Вы находитесь на странице: 1из 150

========== 1. ========== режима, так что она даже не роговицу. Она отдернула — Положите ее туда.

— Положите ее туда. смутные очертания, и свет уже хотел, чтобы тебя сожрали Никто ее не поймал.
Гермиона уже давно потеряла могла отследить время суток. ладони назад, чтобы снова Гермиона почувствовала, как причинял меньше боли. изнутри, но, к счастью для Ее голова ударилась об угол
надежду разглядеть что-то в Гермиона мысленно прижать их к глазам, ее тело упало на смотровой Целитель повернулся к ней. тебя, заклинание было стола. Сильно.
темноте. повторяла рецепты зелий. вырываясь из рук стол. Это был крупный мужчина. неточным. Я исправил это, а — Черт! — выругался
В какие-то моменты ей Техники трансфигурации. похитителей. Она ощутила прикосновения Она его не узнала. Девушка затем отменил его. Не стоит охранник. Даже звук казался
казалось, что если дать глазам Перечисляла руны. Даже — О, Мерлиново дерьмо, — палочки на своей коже. прищурилась, пытаясь благодарности. шатким и искаженным.
привыкнуть, то в конце концов детские стишки. Ее пальцы сказала Амбридж резким — Недавно применённые разглядеть его получше. Гермиона ничего не ответила. Последнее, что помнила
станут видны хоть какие-то щёлкали, когда она нетерпеливым голосом, — заклятия? — О, здорово, ты в состоянии Она сомневалась, что у неё Гермиона, было то, что,
очертания. имитировала технику палочки, Грязнокровка, одолевшая всех — Обездвиживание и отслеживать движения, — он были поводы благодарить его вероятно, охранником мог
Не было ни проблесков шевеля губами интонацию без палочки. Петрификус Круциатус, — ответил новый взял ее запястье, чтобы за это. оказаться Маркус Флинт.
лунного света, проникающих заклинания. Она занималась Тоталус. голос. Гермионе показалось, посмотреть тюремный номер — Ну. Ты в норме. И Очнувшись, она
через подземелье, ни факелов вычитанием простых чисел от Тело Гермионы напряглось. К что она узнала его, но ее с наручников, — заключённая соответствуешь критериям. почувствовала, что тонет в
в коридорах вне камеры. тысячи с последующим счастью, ее глаза оставались разум был слишком номер 273... Уверен, мы получим от тебя каше. Гермиона не была
Лишь сплошная темнота, увеличением каждого числа в закрытыми. затуманен агонией, чтобы Он снял с полки узкую папку и довольно много пользы. Хотя уверена, почему это
которая все чаще заставляла два раза. — Ты, видимо, слишком распознать владельца. нахмурился, пробегая ее этот Круциатус, вероятно, сравнение пришло ей на ум.
думать, что она ослепла. Ещё были тренировки. умная, чтобы просто сдохнуть. — До сих пор обездвижена? глазами. потребует некоторого Она с трудом выбиралась на
Девушка исследовала каждый Очевидно, никому не пришло Круцио! — голос целителя звучал — Грязнокровка, безусловно. лечения. Я оставлю поверхность, двигаясь
дюйм камеры кончиками в голову ограничить ее Проклятие пронзило ее раздраженно. — Как долго? Студентка Хогвартса. О, соответствующие пометки. навстречу приглушенным
пальцев. Дверь была физически, и камера была обездвиженное тело. — Минута. Может, больше. неплохие отметки. Хм. Взмахнув палочкой, он голосам, пытаясь понять их
запечатана магией, никаких достаточно просторной, чтобы Амбридж была не самым Раздраженное шипение. Неизвестное проклятие в освободил ее запястья и смысл.
замков или замочных пробовать заниматься. Она страшным заклинателем в — Вряд ли у нас будет живот. Неприятные новости лодыжки от ремней. — Шестнадцать месяцев в
скважин. Она нюхала воздух в научилась делать стойки на жизни Гермионы, но она все достаточно подопытных. для нас. Что ж, посмотрим, с Гермиона медленно села. Ее одиночной камере без света и
надежде, что это даст ей хоть руках. Часами занималась равно почувствовала это. Боль Амбридж пытается чем тут придется работать. мышцы все еще звука! По всем подсчетам она
какую-то информацию: время отжиманиями и другими пронзила Гермиону, как огонь. уничтожить их? Свяжите ее. Мужчина наложил на нее непроизвольно должна была быть либо
года, отдаленный запах еды упражнениями под названием Не в силах пошевелиться, она Иначе она поранит себя, когда сложное диагностическое подергивались. совершенно безумной, либо
или зелий. Воздух был «берпи», которыми раньше чувствовала, как ее я сниму заклятия. заклинание. Она смотрела, Открыв дверь, целитель мертвой. На нее даже нет ни
затхлым, сырым и холодным. была одержима ее кузина. внутренности сжимаются, Гермиона почувствовала, как как ее магическая голограмма прокричал: единого документа! Как будто
Безжизненным. Она обнаружила, что может пытаясь избежать агонии. Ее кожаные ремни стянули ее плывет над головой, и — Она готова. Можете ты бросила ее в бездонную
Она надеялась, что если просунуть ноги через прутья голова пульсировала, когда запястья и лодыжки, и что-то различные цвета забирать её на яму! Посмотри на этот файл.
тщательнее все проверит, то двери камеры и делать боль усиливалась и зажали между ее зубами. Кто- выстраиваются вдоль тела. переподготовку. Заключенная 187 в соседней
найдет в стене подтягивания. продолжала расти без всякого то постучал палочкой по ее Целитель тыкал их пальцем и Он вернулся к своему столу. камере! Ты видишь, сколько
незакреплённый камень, Это помогало ей отвлечься. облегчения. виску. что-то записывал. Его Все вокруг странно светилось. там страниц? Осмотры!
какое-нибудь потайное Постоянный счет. Дисциплина Спустя вечность она, казалось, — Слушай сюда, ведьмочка, особенно интересовал ее Она прищурилась. Так ярко, Отчеты о крови! Сеансы
отделение, скрывающее и всегда новые возможности пошла на спад, но все же не если твой разум до сих пор не живот, окутанный шаром с что девушка едва могла психического здоровья!
гвоздь, ложку или даже кусок своего тела. прекратилась. Проклятие превратился в кашу, то будет фиолетовым оттенком. видеть сквозь свет, чтобы Предписанные зелья! У меня
веревки. Но, очевидно, в Когда ее руки и ноги больше не произносилось, но очень больно. Но, — весело — Что?.. — прохрипела различить очертания вокруг даже есть ее фотографии,
камере никогда не было превращались в желе, агония продолжала продолжал он, — ты Гермиона сквозь кляп, все еще себя. чтобы посмотреть, как она
дерзких заключённых. девушка забивалась в угол и распространяться по телу, почувствуешь себя намного зажатый в зубах. — На что вы Протянув дрожащую руку, выглядела до того, как ты
Никаких царапин, проваливалась в сон без заставляя ее внутренности лучше после этого. Фините смотрите? Гермиона вытащила кляп из искалечила её. А здесь —
отмеряющих время. Никаких последующих мыслей. гореть. Инкантатем! — Хм? На множество вещей, зубов. Они сразу начали ничего! Ее посадили в эту
камней. Ничего. Это был единственный способ Гермиона чувствовала, как ее Мир Гермионы взорвался. Это твоё здоровье в приоритете. стучать. Она поняла, что ей тюрьму, а потом она исчезла!
Ничего, кроме темноты. заставить себя не думать о мозг пытается вырваться из было похоже на новый удар Ты в очень хорошей ужасно, ужасно холодно. Никто ее не видел! Нет даже
Она даже не могла говорить последствиях войны. напряжения и агонии. Нужно Круциатуса. Наконец она физической форме. Где они Слишком холодно. никаких записей о том, что она
вслух, чтобы нарушить Иногда ей казалось, что она отвлечься. Просто подождать. начала приходить в себя, ее тебя держали? Хотя ничего из Охранник приближался к ней, что-то ела! В течение
бесконечную тишину. Это был умерла. Возможно, это место Но она не могла. тело дернулось, и из горла этого не имеет значения, если протягивая руку, чтобы увести шестнадцати месяцев!
прощальный подарок было ее личным адом. — Возьмите ее на осмотр. раздался крик. Ремни едва я не смогу распознать это девушку. Она соскользнула со Объясни, как это произошло!
Амбридж после того, как ее Темнота, одиночество и Держите меня в курсе всего, сдерживали ее от того, чтобы старое проклятие, которое все стола и попыталась встать. Последовала пауза.
затащили в камеру и в ничего, кроме ее худших что скажет целитель. не выгибаться назад, когда ещё в тебе. — Ч-ч-что... — Кхе-кхе, хм... Здесь так
последний раз проверили воспоминаний, навечно Она была отлевитирована из девушка извивалась, Он работал в тишине еще Это был ее голос? Она не много пленников, — начал
наручники. вырезанных в памяти. камеры, но мир оставался раскачивалась и стонала в несколько минут, прежде чем помнила, как звучал ее голос. льстивый голос Амбридж, —
Они уже собирались уходить, Когда однажды раздался шум, размытым от звуков и боли. агонии. Казалось, прошла усмехнуться. Гермиона Слова выходили невнятно, и вряд ли стоит удивляться, если
когда Амбридж остановилась он казался оглушительным. Слишком много звуков. целая вечность, прежде чем наблюдала, как с помощью все светящиеся предметы в один или двое заключённых
и прошептала: Скрип вдалеке, и наконец Казалось, по ее коже она смогла перестать сложного взмаха палочки и комнате, казалось, умудряются теряться, как это
— Силенцио. распахнутая дверь. Потом пробегают вибрации. Должно дергаться и продолжать заклинания, которое она не растягивались и искажались сделала мисс Грейнджер.
Ткнув палочкой Гермионе в свет. Ослепительный яркий быть, Гермиону держали кричать, пока у нее не пропал могла разобрать, темный луч перед ее глазами, как будто — Мисс... Грейнджер... —
подбородок так, чтобы их свет. внутри магического вакуума, голос. Ее тело все ещё фиолетового пламени ее бросили в аквариум с другой голос внезапно
глаза встретились, она Это было похоже на удар потому что внезапно воздух тряслось, а грудь вздымалась выстрелил ей в живот. Ее золотыми рыбками. Целитель испугался и запнулся. — Так
сказала: ножом. взорвался шумом и светом. от рыданий. внутренности внезапно насмешливо повернулся к ЭТО Грейнджер? Ты знала, что
— Вскоре ты все поймёшь. Она отступила в угол и Она попыталась — Хорошо. Теперь вы можете начали пузыриться, и она ней. это она! Ты пыталась ее убить!
Амбридж хихикнула, и ее закрыла глаза руками. сконцентрироваться, идти, — сказал целитель, почувствовала, как что-то — Я н-н-не думаю, ч-ч-что... — — Что? Нет! Я бы никогда не...
приторное, сладкое дыхание — Все еще жива, — услышала сосредоточившись только на снова ткнув Гермиону живое извивается среди ее слова не могли вырваться из Это во власти Темного Лорда:
скользнуло по лицу девушки. Гермиона удивленный голос звуке ботинок. Десять шагов палочкой, — но передайте органов. Что-то двигалось ее стучащих зубов. Она опять решать их судьбы. Я всего
Гермиона осталась в темноте Амбридж. — Поднимите ее и прямо. Поворот направо. Амбридж, что, если появится внутри нее. попыталась: — Ш-ш-ш-шок... лишь его верная
и тишине. проверьте, в сознании ли она. Тридцать шагов. Поворот еще одна такая же, я заявлю о Прежде чем девушка успела Внезапно темнота начала приспешница.
Неужели ее забыли? Никто Грубые руки вытащили налево. Пятнадцать шагов. ее саботаже проекта. закричать, целитель послал в просачиваться через всю — Ты действительно думала,
никогда не приходил. Никаких Гермиону и попытались Остановка. Один из Гермиона приоткрыла один нее красный луч заклинания. комнату. Все светящиеся что наш Повелитель забудет о
пыток. Никаких допросов. убрать ее руки от глаз. Даже с охранников, левитировавших глаз и посмотрела, как уходят Судороги прекратились, и ей предметы исчезли, и все, что такой пленнице, как Гермиона
Только темное и безмолвное плотно закрытыми веками, ее, постучал в дверь. охранники. Ее зрение показалось, что внутри нее она могла видеть, — это Грейнджер? Как ты думаешь,
одиночество. боль от внезапного яркого — Войдите, — сказал затуманилось. Все вокруг что-то растворилось. озабоченное лицо целителя, простит ли он тебя, если
Появлялась еда. Без света ощущалась словно приглушенный голос. выглядело мучительно ярким, — Неприятное проклятие, — плывущее перед ней. Ее глаза узнает?
определённого порядка и ножи, вонзающиеся в ее Дверь со скрипом отворилась. но она могла различать объяснил целитель, — кто-то закатились, и Гермиона упала.
— Я не хотела, чтобы это Гермиона не знала, как — Какие именно упражнения? огоньки, некоторые что у меня были родители. Гермиона, скривив губы и одежды в больничную
продолжалось так долго! ответить на это замечание. — Любые. Прыжки. группировались, другие Они были магглы. Но... я открыв глаза, чтобы пижаму. Закатав рукава, она с
Камера должна была стать Подслушанный разговор не Отжимания. Подтягивания. располагались отдельно. По ничего не помню о них. посмотреть на целительницу. разочарованием отметила, что
временной. Ты ее не знаешь. пролил свет на то, что от нее Все, что угодно, чтобы всему ее мозгу. Она никогда Пытаясь подавить панику, — Ну-ну, дорогая. Я не наручники были на месте.
Ты не знаешь, на что она хотели. Она была важна для вымотать себя... Все, что раньше не видела ничего поднимающуюся внутри нее, настолько бессердечная. Девушка поднесла запястье к
способна. Я должна была какой-то ужасной идеи давало мне сны без подобного. она умоляюще посмотрела на Взгляни на это с медицинской лицу, чтобы рассмотреть их.
убедиться, что она не сможет Волдеморта. Она не должна дальнейших размышлений. — Что это такое? целителя. точки зрения. Если бы в твоем Они были надеты
сбежать или совершить что- была умереть или сойти с ума, Опять пометки. — Я предполагаю, что это — Вам что-нибудь о них прошлом существовали вещи, непосредственно перед тем,
либо немыслимое. Война еще и они хотели, чтобы она была — Каких размышлений ты магически созданное известно? от которых разум хотел тебя как она была заключена в
была не окончена. А потом... здоровой. Вероятно, у них не пыталась избежать? состояние фуги**. — Боюсь, что нет. Давай защитить, то ими стали бы камеру, и у Гермионы никогда
потом, когда все меры по было в планах очередных У Гермионы перехватило — Что? попробуем другой вопрос. Ты травмирующие последствия не было шанса по-настоящему
защите замка были приняты, пыток. дыхание. Остальные вопросы — В какой-то момент во время помнишь школу, в которую войны, которые тебя явно их разглядеть.
она... Я просто забыла про Она молчала, надеясь, что были простыми. Этот же был изоляции твоя магия начала ходила? Кто были твоими тревожат до сих пор. Вместо На свету они казались просто
неё. Я бы никогда не бросила целительница была из тех, кто слишком близок к реальности. пытаться защищать тебя. лучшими друзьями? этого что твоё сознание парой браслетов на каждом
вызов нашему Господину! продолжает говорить, когда — Мыслей о том, что было Поскольку ты не могла — Хогвартс. Гарри и Рон, — решает защитить? Личности запястье. Они сияли, как
— Успех задачи, поставленной люди ей не отвечают. раньше. выразить магию извне, она сказала Гермиона, глядя вниз, твоих родителей и военную новый пенни. Как она и
нашим Повелителем, зависит — Мне придется спросить — Раньше? сосредоточилась внутри тебя. когда ее горло сжалось. Ее стратегию Ордена. Твоя магия предполагала, наручники
от твоей и моей головы. Если я тебя, поскольку больше никто — До того, как я попала сюда. Ты упорно трудилась, чтобы пальцы непроизвольно не выбрала защиту твоей были покрыты медью.
обнаружу хотя бы намек на то, не знает. Как ты до сих пор — Голос Гермионы был держаться, как ты отметила. дернулись. психики, она выбрала защиту В темноте камеры Гермиона
что ты сделала что-то еще, жива? Как тебе удалось тихим. Яростным. Она Однако ум вряд ли способен — Хорошо. Ты помнишь информации. Это очень потратила неисчислимое
чтобы подорвать его планы, я остаться в здравом уме? закрыла глаза, от света у нее справиться с такой вещью. директора школы? интересно. количество времени, пытаясь
немедленно сообщу ему о — Я... н-не знаю... — ответила началась сильная мигрень. Твоя магия отгородила часть — Дамблдор. Гермиона предполагала такой точно определить, что они
тебе. Грейнджер теперь Гермиона, подождав — Конечно. — Опять твоего разума. В результате — Ты помнишь, что с ним исход, но все это было собой представляют. Ответ
полностью под моей несколько мгновений. Ее царапанье на бумаге. От этого получилось разделить случилось? слишком. был прост: наручники
юрисдикцией. Ты не будешь голос дрожал. Голосовые звука мышцы Гермионы сознание на несколько — Он умер, — сказала Просто быть в состоянии подавляли ее магию. Принцип
приближаться к ней без моего связки атрофировались. Было дернулись в ответ. — Ты фрагментов. Обычно фуга Гермиона, зажмурившись. видеть снова — было их действия, попытки обойти
разрешения. Если с ней еще трудно проговаривать слова, будешь здесь, в лазарете, является общей, но твои Хотя детали казались слишком для неё. Быть в его и вернуть свою магию —
что-нибудь случится, я буду согласные сливались в один пока побочные эффекты от «вырезанные фрагменты» расплывчатыми, она была в состоянии говорить. Быть вне она размышляла об этом
считать, что ты в ответе за это. звук, как будто требовалось пыток полностью не исчезнут. кажутся хирургически этом уверена. своей камеры. Все ощущалось большую часть времени, пока
— Н-но у нее так много усилие, чтобы снова разделять Я также приведу специалиста, точными. Хотя исцеление — Да. Ты помнишь слишком интенсивно. была слепа и нема.
врагов! — голос Амбридж их. — Я... повторяла чтобы выяснить, что случилось разума не входит в мою обстоятельства его смерти? Слишком холодно. Слишком Когда Гермиона, наконец,
дрогнул. заклинания... и... вспоминала с твоим мозгом. специализацию. — Нет. Я помню, что он был ярко. призналась себе, что обмануть
— Тогда я предлагаю тебе рецепты зелий. Я делала все, Гермиона резко открыла Гермиона в ужасе уставилась восстановлен в должности Больше она ничего не сказала. наручники невозможно, она
внимательно следить за своей что могла... чтобы держаться. глаза. на неё: директора после того, как Через несколько минут начала понимать, как они
тюрьмой. Темный Лорд не — Замечательно, — — Здесь... — она — Вы имеете в виду, что я... я было подтверждено, что целитель снова подняла глаза. работают.
просто так озвучил её имя в пробормотала целительница, заколебалась. — Со мной что- разделила свой разум? Волде... Вол... Сами-Знаете- — Если у специалиста не будет Девушка одновременно
своих планах. Ты предстанешь делая пометки в папке. — Но то не так? — Что-то вроде этого. Я Кто вернулся. возражений, ты останешься в ненавидела того, кто их
перед ним сегодня, если это как же ты выжила? Нет Целительница задумчиво никогда не видела ничего — Интересно. лазарете на неделю для создал, и восхищалась им. Она
то, что нужно для твоей никаких записей о том, что посмотрела на нее, прежде подобного раньше. Это Ещё больше писанины. восстановления, прежде чем была уверена, что они
мотивации. Я работала кто-то кормил тебя, и все же чем взмахнуть палочкой над вполне может быть новым — Что ты помнишь о войне? мы начнём твою подготовку. служили проводником для ее
дольше и усерднее, чем ты, каким-то образом ты не головой Гермионы. магическим заболеванием. — Я была целительницей. Я Это даст тебе время, чтобы магии, в каждом из браслетов
госпожа Надзиратель. И умерла от голода. — Тебя держали в сенсорной — У меня... раздвоение находилась в больничной снова адаптироваться к свету, находилась сердцевина из
никому не позволю встать у — Я н-не... знаю. Еда изоляции шестнадцать личности? — Гермиона палате. Много людей, которых звуку и пройти терапию, сердечной жилы дракона,
меня на пути. Иди подготовь появлялась. Всегда без месяцев. Тот факт, что ты в внезапно почувствовала я не смогла спасти... я помню, которая понадобится для возможно, даже взятая из ее
остальных. Темный Лорд определенного времени. Я сознании, — уже чудо. слабость. помню потери. Что-то... что-то восстановления организма собственной палочки.
ожидает отчета о количестве думала... это было намеренно. Последствий такого опыта — Нет. Ты просто пошло не плану. Гарри умер. после пыток и сотрясения Наручники были специально
подопытных сегодня вечером, — Что именно было вряд ли можно избежать, заблокировала части своего Они повесили его на мозга, которое ты получила настроены на нее.
а я потратила половину своего намеренным? особенно учитывая разума. Я предполагаю, что Астрономической башне, и мы при падении. В камере во время всех
дня на исправление твоих — Нерегулярность... я думала, обстоятельства до твоего эта магия предназначалась смотрели, как он гниет. Они Целитель начала уходить, но попыток Гермионы
ошибок. что это... — горло было прибытия. Полагаю, ты для защиты от ментальных повесили Рона и его семью затем остановилась. использовать беспалочковую
Пара шагов затихла. измучено, когда она изучала основы целительства атак врагов, но в дальнейшем рядом с ним. И Тонкс, и — Я надеюсь, излишне магию, волшебная сила
«Амбридж», — подумала продолжала говорить, — что во время войны? она заблокировала доступ к Люпина. Они пытали их до напоминать, но, полагаю, скользила вниз по ее рукам, а
Гермиона. Она приоткрыла это было частью... сенсорной — Да, — сказала Гермиона, твоей памяти для всех. самой смерти. Потом они учитывая твой факультет и затем просто растворялась,
один глаз, пытаясь незаметно депривации*. Держать меня... глядя на одеяло у себя на Гермиона внутренне бросили меня в камеру и историю жизни, я все же когда достигала кандалов.
оглядеться вокруг. в неведении... сколько коленях. Оно было потертым пошатнулась. оставили там. должна буду сказать это. Вы Убедившись теперь, что они
— Ты очнулась. времени прошло. и с сильным запахом — Что... что именно я не Гермиона дрожала, когда сейчас на распутье, мисс покрыты медью, она сразу
Недостаточно незаметно. Она Ее голос становился все антисептика, ей захотелось помню? говорила. Больничная койка Грейнджер. То, что случится поняла, как это работает.
полностью открыла глаза и тоньше и тоньше с каждым заткнуть нос от обонятельного — Ну, мы не совсем уверены. затряслась и издала громкий дальше, — неизбежно, но у Медь поглощала магию.
посмотрела на расплывчатые словом. приступа. Ты должна быть той, кто скрип. тебя есть выбор в том, Гермиона вспомнила, как Бинс
очертания женщины, стоящей — О. Ну конечно. Это был бы — Тогда ты знаешь, как обнаружит недостающие Целительница, казалось, насколько неприятным ты читал лекции по истории
над ней. Целительница очень творческий подход. А выглядит нормальный, фрагменты. Как зовут твоих ничего не замечала и сделаешь этот процесс для магии о попытках
наклонилась ближе, чтобы твое физическое состояние? здоровый мозг волшебника. родителей? нацарапала еще несколько себя. использовать для палочек
рассмотреть Гермиону, и Тебя никогда не выводили из Теперь взгляни на свой. Гермиона сделала паузу, заметок. Это был прощальный совет? материалы, отличные от
девушка смогла разглядеть ее камеры. И все же твой Простая манипуляция пытаясь вычислить, был ли — Это очень нетипично и Угроза? Предупреждение? дерева. Медь была одним из
на фоне яркого света. мышечный тонус лучше, чем у палочкой призвала магически вопрос основан на поиске интересно. Я никогда раньше Гермиона не была полностью очевидных вариантов из-за ее
Пожилая женщина с суровым половины моих целителей. спроецированное диагноза или на извлечении не слышала о таком состоянии уверена. Целитель исчезла за естественной магической
лицом в целительской Как такое вообще возможно? изображение мозга Гермионы потенциальной информации. фуги. Мне не терпится разделительной занавеской. проводимости. К сожалению,
мантии. — Когда... я не могла... в поле зрения. Кровь отхлынула от ее лица. услышать мнение Гермиона внимательно она была слишком
— Значит, ты — Гермиона больше думать ни о чем, я Ее глаза сузились. По всей — Я не знаю, — сказала она, специалиста. огляделась вокруг. Она все проводящей. Палочка из меди
Грейнджер. делала упражнения... пока не проекции были разбросаны внезапно почувствовав, что не — Рада быть для вас такой еще была в Хогвартсе. Ее засасывала любую вспышку
закончатся силы. маленькие светящиеся может дышать. — Я помню, увлекательной, — сказала переодели из тюремной магии, которую
обнаруживала, независимо от полностью забывает всю не высовывайся. Люди уже немыслимым. Ей вдруг стало Анджелина потеряла ты получишь увечья или магических слоев. Вероятно,
того, предназначалась та ей информацию о себе, вплоть несколько месяцев пытаются интересно, что чувствовали в указательный палец, чтобы умрешь. это никогда бы не произошло
или нет. Заклинания до имени. Больные в сбежать. Любого, кого тот момент его узнать это. Наручники Ханна, казалось, хотела без конкретных обстоятельств
вырывались из медных состоянии фуги могут поймают, жестоко последователи. настроены таким образом, что сказать что-то еще, но вдруг ее заключения. На это т-
палочек прежде, чем придумать себе другое имя и наказывают. Любого... кому — Детей почти не появлялось. при побеге Волдеморт сразу послышались шаги. требовалось время. Ее мозг
волшебник успевал закончить. биографию и не знать, что они удаётся сбежать... У нас ушло Уровень рождаемости среди узнает об этом. Вот почему Выражение ужаса отразилось медленно укреплял линию
Одно касание — и они тут же больны. слишком много попыток, чистокровных снижается уже всякий раз, когда кто-то на ее лице, и разделительная защиты в течение нескольких
взрывались. Две ========== 2. ========== чтобы догадаться... много лет. Было несколько сбегает, за ним всегда занавеска упала, когда месяцев. Почти как моллюск,
уничтоженные лаборатории — Гермиона... — она наручники, которые у всех нас беременностей, о которых все приходит Верховный девушка бесшумно исчезла. делающий жемчужину, она
по их изготовлению и потеря услышала чей-то шёпот. есть... — Ханна подняла свое говорили. Большинство детей Правитель. Занавеска по другую сторону медленно закапывала
четырех пальцев убедили Резко подняв глаза от собственное медное запястье, рождались сквибами. Ханна быстро огляделась, от Гермионы резко фрагменты своей памяти, слой
производителей палочек наручников, девушка увидела — на них наложено Следящее Остальные попытки затем опустила голову, чтобы распахнулась, и появился её за слоем. Мы можем
использовать другой голову, высунувшуюся из-за заклинание. Если даже тебе заканчивались выкидышами. проверить пол за первый целитель, наблюдать, что некоторые из
материал. занавески. Гермиона удастся обойти Защитные Ну, — голос Ханны стал занавесками. выглядевший измотанным. них сейчас более защищены,
Гермиона была уверена, что прищурилась и внимательно чары, они пошлют за тобой горьким, — по-видимому, Гермиона проследила за — Темный Лорд хочет лично чем другие, основываясь на
внутри кандалов было железо. посмотрела на неё. Это была Верховного Правителя. А перед лицом вымирания взглядом Ханны. Там ничего принять участие в том, насколько ярко они
Медь в паре с сердцевиной Ханна Эббот. потом твой труп повесят в волшебного мира разум не было. исследовании твоего светятся.
дракона высасывала ее магию Тихий вздох ужаса сорвался с Большом зале, чтобы мы все Темного Лорда несколько — Кто это? Кто такой сознания, — сказал он, с Глаза Волдеморта сузились.
и затем помещала ту в ядро из ее губ. видели, как ты гниешь. смягчился в отношении Верховный Правитель? — силой хватая Гермиону за — Возможно ли восстановить
железа, где она эффективно У Ханны был только один глаз. Гермиона почувствовала себя чистоты крови. Магия — это спросила Гермиона. Она не руку. эти воспоминания с помощью
нейтрализовывалась. Ее правый глаз смотрел на так, словно ее сильно ударили сила, ты же понимаешь. Он нашла в памяти никаких Гермиона инстинктивно легилименции?
Изобретательность Гермиону, в то время как в грудь. Ее пальцы судорожно решил начать программу упоминаний о нем. попыталась вырваться. Она Маленький волшебник
наручников заставляла ее второй отсутствовал. На месте сжались на ткани покрывала. возрождения населения, Ханна подняла голову. выдернула руку из хватки заметно занервничал. На
мозг кипеть. левого зияла черная дыра, Она едва могла дышать. включив туда всех — Я не знаю. Никто из нас целителя и спрыгнула с другой верхней губе у него выступили
Железные кандалы были словно его вырвали из — Кто это был? полукровных и никогда не видел его без стороны кровати, чтобы капельки пота.
достаточно распространены в глазницы. — Джинни. Она была первым магглорожденных маски. Все говорят о нем. Он создать дистанцию. — Это... это м-маловероятно.
волшебных тюрьмах. Они Рука Ханны тут же метнулась телом, которое они привезли заключённых, которые у него правая рука Темного Лорда. — Ах, глупая ведьмочка, — Это похоже на
существенно ослабляли наверх и закрыла левую и повесили. Мы все думали: были под рукой. Только для Волдеморт редко выходит в целитель вздохнул и указал на индивидуальную защиту
магию, чтобы пленники не сторону лица. тебе удалось сбежать. Ты ведь нас, девушек, такая участь свет, поэтому вместо него кого-то, стоящего вне поля исключительной силы вокруг
могли использовать ничего — Прости. Это всегда исчезла. Мы не понимали, что хуже смерти. У всегда появляется Верховный зрения Гермионы, — оглушите каждого конкретного
мощного. Всегда было шокирует всех, кто видит его они просто бросили тебя в магглорожденного мужчины Правитель. Несколько недель ее и следуйте за мной. фрагмента памяти. Есть
невозможно полностью впервые. другое место... просто будет контакт с назад они провели публичные Из-за занавеса появились два небольшая доля вероятности
нейтрализовать магию — Что с тобой случилось? — Голос Ханны затих, и она чистокровной женщиной. Нас казни, погибло более охранника и бросили в успеха, если легилимент
ведьмы или волшебника с Гермиона с трудом выдавила снова взглянула на Гермиону. же заставят рожать до тех пор, двадцати человек. Он убил Гермиону два Оглушающих. достаточно м-м-мощный.
помощью железа. Они всегда из себя вопрос. — Ты ведь не знаешь, зачем пока мы не умрем. всех до единого Убивающим От первого она увернулась, но — Мне нравится о себе так
могли использовать ее в Она не знала ни одного они тебя вытащили, не так ли? Ханна выглядела так же проклятием. Он не делал второе попало ей в плечо. Она думать, — сказал Волдеморт,
небольших количествах или проклятия, которое могло бы Гермиона покачала головой. ужасающе, как Гермиона себя перерывов. Он просто шёл камнем свалилась на пол. глядя в глаза Гермионы. Она
просто позволять ей таким образом повредить — Охранники много болтают. ощущала внутри. мимо заключённых. Никто не Когда девушка снова тут же закрыла их, но было
накапливаться, пока волна глаз. Было много После войны все ожидали, что — Вот почему тебя наконец видел, чтобы Темный Лорд очнулась, то поняла, что ее уже слишком поздно.
стихийной магии не ослепляющих заклинаний, но Темный Лорд начнет выпустили, — сказала Ханна, бросал так много Убивающих привязали к столу в темном Она подумала, что, возможно,
вырывалась наружу. Медь ни одно из них не приводило порабощать магглов. Но, беспомощно жестикулируя. — подряд. коридоре. Ее руки и ноги были могла владеть окклюменцией
решала эту проблему. С ее к таким последствиям. оказывается, его ряды были Они используют школьные и — Это... не представляется связаны, все еще дергаясь от до потери памяти. Но с ее
особой проводимостью, в — Амбридж... она вытащила более истощены, чем мы медицинские записи, чтобы возможным, — сказала пыток. Еще несколько ремней почти украденной магией
частности с помощью его с помощью палочки, предполагали. Очевидно, решить, кто из нас пригоден Гермиона, с сомнением качая легли на лоб и подбородок, вероятность создания защиты
магической сердцевины, когда... когда я пыталась бессмертие сделало его для программы. Та головой. удерживая голову на месте. С от вторжения равнялась нулю.
соответствующей палочке сбежать. Она приказала терпеливым. Он решил, что на целительница, с которой ты Ханна наклонилась вперед и одной стороны на неё Волдеморт ринулся, как
заключенного, медь колдомедикам не исцелять первом месте сейчас говорила, она тут главная. понизила голос. смотрел маленький стрела, глубоко в ее
всасывала почти каждую его. Для большего эффекта. В увеличение численности Очевидно, она — Я знаю. Но я видела тела незнакомый волшебник. С воспоминания, медленно
частицу магии внутри назидание остальным. — населения среди специализируется на после того, как он ловит другой стоял сам Волдеморт. разрушая их. Как будто его
Гермионы. Ханна слегка отвернулась, чистокровных волшебников. магической генетике. Мы — пленников. Он всегда их Маленький волшебник сознание пыталось раздавить
Что фактически делало ее чтобы еще лучше скрыть свое Он лично разделил всех ее подопытные крысы. Они находит. Макгонагалл, Грюм, говорил тонким, дрожащим ее.
магглом. лицо. чистокровных на пары. проверяют у каждого Невилл, Дин, Симус, голосом, указывая на Ее детство. Хогвартс. Его не
*Сенсорная депривация — это — Но после этого ее наказали. Заставил их всех пожениться, фертильность. профессор Стебель, мадам проекцию мозга Гермионы. волновали ее запертые
частичное или полное — Ханна опустила лицо и приказав начинать Теперь Ханна плакала. Помфри, Флитвик, Оливер Вуд — Это... это не похоже ни на воспоминания о родителях.
лишение органов чувств уставилась в пол. Голос обзаводиться потомством. Гермиона уставилась на нее, — это лишь те, кого ты что, что я когда-либо встречал После пятого года обучения,
внешнего воздействия. В девушки звучал так, словно та Лицо Ханны исказилось от чувствуя слабость от шока. Это знаешь. Их было больше. р-раньше. Как правило, когда все стало туманным, его
состоянии абсолютной была мертва. — Сейчас она презрения, когда она не могло быть правдой. Все Намного больше. Члены волшебная п-п-потеря памяти интерес обострился. Он
сенсорной депривации просто отрезает пальцы. Если произнесла эту информацию. это было кошмарной Ордена были теми, кто всегда проходит д-достаточно изучил ее воспоминания о
человек полностью ты не проявляешь уважения. Гермиона удивленно антиутопией. Как страшный пытался сбежать. Они все обширно. Ч-человек даже не целительстве. Все тела. Все
изолирован от каких-либо Если ты попытаешься сбежать. нахмурила брови. Увеличение сон, который до сих пор возвращались трупами. может назвать своего имени. травмы. Так много людей. Чем
внешних раздражителей: Если ты посмотришь на нее численности? Война тянулась снится ей в ее камере. Ханна замешкалась и Но это выборочная система. ближе он подходил к концу
никаких звуков, запахов, неправильно. Парвати и с большими потерями, — Нам... нужно выбираться, — пристально посмотрела на Как у заклинания Забвения. войны, тем больше
визуальных образов или Анджелина — у них почти не учитывая размер волшебного сказала Гермиона как можно нее. Диссоциативная фуга, или, в воспоминаний было заперто.
тактильных ощущений. осталось пальцев. населения, но Гермиона не спокойнее. — Не делай глупостей, данном случае, одна из ее Он хотел добраться до них. Он
**Диссоциативная фуга (от Ханна пристально посмотрела думала, что Волдеморта Ханна покачала головой. Гермиона. Я рассказываю тебе разновидностей. Почти как попытался пробиться сквозь
лат. fuga — «бегство») — на Гермиону оставшимся вообще волнует этот вопрос. — Мы не можем, ты разве не все это не для того, чтобы ты наложение Обливиэйта на магию грубой силой. Ни одно
болезнь, характеризующаяся глазом. Браки по договоренности не слышала, что я говорила попыталась сбежать. Я хочу самого себя. Ее магия скрыла из них не поддавалось его
внезапным, но — Гриффиндорский дух в тебе были чем-то необычным раньше? Пока ты не отрубишь предупредить тебя. Это ад. Ты определенные воспоминания яростным и настойчивым
целенаправленным должен умереть, Гермиона. среди чистокровных — но себе руки, тебе не сбежать с должна быть готова к тому, внутри того, что я могу атакам.
переездом в незнакомое Не пытайся быть храброй. Не сделать это этими наручниками. Все что за любую попытку побега описать только как н-н- Они ломали ее изнутри. Сила
место, после чего больной пытайся быть умной. Просто принудительным... казалось тщательно продумано. наложение определенных была невыносимо
болезненной, и каким-то Возможно, тебе нужно которая все еще была Исследования. Разговоры с воспоминания? — сказал стороны привлекло ее тем, кто выполнит
образом боль продолжала постоянное напоминание. привязана к столу. Гарри и Роном. Сражения. Волдеморт, его палочка внимание. Женщина- легилименцию, так как часть
усиливаться, пока не стало — Мой Лорд... — Действительно, а также Финальная битва. Всякий раз, угрожающе свисала с целитель, отвечающая за его магической силы перейдёт
похоже, будто Гермиона — Что за наказание, которое верной подругой Гарри когда Снейп натыкался на кончиков пальцев. программу увеличения к ребёнку.
умирает. Она извивалась, ты так любишь дарить своим Поттера, Мальчика-Который- заблокированное — Ну, это очень трудно п- населения Волдеморта, Волдеморт задумчиво
пытаясь избежать вторжения. подопечным? Отрезание Умер, — сказал Волдеморт, воспоминание, он, казалось, предсказать. — Целитель подошла и шепотом задала смотрел на Гермиону, его
Крики заполонили коридор и пальцев, не так ли? Скажи слегка поглаживая свою останавливался и побледнел. — Это в- вопрос целителю разума. пальцы скользили по груди,
просто продолжались, мне, сколько пальцев у тебя палочку. — Она была членом рассматривал его защиту, возможно. Теперь, когда — М-Мой Лорд, — целитель как будто он успокаивал рану.
продолжались и останется, если я буду Ордена, в чем я уверен. Ты прежде чем попытаться обстоятельства, вызвавшие разума нерешительно — Северус.
продолжались. забирать их по одному за должен это помнить со проникнуть внутрь. потерю, были устранены. Со в- подошёл ближе, — целитель — Мой повелитель.
Наконец Волдеморт вышел из каждый месяц, который ты времён своей многолетней Его вторжение было временем они могут Страуд обратила мое — Верховный Правитель ведь
ее сознания. В ярости. Она потратила, пытаясь свести шпионской деятельности. значительно менее восстановиться. внимание на р-решение этой является исключительным
медленно приходила в себя и Грязнокровку с ума? Когда Поттер умер, она была травматичным, чем у — А что насчет пыток? Я проблемы, которое может вас легилиментом, не так ли?
понимала, что крики — Нееееет! — голос Амбридж схвачена, и я приказал Волдеморта, но Гермиона все прорывался к забытым заинтересовать. — Так и есть, Повелитель, —
принадлежали ей. К тому перешел на визг. Она все еще посадить ее в тюрьму, но еще плакала и дрожала, когда воспоминаниям с помощью — Ну и что же это? — сказал Снейп. — Его
времени они превратились в дрожала и корчилась на оставить нетронутой на он наконец медленно них в прошлом. заинтересованность мастерство, вероятно, не
тихие болезненные стоны из- земле. случай, если девчонка мне удалился. Ее руки судорожно Целитель разума выглядел Волдеморта казалась уступает моему. Вы очень
за разорванных голосовых — Возможно, мне следует когда-нибудь понадобится. К сжимались в том месте, где зеленым. незначительной. Он не тщательно его обучили.
связок. Гортанные всхлипы быть более снисходительным, сожалению, директор были пристегнуты. — Это м-может сработать. Н- смотрел ни на одного из — И у его жены обнаружено
все ещё вырывались из неё в — сказал Волдеморт, Хогвартса сочла нужным сама — Очаровательно, — сказал но никто не предскажет, какие целителей. магическое бесплодие, не так
то время, как ее грудь медленно приближаясь к ней, вынести наказание за он, глядя на Гермиону с из них вы получите. Вы м- — Магическая беременность, ли?
продолжала содрогаться от пока та хныкала и прошлые проступки. Все это противоречивым выражением можете узнать лишь малую мой Повелитель, — сказала Вопрос был адресован
боли. Девушка изо всех сил пресмыкалась у его ног. — время она держала лица. часть д-д-до того, как она целитель Страуд с гордой целительнице Страуд.
пыталась дышать. Твоя служба в тюрьме была в Грязнокровку в камере с — Любая информация? — сойдет с ума или умрет. улыбкой. — Есть несколько — Да, мой Лорд, —
— Я не люблю, когда от меня основном хорошей. Вместо сенсорной депривацией. рука Волдеморта сжалась на Волдеморт задумчиво зарегистрированных случаев, немедленно ответила она.
что-то скрывают. Теперь, шестнадцати я разделю Глаза Снейпа слегка плече Снейпа, и его тон был посмотрел на Гермиону. которые указывают на то, что — Тогда отправь Грязнокровку
когда Поттер мертв, прятать количество месяцев пополам. расширились. подозрительным. — Тогда я хочу, чтобы за ней такие беременности имеют к Верховному Правителю.
уже нечего. Что ты Восемь пальцев в качестве Волдеморт положил руку на Тот отвернулся от Гермионы и следили. Внимательно. Кто-то, способность прорываться Пусть он использует её для
скрываешь? — прошипел напоминания моего приказа, в его плечо. опустил глаза. кто сразу сможет понять, как через магические потери совокупления и следит за её
Волдеморт. Его костлявые котором я упоминал, чтобы — По словам целителей — По правде говоря, только память начнёт памяти. Магия ребенка сильна памятью.
пальцы схватили ее лицо и Грязнокровка Поттера разума, этот опыт позволил Повелитель, мы с возвращаться. Северус, я и полностью совместима с Страуд нетерпеливо кивнула:
развернули так, чтобы она осталась полностью Грязнокровке запереть свои Грязнокровкой мало оставлю ее на твое попечение. магией матери, чтобы — Я могу доставить ее туда
встретилась с ним взглядом. нетронутой. воспоминания. Изолировать общались в последние годы — Как пожелаете, Повелитель, оказывать разъедающее через две недели. Хочу
— Я не знаю... — прохрипела — Пожалуйста... — Амбридж, их от себя и от меня. К войны. Только на тех — Снейп низко поклонился. действие на любую уже проверить состояние девушки
Гермиона. Ее голос был тихим рыдая, поднималась с земли. примеру, личности своих собраниях Ордена, в которые — Ты возражаешь? — спросил созданную магию. Это ничего и подготовить ее.
и сломленным, она слабо В комнату ворвался Северус родителей, которые совсем не я был посвящен. Волдеморт, с помощью не доказывает, учитывая — У тебя есть две недели.
попыталась высвободить Снейп. имеют значения. Что более Единственное, что я знал о палочки возвращая его в редкость таких случаев. Пока она не забеременеет, я
челюсть из его хватки. — Что с тобой? Не в состоянии важно, так это ее ней: ее держали подальше от вертикальное положение. Он Однако это возможно. Мисс хочу, чтобы ее привозили
— Вызови Северуса! И вынести последствия воспоминания о войне, сражений как целительницу и откинул голову Снейпа назад, Грейнджер обладает каждый месяц, чтобы я мог
Надзирательницу. Она будет собственного наказания? — особенно более поздние, хозяйку зелий. Эти пока их глаза не встретились. исключительными лично исследовать ее разум.
наказана за это, — сказал Волдеморт усмехнулся и перед Финальной битвой. Эта воспоминания кажутся — Никогда. Ваше желание — магическими способностями, — Да, мой Лорд.
Волдеморт. Он в последний махнул рукой, отворачиваясь потеря памяти произошла нетронутыми. Я в мой приказ. — Собранное вы сами это заметили и — Можешь забирать ее
раз просмотрел разум от Амбридж. — Уберите ее. после смерти Поттера, после недоумении, что она может выражение лица Снейпа хотели, чтобы ее включили в обратно в Хогвартс, —
Гермионы, пока та не Бросьте обратно в тюрьму, окончания войны. Зачем ей скрывать. дрогнуло под пристальным программу. Если вы оставите Волдеморт махнул рукой,
обмякла, почти теряя когда закончите. что-то скрывать? — в низком — Если у Ордена остались взглядом. Грязнокровку, есть шанс, что отпуская их.
сознание. Два Пожирателя Смерти извилистом голосе какие-то секреты, я хочу их — И все же у тебя есть беременность может привести Тело Гермионы все еще слегка
Первой появилась Амбридж, вышли вперед и потащили Волдеморта звучала угроза. знать, — прошипел возражения, — сказал к разблокировке ее памяти. дергалось, когда ее
выглядевшая до смерти Амбридж из комнаты, пока Он замолчал на мгновение, а Волдеморт, его алые глаза Волдеморт, убирая палочку и Но... — она слегка развязывали. Она чувствовала,
напуганной. она причитала извинения и затем взглянул на Гермиону. сузились. поворачиваясь, чтобы заколебалась. как будто должна сделать что-
— Мой Лорд, мой Господин, умоляла Темного Лорда. — Возможно, как кто-то, кто — Действительно, — сказал посмотреть на Гермиону. — Что? — Волдеморт резко то. Бороться. Или отказаться.
— сказала она, опускаясь на — Северус, мой верный знал ее в то время, ты будешь Снейп, его тон был — Завтра я отбываю в взглянул на целительницу Или умолять.
землю и подползая к нему. соратник, — сказал иметь некоторое шелковистым и покладистым. Румынию, — ответил Снейп, Страуд, заставив ее Все, что угодно, но только не
— Круцио! — Волдеморт Волдеморт, поворачиваясь к представление о том, каких — К сожалению, большинство — чтобы расследовать слухи о побледнеть и вздрогнуть. лежать там, пока Волдеморт
произнес проклятие, его мастеру зелий. — Я нахожу воспоминаний не хватает. важных членов Ордена сейчас неподчинении вашему — Вы... вы не сможете небрежно размышлял, кому
ярость была очевидна по тону. себя с очень занимательной — Конечно, Повелитель. мертвы. Либо во время режиму. Поездка, как вы уже проверять ее разум во время ее отдать для совокупления.
Амбридж закричала. Она головоломкой в руках. Гермиона обнаружила, как финального боя, либо от отмечали, когда поручали ее беременности, — быстро Ее тело отказывалось
кричала все громче и — Повелитель, — сказал холодные бездонные глаза пыток или попыток побега. мне, будет деликатным проговорила целитель Страуд. сотрудничать. Она ничего не
корчилась на земле. Гермионе Снейп, почтительно сложив Снейпа пристально смотрят на Кроме самой мисс Грейнджер, заданием, сложным и строгим — Инвазивный вид магии, могла сделать, когда
почти стало ее жаль. руки перед собой и опустив нее. У девушки не осталось вряд ли кто-то еще остался в даже без добавления такой, как легилименция, неосторожные руки подняли
Через несколько минут он глаза. сил сопротивляться, когда он живых, обладая этой заключённой, требующей несёт высокий риск ее со стола и понесли по
наконец остановился. — Полагаю, ты помнишь погрузился в ее сознание. информацией. тщательного наблюдения. Я выкидыша. Это часто коридору.
— Неужели ты считала, что Грязнокровку, — Волдеморт Снейп не беспокоился о ее Волдеморт уставился на не хочу разочаровывать вас ни настолько травматично, что ========== 3. ==========
твоя жажда крови сильнее повернулся к Гермионе, глядя школьных годах. Он сразу же Гермиону. Его красные глаза в одном из этих вопросов. — может привести к Кровать, которую занимала
моих приказов? на нее сверху вниз и проводя отправился в военный период были разъяренными и Он положил ладонь на грудь и постоянному магическому Ханна, опустела, когда
Амбридж только хныкала. костлявым пальцем по своему и быстро, но тщательно расчетливыми, когда он снова поклонился. бесплодию. Вам придется Гермиону вернули в
— Я знал о твоей неприязни к безгубому рту. просмотрел воспоминания. У медленно провел пальцем по Волдеморт сделал паузу и, подождать, даже если вы больничную палату в
Грязнокровке, но надеялся, — Конечно. Она была самой него, казалось, были губам. Затем он пристально казалось, задумался, положив будете знать, что Хогвартсе.
