, совершении в отношении них психиче-
ского, физического насилия, в том числе в приёмных семьях»3.
Повышенным риском стать жертвой действий сексуального преступника
обладают несовершеннолетние беспризорные. Общую виктимизацию данной
группы в половой преступности (в нашей выборке таких 20 % (18 чел.) от 11 до 17
лет)4 позволило определить исследование проблем психолого-педагогического и

1
Взрослые игры на банной вечеринке // Телепередача Мужское / Женское. Выпуск 18.04.2018. URL:
https://www.1tv.ru/shows/muzhskoezhenskoe/vypuski (дата обращения 01.05.2018 г.)
2
Дело пахнет воспитателями сирот. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: www.
fontanka.ru/2017/04/24/154/ (дата обращения 26.04.2017 г.).
3
Заседание коллегии Генеральной прокуратуры России. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: www.
http://kremlin.ru/events/president/news/54035 (дата обращения 26.10.2017 г.).
4
Приложение II. Таблица 2.2.
107

социального характера. Исходя из данных городского информационно-


методического центра «Семья» Комитета по социальной политике г. Санкт-
Петербурга «большая доля (87 %) безнадзорных и беспризорных от 12 до 18 лет
сексуально активны. Популярны такие формы сексуального поведения, как: неза-
щищенный секс (80 %), неупорядоченные половые связи (65 %), гомосексуальные
контакты (10 %), коммерческий секс (9,5 %), анальный секс (7 %)»1.
Следует заметить, что безнадзорным является несовершеннолетний, кон-
троль за поведением которого отсутствует вследствие неисполнения или ненад-
лежащего исполнения обязанностей по его воспитанию, обучению и (или) содер-
жанию со стороны родителей или иных законных представителей либо должност-
ных лиц. Беспризорность является наихудшим проявлением безнадзорности, так
как беспризорный несовершеннолетний не только находится без надзора родите-
лей или законных представителей, но также и не имеет места жительства или ме-
ста пребывания2.
При проведении нами анкетирования сотрудников Следственных отделов
Следственного управления по г. Санкт-Петербургу, Главного управления МВД
РФ по г. Санкт-Петербургу, ведомственных учебных заведений г. Санкт-
Петербурга, к причина, а также условиям, которые способствуют совершению
противоправных деяний против половой свободы и половой неприкосновенности
несовершеннолетних, относятся:
1) сильная деформация большей части современного общества в духовно-
нравственной сфере, которая обуславливается развалом системы правового и
нравственного воспитания подрастающего поколения, бурную пропаганду наси-
лия в СМИ, распространенность представления о нормальности применения
насилия при разрешении конфликтов, низкий уровнем нравственного воспитания.

1
Положение детей и семей, имеющих детей, в Санкт-Петербурге // Аналитические материалы о положении детей и
семей, имеющих детей, в Санкт-Петербурге / Санкт-Петербургское государственное бюджетное учреждение «Го-
родской информационно-методический центр «Семья». – [Санкт-Петербург, 2016]. URL:
http://www.homekid.ru/analiticheskie-materialyi-o-polozhenii-detej-i-semej-v-sankt-peterburge.html (дата обращения:
26.03.2017 г.).
2
Федеральный закон от 24 июня 1999 г. № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правона-
рушений несовершеннолетних» (с изменен. и допол. от 07.06.2017 № 109-ФЗ) // СПС Консультант плюс (дата об-
ращения 1.02.2018 г.).
108

2) бедность и безработица.
3) обострение социального неравенства.
4) неблагоприятные жилищные условия.
5) безнадзорность и беспризорность несовершеннолетних.
6) алкоголизм и наркомания.
7) миграция.
8) отсутствие надлежащего контроля органов внутренних дел за местами
пребывания лиц, которые ведут антиобщественный образ жизни.
9) слабая профилактическая и предупредительная работа преступлений, со-
вершаемых на бытовой почве.
10) ненадлежащего качества осуществление контроля службами жилищно-
коммунального хозяйства за помещениями общего пользования в жилых домах.
11) отсутствие соответствующего надзора за досугом несовершеннолетних
со стороны их родителей и законных представителей, а над детьми из неблагопо-
лучных семей со стороны органов опеки и попечительства, а также органов внут-
ренних дел.
12) отсутствие надлежащего оперативного взаимообмена информацией
между органами и учреждениями системы профилактики безнадзорности и пра-
вонарушений несовершеннолетних.
В Санкт-Петербурге создана система профилактики социального сиротства,
реализующая комплекс мер и профилактические программы первичной, вторич-
ной и третичной профилактики.
На профилактику социального сиротства направлены следующие норма-
тивные правовые документы: Концепция семейной политики в Санкт-Петербурге
на 2012–2022 гг., одобренная постановлением Правительства Санкт-Петербурга
от 10.07.2012 № 695; Стратегия действий в интересах детей в Санкт-Петербурге
на 2012–2017 гг., одобренная постановлением Правительства Санкт-Петербурга
от 16.08.2012 № 864; План мероприятий на 2013–2015 гг. по реализации Страте-
гии действий в интересах детей в Санкт-Петербурге на 2012–2017 гг. и Концеп-
ции семейной политики в Санкт-Петербурге на 2012–2022 гг., утвержденный рас-
109

поряжением Правительства Санкт-Петербурга от 25.12.2012 № 73-рн; государ-


ственная программа Санкт-Петербурга «Обеспечение законности, правопорядка и
безопасности в Санкт-Петербурге» на 2015–2020 гг., утвержденная постановлени-
ем Правительства Санкт-Петербурга от 17.06.2014 № 489; государственная про-
грамма Санкт-Петербурга «Социальная поддержка граждан в Санкт-Петербурге»
на 2015–2020 гг., утвержденная постановлением Правительства Санкт-Петербурга
от 23.06.2014 № 497.
Медико-психологическое консультирование родителей и иных законных
представителей несовершеннолетних в г. Санкт-Петербурге и Ленинградской об-
ласти проводится представителями органов исполнительной власти с целью нор-
мализации отношений в семьях, предупреждению противоправных деяний, а так-
же выявлению и устранению детерминантов, которые способствуют совершению
преступлений и безнадзорности несовершеннолетних.
В рамках шефской работы ГСУ разработаны и реализованы планы проведе-
ния мероприятий (как правового, так и культурно-просветительского характера) в
ГБОУ для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей «Школа-
интернат № 24 Невского района Санкт-Петербурга», а также в ФГБОУ для несо-
вершеннолетних с девиантным поведением «Специальное профессиональное
училище закрытого типа г. Санкт-Петербурга». Во исполнение утвержденного
плана мероприятий представителями ГСУ в январе, апреле и октябре 2016 г. для
учащихся «Школы-интерната № 24 Невского района Санкт-Петербурга» были
прочитаны лекции на тему «Профилактика виктимности в сфере незаконного за-
владения жильем», «Особенности экстремистских проявлений в молодежной сре-
де» и «Вовлечение несовершеннолетних в совершение преступлений».
Существенным моментом, относящимся к рассматриваемой теме, является
принятие Закона РФ от 24 июня 1999 № 120 «Об основах системы профилактики
безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» (в ред. от 03 июля 2016
№ 359-ФЗ), который определяет основы правового регулирования отношений,
возникающих в связи с деятельностью по профилактике безнадзорности и право-
нарушений несовершеннолетних. Введение данного Закона упорядочивает норма-
110

тивно-правовую базу по данной теме, включающую десятки документов феде-


рального уровня, и создает предпосылки для более осмысленной работы разных
субъектов профилактики. В Законе уточнены ключевые понятия, среди них: без-
надзорные и беспризорные несовершеннолетние; семья и несовершеннолетний,
находящиеся в социально опасном положении; индивидуальная профилактиче-
ская работа, профилактика безнадзорности и правонарушений несовершеннолет-
них.
При этом важно, что в определении профилактики безнадзорности и право-
нарушений несовершеннолетних законодателем наконец-то сделан акцент на
причинный подход к решению проблем многочисленной категории детей, ока-
завшихся в социально опасном положении и семейных условиях, способствую-
щих детскому неблагополучию. Так, согласно абз. 7 ст. 1 Закона «профилактика
безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних – система социальных,
правовых, педагогических и иных мер, направленных на выявление и устранение
причин и условий, способствующих безнадзорности, беспризорности, правона-
рушениям и антиобщественным действиям несовершеннолетних, осуществляе-
мых в совокупности с индивидуальной профилактической работой с несовершен-
нолетними и семьями, находящимися в социально опасном положении»1.
В то же время четко не просматриваются критерии социально опасного
положения детей, которые необходимы для создания регионального учета безнад-
зорных детей, а также различных категорий семей и несовершеннолетних, нахо-
дящихся в социально опасном положении. В числе причин преступлений среди
учащихся специалисты отмечают семейный фактор (асоциальная или конфликт-
ная семья)2, криминализацию среды свободного времени несовершеннолетних,
стойкую школьную и социальную дезадаптацию.
Следует отметить, что в последнее время законодатель уделяет большое
внимание вопросу профилактики правонарушений. Это подтверждает принятие

1
Федеральный закон «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолет-
них» от 24.06.1999 № 120-ФЗ (последняя редакция) // СПС Консультант плюс (дата обращения 12.02.2018 г.).
2
См.: Закон есть закон. «По прозвищу Кобра». [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
http://www.rtr.spb.ru/Programm/Programm_Video/news_detail.asp?id=8075 (дата обращения 20.12.2017 г.).
111

Федерального закона от 23 июня 2016 г. № 182-ФЗ «Об основах системы профи-


лактики правонарушений в Российской Федерации»1, определяющего основные
понятия (профилактика, правонарушения и т.д.), принципы, направления и формы
профилактического взаимодействия, полномочия субъектов профилактики.
На 01.10.2017 г. на учете в полиции по г. Санкт-Петербургу состоят 2070
неблагополучных родителей. Из них на 35 были возложены обязанности по опеке
и попечительству в отношении несовершеннолетних. В 2016 г. привлечено к ад-
министративной ответственности по фактам противоправного поведения родите-
лей по отношению к детям 3 865 человек (в 2015 г. – 3805). Из них в отношении
3 040 родителей составлены протоколы об административных правонарушениях
за неисполнение обязанностей по воспитанию детей (ст. 5.35 КоАП РФ). За во-
влечение несовершеннолетних в употребление спиртных напитков или одурмани-
вающих веществ по ст. 6.10 КоАП привлечено к административной ответственно-
сти 200 иных взрослых (186 чел. в 2015 г.)2.
Как показывает проведенное нами исследование, в основном жертвами пре-
ступлений против половой свободы и половой неприкосновенности несовершен-
нолетних становятся дети из неблагополучных семей. Органы местного само-
управления не реагируют должным образом на положение детей в таких семьях,
упреждающие меры по недопущению преступных посягательств в отношении
несовершеннолетних ими не принимаются3. Органы опеки и попечительства сла-
бо информированы для осуществления такой деятельности и Региональные про-
граммы по защите реализуются формально. Недостаточно эффективна в этом
направлении профилактическая работа служб органов внутренних дел.
В последние годы серьезным «рычагом», сдерживающим рост преступле-
ний в отношении несовершеннолетних, являлось активное применение положе-
ний ст. 8 Закона Санкт-Петербурга от 12 мая 2010 № 273-70 «Об административ-

1
Федеральный закон от 23 июня 2016 г. № 182-ФЗ «Об основах системы профилактики правонарушений в Россий-
ской Федерации» // Российская газета. 2016 г. 28 июня.
2
Главный информационно–аналитический центр МВД России // Официальный сайт МВД РФ mvd. ru (дата обра-
щения 22.01.2018 г.)
3
Природа сексуального насилия кроется в культурном наследии // Фонтанка. ру. [Электронный ресурс]. – Режим
доступа: http://www.fontanka.ru/2018/03/16/123/ (дата обращения 06.04.2018 г.).
112

ных правонарушениях в Санкт-Петербурге» (изм. Законом Санкт-Петербурга от


28 декабря 2016 № 712-127), предусматривающих ответственность родителей (за-
конных представителей) за попустительство нахождению несовершеннолетних в
общественных местах в позднее время.
Сейчас стало очевидным, что мало вскрыть проблему, необходимо иметь
систему социальных структур и институтов, профессионально подготовленных
специалистов, способных помочь каждому нуждающемуся ребенку. Значительное
число беспризорных и безнадзорных подростков не посещали учебных учрежде-
ний, многие преждевременно бросили учебу. В результате «уличные» дети актив-
но пополняют маргинальные слои общества. Педагогическая запущенность – одна
из черт педагогически несостоятельной семьи, провоцирующей наркозависи-
мость, способствующей наркопреступности, сформировавшейся сегодня в Рос-
сии1. Следствием педагогической запущенности беспризорных и безнадзорных
несовершеннолетних является и их зависимость от психоактивных веществ. Мно-
гие злоупотребляют алкоголем, токсическими ингаляторами, наркотиками, рост
употребления которых не в последнюю очередь вызван повсеместной демонстра-
цией по телевидению и в сети Интернет соответствующих материалов. Алкоголи-
зация подростков зачастую ведет к общественно опасным последствиям в виде
совершения ими либо в отношении них преступлений2. Так, при совершении пре-
ступлений в состоянии алкогольного или наркотического опьянения в г. Санкт-
Петербурге в 2016 г. находился каждый 10-й ребенок (12 %), что на 15 % превос-
ходит упомянутый показатель за 2015 г.; каждая 5-я жертва преступного посяга-
тельства (5 %) употребляла алкоголь или одурманивающие вещества3.
Педагогическая запущенность беспризорных и безнадзорных несовершен-
нолетних порождает и психологические расстройства, связанные с перенесенны-
ми стрессами, насилием и унижением. У детей искажается представление о нор-

1
Готчина Л.В. Молодежный наркотизм в современной России: криминологический анализ и профилактика: дисс. ..
д. ю. н. СПб.: СПбУ МВД РФ, 2011. С. 80.
2
Антонян Ю.М. Причины преступности в России: монография. М.: ФГКУ «ВНИИ МВД России»; СПб.: Нестор-
История, 2013. С. 341 - 343.
3
Городской информационно-методический центр Семья. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL:
http://www.homekid.ru/analiticheskie-materialyi-o-polozhenii-detej-i-semej-v-sankt-peterburge.html (дата обращения:
26.03.2017 г.).
113

мах морали, нравственности, ограничен круг потребностей, интересы носят при-


митивный характер.
Так, в материалах уголовного дела установлено, что у малолетней М., ко-
торая подверглась насильственным действиям сексуального характера, отсут-
ствовали доверительные отношения с матерью. Она проживала в антисанитар-
ных условиях, в неблагополучной семье, без отца. Мать злоупотребляла алкого-
лем, вела разгульный образ жизни, уход за ребенком не осуществляла. М. школь-
ную программу усваивала плохо, часто прогуливала уроки, приходила на занятия
неподготовленной. Переводилась в класс для детей с задержкой психического
развития. Неадекватное поведение девочки послужило основанием для её перево-
да на индивидуальное обучение, контроль со стороны родителей отсутствовал.
В общении со сверстниками М. часто вступала в конфликты, со взрослыми была
замкнута, упряма в поведении. Семья не имела постоянного места жительства.
В дальнейшем малолетняя М. была помещена в детский дом, поставлена на кон-
сультативный учет к психиатру в связи с несоциализированным расстройством
поведения1.
Не вызывает сомнений, что именно комплекс общесоциальных причин по-
рождают условия, способствующие явной дезинтеграции и асоциализации лично-
сти; существенны и биофизические причины, детализирующиеся в биологиче-
ских, обуславливающих формирование поведения сексуальных преступников.
II. Биофизиологическая группа. Причины преступлений против половой
свободы и половой неприкосновенности обусловлены, в первую очередь, самой
природой человека, а именно стремлением к удовлетворению своих физиологиче-
ских потребностей. Дополнительными причинами, определяющими стремление к
совершению данных преступлений, являются психологические, а в ряде случаев и
психические проблемы, требующие мер общей и индивидуальной профилактики.
Сексуальная жизнь человека относится к числу самых загадочных тайн
природы, общества и личности, и возможно, ни в одной другой сфере человече-
ских отношений так тесно не переплетаются природные и социальные детерми-
нанты. Ни у кого не вызывает сомнений концепция, согласно которой преступное
поведение следует рассматривать через многообразие взаимодействия социально-
биологических причин и условий2. В российской науке, как известно, признание

1
Уголовное дело 223432-2016 // Архив Ленинградского областного суда.
2
Свирин Ю. Биологический (генетический) фактор как одно из условий преступного поведения // Российская юс-
тиция. 1996. № 12. С. 22 - 24; Щербаков А.И. Структурный феномен личности преступника в современной крими-
нологии: автореф. дис. … к. ю. н. СПб., 2001. С. 13; Антонян Ю.М., Афанасьева О.Р., Гончарова М.В., Рачицкая
114

примата биологической наследственности над социальными причинами никогда


не было главенствующим.
В клинической криминологии и судебной сексологии нашли свое отражение
социально-психологический и медико-биологический подходы к исследованию
половых преступлений против несовершеннолетних. Так, половое влечение к де-
тям, рассматривается судебными психиатрами и сексопатологами как проявление
психосексуальных расстройств1. В научной литературе их относят к половым из-
вращениям, перверсиям. Одной из таких принято считать педофилию.
Определение педофилии в различных источниках неоднозначно. Наиболее
полное определение педофилии содержится в МКБ-10, которое отнесено в раздел
«расстройств сексуального предпочтения детей, зачастую препубертатного или
раннего пубертатного возраста»2. Определяется, что предпочтения могут быть как
к ребенку определенного пола, так могут быть и привлекательны дети обоих по-
лов.
Различают ложную (заместительную) и истинную педофилию3. При истин-
ных извращениях влечение к детям является единственно приемлемым и наиболее
предпочитаемым способом удовлетворения сексуальных потребностей. Эти пер-
версии являются врождёнными и проявляются вместе с первым половым влече-
нием. При замещающем варианте педофилии помимо извращенного способа удо-
влетворения сексуальных желаний, возможно и нормальное половое функциони-
рование. Ложные перверсии носят приобретаемый характер, могут усиливаться в
течении половой жизни. Однако разграничить ложную от истинной перверсий
удается не при всех видах половых извращений.
У абсолютно психически здоровых лиц, которые имеют определенную
устойчивость, также как и у лиц, страдающих психическим заболеванием (в рам-

В.А., Тимошина Е.М., Шиян В.И. Личность преступника и профилактика преступлений: монография. М: Проспект,
2017. С. 137 - 138.
1
Готчина Л.В., Логинова Л.В. Уголовно-правовая и криминологическая характеристика преступлений против по-
ловой неприкосновенности и половой свободы несовершеннолетних: монография. М.: Юрлитинформ, 2015. С. 38 -
39.
2
Международная классификация болезней 10-го пересмотра // [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL:
http://mkb-10.com/ (дата обращения 03.04.2017 г.).
3
Антонян Ю.М. Педофилия: основные криминальные черты: монография. Москва: Проспект, 2013. С. 9 - 11; Ано-
мальное сексуальное поведение / Под ред. А.А. Ткаченко, Г.Е. Введенского. СПб., 2003. С. 72 - 73.
115

ках вменяемости) могут выявляться расстройства сексуального характера. «Сек-


сологами они характеризуются как «криминальная антисоциальная реализация
полового поведения», которое сформировано свойствами личности биологическо-
го характера. Значит, от половых перверсий следует отличать сексуальные девиа-
ции, которые представляют собой непатологические отклонения от общеприня-
тых норм полового поведения»1.
Сексуальные девиации отличаются от перверсий тем, что являются непато-
логическими отклонениями от общепринятых норм полового поведения. Они все-
гда бывают ситуативно обусловленными или проявляются в периоды гиперсексу-
альности. Однако, в неблагоприятных условиях становясь дурной привычкой,
сексуальные девиации могут постоянно сочетаться с нормальным половым функ-
ционированием или возобновляться всякий раз при вынужденном перерыве нор-
мальной половой жизни, то есть превращаясь в ложные перверсии. Симптомати-
ческие перверсии развиваются как одно из проявлений эндогенных психических
расстройств: шизофрении, маниакально–депрессивного психоза, эпилепсии и
т. д2.
Так, в ходе проведения судебно-психиатрической экспертизы в отношении
П., обвиняемого в совершении изнасилования (п. «б», ч. 4 ст. 131 УК РФ, след-
ствием доказано 4 эпизода) малолетней А. было выявлено расстройство сексу-
ального предпочтения в форме педоэфебофилии в отношении гетеросексуального
объекта, которая сопровождалась выражениями интеллектуальными и эмоцио-
нально-волевыми расстройствами, психотической симптоматикой и не мешало
ему осознавать характер и общественную опасность совершаемых им действий
и руководить ими. Признан вменяемым. Суд П. приговорил к 18 годам лишения
свободы в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на
два года, с применением принудительных мер медицинского характера в виде ам-
булаторного наблюдения и лечения у психиатра3.
Проблема причин сексуальных преступлений во многих случаях представ-
ляет собой сложный комплекс эмоциональных, психических и физиологических
противоречий отдельных лиц. Удовлетворение сексуальных потребностей являет-
ся далеко не единственной причиной совершения половых преступлений. В ряде

1
Тимошина Е.М. Преступность в отношении детей. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL:
https://riss.ru/demography/demography-science-journal/6363/ (дата обращения 06.04.2017 г.).
2
См.: там же.
3
Уголовное дело № 663852-2017 // Архив Ленинградского областного суда.
116

случаев преступник стремиться подавить волю жертвы, унизить её и при этом по-
лучить сексуальное удовольствие1. При внезапном нападении преступник не
успевает рассмотреть особенности своей жертвы. Внешние и внутренние характе-
ристики (цвет волос, рост и т.д.) практически не играют роли. В таком случае
причиной совершения сексуальных преступлений являются внутренние противо-
речия самого преступника. При этом спектр таких противоречий разнообразен:
неудовлетворенность своей сексуальной жизнью, желание доминировать, месть
женщинам и др.
III. Кроме социально-экономических и биофизиологических групп причин,
и, детерминирующих преступления против половой свободы и половой непри-
косновенности несовершеннолетних условий, можно выделить третью группу −
морально-этическую.
Общественная жизнь меняется, что обуславливает изменения преступности
того или иного вида. Трансформация половой морали в российском обществе
обусловлена, по мнению А.П. Дьяченко, такими причинами и условиями, как ур-
банизация, ослабление социального контроля в связи с миграцией населения, от-
чуждением личности в условиях крупного промышленного города и прочее2. В
современном мире в вопросах сексуальности обозначились коренные изменения:
интимная близость до заключения брака, частая смена половых партнеров стала
нормой для значительной части социума. Сексуальные сюжеты транслируются по
ряду частных телевизионных каналов в свободном доступе, распространяются и
демонстрируются в Интернете3.
По нашему мнению, в настоящее время актуальна проблема интернет-
педофилии, представляющей собой ряд явлений, так или иначе связанных с сек-
суальной эксплуатацией детей в сети. В первую очередь речь идет о сайтах, рас-
пространяющих порнографические изображения и порновидео с участием несо-

1
Актуальные проблемы уголовного права и криминологии: материалы ХI ежегодного межвузовского круглого
стола, посвященного Дню российской науки, 19 февраля 2016 г. Ставрополь: СФ КрУ МВД России, Сервисшкола,
2016. С. 44 - 45.
2
Дьяченко А.П. Уголовно-правовая охрана граждан в сфере сексуальных отношений. М., 1995. С. 15.
3
См.: Актуальные проблемы уголовного права и криминологии: материалы ХI ежегодного межвузовского круглого
стола, посвященного Дню российской науки, 19 февраля 2016 г. С. 47.
117

вершеннолетних. Кроме того, это порноспам, чаты и иные виды мгновенного об-
мена сообщениями, где в общение с детьми и подростками вступают извращенцы
и порнодельцы.
Согласно статистике, представленной мониторинговым центром по выявле-
нию опасного и запрещенного законодательством контента «Сдай педофила»,
45 % несовершеннолетних подвергаются сексуальным домогательствам в Интер-
нете, 35 % подростков посещают порносайты, 60 % несовершеннолетних выходят
во всемирную сеть без контроля родителей1.
Знакомства «извращенцев» с детьми в сети Интернет (нередко под видом
сверстников и под предлогом общих интересов) приобрели распространенных ха-
рактер2. Преступник присылает фотографии непристойного содержания, ссылки
на сайты порнографического характера, проявляет настойчивость в предложениях
встретиться с несовершеннолетним, для совершения действия сексуального ха-
рактера. Часто дети сообщают собеседнику свой номер телефона, адрес прожива-
ния, а также соглашаются на встречу с ним. Бесконтрольность просторов «все-
мирной паутины» дает возможность преступникам практически беспрепятственно
реализовывать свои фантазии.
Для выявления лиц, совершающих сексуальные домогательства в сети зача-
стую используются провокационные способы.
В Ленинградской области задержан местный житель 40 лет, подозревае-
мый в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 135 УК РФ. Винов-
ный в одной из социальных сетей переписывался с малолетней 8-летнего возрас-
та, слал ей фотографии непристойного содержания. На это отреагировала
мать малолетней, обратившись в правоохранительные органы. Сотрудники по-
лиции договорились от имени малолетней девочки о встрече с мужчиной, в ре-
зультате которой его задержали3.

