Вы находитесь на странице: 1из 20

На правах рукописи

ТИТОВА ЕЛЕНА АЛЕКСАНДРОВНА

ПРАГМАТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ ПЕРЕДАЧИ


ЗВУКОИЗОБРАЗИТЕЛЬНЫХ СРЕДСТВ ПРИ ПЕРЕВОДЕ
ПОЭТИЧЕСКИХ ТЕКСТОВ
(на материале английского и русского языков)

Специальность 10.02.20 — «Сравнительно-историческое, типологическое и


сопоставительное языкознание»

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени


кандидата филологических наук

Челябинск, 2006
Работа выполнена на кафедре английского языка Государственного
образовательного учреждения высшего профессионального образования
«Челябинский государственный университет»

Научный руководитель: доктор филологических наук,


профессор
Нефедова Лилия Амиряновна

Официальные оппоненты: доктор филологических наук,


профессор
Горбачевский Антон Антонович

кандидат филологических наук,


доцент
Бенедиктова Людмила Николаевна

Ведущая организация: Магнитогорский государственный


университет

Защита состоится «27» декабря 2006 года в 10 часов на заседании


днссертацнонного совета К 212.295.03 по защите диссертаций на соискание
ученой степени кандидата филологических наук при Челябинском
государственном педагогическом университете по адресу: 454084, г.Челябинск,
пр. Ленина, 69, конференц-зал (ауд. 116)

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Челябинского


государственного педагогического университета (454084, г.Челябинск,
пр .Лени на, 69).

Автореферат разослан «23» ноября 2006 г.

Ученый секретарь
диссертационного совета
кандидат филологических наук, доцент
'?*7. ЮздоваЛЛ.
Общая характеристика работы
Реферируемая диссертация посвящена проблеме звукового оформления
прагматической информации при переводе поэтических текстов. Звуковая
организация поэтической речи, получившая название фоника, изучает
эстетическую роль фонетических средств языка. Важным вопросом
представляется определение роли фонической организации в прагматике
поэтического текста. Особое внимание уделяется рассмотрению зависимости
коммуникативного эффекта текста перевода от сохранения звуковой
инструментовки оригинала.
Поэтический перевод отличается от перевода прозы материалом - особо
организованным текстом, построенным в соответствии с рядом присущих
поэзии признаков: рифмой, ритмом, размером, фоническим оформлением.
Причём эти особенности существенно ограничивают свободу переводчика,
ставя его в жёсткие рамки специфичного слога. Помимо внешних формально-
структурных показателей, следует учитывать наличие фактуального, фонового,
прагматического уровней информации, которые также должны быть переданы,
но при этом неизбежна утрата некоторых элементов и появление новых.
Среди основных факторов, определяющих адекватность перевода
поэтического текста, выделяется его прагматика, которая тесно связана с
вопросом переводимости поэзии. Поэтому проблема передачи прагматической
информации при создании стихотворных текстов средствами другого языка
является одной из наиболее актуальных в современной науке о переводе и
представляет интерес для многих ученых. Изучению этого направления
посвящены работы таких исследователей, как И.С. Алексеева (2004),
Л.С. Бархударов (1975), С.Ф. Гончаренко (1988, 2006), А.А Горбачевский
(2001), В. Иванов (1988), В. Н. Комиссаров (1990), Л. К. Латышев (1986),
Я. И. Рецкер (1974), П.М. Топер (1998), А. В. Федоров (1983). Наше внимание к
данной области переводоведення обусловлено.тем, что, несмотря на большое
количество исследований, на современном этапе развития науки о переводе не
существует единых требований, которые необходимо предъявлять к передаче
прагматического потенциала поэзии средствами другого языка.
Роль звуке/изобразительных явлений в поэтическом тексте привлекала
внимание многих исследователей (СВ. Воронин 1982, 1990; А.П. Журавлев
1974, 1980; Ю.М. Лотман 1996; Н.А. Любимова, Н.П. Пинежашшова,
Е.Г: Сомова 1996). Звукоизобразительные явления изучались также как
стилистические приемы и экспрессивные средства (И.В Арнольд 1973,
И.Р. Гальперин 1958, И.Б. Голуб 2003, Т. Зырянова 2004, Ф.Мико 1988). При
этом фоническая инструментовка поэтического текста рассматривалась в
основном с точки зрения мотивированности языкового знака, то есть связи
звучания и значения. Прагматической же составляющей фоники было уделено
недостаточно внимания. Следовательно, несмотря на большое количество
работ, посвященных проблемам передачи прагматической информации в
переводе и вопросам особенностей звукового оформления поэтических текстов,
фоническая составляющая в прагматике перевода была изучена не в полной
мере.
3
Исходя из вышесказанного, актуальность сопоставительного
исследования поэтических текстов на английском и русском языках
определяется тем, что фоническая составляющая в прагматике поэтического
перевода является одним из наименее изученных и наиболее неоднозначных
направлений современного переводоведения. На данный момент не существует
единого мнения по поводу того, как следует правильно передавать средства
звуковой организации поэтической речи для представления её прагматики.
Значимость сопоставительного исследования вариантов перевода
стихотворений определяется возможностью выявления зависимости
адекватности перевода от передачи прагматического потенциала,
содержащегося в фонических приемах, которые участвуют в организации
поэтического текста.
Учитывая особенности коммуникации в современном обществе,
взаимодействие и взаимовлияние культур, растет востребованность перевода
вообще и поэтического, в частности. Для развития теории перевода особенно
важным представляется подробное изучение фонического аспекта в
оформлении прагматического потенциала как текста оригинала, так и текста
перевода.
Объектом исследования в настоящей диссертации являются способы
звуковой инструментовки исходного и переводного поэтических текстов в
рамках прагматики.поэтического перевода.
В качестве предмета исследования рассматриваются особенности
фонической организации стихотворений и их значимость в создании
адекватного коммуникативного эффекта при переводе.
Цель работы заключается в определении закономерностей передачи
способов звукового оформления прагматической информации при переводе с
английского на русский язык и выявлении посредством ассоциативного
эксперимента зависимости прагматики перевода от сохранения фонических
особенностей оригинала.
Цель определила необходимость решения следующих задач:
рассмотреть проблему . переводимостн и изучить понятия
эквивалентности и адекватности в переводе;
- исследовать особенности художественного перевода, художественного
поэтического перевода;
- определить значимость звуковой организации поэтического текста при
передаче поэтических произведений средствами другого языка;
обозначить основные приемы звуковой инструментовки в
стихотворениях и выявить способы произведения коммуникативного эффекта
посредством фонических средств в поэтическом тексте;
- сопоставить особенности звукового оформления прагматической
информации в оригинальных поэтических произведениях и их переводах;
- экспериментально доказать зависимость адекватности передачи
коммуникативных намерений автора текста от звуковой инструментовки
перевода.
Материалом для исследования послужили поэтические тексты
английских авторов и варианты их переводов на русский язык. Всего
4
проанализировано свыше 180 поэтических произведений, для которых
характерно высокое содержание звуковых приемов организации стихотворного
текста.
В работе были использованы следующие методы и приемы
исследования: метод сплошной выборки, сопоставительный анализ текстов
исходного языка и текстов переводов; лингвостилистический и
контекстуальный анализ текстов исходного и переводного языка;
компонентный анализ; метод эксперимента; количественно-симптоматический
метод.
Научная новизна диссертации заключается в том, что в ней впервые
предпринимается попытка выявления способов оформления эмоций различного
плана фоническими средствами и проводится сопоставительный анализ
оригинальных текстов и их переводов с позиций значимости фонической
инструментовки стихотворного текста для адекватной передачи
коммуникативных намерений автора подлинника. Соотношение
коммуникативного эффекта подлинника и перевода выявляется посредством
проведения ассоциативного эксперимента, в котором принимали участие
англоязычные слушатели — жители юга Англии, графства Суссекс, и
русскоязычные реципиенты, проживающие в Уральском регионе России.
Теоретическая ценность диссертации заключается в определении роли
зву ко изобразительных средств в поэтических текстах; в установлении
взаимосвязи между звуковой организацией поэтической речи и прагматикой; в
развитии методики определения адекватности передачи фонических приемов
при переводе.
Практическая значимость. Возможно использование материалов
диссертации в дальнейших теоретических разработках по проблемам общей
теории перевода, а также при сопоставительном исследовании передачи
лингвокультурных особенностей в поэтическом тексте. Результаты
проведенного анализа поэтических текстов и их переводов могут применяться в
практике преподавания иностранного языка в ВУЗе в курсах по теории и
практике перевода, лингвокультурологии, теоретической и практической
фонетике, психолингвистике, при изучении фонических средств как
эффективных способов воздействия на эмоциональное состояние личности.
Основные положения, выносимые на защиту:
1) звуковое оформление поэтических текстов способно передавать эмоции
автора н воздействовать соответствующим образом на читателя;
2) перевод, в котором доподлинно передается фактуальная информация с
искажением художественно-эстетических параметров, не всегда является
прагматически адекватным;
3) при переводе поэзии необходимо учитывать звуковые особенности
оригинального текста, поскольку при неверной фонической инструментовке,
прагматика перевода будет значительно отличаться от прагматики подлинника.
Апробация работы. Основные положения исследования излагались в
виде докладов, сообщений, выступлений на II Международной научной
конференции «Язык. Культура. Коммуникация» (Челябинск, УРАО
Челябинский филиал, 2005); Международной научно-практической
5
конференции «Актуальные проблемы современного языкового образования в
ВУЗе. Вопросы теории языка и методики обучения (Коломна, КГПУ, 2005); III
Международной конференции «Слово, высказывание, текст в когнитивном,
прагматическом и культурологическом аспектах» (Челябинск, ЧелГУ, 2006). По
теме исследования опубликовано 6 работ.
Структура работы определяется поставленной целью и её задачами.
Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, библиографического
списка, списка принятых сокращений. В работе представлены 22 схемы и 12
таблиц. Общий объем работы — 202 страницы печатного текста.