что твое служение будет невыносимой ученицей во определенные цели, которые посмотрел на целителя руки на стол рядом с воспоминания возвращаются, Целительница Страуд влила
достаточным мотивом, чтобы времена моего преподавания. он преследовал. Исцеление. разума. Гермионой и наклонившись, пока не родится ребенок. зелье ей в горло, как только
ты себя сдерживала. — Снейп подошел к Гермионе, Приготовление зелий. Ее — Существует ли способ чтобы изучить ее. Пока он Возможен вариант, в котором девушку уложили в постель.
встречи и контакты. восстановить эти стоял там, движение с другой отец ребёнка сможет стать Боль в голове Гермионы
hhhhhhначинала стихать. Она Затем он произнес проклятие, что она защищала. Или по сильные спазмы прекратились оседали на стулья или падали Вероятно, они были намного даже небольшие гвозди.
моргнула, и черные пятна, которое постепенно сравнению с изнасилованием после четырех дней терапии, на пол. хуже предыдущих. Заклинание для создания
которые все еще превращало кровь Рона в и принуждением носить они решили, что Гермиона Гермиона стояла позади. Она Часы на стене показывали, что барьера, казалось, было
сопровождали ее зрение, расплавленный свинец. ребенка, который будет готова к обучению. наблюдала, как падают с момента их оглушения всеобъемлющим. Она
наконец стали исчезать. Гермиона наблюдала, как вырван из нее в тот момент, На пятый день ее выписали из девушки. Она узнала прошло уже несколько часов. тщательно обследовала
Гермиона чувствовала заклинание медленно ползло когда родится. Больничного крыла. нескольких из них: Ханну Каким бы ни был этот каждый предмет.
подкатывающую тошноту. по телу Рона, убивая его Побег, поняла Гермиона, Стражники отвели ее прямо в Эббот, Парвати Патил, процесс, он требовал Функции новых кандалов
Внутри у нее все изнутри. Она была бессильна скорее всего, был роскошью, Большой зал. Анжелину Джонсон, Кэти времени. заключались не только в этом.
переворачивалось и что-либо сделать, бессильна которую она не могла себе Перед входом в зал стояли Белл, Чжоу Чанг и Ромильду В Большом зале появился Инкрустация барьерного
съеживалось, словно это был закончить его страдания позволить. Главная её цель — ряды стульев. Они были Вейн. Гермиона подумала, что огромный стол, заваленный амулета была достаточно
яд, который ее тело не могло любым способом. умереть быстро. Эту заняты женщинами, одетыми некоторые из них, возможно, оружием. простой магией. В новом
изгнать. Она все еще дрожала. Во время войны Артур Уизли возможность стоило хорошо в серые платья. были младше или старше её Это была самая очевидная наборе было что-то более
Ей хотелось свернуться в навсегда лишился здравого обдумать. Амбридж стояла на во время обучения в ловушка. сложное.
клубок, но девушка не могла ума из-за проклятия. Он Она тихо лежала в постели и платформе впереди и Хогвартсе. Среди них было и Все стояли настороженно и Гермиона опустила глаза на
собраться с силами, чтобы плакал, даже не понимая, строила планы. говорила с присущим ей несколько женщин чуть просто смотрели. свои наручники.
справиться с этим. отчего ему больно, не в Дни тянулись медленно. весельем. Она была одета в взрослее, хотя ни одна не — Подойдите, — сказала — Эти новые браслеты будут
— Охраняйте ее ценой своей состоянии осознать, что Никто из заключенных, розовое, на шее болтался выглядела старше тридцати. Амбридж ласковым голосом, держать вас в безопасности и
жизни. Если кто-то захочет умирает. доставленных в Больничное огромный кулон. Одна ее рука Их было около сотни. подзывая их из-за стола. — гарантировать, что владельцы
прикоснуться к ней или хотя Они оставили Молли крыло, не осмеливался была забинтована. Амбридж увидела Гермиону, Ближе. Посмотрите, что здесь. великих домов, к которым вы
бы посмотреть на нее, ему напоследок. Чтобы та видела, заговорить с Гермионой, — Вы были избраны, чтобы стоящую сзади. Никто не пошевелился. направляетесь, смогут хорошо
потребуется мое личное как умирают все ее дети. охранники постоянно стояли у помочь строить новое — Оглушите ее тоже, — Амбридж выглядела заботиться о вас. Глава
разрешение, — услышала она Ремус смог выдержать ее кровати. будущее, которое сказала Амбридж, злобно разочарованной. Она явно каждого дома будет носить
голос целительницы. несколько часов пыток — Целители приходили запланировал Темный Лорд. глядя на нее. надеялась, что кто-то амулет, который позволяет им
Гермиона обернулась и намного больше, чем кто-либо несколько раз в день, чтобы Вам была предоставлена Они колебались. окажется достаточно глупой, всегда находить вас и знать,
смутно разглядела двух другой. Его ликантропия оценить ее состояние и великая честь: дать ему то, что На периферии зрения чтобы броситься к столу и если вы будете в опасности.
крупных мужчин, стоящих продолжала исцелять его, вылечить ее. Они брали он желает, — сказала она и Гермионы появилась целитель попытаться вооружиться. Учитывая, — Амбридж мило
позади Страуд. Их глаза были пока он просто не остался пробирки с кровью и немного жеманно улыбнулась: — Вы — Страуд. — Ты. Подойди сюда, — улыбнулась, — дикую,
холодными, когда они висеть, ни на что не реагируя. волос для анализа. Новый те немногие, кто этого — Сделайте это, — сказала Амбридж указала на девушку изменчивую натуру,
смотрели на Гермиону. Наконец кто-то из скуки целитель приходил лечить достоин. она, резко кивнув в знак в толпе. Гермиона подумала, распространенную среди
Страуд наложила на нее выстрелил в него Убивающим Гермиону от последствий Голос Амбридж звучал одобрения. что та, возможно, училась с магглов, они удержат вас от
несколько защитных проклятием. пыток. Ее руки продолжали механически, в то время как Гермиона потеряла сознание, ней на одном курсе. совершения любых актов
заклинаний, которые Эти смерти так часто трястись. она глядела на девушек прежде чем смогла собраться Девушка медленно насилия над кем-либо,
поднялись, мерцая, вокруг ее прокручивались перед В конце концов, большая сверху вниз сверкающими от с силами. повиновалась, съежившись от включая вас самих. Они
тела. Осмотрев проекции глазами Гермионы, что ей часть спазмов прекратилась. ненависти глазами. — Реннервейт. страха. помогут вам служить Темному
состояния ее разума в течение казалось: в конце концов боль Пальцы Гермионы все еще Фальшивая улыбка прочно Гермиона неуверенно — Возьми что-нибудь, — Лорду и быть благодарной за
нескольких минут, Страуд от них утихнет. судорожно подергивались от приклеилась к ее лицу. Ее дёрнулась. Она пришла в себя приказала ей Амбридж. возможность, которую он вам
повернулась и зашагала Или ее разум решит, что этого неожиданных звуков. глаза то и дело устремлялись и обнаружила, что лежит Девушка медленно подарил.
прочь, ее целительская не было. Она так и не смогла в угол комнаты. рядом с остальными потянулась вперед, но когда Несколько женщин громко
мантия развевалась позади. Но она продолжала ощущать привыкнуть к шуму. Гермиона слегка повернулась девочками. ее рука оказалась в всхлипывали.
Гермиона уставилась в эту боль так же остро, как и в Она помнила, что в прошлом и увидела двух Пожирателей Они были разложены рядами. нескольких сантиметрах от — В конце концов, это
потолок, пытаясь осмыслить первый раз. её жизнь была полна шума: на Смерти, стоявших без масок: Некоторые все еще были без ножа, она резко отдернула ее слишком важные волшебники.
все, что произошло с ней в тот Рана, которая никогда не занятиях, за обедом, в Корбана Яксли и Торфинна сознания, и стражники шли с криком. Мы не хотим, чтобы какие-то
день. заживет. больничной палате после Роули. Они наблюдали за вдоль девушек, снимая с них Амбридж торжествующе ошибки или несчастные
Она чувствовала, что должна «Вина выжившего», — сражений. Теперь любой Амбридж со скучающим заклинание. Остальные улыбнулась. случаи причиняли им
плакать, но не могла. подумала она. Маггловский неожиданный звук заставал ее выражением лица. сидели, уставившись на новые — А теперь все идите сюда. неудобства.
Смирение и безнадежность термин. Такое ничтожное врасплох. Стук двери или стук — Темный Лорд приказал кандалы вокруг запястий. Посмотрим, что будет. Чары барьера, возможно,
переплелись с ее душой с того описание. Которое не сапог, исходящие от них обучить вас, чтобы вы могли Гермиона посмотрела на свои Женщины неохотно двинулись какое-то заклинание
момента, как она увидела отражало даже малейшей звуковые волны — они безошибочно выполнять свои руки. Магические браслеты вперед. Гермиона принуждения и в паре с
смерть Гарри. доли агонии в ее душе. ощущались вибрацией на ее обязанности. Это великая выглядели иначе: чуть шире и приближалась в растущем чарами слежения — Гермиона
Наблюдая, как большинство Для Гермионы стать коже. честь, и вы не захотите теперь без застежки. страхе, ее разум не пыталась обработать всю
людей, которых она любила, инкубатором для Пожирателя Она начинала дергаться. разочаровать своего Идеальный медный круг, переставал размышлять. информацию, кажется, она
умирали в агонии, Гермиона Смерти было участью, которая Нервный целитель разума Господина. Вы важны для обернутый вокруг каждого Должно быть, к кандалам ещё ощущала воздействие
знала, что ее время страдать даже не приходила ей в часто приходил вместе с Темного Лорда. Поэтому запястья. добавилось заклинание чар, отслеживающих ее
скоро наступит. голову. Быть изнасилованной целителем Страуд, чтобы должны быть защищены как «Собственность Верховного барьера, что-то, что не психологическое
И вот оно пришло. — этот риск всегда изучить мозг Гермионы и ее от других, так и от самих себя. Правителя» было позволяло им приближаться к самочувствие.
Смерть никогда не пугала присутствовал. Её же вариант психологическое состояние. У Улыбка Амбридж внезапно выгравировано на блестящей определенным объектам. Контролирующие чары
Гермиону. Она знала, что был похож на изнасилование них были опасения по поводу превратилась в оскал. Она поверхности обоих Она протянула руку на обычно использовались в
существуют более худшие в замедленной съемке. ее стабильности. Они указала на заднюю дверь, и наручников. значительное расстояние и психиатрических отделениях
варианты... Однако ситуация была наложили на ее мозг Яксли с Роули вышли вперед. Больше всего Гермиону медленно подошла. Когда ее больниц, чтобы предупредить
Смерть Гарри была убийством гораздо более сложной. Её имитационные заклинания, Амбридж повернулась к беспокоил холодный предмет пальцы оказались в десяти целителей, когда пациенты
из милосердия по сравнению воспоминания. Что бы она ни чтобы увидеть, как она будет тюремщикам, выстроившимся под металлом, который, по её сантиметрах от кинжала на могли ранить себя или
с пытками, которым скрывала в своем сознании, реагировать на толпы, вдоль стены. ощущениям, слегка столе, их начало охватывать окружающих. Они
подвергались Уизли, Ремус и это было важно. Для нее это закрытые пространства, — Оглушите их всех. прижимался к ее запястьям с жжение. Гермиона с горечью отслеживали частоту
Тонкс. было важнее всего физический контакт, кровь. Проверьте каждую. внутренней стороны. отдернула руку. Ее сердечных сокращений и
Люциус Малфой стоял всего в остального. Гермиона не Если Гермиона была под Несколько сидящих женщин Наручники были так плотно возможности прибегнуть к уровень гормонов, улавливая
нескольких футах от того могла позволить им попасть в угрозой срыва, они хотели, съежились или попытались подогнаны, что она не могла самоубийству внезапно резко любые колебания. Более
места, где была заперта руки Волдеморта. чтобы припадок произошёл в уклониться, но большинство разглядеть, что это такое. ограничились. Она сложные чары даже слегка
Гермиона, когда он посмотрел Она не боялась, что ее труп Больничном крыле. из них едва шевельнулись, Было ясно: причина, по рассматривала различные касались сознания
на Рона и прорычал: сгниет в Большом зале. Эта Видимо, несмотря на тремор, когда стражники начали которой их оглушили, предметы: арбалеты, ножи, контролируемых. Это было не
— Это тебе за мою жену! судьба была ничем по она считалась достаточно колдовать над ними. Тела заключалась в том, чтобы мечи, топоры, кухонные ножи, совсем чтение мыслей, но они
сравнению с отказом от того, стабильной. Когда самые снять и заменить кандалы. ножи для вскрытия писем, отображали внутренние
желания и наклонности Какой бы ни была темная Наверное, все сразу. посмотреть, как будут логике женщины, которую та Целитель Страуд холодно опасная и утонченная
пациентов. магия, используемая для Она вместе с остальными рождаться ваши дети. использовала, чтобы очистить улыбнулась, и Гермиона жестокость.
Попытка совершить заклинания принуждения, она женщинами расстегнула свое Глаза Амбридж были свою совесть. вздрогнула. Ее живот То, как он смотрел на нее...
самоубийство или сбежать без была тонкой. С каждой новой серое платье и сняла нижнее прикованы к лицу Гермионы, Ей потребовалось несколько болезненно скрутило. Его взгляд был холодный и
оружия под воздействием инструкцией целители белье. Они стояли, дрожа, в ненависть в ее взгляде была секунд, чтобы понять, что Целительница Страуд полезла дикий, как у волка.
заклинания принуждения, приходили и проводили холодной комнате. Их такой сильной, что Гермиона Страуд ожидает от неё ответа. в ящик стола и вытащила Смертоносность в нем была
даже поборов ментальное диагностику лично над осталось семьдесят две. почти чувствовала, как она — Вы отправляете меня на оттуда пакет. ощутима. Он возвышался над
воздействие — без каждой пленницей. Двадцать были убраны проникает в её кожу. изнасилование и хотите, — Это приведет тебя в ней, смотря на девушку с
увеличения пульса и скачков Однажды одна из девушек целителем Страудом из Амбридж улыбнулась чтобы я увидела в этом поместье Верховного ледяной жестокостью. В тот
сердечного ритма — это было резко сорвалась и с криком опасения, что они сойдут с холодной, радостной выгоду? — наконец сказала Правителя. Они ожидают тебя. момент Гермиона была
почти невозможно. встала. Она схватила свой стул ума, как кричащая девушка. улыбкой, а затем повернулась она, приподняв брови. Она потянулась к Гермионе, та уверена, что он с легкостью
Гермиона застыла в Большом и замахнулась им в воздухе, Все они стояли обнаженные, и ушла. Глаза целителя Страуд на сделала шаг назад. может наклониться вперед и
зале. прежде чем ударить им если не считать сверкающих Кто-то коснулся руки мгновение вспыхнули и Она опустила подбородок и перерезать ей горло, глядя в
Все последующие дни слились женщину-целителя рядом с медных браслетов на Гермионы. Кто-то был так похолодели. попыталась вздохнуть. Ей ее глаза. Затем отступить
воедино в тумане ужаса. ней. К тому времени, когда запястьях, пытаясь прикрыть близко, что, даже — Я не несу ответственности просто нужно было время, назад, заботясь только о том,
Подготовка продолжалась. стражники оглушили свои тела от насмешливых повернувшись, она не могла за все решения, касающиеся чтобы собраться с духом. чтобы она не запачкала
Амбридж держала что-то кричащую девушку и взглядов охранников. разглядеть, кто это был с безопасности. Возможно, тебя Чтобы подготовиться к тому, с кровью его ботинки.
похожее на маленький фонарь оттащили ее, плечо женщины — Наденьте это. заслоняющими крыльями от это удивит, но я очень чем ей предстояло Он был Верховным
и давала указания. Когда она было раздроблено. Одним движением руки шляпы. заинтересована в твоём столкнуться, — и к тому, что Правителем.
заканчивала говорить, фонарь Возможно, были Амбридж развернула — Мне так жаль, — прошептал здоровье и благополучии. она собиралась сделать. Правой рукой Волдеморта. Его
слегка светился, и кандалы запланированы дальнейшие большую стопку одежды. голос Анджелины. Её голос — Даже если бы я оказалась — Протяни руку, — сказала палачом.
становились теплыми: в них инструкции, но после этого Ярко-алые платья и мантии. сорвался, словно она стерильной? целительница Страуд, обходя Число её друзей, которых он
погружалась магия. случая целитель Страуд Красные, как кровь. подавила рыдание. — Ты Гермиона посмотрела вниз и стол и направляясь к убил: Джинни, Макгонагалл,
Укореняя навязчивые идеи в решила, что работы с Никакого нижнего белья. всегда была права. Мы изучила перевернутый Гермионе. Сердце Гермионы Грюм, Невилл, Дин, Симус,
их сознании. внушением нужно прекратить. Гермиона была достаточно должны были прислушаться к календарь, пытаясь прочитать болезненно колотилось в профессор Стебль, мадам
Это делалось постепенно. Гермиона каждую ночь худой, чтобы не жаловаться на тебе раньше. цифры и установить точную груди, когда она прикусила Помфри, Флитвик, Оливер
Казалось, что каждой лежала в темноте и строила нехватку лифчика, но Гермиона открыла рот, чтобы дату. Яркая белая бумага губу и попыталась проглотить Вуд... — список не
инструкции требовалось планы. отсутствие нижнего белья спросить Анджелину, что она расплывалась у нее перед страх, поднимающийся в ней заканчивался. Кроме тех, кто
время, чтобы укорениться в их Если она не сможет сбежать, ощущалось остро, словно имеет в виду. Прежде чем глазами, глаза начинали подобно приливу. был замучен до смерти сразу
психике. Формировать их то ее единственной надеждой оголенный нерв. девушка успела задать болеть. Беспомощная. Беззащитная. после финальной битвы, все,
поведение. будет смерть от палочки — А это для зимнего периода, вопрос, чья-то твердая рука Целительница Страуд Послушная. кого она знала, были мертвы
Вы будете вести себя тихо. Верховного Правителя. — ухмыльнулась Амбридж, сжала ее руку. Ее утащили в закатила глаза и вздохнула. Вы будете послушными. после войны: Верховный
Вы будете послушными. Судя по тому, что удалось разворачивая очередную маленькую комнату. — Я уже заметила, что с тобой Рука Гермионы начала Правитель убил их.
Вы никому не причините выяснить Гермионе, он был стопку одежды. Шерстяные Целитель Страуд сидела за бесполезно спорить. Ты все подниматься. На ее ладонь Девочки шептались о нем в
вреда. довольно скор на расправу. чулки до бедер. большим столом, заваленным еще слишком эмоционально упала монета. В тот же миг течение первых ночей её
Вы не будете обижать жену Если она сумеет Затем Амбридж добавила кучу бумагами. Перед ней лежала ко всему относишься. она почувствовала, как её тело пребывания в лазарете.
своего владельца. спровоцировать его на белых шляпок и алых туфель открытая папка, в которой, по- Возможно, когда-нибудь дернулось и унеслось прочь. Рассказывая ей о мире ужасов,
Вы не будете сопротивляться необдуманные действия, он на плоской подошве. видимому, был календарь. ведьма с твоим интеллектом ========== 4. ========== который Верховный
во время занятий сексом. покончит с ней прежде, чем Гермиона все надела. Гермиона увидела, что сейчас поймет, что я пытаюсь Гермиона снова появилась в Правитель творил, пока она
После занятия сексом вы не успеет остановиться. Шляпа была последней. Её середина ноября 2004 года. сделать. темном фойе. Это была была заперта в Хогвартсе.
будете двигаться в течение Если ей это удастся, поля почти полностью До этого момента она не Гермиона промолчала. Она безупречно чистая и пустая Гермиона не думала, что он
десяти минут. Волдеморт, возможно, решит блокировали ее понимала, какой сейчас год и прищурилась и снова комната. В центре комнаты может быть кем-то, кого она
Вы сделаете все, чтобы быстро убить Верховного Правителя. периферийное зрение. месяц. попыталась прочесть размещался черный знала.
забеременеть и произвести на Что уже сделает мир намного Приглушали ее слух. — Мисс Грейнджер, — сказала календарь. Ее пальцы лакированный круглый стол. Кем-то таким молодым.
свет здоровых детей. лучше. Она могла видеть только целительница Страуд, дернулись. На нем стоял большой букет Ужас охватил ее изнутри. Она
Вы не будете заниматься Ей придется действовать прямо перед собой. Если она поднимая глаза, — я очень Целитель Страуд бросила белых цветов. не знала, что делать, чтобы
сексом ни с одним мужчиной, быстро и расчетливо. Если он хотела посмотреть на что- рада, что смогла удержать вас папку поверх календаря и Она медленно повернулась. справиться с шоком.
кроме назначенного. хороший легилимент, как нибудь слева или справа, ей в программе. встала. Гермиона подняла Девушка не хотела упускать ни Прежде чем она успела
По мере того как проходили утверждал Снейп, Верховный приходилось открыто Гермиона промолчала. Она голову. одной детали, но дурацкие отреагировать — или хотя бы
дни, Гермиона могла видеть, Правитель быстро обнаружит поворачивать голову. тупо уставилась на стоящую — Темный Лорд жаждет, крылья шляпы действовали осознать это — его глаза
как эти инструкции действуют этот план у неё в мыслях. Все это было тщательно перед ней женщину. чтобы ты находилась под как шоры. Она могла видеть встретились с ее, и он резко
на других женщин. Хотя, возможно, это не имело продумано, чтобы породить — Я понимаю, что ты этого не присмотром кого-то, только прямо перед собой. ворвался в ее разум.
Они становились все тише и никакого значения. уязвимость. выбирала, но учитывая способного контролировать Справа находилась большая Сила почти заставила
тише. В течение первых Кто-то, кто настолько Они едва видели, едва сторону, которую ты твои воспоминания. Я лестница. Холодные Гермиону потерять сознание.
нескольких дней по ночам переполнен ненавистью, — слышали, не могли предпочла в войне... Ты, запросила отсрочку, чтобы коридоры вели в темноту. Это Его ментальное вторжение
слышался приглушенный такие люди, вероятно, гораздо сопротивляться, не могли конечно, должна быть рада, посмотреть, как обучение был особняк внушительных было подобно клинку,
шепот. На третий день в быстрее справлялись со отказать, не могли убежать. что твои магические повлияет на тебя, но твой пик размеров, судя по ширине вонзающемуся прямо в ее
комнатах было почти тихо, своими эмоциями, чем с Их благополучие будет способности признали фертильности наступит через лестницы. воспоминания. Он прорезал
если не считать приглушенных разумом. Она могла бы полностью зависеть от того, подобным образом. — Страуд несколько дней, а Темный — Привет, Грязнокровка. хрупкий барьер, который
рыданий. использовать это в своих насколько они понравятся изучала Гермиону, ее глаза Лорд хочет, чтобы зачатие Стальной голос заставил ее девушка пыталась воздвигнуть
Гермиону держали чуть в интересах и затянуть петлю тому, кто ими владеет. блестели, а выражение лица произошло как можно скорее. замереть. с помощью обрывков
стороне от всех остальных. вокруг их шей. Поэтому они будут было странно теплым. — Я бы помогла тебе Медленно обернувшись, она внутренней магии, которую
Рядом с ней всегда стоял — Раздевайтесь, — сказала сговорчивы. После этого события подготовиться физически и увидела Драко Малфоя. могла призвать. Он
охранник. Амбридж несколько дней — Если вы покидаете дом, в Священных двадцати восьми облегчить сам процесс, но ты, Он выглядел старше. безжалостно сверлил
Амбридж держалась спустя. который вас назначили, вы семей не станет. Будущие кажется, не желаешь моей Ее последнее воспоминание о заблокированные
подальше от Гермионы, хотя Гермиона не была уверена, обязаны носить эти шляпки. поколения вырастут помощи. Верховный нем датировалось пятым воспоминания.
ее глаза торжествующе было ли это принуждение или На вас нельзя никому смешанными волшебниками. Правитель женат. Я уверена, курсом, когда он был в отряде Словно гвоздь, вбивающийся в
вспыхивали каждый раз, когда просто отсутствие смотреть, — приказала Я уверена, ты сможешь он знает, что делать, и не Амбридж. Малфой стал выше, её сознание.
она видела, как чары на неё сопротивления, которое Амбридж. — Ваша подготовка увидеть в этом преимущество. будет возражать против его лицо утратило все следы Точность и неумолимая сила.
влияют. заставило ее подчиниться окончена. Мне не терпится Гермиона стояла, внутренне твоего обучения, чтобы мальчишества. В том, как он Он не прекращал попыток
автоматически. удивляясь извращенной удовлетворить себя. держался, чувствовалась прорваться. Это было почти
хуже, чем проклятие разделять своё сознание физического насилия. Ее Наконец Астория встала. увеличения потомства был в Это до сих пор шокировало. То, что ей было нужно. То, что
Круциатуса. Все продолжалось стенами. нужно постоянно кормить. Мы — Я покажу тебе твою состоянии задушить любую Что случилось с ним во время у нее было.
дольше, чем пытка Потребуется хитрость, чтобы можем заставить ее работать, комнату. Ты можешь делать потенциальную искру. войны, что сделало его таким Она должна была изменить
проклятием, и девушка начала заставить его сорваться но не больше шести часов в все, что захочешь, но я не хочу Особенно после того, как безжалостным? свою судьбу.
терять связь с миром. настолько, чтобы совершить день. И она должна проводить тебя видеть. Я знаю, что эти потомство получить не Ненависть, необходимая для Она смотрела, как руны
Когда он наконец такую ошибку, как убийство. на улице не меньше часа браслеты удержат тебя от удалось. успешного применения исчезают со стекла.
остановился, Гермиона Что бы она ни планировала, каждый день. любых неприятностей. Астория, казалось, не убийственного проклятия, Никто из девушек не слышал
обнаружила, что лежит на Гермиона не сможет сделать Астория слегка рассмеялась с Они прошли по длинному особенно боялась Малфоя, была огромной. Само ни единого слуха о том, что
полу. Малфой стоял над ней, это быстро. Она не станет нотками истерии: коридору, а затем через по-видимому, он не был использование этого заклятия сопротивление все еще
глядя на нее сверху вниз, торопиться. Она не могла — Это как если бы мы узкую, частично скрытую настолько вспыльчив, чтобы мгновенной смерти существует. Кроме Гермионы,
когда она дрожала от позволить себе быть разводили цветы, не так ли? дверь, которая вела к быть жестоким с ней. Его жена разрывало тебя на части. все члены Ордена,
последствий его вторжения. беспечной. Ей придется Кто же мог подумать! Ах да. винтовой лестнице для слуг. выглядела в большей степени Большинству темных магов и пережившие последнюю
— Значит, ты действительно остаться там, ждать и терпеть Какая прелесть. Мы будем Поднявшись на три этажа, они обиженной и равнодушной к ведьм это удавалось лишь битву, были мертвы. Их
все забыла, — сказал он, то, что должно произойти, получать сову каждый месяц в снова вошли в большую нему. изредка. Это было одной из смерть была публично
оценивающе глядя на нее. — пока она не найдет выход. те пять дней, когда ты главную прихожую дома. Они Он же совсем не походил на причин, почему волшебники засвидетельствована. Их
И что же, по-твоему, ты Эта мысль заставила ее должен... вступать с ней в были в другом крыле. Все внимательного мужа. Его использовали множество трупы висели в назидание
защищаешь у себя в голове? содрогнуться. Ее горло контакт, Драко. Целительница окна были плотно закрыты. уважение к Астории, казалось, других проклятий, чтобы другим, чтобы ни у кого не
Вы проиграли войну. сжалось, когда Гермиона Страуд включила сюда Там было холодно и душно, а было равносильно тому, умертвить врага. Конечно, оставалось места тайным
Она не могла ответить. сглотнула и попыталась небольшую личную заметку, мебель вся была застелена чтобы считать её насекомым, некоторых привлекали садизм надеждам. Сопротивление
У нее не было ответа. подумать. упомянув, что из-за особого белыми пыльными которое он был вынужден и жестокость, но правда рухнуло после смерти Гарри.
— Ну ладно, — сказал он, Стук каблуков по деревянному интереса Темного Лорда к простынями. терпеть. заключалась в том, что Волдеморт, казалось, был
слегка расправляя мантию. — полу привлек ее внимание. В семье Малфоев и — Это крыло пустует, — Что бы Астория ни думала о никакое другое заклинание не слишком осторожен, чтобы
Темный Лорд был слишком комнату ворвалась Грязнокровке она будет сказала Астория, как будто это своем муже или браке, было таким необратимым и гарантировать, что у Ордена
щедр, послав тебя ко мне. миниатюрная светловолосая приходить лично каждый не было очевидно. — У нас присутствие Гермионы в непреодолимым, как Феникса не было искры, чтобы
Если ты когда-нибудь ведьма. Они с Гермионой месяц, чтобы увидеть, больше слуг, чем нужно. качестве суррогатной матери Убивающее. Сила, воскреснуть. Поскольку война
восстановишь память, я узнаю несколько долгих мгновений насколько вы были успешны. Оставайся здесь и не явно задевало ее. Казалось, необходимая для тянулась годами, он стал
об этом первым. смотрели друг на друга. Астория, казалось, была на показывайся, пока тебя не она решила игнорировать использования чего–то столь более подозрительным и
Он ухмыльнулся ей на — Значит, это ты, — сказала грани срыва. Гермиона позовут. Портреты будут существование Гермионы, внушительного, была... ну, в менее уверенным в своей
мгновение, прежде чем его ведьма, вздернув нос и удивилась, как она не начала следить за тобой. насколько это было общем, ни с чем не сравнима. непогрешимости, чем во
лицо стало холодным и принюхиваясь. — Снимай эту кричать и кидаться стульями. Астория толкнула дверь. возможно. Способность Волдеморта время учебы Гермионы в
безразличным. Затем он дурацкую шляпу и пойдем. — Послушай это. Мне Гермиона вошла. Это была Девушка не возражала. Чем бросать его неоднократно и Хогвартсе.
перешагнул через ее тело и Мы должны просмотреть все разрешено смотреть! Чтобы большая спальня. В центре меньше людей будет неизменно сильно была Волдеморт был основателен.
вышел из комнаты. инструкции вместе, прежде убедиться, что между тобой и стояла кровать с балдахином, отвлекать ее, тем лучше. Если частью причины, по которой Этот факт особенно тревожил
Гермиона с трудом поднялась чем я смогу отправить тебя Грязнокровкой сугубо а у окна — единственный стул бы ей пришлось беспокоиться он внушал такой ужас. девушку. Если он возвысил
на ноги, дрожа от душевной туда, где мы будем тебя медицинский процесс. с высокой спинкой. У одной о том, как отогнать или Репутация Верховного Малфоя до Верховного
боли и бессильной ярости. держать. Астория побледнела. Голубые стены стоял большой шкаф. успокоить Асторию, это стало Правителя за использование Правителя, это, вероятно,
Она ненавидела его. Блондинка повернулась на глаза ведьмы выглядели Ковра не было. На стене висел бы дополнительной проклятия уже стала столь же означало, что Малфой также
Она никогда раньше не каблуках и вышла из комнаты. почти безумными. Ее руки портрет. Никаких книг. проблемой. Если бы Астория легендарной. Это вознесло его был осторожным и
ненавидела Драко Малфоя. Гермиона медленно дрожали, когда она скомкала Все было холодным и пустым. была внимательна к своему в высший ранг Пожирателей подозрительным. Не тем, кто
Он был просто хулиганом, последовала за ней. Ведьма бумагу и бросила стопку на — Если тебе что-нибудь мужу, это сделало бы побег Смерти. склонен допускать ошибки
заражённым «болезнью казалась знакомой. чайный столик. понадобится, позови или поиск способа И это был Малфой. или мыслить нелогично.
превосходства крови», за «Гринграсс», — подумала она. — Я не стану, — произнесла домового эльфа, — сказала манипулировать Малфоем Ей придется двигаться Может быть, где-то еще
которую отвечали другие. Не Дафна, но, возможно, её она, ее голос был резким и Астория, прежде чем закрыть намного сложнее. Если осторожно. Небрежность, с существовало сопротивление.
Теперь она ненавидела его. За младшая сестра. вибрирующим. — Если дверь. Гермиона Астория хочет притворяться, которой Малфои отнеслись к Женщины в Хогвартсе знали
то, кем он стал. За то, что он Гермиона не могла возражаешь, то можешь прислушалась к ее что Гермионы не существует, ее приезду, только то, что им говорили
сделал. вспомнить, как ту зовут. притащить меня к самому удаляющимся шагам. то это будет самым удачным свидетельствовала об их охранники. Где-то еще могут
Она принадлежала ему. Они вошли в гостиную. Темному Лорду, прежде чем Внезапно оставшись без развитием событий. Она сама излишней самоуверенности. скрываться отряды, не
Гермиона оказалась в Малфой уже был там, кинуть в меня Аваду. Я не присмотра и не оказавшись в будет стараться держаться Оставив ее в фойе. Проведя по поддерживающие власть
ловушке под его каблуком, и откинувшись в кресле со стану на это смотреть! камере, она почувствовала подальше в тени, насколько дому. Поместив в незанятое Волдеморта. Если Гермиона
он намеревался раздавить ее, скучающим выражением на Она действительно кричала, дезориентацию. Неожиданная это было возможно. Пока не крыло. Гермиона была сбежит, возможно, она
пока не получит то, что хочет. лице. произнося последнюю фразу. перемена одновременно появится возможность уверена, что легких путей к сможет найти их и, в конце
Она стиснула зубы, заставляя Гермиона сняла шляпу. — Делай, что хочешь, только взволновала и ужаснула, действовать. бегству не существует. Пока концов, поведать им свой
себя не думать о своей — Итак, — сказала ведьма, заткнись! — ответил Малфой будто девушка внезапно Главная цель — изучить она не снимет наручники, секрет.
внезапной ярости. Ее план которую она приняла за жену злобным тоном, вставая и спрыгнула с обрыва. Малфоя. Узнать, что им Малфой всегда сможет найти Поскольку она была в доме
остаётся прежним. Она Малфоя, усаживаясь на один выходя из комнаты. Она бросила шляпу на пол движет. Какие у него слабые ее, и она не защитится ни от Верховного Правителя,
должна найти способ сбежать из плетеных стульев. — Гермиона застыла у стены. рядом с дверью и подошла к места. Что она могла него, ни от кого другого. возможно, смогла бы собрать
или обманом заставить убить Целитель Страуд прислала Астория несколько минут окну. Холодная зимняя использовать в нем. Гермиона вздохнула, и ее полезную информацию.
ее. нам пакет инструкций. Кто бы сидела, дрожа в своем кресле, местность простиралась Казалось, его ничего не дыхание образовало Если будет казаться более
Он оказался совсем не таким, знал, что к Грязнокровке прежде чем заговорить с ней. далеко за горизонтом. Приняв интересовало в Гермионе, не небольшой круг конденсата на сговорчивой и покладистой.
как Гермиона ожидала. Она полагаются инструкции? Так — Моя мать разводила это во внимание, Гермиона считая ее потерянных холодном стекле окна. Делать вид, что её сломали.
надеялась, что Верховный удобно, не правда ли? растения. Милое занятие, — обдумала ситуацию. воспоминаний. Если так, это Поднеся кончик пальца к Если бы все думали, что она
Правитель будет движим Сарказм в тонком голосе сказала Астория. — Забавно Малфой и Астория явно все упростит. Возможно, он стеклу, она нарисовала руну действительно сдалась, они
эмоциями и, хотя Малфой, ведьмы звучал странно. наблюдать, как подобное недолюбливали друг друга. тоже предпочтёт оставить ее в турисаз для защиты, могли бы в конечном счете
которого она знала в школе, — Просто прочти это, Астория, происходит с волшебниками. В этом не было ничего покое. Гермиона была самоанализа и фокусировки. стать небрежными с ней.
был таким, сейчас он казался — сказал Малфой, бросив Гермиона промолчала. Она удивительного. Будто уверена, что если бы он Рядом с ней Гермиона Гермиона будет ждать этого
ледяным. короткий взгляд на ведьму с просто стояла у стены, чистокровные браки по захотел, то мог бы придумать нарисовала ее обратную момента.
Причину этого Гермиона, усмешкой. стараясь не двигаться. Желая, договоренности сами по себе любое количество способов сторону меркстав — Ведь ждать она умела очень
конечно же, смогла понять. Астория. Так вот как звали чтобы ее пальцы прекратили не были уже достаточно помучить ее, не рискуя ее опасность, враждебность, хорошо.
Легилименция, окклюменция жену Малфоя. судорожно сжиматься. «Я дисфункциональными, так способностью к зачатию. беззащитность, ненависть и ========== 5. ==========
— ключом к ним был — Давай посмотрим. Никаких притворяюсь деревом», – ещё и план Волдеморта с Драко Малфой был злобу. Гермиона ещё раз взглянула
контроль. Способность проклятий, пыток или слабо подумала она про себя. единственной целью Верховным Правителем. на комнату, в которую ее
поместили. Мало что в ней не Гермиона изобразила недостаточным убеждением повредило ее сознание до Пламенем и сжег поместье с лично осмотрел тело и Ее трясло, когда она вернулась
бросалось в глаза при первом невинность и вернулась в для ее разума и тела. такой степени, что быть под Нарциссой и Беллатрисой убедился, что Гарри умер. Для в свою комнату. Чувствуя себя
осмотре. спальню. Она попыталась заставить контролем других — внутри. подстраховки Волдеморт опустошенной, Гермиона
Гардероб был заполнен теми В течение часа в ее комнате не себя отойти от двери, но ноги единственный способ защиты, Смерть Нарциссы свела поднял тело Гарри в воздух и сразу же забралась в постель.
же алыми платьями и осталось ничего, что можно отказывались слушаться. который она знала. Люциуса Малфоя с ума. Он подвесил на Астрономической Когда она засыпала, ей
мантиями, что и сейчас на было бы осмотреть. Не то Ужас, пробежавший по телу, Гермиона надеялась, что легко стал заменой безумной башне. Все видели, как он снилась Джинни.
ней. Они были разного чтобы Гермиона ожидала, что заставил ее замереть. виной всему влияние Беллатрисы. Он возложил проклял тело Джинни со времён окончания
покроя, предположительно, сможет что-то найти или Это был коридор. Просто наручников, но подозревала, вину за смерть Нарциссы на быстродействующим войны, с волосами,
для летней и зимней погоды. наслаждаться постоянным коридор, повторяла она себе. что причина крылась в Рона и Гарри и всецело проклятием некроза, и оно постриженными выше плеч, и
В ящиках лежали еще шляпы и наблюдением за ней портрета Ей разрешили быть там. Ее не последнем. Тюремное посвятил себя мести, сгнило на глазах у всех. длинным шрамом на одной
шерстяные чулки. Легкие на стене. Очевидно, ведьме удерживали никакие заключение разрушило ее выслеживая Уизли. Пустые зеленые глаза Гарри — стороне лица. Она сидела
красные туфли. было приказано следить за команды... настолько, что она боялась Повреждение мозга Артура Гермиона видела их каждый рядом на кровати и резко
Гермиона вытащила пару из ней. Ничьи команды ее не полностью осознать это. Уизли и смерть Джорджа во раз, когда закрывала свои. взглянула на Гермиону,
ящика и уставилась на них. Девушка подошла к двери в удерживали... Гермиона взяла себя в руки. время войны — за все это нес Выражение его лица, словно испугавшись.
Подошва была тонкой, и сами спальню и, немного ...только свои собственные. Она была полна решимости ответственность Люциус. Он осознание того, что он Выражение лица Джинни
туфли казались очень поколебавшись, повернула Постояв несколько минут, преодолеть это. Чего бы это стал самым нестабильным потерпел неудачу, было было искажено болью, она
хлипкими. Если она хочет ручку и вышла в коридор. безуспешно пытаясь заставить ни стоило. Пожирателем в рядах написано на нем перед была вся в слезах. Девушка
убежать, ей придется украсть Ее сердце тут же себя пошевелиться, она вдруг Когда вечером появился ее Волдеморта. Люциус был смертью. безудержно рыдала.
новую одежду и обувь. заколотилось. всхлипнула и прижалась к ужин, она заставила себя слишком полезен и Гермиону трясло, когда она — Джинни, — услышала
На стене висел портрет Чувство ужаса и свободы, двери. съесть его, сидя у открытой смертельно опасен, чтобы его думала об этом. Гермиона свой голос, —
молодой ведьмы. которое она испытала, просто Гермиона не могла двери. Ее руки дрожали неповиновение привело к Ее лучшие друзья умерли у Джинни, что случилось? Что с
Хорошенькой и войдя в другую комнату одна, вспомнить, когда в последний настолько, что девушка смерти от руки Темного нее на глазах. По какому-то тобой?
светловолосой. Несомненно, было ошеломляющим. Закрыв раз плакала. Давным-давно в уронила половину еды с Лорда, но он постоянно был особо жестокому повороту Когда та открывала рот, чтобы
одной из предков Малфоя. У за собой дверь, Гермиона своей камере. вилки. К тому времени, как на грани. судьбы ей не позволили ответить, сон обрывался.
нее были такие же резкие прислонилась к ней и Пока она стояла, дрожа и она закончила есть, дрожь в Гермионе приходило в голову, последовать за ними. Проснувшись на следующее
черты лица и презрительное попробовала сделать задыхаясь, в коридоре пустого них ослабла до такой степени, что Люциус мог быть Они оставили ее позади. утро, Гермиона поняла, что ей
выражение. Ведьма не могла медленный вдох. крыла особняка, она плакала. что она могла пить воду, не Верховным Повелителем, Она расправила плечи и все это приснилось. Это было
быть старше выпускницы Ее пальцы сжали дверную Из-за всех, кто теперь был проливая ее на себя. учитывая, насколько он заставила себя выйти в воспоминание? Она не могла
Хогвартса в момент, когда ее ручку, когда она огляделась и мертв. Из-за всех, кого убил Гермиона посмотрела в злобен, полон ненависти и коридор. Гермиона вспомнить. Девушка прижала
нарисовали. Она безразлично попыталась взять себя в руки. Малфой. Из-за коридор. Она изучала скор на убийство. Поскольку столкнулась со всеми видами ладони к глазам и попыталась
смотрела на Гермиону, Длинный коридор, несправедливой участи всех взглядом всю эту мебель в это был не он, Гермиона ужаса. Она не собиралась сосредоточиться.
небрежно сидя в кресле с исчезавший в темноте, девочек в Хогвартсе. Из-за простынях и многочисленные задумалась, жив ли тот еще. терпеть поражение из-за В тот день Гермиона не могла
высокой спинкой, рядом с ней казался таким открытым. ярости от кандалов, портреты холоднолицых, Возможно, после войны он собственной сломанной заставить себя подойти к
лежала книга. Она нервно сглотнула. сомкнутых вокруг ее запястий, бледных аристократов. наконец переступил черту и психики и коридора. двери. Она прижалась к окну и
В конце концов, Гермиона Гермиона предполагала, что и кандалов, которыми её Она попыталась вспомнить, погиб. Она надеялась на это. Один шаг. стала смотреть на туманные
отвернулась и оглядела некоторые последствия ее окружил собственный разум. что ей известно о Малфое. То, как Люциус хохотал, когда Два. сады, раскинувшиеся за
остальную часть комнаты. Там долгого заточения будут Она вернулась в комнату, Как ему удалось подняться так Рон умирал, крича в агонии — Три. стеклом. С одной стороны был
была ещё одна дверь. Она продолжать преследовать ее. закрыла дверь, опустилась на высоко в рядах Волдеморта в Гермиона никогда не будет в Четыре. лабиринт живой изгороди.
подошла и открыла ее. На самом деле переживание в пол и продолжала плакать. столь юном возрасте? состоянии прогнать это Ее дыхание стало слабее, и Она проследила за ним
Ванная комната: в основном, коридоре было намного Ей потребовался целый день, Он был причастен к смерти воспоминание. она сжала руки в кулаки, пока взглядом.
все пространство занимала сильнее обычной тревоги. Это чтобы убедить себя снова Дамблдора в начале шестого Но младший Малфой… не почувствовала, как ногти Гермиона изучила всю
большая ванна на ножках. был всепоглощающий ужас. выйти в коридор. года. Обстоятельства этого Она не думала, что его впиваются в кожу. территорию поместья,
Никакого душа. Ничего, кроме Ее попытки вздохнуть и Она была полна решимости никогда не прояснились до считали важным или Пять. которую смогла увидеть.
самых необходимых вещей, успокоиться терпели неудачу. заставить себя преодолеть конца. Она вспомнила, как ее значительным Пожирателем Шесть. Пытаясь принять к сведению
не было предоставлено: Ее грудь дрожала от панику. На следующее утро внезапно разбудили вопящие Смерти во время собраний Семь. все, что может быть
мыло, полотенце, зубная крошечных и быстрых вдохов. Гермиона широко распахнула охранники замка во время Ордена, которые она пыталась Кап. Кап. Кап. полезным. Куда бы она
щетка, маленькая чашка для Единственный звук в дверь, присела на корточки на боя. Минерва Макгонагалл и вспомнить. Что бы он ни Она замерла и посмотрела направилась, если бы хотела
воды. холодном, темном крыле кровати и вынудила себя остальные профессора, сделал, чтобы добраться до вниз. С одной ее руки капала спрятаться? Если она пыталась
Гермиона подошла к раковине усадьбы. смотреть в коридор, пока бледные от шока и ужаса, самого верха, это произошло кровь, оставляя след на полу. сбежать?
и вымыла руки. Убирая их от Гермиона прикусила губу. Ее сердце не перестало отчаянно пытавшиеся понять, ближе к концу войны. Он был того же оттенка, что и День тянулся медленно.
воды, она сделала вид, что разум — она всегда могла болезненно колотиться в что же произошло. Малфой Возможно, он был причастен к ее платье. Ощущение времени снова
случайно сбила чашку со доверять своему разуму. Даже груди от одного этого исчез в этом хаосе. тому, что планы Ордена во Она смотрела на него, пока у стало смутно тревожным.
стойки. Та ударилась о землю ее запертые воспоминания зрелища. Это было первое и последнее время последней битвы не ее ног не собралась лужа Ровное тиканье часов
с громким и резким звуком, казались его защитным Она потеряет все шансы на крупное событие войны, были осуществлены. размером с кнат. постоянно привлекало ее
но не сломалась и даже не механизмом. Она спасение, если даже не может которое Гермиона связывала Из-за того, что она была Затем Гермиона продолжила внимание. Непрерывный
треснула. обнаружила, что паникует и выйти из своей комнаты без именно с Малфоем. После целительницей, Гермиона не свой путь по коридору. Она скрежещущий звук. Если она
Она была защищена задыхается, потому что вошла психического срыва. этого он исчез в рядах присутствовала на всей битве. считала звуки капель вместо позволяла себе слушать его
заклинанием. в коридор по собственной Гермиона сидела в постели и Волдеморта. Еще один Что-то в стратегии Ордена своих шагов, пока не дошла до долго, то пальцы начинали
Малфой оказался дотошным в воле. ела завтрак, который безликий Пожиратель Смерти. пошло не так. Было гораздо конца. сводить судорогой при
своих действиях. Это было его предательством. появился, пока девушка Его мать умерла через больше Пожирателей Смерти, У нее не было никакой цели в каждом щелчке шестеренок.
Она подняла чашку и Она зажмурилась и обдумывала проблему. несколько лет после начала чем они ожидали. Волдеморт голове, поэтому девушка Гермиона обнаружила, что ее
сполоснула, прежде чем постаралась выровнять Паника проявилась, когда она войны. Гермиона вспомнила, наложил смертельное развернулась и пошла назад, разум имеет тенденцию
поставить на место. дыхание. Девушка попыталась была одна. Гермиона не была что слышала о смерти проклятие, и Гарри упал. пробуя ручки дверей по пути. блуждать и терять ощущение
Обернувшись, Гермиона высвободить руку из дверной уверена, было ли это потому, Нарциссы Малфой в поместье Затем он приказал Люциусу Некоторые были заперты. реальности. Она прерывала
обнаружила, что в ванной ручки, в которую отчаянно что принуждение кандалов Лестрейндж. Это случилось во подтвердить, что Гарри мертв. Гермиона заглянула в другие себя от какой-нибудь
комнате тоже висит портрет. вцепилась, словно могла быть послушной ранее время спасательной Гарри не был мертв. пустые спальни, заполненные странной мысли и понимала,
Та же молодая ведьма стояла утонуть, если отпустит ее. отвлекало ее от этого, или это операции. Гарри и Рон были Поэтому Волдеморт наложил накрытой мебелью. Позже она что прошли часы.
и изучала ее пронзительным Ее способность рассуждать и было коварной формой пойманы похитителями. Когда еще одно смертельное вернется и тщательно их Когда день подошел к концу,
взглядом. говорить себе, что с ней все в психической травмы. И, Орден отправился вызволять проклятие, потом еще, и еще, изучит. Возможно, там она уставилась на дверь.
порядке, оказалась возможно, столь долгое их, Пожиратель смерти и еще. После полудюжины найдётся что-то полезное. Она должна заставить себя
пребывание в тюрьме потерял контроль над Адским смертельных проклятий он снова выйти. Гермиона даже
не видела Малфоя с тех пор, Выйдя из ванной, девушка путь по коридору и исчезла в расстегивая воротник. Он явно пределе от интенсивности ее кольцо, слабо Гермиона ошеломленно
как приехала. Она вытерлась небольшим темноте. не ожидал встретить ее там. уязвимости. Ее уши поблескивающее на свету. уставилась на фойе.