1
Сдай педофила. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://www.pedofilov.net/analytics/ (дата обращения
03.04.2017 г.).
2
Пятиклассницу из Петербурга склоняли к взрослой жизни через соцсеть // Фонтанка. ру [Электронный ресурс]. –
Режим доступа: URL: http://m.fontanka.ru/2018/04/07/030/ (дата обращения 8.04.2018 г.).
3
Мониторинговый центр по выявлению опасного и запрещенного законодательством контента [Электронный ре-
сурс]. - Режим доступа: URL: http://www.pedofilov.net/ (дата обращения 12.02.2017 г.).
118

О границах дозволенных методов получения доказательственной базы и


провокации спорят давно1. Отграничивая провокацию от допустимого поведения,
Европейский суд дал её определение: «полицейская провокация случается тогда,
когда задействованные должностные лица, являющиеся или сотрудниками орга-
нов безопасности, или лица, действующие по их указанию, не ограничивают свои
действия только расследованием уголовного дела по существу неявным способом,
а воздействует на субъект с целью спровоцировать его на совершение преступле-
ния, которое в противном случае не было бы совершено, с тем, чтобы сделать
возможным выявление преступления, то есть получить доказательства и возбу-
дить уголовное дело …»2. Поддерживая мнение С.Ф. Милюкова и А.В. Никулен-
ко, отметим, что «для результативного выполнения оперативной работы, установ-
ления и задержания преступников, пресечения и предупреждения преступлений, в
частности и против половой свободы и половой неприкосновенности несовер-
шеннолетних, следует законодательно предусмотреть права должностных лиц,
осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, а также тех, кто оказыва-
ет им содействие конфиденциально. Что даст возможность шире реализовывать
оперативное внедрение в организованные преступные группы с целью последую-
щего задержания и изобличения в содеянном виновных»3. К тому же свою лепту в
разрешение указанных противоречий внес Конституционный Суд РФ 4. В связи с
этим, оперативно-розыскные и иные мероприятия, в частности провокационные,
осуществляемые в целях получения информации о причастности лица к преступ-
1
Верховный суд дал понятие полицейской провокации // Российская газета. 2012. 3 июля; Трубникова Т.В. Запрет
на использование данных, полученных в результате провокации преступления как один из элементов права на су-
дебную защиту и гарантии его реализации в уголовном процессе РФ // Вестник Томского государственного уни-
верситета. Право. 2015. №. 2 (16). С. 109 - 124; Милюков С.Ф., Никуленко А.В. Провокация в борьбе с коррупцией:
диалектическое противоречие и пути выхода из него // Актуальные проблемы экономики и права. 2016. Т. 10, № 4.
С. 45 - 53; Дударенко В.В. Юридическая природа провокации преступления в уголовном праве: дисс. … к.ю.н.
Екатеринбург, 2017. С. 54 - 56.
2
Отграничение провокации от правомерного оперативно-розыскного мероприятия в практике ЕСПЧ и судов РФ.
[Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://www.livelawyer.ru/ (дата обращения 26.11.2017 г.).
3
См.: Там же Милюков С.Ф., Никуленко А.В.
4
Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 14 июля 2015 г. № 21-П г. Санкт-Петербург
«По делу о проверке конституционности положений статьи 1 Федерального закона «О ратификации Конвенции о
защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней», п. п. 1 и 2 ст. 32 Федерального закона «О междуна-
родных договорах Российской Федерации», частей первой и четвертой ст. 11, п. 4 ч. 4 ст. 392 Гражданского про-
цессуального кодекса Российской Федерации, ч. ч. 1 и 4 ст. 13, п. 4 ч. 3 ст. 311 Арбитражного процессуального
кодекса Российской Федерации, ч. ч. 1 и 4 ст. 15, п. 4 ч. 1 ст. 350 Кодекса административного судопроизводства
Российской Федерации и п. 2 ч. 4 ст. 413 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с за-
просом группы депутатов Государственной Думы» // Российская газета. 2015. 27 июля.
119

лениям, организациями и движениями («Сдай педофила», «Горячие головы» и


т.д.) считаем неправомерными, а следовательно, недопустимыми. Зачастую «бор-
цы с виртуальной преступностью» занимаются не больше чем самопиаром, рас-
писывая свои «достижения» в социальных сетях: «Мы обеспечиваем Вашим де-
тям безопасность… . Мы сидим в засадах в любую погоду независимо от дня не-
дели и времени суток, разрабатываем и выводим на «чистую воду» «педофилов»,
орудующих в сети …»1.
Сегодня возникла острая потребность срочного принятия «комплекса зако-
нодательных, социальных, финансово-экономических, организационно-
методических, образовательно-воспитательных мер, направленных на защиту ду-
ховной и информационной безопасности детей и подростков, обеспечение их
нормального нравственного, психического, духовного и физического развития,
включая меры регулирования и контроля над хлынувшими в современное россий-
ское общество информационными потоками, в том числе распространяемыми че-
рез сети Интернет»2.
Указанные обстоятельства, означающие более доступную сексуальную
жизнь, в реальности не приводят к снижению количественных и качественных
показателей половых преступлений.
Представляется, что рост числа половых преступлений в отношении несо-
вершеннолетних обусловлен не только упадком нравственности взрослых людей,
но и духовной деградацией самих несовершеннолетних, а также созданием усло-
вий, этому способствующих. Частичным подтверждением этому свидетельствуют
сведения о том, что ежегодно беременеют и рожают около 600 российских дево-
чек, не достигших 14 лет. По официальным данным Министерства здравоохране-
ния РФ, «в России в 2016 г. было зафиксировано 655 фактов беременности и ро-

1
Персональная страница в социальной сети «Вконтакте». [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL:
https://vk.com/agatacrysty (дата обращения 02.12.2017 г.).
2
Соловей Т.Н. Уголовно-правовые и криминологические меры по защите несовершеннолетних от сексуальной
эксплуатации и растления. М., 2005. С. 28; Соловей Т.И. Международное сотрудничество в борьбе с незаконным
вывозом для сексуальной эксплуатации и растления несовершеннолетних // Вопросы ювенальной юстиции. М.:
Юрист, 2007. № 1. С. 33 - 36
120

дов среди девочек до 14 лет, за январь-сентябрь 2017 г. – 586 таких случаев»1. Не


все из числа беременных девочек подвергались сексуальному насилию, большая
часть из них вступала в интимные отношения как с ровесниками, так и со взрос-
лыми людьми добровольно.
Примером служит недавнее дело, получившее общественный резонанс. Так,
23-летний уроженец Таджикистана «Баха» в период с сентября по декабрь 2016
года «соблазнял» 15-летнюю петербурженку. О случившемся стало известно
матери девушки после того как она забеременела. Женщина сообщила в поли-
цию2.
Рост числа половых преступлений против несовершеннолетних по всему
миру обосновывает необходимость совершенствования деятельности по их пре-
дупреждению, в также воспрепятствованию проникновения в российское обще-
ства ряда негативных явлений. Например, «в школах Европы обязательными для
посещения являются уроки по теме толерантности, на которых, по непонятным
причинам, акцентируется внимание на сексуальные отношения, а не на более ак-
туальные, межнациональные»3. Проявлением этого является попытка диктатуры
западного мира посредствам активных протестов и введения санкций против за-
кона о запрете пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений в России.
Ранее образование детей в области секса, которое реализуется сегодня в
большинстве европейских стран, руководствуясь едиными образовательными
Стандартами4, которые признаны ядром определения политики по указанному во-
просу в области здравоохранения и образования, способствует достижению целей
«педофильского лобби». Навязывание таких сексуальных стандартов несовер-
шеннолетним видится для нас большой криминологической и нравственной про-
блемой. Провоцирование у детей интереса к сексу, изменение границ нормально-
сти сексуальных отношений вызывает рост их безнравственности, повышение
1
Официальный сайт Министерства здравоохранения РФ. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL:
https://www.rosminzdrav.ru/documents (дата обращения 03.11.2017 г.).
2
Педофил-южанин совратил школьницу из Петербурга ради половых утех. [Электронный ресурс]. – Режим досту-
па: URL: http://piter.tv/event/Pedofil_po_imeni_Baha_zhestoko_iznasiloval_vos_miklassnicu/ (дата обращения
16.02.2017 г.)
3
См.: Спокойной ночи, малыши? [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://rvs.su/statia/spokoynoy-nochi-
malyshi#hcq=0wvRNrq (дата обращения 02.08.2017 г.).
4
Стандарты сексуального образования в Европе. Рамочный документ для лиц, определяющих политику руководи-
телей и специалистов в области образования и здравоохранения // Европейское региональное бюро ВОЗ и ФЦПСЗ.
Кельн, 2015. 85 с.; См.: Откровенный разговор. Педагогов возмутили книги о сексе для школьников. [Электронный
ресурс]. – Режим доступа: URL: http://smartnews.ru/regions/vladimir/10360.html (дата обращения 02.12.2017 г.).
121

уровня виктимного поведения, следовательно, может повлечь увеличение числа


преступлений, совершаемых в отношении несовершеннолетних1.
Неэффективное применение действующих правовых установлений, плохая
профилактическая работа и латентный характер проблемы сексуальных преступ-
лений в отношении несовершеннолетних привели к высокому подъему данного
феномена.
На основе системного анализа детерминационного комплекса мы приходим
к выводу о том, что не существует главной причины, которая бы детерминировала
совершение половых преступлений в отношении несовершеннолетних. Их не-
сколько, и они носят неоднородный (социально-экономический, биофизиологиче-
ский, морально-нравственный) характер. Поэтому лишь комплексный подход к
пониманию детерминант половой преступности в отношении несовершеннолет-
них позволит конструктивно сформулировать меры предотвращения этого опас-
ного явления.
Подытоживая вышесказанное, необходимо отметить:

1. В качестве основных групп причин, с также условий, способствую-


щих проявлению сексуальных посягательств в отношении несовершеннолетних,
диссертант предлагает выделить социально-экономическую, биофизиологиче-
скую, а также морально-этическую группы.
2. Одной из причин девиантного поведения в сфере сексуальных отно-
шений выступает социальное неблагополучие. Большая часть преступников, со-
вершивших половые преступления, относятся к маргинальным слоям общества.
Не сама по себе бедность, а стремительный скачек от достатка к бедности, к от-
сутствию возможности удовлетворить свои потребности способствует соверше-
нию преступления. Социальное сиротство – одно из современных опасных явле-
ний общества. Общее количество детей-сирот и детей, оставшихся без попечения
родителей в России за 2017 г. составляет 54,5 тыс., в 2016 г. – 58 168 человек.

1
См.: Телепрограмма «Бесогон» выпуск от 18.11. 2017 г. «Изображая жертву». [Электронный ресурс]. – Режим
доступа: URL: http://www.besogon.tv/ (дата обращения 01.12.2017 г.); Тимошина Е.М. Криминальные риски ранне-
го сексуального образования детей // Причины преступности в России: Материалы международной научно-
практической конференции, посвященной 90-летию со дня рождения Ю.М. Антоняна (31 октября 2013 г.).
122

3. К причинам, а также условиям, продуцирующим совершение половых


преступлений против несовершеннолетних, следует относить:
– сильную деформацию в духовно-нравственной сфере большей части со-
временного общества, объясняемую ломкой системы нравственного и правового
воспитания подрастающего поколения, постоянной пропагандой насилия в СМИ,
распространенностью представления о возможности разрешать конфликты при-
меняя насилие, отсутствием нравственного воспитания;
– бедность и безработицу;
– обострение социального неравенства;
– безнадзорность и беспризорность несовершеннолетних;
– неблагоприятные жилищные условия;
– высокую распространенность алкоголизма и наркомании, приводящую к
изменению человеческого сознания, отношению его к сложившейся конфликтной
ситуации, неправильной оценке своей роли и поведенческой реакции на агрессию;
– миграцию, т.е. приезжих из-за рубежа лиц, у которых ни этнические, ни
психологические нормы сексуального поведения не совпадают с правовыми нор-
мами, действующими на территории нашего государства;
– отсутствие надлежащего контроля органов внутренних дел за местами
пребывания лиц, которые ведут антиобщественный образ жизни;
– слабая профилактическая и предупредительная работа преступлений, со-
вершаемых на бытовой почве;
– ненадлежащего качества осуществление контроля службами жилищно-
коммунального хозяйства за помещениями общего пользования в жилых домах;
– отсутствие соответствующего надзора за досугом несовершеннолетних со
стороны их родителей и законных представителей, а также контроля над детьми
из неблагополучных семей со стороны органов опеки и попечительства и органов
внутренних дел;
– отсутствие надлежащего оперативного взаимообмена информацией между
органами и учреждениями системы профилактики безнадзорности и правонару-
шений несовершеннолетних.
123

6. В основном жертвами преступлений против половой свободы и половой


неприкосновенности несовершеннолетних становятся дети из неблагополучных
семей.
7. Проблема причин преступлений против половой свободы и половой
неприкосновенности личности во многих случаях представляет собой сложный
комплекс эмоциональных, психических и физиологических противоречий отдель-
ных лиц. При этом спектр таких противоречий разнообразен: неудовлетворен-
ность своей сексуальной жизнью, желание доминировать, месть женщинам и др.
8. В настоящее время актуальна проблема «интернет–педофилии», пред-
ставляющей собой ряд явлений, так или иначе связанных с сексуальной эксплуа-
тацией детей в сети.
9. Действия, по выявлению и раскрытию преступлений против половой сво-
боды и половой неприкосновенности несовершеннолетних, совершенных при по-
мощи сети Интернет не должны носить провокационный характер. Проведение
ОРМ, в частности, использование провокационных способов получения инфор-
мации о причастности лица к преступлениям организациями и движениями
(«Сдай педофила», «Горячие головы» и т.д.) неправомерны и недопустимы.

§ 2.3. Криминологическая характеристика лиц, совершивших преступ-


ления против половой свободы и половой неприкосновенности несовершен-
нолетних

Понятие «личность преступника» следует рассматривать как частный слу-


чай общеправового и философского понимания личности. Следовательно, прежде
чем подойти к рассмотрению личности преступника, целесообразно рассмотреть
общефилософские методологические основы понимания личности1 человека.
«Человек, будучи существом социальным, наделен биологическими особенностя-

1
Слово «личность» исторически возникло как обозначение маски, которую надевал актер. Позже, как обозначение
актера и исполняемой им роли. В дальнейшем это слово употребляется как обозначение реальной роли, которую
играет человек в жизни. Подробно о происхождении понятия «личность» см.: С.Л. Рубинштейн. Принципы и пути
развития психологии. М., Изд-во: АН СССР, 1959. С. 120 - 125.
124

ми, которые делают личность такой, какая она есть, физически здоровым или с
какими-то дефектами. Физиологическое состояние человека, делает его способ-
ным к восприятию социальной программы, ибо, родившись биологическим суще-
ством, личностью он становится, воспринимая социальную программу»1.
По мнению Э. Фромма, личность есть целостность врожденных и приобре-
тенных психологических свойств, характеризующих индивида и делающих его
уникальным2. В трудах А.Г. Ковалева личность выступает как некое интегральное
образование психических процессов, свойств и состояний, как синтез структур-
ных компонентов темперамента, направленности, способности, характера и си-
стемы управления3. Ряд авторов отмечают, что личность характеризуется, прежде
всего, как система отношений человека к окружающей действительности4. Необ-
ходимо отметить, что в предложенных выше определениях игнорируется тот
факт, что человек становится личностью не просто в обществе, а благодаря обще-
ству, что отдельные члены группы (классов) людей обладают общими личност-
ными качествами5.
Некоторые научные исследователи подчеркивают, что только марксизм-
ленинизм смог дать подлинно научное определение личности как совокупности
всех общественных отношений6. С.Ф. Милюков справедливо обращает внимание
на необходимость отличать понятие «личность» от понятий «индивид» (человек
как социально-биологическое единство в целом) и «индивидуальность» (уникаль-
ная комбинация личностных и других качеств человека). Для криминологии и
уголовного права, как наук, имеющих дело с относительно массовым явлением –
преступностью – первостепенное значение имеет понимание личности как соци-
1
Филимонов В.Д. Общественная опасность личности преступника (уголовно-правовое и криминологическое ис-
следование): автореф. дисс. … д. ю. н. М., 1971. С. 28; Ведерников Н.Т. Личность преступника в криминалистике
и криминологии // Вестник Томского государственного университета. 2014. № 384. С. 148 - 152.
2
Фромм Э. Анатомия человеческой деструктивности: Пер. с нем. М., 2007. С. 320 - 324.
3
Ковалев В.Г. Психологические основы исправления правонарушителей. М.: Изд-во Юридическая литература,
1968. С. 50.
4
Мясищев В.Н. Психология отношений. М., 1995. С. 48; Буев Л.П. Социальная среда и сознание личности. М.:
МГУ, 1968. С. 26; Кон И.С. Социология личности. М., 1967. С. 7.
5
Милюков С.Ф. Уголовно-правовое значение криминологической характеристики личности преступника: дисс.
к.ю.н. Воронеж, 1980. С. 16.
6
Фейербах Л. Избранные философские произведения. Т. II. Госполит. изд-е., 1955. С. 32; К. Маркс, Ф. Энгельс.
Соч. 3. Т. 3. С. 3; Лейкина Н.С. Личность преступника и уголовная ответственность. Ленинград: изд-во Ленинград-
ского ун-та, 1968. С. 3 - 4; Милюков С.Ф. Уголовно-правовое значение криминологической характеристики лично-
сти преступника: автореф. дисс. к.ю.н. М., 1980. С. 11.
125

ального типа, обобщающего объективно существующие, общезначимые свойства,


присущие всем или почти всем членам данной совокупности людей. Личность –
социальная сущность человека, выражающаяся в относительно устойчивой си-
стеме социально значимых черт, определяемых посредством сознания совокупно-
стью всех общественных отношений (прежде всего производственных)1.
Давая оценку этим и другим определениям личности, А.А. Зворыкин обос-
нованно пишет: «Каждое определение подмечает реально существующие момен-
ты, ту или иную сторону явлений, связанных с личностью. Но каждое из перечис-
ленных определений гипертрофирует и абсолютизирует ту или иную сторону, ис-
ключая тем самым действительно глубокую и научную характеристику лично-
сти»2.
Наиболее полное определение личности, попытался дать В.В. Романов:
«личность – человек со своими взглядами и убеждениями, проявляющий свою
уникальную целостность, единство социально-психологических качеств в меж-
личностных, общественных отношениях, сознательно участвующий в той или
иной деятельности, понимающий свои действия и способный руководить ими» 3.
Однако вышеназванный автор не учел, что человек более широкое понятие, чем
личность.
При рассмотрении категории личности преступника в криминологии нет
единства взглядов и подходов. Криминологи, употребляя понятие «личность пре-
ступника», имеют в виду «социальное лицо» человека, совершившего преступле-
ние4. Ю.М. Антонян и В.Е. Эминов определяют личность преступника как ком-
плекс объеденных в ней социально значимых негативных свойств, образовавших-
ся в процессе многообразных и систематических взаимодействий с другими

1
Поскольку человек является носителем производственных отношений, его как личность характеризует в первую
очередь, положение в системе производственных отношений, классовая принадлежность. Рабочий, колхозник,
представитель интеллигенции выполняют в обществе разнообразные социальные функции, и это наряду с другими
факторами оказывает влияние на формирование их личности // Подробнее см.: Лейкина Н.С. Указ соч. С. 4 - 7;
Милюков С.Ф. Указ. соч. С. 11; Лавриненко В. Н. Личность, как объект социологии. Сборник научных статей.
Красноярск, 1971. С. 6.
2
Зворыкин А.А., Гурьянов С.Т. Прикладные аспекты социального управления. М.: Наука. 2006. С. 129.
3
Романов В.В. Юридическая психология: учебник. М.: Юристъ, 1998. С. 34 - 39.
4
Криминология: учебник для юридических вузов / под общ. ред. А.И. Долговой. М.: Норма-Инфа. 1999. С. 274.
126

людьми1. А.И. Чучаев считает, что «личность преступника – личность человека,


которая характеризуется относительно стабильным искажением ценностно-
нормативной системы и наличием индивидуальных психологических особенно-
стей, выраженных в сознании и деятельности»2. По мнению других авторов,
«личность преступника – личность человека, виновно совершившего общественно
опасное деяние, которое запрещено законом под угрозой уголовной ответствен-
ности»3. Такой подход представляется нам неверным, ибо он отождествляет
«личность преступника» с «лицом, совершившим преступление», то есть с самим
преступником.
Правильнее было бы употреблять менее приемлемое для восприятия, но бо-
лее точное словосочетание – личность человека (индивида), совершившего (со-
вершающего) преступление. Следовательно, необходимо оговорить научную кор-
ректность в использовании понятия «личность преступника», а именно использо-
вать его как устоявшееся, но сугубо условное терминологическое обозначение4.
С.Ф. Милюков определяет личность преступника как относительно устой-
чивую систему социально значимых черт и свойств личности человека, возник-
ших и развивающихся под воздействием неблагоприятных условий общественной
среды, проявляющихся вовне через посредство сознания и воли в виде соверше-
ния преступлений и иных противоправных и аморальных деяний. Автор не зря
отмечает роль сознания, поскольку посредствам сознания, представляющего со-
бой способность человеческого мозга к индивидуальному воспроизведению дей-
ствительности, происходит формирование черт личности5. Важность сознания
отмечают Ю.М. Антонян и Ю.Д. Блувштейн, говоря, что «отличительная черта

1
Антонян Ю.М., Эминов В.Е. Личность преступника. Криминолого - психологическое исследование. М.: Норма,
2010. С. 9.
2
Чучаев А.И. Личность преступника и вопросы наказания: учебное пособие. М., 1990. С. 14; Бурлаков В.Н. Уго-
ловное право и личность преступника. СПб.: Издат. Дом С.-Петерб. гос. ун-та, 2006. С. 118 - 120.
3
Кудрявцев В.Н., Миньковский Г.М, Сахаров А.Б. Личность преступника. М.: Юридическая литература, 1975.
С. 16.
4
На эту, немало важную деталь, в свое время справедливо указывал И.И. Карпец. См.: Криминология: учебник /
под ред. И.И. Карпеца, В.Е. Эминова. М., 1992. С. 24 - 25.
5
Милюков С.Ф. Уголовно-правовое значение криминологической характеристики преступника: дисс. к.ю.н. Воро-
неж, 1980. С. 20- 21.
127

личности – сознание. Там, где нет сознания, нет и личности»1.