Основное содержание работы


Во введении обосновывается выбор темы, актуальность и научная
новизна работы, определяются цели и задачи исследования, описывается его
методология, выявляется теоретическая - и практическая значимость,
указывается научно-теоретическая база, формулируются основные положения,
выносимые на защиту, описывается материал исследования, приводятся данные
об апробации результатов изучения темы.
Первая глава «Проблема переводимости художественного поэтического
текста» посвящена рассмотрению основных вопросов, связанных с переводом
художественных поэтических текстов.
Процесс перевода основывается на передаче информации с одного языка
на другой. В связи с тем, что языковые системы, участвующие в данном
процессе, - различны, в научной среде традиционно сложились две
противоположные точки зрения.
Согласно первой точке зрения, полноценный перевод с одного языка на
другой вообще невозможен вследствие значительного расхождения
выразительных средств разных языков; перевод является лишь слабым и
несовершенным отражением оригинала, дающим о нем весьма отдалённое
представление. Такую теорию в разное время поддерживали как теоретики, так
и практики перевода, поэты, философы, языковеды. Её упоминают в своих
работах И.С. Алексеева (2004), Л.С. Бархударов (1975), И.А. Кашкин (1988),-
В.Н. Комиссаров (1982, 1990), Л.И. Рецкер (1974), А.В. Федоров (1983),
АД Швейцер (1988).
Другая точка зрения заключается в том, что любой развитый
национальный язык является вполне достаточным средством общения для
полноценной передачи мыслей, выраженных на другом языке. На современном
этапе развития науки о переводе большинство ученых, таких, как Л. С
Бархударов (1975), Г.Р. Гачечиладзе (1980), С.Ф. Гончаренко (1988, 2006),
В,Н. Комиссаров (1980, 1990), Л. К. Латышев (1981, 2001), М. Л. Лозинский
(1987), П. М. Топер (199S), А. В. Федоров (1983), А. Д. Швейцер (1988) и
многие другие считают, что полноценный перевод в принципе возможен. .
Процесс перевода является сложным и многоступенчатым, требующим от
специалиста способности воспринимать текст оригинала и анализировать его,
разбивая на простейшие элементы речи. В то же время переводчик должен
помнить о необходимости учитывать все художественные особенности рабочих
языков.
6
Одной из главных задач в процессе перевода является максимально
полная передача содержания оригинала, от этого зависит эффективность
межъязыковой коммуникации. Тем не менее, нельзя достичь полной
тождественности текстов, созданных на разных языках. В связи с этим
рассматривается понятие эквивалентность перевода (И.С. Алексеева 2004,
Л.С. Бархударов 1975, В.Н. Комиссаров 1990), которое обозначает
относительную общность перевода н оригинала при отсутствии их тождества.
Степень близости перевода и оригинала может быть различной, и
эквивалентность устанавливается на разных уровнях.
Не всякий эквивалентный перевод гарантирует успех межъязыковой
коммуникации. Для его достижения необходимо говорить о таком понятии, как
адекватность, которая обозначает соответствие перевода требованиям и
условиям конкретного акта общения (И.С. Алексеева 2004, В.Н. Комиссаров
1990, А. Паршин 2001). Адекватный перевод включает определенную степень
эквивалентности, но эквивалентный перевод может и не быть адекватным.
Соотношение эквивалентности м адекватности в каждом акте межъязыковой
коммуникации определяется выбором стратегии. Такой выбор переводчик
делает на основе учета ряда факторов, составляющих переводческую ситуацию.
Из числа этих факторов наибольшее значение имеет цель перевода, тип
переводимого текста и характер предполагаемого реципиента.
Известные лингвисты, посвятившие свои работы изучению проблемы
художественного перевода, такие, как ПР. Гачечиладзе (1980), С.Ф. Гоичаренко
(1988,2006), А.А. Горбачевский (2001) отмечали, что это особый вид перевода,
своего рода искусство, творческий процесс создания текста на другом языке.
При этом необходимо учитывать все особенности оригинала и уметь должным
образом передать их, используя средства другого языка.
В результате творческого процесса создания художественного перевода
образуется идейно-эстетическое содержание, реализуемое посредством
языкового материала, при этом необходимо учитывать то, что перевод не
может быть равен оригиналу в языковом плане в связи с использованием
различных языковых систем, но должен быть равен ему по воздействию на
читателя. Так, для достижения соответствующего художественно-эстетического
эффекта при переводе художественных произведений специалистам часто
приходится прибегать к компенсациям и опушениям.
При осуществлении перевода художественного поэтического текста
необходимо учитывать все особенности стихосложения. К ним относятся
рифма, ритм, а также определенное звуковое оформление. При этом
информационная содержательность поэтического текста включает в себя два
плана смысловой информации: фактуальный (денотативный, предметный) и
концептуальный (художественный, эстетический) (С.Ф. Гончаренко 19S8,
АА. Горбачевский 2001),
Концептуально-эстетический план является коммуникативным ядром
поэтического текста, и его искажение или опущение в переводе будет
переводческой ошибкой. Именно поэтому при переводе поэзии стоит обращать
внимание на все способы оформления концептуально-эстетической
информации. Одним из таких способов является фоническая инструментовка
7
стихотворения. Звуковая организация в поэтической речи становится
обозначением определенного содержания. Стилистическое значение
зву ко изобразительных средств в поэзии особенно велико.
Во второй главе «Прагматический потенциал звукового представления
эмоций в поэтическом тексте» рассматриваются проблемы прагматики текста
вообще и поэтического, в частности, выделяются характеристики
прагматического аспекта стихотворного произведения, определяется роль
звукоизобразительных средств в создании коммуникативного эффекта.
Фонические приемы (звуковые повторы, явления благозвучия и
неблагозвучия, звукоподражание и звукосимволизм) способны помочь автору
передать основную идею произведения, так как именно в стихотворном языке
звукоизобразительные средства получают особую смысловую нагрузку, тесно
сливаясь с содержанием.