намеревалась попытаться полотенцем. Затем она надела Руки Гермионы дрожали, Он резко остановился и напряглись, чтобы уловить Когда Малфой приближался к Если бы она просто бросилась
наблюдать за ним. Изучать свежий комплект одежды. когда она взялась за ручку уставился на нее, слегка любой звук. завершению, его движения с балкона, Малфой не смог бы
его. Получить хоть какое-то Длинное алое платье на двери и попыталась открыть побледнев, а потом сжал губы Последовала пауза. Потом она стали неровными и грубыми, а ее остановить.
понимание его поступков. пуговицах, а сверху ее. Сначала та не в жесткую линию. услышала, как Малфой затем он внезапно замер, С ней будет покончено.
Все эти планы исчезли за распахнутую алую мантию. поворачивалась, и ей — Грязнокровка, — сказал он медленно приближается к кончив с тихим шипением. Она наклонилась и
последние два дня. Потом натянула чулки. Она так пришлось сделать несколько через мгновение. — Сегодня ней. Он задержался в ней всего на посмотрела на стол в фойе.
Она встала и медленно их ненавидела. Если бы в глубоких вдохов, чтобы тот самый день, как я Он остановился прямо за ее секунду, прежде чем Продвинувшись чуть дальше...
направилась к двери. Когда поместье не было холодно, успокоиться и заставить свои понимаю. спиной, и снова наступила отпрянуть от нее и Похожая на тиски хватка
девушка уже взялась за ручку Гермиона никогда бы их не руки перестать дрожать ========== 6. ========== тишина. Она чувствовала на направиться обратно к бару. сомкнулась вокруг ее руки и
двери, сзади раздался надела. Не беря в расчет достаточно, чтобы схватить и Комментарий к 6. себе его взгляд. — Убирайся. дернула назад.
внезапный хлопок. Вздрогнув, ужасный красный цвет, она повернуть её. Глава с содержанием 18+ Воздух изменился. Его тон был резким. Она обернулась и увидела, что
она резко обернулась и могла почти притвориться, что Войдя в комнату, Гермиона Гермиона ничего не ответила. — Ты все еще девственница, Гермиона вздрогнула. Малфой смотрит на нее в
увидела домового эльфа, одежда была просто одеждой, разглядела все, что могла. Она просто смотрела на него. Грязнокровка? Хоть это ты в — Я не могу, — она старалась ярости.
стоящего позади нее. но отвратительное ощущение Обстановка казалась И была рада, что не дрожит. состоянии вспомнить? не всхлипывать, но ее голос — Ты... не... посмеешь, — он
— Ты должна подготовиться к голой промежности стерильно чистой. Гермиона заставила себя Она вздрогнула, когда поняла, дрожал. — Мне не разрешено прорычал эти слова. Его лицо
сегодняшнему вечеру, приказ напоминало об истинном Она предположила, что ее встретиться с ним взглядом, что не знает. двигаться в течение десяти побелело от ярости.
госпожи, — сказал эльф, положении вещей. комната была пустой и вспомнив, что ей просто Он подошел ближе. минут после этого. — Пожалуйста, Малфой... —
отводя глаза, а затем исчез. Ей было позволено надеть холодной из-за безразличия, нужно потерпеть немного — — Я уверен, что Уизли или Он зарычал от ярости. она всхлипывала. —
Она почувствовала, как ужас трусики только во время но, возможно, это просто был пока она не сможет Поттер пробрались туда в Внезапно стол под ней исчез, Пожалуйста...
начал наполнять её кровотечений или стиль Малфоя. Там стояла сформулировать план. какой-то момент. и она упала на пол, резко Он потащил ее вниз по
внутренности. У нее беременности. В противном большая кровать, высокий Она могла это вытерпеть. Она услышала насмешку в его ударившись лбом об пол. лестнице и через весь дом,
задрожали руки. случае она должна была шкаф, письменный стол и стул. Девушка не знала, что ей голосе. – УБИРАЙСЯ ОТСЮДА! пока Гермиона плакала. Он
Гермиона на мгновение всегда оставаться доступной. Гермиона могла бы делать. Неужели он ждет, что Рука легла на ее поясницу, Комната содрогнулась. практически вышиб дверь ее
задумалась. Одевшись, Гермиона вообразить, что у Малфоя она ляжет на его кровать? когда он задрал юбку до Оттолкнувшись, она бросилась комнаты, когда затащил ее
Несомненно, если она это неуверенно остановилась была более роскошная Он прошел мимо нее к шкафу талии. Она чувствовала кожей бежать. Ошеломленно внутрь и толкнул на кровать.
проигнорирует, Малфой посреди комнаты. Она не комната. Все зеленое и и, положив руку на дверцу, холодный воздух его комнаты. продвигаясь по коридору. — Эванеско! — рявкнул он,
появится и заставит ее. Кто знала, куда ей следует идти. И серебряное с дорогими рывком распахнул ее. Ее трясло так сильно, что стол Пытаясь вспомнить дорогу направив палочку ей в лицо, и
знает, что еще он может с ней что она должна была сделать. простынями и подушками, Возможно, Малфой не совсем вибрировал. назад. внезапно кровь исчезла с её
сделать, если она его Дверь резко распахнулась, и покрытыми слишком походил на монаха. В шкафу — Ну, полагаю, скоро мы это Ее грудь заикалась, когда глаз. Он исцелил её лоб и
спровоцирует. Навязчивые появилась Астория, бледная, большим количеством находилась почти целая узнаем, — сказал он и Гермиона старалась не просто стоял, глядя на нее с
мысли в ее голове как полотно. кисточек. комната. В дверях был скомандовал: — раздвинь задыхаться. Она не могла ясно нескрываемой яростью.
зашевелились... — Хорошо, ты собралась. Я Комната перед ней могла огромный бар, и Малфой ноги шире. видеть. Девушка подняла руку — Неужели ты думаешь, что я
Послушная. боялась, что мне придется принадлежать монаху. схватил с полки бутылку Она заставила себя сдвинуться и обнаружила, что ее лоб был не узнаю, когда ты
Не сопротивляющаяся. посылать Драко, чтобы он Она была функциональной. огневиски и зубами вытащил с места. разбит в том месте, где она попытаешься покончить с
Ее мозг автоматически начал заставил тебя, — сказала Вот и все, что можно было пробку. Сплюнув ее на пол, он Гермиона почувствовала на ударилась. Кровь стекала на собой, Грязнокровка? –
составлять каталог того, что ей Астория, оглядывая Гермиону сказать по этому поводу. поднес бутылку к губам и себе его пальцы и слегка ее глаза. наконец спросил он, когда она
было поручено сделать. с критическим выражением Неудивительно, что Малфой уставился на нее. отстранилась. Она стояла на верхней перестала всхлипывать.
Она не была уверена, лица. — Я покажу тебе, куда такой отчуждённый. Гермиона просто ждала. Он что-то пробормотал под ступеньке лестницы. Пытаясь — Просто позволь мне, —
заставляло ли принуждение идти сегодня вечером. После Гермиона отодвинулась от Через минуту он вытащил нос, и она почувствовала вспомнить дорогу назад. сказала она. Ее голос был
считать разумным подчинение этого я буду в другом месте. И кровати и подошла к столу. палочку и быстрым внутри себя что-то теплое и Кровь заливала ей глаза. Она деревянным, ее грудь
или подчинение ожидаю, что ты будешь Усевшись, она оглядела его движением наколдовал стол жидкое. Смазочное чувствовала, как жидкость продолжала заикаться, — я
действительно было готовиться и ходить туда содержимое. Чистый посреди комнаты. Гермиона заклинание. Гермиона сочится у нее между ног и уверена, что они дадут тебе
разумным выбором. каждую назначенную ночь без пергамент и перья. Она уставилась на него в полном вздрогнула так резко, что стекает по бедрам. Ее трясло. новую Грязнокровку для
Гермиона пошла в ванную и проблем. Я понимаю... что для нерешительно протянула руку недоумении. Она посмотрела ножки стола дернулись, Она все ещё пыталась продолжения потомства. Ты
открыла кран. Обжигающая зачатия не нужны все части к острию пера, гадая, сможет на Малфоя. скрипя по деревянному полу. вспомнить, где находится ее тоже меня ненавидишь,
вода полилась, и она тела, которые у тебя есть. Так ли дотронуться до него. Он усмехнулся ей. — Мы не можем допустить, комната. Малфой. Ты действительно
смотрела, как ванна медленно что, если ты решишь создать Когда ее пальцы — Наклонись, — сказал он чтобы какое-либо Если Гермиона останется там, хочешь, чтобы я стала
наполняется. всем проблем, ещё раз приблизились, девушка низким, насмешливым повреждение или инфекция Астория найдет ее и выколет матерью твоих детей? Чтобы
Гермиона задалась вопросом, подумай об этом. почувствовала слабое жжение голосом, указывая на стол. испортили твою... полезность, ей глаза, или отрубит пальцы, видеть в них мое лицо? Я
сможет ли она каким-то По спине Гермионы пробежал и отдернула руку. Гермиона не думала, что — объяснил он насмешливым или вырвет зубы. уверена, что ты сможешь
образом утопиться, прежде холодок, и она кивнула. Ее желудок скрутило от может испытывать к нему еще тоном. Она споткнулась и чуть не придумать убедительный
чем Малфой доберется к ней. Астория вышла из комнаты, страха, и она попыталась большее отвращение, но, Она услышала, как щелкнул упала с лестницы. предлог для моего убийства.
Как хозяин поместья, он, ведя Гермиону через весь дом отвлечься, перебирая видимо, могла. Она прикусила его ремень, а затем без Девушка делала короткие Малфой издал лающий
вероятно, мог аппарировать в фойе, а затем вверх по формулы нумерологии, пока губу изнутри, пока не ощутила, предупреждения он пронзил быстрые вдохи в попытке смешок.
куда угодно. Она большой лестнице и вниз по сидела там. как кожа разрывается и кровь ее собой. удержаться от рыданий вслух. — Если бы все было так
содрогнулась при мысли, что коридору второго этажа. Гермиона привыкла ждать заливает ее язык, когда она Гермиона попыталась Гермиона не могла понять: просто, я убил бы тебя прямо
он вытащит ее, обнаженную, Портреты бормотали, когда бесконечно. Что такое час почувствовала, что ее ноги сдержать рыдание, которое она пережила войну. Она сейчас. Впервые в жизни ты,
из воды за волосы. они проходили мимо. после шестнадцати месяцев начали автоматически вырвалось из ее горла, но видела, как ее друзья умирали кажется, недооценила свою
Девушка стянула с себя «Шлюха». сенсорной депривации? Ей повиноваться. внезапное вторжение застало у нее на глазах. Она значимость. Темному Лорду
одежду и погрузилась в воду, Гермиона слышала это просто нужно перестать Гермиона медленно подошла ее врасплох. Услышав ее крик, оставалась в здравом уме не терпится увидеть, какое
шипя, но наслаждаясь болью. бормотание не раз. думать о том, что произойдет и, поколебавшись мгновение, он замер на мгновение, одна в темной камере больше потомство мы произведем на
Сейчас она почти ничего не Астория остановилась у дальше. Ее желудок так перегнулась через стол. прежде чем снова начать года. Но быть вынужденной свет. Как только ты родишь
чувствовала. Очевидно, седьмой двери. скрутило, что она подумала, Дерево впивалось ей в бедра. двигаться. Кроме того места, соучастницей собственного мне нескольких наследников,
кандалы не защищали ее от — Заходи и жди. Драко что ее может вырвать. Она уперлась руками в края и где они были соединены, он изнасилования — она не он отправит тебя дальше и
жара. придет, когда пожелает, но ты Внезапно дверь щелкнула. сжимала их до тех пор, пока не прикасался к ней. Его могла этого вынести. Не будет смотреть, как ты это
Это была полезная должна быть там ровно в Она встала и резко обернулась костяшки пальцев не правая рука вцепилась в стол осознавая при этом, что на делаешь для других древних
информация, которую нужно восемь. как раз вовремя, чтобы хрустнули от силы. Она рядом с тем местом, куда следующий день она должна волшебных семей. Вы,
было обдумать. Не останавливаясь больше, увидеть входящего Малфоя. боролась, чтобы удержаться было наклонено ее лицо. Она будет сделать это снова. И на маленькие племенные
Астория продолжила свой Он схватился рукой за горло, от дрожи. Все ее тело было на увидела на его руке черное следующий. И на следующий. кобылки, станете настоящим
товаром. У Темного Лорда Он быстро проскользнул через холодным, насмешливым Девушка знала, что ее шансы Больше делать было нечего. известных ей. Она мысленно “"I felt a Funeral, in my Brain”
запланирована целая все долгие, молчаливые, взглядом. — С другой были невероятно малы. Никаких книг для чтения. репетировала движение Эмили Дикинсон
программа, охватывающая изолированные месяцы, а стороны, я был бы Теперь насмешка Малфоя Ничего, что бы занимало ее палочки. ========== 7. ==========
несколько поколений. затем замедлился на разочарован, если бы ты не добила чувство поражения, мысли, кроме всех этих Ее юбка была задрана, и она Следующие три дня прошли
Гермиона в ужасе уставилась моменте, как только ее участвовала хотя бы в одном которое она ощущала. заклинаний, задач почувствовала, как дрожь в почти так же. Стол появлялся
на него. вытащили из камеры, пытали, заговоре с целью убить меня и Гермиона не шевелилась. арифмантики и рецептов руках распространилась по ровно в семь тридцать вечера.
Он придвинулся ближе с оглушали, а потом снова сбежать. Не могу дождаться, Когда наступило утро, она не зелий, которые она уже всему телу. Гермиона подходила и
угрожающим выражением пытали, уже без оглушения, и чтобы увидеть, что ты встала. Было уже далеко за тысячу раз повторяла про Девушка услышала ложилась животом на него за
лица. снова приводили в форму. Он придумаешь дальше. полдень, когда она наконец себя. бормотание заклинания. несколько минут до восьми.
— И давай не будем забывать принял к сведению ее Он склонился над кроватью выбралась из постели и Гермиона не осознавала Тепло и жидкость. Малфой приходил, делал, что
о твоих воспоминаниях. Тот разговор с Ханной и описание так, что его жестокое лицо залезла в ванну. радости утешительного Она стиснула зубы, когда приказано, и уходил, не
факт, что было что-то, что ты состояния Гермионы оказалось всего в нескольких Малфой едва прикасался к забытья, в котором раньше почувствовала толчок между говоря ни слова.
посчитала достойным целителем разума. Он сантиметрах от ее лица. ней, но девушка терла каждый существовала. Снова ног. Гермиона читала про себя
скрывать даже после войны, наблюдал за методами, — Ты действительно думаешь, дюйм своего тела, пытаясь оказавшись в реальном мире, Когда он вошёл в нее, она стихи и старалась отвлечься
вызывает беспокойство. Пока которые использовали что сможешь обманом убрать любые следы его она испытала еще более задрожала, но не заплакала. как можно дольше. Все, что
я не узнаю, что это, ты не Волдеморт и Снейп, чтобы заставить меня убить тебя? присутствия. острое чувство отчаяния, чем Когда он начал двигаться, угодно, лишь бы не думать о
умрешь. Однако твои попытаться взломать ее Гермиона отвела взгляд от его В процессе она обнаружила даже находясь в своей Гермиона попыталась найти в том, что происходит с ее
размышления о том, заблокированные лица и уставилась на тонкий рельефный шрам на камере, в темноте и пустоте. В мыслях что-то новое. Что-то, о телом.
насколько ты свободна в этом воспоминания. Особенно его балдахин. грудной клетке, который не плену размышлений, чем она еще не думала. Ее там не было. Она лежала
доме, и твои маленькие интересовали ее планы — Не стесняйся рискнуть, — могла вспомнить, а также насколько она опустилась. Как Строки стихотворения поперек стола, потому что
планы о самоубийстве покончить с собой или сказал он с ухмылкой, — как слабые скопления шрамов, бессильна была бороться со медленно доходили до нее. устала. Девушка проводила
приносят мне не меньше сбежать. Она чувствовала его только сможешь заставить разрезающих ее левое своими обстоятельствами. Я чувствовала, что мой мозг пальцами по тонкой
удовольствия. снисходительное удивление себя выйти из этой комнаты запястье и верхнюю часть Обнаружив, что ни одна книга, Стал местом похорон. древесине. Возможно, это был
Гермиона застыла на месте. тому, кем, по ее мнению, мог самостоятельно. груди. которую Гермиона прочла, ни Постоянное ощущение дуб. Или грецкий орех.
Почему-то она предполагала, быть Верховный Правитель. Ее Потом Малфой снова Она внимательно осмотрела одно заклинание, которое она движения внутри нее вернуло Как только ей разрешалось
что Малфой станет для нее рассуждениям, сможет ли она выпрямился, и вся веселость их все, но не понимала, как и изучила, не предлагали ее внимание к реальности. покинуть стол, она забиралась
концом. Что он отнимет у нее воспользоваться им и убить исчезла с его лица. когда они были получены. никаких решений для ее Она стиснула зубы и стала в постель и молилась о
ребенка, а потом от нее его. — Держись подальше от моей Гермиона не думала, что обстоятельств... бороться за следующие приближении сна. Ей не
избавятся. Ей и в голову не Гермиона не могла найти комнаты. Я не хочу снова сильно пострадала во время Она не знала, как бороться с строки. Она начала сначала. позволяли мыться до
приходило, что ее собирались способ отогнать от него эти видеть тебя там. Я приду и финальной битвы. За этим. Я чувствовала, что мой мозг следующего утра, Гермиона не
перемещать из одной мысли или скрыть их. Каждый сделаю это здесь. несколько лет до окончания Она даже не знала, как пройти Стал местом похорон. хотела думать о жидкости
волшебной семьи в другую, раз, когда ей удавалось Он усмехнулся ей. войны она не участвовала ни в через это. Скорбящие все шли и шли, между ног.
пока ее тело не выдохнется. собрать больше, чем каких набегах и стычках. Она просто хотела умереть. И разум рвался вон. Она старалась вообще не
Малфой оглядел комнату, а крошечную часть магии, она Когда девушка снова Даже это казалось Темп движения изменился, и думать о произошедшем. Не
затем снова посмотрел на нее. чувствовала, как медь — Я пришлю тебе столик, осмотрела свое запястье, то совершенно недостижимым. она отчаянно пыталась тогда, когда это уже
Его лицо было напряженным, кандалов активизируется и чтобы ты знала, когда меня мысленно перебрала все Стол появился в ее комнате вспомнить, какие слова случилось. И не позже. И не на
а глаза — стальными. забирает её. ждать. известные ей проклятия, ровно в семь тридцать вечера. прозвучали дальше. следующее утро. Она просто...
— Ну, — сказал он, вздохнув, Он внимательно осмотрел Он развернулся и вышел, не которые могли вызвать такие Гермиона купалась всего И разум рвался вон... старалась не думать об этом.
— я не собирался делать это воспоминания о наручниках. сказав больше ни слова. шрамы. Это был такой несколько часов назад, Потом уселись, и глухой Она ничего не могла с этим
сразу после того, как трахну Навязчивые идеи, которые Гермиона не шелохнулась. длинный список. Волдеморт поэтому просто смотрела на Молитвы барабан поделать.
тебя впервые, но раз уж я уже были заложены. Кричащая Ни тогда, когда дверь создал в своей армии него. Она собралась с духом. Все бил и бил, и цепенел Гермиона попыталась
здесь и не планирую ничего девушка, которая захлопнулась. подразделение, специально Принимая снова все детали во В мозгу густой туман. отодвинуть это в самый угол
на вечер... На самом деле, нет сопротивлялась и чуть не Ни тогда, когда стрелки на предназначенное для внимание. Малфой резко кончил, когда своего сознания. Увести разум
времени лучше настоящего. забила кого-то до смерти. часах неумолимо тикали, разработки новых проклятий. Процесс как минимум был она попыталась вспомнить как можно дальше от тела и
Давай посмотрим, что Приезд Гермионы в поместье показывая, что уже третий час Гермиона не могла обезличен. следующую строчку. Он оставить там.
происходит в твоем и её реакция на него. Ее ночи. припомнить ни одной битвы, в Как бы унизительно и ужасно быстро отстранился. Когда она проснулась утром
маленьком грязном мозгу. теории относительно Ни тогда, когда она которой не было бы это ни звучало. По крайней Гермиона не шелохнулась. пятого дня, ей захотелось
Сколько еще у тебя планов на семейной жизни с Асторией. почувствовала корку на многочисленных жертв просто мере, ей не нужно было Мгновение спустя она плакать, она испытала такое
меня? Затем тщательный осмотр бедрах, слабую боль между потому, что она не могла смотреть на Малфоя, когда он услышала, как дверь снова облегчение, что все
Прежде чем она успела своей комнаты и панику в ног и незнакомую боль в распознать все новые это делал. Не нужно было его щелкнула. закончилось — по крайней
отпрянуть, он кончиком коридоре. нижней части живота. проклятия достаточно быстро, трогать. Гермиона попыталась мере, на время. Мертвое
палочки заставил ее поднять Это заняло несколько часов. Она просто лежала там. чтобы противостоять им. Она не хотела его видеть. вспомнить третью строфу ощущение ужаса,
подбородок, и его холодные Он внимательно изучал Давным-давно... жила-была Вода вокруг нее становилась За минуту до восьми стихотворения, но та уплыла поселившееся в ее животе,
серые глаза погрузились в ее каждую деталь. Все мысли, девушка, которая боролась. холодной, но Гермиона не Гермиона подошла к столу и за пределы ее памяти. начало ослабевать.
сознание. сомнения, вопросы и теории в Та, кто верила, что книги, ум, выходила, пока не начала облокотилась на него. Она Она вспомнила кресло и книгу Она встала и приняла ванну.
Малфой не беспокоился о ее ее голове. Наконец, когда он дружба и храбрость могут дрожать. Вернувшись в широко расставила ноги и стихов. Успокаивающие руки Ритуально очищая каждый
запертых воспоминаниях. Он добрался до ее воспоминаний одолеть все. спальню, она обнаружила, что повернула лицо, чтобы обнимали девочку Гермиону, дюйм своего тела. Затем
отправился сразу в об Астории, ворвавшейся в Но сейчас... ей оставили обед. Она вяло смотреть на часы. а женские руки решительно встала перед
послевоенное время, в ее спальню, Малфой удалился. ...та девушка исчезла. ковырялась в нем. Когда дверь щелкнула, перелистывали страницу. дверью спальни.
заточение, и оттуда двинулся Он явно не был заинтересован Она держалась в то время, как Девушка подошла к двери и, девушка не двинулась с места. Голос, который она больше не Она собиралась выйти.
вперед. в том, чтобы стать свидетелем все гибли во время войны. дрожа, постояла перед ней Малфой не сказал ни слова. могла вспомнить… Собиралась выйти из своей
Гермиона не сопротивлялась. изнасилования уже с ее А сейчас... Драко Малфой за несколько минут, прежде чем Он подошел и остановился Ее мать... комнаты и хотя бы осмотреть
Если она попытается перспективы событий. один вечер растоптал эту отвернуться. позади нее. Она подумала, что остальные... четыре. Четыре
вытолкнуть его, будет только Гермиона чувствовала себя девушку в пыль. Она смотрела на холодный Руки Гермионы задрожали, но стихотворению ее научила другие комнаты по коридору.
хуже, и он все равно так, словно ей проломили Он физически и морально туманный пейзаж за окном. она не позволила себе мать. Она была полна решимости
прорвется. Она рухнула на череп. Она даже не изнасиловал каждую частичку Прижавшись лбом к стеклу, пошевелиться. Она даже не Гермиона открыла глаза и изучить каждый дюйм и
кровать под тяжестью его дернулась, когда он стоял и этой девушки до смерти. наслаждалась острой ледяной взглянула на него. посмотрела на часы. понять, сможет ли найти
мыслей. смотрел на нее сверху вниз. Гермиона лежала и смотрела болью, пронзившей ее кожу. Гермиона крепко какое-нибудь потенциальное
Ее пальцы непроизвольно — Так много планов, — сказал на балдахин кровати. Она не знала, чем ей заняться, зажмурилась и начала читать оружие, чтобы убить Малфоя.
дергались, но в остальном он, выпрямляясь и откидывая Она не придавала особого кроме как строить еще более заклинания исцеления, самые Стихотворение, которое За последние несколько дней
девушка была неподвижна. голову назад, оценивая ее значения своим планам. бесполезные планы. длинные и сложные из всех вспоминает Гермиона: Гермиона представляла себе
его смерть множеством пальцы в кулаки и заставила Она чувствовала себя Почему он здесь оказался? — Пойдем! — он вышел из ее когда он указал на свою Она бежала и бежала, пока
различных способов. Ею себя не реагировать. Она растерянной. И что ей Что он хотел? Неужели он комнаты и направился по фотографию дальше в живая изгородь не кончилась
завладело огромное желание медленно обошла комнату. оставалось делать? снова собирается ее коридору. колонке. — На случай, если и дорога не пошла дальше
увидеть, как гаснет свет в его Заглянула в шкаф. Под Гермиона закрыла глаза. изнасиловать? Она машинально последовала кто-нибудь во всем мире через большие поля.
глазах. Она отдала бы все, кроватью. В ванную комнату. Ее внутренности слегка Ее пальцы продолжали за ним, когда он повел ее вниз захочет точно знать, кто тебя Гермиона продолжала идти.
чтобы вонзить клинок в его Она скользнула за тяжелые сжались. Ей нужно было дергаться, когда она пыталась по главной лестнице крыла и трахает и где ты находишься. Потому что если бы она
холодное сердце. зимние шторы и посмотрела подобраться поближе к успокоиться. на большую мраморную Гермиона почувствовала, что остановилась, то начала бы
Она была готова согласиться на другую часть лабиринта Малфою. Его холодные бледные глаза веранду. ее сейчас вырвет в горшок с думать. После этого она,
на то, чтобы удушить или живой изгороди. Он был ключом ко всему. До скользили по ней, как будто Гермиона ахнула, когда вышла голубой елью у двери. вероятнее всего, заплакала
отравить его. Она проверила каждую тех пор, пока он оставался он замечал каждую деталь. на улицу и почувствовала — Я считаю, это довольно бы. Она не могла плакать. До
Кроме Волдеморта и половицу, но ни одна из них тайной, она не могла Что-то мелькнуло в них, когда ледяной ветер на своем лице. очевидная ловушка, — со тех пор, пока она не
Антонина Долохова, не было даже не скрипнула. предугадать, в каких он заметил, как судорожно Она прикусила губу и вздохом добавил Малфой, придумает способ сбежать и
больше ни одной смерти, Конечно, это будет нелегко. направлениях он действовал сжимались ее руки. Но оно попыталась успокоиться, стоя отворачиваясь от нее и не позволит оставшимся в
которой Гермиона теперь так Она глубоко вздохнула и неосторожно. быстро растворилось в в дверях. откидываясь на спинку стула. живых членам Сопротивления
страстно желала. заставила себя медленно Он оказался дотошным. Все непоколебимой Он резко обернулся. Он со скучающим видом попытаться спасти ее.
Долохов был ведущим пройти в соседнюю комнату. было тщательно продумано. внимательной холодности. — Что? — спросил Малфой, развернул газету. — С другой Боже.
разработчиком в отделе В ней было почти то же самое. Портрет в каждой комнате и Как гадюка за мгновение до его стальные глаза сузились. стороны, ваше Сопротивление Боже...
проклятий. Самые ужасные Портрет следовал за ней и ванной. Но никто не был броска. — Я... не выходила на улицу с никогда не отличалось умом. Наконец она остановилась.
проклятия, которые возникали наблюдал, сидя на пикнике в идеальным. У каждого есть — Ты не следуешь того дня, как умер Гарри, — Более тонкий намёк, Ее легкие были в огне.
в ходе войны, были стиле импрессионизма, какая-то слабость, и она инструкциям, — сказал он, сказала она слабым вероятно, ускользнет от них. Пронзительная, жгучая
приписаны ему. Гермиона устроенном на берегу реки. найдет слабость Малфоя, изучая ее в течение минуты. треснувшим голосом. — Я Темный Лорд очень надеется, потребность в кислороде
гадала, жив ли он, все еще Изящно покусывая сыр и чтобы покончить с ним. Гермиона в недоумении забыла, что такое ветер. что если кто-то и остался в ощущалась слишком остро.
изобретая новые способы изучая Гермиону. Безусловно, это будет игрой в уставилась на него. Он смотрел на нее несколько живых, они будут чувствовать Все ее тело было скользким от
убивать людей с мучительной Третья комната была самой кошки-мышки. Разве ей было запрещено секунд, потом фыркнул и себя морально обязанными пота, который быстро стал
медлительностью. обнадеживающей. Не то Любые слабости, которые она ходить в другие комнаты? отвернулся. прийти и спасти тебя, как это обжигающе холодным на ее
Теперь Долохов и Малфой чтобы в ней действительно обнаружит, он быстро найдет Никто не говорил ей, что она — Один час. Иди, — сказал он, всегда любил делать Поттер. коже. Ее бок пронзила резкая
были для неё на одной было что-то хоть отдаленно в ее сознании. Если Гермиона не может, он сказал, что ей наколдовывая стул и Боже... боль. Ее туфли были почти
ступеньке. Гермиона не была полезное, но в ванной ничего не узнает о нем и разрешено выходить из своей вытаскивая из воздуха газету. Весь мир знал, что Волдеморт уничтожены. Юбка испорчена
уверена, кого из них хотела комнате был душ. Сердце просто попытается быть комнаты. Она поняла, когда ее Глаза Гермионы тут же превратил ее в секс-рабыню грязью.
убить больше. Наверное, все- Гермионы слегка непредсказуемой, он все желудок скрутило узлом, — остановились на заголовках, Малфоя для своей мерзкой Она стояла, тяжело дыша, и
таки Долохова, предположила подпрыгнуло. Ей до смерти равно найдет это в ее голове. это, вероятно, было уловкой. которые она смогла программы. Ее использовали повернулась, чтобы
она. Даже, если бы количество хотелось принять душ. Весь фокус в том, чтобы Чтобы дать ему возможность разобрать. Девушка так как приманку. посмотреть, где находится.
тел было равным, по крайней Мытье волос в ванне было понять его достаточно наказать ее. изголодалась по информации, Гермиона отшатнулась, Поместье Малфоев казалось
мере, Малфой не был таким одной из бесчисленных хорошо, чтобы она могла Гермиона почувствовала, как что это привлекло ее чувствуя слабость. Ей нужно бесконечным. Серые холмы
садистом. вещей, которые она двигаться быстрее, чем он мог что-то застряло у нее в горле, внимание острее, чем было убраться подальше от мертвой зимней травы и
Она распахнула дверь и ненавидела в своей жизни. остановить ее. когда попыталась проглотить внезапное ощущение Малфоя и его жестокости, темные группы безлистных
вышла. Она не остановилась, Когда девушка очнулась в Но мысль о том, чтобы быть свой ужас и перестать гадать, пребывания на улице. пока ее разум не сломался. деревьев вдалеке — все это
чтобы закрыть ее за собой. Не лазарете Хогвартса после где-то рядом с ним, что он сделает. «Программа по увеличению Она зажала рот рукой, выделялось на фоне серого
дала себе времени замереть. обморока, ее волосы и тело приводила ее в ужас. — Ты должна выходить на населения продолжается!» — спотыкаясь на гравийной неба.
Она бросилась по коридору в сполоснули водой, чтобы Гермиона слабо зашипела улицу на час каждый день, — кричали буквы заголовка. дорожке. Казалось, будто весь цвет был
ближайшую комнату. удалить многомесячную грязь. сквозь зубы и свернулась пояснил он, слегка скривив Она почувствовала, как внутри — Если ты заблудишься в удалён из этого мира. Кроме
Когда дверь закрылась, Она не могла вспомнить, калачиком. Одна только губы. — Судя по тому, что ты у нее что-то сжимается, и лабиринте живой изгороди, я нее. Она стояла в ало-
Гермиона прислонилась когда в последний раз мыла мысль о том, что она будет едва выходишь из своей отвернулась. Малфой заметил пошлю своих собак, чтобы красном. Кровь на фоне
головой к косяку и заставила голову как следует. смотреть на Малфоя, комнаты, этот набор ее взгляд. вытащить тебя оттуда. — монохрома.
себя дышать. Медленные Гермиона прошла в соседнюю заставляла колющее инструкций, очевидно, был — Хочешь посмотреть? — Жесткий голос Малфоя, Она прижала руки ко рту,
глубокие вдохи. Воздух комнату. Она продолжала ощущение ужаса скользить по проигнорирован. Я не спросил он медленным казалось, преследовал ее. продолжая задыхаться.
полностью опускался в идти. Ее приступы паники ее позвоночнику и позволю, чтобы твоя протяжным голосом, от Она побежала. Когда ее грудь наконец
нижнюю часть ее легких, а казались слегка скручиваться в пояснице. психическая которого у нее по коже Гермиона не бегала целую перестала вздыматься,
затем постепенно выходил на контролируемыми, когда Она уткнулась лицом в кресло. неуравновешенность мешала побежали мурашки. Она вечность, но в своей камере Гермиона постепенно
счет восемь. девушка сосредоточилась на Она сделает это. мне служить моему услышала щелчок держалась вполне прилично: осознала, насколько замерзла.
Ее плечи дрожали, а пальцы перемещении из комнаты в Просто... пока не в состоянии. Повелителю. разворачивающейся газеты и, все эти прыжки и отжимания. Подул резкий ветер, насквозь
подергивались. Она комнату. Заставляя себя Ей нужно было еще несколько Он резко махнул рукой в оглянувшись, увидела на Все, что она делала, чтобы пронзив ее через хрупкую
решительно повернулась, медленно считать до четырех дней, чтобы сторону двери, потом обложке «Ежедневного отвлечься. одежду, которую она носила.
чтобы осмотреть комнату. Та с каждым вдохом и выдохом. сориентироваться. Отделиться остановился и снова оглядел пророка» себя, лежащую без Ей нужно было отвлечься. Ее руки резко побелели. Она
была почти такой же, как у В первую очередь ее от последних пяти дней, ее. сознания на больничной Она не могла думать. Ей чувствовала, как ее щеки и
нее, но с двумя стульями и беспокоил коридор. которые она только что — У тебя есть верхняя мантия? койке. нужно было двигаться, пока кончик носа медленно
шезлонгом. Необъятный, открытый, пережила. Гермиона слабо покачала Гермиона в ужасе уставилась она больше не сможет. начинают болеть. Ледяное
Девушка обернулась, неведомый... Может быть, послезавтра. головой. Он поморщился и на это. Гермиона бросилась вниз по ощущение в пальцах ног
запоминая детали. Когда она В комнатах она чувствовала Малфой не дал ей времени закатил глаза. «Грязнокровка Поттера стала тропинке, пока та не перешла начало подниматься вверх по
это сделала, то чуть не себя лучше. В состоянии себя сориентироваться. Он вошел в — Я полагаю, что позволить одной из первых суррогатов, в переулок. Она помчалась ногам, когда вода впиталась в
прокляла себя, увидев картину контролировать. ее комнату, когда она тебе развить обморожение выбранных Темным Лордом вдаль по ней. Высокие туфли и чулки.
на стене. Это был голландский Она прошла через все заканчивала обедать на будет квалифицироваться как для увеличения магического изгороди вокруг нее казались Она обернулась и бросила
натюрморт. Стол с цветами и незапертые комнаты в следующий день, и Гермиона пренебрежение своими населения» — гласило удушающими. взгляд в том направлении,
фруктами. Рядом со коридоре. Самой полезной была так напугана, что чуть не обязанностями или пытка, — описание, помещенное под Все вокруг душило ее. откуда пришла. Вдалеке
столешницей стояла ведьма с вещью, что она нашла, была закричала. сказал он со вздохом. Малфой заголовком. Ее руки взметнулись вверх, и виднелись крохотные живые
портрета в комнате Гермионы. каминная кочерга, к которой Он просто стоял, глядя на нее вытащил палочку и одним Малфой посмотрел на него с она расстегнула плащ, изгороди.
Она наблюдала за девушкой Гермиона не могла в течение нескольких секунд, движением наколдовал ухмылкой. который дал ей Малфой. Несколько минут она
со слегка вызывающим прикоснуться. пока она сжимала спинку тёплую темно-красную — Взгляни, меня тоже Девушка почувствовала, как прижимала ледяные руки к
выражением лица. Она вернулась в свою комнату стула и пытаясь не дрожать мантию, которую швырнул в упомянули, — его рот ветер сорвал его. глазам. Пытаясь сообразить.
Гермиона хотела бросить что- и свернулась калачиком в под его взглядом. неё. искривился в тонкой злобной Она скорее замерзнет. Ничего нового.
нибудь в картину, но сжала кресле у окна. улыбке, а глаза заблестели,
Ее план остался прежним. насмешливо усмехнулась про Гермиона никогда не лечила ему, что она все еще может — Это вина Астории, не моя, стала грязнокровка Гермиона колонкам, собирая каждую
Ничего не изменилось. себя. настоящую гипотермию во быть упрямой, было полной — сказал он, слегка скривив Грейнджер, последний крупицу информации.
Ее положение было точно Количество способов, время войны. Только ту, что противоположностью тому, губы. Он вытащил палочку и оставшийся в живых член В следующей статье
таким же, как и накануне которыми Гермиона могла была вызвана дементорами. что Гермиона должна была удалил кровь с мрамора. террористической перечислялись казни в
вечером. Единственное ненавидеть его, было почти Переохлаждение — это не то, делать. Малфой никогда не Потом вздохнул и закатил группировки, известной как Британии, совершенные
отличие заключалось в том, ошеломляющим. Каждый раз, чем обычно страдают станет беспечным, если будет глаза: — Полагаю, я не могу Орден Феникса. Ведьма с Верховным Правителем. Там
что она узнала о нем чуть когда она видела его, девушка волшебники. Согревающие знать, что она все еще позволить тебе испортить раннего возраста была фотография. Несколько
больше информации. словно обнаруживала в нем чары были настолько просты, борется. ковры, как бы забавно это ни прославилась своей легкой несчастных мужчин и женщин
Варианты были по-прежнему совершенно новый аспект, что большинство Она застонала и ударилась было — оставить тебя репутацией и романтическими стояли на коленях на помосте.
столь же ограничены, но который добавлялся к числу первокурсников могли их головой о стену особняка. истекать кровью. связями с известными Позади них в черных одеждах
ставки существенно причин, по которым он выполнять. В волшебную Через минуту ее внимание Он щелкнул палочкой у ее ног волшебниками. Это было и маске стоял Верховный
повысились. заслуживал медленной одежду обычно вплетались привлек хруст гравия. Она и очистил их, прежде чем особенно заметно ещё в 1994 Правитель. На снимке он
Она медленно обернулась. жестокой смерти. заклинания. подняла глаза и увидела, что сотворить серию небрежных году, где она крутила роман вытащил свою палочку и
Гермиона сомневалась, что Острые камни гравийной Она должна пойти и сказать Малфой снова приближается. исцеляющих чар. Затем он не с одним, а с двумя небрежным движением убил
Малфой действительно дорожки, в конце концов, Малфою, что температура ее Выражение его лица было прогнал грязь, запекшуюся на соперниками Кубка первого человека. Он едва
пошлет за ней гончих. Если ее полностью прорезали ее тела становится опасно холодным, как ветер. подоле ее одежды. Волшебников, Гарри Поттером удостоил падающее тело
растерзает стая охотничьих обувь. Ее ноги начали низкой. Он протянул руку и бросил ее — Я верю, что твой мозг все и Виктором Крамом. Сейчас взглядом, прежде чем бросить
собак, это может помешать ее кровоточить, когда она Но если она подождет... то, мантию к ногам. еще достаточно же она, возможно, проложила проклятие на следующего.
репродуктивным добралась до изгороди. возможно, умрет от этого. — Ты нашел ее, — сказала функционирует, чтобы путь в постель своего самого Фото двигалось всего
способностям. Гермиона сняла бесполезные Это решило бы все ее она, глядя вниз. самостоятельно найти дорогу могущественного несколько секунд, а Малфой
Она лениво размышляла, туфли и бросила их в проблемы. — Магия. Акцио очень в свою комнату. Если нет, ты волшебника. успел убить трех человек на
позволят ли ей наручники изгородь. Грязно-красный Она еще теснее прижалась к полезно для тех из нас, кто все можешь спать на полу. — Он Драко Малфой, наиболее платформе, прежде чем
дать отпор нападающему цвет медленно исчезал. стене особняка и закрыла еще может им пользоваться, исчез с треском. известный убийством события на фотографии
животному. Если бы она Она продолжила свой путь. глаза. Дыхание замедлялось. — сказал он с жестокой Гермиона несколько секунд чернокнижника Альбуса повторились вновь.
действительно отчаянно Дрожа. Постепенно все стало ухмылкой. — Ты собираешься стояла в одиночестве у двери. Дамблдора в юном возрасте Гермиона вытаращила глаза в
хотела умереть, возможно, Когда она наконец добралась успокаивающе расплывчатым. вставать, или мне тебя Она сильно замерзла, но... шестнадцати лет, уже долгое изумлении. Исследуя каждую
Гермиона могла бы броситься до поместья и завернула за — Творческий подход, — тащить? У меня в жизни есть и Девушка подбежала и время является уважаемым деталь.
на путь смертельно опасного угол, то обнаружила, что резкий голос Малфоя вторгся более важные вещи, чем схватила экземпляр Пожирателем Смерти. Узнавая в палаче Малфоя —
существа. У кого-то столь Малфой все еще там читал в туман ее сознания. бесполезное наблюдение за «Ежедневного пророка», Достоверный источник очевидно, что это был он.
мерзкого, как Малфой, могло книгу. Его газета была Что-то горячей волной тобой. Так много магглов все который остался лежать на Пророка подтвердил, что Небрежно ленивая,
быть что-то вроде мантикоры, отброшена в сторону. пронеслось по всему ее телу. еще живы. И несколько земле. Проскользнув в дверь, Грейнджер была доставлена в элегантная поза. Худощавое
припрятанной в подвале. Или, Она остановилась. Пораженная, Гермиона домовых эльфов, которых я не она отошла достаточно далеко поместье Малфоев чуть телосложение. Смертельный
возможно, существовали Заколебавшись. Она не хотела вскрикнула. Через мгновение пинал в последнее время. в коридор, чтобы укрыться от больше недели назад. С тех холод, который, казалось,
ловушки для тех, кто захотел общаться с ним, но ей было она поняла, что он наложил на Он слегка ухмыльнулся ей. пронизывающего холода, пор, как Люциус Малфой исходит от него.
бы ее спасти, — она могла мучительно холодно. нее согревающие чары. Гермиона прикусила язык. прежде чем поспешно отрекся от титула лорда в Однако ни в статье о
попасть в одну из них. Гермиона не знала, как Резкий контраст температуры Взяв мантию, она встала и открыла газету и начала пользу сына после смерти программе по увеличению
Ее зубы начали стучать, когда попасть внутрь. был физически болезненным, закуталась в неё. Он резко поглощать каждую крупицу Нарциссы Малфой в 2001 населения, ни в колонке о
девушка продолжила свой Ее движение или цвет лица когда магия заклинания развернулся и зашагал информации, которая там году, линия семьи Малфой казнях не упоминалось о том,
путь к изгороди. Она слишком привлекли внимание Малфоя. столкнулась с ее кожей. обратно к веранде. Малфой содержалась. оставалась без наследника. что Малфой был Верховным
устала, чтобы снова бежать и Он резко поднял голову и Малфой уже уходил, когда остановился у двери и ========== 8. ========== К сожалению, молодой лорд Правителем. Как будто это
пытаться согреться. уставился на нее, слегка она подняла голову. подождал, пока она его «Программа по увеличению Малфой не сможет себе были разные люди.
Она обхватила себя руками и ошеломленный, когда увидел Мерзкий ублюдок. Он согрел догонит. населения продолжается!» позволить надолго Его анонимность поражала.
пошла дальше. ее потрепанный вид. Затем он ее ровно настолько, чтобы Когда девушка подошла к «Грязнокровка Поттера стала привязаться к предательнице, Газета даже не высказывала
Ей и в голову не приходило, изогнул бровь и ухмыльнулся. нейтрализовать нему, то поняла, что он слегка одной из первых суррогатов, согревающей его постель. никаких догадок относительно
что Волдеморт предаст — Я вижу, ты серьезно переохлаждение, но не побледнел и уставился на пол выбранных Темным Лордом Целительница Страуд личности Верховного
гласности программу по отнеслась к своему статусу. настолько, чтобы избавить от позади нее. Она обернулась и для увеличения магического подтвердила, что, когда Правителя. Как будто такие
увеличению магического Кроваво-красная и грязная, — жуткого холода. увидела, что оставила населения» Грейнджер произведет ему на вещи нельзя было обсуждать.
населения. Однако, если он слабо усмехнулся на Она прижалась к стене и кровавые следы на белом Гермиона продолжила читать. свет трех наследников, она в Гермиона обдумала эту
оглянуться назад, это мгновение, прежде чем попыталась угадать, когда мраморе. Он стал слегка «В настоящее время начался качестве суррогата будет нестыковку.
становилось очевидным. Это выражение его лица стало закончатся десять минут. Ее задумчивым, изучая их. первый этап попытки отправлена в другую Верховный Правитель был
не было секретом, который жестким. — Тебе не ноги и руки ныли до костей от — Удивлен, что наша кровь Британии восстановить чистокровную волшебную правой рукой Волдеморта,
можно было легко сохранить, следовало терять свою холода. выглядит одинаково? — численность своего семью, чтобы еще больше якобы его доверенным лицом.
ведь суррогаты раздавались мантию. У тебя есть ещё, — Гермиона очень сожалела о спросила она мягким голосом. магического населения. разнообразить магическую Гермиона задалась вопросом,
семидесяти двум самым Малфой взглянул на часы, — своём выкинутом плаще. По- Он усмехнулся. Выбранные в качестве кровь Британии. была ли анонимность в
выдающимся волшебным десять минут до того, как тебя видимому, у нее все еще — Вся кровь выглядит суррогатных матерей Если результаты по подобным интересах Малфоя или
семьям в Британии. Лучшим пустят внутрь. оставалось немного одинаково. Мои собаки полукровки и грязнокровки слияниям будут столь же Волдеморта. Она
решением было выставить Гермиона в отчаянии гриффиндорской истекают кровью того же были назначены многим успешными, как и ожидалось, подозревала, что дело,
программу полностью на отшатнулась и пошла обратно импульсивности. Достаточно, цвета. Как и мои домашние выдающимся волшебным целитель Страуд надеется, что вероятно, было в последнем.
всеобщее обозрение. в обход поместья. Она нашла чтобы позволить себе иногда эльфы. На вопрос о семьям Великобритании в такие программы начнут У него была исключительно
Она лениво размышляла, как место, которое было немного делать очень глупые вещи. превосходстве отвечает надежде на увеличение разворачиваться по всей мощная марионетка. Даже
Малфой относится к тому, что укрыто от ветра и свернулась у Теперь, когда ее гнев и ужас власть. Учитывая, что я популяции магов. Эта Европе в течение года». сам Волдеморт, когда убивал
его публично связали с ней. здания в тугой клубок. немного улеглись, она смогла владею гончими, эльфами и программа была лично Итак, Малфой был тем, кто Гарри, не наложил
Грязнокровка, которую он так Пытаясь сохранить тепло в большей степени оценить тобой, полагаю, ответ на этот одобрена самим Темным убил Дамблдора. Еще одно смертельное проклятие с
ненавидел в школе, теперь своего тела. свой импульсивный идиотизм. вопрос достаточно ясен. Лордом. Ответственной за нее имя в списке жертв такой быстротой и отсутствием
собиралась стать матерью его Ей было так холодно. Попытка отказаться от ухода — И все же именно я стала целительница Лидия Верховного Правителя. усилий.
детей. Об этом узнает весь Ее дрожь прекратилась, и ей Малфоя, который он был собираюсь подарить тебе Страуд, которая всю свою Люциус был все еще жив. Ведь не стоит позволять
мир. ужасно захотелось спать. обязан обеспечить, не наследников, — сказала жизнь посвятила изучению О других женщинах, Малфою собирать своих
Он был так по-рабски Что, как она смутно осознала, причиняла вреда никому, Гермиона, встретив его взгляд магической генетики и участвующих в программе, не последователей, накапливать
послушен плану своего указывало на кроме нее самой. Это было своим холодным волшебной фертильности. упоминалось. Глаза Гермионы личную власть, чтобы он затем
хозяина, что, вероятно, как-то переохлаждение. похоже на отказ от еды. выражением. Наиболее заметной пробежались по другим пытался свергнуть своего
рационализировал это. Она Ослабить себя, чтобы показать участницей среди суррогатов хозяина. Анонимность его
личности — позволение быть Гермиона прочла каждое соли). Она бы убила за кричащими студентами. Когда проклятие (лично или получил сути — была подобна яду, Гермиона начала двигаться, но
известным Пожирателем слово, включая рекламу. Ища пакетик чипсов. темнота наконец рассеялась, помощь), почему он это разъедающему ее изнутри. как только она это сделала, ее
Смерти — вероятно, являлась любые подсказки. Скрытый Сидя в воде и медленно там были десятки раненых, сделал — вопросы остались Почему они проиграли войну? охватило слабое чувство
средством контроля над ним. подтекст. Все, что не могли согреваясь, Гермиона охваченных паникой без ответов. Неужели она не может дискомфорта. Девушка
Волдеморт держал Малфоя напечатать, но на что хотели обдумывала открытие дня. студентов и мертвое тело Орден предполагал, что это вспомнить хотя бы причину? подняла голову и посмотрела
совсем близко. намекнуть. Ее «суррогатное материнство» Дамблдора. Он был растоптан было попыткой искупить вину Как будто они с Малфоем на открытое серое небо...