Таким образом, личность преступника, на наш взгляд, – это совокупность
наиболее общих отношений, свойств, социально значимых черт и закономерно-
стей, их внутренних и внешних взаимосвязей, которые возникают, формируются
и развиваются (деградируют) в процессе определенной деятельности и обще-
ственных отношений, в совокупности с другого рода (специфическими) свой-
ствами – собственно криминологическими или уголовно-правовыми, то есть обу-
словленных преступным деянием.
Личность преступника, который совершил половое преступление против
несовершеннолетнего, довольно обширно освещена в мировой криминологиче-
ской литературе. Российские ученые подчеркивают, что криминологическая ха-
рактеристика преступников, которые совершили данные преступления, содержит
ряд характерных особенностей, выделяющих её из общей массы преступности в
целом.
Проведенный нами анализ уголовных дел2 позволил выделить закономер-
ность: 89 % рассматриваемых преступлений совершаются лицами мужского пола,
11 % – женского, где в большинстве случаев женщины выступают в роли со-
участников преступления (пособников или подстрекателей). Мотивация их уча-
стия заключается в желании отомстить жертве за причиненный вред (ущерб, не-
удобства, создание проблем) или оказать содействие в снижении её социального
или неформального статуса. В основном такое поведение присуще несовершен-
нолетним преступницам. Во многих исследованиях зарубежных авторов девочки
и девушки составляют не более 5 % лиц, совершивших сексуальные преступле-
ния. Исследования показывают, что их преступления менее разнообразны, но в
равной степени серьезны, как и преступления, совершаемые молодыми сексуаль-
ными преступниками мужского пола3.
Однако в научной литературе обращается внимание на случаи «педофиль-

1
Антонян Ю.М., Блувштейн Ю.Д. Методы моделирования в изучении преступника и преступного поведения. М.:
Академия МВД СССР, 1974. С. 15.
2
Приложение II. Таблица 2.1.
3
Криминология: учебник / под ред. Ф.К. Зиннурова. Казань, 2016. С. 47 - 51.
128

ного» влечения и со стороны женщин, при этом считается, что сексуальные пре-
ступники женского пола чаще обращают внимание на мальчиков, чем на девочек1.
Так, 4 % женщин, подвергавшихся в малолетнем возрасте сексуальным посяга-
тельствам со стороны взрослых, сообщили что сексуальные предложения исходи-
ли от лиц женского пола, в 45 % случаев это были девушки в возрасте 14-17 лет, в
9 % – женщины старше 18 лет. Следует отметить, что сексуальное злоупотребле-
ние детьми со стороны женщин явно недооценено. Кроме того, женские «педо-
фильные» тенденции способны возрастать вследствие изменения социальных ро-
лей мужчин и женщин в российском обществе.
Следственными органами СК по Санкт-Петербургу завершено расследова-
ние уголовного дела в отношении жителя Москвы П. и его жены Т. в зависимо-
сти от содеянного, в отношении них выдвинуто обвинение в совершении 36 пре-
ступлений, предусмотренных п. «а» ч. 3, п. «б» ч. 4 ст. 131, п. «а» ч. 3, п. «б» ч. 4
ст. 132, ч. 3 ст. 135 УК РФ.
Под видом волонтерства для семей с тяжелым материальным положени-
ем П. и Т. в период с 2010 г. по 2014 г. многократно совершали развратные дей-
ствия, изнaсилования и нaсильственные действия сексуaльного хaрaктера в от-
ношении двух девочек, 6 и 16 лет, и 11-летнего мальчика. Всего установлено со-
вершение П. 10 изнасилований, 25 насильственных действий сексуального харак-
тера и развратные действия в отношении потерпевших. Т., по версии следствия,
совершила насильственные действия сексуального характера и развратные дей-
ствия. Приговором суда П. приговорен к 20 годам лишения свободы, Т. – к 13 го-
дам лишения свободы2.
В апреле 2017 г. судом штата Флориды к 22 годам лишения свободы была
приговорена учительница школы, которая обвинялась в совершении 37 эпизодов
развратных действия в отношении 13-летнего и 15-летнего подростков, и
вступления в половую связь с 14-летним юношей3.
По мнению Т.Г. Шуваловой, «возрастная категория насильников имеет ши-
рокие пределы – от 15 до 52 лет. Чаще встречаются насильники в возрасте от 18
до 32 лет – 82,8 %, сексуальные преступники от 33 до 39 и старше 40 составляют

1
Антонян Ю.М. Педофилия. Основные криминальные черты. М.: Проспект, 2013. С.14 – 15; Зырянова Ю.В. Кри-
минологическая характеристика насилия в отношении несовершеннолетних членов семьи и их предупреждение
(по материалам южно-сибирского региона): дисс. … к.ю.н. Абакан, 2017. С. 92 – 94.
2
В Санкт-Петербурге направлено в суд уголовное дело в отношении двух уроженцев Москвы, обвиняемых в пе-
дофилии Электронный ресурс]. - Режим доступа: URL: http://spb.sledcom.ru/Novosti/item/960859/ (дата обращения
01.09.2017 г.)
3
Jauregui, Andres. Florida teacher Jennifer Fichter pleads guilty to 37 counts in student sex case (англ.). The Huffington
Post (6 April 2017).
129

3,6 % и 6,9 % соответственно»1. К. Бартол высказывает удивление, что от 20 до 30


% всех изнасилований и от 30 до 50 % случаев растления малолетних совершают
очень молодые мужчины. Есть также немало свидетельств того, что юноши пред-
пубертатного возраста, возможно, совершают половые преступления значительно
чаще, чем обычно предполагается. В некоторых исследованиях сообщалось о слу-
чаях сексуальной агрессии даже у детей 3– 4 лет2. По данным И.С. Кона, 30 % из
общего числа изнасилований совершается юношами в возрасте от 14 до 17 лет3.
Г.А. Егошина в своих исследованиях приходит к выводу, что доля несовершенно-
летних преступников в общем числе лиц, совершивших сексуальные преступле-
ния в отношении детей и подростков мужского пола, составляет 36,4 %.
Ю.М. Антонян и В.Е. Эминов отмечают, что наиболее высокая преступная актив-
ность несовершеннолетних приходится на 16-17 лет4. По данным Р.Е. Затоны,
«наиболее криминально-активными при совершении насильственных сексуаль-
ных действий с несовершеннолетними являются лица, в возрасте от 16 до 18
лет»5.
Наиболее активная возрастная категория в совершении сексуальных пре-
ступлений против несовершеннолетних по результатом нашей выборки представ-
лена возрастом от 23 до 45 лет. По возрастным характеристикам осужденные за
сексуальные преступления против несовершеннолетних подразделятся таким об-
разом: до 18 лет – 8 %, 21 – 36 лет – 67 %, 40–55 лет – 22 %, 55–70 лет – 3%.
Так, за совершение преступления, предусмотренного п. «а» ч.3 ст.131 УК
РФ признаны виновными и приговорены к полутора годам лишения свободы с от-
быванием наказания в воспитательной колонии 16-летний студент техникума и
14-летний школьник, учащийся 7-го класса средней общеобразовательной школы.
По информации пресс-службы СУ СК по региону, установлено, что 13 июня
2014 г. подростки распивали спиртные напитки в компании своих приятелей,
среди которых была 16-летняя школьница, приехавшая из другого региона пого-

1
Шувалова Т.Г. Насильственные преступления сексуального характера, совершаемые в отношении малолетних и
несовершеннолетних: ответственность и предупреждение: дисс. … канд. юр. наук. Москва. 2011. С. 121.
2
Бартол К. Психология криминального поведения. СПб., 2004. С. 21 - 23.
3
Кон И.С. Вкус запретного плода: сексология для всех. М., 1997. С. 37.
4
Антонян Ю.М., Эминов В.Е. Личность преступника: криминолого-психологическое исследование. М., 2010.
С. 139; Антонян Ю.М. Мотивация преступного поведения: монография. М.: Юрлитинформ, 2018. С. 241 - 243.
5
Затона Р.Е. Уголовно-правовые и криминологические аспекты ответственности за половое сношение и иные дей-
ствия сексуального характера с лицом, не достигшим четырнадцатилетнего возраста: дисс. … к. ю. н. Саратов,
2000. С. 101 - 102.
130

стить к родственникам в город Калач-на-Дону. Около 16 часов 30 минут девуш-


ка уснула. Изрядно выпившие парни решили воспользоваться ее беспомощным со-
стоянием – они поочередно изнасиловали школьницу1.
Следственными органами СК по Санкт-Петербургу расследуется уголов-
ное дело, возбужденное в отношении 70-летнего местного жителя, которому
предъявлено обвинение в совершении преступления предусмотренного п. «б», ч. 4
ст. 132 УК РФ. Из материалов уголовного дела стало известно, что злоумыш-
ленник вечером 24 августа 2015 г. в квартире совершил насильственные действия
сексуального характера в отношении 11-летней ученицы 6 класса. Обвиняемому
избрана мера пресечения в виде домашнего ареста2.
По нашему мнению, избрание такой меры пресечения в данном случае не-
обоснованно и неэффективно, так как преступление было совершено в квартире
обвиняемого.
Согласно анализу данных Судебного департамента Верховного суда РФ, в
2016 г., доля осужденных несовершеннолетних за половые преступления, от всех
лиц, приговоренных к уголовной ответственности за совершение данных деяний,
составила 8,1 %. Доли несовершеннолетних, привлечённых к уголовной ответ-
ственности за совершение половых преступлений, в возрасте от 14 до 15 и от 16
до 17 лет оказались примерно одинаковые (49 % и 51 % соответственно), что го-
ворит об одинаковой сексуальной активности самых молодых и наиболее взрос-
лых лиц несовершеннолетнего возраста. Среди несовершеннолетних, совершив-
ших изнасилование, большую долю (57 %) составляют лица в возрасте 16–17 лет,
а совершивших насильственные действия сексуального характера – 14–15 лет (62
%)3. Следовательно, наибольшую сексуальную активность среди несовершенно-
летних в криминальном плане проявляют лица в возрасте 14–17 лет. Иначе и быть
не может, ведь такие возрастные рамки установил отечественный законодатель:
уголовная ответственность за половые преступления наступает при достижении
14 лет, а с 18 лет – лицо уже совершеннолетнее.
В апреле 2016 г. в дневное время суток в одном из подвалов дома 15-летний
К. совершил в отношении 9-летнего Г. сексуальные действия насильственного

1
Подростки изнасиловали школьницу. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL:
http://www.volgogradru.com/news/kriminal/2014/568069.news (дата обращения 14.04.2017 г.).
2
В Санкт-Петербурге пенсионер обвиняется в совершении преступления сексуального характера в отношении
школьницы. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://spb.sledcom.ru/Novosti/item/962661 / (дата обра-
щения 01.09.2017 г.).
3
Смирнов А.М. Половая преступность несовершеннолетних. М.: Юрлитинформ, 2015. С. 50 - 51.
131

характера. По этому факту возбуждено уголовное дело по п. «б» ч. 4 ст. 132 УК


РФ. Преступник и жертва ранее знакомы. Г. с компанией сверстников часто из-
девался над потерпевшим: избивали его, запугивали, отнимали личные вещи и т.
д. Г. о возрасте жертвы знал. На учете у психиатра и нарколога не состоял. По
результатам психолого-судебной экспертизы получена следующая характери-
стика преступника: интеллектуальная норма развития низкая, активность и
мотивация к достижению поставленной цели высока, стремление к доминирова-
нию, непосредственность, раскрепощенность, потребность в самореализации,
упорство. Каких-либо признаков психического расстройства не обнаружено. Вы-
явлены признаки социализированного расстройства поведения. Г. с раннего дет-
ства склонен к асоциальному поведению (побегам, бродяжничеству, употребле-
нию психоактивных веществ: алкоголь, амфетамины), С 12 лет онанирует. При-
знан вменяемым. Ленинградский областной суд приговорил Г. к лишению свободы
на 6 лет, с отбывание наказания в воспитательной колонии1.
В июле 2016 г. гражданин Д. 17 лет, оставшись наедине с младшим братом
Г. в квартире, при угрозе отрезать пальцы рук ножом, совершил в отношении
ребенка преступление, предусмотренное п. «б», ч. 4 ст. 132 УК РФ (акт муже-
ложства). По месту учебы характеристика Д. была отрицательной, занимался
попрошайничеством и бродяжничал. Кругозор узкий, запас знаний небольшой.
Ощущал себя удобно в кругу младших по возрасту. С детских лет вел себя агрес-
сивно. У психиатра и нарколога на учете не состоял. Приговорен к 7 годам лише-
ния свободы2.
Из вышеприведенных примеров заметна недоработка наркологов и психи-
атров, а также правоохранительных органов по осуществлению профилактиче-
ской работы среди несовершеннолетних.
По изученным нами материалам уголовных дел видно, что по семейному
положению преступников можно подразделить на следующие группы: 1) состоят
в браке и имеют кровных не достигших 18 лет детей – 29 %; 2) разведены – 20 %;
3) никогда не состояли в браке – 51 %.
В августе 2014 г. в Александровском районе Владимирской области граж-
данин К., женат, отец троих детей изнасиловал 12-летнюю подругу своей 8-
летней дочери. Из материалов дела известно, что супруга 34-летнего гр-на К.
уехала на несколько дней, оставив троих детей с отцом дома. Накануне вечером
мужчина злоупотреблял спиртными напитками и разрешил остаться на ночь
гостившей 12-летней подруге его дочери. Ночью мужчина избил малолетнюю, а
затем изнасиловал её3.
Следует отметить высокий процент расторгнувших брак среди преступни-

1
Уголовное дело № 662627 – 2016 // Архив Ленинградского областного суда.
2
Уголовное дело № 665637-2016 // Архив Ленинградского областного суда.
3
В Александрове многодетный отец изнасиловал подругу дочери. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL:
http://chto-proishodit.ru/news/2015/03/31/11490016913 (дата обращения 02.09.2017 г.).
132

ков, которые совершили преступления против половой неприкосновенности и по-


ловой свободы несовершеннолетних. Этот факт возможно объяснить испытывае-
мым чувством гнева по отношению к своим женам и распространяющимся на
других лиц женского пола, вне зависимости от их возраста, плавно перерастаю-
щего на межличностные отношения между полами в целом. Однако и факт регу-
лярных половых отношений женатых мужчин с супругами не исключает совер-
шения сексуальных преступлений, в том числе и в отношении несовершеннолет-
них. Статус в семье играет криминогенную роль в том, что недоброжелательные
внутрисемейные отношения, нередкие инциденты, скандалы, бытовые неурядицы,
часто вызываемые психопатическими особенностями поведения преступников,
влекут сексуальное отчуждение супругов, наталкивая на необходимость поиска
новых объектов для интимного общения и интимной близости1. Нередко супруги
перестают испытывать сексуальное влечение друг к другу, «стандартные спосо-
бы» удовлетворения сексуального желания бездейственны. Неудовлетворенность
«распределением» статусов (ролей) в семье также выступает провоцирующим
фактором для совершения сексуальных преступлений.
По критерию отношений между обвиняемым и потерпевшим (потерпевшей)
можно выделить следующие категории: знакомы – 60 %; ранее не знакомы –
21 %; родственные связи – 19 %2.
Особую озабоченность вызывает то, что значительная часть таких преступ-
лений совершается лицами, имеющими непосредственное отношение к несовер-
шеннолетним. Так, в процентном соотношении данный показатель можно распре-
делить следующим образом: 34 % – родители либо иные родственники потерпев-
шего лица; 26 % – лица, осуществляющие надзорные, воспитательные и другие
функции в отношении несовершеннолетних, а также организацию их досуга; зна-
комые жертв или их родителей – 40%3.
В полноценных семьях было совершено 9 % половых домогательств в от-

1
Коротаева М.А., Тронева А.М. Особенности личности преступника, совершающего сексуальные преступления
против несовершеннолетних. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://www.center-bereg.ru/454.html
(дата обращения 06.11.2017 г.)
2
Приложение II. Таблица 2.1.
3
См.: Указ. соч. Догадина М.А., Перегожин Л.О. С. 2 - 4.
133

ношении несовершеннолетних; в семьях, где несовершеннолетнего воспитывал


один кровный родитель – 23 % случаев (20 % – нет матери; 3 % – нет отца); в се-
мьях с отчимом или мачехой – 68 %1.
Следственными органами СК по Кировской области г. Орлова возбуждено
уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 131
УК РФ. Так, ранее судимый 44-летний гражданин Р. нанес большое количество
ранений ножом и совершил изнасилование своей 17-летней падчерицы2.
Чаще, по результатам, полученным в ходе исследования В.А. Мишоты, пад-
черицы не достигшие 18 лет, становятся жертвами своих отчимов (33 %), пасынки
подвергаются сексуальному насилию со стороны отчимов в 23 % случаев, реже –
дочери страдают от преступлений сексуального характера со стороны отцов
(19 %), братом в отношении сестры/брата – значительно реже (8 %), очень редко
– дед – внук, отец – сын. «Длиться данные преступления могут несколько лет, так
как несовершеннолетняя жертва запугана преступником, отсутствует доверие к
правоохранительным органам, имеет место страх огласки, порой и влюбленность
в преступника»3. По данным проведенного Ю.О. Михно исследования, объектами
внимания педофилов чаще (85 %) случаев становятся дети родственников, друзей,
знакомых, соседей. Из них: 35 % случаев это отцы, братья, другие родственники,
любовники и сожители матери, 40 % – друзья и знакомые родителей, соседи, вос-
питатели, 10 % – случайные знакомые и посторонние4.
Отцы и отчимы, совершающие сексуальные посягательства в отношении
своих детей, как правило, к чужим не пристают. По своему характеру это слабые,
не уверенные в себе мужчины, испытывающие дискомфорт с взрослыми женщи-
нами, в том числе с собственной женой. Ребенок привлекает его в первую очередь
своей беззащитностью: он зависит от взрослого, перед ним не стыдно проявить
сексуальную слабость, неумение, садистские наклонности и т.д. При этом сраба-

1
Абельцев С. Семейные конфликты и преступления // Российская юстиция. 1999. № 5. С. 29.
2
В г. Орлове Кировской области отчим изнасиловал и едва не убил свою 17-летнюю падчерицу. [Электронный ре-
сурс]. – Режим доступа: URL: http://kirov.rusplt.ru/index/v-orlove-otchim-iznasiloval-i-edva-ne-ubil-17letnyuyu-
padcheritsu-367921.html (дата обращения 20.05.2017 г.)
3
Мишота В.А. Предупреждение сексуальных посягательств в отношении несовершеннолетних в семье. М., 2003.
С. 13 - 15; Он же. Семейное неблагополучие как криминологическая проблема // Вестник РГГУ. 2008. № 5. С.112 -
120.
4
Михно Ю.О. О причинах формирования перверсий у мужчин, совершивших сексуальные преступления // Про-
блемы современной сексологии и сексопатологии. М., 1996. С. 50 - 51.
134

тывают не столько личностные, сколько ситуативные факторы1.