При помощи звукоподражательных слов и сочетаний поэты воссоздают
самые различные слуховые впечатления, тем самым вызывая в сознании
реципиента те или иные образы и ощущения. Наряда со звукоподражательной,
в зву ко изобразительной системе языка существует звукосимволическая
подсистема, но здесь речь идет не о слуховых образах, а об ощущениях
человека, получаемых им через все органы чувств, кроме слуха. Явление
звукосимволизм а в поэзии приобретает особую выразительность. Звуки
получают способность производить впечатления только в составе
организованной структуры текста, часто их «качество» зависит от содержания
произведения и полностью реализуется лишь в конкретном контексте.
Опираясь на работы известных фоносемасиологов и анализ поэтических
текстов различного содержания, выделяем пять основных звуковых значений:
1) «светлые», «мажорные», «нежные»;
2) «нейтральные»;
3) «темные», «минорные», «жесткие»;
4)«напряженные»;
5) «агрессивные».
Такие значения наиболее ярко проявляются в рамках поэтического
контекста, который обладает прагматической направленностью, то есть
способностью вызывать у адресатов те или иные эмоции.
Посредством эмоций и чувств человек выражает свое отношение к
содержанию познаваемого. Эмоции служат обозначением не только лишь
удовлетворения/неудовлетворения физиологических потребностей организма, а
способом побуждения внутренней деятельности, мышления.
Исходя из деления эмоций на положительные и отрицательные, а также в
результате проведенного анализа поэтических произведений, выделяем три
типа эмоционального восприятия стихотворений: эмоционально-негативный,
эмоционально-положительный, смешанный/эмоциональный контраст.
Эмоционально-негативные произведения посвящены несчастной любви,
сожалению о прошлом, философским размышлениям о смерти, описанию
военных действий и страшных событий. Так, например, сонет В. Шекспира
"When to the sessions of sweet silent thought..." является эмоционально-
негативным произведением:
8
When to the sessions of sweet silent thought
I summon up remembrance of things past,
I sigh the lack ofmany a thing I sought,
And with old woes new wail my dear's time waste:
Then can I drown an eye, unused to flow,
For preciousfriends hid in death's dateless night.
And weep afresh love's long since cancelled woe.
And moan the expense ofmany a vanished sight... [Shakespeare 1990:232]
Это стихотворение, как любой текст, обладает прагматическим
потенциалом, его коммуникативный эффект можно описать словами «грусть,
тоска». Созданию такого эффекта в' основном , способствуют
звукоизобразктельные средства организации текста.
Наиболее активно автором используется аллитерация шипящего [s] в
начале произведения. Повторы звуков встречаются в рамках смежно-
раздельной анафоры, в этом случае звуки привлекают к себе гораздо больше
внимания, так как находятся в начальной позиции. Этот прием можно
охарактеризовать как косвенное звукоподражание. Использование
звукоподражательного слова sigh (вздыхать) в контексте произведения
помогает читателю «услышать» вздохи, «почувствовать» печаль поэта.
Благодаря такому приему, автор получает возможность показать, насколько
сильно он сожалеет о прошлом.
По мере развития сюжета вместо аллитерации шипящих появляется
аллитерация-ассонанс: чередование губных [w] — [u], которые опять же
представляют собой косвенное звукоподражание, но автор имитирует не просто
вздохи, как в первых строках, а звуки, издаваемые человеком, испытывающим
страдания или боль. В. Шекспир обыгрывает звукоподражательное слово wail
(вьггь). Простая печаль превращается в горе, это связано с осознанием того, что
время прошло впустую (time's waste).
Использование повтора «темного» звука [d] в виде анафоры и эпифоры в
шестой строке сонета усиливает негативное впечатление и ярче передает грусть
поэта: ...forprecious friends hid in death's dateless night...
Затем поэт вводит звукоподражательные слова, : передающие звуки,
издаваемые в момент сильных страданий: weep (рыдать) и moan (стонать). Это
создает дополнительные отрицательные эмоции. Эффект усиливается за счет
неблагозвучного сочетания [gr], которое используется в анафоре: ...then can I
grieve at grievances foregone...
В предпоследних строках произведения поэт «переплетает» косвенное
звукоподражание, выраженное при помощи аллитерации-ассонанса [w] - [и], и
прямое звукоподражание moan (стон); ...and heavily from woe to woe tell o'er the
sad account of fore-bemoaned moan,,., что усиливает ощущение тоски и
безысходности.
Последние две строки сонета «выпадают» из общего настроя. Во-первых;
больше не используются звукоподражательные слова, имитирующие звуки,
издаваемые человеком, который испытывает страдания или боль. Во-вторых, в
самой последней строке вновь присутствует аллитерация [s]. Это
свидетельствует о том, что поэту становится легче переносить страдания: ...all
9
losses are restored and sorrows end. Тем не менее, эти строки нельзя назвать
благозвучными. Появляется «темный» [о], который является «опорным» звуком
ритма, так как практически во всех случаях употребления стоит в ударной
позиции. Помимо этого, автор вводит напряженно-агрессивный [г], частотное
использование которого несвойственно для английской лирической поэзии, и,
несмотря на то, что горе и тоска отступают и становится легче, читатель
понимает, что это лишь временное явление.
Если изобразить схематично зву ко изобразительные приемы,
использованные в данном произведении, получится следующая картина:
Схема I.
Произведение В. Шекспира When to the sessions of sweet silent thought.,
Sights] ~T «темный» [d]
эвукоподр., анафора-
аллитерация эпифора
Звуки,
издаваемые > <
Wail-[w],lu] человеком при кеблаго неприятное
аллитераиия- страдании или звучие У сочетание
ассонаис боли Л fcr]
weep, moan х: г
Негативные эмоции
D «темный»
[0] +
напряж. [г]
_/
В этом стихотворении звуковое оформление играет очень важную роль в
создании негативных эмоций у реципиента. За счет обыгрывания
звукоподражательных слов посредством аллитерации, а также при помощи
неблагозвучных сочетаний, автору удается передать свое душевное состояние и
вызвать отклик в душах читателей.
Так, среди способов звукового оформления негативных эмоций в
поэтическом тексте выделяем следующие: .