Возможно, у Верховного Если такие вещи и появлялись под пристальным в этом хаосе. за семью Малфоев после играли в шахматы, но только Ее сердце, казалось, резко
Правителя были тайные в новостях, она была слишком наблюдением Малфоя Первокурсники Пуффендуя и провала Люциуса и его он мог видеть доску. остановилось.
амбиции, которые тревожили не осведомлена о текущих использовалось в качестве Слизерина как раз заключения в тюрьму после Она отчаянно нуждалась в Как будто весь кислород и
его Хозяина. событиях, чтобы заметить их. приманки. возвращались в замок с урока битвы в Департаменте тайн. любой крупице знаний. звуки, которые существовали,
Это также делало Малфоя Наконец Гермиона аккуратно Дразнящий и дерзкий стиль гербологии. Они были Гермиона не могла Но как только Гермиона об внезапно исчезли, и перед ней
идеальной ловушкой для сложила газету негнущимися повествования статьи на единственными, кто хоть что- припомнить, что когда-нибудь этом узнает, то же самое была огромная пустая
бойцов Сопротивления. Если пальцами и вернула ее на то первой полосе приводил в то видел. Заявления были было подтверждено, что сделают и ее враги. Ее бесконечность.
бы кто-нибудь попытался место, где она была оставлена ярость. Точно заданный тон противоречивыми. Малфой убил Дамблдора. невежество было Без всякого воздуха.
спасти Гермиону, они бы на веранде. стремился одновременно Дамблдор шел по коридору. После того, как Пожиратели одновременно щитом и Она чувствовала, что
решили, что просто напали на Девушка массировала извратить образ Гермионы, Мимо проходил Смерти захватили контроль оружием. Это помогало ей задыхается. Ее сердце бешено
избалованного Пожирателя замерзшие руки, торопливо чтобы предотвратить жалость старшекурсник. Возможно, над Министерством магии выиграть время, чтобы заколотилось. С каждой
Смерти во втором поколении. пробираясь через усадьбу. широкой публики и любые двое. Когтевранец. полгода спустя, было трудно сбежать, но оно могло секундой ускоряя свой темп.
Они и понятия не имеют, что Удивительно, но у нее не возмущения среди Слизеринец. Гриффиндорец. получить достоверную закончиться в любой момент. Она могла слышать этот звук.
попадут в лапы Верховного было приступа паники, когда сочувствующих. Пуффендуец. Кормак информацию. Ежедневный По какой-то причине она была Гермиона могла видеть
Правителя, самого она возвращалась одна. Она задумалась, какие меры Маклагген. Эдриан Пьюси. Пророк сразу же стал уверена, что это точно ступеньки. Гравий. Изгородь.
прославленного слуги Возможно, это было только безопасности были приняты, Колин Криви. Эрни идеальной машиной для положит ей конец. Она чувствовала, как…
Волдеморта. потому, что Гермиона была чтобы поймать Макмиллан. Драко Малфой. пропаганды. Она ощущала, как дамоклов Как будто Вселенная
Гермиона пролистала отвлечена холодом. Она потенциальных спасателей. Захария Смит. Энтони Была ли эта информация меч повис над ее головой. заканчивалась у ее ног.
оставшуюся часть газеты. скрестила пальцы, Были ли в поместье другие Гольдштейн. достоверной? Она ничего не Кончики пальцев сморщились Если бы она шагнула вперед
Северная Европа все еще не понадеявшись на это. Пожиратели Смерти? Или Первогодки не знали в лицо помнила. от воды, когда Гермиона еще на дюйм, то провалилась
была под контролем Путь обратно в ее комнату предполагалось, что многих старшекурсников. По Попытка Гермионы вспомнить наконец выбралась из ванны. бы в бездну.
Пожирателей Смерти. был прост. Вернувшись, она Верховный Правитель общему мнению, это был кто- это казалась бессмысленной. Девушка чувствовала себя Девушка замерла. Она
Волдеморт агрессивно бросилась в ванную и способен лично справиться со то со светлыми волосами. Она даже не могла понять, где опустошенной. Она забралась попыталась пошевелиться, но
наступал на скандинавские включила холодную воду. всеми? Они слышали проклятие. именно были пробелы в ее в постель и прижала к себе продолжала дрожать,
страны, чтобы заставить их Гермиона позволила ей Если принять во внимание Затем последовала темнота. памяти. Пока ей не задавали подушку. прикусив губу. В попытке
подчиниться. Очевидно, пробежать по онемевшим первый вариант, Гермионе Некоторые говорили, все конкретного вопроса, она Ее мысли метались все дышать. В попытке заставить
вампиры, ведьмы и другие рукам, пока чувствительность стоит внимательнее осмотреть было наоборот: темнота, а даже не могла понять, чего дальше и дальше: столько себя шагнуть вперед.
темные существа, не начала возвращаться к поместье и попытаться их затем проклятие. Кругом был именно не хватает. вопросов, на которые у нее не Все было слишком...
привезенные в Британию во конечностям и вода не обнаружить. Они станут шум и паника. Никто не мог Попытка магически было ответов. открытым.
время войны, были перестала казаться горячей. дополнительной помехой для ничего разглядеть. Даже разобраться в своих На следующий день Малфой Она закрыла глаза.
перемещены в Северную Затем девушка включила ее побега. Или, возможно, среди портретов царила воспоминаниях была словно снова появился сразу после Это было только в ее голове.
Европу в течение последних краны в ванной и набрала следует попытаться обманом суматоха. продирание сквозь смолу. обеда. Ее разум играл с ней.
нескольких месяцев. тёплой воды. заставить одного из них убить Когда темнота рассеялась, Изнурительно. Почти Сердце Гермионы упало, но Она боролась, чтобы
О восстании в Румынии не Она со вздохом опустилась в ее, если до этого дойдет. профессора собрали всех в бесполезно. Если она вливала она натянула плащ и продолжать дышать. Делая
было никаких упоминаний. воду, наслаждаясь Весьма амбициозный и Большом зале. Прибыл в память больше, чем самую послушно последовала за несколько резких,
Никаких новостей о других облегчением от холодной сомнительный план, учитывая, Департамент Магического малую толику магии, кандалы ним. Просто идя вслед, она прерывистых вдохов и пытаясь
известных членах боли во всем замерзшем теле. что Малфой, вероятно, найдет Правопорядка, чтобы активировались и высасывали чувствовала, как колотится собраться с мыслями.
Сопротивления, все еще Гермиона терла ступни и эту идею в ее голове задолго опросить студентов и все без остатка. сердце. Девушка задавалась Вчера она была в порядке.
сражающихся. лодыжки, пока с них не до того, как у нее появится осмотреть тело. Самое ясное понимание, вопросом, может ли он Гермиона была так напугана и
Пий Толстоватый все еще был исчезли последние капли шанс воплощения. Расследование показало, что которое Гермиона имела о почувствовать это через рассержена. Она пробежала
Министром Магии. На грязи. Тогда как если бы в поместье причиной смерти стало том, где находились ее наблюдение за ее сознанием. несколько миль. Но сейчас...
предстоящий год был Прожив так долго в камере, был один Малфой — что ж, смертельное проклятие в потерянные воспоминания, Когда они добрались до Она не могла...
запланирован Турнир Трех она больше никогда не будет это стало бы тревожным спину. Следов другой магии было от различных попыток веранды, Малфой тут же Все это ощущалось
Волшебников. Несколько воспринимать чистоту как признаком уверенности не обнаружили. Волдеморта, Снейпа и наколдовал стул и сел, непреодолимым.
страниц были посвящены должное. Она не знала, Волдеморта в его Оставалось что-то еще, Малфоя проникнуть в них. развернув газету. На первой Она не помнила, чтобы
международным матчам по сможет ли когда-нибудь способностях. связанное с рукой Боль, шок и травма размывали полосе рассказывали о новом раньше мир казался таким
квиддичу. Видимо, перестать ценить этот вновь Насколько опасен был Дамблдора... все детали. Казалось, что на памятнике в честь широким. Небо было
отвлечение спортом обретенный трепет от Малфой? Гермиона отчаянно пыталась протяжении всей войны было Волдеморта. Он был слишком... высоким. Тропинки
сохранило свою погружения в воду. Это была Гермиона положила голову на вспомнить. Казалось, это было немного потерянных установлен в Косой Аллее. все тянулись и тянулись, не
привлекательность даже при единственная хорошая вещь в колени и попыталась яснее важной деталью. воспоминаний: большинство Гермиона неловко стояла у заканчиваясь.
антиутопическом режиме. ее нынешнем существовании. вспомнить обстоятельства Воспоминание танцевало за из них сосредоточились в двери, не зная, куда идти. Ее руки начали дрожать и
Остальная часть газеты Чего нельзя было сказать о смерти Дамблдора восемь лет пределами ее досягаемости. прошлом году вплоть до ее Она взглянула на Малфоя и дергаться, когда она подумала
состояла из светских хроник. еде: та хоть и была явно назад. Детали были размыты. Все старшекурсники, заключения. открыла рот, чтобы задать об этом. Ее сейчас вырвет.
Астория Малфой была дорогой, судя по Она зажмурилась и названные первогодками, Пробелы в знаниях разрывали вопрос, но ее тело словно Гермиона отчаянно хотела
настоящей светской львицей. ингредиентам, но ее вкусовые попробовала восстановить были сразу опрошены — с них что-то внутри Гермионы. Она проглотило его, прежде чем вернуться в свою комнату.
Она посещала все свойства вызывали вопросы. события. сняли все подозрения. Со отчаянно хотела узнать, чего она смогла выдавить из себя Она мечтала забиться в угол и
мероприятия, участвовала в Гермиона не очень Это случилось меньше чем всех, кроме Драко Малфоя. не хватает, но боялась слова. почувствовать, как вокруг
благотворительных разбиралась в диетах для через месяц после начала Замок и прилегающая восстанавливать информацию. Тихая. сжимаются стены.
организациях и щедро планирующих беременность, шестого года. Защитные территория были обысканы. Она чувствовала себя так, Она не могла начать разговор. Девушка смотрела себе под
жертвовала на послевоенные но не понимала, почему ей обереги были сняты в Он исчез. словно шла по минному полю. Девушка с горечью смотрела ноги и чувствовала, как слезы
памятники. Малфой почти не разрешалось есть только коридорах, когда кто-то Авроры были посланы в Девушка понятия не имела, на лабиринт живой изгороди. щиплют уголки ее глаз. Паника
появлялся в светских несоленые и переваренные применил смертельное поместье и нашли его чем грозила ей оплошность. Она решила, что просто волной накатывала на неё.
хрониках, лишь изредка овощи, ржаной хлеб с проклятие. Замок был забит неприступным для штурма. Попытка смириться с потерей пойдет и будет бесцельно Сердце билось все быстрее и
присоединяясь к жене. несоленым маслом, вареное перуанским порошком Малфоя признали виновным. информации — понимания бродить. быстрее.
мясо и яйца-пашот (тоже без мгновенной тьмы и Каким образом он наложил
Гермиона прижала руки ко рту поставит под угрозу доступ к Каким-то образом в камере мести? Было ли это тем, что — Уверен, у тебя есть теория, собой самостоятельно. Это занимать себя. Ни книг, ни
и попыталась сдержать твоим воспоминаниям. без света, звука и ощущения подпитывало его силу? — сказал он с вызовом. Как разочаровывает. бумаги — ничего. Ей было
учащенное дыхание. Его лицо слегка исказилось, времени она ухватилась за Все в нем изменилось. будто хотел, чтобы она — Я уверена, что ты не почти так же скучно в
Резкий звук внезапно привлек когда он продолжал смотреть безопасность наличия стен. Казалось, в нем не осталось и отказалась отвечать, чтобы он перестанешь пытаться, — поместье, как и в своей
ее внимание, и она на нее. Вытащив палочку, Заключение стало следа того мальчика, которого мог просто проникнуть в ее сказала она, глядя ему в глаза. камере в Хогвартсе. За
оглянулась, обнаружив, что Малфой наколдовал еще один единственной постоянной она знала много лет назад. мысли и вытащить это Гермиона знала, что на ее исключением того, что ее
Малфой так крепко сжимает стул. величиной в ее жизни. И вот Он вырос, стал выше и шире в объяснение. лице написано отчаяние, но постоянно преследовал
газету, что костяшки его — Сядь. И успокойся, — теперь, когда она была плечах. Надменность его Ей хотелось солгать, что само не было смысла пытаться его осуждающий портрет, и
пальцев побелели. Его руки приказал он ледяным тоном. свободна, когда у нее было школьных дней исчезла, по себе было бессмысленным. скрыть. девушка знала, что за
слегка дрожали. Гермиона глубоко вздохнула и время подумать… сменившись ощутимым Малфой, несомненно, Его серебряные глаза пределами спальни есть
Она ахнула и отшатнулась. позволила ногам двигаться. Открытое пространство чувством власти. Смертельной побывает в ее мыслях снова, сверкнули, когда он увидел целый особняк, ожидающий
— Прости... прости меня, — в Стараясь не думать о потоке породило страх, который уверенностью. прежде чем она сбежит. Если это. её исследования. Если,
ужасе пробормотала облегчения, нахлынувшем на поглощал ее. Его лицо утратило все она не скажет ему сейчас, он ========== 9. ========== конечно, она сможет
Гермиона. — Я уже иду... нее. Она села и уставилась на На улице было гораздо хуже, мальчишеские черты. Оно все равно узнает завтра. Или Малфой больше не собраться с духом, чтобы
Она прошла всего несколько свои руки, пытаясь чем в коридоре наверху. было устрашающе красивым. на следующий день. Или разговаривал с ней в течение пройти через это.
шагов вперёд, прежде чем восстановить контроль над Возможно, она просто была Резкие аристократические всякий раз, когда решит снова оставшегося часа. Он достал Гермиона неоднократно
ноги отказались идти дальше. дыханием. не готова. Может быть, черты застыли в жестком исследовать ее мысли. из-под мантии книгу и обследовала все спальни в
Девушка боялась находиться Она сидела в кресле. Рядом с теперь, когда Гермиона непреклонном выражении. — Наверное, это происходит принялся за чтение, очевидно, коридоре. Она изучала
рядом с Малфоем, но даже он Малфоем. Она не была в поняла механизм, ей удастся Его серые глаза были словно из-за того, что я так долго вообще не чувствуя холода. лабиринт живой изгороди
не смог преодолеть тот ужас, пустоте. Никакой пустоты преодолеть панику. Если она ножи. Белокурые волосы просидела в камере, — Гермиона закрыла глаза на через все доступные окна,
который поглотил ее, когда вообще не было. Под ногами у поставит перед собой небрежно зачёсаны в сторону. сказала она через минуту. — несколько минут и попыталась пока не была почти уверена,
она попыталась шагнуть нее был мрамор. Ей не нужно маленькие поэтапные цели. Всем своим видом он Там ничего не было... была заставить свое сердце не что сможет пройти через него,
дальше. Ее легкие ощущались никуда идти. Она сидела в Спуститься по ступенькам. напоминал скучающего лишь пустота. Все были биться так сильно, просто не заблудившись.
так, словно из них выкачали кресле. Идти по гравию. Пройти к английского лорда. Если не мертвы. Никто не собирался глядя на небо. Гермиона пыталась найти в
весь воздух. Она открыла рот Гермиона медленно вдохнула. изгороди. считать почти приходить за мной. Я просто Она собиралась преодолеть себе мужество спуститься по
и попыталась вдохнуть. На четыре счета. Если бы она была в состоянии нечеловеческого холода. Если сидела там, даже не это. лестнице и осмотреть другие
Ничего не вышло. Выдохнула через рот. На идти самостоятельно. бы сущность клинка убийцы осознавая, как долго это Ей было все равно, что для этажи. Она прошла через
Ужас проник в нее, как будто шесть. Девушка определенно не могла воплотиться в человеке, продолжалось. Стены были этого потребуется. первый этаж около девяти раз
какое-то существо вонзило Туда и обратно. собиралась теряться в он бы стал Драко Малфоем. единственной реальной Дни сливались воедино. с Малфоем. И все же она
когти ей в спину. Царапая Снова и снова. лабиринте из живой изгороди Она уставилась на него. вещью. Я думаю, что решила, Малфой появлялся ежедневно никак не могла заставить себя
вдоль позвоночника. Она сидела в кресле. Ей не в ближайшее время. Анализируя все детали. что с ними я чувствую себя в сразу после обеда и выводил сделать это в одиночку.
Разрывая ее на части. нужно было никуда идти. Ее живот скрутило. Ее план Красивый и проклятый. безопасности. Так что теперь, ее на веранду. Оказавшись Через восемь дней Малфой не
Вынимая все мышцы, нервы и Ее сердце медленно побега становился все Падший ангел. когда я пытаюсь идти куда-то там, он обычно игнорировал появился после обеда. Вместо
кости и подставляя их перестало биться, но вся грудь сложнее. У нее даже не было Или, возможно, Ангел Смерти. и не знаю, куда меня это ее, читая «Пророк» или какую- этого в комнату Гермионы
холодному зимнему воздуху, болела. возможности изучить Пока Гермиона изучала его, он приведёт... я не знаю. Я не нибудь книгу. Гермиона вошла целительница Страуд.
она умирала. Как только заикание в груди варианты освобождения. Чем резко закрыл газету и могу... мне кажется... — металась по веранде, пытаясь Девушка молча наблюдала,
Она не могла дышать. ослабло, она попыталась дольше она ждала... посмотрел на нее. Она на Гермиона попыталась найти в себе силы выйти на как женщина наколдовала
В ее ладони и предплечья заставить свои пальцы Она могла вскоре мгновение встретилась с ним объяснить свой ужас: — Это прогулку. Она смогла смотровой стол посреди
впивались иголки. перестать дергаться. Они не забеременеть. взглядом, прежде чем будто... меня снова бросают. спуститься на несколько комнаты.
Все, что она могла видеть, слушались, поэтому Гермиона Возможно, она уже отвернуться. Что все мертвы, и я просто мраморных ступеней, но Все, кого Гермиона
было слишком открыто... села на руки. беременна. Если этого ещё не — Что с тобой не так? — одна — и я могу справиться с замирала, доходя до гравия. ненавидела, казалось,
Гермиона не могла унять Когда ее разум полностью произошло, то с каждым спросил Малфой, посмотрев этим чувством, когда мой мир В отличие от коридора, тут заставляли ее проходить через
дрожь. Не могла перестать избавился от паники, на нее следующим месяцем на нее несколько секунд. ограничен пространством... но девушка не могла двигаться процедуру со столом.
паниковать. Она не могла обрушилась волна горького появляющийся в воздухе стол Она слегка покраснела, ничего когда я вспоминаю, насколько дальше. Это была граница, Волдеморт. Малфой. Страуд.
двигаться. отчаяния. увеличивал шансы, что скоро не ответив. он большой, — я не могу... которую она была не в Гермиона шагнула вперед,
Открытое. Пустое. Она была сломлена. это произойдёт. — Если ты не скажешь мне, я Она начала задыхаться, и ее состоянии пересечь. прежде чем ее заставили это
Неизвестное. Ничто. Она Это было точно. Ей хотелось плакать. просто вытяну ответ из твоего голос затих. Гермиона не Рациональная часть ее мозга сделать, и села на край.
окажется в этом совсем одна. Не было смысла отрицать. Гермиона взглянула на разума, — сказал он. знала, как это описать. Слова просто отказывалась работать. — Открой рот, — приказала
Снова. Ее психика надломилась во Малфоя, который жадно Гермиона изо всех сил не смогли передать всю Поэтому она сидела на Страуд.
Никаких стен. Ничего. время заключения, и она не изучал результаты квиддича. старалась не вздрогнуть от сложность этой эмоции. Она ступеньках, собирала гравий и Рот Гермионы автоматически
Она могла кричать вечно. Не знала, как это исправить. Какую полезную информацию этой угрозы. Она пристально растерянно отвела взгляд. бросала камни один за другим открылся, и целительница,
было звука. Гермиона уставилась на свои она должна была узнать о смотрела на изгородь. Выражение лица Малфоя, как можно дальше. Или взяв зелье, капнула одну
Никто не придет. колени. Слезы скатывались из нем? Он только и делал, что — Я... я думаю, это называется казалось, стало жестче, пока выкладывала их в виде рун. каплю в рот девушке. Когда
Небо застилала тьма. уголков ее глаз по щекам, злился и читал, а потом агорафобия, — сказала она говорила. Других занятий у неё не было. флакон был снова закрыт,
Ничего не было видно. стекая к губам, прежде чем уходил и убивал людей. девушка, сделав несколько — А вчера? — спросил он Малфой никогда не Гермиона взглянула на его
Никто не придет. упасть. От резкого порыва Она никогда не сбежит. глубоких вдохов. — Все, что... после недовольной паузы. разговаривал с ней, и поэтому содержимое и напряглась.
Она не сможет... ветра они казались ледяными Скорее всего, она умрет в связано с открытыми — Даже не знаю. Наверное, она не могла заговорить с ним Сыворотка правды.
— Остановись, — вдруг на коже. Она смахнула их и этом поместье. пространствами, вызывает у мой ужас превзошел мой первой. Не то чтобы ей этого Она предположила, что это
прорычали у нее за спиной. поплотнее закуталась в Она в отчаянии смотрела на меня панику. страх. хотелось, но тот факт, что ей было одним из способов
Реальность обрушилась на нее мантию. Натягивая капюшон. него. — Почему? Он немного помолчал, потом требовалось его разрешение, сделать медицинские
подобно волне. Девушка Та почти душила ее своим Он был холодным. Яростным. — Я не уверена. Не похоже, тихо фыркнул и откинулся на был уже сам по себе назначения эффективными —
вздрогнула и оглянулась. теплом, но Гермиона все еще Ледяная злость, казалось, что этому есть рациональное спинку стула, изучая ее. унизителен. предотвратить ложь
Малфой был бледен, и его чувствовала холод ужаса, нависла над ним. Она объяснение, — с горечью — Должен признаться, когда я Исходя из того, что семейство субъектов. Гермиона никак не
глаза сверкали, когда он когда молча сидела на чувствовала, как темная магия сказала она, осматривая швы услышал, что получу именно Малфоев не нуждалось в могла понять причину.
смотрел на нее. веранде. Пытаясь соображать. окутывает его тело. на своей мантии. Ровные тебя, я с нетерпением ждал прислуге, очевидно, это Кандалы уже сделали ее
— Ты должна быть снаружи. С ней все было в порядке. Кого он так ненавидел? стежки были чем-то момента, когда смогу подразумевало, что от нее не послушной. Целитель Страуд
Но не обязана таскаться по Вчера. С ней все было в Неужели, как и Люциус, он упорядоченным, на что можно окончательно сломать тебя, — ждали ничего, кроме как могла просто приказать ей
садам. Прекрати искать порядке. Почему? Почему винил Орден в смерти было смотреть. Чем-то сказал он и слегка наклонился влачить жалкое говорить правду.
возможность для вчера это ее не беспокоило? Нарциссы? Были ли все эти предсказуемым. Чем-то, что к ней с жесткой улыбкой. — существование в стенах Женщина, казалось, заметила
психического срыва, который Какая-то форма агорафобии. убийственные проклятия из имело смысл. И не похожим Но я сомневаюсь, что можно поместья. Они совершенно не выражение лица Гермионы.
Это точно было связано. на ее нелогичный разум. превзойти то, что ты сделала с давали ей возможности
— Это все упрощает, — заклинание на нижнюю часть постоянно держать тебя на Целительница Страуд всучила «Наверное, так действовали — Если только ты не Казалось, его забавляла ее
сказала Страуд, взмахнув живота Гермионы. седативных средствах — они Гермионе небольшой сосуд с наручники», — предположила предпочитаешь сделать это на растущая ненависть. Ее
палочкой. — Если бы — Никаких разрывов. будут мешать забеременеть. экстрактом растопырника. девушка. Он приказал ей полу, — сказал он. отчаянное желание убить его.
Верховный Правитель Замечательно. Это стало бы Может, попробуем что-то — Раздражение должно идти, и она пошла. Наручники Гермиона не шелохнулась. Он смотрел, как Гермиона
приказал тебе солгать о чем- проблемой. Я должна была временное, чтобы помочь пройти в течение нескольких заставляли ее быть послушной Она просто смотрела на него, исследует другие комнаты,
то, ты была бы в прийти раньше, чтобы тебе приспособиться. Я поищу дней. Я поговорю с при изнасиловании. Как бы ни оцепенев от ужаса. Он блуждает по усадьбе и
замешательстве. Таким проверить, но была очень варианты. Верховным Правителем по действовало это вытащил палочку, и после скучающе сидит на ступеньках
образом твоя честность вне занята. Наблюдение за всеми Гермиона ничего не ответила. поводу твоего состояния. принуждение, оно, по- резкого невербального веранды. Как она читает
подозрений. остальными оказалось более — Зелья будут доставляться Страуд стала складывать видимому, было способно щелчка Гермиона «Ежедневный пророк». Ее
Гермиона кивнула. Она утомительным, чем я себе ежедневно в течение твоего записи в сумку. Гермиона подавлять ее панические почувствовала, как его магия паническую атаку.
предположила, что в этом был представляла. цикла, — добавила Страуд, слезла со стола и неловко атаки точно так же, как они схватила ее и потащила назад, Он изучал ее неоднократные
смысл. Целитель Страуд, казалось, продолжая записывать. Вдруг замерла, держа в одной руке подавляли желание отбиться пока она не столкнулась со попытки вспомнить детали
— Хм. Пока не беременна. ждала от Гермионы она словно что-то вспомнила чулки, а в другой колбу с от Малфоя, а затем убить его своей кроватью и не упала на смерти Дамблдора и как она
Полагаю, что для результатов сочувствия. Девушка и вопросительно взглянула на экстрактом. Взмахнув долгим и болезненным нее. не могла вспомнить
прошло мало времени. многозначительно смотрела нее. палочкой — стол исчез — способом. Малфой подошел к ней со подробность, связанную с
Гермиона чуть не рухнула от на часы и молчала. — Как ты справлялась с этим, целительница вышла за Он шел вдоль внешней скучающим видом. В его рукой волшебника. Эта деталь
облегчения. Потом она — Твое физическое состояние пока ты была в тюрьме? дверь, не сказав больше ни стороны лабиринта живой глазах появился слабый блеск. вызвала у него интерес.
вспомнила, что это означало: несколько ухудшилось. Ты — У меня просто шла кровь, — слова. изгороди, пока они не Гермиона прикусила губу, Малфой попытался отыскать
вскоре Малфой будет снова выходишь на улицу, чтобы ответила Гермиона. — Камера Малфой прибыл через миновали его полностью, а чтобы не захныкать, и больше информации, но где
брать ее за столом в течение ежедневно заниматься содержалась в чистоте, но полчаса ещё более злой, чем затем повел ее по тропинкам скрестила руки на груди. бы Гермиона ни прятала ту в
пяти дней, и облегчение резко спортом? — раздраженно никаких средств гигиены не обычно. среди зимующих клумб роз. Он посмотрел на нее сверху своем сознании, он не смог
исчезло. спросила целитель Страуд. предоставлялось. Гермиона накинула мантию и Гермиона задавалась вниз, а затем, зажав ее ноги ничего найти.
— Посмотрите на меня, мисс Гермиона напряглась. Ее грудь Страуд неодобрительно последовала за ним. Когда вопросом, было ли что-нибудь своими, склонился над ней. Она чувствовала его
Грейнджер, — скомандовала сжалась, когда она покачала головой. Словно они добрались до веранды, он в поместье Малфоев, что не Гермионе хотелось убежать с раздражение, когда он
целительница, — кто-нибудь попыталась вдохнуть и своим отношением к взглянул на нее с сердитой казалось бы холодным, кровати. Хотелось закричать. перешел к ее встрече со
причинял тебе боль с тех пор, равнодушно ответить на Гермионе она ставила себя гримасой. мертвым и пустым. На Жаль, что у нее не было ни Страуд, их прогулке по
как ты здесь? вопрос: выше Амбридж. — От тебя требуется пройти не посыпанных гравием капли магии, чтобы отбиться поместью и тому, как сильно
Гермиона пристально глядела — Я... нет, но Верховный — Еще что-то, что ты менее полумили. дорожках не лежало ни от него. ей не нравились сады. Когда
на женщину, пока ее рот Правитель начал это считаешь, мне следует знать? Гермиона моргнула, глядя на одного неуместного камня. Послушная. Тихая. Не Малфой достиг ее ужаса в
отвечал по собственной воле: обеспечивать. — Я считаю, что вы злая и него. Розовые кусты были сопротивляющаяся. момент, как приказал ей лечь
— Я была физически — Ты ходишь пешком? Долгие бесчеловечная. — Я бы отправил тебя с тщательно подстрижены на Она уткнулась подбородком в на кровать, он наконец вышел
изнасилована пять раз и прогулки важны для Она даже не осознавала, что домовым эльфом, но Страуд зиму. Живые изгороди плечо и попыталась из ее мыслей.
дважды психически. организма. говорила, сыворотка правды опасается, что твоя самолично врезались в небо точными отодвинуться от него как Малфой усмехнулся, глядя на
Целитель Страуд выглядела — Я не могу. буквально вытягивала из нее созданная черепно-мозговая ровными стенами. можно дальше. нее сверху вниз.
невозмутимой, но немного Целитель Страуд удивленно признания. травма может вызвать Гермиона никогда особенно Его правая рука уперлась в — Будь уверена,
задумчивой. уставилась на Гермиону. На секунду что-то мелькнуло в приступ, если ты не интересовалась внешним матрас рядом с ее головой, и Грязнокровка, у меня нет
— Легилименция болезненна? — Не можешь? выражении лица переутомишься. — Он видом английских имений, но тогда она почувствовала особого желания прикасаться
— Да. Гермиона закусила губу, целительницы. выглядел достаточно поместье Малфоев все равно кончик палочки под своим к тебе. Я нахожу само твоё
— Хм. Я сделаю пометку. сомневаясь. — Что ж, думаю, я сама разъяренным, чтобы что-то было одним из ужаснейших подбородком. существование в моем
Больше никакого вреда не — У меня случаются предоставила возможность сломать. — И поэтому я мест для жизни, что она — Смотри на меня, поместье оскорбительным.
было? панические атаки. Просто для такого ответа. Что-нибудь вынужден сопровождать тебя. видела. Лабиринт живой Грязнокровка, — приказал он. — Это чувство определенно
— Нет. выйти из комнаты бывает касательно твоего здоровья, Он окинул взглядом поместье изгороди, белый гравий, Ее подбородок дернулся, взаимно, — сухо сказала
— Отлично. Большое сложно. Верховный Правитель что мне нужно знать? и добавил: голые деревья и кустарники. когда она повернулась, чтобы Гермиона. Это был не самый
облегчение. Были проблемы с каждый день выводит меня на Гермиона на мгновение — Ты хуже собаки. Возможно, весной и летом их посмотреть ему в глаза. Они удачный ответ, но мысли в
некоторыми остальными. веранду на час, но я... я не задумалась. Малфой зашагал вниз по владения выглядят не так были всего в нескольких голове не могли никак
Гермиона почувствовала, как могу... не могу... Это — Нет. ступенькам, а потом ужасно, но в его нынешнем дюймах от нее. Его зрачки собраться воедино.
ужас охватывает ее. слишком... это... — Хорошо тогда, — Страуд повернулся и остановился на виде даже автостоянки ей были сужены, а серая радужка Малфой выпрямился и
— Они... они в порядке? — Гермиона начала задыхаться, просмотрела свои записи в гравийной дорожке. казались эстетически напоминала шторм. посмотрел на нее сверху вниз,
прохрипела она. пытаясь объясниться. Даже последний раз. — Ох, и чуть — Пойдем, — сказал он привлекательнее. Он вошел в ее сознание. словно ожидая, что она скажет
— О да. Мы обо всем после дозы сыворотки правды не забыла. Сними свои чулки. холодным голосом. Его глаза Малфой, похоже, тоже не был Она задохнулась от шока. что-то еще. Девушка
позаботились. Некоторым она не могла передать этот Гермиона покорно стянула полыхали, а губы были сжаты склонен наслаждаться видом. Даже его легилименция была пристально посмотрела на
мужчинам просто нужно страх словами. Не могла чулки. Целительница оглядела в жесткую линию, когда он Промчавшись по дорожкам холодной. Как будто тебя него.
напоминать, что дары справиться с гневом и ее ноги и взмахнула палочкой. смотрел на нее. около часа, он повел их бросили в ледяное озеро. Это — Ты действительно убил
Темного Лорда могут быть отчаянием от того, что была По ним прошлась волна Гермиона недоверчиво обратно в поместье. Когда они причиняло острую, резкую Дамблдора?
возвращены, если за ними не не в силах разобраться с этим жжения, длившаяся несколько уставилась на него. Скорее ад подошли ближе, она боль. Он ухмыльнулся и
ухаживать должным образом, самостоятельно. секунд. замёрзнет, чем присутствие заметила, как дернулась В отличие от предыдущих прислонился к столбу кровати,
— ответила Страуд. На ее лице Гермиона сжала губы, но они Гермиона едва слышно Драко Малфоя удержит ее от занавеска в окне. случаев ее разум не был скрестив руки на груди и
не было ни следа сочувствия продолжали дрожать. Она зашипела от боли, приступа паники. Малфой подошел к комнате затуманен травмой или склонив голову набок.
или вины, когда она почувствовала нарастающее испугавшись. Когда жжение Принуждение потянуло ее Гермионы, но вместо того, шоком. Опыт был гораздо — Ты и это умудрилась
продолжала махать палочкой напряжение в глазах и щеках утихло, она взглянула вниз и вперед. чтобы исчезнуть, зашёл более ярким из-за этого. забыть? Есть ли хоть что-то
над Гермионой. от того, что пыталась не увидела, что кожа на ногах Гермиона глубоко вздохнула, внутрь, глядя на нее. Малфой пронесся сквозь ее полезное, что ты помнишь?
Девушке захотелось протянуть расплакаться. покраснела и выглядела осторожно спустилась по Она замерла и принялась сознание, обращая внимание Или ты по привычке
ладонь и свернуть — Интересно, — сказала раздраженной. ступенькам и после минутного теребить застежку мантии. на все сгруппированные забываешь все, что не
целительнице шею. Ее руки целитель Страуд, делая — Заклинание мгновенного колебания ступила на гравий. Возможно, если Гермиона воспоминания. Он попытался вызубрила из учебника? — Он
дрожали, когда она пыталась пометки. — Скорее всего это удаления волос. Некоторые Она сделала четыре шага по проигнорирует его, он уйдет. пробиться в одно из них, пока на мгновение опустил взгляд
сдержать их. из-за твоего заключения. Мне мужчины жаловались. Один нему в неверии. — Ложись, — скомандовал он с ее губ не сорвался вопль. на свои ногти, а затем со
Целитель Страуд была не приходило в голову, что из них попробовал Судя по всему, в аду сегодня через мгновение. Малфой двигался быстро. Как скучающим видом провел ими
равнодушна к ее плохо выход на улицу может стать использовать такое же зелье в было прохладно. Она удивленно посмотрела на будто просто проверяя, что ни по своей мантии. — Полагаю,
скрываемой ярости. Она проблемой. Хмм... ванной, но злобная маленькая Малфой повернулся и быстро него, и Малфой злобно одно из них еще не было это все, на что ты способна. Ты
наложила диагностическое успокаивающего зелья будет ведьма нырнула под воду и направился вниз по тропинке, ухмыльнулся, шагнув к ней. доступно. Осмотрев их, он ведь даже не воевала во
недостаточно, и я не могу вылезла абсолютно лысой. а она последовала за ним. переместился в настоящее. время войны, не так ли? Я уж
точно тебя не встречал. Тебя проклятия на чьей-то спине. которую он пытался смыть. Гермиона покачала головой, и Она пожалела, что не обняла Через несколько минут преследовал Гермиону все это
никогда не было там с Жертва упускает ту долю Его взгляд был печальным, выражение его лица стало его. Или не взяла за руку. Или Гермиона заставила себя время.
Поттером и Уизли. Ты просто секунды осознания своей усталым и злым. горьким. Он посмотрел на не встретилась с ним взглядом встать. Лежа в постели и Ничего. Ничего. Ничего.
пряталась. Проводила все ситуации, прежде чем — Кто из нас первый небо. Гермиона закончила с и не сказала, как он важен для хандря, она ничего не Даже подвязки для штор были
свое время в больничных умереть. изменился? Это была ты или исцелением, а затем начала нее. добьется. заколдованы, чтобы их нельзя
палатах. Тщетно размахивая Гермиона сжала губы, слушая, я? — спросил он, когда она небольшими круговыми Не сказала ему, что он ей Девушка остановилась у окна. было развязать. Она
палочкой, спасая людей, как Малфой растягивал слова, запустила пальцы в его движениями наносить мазь на очень нужен. Что он был ее Шел снег. Весь мир снаружи открывала буфеты, шкафы,
которым в итоге лучше было описывая убийство. Она, волосы и откинула их в синяки на теле Гарри. лучшим другом. Что она был окутан пеленой. бельевые ящики, но в них не
умереть. конечно, ожидала, что если сторону, чтобы залечить рану. — Ты должна быть другой, — последовала бы за ним на Визуальное облегчение от было ничего полезного. Ни в
При этих словах Гермиона когда-нибудь задаст этот — Я, — призналась она, Гарри продолжил. — Более край света. Что она никогда, всей этой унылой серости качестве оружия, которое она
почувствовала, как кровь вопрос, то ответ на него будет избегая его взгляда. праведной и справедливой, никогда не оправится, если было почти ободряющим. могла бы использовать. Ни
отхлынула от ее головы так ужасным и тщеславным. Но — Но почему? Неужели ты чем я. Что случилось с потеряет его. Вместе с завтраком в то утро для побега.
резко, что комната поплыла почему-то все равно была думаешь, я не смогу этого девушкой, которая защищала Ей хотелось вернуться в прибыл пузырек с... чем-то. Девушка с раздраженным
перед глазами. Она ахнула, потрясена, услышав это. сделать? — сказал он. — Ты права домашних эльфов? Та прошлое и найти способ Гермиона не узнала зелье. вздохом захлопнула ящик.
словно ее ударили — Полагаю, твой Хозяин был пытаешься убедить себя, что я девушка никогда бы не стала исправить то, что пошло не Она посмотрела на него и Если Гермиона собиралась
бладжером. очень доволен тобой, — потерплю неудачу? оправдывать использование так. Что бы это ни было. понюхала, но не была найти что-то полезное, ей
Все время она исцеляла Рона, сказала Гермиона, не глядя на Она наложила на него темной магии. Что с ней Использовать любую уверена, что это такое. придется исследовать занятые
Билла, Чарли, Джорджа и него. диагностическое заклинание. произошло? возможность в прошлом, Девушка отложила его в части поместья. Малфою было
Фреда, Тонкс, Ремуса, — Так оно и было, особенно У него были сломаны два — Та девушка умерла в чтобы найти и сказать Гарри, сторону. Ей не было легко обеспечить отсутствие
Джинни, Ханну, Анджелину, после того, как я подарил ему ребра и гематомы по всему больничной палате, пытаясь чтобы он не отправлялся в приказано принимать его, и вещей в пустующем крыле.
Кэти… палочку старого дурака. В тот телу. Гермиона слегка спасти Колина Криви. Хогвартс в день последней пока она не получила Гораздо сложнее
Сохраняла их жизни до конца вечер он ужинал со мной и толкнула его, чтобы он лег, — Я тоже был там, когда битвы. указаний, Гермиона не поддерживать такую систему
войны. Спасала, чтобы потом моей матерью здесь, в этом прежде чем приступить к Колин умер, Гермиона. Но я Вернуться и предупредить собиралась пить какие-либо охраны в других уголках дома.
они были замучены до самом поместье. Меня исцелению. не изменился. Орден о том, что произойдет, незнакомые зелья. Астория показалась ей
смерти. Исцеляла их, чтобы в объявили протеже. — Я думаю, ты справишься. — Я всегда была готова если они проиграют. Она подошла к лестнице и немного сумасбродной.
конечном счёте они были Его тон был неопределенно Но... пророчество. Это как сделать все, что потребуется, Их спор в памяти казался остановилась, глядя вниз. Учитывая, насколько хорошо
порабощены и изнасилованы. пустым. Гермиона оглянулась подбрасывание монетки. Гарри. Во всех наших знакомым. Гермиона хотела, Время пришло. Она хозяйка поместья
Она зажала рот руками и на него через плечо. Он не После смерти Дамблдора... — школьных приключениях. С чтобы Орден использовал, ну, собиралась спуститься по игнорировала существование
крепко прижала пальцы к смотрел на нее. Его глаза она слегка запнулась. — того момента, как я если не темные искусства в лестнице одна. Тот факт, что Гермионы, она, вероятно, не
губам, пока не почувствовала были прикованы к окну, и Смерть — всего лишь подружилась с вами, я полной мере, то хотя бы Гермиона еще не сделала стала бы утруждать себя тем
очертания зубов. Все ее тело Малфой выглядел почти убивающее проклятие для всецело поддерживаю вас и магию, которая была этого, был жалким. Просто же избытком осторожности,
сотрясалось от дрожи на задумчивым. Как будто его всех, — сказала Гермиона борюсь за вас. Может быть, ты наполовину темной. По мере лестница. Всего лишь что и Малфой.
кровати, и Гермиона старалась здесь не было. через мгновение. — Я не могу просто никогда не замечал, того, как война затягивалась, лестница, ведущая в зал, по Девушка медленно вернулась
не рыдать. Приглушенный Он резко встрепенулся и тонко просто сидеть сложа руки и как далеко я готова была девушка становилась все которому она уже десятки раз в свою комнату и уставилась
всхлип вырвался из ее горла. улыбнулся ей сверху вниз. ждать, когда выпадет один зайти ради тебя. более настойчива в своём ходила с Малфоем. на нетронутый пейзаж в окне.
Глаза защипало за мгновение — Мне необходимо шанс на миллион, думая, что Когда Гермиона проснулась, выводе, и это портило ее Ее плечи затряслись почти Она чувствовала себя
до того, как лицо Малфоя предоставить более знаю исход. Не тогда, когда от она вспомнила свой сон. отношения с гораздо большим незаметной дрожью, и она опустошенной после
расплылось от слез. Она детальную информацию? — нас зависит так много жизней. Девушка прокручивала его количеством людей помимо расправила их. «экскурсии» внизу. Как будто
перекатилась на бок и он выгнул бровь, задавая То, что у тебя есть... то, как ты снова и снова. Сон точно был Гарри. Гермиона чувствовала себя пробежала марафон.
свернулась калачиком. вопрос. Выражение его лица любишь людей... эта сила воспоминанием. Это немного Она старалась не испуганным ребенком. Все требовало стольких
— Раз уж тебе так любопытно. было пустым. делает тебя могущественным. напугало ее, но, похоже, в нем зацикливаться на вопросе о Ненавидя это ощущение, усилий.
Темный Лорд лично — Нет, — сказала она, отводя Но... сколько раз ты уже не было ничего важного. Она том, смогли бы они выиграть девушка сжала губы и глубоко Она прижалась щекой к стеклу
потребовал, чтобы я убил глаза от его лица. — Это все, убивал Тома? В детстве — с попыталась вспомнить, в войну, если бы Сопротивление вздохнула. Затем прижала и почувствовала, как ее
Альбуса Дамблдора в что я хотела бы знать. помощью матери. На первом каком году это произошло. было готово использовать руку к стене и медленно охватывает отчаяние.
определенный момент в — Ну, — он поправил мантию и втором курсе. Но он все еще Гарри курил. Эта привычка темную магию. сделала шаг. Даже если ей удалось
течение шестого года. И вот и повернулся, чтобы уже здесь. А ты все ещё появилась у него через три Война была окончена и Ей нужно было бежать, победить свою агорафобию,
однажды в пятницу утром, уходить, — внешний мир сражаешься. Я не хочу года после начала войны. проиграна. повторяла она себе. это было только началом.
когда неуклюжий идиот зовет и манит меня. предполагать, каких именно Гермиона не узнала крышу, но Она прижала руки к глазам и Прежде чем забеременеть, Неважно, какую ложь она
проходил мимо меня по Постарайся не довести себя до твоих усилий будет это было неважно. попыталась отогнать этот Гермиона собиралась сбежать шептала себе под нос. Правда
коридору, я проклял его припадка в мое отсутствие, достаточно. Существовали десятки вопрос. Каким бы ни был из поместья. Когда-нибудь она заключалась в том, что
прямо в спину убивающим Грязнокровка. — Ты просто не можешь безопасных убежищ, которые ответ, признать его будет так вернется и убьет Малфоя. Гермиона совершенно не
проклятием. Он остановился ========== 10. ========== принять тот факт, что добро она редко посещала. же мучительно, как и Гермиона собиралась стать знала, как добиться большего.
поболтать с несколькими Я пытаюсь вспомнить тебя может победить, — сказал Получить новое бесполезно. свободной. Собиралась Она взглянула на наручники.
первокурсниками о лимонном И в то же время Гарри. Упрек в его голосе был воспоминание о Гарри, даже О, Гарри… сбежать. Куда-нибудь, где есть Последние несколько дней
щербете или о какой-то Пытаюсь забыть тяжелым. такое, которое не было Сказала ли она ему, что любит солнце, магия и люди, Гермиона обдумывала их
другой ерунде. Довольно-таки — Все, кто выигрывает, всегда особенно счастливым, его, в тот день, когда он умер? которые не причинят ей способности и
неосторожно с его стороны. утверждают, что именно они казалось неожиданным Говорила ли она тогда вообще вреда. экспериментировала с ними. С
Ох уж этот гриффиндорский *** были добрыми и хорошими, подарком. Она скучала по с ним? Девушка сосредоточилась на тех пор, как Малфой смог
дух. Вы никогда не будете Гарри Поттер сидел на крыше потому что победитель пишет нему так сильно, что иногда Она не могла вспомнить. этой мысли, пока не преодолеть ее агорафобию,
ждать, что кто-то может и курил сигарету, смотря историю. Я не видела ничего, было трудно дышать. Гермиона свернулась преодолела все ступеньки. она начала более тщательно
просто убить вас среди бела вдаль. Гермиона вылезла из что указывало бы на то, что Гермиона лежала в постели, калачиком на кровати, Гермиона огляделась по исследовать, как действуют
дня. Я почти уверен, что он окна, чтобы присесть рядом. победа им досталась снова и снова прокручивая обнимая себя руками. Когда сторонам. Ее ладонь все еще принуждения в них.
догадывался о моих планах, — Что с нами стало, благодаря моральному воспоминание в голове. девушка сидела в камере, то была прижата к стене. Она Гермиона была озадачена
но все равно повернулся ко Гермиона? — спросил он, превосходству, — сказала она, Принимая к сведению каждую задавалась вопросом: можно чувствовала слабую текстуру тем, насколько сильными
мне спиной. Возможно, когда она подошла ближе. бормоча заклинания, чтобы деталь. Огонь в его глазах. То, ли умереть от опустошающего обоев. Прикосновение к оказались кандалы. Во время
решил, что мне не хватит — Война, — тихо сказала срастить перелом. как он напряженно одиночества, которое она стенам, казалось, помогало ей войны она изучала различные
смелости, — Малфой девушка, протягивая руку и — Но ты говоришь о затягивался сигаретами и чувствовала. держать пульс под контролем. темные артефакты. Наручники
презрительно фыркнул, поворачивая его лицо к себе. маггловской истории. Магия резко выдыхал. Усталость на Ей казалось, что ее сердце Она вошла в чайную, не были похожи ни на что, с
прежде чем вздохнуть: — Это У него была глубокая рана на — это другое. В волшебном его лице. То, как торчали его разбилось. столовую, гардеробную и чем ей довелось столкнуться
единственный недостаток голове. Его бледная кожа мире все иначе, — яростно волосы. Она все еще чувствовала это. гостиную. Изучая их раньше.
использования смертельного слегка покраснела от крови, сказал Гарри. досконально. Портрет
Она начала эксперименты, пальцев разбились и Она не сможет убить Малфоя. начала отжиматься, пока оказалась всего в нескольких — Как ты себя чувствуешь, иммунитет. Но зелья должно
пытаясь ослушаться кровоточили, чтобы она Наручники делали это больше не смогла оторваться дюймах от него — так близко, Грязнокровка? — спросил хватить, чтобы ты успела
принуждения тишины, ощутила боль в пальцах, в невозможным. от пола. что ее одежда касалась его. Малфой через мгновение. Его привыкнуть к поместью и его
пытаясь кричать. Эта ладонях, в запястьях... Она не сможет сбежать в Она перевернулась на спину и Она злобно уставилась на его острые глаза подмечали окрестностям.
