Вы находитесь на странице: 1из 618

1) Предмет и задачи биологической химии.

Биохимия-наука о молекулярных
закономерностях живого, фундаментальная дисциплина, решающая важные
проблемы биологии и медицины

Биохимия – наука, изучающая вещества, входящие в состав живых организмов,


ихпревращения, а также взаимосвязь этих превращений с деятельностью органов и
тканей.

Биохимия – наука, о химических основах процессов жизнедеятельности.


Биохимия - молодая наука, около ста лет назад она возникла на стыке физиологии и
органической химии. Термин биохимия ввел в 1903г молодой немецкий биохимик Карл
Нейберг (1877-1956).
Современная биохимия как наука делится на:
1) статическую (анализирует структуру и химический состав организмов);
2) динамическую (изучает обмен веществ и энергии в организме);
3) функциональную (исследует взаимодействие химических процессов с
биологическими и физиологическими функциями).
По объектам исследования, биохимия делиться на:
1) биохимию человека и животных;
2) биохимию растений;
3) биохимию микроорганизмов;
4) вирусов.
Мы с вами будем заниматься медицинской биохимией, одним из разделов биохимии
человека и животных.
Предметом медицинской биохимии является человек.
Целью курса медицинской биохимии является изучение:
1) молекулярных основ физиологических функций человека;
2) молекулярных механизмов патогенеза болезней;
3) биохимических основ предупреждения и лечения болезней;
4) биохимических методов диагностики болезней и контроля эффективности лечения.
Задачи курса медицинской биохимии:
1) изучить теоретический материал;
2) получить практический навык биохимических исследований;
3) научиться интерпретировать результаты биохимических исследований.
Медицинская биохимия связана со всеми фундаментальными и клиническими
медицинскими дисциплинами. Патогенез любой патологии включает в себя нарушение
нормальных биохимических процессов, лежащих в основе физиологических функций
организма, а излечение патологии – нормализация нарушенных биохимических процессов
и физиологических функций организма. Поэтому, биохимия является фундаментальной
наукой для врача.
2) Строение,свойства и функции белков. Простые и сложные белки. Характеристика
отдельных белков. Биологическая роль. Первичная структура белков-основа видовой
специфичности. Полиморфизм белков. Наследственные протеинопатии:
серпов.кл.анемия и др.

Белки – высокомолекулярные органические соединения, состоящие из остатков более чем


100 АК. У человека в организме содержится 15кг белка. По количеству генов, у человека
предполагают наличие около 50000 видов белков. Самый распространенный белок у
человека - коллаген, на его долю приходиться 30% от общего содержания белка.
Пептиды - органические соединения, состоящие из остатков от 2 до 100 АК.
Олигопептиды - органические соединения, состоящие из остатков от 2 до 10 АК.
Полипептиды - органические соединения, состоящие из остатков от 10 до 100 АК.
Белки имеют 3-4 уровня организации:
1. Первичная структура линейна, представлена последовательностью аминокислот,
соединен пептидными связями;
2. Вторичная структура является пространственной, она образуется только
водородными связями. Выделяют б-спираль и в-складчатый лист;
3. Третичная структура является пространственной, она образуется ковалентными,
водородными, ионными и гидрофобными связями. Образует белковые глобулы;
4. Четвертичная структура является пространственной, она образуется при
соединении нескольких белковых глобул слабыми водородными, ионными и
гидрофобными связями;
Разрушение первичной структуры белка называется гидролиз. Гидролиз пептидной
связи идет в кислой и щелочной среде и с участием ферментов пептидаз (класс гидролаз).
Разрушение вторичной, третичной и четвертичной структур называется
денатурацией. Денатурация бывает обратимой, когда разрушаются слабые связи
(водородные, ионные, гидрофобные) и необратимой, когда разрушаются прочные связи
(ковалентные).
Классификация белков
 По составу белки делятся на простые (протеины) и сложные (протеиды). Простые
белки содержат только остатки аминокислот. Сложные белки, кроме аминокислот,
содержат небелковый компонент: липиды, углеводы, нуклеиновые кислоты,
металлы, витамины, порфирины и т.д.
 По форме белки делятся на глобулярные и фибриллярные. Глобулярные белки
содержат б-спираль, они как правило водорастворимы. Фибриллярные белки
содержат в-складчатую структуру и водонерастворимы (кератин);
 Белки делятся по выполняемым в организме функциям.
Функции белков
 Структурная (коллаген, эластин, кератин);
 Каталитическая (ферменты);
 Транспортная (гемоглобин, альбумины, глобулины);
 Сократительная (актин, миозин);
 Защитная (иммуноглобулины, фибриноген, плазминоген, лизоцим);
 Регуляторная (гормоны, рецепторы);
 Онкотическое давление (белки сыворотки крови);
 Буферная (гемоглобин, белки сыворотки крови).
Свойства белков
 Белки в основном водорастворимые вещества, образующие коллоидный раствор;
 Белки способны к денатурации и гидролизу;
 Обладают амфотерными свойствами;
 Проявляют оптическую активность, т.к. состоят из оптически активных L-
аминокислот.
К настоящему времени расшифрована первичная структура десятков тысячи разных
белков, что является несомненным достижением биохимии. Однако это число ничтожно
мало, если учесть, что в природе около 1012 разнообразных белков. Под первичной
структурой подразумевают порядок,последовательность расположения аминокислотных
остатков в полипептидной цепи. Зная первичную структуру, местоположение каждого
остаткааминокислоты, можно точно написать структурную формулу белковой молекулы,
если она представлена одной полипептидной цепью. Если в состав белка входит
несколько полипептидных цепей, объединенныхв одну белковую молекулу посредством
дисульфидных связей и нековалентных взаимодействий, или если одна полипептидная
цепь содержит внутренние дисульфидные связи, то задача определения первичной
структуры несколько осложняется, так как необходимо предварительное разъединение
этих цепей и связей. Разъединение таких полипептидных цепей производят с помощью
денатурирующих агентов (растворы 8М мочевины или 6М гуанидингидрохлорида),
разрывающих нековалентные связи. Дисульфидные связи разрушают путем окисления
или восстановления (надмуравьиной
кислотой или в-меркаптоэтанолом соответственно), при этом образуются
свободные полипептиды, содержащие остатки цистеиновой кислоты
1.Первичная структура белков уникальна и детерминирована генетически. Каждый
индивидуальный гомогенный белок характеризуется уни-кальной последовательностью
аминокислот: частота замены аминокислот приводит не только к структурным
перестройкам, но и к изменениям физико-химических свойств и биологических
функций.стеина
2. Стабильность первичной структуры обеспечивается в основном главное валентными
пептидными связями; возможно участие небольшого числа дисульфидных связей.
3. В полипептидной цепи могут быть обнаружены разнообразные комбинации
аминокислот; в полипептидах относительно редки повторяющиеся последовательности.
4. В некоторых ферментах, обладающих близкими каталитическими свойствами,
встречаются идентичные пептидные структуры, содержащие неизменные (инвариантные)
участки и вариабельные последовательности аминокислот, особенно в областях их
активных центров. Этот принципструктурного подобия наиболее типичен для ряда
протеолитических ферментов: трипсина, химотрипсина и др.
5. В первичной структуре полипептидной цепи детерминированы вторичная, третичная и
четвертичная структуры белковой молекулы, определяющие ее общую пространственную
конформацию. В организме человека насчитывают около 50 000 индивидуальных белков.
Видовая и индивидуальная специфичность набора белков в данном организме определяет
особенности его строения и функционирования. Набор белков в дифференцирующихся
клетках одного организма определяет морфологические и функциональные особенности
каждого типа клеток. Одни и те же АК присутствуют в различных по структуре и
функциям белках. Индивидуальность белковых молекул определяется порядком
чередования АК в белке. Однако многие белки, выполняя одну и ту же функцию,
несколько отличаются по строению у разных представителей одного и того же вида.
Примером могут служить белки групп крови у человека. Такое разнообразие белков
обусловливает индивидуальную специфичность организмов.
В процессе развития многоклеточного организма, особенно на стадиях дифференцировки
клеток, белковый состав значительно изменяется. При различных заболеваниях
происходит изменение белкового состава тканей. Эти изменения называются
протеинопатиями. Различают наследственные и приобретённые протеинопатии.
Наследственные протеинопатии развиваются в результате повреждений в генетическом
аппарате данного индивидуума. Первичная структура белков, т.е. последовательность АК
в нем, программируется последовательностью нуклеотидов в ДНК. Выпадение, вставка,
замена нуклеотида в ДНК приводит к изменению аминокислотного состава и,
следовательно, структуры синтезируемого белка. Если изменение последовательности
аАКносит не летальный характер, а приспособительный или хотя бы нейтральный, то
новый белок может передаться по наследству и остаться в популяции. В результате
возникают новые белки с похожими функциями. Такое явление называется полиморфизм
белков.При изучении структуры гемоглобина эритроцитов крови человека обнаружили,
что каждая белковая молекула состоит из четырех полипептидных цепей (2 альфа и 2
бета-цепи). Установив первичную структуру белка, т. е. последовательность аминокислот
в каждой цепи, выяснили также, с помощью каких связей между R-группами (радикалами
аминокислот) образуется его третичная и четвертичная структура . Все здоровые люди
имеют гемоглобин с одинаковой первичной и пространственной структурой. У людей,
страдающих серповидноклеточной анемией- тяжелым наследственным заболеванием,
эритроциты похожи не на диски, как обычно, а на серпы ( рис. 39 ). Такое изменение
формы клеток происходит из-за отличия первичной структуры гемоглобина у больных
людей. В беа-цепи нормального гемоглобина на шестом месте от NH2-конца стоит
глутаминовая кислота. При серповидноклеточной анемии она заменена на аминокислоту
валин ( рис. 40 ). Из 574 аминокислот, входящих в состав гемоглобина, заменены только
две (по одной в каждой бета-цепи). Но это приводит к существенному изменению
третичной и четвертичной структуры белка и, как следствие, к изменению формы и
нарушению функции эритроцита. Серповидные эритроциты плохо справляются со своей
задачей - переносом кислорода.Семейная гиперхолестеринемия(сокращенно СГ) - это
генетическая болезнь, характеризующаяся высоким уровнем холестерина в крови, в
частности, очень высоким уровнем липопротеидов низкой плотности (ЛПНП, т.н. "плохой
холестерин"), а также ранним (в молодом возрасте) возникновением сердечно-сосудистых
заболеваний. У многих пациентов происходят мутации в гене рецептора ЛПНП,
кодирующего соответствующий белок ЛПНП-рецептора (обычно отвечающего за
поглощение ЛПНП с кровотока) или аполипопротеина В (апо-В), который является
частью ЛПНП, который связывается с рецептором (процесс, необходимый для связывания
ЛПНП с рецептором).
3) Биологические функции белков. Избирательное взаимодействие с лигандом. Типы
природных лигандов и особенности их взаимодействия с белками (простетические
группы, кофакторы, протомеры, субстраты, транспортируемые в-ва,
аллостерические эффекты)

Функции белков

Ферментативная, или Одна из наиболее Фумаратгидратаза -


каталитичеcкая распространенных функций катализирует обратимое
белков, которая состоит в превращение фумарат +
ускорении химических Н2О -> малат
превращений (синтез и распад
веществ; перенос отдельных групп Цитохромоксидаза -
атомов, электронов от одного участвует в транспорте
вещества к другому) электронов на кислород

Гормональная, или Регуляция обмена веществ внутри Инсулин - участвует в


регуляторная клеток и интеграция обмена в регуляции углеводного,
разных клетках целого организма белкового, жирового и
других обменов
Лютропин - участвует в
регуляции синтеза
прогестерона в желтом
теле яичников

Рецепторная Избирательное связывание Цитозольный рецептор


различных регуляторов (гормонов, эстрадиола - связывает
медиаторов, циклических эстрадиол внутри
нуклеотидов) на поверхности клеток, например
клеточных мембран или внутри слизистой матки
клетки (цитозольные рецепторы)
Глюкагоновый рецептор
- связывает гормон
глюкагон на
поверхности клеточной
мембраны, например
печени
Регуляторная
субъединица
протеинкиназы -
связывает цАМФ внутри
клеток

Транспортная Связывание и транспорт веществ Липопротеиды -


между тканями и через мембраны участвуют в переносе
клетки липидов между тканями
организма
Транскортин - переносит
кортикостероиды
(гормоны коры
надпочечников в крови)
Миоглобин - переносит
кислород в мышечной
ткани

Структурная Участвуют в построении Структурные белки


различных мембран митохондрий,
плазматической
мембраны и т. д.

Опорная, или механическая Близкая по назначению к Коллаген - структурный


структурной. Обеспечивает элемент опорного
прочность опорных тканей, каркаса костной ткани,
участвуя в построении сухожилий
внеклеточных структур
Фиброин - участвует в
построении оболочки
кокона шелкопряда
в-Кератин - структурная
основа шерсти, ногтей,
копыт

Резервная, или трофическая Использование белков как Проламины и


запасного материала для питания глютелины - запасной
развивающихся клеток материал семян
пшеницы
Овальбумин - запасной
белок куриного яйца
(используется при
развитии зародыша)

Субстратно-энергетическая Близка к резервной. Белок Все белки (поступающие


используется как субстрат (при или с пищей, или
распаде) для образования энергии. внутриклеточные),
При распаде 1 г белка выделяется которые распадаются до
17,1 кДж энергии конечных продуктов
(СО2, Н2О, мочевина)

Механохимическая, или Сокращение (механический Миозин - закрепленные


сократительная процесс) с использованием нити в миофибриллах
химической энергии
Актин - движущиеся
нити в миофибриллах

Электроосмотическая Участие в образовании разницы Na+, К+ АТФаза -


электрических зарядов и фермент, участвующий в
градиента концентрации ионов на создании разницы
мембране концентраций ионов
Na+ и К+ и
электрического заряда
на клеточной мембране

Энерготрансформирующая Трансформация электрической и АТФ-синтетаза -


осмотической энергии в осуществляет синтез
химическую энергию (АТФ) АТФ за счет разности
электрических
потенциалов или
градиента осмотической
концентрации ионов на
сопрягающей мембране

Когенетическая Вспомогательная генетическая ДНК-полимераза -


функция белков (приставка "ко" в фермент, участвующий в
переводе с латинского означает репликации ДНК
совместность действия). Сами
белки не являются генетическим ДНК-зависимая РНК-
(наследственным) материалом, но полимераза - фермент,
помогают нуклеиновым кислотам участвующий в переносе
реализовывать способность к информации от ДНК к
самовоспроизведению и переносу РНК
информации

Генно-регуляторная Способность некоторых белков Гистоны - белки,


участвовать в регуляции участвующие в
матричных функций нуклеиновых регуляции репликации и
кислот и переноса генетической частично транскрипции
информации участков ДНК
Кислые белки -
участвуют в регуляции
процесса транскрипции
отдельных участков
ДНК

Иммунологичеcкая, или Антитела участвуют в Иммуноглобулины А,


антитоксическая обезвреживании чужеродных М, G и др. - выполняют
антигенов микроорганизмов защитную функцию
(токсинов, выделяемых ими)
путем образования комплекса Комплемент - белок,
антиген - антитело способствующий
образованию комплекса
- антиген-антитело

Токсигенная Некоторые белки и пептиды, Ботулинический токсин


выделяемые организмами (в - пептид, выделяемый
основном микроорганизмами), палочкой ботулизма
являются ядовитыми для других
живых организмов

Обезвреживающая Благодаря функциональным Альбумины - связывают


группам белки связывают тяжелые металлы,
токсические соединения (тяжелые алкалоиды
металлы, алкалоиды),
обезвреживая их

Гемостатическая Участвуют в образовании тромба Фибриноген - белок


и остановке кровотечения сыворотки крови,
полимеризуется в виде
сетки, составляющей
структурную основу
тромба

Взаимодействие белка с каким-нибудь веществом иногда приводит к связыванию


молекулы этого вещества молекулой белка. Этот явление известно как «сорбция»
(связывание). Обратный же процесс - освобождение другой молекулы от белковой
называется«десорбция». Если для какой-нибудь пары молекул процесс сорбции
преобладает над десорбцией, то это уже специфическая сорбция, а вещество, которое
сорбируется, называется«лиганд».У сложных белков, кроме белковой цепи, имеется
дополнительная небелковая группа. Она называется лиганд (лат. ligo - связываю), то есть
молекула, связанная с белком. В случае если лиганд несет структурную и/или
функциональную нагрузку, он называется простетической группой.
В роли лиганда могут выступать любые молекулы:
молекулы, выполняющие в белке структурную функцию – липиды, углеводы,
нуклеиновые кислоты, минеральные элементы, какие-либо другие органические
соединения: гем в гемоглобине, углеводы в гликопротеинах, ДНК и РНК в
нуклеопротеинах, медь в церулоплазмине,переносимые белками молекулы: железо в
трансферрине, гемоглобин в гаптоглобине, гем в гемопексине,
субстраты для ферментов – любые молекулы и даже другие белки. Узнавание
лиганда обеспечивается:
комплементарностью структуры центра связывания белка структуре лиганда, иначе
говоря, пространственным и химическим соответствием белка и лиганда. Они подходят
друг к другу как ключ к замку, например, соответствие фермента и субстрата,
иногда узнавание может зависеть от реакционной способности атома, к которому
присоединяется лиганд. Например, связывание кислорода железом гемоглобина, или
жирной кислоты с альбумином.
Функции лиганда в составе сложного белка разнообразны:
изменяет свойства белков (заряд, растворимость, термолабильность), например,
фосфорная кислота в фосфопротеинах или остатки моносахаридов в гликопротеинах,
защищает белок от протеолиза вне и внутри клетки, например углеводная часть в
гликопротеинах,
в виде лиганда обеспечивается транспорт нерастворимых в воде соединений, например,
перенос жиров липопротеинами,
придает биологическую активность и определяет функцию белка, например, нуклеиновая
кислота в нуклеопротеинах, гем в гемоглобине, углевод в рецепторных белках,
влияет на проникновение через мембраны, внутриклеточную миграцию, сортировку и
секрецию белков. Это выполняет, как правило, углеводный остаток.Виды лигандов:
1) Лиганд белка-фермента – субстрат.
2) Лиганд траспортного белка – транспортируемое вещество.
3) Лиганд антитела (иммуноглобулина) – антиген.
4) Лиганд рецептора гормона или нейромедиатора – гормон или нейромедиатор.
Четвертичная структура - это и количество, и способ укладки полипептидных цепей
(протомеров) в пространстве. Если белки состоят из двух и более полипептидных цепей,
связанных между собой нековалентными (не пептидными и не дисульфидными) связями,
то говорят, что они обладают четвертичной структурой.Такие агрегаты стабилизируются
водородными связями, ионными связями и электростатическими взаимодействиями
между остатками аминокислот, находящимися на поверхности глобулы. Подобные белки
называются олигомерами, а их индивидуальные цепи – протомерами (мономерами,
субъединицами). Если белки содержат 2 протомера, то они называются димерами, если 4,
то тетрамерами и т.д. Протомеры связаны друг с другом посредством лишь
нековалентных связей (ионных, водородных, гидрофобных). Причем протомеры
взаимодействуют друг с другом только определенными участками своей поверхности
(контактные участки). Взаимное «узнавание» контактных участков происходит по
принципу комплементарности. Каждый протомер взаимодействует с другим во многих
точках. Следовательно, ошибочные комплексы в олигомере практически невозможны. Так
как субъединицы в олигомерах очень тесно взаимодействуют между собой, то любое
изменение конформации какой-либо одной субъединицы обязательно влечет за собой
изменение других субъединиц. Этот эффект называется кооперативное взаимодействие.
Например, у гемоглобина такое взаимодействие субъединиц в легких ускоряет в 300 раз
присоединение О2 к гемоглобину. В тканях отдача О2 также ускоряется в 300 раз.
Присоединение в легких первой молекулы кислорода к одной из субъединиц гемоглобина
изменяет ее конформацию. В результате она начинает влиять на следующую убъединицу,
облегчая присоединение к ней кислорода. После этого они вдвоем влияют на третью
субъединицу и так далее. В тканях первая молекула кислорода отделяется от своей
субъединицы не очень легко, вторая уже быстрее и т.д. Олигомерные белки способны
взаимодействовать с несколькими лигандами в центрах, удаленных друг от друга.
Связывание одного протомера с лигандом изменяет конформацию этого протомера, а
также всего олигомера и, кроме того, сродство к другим лигандам. Таким образом,
функциональная активность олигомерных белков может регулироваться
аллостерическими лигандами.
Аллостерическими ферментами называют ферменты, активность которых регулируется не
только количеством молекул субстрата, но и другими веществами, называемыми
эффекторами (обычно это олигомерные белки, состоящие из нескольких протомеров или
имеющие доменное строение; они имеют аллостерический центр, пространственно
удалённый от каталитического активного центра; эффекторы присоединяются к ферменту
нековалентно в аллостерических (регуляторных) центрах; аллостерические ферменты
обладают свойством кооперативности: регуляция аллостерических ферментов обратима).
Участвующие в аллостерической регуляции эффекторы - клеточные метаболиты часто
именно того пути, регуляцию которого они осуществляют. Связь между структурой белка
и его функцией можно рассмотреть на примере двух родственных белков: миоглобина и
гемоглобина: Миоглобин- мономер (состоит из одной полипептидной цепи), основная его
функция - запасание кислорода в тканях. Имея высокое сродство к кислороду, миоглобин
легко присоединяет его и отдает кислород только при интенсивной мышечной работе,
когда парциальное давление кислорода падает ниже 10 мм рт. ст. Гемоглобин - тетрамер
(состоит из 4х протомеров). Основная функция гемоглобина - обратимое связывание с
кислородом в легких, где парциальное давление кислорода высокое и гемоглобин
взаимодействует с четырьмя молекулами кислорода. В тканях СО2 и Н2О, образующиеся
при катаболизме пищевых веществ, взаимодействуют с гемоглобином и уменьшают его
сродство к кислороду, что облегчает поступление кислорода в ткани.В эритроцитах
имеется также аллостерический лиганд 2,3-дифосфоглицерат, способный
взаимодействовать с дезоксигемоглобином. Это препятствует обратному связыванию
освободившегося О2 с гемоглобином.
Таким образом, связывание гемоглобина с аллостерическими лигандами в тканях, при
относительно высоком парциальном давлении, обеспечивает поступление кислорода в
ткани.
Из рассмотренных примеров следует заключить, что аллостерический эффект является
результатом связывания лиганда со специфическим участком белка. Это вызывает
значительное изменение в белковой молекуле, которая в свою очередь влияет на
активность другого, пространственно удаленного участка. Кооперативные изменения
конформации олигомерных белков составляют основу механизма регуляции
функциональной активности не только гемоглобина, но и многих других белков.
4) Конформация белковых молекул: понятие о первичной и вторичной структуре
белка, фолдинге белков. Примеры патологий, связанных с нарушением этого процесса
(болезнь Альцгеймера, прионовые болезни) Типы внутримолекулярных связей. Роль
пространственной организации белковых цепей в формировании активного центра.

Вторичная структурабелка – это способ укладки полипептидной цепи в более


компактную структуру, при которой происходит взаимодействие пептидных групп с
образованием между ними водородных связей. Формирование вторичной структуры
вызвано стремлением пептида принять конформацию с наибольшим количеством связей
между пептидными группами. Тип вторичной структуры зависит от устойчивости
пептидной связи, подвижности связи между центральным атомом углерода и углеродом
пептидной группы, размером аминокислотного радикала. Все указанное вкупе с
аминокислотной последовательностью впоследствии приведет к строго определенной
конфигурации белка. Можно выделить два возможных варианта вторичной структуры: б-
спираль (б-структура) и в-складчатый слой (в-структура). В одном белке, как правило,
присутствуют обе структуры, но в разном долевом соотношении. В глобулярных белках
преобладает б-спираль, в фибриллярных – в-структура.Вторичная структура образуется
только при участии водородных связей между пептидными группами: атом кислорода
одной группы реагирует с атомом водорода второй, одновременно кислород второй
пептидной группы связывается с водородом третьей и т.д. б-Спираль. Данная
структура является правозакрученной спиралью, образуется при помощи водородных
связей между пептидными группами 1-го и 4-го, 4-го и 7-го, 7-го и 10-го и так далее
аминокислотных остатков. Формированию спирали препятствуют пролин и
гидроксипролин, которые обуславливают "перелом" цепи, ее резкий изгиб. Высота витка
спирали составляет 0,54 нм и соответствует 3,6 аминокислотных остатков, 5 полных
витков соответствуют 18 аминокислотам и занимают 2,7 нм.
в-Складчатый слой.В этом способе укладки белковая молекула лежит "змейкой",
удаленные отрезки цепи оказываются поблизости друг от друга. В результате пептидные
группы ранее удаленных аминокислот белковой цепи способны взаимодействовать при
помощи водородных связей. Ориентация реагирующих участков может быть параллельна
(когда соседние цепи идут в одном направлении) или антипараллельна (цепи идут в
противоположном направлении). Таких взаимодействующих друг с другом участков
одного белка может быть от двух до пяти. В структуре глобулярных белков могут
встречаться фрагменты регулярного строения всех трех типов в любой комбинации, но
может не быть и ни одного. Повторяющиеся, более сложные комбинации, образованные
из 3х фрагментов регулярной структуры, иногда называют супервторичной структурой.
Третичная структура– Третичная структура белка - это распределение в пространстве всех
атомов белковой молекулы, или иначе говоря, пространственная упаковка
спирализованной полипептидной цепи. Основную роль в образовании третичной
структуры белка играют водородные, ионные, гидрофобные и дисульфидные связи,
которые образуются в результате взаимодействия между радикалами аминокислот.
Водородные связи образуются между двумя полярными незаряженными радикалами или
между незаряженным и заряженным радикалами, Ионные связи могут возникать между
противоположно заряженными радикаламинапример, радикалами ,Гидрофобные
взаимодействия характерны для неполярных радикалов, Дисульфидные связи образуются
между SH-группами двух радикалов цистеина, находящихся в разных участках
полипептидной цепи.По форме молекулы и особенностям формирования третичной
структуры белки делят на глобулярные и фибриллярные.
Глобулярные белки - имеют сферическую или эллипсовидную форму молекулы (глобула).
В процессе образования глобулы гидрофобные радикалы аминокислот погружаются во
внутренние области, гидрофильные радикалы располагаются на поверхности молекулы.
При взаимодействии с водной фазой полярные радикалы образуют многочисленные
водородные связи. Белки удерживаются в растворённом состояния за счёт заряда и
гидратной оболочки. В организме глобулярные белки выполняют динамические функции
(транспортную, ферментативную, регуляторную, защитную). К глобулярным белкам
относятся:
Альбумин - белок плазмы крови; содержит много остатков глутамата и аспартата;
осаждается при 100%-ном насыщении раствора сульфатом аммония.
Глобулины - белки плазмы крови; по сравнению с альбумином оббладают большей
молекулярной массой и содержат меньше остатков глутамата и аспартата, осаждаются при
50%-ном насыщении раствора сульфатом аммония.
Гистоны - входят в состав ядер клеток, где образуют комплекс с ДНК. Содержат много
остатков аргинина и лизина.
Фибриллярные белки - имеют нитевидную форму (фибриллы) , образуют волокна и пучки
волокон. Между соседними полипептидными цепями имеется много поперечных
ковалентных сшивок. Нерастворимы в воде. Переходу в раствор препятствуют
неполярные радикалы аминокислот и сшивки между пептидными цепями. В организме
выполняют главным образом структурную функцию, обеспечивают механическую
прочность тканей. К фибриллярным белкам относятся:
Коллаген - белок соединительной ткани. В его составе преобладают аминокислоты
глицин, пролин, гидроксипролин.
Эластин - более эластичен, чем коллаген, входит в состав стенок артерий, лёгочной ткани,
в его составе преобладают аминокислоты глицин, аланин, валин.
Кератин - белок эпидермиса и производных кожи, в его структуре преобладает
аминокислота цистеин. АК принимают участие в формировании третичной структуры,
образуя связи своими функциональными группами (радикалами), например: 1)водородные
– между НО-, СООН-, NH2-группами радикалов АК (возникает между боковыми цепями
АКи пептидными связями), 2) дисульфидные – между остатками цистеина
(внутримолекулярная связь), 3)гидрофобные – между остатками алифатических и
ароматических АК (отражает взаим-ие неполярных групп), 3) ионные – между СОО–-
группами глутамата и аспартата и NH3+-группами лизина и аргинина (относится к
электростатическим вз-ям), 4) псевдопептидные – между дополнительными СОО–
группами глутамата и аспартата и дополнительными NH3+группами лизина и аргинина.
Фолдинг – это процесс укладки вытянутой полипептидной цепи в правильную
трехмерную пространственную структуру. Для обеспечения фолдинга используется
группа вспомогательных белков под названием шапероны (chaperon, франц. – спутник,
нянька). Они предотвращают взаимодействие новосинтезированных белков друг с другом,
изолируют гидрофобные участки белков от цитоплазмы и "убирают" их внутрь молекулы,
правильно располагают белковые домены. Шапероны представлены семействами,
состоящими из гомологичных по строению и функциям белков, которые отличаются по
характеру экспрессии и присутствию в разных компартментах клетки. В целом шапероны
способствуют переходу структуры белков от первичного уровня до третичного и
четвертичного, но они не входят в состав конечной белковой структуры.

Новосинтезированные белки после выхода с рибосом для правильного функционирования


должны укладываться в стабильные трехмерные структуры и оставаться такими на
протяжении всей функциональной жизни клетки. Поддержание контроля качества
структуры белка и осуществляется шаперонами, катализирующими укладку
полипептидов. Сборка полипротеинов и укладка мультибелковых комплексов также
осуществляется шаперонами. Шапероны связываются с гидрофобными участками
неправильно уложенных белков, помогают им свернуться и достигнуть стабильной
нативной структуры и, тем самым, предотвращают их включение в нерастворимые и
нефункциональные агрегаты. В течение своей функциональной жизни белок может
подвергаться различным стрессам и денатурации. Такие частично денатурированные
белки могут стать, во-первых, мишенью протеаз, во-вторых, агрегировать и, в-третьих,
укладываться в нативную структуру с помощью шаперонов. Баланс и эффективность, с
которой происходят эти три процесса, определяются соотношением компонентов,
участвующих в этих реакциях.
- Транспорт многих белков из одного компартмента в другой.
- Участие в сигнальных путях. Например, присутствие Hsp70 необходимо для активации
фосфатазы, которая путем дефосфорилирования ингибирует протеинкиназу JNK ,
компонент сигнала стресс-индуцированного апоптоза , т.е. Hsp70 является частью
антиапоптозного сигнального пути.
- Регуляция функций различных молекул. Например, стероидный рецептор, находящийся
в цитоплазме, связан с Hsp90; лиганд, попадающий в цитоплазму, присоединяется к
рецептору и вытесняет шаперон из комплекса. После этого комплекс рецептор-лиганд
приобретает способность связываться с ДНК, мигрирует в ядро и осуществляет функцию
транскрипционного фактора.
При нарушении функции шаперонов и отсутствии фолдинга в клетке формируются
белковые отложения – развивается амилоидоз. Амилоид представляет собой
гликопротеид, основным компонентом которого являются фибриллярные белки. Они
образуют фибриллы, имеющие характерную улырамикроскопическую структуру.
Фибриллярные белки амилоида неоднородны. Насчитывают около 15 вариантов
амилоидоза. Болезнь Альцхаймера - наиболее часто отмечаемый в-амилоидоз нервной
системы, как правило, поражающий лиц преклонного возраста и характеризующийся
прогрессирующим расстройством памяти и полной деградацией личности. В ткани мозга
откладывается в-амилоид - белок, образующий нерастворимые фибриллы, нарушающие
структуру и функции нервных клеток. в-амилоид - продукт изменения конформации
нормального белка организма человека. Он образуется из более крупного
предшественника частичным протеолизом и синтезируется во многих тканях. в-Амилоид,
в отличие от своего нормального предшественника, содержащего много а-спиральных
участков, имеет вторичную в-складчатую структуру, агрегирует с образованием
нерастворимых фибрилл, устойчив к действию протеолитических ферментов. Прионы -
особый класс белков, обладающих инфекционными свойствами. Попадая в организм
человека или спонтанно возникая в нём, они способны вызывать тяжёлые неизлечимые
заболевания ЦНС. Прионовый белок кодируется тем же геном, что и его нормальный
аналог, т.е. они имеют идентичную первичную структуру. Однако два белка обладают
различной конформацией: прионовый белок характеризуется высоким содержанием в-
слоёв, в то время как нормальный белок имеет много а-спиральных участков. Кроме того,
прионовый белок обладает устойчивостью к действию протеаз и, попадая в ткань мозга
или образуясь там спонтанно, способствует превращению нормального белка в
прионовый в результате межбелковых взаимодействий. Образуется так называемое «ядро
полимеризации», состоящее из агрегированных прионовых белков, к которому способны
присоединяться новые молекулы нормального белка.
В результате в их пространственной структуре происходят конформационные
перестройки, характерные для прионовых белков.
Известны случаи наследственных форм прионовых болезней, вызванных мутациями в
структуре данного белка. Однако возможно и заражение человека прионовыми белками, в
результате чего возникает заболевание, приводящее к гибели больного.
5) Четвертичная структура белка. Комплиментарность протомеров.
Кооперативные изменения конформации протомеров Примеры строения и функции
олигомерных белков: гемоглобин в сравнении с миоглобином, аллостерические
ферменты, мультиферментные комплексы. Самосборка молекул белковых структур.