Часто встречаются случаи, когда мать в курсе, что отец или отчим соверша-
ет сексуальные посягательства в отношении ее ребенка, но меры по пресечению
подобных контактов не предпринимает. Стремление матери скрыть подобное
происходит по самым различным мотивам: боязнь потерять мужа, получить
огласку и осуждение со стороны окружающих; стыд, страх наказания; во всех
случаях превалирует равнодушие к ребенку. Иногда мать подговаривает ребенка,
сочиняет разные истории, склоняет к даче ложных показаний с целью сокрытия
преступления2.
В июле 2016 г. житель Уфимска осужден за совершение насильственных
действий сексуального характера в отношении своей несовершеннолетней пад-
черицы на 15,5 лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого
режима. В отношении матери девочки судом вынесено определение по вопросу
заботы о детях, так как она знала о происходящем и бездействовала. Отчим,
имеющий две судимости, бил девочку, угрожая ножом, требовал от нее молча-
ния о происходящем и подчинения. Мать на жалобы дочери не обращала внима-
ния, считая, что ребенок наговаривает, так как у нее от отчима было еще трое
детей. Заметив на лице ребенка следы побоев, классный руководитель 4-го класса
обратилась в правоохранительные органы3.
Вынесенное определение суда в отношении матери девочки по вышерас-
смотренному случаю видится необъективным. По нашему мнению, родителей и
иных лиц, выполняющих воспитательные, надзорные и аналогичные функции в
отношении детей и подростков, скрывающих либо осуществляющих какую–либо
помощь в совершении преступления в отношении несовершеннолетнего лица,
необходимо привлекать к уголовной ответственности, в зависимости от выполня-
емой роли, как соучастника или пособника преступления.
78 % внутрисемейных сексуальных посягательств совершаются лицами,
находящимися в состоянии алкогольного опьянения, но осознающими суть про-
исходящего. При внесемейном сексуальном домогательстве в отношении детей и

1
Кон И. Совращение детей и сексуальное насилие в междисциплинарной перспективе // Социальная и клиническая
психиатрия. М., 1998. Т. 8. № 3.
2
Люблинский П.И. Половые посягательства против детей // Проблемы преступности. М., 1926. С. 93; Набоковские
страсти // Телепередача Мужское / Женское. Выпуск 27.04.18. URL:
https://www.1tv.ru/shows/muzhskoezhenskoe/vypuski (дата обращения 02.05.2018 г.)
3
Педофила приговорили к 15,5 г. лишения свободы. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: www.
rambler.ru /news/ events/crime/561210863/html (дата обращения 20.07.2017 г.).
135

подростков в состоянии алкогольного опьянения совершается около 40 % пре-


ступлений1.
В одном из сел Тюменской области 26-летний отец троих малолетних де-
тей, работающий на пилораме, встретил на улице 15-летнюю девочку и ее
младшего брата. Мужчина пригласил несовершеннолетних в строительный ва-
гончик, где он распивал спиртные напитки с двумя рабочими. Спустя некоторое
время он, находясь в состоянии алкогольного опьянения, схватил девочку и пота-
щил ее в сторону лесополосы, где сначала избил, а затем изнасиловал2.
Алкоголь способствует появлению повышенной сексуальной возбудимости,
что отчасти обосновывает высокий уровень совершения половых преступлений в
состоянии алкогольного опьянения. Он нарушает способность к сублимации, в
результате появляются ранее вытесненные гомосексуальные и инцестуальные
тенденции3. Свою энергию они могут направить против несовершеннолетних, в
том числе малолетних, которые более беззащитны, чем взрослые. Их жертвами
чаще всего становятся девочки4.
Гражданин В., 31 год, образование 4 класса, в браке, воспитывает трех
малолетних детей, разнорабочий на заводе, неоднократно совершал действия
сексуального характера в отношении своей 14-летней падчерицы. Потерпевшая
о происходящем рассказала своей учительнице. Преступнику назначено наказание
по п. «в» ч. 3 ст. 132 УК РФ в виде лишения свободы сроком на 13 лет. Состоял
на учете у психиатра с диагнозом «умеренная умственная отсталость в связи с
асоциальным поведением (алкоголизация и кражи)». Ранее отмечалась задержка
психического развития с эмоционально-волевыми нарушениями. Признан вменяе-
мым5.
Рассматривая данный пример отметим, что в актах судебно-
психологических заключений нередко указывается на латентные эпизоды пре-
ступной деятельности.
Исследования многих ученых свидетельствуют, что влияние сексуального
насилия на психику ребенка носит катастрофический характер, более того, почти
у половины потерпевших в последствии формируется агрессивная девиантная ак-

1
Чуприков А. П., Цупрык Б. М. Общая и криминальная сексология: Учеб.пособие. К.: МАУП, 2002. С. 154 - 155;
Криминология: Учеб.пособие. СПб.: Питер, 2013. С. 194 - 196.
2
Ранее судимый отец троих детей изнасиловал несовершеннолетнюю. [Электронный ресурс] – Режим доступа:
URL: http://72.ru/text/newsline/548875.html (дата обращения 17.05.2017 г.).
3
См.: Шайдукова Л.К. Социально – психологические и медико – наркологические аспекты гомосексуализма // Со-
циальная и клиническая психиатрия. 2016. Т. 26. № 2. С. 87.
4
Седов Д.С. Криминологическая и уголовно-правовая характеристика преступлений, совершенных в состоянии
алкогольного опьянения: автореф. дисс. … к. ю. н. СПб., 2004. С. 11.
5
Уголовное дело №1 – 230/2016 // Архив Ленинградского областного суда.
136

тивность, психосексуальные отклонения. К примеру D. Tinger, «изучив специфи-


ку детского и подросткового периода развития извращенцев определил высокий
уровень насилия в родительских семьях: 40 % подвергались систематическим фи-
зическим истязаниям, 50 % подтвердили факт сексуального насилия в анамнезе»1.
Изучение нами условий воспитания 80 осужденных за половые преступле-
ния в отношении несовершеннолетних и отбывающих наказания в местах лише-
ния свободы Санкт-Петербурга и Ленинградской области мужчин2, дали возмож-
ность выявить, что в полноценной, гармоничной семье воспитывались только 8
человек (10 %); 20 человек (25 %) – росли в детских домах или интернатах; другие
(65 %) жили либо без отцов, либо с кратковременным или негативным их участи-
ем в воспитании. Эмоциональная близость со своими родителями отсутствовала у
28 человек (35 %). Свидетелями конфликтных отношений в семье между родите-
лями были 50 % исследуемых. 12 человек (15 %) стали жертвами многократной
сексуальной агрессии в детском и подростковом возрасте.
В апреле 2016 г. в отношении жителя Новочебоксарска г-на К. возбуждено
уголовное дело по п. «б» ч. 3 ст. 131 УК РФ. Насильник являлся знакомым роди-
телей. Придя в гости, остался ночевать и дождавшись пока все уснут, путем
угроз и запугиваний совершил изнасилование 8-летней девочки. После задержания
подозреваемого стало известно, что в детском возрасте мужчина сам подвер-
гался сексуальному домогательству со стороны отчима. В 1999 г. был осужден
за изнасилование несовершеннолетней. Условно-досрочно освобожден в 2006 г. за
примерное поведение3.
«Нарушение психосексуальной ориентации представляют собой реализа-
ции, известные как парафилии. Важное значение в формировании парафилий
принадлежит психическим аномалиям. Сексуальные извращения могут формиро-
ваться при различных заболеваниях психики (шизофрения, психопатия, олиго-
френия, поражение головного мозга и т.д.), причем структура перверсии в этих
случаях отражает особенности психопатической почвы, на которой она развива-

1
Авдалян А.Я. Предупреждение преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних: уголов-
но-правовые и криминологические аспекты (компаративистское исследование): дисс. … к.ю.н. Томск., 2015.
С. 121 - 122.
2
Приложение II. Табл. 2.1.
3
Гость изнасиловал 8-летнюю девочку. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: www. rambler.ru /news/
events/crime/12568626/html (дата обращения 20.09.2017г.).
137

ется»1.
Российские специалисты при изучении парафилий, сексуальной агрессии,
полагаются на теорию психосексуального дизонтогенеза2, которая сформулирова-
на во Всесоюзном научно-методическом центре по вопросам сексопатологии при
Московском НИИ психиатрии академика Г.С. Васильченко. «По данной концеп-
ции все расстройства сексуальности представляют собой частные случаи дизонто-
генеза в форме нарушений индивидуального психосексуального развития инди-
видуума»3.
В результате рассмотрения нами 120 материалов уголовных дел стало из-
вестно, что у около 86 % осужденных за сексуальные преступления в отношении
несовершеннолетних наблюдается отягощённая наследственность различными
психическими заболеваниями, особенно доминирует хронический алкоголизм по
материнской и отцовской линиям. 60 % осужденных состояли на учете у врача-
психиатра или нарколога4. О раннем гомосексуальном опыте рассказали 75 %
осужденных. Большинство не признавали себя виновными, указывая, что они ста-
ли жертвами произвола правоохранительных органов, клеветы и т.д. По медицин-
ским данным, у 10 % лиц, привлеченных к ответственности за половые преступ-
ления в отношении несовершеннолетних, имели место акцентуации характера 5

1
Психиатрия и наркология: Учеб-е пособие для студентов мед. вузов/ под ред. В.Д. Менделевича. М.: Академия,
2005. С. 197 - 198; Психиатрия. Нац. руководство/ гл. ред. Т.Б. Дмитриева, В.Н. Краснов, Н.Г. Незнанов и др.; отв.
ред. Ю.А. Александровский. М.: ГЭОТАР-Медиа, 2009. С.711 - 713; Незнанов Н.Г. Психиатрия. Учебник. М.:
ГЭОТАР-Медиа, 2016. С.321 - 323; Антонян Ю.М., Эминов В.Е. Личность преступника. Криминолого-
психологическое исследование. М.: Норма : Инфра-М, 2010. С. 202 - 205; Антонян Ю.М., Еникеев М.И., Эминов
В.Е. Психология преступника и расследования преступлений. М., 1996. С. 20 - 21; Антонян Ю.М., Могачев М.И.
Состояние и особенности сексуальной преступности: учебное пособие. М.: ВНИИ МВД России, 2004. С. 18 - 19;
Антонян Ю.М. Наука криминология: монография. М.: Юрлитинформ, 2015. С. 306 - 307.
2
Задержка, преждевременное половое развитие и дисгармония (расхождение психо- и соматосексуального разви-
тия). См.: Горинов В.В., Корзун Д.Н., Васюков С.А., Илюштна Е.А. Современные походы к экспертной оценке
ограниченной вменяемости // Российский психиатрический журнал. 2017. № 3. С. 10 - 18; Мэрфи Л., Федоров П.
Обследование лиц с проблемным сексуальными интересами: канадский опыт // Российский психиатрический жур-
нал. 2017. № 5. С. 73 - 79.
3
Сексопатология: Справочник / Под ред. Г.С. Васильченко. М., 1990. С. 126, 419 - 439; Кащенко Е.А. Психология
сексуальности: учебное пособие к курсу «Психологическое консультирование в сексологии». Воронеж: Научная
книга, 2016. С. 234-236; Погосов А. В., Клиническая психология сексуальных расстройств: учебное пособие. Курск
: Изд-во КГМУ, 2016. С. 57 - 59.
4
См.: там же Шайдукова Л.К. С. 86, 88.
5
Крайняя степень выраженности какой-то характерологической черты. Не является болезнью. Акцентуации про-
являются, когда к «месту наименьшего сопротивления в характере» трудные ситуации предъявляют повышенные
требования) и приводят к социальной дезадаптации. Акцентуации, в отличие от психопатий, в некоторых ситуаци-
ях даже могут способствовать социальной адаптации. Некоторые исследователи рассматривают акцентуации как
характерологическую особенность, которая занимает промежуточное место между нормой и психопатией // Маш-
138

преимущественного с гиперстеническим радикалом1 (эпилептойдный, истероид-


ный, неустойчивые типы личности)2.
Н.П. Набойщиков, А.Г. Гурбанов указывают, что «гипостенический радикал
имеет место при астеническом, шизоидном, истероидном и неустойчивом типе
личности»3. Характерными особенностями реагирования лиц с гиперстеническим
радикалом были частые эффективные вспышки на фоне возбудимости, раздражи-
тельности, злобности. Спецификой реакции гипостеников являлись быстрая ис-
тощаемость, неуверенность в себе, заниженная самооценка, легкая ранимость, по-
вышенная впечатлительность и т.п. Исследование мотивационной сферы при ис-
пользовании основного дихотомического деления на гипер- и гопостенические
типы и систематика выявили что, для изучаемого контингента характерны ситуа-
ционно-импульсивные, анэтические4 и сочетанные ситуационно-импульсивные -

ков В. Н. Дифференциальная психология человека: Учебное пособие. Издательский дом «Питер», 2016. С. 36 - 37;
Жмуров В. А. Психиатрия. Энциклопедия. T/O «Neformat», 2016.
1
Гипертимный тип личности (см. Классификация акцентуаций К. Леонгарда) - личности, обладающие повышен-
ной психической активностью, оптимизмом, жизнерадостностью, инициативностью и предприимчивостью, но и
легкомыслием. Стремятся к лидерству в любых обстоятельствах, но предпочитают быть неформальными лидера-
ми. Нередко они не способны доводить начатое дело до конца, быть обязательными и ответственными, отличаются
прожектёрством, неустойчивостью интересов, неумением соответствовать общепринятым нормам поведения, ча-
сто переоценивают свои возможности. Быстро и легко привыкая к новому, не переносят одиночества и монотонно-
сти: однообразный труд не для них. Не могут быть в состоянии бездеятельности. Гипертимы имеют склонность к
случайному выбору профессии, ориентируясь на её внешнюю привлекательность, особый интерес у них вызывает
повышенный риск и сложные условия труда (Пономаренко В. Практическая характерология с элементами прогно-
зирования и управления поведением. Методика «7 радикалов». Феникс, 2008 г. С. 135 - 136).
2
Эпилептоидный тип акцентуации характеризуется возбудимостью, напряжённостью и авторитарностью индиви-
да. Человек с данным видом акцентуации склонен к периодам злобно-тоскливого настроения, раздражения с аф-
фективными взрывами, поиску объектов для снятия злости. Мелочная аккуратность, скрупулёзность, дотошное
соблюдение всех правил, даже в ущерб делу, допекающий окружающих педантизм обычно рассматриваются как
компенсация собственной инертности. Они не переносят неподчинения себе и материальные потери. Впрочем, они
тщательны, внимательны к своему здоровью и пунктуальны. Стремятся к доминированию над сверстниками. В
интимно-личностной сфере у них ярко выражается ревность. Часты случаи алкогольного опьянения с выплёскива-
нием гнева и агрессии. У людей с истероидным типом ярко выражен эгоцентризм и жажда быть в центре внима-
ния. Они слабо переносят удары по эгоцентризму, испытывают боязнь разоблачения и боязнь быть осмеянными, а
также склонны к демонстративному суициду (парасуициду). Для них характерны упорство, инициативность, ком-
муникативность и активная позиция. Они выбирают наиболее популярные увлечения, которые легко меняют на
ходу. Неустойчивый тип акцентуации характера определяет лень, нежелание вести трудовую или учебную дея-
тельность. Данные люди имеют ярко выраженную тягу к развлечениям, праздному времяпрепровождению, безде-
лью. Их идеал - остаться без контроля со стороны и быть предоставленными самим себе. Они общительны, откры-
ты, услужливы. Очень много говорят. Секс для них выступает источником развлечения, сексуальная жизнь начи-
нается рано, чувство любви им зачастую незнакомо. Склонны к потреблению алкоголя и наркотиков // Личко А. Е.
Психопатии и акцентуации характера у подростков / Под ред. Ю. Б. Гиппенрейтер, В. Я. Романова. СПб.: Речь,
2009. С. 144 - 147.
3
Набойщиков Н.П., Гурбанов А.Г. Личность преступника, совершившего сексуальные преступления в отношении
несовершеннолетних // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России № 3 (31), 2006. С. 245 - 249;
Нaбoйщикoв Н.П. Дeйcтвия ceкcуaльнoгo хaрaктeрa, coвeршaeмыe в oтнoшeнии лиц, нe дocтигших
coвeршeннoлeтия, и прoблeмы их прeдупрeждeния: диc. ... к. ю. н. CПб., 2007. С.88 - 89.
4
Мотивы, в которых нарушения опосредования деятельности затрагивают самый высший уровень регуляции по-
ведения - морально-этические и правовые нормы. Наиболее часто они встречаются у больных олигофренией в сте-
139

анэтические мотивы. «Патохарактерологические реакции1 и динамические сдвиги,


сопровождавшиеся криминальными действиями сексуального характера часто по-
вторялись по типу клише»2.
В г. Златоуст Челябинской области пропали три школьницы. Из материа-
лов уголовного дела: девочки не вернулись домой после школьных занятий, в ре-
зультате чего девочек сутки разыскивали. У 42-го километра железнодорожных
путей в районе городского кладбища «Сорочья гора» было обнаружено тело 7-ми
летней В., с многочисленными колото-резаными ранениями спины, шеи и грудной
клетки. Позже в лесу были обнаружены тела еще двух девочек, учениц 7-го клас-
са. Они были зверски изнасилованы и убиты. Правоохранительными органами за-
держан 23-летний златоустец Мозгляков Н., осужденный ранее за кражу и при-
чинение тяжкого вреда здоровью. При отбывании наказания Н. получил черпно-
мозговую травму, неоднократно подвергался сексуальному насилию со стороны
сокамерников. Родился и проживал в многодетной малообеспеченной семье, вос-
питывался отчимом в основном с применением физической силы. Признан невме-
няемым3.
В июне 2016 г. в отношении 30-летнего г-на И., русского, не работающего,
имеющего судимость за кражи и грабежи, возбуждено уголовное дело по ч. 3 ст.
30, п. «в» ч. 3 ст. 131УК РФ; п. «в» ч. 3 ст. 132 УК РФ. Так И., в одном из дворов
в г. Волхове, воспользовавшись любопытством и малолетним возрастом потер-
певшей К., заманил её в кусты, где применив насилие, раздел, заставил лечь на
землю и попытался совершить совокупление, но из-за физиологических причин со-
вершить задуманное не сумел. Тогда преступник в отношении малолетней со-
вершил иные действия сексуального характера, причинив ей телесные поврежде-
ния.
И. родился с родовой травмой головы. С детства наблюдался у невролога.
Отмечались тики лицевой мускулатуры. До 13 лет страдал энурезом, испытывал
трудности в общении со сверстниками, дружил с ребятами младшего возраста.
С 14 лет употреблял алкогольные напитки. Образование – неполное среднее.
По результатам судебной экспертизы установлено, что И. страдает пси-
хическим заболеванием – шизофрения, простой тип, непрерывная форма. В мо-
мент совершения преступления состояние И. характеризовалось как психически
неустойчивое, поведенческие нарушения с колебаниями аффективного фона. По
своему состоянию представляет особую социальную опасность для общества.
Нуждается в постоянно и интенсивном наблюдении. Признан невменяемым.

пени дебильности (31 %), у неустойчивых психопатов (25 %), истерических (19 %) и возбудимых (17 %). См.: Гу-
рович И.Я., Шашкова Н.Г., Папсуев О.О. Поиски новых подходов и парадигм в понимании психозов // Социальная
и клиническая психиатрия. Том 27, выпуск 1, 2017. С. 68 - 82.
1
Патохарактерологические или патологические, реакции - это кратковременные состояния дезадаптивного пове-
дения, продолжающиеся от нескольких часов до нескольких дней. См.: Осколкова С.Н. Диагноз в общей и судеб-
ной психиатрии: методологические аспекты // Психиатрия: научно-практический журнал. №1 (73), 2017. С. 24 - 33.
2
Бакин А.А. Криминологическая и уголовно-правовая характеристика сексуальных девиаций осужденных: авто-
реф. дисс. … к.ю.н. СПб., 2003. С. 7 - 8.
3
Маньяк из многодетной семьи 14.04.2008. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: www. rambler.ru /news/
events/crime/561197199/html (дата обращения 20.07.2017 г.)
140

Назначены принудительные меры медицинского характера в психической больни-


це специального типа с интенсивным наблюдением1.
Проведенный нами анализ уголовных дел, рассмотренных судами Санкт-
Петербурга и Ленинградской области за 2012–2017 гг. позволил определить, что
наиболее часто психопатические личности совершают преступления сексуального
характера в возрасте от 19 до 35 лет. После 35 лет процент числа этих лиц, совер-
шивших половые преступления, снижается, и составляет всего 19 %.
По образовательному уровню лица, совершившие сексуальные преступле-
ния против несовершеннолетних, согласно нашему анализу уголовных дел, имели
образование (%): высшее или неоконченное образование – 19 %, среднее – 43 %,
среднее специальное – 38 %.
По роду деятельности их можно распределить следующим образом: работ-
ники умственного труда – 11; учащиеся – 2; рабочие – 38; занимающиеся неква-
лифицированным трудом – 39, не работающие – 10. Установлено, что среди них
большинство тех, кто закончил 10–11 классов и профессиональное училище, а
также тех, у кого невысокий уровень производственной квалификации и профес-
сия вообще отсутствует.
Так, в августе 2016 г. возбуждено уголовное дело по п. «б» ч. 4 ст. 132 УК
РФ в отношении г-на С., 1979 г.р., официально не трудоустроенного, имеющего
неполное среднее образование, судимого ранее по ч. 1 ст. 105 УК РФ. На учете у
нарколога и психиатра не состоит, страдает хроническим психическим рас-
стройством здоровья в форме расстройства личности с выраженными эмоцио-
нально-волевыми нарушениями. Вменяем. С., под предлогом помочь ему занести
коробки заманил в квартиру несовершеннолетнего Г., 2003 г. р., где совершил
насильственные действия сексуального характера2.
Следующий вопрос, который заслуживает внимания, касается высокого
процента рецидива действий сексуального характера в отношении несовершенно-
летних. Так, Ю.М. Антонян отмечает, что «для лиц, совершивших преступления
против половой свободы и половой неприкосновенности несовершеннолетних,
характерен особо опасный рецидив»3.

1
Уголовное дело № 226234-2016 // Архив Ленинградского областного суда.
2
Уголовное дело № 663259-2016 // Архив Ленинградского областного суда.
3
Антонян Ю.М. Педофилия. Основные криминальные черты: монография. М., 2002. С.66 - 69; Серийный насиль-
ник - педофил Олег Косарев. Сюжет криминальной России. [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
http://www.crimerussia.tv/ (дата обращения 08.12.2017 г.).
141

В отношении г-на К. возбуждено уголовное дело по п. «б» ч.4 ст. 132 УК


РФ, ч. 5 ст. 132 УК РФ, ч. 5 ст. 131 УК РФ. Г-н К., 1969 г.р., судимом ранее по п.
«а» ч. 2 ст. 131 УК РФ, по п. «а» ч. 3 ст. 131 УК РФ, образование среднее специ-
альное, без постоянного места работы, разведен, есть несовершеннолетний сын.
К. проживал совместно со своей гражданской женой и её детьми в коммуналь-
ной квартире. Днем, когда мать находилась на работе, применяя физическую си-
лу, К. раздел приемную 15-летнюю дочь А. и находившуюся у них в гостях ее по-
другу М., поочередно вводил девочкам свой половой член между ног, затем изна-
силовал А1.
По данным, представленным в работах Ю.М. Антоняна и С.П. Поздняковой,
среди сексуальных преступников с психическими аномалиями общий рецидив
представлен 47,7 %, специальный – 32,2 %; среди психически здоровых преступ-
ников – 30 % и 15,7 % соответственно2. З. Старович отмечает, что «ранее судимые
из рассматриваемой группы составляют 61 %, из которых за половые преступле-
ния – 27 %, в том числе за мужеложство и развратные действия в отношении
мальчиков – 16 %. При совершении развратных действий в отношении несовер-
шеннолетних лиц женского пола, свойственны попытки изнасилования, хулиган-
ские действия, грабежи и кражи личного имущества»3. Н.А. Исаев отмечает, что
«общий показатель рецидива для сексуальных преступлений составляет 13,4 %,
для несексуальных насильственных преступлений – 12,2 %»4. Из изученных нами
материалов уголовных дел 80 осужденных Ленинградским областным судом, де-
вять человек ранее судимы за преступления сексуального характера, трое из кото-
рых – за преступления против половой свободы и половой неприкосновенности
несовершеннолетних.
В значительной мере вызывает обеспокоенность и то обстоятельство, что
существенная часть половых посягательств в отношении несовершеннолетних со-
вершается ранее не судимыми лицами. Этот показатель можно оценивать, как
«индикатор», отражающий аномальное представление членов общества о половой
морали и этики; как показатель падения моральной составляющей личности5.