концепция была менее Гермиона отчаянно хотела одиночку. уставилась в потолок. ботинки. каждую деталь, изучая ее Гермиона продолжала
ограничивающей, чем почувствовать что-то еще, Амбридж даже не Драко Малфой, где было — Посмотри на меня, лицо, глаза и позу, пока она сверлить его взглядом.
послушание. Ей разрешалось кроме эмоциональной агонии, позаботилась о том, чтобы слабое место в твоей Грязнокровка. стояла перед ним. Ее руки — Ты ведешь себя по-другому
быть громкой и говорить, в которой тонула. наложить на них принуждение идеальной броне? Ее подбородок приподнялся, перестали дергаться — со мной. Не такой сердитый,
когда к ней обращались. Это Но не могла. против побега. Вот насколько Словно по сигналу дверь и она посмотрела ему в глаза. девушка поняла это, когда он как обычно. Почему ты
казалось самым легким, что Девушка пыталась обойти они с целителем Страуд были открылась, и вошел Малфой. Малфой все еще ухмылялся. взглянул на них. Малфой как вообще делаешь это для
можно было попытаться кандалы различными уверены, что девушки не Она повернула голову, чтобы — Ты, конечно, в состоянии будто анализировал ее меня? — девушка
преодолеть. Она думала, что способами. смогут снять кандалы. Эта посмотреть на него, все еще понять, что я не собираюсь поведение. Гермиона нахмурилась, пытаясь
если будет бороться Принуждение выходило за деталь была единственной слишком уставшая, чтобы тебя убивать, — сказал он. В почувствовала, как ее кожу разобраться в причине.
достаточно упорно, то сможет рамки простого молчания, лазейкой, которую Гермиона попытаться подняться с пола. его глазах плясали огоньки покалывает от осознания, и Очевидно, она все еще была в
пробить себе дорогу силой пока к ней не обратятся. Она могла использовать. Она Он посмотрел на нее сверху жестокого веселья. — В конце слабая дрожь пробежала по состоянии удивляться.
воли точно так же, как не могла говорить громко, могла совершать поступки с вниз, и что-то мелькнуло в его концов, если бы это было так, спине, но она не ощутила Малфой поднял бровь и
сильные духом люди могут в потому что ей приказали намерением сбежать. глазах через мгновение. ты, безусловно, прибежала бы соответствующего прилива наклонился так близко, что
конце концов сбросить молчать. Она не могла ни Девушка тщательно изучила — Какие-то маггловские первой в очередь за смертью. страха. Просто факт. Гермиона могла чувствовать
Империус. хлопнуть дверью, ни топнуть все, что знала о кандалах. занятия, я полагаю, — сказал Гермиона нахмурилась. Да, — Холодно, — ответила она. его дыхание на своей щеке.
Гермиона была совершенно ногой. Все приходящие ей в Ханна ни словом не он. она знала, что яд не был — Мой мозг чувствует холод. — Я делаю это не для тебя,
уверена, что квалифицируется голову действия, создающие обмолвилась о том, что кто-то Гермиона закатила глаза и одним из бесчисленных Что ты со мной сделал? Грязнокровка, — прошептал
как личность с сильными шум, были остановлены. когда-то их снимал, несмотря заставила себя встать. Она вещей, которыми он мог ее — Зелье предназначено для он ей на ухо, — а для себя. Ты
волевыми качествами. Именно тогда до Гермионы на то, что с болтливыми чувствовала себя так, словно накачать. Ее сердце бешено того, чтобы ты адаптировалась сейчас вообще не в состоянии
Когда девушка попыталась начало доходить, что она сама стражниками у них все ее тело было сделано из колотилось в груди, в ушах в поместье, — сказал он, ощутить разницу.
открыть рот, чтобы закричать, контролировала эти установились дружеские желе. стоял гул. отступая назад и продолжая Он выпрямился.
она просто остановилась. Не импульсы. Ей было приказано отношения. Наручники имели Он оглядел комнату. Его — Открой рот, — скомандовал внимательно разглядывать ее. — Видишь? Ничего. Ни
имело значения, как сильно молчать. Именно ее «следящее заклинание» взгляд упал на пузырек с он, откупоривая флакон и — Теперь я больше не обязан учащенного пульса, ни
Гермиона боролась, чтобы осознание беспокойства внутри, но вместо того, чтобы зельем, который Гермиона поднося его к открытому рту. следить за тобой лично. повышенного сердцебиения. Я
выдавить звук. Она боролась, активировало кандалы. Любое просто заставить кого-то снять отказалась принимать раньше. — Проглоти все. Гермиона промолчала. Ее могу призвать боггарта или
пока кандалы не начали действие, которое она считала их, Анджелина попыталась Он призвал его через всю Рот Гермионы закрылся, и она мозг занимался анализом. нагнуть тебя за столом, а ты и
нагреваться. громким и протестным, узнать, как снять «след». комнату без палочки и ловко сглотнула. Зелье было Незнакомое поместье на глазом не моргнешь. Никакого
Она не могла победить их. Гермиона была не в силах Довольно многим людям поймал правой рукой. горьким на вкус и легко секунду встревожило ее своей удовольствия.
В конце концов Гермиона совершить. удалось сбежать из Хогвартса. — Я понимаю, что, будучи покалывало язык и горло, неизвестностью. Заставило Гермиона задумчиво кивнула.
рухнула на пол, истощенная Вот почему целитель Страуд Все они были убиты Малфоем. гриффиндоркой, ты никогда когда скользнуло вниз к запаниковать. Зелье Если бы она захотела
до такой степени, что изо всех была так обеспокоена Никому еще не удавалось так или иначе не сможешь животу. Она почувствовала, препятствовало этому. Теперь покончить с собой, было
сил старалась оставаться в психической стабильностью сбежать окончательно, потому понять некоторые очевидные как оно остановилось на она могла идти куда угодно. проще сделать это под
сознании. всех девушек. Если они теряли что никто из них не мог снять вещи. Полагаю, я не должен мгновение, прежде чем Зелье блокировало все, что действием зелья. Возможно,
Пока она лежала, наблюдая, рассудок, их разум было кандалы. удивляться, что ты каким-то раствориться в ее организме. Гермиона ощущала. Ей не Малфой не сможет ничего
как комната плывет перед невозможно контролировать. Что сказала Ханна? Если образом упустила скрытое Ей показалось, что на было грустно. Не было злости. почувствовать, пока не будет
глазами, Гермиона начала Вот почему сумасшедшая Гермиона не отрубит себе указание проглотить это, — задворках ее сознания что-то Или стыда. Ее горе исчезло. Ее слишком поздно.
понимать, почему наручники девушка смогла напасть на руки, она никогда не сбежит. сказал он, его рот изогнулся в треснуло. Что-то холодное ярость. Его лицо окаменело. Он
были такими мощными. Они кого-то. Как снимались наручники? легком замешательстве. просочилось туда, пока она не Она была... ничем. указал на дверь и произнёс:
использовали ее магию. Для Гермиона старалась Два Пожирателя Смерти Гермиона упрямо скрестила ощутила, что ее разум Она просто существовала в — Пойдём.
волшебника остановить магию сосредоточиться на чем-то пришли в Хогвартс в тот день, руки на груди. Хотя полностью окутан этим. Как холодном небытии. Гермиона захватила свою
внутри себя было другом, пытаясь топать когда были надеты новые. стратегически было бы будто кто-то вытащил ее мозг Она посмотрела на Малфоя. мантию и последовала за
равносильно ногами или хлопать дверью. Яксли и Роули. Их вызвали, целесообразней казаться и поместил его в резервуар с — Так вот, каково это — быть Малфоем на улицу. Он
самостоятельному Перечислять про себя когда охранники начали послушной и принять это, но ледяной водой. Ее тело было тобой? остановился на веранде и
отключению собственных заклинания. Мысленно оглушать всех женщин, и они как бывшая хозяйка зелий она здесь, но разум — нет. Это ========== 11. ========== наблюдал, как она в
почек. Какие бы усилия она ни повторять рецепт ушли, когда тех привели в была слишком было похоже на восприятие Малфой издал слабый одиночестве спускается по
прилагала, чтобы одолеть успокоительного зелья. сознание. параноидальна, чтобы себя в третьем лице. смешок. ступенькам. Дорожку
кандалы, они в равной мере Наручники все еще были Только Пожиратель Смерти, согласиться на такое. Ее сердцебиение упало до — Нравится? — спросил он. почистили от снега, но ноги
подавляли ее. активны. несущий Темную метку, мог — Что в нем? — спросила ровного ритма. Девушка перевела на него Гермионы пронзило холодом,
Гермиона даже не могла У нее кончились все идеи того, снять кандалы. Гермиона. Она должна была взгляд. Было легко смотреть стоило ей ступить вниз. День
закричать или разозлиться от как их обойти. У Гермионы было два Выражение лица Малфоя запаниковать. Как будто ее на Малфоя сейчас, когда страх выдался невероятно
разочарования, когда поняла Гермиона отвернулась от варианта. Она должна была стало злорадным. сознание перестало зависеть или ненависть не застилали ей морозным.
это. В ней было столько снежного пейзажа и начала найти способ заставить — Я отвечу, если ты от эндокринной системы. Не глаза. Умом Гермиона Она замерла на пару
ярости, что казалось: она вот- тренировку. Она чувствовала Малфоя либо убить ее, либо проглотишь каждую каплю, было никаких всплесков понимала, что он был опасен, мгновений, пытаясь решить,
вот вспыхнет. себя неловко от внимания помочь бежать. Не было как послушная девочка, — адреналина. Никакой паники но тело ее никак на это не куда пойти. Подумав, девушка
Ей хотелось что-нибудь портрета, но спустя почти никаких возможностей сказал он, сверкнув злобной или страха. реагировало. Живот не направилась к лабиринту из
сломать. Она хотела месяц ее это почти не обойтись без него. Даже если ухмылкой. Она посмотрела на Малфоя. сводило от страха. живой изгороди. Малфой ни
использовать магию и волновало. бы в поместье был целый Гермиона не сдвинулась с Гермиона понимала, что Сердцебиение не учащалось. разу не водил ее туда на их
заставить что-то взорваться. Она так устала снова думать и набор походного снаряжения, места. Малфой слабо ненавидит его. Это была Он волновал ее не больше совместных прогулках.
Она хотела сделать что-то, что отчаиваться. корзина с портключами и улыбнулся, глядя на нее. информация, которая статуи в саду. Гермионе было интересно,
причинит боль. Не то чтобы девушка могла оружием, к которому она — Подойди, Грязнокровка, — казалась чрезвычайно — Такое чувство, будто я сможет ли она найти из него
Ей хотелось ударить кулаком отвлечь себя от мыслей, даже могла прикоснуться, это не скомандовал он через важной, и все же она не могла умерла, — сказала она. выход самостоятельно.
по зеркалу, как это делают в когда просунула ноги под имело значения — все было мгновение. ее почувствовать. Ненависть Малфой кивнул, словно Лабиринт был огромен. Он
кино. Видеть, как стекло шкаф и начала делать бы бесполезно для нее, если Гермиона впилась в него была скорее фактом, нежели подобного ответа и ждал. напомнил ей о Турнире Трех
разбивается и трескается, пока подтягивания, пока в мышцах девушка не могла снять взглядом, когда ее ноги эмоцией. — Эффект временный. Он Волшебников. Гермиона
не станет похоже на то, что ее живота не почувствовалось кандалы. неохотно понесли ее через Он пристально смотрел на пройдет через двенадцать сомневалась, что эта живая
она ощущала внутри. Ей жжение. По крайней мере, это Гермиона тихо зарычала в комнату к нему. Они не нее. часов. И через какое-то время изгородь попытается напасть
хотелось, чтобы костяшки был способ направлять гнев. отчаянии, перевернулась и останавливались, пока она не у тебя выработается к нему на неё или же что в глубинах
лабиринта она сможет Малфой каким-то образом пока рыдала, жалела себя и — Это не та вещь. Точно не Если бы Гермиона могла ко входу в поместье и в заполняли лишь мысли о
встретить темных существ. читал ее мысли через боялась коридоров. оно, — добавил Малфой и чувствовать эмоции, она бы одиночку поднялась в свою прошлом, которые она
Девушка прогуливалась по наручники… В отсутствии эмоций было протянул руку, показывая похолодела от ужаса. комнату. прокручивала снова и снова,
петляющим, извилистым Стоило этой идее оформиться свое преимущество: колкие кольцо поближе. Он стянул Малфой кивнул. Пока действовало зелье, было силясь понять, что пошло не
дорожкам, думая о зелье, в ее голове, как девушка тут слова Малфоя беспокоили ее его с пальца и кинул ей. — Ты Грязнокровка Поттера. приятно снова почувствовать так.
которое Малфой заставил ее же осознала, что это не больше гальки, брошенной Гермиона инстинктивно Дополнительные меры себя обычным, нормальным Прошлое тяжелым грузом
принять. возможно. Гермиона не в пруд. Тихий всплеск обиды в поймала украшение и предосторожности не человеком. Никакой печали. продолжало тянуть ее вниз.
Ее посетила мысль, что он и понимала, как осуществлялся глубине ее сознания быстро принялась его разглядывать. помешали бы в твоем случае. Или страха. Чувства Неумолимо возвращая к
сам принимал его, чтобы процесс, но была уверена, что сменился безразличием. Оно было сделано из какого- Так что давай ещё раз уясним, подавленности или событиям войны и мыслям о
всегда оставаться таким же это правда. — Как такое возможно? — то черного металла. Было не как это работает. Я всегда безысходности. Ей не нужно том, почему они проиграли.
хладнокровным и злым Это начинало раздражать. Она спросила она, скептически похоже, что в нем буду знать, чем ты было переживать, что с ней Знала ли Гермиона раньше?
негодяем, но она тут же должна была прийти в ярость подняв бровь. Это нарушало содержалась магия, занимаешься, и всегда смогу снова случится паническая Была ли в курсе, почему
отмела эту идею. Убивающее от только что полученной несколько основных законов необходимая для связи с тебя найти. Только если ты не атака. Орден потерпел поражение?
заклятье было основано на информации, но не могла магии. наручниками. Хотя, возможно, придумаешь, как снять эти Возможно, она знала причину
эмоциях. Его невозможно ничего ощутить. Она должна — Можешь быть уверена, кольцо все-таки являлось наручники. и потому скрыла эту
было наложить, ничего не была утонуть в отчаянии. Но Грязнокровка, я не читаю все проводником. Малфой мог Он засмеялся. К такому зелью и правда информацию? Выбрав
чувствуя. Гермиона могла лишь твои мысли. Если бы мне соврать ей. Может, он хотел — Пожалуй, тебе стоит возможно быстро мучиться, находясь в
Хотя Малфой казался различать отдаленные приходилось просматривать запутать ее. попробовать соблазнить меня, пристраститься. неведении.
способным на что угодно, отголоски досады в своём все, что происходит в твоей Гермиона представила, как — шутливо посоветовал Хотя Малфой, конечно, этого Но зачем? Как и сказал
когда дело касалось этого сознании. голове, я бы скорее наложил Малфой отреагирует, если она Малфой, откинувшись в бы не позволил. Малфой, их сторона проиграла
заклинания. Будто легилименция не была на себя Аваду. Я замечаю проглотит кольцо. кресле и осматривая ее с ног Целительница Страуд войну. Что было настолько
Отбросив мысли о нем и его уже сама по себе достаточным только те моменты, когда ты Он разразился смехом. до головы. — Покори мое упоминала, что снадобья важным, что это необходимо
неиссякаемом источнике вмешательством. Малфой собираешься сделать что-то… — Не нужно его глотать. сердце своим умом и против тревоги могли защищать даже после
ненависти, Гермиона поняла, рылся в ее воспоминаниях, интересное. И это избавляет Она грозно взглянула на очарованием. помешать беременности, так окончания битвы? Зная при
что принятое зелье могло словно они были его меня от необходимости Малфоя, а тот только Гермиона закатила глаза. что ей вряд ли станут давать этом, что все ее близкие были
стать для нее полезным. собственными. Теперь она появляться каждый раз, когда приподнял бровь. — Верно. Возможно, завтра, его в течение длительного убиты или брошены в тюрьму.
Благодаря его воздействию у точно знала, что он каким-то ты пытаешься спуститься по Ухмыльнувшись, он протянул — ответила она. Ее мозг кипел времени. Последние месяцы войны
нее появилось куда больше образом мог проникать в ее лестнице. руку. Против воли Гермиона от количества новой Гермиона хотела бы знать Гермиона помнила так же
шансов на побег, чем за весь сознание и читать мысли. Не будь Гермиона под вернула кольцо, и он надел информации. — Что ж, это все больше о магической смутно, как и смерть
прошедший месяц. Настолько Девушка заметила, что воздействием зелья, она уже его обратно на палец. было очень познавательно. Но беременности. Пока она Дамблдора. Она не знала,
больше, что это казалось Малфой никогда не раскраснелась бы от ярости в — Как я и сказал, это не я не могу и дальше отвлекать училась на целителя, эта тема зачем Орден отправился в
подозрительно интересовался ее мыслями во ответ на его издевку. Но кольцо. Ты не сможешь тебя от чтения. всегда как-то ускользала от ее Хогвартс. Не могла вспомнить,
неосторожным со стороны время сеансов легилименции. сейчас девушка лишь украсть проводник. Только не Она развернулась и внимания. Будь у нее сейчас как ее поймали. Она
Малфоя. Гермиона помнила, что Снейп моргнула, усваивая новую в этом конкретном случае. поспешила вернуться в перо и пергамент, девушка бы сохранила в памяти, как умер
Она внезапно остановилась. делал так со студентами: информацию. Они использовали магию лабиринт из живой изгороди. смогла написать эссе на Гарри. И как видела из своей
Малфой не был беспечным. проникал в сознание, глядя в Значит, за ней следили не крови, когда создавали Пробираясь по извилистым тридцать страниц о камеры пытки оставшихся в
Неважно, насколько ему глаза, и узнавал мысли, постоянно. Это было полезно наручники. дорожкам, Гермиона седативных зельях и о том, как живых членов семьи Уизли.
претила сама мысль заполняющие их головы в тот узнать. Но когда любой Гермиона посмотрела на него размышляла. У нее оставалось они взаимодействовали с Скорее всего, она просто
присматривать за ней. момент. Когда она опасный план формировался в в изумлении. все меньше вариантов для исцеляющей магией и стерла часть воспоминаний
Должно существовать какое- встречалась взглядом с ее сознании, Малфой был — Я что, в твоей голове? — побега. Малфой был уверен, темными проклятиями. Но из-за шока.
то безотказное средство, Малфоем, он даже не пытался способен как-то проникать в она даже приоткрыла от что она не сможет вырваться. изучение предродового Гермиона полностью
которое делало его таким этого сделать. ее разум. Это… уже удивления рот, когда на нее Было похоже, что он даже не периода не входило в исследовала одно крыло
уверенным в себе и позволяло Гермиона развернулась становилось проблемой. свалилось осознание всей тратил своё время на программу обучения поместья, прежде чем
накачивать ее мощным обратно к поместью. Она Гермиона присмотрелась к правды. беспокойство по этому неотложной помощи. Почти отправиться спать. Каждый
успокоительным. Иначе он не выбралась из лабиринта и Малфою. Ей нужно было У нее брали кровь. поводу. Гермиона понимала никто не заводил детей во угол чердака, каждый шкаф,
стал бы так рисковать, даже поспешила назад на веранду, украсть то, что помогало ему Когда она была в Хогвартсе, у его. Теперь она тоже не время войны, а если это все коридоры и лестницы для
если находиться с ней рядом где сидел Малфой, с виду читать ее мысли. Амбридж нее взяли несколько верила в возможность происходило, то беременные слуг. Девушка не стала
было для него равносильно казавшийся полностью упоминала, что магию пузырьков крови и отрезали сбежать. женщины прекращали заходить в каждую комнату,
пытке. погруженным в алхимическую наручников контролирует немного волос. Гермиона участвовать в сражениях и надеясь, что, как только эти
Она ведь почти выбросилась с литературу. Он захлопнул хозяин поместья. Гермиона не предположила, что образцы обращались в акушерское коридоры станут ей более
балкона, Малфой едва успел книгу и взглянул на нее, пока была уверена, каким именно нужны для генетического Если раньше побег казался отделение. знакомы, она сможет
ее остановить. Словно зная, в она стояла и сердито образом. Такие чары обычно теста. Девушка и представить глупой надеждой, сейчас она Ей было интересно, из чего вернуться сюда уже без
какой точно момент ему смотрела, уперев руки в бока. нуждались в металлическом не могла, что они используют уже считала эту идею полным изготовлено сегодняшнее помощи зелий, не испытывая
следовало появиться рядом… Гермиона не могла ничего проводнике, через который их для проведения безумием. Гермиона тихонько зелье. Гермиона была почти панического страха.
Гермиона посмотрела на свои сказать, но могла продолжать бы передавалась магия. И их, магического обряда. вздохнула, наблюдая, как ее уверена, что в состав входили Гермионе было интересно,
запястья. прожигать его взглядом. как правило, носили на теле. Это означало, что она была дыхание формирует облачко яд из жала муховертки, листья сколько эльфов держали
Он должен был как-то Наконец Малфой, похоже, Наиболее распространенными связана с сознанием Малфоя с пара в морозном воздухе. валерианы и дремоносные Малфои. Ни в одном даже
почувствовать это благодаря понял, что она вынуждена амулетами были браслеты, помощью своей крови. Он мог Когда действие зелья спадет, бобы. Вероятно, еще слизь самом дальнем уголке
наручникам. Но как он смог хранить молчание, слабо ожерелья или кольца. ощущать ее мысли где-то на она, скорее всего, будет мозга ленивца. Она чердака не было и намека на
распознать акт самоубийства, ухмыльнулся и уставился на Малфой не носил никаких краю разума. Это было чувствовать себя абсолютно попыталась вспомнить вкус паутину.
при этом отличить его от нее в ответ. драгоценностей, даже похоже на родовую защиту, разбитой. зелья и покалывание на На следующее утро она
других ее экстренных — Да? — в конце концов обручального кольца. Было накладываемую на поместья и Гермиона обошла вдоль и языке. Возможно, этот эффект проснулась с чувством
состояний, к примеру, сказал он спустя почти минуту. одно-единственное чёрное замки, чтобы владелец всегда поперек весь лабиринт. К тому возникал от сочетания яда из невыносимой тяжести в груди.
панических атак? Чары, — Ты читаешь мои мысли? кольцо на его правой руке. был в курсе состояния своих моменту, как она наконец жала муховертки и сиропа Девушка ощущала себя
отслеживающие ее здоровье и Он широко улыбнулся. Может, оно и было земель и знал, если кто-то покинула его, ее ступни чемерицы. раздавленной и
сознание, даже специально — Не прошло и месяца, как ты проводником. предпримет попытку онемели от холода и насквозь Было приятно подумать о чем- ошеломленной приступом
настроенные, вряд ли смогли догадалась, — сказал Малфой — Можешь не стараться его вторгнуться в них. Магия, промокли. Слегка то отвлеченном. Казалось, отчаяния, которое не была
бы показать настолько тонкую в притворном восхищении. — украсть, — сказал он, связавшая ее с Малфоем, прихрамывая, девушка последнее время ее мозг раз способна испытать вчера.
разницу. Хотя, надо отдать должное, ты растягивая слова. действовала по тому же вернулась на веранду. за разом обрабатывал одну и Даже дышать удавалось с
Только если… ведь была довольно занята, Гермиона резко вскинула принципу. Малфой ничего не сказал, ту же информацию, уже и не трудом.
глаза на него. когда она прошла мимо него мечтая о новой. Ее голову
После отсрочки в двенадцать Конечно же, Малфой не Гермиона постоянно Ей не хотелось быть ее ладонями покажется помощи магии. Цвет станет сомнение. Он никогда не
часов все накопленные предупредил ее, что после прислушивалась, не было ли изнасилованной каким-то мягким и вязким на ощупь. темно-серым, а консистенция сомневался. После того, как
эмоции терзали ее только окончания действия зелья она вдалеке звука каблуков другим способом. Движения Гермионы будут тягучей, как сироп. Зелья Аластор ушел, Гермиона еще
сильнее. Гермиона не поняла будет ощущать себя живым Астории. С ночи, как та Гермиона почти заплакала от плавными, а нож в ее руках хватит на двадцать пять несколько минут простояла
бы, как сильно заполнили ее мертвецом. Гермиона проводила ее в спальню облегчения, когда ровно в очень острым. Через минуту порций. там в одиночестве.
сознание одиночество и тоска, мысленно проклинала его, Малфоя, они больше не 7:30 вечера посреди комнаты она убавит огонь и Гермиона варила его в своем Она не знала, что означал этот
если бы не была временно от надеясь, что он сможет это встречались. Но порой появился стол. распределит нарезанные воображении каждый вечер. сон, и старалась не думать о
них избавлена. почувствовать. Гермиона видела, как кто-то Ей захотелось ударить себя. В кусочки по дну котла, Меняла количество нем.
Теперь, когда вес всех этих Ей хотелось утопиться в смотрит на них из окна, когда каком извращенном мире позволяя смешиваться каплям составляющих и способ Гермиона полностью обошла
чувств вернулся к ней, ванной. они с Малфоем гуляли по женщина могла мечтать быть яда и частичкам мозга, пока приготовления. Обдумывала центральное крыло поместья.
девушке казалось, что он Когда она вернулась в окрестностям поместья. Ей не изнасилованной в привычной они не превратятся в вязкую последовательность Очевидно, портретам
раздавит ее в пыль. Она почти комнату, пол уже был чистым. хотелось проверять, были ли для неё манере? субстанцию цвета с синим добавления ингредиентов. запрещалось разговаривать с
ощущала, как что-то в ней Гермиона все еще неважно правдой угрозы Астории, В течение пяти дней Малфой оттенком. Спустя пять дней она решила, ней. Они буравили ее
ломается и распадается на себя чувствовала. Она стянула сказанные в самом начале ее приходил и уходил, не говоря Тем временем Гермиона что знает рецепт полностью. взглядом, но ни разу не
части. Растворяется в воздухе. с кровати одеяла и, пребывания здесь. ни слова. Точно так же, как займётся приготовлением На шестой день Гермиона произнесли ни слова. Девушка
Осталось лишь дикое накрывшись ими, прижалась В тот день она исследовала делал это в предыдущем дремоносных бобов. Она заставила себя выйти на улицу гуляла по лабиринту из живой
ощущение боли. щекой к оконному стеклу. большую часть центрального месяце. использует двадцать штук. в одиночестве, опасаясь, что изгороди, пока не
Ее спина и шея горели, в то Она еле передвигалась по крыла. Гермиона начала Каждый вечер Гермиона Раздавит их кинжалом, чтобы Малфой придет и потащит ее почувствовала, что смогла бы
время как остальное тело комнате весь день, и, думать, что Малфой сжимала руками края стола и из них выделился сок. насильно. пройти по нему с закрытыми
было мокрым и холодным, очевидно, Малфой использовал магию ее крови, представляла, что варит Чувствуя, как пульсирует ее Девушка решила, что глазами. Вся остальная
как лед. Кожа была липкой от догадывался об этом, потому чтобы держать большую часть успокоительное зелье. У нее большой палец от усилий. преодоление агорафобии территория снаружи поместья
пота. что так и не появился, чтобы комнат в поместье закрытыми было столько времени, чтобы Гермиона представила, как было для нее сейчас на так и оставалась для неё
Гермиона буквально вывести ее на прогулку. На от нее: слишком много дверей обдумывать детали, что она бобы раскалываются под первом месте. Любые другие недоступной.
скатилась с кровати, прежде следующий день он пришел и, оказались запертыми. Он даже представляла, как острием ножа. Добавив их ее планы относительно Открытые пространства все
чем её стошнило на пол. не говоря ни слова, проводил заключил ее в клетку, можно разложить его на сок, она помешает зелье Малфоя могли подождать, еще пугали Гермиону. Она
Свернувшись калачиком, она ее на веранду, игнорируя возведенную из ее составляющие в обратной двенадцать раз по часовой пока она не будет способна жалась к стенам, когда
дрожала от холода. Весь ее полный ненависти взгляд собственной крови. последовательности. стрелке с помощью выходить на улицу без страха. проходила по слишком
организм будто наполнился Гермионы. На следующий день она Гермиона старалась специальной указки из Но глубоко в душе Гермиона широким коридорам и едва
свинцом. Она мечтала чувствовала себя еще хуже. представить весь процесс серебра и восемь раз — понимала, что пытается могла ступить в бальный зал в
добраться до ванной. Ее тело Спустя три дня зелье не настолько реальным, против, палочкой из ясеня. обмануть себя и попросту центральном крыле.
было слишком горячим и Она заметила, что зелье появилось на ее тумбочке. насколько было возможно. Затем зелье нужно будет избегает Малфоя. Она не Целительница Страуд снова
холодным одновременно. каким-то образом помогло ей Гермиона догадывалась о Возрождала в памяти запахи и доварить на маленьком огне в могла представить, как появилась в поместье спустя
Гермиону мучила жажда. Она привыкнуть к окрестностям причине и едва смогла ощущения. Была дотошной к течение семидесяти трех заставить его убить ее, если у десять дней, чтобы проверить
отчаянно нуждалась в воде. поместья. Ей удалось заставить себя поесть. Какое- каждой мелочи. Слишком часов. Такой долгий процесс нее не получалось и слова состояние Гермионы. Никакой
И отчаянно жаждала объятий. спуститься по ступенькам то время она беспокойно одержимой к деталям. приготовления требуется, вымолвить без его беременности. Девушка
Новая волна одиночества веранды и не поддаться расхаживала по комнате, а Она была где-то очень-очень чтобы нейтрализовать разрешения. Что касалось его регулярно занималась
нахлынула на нее так панике. Гермиона с трудом потом зашла в комнату далеко от движений и усыпляющий эффект сока идеи с соблазнением, то это тренировками в своей
внезапно, что она дышала, ее бросало в дрожь, дальше по коридору и долго толчков. От врезавшегося ей в дремоносных бобов. После даже звучало до абсурдности комнате, чтобы как-то
разрыдалась. но в этот раз страх не сидела под струями душа, бедра острого края стола. От этого зелье станет бледно- нелепо. совладать с раздражением.
Чувствуя себя слабой и накрывал ее с головой. пытаясь унять дрожь в теле. скользящих движений внутри зелёным. На семьдесят На следующее утро Малфой Страуд была приятно
больной, девушка снова Труднее всего было пройти по Домовой эльф появился в ее себя. Гермиона не позволяла четвертом часу Гермиона появился на пороге ее удивлена улучшением ее
ощущала себя ребенком, гравийной дорожке к комнате после обеда, чтобы сознанию зациклиться на добавит щупальца спальни, пригвоздил ее тело к физического состояния.
безысходно нуждающимся в лабиринту из живой изгороди. забрать посуду. этом. растопырника, экстракт постели и вторгся в На следующий день, когда
заботе, ждущим, когда мама Но, как только она оказалась — Тебе нужно подготовиться к Ее здесь не было. морского лука, листья воспоминания. Он едва ли Гермиона, все еще дрожа от
прижмет ладонь к горячему среди зарослей тиса и могла сегодняшнему вечеру, — Она была занята валерианы и измельченную сказал ей хоть слово. Когда с холода, вернулась с прогулки,
лбу. Просто чтобы касаться руками листьев, сказал он, прежде чем приготовлением зелья. скорлупу яиц огневицы. Она легилименцией было в ее комнате стоял Малфой в
почувствовать облегчение. сфокусировав внимание на трансгрессировать. Встав на маленький стул- доведет эту смесь до кипения, покончено, он просто полном облачении
Гермиона даже не могла петляющих тропинках, ей Гермиона сидела в кресле, стремянку, девушка снимет с а потом использует развернулся и вышел из Пожирателя Смерти.
воскресить в памяти мамино стало намного легче дышать. оцепенев. Она это знала. Но полки оловянный котел. охлаждающие чары, остудив комнаты. — Уже принарядилась для
лицо, но все равно скучала по Когда Гермиона вернулась на подтверждение ее мыслям Отточенным взмахом палочки почти до замерзания. Зелье Спустя два дня Гермионе сегодняшнего свидания,
ней. Она помнила, как лежала веранду, Малфоя уже не все равно заставило ее разожжет огонь. Подождав приобретёт темно-синий приснился сон, в котором Грязнокровка?
в кровати во время болезни, и было. Очевидно, он был рад, чувствовать себя еще хуже. минуту, пока котел оттенок и водянистую Аластор Грюм стоял напротив Гермиона уставилась на него,
прохладные пальцы что избавился от Пока у нее был месяц между разогреется до средней консистенцию. На нее в крохотной подсобке. Его анализируя его одежду. Лицо
скользили по ее лицу, необходимости этими встречами, страх смог температуры, добавит в него поверхность снадобья глаз, как всегда, Малфоя ничего не выражало,
смахивая непослушные присматривать за ней или немного притупиться. Теперь несколько капель яда Гермиона капнет сироп подозрительно выискивал когда он подошел ближе.
локоны, и поглаживали щеку. прогуливаться вместе. же ей казалось, что все ее муховертки. И будет держать чемерицы. Одна капля и что-то. Гермиона не могла — Забыла? — спросил он,
Когда тошнота немного Порция зелья снова появилась органы связали в настолько колбу в правой руке, слегка десять медленных различить ни слова из их взгляд его серых глаз полыхал.
отступила, Гермиона с трудом на ее тумбочке на следующее тугой узел, что вскоре что-то наклонив. Ее нос почти ощутит помешиваний по часовой разговора, словно они — Прошло два месяца. Ты не
дотащилась до ванной утро. Гермиона провела внутри нее разорвется на резкий запах ингредиентов. стрелке, позже — против находились под толщей воды. беременна. Темный Лорд
комнаты. Выпив несколько несколько часов, решая, куски. Грудь сдавило от ужаса, Часть яда начнёт испаряться часовой. Ее рука бы немного Грюм настойчиво жаждет снова увидеть тебя.
стаканов воды, она набрала выпить ли его снова. Она и Гермиона с трудом уже после минуты устала к тому моменту. Всего всматривался в ее лицо, Он схватил Гермиону за руку
теплую ванну. чувствовала тошноту при заставляла себя делать нахождения в разогретом тридцать капель сиропа, пока словно ожидая реакции. и, прежде чем она смогла
Казалось, что девушка одной мысли о том, что может судорожные вздохи. олове. Гермиона соберёт зелье не станет вязким и не Гермиона помнила, что была отступить, трансгрессировал.
переживала простуду ждать ее на следующий день Она приняла ванну. выделившийся пар со стенок начнёт прилипать к ясеневой настроена скептически, но ========== 12. ==========
одновременно с жутким после приема снадобья. В Вернувшись в спальню, котла в склянку, чтобы потом палочке для помешивания. решительно. Аластор сказал Комментарий к 12.
похмельем. Возможно, так конце концов, стиснув зубы, девушка то и дело бросала использовать его как местное Затем указкой из серебра она что-то еще, а она в ответ Наш перевод получил
себя чувствовали люди при девушка решила проглотить взгляд на середину комнаты. обезболивающее. Достав из размешает зелье еще три покачала головой. Он резко первую награду, и мы
ломке. Насколько она его. Гермиону приводила в ужас банки часть мозга ленивца, раза, оставит на пять минут на кивнул и развернулся к бесконечно рады и
помнила, у нее никогда не Она кралась по коридорам одна мысль о том, что Малфой она будет резать его длинным медленном огне, а позже, выходу с непроницаемым продолжаем стараться для
было наркотической замка, словно призрак, может захотеть разнообразить ножом так тонко, что кусочки сняв, даст ему остыть до лицом. Когда Грюм обернулся, вас! Спасибо!
зависимости. исследуя главное крыло. их встречи. будут просвечивать. Мозг под комнатной температуры без в его здоровом глазу читалось
В зале, где обитал Волдеморт, зажмурилась, но он все равно — Признак того, что у нее есть подняла дрожащие руки, за руку и потащив по меня станет еще одним твоим — Грязнокровка желает чего-
ощущалась духота и сырость, проник в ее сознание. Его представление о том, что чтобы вытереть слезы, коридору к точке аппарации. подарком самому себе. нибудь еще?
как в клетке рептилии. Это разум внутри ощущался как реально, — протянул Малфой. застывшие на щеках. Мозг Гермионы все еще Он пристально посмотрел на Рот Гермионы дернулся. Она
определенно было раскаленное железо. Он Волдеморт толкнул Гермиону Гермиона все еще едва могла переживал последствия нее. чуть не попросила называть ее
подземелье. Стены, которые сжигал ее изнутри, причиняя носком ботинка. Девушка видеть сквозь ослепляющую легилименции. Когда Малфой — И тебе не пришло в голову Гермионой. Никто не называл
Гермиона пыталась разглядеть дикую боль. Девушка кричала, продолжала дрожать, зрение боль в голове. аппарировал обратно в ее просто спросить эльфов? — ее Гермионой с тех пор, как...
в темноте, были каменными. пока ее легкие и горло не периодически исчезало, когда — Выпей это, — приказал он, комнату, ощущение спросил Малфой через Было трудно вспомнить.
Никаких окон. выдохлись. она пыталась сунув ей в руку пузырек с сдавливания на голове мгновение. Но она не была уверена, что
Глубоко под землей. Гермиона не осознавала, сосредоточиться. Все болеутоляющим зельем. — заставило ее вскрикнуть и Гермиона уставилась на него, хочет знать, были ли у слуг
Воздух был спертым. насколько шок после происходящее было как в Иначе ты потеряешь сознание, упасть, как только она почувствовав, как конкретные инструкции о том,
Несвежим. Полностью заключения в камере тумане. когда я трансгрессирую, и это переместилась. Ее вырвало. непрошеные слезы унижения чтобы называть ее именно так.
сгнившим от постоянного притуплял агонию от его — Она очень умна. Я верю, что значительно увеличит время Он стоял неподвижно, глядя подступают к уголкам ее глаз. Наверное, были. Намного
присутствия темной магии. вторжения. Она не помнила, ты держишь ее под твоего восстановления. на нее сверху вниз и прогоняя Ее рот скривился, пока она проще даже не поднимать эту
Гермиона покрылась чтобы было так больно. Или, контролем, Верховный Она проглотила его, заклинанием беспорядок с боролась с собой, чтобы не тему.
холодным потом. Малфой возможно, Волдеморт мстил Правитель. совершенно уверенная, что он пола, пока Гермиона пыталась зарычать или не заплакать. — Больше ничего не нужно, —
продолжал тащить ее вперед, ей из-за отсутствия — Конечно, Повелитель. Вы не собирается ее отравить. бороться с бесконечными — Я не могу говорить, пока сказала Гермиона, глядя в
пока она пыталась вырваться. беременности. же знаете, я преуспею во — С тобой такое когда-нибудь приступами тошноты. меня не спросят, — сухо окно.
Девушка делала это С нее будто сдирали кожу. всем, что вы мне поручите. случалось? — Гермиона — Отправляйся в постель. У ответила она. Эльфийка исчезла.
неосознанно. Каждая Она не знала, как долго это — Действительно, — сказал поймала себя на том, что тебя есть два дня, чтобы Малфой замер и молчал на Когда девушка, дрожа,
клеточка тела кричала ей продолжалось. Вечно. Волдеморт. — Прошло много спрашивает, когда боль в ее прийти в себя, прежде чем я удивление долго. На его лице вернулась с прогулки, на стене
поскорее отсюда убраться. Гермиона чувствовала, что времени с тех пор, как ты по- голове начала ослабевать. Его ожидаю, что ты снова будешь промелькнуло непонятное появился календарь, а на
Рука Малфоя сжимала ее должна была умереть настоящему меня лицо медленно плыло у неё ходить, — сказал он, прежде выражение, прежде чем он кровати лежал экземпляр
мертвой хваткой. Гермиона не несколько раз в процессе. разочаровывал. перед глазами. чем уйти. моргнул и слабо рассмеялся. «Ежедневного пророка».
могла освободиться. Казалось, Волдеморт попытался — Я дал вам клятву, Малфой на мгновение Она бы впилась в него — А я-то думал, это была 25 декабря. Увидев число на
он почти не замечал, как она прорваться сквозь магию Повелитель. задержал на ней взгляд. гневным взглядом, если бы какая-то демонстрация твоей стене, Гермиона застыла на
извивалась в его руках. вокруг ее заблокированных — Ты знаешь, что она опасна, — И не раз, — ответил он. — могла прервать навязчивые программы по защите эльфов, несколько минут.
— Повелитель, — сказал воспоминаний, но когда он — сказал Волдеморт, и Мое обучение было жестким. спазмы своего организма. — сказал он с ухмылкой. Его Номер газеты подтверждал
Малфой почтительным тоном, наконец сдался, то принялся Гермиона почувствовала, как Гермиона кивнула. Когда ее тело окончательно взгляд все еще выглядел дату. Девушка боялась
поклонившись. — Я доставил терзать ее недавними магия внезапно поднимает ее — Это случилось после пятого убедилось, что в желудке не слегка замороженным. — Я протянуть руку и дотронуться
Грязнокровку. Как вы и событиями. Ее прибытие в с пола. Девушка висела, пока курса? — спросила она, глядя осталось абсолютно ничего, пришлю эльфа позже, чтобы до неё, почти ожидая, что
просили. поместье Малфоев, первый он смотрел на нее, и его лицо на него снизу вверх. Боль, Гермиона забралась в постель проверить, сможешь ли ты бумага обожжет ее.
Его слова были прерваны раз, когда Малфой искажалось от отвращения. — казалось, немного утихала, и обхватила голову руками. говорить, если он начнёт Она нерешительно коснулась
прерывистым дыханием изнасиловал ее в своей Она выжидает время, чтобы когда девушка Она не была уверена, когда разговор. газеты кончиком пальца.
Гермионы, пока та пыталась комнате. Затем ее второй раз, найти слабое место и сосредоточилась на вопросе. прошло два дня. Девушка Малфой развернулся и вышел, Ничего не случилось.
подавить панику. третий, четвертый, пятый и воспользоваться этим. — Да, — отрывисто произнес спала как убитая и не могла с не сказав больше ни слова. Гермиона села и прочитала
Сокрушительная сила шестой. Он заставил ее заново — Вы надежно ее заточили. И он. точностью ответить, сколько Когда Гермиона закончила номер от начала до конца.
внезапно ударила по ней и пережить все десять случаев, знаете, что я не подведу вас, — Твоя тетя? именно часов или дней ковыряться в тарелке, в ее Смакуя каждое предложение.
заставила распластаться на как будто ему было — уважительно сказал — Хм-м, — он протянул в прошло, когда она наконец комнате появилась домовая Чтение.
влажном каменном полу. любопытно наблюдать, как Малфой. подтверждение, его глаза проснулась без мигрени. эльфийка, чтобы забрать Она забыла, каково это. В
Девушка едва могла дышать Малфой это делал. Ее — Я хочу, чтобы она сузились. Они оба пристально Пока Гермиона возилась с посуду. последний раз, когда девушка
под давлением и боролась с панические атаки. Ее забеременела, — сказал смотрели друг на друга. завтраком, вошел Малфой. — Хозяин хочет знать, не читала «Ежедневный пророк»,
ним, чтобы продолжать разговоры с Малфоем. Ее Волдеморт с сильным Малфой был единственным, Девушка угрюмо взглянула на нужно ли тебе ещё чего-то, — это было слишком поспешно.
втягивать воздух, когда ее недолгое взаимодействие с шипением. Затем, будто это что она могла видеть. него с кровати. сказала та, избегая взгляда Гермиона медленно
челюсть была прижата к Асторией. Ее вопросы, было запоздалой мыслью, он — Не единственное, чему ты — С наступающими девушки. прочитала газету ещё один
твердому полу. Звон гремел у подозрения и планы. Он добавил: — Меня беспокоит, научился тем летом, — праздниками, Грязнокровка, — Календарь с указанием раз. А потом еще раз. И еще
нее в ушах. бесконечно изучал их с что у рода Малфоев нет заметила Гермиона. Его глаза — протянул он. даты, если это возможно. И... раз. Каждое слово.
— О да, — ласково прошипел чрезмерной жестокостью и наследника. постепенно расширялись. Она посмотрела на него с книгу, любую. В основном там был мусор.
Волдеморт, — Страуд любопытством. — Конечно, Повелитель, мы с — Тебе нужно признание? легким удивлением. Эльфийка выглядела Тонко завуалированная
упоминала, что она еще не Волдеморт уничтожал ее Асторией тщательно следуем Мне рассказать тебе обо всем, — В качестве рождественского смущенной. пропаганда. Политические
вынашивает ребенка. разум, пока девушка не всем инструкциям что я сделал? — спросил он, подарка самому себе я решил — Я могу принести календарь. новости были почти
Гермиона в панике закатила обмякла. Ее мышцы были целительницы Страуд, — осторожно растягивая слова. прекратить еженедельный Но хозяйка сказала, что неразборчивы в
глаза, перед тем как слишком изношены, не в ответил Малфой. Он придвинулся ближе, чтобы ритуал замены всех твоих Грязнокровка не должна интерпретации авторов
посмотреть вперёд. состоянии даже дрожать. — Очень хорошо, — сказал возвышаться над ней. туфель. Их доставят завтра. пачкать книги Малфоев и «Пророка». Гермиона никогда
Волдеморт полулежал на Наконец он отстранился, и Волдеморт, снова потирая Гермиона заставила себя не Пожалуйста, не воспринимай заколдовала их, чтобы они не находила квиддич
большом каменном троне, руки, сжимавшие Гермиону, уголок рта. — Можешь съеживаться перед его как знак моей привязанности, жгли твою грязную кровь. интересным, но жадно читала
лениво глядя на нее сверху позволили ей упасть на забирать ее обратно в взглядом. Она посмотрела — сказал Малфой и на Гермиона отвела взгляд, и ее описания игр, так как они,
вниз. землю. поместье. ему прямо в глаза. Вопрос сам мгновение усмехнулся. Затем грудь сжалась. Она прикусила казалось, были единственной
Он махнул рукой, на которой — Ты знал Грязнокровку еще в Малфой поклонился и схватил сорвался с губ, девушка его лицо похолодело, когда он губу, чтобы та не дрожала. точной информацией.
тускло поблескивала чешуя. школе, — услышала она слова Гермиону за руку, которая почему-то почувствовала, что подошел ближе. Конечно, Малфой или Астория Страницы светской хроники
— Ближе, — приказал Волдеморта через минуту. висела вдоль туловища. ей жизненно необходимо — Прошло уже три дня, а ты сделают что-нибудь злобное, все время писали об Астории.
Волдеморт. — Так и есть, Повелитель, — Магия, удерживающая ее, задать его. не выходила из своей например, специально Ее имя фигурировало в
Тяжесть, придавившая сказал Малфой с легкой исчезла, и девушка упала на — А ты хочешь? — сказала комнаты. Надеюсь, ты не запретят ей читать. каждой светской колонке.
Гермиону к полу, отпустила насмешкой. — Одна из него. Он поморщился от она. хочешь доставить мне — Тогда больше ничего не Гермиона читала
ее, когда двое слуг подняли и любимчиков Поттера. явного отвращения и потащил Малфой уставился на нее, неудобства. нужно, — тихо сказала она. внимательно. Она все ещё
потащили девушку вверх по — Она отчаянно мечтает о ее прочь из зала, подальше от словно обдумывая что-то. Гермиона чувствовала себя — Ты могла бы взять искала какие-нибудь
ступеням помоста, заставив твоей смерти. Даже больше, затхлого и гнетущего Затем его взгляд стал слишком плохо, чтобы бояться «Ежедневный пророк», если закономерности. Или скрытые
встать на колени у ног чем о моей, — в голосе подземелья. суровым, и он отступил назад. Малфоя. хочешь, — предложила пароли. На всякий случай.
Волдеморта. Волдеморта звучали нотки Когда они прошли половину — Зачем мне говорить с тобой — Я не в состоянии понять, эльфийка. На следующее утро Гермиона
Он не опустился к ней. Лишь веселья. коридора, Малфой толкнул ее о чем-то, Грязнокровка? — какой сегодня день, — сказала — Это... было бы неплохо, — нашла в шкафу среди своих
слегка повернул голову и к стене, отпуская. Она холодно сказал он, схватив ее она ровным голосом. — сказала Гермиона, не желая туфель пару сапог. «Подарок»
потер уголок рта. Гермиона наполовину сползла вниз и Возможно, календарь для обнадеживать себя. Малфоя. Каждые несколько
дней она надевала новую бы надеяться использовать их Возможно, ей удастся — Я знаю, ты нарочно безопасности. Что она смогла лица становилось все более Гермиона несколько минут
пару хлипких туфель, при для побега. Но, глядя себе под повеситься снаружи. Придётся пытаешься спровоцировать защитить их до начала войны. торжествующим. смотрела на закрывшуюся за
ходьбе по снегу несколько раз ноги, девушка не чувствовала повнимательнее меня. Слияние конфуцианства Гермиона надеялась, что они Внезапно раздался резкий ними дверь.