1) прямое звукоподражание, в котором используются слова с негативной
коннотацией;
2) косвенное звукоподражание, где обыгрываются звукоподражательные слова
с негативной коннотацией или имитируются неприятные шумы реальной
действительности;
3) использование аллитераций и ассонансов <сгемных» звуков;
4) употребление неприятных для слуха сочетаний, в результате чего создается
неблагозвучие;
5) появление звукосимволических слов с негативной коннотацией;
6) аллитерация [п], помогающая автору выразить неприятие ситуации;
7) сочетания «светлых» звуков с «темными», что под влиянием контекста
влечет за собой изменение качества звуков и делает негативные ощущения
ярче;
8) повтор звуковых кластеров, усиливающих впечатления от слов с негативной
коннотацией, содержащих в себе такие сочетания;
10
9) обилие «агрессивного» [г] создает неблагозвучие и придает тексту
напряжение;
10) в некоторых случаях использование аллитерации «мягких» звуков в словах
с положительной коннотацией, что способно подчеркнуть контраст с
содержанием всего произведения, в результате создаются дополнительные
негативные ощущения.
. Эмоционально-положительные произведения посвящены любви,
восхищению красотой женщины или явлениями природы. Выделяются
следующие способы звукового выражения положительных эмоций:
1) обилие «мажорных» сонорных и переднеязычных гласных;
2) большое количество сочетаний согласный + «светлый» сонорный;
3) частотное появление «латерального взрыва»;
4) нивелирование неблагозвучных сочетаний благозвучными;
5) нечастое использование «напряженного» [г];
6) аллитерация шипящих, способная создать ощущение гармонии и
спокойствия;
7) отсутствие неприятных сочетаний;
8) употребление звукоподражательных слов с положительной коннотацией;
9) использование косвенного звукоподражания, имитирующего приятные звуки
действительности;
10) присутствие звукосимволических слов и сочетаний с положительной
коннотацией.
В произведениях, содержащих в себе эмоциональный контраст, поэты
часто применяют противопоставление «положительных» н «отрицательных»
звуковых характеристик:
1) обилие «мажорных» и появление «темных» звуков вместе с «напряженным»
[г] помогают подчеркнуть различие между приятными и неприятными для
поэта явлениями;
2) использование контраста «благозвучие» - «неблагозвучие» способно вызвать
у читателя положительные эмоций по отношению к приятному явлению и
отрицательные — к неприятному.
Таким образом, звукошобразительные приемы в поэзии обладают
прагматическим потенциалом. В рамках контекста особая звуковая
инструментовка способна вызывать либо положительные, либо отрицательные
эмоции, совмещение же различных приемов может указывать на
эмоциональный контраст и привлекать внимание реципиентов к той или иной
проблеме.
В третьей главе «Сопоставительный анализ функционирования средств
звуковой организации поэтического текста в языке оригинала и в языке
перевода» выявляются особенности звукового оформления прагматической
информации в англоязычных текстах и их переводах на русский язык,
определяется зависимость прагматики перевода от сохранения в тексте
перевода фонических приемов, приводятся результаты ассоциативного
экспериментального исследования, направленного на подтверждение
зависимости восприятия оригинальных текстов и текстов переводов от их
звукового оформления.
11
Прагматика имеет непосредственное отношение к проблеме
переводимости, то есть осуществление прагматического воздействия на
получателя информации составляет важнейшую часть любой коммуникации, в
том числе и межъязыковой. Одним из наиболее существенных факторов,
определяющих адекватность художественного перевода, следует считать то,
насколько полно воспроизведена прагматика оригинала.
Принимая во внимание тот факт, что звуковое оформление поэтического
текста является прагматически заряженным, необходимо учитывать его
особенности в тексте оригинала и воссоздавать в переводе. Бесспорно, в
результате передачи стихотворений с одного языка на другой невозможно
сохранить все черты, присущие оригиналу. Тем не менее, важность учета
фоники такого текста представляется наиболее значимой, так как звуковая
организация поэзии' способна произвести необходимый эффект и вызвать
эмоциональный отклик.
В стихотворении Дж, Китса Keen fitful gusts are whisp'ring here and
there... основополагающими являются зву косим волические и
звукоподражательные приемы.
Анализ этого произведения и его переводов, выполненных Б. Дуб иным и
С. Сухаревым, с точки зрения организации звуковых особенностей позволит
нам подчеркнуть значимость учета звукосимволизма и звукоподражания в
сравниваемых поэтических текстах исходного и переводного языка:
Таблица 1.
John Keats Б. Дубин С, Сухарев
Keen, fitful gusts are whisp'ring Студеный вихрь проносите* по Зол и порывист, шепчется
here and there логу. шальной
Among the bushes half leafless, Рвет на откосе черные суеты; Осенний «стер в облетевшей
and dry: чаше.
The stars look very cold about the Морозные созвездья с высоты С небес созвездья льют свой
^kj\ свет дрожащий, • '
And I have many miles on loot Xo Глядят на дальнюю мою дорогу. А я в п у т - и путь неблизок
fore, . мой.
Yet feel t little of the coot bleak Пусть этот ветер крепнет Еще нескоро я приду домой,
air. понемногу,
Or of the dead leaves rustling И шелестят опавшие листы. Но нипочем мне холод
drearily. ; леденящий, •• -
Or of those silver lamps that hum И леденеет серебро звезды, Тревожный сумрак, всюду
on hiRh. сторожащий.
Or of the distance from home's И долог путь к домашнему И шорох листьев в тишине
pleasant lair ' порогу, ночной,
For I am brimful of the Я полон тем, что слышал час Я переполнен дружеским
friendliness назад,- теплом:
That in a tittle cottage t have Что дружбе нашей этот вечер У очага пылающего ярко.
found; ._ хмурый: •
Of fair-hair'd Milton's eloquent Передо мною Мильтон Был Мильтон с нами,
distress, . белокурый, • горестным стихом
And all his love for gentle Lycid Его Л ик ид, оплаканный, как Оплакавший погубленного
diown'd брат. Паркой,
Or lovely Laura in her light green Петрарка верный с милою И осененный лавровым венком
dress. Лаурой -
And faithful Petrarch gloriously Зеленый, девичий ее наряд. Певец Лауры, пламенный
crown'd. Петрарка