1
Уголовное дело №664732 -2016 // Архив Ленинградского областного суда.
2
Антонян Ю.М., Ткаченко А.А., Шостакович Б.В. Криминальная сексология. М., 1999. С. 51.
3
Старович З. Судебная сексология. М., 1991. С. 122 - 123.
4
Исаев Н.А. Сексуальные преступления, как объект криминологии. СПб., 2007. С. 241.
5
Криминология. Бурлаков В.Н., Вандышев В.В. Милюков С.Ф. и др. учебное пособие для студентов высших учеб-
ных заведений, обучающихся по направлению и специальности «Юриспруденция»: Стандарт третьего поколения /
под редакцией В.Н. Бурлакова, Н.М. Кропачева. 2-е изд. СПб, 2016. С. 78 - 80.
142

По проведенным нами исследованиям в 95 % случаев преступление против


половой свободы и половой неприкосновенности несовершеннолетних совершено
преступником - одиночкой1 и 5 % – группой лиц2.
Следственная практика свидетельствует, что немало преступлений, против
половой свободы и половой неприкосновенности несовершеннолетних группой
лиц совершают несовершеннолетние преступники (43 %)3. Однако такая группа
может быть как однородной, так и смешанной, в которой наряду с совершенно-
летними соучастниками входят и не достигшие 18, а порой и 14-летнего возраста
подростки. Эти группы всегда антисоциальной направленности. У таких подрост-
ков имеется потребность компенсировать свою социальную психологическую
несостоятельность, и они реализуют её в форме агрессивного отношения к своим
сверстницам, малолетним, а порою и к женщинам значительно старшего возрас-
та4. Желая показать себя «настоящими мужчинами», несовершеннолетние пре-
ступники через унижение, оскорбление, а порой и причинение боли и страданий
своей жертве пытаются самоутвердиться в глазах своего окружения. И только
иногда подростки совершают сексуальные преступления с целью удовлетворения
своих половых влечений5. Особенность последнего времени выражается в возрас-
тании групповых половых преступлений с немотивированной агрессией6.
Так, восемь уроженцев Дагестана решением суда признаны виновными в
совершении преступлений, предусмотренных п. «б» ч. 2 ст. 131, п. «б» ч. 2 ст.
132 УК РФ и приговорены к лишению свободы на срок от 5 до 8,5 лет.
По материалам следствия, 26-летняя потерпевшая – инвалид по слуху и ре-
чи – дважды подвергалась насилию со стороны обвиняемых: 21 июня 2009 г. ра-
нее знакомый ей А. обманом усадил ее в автомашину, после чего совместно с И. и
с 6, не установленными следствием лицами вывезли на территорию гаражного
кооператива, где с применением насилия поочередно совершили половые сноше-
ния и иные действия сексуального характера. 29 июня 2009 г. девушка вновь под-
1
В большинстве это лицо, отличающееся трусостью и пугливостью, повышенной жалостью к себе, чаще это зави-
симые люди, которые не могут контролировать свое сексуальное желание, испытывают страх перед общением со
взрослой женщиной, не способны сдерживать свои импульсы.
2
Приложение II. Таблица 2.1.
3
См.: Указ. соч. С. 31.
4
Филиппов А.Р. Проблемы квалификации насильственных преступлений против общественной безопасности и
общественного правопорядка, совершаемых членами смешанных ОПГ // Вестник Санкт-Петербургского универси-
тета МВД России. № 3 (71). 2016. С. 68 - 72.
5
Пономарева Л.В. Характеристика личности преступника по делам об изнасилованиях // Бизнес в законе. 2007.
№ 2. С. 92 - 101.
6
Криминология: учебник. 4-е издание, пер. и доп. / под ред. В.Н. Кудрявцева, В.Е. Эминова. М., 2010. С. 565.
143

верглась половому насилию со стороны А. и М, а также 4 несовершеннолетних.


После совершения преступлений потерпевшая с многочисленными телесными по-
вреждениями, в том числе внутренним кровотечением, была доставлена в боль-
ницу, где ей была оказана экстренная медицинская помощь1.
По нашему мнению, демонстрация гуманности российских судов в данном
и подобных случаях не допустима. Назначенное наказание необоснованно зани-
жено.
Таким образом, нами предпринята попытка интеграции собственного кри-
минологического портрета личности преступника, который совершил преступле-
ние против половой свободы и половой неприкосновенности несовершеннолет-
них: это чаще мужчины в возрасте от 23 до 45 лет (89 %), характеризующиеся
ранней сексуальной инициацией, наличием психических аномалий и нарушенным
психосексуальным развитием и состоящие на учете в психоневрологическом или
наркологическом диспансерах. Данная категория лиц имеет выраженную асоци-
альную направленность, фиксируется тенденция разрушения социального и обра-
зовательного иммунитетов от таких преступлений. Наиболее распространены
хронический алкоголизм, наркомания, криминальная активность в плане совер-
шения несексуальных деликтов. Сексуальные преступники (в основной своей
массе) являются агрессивными, экстравертированными субъектами, для которых
характерна активизация садистских и хулиганских мотивов.
Ю.А. Антонян отмечает, что «сексуальные» «серийные» убийства обладают
общими характерными чертами, которые всегда связаны с интимной жизнью ви-
новного, его психотравмирующими сексуальными переживаниями, его ощущени-
ями своей сексуальной недостаточности, ущербности, что и позволяет называть
подобные убийства сексуальными. В жизни каждого такого убийцы были серьёз-
ные провалы в половой жизни, а у подавляющего большинства – подлинные ката-
строфы, то есть они не состоялись как мужчины. Так, Чикатило был импотентом,
Головкин (убивший 12 несовершеннолетних) и Ершов (зарубивший топором 4
женщин) – девственниками, убийца-людоед Джумагалиев испытывал отвращение

1
Уроженцы Дагестана, обвиняемые в изнасиловании девушки-инвалида из Астрахани, получили от 5 до 8,5 лет
тюрьмы. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://www.kavkaz-uzel.ru/articles/187138/ (дата обращения
27.07.2017 г.)
144

к половому акту и т. д. Одним словом, почти все серийные сексуальные убийцы


были сексуальными неудачниками либо ощущали себя таковыми1.
Анализ судебной и следственной практики, предпринятой С.Ф. Милюковым
еще в 70-х гг. прошлого века и соискателем в настоящее время показал, что лиц
среди субъектов изнасилований с ослабленной половой потенцией немало. «Как
ни парадоксально, но это толкает их на большее число половых контактов для
компенсации своей ущербности как в собственном сознании, так и в глазах жерт-
вы»2.
Следовательно, суть преступлений против половой свободы и половой
неприкосновенности сводить лишь к удовлетворению половой страсти противо-
правным путем нельзя. Таким образом, для квалификации преступлений, преду-
смотренных ст. ст. 131 и 132 УК РФ мотив их совершения (удовлетворение поло-
вой потребности, месть, национальная или религиозная ненависть, желание уни-
зить потерпевшее лицо и т.п.) значения не имеет.
Важно отметить, что специфические черты характеристики личности сексу-
ального преступника возникают не сразу. Они формируются, развиваются и за-
крепляются с раннего возраста с учетом событий, происходящих с первых дней
жизни индивида, и, собственно, составляют его важнейшие части. Следовательно,
как любое, так и преступление против половой свободы и половой неприкосно-
венности, сформировано всем ходом жизни, выступает её итогом и вне этого кон-
текста не может быть объективно оценено и объяснено. Примером тому могут
служить дело А.Р. Чикатило3.
Сегодня существует много мнений по вопросу типологии личности сексу-
ального преступника. Так, Т.Г. Шувалова предлагает следующую типологию «де-
то-насильников»: «1) родственно-насильственный тип – лица, из числа родствен-
ников жертвы, совершивших сексуальные посягательства в отношении несовер-

1
Антонян Ю. М., Верещагин В. А., Потапов С. А., Шостакович Б. В. Серийные сексуальные убийства. Учебное
пособие / Под ред. Ю. М. Антоняна. М.: МЮИ МВД России, Издательство «Щит-М», 1997. С. 151 - 152; Антонян
Ю.М. Мотивация преступного поведения: монография. М.: Юрлитинформ. С. 144 - 145.
2
Милюков С.Ф., Степанова О.Ю. Актуальные проблемы квалификации половых преступлений: пределы судебно-
го толкования // Российский журнал правовых исследований. М., 2015. № 4 (5). С. 108 - 109.
3
Антонян Ю.М. Особо опасный преступник. М.: Проспект, 2013. С. 251 - 253.
145

шеннолетних и малолетних в ситуации, когда жертва и преступник остаются бес-


контрольными от третьих лиц; 2) насильственно - обиженный тип («сексуальный
неудачник») – лица, вовлекающие жертву в сексуальную «игру» эксплуатацию с
применением физического насилия и использующие для указанного рода вовле-
чения актерское мастерство и хитрость различного характера»1.
Ю.М. Антоняном обозначил три типа преступников: «1) лица, имеющие
эмоционально фиксированную установку на девочек, возникшую в связи с силь-
ными сексуальными переживаниями в определенный период развития; 2) лица,
которые в детстве или подростковом возрасте имели дефицит общения со сверст-
никами, что сформировало дефект развития и своеобразие мотивационной уста-
новки; 3) отцы, насилующие своих дочерей»2.
Немецкий сексолог Ф. Зигмуш выделяет 10 типов преступников, соверша-
ющих сексуальное насилие над детьми: 1) близкий член семьи (отец, брат, дядя);
2) сосед, обычно личность антисоциальной направленности (страдающий алкого-
лизмом, наркоманией), в большинстве случаев не страдающий психическим забо-
леванием «педофилия»; 3) подросток пубертатного возраста, реализующий свой
первый сексуальный опыт на малолетнем ребенке; 4) подросток или взрослый, с
задержками в развитии; 5) сексуально не зрелый взрослый, который не наигрался
в детстве в «доктора»; 6) психически больной взрослый; 7) секс-турист, покупа-
ющий сексуальные «услуги» детей; 8) пожилой человек, восполняющий «пробе-
лы» в своей сексуальной жизни; 9) «извращенец» или «садист», получающий удо-
вольствие от причинение боли и страданий другому лицу, но который не может
удовлетворить свои желания с взрослыми; 10) «педосексуал» – лицо, испытыва-
ющее сексуальное влечение к детям допубертатного возраста3.
Немецкий психотерапевт К. Байер обозначает следующие группы сексуаль-
ных преступников: «1) молодые неопытные люди; 2) диссоциальные личности; 3)

1
Шувалова Т.Г. Насильственные преступления сексуального характера, совершаемые в отношении малолетних и
несовершеннолетних: ответственность и предупреждение: дисс. … к.ю.н. М., 2011. С. 111 - 112.
2
Антонян Ю.М. Почему люди совершают преступления? Причины преступности. М.: Изд-во Камерон, 2005.
С. 247.
3
Werner Stangls Arbeitsblätter. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://arbeitsblaetter.stangl-
taller.at/MISSBRAUCH/MissbrauchFormen.shtml#Taeter (дата обращения 02.11.2017 г.)
146

лица, с преобладающими педофильными наклонностями; 4) лица, с побочными


педофильными наклонностями; 5) лица, страдающие психическими заболевания-
ми»1.
Рассматривая вышеперечисленные варианты, соискатель приходит к выводу
о возможности условно выделить три основания классификации типологии лич-
ности преступника, который совершил преступления против половой свободы и
половой неприкосновенности несовершеннолетних: 1) по мотивам (месть, удо-
влетворение половой потребности и т.д.); 2) по рисунку деликта (спонтанное или
запланированное преступление); 3) по корреляции различных причин и условий
(психологические, социальные, сексуальные особенности преступника).
Резюмируя выше сказанное, следует отметить:
1. Личность преступника – это совокупность наиболее общих отноше-
ний, свойств, социально значимых черт и закономерностей, их внутренних и
внешних взаимосвязей, которые возникают, формируются и развиваются (дегра-
дируют) в процессе определенной деятельности и общественных отношений, в
совокупности с другого рода (специфическими) свойствами – собственно крими-
нологическими или уголовно-правовыми, то есть обусловленные преступным де-
янием.
2. 89 % преступлений против половой свободы и половой неприкосно-
венности совершаются лицами мужского пола, 11 % – женского, где в большин-
стве случаев женщины выступают в роли соучастников преступления (пособни-
ков или подстрекателей). Мотивация их участия заключается в желании ото-
мстить жертве за причиненный вред (ущерб, неудобства, создание проблем) или
оказать содействие в снижении её социального или неформального статуса.
3. Сексуальное злоупотребление детьми со стороны женщин явно недо-
оценено. Женские «педофильные» тенденции способны возрастать вследствие
изменения социальных ролей мужчин и женщин в российском обществе.
4. Наиболее активный возраст в совершении половых преступлений в

1
Norbert Nedopil: Forensische Psychiatrie: Klinik, Begutachtung und Behandlung zwischen Psychiatrie und Recht, 3.
Auflage 2007, Georg Thieme Verlag S. 201.
147

отношении несовершеннолетних – от 23 до 45 лет. По возрастным характеристи-


кам осужденные за данные преступления подразделятся таким образом: до 18 лет
– 8 %, 21 – 36 лет – 66 %, 40–55 лет – 22 %, 55–70 лет – 3 %.
5. Доля несовершеннолетних сексуальных преступников, от всех лиц,
приговоренных к уголовной ответственности за совершение данных деяний, со-
ставила 8,1 %. Наибольшую сексуальную активность среди несовершеннолетних
в криминальном плане проявляют лица в возрасте 14–17 лет;
6. По семейному положению преступников можно подразделить на сле-
дующие группы: 1) состоят в браке и воспитывают своих детей – 29 %; 2) в разво-
де – 20 %; 3) не состояли в браке никогда – 51 %.
7. По критерию отношений между обвиняемым и потерпевшим (потер-
певшей) можно выделить следующие категории: знакомы – 60 %; ранее не знако-
мы – 21 %; родственные связи – 19 %.
8. 78 % внутрисемейных сексуальных посягательств совершаются лица-
ми, находящимися в состоянии алкогольного опьянения, но осознающими суть
происходящего. При внесемейном сексуальном домогательстве в отношении де-
тей и подростков в состоянии алкогольного опьянения совершено около 40% пре-
ступлений;
9. У 86 % осужденных за преступления против половой свободы и поло-
вой неприкосновенности несовершеннолетних установлена отягощённая наслед-
ственность разными заболеваниями психики, особенно превалирует хронический
алкоголизм по родительским линиям. У врача-психиатра или нарколога на учете
состояли 60 % осужденных. 75 % осужденных имели ранний гомосексуальный
опыт. У 10 % лиц, привлеченных к ответственности за половые преступления в
отношении несовершеннолетних, имели место акцентуации характера преимуще-
ственного с гиперстеническим радикалом (эпилептойдный, истеройдный, не-
устойчивые типы личности).
10. Наиболее часто психопатические личности совершают преступления
сексуального характера в возрасте от 19 до 35 лет. После 35 лет процент числа та-
ких лиц составляет всего 19 %.
148

11. По уровню образования лица, которые совершили преступления про-


тив половой свободы и половой неприкосновенности несовершеннолетних делят-
ся (в%): высшее или неоконченное образование – 19 %, среднее – 43 %, среднее
специальное – 38 %.
12. По роду деятельности их можно распределить следующим образом:
работники умственного труда – 11; учащиеся – 2; рабочие – 38; занимающиеся
неквалифицированным трудом – 39, не работающие – 10.
13. 95 % данных преступлений совершено преступником - одиночкой и
5 % – группой лиц.
Нами предпринята попытка создания оригинального криминологического
портрета личности преступника, совершившего преступления против половой
свободы и половой неприкосновенности несовершеннолетних: это чаще мужчины
в возрасте от 23 до 45 лет (89 %), с средним образованием, занимающиеся неква-
лифицированным трудом, не состоящие в браке, характеризующиеся ранней сек-
суальной инициацией, наличием психических аномалий и нарушенным психосек-
суальным развитием и состоящие на учете в психоневрологическом или нарколо-
гическом диспансерах. Данная категория лиц имеет выраженную асоциальную
направленность, выявляется тенденция разрушения образовательного и социаль-
ного иммунитетов от этих преступлений. Часто встречаются хронический алкого-
лизм, наркомания, криминальная активность в плане совершения несексуальных
деликтов. Сексуальные преступники (в основной своей массе) являются агрессив-
ными, экстравертированными субъектами, которым характерна активизация са-
дистских и хулиганских мотивов.
Также выделены основания классификации типологии личности преступни-
ка, совершившего преступления против половой свободы и половой неприкосно-
венности несовершеннолетних: по мотивам (месть, удовлетворение половой по-
требности и т.д.); по рисунку деликта (спонтанное или запланированное преступ-
ление); по корреляции различных причин и условий (психологические, социаль-
ные, сексуальные особенности преступника).
149

§ 2.4. Виктимологическая характеристика несовершеннолетних, в от-


ношении которых совершены преступления против половой свободы и поло-
вой неприкосновенности

Связанные с изучением личности жертв преступления проблемы вызывают


пристальное внимание специалистов на протяжении продолжительного времени.
«Как отрасль науки виктимология является довольно молодым направлением, по-
лучившим свое развитие в середине XX в.»1.
Первые разработки в области виктимологии в нашей стране относятся к се-
редине 1960-х г.2. В числе отечественных основоположников виктимологии спра-
ведливо называют Л.В. Франка3 и Д.В. Ривмана4. Именно в их трудах впервые ис-
следовались важные аспекты личности жертвы преступления и ее роли в меха-
низме преступного поведения. Советские ученые, развивая учение о жертве пре-
ступления, изучали в рамках единого проблемного комплекса личность и поведе-
ние жертвы в механизме совершения преступления; ее роль в генезисе преступле-
ния; криминологически значимые отношения и связи между жертвой и преступ-
ником; пути и способы возмещения или сглаживания вреда, нанесенного жертве в
результате преступного посягательства5. При этом внимание исследователей осо-
бенно привлекали количественные и качественные статистически значимые ха-
рактеристики криминальной виктимизации.
Вероятно одной из обязательных составляющих перспективнoгo направле-
ния теoрии и практики бoрьбы с преступностью – индивидуальнoй и oбщей вик-
1
Краснюк Г.П. Ненасильственные сексуальные посягательства на лиц, не достигших четырнадцати летнего возрас-
та: дисс. … к.ю.н. Краснодар, 2000. С. 130; Полубинский В.И., Ситковский А.Л. Теоретические и практические
основы криминальной виктимологии. М., 2006. С. 39; Хоменко С.М. Виктимология: учебное пособие. Таганрог,
2012. С. 2-6; Ривман Д.В. Криминальная виктимология. СПб.: Питер, 2002. С. 8 - 9.
2
Мелкумов В.Г., Франк Л.В. На грани двух наук (О книге доцента Я. М. Яковлева «Расследование убийств». Ду-
шанбе, 1960). Сборник трудов Республиканского бюро судебно-медицинской экспертизы и кафедры судебной ме-
дицины Таджикского государственного медицинского института им. Авиценны. Душанбе, 1963. С. 8, 191 - 196.
См. подробнее: Майоров А.В. Виктимология: вчера, сегодня, завтра // Виктимология. № 1 (1), 2014. С. 6 - 11.
3
Франк Л.В. Виктимология и виктимность. Душанбе, 1972. 49 с.; Франк Л.В. Потерпевший от преступления и
проблемы советской виктимологии. Душанбе, 1977. 206 с.
4
Ривман Д.В. Виктимологические факторы и профилактика преступлений. Л., 1975. 250 с.
5
Рыбальская В. Я. Виктимология и преступность несовершеннолетних: методические рекомендации. Иркутск,
1980. 164 с.; Полубинский В.И. Виктимологические аспекты профилактики преступлений. M., 1980. 218 с.; Са-
фиуллин Н.Х. Виктимное поведение несовершеннолетних и совершаемые против них насильственные преступле-
ния (Криминологический анализ): автореф. дис.... к. ю. н. М., 1995. 20 с.; Бимбинов А.А. Ненасильственные поло-
вые преступления: автореф. дисс. … к. ю. н. М., 2015. С. 11 - 12.
150

тимoлoгической прoфилактики – должна выступать разработка системы профи-


лактических мер в отношении лиц, которые в силу своего образа жизни, своеоб-
разного поведения или социального статуса в конкретных условиях могут стать
потерпевшими от посягательств преступного характера.
«Виктимология проводит изучение жертвы преступного посягательства в
различных её качествах и проявлениях и вырабатывает меры предупреждения, ко-
торые позволяют миновать ситуации, где поводом преступного поведения может
быть сама жертва»1.
Понижение уровня виктимности оказывает непосредственное воздействие и
на снижение преступности, так как путь уменьшения преступности прокладыва-
ется не только посредствам снижение числа лиц, которые эвентуально2 могут
стать преступниками, но и понижения количества лиц, которые могут стать жерт-
вами противоправных посягательств.
Как показывает полученные нами данные, характеристики жертв сексуаль-
ных посягательств по половому признаку распределились следующим образом:
80 % – лица женского пола, и 20 % – мужского.
Личность потерпевших находит свое выражение во внешних поведенческих
актах, способствующих появлению намерений, мотивов, целей преступного пове-
дения, а также выбору средств и способов их достижения. По результатам иссле-
дования Н.А. Барановского, «в 36 % случаев криминогенные конфликтные ситуа-
ции возникали по вине потерпевших»3.
Очевидно, что несовершеннолетние обладают повышенной виктимностью,
то есть повышенной предрасположенностью совершения в отношении них раз-
личных преступлений, в том числе и сексуального характера4. Около 50 % по-
страдавших от действий лиц, которые совершили половые преступления, облада-

1
Франк Л.Ф. Понятие о криминальной виктимологии и виктимности и некоторые ее аспекты в преступлениях про-
тив жизни и здоровья. Сб.: Вопросы криминалистики, криминологии и судебной экспертизы. Баку, 1972, С. 250.
2
Возможно при определенных обстоятельствах // Толковый словарь русского языка С.И. Ожегова. СПб.: АСТ.
2016 г. С. 1267.
3
Барановский H.A. Социальные потребности личности и преступное поведение: автореф. дисс...к. ю. н. М.,1978.
С. 9; Михалкин Н.В. Социальная психология: учебное пособие. М., 2012. С. 144-146; Познышев С.В. Криминаль-
ная психология. Преступные типы. О психологическом исследовании личности как субъекта поведения вообще и
об изучении личности преступника в частности. М., 2010. С. 210-212.
4
Яковлева М.Г. Возраст как предпосылка виктимизации человека // Виктимология. 2016. № 2 (8). С. 22 - 25.
151