чуть не обморозив пальцы ни малейшего проблеска присмотреться к деревьям в и японской мифологии — это никогда не узнают, что с ней треск, и рядом с ней из Монтегю.
ног. оптимизма. поместье... она отбросила оскорбление перед всеми стало. воздуха возник Малфой. Грэхэм Монтегю?
Новые сапоги были из Хотя будет неплохо, если ее подобные планы, чтобы богами педагогики. Я не ========== 13. ========== Гермиона вздрогнула и Он состоял в отряде Амбридж.
драконьей кожи. Когда ноги перестанут болеть отложить их на потом. позволю тебе забивать голову Пять дней спустя Гермиона дёрнулась к нему — подальше И был капитаном
Гермиона их надела, они часами каждый день. Гермиона не думала больше о нашей дочери подобной сидела на полу у окна, от приближающегося слизеринской команды по
идеально ей подошли. Вещи, за которые Гермиона самоубийстве. Она не думала дезинформацией. складывая, по ее подсчетам, незнакомца. квиддичу. Фред и Джордж
Девушка могла сказать, что в ощущала благодарность, о причине, по которой ее — Может быть, я делаю это, двести тридцать шестого Напряженное, торжествующее засунули его в исчезающий
них были вплетены чары, поистине ужасали. голова все еще пульсировала, чтобы развить ее критическое бумажного журавля, когда выражение на лице молодого шкаф на пятом курсе.
чтобы держать ее ноги в Эльфийка снова появилась, и том ущербе, который мышление... Ладно, я дверь открылась, и в неё человека резко сменилось Гермиона едва помнила его.
идеальной температуре. Она чтобы забрать ее посуду и Волдеморт нанес ее разуму. искренне извиняюсь за то, как заглянул молодой человек. безразличием при виде Они никогда не пересекались
могла пройти в них сотню спросить, не хочет ли она Она не думала об этой боли. ужасно она теперь будет Его глаза скользнули по Малфоя. Остановившись, он в школе.
миль и не получить ни одной чего-нибудь. Или о том, что ее руки снова воспитана. Я возьму на себя комнате. Заметив Гермиону, выпрямился и снова оглядел Когда она успела узнать его
мозоли. — Мне позволено оставлять начали трястись. Или о том, всю ответственность, когда парень вошел и быстро комнату. настолько, что он ожидал ее
Гермиона в замешательстве газеты после того, как я их как Волдеморт заставил ее она будет изгнана из закрыл за собой дверь. — Заблудился, Монтегю? — реакции на его появление?
уставилась на них. Это было прочитаю? — осторожно снова пережить гражданского общества и Выражение его лица холодно спросил Малфой, Девушка отложила в сторону
слишком. спросила Гермиона. изнасилования. вынуждена будет скитаться по изменилось, когда он слегка встав перед листок бумаги, который она
Как и мантия, которую он ей Вопрос был явно не из тех, на Воспоминания, казалось, земле в качестве кочевника. В пристально посмотрел на нее. Гермионой. продолжала мять дрожащими
дал. которые эльфийка была травмировали ее даже будущем я обязательно буду Молодой человек, казалось, Монтегю пожал плечами. пальцами.
Возможно, Малфой даже не готова ответить. Она больше, чем сам момент, ссылаться на все проверенные торопился. — Просто проходил мимо, — Малфои устраивали в
знал, где купить обычную переминалась с ноги на ногу когда это произошло. Она не первоисточники, когда что-то Он был крепко сложен, с ответил он. — Мне стало поместье новогоднюю
обувь. Он просто и, казалось, размышляла. думала о том, что никогда не ей объясняю. темными волосами и любопытно, когда я увидел эту вечеринку. Она и понятия не
предположил, что все ботинки — Топси надо подумать. сможет сбежать. — Да, спасибо. Было бы угловатым лицом. На нем комнату. Здесь у тебя имела, если бы не появились
должны быть из кожи Обычно мы выкидываем их Девушка не думала ни о чем и чудесно. была строгая темно-синяя слишком много оберегов, Монтегю и Малфой.
дракона, с контролем после прочтения, — сказала рвала «Ежедневный пророк» — Проблема с женитьбой на парадная мантия. Лицо Малфой. Гермиона встала и в
температуры и чарами против эльфийка через несколько так настойчиво, как только ком-то, кто никогда не покрывала густая щетина. Взгляд Гермионы метнулся к нерешительности направилась
изнашиваемости. минут. — Зачем Грязнокровке позволяли ее судорожные надоедает тебе, заключается в Инстинктивная реакция стенам. Защитные чары? Она к двери. Она хотела увидеть
Излишнее внимание Малфоя они нужны? пальцы. том, что эта женщина даже не Гермионы при виде гостя никогда этого не замечала. людей своими глазами, но эта
вообще приводило в Гермиона пожала плечами. Вот и все. может оставить мужчину в была полнейшим ужасом. Было трудно обнаружить мысль сводила ее с ума от
замешательство. Девушка — Здесь нечем заняться. Будет Это было единственное, что ее покое, чтобы он смог научить Девушка застыла, словно определенные типы оберегов страха.
смотрела на ботинки еще неплохо иметь бумагу, занимало. дочь своему любимому окаменев, и уставилась на без палочки или магии. Если кто-нибудь узнает ее, то
несколько минут. которую я могла бы Сделав несколько идеальных занятию. Сейчас я наконец него. — Темный Лорд доверил ее сможет сделать с ней все, что
Она быстро отбросила эту использовать. Я предполагаю, квадратов, она принялась покажу тебе, как сделать Бежать было некуда. Она мне с конкретными захочет, если только Малфой
мысль. Если бы у Астории что мне откажут, если я складывать их. Гермиона оригами. Твоя мать не знает даже не могла закричать. инструкциями относительно не появится и не остановит
была комнатная собачка, та, попрошу клубок ниток или делала оригами в форме ничего о том, что я тебе Гермионе никогда не ее пребывания. Всегда это. Внезапное инстинктивное
несомненно, была бы пряжи. журавлей. расскажу. А я только что приходило в голову, что в полезно знать, когда кто-то облегчение, вызванное его
снабжена драгоценными Эльфийка кивнула, Девушка не могла точно прочитал статью астрофизика, один прекрасный день в ее вторгается на чужую появлением, выбивало ее из
камнями на ошейнике. подтверждая ее догадку. вспомнить, где научилась их который предлагает комнату может войти территорию, — ответил колеи гораздо сильнее, чем
Гермиона была просто хорошо — Топси должна содержать делать. Эта способность ровно использовать эту технику незнакомец. Малфой. Его тон был хотелось бы.
обутым и одетым домашним эту комнату в чистоте. Но складывать бумагу в оригами для хранения Подойдя ближе, он немного совершенно ледяным. Знакомый дьявол был лучше,
суррогатом, Грязнокровка может определенном порядке, больших мембран на помедлил, заметив Монтегю рассмеялся. чем дьявол, которого ты не
предназначенным для использовать бумагу, пока не который она не знала, спутниках. выражение ее лица. — Ей не разрешено знаешь.
траханья за столом несколько придет следующая газета, — возможно, осталась на уровне Гермиона складывала — Ты меня не помнишь, — принимать посетителей? Гермиона постояла у двери
дней в месяц. сказала эльфийка. мышечной памяти. оригами-журавлей, пока удивленно сказал тот. В этих — Нет, — сказал Малфой, несколько минут, прежде чем
Малфой, наверное, боялся, — Справедливо, — Отец? Это он ее научил? кончики пальцев не начали словах, казалось, был намек отходя от Гермионы, бросив нерешительно открыть ее. Она
что, если она получит согласилась Гермиона. Как Кто-то с ловкими и точными болеть. Затем она разложила на обиду. на нее самый небрежный прокралась по коридору и
обморожение, ему снова будто у неё было право пальцами. За кухонным их на полу так, чтобы они Гермиона в отчаянии взгляд. — Но если тебе было проскользнула в один из
придётся возиться с ней. выбора в этом вопросе. столом, сидя с ней рядом. стояли, расправив крылья. смотрела на него, пытаясь так любопытно, мог бы заброшенных коридоров для
И учитывая, что Гермиона Девушка прочитала дневную — Если сложишь тысячу Газета не была идеальным угадать, кто он такой. Он спросить у меня. Уже почти слуг, направляясь к главному
якобы собиралась родить газету двенадцать раз, прежде журавликов за год, то твоё материалом для оригами, но казался ей смутно знакомым. полночь. Вероятно, нам стоит крылу дома.
троих детей до того, как чем разорвать ее на желание исполнится, — это приятно — заниматься Может быть, со школы? Кто- вернуться на вечеринку. Постепенно до ее ушей стали
покинет поместье, она аккуратные квадратики. произнес мужской голос. хоть чем-то. У Гермионы так то, кого она отдалённо знала. Уверен, что Астория уже ищет долетать звуки струнного
предположительно должна Предыдущую ночь она — Нет, ты получишь удачу и давно не было никаких дел. Парень продолжал осторожно нас. квартета, сопровождаемые
была прожить тут не менее провела, перебирая список счастье, — раздался женский Жаль, что японская мифология приближаться. Он был уже на Малфой пересек комнату, гулом разговоров. Девушка
четырех лет. Возможно, даже вещей, которые, по ее голос из соседней комнаты. не была настоящей магией. полпути к ней, и руки ожидая, что Монтегю остановилась и прислушалась.
около пяти или шести. мнению, могли ей позволить — Это одно и то же. Она бы сложила сто тысяч Гермионы начали судорожно последует за ним. Тот, Музыка.
Принимая во внимание, иметь. Гермиона — Не совсем. Желание журавлей, если бы это сжиматься, пока девушка казалось, намеренно не Гермиона уже много лет не
насколько спартанской предполагала, что у нее не предполагает, что человек принесло ей немного удачи. пыталась придумать, что спешил. слышала музыки.
казалась обстановка поместья, может быть вязальных спиц. знает, что для него лучше. Девушка собрала фигурки и делать. Если она захочет Монтегю неторопливо провел Она прислонилась к стене,
Малфой, по-видимому, Запрет пряжи оставался Удача и счастье оставляет его расправила их все, оставив в убежать, ей придется взглядом по комнате, а затем чтобы впитать это ощущение.
придерживался строгой загадкой, хотя, возможно, на волю судьбы, чтобы аккуратной кучке эльфу для двигаться быстрее, иначе снова посмотрел на Гермиону. Закрыв глаза и дыша в такт
философии приобрести что-то Малфой волновался, что она привести позже в нужное уборки. незнакомец просто прикажет Напряженность вернулась в струнам.
«раз и навсегда». Тот факт, что сможет удушить себя или место. Я бы предпочла, чтобы Интересно, какими были ее ей остановиться. Возможно, его глаза, когда он смотрел на Она уже забыла, каково это —
ему пришлось купить ей повеситься... если сможет мне подарили удачу и счастье, родители? Какая у них была если она заткнет уши... но он нее сверху вниз, а Малфой слышать музыку.
двадцать пар обуви за два избавиться от пристального а не одно желание. работа? может успеть оглушить ее. стоял позади него. Через пятнадцать минут
месяца, вероятно, был наблюдения портрета... — Ладно, Конфуций. Буду Она надеялась, что ее Гермиона не сможет... Его взгляд. Было что-то, что он Гермиона опомнилась и
слишком оскорбительным. Версия, конечно, была полагаться на твоё неспособность вспомнить их Он был всего в нескольких пытался донести до нее. продолжила свой путь. Она
Если бы сапоги были даны сомнительной. компетентное понимание означала, что они где-то в футах от неё, и выражение его Затем он повернулся и приоткрыла дверь и заглянула
Гермионе раньше, она могла мистики. последовал за Малфоем. в темный коридор, чтобы
проверить, был ли там кто-то. Сам по себе поступок не был словно тени. Их головы были а выражение лица было шампанского с плавающего разобрать его слова и просто прежде чем войти в свою
Девушка уже собиралась удивительным, но опущены вниз, а плечи невинным, но в ней подноса. наблюдающей за ним, он комнату.
войти, когда услышала шорох неосторожность казалась покорно поникли. чувствовалась легкая Он залпом выпил его, как казался холодным и Он все еще стоял в коридоре,
ткани и женский смех. чрезмерной. Изменять мужу в Некоторые из волшебников, растерянность, которая будто это была жидкость для скучающим. когда она закрыла дверь.
Гермиона резко отступила коридоре, заполненном которых они сопровождали, казалась Гермионе полоскания рта. Было почти четыре часа утра, На обложке утренней газеты
назад, увидев, как Астория портретами его семьи. Даже были Пожирателями Смерти. очевидной. Ее губная помада Гермиона откинулась назад и когда разошлись последние была фотография Малфоя и
выскочила из-за угла, если это был фиктивный брак, Гермиона узнала Амикуса была слегка размазана. Не прижала руки к груди, желая, гости. Астории. Там был запечатлен
схватившись за чье-то такая откровенность казалась Кэрроу, Мальсибера и Эйвери. слишком явно, но достаточно, чтобы сердце перестало так Гермиона осторожно момент, когда Малфой
запястье. Мужское запястье, крайне грубой. Остальные волшебники были чтобы заметить, что форма ее бешено колотиться. возвращалась в свою комнату. потянулся вперед и провел
явно не принадлежащее Гермиона проскользнула в моложе. Она подумала, что рта была небрежно очерчена. Вечеринка продолжалась Она не хотела снова большим пальцем по губам
Малфою. балконную ложу, опустилась один из них — Адриан Пьюси, Выражение ее лица было несколько часов. Гермиона столкнуться с Асторией или с Астории, прежде чем
Гермиона не могла ясно на колени и взглянула сквозь а другой — Маркус Флинт. самодовольным. внимательно наблюдала за какими-нибудь отставшими наклонился, чтобы поцеловать
видеть в темноте, но перила вниз. Бальный зал был Гермиона поняла, что Гермиона наблюдала, как социальными гостями. Добравшись до ее, а позади них взорвались
телосложение мужчины было заполнен людьми, одетыми в суррогаты использовались как Астория подошла к Малфою. взаимодействиями. Ища коридора, ведущего в ее фейерверки и ленты.
неправильным. Шире и ниже. свои самые роскошные символы статуса. Ее нахальство сменилось признаки напряженности и комнату, девушка выглянула Это выглядело мило,
Недостаточно бледным. Ее наряды. Комната была Демонстрация важности выражением нежности, когда альянсов. Пытаясь определить из-за угла и обнаружила там романтично и интимно.
спутник не был блондином. великолепна в своем родословной их владельцев. она подошла ближе, но в социальный порядок, который Малфоя. На следующей странице была
Астория прислонилась спиной убранстве. Сверкающая. Грудь Гермионы сжалась, а глазах ведьмы мелькнуло что- существовал, чтобы понять, Он оглянулся и сразу же фотография Верховного
к стене, и мужчина Люстры украсили лицо исказилось, когда она то еще. что было упущено увидел ее. Правителя, убившего
приблизился к ней, пока образ волшебными гирляндами, а в наблюдала за этим вживую. Малфой внимательно «Ежедневным Пророком». — Повеселилась? — спросил несколько человек во
ведьмы не скрылся из поля центре комнаты соорудили Женщины не подходили друг посмотрел на неё, его взгляд Она заметила, что Грэхэм он. Франции. Одна девушка
зрения девушки. Глаза башню из фужеров к другу близко. По-видимому, даже не дрогнул. Гермиона не Монтегю смешался с толпой, и Гермиона колебалась показалась ей смутно
Гермионы расширились, когда шампанского высотой не им было приказано не могла хорошо разглядеть некоторое время наблюдала несколько секунд, прежде чем знакомой. Гермиона
хихиканье сменилось менее шести футов — перемещаться без команды лицо Астории. за ним, пытаясь понять, нет ли завернуть за угол и, пожав подумала, что она могла
хриплыми вздохами. шампанское стекало вниз по залу. Но, когда они — Десять! Девять! Восемь! в нем чего-нибудь знакомого. плечами, направилась к нему. посетить Хогвартс во время
Она изменяла мужу... хотя это бесконечным волшебным проходили мимо друг друга, Семь! — зал начал Он казался ей совершенно — Было интереснее Турнира Трех Волшебников.
не было удивительно... фонтаном. Гермиона видела, как их руки скандировать обратный отсчет чужим. наблюдать вживую, чем Гермиона не знала, что
Гермиона просто не ожидала, Эта вечеринка на мгновение соприкасались. до Нового года. Малфою невозможно было постоянно читать о подобном Малфой уезжал из страны в
что станет невольной предназначалась для светской Чтобы передать сообщение Когда цифры закончились, смешаться. Он стоял и в газете, — ответила она. начале недели.
свидетельницей этого хроники. Несколько или просто для утешения — Малфой протянул руку вперед позволял другим людям Малфой фыркнул. Девушка сложила фотографию
события. фотографов делали снимки девушка не могла точно безо всякого выражения на разговаривать с собой. Для — Слова, которые я никогда Малфоя и Астории в оригами,
Внезапно в темноте для утренней газеты. рассмотреть из-за расстояния. лице и провел большим Гермионы становилось все не ожидал услышать от тебя, позабавившись тем, что
мелькнули две стройные Гермиона увидела Пия Гермиона думала, что всех пальцем по губам Астории. более очевидным, кто из — сказал он. Затем он заставила их отскочить, а
молочно-белые ноги, и в Толстоватого и еще суррогатных матерей держат На нулевой отметке он людей знал, что он — уставился на нее, затем врезаться друг в друга.
момент, когда они обернулись нескольких важных персон из взаперти в поместьях, как и ее наклонился и прижался Верховный Правитель, а кто прищурившись. — Почему Она разорвала фотографию
вокруг бедер мужчины, звуки Министерства. Там были саму. Очевидно, это было губами к губам Астории. Зал нет. В том, как юные Монтегю интересуется тобой? Верховного Правителя на
вздохов сменились десятки Пожирателей Смерти, ошибочное предположение. взорвался волшебным Пожиратели Смерти — осведомился он, выгнув мелкие полоски и переплела
страстными стонами. которых она узнала. Исключением была только фейерверком, криками и приближались к нему, было бровь. их между собой.
Гермиона почувствовала себя Бледная вспышка волос Гермиона. Последний член звоном посуды, когда люди что-то вроде почтения и Гермиона взглянула на него. «В другой жизни, — подумала
странно очарованной, пока привлекла внимание Ордена. С потерянными произносили тосты. деликатности. Пожиратели Она удивилась, что он она, — возможно, я могла бы
ужасная мысль не пришла ей в Гермионы, и девушка воспоминаниями. Губы Малфоя оставались Смерти постарше, такие, как спрашивает. Девушка поняла, создавать сложные
голову... заметила, что Малфой был Наручниками, связанными прижатыми к губам Астории, Мальсибер, Нотт-Старший и что у Малфоя есть график для решётчатые украшения для
Малфой найдет это в ее занят разговором с Долорес кровной магией. В но, целуя жену, он поднял Яксли, относились к нему со изучения ее воспоминаний. пирога».
памяти. Амбридж. Надзирательница собственности у Верховного взгляд, смотря поверх ее смесью уважения и Примерно каждые десять Затем Гермиона встала и
Она резко отступила назад и нарядилась в темно-розовую Правителя. Под личным головы. Его холодные серые негодования. дней. Он пропустил приступила к упражнениям.
бесшумно побежала вверх по парадную мантию с глубоким контролем самого глаза остановились на лице В то время как другие последний сеанс и оставил его Девушка становилась до
лестнице. Девушка знала ещё вырезом и кулоном, Волдеморта. Гермионы. присутствующие, возможно, Волдеморту. Если бы Малфой смешного подтянутой, что
один маршрут в сторону внушительно выделяющимся Возможно, другим девушкам Она забыла, как дышать. не осознавали, почему захотел правдивую было удовлетворительным,
бального зала. на груди. даже разрешалось выходить Гермиона смотрела на него в Малфой был так тщательно информацию, то мог бы хотя, в основном,
Гермиона довольно хорошо Амбридж улыбалась и трогала за пределы поместья в ответ. Не в силах отвести окружён Пожирателями просто подождать. бессмысленным чувством. На
ориентировалась в большей Малфоя за руку, в то время одиночку. На самом деле, взгляда. Смерти. Внимание заражало — Не представляю, — самом деле не имело
части поместья. Если на ее как его взгляд оставался учитывая, что их можно было Ее желудок резко дернулся. других. Комната была ответила она. — Я едва знала значения, сколько ударов она
пути были стены в качестве каменным. Его глаза отследить, не было никаких Сердце начало колотиться, ориентирована вокруг его в школе. сможет нанести, если не
опоры, она могла пройти исподтишка скользили вниз причин, по которым они не пока она не услышала звон в Малфоя таким образом, что В глазах Малфоя расцвело может действительно ударить
почти куда угодно без по ее груди, в его взгляде могли этого сделать. ушах. Вздрогнув, девушка это начинало нервировать. любопытство. кулаком в лицо Малфоя. Не
приступов паники. читалась смесь любопытства и Возможно, Гермионе тоже почувствовала, что должна Малфой играл свою роль — Неужели? Как интригующе, было особого смысла в
На третьем этаже беспокойства. технически было позволено отодвинуться подальше, но доброжелательного хозяина. — сказал он задумчиво. — Ты выносливости, ведь у нее чуть
располагалась узкая Прежде чем Гермиона успела сделать это. Хотя почему-то оказалась в ловушке, словно Холодность и ощущение полна сюрпризов. не каждый раз случался
извилистая маленькая обдумать происходящее, ее она в этом сомневалась. Если холодное серебро его взгляда опасности его персоны были Гермиона закатила глаза. приступ паники, когда
лестница, которая вела к внимание привлекла алая ей было запрещено продолжало удерживать ее. неоспоримы, но он сменил их — Говоришь эту фразу каждой Гермиона убирала руку от
балконной ложе над бальным фигура. Она не поверила принимать гостей, то Малфой Он продолжал смотреть на на аристократическую девушке? — сказала она тисовой изгороди или
залом. Гермиона своим глазам. На вечеринке вряд ли позволит ей покинуть нее, пока Астория не прервала вежливость. Жесткое саркастически-сладким тоном. пыталась двигаться со
предположила, что вечеринка была суррогатная мать. поместье. поцелуй и не отвернулась. непреклонное выражение, Он пристально посмотрел на скоростью, которая не была
проходила именно в нем. Глаза Гермионы пробежались — Минута до полуночи! — Затем его глаза опустились, и которое он носил рядом с ней, нее и усмехнулся. опасно быстрой.
Она надеялась пойти куда- по комнате, и она поняла, что весело крикнула ведьма со фальшивая аристократическая отсутствовало. Он со — Отправляйся спать, Малфой появился ближе к
нибудь, где можно было бы их там было девять. звучным голосом, прервав улыбка искривила его губы, снисходительным видом Грязнокровка. вечеру, чтобы просмотреть ее
подслушать разговор, но в ее Девушка изумленно размышления Гермионы. — когда Малфой оглядел ухмылялся и занимался Несмотря на формулировку, воспоминания. Похоже, он не
план вмешалась интрижка уставилась на них. Она не Найдите вашу пару для комнату, хлопая без бесконечным потоком это не было похоже на нашел в них ничего особенно
Астории в коридоре. смогла никого узнать. Все новогоднего поцелуя! энтузиазма в течение светской беседы с каждым, команду. Гермиона еще интересного. Он даже не
Гермиона попыталась суррогаты были в шляпах и Астория вернулась в комнату. нескольких секунд, прежде кто приближался. Но мгновение смотрела на него, отреагировал, когда увидел
проанализировать увиденное. следовали за волшебниками, Ее мантия слегка развевалась, чем схватить бокал Гермионе, неспособной момент, где Астория трахалась
с кем-то в коридоре. стенах. Даже обои, казалось, бесцеремонно вторгался в станет мучить и пытать тебя несколько секунд, и Гермионе И Минерву. Поппи Помфри, — Может, теперь пообщаемся
Портреты, вероятно, уже были содраны. сознание Гермионы. проклятиями, если вдруг ваши ничего не оставалось, как женщину, которая стала все вместе? — спросила
сообщили ему об этом. В центре помещения не было Страуд, скорее всего, пути пересекутся. Но если бы я сверлить его взглядом в ответ. первым учителем Гермионы Астория елейным тоном.
Закончив с ее ничего, кроме большой объяснила Малфою, что ее делал ставки, то не уверен, — Пытаешься спровоцировать по целительству. Невилла — — Можешь присоединиться к
воспоминаниями, он встал. клетки. стабильное психическое что поставил бы на его меня или же переметнуть на первого друга, который совместной прогулке по
Гермиона пересилила Темная магия, пропитавшая состояние имело большое примерное поведение. Так что свою сторону, Грязнокровка? появился у нее в волшебном поместью, — протянул
головную боль и села, глядя комнату, казалось, больше значение. советую больше не соваться Слишком смело с твоей мире. Грюма. Малфой, и Астория слегка
на него. всего сосредоточивалась — И многих вы держите в сюда. Или хочешь еще раз стороны. Малфой убил всех, кто выжил побледнела. — Дверь одной
— Завтра я пришлю вокруг нее. клетках? — спросила оглядеться тут? Чтобы быть Гермиона изучала его лицо после войны. Стер с лица из комнат в Южном крыле
последний пузырек с зельем, Гермиона медленно вошла и Гермиона. точно уверенной, что не пару мгновений, прежде чем земли остатки Ордена оказалась открытой.
— сказал он. приблизилась к клетке. Малфой прожигал ее упустила ничего, идеально приподнять бровь в ответ. Феникса. — Скорее всего, домовые
Девушка кивнула. Малфой В этой комнате гибли люди. взглядом. Его лицо было подошедшего бы для моего — Ты и сам считаешь так же. Даже под действием зелья эльфы забыли закрыть ее, —
больше ничего не сказал и Медленно. В муках. слегка бледным, а глаза убийства? Иначе сейчас чувствовал бы Гермиона не могла сбежать от ответила девушка натянутым
развернулся, чтобы уйти. Мозг Гермионы потемнели от едва Сказав это, он жестом указал себя оскорбленным моими ненависти и злости, которые голосом.
В тот вечер Гермиона автоматически начал контролируемой злости. на дверь комнаты, и Гермиона словами. испытывала к нему. Ярость — Конечно, — сказал Малфой,
тщательно продумала план на составлять список темных Девушка чувствовала, как эта вышла. Она чувствовала его Малфой продолжал овладела ей не только на усмехаясь, — без сомнения,
следующий день. Если это ритуалов, которые ярость сгущается вокруг него. шаги позади себя и слышала, всматриваться в ее лицо, пока уровне чувств, она была это дело рук эльфов.
действительно была ее обеспечивали такое Гермионе пришло в голову, как Малфой плотно закрыл через несколько секунд на его словно частью самой девушки. — Я думала, ты занят сегодня,
последняя доза зелья, то было длительное присутствие что если она хочет, чтобы он дверь. Стоило только губах не заиграла слабая Малфой должен был — подметила Астория, резко
много вещей, которые она губительной магии. убил ее, то сейчас настал раздаться щелчку замка, как улыбка. заплатить за то, что сделал. меняя тему разговора. —
хотела попробовать, прежде Вероятно, эта магия даже идеальный момент. Малфой девушка ощутила пульсацию — Знаешь, ты почти Даже лишенная эмоций, она Когда я предложила тебе
чем эффект исчезнет. затронула родовую магию был окружен разрушающей магии, и что-то темное и напомнила мне сейчас знала это. заглянуть позже на
На следующее утро девушка поместья. темной магией. Девушка тяжелое испарилось из прежнюю гриффиндорку. Гермиона не могла понять, в благотворительный вечер, ты
не стала задерживаться, чтобы Подойдя ближе, Гермиона чувствовала, как эта ядовитая окружавшего их воздуха. — Я никогда не прекращала чем заключалась его выгода сказал, что будешь занят весь
прочесть газету. Она залпом обнаружила, что клетка была сила проникает сквозь ее Дверь была запечатана быть гриффиндоркой, — от всех этих смертей. Малфой день. Однако сейчас ты здесь
выпила зелье прежде, чем встроена в пол. Её в поры. Любой волшебник Охранными чарами. Гермиона ответила она. был богат, но было не похоже, и «прогуливаешься по
успела заколебаться или буквальном смысле может впасть в экстаз, колдуя осознала, что это была одна Его глаза засветились что он собирался что-то поместью».
испугаться его побочных невозможно было убрать, здесь. из бесчисленных комнат, вход непонятной эмоцией. делать со всеми этими Гермиона слегка отступила
эффектов. Затем Гермиона если только не разрушить Губы Малфоя сложились в в которые был ей запрещен. — Это правда. Полагаю, ты деньгами. Он обладал назад, все еще оставаясь
направилась к двери с фундамент поместья, но, жесткую линию, а челюсти Она задумалась, были ли всегда была ею. властью, но был вынужден между Малфоем и его женой.
холодной решимостью. вероятно, и этого могло напряглись. Так много эмоций остальные покои в поместье Этот момент тянулся держать свою личность в Астория казалась психически
Ее первым пунктом плана оказаться недостаточно. скрывалось за его притворной такими же насквозь бесконечно. Они продолжали тайне. У него не было каких-то нестабильной, и Гермиона не
было южное крыло поместья. Просто стоя рядом, она холодностью. Ярость пропитанными темной, смотреть друг на друга. очевидных увлечений, кроме хотела привлекать ее
Единственная часть дома, ощущала во рту привкус меди, пряталась под напускным неправильной магией. Гермиона сузила глаза, чтения и оттачивания внимание или, еще хуже,
которая до сих пор оставалась похожий на вкус крови. спокойствием. — Астория не говорила, что оценивающе глядя на мастерства убийства людей. навлечь на себя ее гнев. К
не исследованной. Гермиона Девушка внимательно Эта комната явно сильно есть места, куда мне нельзя Малфоя. Не похоже, что последнее сожалению, у девушки не
начала с самых верхних осмотрела клетку. влияла на него. Гермиона ходить. Я подумала, что могу Казалось невозможным, что приносило ему удовольствие. было возможности незаметно
этажей, постепенно спускаясь Та была на дюйм ниже ее. чувствовала, что ей стоит лишь гулять по всему поместью, — ему было всего двадцать Его жизнь казалась исчезнуть в разгар их
вниз. Вероятно, ровно пять футов в немного разозлить его, и он сказала Гермиона. четыре года. Никто в таком невероятно сухой и напряженного разговора.
Добравшись до первого этажа, высоту и около трех футов в взорвется. Она раздумывала, — Уверен, она будет в юном возрасте не должен аскетичной. Что же двигало Поэтому она замерла на
она почувствовала, как воздух ширину. Достаточно высокая, как именно его подтолкнуть. восторге, если для тебя все смотреть на мир глазами, в им? месте, внимательно наблюдая
изменился, став более густым чтобы держать там человека Вдруг Малфой усмехнулся. закончится плохо. Даже не глубине которых пряталась Гермиона собиралась за разворачивающейся
и холодным. Даже сквозь или нескольких. — Пленница здесь только ты, учитывая того, что одно твое подобная ледяная ярость. спросить Малфоя напрямую, сценой, стараясь оставаться
смягчающее действие зелья Гермионе стало интересно, Грязнокровка, — сказал он. существование здесь для нее Гермиона видела много лиц, но, поймав себя на этой незаметной. Во взаимных
девушка ощущала какое-то сколько людей в ней Его лицо вновь стало оскорбительно, твоя кончина на которые война наложила мысли, передумала. Ей нужно намеках Малфоя и его жены
воздействие. Волосы на побывало. непроницаемым, словно ему может подписать смертный свой отпечаток, но Малфой будет потихоньку выяснить сквозила обоюдная
затылке встали дыбом, а тело Какой-то шум испугал ее. Она удалось справиться с гневом, приговор и мне. Тогда Астория был особенным случаем. Он это. Сначала стоило неприязнь. Астория источала
покрылось холодным потом. обернулась и увидела, что — разве ты не заметила? станет состоятельной вдовой всегда безупречно держал поподробнее разобраться в едва прикрытую злость и
Темная магия. Малфой стоит в дверях и Гермиона в раздражении и сможет продолжать крутить себя в руках, и только в его его мотивах. почти скалилась, гневно
Воздух настолько сильно был смотрит на нее с поджала губы. Малфой свои интрижки на стороне глазах бушевал шторм, словно Малфой ухмыльнулся, увидев, смотря на мужа.
ею пропитан, что, казалось, раздражением, граничащим с осмотрел комнату еще более беззастенчиво, чем в них таилась глубина и мощь как она сдерживается от — Темный Лорд довольно
Гермиона могла яростью. напряженным взглядом, но, сейчас, — ответил Малфой океана. расспросов. отчетливо дал понять, что
почувствовать ее на вкус. — Конечно, у тебя не хватило повернувшись к ней, снова безразличным тоном. Скольких людей он убил? Тех, — Составляешь мой дела Грязнокровки стоят на
Девушка замерла на лестнице мозгов держаться подальше ухмыльнулся. Гермиона подняла на него кого знал, и тех, кто был ему психологический портрет? — первом месте, в сравнении со
на несколько минут, отсюда, — произнёс он — Эта часть замка взгляд. незнаком. И это, казалось, спросил он. всем остальным, — сказал
размышляя. твердым голосом, принадлежит моему отцу, — — И тебе все равно? вовсе его не беспокоило. Его Девушка изогнула губы в Малфой холодно.
Инстинкты настойчиво направляясь к Гермионе. добавил он. Он холодно посмотрел на лицо словно обошли стороной легкой усмешке. Астория ответила ему резким
кричали ей развернуться и ========== 14. ========== Гермиона стала судорожно Гермиону. все печали и заботы. Оно — Да. истеричным смешком.
уйти. Но они были Гермиона безразлично оглядываться по сторонам, — Мне было велено жениться было юным и безразличным. — Жду не дождусь, когда — Не знала, что наследники
нейтрализованы зельем. взглянула на Малфоя. Даже словно Люциус Малфой мог на Астории, поэтому я Но Гермиона смогла смогу его увидеть, — ответил так важны, — сказала она,
А вот её любопытство — нет. без воздействия зелья, ее появиться здесь в любую женился. Но никто не различить отголоски войны в он и повернулся, чтобы бросив взгляд на живот
Она спустилась на последние едва ли встревожило бы его секунду, взирая на нее своим приказывал мне его взгляде. Все смерти, продолжить путь. Гермионы.
несколько ступенек и появление. Девушка не безумным взглядом. Со интересоваться ею. случившиеся от его рук, и те, Гермиона хмыкнула и — Важно то, что имеет
двинулась туда, куда вели отводила глаз, наблюдая, как временем он стал таким же — Похоже, твои оковы не что он наблюдал со стороны, вперилась взглядом в его значение для Темного Лорда,
ощущения. Дверь была он приближается. Она знала, сумасшедшим, как и покойная легче моих, — колко словно призраки, отражались спину. — ответил Малфой со
приоткрыта. Гермиона что Малфою было запрещено Беллатриса. подметила девушка. в серой радужке. Послышался отрывистый стук скучающим лицом. Он даже
заглянула внутрь. Это была вредить ей, да и он сам не — Но, к твоему счастью, — Малфой резко остановился Джинни. Он убил Джинни. каблуков, затем из-за не смотрел на свою жену. С
большая гостиная. испытывал особого желания продолжил Малфой, — он за посреди коридора и Подвесил ее тело под поворота внезапно появилась запозданием девушка
Совершенно пустая. Ни одного причинять ей боль. Даже в те границей с тех пор, как медленно повернулся к ней, потолком и оставил гнить на Астория. Увидев Гермиону и заметила, что его взгляд был
предмета мебели. Никаких моменты, когда закончилась война. Я, вскидывая бровь. Он виду у всех ее друзей. Малфоя вместе, она направлен поверх головы
штор. Никаких портретов на конечно, надеюсь, что отец не всматривался в ее лицо прищурилась и поджала губы. Астории в зеркало на стене, в
котором отражались он сам и — Это зелье точно что-то — Ты был в моей голове имея точных планов, как ее помысел, а затем, круто отшатнулся от Гермионы. Он Гермиона покинула кладбище
Гермиона. — Если бы мне творит с тобой, — сказал он. прошлой ночью, — ответила использовать. повернув, нападает врасплох взмахнул своими дымчатыми и продолжила гулять по
приказали разводить Малфой смотрел на нее так она наконец. Малфой знал, что был связан и побеждает. Хитрость крыльями и просунул нос окрестностям. Казалось, они
флоббер-червей, я бы пристально, словно пытался — Я пытался уснуть, но ты приказами, которых не мог сражается, применяя сквозь решетчатый забор были бесконечными. И
занимался этим с такой же сохранить в памяти. думаешь слишком громко, — ослушаться. Женитьба на стратагемы умысла: никогда конюшни, издавая громкое абсолютно изолированными.
отдачей. Гермиона спокойно сказал Малфой вкрадчивым Астории, осквернение чести не совершает то, о чем ржание. Заснеженные холмы, на
Гермиона едва удержалась, встретилась с ним взглядом. тоном, смахивая семьи связью с возвещает; целится так, чтобы Гермиона мягко погладила которые, по всей видимости,
чтобы не фыркнуть. Ей бы хотелось быть такой же несуществующие пылинки с грязнокровкой, постоянный сбить с толку; для отвода глаз морду животного и не ступало ни одно живое
— Не заметила, чтобы кто-то невозмутимой, не чувствуя поверхности своей мантии и контроль и наблюдение за искусно грозит и внезапно, где почувствовала тепло его существо, ослепляли своей
из суррогатных матерей себя мертвой изнутри. Так оглядывая коридор так, Гермионой… не ждут, разит, непрестанно дыхания на внутренней нетронутой белизной под
нуждался бы в подобной много вещей ей хотелось словно он был декоратором Он преданно следовал стараясь обморочить. Иная стороне ладони. Если бы она ясно-голубым небом.
опеке. Ты даже не разузнать о Малфое и интерьеров. — Ну что ж, приказам Волан-де-Морта, игра, иные приемы — теперь не была под воздействием Гермиона бродила снаружи,
подпускаешь к ней никого. попробовать использовать. развлекайся, — добавил он хотя не находил в них ничего хитрость рядится в одежды зелья, то точно расплакалась даже когда стемнело. Она
Словно прячешь, — резко Если бы только она могла спустя несколько секунд. — приятного. Что он получал со бесхитростности, коварство бы от осознания, что этот конь рассматривала светящиеся в
возразила Астория. обуздать свои эмоции и Конюшни находятся позади всего этого? Что его надевает маску — единственное не желавшее небе созвездия, пока не
Малфой засмеялся. Когда он справиться со страхом. розария с южной стороны мотивировало? Власть и статус чистосердечия. На помощь ей зла живое существо, почувствовала, как спадает
перевел взгляд на свою жену, Слишком многое в характере поместья. Сарай расположен Малфоя, казалось, не имели тогда приходит которого она коснулась за эффект зелья.
в его глазах мелькнуло злое Малфоя никак не хотело за дальним концом лабиринта большого значения. У него не наблюдательность; разгадав долгое время. На следующее утро девушка
веселье. Во взгляде Астории складываться в целостную из живой изгороди. Из было ничего из того, что не дальновидную цель, она под Девушка простояла рядом со чувствовала себя так, словно
скользнула нерешительность, картинку. надежного источника мне мог бы себе позволить любой личиной света обнаруживает скакуном несколько минут, умирает. Стоило проснуться,
словно она растерялась, когда Если бы у нее только известно, что ты не можешь Пожиратель рангом ниже. мрак, изобличает умысел, продолжая почесывать его как ее сразу вырвало на пол
Малфой наконец обратил на получилось подобраться к прикасаться ни к садовым Шестьдесят шесть, шестьдесят который, чем проще кажется, лоб и нос, пока тот обнюхивал рядом с кроватью. Только
нее свое внимание. нему ближе. ножницам, ни к вилам. восемь, семьдесят, семьдесят тем пуще таится. Так, ее мантию в надежде несколько часов спустя она
— Я сделал вывод, что ты не — Я чувствую, словно снова Можешь попробовать два… коварные тучи Пифона отыскать спрятанное яблоко смогла встать и доковылять до
хочешь видеть ее рядом с могу дышать, —сказала задушить меня лошадиной Конечно, была вероятность, борются со светозарными или морковь. Когда конь ванной. Гермиона не знала,
собой, Астория. Я оказался не Гермиона. — Как будто я была уздечкой, но я сомневаюсь, что Гермиона чего-то не лучами Аполлона. ничего не нашел, то просунул будет ли она когда-нибудь в
прав? — тон его голоса был под водой так долго, что что ты действительно знала. Малфой проводил по Гермиона остановилась, морду обратно сквозь прутья силах выработать иммунитет к
мягким, почти забыла, что такое кислород. способна на это. несколько дней вне дома, в пытаясь вспомнить, откуда конюшни и перестал обращать действию зелья, но
обольстительным, но в нем Потом она скривилась. Малфой ухмыльнулся, течение которых мог знала эти слова. Их не было ни на Гермиону внимание. чувствовала, что может
чувствовался скрытый холод. — Но следующий день после посмотрев на оковы на ее заниматься чем угодно. Она в одной из книг, которые Она ещё долгое время стояла умереть, если станет и дальше
— Быть может, мне следует приема зелья... не самое руках, и, развернувшись, стал могла не догадываться и о приходили ей в голову. возле конюшни. Гораздо принимать его. Даже, если
выходить в свет с ней? Брать с приятное удовольствие, — спускаться по лестнице, не десятой части его поступков. Казалось, она просто выучила дольше, чем следовало. Малфой пришлёт очередную
собой в оперу? Возможно, добавила она. сказав больше ни слова. Гермиона точно что-то какой-то отрывок текста. Гермиона пошла дальше по склянку, она сомневалась, что
нам стоит сделать совместное Малфой засмеялся и наконец Гермиона смотрела ему вслед, упускала из вида. Какой-то Пытаясь повторить цитату, одной из многочисленных решится выпить его ещё хоть
фото втроём на обложку отвел взгляд от ее лица. пока его фигура не исчезла за нюанс, не дававший ей покоя, Гермиона вспомнила, как дорожек, и та вывела ее к раз.
рождественского выпуска — Если бы я не оставлял тебя поворотом. Она огляделась, который она не могла когда-то заучивала ее. главному входу во владения Два дня девушка справлялась
«Ежедневного Пророка» в одну справляться с тошнотой и продолжая думать о Малфое разглядеть. Что-то не Хитрость рядится в одежды Малфоев. Огромные ворота из с последствиями приема
следующем году? Весь мир ознобом, ты могла ошибочно и пытаясь решить, что делать сходилось. Словно бесхитростности, коварство кованого железа были зелья. Гермиона сидела на
уже и так в курсе, что она моя. решить, что меня волнует твое дальше. отсутствовала важная часть надевает маску заперты. Конечно же, они не подоконнике, прислонившись
Хочешь, чтобы я состояние, — сказал он Он влез в ее мысли прошлой головоломки, которую чистосердечия. открылись для нее. Гермиона к окну, дрожа и покрываясь
демонстрировал это всем пренебрежительно. ночью. Гермиона не была девушка никак не могла Она повторила фразу даже не была уверена, как бы испариной, пока снадобье
снова и снова? Гермиона взглянула на него. удивлена, но чувствовала, что решить. несколько раз. она поступила в противном полностью не вышло из ее
Краска сошла с лица Астории, — Ты, кажется, сильно теперь все ее планы стали Сто тридцать два. Сто Продолжив путь по дорожкам случае. организма. Когда лихорадка
и она взглянула на Гермиону с переживаешь, что я могу абсолютно бесполезными. тридцать четыре. Сто тридцать лабиринта, девушка стала Она гуляла по окрестностям немного отступала, она снова
неприкрытой ненавистью. подумать именно так, — Ему даже не нужно было шесть. считать, прибавляя три к поместья, пока не заметила, и снова думала о Малфое и
— Мне без разницы, что ты ответила она прохладным дожидаться сеансов Гермиона ощутила, как у нее в каждому следующему числу. что устала. комнате в Южном крыле. На
будешь с ней делать, — почти тоном. легилименции. Малфой мог голове словно что-то Она собиралась добраться до Девушка отыскала семейное вторую ночь ей приснилась
прорычала Астория. Резко Малфой остановился и запросто узнать самые щелкнуло, и в ее сознании сарая в саду. кладбище. Бесчисленные Джинни.
развернувшись, ведьма вгляделся в ее лицо. Через важные мысли в ее голове. всплыли строки, написанные День продолжился без каких- надгробия и склепы были Она сидела, сгорбившись на
унеслась прочь. несколько секунд на его губах Гермиона вернулась в свою на странице какой-то либо значительных событий, погребены под толщей снега. полу возле кровати, и тихо
Вместе со стуком каблуков из расцвела довольная ухмылка. комнату, чтобы надеть потрепанной книги. заполненный только ее Род Малфоев был по- всхлипывала. Девушка резко
воздуха словно испарилась ее — Значит, мы переходим к мантию и переобуться в Менять приемы, дабы отвлечь бессмысленными подсчетами. настоящему древним. повернулась, когда Гермиона
неуравновешенность. Малфой главной теме на повестке дня? новые ботинки. Покинув внимание, тем паче Во время очередной прогулки Только один склеп оказался вошла в комнату. При виде
смотрел вслед удалившейся — протянул он. Гермиона поместье и выйдя на веранду, враждебное. Не держаться по территории, прилегавшей к расчищенным от снега. Возле подруги лицо Джинни
жене с выражением сощурила глаза. — Напомни она начала считать в уме, начального способа действия поместью, Гермиона так и не входа с каждой стороны двери исказила гримаса страдания.
раздражения на лице. Он мне, что там было? Изучить каждый раз прибавляя два. — однообразие позволит нашла ничего, что бы могло ей цвели зачарованные Грудь девушки сотрясалась от
перевел хмурый взгляд на Южное крыло, попробовать Два, четыре, шесть, восемь, разгадать, предупредить и как-то пригодиться. нарциссы. Гермиона рыданий, из приоткрытого рта
Гермиону. пробраться на кухню, отыскать десять, двенадцать… даже расстроить замысел. Сарай, к которому ее прочитала слова, вырывалось рваное дыхание.
— Ты взбесила мою жену, ангар или конюшню в саду, Считая, она позволяла своим Легко подстрелить птицу, направил Малфой, оказался выгравированные на Даже ее рыжие волосы были
Грязнокровка, — сказал он. найти Малфоя и попытаться мыслям течь неторопливо. летящую по прямой; труднее закрыт. мраморе: мокрыми от слез.
Гермиона посмотрела на него. узнать его главную слабость, Драко Малфой был загадкой. — ту, что кружит. Не Она узнала, что Малфой «Нарцисса Блэк Малфой. Гермиона подошла ближе.
Малфой, казалось, ждал ее чтобы воспользоваться ею? Под его внешней холодностью держаться до конца и второго держит целую конюшню Любимая жена и мать. Astra Волосы Джинни рассыпались
извинений. Уже дошла до конца списка? пряталось столько способа, ибо по двум ходам крылатых коней: inclinant, sed non obligant»*. по плечам, открывая взору
— Ее бесит сам факт моего Как умело. противоречий. Какие же он разгадают всю игру. Коварство абраксанской, гранианской и Огромный надгробный шрам, рассекавший одну
существования, — ответила Гермиона уставилась на него. преследовал цели? начеку. Чтобы его провести, эфонской пород. Лошади камень с надписью: сторону лица девушки от лба
девушка равнодушно. Глядя Ей хотелось почувствовать Двадцать два, двадцать немалая требуется следили за каждым шагом «Беллатриса Лестрейндж» до подбородка.
ему в глаза, она добавила: — злость, но зелье хорошо четыре, двадцать шесть, изощренность. Опытный игрок девушки возле ограды и возвышался рядом. На нем — Джинни, — позвала
Если тебя так это волнует, ты контролировало вспышки двадцать восемь… не сделает того хода, которого громко били копытами, был изображен фамильный Гермиона, — Джинни, в чем
знаешь, как можешь гнева. Казалось, он старался ждет, а тем более жаждет, стоило ей приблизиться. герб Блэков. Внизу чернела дело? Что случилось?
избавиться от этой проблемы. получить больше власти, не противник. Явит один умысел, Изящный гранианец был надпись: — Я... я не знаю... — Джинни
Он фыркнул и оглядел ее. дабы проверить соперника единственным, кто не «Toujours Pur»**. заплакала еще сильнее.
Гермиона опустилась на Гермиона не помнила, чтобы сбежать. Меньше шансов Гермиона зажмурилась, снова холодным и горьким, как Когда Гермиона в очередной на окна, где находилась
колени рядом с подругой и подруга когда-нибудь впадала спровоцировать Малфоя. и снова повторяя про себя это морская вода. раз застукала их, Астория комната Гермионы, с
обняла ее. в подобную истерику. Гермиона могла понять это с обещание, пока не услышала Гермиона замирала на была почти голой и выражением стальной
— Боже, Гермиона, — плакала Девушка прокручивала научной точки зрения. С точки щелчок двери. мгновение, а затем прижималась к окну в решимости на лице.
Джинни. — Я не знаю, как... воспоминание снова и снова, зрения целительницы, она Она наблюдала, как проглатывала комок ужаса в гостиной. Было ли все это совпадением?