Четвертичная структура- это и количество, и способ укладки полипептидных цепей


(протомеров) в пространстве. Если белки состоят из двух и более полипептидных цепей,
связанных между собой нековалентными (не пептидными и не дисульфидными) связями,
то говорят, что они обладают четвертичной структурой.Такие агрегаты стабилизируются
водородными связями, ионными связями и электростатическими взаимодействиями
между остатками аминокислот, находящимися на поверхности глобулы. Подобные белки
называются олигомерами, а их индивидуальные цепи – протомерами (мономерами,
субъединицами). Если белки содержат 2 протомера, то они называются димерами, если 4,
то тетрамерами и т.д.
Протомеры связаны друг с другом посредством лишь нековалентных связей (ионных,
водородных, гидрофобных). Причем протомеры взаимодействуют друг с другом только
определенными участками своей поверхности (контактные участки). Взаимное
«узнавание» контактных участков происходит по принципу комплементарности. Каждый
протомер взаимодействует с другим во многих точках. Следовательно, ошибочные
комплексы в олигомере практически невозможны.Так как субъединицы в олигомерах
очень тесно взаимодействуют между собой, то любое изменение конформации какой-либо
одной субъединицы обязательно влечет за собой изменение других субъединиц. Этот
эффект называется кооперативное взаимодействие. Например, у гемоглобина такое
взаимодействие субъединиц в легких ускоряет в 300 раз присоединение О2 к гемоглобину.
В тканях отдача О2 также ускоряется в 300 раз. Присоединение в легких первой молекулы
кислорода к одной из субъединиц гемоглобина изменяет ее конформацию. В результате
она начинает влиять на следующую убъединицу, облегчая присоединение к ней
кислорода. После этого они вдвоем влияют на третью субъединицу и так далее. В тканях
первая молекула кислорода отделяется от своей субъединицы не очень легко, вторая уже
быстрее и т.д. Олигомерные белки способны взаимодействовать с несколькими лигандами
в центрах, удаленных друг от друга. Связывание одного протомера с лигандом изменяет
конформацию этого протомера, а также всего олигомера и, кроме того, сродство к другим
лигандам. Таким образом, функциональная активность олигомерных белков может
регулироваться аллостерическими лигандами.
Аллостерическими ферментами называют ферменты, активность которых регулируется не
только количеством молекул субстрата, но и другими веществами, называемыми
эффекторами (обычно это олигомерные белки, состоящие из нескольких протомеров или
имеющие доменное строение; они имеют аллостерический центр, пространственно
удалённый от каталитического активного центра; эффекторы присоединяются к ферменту
нековалентно в аллостерических (регуляторных) центрах; аллостерические ферменты
обладают свойством кооперативности:регуляция аллостерических ферментов обратима).
Участвующие в аллостерической регуляции эффекторы - клеточные метаболиты часто
именно того пути, регуляцию которого они осуществляют. Связь между структурой белка
и его функцией можно рассмотреть на примере двух родственных белков: миоглобина и
гемоглобина:Миоглобин - мономер (состоит из одной полипептидной цепи), основная его
функция - запасание кислорода в тканях. Имея высокое сродство к кислороду, миоглобин
легко присоединяет его и отдает кислород только при интенсивной мышечной работе,
когда парциальное давление кислорода падает ниже 10 мм рт. ст.Гемоглобин- тетрамер
(состоит из 4х протомеров). Основная функция гемоглобина - обратимое связывание с
кислородом в легких, где парциальное давление кислорода высокое и гемоглобин
взаимодействует с четырьмя молекулами кислорода.
В тканях СО2и Н2О, образующиеся при катаболизме пищевых веществ, взаимодействуют
с гемоглобином и уменьшают его сродство к кислороду, что облегчает поступление
кислорода в ткани.В эритроцитах имеется также аллостерический лиганд 2,3-
дифосфоглицерат, способный взаимодействовать с дезоксигемоглобином. Это
препятствует обратному связыванию освободившегося О2с гемоглобином.
Таким образом, связывание гемоглобина с аллостерическими лигандами в тканях, при
относительно высоком парциальном давлении, обеспечивает поступление кислорода в
ткани.
Из рассмотренных примеров следует заключить, что аллостерический эффект является
результатом связывания лиганда со специфическим участком белка. Это вызывает
значительное изменение в белковой молекуле, которая в свою очередь влияет на
активность другого, пространственно удаленного участка. Кооперативные изменения
конформации олигомерных белков составляют основу механизма регуляции
функциональной активности не только гемоглобина, но и многих других белков.
Соединение протомеров или субъединиц в олигомерную молекулу (мультимер)
происходит за счет взаимодействия определенных контактных участков, между которыми
образуются десятки связей. Процесс самосборки отличается высокой
специфичностью. Пртомеры белка «узнают» друг друга и соединяются только между
собой комплементарными поверхностями, и ошибочное соединение практически
невозможно.
Примером олигомерного белка является молекула гемоглобина, состоящая из 4-х
субъединиц (4 полипептидных цепей двух типов ббвв). Одноименные субъединицы, в
основном, связаны между собой ионными связями, а разноименные – в основном,
гидрофобным взаимодействием. При обработке раствором мочевины молекула
гемоглобина распадается на четыре неактивных протомера, а после удаления мочевины
они вновь соединяются, образуя нативную молекулу гемоглобина.Примерами самосборки
является образование молекулы вируса табачной мозаики, клеточных структур – мембран,
микротрубочек и т.д.
6) Способы выделения нативных белков. Денатурация, механизм и факторы,
вызывающие денатурацию белков. Значение, примеры, применение в медицине

Для разделения и очистки белков используются – высаливание, хроматография,


электрофорез, диализ и другие способы.
Высаливание представляет собой метод осаждения нативного белка, основанный на
различной растворимости белков при разной концентрации в растворе солей щелочных и
щелочноземельных металлов. В основном, для разделения белков данным методом
используются сульфата аммония, при воздействии различных концентраций которого,
происходит обратимое осаждение белков. После его удаления белки вновь переходят в
растворенное состояние, сохраняя при этом свои нативные свойства.
Для удаления низкомолекулярных соединений, в частности сульфата аммония после
высаливания, используют диализ. Метод основан на том, что через полупроницаемую
мембрану пропорционально градиенту концентрации проходят низкомолекулярные
вещества и не проходят белки.
Из хроматографических методов, основанных на распределении веществ между двумя
фазами, одна из которых подвижна, а другая неподвижна, для распределения белков
используются:
1. Адсорбционная хроматография, при которой разделение компонентов смеси белков
основано на их различной сорбируемости на твердом сорбенте.
Разновидностью адсорбционной хроматографии является ионообменная хроматография.
В этом случае в качестве неподвижной фазы используются ионообменники – полимерные
органические вещества, содержащие заряженные функциональные группы. Различают
анионообменники (положительно заряженные), например, ДЭАЭ-целлюлоза, и
катионообменники (отрицательно заряженные) – КМ-целлюлоза. Исходя из заряда
выделяемого белка определяют вид ионообменника. Для выделения отрицательно
заряженного белка используют анионообменник, а для положительно заряженного –
катионообменник. При прохождении раствора белка через ионообменную колонку
прочность связывания белка зависит от количества заряженных групп в молекуле. После
проведения хроматографии белки, адсорбированные на ионообменнике, можно удалить
(элюировать) буферными растворами с различными значениями сН. Отбор проб проводят
с помощью коллектора фракций.
2. Распределительная хроматография может осуществляться на бумаге и на колонках.
При ее проведении, в отличии от адсорбционной, твердая фаза служит только опорой для
стационарной жидкой фазы. В качестве стационарной фазы применяют влажный крахмал
или силикагель. Образец растворяют в подходящем растворителе, наносят на колонку.
Разделяемые белки, подвергающиеся многократному распределению между неподвижной
стационарной фазой (водный слой) и движущейся фазой (органического растворителя), с
разной скоростью перемещаются ко дну колонки.
3. Гель-хроматография (гель – фильтрация). Метод основан на том, что вещества,
отличающиеся по молекулярной массе, распределяются между неподвижной и подвижной
фазами различным образом. В этом случае хроматографическая колонка заполняется
гранулами пористого полисахаридного вещества (сефадекс, тойоперл и др.), в структуре
которого имеются поперечные связи и формируются сферические гранулы с различной
величиной пор (через них могут легко проходить вода и низкомолекулярные вещества),
что находит отражение в соответствующей маркировке. Разделение белков основано на
том, что большие молекулы не проникают во внутреннюю водную фазу геля, являющуюся
стационарной, и остаются снаружи, двигаясь вместе с подвижной фазой вниз вдоль
колонки; небольшие молекулы, напротив, свободно диффундируют внутрь гранул, и
соответственно с меньшей скоростью движутся вдоль колонки. Разница во времени
выхода белка с колонки определяется его молекулярной массой, в силу чего данный вид
хроматографии обозначают как метод молекулярных сит.
4. Аффинная хроматография (хроматография по сродству). Основана на принципе
избирательного взаимодействия белка с закрепленными на носителе специфическими
веществами – лигандами, которыми могут быть субстраты или коферменты (в случае
выделения ферментативного белка), антигены (или антитела), гормоны или рецепторы и
т.д. При этом благодаря высокой специфичности белков к иммобилизованному лиганду,
связанному с носителем, на колонке остается только один белок из смеси, остальные –
выходят с элюатом. Белок, адсорбированный на колонке, можно снять, промыв ее
буферным раствором с измененным pH или ионной силой, а также введением в состав
элюента веществ, ослабляющих связи между белками и лигандами. Метод позволяет
выделить заданный белок с высокой степенью чистоты.
Метод электрофореза основаны на том, что при определенном значении pH и ионной силы
раствора белки двигаются в электрическом поле со скоростью, пропорциональной их
суммарному заряду. Белки, имеющие суммарный отрицательный заряд, двигаются к аноду
(+), а положительно заряженные – к катоду ( - ). Электрофорез проводят на различных
носителях: бумаге, крахмальном или полиакриламидном геле и других.
Разрешающая способность электрофореза в полиакриламидном геле выше, чем на бумаге,
поскольку в этом случае скорость движения белков пропорциональна не только их
суммарному заряду, но и их молекулярным массам. Электрофоретическое разделение
белков позволяет изучать их биологические и физические характеристики, а также
выявлять патологические состояния.
Воздействие целого ряда факторов физической (температура, ультразвуковое и
ионизирующее излучение, др.) и химической природы (кислоты, щелочи, органические
растворители, алкалоиды, тяжелые металлы и др.) приводит к тому, что нарушаются
высшие уровни организации белковой молекулы (четвертичная, третичная, вторичная),
теряется ее нативная структура, функция, что называется денатурацией белка. Если
происходит разрушение и первичной структуры, то в этом случае говорят о гидролизе
белка, который может быть кислотным, щелочным и ферментативным. Если
денатурированный белок после удаления денатурирующих агентов восстанавливает свою
исходную структуру и, соответственно, свою биологическую активность, то такой процесс
называется ренатурацией.
7) Физико-химические свойства белков.

Структура белка определяет его функцию и физико-химические свойства: кислотно-


основные, буферные, осмотические.
Воздействие целого ряда факторов физической (температура, ультразвуковое и
ионизирующее излучение и т.д.) химической природы (кислоты, щелочи, органические
растворители, алкалоиды и тяжёлые металлы и т.д.) приводит к тому, что высшие уровни
организации белковой молекулы (четвертичная, третичная, вторичная), теряется её
нативная структура, функция, что называется ДЕНАТУРАЦИЕЙ белка. Пи разрушении и
первичной структуры говорят о ГИДРОЛИЗЕ белка, который может быть КИСЛОТНЫМ,
ЩЕЛОЧНЫМ и ФЕРМЕНТАТИВНЫМ. Если денатурированный белок после удаления
денатурирующих агентов восстанавливает свою исходную структуру и, соответственно,
свою биологическую активность, то такой процесс называется РЕНАТУРАЦИЕЙ.
Суммарный заряд белковой молекулы зависит от рН среды : в КИСЛОЙ среде он
ПОЛОЖИТЕЛЬНЫЙ, в ЩЕЛОЧНОЙ-ОТРИЦАТЕЛЬНЫЙ. Величина заряда определяет
устойчивость белка в растворе , обуславливает гидратацию,то есть образование водной
(сольветной) оболочки, препятствует объединению молекул, выпадения белка в осадок.
Значение рН, при котором суммарный заряд равен нулю,называется
ИЗОЭЛЕКТРИЧЕСКОЙ ТОЧКОЙ белка. В этом состоянии белок не обладает
подвижностью в электрическом поле и минимально устойчив. Значение изоэлектрической
точки для белков цитоплазмы лежит в пределах 5,5. Растворимость разных белков
колеблется в достаточно широких пределах. При этом стабильность раствора
определяется 2 факторами-ЗАРЯДОМ БЕЛКОВОЙ МОЛЕКУЛЫ и ГИДРАТНОЙ
ОБОЛОЧКОЙ. Высокая молекулярная масса белков придаёт их растворам свойства
коллоидных систем.
Методы разделения и очистки белков:
Используется:высаливание, хроматография, электрофорез, диализ и др. 
ВЫСАЛИВАНИЕ представляет собой метод осаждения нативного белка, основанный на
различной растворимости белков при разной концентрации в растворе солей щелочных и
щелочноземельных металлов. В основном,для разделения белков данным методом
используют сульфат аммония, при воздействии различных концентраций которого,
происходит обратимое осаждение белков. После его удаления белки вновь переходят в
растворенное состояние , сохраняя при этом свои нативные свойства. 
Для удаления низкомолекулярных соединений, сульфата аммония после высаливания,
используют диализ. Метод основан на том , что через полупроницаемую мембрану
пропорционально градиенту концентрации проходят низкомолекулярные вещества и не
проходят белки.
Из хроматографический методов, основанных на распределении веществ между двумя
фазами,одна из которых подвижна,а другая неподвижна, для разделения белков
используются:
1. Адсорбционная хроматография, при котором разделение компонентом смеси белков
основано на их различной сорбируемости на твёрдом сорбенте.
Разновидностью адсорбционной хроматографии является ИОНООБМЕННАЯ
хроматография. В этом случае в качестве неподвижной фазы используются
ионообменники-полимерные органические вещества, содержащие заряженные
функциональные группы.
Различают АНИОНООБМЕННИКИ (положительно заряженные) , например, ДЭАЭ-
целлюлоза, и КАТИОНООБМЕННИКИ (отрицательно заряженные)-КМ-целлюлоза.
Исходя из заряда выделяемого белка определяют вид ионообменника. При прохождении
раствора белка через ионообменную колонку прочность связывания белка зависит от
количества заряженных групп в молекуле. После проведения хроматографии
белки,адсорбированные на ионообменнике, можно удалить (элюировать) буферными
растворами с различным значением рН. Отбор проб проводят с помощью коллектора
фракций.
2. Распределительная хроматография может осуществляться на бумаге и на колонках. При
её проведении твёрдая фаза служит только опорой для стационарной жидкой фазы. В
качестве стационарной жидкой фазы используют влажный крахмал или
силикагель.образец растворяют в подходящем растворителе, наносят на колонку.
Разделяемые белки, подвергающиеся многократному распределению между неподвижной
стационарной фазой (водный слой) и движущейся фазой (органического растворителя) ,с
разной скорость
8) Методы разделения и очистки белков
1.Высаливание представляет собой метод осаждения нативного белка ,основанный на
различной растворимости белков при разной концентрации в растворе солей щелочных и
щелочноземельных металлов. В основном, для разделения белков данным методом
используют сульфат аммония, при воздействии различных концентраций которого ,
происходит обратимое осаждение белков. После его удаления белки вновь переходят в
растворенное состояние, сохраняя при этом свои нативные свойства.
Для удаления низкомолекулярных соединений, в частности сульфата аммония после
васаливания, используют диализ.
2.Хроматогрфические методы основаны на распределение веществ между двумя
фазами,одна из которых подвижна,а другая нет
А)Адсорбционная хроматогафия
Метод основан на различной сорбируемости белков на твердом сорбенте
Разновидностью является ионообменная х.В этом случае в качестве неподвижной фазы
используются ионообменники- полимерные органические вещества,содержащие
заряженные функциональные группы.Различают анионообменники(положительно
заряженные,ДЭАЭ-целлюлоза) и катионообменники(отрицательно заряженные,КМ-
целлюлоза).Для выделения положительно заряженного белка используют
катионообменник ,соответственно и «-»зар.белок-анионообменник.
Б)Распределительная хроматография
Может осуществляться на бумаге и на колонках. тут твердая фаза служит только опорой
для стационарной жидкой фазы.В качестве жидкой фазы используют влажный крахмал
или силикагель.Образец растворяю в подходящем растворителем ,наносят на
колонку.Разделяемые белки, подвергающиеся многократному распределению между
неподвижной и движущейся фазой,с разной скоростью перемещаются ко дну колонки.
В)Гель-хроматография
Метод основан на том, что вещества, отличающиеся по молекулярной массе,
распределяются между неподвижной и подвижной фазами различным образом.Колонка
заполняется гранулами пористого полисахаридного вещества(сефадекс).Разделение
белков основано на том,что большие молекулы не проникают во внутреннюю водную
фазу геля,являющуюся стационарной,и остаются снаружи,двигаясь вместе с подвижной
фазой вниз вдоль колонки;небольшие молекулы,напротив,свободно диффундируют
внутрь гранул, и соответственно с меньшей скоростью движутся вдоль колонки.
В)Аффинная х.
Основана на принципе избирательного взаимодействия белка с закрепленным на носителе
специфическими веществами-лигандами ,которыми могут быть субстраты или
коферменты,антигены,и т.д.При этом благодаря высокой специфичности белков к
иммобилизированному лиганду,связанному с носителем ,на колонке остается только один
белок из смеси ,остальные-выходят с элюатом.Метод позволяет выделить заданный белок
с высокой степенью чистоты.
3.Электрофорез
Метод основан на том,что при определенном значении pH и ионной силы раствора белки
двигаются в электрическом поле со скоростью, пропорциональной заряду.,Белки,
имеющие суммарный отрицательный заряд,двигаются к аноду,а положительно
заряженные к катоду.Электрофорез проводят на различных носителях:
бумаге,крахмальном геле.
9) Структурная организация нуклеиновых кислот, денатурация, ренативация,
видовые различия первичной стуктуры нуклеиновых кислот. Первичная, вторичная,
третичная структура ДНК.

Известно, что структурной единицей нуклеиновых кислот являются мономеры молекулы,


получившие название мононуклеотидов. Следовательно, нуклеиновые кислоты
представляют собой полинуклеотиды.
Это продукты полимеризации мононуклеотидов, число и последовательность
расположения которых в ДНК и РНК определяется в строгом соответствие с программой,
заложенной в молекуле матрицы.
ДНК представляет собой полинуклеотид – неразветвленный полимер, образованный
связанными между собой нуклеотидами, содержащими дезоксирибозу. Нуклеотид состоит
из остатка фосфорной кислоты и нуклеозида, образованного пентозой и азотистым
основанием (пуриновые – аденин и гуанин, пиримидиновые – тимин и цитозин).
Нуклеотиды в нуклеиновых кислотах соединены между собой через остаток фосфорной
кислоты одного мононуклеотида, образующей эфирную связь с тремя атомами углерод
дезоксирибозы предшествующего нуклеотида. Нуклеотидный состав ДНК во всех
соматических клетках данного организма одинаков.
Последовательность мононуклеотидов в полинуклеотидной цепи определяет первичную
структуру нуклеиновой кислоты. Пространственная организация молекулы ДНК
представляет собой двойную спираль, образованную спирализованными
полинуклеотидными цепями. Относительно друг друга цепи расположены так, что
пуриновому основанию в одной из них соответствует пиримидиновое другой цепи. В
молекуле основания связаны водородными мостиками: двумя между аденином и тимином
и тремя между гуанином и цитозином. В полный оборот спирали укладывается 10 пар
оснований. ДНК находится в ядрах и связана преимущественно с гистонами. Этот
комплекс – хроматин – содержит в своем составе ДНК-полимеразу, РНК-полимеразу и
протеинкиназы.
Денатурация – это лишение белка его природных, нативных свойств, сопровождающееся
разрушением четвертичной (если она была) , третичной, а иногда и вторичной структуры
белковой молекулы, которая возникает при разрушении дисульфидных и слабых типов
связей, участвующих в образовании этих структур. Первичная структура при этом
сохраняется, потому что она сформирована прочными ковалентными связями.
Первичная структура нуклеиновых кислот.
Это порядок чередования дНМФ в полинуклеотидной цепи. Каждая фосфатная группа в
полинуклеотидной цепи, за исключением фосфорного остатка на 5` - конце молекулы
участвует в образовании двух эфирных связей с участием 3` и 5` углеродных атомов двух
соседних дезоксорибоз, поэтому связь между мономерами обозначают 3`,5`-
фосфодиэфирной. Концевые нуклеотиды ДНК различают по структуре: на 5`-конце
находится фофатная группа, а на 3`-конце цепи свободная ОН-группа. Эти концы
называются 5`-и 3`- концами. Линейная последовательность дезоксирибонуклеотидов в
полимерной цепи ДНК обычно сокращенно записывают с помощью однобуквенного кода,
например –A-G-C-T-T-A-C-Aот 5` - к 3`-концу. В каждом мономере нуклеиновой кислоты
присутствует остаток фосфорной кислоты. При рН 7 фосфатная группа полностью
ионизирована, поэтому in vivo нуклеиновые кислоты существуют в виде полианионов
( имеют множественный отрицательный заряд). Остаток пентоз тоже проявляют
гидрофильные свойства. Азотистые основания почт нерастворимы в воде, но некоторые
атомы пуринового и пиримидинового циклов способна образовывать водородные связи.
Вторичная структура ДНК.
В 1953 г. Дж. Уотсоном и Ф. Криком была предложена модель пространственной
структуры ДНК. Согласно этой модели, молекула ДНК имеет форму спирали,
образованную двумя полинкулеотидными цепями, закрученными относительно друг друга
и вокруг общей оси. Двойная спираль правозакрученная, полинулеотидной цепи в ней
антипараллельны, т.е. если одна из них ориентирована в направлении 3`-5`, то вторая в
направлении 5`-3`.
Все основания цепи ДНК расположены внутри двойной спирали, а пентозофосфатной
остов – снаружи. Полинуклеотидные цепи удерживаются относительно друг друга за счет
водородных связей между комплементарными пуриновыми и пиримидиновыми
азотистыми основаниями А и Т (две связи) и между G и C (три связи). Комплементарные
основания уложены в стопку в сердцевине спирали. Между основаниями двухцепочечной
молекулы в стопке возникает гидрофобные взаимодействия, стабилизирующие двойную
спираль.
Третичная структура ДНК (суперспирализация ДНК).
Каждая молекула ДНК упакована в отдельную хромосому. Компактизация и
суперспирализация ДНК осуществляются с помощью разнообразных белков,
взаимодействующих с определенными последовательностями в структуре ДНК. Все
связывающиеся с ДНК эукариотов белки можно разделить на 2 группы: гистоновые и
негистоновые белки. Комплекс белков ядерной ДНК клеток называется хроматином.
10) Структура рибонуклеиновых кислот: первичная, вторичная, третичная . Типы
РНК: особенности строения, разнообразие молекул, локализация в клетке , функции.
Биосинтез –РНК(транскрипция). Строение рибосом и полисом. Синтез аминоацил
т-РНК. Субстратная специфичность аминоацил-тРНК-синтетаз.

Первичная структура РНК - порядок чередования рибонуклеозидмонофосфатов


(НМФ) в полинуклеотидной цепи. В РНК, как и в ДНК, нуклеотиды связаны между собой
3',5'-фосфодиэфирными связями. Концы полинуклеотидных цепей РНК неодинаковы. На
одном конце находится фосфорилированная ОН-группа 5'-углеродного атома, на другом
конце - ОН-группа 3'-углеродного атома рибозы, поэтому концы называют 5'- и 3'-
концами цепи РНК. Гидроксильная группа у 2'-углеродного атома рибозы делает
молекулу РНК нестабильной. Так, в слабощелочной среде молекулы РНК гидролизуются
даже при нормальной температуре, тогда как структура цепи ДНК не изменяется.

Вторичная структура РНК

Молекула рибонуклеиновой кислоты построена из одной полинуклеотидной цепи.


Отдельные участки цепи РНК образуют спирализованные петли - "шпильки", за счёт
водородных связей между комплементарными азотистыми основаниями A-U и G-C.
Участки цепи РНК в таких спиральных структурах антипараллельны, но не всегда
полностью комплементарны, в них встречаются неспаренные нуклеотидные остатки или
даже одноцепочечные
петли, не вписывающиеся в двойную спираль. Наличие спирализованных участков
характерно для всех типов РНК.

Третичная структура

Одноцепочечные РНК характеризуются компактной и упорядоченной третичной


структурой, возникающей путём взаимодействия спирализованных элементов вторичной
структуры. Так, возможно образование дополнительных водородных связей между
нуклеотидными остатками, достаточно удалёнными друг от друга, или связей между ОН-
группами остатков рибозы и основаниями. Третичная структура РНК стабилизирована
ионами двухвалентных металлов, например ионами Mg2+, связывающимися не только с
фосфатными группами, но и с основаниями.

Основные типы РНК

В цитоплазме клеток присутствуют 3 типа рибонуклеиновых кислот - транспортные


РНК (тРНК), матричные РНК (мРНК) и рибосомальные РНК (рРНК). Они различаются по
первичной структуре, молекулярной массе, конфор-мации, продолжительности жизни и,
самое главное, по функциональной активности.

Транспортные РНК (тРНК)

Пространственную структуру любых тРНК, независимо от различий в


последовательности нуклеотидов, описывают универсальной моделью "клеверного
листа".В каждой молекуле тРНК есть участки цепи, не участвующие в образовании
водородных связей между нуклеотидными остатками. К ним, в частности, относят
участок, ответственный за связывание с аминокислотой на 3'-конце молекулы и антикодон
- специфический
триплет нуклеотидов, взаимодействующий комплементарно с кодоном мРНК.
В состав нуклеотидов тРНК входят минорные основания (в среднем 10-12 оснований
на молекулу). Они представлены метилированными основаниями, изомерами и аналогами
пиримидинов

Минорные основания выполняют 2 функции: они делают тРНК устойчивыми к


действию нуклеаз цитоплазмы и поддерживают определённую третичную структуру
молекулы, так как не могут участвовать в образовании комплементарных пар, и
препятствуют спирализации определённых участков в полинуклеотидной
последовательности тРНК.
Локализуются, тРНК в цитоплазме клетки.

Матричные РНК (мРНК)

Первичная структура всех мРНК, независимо от уникальности их кодирующей


последовательности, имеет одинаковое строение 5'- и З'-концов. Так, на 5'- конце
присутствует модифицированный нуклеотид 7-метилгуанозин-5'-трифосфат (кэп).
Несколько десятков нуклеотидов отделяют кэп от инициирующего кодона, обычно это
триплет -AUG-. За кодирующим участком следует один из терминирующих кодонов -
UGA-, -UUA-, -UAG-. На 3'-конце большинства мРНК присутствует последовательность
нуклеотидов из 100-200 аденозинмонофосфатных остатков.
Функция-перенос информации к месту синтеза белка, передает в цитоплазму
генетическую информацию от ДНК находящейся в ядре.
Локализация- в цитоплазме. Также встречаются полирибосомы – образования,
состоящие из вытянутой молекулы мРНК, окруженной глобулярными белками, на
которую нанизаны рибосомы.

Рибосомальные РНК (рРНК)

Рибосомальные РНК имеют многочисленные спирализованные участки. Различают


рРНК - 5S, 5,8S, 28S и 18S (S - коэффициент седиментации). Рибосомальные РНК
содержат несколько модифицированных нуклеотидов, чаще всего это метилированные
производные азотистых оснований или рибозы (2'-метилрибоза). рРНК образуют
комплексы с белками, которые называют рибосомами. Каждая рибосома состоит из двух
субъединиц - малой (40S) и большой (60S). Субъединицы рибосом различаются не только
набором рРНК, но и количеством и структурой белков.
Функция- структурная составляющая рибосомы.
Локализация- в рибосомах.

Транскрипция - первая стадия реализации генетической информации в клетке. В ходе


процесса образуются молекулы мРНК, служащие матрицей для синтеза белков, а также
транспортные, рибосомальные и другие виды молекул РНК, выполняющие структурные,
адапторные и каталитические функции.

Транскрипция у эукариотов происходит в ядре. В основе механизма транскрипции


лежит тот же структурный принцип комплементарного спаривания оснований в молекуле
РНК (G ≡ C, A=U и Т=А). ДНК служит только матрицей и в ходе транскрипции не
изменяется. Рибонуклеозидтрифосфаты (ЦТФ, ГТФ, АТФ, УТФ) -субстраты и источники
энергии, необходимые для протекания полимеразной реакции, образования 3',5'-
фосфодиэфирной связи между рибонуклеозидмонофосфатами.

Синтез молекул РНК начинается в определённых последовательностях (сайтах) ДНК,


которые называют промоторы, и завершается в терминирующих участках (сайты
терминации). Участок ДНК, ограниченный промотором и сайтом терминации,
представляет собой единицу транскрипции -транскриптон. У эукариотов в состав
транскриптона, как правило, входит один ген, у прокариотов несколько. В каждом
транскриптоне присутствует неинформативная зона; она содержит специфические
последовательности нуклеотидов, с которыми взаимодействуют регуляторные
транскрипционные факторы.

Транскрипционые факторы - белки, взаимодействующие с определёнными


регуляторными сайтами и ускоряющие или замедляющие процесс транскрипции.
Соотношение информативной и неинформативной частей в транскриптонах эукариотов
составляет в среднем 1:9 (у прокариотов 9:1).

Соседние транскриптоны могут быть отделены друг от друга нетранскрибируемыми


участками ДНК. Разделение ДНК на множество транскриптонов позволяет осуществлять с
разной активностью индивидуальное считывание (транскрипцию) разных генов.

В каждом транскриптоне транскрибируется только одна из двух цепей ДНК, которая


называется матричной, вторая, комплементарная ей цепь,
называется кодирующей. Синтез цепи РНК идёт от 5'- к З'-концу, при этом матричная
цепь ДНК всегда антипараллельна синтезируемой нуклеиновой кислоте.

Транскрипция не связана с фазами клеточного цикла; она может ускоряться и замедляться


в зависимости от потребности клетки или организма в определённом белке.

Стадии транскрипции

В процессе транскрипции различают 3 стадии: инициацию, элонгацию и терминацию.

Инициация

Активация промотора происходит с помощью большого белка - ТАТА-


фактора, называемого так потому, что он взаимодействует со специфической
последовательностью нуклеотидов промотора - ТАТААА- (ТАТА-бокс)

Присоединение ТАТА-фактора облегчает взаимодействие промотора с РНК-


полимеразой. Факторы инициации вызывают изменение кон-формации РНК-полимеразы
и обеспечивают раскручивание примерно одного витка спирали ДНК, т.е.
образуется транскрипционная вилка, в которой матрица доступна для инициации
синтеза цепи РНК .

После того как синтезирован олигонуклеотид из 8-10 нуклеотидных остатков, σ-


субъединица отделяется от РНК-полимеразы, а вместо неё к молекуле фермента
присоединяются несколько факторов элонгации.

Элонгация.
Факторы элонгации повышают активность РНК-полимеразы и облегчают расхождение
цепей ДНК. Синтез молекулы РНК идёт от 5'- к З'-концу комплементарно матричной цепи
ДНК. На стадии элонгации, в области транскрипционной

вилки, одновременно разделены примерно 18 нуклеотидных пар ДНК. Растущий конец


цепи РНК образует временную гибридную спираль, около 12 пар нуклеотидных остатков,
с матричной цепью ДНК. По мере продвижения РНК-полимеразы по матрице в
направлении от 3'- к 5'-концу впереди неё происходит расхождение, а позади -
восстановление двойной спирали ДНК.