ют определенными виктимологическими качествами1, которые способствовали их


попаданию в виктимогенную ситуацию: неосведомленность либо минимальная
информированность о сексуальной стороне жизни во время полового созревания;
социальная дезадаптация; легкомысленность, доверчивость, повышенная внуша-
емость, пассивная подчиняемость, психические аномалии; незрелость, незащи-
щенность, физическая слабость.
В августе 2016 г. в вечернее время, в период с 18.00 до 20.00 Д. совершил в
отношении 10-летнего М. сексуальные действия насильственного характера. Д.
признан невменяемым, назначены меры медицинского характера.
М. характеризуется положительно. Ориентирован полностью. Имеет до-
статочный словарный запас. Живые эмоциональные реакции. Учится на хорошо.
О половых отношения знает немного. Признаков каких-либо психических рас-
стройств не выявлено. Понимает только внешнюю сторону совершенных в от-
ношении него деяний. Осознавать их значение и оказывать сопротивление не мог.
Присутствуют признаки повышенной внушаемости, склонен к фантазированию2.
По мнению Д.В. Ривмана, подростки 12–14 лет – наиболее виктимная груп-
па среди несовершеннолетних. Это тот возрастной период, в котором подростку
надлежит самостоятельно, при отсутствии жизненного опыта, принимать решения
по определенным жизненным задачам: взаимоотношения со сверстниками, с ли-
цами другого пола, освобождение от опеки родителей, определение рода занятий3.
И.А. Захарьева считает, что «повышенной виктимностью обладают лица в воз-
расте от 14 до 18 лет»4, в то время как Д.Е. Васильченко обозначает «возраст по-
вышенной уязвимости к совершению преступлений, против половой свободы и
половой неприкосновенности несовершеннолетних, до 10 лет»5. Наиболее под-
верженной сексуальному насилию группой риска являются малолетние в возрасте

1
Васильченко Д.Е. Уголовно-правовые и криминологические проблемы борьбы с преступлениями, посягающими
на нормальное половое и нравственное развитие малолетних: дис. … к.ю.н. Ростов-на-Дону, 2002. С. 51 - 59; Кри-
минальная виктимология: вчера, сегодня, завтра: Материалы международной научно-практической конференции.
М.: ФГКУ, «ВНИИ МВД России», 2013. С. 79 - 82, 167 - 169; Маркова Ю.В., Степанова М.А. Виктимология: учеб-
ное пособие. Белгород: Бел ЮИ МВД России, 2014. С. 19 - 22; Логинова Л.В. Уголовно-правовое и криминологи-
ческое исследование преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних: автореф. дис... к. ю.
н. Санкт-Петербург, 2013. С. 24.
2
Уголовное дело № 663259 – 2016 // Архив Ленинградского областного суда.
3
Ривман Д.В. Криминальная виктимология. СПб.: Питер, 2002. С. 45 - 47.
4
Захарьева И.А. Психологические факторы виктимности несовершеннолетних жертв изнасилования: дисс. …
к.п.н. СПб., 2000. С. 25.
5
Васильченко Д.Е. Указ. соч. С. 51 - 59.
152

8–12 лет (33 %), после них (30 %) – несовершеннолетние 16–17 лет1, что подтвер-
ждается полученными нами данными2.
Так, анализ материалов изученных нами уголовных дел позволяет заклю-
чить, что наиболее виктимной возрастной группой являются дети 7–12 лет. Неча-
сто (5 %) жертвами половых преступлений внесемейного типа становятся дети до
5 лет. Однако при инцестных злоупотреблениях каждый третий ребенок подвер-
гается сексуальному домогательству именно в этом возрасте.
В мае 2015 г. 35-летний М. совершил в отношении 6-летней падчерицы
насильственные действия сексуального характера на глазах у младшего ребёнка.
Старшая девочка замкнулась в себе, а 4-летняя кроха поведала об увиденном со-
седу по коммунальной квартире. Мужчина приговорен Костромским районным
судом по п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ к 15 годам лишения своды с отбыванием нака-
зания в колонии строгого режима, с ограничением свободы на 2 года3.
В. в марте 2016 г. в одном из домов, расположенных по ул. Садовая г.
Санкт-Петербурга, В., находясь в состоянии алкогольного опьянения, совершил
насильственные действия сексуального характера в отношении 5-летней дочери
своей сожительницы. В ноябре приговором суда В. назначено наказание в виде 13
лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строго-
го режима4.
Наибольший риск стать жертвами имеют малолетние дети независимо от
пола, но стоит заметить, что предрасположенность к совершению в отношении
мальчиков половых преступлений резко снижается по достижению ими 14 лет.
Несовершеннолетние девушки от 14 до 17 лет в 4 раза чаще, чем их сверстники
мужского пола, становятся объектами сексуальных посягательств. Однако маль-
чики значительно чаще, подвергаются сексуальной активности со стороны несо-
вершеннолетних, чем девочки (32 % против 23 %)5.
В отношении 15-летнего М. возбуждено уголовное дело по п «б» ч. 4 ст.
132 УК РФ. М. в сентябре 2016 г., совершил акт мужеложства в отношении 7-
летнего брата С., который не понимал характера и значения совершаемых с ним

1
Готчина Л.В., Логинова Л.В. Уголовно-правовая и криминологическая характеристика преступлений против по-
ловой неприкосновенности и половой свободы несовершеннолетних. М.: Юрлитинформ, 2015. С. 51 - 53.
2
Приложение II. Таблица 2.2.
3
Костромичу дали 15 лет колонии за сексуальное насилие над 6-летней падчерицей. [Электронный ресурс]. – Ре-
жим доступа: URL: http://ko44.ru/news/law/item/10493-kostromichu-dali-15-let-kolonii-za-seksualnoe-nasilie-nad-6-
letney-padcheritsey.html (дата обращения 07.09.2016 г.)
4
Уголовное дело № 12-2062/2016 // Архив Санкт-Петербургского городского суда.
5
Гусева О.Н. Педофильная виктимизация и виктимологическая профилактика педофильных преступлений: дисс.
… к.ю.н. 2011. С. 117 - 118; Сплавская Н.В. Правосознание молодежи как фактор их повышенной виктимности //
Виктимология. № 3 (5), 2015. С. 24 - 28.
153

действий в силу своей психической незрелости. Воспитанием детей занималась


бабушка. Отца нет. Мать страдала алкоголизмом. Внешне дети неопрятны.
Малолетний С. физически развит слабо, по усвоению школьной программы от-
ставал от сверстников. Психическим расстройством на момент совершения
преступления не страдал. Мышление продуктивное, последовательное. Невысо-
кий уровень освещенности в сексуальных вопросах, несформированность эмоцио-
нально-волевых механизмов, импульсивность поступков, отсутствие полороле-
вых представлений. Свойственна впечатлительность, подчиняемость, скром-
ность, старательность. М. состоял на учете у психиатра. Замкнут. Словарный
запас мал. Повышенная истощаемость психических процессов. Признан невменя-
емым1.
Количество случаев сексуального насилия над мальчиками в настоящее
время значительно возросло. Более латентный характер присущ насилию сексу-
ального характера в отношении мальчиков, по сравнении с сексуальным насилием
над девочками. Это можно объяснить тем, что мальчики больше стараются скры-
вать происходящее, придерживаясь своего рода «табу» на признание факта сексу-
ального посягательства2. «Мальчики чаще, чем девочки, желают приуменьшить
такой постыдный опыт, либо не говорить о нем вовсе, при этом существенную
роль здесь имеет страх о том, что их примут за гомосексуалистов и не будут счи-
тать мужчинами. Помимо этого, принято считать, что мужчина должен уметь за-
щитить себя, в противном случае он теряет критерии мужественности»3.
Весной 2016 г. около 17 часов 00 минут в заброшенном помещении 30 лет-
ний неработающий, имеющий неполное среднее образование г-н Н. совершил
насильственные действия сексуального характера в отношении 8-летнего Р. Н.
признан невменяемым, назначены меры медицинского характера. Малолетний на
момент совершения преступления психическим расстройством не страдал, в во-
просах половых отношений не осведомлён, в силу своего малолетнего возраста
характер происходящих с ним действий не осознавал. В развитии от сверстников
не отстает. С программой обучения справляется. По характеру застенчив,
неконфликтен, стеснителен, рассеян. Физически для своих лет развит слабо4.
В ситуациях, пролонгированных во времени, многократных половых пося-
гательств можно заключить, что ставшие жертвами таких злоупотреблений маль-
чики, зачастую отличаются девиантным поведением, им присущи признаки соци-

1
Уголовное дело № 665637-2016 // Архив Ленинградского областного суда.
2
См.: Гусева О.Н. Указ. соч. С. 121 - 122.
3
Шостакович Б.В., Ушакова И.М., Потапов С.А. Половые преступления против детей и подростков: Психиатриче-
ский аспект. Ростов на Дону, 1994. С. 66; Утков П.Ю. Значение психологической помощи в разрешении проблемы
виктимного поведения младших школьников // Виктимология. № 1 (11). 2017. С. 7 - 16.
4
Уголовное дело № 665154 – 2016 // Архив Ленинградского областного суда.
154

ально-педагогической запущенности. Испытывая интерес, любопытство к сексу-


альной сфере, они без проблем вовлекаются в подобные действия, в некоторых
случаях получают вознаграждение, относятся к происходящему положительно, не
стремясь о нем рассказать кому-либо1.
50-летний С. признан виновным в совершении преступлений, предусмот-
ренных ч. 1 ст. 151 и п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ. В августе 2015 г. в одном из
частных домов С. заставлял 6 мальчиков 2002 и 2004 гг. рождения употреблять
спиртные напитки, демонстрировал им видеозаписи порнографического содер-
жания, неоднократно совершил в отношении детей насильственные действия
сексуального характера. Суд приговорил С. к лишению свободы на 13 лет2.
Сильная эмоциональная привязанность мальчика-жертвы к извращенцу, ко-
торый ловко использует её для достижения своих целей – еще один механизм
«педофильной» виктимизации.
Так, в июне 2017 г. общество шокировала история о 19 летнем юноше,
находившемся в «секс рабстве 10 лет». Так, в одной из Московских коммунальных
квартир малолетнего 10-летнего мальчика А., пропавшего без вести в 2007 г. со-
держал судимый ранее по ст. 135 УК РФ г-н Э. 1987 г.р. По словам следователей,
А. не понимает, что его отношения с Э. не были естественными, юноша просто
не знает, что такое нормальная жизнь. А. не имеет образования, не умеет чи-
тать и писать. По мнению специалистов отделения клинической психологии
Первого МГМУ им. И.М. Сеченова на лицо «Стокгольмский синдром», когда
жертва принимает сторону преступника и за частую пытается подражать
ему3.
По сравнению с мальчиками, девочки намного чаще выступают инициато-
рами обнаружения происходящего.
Существенных отличий в поведенческой активности по половому признаку
у жертв сексуальных посягательств, по результатам исследования Л.В. Готчиной
и Л.В. Логиновой, выявить не удалось, хотя лицам мужского пола в большей сте-
пени были присущи черты инфантилизма, а у девочек старших возрастных групп

1
Сексопатология/под ред. Г.С. Васильченко. М., 1990. С. 427 - 428; Шайдукова Л.К. Социально - психологические
и медико - наркологические аспекты гомосексуализма // Социальная и клиническая психиатрия. 2016. Т. 26. № 2.
С. 86 - 87.
2
В Санкт-Петербурге местный житель, обвиняется в совершении преступлений сексуального характера в отноше-
нии 6 школьников. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://spb.sledcom.ru/Novosti/item/977677/ (дата
обращения 7.11.2017 г.).
3
Десять лет сексуального рабства - кошмар за дверью коммунальной квартиры в Москве. [Электронный ресурс]. –
Режим доступа: URL: https://www.1tv.ru/news/2017-07-10/328572 -
desyat_let_seksualnogo_rabstva_koshmar_za_dveryu_kommunalnoy_kvartiry_v_moskve (дата обращения 26.07.
2017 г.).
155

– от 15 до 17 лет – наиболее ярко проявлялись истерические черты характера1.


Можно сделать вывод, что исследуемая группа представляется достаточно одно-
родной.
На наш взгляд, данный вывод не совсем верен. Поведенческая активность
может быть однородной у малолетних мальчиков и девочек, прослеживаться у
подростков. Но у более старшей группы несовершеннолетних в возрасте 15–17
лет об однородности речи быть не может в силу их наглядных физиологических и
социально-психологических особенностей. Так, М.И. Могачев верно указывает,
что рассматривая лиц женского пола как отдельную группы с повышенной вик-
тимностью, следует иметь в виду не только особенности непосредственного пове-
дения данных представителей в криминальной ситуации, но и учитывать наличие
у этих лиц специфических характеристик объективного свойства, влияние на ко-
торые с целью коррекции невозможно. Данные характеристики необходимо учи-
тывать при виктимологической оценке2. Самостоятельное изучение группы дево-
чек позволяет сделать вывод, что почти каждая пятая из них стала жертвой в воз-
расте от 14 до 17 лет.
28-летний К. приговорен к 3 годам и 6 месяцам лишения свободы в колонии
общего режима по ч. 1 ст. 134 УК РФ. Следствием и судом установлено, что
подсудимый, зная о несовершеннолетнем возрасте своей избранницы (15 лет),
вступил с ней в интимную связь. Их отношения длились с декабря 2015 г. по сен-
тябрь 2016 г. В момент совершения преступления К. был условно осужден за
кражу3.
В 12 случаях (23 %) сексуальные посягательства в отношении девочек со-
провождались угрозами. В силу нехватки личностных ресурсов подобная ситуа-
ция воспринималась детьми как субъективно сложная, не способная разрешиться
без вмешательства взрослых. Однако страх перед преступником не давал смело-
сти рассказать о происходящем кому-либо, что давало возможность неоднократно
совершать в отношении них подобные преступления. Поведение девочек объяс-
нялось их индивидуально-психологическими особенностями: естественная воз-

1
См.: Готчина Л.В., Логинова Л.В. Указ. соч. С. 53.
2
Могачев М.И. Серийные изнасилования. М., 2003. С. 108.
3
В Липецке вынесен приговор местному жителю за интимную связь со школьницей. [Электронный ресурс]. – Ре-
жим доступа: URL: http://lipetsk.sledcom.ru/news/item/1075479/ (дата обращения 12.12.2017 г.).
156

растная личностная незрелость, отсутствие жизненного опыта, недостаточная


осведомленность в вопросах взаимоотношения полов и соответствующих соци-
альных нормах, робость, застенчивость, стеснительность, чувство стыда и вины, в
связи с чем они не могли оказывать полноценное сопротивление посягателю.
21-летний гражданин Узбекистана И. в вечернее время 19 октября 2015 г.
в парадной одного из домов, угрожая ножом, совершил насильственные действия
сексуального характера в отношении 16-летней М. И. приговорен по п. «а» ч. 3
ст. 132 УК РФ к 8 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии
строгого режима1.
Из рассмотренных нами 120 случаев сексуальных посягательств на несо-
вершеннолетних, в трех (8 %) наблюдается корыстный мотив. Девочки долгое
время много раз приходили к виновным домой сами и исполняли все «прихоти»
преступников за вознаграждение или поощрение чем-либо. Физического насилия
или каких–либо угроз в их адрес не применялось. То есть фактически имела место
детская проституция. У данных жертв в ходе психологического обследования бы-
ли выявлены несформированность морально-этических норм, подверженность
влиянию со стороны референтной группы (основная масса девочек вовлекалась в
подобные ситуации их подругами). Немаловажную роль играла и личностная не-
зрелость потерпевших, недостаточно сформированная способность к критической
оценке и прогнозу последствий своих действий. Еще в одном случае (2 %) наблю-
дался шантаж.
29 сентября 2015 г. 16-летний М., учащийся колледжа, в социальной сети
потребовал от своей 16-летней знакомой С. ее золотую цепочку, а также всту-
пить с ним в половую связь, угрожая распространением фотографий потерпев-
шей в обнаженном виде. Суд приговорил М. по ч.1 ст. 163, ч.2 ст. 133 УК РФ к
лишению свободы сроком на 2 года2.
Говоря о девушках старше (15–17лет), можно выделить следующие инди-
видуально-психологические особенности: желание самостоятельно разрешать
возникшие трудности, взыскивать на себя ответственность; переоценка собствен-
ных возможностей; важность оценок относительно своей личности со стороны
1
В Санкт-Петербурге задержан подозреваемый в совершении преступления сексуального характера в отношении
несовершеннолетней. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://spb.sledcom.ru/Novosti/item/980715/ (да-
та обращения 02.11.2017 г.)
2
В Санкт-Петербурге учащийся колледжа подозревается в вымогательстве и понуждении к действиям сексуально-
го характера. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://spb.sledcom.ru/Novosti/item/978136/ (дата обра-
щения 27.10.2017 г.)
157

других лиц при недостаточных возможностях прогноза последствий своих дей-


ствий; нехватка личностных и денежных ресурсов для разрешения субъективно-
сложной ситуации.
Своеобразным показателем нравственно-психологической характеристики
старшей группы несовершеннолетних жертв является вступление в половые кон-
такты до момента преступного посягательства, в частности, по заключениям су-
дебно-медицинских экспертиз, нарушение целостности девственной плевы обна-
ружено у 32 % потерпевших. При этом половой жизнью живут, по данным наше-
го исследования, 46 % девушек в возрасте 14–17 лет1.
З. Старович отмечает немаловажный фактор в реализации криминальных
сексуальных действий – примерно половина девочек старшего возраста в боль-
шинстве случаев проявляет кoкетливoе, прoвoкационнoе или даже поoщряющее
пoведение в ответ на действия извращенца. В основном подростки из неблагопо-
лучных семей, характерезующиеся чрезмерной доверчивостью на проявленное к
ним внимание, рано выражали стремление стать женщинами, проявляли интерес к
вопросам секса2. Т.А. Догадина пришла к выводам, что «у лиц женского пола –
жертв половых преступлений, в большинстве случаев обнаруживаются признаки
опережения психосексуального развития, что способствует раннему проявлению
интереса к вопросам пола без соответствующего биологического созревания»3.
Понятно, что в определенной степени формирует преступный умысел виновного
виктимное поведение потерпевшей.
Говоря о несовершеннолетних, следует отметить, что их вызывающее пове-
дение, специфичная манера одеваться и другие аналогичные обстоятельства могут
привлекать к ним внимание, связанное с сексуальным интересом, взрослых лиц.
Об элементах аморального поведения можно говорить в случаях влечения к упо-

1
Приложение II. Таблица 2.2.
2
Старович З. Нетипичный секс. М., 1995. С. 249 - 250.
3
Догадина М.А. Особенности психосексуального развития малолетних и несовершеннолетних потерпевших –
жертв сексуального насилия: автореф. дис. … к. м. н. М., 1993. С. 3 - 23; Догадина М. А. Сексуальное насилие над
детьми. Выявление, профилактика, реабилитация потерпевших // Вопросы ювенальной юстиции. 2007. № 4 (13).
[Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://juvenjust.org/index.php?showtopic=565 (дата обращения 28.09.
2017 г.)
158

треблению алкоголя и наркотиков1.


Указанные обстоятельства позволяют предположить, что в генезисе сексу-
альных посягательств виктимное (сексуально провоцирующее) поведение кон-
кретной части потерпевших играет не последнюю роль не только в уголовно-
правовом аспекте, но и в аспекте виктимологической индивидуальной профилак-
тики.
Ю.М. Антонян отмечает, что «для детей младшей группы (до 10 лет) на
первый план выходит собственно возрастная виктимность. А в группе oт 10 дo 14
лет вoзрастная виктимнoсть уже вступает в конкуренцию с личнoстной поведен-
ческой виктимнoстью. Здесь на первое место могут выходить акселерация мало-
летних, приобретение ими норм поведения, не свойственных этому возрасту, упо-
требление наркoтиков и алкoгoля, бесконтрольное общение в сети Интернета, что
накладывает соответствующий отпечаток на социально-психологический портрет
малолетней жертвы.
Характеризуя малолетних жертв преступлений против половой свободы и
половой неприкосновенности, можно отметить следующие черты: простодушие,
доверчивость, слабоволие, легкомыслие, морально-этническую незрелость»2.
В июле 2016 г. 55-летний П. осужден по п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ к лише-
нию свободы сроком на 6 лет. П. пригласил 7-летнюю соседку по даче А. к себе на
участок поесть клубники, где совершил в отношении последней сексуальные по-
сягательства. А. характеризовалась как общительный, доброжелательный, лю-
бознательный ребенок. Ориентирована правильно. На задаваемые вопросы отве-
чает по существу. Для своего возраста физически развита нормально. Осведом-
ленность в половых вопросах отсутствует. Психическими заболеваниями не
страдает. Адаптация среди сверстников хорошая. Наблюдается тревожность,
ранимость в конфликтных ситуациях, высокий уровень воображения и мечта-
тельности. Повышенная требовательность к социальному окружению. Воспи-
тывается в полной, социально благополучной семье3.
Особенную виктимную группу образуют дети со свойственным им изна-
чально подчиненным положением по отношению к взрослым – в ситуации кри-

1
Васильченко Д.Е. Уголовно-правовые и криминологические проблемы борьбы с преступлениями, посягающими
на нормальное половое и нравственное развитие малолетних: дис. … к. ю. н. Ростов на Дону, 2002. С. 51 - 59; Че-
репанов Е.М. Психологический стресс: помоги себе и ребенку. М., 1997. С. 60 - 72; Берк Л. Развитие ребенка, 6-е
изд. СПб.: Питер, 2006. С. 934 - 935.
2
Антонян Ю.М. Педофилия: основные криминальные черты. М.: Юрлитинформ, 2013. С. 64.
3
Уголовное дело № 254811 - 2016 // Архив Ленинградского областного суда.
159

минального характера они проецируют выработанное у них подчинение авторите-


ту родителя или иного взрослого человека, что объясняет их заведомое снижение
способности препятствовать совершению полового посягательства.
Однако Д.В. Ривман придерживался иной позиции, говоря, что юный, в не-
которых случаях и малолетний возраст жертв сексуальных посягательств еще не
всегда свидетельствует о нейтральной роли потерпевшего лица в криминальной
ситуации. Дети (речь идет о лицах, не достигших 14 лет), становились зачастую
добровольными партнерами взрослых в половых отношениях, для них было ха-
рактерно добровольное участие, «способствование» преступнику. Возникшая си-
туация, как утверждает автор, не только по инициативе преступника, но и потер-
певшего, чаще всего сохраняется в тайне, с чем связана высокая латентность дан-
ного вида преступления. Мотивы, лежащие в основе поведения жертвы преступ-
ления могут совпадать с мотивами преступника, а могут быть иными: сексуальное
любопытство, связанное с ранним половым созреванием; стремление быстрее по-
взрослеть; материальная выгода; искренняя привязанность к преступнику, иногда
любовь. В итоге Д.В. Ривман указывает, что «поведение малолетних может быть
положительным, провокационным или нейтральным, то есть таким, которое про-
тиводействует преступнику или по крайней мере не способствует ему в соверше-
нии преступления»1.
Несовершеннолетний А. осужден по п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ. Действия
сексуального характера и акты мужеложства совершались по инициативе само-
го потерпевшего Д., который как-то сам предложил Д. и его малолетним друзь-
ям (10-12 лет) сделать им минет, когда они совместно распивали спиртные
напитки. Впоследствии Д. стал каждый раз при встрече удовлетворять их по-
добным образом2.
Из представленного примера видно, что провокационный тип поведения
жертвы обусловил не только повышенную ее виктимность, но и многократность
совершения по отношению к ней сексуальных посягательств и вовлечение других
асоциальных подростков к таким действиям, а также расширение диапазона сек-
суальных действий (от оральных контактов до совершения актов мужеложства).