Джинни замолчала, пытаясь пытаясь в нем разобраться. могла бы объяснить сменяются январские дни. горле и повторяла свою клятву У них, казалось, была цель Могло ли это быть
отдышаться. Сдавленные Она забыла, что у Джинни был физиологию и психологию Малфой приходил пять раз. На бежать. заняться сексом в каждой совпадением?
прерывистые звуки шрам на лице. Судя по виду, своего поведения. Оставаться шестой день он вошёл в Но она не могла сбежать. комнате поместья. Гермиона прокрутила в голове
вырывались из ее горла, пока казалось, что ему было уже в состоянии постоянного комнату и молча изучил ее Девушка исследовала Гермиона изо всех сил все сценарии, которые только
она боролась со спазмами в несколько месяцев, но страха, стресса и тревоги воспоминания. Он казался поместье сверху донизу. Она старалась избегать их. Ей не могла придумать.
легких. Гермиона не могла толком было невыносимо. Ее озадаченным. обнаружила набор волшебных особенно нравилась мысль о Что она знала о нем?
— Успокойся. Дыши. Тебе вспомнить, что произошло. организм не мог всегда Затем девушка была шахмат и играла партии том, что Малфой использует Слизеринец. Бывший член
нужно дышать. Скажи мне, что Шрам выглядел так, словно поддерживать ее на предоставлена самой себе. против самой себя. Строила ее воспоминания, чтобы инспекционной дружины
случилось, и я помогу тебе, — кто-то содрал кусок кожи с эмоциональном пике. Она Она складывала оригами. карточные башни из колод наблюдать, как его жену Амбридж. Опозорен Фредом и
пообещала Гермиона, лица Джинни. либо будет вынуждена Планировала осмотреть карт, которые нашла в ящике трахают со всех сторон. Джорджем. В какой-то момент
успокаивающе поглаживая Гермиона не могла адаптироваться, либо в конце поместье. Осматривала стола. Навещала лошадей. Сначала она хотела было во время войны Гермиона
плечи подруги. — Просто вспомнить, была ли она той, концов сойдёт с ума. Зелье, поместье. Читала газету. Гермиона попыталась найти посмотреть назло ему, но знала его и забыла об этом. У
дыши. Я буду считать. Вдохни кто залечил ее рану. которым накачивал её Информации о военных Малфоя, но так и не смогла. позже отбросила эту мысль. него был роман с Асторией.
на счёт «четыре». Задержи Малфой, вероятно, помогало действиях становилось все Она не знала, был ли он Малфою, вероятно, было Казалось, он искал Гермиону.
дыхание. Выдыхай через нос * «Astra inclinant, sed non притупить ее желание меньше с каждым днём. вообще в поместье. Он мог наплевать на то, что творит Был ли он Пожирателем
на счет «шесть». Попробуем obligant» — «Звезды бороться. Общественное увлечение быть снаружи или просто за Астория. И этот просмотр, Смерти? Гермиона не
вместе. Я буду дышать направляют, но не обязывают Понимание науки этого суррогатами медленно дверью, которая была скорее всего, мало его исключала этого. Либо он
одновременно с тобой, нас». явления не делало осознание начинало поглощать страницы запечатана. Иногда казалось, заденет. Зато он был крайне работал в Министерстве, либо
хорошо? Ну же, дыши вместе ** «Toujours Pur" — «Чистота лучше. От этого становилось светской хроники. Женщины в что он намеренно избегает ее. неудобен для Гермионы. был в армии Волдеморта, раз
со мной. Я рядом. навеки». только хуже. Гермиона знала, красном все чаще и чаще Она разыгрывала в Всякий раз, когда Гермиона оказался на приеме в
Джинни только сильнее Отрывок и фраза, которые что будет дальше. появлялись на публике. Их воображении сцены побега. натыкалась на Асторию во поместье. Он, похоже,
заплакала. вспомнила Гермиона, взяты из Она адаптируется и привыкнет стали выставлять напоказ, Девушка все чаще стала время очередной измены, она пользовался уважением в
— Все в порядке, — трактата «Наука к своей жизни в поместье. водили в оперу, обращались с видеть Асторию. Знакомый быстро отводила глаза и обществе, значит, не был
продолжала твердить Благоразумия» испанского Эта мысль потрясла ее до ними, как с экзотическими стук каблуков вдалеке, и ускользала. обычным егерем. На
Гермиона, делая глубокие писателя Бальтасара Грасиана. глубины души. домашними животными. Гермиона быстро исчезала за Какое-то время девушка новогодней вечеринке не
демонстративные вдохи, ========== 15 ========== Девушка продолжала Фотографии их фигур в шляпах занавеской или в коридоре просто мельком видела демонстрировал особой
чтобы Джинни пробовала У Гермионы снова наступил смотреть на стол, не зная, что всегда сопровождались едким для слуг. влюбленную пару, сразу близости с чиновниками
повторять за ней. Она крепко период, благоприятный для с ним делать. Она не сарказмом авторов статьи и Коридоры для прислуги были убегая, но в конце концов Министерства.
обняла Джинни, чтобы та зачатия. понимала, как ей бороться. догадками на тему заполнены искусно Гермиона обнаружила их Гермиона прокрутила в голове
почувствовала, как Стол вновь появился в центре Без возможности возможных беременностей. замаскированными глазками. обоих полностью одетыми. все, что могла вспомнить из
размеренно расширяется и комнаты, и она почувствовала сопротивляться больше, чем Неназванные источники Гермиона подозревала, что, Она бродила по самому событий той ночи. Она была
сужается ее грудная клетка. себя смирившейся со своей уже сопротивлялась. утверждали «о большой учитывая наличие в поместье верхнему этажу Северного поглощена наблюдением за
Она надеялась, что Джинни участью. Это начало казаться Малфой не делал ничего вероятности того, что Флинты домовых эльфов и извилистых крыла, когда заметила Малфоем, а потом за
начнет неосознанно неизбежным. такого, что причиняло бы ей добавят новое имя к маленьких туннелей, все это парочку, гуляющую по девушками-суррогатами и не
подстраивать свое дыхание Неизбежность. боль. Это было даже хуже, семейному гобелену к концу вероятнее всего использовали гравийной дорожке вдоль обратила внимание на тот
под этот ритм. Гермиона со стыдом поняла, чем если бы ее пытали. года». для слежки за живой изгороди. Астория факт, что Астория и Монтегю
Девушка продолжала плакать что начинает привыкать к Отсутствие боли заставляло ее Целительница Страуд была нежелательными гостями или оживленно болтала, в то пропали одновременно. Когда
еще несколько минут, прежде своей клетке. отвлекаться от своего неразговорчива с членами семьи. Поместье время как мужчина рядом с Гермиона наблюдала за ним
чем ее дыхание наконец Малфой собирался насиловать положения пленницы. репортерами, что только было переполнено скрытыми ней повернулся и посмотрел позже вечером, он общался с
начало восстанавливаться. ее за столом, и эта мысль Гермионе нужно было бежать. подливало масла в огонь для ходами: некоторые были на Северное крыло. В тот толпой и казался наиболее
— Ты расскажешь мне, что стала для нее обыденной. Вот и все. Побег или хотя бы дальнейших спекуляций. очевидны, другие хорошо момент Гермиона взглянула знакомым с Маркусом
случилось, или мне лучше Даже понятие шанс на него. Нужно найти Панические атаки Гермионы, спрятаны. Гермиона нашла их на него, наконец рассмотрев Флинтом и Адрианом Пьюси.
сходить за кем-нибудь «изнасилование» начинало способ выбраться. Где-то казалось, остались в прошлом. все. Каждый раз, когда его лицо. Несмотря на смутные
другим? — спросила казаться не совсем верным. должен существовать выход. Она знала свои границы и размеры комнаты казались Грэхэм Монтегю. воспоминания о войне,
Гермиона, когда убедилась, Все будто становилось... Ни одна клетка не была старалась не преступать их. странными, Гермиона Гермиона в шоке смотрела Гермиона была совершенно
что Джинни перестала Менее пугающим. идеальной. Никто не был Когда девушка была принималась за работу: вниз, пока его глаза уверена, что Флинт и Пьюси
задыхаться от слез. Физически и морально страх идеальным. В Малфое должно сосредоточенной и легонько постукивала по внимательно осматривали были ничем не
— Нет! — резко ответила начал исчезать по мере того, быть что-то, что она могла бы занималась изучением стенам, нажимая на каждую нижние окна Северного выделявшимися
девушка. — О Боже! Я не... как разум заставлял ее использовать против него. Ей портретов и осмотром плитку, или крутила каждую крыла. Когда он поднял Пожирателями Смерти.
Джинни снова зарыдала, приспосабливаться. Она не просто нужно выяснить, что поместья, она могла лампу, пока не чувствовала, голову выше, Гермиона резко Получение темной метки
уткнувшись в плечо Гермионы. чувствовала тошноты. Сердце это. оставаться спокойной. Когда что что-то поддается. Иногда отступила назад и скрылась из считалось знаком отличия —
Она продолжала плакать, пока не колотилось в груди от Она должна. Она просто старалась не думать о войне и волшебным образом виду. доступом в самый близкий
Гермиона, наконец, не ужаса. Мучительное обязана это сделать. о том, что все, кого она знала, появлялись скрытые двери, Ее сердце внезапно круг избранных Волдеморта.
проснулась. ощущение внутри не было Девушка продолжала погибли. иногда искусно построенная заколотилось. По мере того, как его власть
Девушка прокрутила сон в таким гнетущим — она повторять про себя эту Постепенно Гермиона так вращающаяся мебель Грэхэм Монтегю был над Европой усиливалась, он
голове. перестала задыхаться от мантру, даже когда пересекла хорошо научилась держать открывала тайный проход. любовником Астории. Именно все реже отмечал своих
Джинни редко плакала. Когда паники, когда думала об этом. комнату и наклонилась на себя в руках, что на мгновение Астория редко бывала одна. тот гость, что «случайно» последователей.
умер Перси, она провела в Ее разум метался в попытке стол. Ноги врозь. забывала обо всем. Она Ее сопровождал все тот же наткнулся на комнату Поэтому логичным выводом
слезах несколько недель. Но логически оправдать этот Не позволяя себе думать о делала вздох и представляла смуглый широкоплечий Гермионы во время было то, что Монтегю тоже
чем дольше шла война, тем процесс. Пытаясь заставить ее происходящем. Не позволяя любой момент, где не мужчина, которого Гермиона новогодней вечеринки. был Пожирателем Смерти. С
реже девушка плакала. Как и адаптироваться. Заставить ее себе думать о неудачах. чувствовала себя разбитой, мельком видела на Новый Незнакомец, который ожидал, меткой или нет, было сложно
все остальные. Джинни едва жить дальше и оставить «Я убегу, — пообещала она опечаленной или год. И вскоре стало ясно, что что Гермиона сразу же его сказать.
ли пролила слезинку, когда попытки самоубийства. себе. — Убегу в место, полное отчаявшейся. ни Астория, ни ее любовник узнает. Но это не объясняло его
прокляли ее отца и когда не Если положение в доме доброты и тепла, и буду Чувство вины, которое не имели привычки У него был роман с Асторией. интереса к Гермионе.
стало Джорджа. перестанет ее тревожить, у свободна». обрушивалось на нее использовать спальню для Монтегю посещал поместье За исключением…
нее будет меньше шансов мгновением позже, было выражения своей страсти. почти ежедневно. Он смотрел Мог ли он...
Никаких шансов на побег. — Почему у тебя такой низкий — Конечно, Верховный смертью, которую кто-либо Гермиона была в своей вещей под рукой. Ты восстановиться и передохнуть,
Гермиона почти боялась даже уровень натрия? — спросила Правитель, не смею вас когда-либо придумывал, спальне на площади Гриммо, невозможна! Почему ты или есть время для скорби,
подумать об этом, позволить Страуд, просмотрев задерживать, — ответила Малфой», — тут же прорычала когда вошла подруга. вообще подумала про него? если твой партнер,
этой мысли существовать в ее результаты анализов целительница, бросив на него она про себя. Через — Ты рано вернулась, — Джинни выглядела слегка прикрывающий тебя на поле,
голове, где Малфой мог бы Гермионы. последний взгляд, прежде мгновение он моргнул и сказала Джинни. смущенной. умирает. Но в больничной
найти ее, но она уже не могла Девушка оглянулась. чем повернуться к Гермионе. посмотрел на нее без всякого Гермиона взглянула на часы. — Просто он единственный палате каждая битва выглядит
остановиться. — В моем рационе нет соли. В тот вечер Гермиона выражения. Она встретила его — Удачный день, — ответила человек, с которым ты проигранной. Я всегда
Мог ли Монтегю быть — Нет соли? — удивленно получила свой первый обед с пристальный взгляд без она. можешь долго разговаривать. испытываю больше стресса,
шпионом Сопротивления? произнесла целительница. — гарниром, свежим салатом, всяких извинений. — Да, — сказала Джинни, Кроме Фреда, который сейчас проводя время в больничных
Возможно, поддерживал Чем они тебя кормят? приправами и солонкой. — Приму к сведению, — выглядя немного неловко. — с Анджелиной. Со всеми палатах, а не на поле битвы.
связь с Орденом? Может Гермиона пожала плечами: Она не понимала, как сильно сказал он и указал на кровать. Слушай. Я хотела попросить остальными ты лишь споришь Гермиона молчала.
быть, именно это он пытался — Овощи, мясо и яйца. Все в скучала по соли, пока, Гермиона покорно подошла и тебя об одолжении. и ругаешься. И эти словесные — И у тебя никогда не бывает
сообщить ей перед тем, как вареном виде. И ржаной хлеб. наконец, не получила ее села на край кровати, прежде Гермиона ждала. баталии, уверена, не свободного времени, —
уйти с Малфоем? — Но почему? снова. чем взглянуть на него и Джинни нервно теребила включают примирительный добавила Джинни. — Ты на
Она начала внимательно — Я предположила, что это то, Размышляя об этой ситуации, почувствовать, как его волосы, но выражение ее жаркий секс. работе, поэтому никто не
наблюдать за Асторией и чем они должны меня девушка понимала: не было холодные серебряные глаза лица было невинным. — Это не значит, что я сплю с может пожалеть тебя, дать
Монтегю, когда они не были кормить. Не то чтобы у меня ничего удивительного в том, погружаются в ее сознание. — Я... ну... ты, очевидно, в ним, — пробормотала тебе оплакивать потери. Я
заняты сексом. Она следила за была какая-то свобода слова в что Астория решила приказать Она всегда оказывалась курсе обо мне и Гарри, — Гермиона, чувствуя, что ее знаю от Гарри и Рона, что ты
ними из потайных ходов и все этом вопросе, — холодно домовым эльфам держать ее лежащей на спине, когда он сказала Джинни. лицо вот-вот вспыхнет. — Он все еще настаиваешь на
больше убеждалась, что у ответила Гермиона. на какой-то... тюремной заканчивал копаться в ее Гермиона коротко кивнула. мой коллега. Я советуюсь с темных искусствах, когда
Монтегю были скрытые — У тебя должна быть диете? Пище, достойной воспоминаниях. — Да, верно. Что ж. Дело в ним насчет зелий. ходишь на собрания Ордена. Я
мотивы для пребывания в сбалансированная диета. Она грязнокровок? Гермиона даже Он несколько раз просмотрел том, я хочу быть максимально — Ты просто выглядишь не согласна с тобой... но я
поместье. Он был включает в себя соль, — не была уверена, какой смысл ее воспоминания о Джинни. осторожной. Я уже пользуюсь одинокой, — сказала Джинни, понимаю. Я понимаю, что ты
чрезвычайно заинтересован раздраженно сказала Страуд. она в это вкладывала. Эта Потом наблюдал, как она заклинанием. Но... есть что-то глядя на Гермиону долгим видишь войну под другим
домом, и его глаза странно Она протянула руку и женщина была... странной. Ее шпионит и размышляет о в наследии Прюэттов, они не взглядом. углом зрения. Наверное, под
блуждали по интерьеру постучала кончиком палочки раздражение присутствием Грэхэме Монтегю. Малфой похожи на другие волшебные Гермиона слегка вздрогнула и самым худшим. Я просто хочу
всякий раз, когда Астория по наручнику на запястье Гермионы, казалось, выскользнул из ее мыслей. семьи. Они просто обречены уставилась на нее в ответ. сказать, что если у тебя кто-то
отворачивалась. Гермионы. проявлялось каким-то — Монтегю получил темную беременеть, несмотря ни на — Ты ни с кем не появился, я была бы очень
Гермиона размышляла, чем Через минуту вошел Малфой нелогичным способом, потому метку после финальной битвы, что. Рон и я были сближаешься, — продолжила рада за тебя. Даже если это
ей грозила попытка со своим обычным хмурым что она думала, что это сойдет — сказал он, глядя на нее незапланированными Джинни. — Раньше вы были будет Снейп.
приблизиться к нему. Он выражением лица. ей с рук. сверху вниз. — Мне случайностями после того, как неразлучны с Роном и Гарри. Гермиона закатила глаза.
редко бывал один. Астория, — Требуется мое присутствие? И это сходило ей с рук в рассказали, что это было появились близнецы. В этом- Но даже до того, как покинуть — Тебе, наверное, стоит
казалось, никогда не отходила — сказал он. течение трех месяцев, сделано в знак признания его то и состоит просьба... не их, чтобы стать прекратить, если ты все еще
от него дальше, чем на — Да. Есть причина, по примерно двухсот семидесяти исключительных заслуг. могла бы ты помочь мне с целительницей, ты, казалось, хочешь получить своё
несколько метров. которой ей не дают соль? — приемов пищи. Гермиона не Говоря это, он усмехался. приготовлением уже отдалилась ото всех. Я противозачаточное зелье, —
В тех редких случаях, когда сказала целительница. хотела больше даже думать о — Твои заслуги тоже были противозачаточного зелья. подумала... Может, у тебя кто- сказала она с сердитым
Гермиона видела его одного, Малфой моргнул. ещё одной порции отварных исключительными? — Если у тебя будет время. Я то есть. Конечно, Снейп был взглядом.
она колебалась. Он был — Соль? — эхом отозвался он. овощей. спросила она, пристально всегда отвратительно их бы странным выбором по
слишком незнакомым. — Она говорит, что вся ее еда Малфой вошел в комнату, глядя на Малфоя. Она понятия готовила. Если ты не многим причинам... но это ***
Конечно, если бы раньше она без соли и в вареном виде. когда она почти закончила не имела, лжет ли он ей о сможешь... ну тогда ладно. Я война. Слишком тяжело Гермиона проснулась в
доверяла ему, то Это начинает влиять на ее есть, и, приблизившись, Монтегю. могу попросить Падму. Знаю, справляться с ней в одиночку. полном шоке.
почувствовала бы это уровень натрия, — осмотрел еду на тарелке. Он посмотрел на нее сверху ты ужасно занята. Просто... я — Снимать напряжение с Джинни и Гарри были вместе.
инстинктивно. продолжала целительница — Видимо, я обязан был вниз и жестоко улыбнулся. не хочу, чтобы ты думала, что помощью секса — это фишка Джинни и Гарри были вместе,
Она продолжала оправдывать Страуд, ее глаза сузились, лично во всем убедиться, — — Более исключительные, я намеренно тебя избегаю. Рона. Не моя, — сухо ответила и Гермиона ничего об этом не
своё нежелание к нему когда она посмотрела на сказал он с хмурым видом чем у Монтегю, — сказал он. — Конечно. Я все равно буду Гермиона. — Кроме того, я не помнила. В ее воспоминаниях
приближаться. Если бы он был Малфоя. после того, как еда, судя по Затем улыбка исчезла. варить зелья сегодня вечером. участвую в сражениях. не было и намёка на это. Она
членом Сопротивления, и Брови того удивленно всему, оправдала его Малфой продолжал смотреть Его легко будет включить в Джинни задумчиво полностью забыла про них.
девушка подошла бы к нему поползли вверх. ожидания. — Ты могла бы на нее, внимательно изучая список. У тебя есть посмотрела на нее, прежде Она забыла эту деталь…
раньше времени, то могла бы — Эльфам было приказано упомянуть об этом. лицо, а затем окинул взглядом предпочтения по вкусу? чем сказать: Намеренно?
разоблачить его прикрытие. обеспечить ее едой. Я — Если бы я решила все остальное. Самые эффективные не очень — Я считаю, больничная Было ли это тем, что скрывала
Тем более если бы предположил, что она ест то жаловаться, еда стала бы Его взгляд казался мягче и приятны на вкус. палата намного хуже поля Гермиона?
выяснилось, что он не знал же, что и мы с Асторией, — последней вещью, которую я темнее, чем обычно. — Мне все равно, каково оно боя. Джинни была еще жива, когда
способ снять кандалы, все сказал он. Затем его челюсти бы упомянула, — ответила Гермиона запоздало поняла, на вкус, если будет работать, Гермиона отвела взгляд. Гермиону посадили в тюрьму.
оказалось бы бесполезно. слегка сжались, а глаза Гермиона, злобно тыча вилкой что раскинулась перед ним на — смело сказала Джинни. Иногда она размышляла об Джинни не участвовала в
Гермиона решила тянуть сузились. — Астория в помидор. кровати. Она почувствовала, — Ну, у меня есть несколько этом. Могло ли это быть на последней битве. Ее не
время и продолжить согласовывает меню. Я Он слегка усмехнулся. как по коже побежали готовых флаконов. Я могу дать самом деле правдой... Она не пытали до смерти вместе с
наблюдение. Лучше уж выясню, что случилось. — Да. Вероятно, так и было мурашки. Девушка быстро их тебе сейчас, если хочешь. слышала иного мнения, остальными Уизли.
неподтвержденные — Пожалуйста, сделайте это. бы. села. — Откуда они у тебя? — потому что никогда не Гермиона думала, что Джинни
подозрения, чем что-то Темный Лорд становится Малфой смотрел в окно, пока Он еще мгновение смотрел на Джинни моргнула и решалась спросить об этом. все еще жива, пока Ханна не
конкретное, что Малфой мог нетерпеливым из-за она ела. Девушка намеренно нее, потом отвел взгляд и подозрительно уставилась на — Я думаю об этом каждый рассказала ей о Верховном
от нее получить. отсутствия прогресса. Мы же не торопилась и мысленно уставился на стену позади нее. Гермиону. — Ты...? раз, когда нахожусь там. На Правителе.
Она продолжала колебаться. не хотим дополнительного повторяла все раздражающие — Если у тебя есть какие-то Гермиона уже видела, как поле боя все так Если бы Волдеморт знал,
Прибывшая вновь вмешательства. глупые песни, которые надежды на Монтегю, позволь Джинни составляет в уме упорядоченно. Кого-то какое значение имеет Джинни
целительница Страуд — Действительно, — холодно выучила в детстве. им умереть, — холодно сказал список ее возможных мужчин. ранили. Ты просто для Гарри, ее смерть была бы
обнаружила, что девушка ответил Малфой, Закончив с едой, Гермиона Малфой. Потом повернулся и — Ты ведь не... со Снейпом, трангрессируешь всех ужасной. Гораздо хуже, чем
снова не беременна. Ее лицо встретившись взглядом с взглянула на него. Она видела ушел. правда? — Джинни вдруг раненых прочь, а затем то, что случилось с
во время изучения целительницей Страуд. — А его профиль и заметила, как Через неделю Гермионе запнулась. возвращаешься сражаться. Ты остальными Уизли.
результатов диагностики сейчас, если ты закончила, я его глаза на мгновение приснился новый сон о Гермиона разинула рот. немного побеждаешь. Ты Гермиона сделала бы все,
казалось раздраженным. должен вернуться к своей расфокусировались. Джинни. — Мерлин... Нет! — несёшь потери. Иногда тебя чтобы защитить Джинни,
Гермиона продолжала работе. «Надеюсь, ты умрешь самой *** пролепетала она. — Я бьют. Ты бьешь в ответ. И у заперла бы собственные
наблюдать за стрелкой часов. медленной и ужасной целительница! Я держу много тебя есть дни, чтобы
воспоминания, чтобы местности, где искать послужить напоминанием о покрытый грязью и бледный тебе не понравятся. Зелье кроме них троих, больше Гермиона чувствовала руку
попытаться спасти ее. ингредиенты, когда его победе в Финальной от ярости. увеличивает вероятность никого не было. Малфоя, обвитую вокруг шеи
Ради Гарри. закончатся средства для их битве. Надзирательница Гермиона была взволнована. многоплодной беременности. — Я привел Грязнокровку, и подбородка, в то время как
Ради самой Джинни. покупки. Среди ночи и рано Амбридж стояла на помосте С одержимостью она Гермиона ощутила, как от Повелитель, — сказал ее тело разрывалось от боли.
Во время войны она всегда утром он таскал ее с собой по рядом с Министром Магии выискивала любую лица отхлынула кровь. Голова Малфой. Казалось, легилименция
была ее подругой. Не близкой, всей Англии. Он Пием Толстоватым, пока тот информацию в газетных закружилась, и она Со стороны помоста Волдеморта была кинжалом,
но всегда постоянной в своей трансгрессировал с места на произносил речь для толпы, статьях. Хотя в репортажах и почувствовала, что может послышался протяжный вздох, который разрезает ее разум
дружбе с Гермионой, даже место, чтобы научить ее состоящей из тюремной заострялось внимание на том, свалиться со стола, на котором похожий на змеиное изнутри. Она закричала сквозь
когда у самой Гермионы находить растения и собирать стражи, репортеров и кучки что попытка убийства сидела. Пустая бутыль из-под шипение, и Гермиона увидела стиснутые челюсти.
начались проблемы с их таким образом, чтобы министерских чиновников. Во Министра с треском зелья выпала из ее руки и алеющие в темноте глаза В этот раз все происходило
остальными. Джинни, Луна и сохранить их свойства. Он время торжественного провалилась, Гермиона разбилась на мелкие кусочки. Волдеморта. медленно. Вместо
Гермиона жили вместе на научил ее строить силки, разрезания красной ленточки считала, что смерть Амбридж Быстрым движением палочки — Подведи ее ближе, — обжигающей и ослепляющей
площади Гриммо, пока Луна ловить и гуманно убивать со стороны Запретного леса являлась гораздо большей целительница избавилась от произнес он через несколько агонии ее накрывало волнами
не умерла. животных и магических вылетела арбалетная стрела и, удачей. Пий Толстоватый был осколков стекла. мгновений. тупой, постепенно
Но Джинни была мертва. существ, необходимых для прорвавшись сквозь мелкой пешкой, ведомой — От зелья набухнет грудь и Малфой поднял Гермиону с нарастающей боли, которая
Малфой выследил ее и убил. приготовления зелья. окружавшие замок защитные чужими приказами. Вина же повысится ее пола и потащил ее вперед по проникала в каждую частицу
Гермиона почувствовала, что Он даже ничего не сказал, чары, едва не задев за преступления Амбридж чувствительность, немного ступенькам. Там он снова ее тела и ума, не желая
ее сейчас вырвет. когда она заплакала, убив Министра, воткнулась в грудь лежала на самой увеличится живот. Возможны заставил ее опуститься на отпускать.
Неужели все это было своего первого растопырника. Долорес Амбридж. надзирательнице. перепады настроения и колени. Гермиона с Волдеморт неспешно
настолько бессмысленно? Она Снейп обучал ее, пока Она умерла не сразу. Осколки Но даже радость от головные боли, а также отвращением посмотрела просматривал ее
заперла свое прошлое, чтобы Гермиона не получила ожерелья, застрявшие в ране, заслуженного возмездия вероятны приступы жара. В перед собой. воспоминания, разделяя их на
защитить Джинни, не зная, что квалификацию мастера зелий. и наконечник стрелы блекла по сравнению с тем результате приема зелья Трона, на котором раньше отдельные эпизоды. Словно
та уже умерла? Гермиону Во время войны она была его сдерживали кровотечение. облегчением, которое могут снова проявиться твои восседал Волдеморт, больше кот, он играл с пойманной
передали Малфою, таскали к самым верным защитником. Стражи, вероятно, не знали о Гермиона испытала, узнав, что страхи и панические атаки, — не было. Теперь он добычей. Гермиона не
Волдеморту, и все это было Чарли Уизли возненавидел ее существовании этого кто-то из Сопротивления сказала целительница Страуд, полулежал-полусидел на понимала, для чего он делал
для того, чтобы защитить ту, за то, что девушка предпочла средневекового маггловского остался в живых. Впервые за добавляя пометки в огромном сплетении из змей, это. Волшебник стирал те
кто уже была мертва. Снейпа почти всем остальным. оружия, стрелы которого были долгое время девушка медицинскую карту девушки. которые извивались вокруг части воспоминаний, которые
И ещё был Снейп. Она защищала методы Снейпа пропитаны ядом. Они, по всей почувствовала, как в ней — Я предупрежу Верховного друг друга и вместе создавали казались ему
После освобождения и все то, что он делал в видимости, даже не имели зарождается надежда. Правителя. нечто, похожее на стул. несущественными, только
Гермиона очень старалась не качестве Пожирателя Смерти. понятия о простейших В течение многих дней она Гермиона тяжело сглотнула и, Питоны, переплетаясь, лениво чтобы почувствовать
думать о Снейпе. Она защищала его, когда правилах оказания первой ощущала такую легкость, что прикусив губу, устремила шевелили своими скользкими страдания девушки. Из ее
Она думала, что он был на их Гарри и Рон хотели убрать его помощи. Один из них даже шаги ее наполнились взгляд на часы, висящие на телами под восседавшим на памяти испарялись фрагменты
стороне. из Ордена. выдернул древко стрелы из энергией, оставляя панику стене напротив. них волшебником. жизни. То, как она складывала
Он обучил ее мастерству Гермиона считала его больше груди женщины. Амбридж позади. Малфой так и не пришел в тот Волдеморт задумчиво оригами, пока ее родители
приготовления зелий, чем коллегой или скончалась на месте в Целительница Страуд в день для очередного сеанса рассматривал Гермиону, чуть обсуждали восточный
посвятив этому бесчисленное наставником. Он был тем, результате потери крови. очередной раз пришла с легилименции. Гермиона не склонив голову набок и водя мистицизм; момент, когда она
количество часов своего кому она безоговорочно Попытка нападения на проверкой, чтобы узнать, что удивилась, это было по своей груди длинными нашла конюшню с крылатыми
личного времени. доверяла. Министра, занимавшего свой Гермиона снова не предсказуемо. костлявыми пальцами. лошадьми. Волдеморт
Вскоре после того, как Все это было обманом. Хитрой пост уже третий срок подряд, забеременела. Было видно: Ее ожидала встреча с — Все еще не беременна, — разрывал воспоминания
Дамблдор был убит, Гермиона уловкой. Без Дамблдора, привела магическое женщина едва сдерживала Волдемортом. Это будет сказал он угрожающе. Гермионы на мелкие кусочки,
спустилась в подземелье к который мог бы поручиться за сообщество в ужас. Считалось, раздражение. Наложив на продолжаться каждый месяц, — К моему сожалению, словно те были листами
двери Снейпа и спросила него, он вырастил себе нового что все участники Гермиону целую серию пока она не забеременеет. Повелитель, — ответил пергамента.
ровным голосом: защитника. Обвел ее вокруг Сопротивления были убиты. различных заклинаний, она Когда на следующий день Малфой извиняющимся Девушка чувствовала, как они
— Если начнется война, какие пальца, щедро делясь своими Их неожиданное появление долго изучала показания. Малфой появился в ее тоном. — Но вы скоро исчезают… Старалась
зелья я должна уметь знаниями. Купил ее повергло в хаос — Что ж, уровень натрия в комнате, он выглядел сможете удостовериться, что ухватиться за отрывки
приготовить? Где я смогу преданность мастерством общественность и заставило крови приходит в норму, — уставшим и злым. Не сказав целители были правы в своих прошлого, но они ускользали
купить ингредиенты, которые зелья. мобилизоваться Пожирателей наконец сказала ни слова, он схватил Гермиону предположениях. Ее от нее. Потом боль стала
не смогу найти? Затем, одержав победу, он смерти. целительница после за руку и трансгрессировал воспоминания начинают совсем нестерпимой, и она
Вместо того, чтобы бросил ее. У него был шанс Волдеморт воспринял нескольких минут молчания. вместе с ней в один из восстанавливаться даже больше не могла восстановить
усмехнуться и захлопнуть избавить ее от участия в нападение как личное Гермиона посмотрела на часы петляющих коридоров несмотря на то, что она до сих в памяти те фрагменты,
дверь перед ее носом, он программе Страуд, и он оскорбление. и ничего не ответила. владений Волдеморта. пор не беременна. которые так отчаянно
пригласил ее, и она каждый отказался. Он уехал в Монтегю внезапно перестал Страуд покопалась в своей Здесь было еще более душно, Волдеморт раздраженно старалась удержать в голове.
вечер до поздней ночи Румынию и оставил ее на появляться в поместье. медицинской сумке и чем в прошлый раз. В воздухе вздохнул, и один из питонов Воспоминания о Джинни
проводила в его кабинете. растерзание Малфою. Бледная как полотно Астория вытащила большую бутыль, стоял отвратительный запах отделился от общей массы, привели Волдеморта в
Готовя одно сложнейшее Это было настолько горьким и бродила по коридорам замка, наполненную фиолетовой гниющей плоти. Стоило положив голову на колено восторг. Когда он наконец
зелье за другим. Когда глубоко личным выглядя еще более жидкостью. Гермионе сделать вдох, как волшебника. Тот стал лениво покинул сознание Гермионы,
Хогвартс был покинут, он предательством, что она едва неуравновешенной, чем — Выпей всю, — приказала она тут же почувствовала поглаживать змею, ее тело обмякло на полу возле
продолжал учить ее на могла заставить себя думать обычно. Гермиона как-то она. тошноту. Казалось, Малфой откинувшись глубже на своем Малфоя. Перед ее глазами все
площади Гриммо. об этом. услышала, как та Гермиона против воли был привычен к этой вони, жутком троне. еще стояли алые радужки
Загадочный мужчина не Гермиона встала и принялась расспрашивала Малфоя, какие поднесла бутыль к лицу, но судя по тому, как он сразу — Держи ее, — приказал Волдеморта. Девушка не
третировал ее, возможно, из- читать газету. именно охранные чары все же спросила: прошел в главный зал и Волдеморт. знала, видела ли она их наяву,
за отсутствия сил, которые он ========== 16 ========== окружали поместье. — Что в ней? опустился на колени, потащив Малфой поставил колено или они были теперь навечно
тратил на ее тренировки. Он В середине февраля при В те редкие моменты, когда Целительница Страуд не Гермиону за собой. Пол был между лопаток Гермионы и отпечатаны в ее сознании.
был жестким и попытке нападения на Гермиона видела Малфоя в ответила, пока не убедилась, сырым и липким и едва обхватил рукой ее Голова раскалывалась так
требовательным, но щедрым Министра Магии была убита замке, он всегда был одет в что девушка выпила все до заметно мерцал. подбородок, не позволяя сильно, что Гермионе
в своих знаниях. Снейп, Долорес Амбридж. нечто среднее между последней капли. Комната была почти шевелить головой. Девушка казалось, будто ее мозг
казалось, был одним из На территории Хогвартса охотничьей одеждой и — Это зелье, повышающее полностью погружена во задрожала, когда взгляд расплавился. Даже сквозь
немногих других людей, проходило мероприятие, боевым снаряжением. фертильность. Тебе оно, мрак, слабыми источниками красных глаз ворвался в ее царивший в сознании туман
который готовился к войне, посвященное открытию Возвращался в поместье он вероятно, не нужно, но света служили лишь сознание, словно нож, она чувствовала, как бешено
составлял собственные памятника Волдеморту, всегда с ног до головы другого выхода я не вижу. несколько подсвечников, полоснув по лицу. бьется пульс под
рецепты зелий, рисовал карты который должен был Боюсь, побочные эффекты стоявших поодаль. В зале,
обхватившими ее руку решимости. Он звучал пятом, на которых у Амбридж языком по оголенной коже на Она чувствовала, как слегка слишком много знает. Нельзя, На несколько секунд повисла
пальцами Малфоя. беспощадно. уже был этот медальон. Она внутренней стороне бедра, и подрагивают руки Малфоя от чтобы она была частью тишина, прежде чем Малфой
— Какая жалость, что ты не Гермиона почувствовала, как говорила, что он — часть тихо всхлипнула. перенесенного круциатуса. программы Страуд. Но… если ответил.
оставил девчонку Уизли в задрожали ее губы. Несмотря наследия Селвинов. Никто не — Молодого василиска смог — Целительница Страуд она забеременеет, я разрешу — В тюрьме Сассекса
живых, — сказал наконец на боль, она ощущала, как ее знал точно, как она бы держать почти любой напоила ее вчера каким-то тебе подождать, пока на свет находились лаборатории для
Волдеморт. накрывает бессильная ярость, заполучила драгоценность, но среднестатистический зельем плодородия, — не появится твой наследник. экспериментальных
— Прошу прощения, от которой тряслись руки. ее секретарь поделился волшебник, у которого ответил Малфой. — По поводу — Как прикажете, Повелитель, исследований.
Повелитель, я не догадывался Девушка ничего не могла подробностями. имелась бы жаба и талант к темной магии… Что ж, — ответил Малфой без Из груди Гермионы вырвался
о ее важности. Как вы можете изменить. Малфой мог просто Надзирательница любила ослепляющим проклятиям. последствия ее нападения в колебаний и вывел Гермиону тихий вопль ужаса.
помнить, девчонка была едва притащить кого-то в ее оставлять себе отнятый у Больше вопросов вызывает яд Сассексе доказывают, что из комнаты. — Подразделение,
жива, когда досталась мне. комнату и там же убить, если нелегальных торговцев товар. мантикоры, учитывая, что Грязнокровка не так строго Когда они вышли в один из занимающееся изобретением
Гермиона попыталась бы захотел, а Гермиона молча — Получается, ты не узнал использование веществ такого придерживалась правил ближайших коридоров, новых проклятий под
пошевелиться и едва не стояла бы рядом и наблюдала. ничего. Ни того, как Орден рода строго регулируется с тех Ордена об использовании Малфой заставил Гермиону руководством Долохова… —
взвыла от боли. Стараясь «Я ненавижу тебя, Малфой. смог уничтожить медальон с пор, как Министерство лишь светлой магии. выпить обезболивающее ее голос задрожал и сорвался.
преодолеть то и дело Ненавижу. Ненавижу». такого расстояния. Ни того, находится под вашим Волдеморт издал согласное зелье. Девушка усмехнулась Она увидела, как Малфой
накатывавшие спазмы, она — Конечно, это дело рук как они смогли понять его контролем. Макнейр шипение. про себя, прежде чем кивнул в темноте.
прислушивалась к разговору. Ордена. Кто еще мог знать об ценность. Ты не знаешь даже, настаивал, что в силах — Внимательно следи за ней. проглотить содержимое Внезапно ее живот скрутило, и
— Это объясняет ее этом? Идиот Слизнорт, как Амбридж заполучила его. провести расследование Сейчас, когда Орден снова колбы. девушку вырвало.
нападение в Сассексе, — видимо, рассказал Ты хоть что-нибудь в самостоятельно, что было начал действовать, они Она старалась увидеть что-то Боже, Джинни…
сказал Волдеморт задумчиво. Дамблдору. Значит, и Поттер состоянии сделать? — чрезвычайно великодушно с обязательно придут за сквозь туман в голове. Малфой подождал, пока у нее
— Абсолютно бессмысленная был в курсе всего. Поэтому он прорычал Волдеморт. Затем его стороны. Я допросил девчонкой, — сказал он. Казалось, сам воздух зала, в прекратятся приступы
попытка спасти умирающую и появился в Хогвартсе. Мы он немного успокоился, наедине одного из его — Вы знаете, что я скорее котором восседал Волдеморт, тошноты, и поднял ее с пола,
подругу. Орден всегда был упустили кого-то, когда прежде чем добавить более помощников. Выяснилось, что умру, чем позволю ей был для нее отравой. Ослабев, чтобы трансгрессировать
слишком предсказуемым. одержали победу. Кого-то, кто тихим, но не менее опасным уже в течение какого-то ускользнуть от меня, — Гермиона осела на пол. Ее обратно в ее комнату в
— Действительно. — Голос был важной фигурой и не тоном: — Я разочарован в времени в учетных ответил Малфой тихо. голова раскалывалась, поместье.
Малфоя был полон являлся рядовым солдатом их тебе, Верховный Правитель. документах наблюдаются Гермиона почувствовала, как несмотря на выпитое зелье. Из горла Гермионы вырвался
презрения. жалкого Сопротивления. Надеюсь, ты не забыл, что несоответствия в количестве усилилась его хватка на ее Но даже в таком состоянии, нечеловеческий крик боли —
Последовало долгое Уверен, Грязнокровка знает, случилось в последний раз, некоторых ввозимых руке. она хотела задать много так дорого ей обошлась
молчание. Малфой ослабил кто это. когда ты обманул мои Макнейром тварей. Также в — Мне нужен труп моего вопросов. трансгрессия. Она повалилась
хватку на подбородке Темная магия словно начала ожидания. Круцио! последние несколько лет дела врага, Верховный Правитель. — Я атаковала тюрьму? — С на Малфоя и только тогда
Гермионы, и она сгущаться в комнате, пока Гермиона почувствовала, как на черном рынке стали идти Кем бы он ни был. Мне нужно трудом выдавила девушка. заметила, что вся покрыта
распласталась на полу у его Волдеморт говорил. Казалось, Малфой внезапно упал. хорошо. тело последнего члена — После смерти Поттера, — остатками непереваренной
ног. Девушка почувствовала, сам воздух теперь Вместо того, чтобы свалиться — Отправь за ним, — Ордена. Хочу, чтобы его череп прозвучал голос Малфоя из пищи. Ее зрение прояснилось
как холодное и скользкое тело неподъемным грузом стал на пол, он повалился на приказал Волдеморт. Его пополнил мою коллекцию. темноты, — через несколько лишь на несколько секунд,
змеи начало обвиваться давить на грудь Гермионы. четвереньки прямо на голос искрился яростью. — — Он у Вас будет. Я часов после Финальной битвы. прежде чем ее снова
вокруг ее ноги. Она чувствовала, как под Гермиону, и она оказалась Нападение оказалось предоставлю его так же, как и Тебя смогли поймать только поглотила тьма. Она едва
— Я разочарован, что ты до воздействием магии окруженной его телом. возможным из-за его тела всех остальных, — тогда, когда ты сровняла с сдержала всхлип, пытаясь
сих пор не нашел причастных сжимаются ребра, и все ее Девушка чувствовала, как неосмотрительности. Похоже, поклялся Малфой. землей половину тюрьмы, вслепую вытереть руки о ткань
к нападению, Верховный тело словно вдавливает в содрогается его тело. Из груди некоторые из моих слуг стали Гермиона вздрогнула и пытаясь проникнуть внутрь. столь же грязной мантии.
Правитель, — сказал каменный пол огромная сила. Малфоя вырвался низкий слишком жадными. попыталась выдернуть свою Никто не ожидал нападения. Я Малфой пробормотал
Волдеморт. В его голосе — Мой Лорд, возможно, стоит болезненный рык. — Как прикажете, Повелитель, руку из хватки Малфоя. изучил отчеты уже после того, несколько очищающих
проскальзывали яростные послать за Северусом, — Волдеморт быстро прекратил — ответил Малфой и потянул Волдеморт рассматривал ее, и как тебя назначили ко мне. заклинаний, и неприятный
нотки. сказал Малфой. Казалось, действие заклятия. Не прошло Гермиону вверх, заставляя в его взгляде она видела Жаль, что никто не догадался запах, окружавший Гермиону,
Гермиона едва могла дышать. слова давались ему с трудом. и минуты, как он опустил встать. безжалостность и злобу. Он допросить тебя сразу же. пропал. Он толкнул ее на
В зале становилось слишком Видимо, не одна Гермиона палочку. Тело Малфоя Питон, обвившийся вокруг ног приоткрыл рот, и его язык Полагаю, всему виной кровать.
душно, и стоявший запах чувствовала влияние темной перестала бить дрожь, и девушки, усилил хватку, скользнул наружу — словно излишняя самоуверенность — Даю тебе три дня, — сказал
гнили совсем не помогал ей магии. Гермиона почувствовала его утягивая ее обратно на пол. он пробовал воздух на вкус. из-за победы. Малфой, и сквозь
сосредоточиться. Девушка — Нет, Румыния слишком сбивчивое дыхание над ухом, Волдеморт резко прошипел Его десны были белыми и Гермиона посмотрела в ту сгущавшийся в голове туман
видела, как в тусклом свете важна, — холодно ответил пока он пытался прийти в что-то, и существо медленно беззубыми, как у змеи, а сторону, откуда доносился его она едва расслышала, как он
поблескивает чешуя змеи, Волдеморт. — Возникнут себя. отпустило ее ноги, влажный язык блестел в голос. Она едва смогла вышел из комнаты.
обвивавшей ее лодыжку. вопросы, если мы вернем — Я не подведу вас, сопровождая свои действия слабом свете комнаты. различить светлые волосы Гермиона хотела оставаться в
Питон скользнул под край ее Северуса в Англию. Он Повелитель. Я отдал раздраженным шипением. Прикрыв рот, он наклонился Малфоя, прежде чем ее сознании. Так она смогла бы
мантии. Дрожа от останется там. Ты узнал, как у наконечник стрелы и осколки Когда Малфой окончательно вперед и издал тихое зрение вновь заволокло оплакать утраты и обдумать
отвращения, она постаралась Амбридж оказался медальон? медальона на экспертизу избавил Гермиону от змей, ее шипение. дымкой. Девушка все то, что успела выяснить
сбросить рептилию с ноги. Давление магии гоблину, — сказал Малфой, зрение прояснилось, и она Лицо Волдеморта оказалось в облокотилась о каменную сегодня, но, казалось, ее
Гермиона едва различала уменьшилось, и Гермиона поднимаясь на ноги. Его голос смогла разглядеть нескольких сантиметрах от стену, чтобы найти себе голова налилась свинцом. Она
очертания предметов в стала отчаянно хватать ртом лишь едва заметно дрожал. — Волдеморта. лица Гермионы. Она какую-то опору. никак не могла ухватиться за
сумраке зала. Из-за воздух. Она почувствовала, Наконечник был сделан из Он был наполовину обвит почувствовала, как его — Я была целительницей, — какую-нибудь мысль…
невозможности хорошо как змея скользнула выше по серебра гоблинской работы и телами питонов и дыхание скользнуло по коже. пробормотала Гермиона. — Я Гермиона потянула рукава
видеть, она стала подмечать ее ноге. Теперь холодные отравлен смесью яда из хвоста внимательно рассматривал Девушка не могла понять, не могла участвовать в… Мне мантии вниз, пока не
все звуки, которыми чешуйки, покрывавшие тело мантикоры и яда василиска. Гермиону. собирался ли он лизнуть ее, не позволяли…сражаться. затрещали пуговицы. Девушка
наполнялась комната. существа, скользили по Яд мантикоры позволил — Грязнокровка носит печать как змея, или же хотел снова Она нахмурилась, пытаясь скинула ее на пол. Стягивая
Девушка слышала, как в неприкрытой чулками голени арбалетной стреле темной магии. Змеи чувствуют проникнуть в ее разум. разобраться. чулки, она старалась стереть
темноте позади нее, шипя, Гермионы. Девушка преодолеть окружавшие это. И она весьма плодовита Налитые кровью глаза изучали — Но Джинни смогла воспоминания о холодном и
скользят по полу змеи. всхлипнула от отвращения и замок чары, а яд василиска сейчас, — сказал Волдеморт, ее несколько мгновений, выбраться? Я спасла ее? скользком прикосновении
— Я вас не разочарую. Если за снова постаралась сбросить смог уничтожить медальон. оглядывая девушку и потирая прежде чем он снова — Да. змеи к коже.
это в ответе члены Ордена, я питона. В ответ он обвился — Ты узнал, где они смогли рукой свой безгубый рот. откинулся назад на своем — Но она почти умирала, Прошло два дня, прежде чем
найду всех до единого, — вокруг другой ноги. достать необходимые Гермиона смотрела на него в троне, сплетенном из питонов. когда ты схватил ее. Почему? ее зрение относительно
ответил Малфой. Его — Я тайно изучил детали. Есть материалы? ответ в течение нескольких — Когда Грязнокровка выдаст — Спросила Гермиона тихо, ее восстановилось. Из-за
спокойный голос был полон фотографии, снятые в Гермиона почувствовала, как мгновений, пока ее зрение все секреты, тебе нужно будет голос был полон боли. головной боли Гермиона не
Министерстве в девяносто питон скользнул своим снова не заволокло дымкой. избавиться от нее. Она могла заставить себя поесть.
Когда она пыталась сесть или проникали в сны друг друга и того, что беспокоился о — Чтобы не рисковать Гарри в ожидая его реакции. Затем Если она продолжит, он посмотрела на мужчину,
встать, комната начинала поэтому, если помнишь, Гарри демографической ситуации. мелких стычках, потому что девушка кивнула. взорвется. стоящего рядом с ней.