Терминация.

Раскручивание двойной спирали ДНК в области сайта терминации делает его доступным
для фактора терминации. Завершается синтез РНК в строго определенных участках
матрицы - терминаторах (сайты терминации). Фактор терминации облегчает отделение
первичного транскрипта (пре-мРНК), комплементарного матрице, и РНК-полимеразы от
матрицы. РНК-полимераза может вступить в следующий цикл транскрипции после
присоединения субъединицы σ.

Рибосомы

Рибосомы представляют собой рибонуклео-протеиновые образования - своеобразные


"фабрики", на которых идёт сборка аминокислот в белки. Эукариотические рибосомы
имеют константу седиментации 80S и состоят из 40S (малой) и 60S (большой)
субъединиц. Каждая субъединица включает рРНК и белки. В 40S субъединицу входит
рРНК с константой седиментации 18S и около 30-40 белков. В 60S субъединице
обнаружено 3 вида рРНК: 5S, 5,8S и 28S и около 50 различных белков.

Белки входят в состав субъединиц рибосомы в количестве одной копии и выполняют


структурную функцию, обеспечивая взаимодействие между мРНК и тРНК, связанными с
аминокислотой или пептидом.

В присутствии мРНК 40S и 60S субъединицы объединяются с образованием полной


рибосомы, масса которой примерно в 650 раз больше массы молекулы гемоглобина.

В рибосоме есть 2 центра для присоединения молекул тРНК: аминоацильный (А) и


пептидильный (Р) центры, в образовании которых участвуют обе субъединицы. Вместе
центры А и Р включают участок мРНК, равный 2 кодонам. В ходе трансляции центр А
связывает аа-тРНК, строение которой определяет кодон, находящийся в области этого
центра. В структуре этого кодона зашифрована природа аминокислоты, которая будет
включена в растущую полипептидную цепь. Центр Р занимает пептидил-тРНК, т.е. тРНК,
связанная с пептидной цепочкой, которая уже синтезирована.

Полирибосомы (полисомы) , находящиеся в живых клетках и синтезирующие белок


комплексы, каждый из которых состоит из молекулы информационной (матричной)
рибонуклеиновой кислоты (иРНК или мРНК) и нескольких или многих связанных с ней
рибосом. Наличие в цитоплазме клеток значительного количества полисом
свидетельствует о высокой интенсивности синтеза белка в конкретный момент времени.
Полирибосомы образуются при последовательном присоединении рибосом к иРНК.
Двигаясь по иРНК гуськом, рибосомы «считывают» одновременно информацию,
заложенную в одной и той же иРНК. При этом каждая рибосома синтезирует одну
молекулу белка (полипептидную цепь) согласно записанной в иРНК программе. Синтез
белка в клетке осуществляется преимущественно полирибосомами, а не одиночными
рибосомами.

Аминоацил-тРНК синтетазы (аминоацил-тРНК лигазы)

В цитозоле клеток 20 различных аминокислот присоединяются α-карбоксильной


группой к 3'-гидроксильному акцепторному концу соответствующих тРНК с
образованием сложноэфирной связи. Эти реакции катализируют ферменты,аминоацил-
тРНК синтеты (аа-тРНК-синтетазы). Они узнают только одну определённую
аминокислоту и те тРНК, которые способны связываться с этой аминокислотой. Из этого
следует, что в группу тРНК синтетаз входит 20 различных ферментов. Они осуществляют
активацию аминокислот в 2 стадии: на первой стадии аминокислота присоединяется к
ферменту и реагирует с АТФ с образованием богатого энергией промежуточного
соединения - аминоацил-АМФ. На второй стадии аминоацильный остаток
аминоациладенилата, оставаясь связанным с ферментом, взаимодействует с молекулой
соответствующей тРНК с образованием аминоацил-тРНК.
Суммарную реакцию, катализируемую аминоацил-тРНК синтетазами в присутствии
ионов Mg2+, можно представить следующим образом:

Аминокислота +тРНК + АТФ -" аминоацил - тРНК + АМФ + PPi.

Для каждой аминокислоты существует свой фермент - своя аминоацил тРНК


синтетаза: для глутамата - глутамил-тРНК синтетаза, гистидина - гистидил-тРНК
синтетаза и т.д.

Аминокислоты присоединяются к 3'- или 2'-ОН группам рибозы на 3'-конце тРНК,


где все тРНК имеют общую нуклеотидную последовательность -ССА.

Энергия, заключённая в макроэргической сложноэфирной связи аминоацил-тРНК,


впоследствии используется на образование пептидной связи в ходе синтеза белка.

Пирофосфат, выделяющийся в ходе этой реакции, гидролитически расщепляется с


образованием двух молекул ортофосфата и выделением энергии, что делает реакцию
активации аминокислот необратимой.

Чрезвычайно высокая специфичность аа-тРНК синтетаз в связывании аминокислоты


с соответствующими тРНК лежит в основе точности трансляции генетической
информации. В активном центре этих ферментов есть 4 специфических участка для
узнавания: аминокислоты, тРНК, АТФ и четвёртый - для присоединения молекулы Н2О,
которая участвует в гидролизе неправильных аминоациладенилатов. За счёт
существования в активном центре этих ферментов корректирующего механизма,
обеспечивающего немедленное удаление ошибочно присоединённого аминокислотного
остатка, достигается поразительно высокая точность работы: на 1300 связанных с тРНК
аминокислот встречается только одна ошибка.

Аминокислота, присоединяясь к тРНК, в дальнейшем не определяет специфических


свойств аа-тРНК, так как её структуру не узнаёт ни рибосома, ни мРНК. Участие в синтезе
белка зависит только от структуры тРНК, а точнее, от комплементарного взаимодействия
антикодона аминоацил-тРНК с кодоном мРНК.

Антикодон расположен в центральной (антикодоновой) петле тРНК. Узнавание тРНК


аа-тРНК синтетазами не всегда происходит по антикодоновой петле. Активный центр
некоторых ферментов обнаруживает комплементарное соответствие другим участкам
пространственной структуры тРНК.
11) Наследственные заболевания провления фенотипические, механизмы
возникновения, непереносимость нутриентов
Наследственные заболевания — заболевания, возникновение и развитие которых связано
с дефектами в наследственном аппарате клеток, передаваемыми по наследству через
гаметы. 
Серповидноклеточная анемия — это наследственная гемоглобинопатия, связанная с таким
нарушением строения белка гемоглобина, при котором он приобретает особое
кристаллическое строение — так называемый гемоглобин S. Эритроциты, несущие
гемоглобин S вместо нормального гемоглобина А, под микроскопом имеют характерную
серпообразную форму (форму серпа), за что эта форма гемоглобинопатии и получила
название серповидноклеточной анемии.
Заболевание связано с мутацией гена HBB, вследствие чего синтезируется аномальный
гемоглобин S, в молекуле которого вместо глутаминовой кислоты в шестом положении b-
цепи находится валин. В условия гипоксии гемоглобин S полимеризуется и образует
длинные тяжи, в результате чего эритроциты приобретают серповидную форму.
Эритроциты, несущие гемоглобин S, обладают пониженной стойкостью к лизису и
пониженной кислород-транспортирующей способностью, поэтому у больных с
серповидноклеточной анемией повышено разрушение эритроцитов в селезенке, укорочен
срок их жизни, повышен гемолиз и часто имеются признаки хронической гипоксии
(кислородной недостаточности) или хронического «перераздражения» эритроцитарного
ростка костного мозга.
Симптомы серповидноклеточной анемии делятся на две основные категории. Из-за
хрупкости красных клеток крови всегда наблюдается анемия, которая может привести к
потере сознания, делает больного физически менее выносливым и может вызвать желтуху
(связанную с чрезмерным распадом гемоглобина).
Кроме этого, периодическая закупорка мелких капилляров в любой части тела может
привести к широкому спектру различных симптомов
Почти невозможно описать «типичного пациента», страдающего серповидноклеточной
анемией, поскольку симптомы и их тяжесть широко варьируют. Некоторые характерные
особенности являются общими почти для всех пациентов с серповидноклеточной анемией
В периоды гемолитических кризисов отмечается резкое падение уровня гемоглобина,
которое сопровождается высокой температурой и черным цветом мочи. У больных
серповидной анемией меняется и внешний вид: отмечается высокий рост, худоба,
удлиненность туловища, искривление позвоночника, башенный череп и измененные зубы.
      Семейная гиперхолестеринемия (сокращенно СГ) - это генетическая болезнь,
характеризующаяся высоким уровнем холестерина в крови, в частности, очень высоким
уровнем липопротеидов низкой плотности (ЛПНП, т.н. "плохой холестерин"), а также
ранним (в молодом возрасте) возникновением сердечно-сосудистых заболеваний. У
многих пациентов происходят мутации в гене рецептора ЛПНП, кодирующего
соответствующий белок ЛПНП-рецептора (обычно отвечающего за поглощение ЛПНП с
кровотока) или аполипопротеина В (апо-В), который является частью ЛПНП, который
связывается с рецептором (процесс, необходимый для связывания ЛПНП с рецептором).
Мутации в других генах проявляются в относительно редких случаях. У пациентов,
имеющих одну аномальную копию (гетерозиготная форма СГ) ЛПНПР гена сердечно-
сосудистые заболевания могут возникать преждевременно (часто в возрасте от 30 до 40
лет). Наличие двух аномальных копий (гомозиготная форма СГ) может вызвать тяжелые
сердечно-сосудистые заболевания даже у детей. 
     Гетерозиготная СГ является распространенным генетическим заболеванием,
встречающимся в общей популяции в большинстве стран у 1:500 человек.Гомозиготная
СГ проявляется  намного реже  и встречается в 1:1000000 новорожденных.
   Гетерозиготную СГ, как правило, лечат статинами, секвестрантами желчных кислот или
другими гиполипидемическими средствами, снижающими уровень холестерина. Обычно,
первое обнаружение СГ у больных требует проведения генетической консультации.
Гомозиготная СГ требует серьезного лечения, поскольку медикаментозная терапия часто
не дает достаточного эффекта, и может требовать других видов лечения, включая аферез
ЛПНП (удаление ЛПНП, данный метод имеет сходство с диализом или плазмоферезом) и,
в отдельных случаях, трансплантацию печени.
Физикальные признаки 
      Обычно, высокий уровень холестерина, особенно в молодом возрасте, не вызывает
никаких симптомов. Холестерин может откладываться в различных частях тела и может
быть видимым снаружи, например, в желтоватых пятнах вокруг век (ксантелазма), на
внешней границе радужной оболочки глаза (роговичная дуга) и в виде комков в
сухожильях рук, локтей, коленей и стоп, особенно ахилловом сухожилии (ксантома
сухожилия). 
Изменения в системе кровообращения 
     Ускоренное отложение холестерина на стенках артерий приводит к атеросклерозу,
который является основной причиной сердечно-сосудистых заболеваний. Самой
распространенной проблемой при СГ является развитие ишемической болезни сердца
(атеросклероз коронарных артерий, поставляющих сердце кровью) в более раннем
возрасте, чем можно было бы ожидать в общей популяции. Это может привести к
стенокардии (сжатие в груди при физической нагрузке) или сердечного приступа. Реже
страдают артерии головного мозга, что может привести к транзиторной ишемической
атаке (короткие эпизоды слабости в одной стороне тела или неспособность говорить), а
иногда к ишемическому инсульту. Периферический облитерирующий эндартериит
(закупорка артерий ног) происходит в основном у людей с СГ, которые курят, что может
вызвать боль в икроножных мышцах при ходьбе, и во время отдыха (перемежающаяся
хромота) и проблемы связанные с уменьшением кровоснабжения ног (например
гангрена). 
      Если липиды начали проникать в аортальный клапан (клапан сердца между левым
желудочком и аортой) или восходящую аорту (непосредственно над клапаном),
утолщение стенок аорты может привести к сужению прохода, что называется аортальным
стенозом. Надклапанный аортальный стеноз (отвердения аорты выше уровня аортального
клапана) может проявляться  более чем в половины гомозиготных пациентов, в то время
как гетерозиготные реже бывают пораженными. Аортальный стеноз характеризуется
одышкой, болями в груди, временными головокружениями или потерей сознания и часто
симптомы напоминают стенокардию. 
      С возрастом увеличивается риск заболевания атеросклерозом и у тех, кто курит, имеет
диабет, высокое кровяное давление и семейную историю сердечно-сосудистых
заболеваний.
       Холестерин синтезируется в ферментативном метаболическом пути с привлечением
HMG-КоА-редуктазы. 
Холестерин-ЛПНП обычно циркулирует в организме в течение 2,5 дней, а затем
соединяется с ЛПНП-рецептором в клетках печени, подвергаясь эндоцитозу, что приводит
к усвоению. ЛПНП удаляется с кровотока, синтез холестерина в печени подавляется, за
счет снижения активности HMG-КоА-редуктазного пути. В СГ функция ЛПНП-рецептора
нарушается или является отсутствующей, а ЛПНП циркулируют со средней
продолжительностью 4,5 дня, что приводит к значительному увеличению уровня
холестерина-ЛПНП в крови с нормальным уровням других липопротеидов. Во время
мутаций апо-В, пониженное сочетание частиц ЛПНП с рецептором приводит к
повышению уровня холестерина ЛПНП. Сегодня точно не известно, как мутации PCSK9 и
ARH вызывают дисфункцию ЛПНП-рецептора в мутации. 
      Хотя атеросклероз возникает в той или иной степени у всех людей, у пациентов с СГ
он развивается ускоренно, в связи с избыточным уровнем ЛПНП. Степень тяжести
развития атеросклероза зависит от количества ЛПНП-рецепторов, которые все еще
остаются выраженными и степенью нарушения функции этих рецепторов. Во многих
гетерозиготных пациентов с СГ, функция рецептора является лишь частично нарушенной
и уровень ЛПНП остается относительно низким. В более серьезных гомозиготных
формах, рецептор вообще не является выраженным. 
      Некоторые когортные исследования СГ позволяют предположить, что
дополнительные факторы риска, как правило, играют существенную роль в развитии
атеросклероза, когда у пациента есть ген СГ. В дополнение к классическим факторам
риска, таких как: курение сигарет, высокое кровяное давление (артериальная гипертензия,
АГ) и диабета, генетические исследования показали, что общие нарушения в гене
протромбина (G20210A) увеличивают риск сердечнососудистых заболеваний у пациентов
с СГ.
     Несколько исследований показали, что высокий уровень аполипопротеина А был
дополнительным фактором риска для развития ишемической болезни сердца. Повышений
риск также был обнаружен у пациентов с особым генотипом ангиотензинпревращающего
фермента (АПФ, англ. Angiotensin-converting enzyme ACE).
Фенилкетонури́я (фенилпировиноградная олигофрения) — редкое наследственное
заболевание группы ферментопатий, связанное с нарушением метаболизма аминокислот,
главным образом фенилаланина. Сопровождается накоплением фенилаланина и его
токсических продуктов, что приводит к тяжёлому поражению ЦНС, проявляющемуся, в
частности, в виде нарушения умственного развития.
В большинстве случаев (классическая форма) заболевание связано с резким снижением
или полным отсутствием активности печёночного фермента фенилаланин-4-
гидроксилазы, который в норме катализирует превращение фенилаланина в тирозин. До 1
% случаев фенилкетонурии представлено атипичными формами, связанными с мутациями
в других генах, отвечающих за кодирование ферментов, обеспечивающих синтез
кофактора фенилаланингидроксилазы — тетрагидробиоптерина (BH4). Заболевание
наследуется по аутосомно-рецессивному типу.
Вследствие метаболического блока активируются побочные пути обмена фенилаланина, и
в организме происходит накопление его токсичных производных —
фенилпировиноградной и фениломолочной кислот, которые в норме практически не
образуются. Кроме того, образуются также почти полностью отсутствующие в норме
фенилэтиламин и ортофенилацетат, избыток которых вызывает нарушение метаболизма
липидов в головном мозге. Предположительно, это и ведёт к прогрессирующему
снижению интеллекта у таких больных вплоть до идиотии. Окончательно механизм
развития нарушений функций мозга при фенилкетонурии остаётся неясным. Среди
причин также предполагается дефицит нейромедиаторов мозга, вызванный
относительным снижением количества тирозина и других «больших» аминокислот,
конкурирующих с фенилаланином при переносе через гематоэнцефалический барьер, и
прямое токсическое действие фенилаланина.
Фенилкетонурия сопровождается глубокой степенью умственной отсталости, обычно
идиотией или имбецильностью. Могут наблюдаться явления эхопраксии (повторение
движений окружающих) и эхолалии (повторение речи). Для больных фенилкетонурией
характерна вялость с редкими вспышками злобы и раздражительности.
При своевременной диагностике патологических изменений можно полностью избежать,
если с рождения и до полового созревания ограничить поступление в организм
фенилаланина с пищей.
Нарушения углеводного обмена достаточно многочисленны и разнообразны. Эти
нарушения могут быть первичными - в таком случае они обусловлены генетическим
дефектом, выражающемся в нарушении выработки того или фермента: фермент может не
синтезироваться вообще, он может синтезироваться в недостаточном количестве или же
он синтезируется с измененными каталитическими или регуляторными свойствами. В
любом из этих случаев нарушаются процессы углеводного обмена, что проявляется или в
виде заболеваний, или в виде наследственной предрасположенности к развитию того или
иного заболевания.
Вторую группу нарушении составляют вторичные нарушения обмена углеводов,
развивающиеся на фоне того или иного заболевания. Нарушения обмена углеводов
наблюдаются при заболеваниях печени, кишечника, почек и др. органов.
В данной работе будут рассмотрены врождённые или наследственные нарушения
углеводного обмена.
Непереносимость лактозы
К настоящему времени известны десятки наследственных, болезней причинами которых
являются нарушения синтеза того или иного фермента углеводного обмена. Одним из
таких заболеваний является непереносимость лактозы. У людей, страдающих
непереносимостью лактозы, в кишечнике не синтезируется фермент лактаза,
обеспечивающий в норме расщепление лактозы до глюкозы и галактозы. Поскольку
дисахариды не всасываются, поступившая с пищей лактоза остается в просвете
кишечника, где она разлагается под действием микрофлоры. Образуется много различных
продуктов микробного расщепления лактозы, в том числе и газообразных. Из-за
повышения осмотического давления в кишечнике жидкость из крови уходит в просвет
кишечника, следствием чего могут быть понос или рвота, у детей развивается
дегидратация, которая ими переносится крайне тяжело. Одновременно развивается
метеоризм. В кровь из кишечника поступают токсичные продукты микробного
расщепления галактозы, например, ряд альдегидов. Кроме того, для маленьких детей
существенное значение имеет недостаточное поступление в организм углеводов,
поскольку при грудном вскармливании лактоза является практически единственным
углеводом их пищи. Интересно, что синтез лактазы может быть нарушен у взрослых, хотя
в детском возрасте нарушений усвоения лактозы у них не было. Трудности в усвоении
лактозы встречаются примерно у 20% взрослого населения Европы и примерно у 80 %
африканцев или индейцев. Все неприятные симптомы исчезают при удалении лактозы из
пищи, но для грудных детей это означает переход на искусственное вскармливание.
Галактоземия
Значительно опаснее для детей раннего возраста нарушение усвоения моносахарида
галактозы - так называемая галактоземия. Наследуется по аутосомно-рецессивному типу.
У таких детей в крови повышено содержание галактозы, этот моносахарид выделяется
также с мочой. Причиной развития заболевания является врожденное нарушения синтеза
одного из ферментов обмена галактозы. При швейцарском варианте галактоземии у
ребенка нарушен синтез галактокиназы, отвечающей за фосфорилирование в клетках
галактозы. Галактоза не усваивается, и часть её восстанавливается в токсичный для клеток
шестиатомный спирт галактитол.
При африканском варианте галактоземии у ребенка нарушен синтез фермента гексозо-1-
фосфатуридилтрансферазы, в результате в клетках накапливается галактоза и галактозо-1-
фосфат. Их накопление и оказывает токсическое воздействие на клетки. Африканский
вариант галактоземии более тяжелый: вероятно дело в том, что накапливающийся при
этом варианте галактозо-1-фосфат, как и любой другой фосфорный эфир моносахаридов,
не способен выходить из клеток, тогда как свободная галактоза, накапливающаяся в
организме при швейцарском варианте, свободно покидает клетки и легко выводится с
мочой.
При галактоземии признаки заболевания появляются уже через несколько дней после
начала кормления: появляются тошнота, рвота, дегидратация, желтушность, позднее
присоединяются гепатоспленомегалия и поражение почек. Для больных детей характерны
задержка умственного и физического развития, снижение массы тела, жировая дистрофия,
цирроз печени, раннее появление катаракты-помутнения хрусталика. При тяжелой форме
галактоземии дети часто погибают ни первом году жизни вследствие нарушений функций
печени или пониженной сопротивляемости инфекциям. Лечение - перевод на диету, не
содержащую галактозы. Интересно, что у детей с африканским вариантом галактоземии к
примерно годовалому возрасту в печени начинается синтез фермента  галактозо-1-
фосфатуридилтрансферазы и усвоение галактозы постепенно улучшается, но к этому
времени в организме ребенка уже развивается ряд необратимых изменений. Поэтому лишь
своевременная диагностика галактоземии позволяет спасти ребенка.
Наследственная непереносимость фруктозы
Наследственная непереносимость фруктозы может быть вызвана отсутствием ферментов
фруктокиназы или фруктозо-1-фосфатальдолазы. Наследуется по аутосомно-
рецессивному типу. При отсутствии фруктокиназы обычно кроме повышения
концентрации фруктозы в крови и появления её в моче после приема пищи, содержащей
фруктозу, других последствий не бывает. Однако при недостаточности фруктозо-1-
фосфатальдолазы после приема пищи, содержащей фруктозу, могут возникнуть боли в
животе, рвота, диарея, возможны кома и судороги. При продолжающемся приеме пищи,
содержащей фруктозу, развиваются тяжелые поражения печени и почек. Естественно, при
лечении такого больного в первую очередь из пищи нужно убрать продукты, содержащие
фруктозу, в том числе исключить сахарозу. Отмечено, что дети, имеющие этот
генетический дефект, сами избегают приема сладостей.
Гликогеновые болезни
Гликогеновые болезни связаны с наследственными, т.е. генетически обусловленными
нарушениями метаболических путей синтеза или распада гликогена. Они наследуются по
аутосомно-рецессивному или сцепленному с полом типу. Могут наблюдаться или
избыточное накопление гликогена в клетках ── гликогеноз, или отсутствие (пониженное
содержание) гликогена в клетках ── агликогеноз.
При гликогенозах в результате отсутствия одного из ферментов, участвующих в
расщеплении гликогена, гликоген накапливается в клетках, причем избыточное
накопление гликогена приводит к нарушению функции клеток и органов. В некоторых
случаях дефектным является один из ферментов синтеза гликогена, в результате в клетках
накапливается гликоген с аномальной структурой, который расщепляется медленнее и в
результате он накапливается в клетках.
12) Современные методы ДНК-диагностики. Полимеразная цепная реакция.
Применение в медицине. Перспективы молекулярно-генетической диагностики.
ДНК-диагностика – совокупность методов по выявлениюизменений в структуре генома с
целью диагностики наследственных заболеваний.
Изучает непосредственную причину заболевания. Это наиболее адекватная и тонкая
диагностика. Возможна даже в тех случаях, когда неизвестен ген, ответственный за
заболевание.
ВИДЫ ДНК-ДИАГНОСТИКИ

• ПОДТВЕРЖДАЮЩАЯ
• ПРЕСИМПТОМАТИЧЕСКАЯ
• ДИАГНОСТИКА НОСИТЕЛЬСТВА
• ПРЕНАТАЛЬНАЯ

ПОДТВЕРЖДАЮЩАЯ: биохимическая картина не ясна, никакая биохимия не позволяет


выяснить гетерозиготное носительство. Врач сомневается в диагнозе. Эта диагностика
ничего не может исключить, а только подтвердить.

ПРЕСИМПТОМАТИЧЕСКАЯ:
заболевания Хорея Гентингтона, болезнь Альцгеймера. Данные анализа отдаются только
врачу, так как возможен суицид. Хорея Гентингтона - болезнь экспансии.
Пренатальная диагностика с 1992 г. позволила уменьшить число суицидов.
ДИАГНОСТИКА НОСИТЕЛЬСТВА,
сцепленного с Х–хромосомой (гемофилия, миодистрофия Дюшенна).
Если женщина – носитель, то все мальчики будут больны, а девочки здоровы.
ПРЕНАТАЛЬНАЯ:
прогноз потомства, т.к для большинства наследственных болезней лечения не существует.
Материал – ворсинки Хориона, хориоцентез на 9-12 неделе беременности. Если
хориоцентез не успели, то берется кордоцентез (до 22 недель, после 22 недели нельзя).
Типы ДНК-диагностики
ПРЯМАЯ несущей поврежденный ген при
семейном анализ
Определение мутации в гене,
являющейся
непосредственной причиной заболевания
КОСВЕННАЯ
Определение хромосомы,
+ 100%-ная точность;
+ возможна при сомнительном диагнозе;
+ возможна при полилокусных заболеваниях;
+ возможна беспробандная диагностика;
- необходимо знание структуры гена;
- информативна не для всех семей.
Прямая ДНК-диагностика предполагает непосредственное выявление мутации в
исследуемом гене.
Методические подходы, используемые при прямой ДНК-диагностике того или иного
наследственного заболевания, зависят от характера мутаций и молекулярной организации
соответствующего гена.
Методы прямой ДНК-диагностики:
 Количественная флюоресцентная ПЦР;
 Real-time ПЦР;
 Анализ кривой плавления;
 MLPA-анализ
(количественная лигазная реакция);
 Ресеквенирование.
Из методов прямой ДНК-диагностики чаще всего используется количественная
флюоресцентная ПЦР.
MLPA-анализ (количественный анализ копий). Ошибка - 16%.
Real-time ПЦР для определения моногенных заболеваний нам не нужна, так как точность
меньше чем в MLPA, и ошибка составляет 25%.
В настоящее время большинство протоколов прямой ДНК-диагностики базируется на
полимеразной цепной реакции (ПЦР).
Изящность, простота исполнения, непревзойденные показатели чувствительности и
специфичности принесли новому методу небывалую популярность.
За короткое время ПЦР-анализ распространился по всему миру,
быстро выйдя из лабораторий научных институтов в сферу практического клинического
использования.
Разработка принципов ПЦР сталапоистине революционизирующим этапом в развитии
молекулярной генетики, что нашло свое отражение вприсуждении ее автору Кэри Муллису
Нобелевской премииза 1993 год в области химии.
Этот метод находится в постоянном развитии, с появлением все новых и новых
модификаций, существенно расширяющих его диагностические и исследовательские
возможности.
Диагностика наследственных заболеваний, инфекционных заболеваний,
в том числе:
•вызванных агентами, трудно поддающимися культивированию,
•генотипирование микроорганизмов,
•оценка их вирулентности,
•определение устойчивости микрофлоры к антибиотикам,
•генодиагностика и генетическая дактилоскопия,
•пренатальная диагностика,
•биологический контроль препаратов крови - вот далеко не полный перечень
направлений медицины, где с успехом применяется полимеразная цепная реакция
(ПЦР).
Принцип действия ПЦР заключается в амплификации (лат. amplificatio — усиление,
увеличение), последовательностей ДНК совершенно невероятным способом.
Основы ПЦР
Мы начинаем с фрагмента ДНК, который хотим амплифицировать для получения
множества копий.
Что нам для этого нужно?
1) Нам нужно несколько молекул ДНК, включающих фрагмент ДНК, который мы хотим
амплифицировать. Назовем такую молекулу «матрица», а интересующий нас фрагмент
назовем «заданная последовательность».
2) Нам потребуется два праймера ПЦР.
Праймеры представляют собой короткие фрагменты однонитевой ДНК, совпадающие
с последовательностями с обоих концов нашего заданного фрагмента ДНК. Они нужны для
запуска синтеза ДНК.
3) Фермент для производства копий ДНК- Таg-полимераза.
Один цикл полимеризации включает три этапа:
1) плавление, когда исходная смесь нагревается до 90-92° С, при этом происходит
денатурация ДНК и разложение цепей;
2) отжиг, на этом этапе температура реакционной смеси снижается до 52-60° С и
происходит комплементарное связывание праймеров с нитями матричной ДНК;
3) элонгация, в ходе которой происходит удлинение праймеров и синтез новых цепей
ДНК, который катализирует Таg-полимераза.
Эти этапы повторяются многократное автоматическом приборе - циклизаторе и позволяют
получить огромное количество копий интересующего нас фрагмента ДНК. Так, в
результате 20 циклов ДНК амплифицируется более чем в миллион раз.

Анализ продуктов ПЦР в процессепрямой ДНК-диагностики предполагает исследование
конкретных особенностей амплифицированного участка гена (дополнительной копии гена).
Так, при заболеваниях, обусловленных экспансией тринуклеотидных повторов (хорея
Гентингтона), продукты амплификации различаются по своей длине. Благодаряэтому
достигается четкое разделение нормальных и мутантных аллелей и точное определение
патологически удлиненного фрагмента, т.е. ДНК-диагностика болезни.
Таким же сравнительно простым путем с помощью анализа размеров продуктов ПЦР на
электрофореграмме может проводиться прямая детекцияделеций и вставок в составе
амплифицированного участка гена.
Протяженные делеции, захватывающие целые экзоны, могут быть выявлены по
изменению длины.
При отсутствии делеций амплифицированные фрагменты после электрофоретического
разделения и окрашивания можно наблюдать в виде отдельных полос. Выбирая
определенные участки гена для амплификации, можно оценить размер делеции с точностью
до экзона и определить её локализацию внутри гена.
• Более сложную задачу представляет собой выявление точковых мутаций (чаще всего
нуклеотидных замен) в определенных сайтах.
Для этой цели метод ПЦР используется в комбинации с другими методами молекулярно-
генетического анализа.
• Моногенных болезней с наличием четко определенных мутаций важных для ДНК-
диагностики сравнительно немного.
• Примером такого рода является муковисцидоз.
Существует большое число модификаций методаПЦР, разработанных для быстрого
сканирования и поиска известных генных мутаций.
Среди них более подробного упоминания заслуживают следующие подходы:
Метод сайт-направленной модификации амплифицированной ДНК — основан на
использовании в ПЦР так называемого mismatch (мисматч)-nраймера (не полностью
комплементарного матрице), который отличается от матричной ДНК-последовательности на
один нуклеотид и взаимодействует с мутантным нуклеотидом.

• ПЦР нормального и мутантного аллеля отличаются друг от друга:


• В дальнейшем проводят электрофоретический анализ меченых однонитевых
фрагментов ДНК.
• у здорового (нет мутации) на электрофореграмме будет 1 фрагмент, у больных - 2
дополнительных фрагмента (ПЦР сайт-направленного мутагенеза). Используется для
диагностики муковисцидоза.
• Метод обратно-транскриптазной ПЦР — используется в тех случаях, когда в
качестве объекта исследования удобнее использовать не геномную ДНК, а более
компактную и информационно “насыщенную” кДНК, получаемую после
соответствующей обработки образцов тканей, например, биопсийного материала или
клеточных линий лимфоцитов, фибробластов и т.д. Важным условием здесь является
экспрессия (хотя бы в минимальной степени) нужного гена в исследуемой ткани.
Мутационный скрининг гена
Для обнаружения неизвестных нуклеотидных замен в анализируемом участке
(участках) гена возникает необходимость проведения секвенирования - определения
точной нуклеотидной последовательности определенного фрагмента ДНК.
На практике наиболее широкое распространение получило секвенирование по
классическому методу Сэнгера.
• Особенностью скрининговых технологий является то обстоятельство, что после
предварительного отбора аномальных образцов наличие мутации подтверждается
секвенированием.
• В конкретных популяциях мутационный поиск при том или ином наследственном
заболевании может быть существенно упрощен в связи с высокой частотой так
называемых мажорных мутаций, т.е. мутаций, которые являются преобладающими и
обусловливают значительный процент всех случаев заболевания в данной популяции.