12
В этом сонете Дж. Ките описывает свое возвращение домой холодным
осенним вечером. Дует сильный ветер, но поэта «греют» мысли о проведенном
времени с друзьями.
Часто для описания явлений природы авторы используют как прямое, так
н косвенное звукоподражание, что способствует созданию ярких образов и
помогает передать звуки реальной действительности. Так и в этом сонете Дж.
Ките вводит звукоподражательные слова, благодаря которым реципиент
«слышит» шум ветра (fitfulgusts, wkisp'ring). Такой эффект также достигается
за счет аллитерации [s-f] (fitful gusts, whisp'ring, bushes half leafless). Помимо
этого, автор имитирует шуршание опавших листьев под ногами: leaves rustling
drearily. В результате адресат яснее может представить осенний вечер.
Кроме того, Дж. Ките использует сочетание [k-o-u-1], при помощи
которого он обыгрывает слово cold (холодный): look-cold-cool-bteak.
С первых же строк произведения наблюдается обилие неприятных для
слуха сочетаний и частотное появление [г] (whisp'ring, dry, very, rustling,
drearily, brimful, distress), что способствует созданию неблагозвучия. Наравне с
этим поэт довольно часто употребляет «мажорные» звуки и приятные
сочетания (many miJes, feel I little, silver lamps, pleasant lair). Вследствие
создается ощущение «противостояния», что раскрывает дисгармонию между
внешним миром и внутренним, состоянием поэта. Внешний мир - порывы
ледяного ветра, опавшие листья, холод; внутренний — воспоминания о
приятном вечере, проведенном с друзьями. Положительные эмоции не
преобладают над дискомфортом, вызванным холодной погодой, обилие
напряженных сочетаний ([dr]: dry, drearily, drown'd; [br]: brimfutl; [d;]: cottage,
gentle; per]: crown'd) не дает читателю почувствоваггь умиротворение и
спокойствие. Мы понимаем, что, несмотря на приятные мысли, холод и ветер
доставляют лирическому герою неудобства.
Коммуникативные намерения автора этого сонета можно определить так:
1) создание образа осеннего вечера (включает в себя порывы холодного ветра,
шелест опавших листьев, холод) — звукоподражание, обилие [г], неблагозвучие,
напряженные сочетания, обыгрывание слова cold- негативные эмоции;
2) воспоминания о вечере, проведенном с друзьями — благозвучие способствует
появлению положительных эмоций;
3) противопоставление — контраст благозвучия и неблагозвучия.
Такие положения продемонстрированы в приведенной ниже схеме;