1
Ривман Д.В. Криминальная виктимология. СПб., 2002. С. 148 - 155.
2
Уголовное дело 112345 - 2016 // Архив Ленинградского областного суда.
160

Анализ изученных нами уголовных дел показал, что в зачастую в крими-


нальной ситуации участников двое – преступник и жертва, но количество участ-
ников в таких ситуациях может быть довольно разнообразным. Встречаются слу-
чаи, когда жертвами одного преступника становится не один ребенок (в нашей
выборке их количество доходило до 6-ти человек), бывает наоборот – объектом
группового посягательства (от 3 до 6 человек) становятся 2–3 ребенка.
Так, в июне 2016 г., на крыше дома неработающий, ранее судимый Г., в со-
стоянии алкогольного опьянения, совершил в отношении трех малолетних дево-
чек (11 и 12 лет) насильственные действия сексуального характера. В силу не-
осведомленности и своего возраста малолетние не могли понимать характер и
значение происходящего. На момент совершения преступления ни одна из жертв
психическим заболеванием не страдала. В целом, девочки для своих лет развиты
хорошо. Словарный запас достаточный. Наблюдается проявление самостоя-
тельности. У всех троих развито стремление к справедливости. Ориентированы
на мнение более авторитетного лица. Впечатлительны. Послушны. Восприимчи-
вы к внешним эффектам.
По данному факту Г. признан виновным в соответствии с п «б» ч. 4 ст.
132 УК РФ, назначено наказание в виде 7 лет лишения свободы в исправительной
колонии строгого режима1.
Таким образом, наряду с обычным количественным соотношением для это-
го вида преступлений участников криминальной ситуации (один обвиняемый и
один потерпевший – 60 %); чаще встречаются такие варианты: два обвиняемых и
один потерпевший – 10 %; один обвиняемый и более двух потерпевших – 5 %; два
обвиняемых и два потерпевших – 12 %; иные случаи – 13 %.
В момент совершения преступного деяния психофизическое состояние
жертв характеризовалось как обычное в 55 случаях (70 %), 8 подростков (от 12 до
15 лет) и 5 несовершеннолетних (от 15 до 17, 9 лет) находились в состоянии алко-
гольного опьянения (18 %), один – в наркотическом опьянении. Следует обратить
особое внимание, что каждый пятый потерпевший, а в данном случае имеются в
виду несовершеннолетние, при совершении в отношении них половых посяга-
тельств прибывали в состоянии алкогольного опьянения, что стало важным фaк-
тором реaлизaции в отношении них преступного деяния. 85 % жертв до момента
совершения в отношении них преступлений сексуального характера не страдали

1
Уголовное дело 663250-2016 // Архив Ленинградского областного суда.
161

какими-либо психическими расстройствами1.


40 детей (50 %) не понимали значения совершаемых с ними действий; 15
детей (20 %) не полностью осознавали характер совершаемых в отношении них
посягательств; 20 потерпевших (25 %) – понимали характер совершаемых с ними
действий в полной мере, 10 из них могли оказывать сопротивление преступнику.
Из этих данных видим, что 62 потерпевших (64 %) в момент совершения в отно-
шении них сексуальных домогательств находились в беспомощном состоянии.
В уголовных делах, исследованных нами, не встречались случаи сексуаль-
ных злоупотреблений в отношении детей-инвалидов. Но подобные прецеденты
есть, и на них нужно обратить особое внимание.
Таким примером служит случай о привлечении к уголовной ответственно-
сти директора Биробиджанского психоневрологического интерната и двух его
подчиненных по факту совершения в отношении воспитанников интерната, ко-
торыми являлись дети-инвалиды от 4 до 18 лет, насильственных действий сек-
суального характера группой лиц по предварительному сговору, а также по из-
готовлению порнографических материалов с участием несовершеннолетних. Из
материалов уголовного дела следует, что в течении длительного времени (около
10 лет) директор интерната В. совместно с двумя подчиненными, совершали в
отношении несовершеннолетних с ограниченными возможностями действия
сексуального характера и все происходящее снимали на видео. Основные участ-
ники данных «развлечений» – дети от 4 до 12 лет. Дети-инвалиды по своему со-
стоянию даже не могли позвать на помощь. В. осужден к 18 годам лишения сво-
боды, его подчиненные – к 14 и 16,5 годам лишения свободы2.
В начале 2018 г. по фактам сексуального насилия над детьми интерната в
Челябинской области главным следственным управлением следственного коми-
тета РФ возбуждено уголовное дело по п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ и по ст. 293 УК
РФ. По предварительным данным пострадавшими стали 8 детей с различными
нарушениями в развитии в возрасте от 10 до 13 лет3.
Тема повышенной охраны лиц с ограниченными возможностями в настоя-
щее время носит актуальный характер. Дети-инвалиды подвергаются насилию
почти в четыре раза чаще, чем их здоровые сверстники4.

1
См.: Гусева О.Н. Указ. соч. С. 89 - 90.
2
Чудовищное преступление над детьми-инвалидами в Биробиджане. Как выяснили сыщики, почти 10 лет директор
психоневрологического интерната Василий Бондарук вместе с двумя сотрудницами насиловал воспитанников. Од-
на из них даже вовлекла во взрослые игры своего девятилетнего сына. [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
http://www.ntv.ru/novosti/1429536/?fb#ixzz3r7QW6Iui (дата обращения 10.11.2016 г.).
3
Детдом ужасов: мальчики-сироты рассказали об изнасилованиях в интернате под Челябинском. [Электронный
ресурс]. – Режим доступа: https://chelyabinsk.74.ru/text/criminal/399293416808452.html (дата обращения 17.03.2018
г.).
4
Данные обзора, подготовленного всемирной организации здравоохранения. [Электронный ресурс]. – Режим до-
162

В юридической науке нет точного и однозначного понятия «беспомощного


состояния потерпевшего», имеющее уголовно-правовой и криминологической
смысл; не отнесены и аспекты его оценки. В ст. 29 Закона РФ от 02 июля 1992
№ 3185-1 «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказа-
нии» (с изм. и доп., вступ. в силу с 01 января 2017 г.) беспомощное положение по-
терпевшего понимается как неспособность лица автономно удовлетворять глав-
ные жизненные потребности. Разумеется, что такое неполное толкование не при-
менимо для практики уголовного судебного производства1.
Беспомощное состояние выступает конструктивным признаком в составах
изнасилования (ст. 131 УК РФ) и насильственных действий сексуального характе-
ра (ст. 132 УК РФ). В качестве квалифицирующего признака состава преступле-
ния беспомощное состояние потерпевшего лица закреплено в следующих уголов-
но-правовых нормах: убийство (п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ), умышленное причине-
ние тяжкого вреда здоровью (п. «б» ч. 2 ст. 111 УК РФ), умышленное причинение
вреда здоровью средней тяжести (п. «в» ч. 2 ст. 112 УК РФ), истязание (п. «г» ч. 2
ст. 117 УК РФ), принуждение к изъятию органов или тканей человека для транс-
плантации (ч. 2 ст. 120 УК РФ), торговля людьми (п. «з» ч. 2 ст. 127.1 УК РФ).
Некоторые авторы относят к этой группе преступлений и оставление в опасности
(ст. 125 УК РФ)2.
Наказание за насильственные сексуальные преступления (статьи 131 и 132
УК РФ) по основному составу согласно части первой указанных статей в отноше-
нии лиц, находящихся в беспомощном состоянии из-за возраста невозможна, так
как законодательно предусмотрена ответственность, за данные преступления в
отношении несовершеннолетних п. «а» ч. 3 ст. 131 УК РФ и, соответственно, п.
«а» ч. 3, ст. 132 УК, а также малолетних п. «б» ч. 4 ст. 131 и п. «б» ч. 4 ст. 132 УК

ступа: URL: http://www.who.int/mediacentre/news/notes/2012/child_disabilities_violence_20120712/ru/ (дата обраще-


ния 31.03.2018 г.)
1
Исключением является ст. 125 УК РФ, которая предусматривает заведомое оставление без помощи лица, пребы-
вающего в угрожающем для жизни или здоровья состоянии и лишенного возможности принятия мер к самосохра-
нению из-за малолетства, старости, болезни или собственной беспомощности.
2
Кадацкая Т.А. Роль беспомощного состояния потерпевшего для квалификации потерпевшего // Вестник Акаде-
мии права и управления. 2010. № 7. С. 94 - 102.
163

РФ1. Критерием беспомощности потерпевших, согласно Постановлению Пленума


Верховного суда РФ от 4 декабря 2014 г. № 16 «О судебной практике по делам о
преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы лично-
сти» выступает их неспособность в следствии физического или психического со-
стояния (слабоумия или др. психического расстройства, физических недостатков,
иных болезненных или бессознательных состояний, малолетнего или престарело-
го возраста и т.д.) понимать направленность и значение совершаемых с ними дей-
ствий или оказывать сопротивление.
Летом 2015 г. в городе Ковровске Владимирской области водитель невро-
логического интерната вступил в интимную связь с 23-летней пациенткой
учреждения, вследствие чего она забеременела и родила ребенка. Женщина про-
живала в интернате около трех лет, страдала серьезными неврологическими за-
болеваниями и была недееспособна.
При оценке действий насильника следствие исходило из обстоятельств,
очевидно свидетельствующих о том, что он воспользовался психологическим
беспомощным состоянием потерпевшей, неспособной осознавать характер со-
вершаемых с ней действий и оказать сопротивление.
Ковровский городской суд за изнасилование женщины-инвалида (ч. 1 ст.
131 УК РФ) приговорил 51-летнего местного жителя к 6 годам колонии строгого
режима и последующему ограничению свободы сроком на 1 год2.
Следственная и судебная практика половые преступления в отношении ин-
валидов (речь идет об инвалидности с явными признаками, I и II группа) квали-
фицирует как деяние, совершенное с применением беспомощного состояния.
Подходы к решению обозначенной проблемы различны и многообразны, а
диапазон оценок беспомощного состояния довольно широк.
Можно говорить о законодательной конструкции двух различных по своему
характеру беспомощных состояний: 1) применительно к насильственным сексу-
альным преступлениям и 2) применительно к насильственным преступлениям
против жизни и здоровья личности.
Для беспомощного состояния первого типа характерно: а) отсутствие воз-
растного компонента; б) возможность возникновения вследствие употребления

1
Для сравнения в ст. 117 УК РСФСР 1960 г. изнасилование потерпевшей, находящейся в беспомощном состоянии
рассматривалось в качестве особо квалифицирующего признака состава преступления.
2
Женщину-инвалида изнасиловал сотрудник интерната. [Электронный ресурс]. - Режим доступа: URL: www. life.
re/1068158 (дата обращения 15.08.2017 г.).
164

алкоголя, наркотических или иных психоактивных средств. Соответственно, для


беспомощного состояния второго типа указанные критерии меняются на проти-
воположные1.
Для констатации беспомощного состояния суд обращается за консультаци-
ей специалистов или назначает проведение комплексной судебно-медицинской
экспертизы. Целью проведения комплексных экспертных изучений является об-
наружение психических расстройств и других психологических особенностей и
обстоятельств (возрастных, личностных, эмоциональных и др.), совместный эф-
фект которых определяет неспособность потерпевшего лица понимать характер и
значение совершаемых с ним действий (интеллектуальная составляющая юриди-
ческого критерия) или оказывать сопротивление (волевая составляющая).
Т.А. Плаксина считает, что «беспомощное состояние не стоит превращать в
безразмерную категорию и подменять неспособность индивида активно эффек-
тивно оказывать сопротивление, что в конкретном случае могло бы предупредить
смерть пострадавшего»2. Малолетний возраст, физические изъяны, расстройства
душевной деятельности, прочие болезненные или бессознательные состояния, по
мнению А.И. Игнатова и Ю.А. Красикова, также относятся к беспомощному со-
стоянию3. Т. Будякова «именует заболевание, наличие увечья, преклонный воз-
раст, другие подобные признаки, отражающие характеристику беспомощности
состояния, присутствие которых усиливает нравственные и физиологические му-
чения, и в силу этого они, абсолютно, должны учитываться при любых обстоя-
тельствах»4. О.А. Волторнист и Е.Е. Забуга акцентируют внимание на том, что к
физическим недостаткам могут быть отнесены глухота, слепота, немота потер-
певшего, хронические соматические заболевания, либо сопровождающиеся ост-

1
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 № 1 (ред. от 03 марта .2015) «О судебной прак-
тике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» // СПС Консультант плюс (дата обращения 12.02.2018 г.).
2
Плаксина Т.А. Основания повышения ответственности за убийство лица, заведомо для виновного находящегося в
беспомощном состоянии // Правоведение. СПб.: Изд-во С.-Петербург. ун-та, 2005, № 1. С. 151 - 159.
3
Игнатов И.А., Красиков Ю.А. Курс российского уголовного права. В 2 т. Т. 2. Особенная часть. М.: Норма-Инфа,
2002. С. 43.
4
Будякова Т. Индивидуальные особенности потерпевшего, как критерий степени нравственных физических стра-
даний // Российская юстиция. 2003. № 2. С. 15 - 30.
165

рыми болезненными проявлениями (как правило, это инвалиды I и II группы)1.


В соответствии со ст. 1 Федерального закона от 24 ноября 1995 № 181 - ФЗ
(ред. от 01 июня 2017 г.) «О социальной защите инвалидов в Российской Федера-
ции» лицо признается инвалидом, при нарушение здоровья с устойчивым рас-
стройством функций организма, обусловленное болезнями, результатами травм
или недостатками, приводящими к лимитированию жизнедеятельности и вызы-
вающее надобность его социальной защиты. Ограничение жизнедеятельности –
абсолютная или частичная утрата лицом способности или возможности реализо-
вывать самообслуживание, без чьей-либо помощи передвигаться, ориентировать-
ся, общаться, держать под контролем свое поведение, обучаться и трудиться. В
зависимости от степени расстройства функций организма и лимитирования жиз-
недеятельности, инвалидам устанавливается соответствующая группа, а если лицо
несовершеннолетнее – категория «ребенок-инвалид».
Исходя из имеющихся определений «беспомощного состояния» и «инва-
лидности», уравнивать, к примеру, состояние человека при сильном алкогольном
опьянении и передвигающегося на инвалидном кресле, абсурдно. Таким образом,
мы считаем целесообразным ужесточить уголовную ответственность за сексуаль-
ные посягательства в отношении лица, имеющего инвалидность I или II группы, а
также в отношении несовершеннолетнего лица, имеющего инвалидность, допол-
нив ч. 3 статей 131 и 132 УК РФ пунктом «в» – «… совершенное/ые в отношении
лица, имеющего инвалидность I или II группы»; ч. 4 статей 131 и 132 УК РФ
пунктом «в» – «… совершенное/ые в отношении несовершеннолетнего лица,
имеющего инвалидность».
«Психофизические качества, социальные роли, место в системе обществен-
ных отношений, которое занимают в семье несовершеннолетние определяют их
повышенную виктимность. Главным проявлением повышенной виктимности дан-
ной группы лиц является и имеющее место негативное влияние взрослых, которое

1
Волторнист О. А., Забуга Е. Е. Критерии определения зависимого и беспомощного состояния при решении во-
проса о возбуждении уголовного дела частного (частно-публичного) обвинения при отсутствии заявления потер-
певшего или его законного представителя в порядке ч. 4 ст. 20 УПК РФ // Законодательство и практика. № 2 (33).
2014. С. 58 - 60.
166

формирует у них антиобщественную установку личности»1. Следовательно, необ-


ходимо отметить виктимность всех несовершеннолетних жертв половых преступ-
лений. Однако, безусловно, следует брать во внимание возраст несовершеннолет-
них. С взрослением ребенка, как отмечают специалисты в области судебной пси-
хиатрии, вероятность стать жертвой соблазнения знакомого взрослого снижается,
а по достижении 14 лет, в условиях «необоснованного доверия» и «быстротечных
знакомств», резко повышается опасность изнасилования малознакомыми2.
Ю.М. Антонян, Т.Б. Дмитриева, А.А. Ткаченко, Б.В. Шостакович, Л.В. Ло-
гинова справедливо отмечают, что оценивать поведение потерпевших по степени
их физической сопротивляемости, особенно когда речь идет о малолетних и несо-
вершеннолетних, является не совсем правильным3.
Подсудимый Г. с применением насилия, угрожая убийством совершил дей-
ствия сексуального характера в отношении своей дочери, не достигшей 14 лет.
Потерпевшая боялась отца и долгое время не рассказывала о случившемся4.
Неосмотрительное поведение детей (например, заходят в подъезды, лифты с
незнакомыми взрослыми) зачастую способствует случаю, стать жертвой половых
преступлений. В посадках, лесных массивах, автомобилях несовершеннолетние
оказываются с преступником наедине также в силу своей доверчивости, наивно-
сти и некритичности.
Проведенный нами анализ 120 уголовных дел по статьям 131–135 УК РФ,
показал, что более чем в ¼ случаев (27 %) лица, не достигшие 18 лет подвергают-
ся подобным посягательствам внутри собственных семей. Девочки чаще (80 %)
становятся объектом внутрисемейного сексуального посягательства, но имеют
место случаи, когда жертвами инцеста становятся и мальчики.
По результатам нашего исследования, 26 детей подверглись внутрисемей-

1
См.: Ривман Д.В. Указ. соч. С. 45 - 47.
2
Печерникова Т.П., Морозова Н.Б. Указ. соч. С. 42; Конышева Л. П. Судебно-психиатрическая экспертиза психи-
ческого состояния несовершеннолетней жертвы преступления: автореф. дис. . к. м. н. М., 1988. С. 12 - 13.
3
Антонян Ю.М., Ткаченко А.А. Сексуальные преступления. М., 1993. С. 159; Антонян Ю.М., Ткаченко А.А., Шо-
стакович Б.В. Криминальная сексология / под ред. Ю.М. Антоняна. М., 1999. С. 317; Готчина Л.В., Логинова Л.В.
Указ.соч.. С. 48; Печерникова Т.П., Морозова Н.Б. Клиника и судебно-психиатрическая оценка психогенных со-
стояний у несовершеннолетних потерпевших // Судебно-медицинская экспертиза. 1991. № 1. С. 43.
4
Уголовное дело 016205 - 2016 // Архив Ленинградского областного суда.
167

ному насилию, 20 из них – параинцестным1 посягательствам (16 – девочки, 4 –


мальчики). Таким образом, можно сделать вывод, что параинцестные посягатель-
ства совершаются в 2 раза чаще, чем инцестные. Кроме этого, следует заметить,
что мальчики подвергаются параинцестным посягательствам крайне редко, в то
время как инцестным посягательствам они подвержены в каждом третьем случае2.
Как правило, в семьях сексуальные злоупотребления в отношении детей и
несовершеннолетних совершают отчимы (37 %), либо биологические отцы (20 %),
которые, в свою очередь, не всегда проживают совместно с ребенком. Дяди, со-
жители родственников совершают подобные преступления реже (10 %); дедушки,
братья в 8 % случаев.
По полученным нами данным, наиболее часто внутресемейным сексуаль-
ным посягательствам подвергаются малолетние в возрасте до 14 лет (90 %). Сле-
дует отметить, что наибольшую активность проявляют в отношении двух воз-
растных групп малолетних: 6–7 лет и 10–13 лет, которые, в свою очередь, совпа-
дают и с группами наибольшего риска при внесемейной «педофилии». Иные воз-
растные категории несовершеннолетних (14–17 лет) меньше подвержены риску
стать жертвой внутрисемейного сексуального насилия (10 %).
В ноября 2016 г. в отношении г-на К. возбуждено уголовное дело по п. «б»
ч. 4 ст. 131 УК РФ. К. совместно проживал с малолетний А. и ее матерью в их
квартире К., совершал изнасилования 8-летней девочки в течении нескольких ме-
сяцев.
А. на момент совершения преступления психическими расстройствами не
страдала, по характеру уравновешена, доброжелательна, на контакт идет сво-
бодно, в беседе активна. Социально адаптирована. Невысокая осведомлённость в
вопросах полоролевых отношений. Не могла понимать характер и значения про-
исходящего с ней. Не способна оказывать сопротивление в силу малолетнего воз-
раста. К. осужден к 18 годам лишения свободы с отбыванием наказания в испра-
вительной колонии строгого режима3.
Таким образом, следует отметить, что сексуальные злоупотребления со сто-
роны биологических родственников начинаются на 1–2 года раньше, чем у сов-
местно проживающих с детьми. В.А. Мишота в свое время отмечала, что «возраст

1
Сексуальные притязания со стороны людей, не являющихся ребенку биологическим родственником, но прожи-
вающим непосредственно совместно с ним (отчим, мачеха, сожитель матери и другие родственники).
2
Приложение II. Таблица 2.2.
3
Уголовное дело № 662652 – 2016 // Архив Ленинградского областного суда.
168