Принцип косвенной ДНК-диагностики


Если непосредственное определение мутаций в анализируемом гене невозможно или
затруднено, для определения генетического статуса консультируемых лиц в семье,
отягощенной наследственным заболеванием, может быть использована косвенная
(непрямая) ДНК-диагностика. Она возможна в том случае, если ген заболевания
достаточно точно картирован, т.е. локализован в конкретном и достаточно узком
участке определенной хромосомы.
Важно подчеркнуть, что косвенная ДНК-диагностика может проводиться даже в тех случаях,
когда какая-либо другая информация о гене болезни, помимо его хромосомного
расположения, отсутствует (т.е. когда неизвестны структура и размер гена, характер мутаций
в нем, кодируемый геном белок и т.д.).
Сущность косвенной ДНК-диагностики заключается в анализе наследования у больных и
здоровых членов семьи полиморфных генетических маркеров, расположенных в
изучаемой хромосомной области и, =>, сцепленных с геном болезни.
Генетические маркеры – различные типы полиморфизмов белков и ДНК, которые
используются в популяционных исследованиях при картировании генов.
В качестве полиморфных маркеров выступают участки ДНК, существующие в виде
нескольких возможных аллельных вариантов и различающиеся у разных лиц по тем или
иным структурным особенностям.
Термин “сцепление” означает, что анализируемый маркер располагается в
непосредственной близости от патологического гена, в связи с чем маркер и ген болезни
после остаются в составе одного хромосомного сегмента и передаются потомству как
единое целое.
Благодаря вариабельности состава таких маркерных участков ДНК обычно удается
дифференцировать материнское или отцовское происхождение конкретного маркерного
аллеля при анализе ДНК обследуемого лица
(т.е. определить фазу сцепления). Анализ полиморфных генетических маркеров имеет
целью проследить в ряду поколений наследование каждой из родительских хромосом.
На практике для повышения точности и информативности косвенной ДНК-диагностики
обычно используют несколько маркеров, расположенных в изучаемой хромосомной
области. Идеальным является использование внутригенных маркеров в комбинации с
тесно сцепленными маркерами. При невозможности обнаружения конкретных
нуклеотидных изменений в гене проводится косвенная ДНК-диагностика с вне- или
внутригенными маркерами, позволяющая оценивать сегрегацию патологического участка
Х-хромосомы у матери, больного ребенка и плода и тем самым с высокой вероятностью
определять генетический статус плода.
Косвенная ДНК-диагностика
некоторых заболеваний,
для которых прямая
очень дорога и/или трудоемка
• Гемофилия
• Синдром Марфана
• Рецессивный поликистоз почек

Косвенная ДНК-диагностика обладает тремя основными недостатками:


1) Для ее проведения требуется анализ ДНК нескольких членов семьи, как правило, из
двух-трех поколений; таким образом, в неполных (неинформативных) семьях такая
диагностика невозможна.
2) Для проведения косвенной ДНК-диагностики у лиц из группы риска необходимо
предварительно диагностировать заболевание хотя бы у одного индивида в родословной;
следовательно, косвенный подход неприменим для ДНК-диагностики единичных случаев
заболевания.
3) При проведении косвенной ДНК-диагностики всегда существует вероятность ошибки,
связанная с возможной рекомбинацией в мейозе между геном болезни и исследуемым
маркером, в результате чего “патологический” маркерный аллель и ген болезни у потомка
разойдутся по разным хромосомам.
Для известных на сегодня генетических маркеров, используемых в косвенной ДНК-
диагностике наследственных заболеваний, вероятность расхождения с геном болезни в
мейозе (т.е. вероятность ошибки) не превышает 1-3%; таким образом, точность косвенной
ДНК-диагностики болезни составляет обычно >=97%.
Если в настоящее время лабораторные исследования в большинстве случаев
проводятся уже при развившейся болезни и начатом лечении, то молекулярно-
биологическая лабораторная информация даст возможность выявить наклонность
человека к некоторым видам патологии и степени чувствительности к некоторым
лекарствам.
Это позволит обосновать предсказательный, профилактический и
персонализированный характер медицины будущего.
13) Структурная организация ферментов. Понятие об активном, аллостерическом
центрах. Функциональные группы ферментов.
Ферменты — биологические катализаторы белковой природы, обеспечивающие в живых
организмах осуществление многообразных химических реакций: синтеза, распада,
взаимопревращения , химических соединении.
В основу классификации положен тип катализируемой реакции, в соответствии с чем
выделено 6 главных классов ферментов:
1. Оксидоредуктазы катализируют окислительно-восстановительные процессы. ускоряют
перенос протонов и электронов от донора к акцептору.
2. Трансферазы — катализируют перенос функциональных групп с одного субстрата на
другой.
3. Гидролазы Катализируют реакции расщепления с участием воды.
4. Лиазы катализируют распад органических соединений негидролитическим путем,
сопровождающимся образованием двойной связи или, наоборот, присоединением групп к
месту двойной связи.
5. Изомеразы катализируют различные внутримолекулярные превращения.
6. Лигазы катализируют реакции синтеза органических веществ из двух молекул с
использованиемэнергии АТФ.
В каждом классе имеются подклассы, характеризующиеся субстратом, на который
действует данный фермент. Подклассы делятся на подподклассы, которые детализируют тип
реакции в каждом подклассе и определяются по акцепторам.
Каждый фермент имеет свой шифр из четырехзначного числа, где первая цифра
означает класс, вторая – подкласс, третья – подподкласс, а четвертая цифра – порядковый
номер фермента в данном подклассе.
Например, пепсин классификационный номер – КФ.3.4.4.1, где 3 – класс гидролаз; 4
– подкласс реакции гидролиза пептидной связи белка; 4 – подподкласс: разрыв пептидной
связи, образованной ароматическими аминокислотами (эндопептитаза); 1 – порядковый
номер фермента в данном подподклассе.
В настоящее время принято 2 типа названий ферментов: рабочее, или
тривиальное и систематическое. Рабочее название складывается из названия субстрата,
типа катализируемой реакции и окончания –аза, например: лактат + дегидрогенизация +
аза = лактатдегидрогеназа. Оставлены прежние рабочие названия для ряда давно известных
ферментов: пепсин, трипсин, химотрипсин и т.д.
Систематическое название фермента образуется сложнее. Оно складывается из
названий субстратов химической реакции, на которую действует фермент, названия
типа катализируемого химического превращения и окончания –аза. Например,
систематическое название фермента лактатдегидрогеназа пишется так:

L – Лактат: НАД + - Окидоредуктаза


субстрат I субстрат II тип химического
преврашения
Систематическое название дается только изученным ферментам.
Ферменты как белковые молекулы имеют 4 уровня организации: первичный,
вторичный, третичный, четвертичный. Ферменты с четвертичной структурой состоят из
протомеров (субъединиц) – таких ферментов большинство.
Ферменты могут быть как простыми, так и сложными белками. Сложные ферменты
состоят из белковой части - апофермента и небелковой – кофактора. Апоферменты и
кофакторы порознь мало активны или вообще неактивны; объединение их вместе дает
активную молекулу фермента. Функции и свойства апофермента и кофактора следующие.
Апофермент термолабилен, определяет специфичность фермента, участвует в соединении
фермента с субстратом, активирует кофактор. Кофактор термостабилен, стабилизирует
апофермент, участвует в катализе.Коферменты представлены веществами органичской
природы-нуклеопротеидами,витаминами и др.
Активный и аллостерические центры.
В структуре фермента выделяют ряд участков, несущих определенные
функции:
1. Активный центр – место в пространственной структуре фермента, с которым
связываются субстрат (вещество которое превращается под действием фермента); в
состав активного центра фермента входят кофакторы; число активных центров в
олигомарных ферментах может быть равно числу субъединиц – по одному центру на
субъединицу; в активном центре различают контактный, или якорный участок,
связывающий субстрат, и каталитический участок, где происходит превращение
субстрата после его связывания; обычно активный центра фермента образует 12-16
аминокислотных остатков, они могут находиться в разных местах полипептидной
цепи, нередко на противоположных концах – при пространственной раскладке они
сближаются и образуют активный центр.
2. Кроме активного у ферментов имеется аллостерический центр, расположенный вне
активного центра, но функционально связанный с ним. Молекулы,
взаимодействующие с этим центром, структурно не похожи на субстрат, но влияют на
связывание и превращение субстрата в активном центре, изменяя его конфигурацию;
такие вещества называют аллостерическими эффекторами, через аллостерический
центр они влияют на функцию активного центра: или вызывают положительный
эффект(активаторы), или отрицательный(ингибиторы). Молекула фермента может
иметь несколько аллостерических центров.
14) Свойства ферментов. Зависимость ферментативных реакций от Рh, температуры.
Специфичность ферментов. Активаторы и ингибиторы ферментов. Виды
ингибирования. Молекулярные механизмы активации и инактивации ферментов.

Свойства ферментов:
К основным свойствам ферментов относят:
• термолабильность;
• зависимость активности от РН среды;
• специфичность действия;
• влияние на активность активаторов и ингибиторов.

Влияние температуры
В соответствии с законами кой кинетики скорость химической реакции повышается в
два раза при повышении температуры на 10C. Однако вследствие белковой природы
ферментов тепловая денатурация фермента при повышении температуры будет снижать
эффективную комцетрацию фермента. Так, до 45-50С преобладает эффект повышения
скорости реакции, выше 45'С более существенной становятся тепловая денатурация и
быстрое падение скорости реакции. Оптимальной температурой для действия большинства
ферментов теплокровных является диапазон 37-40С, При 100Спочти все ферменты
утрачивают своюактивность, (исключение — миокиназа мышц, аденилаткиназа —
выдерживающие режим кипячения). При низких температурах (0С и ниже ферменты, как
правило, не денатурируют, хотя активность илх падает почти до О).
Термозависимость ферментов используется в практике:
• для разработки режима хранения продуктов питания; Ферментативных препаратов;
органов и тканей, являющихся материалом дли трансплантации (сохранность Их при низких
температурах является результатом Низкой активности собственных ферментов и ферментов
микроорганизмов)
• при проведении длительных и травматичных операций на фоне искусственной
гипотермии (замедление скорости ферментативных реакций позволяет снизить потребность в
энергетических субстратах и кислороде и повышает толерантность тканей, в частност,. к
гипоксии и кровопотере)
• при искусственной гиперпирексии как составного компонента терапии ряда
хронических инфекционных процесов
Влияние РН среды:
Большинство ферментов наиболее активно в пределах узкой зоны концентрации
водородных ионов, соответктвущей физиологическим значениям РН среды (РН 6,0-8,0),
Оптимум РН среды для конкретного фермента - эго такое значение РН среды. при котором
фермент проявляет максимальную активность.
Большая часть ферментов клеток имеет оптимум рН близкий к нейтральному
(исключение – пепсин имеет оптимум РН 1,5-2,0). Отклонение РН на ту или другую сторону
ведёт к снижению скорости ферментативной реакции. Что связано с изменением ионизации
кислых или основных групп аминокислотных остатков активного центра.
Специфичность ферментов:
1. Относительная групповая специфичность - фермент специфически действует на
вщества, имеющие определённый тип химической связи (протеиназы гидролизуют все
соединения, содержащие в своем составе пептидную связь -CO-NH-; эстеразы расщепляют
эфирную связь –О-); такие ферменты проявляют широкий спектр действия.
2. Относительная субстратная специфичность - фермент катализирует
превращение субстратов, принадлежащих к разным группам химических соединений
(цитохром Р450 участвует в гидроксилировании около 7000 разных соединений).
3. Абсолютная групповая специфичность — фермент действует на субстраты,
имеющие общую функциональную группу (алкогольдегидрогеназа катализирует
превращение не только этанола, но и других алифатических спиртов).
4. Абсолютная субстратная специфичность - фермент катализирует превращение
только одного субстрата (уреаза - расщепляет только мочевину, ацетилхолинэстераза - -
только ацетилхолин).
5. Стереохимическая катализирует превращение субстратная только
специфичность – фермент катализирует превращение только одного из возможных
стериоизомеров субстрата (оксидазы D- и L-аминокислот
Активаторы и ингибиторы ферментов
Каталитическая функция ферментов определяется также присутствием в среде
активаторов и ингибиторов: первые повышают скорость реакции, вторые —тормозят.
Активаторами ферментов могут быть вещества самой разнообразной природы: НСL -
активирует действие пепсина, желчные кислоты — панкреатической липазы. Особенно часто
в качестве активаторов выступают ионы двухвалентных металлов, реже одновалентных.
Например для К+, N+ - АТФазы, обеспечивающее транспорт одновалентных катионов через
клеточную мембрану необходимы ионы магния, калия, натрия. Многие ферменты вообще
неактивны в отсутствии металлов (при удалении цинка карбоангидраза практически лишена
ферментативной активности). Роль металлов в активирующем действии ферментов.
• в ряде случаев выполняют функции простетических груш ферментов;
• могут способствовать образованию фермент-сустратного комплекса;
• могут выступать в роли аллостерического эффектора
Ингибиторы по типу ингибирования делят на 2 группы:
1. обратимого действия - когда комплекс фермент-ингибитор непрочен и быстро
диссоциирует, активность фермента при этом восстанавливается (после диализа или
Сильного разведения раствора)
2. 2; необратимого действия - в основе стойкие изменения ил модификации
функциональных групп фермента
По механизму действия ингибиторы ферментов делятся на следующие основные
группы: 1) конкурентные 2) неконкурентные : 3) бесконкурентные; 4) субстратные; 5)
аллостерические.
Конкурентным ингибированием (рис 13) называекя торможение ферментативной
реакции, вызванной связыванием с активным центром фермента ингибитора, сходного по
структуре с субстратом и препятствующего образованию фермент-субстратного комплекса.
При конкурентном торможении ингибитор и субстрат, будучи сходными по строению,
конкурируют за активный центр фермента. С активным центром связывается то соединение,
молекул которого больше. С ферментом связан либо ингибитор, субстрат. Ингибирование
наступает вследствие того, что субстратоподобный ингибитор связывает часть молекул
фермента, которые уже не способны образовывать фермент-субстратный комплекс. Снять
торможение можно избытком субстрата, вытесняющего ингибитор из активных центов
ферментных молекул, тем та самым возвращая им способность к катализу.
Конкурентными ингибиторами могут быть метаболиты, накопление которых
регулирует активность ферментов, и чужеродные вещества.
Явление конкурентного ингибирования ферментов имеет практическое применение:
• конкурентное ингибирование лежит в основе механизма действия ряда групп
фармакологических препарат» (антихолинэстеразные средства: прозерин, физостигмин;
средства-антиметаболиты: фторурацил, меркаптопурин)
• ингибиторы холинэстеразы необратимого действия (фосфорорганические
соединения) используются в качеств инсектицидов. (дихлофос, хлорофос) и как боевые
отравляющие вещества (зарин, зоман);
• открывает перспективы создания новых лекарственных средств (возможность
поиска антиметаболитов, обладающих свойствами конкурентных ингибиторов).
Неконкурентным ингибированием ферментов называется торможение, связанное с
влиянием ингибитора на каталитическое превращение, но не на связывание фермента и
субстрат. Неконкурентный ингибитор или связывается непосредственно каталитическими
группами активного центра фермента. или. связываясь с ферментом вне активного центра.
изменяет конформацию активного центра, мешая взаимодействию с субстраты. Поскольку
неконкурентный ингибитор не влияет на связывание субстрата, то комплекс фермент-
ингибитор способен присоединить субстрат, но дальнейшего превращения субстрата не про-
исходит, так как каталитические группы заблокированы, Снять действие неконкурентного
ингибитора избытком субстрата (ка» действие конкурентного) нельзя, а можно лишь
веществами, связывающими ингибитор. Эти вещества называют реактиваторами.
Неконкурентными ингибиторами геминового фермента цитохромоксидазы являются
цианиды, которые прочно соединяются с трёхвалентным железом. Блокада этого фермента
выключает дыхательную цепь, и клетка погибает. К неконкурентным ингибиторам
ферментов относятся ионы тяжёлых металлов и их органические кис соединения (ионы
тяжёлых металлов ртути, свинца, кадмия, мышьяка). Они блокируют, например, SH - группы,
входящие в каталитический участок фермента и являются очень токсичными.
Неконкурентные ингибиторы применяются:
• как фармакологические средства (ртутные диуретики; препараты висмута для
лечения си препараты сурьмы для лечения лейшманиоза);
• как инсектициды, фунгициды в сельском хозяйстве;
• как боевые отравляющие вещества (синильная кислота, цианиды);
Бесконкурентным ингибированием называется торможение торможением
иферментативной реакции, вызванное присоединением ингибитора, только к комплексу
фермент- субстрат. Бесконкурентный ингибитор не соединяется с ферментом в отсутствие
субстрата. Более того, ингибитор облегчает присоединение субстрата, а затем, связываясь
сам, ингибирует фермент.
Субстратным ингибированием называется торможение ферментативной реакции,
вызванное избытком субстрата. Такое ингибирование происходит вследствие образования
ферментного комплекса, не способного подвергаться каталитическим превращениям.
Субстратное торможение снимается при снижении концентрации субстрата.
Аллостерическое ингибирование характерно только для особой группы ферментов,
имеющих аллостерические центры. Механизм действия аллостерических ингибиторов
заключается в изменении конформации активного центра фермента. Аллостерическими
эффекторами ферментов наиболее часто выступают различные метаболиты, а также гормоны,
ионы металлов, коферменты. В редких случаях роль аллостерического эффектора выполняют
молекулы субстрата.
Явление аллостерического ингибирования лежит в основе аллостерической регуляции
ферментов, когда конечный продукт метаболического процесса выступает в роли ингибитора
первого фермента цепи; такая регуляция является регуляцией по типу обратной связи и
позволяет контролировать выход конечного продукта накопления которого прекращается
работа первого фермента цепи.
15) Пути регуляции активности ферментов в клетке: изменение количества молекул
ферментов, доступность молекул собстрата и коферментов, аллостерическая
регуляция. Регуляция каталитической активности ферментов белок-белковым
взаимодействием, путем фосфорилирования, дефосфорилирования, ограниченным
протеолизом.
Каталитическая функция ферментов определяется также присутствием в среде активаторов и
ингибиторов: первые повышают скорость реакции, вторые —тормозят.
Активаторами ферментов могут быть вещества самой разнообразной природы: НСL -
активирует действие пепсина, желчные кислоты — панкреатической липазы. Особенно часто
в качестве активаторов выступают ионы двухвалентных металлов, реже одновалентных.
Например для К+, N+ - АТФазы, обеспечивающее транспорт одновалентных катионов через
клеточную мембрану необходимы ионы магния, калия, натрия. Многие ферменты вообще
неактивны в отсутствии металлов (при удалении цинка карбоангидраза практически лишена
ферментативной активности). Роль металлов в активирующем действии ферментов.
• в ряде случаев выполняют функции простетических груш ферментов;
• могут способствовать образованию фермент-сустратного комплекса;
• могут выступать в роли аллостерического эффектора
Ингибиторы по типу ингибирования делят на 2 группы:
обратимого действия - когда комплекс фермент-ингибитор непрочен и быстро диссоциирует,
активность фермента при этом восстанавливается (после диализа или Сильного разведения
раствора)
2; необратимого действия - в основе стойкие изменения ил модификации функциональных
групп фермента
По механизму действия ингибиторы ферментов делятся на следующие основные группы: 1)
конкурентные 2) неконкурентные : 3) бесконкурентные; 4) субстратные; 5) аллостерические.
конкурентным ингибированием (рис 13) называекя торможение ферментативной реакции,
вызванной связыванием с активным центром фермента ингибитора, сходного по структуре с
субстратом и препятствующего образованию фермент-субстратного комплекса. При
конкурентном торможении ингибитор и субстрат, будучи сходными по строению,
конкурируют за активный центр фермента. С активным центром связывается то соединение,
молекул которого больше. С ферментом связан либо ингибитор, субстрат. Ингибирование
наступает вследствие того, что субстратоподобный ингибитор связывает часть молекул
фермента, которые уже не способны образовывать фермент-субстратный комплекс. Снять
торможение можно избытком субстрата, вытесняющего ингибитор из активных центов
ферментных молекул, тем та самым возвращая им способность к катализу.
Конкурентными ингибиторами могут быть метаболиты, накопление которых регулирует
активность ферментов, и чужеродные вещества.
Явление конкурентного ингибирования ферментов имеет практическое применение:
• конкурентное ингибирование лежит в основе механизма действия ряда групп
фармакологических препарат» (антихолинэстеразные средства: прозерин, физостигмин;
средства-антиметаболиты: фторурацил, меркаптопурин)
• ингибиторы холинэстеразы необратимого действия (фосфорорганические соединения)
используются в качеств инсектицидов. (дихлофос, хлорофос) и как боевые отравляющие
вещества (зарин, зоман);
• открывает перспективы создания новых лекарственных средств (возможность поиска
антиметаболитов, обладающих свойствами конкурентных ингибиторов).
Неконкурентным ингибированием ферментов называется торможение, связанное с влиянием
ингибитора на каталитическое превращение, но не на связывание фермента и субстрат.
Неконкурентный ингибитор или связывается непосредственно каталитическими группами
активного центра фермента. или. связываясь с ферментом вне активного центра. изменяет
конформацию активного центра, мешая взаимодействию с субстраты. Поскольку
неконкурентный ингибитор не влияет на связывание субстрата, то комплекс фермент-
ингибитор способен присоединить субстрат, но дальнейшего превращения субстрата не про-
исходит, так как каталитические группы заблокированы, Снять действие неконкурентного
ингибитора избытком субстрата (ка» действие конкурентного) нельзя, а можно лишь
веществами, связывающими ингибитор. Эти вещества называют реактиваторами.
Неконкурентными ингибиторами геминового фермента цитохромоксидазы являются
цианиды, которые прочно соединяются с трёхвалентным железом. Блокада этого фермента
выключает дыхательную цепь, и клетка погибает. К неконкурентным ингибиторам
ферментов относятся ионы тяжёлых металлов и их органические кис соединения (ионы
тяжёлых металлов ртути, свинца, кадмия, мышьяка). Они блокируют, например, SH - группы,
входящие в каталитический участок фермента и являются очень токсичными.
Неконкурентные ингибиторы применяются:
• как фармакологические средства (ртутные диуретики; препараты висмута для лечения си
препараты сурьмы для лечения лейшманиоза);
• как инсектициды, фунгициды в сельском хозяйстве;
• как боевые отравляющие вещества (синильная кислота, цианиды);
Бесконкурентным ингибированием называется торможение торможением иферментативной
реакции, вызванное присоединением ингибитора, только к комплексу фермент- субстрат.
Бесконкурентный ингибитор не соединяется с ферментом в отсутствие субстрата. Более того,
ингибитор облегчает присоединение субстрата, а затем, связываясь сам, ингибирует фермент.
Субстратным ингибированием называется торможение ферментативной реакции, вызванное
избытком субстрата. Такое ингибирование происходит вследствие образования ферментного
комплекса, не способного подвергаться каталитическим превращениям. Субстратное
торможение снимается при снижении концентрации субстрата.
Аллостерическое ингибирование характерно только для особой группы ферментов,
имеющих аллостерические центры. Механизм действия аллостерических ингибиторов
заключается в изменении конформации активного центра фермента. Аллостерическими
эффекторами ферментов наиболее часто выступают различные метаболиты, а также гормоны,
ионы металлов, коферменты. В редких случаях роль аллостерического эффектора выполняют
молекулы субстрата.
Явление аллостерического ингибирования лежит в основе аллостерической регуляции
ферментов, когда конечный продукт метаболического процесса выступает в роли ингибитора
первого фермента цепи; такая регуляция является регуляцией по типу обратной связи и
позволяет контролировать выход конечного продукта накопления которого прекращается
работа первого фермента цепи
16) Принципы количественного определения ферментов. Примеры. Единицы
активности.
Принципы обнаружения и количественного определения ферментов:
Обнаружение ферментов основано на их высокой специфичности. Ферменты обнаруживают
по производимому ими действию, т.е. по факту протекания той реакции, которую
катализирует данный фермент. Например, амилазу обнаруживают по реакции расщепления
крахмала до глюкозы.
Критериями протекания ферментативной реакции могут быть:

 исчезновение субстрата реакции


 появление продуктов реакции
 изменение оптических свойств кофермента.

Так как концентрация ферментов в клетках очень низка, то определяют не их истинную


концентрацию, а о количестве фермента судят косвенно, по активности фермента.
Активность ферментов оценивают по скорости ферментативной реакции, протекающей в
оптимальных условиях (оптимум температуры, РН, избыточно высокая концентрация
субстрата). В этих условиях скорость реакции прямо пропорциональна концентрации
фермента (V= K3[F0]).
Единицы активности (количества) фермента
В клинической практике используют несколько единиц активности фермента.
1. Международная единица – то количество фермента, которое катализирует превращение 1
микромоля субстрата за минуту при температуре 250 С.
2. Катал (в системе СИ) – то количество фермента, которое катализирует превращение 1 моля
субстрата за секунду.
3. Удельная активность – количество фермента (в мг), способное превратить 1 мкмоль
субстрата за 1 мин в стандартных условиях, выражается в мкмоль/мин*мг(белка) (отношение
активности фермента к массе белка фермента)
4. Молекулярная активность фермента показывает, сколько молекул субстрата превращается
под действием 1 молекулы фермента.
Основы количественного определения активности ферментов
1.Активность фермента выражается в скорости накопления продукта или скорости убыли
субстрата в пересчете на количество материала, содержащего фермент.
Активность фермента может выражаться, например, в ммоль/с×л, г/час×л, МЕ/л, кат/мл и т.д.
2.Создание стандартных условий, чтобы можно было сравнивать результаты, полученные в
разных лабораториях – оптимальная рН и фиксированная температура, например, 25°С или
37°С, соблюдение времени инкубации субстрата с ферментом.
3.Необходимо наличие избытка субстрата, чтобы работали все имеющиеся в растворе
молекулы фермента.
За единицу активности любого фермента принимают такое его кол-во которое катализирует
превращениее 1мкм вещ-ва в 1 минуту. Активность ферментов опр-ют: по скорости
убыванию субстрата; по скороти образования продукта. Удельная активность = мкм/мин.мг
белка.
17) Способы количественного определения активности ферментов. Способы
определения: фотоколориметрия, спектрофотометрия, потенциометрия,
полярография, понятие о биосенсорах.
В повседневной биохимической практике практически не оценивается количество фермента,
а только его активность. Активность – более широкое понятие, чем количество. Она
подразумевает в первую очередь результат реакции, а именно убыль субстрата или
накопление продукта. Естественно, при этом нельзя игнорировать время, которое проработал
фермент и число молекул фермента. Но так как число молекул фермента подсчитать обычно
нереально, то используют количество биологического материала, содержащего фермент
(объем или массу). Таким образом при определении активности ферментов нужно
одновременно учитывать три меняющихся фактора: 1) масса полученного продукта или
исчезнувшего субстрата, 2) время, потраченное на реакцию, 3)количество биологического
материала, содержащего фермент.
Основы количественного определения активности ферментов
1. Активность фермента выражается в скорости накопления продукта или скорости убыли
субстрата в пересчете на количество материала, содержащего фермент.
Активность фермента может выражаться, например, в ммоль/с×л, г/час×л, МЕ/л, кат/мл и т.д.
2. Создание стандартных условий, чтобы можно было сравнивать результаты, полученные в
разных лабораториях – оптимальная рН и фиксированная температура, например, 25°С или
37°С, соблюдение времени инкубации субстрата с ферментом.
3. Необходимо наличие избытка субстрата, чтобы работали все имеющиеся в растворе
молекулы фермента.
За единицу активности любого фермента принимают такое его кол-во которое катализирует
превращ-е 1мкм вещ-ва в 1 минуту. Активность ферментов опр-ют: пог скорости убыв
субстрата; по скороти обр-я продукта. Удельная активность=мкм/мин.мг белка.
Фотоколориметрия
Фотоколориметрический метод анализа основан на измерении поглощения света
немонохроматического излучения окрашенными соединениями в видимой области спектра.
Если исследуемые соединения бесцветны, их переводят в-окрашенные соединения путем
взаимодействия с различными-реактивами. В этом случае окрашенные соединения в
большинстве своем являются комплексными или внутрикомилфсными соединениями.
Последние должны быть прочными, иметц постоянный состав, высокую интенсивность
окраски.                 ,
В зависимости от способа измерения концентрации веществ-в окрашенных растворах, от
применяемой аппаратуры методы фотоколориметрического анализа подразделяются в
основном на два вида: визуальные и фотоэлектрические.
При визуальном методе, называемом колориметрическим, интенсивность окраски
исследуемых растворов сравнивается с интенсивностью окраски стандартных растворов, в
которых концентрация вещества известна.
При фотоэлектрических методах анализа интенсивность окраски, т. е.
погашение (А) окрашенного раствора исследуемого-вещества, измеряют с помощью
приборов - фотоэлектроколо-риметров (ФЭК) или спектрофотометра в видимой области
спектра.
Методы анализа, связанные с измерением поглощения света (спектрофотометрия,
фотоколориметрия) базируются на объединенном законе Бугера - Ламберта - Бера, который
устанавливает зависимость между поглощающей способностью исследуемого раствора,
концентрацией вещества этого раствора и толщиной поглощающего слоя.
Согласно этому закону погашение (А) раствора прямо пропорционально концентрации
раствора поглощающего вещества (С), толщине слоя (Ь) в сантиметрах и молярному или
удельному показателю поглощения (х). Эта зависимость выражается формулой:

Спектрофотометрия (абсорбционная) — физико-химический метод исследования растворов