13
Схема 2.
Произведение Дж. Китса Keen fitful gusts are whisp'ring here and there...
ОСЕННИЙ ВЕЧЕР
Неприятные сочетания
ВЕТЕР; tprl, tdr],td3],ttrl1[frl,[la-l Появление
] Звукоподражательные слова «мажорных!»
. 2)аллитерация [s-f] звуков на
-т1 -j Обилие
Обилие звука [г] протяжении
ЛИСТЬЯ: всего текста
звукоподражание
| ~T~' «минорные»
«миног звуки
ХОЛОД: —^,
сочетание |k-o-u-i] -слово cold неблагозвучие благозвучие

С Негативные эмоции J<f~ • t>( ПОЛОЖИТ. ЭМОЦИИ )

Согласно положениям, представленным в схеме, Дж. Ките . получает


возможность вызвать у читателей негативные впечатления благодаря
следующим зву ко изобразительным приемам:
1) звукоподражательные слова (прямое звукоподражание), описывающие
дуновение ветра;
2) аллитерация шипящих [s-f] (косвенное звукоподражание),
имитирующее шум ветра;
3) звукоподражание, передающее шорох листьев;
4) обыгрывание слова cold при помощи соответствующего сочетания;
5) большое количество неприятных для слуха сочетаний, что вызывает
негативные эмоции;
6) обилие звука [г] «добавляет» неблагозвучие и способствует созданию
напряжения;
7) частое употребление «минорных» звуков.
Созданию положительных впечатлений в рамках произведения Дж. Китса
Keen frtful gusts are whisp'ring here and there... способствует появление
«мажорных» звуков на протяжении всего текста, что «смягчает»
неблагозвучные сочетания и способствует созданию позитивных эмоций,
перемежающихся с негативными.
При рассмотрении перевода, выполненного Б, Дубиным, мы обращаем
внимание на то, что неблагозвучных сочетаний в этом тексте меньше, чем в
оригинале. Можно лишь отметить, что русский звук [pj встречается достаточно
часто, это способствует появлению неприятных ощущений. Но сочетания
согласных с [р], как в тексте оригинала, производят гораздо более действенный
эффект.
Для создания образа ветра переводчик использует звукосимволизм (вихрь,
рвет), а также косвенное звукоподражание, передающееся при помощи
аллитерации [с-т] (студеный вихрь проносится по логу, рвет на откосе черный
14
кусты). Звукоподражательное слово шелестят усиливается аллитерацией
[ш-ст]: шелестят опавшие листы. Б. Дубину удается нарисовать более яркий
образ осеннего вечера благодаря звукосимв одическому слову: вечер этот
хмурый. Ощущение холода передается за счет звукового повтора [р-о-з], в
котором обыгрывается слово «мороз»: морозные созвездья — серебро звезды.
Учитывая тот факт, что неприятных сочетаний здесь не так много,
контраст «благозвучие» - «неблагозвучие» не является настолько ярким, как в
подлиннике. Тем не менее, [р] особенно часто появляется в конце
произведения, там, где «противостояние» ощущается сильнее, это
компенсирует недостаток неблагозвучия в • тексте. Так же, как и в
стихотворении Дж. Китса в тексте перевода Б. Дубина отмечается частое
появление «мажорных» звуков, что способствует усилению противоречия. То
есть переводчику удается, пусть частично, передать контраст «внешний мир -
внутреннее состояние». Используя средства другого языка, тяжело достичь
абсолютной эквивалентности в передаче звукоизобразительных явлений. В
целом положительные эмоции в этом тексте обладают большим потенциалом,
чем в оригинале, но переводчик учел особенности звуковой организации
переводимого сонета и создал соответствующие образы, что можно наглядно
изобразить в следующей схеме:
Схема 3. Перевод Б. Дубина

ОСЕННИЙ ВЕЧЕР
Неприятеле сочетания
ВЕТЕР: [чр].[лрЦОД£п1] Л ^ Г Появление
I Звукоподражательные слова «мажорных»
2)аш1итерация [ст| звуков на
Обилие звука [р] протяжении
ЛИСТЬЯ: всего текста
звукоподражание «минорные» звуки

неблагозвучие <С=С=Г благозвучие


ХОЛОД:
сочетание [р-о-з] — слово
«мороз»
Негативные эмоции Положит, эмоияи
Звукосимволизм «хмурый