жертв, которые подверглись внутрисемейным сексуальным злоупотреблениям,


колеблется от 4 до 15 лет, но чаще всего это происходит в возрасте от 3 до 9 лет»1.
Ю.М. Антонян определяет «возрастные границы начала инцеста от 8 до 12 лет»2.
По данным Б.И. Дерягина, П.И. Сидорова, «возраст девочек, подвергшихся род-
ственному изнасилованию находится в диапазоне 10–14 лет»3, что превышает по-
казатели полученные нами в ходе исследования.
Внутрисемейные посягательства в отношении несовершеннолетних, как
правило, совершаются с применением насилия (статьи 131-132 УК РФ), в нашей
выборке их удельный вес составляет 65 % (учитывая нововведения законодателя,
прописанные в примечании к ст. 131 УК РФ), и лишь в 12 случаях (35 %) сексу-
альные посягательства носили ненасильственный характер.
В основном, внутрисемейные сексуальные посягательства носят многократ-
ный, пролонгированный характер (57 %). Средняя продолжительность много-
кратных внутрисемейных «педофильных» действий составляет от 1 до 3 лет.
Ю.М. Антонян отмечает, что дети, подвергшиеся сексуальному насилию в
семье, в большинстве своем, испытывают тяжкие переживания, чувство дискoм-
форта, oтвращение к жизни, чувствo вины и стыда. Но некоторые девочки, кото-
рые стали объектами половых посягательств в семье, ощущают сексуальное удо-
вольствие и гордость от изменения их семейного статуса, и следовательно, по их
мнению, они наделены определенной властью. В ряде случаев имеет место даже
конкуренция девочек с матерями, с другими женщинами, а также борьба за вни-
мание мужчины, который становится постоянным половыми партнером для обе-
их. Этот парадокс впервые был установлен и рассмотрен З. Фрейдом как ком-
плекс «Электры»4. Его суть в том, что на определенном этапе развитие либидо у
девoчек пoявляется половое влечение к oтцу, и как результат, ревнoсть, ненависть

1
Мишота В.А. Предупреждение сексуальных преступлений против несовершеннолетних в семье: автореф.
дисс….к. ю. н. М., 2000. С. 13 - 15.
2
Антонян Ю.М. Отрицание цивилизации: каннибализм, инцест, детоубийство, тоталитаризм. М., 2003. С. 87;
встречаются случаи семейного сексуального насилия и в более раннем возрасте. Например дело В. Жукова, кото-
рый в 90-х изнасиловал и убил свою 6-месячную дочь. Был приговорен к смертной казни. В настоящее время от-
бывает пожизненное лишение свободы в «Черном дельфине» // Расследование Эдуарда Петрова. Выпуск «Пожиз-
ненники». 18 ноября. 2017 г.
3
Дерягин Г.Б., Сидоров П.И. Сексуальное поведение и насилие. М., 2007. С. 222 - 223.
4
Фрейд З. Сексуальная жизнь. Собрание сочинений. Том 5. М.: Фиpма-CТД, 2006. С. 15 - 35.
169

к матери.
Проведя анализ личности жертв по половому признаку с целью виктимоло-
гической оценки половых преступлений отметим, что у девочек почти равный
риск стать жертвой данных посягательств как со стороны лица, ранее незнакомо-
го, так и со стороны хорошо знакомого человека, однако девочки чaще, чем мaль-
чики, стaновятся жертвами прeступлeний прoтив пoловой свободы и половой
неприкосновенности со стороны незнакомых им людей (40 % изученных нами
случаев). Мальчики, напротив, по большей части случаев станoвятся жертвами сo
стoрoны хoрoшo знакoмых им людей (60 % случаев).
Различные классификации личности потерпевших от данной категории пре-
ступлений были предложены специалистами, изучающими проблемы виктимоло-
гии. «Существующие условные разделения потерпевших от различного рода сек-
суальных злоупотреблений, в основном, сводятся к их полу, возрасту, психологи-
ческому развитию, продолжительности сексуальных посягательств, мотивам по-
ведения»1.
По нашему мнению, определяя виктимность несовершеннолетних жертв
сексуальных посягательств следует определить следующие типы:
1. Пассивные – малолетние и несовершеннолетние, не имеющее возможно-
сти в силу физического и психического состояния оказать сопротивление пре-
ступнику, в частности, и при применении к жертве физического или психического
насилия.
2. Некритичные – несовершеннолетние жертвы, которые в силу своего воз-
раста, либо психического или физического состояния не могут правильно оцени-
вать происходящее, различные жизненные ситуации.
3. Инициативные – жертвы, отличающиеся виктимным (провокационным)
поведением.
Резюмируя вышесказанное, можно прийти к заключению, что социально-
психологические аспекты виктимности несовершеннолетних – жертв преступле-

1
Франк JI.B. Виктимология и виктимность. Душанбе, 1972. С.44 - 45; Краснюк Г.П. Ненасильственные сексуаль-
ные посягательства лиц не достигших четырнадцатилетнего возраста: дисс. … к.ю.н. Краснодар, 2000. С. 110 - 111;
Гусева О.Н. Указ. соч. С. 131 - 133; Ривман Д.В. Указ. соч. С. 148 - 150.
170

ний против половой свободы и половой неприкосновенности – коррелируют с


возрастом, полом, наличием психических аномалий, а также рядом внешних осо-
бенностей и социальной ролью потерпевших.
К наиболее существенным психологическим качествам жертв данных пре-
ступлений следует отнести: чрезмерную доверчивость, легковерность, неразбор-
чивость в знакомствах, личностную незрелость, инфантилизм. Нередко жертвы
испытывают материальные трудности, находятся в различной степени знакомства
с преступником.
Для жертв более старшего подросткового возраста характерны: неосмотри-
тельность, эгоцентризм, склонность к риску, интенсивная асоциальная (или анти-
социальная) ориентация личности.
В заключение данного параграфа следует отметить:
1. Характеристики жертв сексуальных посягательств по половому признаку
распределяются следующим образом: 80 % – лица женского пола, и 20 % – муж-
ского.
2. Наиболее виктимной возрастной группой являются дети 7–12 лет. Неча-
сто (5 %) жертвами половых преступлений внесемейного типа становятся дети до
5 лет. Однако при инцестных злоупотреблениях каждый третий ребенок подвер-
гается сексуальному домогательству именно в этом возрасте.
3. Несовершеннолетние девушки от 14 до 17 лет в 4 раза чаще, чем их
сверстники мужского пола, становятся объектами сексуальных посягательств.
Однако мальчики значительно чаще, подвергаются сексуальной активности со
стороны несовершеннолетних, чем девочки (32 % против 23 %).
4. В генезисе сексуальных посягательств виктимное (сексуально провоци-
рующее) поведение конкретной части потерпевших играет не последнюю роль не
только в уголовно-правовом аспекте, но и в аспекте виктимологической индиви-
дуальной профилактики.
5. Малолетним жертвам преступлений против половой свободы и половой
неприкосновенности характерны следующие черты: простодушие, доверчивость,
слабоволие, легкомыслие, морально-этническая незрелость.
171

6. Чаще в криминальной ситуации участвуют двое – жертва и преступник


(60 %), два обвиняемых и один потерпевший – 10 %; один обвиняемый и более
двух потерпевших – 5 %; два обвиняемых и два потерпевших – 12 %; иные случаи
– 13 %.
7. Каждая пятая жертва в момент совершения в отношении неё сексуальных
посягательств находилась в алкогольном опьянении.
8. Более чем в ¼ случаев (27 %) несовершеннолетние подвергаются сексу-
альным посягательствам внутри собственных семей. Объектом внутрисемейного
сексуального посягательства зачастую становятся девочки (80 %), однако жертва-
ми инцеста становятся и мальчики.
9. Параинцестные посягательства совершаются в 2 раза чаще, чем ин-
цестные. Мальчики подвергаются параинцестным посягательствам крайне редко,
в то время как инцестным посягательствам они подвержены в каждом третьем
случае.
10. Чаще внутрисемейным сексуальным посягательствам подвергаются ма-
лолетние в возрасте до 14 лет (90 %). Наибольшую активность проявляют в отно-
шении двух возрастных групп малолетних: 6–7 лет и 10–13 лет, которые в свою
очередь совпадает и с группами наибольшего риска при внесемейного сексуаль-
ного насилия. Иные возрастные категории несовершеннолетних (14–17 лет)
меньше подвержены риску стать жертвой внутрисемейной «педофилии» (10 %).
11. Внутрисемейные посягательства сексуального характера в отношении
несовершеннолетних, как правило, совершаются с применением насилия (статьи
131, 132 УК РФ), их удельный вес в нашей выборке составляет 65 % (учитывая
нововведения законодателя, прописанные в примечании к ст. 131 УК РФ), и лишь
в 12 случаях (35 %) сексуальные посягательства носили ненасильственный харак-
тер. Средняя продолжительность многократных внутрисемейных «педофильных»
действий составляет от 1 до 3 лет.
12. Целесообразно ужесточить уголовную ответственность за преступления,
против половой свободы и половой неприкосновенности, совершенные в отноше-
нии имеющих инвалидность I или II группы лиц, а также в отношении несовер-
172

шеннолетнего лица, имеющего инвалидность, дополнив ч. 3 статей 131 и 132 УК


РФ пунктом «в» – «… совершенные в отношении лица, имеющего инвалидность I
или II группы»; ч. 4 ст. ст. 131 и 132 УК РФ пунктом «в» – «…в отношении несо-
вершеннолетнего лица, имеющего инвалидность».
13. Определяя виктимность несовершеннолетних жертв сексуальных пося-
гательств следует определить следующие типы:
1) пассивные – малолетние и несовершеннолетние, которые не могут ока-
зать сопротивление преступнику в силу своего физического и психического со-
стояния, в частности, и при применении к жертве физического или психического
насилия;
2) некритичные – несовершеннолетние жертвы, которые в силу своего воз-
раста, либо психического или физического состояния не могут правильно оцени-
вать происходящее, различные жизненные ситуации;
3) инициативные – жертвы, отличающиеся виктимным, провокационным
поведением.
173

Глава 3. Основные направления совершенствования уголовно-правовой за-


щиты прав несовершеннолетних в сфере половой свободы и половой непри-
косновенности

§ 3.1. Перспективы совершенствования российского уголовного зако-


нодательства в части регламентации ответственности за преступления про-
тив половой неприкосновенности и половой свободы несовершеннолетних

В настоящее время источником российского уголовного права является


Уголовный кодекс РФ 1996 года, содержащий составы преступлений против по-
ловой свободы и половой неприкосновенности несовершеннолетних, уголовно-
правовые санкции и условия, при которых наступает ответственность.
Дискуссии о несовершенстве главы 18 УК РФ ведутся не один год. Очевид-
на необходимость совершенствования уголовно-правовых средств борьбы с дан-
ного рода преступлениями, что является важной задачей, стоящей перед законо-
дателем. В этой связи большой интерес представляет постановление Пленума
Верховного Суда Российской Федерации от 4 декабря 2014 года № 16 «О судеб-
ной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и
половой свободы личности»1. Надлежит подметить, что предмет его рассмотрения
еще более широк, нежели у ранее действовавшего постановления от 15 июня
2004 г. № 11 «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных
ст. 131 и ст. 132 Уголовного кодекса Российской Федерации» (изменения и до-
полнения от 14 июнь 2013 г.)2.
Если в утратившем силу документе 2004 г. Верховный Суд пытался уточ-
нить понятия «половое сношение», «мужеложство», «лесбиянство», «иные дей-
ствия сексуального характера», то в новом постановлении соответствующие
определения отсутствуют совсем. Используя данные понятия в этой сфере, коор-
динатор уголовной политики не раскрывает их содержания, что не способствует

1
Бюллетень Верховного Суда РФ. № 2. февраль 2015.
2
Бюллетень Верховного Суда РФ. № 8. 2004; Уголовный кодекс Российской Федерации с постатейными материа-
лами / под ред. А.И. Рагора. 2-е изд. перераб. и доп. М., 2015. С.213 - 219.
174

однообразному пониманию. Таким образом, представляем возможным сформули-


ровать первый пункт настоящего постановления следующим образом: «1. При
рассмотрении дел о половых преступлениях (статьи 131–133 УК РФ) судам сле-
дует обратить внимание на то, что под половым сношением понимается соверше-
ние естественного полового акта между мужчиной и женщиной, под мужелож-
ством – анально-генитальный коитус между лицами мужского пола, под лесбиян-
ством – сексуальные контакты, имитирующие половой акт между женщинами,
совершаемые как с проникновением в естественные полости организма, так и без
такового. Под иными действиями сексуального характера понимаются любые
другие действия, которые затрагивают интимную1 сторону жизни потерпевшего
лица, включая развратные действия с применением насилия или угрозой его при-
менения, а также понуждение женщиной мужчины к совершению полового акта
путем применения насилия или угрозы его применения. Для квалификации соде-
янного по ст. 131 или ст. 132 УК РФ мотив совершения указанных преступлений
(удовлетворение половой потребности, месть, национальная или религиозная
ненависть, желание унизить потерпевшее лицо и т.п.) значения не имеет»2.
Последние 10 лет, ознаменовавшиеся изменением традиционных нрав-
ственных устоев, обострением расовых и культовых противоречий, привнесением
«уголовных традиций» в бизнес-среду, в оперативно-следственную деятельность
(«опущение» сопротивляющегося претензиям конкурента или требованиям опер-
работника), распространением порносайтов на просторах Интернета, демонстра-
цией реальных сцен насилия и издевательства над слабыми, лишь подтвердило
подлинность данного, на первый взгляд, парадоксального суждения.
Анализ текста постановления позволяет предполагать, что Верховный Суд
так или иначе вынужден оправдывать или замалчивать очевидные и многочис-
ленные огрехи, допущенные законодателем в главе 18 УК РФ.

1
В тексте работы «интимный» понимается в узком смысле, а именно относящийся к половой сфере отношений //
Имелинский К. Сексология и сексопатология. М.: 1986. С. 231.
2
Милюков С.Ф., Степанова О.Ю. Актуальные проблемы квалификации половых преступлений: пределы судебно-
го толкования // Российский журнал правовых исследований. 2015. № 4 (5). С. 107–113.
175

Так, из содержания пункта два постановления следует, что причинение тяж-


кого вреда потерпевшей (потерпевшему) при совершении преступлений, преду-
смотренных статьями 131, 132 УК РФ должно квалифицироваться при отсутствии
иных отягчающих обстоятельств, всего лишь по первым частям этих статей. «По-
лучается, скажем, что угроза убийства повышает верхний предел наказания сразу
на 4 года, а реализация этой угрозы никакого влияния на наказуемость наиболее
опасных преступлений против половой свободы и половой неприкосновенности
не оказывает»1. С. Борха верно подметил, что здесь не имеется ввиду, что умыш-
ленное причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшему лицу не требует ква-
лификации по соответствующей части ст. 111 УК РФ, что прямо закреплено в абз.
2 п. 2 постановления, а то что содеянное не содержит квалифицирующих призна-
ков изнасилования и насильственных действий сексуального характера2.
Так, Д., с целью изнасиловать П., применил к ней физическую силу. Он
нанес удар рукой по голове потерпевшей, подавляя её сопротивление, однако не
смог совершить соитие по физиологическим причинам. Д. нанес еще несколько
ударов по лицу П., совершил укусы в область кончика носа, ушных раковин, мо-
лочных желез, губ, предплечья. В результате рвано-укушенных ран у П. на ушных
раковинах, в области носа и губ образовались рубцы, нарушающие симметрию
лица, искажающие мимику и являются неизгладимыми, вследствие чего обезоб-
раживают лицо, что свидетельствует о причинении ей тяжкого вреда здоро-
вью. Д. признан судом виновным в покушении на изнасилование по ч. 3 ст. 30, ч. 1
ст. 131 УК РФ и по п. «б» ч. 2 ст. 111 УК РФ и приговорен к 6 годам лишения
свободы3.
Еще более поразительное положение складывается при умышленном при-
чинении тяжкого вреда жертве, который повлек по неосторожности смерть потер-
певшей (потерпевшего). «Изнасилование и иные насильственные действия сексу-
ального характера вновь должны быть квалифицированы по ч. 1 ст. 131 или ч. 1
132 УК РФ, тогда как простое причинение смерти по неосторожности (гораздо
менее опасное деяние) повышает нижний предел наказуемости сразу на 9 лет, а
верхний предел – на 14 лет лишения свободы с двумя дополнительными наказа-

1
Милюков С.Ф., Степанова О.Ю. Указ. соч. С. 107 - 113.
2
Борха С. Актуальные проблемы квалификации половых преступлений: пределы судебного толкования // Law in
Use. [Электронный ресурс]. - Режим доступа: URL: http://lawinuse.ru/aktualnye-problemy-kvalifikacii-polovyh-
prestupleniy/ (дата обращения 20.02.2018 г.).
3
Уголовное дело № 1-123/2016 // Архив Ленинградского областного суда.
176

ниями и переходом соответствующего полового преступления в категорию особо


тяжкого»1.
Разумеется, итоговое наказание может стать соразмерным за счет квалифи-
кации и назначения наказания по совокупности преступлений. Но это лишь пал-
лиатив. Действительно надлежащий выход из этой ситуации – законодательная
реконструкция статей 131 и 132 УК РФ с введением в них таких особо (сверх)
отягчающих обстоятельств, как умышленное причинение тяжкого вреда здоро-
вью2 или убийство жертвы. В этом случае Верховный суд РФ вполне мог бы вос-
пользоваться представленным ему ч. 1 ст. 104 Конституции России правом зако-
нодательной инициативы3.
Возникают проблемы также при квалификации, к примеру, при показе пор-
номатериалов одновременно девочке и мальчику, понимающих суть совершаемых
с ними действий. Следуя логике законодателя, такого рода деяние, совершенное
мужчиной в отношении малолетней необходимо квалифицировать в соответствии
с п. «б» ч. 4 ст. 131 УК РФ, а в отношении мальчика, не достигшего 12-летнего
возраста – по п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ. Налицо идеальная совокупность преступ-
лений, и действия виновного надлежит квалифицировать по обоим составам – п.
«б» ч. 4 ст. 131 УК РФ, п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ. В случае, если те же деяния со-
вершит женщина, то они будут квалифицированы только по ст. 132 УК РФ4.

1
См.: там же Милюков С.Ф., Степанова О.Ю. С. 107–113.
2
О необходимости подобной реконструкции говорится и в законопроекте от 14 февраля 2018 г. № 388776-7 «О
внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской
Федерации в части совершенствования механизмов борьбы с преступлениями против половой неприкосновенно-
сти несовершеннолетних» // Сайт Государственной Думы Российской федерации
http://sozd.parlament.gov.ru/bill/388776-7 (дата обращения 18.02.2018 г.).
3
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 июля 2015 № 37 «О внесении в Государственную Думу Фе-
дерального Собрания Российской Федерации проектов федеральных законов «О внесении изменений в Уголовный
кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершен-
ствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности» и «О внесении изменений в отдель-
ные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О внесении измене-
ний в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по
вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности»». / Документ
опубликован не был // СПС Консультант Плюс (дата обращения 01.12.2017 г.); Скобликов П.А. Законодательная
инициатива Верховного Суда РФ: ещё ближе к «Гуманности», ещё дальше от справедливости // Криминология:
вчера, сегодня, завтра. № 4 (39). 2015. С. 52 - 65.
4
Необходимо отметить, что обративший на данную коллизию А.Я. Авдалян ошибочно считает такую демонстра-
цию законченным изнасилованием или насильственным действием сексуального характера (см.: Авдалян А.Я.
Предупреждение преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних: уголовно-правовой и
криминологические аспекты (компаративистское исследование): дис. … к. ю. н. Елец, 2015. С. 49.
177

Чтобы изжить данную коллизию, законодатель должен четко обозначить


свою позицию по отношению к т. н. «извращенным» половым актам – равнознач-
ны ли они естественному соитию или нет. «Если нет – то ответственность и нака-
зание за них должны отличаться от карательной реакции на изнасилование. Если
равнозначны – то ответственность и наказание за них должны содержаться в од-
ной статье Уголовного кодекса, идентично тому, как это было в УК РСФСР
1960 г., который в неявной форме уравнивал собственно изнасилование и то, что
сейчас именуется насильственными действиями сексуального характера»1.
Еще одна коллизия, не устранимая даже путем толкования Верховным Су-
дом, обнаруживается при сопоставлении текстов статей 131–133 УК РФ с одной
стороны, и заголовка и текста диспозиций статьи 134 УК РФ – с другой. Если в
первых из названных статей иные сексуальные действия понимаются весьма ши-
роко, то в ст. 134 УК РФ в содержание этого термина входит только мужеложство
и лесбиянство. В данном случае, по нашему мнению, без вмешательства законо-
дателя обойтись также нельзя. К тому же неясно, почему противоправное муже-
ложство и лесбиянство в ст. 134 УК РФ наказывается более жестко, а в статьях
131, 132 УК РФ, как уже указывалось выше, равновелико с противоправным сои-
тием в естественной форме.
Теоретически и практически оправданным выглядит содержащееся в п. 21
постановления разъяснение о допустимости квалификации развратных действий
по признакам преступлений, предусмотренных по п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ лишь
при доказанности умысла на совершение таких действий в отношении лица, не
достигшего 12 лет.
Современный социум пронизан «педоистерией», обширное распростране-
ние информации о сексуальных посягательствах в отношении детей и подростков
стирает пределы представления, что является проявлением обычной здоровой
любви между женщинами и мужчинами. СМИ, Интернет оказывают огромное
воздействие на воображение несовершеннолетних, постоянно подогревая интерес

1
Милюков С.Ф., Степанова О.Ю. Указ. соч. С. 107 – 113.
178

к разного рода половым извращениям и излишествам1. Результаты этого на прак-


тике демонстрирует следующий пример.
28 января 2015 г. в Калининском районе Санкт-Петербурга Даша л., 12-
летняя ученица 6-го класса, выбросившись из окна 14-го этажа, покончила жизнь
самоубийством. За несколько дней до этого родители отчитали ее за посещение
порносайтов при помощи персонального компьютера. Уже после гибели под-
ростка родители заглянули в телефон дочери, где обнаружили множество SMS
от друзей девочки, содержание которых было весьма непристойным2.
Отсутствие разъяснения, кого следует понимать «под другими лицами» в
статьях 131 и 132 УК РФ – еще один недостаток комментируемого постановле-
ния. В утратившем силу постановлении от 15 июня 2004 г. № 15 к данной катего-
рии были отнесены родственники потерпевшей (потерпевшего) а также иные ли-
ца, «к которым виновное лицо в целях преодоления сопротивления потерпевшей
применяет насилие либо высказывает угрозу его применения» (п. 7).
В прежнем постановлении Верховный Суд не толковал положения ст. 135
УК РФ. Между тем, как уже было отмечено, «название ст. 134 УК РФ шире чем
ее содержание, и в ней нет четкого определения, что следует понимать под иными
действиями сексуального характера, а что отнести к развратным действиям в рам-
ках ст. 135 УК РФ»3. Однако сделанное в п. 17 действующего постановления
разъяснение, что следует считать развратными действиями, видится слишком об-
щим, мало что дающим в плане практического применения: «любые действия…,
которые были направлены на удовлетворение сексуального влечения виновного,
или на вызывание сексуального возбуждения у пот