и твёрдых веществ, основанный на изучении спектров поглощения в ультрафиолетовой (200
—400 нм), видимой (400—760 нм) и инфракрасной (>760 нм) областях спектра. Основная
зависимость, изучаемая в спектрофотометрии, — зависимость интенсивности поглощения
(как правило измеряется оптическая плотность - логарифм светопропускания т.к. она зависит
линейно от концентрации вещества) падающего света от длины волны. Спектрофотометрия
широко применяется при изучении строения и состава различных соединений (комплексов,
красителей, аналитических реагентов и др.), для качественного и количественного
определения веществ (определения следов элементов в металлах, сплавах, технических
объектах). Приборы спектрофотометрии — спектрофотометры.
Потенциометрия— метод определения различных физико-химических величин, основанный
на измерении электродвижущих сил (ЭДС) обратимых гальванических элементов. Иначе
говоря, зависимость равновесного потенциала электрода от активности концентраций
определяемого иона, описываемая уравнением Нернста. Широко применяют
потенциометрию в аналитической химии для определения концентрации веществ в растворах
(потенциометрическое титрование), для измерения рН.
Полярография — метод качественного и количественного химического анализа,
основанный на получении кривых зависимости величины тока от напряжения в цепи
состоящей из исследуемого раствора и погруженных в него электродов, один из которых
сильно поляризующийся, а другой практически неполяризующийся. Получение таких кривых
— полярограмм — производят при помощи полярографов.
Полярография — физико-химический метод анализа, основанный на получении
вольтамперных кривых (подпрограмм, поляризационных кривых), выражающих зависимость
величины тока от напряжения в цепи, состоящей из исследуемого раствора и двух
погруженных в него электродов, один из которых должен быть сильно поляризующимся.
В качестве поляризующегося электрода обычно используют капельный ртутный электрод,
который может служить как катодом (при определении электровосстанавливающихся
веществ), так и анодом (если определяемые вещества способны к электроокислению).
Вторым вспомогательным электродом служит практически не поляризующийся ртутный
электрод с большой поверхностью. Можно использовать также твердые электроды, например
платиновые, причем поверхность поляризующегося электрода должна быть в тысячи раз
меньше поверхности вспомогательного электрода.
Полярографический метод анализа обладает большой чувствительностью и дает возможность
определять вещества при очень незначительной (до 0,0001%) концентрации их в растворе.
Для выполнения анализа достаточно 3—5 мл раствора; количество раствора можно
уменьшить до 0,1—0,5 мл. Проведение анализа на авторегистрирующих полярографах
занимает около 10 мин.
Полярография широко используется в медико-биологических исследованиях для
качественного и количественного определения в биологических объектах и лекарственных
препаратах неорганических и органических электролитов, белков, гормонов, витаминов и
других веществ, для определения степени насыщения крови кислородом, состава
выдыхаемого воздуха, для определения вредных веществ в воздухе промышленных
предприятий. При ряде заболеваний (злокачественные опухоли, лучевая болезнь и др.)
высота полярографической волны сыворотки крови и ее безбелкового фильтрата
претерпевает заметные изменения, что может быть использовано для разработки новых
методов диагностики и для определения эффективности лечения.
БИОСЕНСОРЫ
Под термином "биосенсор" следует понимать устройство, в котором чувствительный слой,
содержащий биологический материал, непосредственно реагирующий на присутствие
определяемого компонента, генерирует сигнал, функционально связанный с концентрацией
этого компонента. Конструктивно биосенсор представляет комбинированное устройство,
состоящее из двух преобразователей - биохимического и физического, находящихся в тесном
контакте друг с другом. Биохимический преобразователь выполняет функцию
биологического элемента распознавания, преобразуя определяемый компонент, а точнее,
информацию о химических связях, в физическое или химическое свойство или сигнал, а
физический преобразователь это свойство фиксирует с помощью специальной аппаратуры.
Принципы конструирования биосенсоров.
Любой биосенсор состоит из двух принципиальных функциональных элементов:
биоселектирующей мембраны, использующей раз-личные биологические структуры, и
физического преобразователя сигнала (трансдьюсера), трансформирующего
концентрационный сигнал в электрический. Для считывания и записи информации
используют электронные системы усиления и регистрации сигнала. В качестве
биоселектирующего материала используют все типы биологических структур: ферменты,
антитела, рецепторы, нуклеиновые кислоты и даже живые клетки
Существует большое разнообразие физических трансдьюсеров: электрохимические,
спектроскопические, термические, пьезоэлектрические, трансдьюсеры на поверхностных
акустических волнах и т.п. В настоящее время наибольшее распространение получили
электрохимические преобразователи.
Наличие в устройстве биоматериала с уникальными свойствами позволяет с высокой
селективностью определять нужные соединения в сложной по составу смеси, не прибегая ни
к каким дополнительным операциям, связанным с использованием других реагентов,
концентрированием и т.д. (отсюда и название - безреагентные методы анализа).
Первое упоминание об аналитический устройствах на основе ферментов или
ферментсодержащих материалов появилось сравнительно недавно, в 60-х годах нашего
столетия. Затем в обиход вошло понятие "биосенсор" или "биочип". Это важное событие в
науке. Здесь отражаются глубокие причины, связанные с так называемыми интеграционно-
синтетическими процессами в науке, приводящими к появлению новых знаний.
Функционально биосенсоры сопоставимы с датчиками живого организма - биорецепторами,
способными преобразовывать все типы сигналов, поступающих из окружающей среды, в
электрические. Наибольшее распространение сейчас получили биосенсоры на основе
ферментов. Среди таких устройств различают субстратные и ингибиторные биосенсоры. С их
помощью решают различные медико-биологические задачи (например, определение сахара в
крови) и контролируют состояние среды обитания (контроль содержания токсикантов).
Чувствительность ингибиторных биосенсоров чрезвычайно высока, например, возможно
определение остаточных количеств некоторых пестицидов на уровне 0.01 мкг/л и меньше.
По-видимому, самым распространенным в настоящее время является
амперометрический биосенсор на основе иммобилизованной глюкозоксидазы для
определения сахара в крови. Исторически этот биосенсор является самым "древним". В
качестве физического трансдьюсера в нем использован так называемый электрод Кларка. В
настоящее время для определения глюкозы создано наибольшее число различных
биосенсоров, что связано с необходимостью контроля за содержанием сахара в
биологических жидкостях, например в крови, при диагностировании и лечении некоторых
заболеваний, прежде всего диабета.
18) Методы выделения и очистки ферментов. Основные этапы. Способы изучения
эффективности поэтапной очистки до получения гомогенного индивидуального
фермента.
Для разделения и очистки ферментов используются – высаливание, хроматография,
электрофорез, диализ и другие способы.
Высаливание представляет собой метод осаждения нативного белка, основанный на
различной растворимости белков при разной концентрации в растворе солей щелочных и
щелочноземельных металлов. В основном, для разделения белков данным методом
используются сульфата аммония, при воздействии различных концентраций которого,
происходит обратимое осаждение белков. После его удаления белки вновь переходят в
растворенное состояние, сохраняя при этом свои нативные свойства.
Для удаления низкомолекулярных соединений, в частности сульфата аммония после
высаливания, используют диализ. Метод основан на том, что через полупроницаемую
мембрану пропорционально градиенту концентрации проходят низкомолекулярные вещества
и не проходят белки.
Из хроматографических методов, основанных на распределении веществ между
двумя фазами, одна из которых подвижна, а другая неподвижна, для распределения белков
используются:
1. Адсорбционная хроматография, при которой разделение компонентов смеси
белков основано на их различной сорбируемости на твердом сорбенте.
Разновидностью адсорбционной хроматографии является ионообменная
хроматография. В этом случае в качестве неподвижной фазы используются ионообменники –
полимерные органические вещества, содержащие заряженные функциональные группы.
Различают анионообменники (положительно заряженные), например, ДЭАЭ-целлюлоза, и
катионообменники (отрицательно заряженные) – КМ-целлюлоза. Исходя из заряда
выделяемого белка определяют вид ионообменника. Для выделения отрицательно
заряженного белка используют анионообменник, а для положительно заряженного –
катионообменник. При прохождении раствора белка через ионообменную колонку
прочность связывания белка зависит от количества заряженных групп в молекуле. После
проведения хроматографии ферменты, адсорбированные на ионообменнике, можно удалить
(элюировать) буферными растворами с различными значениями ρН. Отбор проб проводят с
помощью коллектора фракций.
2. Распределительная хроматография может осуществляться на бумаге и на
колонках. При ее проведении, в отличии от адсорбционной, твердая фаза служит только
опорой для стационарной жидкой фазы. В качестве стационарной фазы применяют влажный
крахмал или силикагель. Образец растворяют в подходящем растворителе, наносят на
колонку. Разделяемые ферменты, подвергающиеся многократному распределению между
неподвижной стационарной фазой (водный слой) и движущейся фазой (органического
растворителя), с разной скоростью перемещаются ко дну колонки.
3. Гель-хроматография (гель – фильтрация). Метод основан на том, что вещества,
отличающиеся по молекулярной массе, распределяются между неподвижной и подвижной
фазами различным образом. В этом случае хроматографическая колонка заполняется
гранулами пористого полисахаридного вещества (сефадекс, тойоперл и др.), в структуре
которого имеются поперечные связи и формируются сферические гранулы с различной
величиной пор (через них могут легко проходить вода и низкомолекулярные вещества), что
находит отражение в соответствующей маркировке. Разделение ферментов основано на том,
что большие молекулы не проникают во внутреннюю водную фазу геля, являющуюся
стационарной, и остаются снаружи, двигаясь вместе с подвижной фазой вниз вдоль колонки;
небольшие молекулы, напротив, свободно диффундируют внутрь гранул, и соответственно с
меньшей скоростью движутся вдоль колонки. Разница во времени выхода белка с колонки
определяется его молекулярной массой, в силу чего данный вид хроматографии обозначают
как метод молекулярных сит.
4. Аффинная хроматография (хроматография по сродству). Основана на принципе
избирательного взаимодействия фермента с закрепленными на носителе специфическими
веществами – лигандами, которыми могут быть субстраты или коферменты. При этом
благодаря высокой специфичности белков к иммобилизованному лиганду, связанному с
носителем, на колонке остается только один фермент из смеси, остальные – выходят с
элюатом. Фермент, адсорбированный на колонке, можно снять, промыв ее буферным
раствором с измененным pH или ионной силой, а также введением в состав элюента веществ,
ослабляющих связи между белками и лигандами. Метод позволяет выделить заданный белок
с высокой степенью чистоты.
Метод электрофореза основаны на том, что при определенном значении pH и ионной
силы раствора ферментф двигаются в электрическом поле со скоростью, пропорциональной
их суммарному заряду. Ферменты, имеющие суммарный отрицательный заряд, двигаются к
аноду (+), а положительно заряженные – к катоду ( - ). Электрофорез проводят на различных
носителях: бумаге, крахмальном или полиакриламидном геле и других.
Разрешающая способность электрофореза в полиакриламидном геле выше, чем на
бумаге, поскольку в этом случае скорость движения ферментов пропорциональна не только
их суммарному заряду, но и их молекулярным массам. Электрофоретическое разделение
ферментов позволяет изучать их биологические и физические характеристики, а также
выявлять патологические состояния.
Очистка фермента начинается с выделения данного фермента из грубого клеточного
экстракта, содержащего множество других компонентов. Небольшие молекулы удаляются
диализом или гель-фильтрацией, нуклеиновые кислоты осаждаются путем добавления
антибиотиков (стрептомицина) и т.д. Основная проблема—отделить нужный фермент от
сотен химически и физически сходных белков. Если контроль за выделяемым белком
доставляет довольно много хлопот исследователю, о присутствии фермента и его количестве
на всех этапах очистки можно следить по его активности. В общем виде под активностью
понимают количество фермента или биологического материла, содержащего фермент,
которое при определенных условиях катализирует в единицу времени превращение
определенного количества реагента, называемого субстратом. Активность - это изменение
количества субстрата под влиянием фермента в единицу времени. Под изменением субстрата
понимают снижающееся в единицу времени количество субстрата или же увеличивающееся
количество продукта. Понятие "активность фермента" по сути дела идентична понятию
"скорость ферментативной" реакции. Ферментативная активность выражается в единицах
активности. В связи с существованием различных систем единиц исчисления
введена интернациональная (стандартная)единица активности. Она носит символ "U"
(unit-единица) и определяется как 1 мкмоль субстрата/мин. В системе СИ в качестве
единицы ферментативной активности используют "катал" (kat). Катал определяется как 1
моль/сек.
19) Применение ферментов в медицине. Основные принципы энзимодиагностики.
Применение ферментов в качестве лекарственных средств.
Наибольший вклад современная медицинская энзимология вносит в области

 Энзимопатологии

 Энзимодиагностики

 Энзимотерапии
Ферментопатии – нарушение синтеза ферментов, как причина ряда заболеваний. Виды
ферментопатии:

 Наследственные - в основе лежит генетический дефект синтеза определенного


фермента (гликогенозы, агликогенозы – дефицит фермента распада и ресинтеза
гликогена)

 Приобретенные
a) Токсические – избирательное угнетение отдельных ферментных систем
различными ядами, токсинами
b) Алиментарные – в следствие недостатка в суточном рационе белка,
минеральных веществ, гипо и авитоминозов)
Энзимодиагностика
1. Как показатель заболевания
2. С помощью которого ищем
Ферменты играют большую роль в диагностике заболеваний. Изменение активности
ферментов, появление в крови ферментов отсутствующих в норме, служат объективными
диагностическими критериями патологических изменений.
Достоинства ферментодиагностики
a) Высокая специфичность
b) Возможность выявления отклонений на ранних, нередко на доклинических стадиях
заболевания
Определение активность фермента в биологических жидкостях – обязательный компонент
диагностики:

 Инфаркт миокарда – креатинкиназа

 Заболевания поджелудочной – амилаза сыворотки крови и мочи

 Патологии печени – аланинаминотрансфераза

 Врожденная гемолитическая анемия – глюкозо-6-фосфатдегидрогеназа


 Патологии мозга – креатинкиназа

Энзимотерапия
Разработаны лекарственные формы ферментатных препаратов. Широко распространена
заместительная терапия заболеваний ЖКТ (мезим, панкреатин)
Протеазы (трипсин, химотрипсин) – широко применяются лечении

 Воспалительных заболеваний

 Раневого процесса

 Ожогов

 Обструктивных состояниях дыхательной системы

 Косметология – устранение рубцов

 Для похудения – ингибирования липазы


20) Ферменты - объекты лабораторных исследований. Изучение изоферментного
спектра. Ферменты в качестве аналитических реагентов.
Ферменты – объекты лабораторных исследований.
Во всестороннем обследовании больных большое место занимают лабораторные
исследования биологических жидкостей, которые обеспечивают контроль за состоянием
больных в процессе лечения, в том числе важное значение имеет определение активности
ферментов и их количественного состава в том или ином биологическом материале.
Уникальное свойство ферментов ускорять химические реакции может быть использовано для
количественного определения содержания этих биокатализаторов в биологическом
материале (тканевом экстракте, сыворотке крови и т.д.). При правильно подобранных
экспериментальных условиях почти всегда существует пропорциональность между
количеством фермента и скоростью катализируемой реакции, поэтому по активности
фермента можно судить о количественном содержании его в исследуемой пробе.
Измерение ферментативной активности основывается на сравнении скорости химической
реакции в присутствии активного биокатализатора со скоростью реакции в контрольном
растворе, в котором фермент отсутствует или инактивирован.
Исследуемый материал помещают в инкубационную среду, где созданы оптимальные
температура, рН среды, концентрации активаторов и субстратов. Одновременно
осуществляют постановку контрольной пробы, в которую фермент не добавляют. Спустя
некоторое время реакцию останавливают путём добавления различных реагентов
(изменяющих рН среды, вызывающих денатурацию белков и т.д.) и проводят анализ проб.
Для того чтобы определить скорость ферментативной реакции, необходимо знать:

 разность концентраций субстрата или продукта реакции до и после инкубации;

 время инкубации;

 количество материала, взятое для анализа.


Наиболее часто активность фермента оценивают по количеству образовавшегося продукта
реакции. Так поступают, например, при определении активности аланинаминотрансферазы.
Определяя содержание одного из продуктов реакции – пировиноградной кислоты – в пробе
после инкубации и вычитая из этого значения количество пировиноградной кислоты в
контрольной пробе (в неё исследуемый материал добавляется после инкубации), находят
количество продукта реакции, образовавшегося за время инкубации.
Активность фермента можно рассчитывать также исходя из количества израсходованного
субстрата. В качестве примера можно привести способ определения активности α-амилазы –
фермента, расщепляющего крахмал. Измерив содержание крахмала в пробе до и после
инкубации и вычислив разность, находят количество субстрата, расщеплённого за время
инкубации.
Существует большое количество методов измерения активности ферментов,
различающихся по технике исполнения, специфичности, чувствительности.
Чаще всего для определения применяются фотоэлектроколориметрические методы. В
основе этих методов лежат цветные реакции с одним из продуктов действия ферментов. При
этом интенсивность окраски получаемых растворов (измеренная на
фотоэлектроколориметре) пропорциональна количеству образовавшегося продукта.
Например, в процессе реакций, катализируемых аминотрансферазами, накапливаются α-
кетокислоты, которые дают с 2,4-динитрофенилгидразином соединения красно-бурого цвета.
Если исследуемый биокатализатор обладает низкой специфичностью действия, то можно
подобрать такой субстрат, в результате реакции с которым образуется окрашенный продукт.
Примером может служить определение щелочной фосфатазы – фермента, широко
распространённого в тканях человека, его активность в плазме крови существенно меняется
при заболеваниях печени и костной системы. Этот фермент в щелочной среде гидролизует
большую группу фосфорнокислых эфиров, как природных, так и синтетических. Одним из
синтетических субстратов является паранитрофенилфосфат (бесцветный), который в
щелочной среде расщепляется на ортофосфат и паранитрофенол (жёлтого цвета). Для
ферментов, обладающих высокой специфичностью действия, такой подбор субстратов, как
правило, невозможен.
Спектрофотометрические методы основаны на изменении ультрафиолетового спектра
химических веществ, принимающих участие в реакции. Большинство соединений поглощает
ультрафиолетовые лучи, причём поглощаемые длины волн характерны для присутствующих
в молекулах этих веществ определённых групп атомов. Ферментативные реакции вызывают
внутримолекулярные перегруппировки, в результате которых меняется ультрафиолетовый
спектр. Эти изменения можно зарегистрировать на спектрофотометре.
Спектрофотометрическими методами, например, определяют активность окислительно-
восстановительных ферментов, содержащих в качестве коферментов НАД или НАДФ. Эти
коферменты действуют как акцепторы или доноры атомов водорода и, таким образом, либо
восстанавливаются, либо окисляются в процессах метаболизма. Восстановленные формы
этих коферментов имеют ультрафиолетовый спектр с максимумом поглощения при 340 нм,
окисленные формы этого максимума не имеют. Так, при действии лактатдегидрогеназы на
молочную кислоту происходит перенос водорода на НАД, что приводит к увеличению
поглощения НАДН при 340 нм. Величина этого поглощения в оптических единицах
пропорциональна количеству образовавшейся восстановленной формы кофермента. По
изменению содержания восстановленной формы кофермента можно определить активность
фермента.
Флюориметрические методы. В основе этих методов лежит явление флюоресценции,
которое заключается в том, что исследуемый объект под влиянием облучения излучает свет с
более короткой длиной волны. Флюориметрические методы определения активности
ферментов более чувствительны, чем спектрофотометрические. Сравнительно новыми и ещё
более чувствительными являются хемилюминесцентные методы с применением
люциферин-люциферазной системы. Такие методы позволяют определять скорость реакций,
протекающих с образованием АТФ. При взаимодействии люциферина (карбоновой кислоты
сложного строения) с АТФ образуется люцифериладенилат. Это соединение окисляется при
участии фермента люциферазы, что сопровождается световой вспышкой. Измеряя
интенсивность световых вспышек, удаётся определять количества АТФ порядка нескольких
пикомолей (10–12 моль).
Титрометрические методы. Ряд ферментативных реакций сопровождается изменением рН
инкубационной смеси. Примером такого фермента является липаза поджелудочной железы,
которая катализирует реакцию гидратации триолеина до глицерола и олеиновой кислоты.
Образующиеся жирные кислоты могут быть оттитрованы, причём количество щёлочи,
израсходованное на титрование, будет пропорционально количеству выделившихся жирных
кислот и, следовательно, активности липазы. Определение активности этого фермента имеет
клиническое значение.
Манометрические методы основаны на измерении в закрытом реакционном сосуде объёма
газа, выделившегося (или поглощённого) в ходе энзиматической реакции. С помощью таких
методов были открыты и изучены реакции окислительного декарбоксилирования
пировиноградной и α-кетоглутаровой кислот, протекающие с выделением СО2. В настоящее
время эти методы используются редко.
Ферменты — идеальные аналитические реагенты. Для ферментативного
анализа характерны безвредность и высокая специфичность. Например, для определения
глюкозы в биологических жидкостях и тканях используется глюкозооксидаза. Для
количественного определения глюкозы в сыворотке крови используют 2 фермента
— глюко-зооксидазу и пероксидазу:
Глюкоза окисляется под действием глюкозоок-
сидазы с образованием глюконата и пероксида
водорода в эквимолярных концентрациях.
Пероксид водорода легко определяется по реак-
ции окислительной конденсации, которую
ускоряет пероксидаза.
В результате сопряженного действия глюкозоок-сидазы и пероксидазы 2 неокрашенных
субстрата — хлорпроизводное фенола и 4-аминофеназон — превращаются в окрашенный
продукт, концентрацию которого определяют с помощью фотоэлектрокало-риметра.
Высокая эффективность биологических катализаторов и специфичность
их действия делают ферменты идеальными реагентами для аналитической химии. Благодаря
этим особенностям с помощью ферментов обнаруживаются вещества при предельно низкой
концентрации в присутствии множества других соединений. К настоящему времени
созданы искусственные аналитические системы различных конструкций (биосенсоры,
датчики, ферментные электроды, проточные анализаторы), содержащие иммобилизованные
ферменты и клетки и предназначенные для автоматического детектирования продуктов
энзиматического превращения.
Принцип в исследуемом материале содержится неизвестное количество субстрата. Для
его определения вводят фермент, катализирующий превращение только этого субстрата,
создают оптимальные условия реакции (ph, г и др.) И регистрируют скорость реакции (по
образованию продукта или изменению кофермента). Затем определяют концентрацию
искомого субстрата по скорости реакции, используй калибровочный график кроме того,
ферменты применяют в качестве аналитических реагентов для оценки фармакологических
препаратов.
Существуют два общих подхода к аналитическому определению концентрации
реагентов (субстратов) в исследуемой системе. В одном из них ферментативную
реакцию доводят до полного израсходования определяемого вещества (или до установления
в системе равновесия между исходными реагентами и продуктами реакции), регистрируя
при этом изменение какого-либо подходящего физического или химического
свойства системы, и по количеству образовавшегося продукта рассчитывают количество
субстрата в исходном образце. Во втором подходе используют кинетические методы
анализа для определения скорости появления продукта или исчезновения субстрата
в ферментативной реакции и вычисление исходной концентрации субстрата по
соответствующей калибровочной кривой. этот метод применим также для определения
концентрации эффекторов (ингибиторов или активаторов), присутствующих в реакционной
системе. Оба данных подхода были реализованы на практике с применением
иммобилизованных ферментов.

Повышение активности в крови того или иного фермента является весьма ранним
диагностическим тестом. Дополнительное определение изоферментного спектра позволяет
уточнить локализацию патологического процесса, так как каждый орган имеет свой
определенный изоферментный спектр.

В клинической биохимии большое значение имеет показатель активности


аспарататаминотраисферазы и аланинаминотрансферазы. Эти трансаминазы содержатся в
митохондриях и в растворимой фракции цитоплазмы клеток. Роль трансаминаз сводится к
передаче аминогрупп аминокислот на кетокислоту. Коферментом трансаминаз служит
пиридоксальфосфат, производное витамина В6. В крови животных активность обоих
ферментов очень мала, по сравнению с их активностью в других тканях. Однако при
патологиях, сопровождающихся деструкцией клеток, трансаминазы выходят через мембраны
клеток в кровь, где их активность значительно увеличивается по сравнению с нормой.
Несмотря на отсутствие строгой органной специфичности этих ферментов, повышение их
активности наблюдают при гепатитах, мышечных дистрофиях, травмах, при чрезмерных
физических нагрузках на организм, в частности, у спортивных лошадей.

Лактатдегидрогеназа(ЛдГ), гликолитический фермент, катализирующий обратимую реакцию


восстановления пировиноградной кислоты в молочную. ЛдГ состоит из четырех субъединиц
и включает пять изоферментов. Причем в мышечной ткани преобладает изофермент ЛдГ5, в
сердечной мышце ЛдГ1 и ЛдГ2. При остром инфаркте миокарда у больных в сыворотке
крови повышается активность изоферментов ЛДГ1 и ЛдГ2. При паренхиматозном гепатите в
сыворотке крови значительно возрастает активность изоферментов ЛдГ4 и ЛдГ5, тогда как
активность ЛдГ1 и ЛдГ2 снижается.Активность ЛдГ в цельной крови существенно выше
активности фермента в плазме крови. Поэтому даже минимальный гемолиз крови
значительно изменяет активность фермента в плазме, что следует учитывать в лабораторной
работе.

Креатинфосфокиназа(КФК), важную роль играет в энергетическом обмене.


Креатинфосфокиназа необходима для ресинтеза АТФ за счет трансфосфорилирования АдФ с
креатинфосфатом. Креатинфосфат относится к богатым энергией фосфатным
соединениям,которые обеспечивают сокращение мышечного волокна, его расслабление,
транспорт метаболитов в мышечную ткань.

Анализ тканей свидетельствует, что значительная активность КФК имеет место в скелетной
мышце,миокарде, мозге. Сердечная мьшца содержит в основном изофермент ММ и
МВ.Повышение активности изофермента МВ в сыворотке крови пациента свидетельствует о
поражении сердечной мышцы.
21) Применение ферментов в медицине

Ферментныепрепаратыширокоиспользуютвмедицине.
Ферментывмедицинскойпрактикенаходятприменениевкачестведиагностических
(энзимодиагностика) итерапевтических (энзимотерапия) средств.
Крометого,
ферментыиспользуютвкачествеспецифическихреактивовдляопределениярядавеществ. Так,
глюкозооксидазуприменяютдляколичественногоопределенияглюкозывмочеикрови.
Ферментуреазуиспользуютдляопределениясодержанияколичествамочевинывкровиимоче.
Спомощьюразличныхдегидрогеназобнаруживаютсоответствующиесубстраты,
напримерпируват, лактат, этиловыйспиртидр.
Энзимодиагностика
Энзимодиагностиказаключаетсявпостановкедиагнозазаболевания (илисиндрома)
наосновеопределенияактивностиферментоввбиологическихжидкостяхчеловека.
Принципыэнзимодиагностикиоснованынаследующихпозициях:
Определениеактивностиферментоввбиологическихжидкостяхвнастоящеевремяявляетсяобязат
ельнымкомпонентомдиагностики:
Инфарктамиокарда( креатинкиназа, лактатдегидрогеназаиихизоформы )
Заболеванийподжелудочнойжелезы( амилазасывороткикровиимочи)
Патологиипечени( аланинаминотрасфераза, аспартатаминотрансфераза,
лектатдегидрогеназаиееизоформы)
Врожденныхгемолитическиханемий (глюкозо-6-фосфатдегидрогеназа, глутатионредуктаза)
Иммуноферментныйанализ (ИФА) основаннавзаимодействииантигенасантителом,
приэтомодинизнихимеетвсвоемсоставефермент. Приобразованиикомплексаантиген-
антителосодержимоепробирки (илиячейкипланшетки) меняетцветподвоздействиемфермента.
Полученныйрезультатсравниваютсостандартнойцветовойшкалойиопределяютпонейантигени
егоколичество.
Этотспособдиагностикиширокоиспользуютвмедицинедлявыявленияболезнетворныхмикроорг
анизмов (особенновирусов), определенияуровнягормонов, лекарственныхвеществвкрови,
аллергенов, инфекционныхзаболеваний (вирусныхгепатитов, краснухи, гепатита,
цитомегалииидр.), заболеванийиммуннойсистемыизлокачественныхновообразований
Энзимотерапия.
Разработанылекарственныеформыферментныхпрепаратов.
ШирокораспространеназаместительнаятерапиязаболеванийЖКТ (фестал, панкреатин,
мезимфорте).
Протеазы (трипсин, химотрипсин )широкоприменяютсявлечении :
 Воспалительныхзаболеваний
 Раневогопроцесса
 Ожогов
 Обструктивныхсостоянийдыхательнойсистемы
Ингибиторыпротеаз(контрикал, гордокс, трасилол, ингитрил)
занимаютважноеместовлечениедеструктивныхформпанкреатита,
причрезмернойактивностисистемыфибринолизаингибиторыангеотензинконвертирующегофе
рмента – втерапииартериальныхгипертензий.

Специфичность – свойство ферментов


1. Относительная групповая специфичность
- фермент действует на вещества, имеющие определенный вид хим.связи.
Пример: протеазы гидролизируют CO-NH связи
Эстеразы эфирные связи
2. Относительная субстратная специфичность
- фермент катализирует превращение субстрата, принадлежащего к различным
группам хим соединений
3. Абсолютная групповая специфичность
- фермент действует на субстрат, имеющие общие функциональные группы
4. Абсолютная субстратная специфичность
- 1 фермент катализирует только 1 субстрат
( Уреазы расщепляют только мочевину)
5. Стереохимическая субстратная специфичность
- фермент катализирует только 1 из возможных стереоизомеров субстрата
22 Иммобилизованные ферменты, их свойства. Способы иммобилизации. Использование в
аналитических системах для определения содержания метаболитов потенциометрическим,
полярографическим методом.
22) Иммобилизованные фермент, их свойства. Способы иммобилизации. Методы
иммобилизации ферментов
Существует два основных метода иммобилизации ферментов: физический и химический.
Физическая иммобилизация ферментов представляет собой включение фермента в такую
среду, в которой для него доступной является лишь ограниченная часть общего объема. При
физической иммобилизации фермент не связан с носителем ковалентными связями.
Существует четыре типа связывания ферментов:
- адсорбция на нерастворимых носителях;
- включение в поры геля;
- пространственное отделение фермента от остального объема реакционной системы с
помощью полупроницаемой перегородки (мембраны);
- включение в двухфазную среду, где фермент растворим и может находиться только в
одной из фаз.
Адсорбционная иммобилизация является наиболее старым из существующих способов
иммобилизации ферментов, начало ей было положено еще в 1916 г. Этот способ достаточно
прост и достигается при контакте водного раствора фермента с носителем. После отмывки
неадсорбировавшегося белка иммобилизованный фермент готов к использованию.
Удерживание адсорбированной молекулы фермента на поверхности носителя может
обеспечиваться за счет неспецифических ван-дер-ваальсовых взаимодействий, водородных
связей, электростатических и гидрофобных взаимодействий между носителем и
поверхностными группами белка.
Для иммобилизации ферментов в геле существует два основных способа. При одном из
них фермент помещают в водный раствор мономера, а затем проводят полимеризацию, в
результате чего образуется полимерный гель с включенными в него молекулами фермента. В
реакционную смесь часто добавляют также бифункциональные (содержащие в молекуле две
двойные связи) сшивающие агенты, которые придают образующемуся полимеру структуру
трехмерной сетки. В другом случае фермент вносят в раствор готового полимера, который
затем каким-либо образом переводят в гелеобразное состояние. Способ иммобилизации
ферментов путем включения в полимерный гель позволяет создавать препараты любой
геометрической конфигурации, обеспечивая при этом равномерное распределение
биокатализатора в объеме носителя. Метод универсален, применим для иммобилизации
практически любых ферментов, полиферментных систем, клеточных фрагментов и клеток.
Фермент, включенный в гель, стабилен, надежно защищен от инактивации вследствие
бактериального заражения, так как крупные клетки бактерий не могут проникнуть в
мелкопористую полимерную матрицу. В то же время, эта матрица может создавать
значительные препятствия для диффузии субстрата к ферменту, снижая каталитическую
эффективность иммобилизованного препарата, поэтому для высокомолекулярных субстратов
данный метод иммобилизации не применим вообще.
Общий принцип иммобилизации ферментов с использованием мембран заключается в том,
что водный раствор фермента отделяется от водного раствора субстрата полупроницаемой
перегородкой. Полупроницаемая мембрана легко пропускает небольшие молекулы субстрата,
но непреодолима для крупных молекул фермента. Существующие модификации этого метода
различаются лишь способами получения полупроницаемой мембраны и ее природой. Водный
раствор фермента можно включать внутрь микрокапсул, представляющих собой замкнутые
сферические пузырьки с тонкой полимерной стенкой (микрокапсулирование). При двойном
эмульгировании получается водная эмульсия из капель органического раствора полимера,
содержащих, в свою очередь, еще более мелкие капли водного раствора фермента. Через
некоторое время растворитель затвердевает, образуя сферические полимерные частицы с
иммобилизованным в них ферментом. Если вместо водонерастворимого отвердевающего
полимера используются жидкие углеводороды с высокой молекулярной массой, метод
называется иммобилизацией путем включения в жидкие мембраны. К модификациям метода
иммобилизации ферментов с использованием полупроницаемых оболочек относятся также
включение в волокна ( при этом вместо капель, содержащих ферменты, получаются нити) и
включение в липосомы. Применение систем мембранного типа позволяет получать
иммобилизованные препараты с высоким содержанием фермента. Метод, как и предыдущий,
достаточно универсален, т.е. применим как ферментам, так и к клеткам, а также их
фрагментам. Благодаря высокому отношению поверхности к объему и малой толщине
мембраны удается избежать значительных диффузионных ограничений скорости
ферментативных реакций. Основной недостаток мембранных систем - невозможность
ферментативного превращения высокомолекулярных субстратов.
При иммобилизации ферментов с использование систем двухфазного типа ограничение
свободы перемещения фермента в объеме системы достигается благодаря его способности
растворяться только в одной из фаз. Субстрат и продукт ферментативного превращения
распределяются между обеими фазами в соответствии с их растворимостями в этих фазах.
Природа фаз подбирается таким образом, что продукт накапливается в той из них, где
фермент отсутствует. После завершения реакции эту фазу отделяют и извлекают из нее
продукт, а фазу, содержащую фермент, вновь используют для проведения очередного
процесса. Одним из важнейших преимуществ систем двухфазного типа является то, что они
позволяют осуществлять ферментативные превращения макромолекулярных субстратов,
которые невозможны при применении жестких носителей с ограниченным размером пор.
Главным отличительным признаком химических методов иммобилизации является то, что
путем химического взаимодействия на структуру фермента в его молекуле создаются новые
ковалентные связи, в частности между белком и носителем. Препараты иммобилизованных
ферментов, полученные с применением химических методов, обладают по крайней мере
двумя важными достоинствами. Во-первых, ковалентная связь фермента с носителем
обеспечивает высокую прочность образующегося конъюгата. При широком варьировании
таких условий, как рН и температура, фермент не десорбируется с носителя и не загрязняет
целевых продуктов катализируемой им реакции. Это особенно важно при реализации
процессов медицинского и пищевого назначения, а также для обеспечения устойчивых,
воспроизводимых результатов в аналитических системах. Во-вторых, химическая
модификация ферментов способна приводить к существенным изменениям их свойств, таких
как субстратная специфичность, каталитическая активность и стабильность. Химическая
иммобилизация ферментов является искусством, уровень которого определяется, в первую
очередь, умением экспериментатора. Основная задача экспериментатора заключается в
формировании новых ковалентных связей в молекуле фермента при использовании его
функциональных групп, несущественных для проявления его каталитической активности.
При химической модификации фермента его активный центр желательно защищать. При
сопоставлении различных приемов иммобилизации химические методы для
крупномасштабных биотехнологических процессов кажутся малопривлекательными из-за
сложности и дороговизны. В промышленных процессах обычно используются те или иные
методы физической иммобилизации.
Ферменты - вещества белковой природы и поэтому неустойчивы при хранении, а также
чувствительны к тепловым воздействиям. Кроме того, ферменты не могут быть использованы
многократно из-за трудностей в отделении их от реагентов и продуктов реакции. Решить эти
проблемы помогает создание иммобилизованных ферментов. Начало этому методу было
положено в 1916 году, когда Дж.Нельсон и Е.Гриффин адсорбировали на угле инвертазу и
показали, что она сохраняет в таком виде каталитическую активность. Сам термин
"иммобилизованные ферменты узаконен в 1971 году, и означает любое ограничение свободы
передвижения белковых молекул в пространстве.
. Сущность иммобилизации ферментов — прикрепление их в активной форме к
нерастворимой основе или заключение в полупроницаемую мембранную систему.
Прикрепление фермента к носителю осуществляется адсорбционно, химической связью или
путем механического включения фермента в органический или неорганический гель (в
капсулу и т. п.). При этом допускается прикрепление фермента только за счет
функциональных групп, не входящих в активный центр фермента и не участвующих в
образовании фермент-субстратного комплекса. Носитель фермента или матрица может иметь
вид зернистого материала, волокнистой структуры, пластинчатой поверхности, пленок или
тканей, полых волокон, трубочек, капсул и т. д. Имеет значение размер частиц носителя.
Важно иметь большую поверхность, поэтому рекомендуются небольшие частицы диаметром
0,1—0,2 мм. Носитель фермента может быть как природное вещество, так и синтетический
полимер.
Преимущества иммобилизованных ферментов перед нативными предшественниками:
1. Гетерогенный катализатор легко отделим от реакционной среды, что дает возможность
остановить реакцию в любой момент, использовать фермент повторно, а также получать
чистый от фермента продукт.
2. Ферментативный процесс с использованием иммобилизованных ферментов можно
проводить непрерывно, регулируя скорость катализируемой реакции и выход продукта.
3. Модификация фермента целенаправленно изменяет его свойства, такие как
специфичность (особенно в отношении макромолекулярного субстрата), зависимость
каталитической активности от рН, ионного состава и других параметров среды, стабильность
к денатурирующим воздействиям.
4. Можно регулировать каталитическую активность иммобилизованных ферментов путем
изменения свойств носителя действием физических факторов, таких как свет и звук.
Иммобилизовать ферменты можно как путем связывания на нерастворимых носителях, так и
путем внутримолекулярной или межмолекулярной сшивки белковых молекул
низкомолекулярными бифункциональными соединениями, а также путем присоединения к
растворимому полимеру.
Сферы применения иммобилизованных ферментов.
 