расплываться у нее перед мог разговаривать на Он просто хотел получить тот нужен для финального — Да, — ответила она. — Том Гермиона почувствовала, как у Мириады эмоций внезапно
глазами. парселтанге. Вот почему, немного времени, удара. Да. Я понимаю. Но это и Гарри — ключевые фигуры в неё сжалось сердце. мелькнули на его лице. Он
Гермионе ничего не когда Волдеморт использовал организовывая весь этот не значит, что мне это войне. Пожиратели Смерти — Ладно... Тогда я не буду открыл рот, но тут же закрыл
оставалось, кроме как убивающее заклятье в спектакль с чистокровными нравится. И некоторые из этих амбициозны и нестабильны. больше отвлекать тебя, — его, сомневаясь в ответе.
бесконечно размышлять. Хогвартсе в первый раз — семьями и суррогатными рейдов... — он вытащил Том — это та сила, которая сказала она и повернулась к — Я тот, кто обязан заботиться
Когда на третий день пришел чтобы убить Гарри — оно матерями. Волдеморт не несколько свитков и держит армию сплоченной. выходу. о тебе, — наконец ответил он,
Малфой, она заставила себя поначалу не сработало… останавливал войну, потому просмотрел их, — это почти Если мы сможем убить его *** и его лицо снова стало пустым.
сесть и посмотреть на него Голос Гермионы надломился. что хотел. Он был вынужден самоубийственные миссии. Я окончательно, это подтолкнет Гермиона пришла в себя и в Он вытащил маленькую
твердым взглядом. Она сглотнула и заставила ее остановить. не представляю, как Кингсли к личным междоусобицам. У шоке обнаружила, что кто-то склянку, казалось, из
— Еще вопросы? — спросил себя продолжить. Девушка Резкая боль словно расколола удаётся все проворачивать Сопротивления появится шанс склонился над ней, ниоткуда. — Ты должна
он холодным тоном, ощущала, как к ней ее голову надвое, и взгляд перед остальными, нанести решающий удар. запрокидывая её голову. выпить это. Вероятно, ты
разглядывая Гермиону. подкрадывается новый Гермионы заволокло красной манипулируя влиянием Гарри. — Единственный плюс в Правая сторона ее лица и тела сможешь вспомнить, что
Девушка покачала головой. приступ боли, но оставила его дымкой. Будто у нее на лбу Нас не было всего пару одержимости Тома была сильно напряжена и произошло, когда очнёшься в
Малфой, казалось, удивился. без внимания. была рана, кровь из которой недель, и вот как изменилась собственным бессмертием — обездвижена. Она не могла следующий раз.
— Хотя один, думаю, все же — Поэтому ему пришлось застилала глаза. Она его тактика... это отсутствие у него даже пошевелить пальцами, а язык Гермиона поколебалась,
найдется, — сказала она через наложить убивающее еще раз. закричала от боли и Он замолчал, сердито глядя на мысли о том, чтобы выбрать болел так, словно его кусали потом кивнула в знак
минуту. Из-за их связи. Но дело было повалилась вперед. Девушка отчеты. себе преемника, — устало несколько раз. согласия. Он скользнул рукой
Малфой замер в ожидании. не только в Гарри... заставила себя поднять взгляд — Скажи мне, скольких мы отметил Рон, смотря на один Она отпрянула от держащих под ее шею, придерживая
Гермиона постаралась собрать Бессмертие Волдеморта… на Малфоя. Он дернулся потеряли за эти недели? из лежавших на столе отчетов. её рук, и человек... мужчина голову, и помог наклонить ее
воедино имеющиеся обрывки Профессор Квиррелл, тот навстречу ей. Гермиона открыла рот, чтобы Гермиона могла разглядеть на перестал прикасаться к ней. обездвиженное тело, чтобы
информации и все дневник, что был у твоего Гермиона сдавленно ответить, но он оборвал ее. нем свою подпись, Он отступил назад, она могла проглотить зелье.
противоречия, которые отца… Каким-то образом твой прошептала: — Хотя можешь не отвечать. Я подтверждавшую количество внимательно разглядывая ее. Как только девушка выпила
беспокоили ее на протяжении хозяин мог связывать свои — Он умирает, не так ли? вижу цифры в чертовом пострадавших и погибших. Она в замешательстве его, усталость полностью
месяцев. Похоже, у нее жизненные силы с ========== 17. ========== отчете. Просто, блять, Бездушные цифры, уставилась на него. Он был овладела ею, и она
наконец-то получилось одушевлёнными и Гермиона стояла на третьем невероятно! Если бы Кингсли выведенные на бумаге ее бледным, со светлыми почувствовала, что засыпает.
составить что-то, неодушевленными этаже в доме на Площади сейчас был здесь, я бы ему аккуратным почерком. — Хотя волосами. Его лицо, которое — А тебя я вспомню? —
напоминающее целостную предметами. И Орден об этом Гриммо. В тускло освещённом врезал! я не сомневаюсь, что Малфои казалось выразительным, спросила она, когда ее глаза
картину. знал. Вот как он понял, что коридоре было непривычно Его лицо побагровело от будут считать себя первыми в когда девушка впервые закрылись.
Гермиона сделала глубокий нападение на Министра было тихо. Такое обычно случалось ярости. очереди к власти теперь, открыла глаза, теперь стало — Полагаю, что да, — ответил
вдох, прежде чем заговорить. делом рук Ордена, а не поздним вечером или рано — Рон, мы не можем когда Беллатриса мертва. абсолютно пустым. он.
Она встретилась с Малфоем какого-то нового отряда утром. Проходя мимо одной продолжать вести войну без Ебаные психопаты. — У тебя был приступ, — ***
взглядом. Сопротивления. Потому что из комнат, она заметила потерь, — сказала Гермиона, — Тебе нужно убедить Гарри, сообщил он ей спокойным Когда Гермиона снова
Хитрость рядится в одежды целью нападения было не знакомую рыжую макушку, чувствуя, как ее внутренности что поиск крестражей для нас голосом. — Очевидно, зелье проснулась, в правой стороне
бесхитростности, коварство убийство Министра или склонившуюся над столом с сжимаются при воспоминании сейчас на первом месте, — плодородия и легилименция ее тела ощущалась слабая
надевает маску Амбридж. Медальон, который картами. Девушка о том, скольким людям она сказала Гермиона, смотря не сочетаются. боль, а на языке — легкий
чистосердечия. носила Надзирательница. Я остановилась и легонько закрывала глаза за последние Рону прямо в глаза. — Это Он взглянул на палочку в привкус исцеляющего зелья.
— Война давно окончена, — видела его, когда мы постучала в дверь. несколько недель. Как им с очень важно. После того, что своей руке. Она мысленно вернулась
сказала она. — Даже несмотря проходили обучение. Этот — Эй, Миона, — рассеянно Биллом пришлось случилось с Джинни, боюсь, — Ты можешь говорить? Ты назад, пытаясь вспомнить, что
на то, что в некоторых частях медальон принадлежал произнёс Рон, передвигая накладывать заклятие он захочет снова участвовать в кричала в течение нескольких произошло.
Европы она официально Волдеморту. Был одним из тех фигуры на карте. Выражение расширения на одно из сражениях, игнорируя поиски. минут. Она говорила с Малфоем о
продолжается, это больше не самых связующих предметов. его лица было напряженным. убежищ, чтобы там Рон слегка побледнел. Гермиона с трудом сглотнула. Волдеморте, о крестражах...
имеет значения. Учитывая то, Оставшийся член Ордена, кто — Есть минутка? — спросила поместились все смертельно — Понимаю, — тихо ответил В горле у нее пересохло, будто Гермиона вдруг вспомнила это
что публикуется в прессе, я бы он ни был, смог понять, в она. раненные бойцы. — Не он. несколько минут были явным слово. Наконец она задала
подозреваю, что скоро будет чем ценность этого украшения — Конечно. — Он сунул думаю, что ты понимаешь, Гермиона нерешительно преуменьшением. Она вопрос, который вряд ли был
объявлено перемирие. За и потому разрушил его. палочку в задний карман насколько истощены наши подошла ближе. попыталась открыть рот и вопросом, потому что она
последние два года с тех пор, Малфой едва заметно джинсов и взглянул на нее. — ресурсы. Как считаешь, — Рон, то, что я сказала на обнаружила, что мышцы на была почти уверена, что
как умер Гарри, больше не прищурился. Гермиона чуть Изучаю отчеты за те дни, что сколько ещё лет вчерашнем собрании... правой стороне ее челюсти права. Волдеморт умирает.
было никаких достижений, склонила голову. Они меня не было. Смотрю, у Сопротивление сможет Надеюсь, это не заставило были так напряжены, что А потом все в ее голове
кроме разве что завоевания изучающе смотрели друг на Сопротивления было немало продержаться только на тебя чувствовать себя девушка едва могла разжать словно взорвалось, комната
Великобритании. друга. работы в последнее время. наследстве Гарри? В виноватым. Ты спас Джинни. Я зубы. начала вращаться, и она упала
Малфой молчал. Лицо его — Боюсь, я пропустил вопрос, Ты, наверно, была сильно Больничном крыле не хватает подумала, что не могу Она чувствовала себя странно в обморок.
ничего не выражало. — сказал Малфой через занята? персонала и медикаментов. скрывать эту информацию от опустошенной. Словно ее У нее случился приступ на
— На самом деле, мгновение. Он бросил на нее Влияние Тома над Европой Ордена, но я не хотела ударило током. Её мышцы и глазах у Малфоя.
практически ничего и не — Я еще не задала его, — проницательный взгляд. усиливается. Единственный причинить тебе боль. сухожилия были натянуты до Когда девушка проснулась в
происходило с тех пор, как ответила Гермиона спокойно, Гермиона опустила глаза. вариант, который у нас — Все в порядке, — сухо такой степени, что казалось: первый раз, то была
Гарри погиб. Все до этого продолжая игнорировать — Я уверена, ты понимаешь остался, — это принять ответил он. — Ты поступила ещё немного, и они лопнут. практически неподвижна и
пропагандируемые нараставшую головную боль. суть подобной стратегии, — ситуацию и взять на себя правильно. Когда она попробовала даже не помнила, кто он
Волдемортом идеи перестали Казалось, что её мозг сейчас тихо произнесла она. ответственность за все эти — Мне очень жаль... вздохнуть, из ее горла такой. Он накачал ее зельем
получать продвижение после взорвется. — Кингсли использует решения. И мы не можем — Прекрати, я действительно вырвался низкий Снов без сновидений.
его победы в Финальной — Программа увеличения крестражи, чтобы держать рисковать Гарри. не хочу об этом говорить, — задыхающийся звук. Гермиона вспомнила их
битве. Потому что… — она на рождаемости, — выдавила Гарри подальше от поля боя, Рон молчал. Гермиона видела, сказал он дрожащим голосом, Гермиона попыталась недолгий диалог. «Обязан
секунду засомневалась. — она, глубоко дыша, стараясь — сказал он. как он сжал челюсти, пытаясь не терпящим возражений. вспомнить, что произошло. заботиться». Это было
Потому что между ними преодолеть боль, — это ведь Гермиона коротко кивнула. справиться с эмоциями. Гермиона посмотрела на него. Попыталась сесть, но тело не слишком великодушное
существовала какая-то связь. просто уловка для отвлечения — Ты ведь осознаёшь — Нам нужно отыскать Кончики его ушей покраснели, слушалось. Она беспомощно сравнение с его стороны. Она
Их что-то объединяло, внимания. Волдеморту нет причину? крестражи, — наконец сказал а сам он был бледен как разрыдалась. фыркнула.
возможно, еще со времен, дела до магического Выражение лица Рона стало он. Гермиона медленно полотно. Веснушки на его — Кто ты такой? — Девушка передернула
когда Волдеморт не смог сообщества. Это трюк для жестче, когда он пожал выдохнула. Она не замечала, лице выделялись ярко, словно пробормотала девушка сквозь плечами и попыталась
убить маленького Гарри. публики. Он не собирался плечами и кивнул. что все это время капли крови. зубы, когда наконец открыть рот. Челюсть болела,
Поэтому иногда они порабощать магглов из-за задерживала дыхание, перестала всхлипывать. Она но она смогла полностью
разжать зубы. Гермиона Малфой использовал остальному магическому это понимание еще больше террористов не существовало тайно вывез ее из Британии. недостаточно ресурсов, чтобы
осторожно села и осмотрела очищающие чары на ней сообществу было проще не сблизило их с Гарри, залатав нейтральных зон. Она не знала, когда вернется. справиться с ней и не
себя. после возвращения из зала высовываться и оставить все трещины в дружбе. Они Когда Волдеморт внезапно Девушка одержимо училась оказаться стёртым с лица
Ее определённо лечили. Волдеморта. Она собрала Орден в одиночку сражаться с объединились в чувстве вины, захватил контроль над почти два года. Она уже земли.
Приступы с потерей сознания полотенца и одежду и пошла Волдемортом «за права решимости и идеализме сил Министерством, первым заканчивала обучение, когда С того момента, как девушка
не были ее специализацией, по коридору в душевую, магглорожденных». Добра и Света. Стали ближе и указом министра Толстоватого после очередной стычки вернулась в Англию, она жила
но Артур Уизли слегка страдал находящуюся в комнате Было трудно вести войну с роднее. Больше, чем братья. было подписание «Акта о Ордена было рассекречено в новой больничной палате,
от них после того, как был неподалёку. позиции террористов. Для Гермионы почти не регистрации нахождение лечебницы. расположенной на втором
проклят Люциусом Малфоем. Долгий душ снял оставшееся Даже если у тебя были деньги, осталось места. магглорожденных». Пожиратель Смерти схватил этаже в доме на площади
Она присматривала за ним. напряжение в теле. Она попасть в Косой переулок или Девушка вздохнула и опустила Тщательно рассчитанный и Эрни Макмиллана, когда тот Гриммо. Она проводила дни и
Лечение приступов было откинула голову назад под пробраться в хранилище голову, чувствуя, как вода продуманный ход. аппарировал туда. Как только ночи, наблюдая, как умирают
похоже на лечение от струи воды и вспомнила Рона. Гринготтса стало нелегко. стекает по ее щекам. Ее губы Магглорожденных и Пожиратель оказался внутри люди, видя, как они
последствий круциатуса. Крестражи. Количество жертв. Идентификация личности с скривились и задрожали, полукровок — авроров и защитных оберегов, он тут же понимали, что скоро умрут.
Терапия, с которой Гермиона Джинни. подачи Министерства стала когда она вспомнила Хогвартс. целителей Святого Мунго ушел и привел с собой Пыталась спасти их. Она
была хорошо знакома. Все всегда возвращалось к необходимой для любой Гарри, Рон и Гермиона. арестовали. Их палочки были остальных. сидела рядом с ними и как
Она включала в себя не только Джинни. покупки: будь то еда или Неразлучное трио... до смерти изъяты, прежде чем они Укрытая чарами Фиделиуса можно мягче объясняла, что
исцеление палочкой, но и Рон. Он выглядел таким поставка зелий. Покупка Дамблдора, когда Гермиона смогли бежать в Орден. больница не была хорошо они никогда не будут
магическую физиотерапию. изможденным. Растоптанным больших количеств сразу выбрала специализацией Они стали бы бесценными защищена. Плана эвакуации разговаривать или никогда не
Использование заклинания, а войной. В его волосах вызывала подозрение. зелья и исцеление, а не членами Сопротивления, если не было. Никакой охраны. Это будут есть, возможно, никогда
затем точечное массирование виднелась седина, хотя ему Человек также мог быть тренировку защитной магии с бы Орден смог их вовремя была кровавая баня, прежде не будут видеть или ходить.
и снятие напряжения мышц было не больше двадцати отправлен в больницу после Гарри, Роном и остальным перехватить. чем Орден успел Что у них никогда не будет
вручную. Кто-то дотрагивался двух лет. Она забыла эти сражения, но любые травмы, отрядом. Вместо этого мобилизоваться и отправить детей. Что их партнер, супруг,
до нее. По крайней мере, этот подробности. Забыла о том, связанные с боевыми, Ее дни были потрачены на «террористическая подкрепление. родители или дети погибли,
человек разминал всю правую как война сжирала его требовали того, чтобы Святой изучение целительства под организация» внезапно Сопротивление потеряло двух пока они были без сознания.
сторону ее тела, чтобы изнутри, как физически Мунго связывался с руководством Поппи Помфри. оказалась отрезанной от целителей, которые были Гермиона жила так каждый
полностью снять напряжение проявлялся в нем стресс. Авроратом. Раненые члены Ночи она проводила в цивилизации, ненадолго завербованы, их стажеров- день после сражений, дышала
и скованность суставов. Рон планировал миссии Сопротивления обвинялись в изучении зельеварения со оставшись с Поппи Помфри в целителей, Горация Слизнорта этим опустошением, пока,
Учитывая, что она чувствовала вместе с Грюмом и Кингсли. терроризме, помещались под Снейпом. Дружба отошла на качестве своего самого и почти всех раненных, наконец, не утонула в нем.
себя почти нормально, Пользуясь своим талантом арест и исчезали в одной из второй план. Даже ее оценки опытного целителя. Всех находящихся там на лечении. Девушке не разрешалось
Гермиона подозревала, что ее стратегии игр в волшебные тюрем Волдеморта. уже не имели значения. бойцов Сопротивления Пожиратели специально драться. Ее не пускали на поле
лечили с обеих сторон от шахматы, он научился Сопротивление не было У нее было мало времени, привозили в Интернат оставили Эрни в живых. боя. Она была слишком
челюсти до пальцев ног. применять его на войне. Он готово к тому, насколько чтобы тратить его на Старших сестёр для лечения от Орден требовал ценной в качестве
Она слегка вздрогнула, но был так горд, когда Кингсли решительными будут первые тренировки защитных боевых ранений и темных немедленного возвращения целительницы и Хозяйки
попыталась успокоиться. впервые одобрил одну из его атаки Волдеморта. У них не заклинаний. Остальные проклятий. Кингсли удалось Гермионы. зелий. Орден не мог
Это было просто исцеление. стратегий. хватало запасов. Они не изучали боевую и защитную нанять двух врачей общей Волдеморт позволил рисковать.
Обычная терапия. Она сама Рону, Гарри и Отряду прятали достаточное магию. Казалось, никто практики, чтобы создать Антонину Долохову создать Она бесконечно смотрела на
исцелила сотни и сотни Дамблдора потребовалось количество людей в укрытиях, больше не беспокоился о полуфункциональную подразделение по разработке «результаты» сражений, на
людей. Лечила травмы на время, чтобы понять, что многие из тех, кого пытались травмах или о том, как больницу. И из-за тенденции проклятий. Пожиратели которые не имела никакого
любой части тела. Травма — война будет долгой. Они защитить, не были в противостоять проклятиям. Волдеморта наказывать целые использовали в боях влияния.
всего лишь травма. Как и сам думали, что магический мир состоянии скрываться. Всегда Или о возможности делать семьи большинство усовершенствованные Поэтому она пускала в ход то,
процесс исцеления. Он был восстанет в поддержку находились люди, которые зелья, необходимые для волшебников не стремились проклятия, которые требовали что у нее было: голос и
совершенно лишен всякого Ордена. И тот факт, что Гарри думали, что им сойдет с рук их исцеления ран. бежать, бросая свою продвинутого анализа положение члена Ордена.
рода чувственности или был свидетелем поражения выбор, если они изменят его, В течение месяца после битвы прежнюю жизнь, и вступать в заклинаний для Гермиона использовала свое
сексуальности. Полностью Волдеморта во время Первой переметнувшись в другой в Отделе Тайн Гермиона союз с Орденом. противодействия. место на собраниях, чтобы
обезличен. Тела пациентов магической войны, наполнит лагерь. Все заканчивалось ежедневно принимала десять В тот момент война была Специальность, которую убедить Орден расширить
редко воспринимались как общество волшебников пытками, мучительными различных зелий, чтобы сосредоточена в Англии. изучала Гермиона. Орден обучение за пределы
нечто большее, чем то, что уверенностью в силе Света. смертями и публичной восстановить все внутренние После захвата британского также нуждался в новом защитной магии. Она не
можно исцелить и отправить Но Волдеморт извлек уроки из казнью. повреждения от Министерства Магии Мастере зелий, и Гермиона выступала за пытки или
снова на поле боя. Первой войны. Он стал более Гордость, которую испытывал невербального проклятия европейские магические была достаточно непростительные. Девушка
Но все же... Мысль о том, что умен, осторожен и хитер, Рон, когда применялись его Долохова. Ей повезло, что она больницы, сочувствующие квалифицированной, чтобы просто хотела, чтобы бойцам
кто-то ухаживал за ней, пока особенно после неудачной стратегии, быстро стала выжила. Сопротивлению, тайно заступить на эту должность. Сопротивления было дано
она была без сознания в доме битвы в Отделе тайн. Он угасать, когда он обнаружил, Спустя несколько месяцев со протягивали руку помощи и Через три дня Кингсли лично явное, а не просто молчаливое
Малфоя, заставила ее ограничил свой террор что почти невозможно смерти Дамблдора, девушка предлагали прибыл в австрийский разрешение убивать
почувствовать себя нехорошо. магглорожденными, семьями организовать бой без потерь. уже остро понимала, какую специализированную магический госпиталь, где она Пожирателей Смерти в целях
Она прижала одеяло к груди, полукровок и предателями Люди не были важную роль сыграют подготовку по исцелению училась, и забрал ее обратно в самообороны.
словно защищаясь. крови. Захватив многоразовыми фигурами на целительство и зельеварение темной магии и проклятий. Англию. Она не думала, что это станет
Гермиона взглянула на Министерство, он сразу шахматной доске. Когда их в том, сможет ли Гермиона была единственным В ее отсутствие Гарри и Рон такой большой жертвой или
календарь и увидела, что объявил Орден Феникса приносили в жертву, они Сопротивление вести войну человеком, обладающим стали дуэтом. С её сложным решением в данном
прошло два дня с момента ее террористической умирали. Ужасной смертью. И достаточно долго, чтобы достаточными базовыми возвращением трио положении дел.
разговора с Малфоем. организацией. И убил даже если ты сделал все выиграть ее. Но она была навыками в области попыталось возобновить Но это стало.
Она пошевелилась и слабо Дамблдора в его собственной возможное стратегически, единственной, кто целительства, которого Орден дружбу, но после двухлетней Гарри был непреклонен. Они
зашипела, глядя вниз. Ее грудь школе руками чтобы защитить их, они не беспокоился об этом. Все мог отправить на разлуки они оказались по не будут использовать темную
болела и... увеличивалась в шестнадцатилетнего всегда поступали так, как считали ее параноиком. переподготовку. разные стороны баррикад в магию, не будут убивать
размерах. Несколько секунд подростка. хотелось бы. Больницы были нейтральной И вряд ли это было просьбой отношении использования людей. Большая часть Ордена
девушка смотрела на неё с Любая уверенность Рон, как правило, принимал территорией. И, если кому-то или пожеланием. Орден определенной магии. его поддержала.
ужасом, потом вспомнила, что магического мира в силе Света каждую смерть и боевую требовалось исцеление, нуждался в целителе. Если Гермиона не разделяла Гермиона стала откровенным
это побочный эффект зелья была быстро подавлена. травму близко к сердцу. Та всегда можно было они не могли нанять его, то идеалистической веры в то, изгоем. Это разрушило
плодородия, которое дала ей Магглорожденные и зависть к лучам славы и обратиться в больницу должны были создать. У что Свет и Добро в конце большинство ее дружеских
Страуд. Она поморщилась и полукровки составляли лишь героизму, которую он Святого Мунго. Гермионы были способности. концов переломят ход войны. отношений.
выбралась из постели. небольшую часть популяции испытывал к Гарри, исчезла. Вот только потом они стали Ей едва дали время В ее глазах война была словно Она не удивилась, когда
волшебников. Всему Война быстро отрезвила его, и террористами. А для попрощаться, как Кингсли цунами, и Орден использовал Джинни пришла к выводу, что
Снейп был единственным Регулярные прогулки руке он сжимал пару — Насчет этого? — невинно знал, — тихо сказала она. Гермиона вздохнула и коридорах. В домах
человеком, с которым у улучшили цвет её лица, перчаток. сказала Гермиона, указывая Девушка пристально отложила бумагу в сторону. волшебников не было ни
Гермионы могли быть добавили легкого Ей стало интересно, носил ли на статью. посмотрела на него, ожидая, Видимо, она забыла, как ковриков у двери, ни щёток
отношения. Джинни была естественного румянца. Без он свою броню, когда убивал Он закатил глаза. что он немедленно вторгнется складывать оригами, во время для обуви, так как одним
права. Гермиона почти всегда гребня или каких-либо Джинни, Минерву — Нет. в ее сознание. Для проверки. недавнего приступа. взмахом палочки можно было
была одна. зажимов для волос Гермиона Макгонагалл, Аластора Грюма, Уголок ее рта слегка дернулся. Он просто смотрел на нее. Возможно, он повредил ее избавиться от любых
Девушка вздохнула про себя и могла расчесывать их только Невилла, Дина, Симуса, — Я целительница, — сказала Она отвела взгляд, а через мозг. загрязнений. Каждый день
выключила душ. руками. Волосы падали профессора Стебль, мадам она, затем посмотрела на свои минуту оглянулась и Воспоминания каким-то Гермиона извинялась про себя
Если бы она поступила иначе, буйными волнами кудрей и Помфри, профессора запястья. — Или, по крайней заколебалась. образом испарились, не перед эльфами за
могло ли это изменить исход завитков, доставая ей до Флитвика и Оливера Вуда. мере, ею была. Я Малфой заметил ее внимание оставив и следа. оставленные следы.
войны? Если бы она посвятила локтей. Ее колени, локти, Наверное, он всегда носил её специализировалась на и наклонил голову, выгнув Теперь она не помнила ни Так проходили дни. Один
себя защитной магии? Если бы тазовые кости и ребра больше под одеждой Пожирателя исцелении темной магии. Я бровь. того, зачем делала похожий день сменялся
она не занялась не торчали. Она нарастила Смерти. знаю признаки магической — Кингсли Бруствер... — журавликов, ни того, когда другим.
целительством или мышечную массу Чешуя железнобрюхого была коррозии. Слишком большая медленно произнесла она. — вообще этому научилась. Гермиона просыпалась и
зельеварением? Если бы она упражнениями. очень устойчива к магии и концентрация использования Ханна не упоминала о нем. Скорее всего, в младшей завтракала. Несколько раз
не уехала тогда на два года? Она выглядела здоровой. почти непроницаема для темной магии начинает Все твердят, что я — это все, школе. перечитывала газету. Раньше,
Разве это что-то изменило бы? Даже слишком. Нормальной. физических атак. В поединке, превращаться в яд в что осталось от Ордена. Но я Гермиона надела мантию и до того, как она разучилась
Спасла ли она кого-нибудь? Как Гермиона из другой если нападающий не мог организме. Тело и не помню... отправилась на улицу. делать оригами, девушка бы
Комок образовался в горле, жизни. попасть ему в голову или собственная магия пытаются — Он погиб за несколько Поместье выглядело мрачно и занимала себя фигурами из
когда Гермиона повторила Но ее глаза... использовать смертельное побороть это. Но как только месяцев до Финальной битвы, тоскливо. Зима пыталась бумаги. Потом обедала.
насмешку Малфоя, Ее глаза были мертвы. В них проклятие, Малфоя было темная магия проявляется на — сказал Малфой, отводя от отвоевать последние Гермиона часами гуляла по
брошенную им за несколько не осталось прежнего огня. трудно победить. У кого-то с клеточном уровне, пути назад нее взгляд. Его челюсть слегка морозные дни перед окрестностям поместья в те
месяцев до этого: Искра, которую она считала кандалами, блокирующими нет. Темная магия пожирает дернулась. приходом весны. Стекла окон дни, когда позволяла погода.
— Ты ведь даже не воевала во самой неотъемлемой частью магию, не существовало тело изнутри. Гермиона подозревала...но по утрам были покрыты Если шел сильный дождь, она
время войны, не так ли? Я уж своей сущности, погасла. вообще никаких шансов Она отложила газету в все равно почувствовала инеем. Но все же становилось выходила на улицу лишь
точно никогда тебя не Она была живым трупом. против него. сторону. острую боль в груди, когда теплее, и порой несколько ненадолго, а потом
встречал. Тебя не было там с Девушка отвернулась от С другой стороны, когда — Магия, конечно, все еще услышала подтверждение. дней подряд шел дождь. возвращалась в свою комнату
Поттером и Уизли. Ты просто зеркала и оделась. вообще слизеринцы очень сильна в нем. Он до сих Она была уверена, что уже Сегодня лишь слегка и занималась физическими
пряталась. Проводила все Зелье плодородия повлияло заботились о честной борьбе? пор является одним из самых знает ответ и на следующий моросило, так что Гермиона упражнениями, пока не
свое время в больничных на то, как теперь сидела на Его глаза встретились с ее могущественных волшебников вопрос. продолжила путь по чувствовала, что едва хватает
палатах. Тщетно размахивая ней одежда. Пуговицы на ее глазами в другом конце в мире. Но физически слабеет. — Это ты был тем, кто... окрестностям. сил, чтобы встать. Принимала
палочкой, спасая людей, груди натянулись, и она могла комнаты, и он внимательно Даже вся эта кровь единорога, Он встретился с ней взглядом Теперь она могла гулять в душ. Гуляла по комнатам
которым в итоге лучше было видеть свои соски сквозь посмотрел на нее. в которой он купается и и кивнул. одиночку почти по всему поместья. Ужинала. Иногда
умереть. ткань платья. Гермиона Она скрестила руки на груди, которую поглощает, не может — Он встал у меня на пути. поместью и прилегающей к Малфой приходил для
Она с трудом сглотнула и ссутулилась, пытаясь скрыть словно защищаясь. в достаточной мере ========== 18. ========== нему территории. Но очередного сеанса
сжала губы в жесткую линию, это, и распустила волосы по — Вспомнила меня наконец? справиться с симптомами. Гермиона в замешательстве открытые пространства все легилименции, иногда —
выходя из душа и вытираясь плечам. — спросил он. Лежать в оцепенении в смотрела на кусок бумаги, еще оставались для нее чтобы безразлично трахать ее
полотенцем. Вернувшись в свою комнату, — К моему глубочайшему змеином гнезде — попытка который держала в руках. проблемой. на столе. Потом она ложилась
Девушка остановилась на девушка обнаружила там сожалению, — сказала она, оттянуть неизбежное. Даже Она нахмурилась и сложила Порой, когда Гермиона спать. На следующее утро все
мгновение и уставилась в приготовленный для нее обед. отворачиваясь от него. Он если он бессмертен, то скоро его вдвое. Сделав это, пыталась покинуть пределы повторялось заново.
зеркало. Она ткнула вилкой в салат из медленно приблизился. станет всего лишь тенью. Он девушка остановилась в живой изгороди и пройти И так каждый день.
Гермиона ненавидела свое огурцов и уставилась в окно. — Я сообщил Страуд о растворится в эфире. И теперь, растерянности. дальше, к простиравшимся Ничего, кроме новостей из
отражение. Ненавидела Снег растаял. В поместье случившемся. По-видимому, когда Гарри мертв, у него не Она больше не помнила, как вдаль лугам, она чувствовала газет, не разбавляло эту
смотреть на себя. Она царил бесконечный серый она не потрудилась проверить будет возможности складывать бумажных себя так, словно ее тело рутину.
старалась отводить глаза цвет. Даже небо было серым. факторы риска совмещения возродиться снова. Если все журавликов. вскрывают заживо. Казалось, Гермиона ни с кем не
всякий раз, когда Гермиона все еще смотрела в зелья плодородия и сеансов его крестражи будут Гермиона сделала больше кто-то вытягивает из нее всю говорила, кроме Малфоя и
сталкивалась с зеркалом. Она окно, когда дверь щелкнула. легилименции, — сказал он с уничтожены, он просто тысячи таких фигурок. жизненную энергию. В эти Страуд.
с трудом узнавала человека, Девушка оглянулась и легкой усмешкой. перестанет существовать. Больших и маленьких. Она моменты здравый рассудок Понимание того, что
которого там находила. увидела, что вошел Малфой. — Я сомневаюсь, что эта Малфой резко взглянул на помнила, как складывала их покидал ее, оставляя один на программа увеличения
В своих воспоминаниях На нем была его «охотничья» комбинация регулярно нее, и она встретилась с ним одну за другой изо дня в день. один с ощущением магической популяции — это
Гермиона была изможденной одежда. Она казалась чистой, изучается мастерами зелий, — взглядом. абсолютного, обман, ничего не меняло. Не
от стресса и недоедания. так что, предположительно, сухо ответила Гермиона. — Эти связующие предметы неконтролируемого страха. имело значения и то, что
Бледной от постоянного он скорее уходил, чем Наступила пауза, Малфой называются крестражами, не Теперь же девушка не Она не могла… была не в Волдеморт умирает.
пребывания в каморке, готовя возвращался. вытащил из воздуха газету и так ли? — спросила она. понимала, в какой силах справиться с ним. Не для нее.
целебные и укрепляющие Гермиона внимательно протянул ей. Она с Он медленно кивнул. последовательности нужно Гермиона не знала, сможет ли Малфой все еще проводил все
зелья. Ее неуправляемые посмотрела на него. Без любопытством выхватила её — Новое воспоминание? — складывать бумагу. Сначала когда-нибудь преодолеть этот свое время в попытках
волосы всегда были верхней мантии он выглядел из его пальцев. сказал он. по диагонали? Может, в страх. Получится ли у нее поймать того, кто разрушил
тщательно заплетены в тугие заметно выше и гибче. Вся — Ты явно извлекла пользу из Она кивнула. первую очередь пополам, а излечиться от агорафобии. медальон. Когда он приходил
косы, которые она одежда была черной, но на чтения, — сказал он, когда она — Во время приступа, — потом еще раз вдвое? Она Казалось, что страх в ее комнату, чтобы в
закручивала на затылке. предплечьях, груди и ногах развернула газету. ответила Гермиона, испробовала оба варианта. пронизывал всё ее существо, очередной раз изучить
Худая, с тонкими костлявыми блестело металлическое «Мирные переговоры в откидываясь на спинку стула. Гермиона не могла жил в каждой клетке тела и воспоминания, то выглядел
конечностями. Ее глаза были посеребренное защитное Скандинавии!» — кричали — Орден охотился за ними. вспомнить. Это знание… Оно сжимал ее горло и легкие в заметно изможденным. Он
большими и тёмными, с снаряжение. «Броня из чешуи буквы на первой полосе. Это была задача Гарри и Рона. исчезло. невидимых тисках, не лишь ненадолго вторгался в
пылающим в них огнём украинского железнобрюхого Она слегка усмехнулась про — Что-нибудь еще? — спросил У нее не было на руках ни позволяя дышать. ее сознание, словно опасаясь,
надежды. дракона», заключила себя, просматривая статью. он низким и опасным одного из уже сделанных В дни, когда не было дождя, что может навредить ей и
Сейчас же… Гермиона, изучив его в — Как ты догадалась? — голосом. журавликов, чтобы развернуть Гермиона проводила вызвать еще один приступ.
Ее лицо больше не было мгновение. Для защиты от спросил он после минуты — Рон был расстроен его и попытаться повторить большую часть времени на Гермиона начала подозревать,
изможденным. Благодаря заклинаний и оружия, если, молчания. количеством жертв. Мы процесс заново. Эльфы всегда улице. В поместье она что Волдеморт регулярно
ежедневному питанию она конечно, у него не было хобби Она подняла глаза от газеты. умирали с голоду. Я уничтожали все фигурки к возвращалась в испачканной пытал Малфоя круциатусом.
набрала вес, ее щеки укрощения драконов, о сомневаюсь, что это та концу дня. грязью одежде, портя Каждый раз, когда тот
перестали быть впалыми. котором она не знала. В одной информация, которую ты не начищенные до блеска полы в
докладывал, что до сих пор не Раньше она старалась понять, или убивать Дамблдора. Его Когда однажды посреди ее — Всегда подозревал, что ты — Ты не можешь быть уверен при виде девушки тотчас же
поймал нападавшего. почему он так покорно не принуждали стать тем, кто комнаты снова появился стол, злобная стерва, — сказал он, в этом, — пылко возразила трансгрессировал, и
Она поняла, что он подчинялся любым приказам. уничтожит всех членов оказалось, что теперь ей стало покачав головой. Гермиона. мгновение спустя Топси
возвращался в поместье Малфой спокойно Ордена и большую часть неудобно лежать на нем, Улыбка Гермионы померкла. — Я точно знаю это, — появилась рядом с
побледневшим вовсе не от отреагировал даже на то, что к Сопротивления. Малфой потому что весь вес ее тела — Некоторые люди отрезал Малфой. Его лицо Гермионой.
ярости. Всему виной были нему прислали Грязнокровку, заслуживал всю ту боль, что давил на ее чувствительную заслуживают смерти, — приняло столь холодное — Хозяйка проводит
пытки. На самом деле, он которая должна была стать сопровождала его служение грудь. Гермиона тяжело ответила она холодно. — А те, выражение, словно оно было празднование в честь богини
выглядел так, словно его матерью его детей. Теперь Темному Лорду. Он сглотнула. Все ее тело стало кто ее не заслуживал, уже высечено из мрамора. — У Остары, — сказала эльфийка.
наказывали круциатусом она знала почему. Он был заслуживал даже большего. слишком чувствительным, убиты тобой. этой истории всегда был Гермиона недоуменно
ежедневно. Каждый раз, готов сделать все, что угодно, Если Гермиона не сможет особенно в тех местах, о Малфой закатил глаза, словно возможен только один конец. моргнула и огляделась по
когда Гермиона видела его, чтобы остаться на хорошем убить его своими руками, то которых она бы с радостью не девушка только что Если Орден хотел другого сторонам. Больше походило
симптомы последствий счету у Волдеморта. это вполне способен сделать думала. Когда девушка раскритиковала его манеру исхода, то должен был на то, что на веранде
заклинания проявлялись все Рон был прав. Малфой, по Волдеморт своей бесконечной услышала щелчок держаться в обществе. принимать иные решения. собираются отмечать чью-то
сильнее и сильнее. всей видимости, считал себя жестокостью. То, что Малфой открывающейся двери, то — Я следовал приказам, — Возможно, более жесткие и свадьбу, а не день весеннего
Влияние круциатуса на его преемником. Да и почему мог умереть от рук своего постаралась сосредоточиться заметил он, пожав плечами. реалистичные. Они должны Равноденствия.
человека всегда было бы ему так не думать? хозяина, казалось удачной на боли, еще сильнее — Часто повторяешь это себе, были распрощаться со своими — Понятно, — ответила она и
несложно заметить. Верховный Правитель. Правая насмешкой судьбы. Мысли об перенеся вес на грудь и чтобы не чувствовать сказочными представлениями продолжила свой путь вдоль
Волшебник, постоянно «Рука Смерти» Темного этом радовали Гермиону. игнорируя любые другие угрызений совести? — о войне, в которой они смогли стен поместья к другому входу
находящийся под действием Лорда. Когда Волдеморта не По крайней мере, должны ощущения. Гермиона села на кровати, бы выиграть, не запачкав в замок. Наблюдая за
этого заклинания и даже станет, кто осмелится спорить, были радовать. «Пожалуйста, не одаривая Малфоя руки. Почти весь Орден приготовлениями из окон
сумевший сохранить рассудок, что Малфой — самый Она вздохнула и забеременей. Пожалуйста, не презрительной усмешкой. — состоял из наивных идиотов. второго этажа, Гермиона
будет вынужден иметь дело с подходящий кандидат на роль остановилась, прижав забеременей», — молила она Подвешиваешь трупы под — Он посмотрел на нее сверху сделала вывод, что праздник
неприятными последствиями следующего Повелителя? Ни основания ладоней к глазам, собственное тело. потолком и оставляешь их вниз, ухмыльнувшись. — весеннего Равноденствия был
для организма. Руки Малфоя... один другой Пожиратель не стараясь прекратить думать Спустя пять дней, когда гнить там. Может, тебе Знаешь, как легко убить кого- лишь удобным предлогом для
они дрожали так же, как до мог сравниться с ним по обо всем этом. Малфой появился в комнате кажется, что ты оказываешь то, кто может лишь оглушить Астории, чтобы закатить
сих пор иногда дрожали руки могуществу. Видимо, Гермиона сумела Гермионы, чтобы провести им услугу, убивая их тебя? Слишком просто. Так вечеринку. Ничто не
Гермионы. Она гадала, лечил Малфой, без сомнения, сохранить крупицы сеанс легилименции, он, собственноручно? просто, что, кажется, я мог бы напоминало о древнем
ли его кто-то. Было ли у него собирался стать следующим сострадания даже для таких казалось, стал выглядеть Он ухмыльнулся и вздернул делать это даже во сне. празднике, кроме разве что
вообще на это время. Темным Лордом. И Гермиона бесчеловечных монстров. Она лучше. Не таким бледным и бровь. Гермиона смотрела на него в видневшихся повсюду цветов.
Малфой точно проходил была уверена, что он всегда испытывала измученным. Девушка — Участники Сопротивления неверии. Она видела, как его С наступлением вечера
какую-то исцеляющую достигнет своей цели, если отвращение к самой идее боялась, что это означало его не теряли надежды на победу губы искажает злая ухмылка, а веранда стала выглядеть по-
терапию восстановления, только Волдеморт не убьет пыток. Даже наблюдать за продвижение в даже после того, как у них на в глазах горит яростный огонь. настоящему сказочно,
решила Гермиона. Даже она его раньше. наказанием для Амбридж расследовании. глазах убили Поттера. Они — Кого… Кого ты так сильно освещенная волшебными
получила лечение после Она думала о том, каким было невероятно тяжело. Малфой с осторожностью были не из тех, кто слепо ненавидишь? — спросила она. гирляндами, спрятанными в
своего приступа. И Малфой, Темным Лордом мог бы стать Очевидно, что девушка не изучал ее воспоминания. верил слухам о количестве Потому что даже сейчас букеты из тюльпанов и
скорее всего, обратился к Малфой. Для чего ему вообще могла не обращать внимания Более досконально, чем в погибших, основанным лишь Гермиона не могла понять, нарциссов. Гермиона
тому же целителю. Возможно, это было нужно? Гермиона до и на Малфоя. прошлый раз, но все еще на словах Пожирателей. Как какой силы должна быть предполагала, что Астория
у него был личный лекарь, сих пор не могла разобраться. В следующий ее период очень аккуратно, не пытаясь думаешь, сколько еще членов ненависть, чтобы питать заказала где-то цветы, потому
которого он заполучил еще во Возможно, она так никогда и фертильности Гермиона проникнуть в скрытые части Сопротивления попыталось темную магию Малфоя. что в окрестностях поместья
время войны. Гермиона не не узнает этого. Она всегда чувствовала себя еще хуже из- сознания. Он повторил бы сбежать из тюрьмы — Многих, очень многих все еще было холодно, и,
могла представить себе гадала о мотивах Малфоя, но за зелья плодородия. разговор Гермионы с Роном Хогвартса, если бы они не людей, — ответил Малфой, казалось, весна еще не успела
Малфоя, терпеливо все равно никак не могла С его приближением ее грудь несколько раз, словно пытаясь увидели воочию гниющие презрительно пожав плечами. вступить в свои права.
ожидающего своей очереди в понять его. увеличилась на несколько рассмотреть его детально. тела своих товарищей? Ты, Потом на его губах заиграла Девушка наблюдала, как
коридорах больницы Святого «Он заслуживал смерти, — размеров. Это особенно явно Добравшись до ее конечно, не из тех, кто верит, улыбка. — Почти все из них прибывали гости. Все до
Мунго. думала девушка про себя. — ощущалось без наличия переживаний по поводу его что надо поддерживать в уже мертвы. единого из них были
Она старалась не замечать его Заслуживал пыток лифчика, который мог бы пыток, Малфой покинул ее людях бессмысленный Он развернулся и вышел из Пожирателями Смерти. Они
симптомы. Болезненную круциатусом. Этот мир поддерживать грудь, ставшую сознание. оптимизм, который будет комнаты, прежде чем придерживались приличий и
бледность. Спазмы и дрожь в однозначно станет лучше, болезненно чувствительной от — Волнуешься за меня, стоить им жизни? Гермиона успела сказать еще общались достаточно
руках. Расширенные зрачки. если Драко Малфоя убьют или каждого движения. Низ Грязнокровка? — спросил он — Кто-то из них до сих пор что-нибудь. формально до тех пор, пока не
Гермиона напоминала себе, доведут до сумасшествия живота опух так, словно она насмешливо. — Должен жив, — ответила Гермиона. — Спустя примерно месяц стали разливать напитки.
что он охотится за круциатусом». уже была на ранних сроках признать, никогда не думал, Кто-то, кого ты так и не Монтегю стал снова Когда все гости расселись, и
последними оставшимися Но Гермиона чувствовала себя беременности. Это было что доживу до того дня, когда поймал. появляться в поместье. ужин был в самом разгаре,
членами Ордена. И каждый странно, представляя Малфоя ужасно. Мысли о ты будешь переживать за Он едва заметно усмехнулся. Гермиона больше не пыталась Гермиона отступила от окна,
раз, когда Малфой в одной палате с беременности переставали меня. — Ненадолго. следить за ним. Она решила, из которого следила за
возвращался в поместье с душевнобольными. Девушка быть далекими и — Не обольщайся, — сухо Гермиона почувствовала, как что он вряд ли был членом верандой, и надела мантию.
явными последствиями пыток, ощущала, будто каким-то эфемерными, когда Гермиона ответила Гермиона. — Даже резко отхлынула от лица Ордена или участником Почти бесшумно она прошла
означал, что он провалил образом виновата в том, что видела себя в таком Амбридж вызывала у меня кровь. Сопротивления. Если бы по безлюдным коридорам и
задание, а Орден выжил. бездействовала и просто состоянии. жалость, когда ее пытали. Но я — Ты уже..? — Ее голос Монтегю хоть немного выскользнула в сад. Даже
Но это все равно терзало наблюдала, как ежедневные Она часто плакала из-за все равно с радостью станцую задрожал. подозревали в предательстве, сквозь стены изгороди
Гермиону как целителя. пытки калечат Малфоя. резкой смены настроения. на ее могиле. — Еще нет. Но я могу Волдеморт давно приказал бы девушка слышала голоса,
Ухудшение его состояния, Гермиона ничего не могла Одежда перестала подходить Уголки его губ приподнялись. гарантировать тебе, что Малфою избавиться от него. доносившиеся с веранды. Она
которое она не могла не сделать, даже если бы по размеру. Из-за последствий — К сожалению, ее тело последний член Ордена будет В один из дней, когда подумала, что сможет
замечать. Из-за этого ее захотела. Она хладнокровно приема зелья Гермиона не скормили змеям. убит задолго до того, как не Гермиона возвращалась с подслушать гостей, если
постоянно мучила совесть. повторяла себе это, бродя по могла тренироваться. Она Гермиона поймала себя на станет Темного Лорда. И твое прогулки, она обнаружила найдет подходящее для этого
Гермиона старалась дорожкам лабиринта из чувствовала себя невероятно том, что улыбается вместо драгоценное Сопротивление целую толпу домовых эльфов место. Возможно, кто-то из
игнорировать ее. живой изгороди. Она и не уставшей. Свернувшись того, чтобы сохранять так никогда и не узнает, что на веранде возле Северного них поделится какой-нибудь
Волдеморт умирал. Дни его хотела помогать ему. Малфой калачиком в своей кровати, нейтральное выражение лица. один из них до сих пор крыла поместья. Они информацией об Ордене или
были сочтены, и Малфой, зная был Пожирателем Смерти. девушка пыталась Увидев это, Малфой издал оставался в живых, — ответил сервировали огромные столы Сопротивлении. Или о других
об этом, продвигался вверх по Никто не заставлял его игнорировать все изменения, лающий смешок. он со злой улыбкой. и расставляли повсюду суррогатных матерях.
службе, пытаясь стереть вступать в ряды происходившие в ее теле. бесчисленное количество ваз Статьи в Ежедневном Пророке
остатки Ордена с лица земли. последователей Волдеморта с цветами. Один из эльфов были полны домыслов на эту
тему, но Гермиона не была раздвигает ноги. Ее дырка Малфой должен был месте, наблюдая, как Грэхем был тем, кто напомнил о тебе Сильно. думал, что это сойдет тебе с
уверена, стоит ли им настолько огромная, что я отправиться в Румынию. Это Монтегю выходит из дверей Темному Лорду, когда Гермиона почувствовала рук, Монтегю?
доверять. предпочитаю иметь ее в стало для Гермионы поместья. заговорили о суррогатных слезы на лице. — Тебе, кажется, было
Она продолжала неслышно задницу, если это не один из неожиданной новостью. Была — Кто бы мог подумать, что матерях. Он пообещал тебя Пальцы оказались между ее плевать на неё, Малфой, —
ступать по петляющим обязательных дней. Должно запланирована казнь мне улыбнется такая удача, мне. Но потом передумал и ног и вонзились в нее. прохрипел Монтегю. — Я
дорожкам лабиринта. Ей не быть, она была шлюхой еще в нескольких человек, и когда я отойду отлить? отдал Малфою. Яростно проникая внутрь. решил, что ты не против
давали указаний оставаться Хогвартсе, но она Волдеморт хотел сделать эти Монтегю подошел ближе. Монтегю зашипел и снова Она попыталась сжать ноги, делиться, видя, как ты
сег