Как видно из представленной схемы, Б Дубин не полностью передает


пункт «обилие неприятных сочетаний». В его переводе они встречаются, ко не
настолько часто, как в оригинале. В результате вероятность возникновения у
читателей негативных ЭМОЦИЙ становится ниже. Тем не менее, все остальные
способы звуковой инструментовки произведения были приняты во внимание и
адекватно переданы, К тому же в создание образа «осенний вечер» было
внесено звукосимволическое слово «хмурый», что способствует созданию
дополнительных негативных ощущений. Помимо этого, переводчик учел
косвенное звукоподражание, имитирующее шум ветра. Б. Дубин использовал
звуки, отличные от оригинального варианта, но суть осталась неизменной.
15
Рассматривая текст перевода, созданный С. Сухаревым, отмечаем
аллитерацию шипящих на протяжении всего произведения: шепчется
шальной, осенний, облетевшей чаще, с небес созвездья, свой свет дрожащий,
леденящий, сторожащий, шорох листьев, тишине, дружески, пылающего,
горестным стихом, оплакавший, осененным. Переводчик, создавая образ
осеннего вечера с шумом ветра и шорохом листьев, «проводит» этот образ
через весь текст. Так, звукоподражательные приемы, использованные Дж.
Китсом, в полной мере сохранены в тексте перевода.
Благодаря сочетанию £д-о-л] С. Сухарев обыгрывает слова «холод»,
«лед»: созвездья — льют — дрожащий - неблизок—холод - леденящий.
Замечено также присутствие неприятных сочетаний и обилие
«минорных» звуков: порывист, дрожащий, холод, тревожный сумрак, всюду
сторожащий, шорох в тишине ночной... Однако напряженных сочетаний
здесь гораздо меньше, превалируют просто «темные» звуки и одиночный [р].
Противостояние «благозвучие» - «неблагозвучие» у С. Сухарева
проявляется не так ярко, как у Дж. Китса, поскольку в тексте перевода
встречается больше «минорных», чем «мажорных» звуков, в то время как в
подлиннике «светлых» звуков наблюдалось гораздо больше. С. Сухарев вводит
звуки такого плана только в конце произведения, в то время как автор
оригинала использует их на протяжении всего текста. Таким образом, контраст
на фонетическом уровне практически не сохраняется. Весь текст производит
более «темное» впечатление, соответственно, вызывает больше негативных
эмоций у читателей, что наглядно демонстрирует приведенная ниже схема:
Схема 4. Перевод С. Сухарева
ОСЕННИЙ ВЕЧЕР
Неприятные сочетания
ВЕТЕР; Ггр),[др],[бр]
I Звукоподражательные слова
2)аллитерация шипящих
Обилие звука [р]
ЛИСТЬЯ:
звукоподражание
, «минорные» звуки
¥
ХОЛОД:
сочетание [л-о-д] - слово неблагозвучие
«холод»

Негативные эмоции

Благодаря схематичному изображению звуковых приемов мы видим, что


С. Сухарев лишь частично передал «использование «мажорных» звуков на
протяжении всего текста», в результате чего неблагозвучие является
превалирующим фактором, это усиливает негативные впечатления и
нивелирует положительные.