В настоящее время известны реакции ферментативного превращения практически всех
основных классов органических соединений. Особенно успешно биокаталитические приемы
применяются в таких процессах, как получение оптически активных аминокислот и других
органических кислот; модификация антибиотиков, стероидов, алкалоидов; синтез пептидов,
простагландинов, олиго- и полинуклеотидов, нуклеозидтрифосфатов; введение
радиоактивной метки в белки, пептиды, аминокислоты и нуклеиновые кислоты; получение
фосфолипидов и переработка растительного липидного сырья; специфическое расщепление
биополимеров и т.д.
 
I. Применение иммобилизованных ферментов в медицине.
Иммобилизованные ферменты – основа одного из главных направлений современной
биотехнологии. Сегодня с их помощью уже производятся в больших количествах многие
важные продукты. В первую очередь это разнообразные биологически активные вещества.
Например, в медицине широко используются индивидуальныеаминокислоты; но при их
химическом синтезе получается смесь природной и неприродной – левой и правой форм
аминокислоты, а организм может усваивать только природную, левую форму. Разделить
такие смеси проще всего с помощью ферментов.
Широко используется в медицине способность ферментов реагировать на строго
определенные вещества – на этом основаны новые, высокочувствительные методы анализа,
применяемые, в частности, в диагностике. Например, если человек болен, то его иммунная
система вырабатывает определенные антитела – с помощью ферментов можно их
определить; обнаруживать и самих возбудителей заболевания.
Ферменты значительно упрощают анализ крови: если сегодня для биохимического анализа
нужно взять целую пробирку крови, то созданный в самые последние годы
иммуноферментный метод позволяет ограничиваться всего одной каплей, чтобы определить
содержание около 50 веществ одновременно.
Иммобилизованные ферменты находят применение и непосредственно как лекарственные
препараты. Группа ученых под руководством академика Чазова Е.И. создали
иммобилизованный ферментный препарат стрептодеказу для растворения тромбов при
лечении инфаркта миокарда. После введения данного препарата тромб, если его захватить
вовремя, почти бесследно исчезает. Это очень важное и серьезное достижение ферментной
технологии.
23) Метод сухой химии

Прообразом систем «сухой химии» могут служить лакмусовые бумажки для определения pH
растворов, разработанные еще в XIX веке. Среди первых диагностических тестов на
твердофазном носителе реактивов были бумажные полоски для качественного определения
сахара в моче, а затем и других ее компонентов. Введение цветных шкал для визуальной
оценки позволило проводить полуколичественные определения. Такие экспресс-тесты в виде
моно- (на один компонент) и политестов (на несколько компонентов) для исследования мочи
(pH, кетоны, глюкоза, белок, билирубин, уробилиноген, эритроциты, гемоглобин, нитриты) и
некоторых компонентов в сыворотке крови (например, мочевина, глюкоза, псевдо-
холинэстераза) выпускаются многими фирмами («Лахема» Чехия, «Рош Диагностикс»,
«Мерк» Германия). Системы «сухой химии» позволяют определить количественно различные
компоненты биожидкостей: субстраты (глюкоза, мочевина, креатинин и т.д.), ферменты
(амилаза, АЛАТ, АСАТ, ЛДГ, липаза, щелочная фосфатаза), ионы (фосфор, кальций аммиак),
лекарства (фенобарбитал, теофиллин и др.). Практически все системы «сухой химии» состоят
из трех основных частей: реактивной, отражательной и подложки. Разработка системы
проводится по двум основным направлениям: с применением импрегнированных волокон и с
использованием многослойных слайдов. В экспресс-тестах первого типа в качестве носителя
используют импрегнированные волокна из чистой альфа-целлюлозы. Реактивы
адсорбируются на носителе путем погружения в раствор и последующим высушиванием. В
диагностических полосках второго типа, представляющих собой многослойные пленки, в
качестве подложки используют негнущийся пластик или другой подобный материал,
который может быть прозрачным или отражающим (перекрестно связанный желатин,
агароза, поливиниловый спирт, алгинат, поливинилпирролидон или ацетат целлюлозы).

В основе метода лежит эффект изменения окраски реакционной зоны тест-полоски в


результате реакции красителя, присутствующего в реакционной зоне с молекулами
исследуемого вещества. Реакционная зона представляет собой пористую полоску,
пропитанную раствором реагентов и высушенную. В состав реагентов входят вещества,
обеспечивающие стабилизацию рН (буфер) и краситель( например, для исследования белка в
моче - тетрабромфеноловый синий). Когда реакционная зона пропитывается исследуемым
веществом, сухие компоненты растворяются, и происходит реакция с компонентами этого
вещество. Рассмотрим на примере исследования белка в моче. Если в моче отсутствует белок,
то реакционная зона остается бесцветной, либо слегка желтоватой, поскольку молекулы
красителя поглощают свет в синей области спектра. Если в пробе мочи, которой
пропитывается реакционная зона, присутствуют молекулы белка, то молекулы красителя
образуют комплексы с последними, и их спектр поглощения сдвигается в красную сторону.
Визуально реакционная зона приобретает зеленый цвет. 

Оценку реакции осуществляют либо с помощью анализатора (отражательного фотометра,


регистрирующего изменение коэффициента отражения света на определенных длинах волн),
либо визуально, соотнося изменение окраски реакционной зоны с цветовой шкалой,
размещаемой обычно прямо на пенале с тест-полосками. Простота метода сделала его
исключительно популярным во всем мире. Сегодня большое число фирм производят
диагностические тест-полоски как для определения белка в моче, так и для ряда других
показателей мочи. Одно из наиболее важных достоинств диагностических тест-полосок
состоит в том, что за одну минуту можно определить до 11 показателей состава и свойств
мочи.
Метод «сухой химии» является полуколичественным из-за довольно большой погрешности
определения концентрации белка в моче. Поскольку реакция протекает в неразведенной
моче, которой пропитывается реакционная зона тест-полоски, влияние интерферентов,
содержащихся в моче, максимально. Визуальная оценка реакции привносит дополнительную
ошибку из-за субъективного восприятия изменения цвета полоски. Но даже при
использовании анализатора мочи – отражательного фотометра, результат измерения остается
полуколичественным. При выполнении исследования с помощью тест-полосок следует также
учитывать, что окраска реакционной зоны не стабильна. Это может быть обусловлено
постепенным высыханием реакционной зоны и, соответственно, изменением концентрации
реагентов. Поэтому регистрация реакции должна проводиться в строго заданный промежуток
времени. Обычно стандартное время оценки реакции для тест-полосок примерно 60 секунд
после смачивания.

Другой важной особенностью, которую следует учитывать при применении тест-полосок для
определения белка в моче, является неодинаковая чувствительность метода к разным типам
белков. Если в случае раствора альбумина надежно регистрируется изменение окраски
тестовой зоны при концентрации 0,1 г/л, то в случае раствора глобулина окраска не
изменяется даже при концентрации 1 г/л. Этот эффект обусловлен различной способностью
бромфенолового синего образовывать комплексы белок-краситель с разными типами белков.
Об этом обстоятельстве лаборатория должна информировать лечащих врачей, которым
передаются результаты исследований проб мочи на белок. 

Преимущества и недостатки систем «сухой химии» и их применения

Системы «сухой химии» являются гибким диагностическим средством для тех ситуация,
когда необходимо получение быстрых и надежных результатов (скорая помощь, полевые
условия, профосмотры, скрининговые обследования, амбулаторные приемы).

К их достоинствам относятся:

 быстрота и простота анализа;

 малый объем биожидкости, необходимый для анализа;

 возможность получения качественных и полуколичественных результатов без


использования оборудований и высококвалифицированного персонала;

 возможность проведения анализа в цельной крови;

 простота обслуживания приборов для количественного определения.

Недостатки систем «сухой химии» являются:

 довольно высокая стоимость анализа;

 зависимость выбора метода от производителя;

 возможность интерференции лекарств.


В некоторых тест-полосках в качестве реагентов используют иммобилизованные ферменты
(искусственно полученный комплекс ферментов с нерастворимым в воде носителем).
Например, реагентные полоски для определения глюкозы.

Принцип реакции: ферментная реакция. Главный компонент тест-полосок –


глюкозооксидаза, каталаза и рН-индикатор, заключенные в желатиновую мембрану. Во время
реакции глюкоза реагирует с глюкозооксидазой, при этом вырабатывается Н2О2, который
реагирует с каталазой, в результате чего высвобождается свободный кислород. При этом
изменяется цвет индикатора. В настоящее время во всех тест-полосках используется
ферментативный метод, так как он имеет ряд преимуществ: высокую специфичность,
чувствительность, короткое время реакции. В различных тест-полосках могут использоваться
разные индикаторы.

Особое внимание:

(a) Так как реакция тест-полосок с сахаром мочи является окислительно-восстановительной


реакцией, то при наличии в образце некоторых сильно восстанавливающих веществ, может
приводить к понижению значений или ложноотрицательным результатам. При высоком
содержании витамина С в

моче результаты могут оказаться заниженными или ложноотрицательными.

(c) В длительно хранящихся образцах мочи сахар мочи может разлагаться бактериями, что
может привести к занижению результатов.

(d) Высокая концентрация кетонов в моче может приводить к ложноотрицательным


результатам,УВ может как завышать, так и занижать чувствительность тест-полосок к сахару,
при наличии в моче больших количеств метаболитов препарата «Левадопа» реакция может
ограничиваться, что приводит к занижению результатов. При загрязнении мочи сильными
окислителями, например, пероксидами или

гипохлоритами, могут наблюдаться ложноположительные результаты.

(e) Так как используемая в тест-полосках реакция ферментативная; результат зависит от


времени и температуры реакции, поэтому время тестирования и указанная температура
должны соблюдаться.

Ряд других показателей, определяемых при помощи метода «сухой химии»:

1. Реагентные полоски для определения кетонов.

Кетоны мочи – продукт обмена жиров, это общее название ацетоацетата, кетона и β-

гидроксибутиловой кислоты.

Принцип реакции в щелочных условиях ацетоацетат, кетон и нитроферрицианид натрия

реагируют в моче, образуя смесь с амарантом. Чувствительность данного метода:


для ацетоацетата 5-10 мг/дл, для кетонов 40-70 мг/дл, β-гидроксибутиловая кислота не

определяется.

Кетоны и ацетоацетат являются летучими веществами, ацетоацетат разлагается до кетона при


нагревании или при загрязнении мочи бактериями, и кетон улетучиваются. Следовательно,
образец мочи должен быть свежим, чтобы не получить заниженные или ложноотрицательные
результаты.

2. Реагентные полоски для определения крови.

Принцип реакции: ферментоподобная пероксидазная активность гема в гемоглобине


катализирует разложение пероксида, при этом вырабатывается кислород, и цвет индикатора
изменяется. Изменение цвета отражает концентрацию крови в моче.

Особое внимание:

(a) Нельзя тестировать мочу женщин во время менструации, так как моча может быть
загрязнена следами крови.

(b) Тест-полоски реагируют не только с эритроцитами, но и со свободным гемоглобином,


потому при разрушении эритроцитов, поэтому результаты тест-полосок не всегда совпадают
с результатами микроскопии, их следует различать.

(c) Наличие в моче фермента теплового шока, миоглобина или некоторых бактерий может

приводить к ложноположительной реакции. Наличие в моче высокой концентрации витамина


С приводит к занижению результатов, следовательно, при тестировании данного параметра
лучше использовать тест-полоски с определением концентрации витамина С.

3. Реагентные полоски для определения уробилиногена и билирубина.

В кислой среде соль диазония реагирует с уробилиногеном, продуцируя азобилирубин, т.о.


изменяя цвет продукта.

Принцип билирубиновой реакции: существуют два типа тест-полосок для билирубина, в


одних билирубин и диметиламинобензальдегид реагируют в кислой среде (билирубин
реагирует с альдегидом,при этом образуются розово-красные продукты реакции). В других
используется соль диазония в кислой среде, билирубин вступает в реакцию с солью диазония
с образованием амарантового азокрасителя.

Клиническое значение: тестирование на билирубин имеет важное значение для диагностики


закупорки желчевыводящитх путей. Уробилиноген более точно отражает функцию печени;
тестирование на билирубин помогает в диагностике желтухи. Тестирование на
порфобилиноген может отражать функцию печени с высокой чувствительностью, поскольку
желтуха не проявляется на ранней стадии вирусного гепатита, при этом порфобилиноген в
моче уже значительно возрастает.
4. Реагентные полоски для определения нитритов.

Принцип реакции: Нитриты мочи реагируют с аминобензоларсоновой кислотой или

сульфаниламидом реагентной полоски в среде аминобензоларсоновой кислоты, образуя соль


диазония, которая вступает в реакцию с нафтилэтилендиамингидрохлорной солью или
тетрагидробензол-хинолином реагентной зоны полоски с образованием розовых
азосоединений.

Клиническое значение: при инфекциях мочевыводящего тракта некоторые бактерии


превращают нитраты, поступающие с пищей, в нитриты. Таким образом, положительный
результат на нитриты свидетельствует о наличии инфекции в мочевыводящих путях, которая,
как правило, вызывается бактерией Еscherichia coli. Если результат положительный, это
указывает на количество бактерий в моче свыше 100 000 в мл.

5. Реагентные полоски для определения лейкоцитов.

Основными реагентами реагентной зоны являются индоловый эфир и соль диазония.

Принцип реакции эстераза нейтрофилов гидролизует индоловый эфир до


диссоциированного гидробензола, который окисляется и реагирует с солью диазония, в
результате чего образуются окрашенные продукты.

Клиническое значение: лейкоциты появляются в моче при воспалениях мочевого тракта.

Особое внимание:

(a) Тест-полоски реагируют только с эстеразой нейтрофилов, но не всех лимфоцитов, а у


больных с трансплантацией почки в моче в основном наблюдаются лимфоциты,
следовательно, результат тест-полоски может быть ложноотрицательным. В таких случаях
должны применяться другие методы тестирования. К тому же при распаде лейкоцитов
эстераза выходит в мочу. При этом результат микроскопии будет отрицательным, а результат
тест-полосок положительным.

(b) загрязнение мочи формальдегидом, а также высокая концентрация билирубина или


некоторых лекарств может приводить к ложным положительным результатам. Присутствие
большого количества белка (выше 5 г/л) или значительных количеств цефалексина,
ципрофлоксацина, гентамицина могут приводить к ложным отрицательным результатам.

6. Реагентные полоски для определения аскорбиновой кислоты.

Принцип реакции: аскорбиновая кислота восстанавливает окисленную форму 2,6-

дихлориндолфенолята в N-фенол-2,6-дихлоро-P-амин фенол. При этом цвет тестовой зоны


меняется с розового до бесцветного.

Клиническое значение:
(a) помогает оценить качество питания пациента.

(b) постоянный повышенный уровень витамина С может быть связан с мочекаменной


болезнью.

Особое внимание:

(a) Некоторые компоненты мочи, например, гидроксибензол и сульфгидрил могут влиять на


результаты, завышая их, в то время как цистеин, гипосульфит могут занижать результаты.

(b) Если в моче содержатся сильные антиоксиданты (витамин С), результаты некоторых
параметров могут оказаться заниженными.

(c) Витамин С нестабилен в щелочной моче, поэтому при долгом хранении результат может
быть ошибочным.
24) Иммуноферментный анализ, принцип, область применения.

Иммуноферментный анализ (ИФА) - лабораторное исследование основаное на высокой


избирательности и специфичности иммунологических реакций “антиген-антитело”. 
Различают несколько десятков модификаций ИФА.Наибольшее распространение получил
твердофазный гетерогенный иммунный анализ - ELISA (enzyme linked immunosorbent assay).
ИФА применяют для двух целей - для определения наличия антигенов возбудителей
различных инфекций,но значительно чаще метод ИФА применяется для определения
наличия антител классов ( IgA IgM IgG)  к антигенам различных возбудителей болезней.С
помощью ИФА можно определить антитела к любой половой инфекции (при
условии,конечно,что организм их выработал) подробнее в статье Иммуный ответ при
половый инфекциях.

Как проводится исследование методом ИФА

Механизм реакции

В основе иммуноферментного анализа лежит иммунная реакция антигена с антителом,а


присоединение к антителам ферментной метки позволяет учитывать результат реакции
антиген-антитело по появлению ферментативной активности или по изменению ее уровня.В
упращенном виде механизм реакции можно представитьследующим образом:

 Первая реакция происходит между определяемым Ig (Ab) и очищенным


антигеном возбудителя (Ag), фиксированным к поверхности лунок
иммунологического планшета
Для выявления образовавшихся иммунных комплексов проводят вторую
иммунологичесую реакцию, в которой в качестве антигена выступает
связавшийся специфический Ig, а в качестве антител к нему — коньюгат,
представляющий собой Ig (Ab) к соответствующему Ig человека,
меченный ферментом -пероксидазой (K)
 
Далее происходит ферментативная реакция, катализируемая ферментной
частью молекулы коньюгата.Субстратом данной реакции служит
бесцветное вещество — хромоген, который в ходе реакции образует
окрашенное вещество. Интенсивность окраски в лунке определенным
образом зависит от количества содержащихся в пробе иммуноглобулинов.

Подсчет результатов

После остановки реакции проводят


фотометрирование лунок с помощью специальных
 отрицательный приборов.для учета результатов используют
результат - отсутствие специальные приборы.При сравнении со значений
окрашивания оптической плотности контрольных проб проводят
математическую обработку результатов анализа.
Чем выше оптическая плотност в данной ячейки,
тем большее количество специфических антител
содержится в пробе
положительный
результат
окрашивание

Проведение иммуноферментного анализа

Для серодиагностике используются 96 луночные полистирольные планшеты, на стенках


ячеек которых заранее адсорбируется антиген. Исследуемая сыворотка вносится в ячейку
планшета. При этом гомологичные антигену антитела прикрепляются к нему. Не
прикрепившиеся антитела удаляются промыванием. Далее в ячейки вносят антитела против
иммуноглобулинов (антител) человека, меченные ферментом. Если в исследуемой сыворотке
присутствовали определяемые антитела, то они на этом этапе выступят в роли антигенов, с
которыми прореагируют меченные антитела. Добавление после промывки хромогенного
вещества (красителя) позволит учесть реакцию по развивающемуся окрашиванию в ячейках.
Интенсивность окраски при этом пропорциональна количеству фермента, а следовательно
количеству антител.При измерении оптическую плотности (ОП) жидкости в ячейке и
сравнивании ее с контрольным образцом подсчитывается концентрация антител в единицах
объема.Наиболее часто применяется подсчет результатов в единицах оптической
плотности.Надо учитывать,что для каждой тест-системы есть свои показатели учета
результатов и показатели нормы и патологии на которые надо ориентироваться при
интерпретации результатов.

Какие инфекции можно выявить методом ИФА

В основном в современной венерологии применяется для диагностики сифилиса (в комплексе


с другими реакциями),ВИЧ-инфекции,вирусных гепатитов.Имеет ограниченное значение для
диагностики хламидийной инфекции,цитомегаловирусной инфекции и других герпетических
инфекций.Метод ИФА используется также для определения антител при различных
инфекционных заболеваниях,уровня гормонов,аутоантител и различных маркеров
онкологических заболеваний.

Определение наличия и уровня антител в крови не рекомендуется


примененять для первичной диагностики инфекций,передающихся
половым путем.Единственное исключение - по результатам ИФА
возможно рспознавание сифилиса в комплексе с реакцией
микропреципитации .Но необходимо отметить, что наличие антител в
сыворотке крови может свидетельствовать только о контакте
организма с возбудителем.в настоящее время или в прошлом.

Как интерпретировать результаты ИФА

Исследование наличия и уровня антител различных классов в некторых случаях помогает


определить стадии инфекционного процесса

Стадия заболевания  IgM  IgA  IgG


Первичная фаза   -  +  -
(2 недели от инфицирования)
Первичная фаза
+ +  -
( 2,5 - 3 недели от инфицирования)
Первичная фаза
+ + +
( 3-4 недели от инфицирования)
Обострение хронической фазы
- + +
( 2 недели от начала обострения)
Хроническая фаза - +/- +
Прошедшая (излеченная инфекция) - - +
снижение титра в снижение титра в
2-4 раза после 4-8 раз через 1-1.5
Выздоровление - успешного мес после
лечения успешного
  лечения
Отрицательный результат - - -

К сожалению,такое важное преимущество ИФА, как количественное определение антител не


имеет большого значения в практической работе - т.е. не позволяет точно установить диагноз
и не влияет на дозировку и сроки назначения лекарственных средств.

Какая роль метод ИФА в диагностике сифилиса

Метод ИФА в диагностике сифилиса был впервые применен в 1975 год.В настоящее время он
широко применяется для серологической диагностики сифилиса в России и используется как
потверждающий тест на сифилис.Обычно проводят исследование,выявляющее так
называемые суммарные антитела к антигенам бледной трепонемы (IgM и IgG),хотя в
отдельных случаях возможно и определение только "ранних" антител класса М.ИФА при
сифилисе становится положительным после 3 недели с момента инфицирования и остается
положительным довольно длительное время даже после лечения (иногда всю жизнь).Поэтому
как тест,подтверждающий излечение сифилиса,ИФА не используется.В большинстве случаев
проводится только качественное определение ИФА - т.е. только положительный или
отрицательный результат,хотя возможно и количественное определение.
25) Витамины. Общие признаки. Классификация. Гипервитаминозы. Антиитамины.
Экзогенные и эндогенные причины витаминозной недостаточности.
Витамины — низкомолекулярные органические вещества разнообразной
химической природы, необходимые для обеспечения нормальной жизнедеятельности
организма.
Общие свойства витаминов:
 биосинтез в организме человека и животных, как правило, невозможен или ограничен;
 не выполняют ни энергетической, ни пластической функции;
 главная роль — регуляция метаболических и физиологических процессов;
 большинство витаминов в виде коферментов входят в состав ферментных систем,
участвующих в углеводном, липидном, белковом и других видах обменов;
 являются пищевыми факторами, причем присутствуют в пищевых продуктах в очень
небольших количествах (суточная потребность их измерятся в милли- или
микрограммах);
 отсутствие или недостаток в пищевом рационе приводит к развитию специфических
заболеваний, которые подлежат излечению только путем введения соответствующих
витаминов.
В виду чрезвычайного многообразия химического строения нет единого
принципа, лежащего в основе современной классификации витаминов. Она включает
физико-химические свойства витаминов (растворимость), буквенное обозначение,
химическую природу, указание основного биологического эффекта.

Таблица 3
Классификация витаминов
Б Х Б К Ф
уквенное имическое иологичес офермент изиологич
обозначен название ки ы еское
ие активные название
формы
Жирорастворимые витамины
А Ре Ре А
тинол тинол, нтиксероф
ретиналь, тальмичес
ретиноева кий
я кислота
D К 1, А
альциферо 25- нтирахити
лы Дигидрок ческий
сикальци
ферол
Е Т α, А
окоферол β,γ,δ- нтистерил
ы токоферол ьный
ы,
токотриен
олы и их
эфиры
К Н Ф А
афтохино илохинон нтигеморр
ны (К1) агический
М
енахинон
(К2)
Водорастворимые витамины
В1 Т Т А
иамин иамина нтиневрит
дифосфат, ный
тиамина
трифосфа
т
В2 Р Ф В
ибофлави МН, ФМН итамин
н · Н2; ФАД, роста
ФАД · Н2
В3 П П
антотенов антотеин
ая кислота —4—
фосфат,
КоА,
дефосфо-
КоА
В5 Н Н А
(РР) иацин АД +; нтипеллар
НАД · Н2; гический
НАДФ ·
Н2; НАДФ
+
В6 П П А
иридокси АЛФ, нтидермат
н ПАМФ итный
В9 Ф Т Ф
(Вс) олацин етрагидро актор
(фолиевая фолиевая роста
кислота) кислота и
ее
производн
ые с
одноуглер
одными
радикалам
и
В1 Ц М А
2 ианокобал етилкобал нтианеми
амин амин, ческий
дезоксиад
енозилкоб
аламин
Н Б К А
иотин арбоксиби нтисеборе
отин йный
С А А А
скорбинов скорбинов нтицингот
ая кислота ая кислота ный

Кроме витаминов выделяют витаминоподобные вещества, которые обладают


витаминными свойствами, но частично синтезируются в организме. К ним относятся:
холин, липоевая кислота, пангамовая кислота, инозит, убихинон, карнитин,
парааминобензойная кислота, S-метилметионин (фактор U-антиязвенный),
эссенциальные высшие жирные кислоты (олеиновая, линолевая, линоленовая,
арахидоновая) — витамин F.

4.3. Нарушение баланса витаминов в организме

Дисбаланс витаминов в организме может существовать в нескольких формах:


 гиповитаминоз — частичный недостаток витаминов;
 авитаминоз — абсолютный дефицит витамина;
 полигиповитаминоз — недостаток нескольких витаминов в организме с
биохимическими и клиническими признаками нарушений;
 гипервитаминоз — избыточное накопление витаминов в организме с биохимическими
и клиническими признаками нарушений.

4.4. Причины витаминной недостаточности

Различают экзогенные и эндогенные причины гиповитаминозов.

К экзогенным причинам относятся:


 недостаток витаминов в пищевых продуктах (неправильный сбор — недозревшие
овощи и фрукты; неправильное хранение; неправильная кулинарная обработка —
кипячение молока, например, на 60-70% снижает содержание витаминов В1, В2, В6, С);
 неправильный пищевой рацион (монотонная, бедная витаминами пища; недостаток
белка в пище — дефицит белка-акцептора, связывающего и удерживающего витамин в
организме);
 длительное лечение сульфаниламидами, антибиотиками, приводящие к изменению
состава нормальной микрофлоры кишечника (дисбактериозу);
 курение и алкоголизм (особенно витамина В1);
 длительный период естественного вскармливания у детей 1 года жизни без прикорма
(в грудном молоке недостаточное содержание витамина Д и С, особенно зимой и
ранней весной);
 недоношенность — только в конце гестации в печени плода формируется депо
витаминов (А, Д, Е), преждевременные роды лишают ребенка этих запасов.
Среди эндогенных причин следует выделить:
 воспалительные процессы в желудке, кишечнике (гастриты, энтероколиты) —
нарушение всасывания витаминов;
 глистные инвазии;
 патология печени — нарушение депонирования и превращения витаминов в активные
метаболиты, нарушение всасывания жирорастворимых витаминов следствие
недостатка или нарушения желчеотделения;
 повышенная потребность в витаминах (беременность, период полового созревания,
экстремальные ситуации — экзаменационная сессия, интенсивная физическая работа).
Причиной гиповитаминозов может служить поступление в организм веществ
— антивитаминов .
Антивитамины -вещества, вызывающие в силу специфики своего действия,
снижение или полную потерю биологической активности витаминов. По механизму
действия выделяют 2 группы антивитаминов:
 антивитамины со структурой, сходной по строению с нативным витамином; действие
основано на конкурентном антагонизме;
 антивитамины, вызывающие модификацию химической структуры витамина, что
приводит к снижению или полному исчезновению биологического эффекта
витаминов.
26) Водорастворимые и жирорастворимые витамины. Биотрансформация их в
организме. Коферментные функции витаминов. Примеры

Витамины – низкомолекулярные органические вещества разнообразной химической


природы, необходимые для обеспечения нормальной жизнедеятельности организма.
Все витамины делятся на 2 типа: жирорастворимые и водорастворимые.
Жирорастворимые витамины – витамины, легко растворяющиеся в жире. К ним относятся
витамины A, D, Е, К.
Водорастворимые витамины – витамины, легко растворяющиеся в воде. К ним относятся
витамины В1, В2, В3, В5(PP), В6, В9, В12, Н, С.
Биологическая роль витаминов в процессах биотрансформации и взаимодействия их с
ксенобиотиками в организме реализуется различными путями. Ксенобиотики, в том числе и
лекарственные средства, могут нарушать усвоение витаминов в организме и превращать их в
антагонистов некоторых витаминов. Установлено, что некоторые антикоагулянты
(препятствующие свертыванию крови) - это антивитамины витамина К. Кроме
непосредственной биохимической роли в процессах биотрансформации ксенобиотиков
витамины А, Е, С обладают защитной противоокислительной функцией и участвуют в
предупреждении токсических последствий воздействия чужеродных веществ на организм.
Это подтверждается наблюдениями ученых-профпатологов, выявивших снижение
обеспеченности витаминами организма рабочих различных производств, контактирующих с
вредными химическими веществами.
Активной коферментной формой витамина В1 является тиаминдифосфат, который входит в
состав пируватдегидрогеназного комплекса и альфа – кетоглутаратдегидрогеназного
комплекса, тиамин является коферментом транскетолазы – ключевого фермента
неокислительной фазы пентозофосфатного пути, который служит источником рибозо -5-
фосфата и НАДФН2.
Витамин В2 входит в состав флавинмононуклеотида и флавинадениннуклеоида. Они
участвуют в построении флавопротеинов, участвующих в тканевом дыхании, а так же окидаз
L и D аминокислот, глицин-оксидазы, альдегидоксидазы.
Витамин В3 входит в состав КоА. Выполняет следующие функции:
1)окисление и биосинтез высших жирных кислот
2)синтез фосфолипидов
3) синтез холестерина и других стероидных соединений
4) синтез кетоновых тел
5) окислительное декарбоксилирование пирувата и альфа- кетоглутарата
6) образование цитрата
7) синтез ацетилхолина
8) биотрансформация чужеродных соединений
9) обезвреживание биогенных аминов
Витамин РР входит в состав НАД и НАДФ. Они выполняют следующие функции:
1) Окисление важнейших энергетических субстратов
2) Превращение субстратов в интегрирующем основные виды обмена цикле кребса
3) Терминальную фазу биологического окисления
4) Обезвреживание ксенобиотиков
5) Восстановленная форма НАДН2 является донором водорода в процессах синтеза
высших жирных кислот
6) Участие в регуляции синтеза нуклеиновых кислот
Коферментной формой витамина В6 является пиридоксальфосфат:
1)регулирует образование биогенных аминов
2) обеспечивает синтез никотинамида из триптофана, образование коферментов НАД, НАДФ
3) участвует в изомеризации аминокислот
4) участвует в синтезе пуриновых и пиримидиновых оснований
5) регулирует переход фосфорилазы В в А.
Коферментной формой витамина В9 является 5,6,7,8-тетрагидрофолиевая кислота. Она
является кофактором ряда ферментов, участвующих в транспорте одноуглеродных остатков,
тормозит активность ксантиноксидазы и способствует сохранению пуриновых оснований и
их повторному использованию в организме, способствует соединению гемма с белковой
частью гемопротеинов, стимулирует эритропоэз, лейкопоэз, тромбоцитопоэз.
Коферментными формами витамина В12 являются метилкобаламин и 5-
дезоксиаденозилкобаамин. Они входят в состав ферментов,катализирующих процессы
трансметилирования и переметилирования, обеспечивает синтез менионина, ацетата, катализ
превращения метилмалоновой кислоты в янтарную, утилизация пропионовой кислоты.
Кобаламин входит в состав, восстанавливающей фолиевую кислоту и тетрагидрофолиевую.
Этот витамин В12 активирует процессы кроветворения и регенерации тканей. Он необходим
для образования дезоксирибозы синтезе ДНК, для завершения созревания эритроцитов.
27) Витамин Е,токоферол,антистерильный

В настоящее время известно 8 природных соединений ,обладающих био активностью вит Е


:альфа,бета,гамма,сигма-токоферолы и 8-метилтокотриенол.
В их струкрутре имеется аром. Спирт токол и боковая изопреноидная цепь,котоая у
токоферолов полностью гидролизована. Различные токоферолы отличаются друг от друга
числом расположения метильных группв бензольном кольце. Самый активный- альфа-
токоферол.
Источники
Растительные масла: подсолнечное, хлопковое, кукурузное; семечки яблок, орехи (миндаль,
арахис), турнепс, зеленые листовые овощи, злаковые, бобовые, яичный желток, печень,
молоко, овсянка, соя, пшеница и ее проростки.
Травы, богатые витамином Е: одуванчик, люцерна, льняное семя, крапива, овес, лист
малины, плоды шиповника.
Суточная потребность = дети до 1 года жизни - 0,5 мг/кг (обычно полностью получают с
молоком матери), взрослые - 0,3 мг/кг.
Симптомы гиповитаминоза
Первым и наиболее ранним признаком, проявляющимся довольно быстро при
недостаточном поступлении с пищей витамина Е и избыточном поступлении
ненасыщенных жирных кислот, является мышечная дистрофия. Дистрофия скелетных
мышц считается наиболее универсальным проявлением авитаминоза Е. Наиболее тяжелые
поражения отмечаются в диафрагме. Мышечные волокна подвергаются распаду, а в
некротизированных волокнах откладываются соли кальция.
В печени при авитаминозе Е описаны некрозы, жировая дистрофия, расширение
синусоидов, уменьшение содержания гликогена.
Недостаточность также может провоцировать сокращение длительности жизни красных
кровяных клеток (эритроцитов). Исследования на животных доказывают, что при дефиците
витамина Е могут также страдать сердечная мышца и репродуктивные функции организма.
Биороль
1. Альфа-токоферол является наиболее мощным природным антиоксидантом.угнетающим
свободно-радикальные процессы,защищает ненасыщ жир кислоты от
пероксидации,клеточные и субклеточные мемраны от повреждения
2. 2 повышает биологическую активность вит А,увеличивает эффективность тканевого
дыхания
3. Стимулирует синтез гемма,синтез
гемоглобина,моиглобина.цитохромов,каталазы,пероксидазы
28) Витамин А, ретинол, антиксерофтальмический

Витамин А представляет собой циклический непредельный одноатомный


спирт, состоящий из β-иононового кольца и боковой цепи из двух остатков изопрена и
первичной спиртовой группы. Витамин А имеет 3 формы: А1, А2 и цисформу А1.
Витамин А2 имеет дополнительную двойную связь в кольце β-ионона.
В организме ретинол (спиртовая форма) превращается в ретиналь
(альдегидную форму) и ретиноевую кислоту. В печени витамин А может
депонироваться в виде более устойчивых сложных эфиров с уксусной и
пальмитиновой кислотами (ретинилацетата и реинилпальмитата).

Источники витамина .потребность.

Продукты животного происхождения: печень (свиная, говяжья; особенно


богата витаминами А печень океанических рыб, рыбий жир), желток яиц, сливочное
масло, сметана, цельное молоко.
Растительные продукты с высоким содержанием β-кератинов: облепиха,
плоды шиповника, морковь, томаты, перец, абрикосы.
Суточная потребность в витамине А для взрослого человека 1,5 мг (500 МЕ)
или 2-5 мг β-кератина.
Провитамины.
Провитамином А являются каротины растений: α, β, γ- каротины. Наибольшей
активностью обладает β-каротин. Особенно богаты β-каротинами облепиха,
шиповник, морковь, тыква, абрикосы, персики, шпинат, петрушка

4.7.1.2. Картина гипо- и авитаминоза

Наиболее ранним и специфическим симптомом является гемералопия —


ночная слепота («куриная» слепота) — потеря остроты зрения в сумерках при
нормальной функции зрения днем.
Специфично также поражение глазного яблока — ксерофальмия (сухость
роговицы вследствие закупорки слезного канала), которая может осложниться
кератомаляцией (изъявлением и размягчением роговицы).
Характерными симптомами являются также:
 поражение эпителия кожи (вследствие нарушения процессов роста и
дифференцировки — развивается пролиферация и патологическое его ороговение) —
сухость, шелушение кожи, фолликулярный гиперкератоз;
 поражение эпителия желудочно-кишечного тракта, дыхательной и мочеполовой
системы;
 похудание, общее истощение организма.

Гипервитаминоз
Возможен при употреблении в пищу продуктов, содержащих очень много
витамина А — печень белого медведя, тюленя, моржа.
Очень редко наблюдается острый гипервитаминоз А у детей, когда по ошибке
вместо рыбьего жира дают ложками концентрированный раствор ретинола. Чаще
встречается постепенно развивающийся гипервитаминоз вследствие длительного
приема доз, превышающих суточную потребность.
При гипервитаминозе А наблюдаются:
 упорные головные боли, головокружения, тошнота, рвота, связанные с
гиперпродукцией спинномозговой жидкости и повышением внутричерепного
давления;
 нарушение функции печени и почек;
 снижение уровня белков и протромбина в плазме крови;
 сильные боли по ходу костей из-за повышения активности остеокластов.

Биологическая роль витамина:

 в виде 11-цис-рентиналя необходим для синтеза зрительного пурпура родопсина,


обеспечивающего нормальное зрение в условиях слабой освещенности

 трофика, нормальный рост и дифференцировка клеток развивающегося организма


(эмбрион, детский организм) — активирует включение сульфатов в гликаны,
протеогликаны (компоненты соединительной ткани, хрящей, костей);
 является синергистом соматомединов — посредников в действии саматотропного
гормона;
 активирует ферменты, ответственные за дифференцировку клеток покровного
эпителия (кожи, слизистых, роговицы) — предотвращает их ороговение и слущивание,
инфицирование подслизистых тканей, пропитывание слущенных клеток солями
(желчных кислот, мочевой кислоты) и образование конкрементов в желчных и
мочевыводящих путях;
 поддерживает деление клеток иммунокомпетентной системы, нормальный синтез
иммуноглобулинов (секреторного иммуноглобулина А) и других факторов защиты
организма от инфекции (интерферонов, лизоцима).
29) Витамин D, кальциферол, антирахитичекий

Химическая природа
Витамин D- групповое название нескольких веществ, относящихся по химической природе
к стеринам. Имеется 7 форм витамина D. Среди них наиболее активны эргокальциферол (D2)
и холекальциферол (D3).
D2 образуется из растительного предшественника- эргостерина, D3- из 7-
дегидрохолестерина после облучения кожи человека и животных ультрафиолетовыми
лучами.

Функционирует в организме не сам витамин, а его метаболиты. В печени холекальциферол


и эргокальциферол подвергаются гидроксилированию с образованием 25-
гидроксиэргокальциферола, которые являются основной транспортной формой витамина D.
В почках под действием 1-гидроксилазы кальциферолов образуются активные формы
витамина D: 1,25-дигидроксикальциферолы, регулирующие обмен кальция и фосфора в
организме. В организме витамин D накапливается исключительно в жировой ткани.

Картина гипо- и авитаминоза


Гиповитаминоз D у детей приводит к развитию специфического заболевания рахита, для
которого характерно:

 нарушение нормального процесса остеогенеза (задержка сроков прорезывания зубов),


остеомаляция костей и деформация костей черепа- «башенный череп» и костей и
костей конечностей- 0 или Х-образные ноги;
 гипотония мышц (увеличенный живот, задержка в становлении моторных навыков);
 функциональные расстройства нервной системы (гипервозбудимость, поверхностный,
прерывистый сон).

Причины гиповитаминоза у детей:

 недоношенность (недостаточные запасы в печени);


 длительный период грудного вскармливания (в молоке мало витамина D);
 искусственное вскармливание;
 генетическая ферментопатия, препятствующая образованию активных метаболитов
витамина D;
 терапия фенобарбиталом и дифенином- индукторами ферментов печени- детей с
гемолитической анемией (снижается образование 1,25-дигидроксикальциферола);
 недостаточная продолжительность прогулок ребенка (особенно вероятная в осенне-
зимний период) и малый уровень естественного ультрафиолетового облучения.
Гиповитаминоз D у взрослых приводит к развитию остеопороза вследствие вымывания
солей кальция из уже сформировавшейся костной ткани; остеопороз характеризуется
хрупкостью костей, частотой переломов, в том числе спонтанных.

Причины гиповитаминоза D у взрослых:

 недостаточный уровень естественной инсоляции (работа в условиях Арктики и


Антарктики; профессии, связанные с подземными видами работ- шахтеры, горняки);
 обездвиженность, длительный постельный режим;
 старческий и глубокий старческий возраст;
 нарушение секреции желчи (снижается всасывание витамина D).

Гипервитаминоз
При поступлении чрезмерных доз витамина D может развиваться гипервитаминоз (при
передозировке, при лечении ударными дозами, когда за 2-10 дней вводят курсовую дозу).
Кроме того гипервитаминоз D может развиваться у детей:

 при искусственном вскармливании на фоне употребления витаминизированных


витамином D молочных смесей и одновременного ультрафиолетового облучения;
 при проведении специфической профилактики рахита препаратами витамина D в
весеннее-летний период;
 при переходе с естественного на искусственное вскармливание;
 у детей, матери которых во время беременности получали высокие дозы витамина D.

Возможные последствия гипервитаминоза D:

 патологическая деминерализация костей, переломы;


 кальциноз почек, сосудов, сердца, легких с развитием функциональной
недостаточности органов(например, почечная недостаточность);
 поражение ЦНС- от вялости и сонливости до резкого беспокойства и судорог;
 кроме того, у детей возможен ранний краниостаз и преждевременное закрытие точек и
зон роста костной ткани.

Биологическая роль витамина:


повышение проницаемости эпителия кишечника для кальция и фосфатов;
фиксация и мобилизация кальция в костной ткани (активация синтеза остеокальцина, белка,
связывающего кальций, коллагена, щелочной фосфатазы);
синтез белковой стромы костей и нормальная минерализация костной ткани;
усиление реабсорбации кальция, фосфатов почечных канальцах;
поддержание нормального уровня кальция в крови.

Источники витамина.
Продукты животного происхождения (D3): сливочное масло, желток яиц, жиры, печень,
особенно печень океанических рыб, рыбий жир. Продукты растительного происхождения (D2
): растительные масла, дрожжи.
Суточная потребность в витамине D для детей – 500-1000 МЕ (12-25 мгк); для взрослых
достаточны минимальные количества.
30) Витамин K. Источники, потребность. Роль в обеспечении гемостаза.
Антивитамины как лекарственные препараты.
Витамин К, нафтохиноны, антигеморрагический

Химическая природа
К группе витаминов К относятся два типа нафтохинонов с боковой изопреноидной цепью: К1
— филлохиноны, К2 — менахеноны. В основе циклической структуры обоих витаминов лежит
кольцо 1,4 — нафтохинона. Синтетические препараты витамина К — викасол, менадион —
являются производными 2-метил-1,4-нафтохинона, лишенными боковой цепи (получили
обозначение К3).

Гиповитаминоз
При дефиците витамина К развивается геморрагический синдром: повышенная
кровоточивость, особенно при травмах, оперативных вмешательств; самопроизвольные
капиллярные и паренхиматозные кровотечения. У взрослых в норме кишечная микрофлора
полностью обеспечивает организм витамином К. У грудных детей причиной гиповитаминоза
может служить недостаток витамина в пище.
Причинами гиповитаминоза К являются:
1.подавление деятельности нормальной микрофлоры кишечника (массивная терапия
антибиотиками, сульфаниламидами);
2.патология печени и желчевыводящих путей (нарушение образования желчных кислот,
необходимых для всасывания витаминов; нарушение образования активных форм витамина
К, его депонирования, синтеза ряда белков — факторов свертывания крови);
3.у грудных детей — недостаток витамина К в материнском молоке.

Биологическая роль витамина


Витамин К является стимулятором синтеза белков — факторов свертывания крови:
II — протромбина;
VII — проконвертина;
IХ — фактора Кристмаса;
X — фактора Стюарта-Прауэра.
Витамин К необходим для карбоксилирования глутаминовой кислотой в указанных
прокоагулянтах. Только после карбоксилирования глутаминовой кислоты данные белки
начинают функционировать. При недостатке витамина К в крове циркулируют
некарбоксилированные, неактивные предшественники прокоагулянтов.

Антивитамины витамина К
Мощным структурным антагонистом витамина К является природное вещество дикумарол,
на основе которого создана группа фармакологических средств, обладающих свойствами
антикоагулянтов: дикумарин, неодикумарин, синкумар (препараты кумариного ряда). Они с
успехом применяются в лечении и профилактике тромбозов и тромбоэмболий.
Источники
Витамин К1 содержится в растениях: шпинате, цветной капусте, плодах шиповника,
ягодах рябины, хвое, зеленых листьях каштана, крапиве.
Витамин К2 синтезируется кишечной микрофлорой, преимущественно B. fragilis и
некоторыми видами B. coli.
Суточная потребность взрослого человека примерно составляет 2 мг (точная
потребность не установлена, поскольку он синтезируется микрофлорой кишечника).
31) Витамин В1, тиамин, антиневритный

Химическая природа
В химической структуре тиамина содержатся два кольца — пиримидиновое (с аминогруппой)
и тиазоловое, включающее атом серы.
Тиамин, всасываясь из кишечника, фосфорилируется в печени до тиаминмонофосфата,
тиаминдифосфата, тиаминтрифосфата. Основной активной формой является тиаминдифосфат
(тиаминпирофосфат). Примерно половина всего тиамина локализуется в мышцах, около 40%
- во внутренних органах, преимущественно в печени.

Картина авитаминоза
При отсутствии или резком дефиците тиамина развивается заболевание бери-бери.
Специфические симптомы связаны с нарушением функций:
 нервно-мышечной системы — постепенное снижение чувствительности, угасание
периферических рефлексов, боли по ходу нервных стволов, парезы, при усугублении
процесса параличи с выраженной мышечной слабостью и атрофией скелетных мышц;
расстройства высшей нервной деятельности (потеря памяти, страх, снижение
интеллекта);
 сердечно-сосудистой системы (тахикардия, нарушения сердечного ритма, дилятация
сердца, прогрессирование сердечной недостаточности — отеки, одышка);
 пищеварительной системы — нарушение моторной и секреторной функции желудка,
кишечника (потеря аппетита, атония, диарея, снижение секреции соляной кислоты).
Заболевание распространено в странах Юго-Восточной Азии, где большая часть населения
питается в основном рисом.
К недостатку витамина В1 приводит неправильное составление рациона, особенности
кулинарной обработки:
 употребление «полированного» риса, хлебных продуктов из муки только высшего
качества;
 кипячение, выпечка, добавление в выпечку гидрокарбоната натрия (высокая
температура способствует снижению активности витамина В1, а в щелочной среде
тиамин разрушается практически полностью).

Биологическая роль витамина


Тиаминдифосфат входит в состав пируватдегидрогеназного и α-
кетоглутаратдегидрогеназного комплексов, обеспечивающих окислительное
декарбоксилирование кетокислот. Поэтому он участвует в регуляции углеводного обмена,
способствует утилизации глюкозы, пировиноградной, в связи с этим молочной, кислот,
кетоновых тел, ликвидации метаболического ацидоза.
Тиамин является коферментом траскетолазы — ключевого фермента неокислительной
фазы пентозофосфатного пути, который служит источником рибозо-5-фосфата и НАДФ · Н2.
Отсюда незаменимая его роль в синтезе нуклеотидов и нуклеиновых кислот, высших жирных
кислот, стероидов, фосфолипидов.
Витамин В1 является естественным ингибитором ацетилхилинэстеразы; тем самым он
способствует поддержанию оптимального количества ацетилхолина и эффективности
нервно-мышечной передачи. В ЦНС тиаминдифосфат необходим для нормальной активности
γ-аминомасляной кислоты, серотонина (при недостатке тиамина поэтому нарушается память,
развиваются психические отклонения).
Источник витамина
Продукты растительного происхождения: оболочки и зародыши семян злаков, отруби, хлеб
грубого помола, горох, фасоль.
Продукты животного происхождения: печень, почки, сердце.
Суточная потребность — 1,5-2 мг.
32) Витамин В2, рибофлавин, фактор роста

Химическая природа
В основе молекулы рибофлавина лежит гетероциклическое соединение —
изоаллоксазин, сочетающее бензольное, пиразиновое и пиримидиновое основания, к
которому присоединен пятиатомный спирт рибитол.
Рибофлавин хорошо растворим в воде, устойчив в кислых растворах, легко
разрушается в нейтральной и щелочной среде.
Рибофлавин входит в состав двух коферментов: флавинмононуклеотида (ФМН)1 и
флавинадениндинуклеотида (ФАД).

Картина авитаминоза
Ранними признаками недостаточности рибофлавина в организме являются нарушения
функции ЦНС: изменение настроения, депрессия. Затем возникают специфичные для
авитаминоза В2 воспалительные процессы слизистой языка (глоссит), губ (хейлит), ротовой
полости (стоматит), появляются трещины в углах рта (заеды). Характерны также:
 дисфункция капилляров (расширение, нарушение кровотока);
 васкуляризация роговицы и ее воспаление (кератиты);
 помутнение хрусталика (катаракта);
 дисфункция желудочно-кишечного тракта;
 остановка роста;
 выпадение волос;
 похудание.

Биологическая роль витамина


Коферментные формы рибофлавина участвуют в построении молекул многочисленных
ферментов – флавопротеинов, которые играют исключительно важную роль в терминальной
фазе биологического окисления (обеспечивают перенос электронов и протонов от
восстановительных пиридиновых коферментов), а также оксидаз L- и Д- аминокислот,
глицин-оксидазы, альдегидоксидазы, ксантиноксидазы (играет важную роль в катаболизме
пуриновых оснований), моноаминоксидазы, (обеспечивает разрушение моноаминов-
медиаторов нервной системы – серотонина, дофамина, норадленалина). Ферменты второго
типа осуществляют прямое окисление субстрата с участием кислорода.

Источники витамина
Мясо, молоко, яичные белки, рыба; дрожжи (высокая концентрация); из растительных
продуктов – хлев грубого помола, семена злаков.
Синтезируется также микрофлорой кишечника.
Суточная потребность – 1-3 мг.
33) Витамины РР, никотиновая кислота, антипеллагрический

Химическая природа.
Представляет собой соединение пиридинового ряда, содержащее карбоксильную
группу; никотинамид является амидом никотиновой кислоты. Витамин хорошо растворим в
воде, а также в щелочной среде.
Коферментые формы: НАД- никотинамиддинуклеотид, НАДФ-
никотинамиддинуклеотидфосфат.

Картина авитаминоза
При недостатке никотиновой кислоты развивается заболевание пеллагра. Для данного
состояния характерно:
*прежде всего нарушение функции ЦНС (ухудшение памяти, мышления, возникает
тупоумие- деменция), расстройства (галлюцинации, двигательное возбуждение);
*нарушение функции желудочно-кишечного тракта (угнетение выработки ферментов,
и, соответственно, нарушение переваривания пищи, возникновение диареи);
*при тяжелой форме витаминной недостаточности развитие специфического
фотодерматита, поражающего симметричные участки тела, подверженные влиянию
солнечных лучей (лицо, шею, тыльную поверхность кистей рук).
У детей при пеллагре отмечается остановка роста.
Развитие недостаточности связано:
*с рационом: недостаточное употребление полноценного белка;
*с избыточным питанием кукурузой (содержит повышенные количества лейцина,
нарушающего всасывание триптофана из кишечника);
*с врожденной недостаточностью транспорта триптофана через клеточные мембраны
(болезнь Хартнупа), когда нарушены его всасывание, реабсорбция в почках,
проникновение в ткани (в том числе в мозг).

Биологическая роль витамина


Коферменты НАД и НАДФ входят в состав более чем 200 ферментов, обеспечивающих:
*окисление важнейших энергетических субстратов (в процессах гликолиза, бета-
окисления высших жирных кислот, трансдезаминировании аминокислот, окисления
глицерина);
*превращение субстратов в интегрирующем основные виды обмена цикле Кребса;
*терминальную фазу биологического окисления;
*обезвреживание ксенобиотиков (окисление ферментами монооксигеназной цепи);
*восстановленная форма НАДФ*Н2 является донатором водорода в процессах синтеза
высших жирных кислот; холестерина и других стероидов;
*участие в регуляции синтеза нуклеиновых кислот.

Источники витамина.
Пищевые источники: печень, мясо, рыба, многие растительные продукты (овощи,
фрукты, гречневая крупа).
В тканях человеческого организма может синтезироваться из триптофана, поэтому продукты,
богатые триптофаном, но бедные витамином РР, могут устранять дефицит этого витамина в
организме.
Суточная потребность зависит от потребления триптофана. Для взрослого человека
составляет 15-25 мг
34) Витамин Н, биотин, антисеборейный

Химическая природа
Молекула биотина состоит из имидазолового и тиофенового колец, составляющих
гетероциклическую часть молекулы, а боковая цепь представлена валериановой кислоты.

Картина недостаточности
У человека при дефиците биотина отмечается:
*воспаление кожных покровов(дерматит);
*выпадение волос,облысение;
*гиперсекреция сальных желез кожи;
*поражение ногтей;
*усталость, сонливость, депрессия.
Причины недостаточности биотина:
*употребление большого количества сырого яичного белка (содержит
гликопротеин авидин, образующий специфический комплекс с биотином, вследствие
чего всасывание пищевого биотина полностью прекращается;
*лечение сульфаниламидами или антибиотиками, подавляющими рост
бактерий в кишечнике.

Биологическая роль витамина


Коферментной формой биотина считается N5 –карбоксибиотин. Входит в состав
пируваткарбоксилазы, ацетил – КоА-карбоксилазы, пропионил-КоА-карбоксилазы.
Активируя реакции карбоксилирования и транскарбоксилирования, биотин обеспечивает
течение:
*глюконеогенеза;
*синтеза высших жирных кислот;
*синтеза пуриновых нуклеотидов (и нуклеиновых кислот);
*окисления остатков пропионовой кислоты в цикле Кребса.

Источники витамина
Печень,почки,молоко,желток яиц; картофель,лук,томат,горох,соя,цветная капуста. Очень
важным источником биотина для животных и человека является кишечная микрофлора,
способная почти полностью удовлетворить потребность организма в данном витамине.
Суточная потребность взрослого человека в биотине составляет 150-200мкг.
35) Витамин В6, пиридоксин, антидерматитный

Химическая природа
Термин «Витамин В6» относится к трем производным 3-оксипиридина: пиридоксину
(пиридоксолу), пиридоксалю, пиридоксамину. Они отличаются друг от друга
функциональной группой в положении 4 пиридинового ядра (гидроксиметильной,
альдегидной, аминометильной соответственно).
Витамин В6 хорошо растворим в воде, этаноле, устойчив в кислой и щелочной средах.
Коферментыми формами являются пиридоксальфосфат и пиридоксаминфосфат (только
фосфорилированные производные).

Картина авитаминоза
У взрослых людей признаки пиридоксиновой недостаточности проявляются:
*повышенной возбудимостью нервной системы;
*полиневритами;
*пеллагроподобным дерматитом.
Наблюдается при длительном лечении туберкулеза изониазидом, который угнетает
пиридоксалькиназу, обеспечивающую образование коферментной формы витамина В1 –
пиридоксальфосфат. Изониазид, таким образом, выступает в роли антивитамина В6.
Пиридоксиновая недостаточность у грудных детей может развиться при
искусственном вскармливании. Помимо дерматита характеризуется гипервозбудимостью
центральной нервной системы с периодическими судорогами, вплоть до развития
эпилептиформных припадков, что связано с недостаточным образованием тормозного
медиатора ЦНС – гамма-аминомасляной кислоты.

Биологическая роль витамина


*Занимает центральное место в регуляции азотистого обмена: является
коферментами трансаминаз, декарбоксилаз аминокислот:
*регулирует образование биогенных аминов (в частности гамма-
аминомасляной кислоты; дофамина,серотонина);
*обеспечивает синтез никотинамида из триптофана; образование коферментов
НАД, НАДФ;
*участвует в изомеризации аминокислот;
*необходим для синтеза гемоглобина, миоглобина, цитохромоксидазы и
других гемсодержащих ферментов;
*обеспечивает неокислительное дезаминирование оксиаминокислот (серина и
треонина);
*участвует в синтезе пуриновых и пиримидиновых оснований;
*регулирует переход фосфорилазы «в» в «а» (активную форму) – в процессе
гликогенолиза.

Источники витамина
Мясо, печень, почки, дрожжи, яичный желток, бобовые, хлеб, зеленые части растений.
Синтезируется микрофлорой кишечника в количествах, частично покрывающих потребности
в нем организма.
Суточная потребность для взрослого человека -2-3 мг.
36) Витамин В9, фолацин, фолиевая кислота

Химическая природа
Фолиевая кислота состоит из трех структурных элементов: остатка птеридина,
параминобензоной кислоты, L- глутаминовой кислоты.
В печени фолиева кислота в результате восстановления превращается в активную
коферментную форму- 5,6,7,8-тетрагидрофолиевую кислоту.

Картина недостаточности
При недостатке фолиевой кислоты развивается макроцитарная анемия:
*могут быть лейкопения, агранулоцитоз, тромбоцитопения;
*поражается пищеварительный тракт (возникает глоссит, стоматит, язвенный
гастрит, энтерит).
Возможные причины недостаточности:
*лечение антибиотиками, сульфаниламидами, подавляющими кишечную
микрофлору;
*хронические энтероколиты (нарушение всасывания);
*длительное назначение противоэпилептических средств (фенобарбитала,
дифенина), ускоряющих элиминацию фолиевой кислоты путем биотрансформации;
*беременность (повышенный расход);
*недоношенность (запасы витамина малы, а потребность очень велика).

Биологическая роль витамина


Тетрагидрофолиевая кислота является кофактором ряда ферментов, участвующих в
транспорте одноуглеродных остатков (метильной группы, формильной, оксиметильной,
метиленовой), используемых в синтезе:
*пуриновых и пиримидиновых оснований (главных структурных элементов
нуклеиновых кислот);
*некоторых аминокислот.
Вследствие этого возрастает интенсивность синтеза нуклеиновых кислот и белка.
Тетрагидрофолиевая кислота также тормозит активность ксантиноксидазы и этим
способствует сохранению пуриновых оснований и их повторному использованию в
организме; способствует соединению гема с белковой частью гемопротеинов, в частности,
гемоглобина).
В итоге, фолиевая кислота стимулирует эритро-, лейко-, тромбоцитопоэз; пластические и
регенераторные процессы во всех органах и тканях.
Распределяется фолиевая кислота во всех тканях организма, на 2/3 всего количества
сосредотачивается в печени.

Источники витамина
Зеленые части растений, дрожжи, салат, капуста, шпинат; продукты живого происхождения
(печень, почки, мясо).
Одним из главных источников фолиевой кислоты для человеческого организма является
микрофлора кишечника, синтезирующая витамин в количествах, достаточных для
удовлетворения потребностей организма (сульфаниламиды, выполняющие роль
конкурентного антагониста параминобензойной кислоты, ингибируют образование фолиевой
кислоты в микробной клетке и тормозят процессы роста и размножения микроорганизмов).
Суточная потребность – 400 мкг.
Антивитамины фолиевой кислоты
Структурные антагонисты фолиевой кислоты – 4-аминоптерин (фармакологические
препараты метотрексат, аметоптерин) – нашли применение в лечении лейкозов (торможение
синтеза нуклеиновых кислот, гемопоэза), аутоиммунных заболеваний (угнетение
пролиферативных процессов).
37) Витамин В12, кобаламин, антианемический
Основная часть этого витамина – кобальтсодержащий азотистый макроцикл,
называемый коррином. Коррин содержит 4 восстановленных пиррольных кольца,
несущие различные заместители.
Кобальт, находящийся в центре коррина, может иметь различную степень
окисления: от Со 3+ до Со 6+. Он связан ковалентной и координационными связями с
атомами азота пиррольных колец коррина. В витамине В12 остальные связи заняты
остатком 5,6-диметилбензимидазолияриботида и группой CN. Поэтому витамины В12
называются цианкобаламином.
В организме он находится в виде коферментных форм – метилкобаламина и
5-дезоксиаденозилкобаламина.
Картина авитаминоза В12
У человека и животных при недостатке витамина В12 развивается триада
клинических синдромов:
*злокачественная меголобластическая анемия (связанная с нарушением
процесса эритропоэза, роста, пролиферации, дифференцировки кроветворных клеток,
в результате чего периферическая кровь наводняется функционально незрелыми
клетками эмбрионального типа – мегалобластами);
*фуникулярный миелоз (поражение задних и боковых стволов спинного
мозга) вследствие демиеминизации нервных волокон; проявляется парестезиями,
нарушение походки;
*поражение желудочно-кишечного тракта (развитие специфического глоссита
– гунтеровский язык – ярко-малинового цвета с десквамацией эпителия и обнажением
сосочков языка, атрофический гастрит с резким снижением кислотности желудочного
сока).
Недостаточность витамина В12 обычно связана с патологией желудка и
тонкой кишки, где происходит всасывание данного соединения. Особенно велика роль
желудка, в фундальном отделе которого синтезируется особый белок
гастромукопротеин («внутренний фактор» Касла), который специфически связывает
витамин В12 («внешний фактор» Касла). Только в составе такого комплекса витамин
В12 всасывается в кишечнике.
Причины недостатка витамина в организме
Причинами дефицита цианкобаламина могут быть:
*гастрэктомия;
*субтотальная резекция желудка;
*резекция тонкого отдела кишечника;
*поражение фундального отдела желудка (например, опухолевым процессом);
*обширный атрофический гастрит;
*спру;
*инвазии сосальщиками и, особенно власоглавом (обширное поражение
слизистой кишечника в сочетании с конкуренцией с хозяином за витамин В12);
*длительные кишечные инфекции;
*врожденная недостаточность образования внутреннего фактора Касла,
транспортных белков – транскобаламинов;
*белковый дефицит, приводящий к недостаточному синтезу транспортных
белков, а также, апоферментов, связывающих цианкобаламин, он быстрее теряется
организмом ( например, гипотрофия недоношенных детей).
. Биологическая роль витамина
Коферментные формы витамина В12 входят в состав ферментов,
катализирующих процессы трансметилирования и переметилирования (в которых
метилколабин выполняет роль промежуточного переносчика метильной группы).
Сюда относятся реакции:
*синтеза менионина;
*синтез ацетата;
*катализ превращения метилмалоновой кислоты в янтарную, входящую в
состав миелина (отсюда участие витамина В12 в процессе миелинизации нервных
волокон);
*утилизации пропионовой кислоты.
Кобаламин входит в состав редуктазы, восстанавливающей фолиевую
кислоту в тетрагидрофолиевую. Этим витамин В12 активирует процессы
кроветворения и регенерации тканей. Он необходим для образования дезоксирибозы и
синтезе ДНК, для завершения созревания эритроцитов.
4.8.7.5. Источники витамина
Основные источники для человека: печень, почки, мясо. Растительные
продукты бедны кобаламином. Частично синтезируется микрофлорой кишечника.
Главным местом депонирования кобаламина в организме человека является
печень (в ней содержится до нескольких миллиграммов витамина).
Суточная потребность в витамине В12 для взрослого составляет 2,5-5 мкг.
38) Витамин С, аскорбиновая кислота, антискорбутный
Химическое строение
Особенностью химического строения аскорбиновой кислоты является наличие в молекуле
вещества двух енольных гидроксилов, обуславливающих кислотность этого соединения.
Аскорбиновая кислота образует четыре оптических изомера. Природные изомеры,
обладающие витаминной активностью, относятся к L – ряду.
Аскорбиновая кислота – чрезвычайно сильный восстановитель. Она способна обратимо
окисляться в дегидроаскорбиновую кислоту, образуя с ней окислительно –
восстановительную систему, связанную с отщеплением и присоединением электронов и
протонов. Применение более сильных окислителей приводит к глубокому разрушению
соединения. Аскорбиновая кислота также разрушается под влиянием высоких температур,
солей тяжелых металлов, фермента аскорбатоксидазы, содержащегося в растениях.
Аскорбиновая кислота устойчива в кислой среде; в щелочной среде и даже нейтральной
подвергается переходу в форму, лишенную витаминной активности.
Аскорбиновая кислота – первый витамин, синтезированный искусственно.