16
Б. Дубину удалось более адекватно передать контраст между внешним
миром и внутренним состоянием поэта. С. Сухарев, «нарисовав» очень яркий
образ осеннего вечера и дискомфорта, связанного с непогодой, не сумел
воссоздать ощущение «противостояния» положительных и отрицательных
эмоций.
Наши выводы подтверждаются результатами, полученными в ходе
ассоциативного эксперимента. 93,6% представителей англоязычной среды,
прослушав текст оригинала, отметили, что он способен вызвать у них
эмоциональный отклик. Из них 22,9% сошлись на том, что эмоции в основном
положительные. 43% анкетируемых утверждали, что возникшие у них эмоции —
отрицательные. 32,1% участников эксперимента согласились, что впечатления,
связанные с прослушиванием этого сонета, как позитивные, так и негативные.
Согласно результатам анкетирования среди русскоязычных слушателей,
91,3% опрошенных заявили, что текст перевода Б. Дубина вызывает у них ту
или иную эмоциональную реакцию. 26,2% утверждали, что перевод
пробуждает только положительные эмоции. 43,9% остановились на том, что
прослушанный сонет способствует появлению у них негативных ощущений.
29,9% представителей русскоязычной среды решили, что у них возникли как
отрицательные, так и положительные эмоции, причем в противопоставлении
друг другу. Такие данные очень близки тем, что мы получили в результате
опроса англоязычных реципиентов.
После восприятия на слух перевода С. Сухарева негативные ощущения
возникли у 79,9% анкетируемых, что не соотносится с коммуникативным
эффектом оригинала на представителей англоязычной среды. 5% отметили, что
эмоции, скорее, положительные. 15,1% заявили, что текст перевода,
вы полнен вьей С. Сухаревым, способен вызывать у них как положительные, так
и отрицательные эмоции. В общем, эмоциональный отклик произведение
вызвало у 8S,3% слушателей. Из приведенных данных мы видим, что перевод
С. Сухарева производит скорее негативное, нежели «смешанное» впечатление,
это не в полной мере соответствует результатам анкетирования англоязычных
реципиентов.
Упомянутые выше положения приведены в сводной Таблице 2, что
позволяет проследить зависимость произведения адекватного
коммуникативного эффекта от сохранения звукоподражательных и
звукосимволических приемов, использованных в подлиннике.
Таблица 2.
Экспериментальное подтверждение зависимости адекватной передачи
прагматики поэтического текста от звуковой организации перевода
название наличие положительные отрицательные контраст/и передача
произведения эмоционального эмоции эмоции те, и звукового
отклика другие оформления
Keen litful93,6% 22,9% 45% 32.1%
gusts... (John
Keats')
Перевод Б. 91,3% 26,2% 43,9% 29.9% +/—
Дубина
Перевод С. 8«,3% 5% 79,9% 15,1% —
Сухарева
17
Такие фонические приемы, как звуковые повторы, явления благозвучия и
неблагозвучия, звукоподражание и з ву косим вол изм в поэтическом тексте
являются способами представления прагматического аспекта и должны
учитываться при переводе. Важно принимать во внимание не только
собственно аллитерации и ассонансы, но также качества использованных в них
звуков. Необходимо также учитывать противопоставление значений звуков
или их смешение, поскольку иначе коммуникативный эффект перевода может
не соответствовать оригинальному. При переводе стихотворений на другой
язык передача явлений благозвучия и неблагозвучия должна происходить с
учетом тех особенностей, которые характерны. дня подлинника, то есть их
соотношения, сосуществования или противопоставления, а также качества
использованных звуков. В противном случае эмоции, возникшие у получателей
перевода, будут отличаться от эмоций реципиентов оригинала. Данное
положение особенно важно в том случае, если эвукоизобразитсльные приемы
влияют на передачу основного замысла автора. При опущении в переводе таких
фонических приемов, как звукоподражание и звукосимволизм, выражающих в
оригинале основной эмоциональный настрой, коммуникативный эффект,
производимый на получателей перевода, не будет соответствовать ощущениям
и эмоциям, возникшим у получателей оригинального произведения.
Измененная форма звукового выражения влечет за собой изменение
прагматической установки всего текста.
Сопоставив данные, полученные при проведении ассоциативного
эксперимента, мы пришли к выводу, что наличие эмоционального отклика
после восприятия переводных текстов, в которых сохранены основные
звукоизобразнгельные приемы, выше,. чем в случае опущения фонических
средств, использованных в оригинальных поэтических текстах. То есть
эмоциональный настрой текста перевода зависит от того; насколько точно в
нем воспроизведены особенности звуковой инструментовки подлинника.
В заключении отмечается, что осуществление прагматического
воздействия на получателя информации составляет важную часть любой
коммуникации, в том числе и межъязыковой, целью перевода поэтического
текста является достижение желаемого воздействия (коммуникативного
эффекта) на представителя другой языковой среды. Установление
необходимого прагматического отношения реципиента перевода к
передаваемому сообщению в значительной степени зависит от выбора
переводчиком языковых средств при созданий им текста на другом языке.
К языковым средствам представления эмоций в поэтическом тексте
относятся звукоизобразительные способы его организации. Для создания
прагматически адекватного перевода необходима эквивалентная передача таких
фонических приемов, как звуковые повторы, благозвучие, неблагозвучие,
звукоподражание и звукосимволизм. Соответствующее соотношение качества
использованных звуков при переводе стихотворений существенно влияет на
создание адекватного в прагматическом плане текста перевода.
Такой вывод подтверждается результатами проведенного ассоциативного
эксперимента, благодаря которому нам удается доказать зависимость

18
адекватности передачи коммуникативных намерений автора от звуковой
инструментовки перевода. [
Предпринятое исследование позволяет взглянуть на звуковое оформление
поэтической речи с позиций прагм аликгвистики, а также определить
зависимость прагматической адекватности перевода от передачи
соответствующих фонических приемов.
По теме диссертации опубликовано б работ:
1. Титова, Е.Л. Зависимость звуковой организации от содержания поэтического
текста [Текст] / Е.А. Титова // Когнитивно - прагматические аспекты
функционирования языка и дискурса в общетеоретическом н сопоставительном
плане: Сб. науч. трудов./ Отв. ред. Е.Н, Азначеева. - Челяб. гос. ун-т.
Челябинск, 2005. - С. 199-203
2. Титова, Е.А. Звуковая организация поэтических произведений
«идиллического» содержания [Текст] / Б. А. Титова // Л зык. Культура.
Коммуникация: Материалы II международной научной конференции.
Челябинск, 26 февраля 2005 г. / Отв. ред. А.П.Нестеров - Челябинск, 2005. -
С. 186-188
3. Титова, Е.А. К проблеме адекватной передачи звукового оформления в
переводе поэтических произведений с английского на русский язык (на
примере произведения Сэмюэла Тейлора Кольриджа То the Autumnal Moon)
[Текст] / Е.А. Титова // Вестник КГУ им. Н. А. Некрасова / Глав, ред, Н.М.
Рассадников. -Кострома: Изд-во КГУ, 2005. № 12. - C.131-I34
4. Титова, Е Л . Явления звукоподражания и звукосимволизма в английском
народном творчестве [Текст] / Е.А. Титова // Актуальные проблемы
современного языкового образования в ВУЗе. Вопросы теории языка и
методики обучения: Сборник материалов международной научно-практической
конференции. Коломна, 3-4 октября 2005 г. /Отв. ред. Ю.Н. Марчук - Коломна:
Коломенский гос. пед. ун-т, 2005. - С. 389-396
5. Титова, Е.А. Зависимость звукового оформления поэтических произведений
от контекста [Текст] / Е.А. Титова // Слово, высказывание, текст в когнитивном,
прагматическом и культурологическом аспектах: Тезисы III Международной
научной конференции. Челябинск, 27-28 апреля 2006 г./ Под ред.
Л.АЛефедовой. Челябинск: Челябинский государственный университет, 2006.
-С213-215
6. Титова, Е.А. Особенности звукового оформления коммуникативных
намерений при переводе поэтических текстов [Текст] / Е.А. Титова //
Концептосфера и языковая картина мира / Отв. ред. Е.А. Пименов, М.В.
Пименова. - Кемерово: КемГУ, 2006. - С.257-264 (Серия «Филологический
сборник». Вып. 9).

19
Подписано к печати 22.11.06
Формат 60x9071 б. Объем 1,0 уч.-изд.л.
Тираж 100 экз. Заказ № 8489.
Бумага офсетная.
Отпечатано на ризографе в тип. «Фоточудожник».
454091, Г. Челябинск, ул. Свободы, 155/1