Суточная потребность
Средневзвешенная норма физиологических потребностей составляет 50-100 мг в день.
Обычная терапевтическая доза составляет 500-1500 мг ежедневно.
Биологическая роль
Аскорбиновая кислота вместе с образующейся из нее дегидроаскорбиновой кислотой
образует окислительно – восстановительную систему, обеспечивающую процессы
восстановления, необходимые для многих биохимических процессов.
Аскорбиновая кислота принимает участие в следующих метаболических процессах:
-образование оксилизина из лизина, оксипролина из пролина (в реакциях
гидроксилирования) при синетзе коллагена, который является белковым матриксом костей,
хрящей, дентина зубов, связочного аппарат;
-образование компонентов основного вещества соединительной ткани – гиалуроновой и
хондроитинсерной кислот;
-восстановление ионов Fe(3+) до Fe(2+) в кишечнике, необходимое для всасывания железа
в двухвалентном состоянии;
-образование и сохранение восстановленной, коферментной формы фолиевой кислоты –
тетрагидрофолиевой, регулирующей синтез нуклеиновых кислот и белка, процессы
кроветворения;
- способствует освобождению железа из комплекса с трансферином (транспортным белком),
что облегчает депонирования железа в тканях;
-включение железа в гем;
- гидроксилирование стероидов при биосинтезе гормонов коры надпочечников из
холестерина;
-утилизация тирозина и синтез норадреналина;
-гидроксилирование триптофана при биосинетезе серотонина;
-способствует инактивация гистамина;
-является природным антиоксидантом, тормозит чрезмерные свободнорадикальные
реакции;
-учавствует в процессах детоксикации (ускоряет биотрансформацию многих ксенобиотиков,
эндогенных метаболитов, лекарственных препаратов).
В печени аскорбиновая кислота превращается в щавелевоуксусную кислоту, которая
выводится с мочой. Частично и сама аскорбиновая кислота в неизменном видевыводится
почками, снижая pH мочи. При поступлении в организм больших количеств аскорбиновой
кислоты выведение самой кислоты, а также щавелевоуксусной резко возрастает, что может
привести к оксалурии.
Распространение в природе
Содержится во многих растительных продуктах: плоды и листья черной смородины,
цитрусовые (особенно лимон), капуста, хрен, плоды шиповника, укроп.
39) Определение уровня витамина С (аскорбиновая кислота) в моче позволяет судить о
его количестве в организме. Этот водорастворимый витамин легко всасывается в
кишечнике, принимает участие в процессе метаболизма (в качестве обратимого
восстановителя), синтезе коллагена и обмене соединительной и костной ткани. 

Определение уровня витамина С в моче имеет особое значение при диагностике цинги —
заболевания, характеризующегося выраженной недостаточностью витамина С, дегенерацией
соединительной и костной ткани, дентина и эндотелия. В настоящее время цинга практически
не встречается, однако может развиваться у больных алкоголизмом, лиц, придерживающихся
диеты с низким содержанием клетчатки и цитрусовых, и детей, которых вскармливают
коровьим молоком. 
Норма экскреции с мочой витамина С составляет 30 мг в сутки. При выявлении такого
показателя с помощью лабораторных исследований можно судить о нормальной работе
организма и достаточном его содержании.
Витамин С обладает антиоксидантными свойствами. Он нейтрализует свободные радикалы.
Аскорбиновая кислота ускоряет биохимические превращения, протекающие в организме. Он
принимает активное участие в синтезе коллагена, способствует всасыванию железа, улучшает
выработку карнитина.
Помимо этого, аскорбиновая кислота ускоряет заживление ран и других повреждений тканей
организма. Вещество регулирует функции надпочечников, контролирует выработку
гормонов.
Издавна известно об уменьшении концентрации холестерина в крови благодаря
аскорбиновой кислоте. Она повышает защитные силы организма, укрепляет стенки
кровеносных сосудов, в частности, капилляров. Постоянные стрессы, вредные привычки
увеличивают суточную потребность.
40) Витамин Р( рутин) витамин проницаемости
Биологическая роль :
Снижает проницаемость и ломкость капилляров , стабилизируя основное вещество
соединительной ткани путем ингибирования гиалуронидазы.
Увеличивает содержание аскорбиновой кислоты в тканях.
Активирует тканевое дыхание.
Участвует вместе с аскорбиновой кислотой в окислительно-восстановительных процессах.
Пищевые источники:
Цитрусовые
Плоды шиповника
Ягоды черноплодной рябины и черной смородины
Зеленые листья чая
Гречиха
Суточная потребность: 25-50 мг.
Витамин Р -группа биофлавоноидов со сходной биологической активностью. Они
представляют собой растительные полифенольные соединения , в основе строения -структура
флавона.
41) Иерархия регуляторных систем. Роль гормонов в системе регуляции метаболизма и
функции органов. Признаки характерные для гормонов. Классификация гормонов по
месту выработки,химическому строению и биологическим функциям. Центральная
регуляция эндокринной системы роль либеринов, стратинов, тропных гормонов.

Саморегуляция представляет собой такой вариант управления, при котором отклонение


какой-либо физиологической функции или характеристик (констант) внутренней среды от
уровня, обеспечивающего нормальную жизнедеятельность, является причиной возвращения
этой функции к исходному уровню. В ходе естественного отбора живыми организмами
выработаны общие механизмы управления процессами приспособления к среде обитания
различной физиологической природы (эндокринные, нейрогуморальные, иммунологические
и др.), направленные на обеспечение относительного постоянства внутренней среды..
Практически все характеристики внутренней среды (константы) организма непрерывно
колеблются относительно средних уровней, оптимальных для протекания устойчивого
обмена веществ. Эти уровни отражают потребность клеток в необходимом количестве
исходных продуктов обмена. Допустимый диапазон колебаний для разных констант
различен. Незначительные отклонения одних констант могут приводить к существенным
нарушениям обменных процессов — это так называемые жесткие константы. К ним
относятся, например, осмотическое давление, величина водородного показателя (рН),
содержание глюкозы, О2, СО2 в крови.
Древнейшей формой взаимодействия, которая проявляется внутри клетки и между
отдельными клетками, является химическое взаимодействие. Ео осуществляют 2 типа
веществ: а) неспецифические продукты обмена (метаболиты), б) специфические регуляторы,
биологически активные соединения. Большинство указанных регуляторов синтезируется во
многих органах, а для некоторых из них сформировались самостоятельные органы
образования (железы). Они могут влиять на процессы, происходыщие в самой клетке, либо
выделятся во внешнюю среду. Здесь они всасываются ( чаще всего в кровь) и с кровью
разносятся по всему организму. Поэтому такой механизм регуляции именуется- гуморальной
регуляцией.
1Гуморальная регуляция
2Нервная регуляция
3Иммунная система

Гуморальная регуляция
Гуморальная регуляция представляет собой способ передачи регулирующей информации к
эффекторам через жидкую внутреннюю среду организма с помощью молекул химических
веществ, выделяемых клетками или специализированными тканями и органами. Этот вид
регуляции жизнедеятельности может обеспечивать как относительно автономный местный
обмен информацией об особенностях метаболизма и функции клеток и тканей, так и
системный эфферентный канал информационной связи, находящийся в большей или
меньшей зависимости от нервных процессов восприятия и переработки информации о
состоянии внешней и внутренней среды. Соответственно, гуморальную регуляцию
подразделяют на местную, малоспециализированную саморегуляцию, и
высокоспециализированную систему гормональной регуляции, обеспечивающую
генерализованные эффекты с помощью гормонов. Местная гуморальная регуляция (тканевая
саморегуляция) практически не управляется нервной системой, тогда как система
гормональной регуляции составляет часть единой нейрогуморальной системы
Гормоны и негормональные биологически активные вещества. Биологическая активность
таких регуляторов определяется тем, что находясь в относительно малой концентрации эти
вещества оказывают выраженный биологический эффект. Так, например, наиболее типичные
гуморальные регуляторы- гормоны оказывают свое влияние находясь в крови 10-07- 10-12
м/л.
Гормоны (от греч. Hormao- привожу в движение) являются химическими посредниками,
которые выделятся клетками в ответ на различные сигналы систем регуляции, действующие
на сами клетки. . Гормоны вырабатываются железами внутренней секреции вдали от
регулируемого органа и оказывают регулирующее воздействие сразу на многие органы и
ткани. Как правило, гормональной регуляции подвергаются медленно протекающие
процессы (рост тела, половое созревание и др.).
Другие биологические активные соединения. Кроме гормонов существует множество других
химических соединений, которые в комплексе с гормонами, нервной системой или
самостоятельно оказывают регулирующий или модулирующий (поправляющий) эффект на
функцию органов и систем организма. Среди них можно указать на нейромедиаторы
Нервная регуляция
Нервная регуляция обеспечивает быструю и направленную передачу сигналов, которые в
виде нервных импульсов по соответствующим нервным проводникам поступают к
определенному адресату - объекту регуляции. Быстрая передача сигналов (до 80-120 м/с) без
затухания и потери энергии обусловлена свойствами проводящих возбуждение структур,
преимущественно состоянием их мембран. Нервной регуляции подлежат как соматические
(деятельность скелетной мускулатуры), так и вегетативные (деятельность внутренних
органов) функции. Элементарный и основной принцип нервной регуляции – рефлекс.
Рефлекс — это ответная реакция организма на раздражение рецепторов, осуществляемая при
участии ЦНС.
В механизме нервной регуляции функций различают 2 вида рефлексов: безусловные, которые
являются врожденными, и условные, приобретенные в течении жизни индивидуума.
От гуморального пути он отличается тем, что а) сигналы распространяются по нервным
волокнам с большой скоростью – от 0,5 до 80-100м/с, б) импульсы поступают строго к
определенным органам или его частям
Несмотря на указанные различия в скорости и локальности воздействия, обе системы
регуляции взаимосвязаны друг с другом. Многие гормоны влияют на деятельность нервной
системы, а нервная система, в свою очередь, оказывает регулирующее действие на
протекание всех процессов в организме, в том числе и на гуморальные. В результате
создается единый скоординированный механизмнервно-гуморальной регуляции функций
организма человека при ведущей роли нервной системы. Эта регуляция осуществляется
автоматически по принципу саморегуляции, что обеспечивает поддержание относительного
постоянства внутренней среды организма. Например, норадреналин является медиатором
постганглионарных волокон симпатических нервов и гормоном мозгового вещества
надпочечников.
Иммунная система
Основная функция иммунной системы это поддержание антигенного гомеостаза
(постоянства) организма. Состояние невосприимчивости к определенному типу
микроорганизмов их токсинам или ядам животных называется иммунитетом. При участии
иммунной системы распознаются и разрушаются все генетически чужеродные структуры:
вирусы, бактерии, грибы, паразиты, опухолевые клетки. Реакция организма человека на
внедрениеинфекцииили яда носит название иммунного ответа. В процессе эволюции
свойства микроорганизмов постоянно совершенствовались (этот процесс происходит и
сейчас) – это привело к появлению различных видов иммунитета. Видовой иммунитет,
Индивидуальный ,Стерильный и нестерильный иммунитет.
Иерархия регуляторных систем
Системы регуляции обмена веществ и функций организма образуют 3 иерархических уровня.
Первый уровень - центральная нервная система. Нервные клетки получают сигналы,
поступающие из внешней и внутренней среды, преобразуют их в форму нервного импульса,
который в синапсе вызывает освобождение медиатора. Медиаторы вызывают изменения
метаболизма в эффекторных клетках через внутриклеточные механизмы регуляции.
Второй уровень - эндокринная система - включает гипоталамус, гипофиз, периферические
эндокринные железы, а также специализированные клетки некоторых органов и тканей
(ЖКТ, адипоциты), синтезирующие гормоны и высвобождающие их в кровь при действии
соответствующего стимула.
Третий уровень - внутриклеточный - составляют изменения метаболизма в пределах клетки
или отдельного метаболического пути, происходящие в результате:
• изменения активности ферментов путем активации или ингибирования;
• изменения количества ферментов по механизму индукции или репрессии синтеза белков
или изменения скорости их деградации;
• изменения скорости транспорта веществ через мембраны клеток. Синтез и секреция
гормонов стимулируется внешними и внутренними сигналами, поступающими в ЦНС. Эти
сигналы по нервным связям поступают в гипоталамус, где стимулируют синтез пептидных
гормонов (так называемых рилизинг-гормонов) - либеринов и статинов. Либерины и статины
транспортируются в переднюю долю гипофиза, где стимулируют или тормозят синтез
тропных гормонов. Тропные гормоны гипофиза стимулируют синтез и секрецию гормонов
периферических эндокринных желез, которые поступают в общий кровоток. Некоторые
гипоталамические гормоны сохраняются в задней доле гипофиза, откуда секретируются в
кровь (вазопрессин, окситоцин).Изменение концентрации метаболитов в клетках-мишенях по
механизму отрицательной обратной связи подавляет синтез гормонов, действуя либо на
эндокринные железы, либо на гипоталамус; синтез и секреция тропных гормонов подавляется
гормонами периферических желез.
Эндокри́нная систе́ма — система регуляции деятельности внутренних органов посредством
гормонов, выделяемых эндокринными клетками непосредственно в кровь, либо
диффундирующих через межклеточное пространство в соседние клетки.
Не́йроэндокри́нная (эндокринная) система координирует и регулирует деятельность
практически всех органов и систем организма, обеспечивает его адаптацию к постоянно
изменяющимся условиям внешней и внутренней среды, сохраняя постоянство внутренней
среды, необходимое для поддержания нормальной жизнедеятельности данного индивидуума.
Имеются чёткие указания на то, что осуществление перечисленных функций
нейроэндокринной системы возможно только в тесном взаимодействии с иммунной
системой.
Эндокринная система делится на гландулярную эндокринную систему (или гландулярный
аппарат), в которой эндокринные клетки собраны вместе и формируют железу внутренней
секреции, и диффузную эндокринную систему. Железа внутренней секреции производит
гландулярные гормоны, к которым относятся все стероидные гормоны, гормоны
щитовидной железы и многие пептидные гормоны. Диффузная эндокринная система
представлена рассеянными по всему организму эндокринными клетками, продуцирующими
гормоны, называемые агландулярными — (за исключением кальцитриола) пептиды.
Практически в любой ткани организма имеются эндокринные клетки.
Гормо́ны (др.-греч. ὁρμάω — возбуждаю, побуждаю) — биологически активные вещества
органической природы, вырабатывающиеся в специализированных клетках желёз внутренней
секреции, поступающие в кровь и оказывающие регулирующее влияние на обмен веществ и
физиологические функции. Гормоны служат гуморальными (переносимыми с кровью)
регуляторами определённых процессов в различных органах и системах.
Существуют и другие определения, согласно которым трактовка понятия гормон более
широка: «сигнальные химические вещества, вырабатываемые клетками тела и влияющие на
клетки других частей тела». Это определение представляется предпочтительным, так как
охватывает многие традиционно причисляемые к гормонам вещества: гормоны животных,
которые лишены кровеносной системы (например, экдизоны круглых червей и др.), гормоны
позвоночных, которые вырабатываются не в эндокринных железах (простагландины,
эритропоэтин и др.), а также гормоны растений.
Эндокринные железы (железы внутренней секреции) — железы и параганглии,
синтезирующие гормоны, которые выделяются в кровеносные (венозные) или лимфатические
капилляры. Эндокринные железы не имеют выводных протоков.
К железам внутренней секреции относятся:
Щитовидная железа
Паращитовидные железы
Вилочковая железа (тимус)
Надпочечники
Параганглии
Половые железы — яички и яичники
Инкреторная часть поджелудочной железы.
Гипоталамо-гипофизарная система (гипоталамус, гипофиз).
Эпифиз
Железа внешней секреции (экзокринная железа) — железа, которая вырабатывает свои
вещества («секрет») и выводит их во внешнюю среду организма (человека или животных)
или в его полости (в отличие от железы внутренней секреции).
К железам внешней секреции относятся:
Печень
Молочные железы
Потовые железы
Сальные железы
Слюнные железы
Признаки характерные для гормонов.
• дистантность действия,т.е. синтезируясь в железах внутренней секреции регулируют
обмен и функции эффекторных клеток достаточно удаленных тканей.
• избирательность действия
• строгая специфичность биологического действия
• высокая биологическая активность.

Классификация гормонов по месту выработки,химическому строению и биологическим


функциям.
В основу классификации гормонов положены ряд критериев, на основании которых они
подразделяются в зависимоти от:
• места выработки
• химической природы
• механизма действия
В зависимотри от места образования различают гормоны гипоталямуса,
гипофиза,щитовидной,паращитовидной,вилочновой,поджелудочной,половых
желез,надпочечников,плаценты.Поскольку некоторые гормоны синтезируются не в тех
железах внутренней секреции,из которых они секретируются в кровь (например задней доли
гипофиза-вазопрессин и окситоцин-образуются в гипоталямусе, откуда они поступают в
заднюю долю гипофиза), или синтезируются в других железах (например, частичный синтез
половых гормонов осуществляется в надпочечниках) . Кроме того , они могут образовываться
в специальных клетках,например , в APUD-системе по ходу желудочно-кишечного тракта
( гастрин,секретин,холецистокинин, и т.д), в других органах (калликренин-кининовая
система).
Более рациональной является подразделение гормонов в зависимости от их химического
строения. На основе этого различают следующие группы гормонов:
1. Гормоны белково-пептидной природы:
• сложные белки (фолликулостимулирующий,лютеинизирующий, тиреотропный
гормон).
• простые белки (инсулин,соматостатин,пролактин)
• пептиды (адренокортикотропный
гормон,глюкагон,кальцитонин,вазопрессин,окситоцин).
2. Гормоны производные аминокислот (например, тироксин,мелатонин,катехоламин)

3. Гормоны стероидной природы (кортикостероиды и половые гормоны)


4. Эйкозаноиды - производные полиненасыщенных жирных кислот, в частности,
арахидоновой, представленные такими соединениями как простагландины, тромбоксаны и
лейкотриены.

Центральная регуляция эндокринной системы роль либеринов, стратинов, тропных


гормонов.

У многоклеточных существ всегда стоит задача обеспечения взаимосвязи разных органов и


баланса их активности. Поэтому большинство гормональных систем взаимосвязаны между
собой и регулируются в соответствии с иерархической лестницей. У высших животных
верхнюю часть лестницы занимает система гормонов гипоталамуса, контролируемая
центральной нервной системой. Сигналы, получаемые от органов, принимаются и
обрабатываются, после чего клетки гипоталамуса отвечают при помощи специфических
сигнальных молекул – рилизинг-факторов. На стимулирующие или тормозящие стимулы из
ЦНС секретируются стимулирующие или ингибирующие рилизинг-факторы, которые носят
название либерины или статины соответственно. Эти нейрогормоны с кровотоком достигают
аденогипофиза, где стимулируют (либерины) или ингибируют (статины) биосинтез и
секрецию тропных гормонов.
Тропные гормоны воздействуют на периферические железы, стимулируя выделение
соответствующих периферических гормонов. К подобным системам относятся группы
гормонов тиреоидной функции, глюкокортикоидной функции и профиль половых гормонов.
Регуляция этих систем осуществляется по принципу обратной отрицательной связи, т.е.
накопление гормонов периферических желез тормозит секрецию рилизинг-факторов
гипоталамуса и тропных гормонов гипофиза. Наиболее клинически значимо это проявляется
в отношении регуляции стероидных гормонов. Подавляющее действие на активность
эндокринных желез может оказывать и результат ответа клеток-мишеней.
Существуют эндокринные железы для которых отсутствует регуляция тропными гормонами
– паращитовидная железа, мозговое вещество надпочечников, ренин-альдостероновая
система и поджелудочная железа. Они контролируются нервными влияниями или
концентрацией определенных веществ в крови.
Семейство гипоталамических гормонов – рилизинг-факторов – включает вещества, как
правило небольшие пептиды, образующиеся в ядрах гипоталамуса. Их функция – регуляция
секреции гормонов аденогипофиза: стимулирование – либерины и подавление – статины.
Доказано существование семи либеринов и трех статинов.
Тиреолиберин – является трипептидом, стимулирует секрецию тиреотропного гормона и
пролактина, также проявляет свойства антидепрессанта.
Кортиколиберин – полипептид из 41 аминокислоты, стимулирует секрецию АКТГ , широко
влияет на деятельность нервной, эндокринной, репродуктивной, сердечно-сосудистой и
иммунной систем.
Гонадолиберин (люлиберин) – пептид из 10 аминокислот, стимулирует высвобождение
лютеинизирующего и фолликулостимулирующего гормонов. Гонадолиберин присутствует
также в гипоталамусе, участвуя в центральной регуляции полового поведения.
Фоллиберин – стимулирует высвобождение фолликулостимулирующего гормона.
Пролактолиберин – стимулирует секрецию лактотропного гормона.
Пролактостатин – предполагается, что он является дофамином. Снижает синтез и секрецию
лактотропного гормона.
Соматолиберин состоит из 44 аминокислот и повышает синтез и секрецию гормона роста.
Соматостатин – пептид из 12 аминокислот, ингибирующий секрецию ТТГ, пролактина, АКТГ
и СТГ из гипофиза. Он образуется также в островках поджелудочной железы и контролирует
высвобождение глюкагона и инсулина, а также гормонов желудочно-кишечного тракта.
Меланостимулирующий фактор, пентапептид, оказывает стимулирующее действие на синтез
меланотропного гормона.
Меланостатин, может быть как три-, так и пентапептидом, обладает антиопиоидным
эффектом и активностью в поведенческих реакциях.
Кроме рилизинг-гормонов в гипоталамусе синтезируются также вазопрессин
(антидиуретический гормон) и окситоцин.
42) Механизмы передачи в клетки гормональных сигналов гормонов белково-пептидной,
стероидной природы и производных аминокислот. Роль аденилат- и гуанилатциклаз,
фосфолипаз в трансдукции гормонального сигнала. Передача сигнала через
внутриклеточный рецептор.

МОЛЕКУЛЯРНЫЕ МЕХАНИЗМЫ ПЕРЕДАЧИ ГОРМОНАЛЬНОГО СИГНАЛА


В этой главе были рассмотрены химическое строение большинства известных гормонов и
других биологически активных гормоноподобных веществ, а также клиническая картина
недостаточности или гиперпродукции. В ряде случаев приведены биологические
эффекты гормонов без детального рассмотрения механизмов регуляции метаболизма.
Несмотря на огромное разнообразие гормонов и гормоноподобныхвеществ, в основе
биологического действия большинства гормонов лежат удивительно сходные, почти
одинаковые фундаментальные механизмы, передающие информацию от одних клеток к
другим. Далее будут представлены примеры механизмов действия гормонов пептидной
(включая производныеаминокислот) и стероидной природы. В современных представлениях
о тонких молекулярных механизмах биологического действия
большинства гормонов огромную роль сыграли исследования Э. Сазерленда и открытие
циклического адено-зинмонофосфата (см. далее).
Известно, что направленность и тонкая регуляция процесса передачи информации
обеспечиваются прежде всего наличием на поверхности клеток рецепторных молекул (чаще
всего белков), узнающих гормональный сигнал (см. Рецепторы инсулина). Этот
сигнал рецепторы трансформируют в изменение концентрацийвнутриклеточных
посредников, получивших название вторичных мессенджеров, уровень которых
определяется активностью ферментов, катализирующих их биосинтез и распад.
По своей химической природе рецепторы почти всех биологически
активных веществ оказалисьгликопротеинами, причем
«узнающий» домен (участок) рецептора направлен в сторону межклеточного пространства, в
то время как участок, ответственный за сопряжение рецептора с эффекторной системой
(сферментом, в частности), находится внутри (в толще) плазматической мембраны. Общим
свойством всехрецепторов является их высокая специфичность по отношению к одному
определенному гормону (сконстантой сродства от 0,1 до 10 нМ). Известно также, что
сопряжение рецептора с эффекторными системами осуществляется через так называемый G-
белок, функция которого заключается в обеспечении многократного проведения
гормонального сигнала на уровне плазматической мембраны. G-белок в активированной
форме стимулирует через аденилатцик-лазу синтез циклического АМФ, который запускает
каскадный механизм активирования внутриклеточных белков.
Общим фундаментальным механизмом, посредством которого реализуются биологические
эффекты «вторичных» мессенджеров внутри клетки, является процесс фосфорилирования –
дефосфорилирования белков при участии широкого разнообразия протеинкиназ,
катализирующих транспорт концевой группы от АТФ на ОН-группы серина и треонина, а в
ряде случаев – тирозина белков-мишеней. Процесс фосфорилирования представляет собой
важнейшую посттрансляционную химическую модификацию белковых молекул, коренным
образом изменяющую как их структуру, так и функции. В частности, он вызывает изменение
структурных свойств (ассоциацию или диссоциацию составляющих субъединиц),
активирование или ингибирование их каталитических свойств, в конечном итоге
определяяскорость химических реакций и в целом функциональную активность клеток.
Аденилатциклазная мессенджерная система
Наиболее изученным является аденилатциклазный путь передачи гормонального сигнала. В
нем задействовано мимимум пять хорошо изученных белков: 1) рецептор гормона;
2) фермент аденилатциклаза, выполняющая функцию синтеза циклического АМФ (цАМФ);
3) G-белок, осуществляющий связь междуаденилатциклазой и рецептором; 4) цАМФ-
зависимая протеинкиназа,
катализирующая фосфорилированиевнутриклеточных ферментов или белков-мишеней,
соответственно изменяя их активность; 5)фосфодиэстераза, которая вызывает
распад цАМФ и тем самым прекращает (обрывает) действие сигнала (рис. 8.5).
Получены в чистом виде α- и β-адренергические рецепторы из плазматических
мембран клеток печени, мышц и жировой ткани. Показано, что связывание гормона с β-
адренергическим рецептором приводит к структурным изменениям
внутриклеточного домена рецептора, что в свою очередь обеспечивает
взаимодействие рецептора со вторым белком сигнального пути – ГТФ-связывающим.
ГТФ-связывающий белок – G-белок – представляет собой смесь 2 типов белков: активного
Gs(от англ. stimulatory G) и ингибиторного Gi с мол. массой 80000–90000. В составе каждого
из них имеется три разные субъединицы (α-, β- и γ-), т.е. это гетеротримеры. Показано, что β-
субъеди-ницы Gsи Giидентичны (мол. масса 35000); в то же время α-субъединицы,
являющиеся продуктами разных генов (мол. масса 45000 и 41000), оказались ответственными
за проявление G-белком активаторной и ингибиторной активностисоответственно.
Гормонрецепторный комплекс сообщает G-белку способность не только легко обменивать
эндогенный связанный ГДФ на ГТФ, но и переводить Gs-белок в активированное состояние,
при этом активный G-белок диссоциирует в присутствии ионов Mg2+на β-, γ-субъединицы и
комплекс α-субъединицы Gsв ГТФ-форме; этот активный комплекс затем перемещается
к молекуле аденилатциклазы и активирует ее. Сам комплекс затем подвергается
самоинактивации за счет энергии распада ГТФ и реассоциации β- и γ-субъединиц с
образованием первоначальной ГДФ-формы Gs.

Рис. 8.5. Аденилатциклазный путь передачи гормонального сигнала.


Рец - рецептор; G - G-белок; АЦ-аденилатциклаза.
Аденилатциклаза представляет собой интегральный белок плазматических мембран,
его активный центрориентирован в сторону цитоплазмы и
катализирует реакцию синтеза цАМФ из АТФ:
Каталитический компонент аденилатциклазы, выделенный из разных тканей животных,
представлен однимполипептидом с мол. массой 120000– 150000; в отсутствие G-белков он
практически неактивен; содержит две SH-группы, одна из которых вовлечена в сопряжение с
Gs-белком, а вторая необходима для проявления каталитической активности.
В молекуле фермента имеется несколько аллостерических центров, через которые
осуществляется регуляция активности низкомолекулярными соединениями: ионами Mg2+,
Mn2+и Са2+, аденозином и форсколином. Под действием фосфоди-
эстеразы цАМФ гидролизуется с образованием неактивного 5'-АМФ.
Протеинкиназа – это внутриклеточный фермент, через который цАМФ реализует свой
эффект.Протеинкиназа может существовать в 2 формах. В
отсутствие цАМФ Протеинкиназа представлена в виде тетрамерного комплекса, состоящего
из двух каталитических (С2) и двух регуляторных (R2) субъединиц с мол. массами 49000 и
38000 соответственно; в этой форме фермент неактивен. В
присутствии цАМФпротеинкиназный комплекс обратимо диссоциирует на одну R2-
субъединицу и две свободные каталитические субъединицы С; последние обладают
ферментативной активностью, катализируяфосфорилирование белков и ферментов,
соответственно изменяя клеточную активность.

Рис. 8.6. Ковалентная регуляция гликогенфосфорилазы.


Следует отметить, что в клетках открыт большой класс цАМФ-зависи-мых протеинкиназ ,
названныхпротеинкиназами А; они катализируют перенос фосфатной группы на ОН-
группы серина и треонина (так называемые серин-треонин-киназы). Другой
класс протеинкиназ, в частности активируемый инсулиновымрецептором (см. ранее),
действует только на ОН-группу тирозина. Однако во всех случаях добавление
высокозарядной и объемной фосфатной группы вызывает не только конформационные
изменения фосфорилированных белков, но изменяет их активность или кинетические
свойства.
Активность многих ферментов регулируется цАМФ-зависимым фосфо-рилированием,
соответственно большинство гормонов белково-пептидной природы активирует этот процесс.
Однако ряд гормоновоказывает тормозящий эффект на аденилатциклазу, соответственно
снижая уровень цАМФ ифосфорилирование белков. В частности, гормон соматостатин,
соединяясь со своим специфическимрецептором – ингибиторным G-белком (Gi ,
являющимся структурным гомологом Gs-белка (см. ранее), ингиби-рует аденилатциклазу и
синтез цАМФ, т.е. вызывает эффект, прямо противоположный
вызываемомуадреналином и глюкагоном. В ряде органов простагландины (в частности,
РGЕ1) также оказывают ингибиторный эффект на аденилатциклазу, хотя в том же органе (в
зависимости от типа клеток) и тот же PGE1может активировать синтез цАМФ.
Более подробно изучен механизм активирования и регуляции
мышечной гликогенфосфорилазы, активирующей распад гликогена. Выделяют 2 формы:
каталитически активную – фосфорилазаа и неактивную – фосфо-рилаза b. Обе фосфорилазы
построены из двух идентичных субъединиц (мол. массой 94500), в каждой остаток серина в
положении 14 подвергается процессу фосфорилирования–дефосфорилирования,
соответственно активированию и инактивированию (рис. 8.6).
Под действием киназы фосфорилазы b, активность которой регулируется цАМФ-
зависимой протеинкиназой, обе субъединицы молекулы неактивной формы фосфорилазы b
подвергаются ковалентному фосфорилиро-ванию и превращаются в активную фосфорилазу
а. Дефосфорилирование последней под действием специфической фосфатазы фосфорилазы а
приводит к инактивации фермента и возврату в исходное состояние.
В мышечной ткани открыты 3 типа регуляции гликогенфосфорилазы. Первый тип –
ковалентная регуляция, основанная на гормонзависимом фосфорилировании–
дефосфорилировании субъединиц фосфорилазы (см. рис. 8.6).

Рис. 8.7. Аллостерическая регуляция гликогенфосфорилазы.


Второй тип – аллостерическая регуляция. Она основана на реакциях аденилирования–
деаденилирования субъединиц гликогенфосфорилазы b (соответственно активирование–
инактивирование). Направлениереакций определяется
отношением концентраций АМФ и АТФ, присоединяющихся не к активному центру, а к
аллостерическому центру каждой субъединицы (рис. 8.7).
В работающей мышце накопление АМФ, обусловленное тратой АТФ, вызывает
аденилирование и активирование фосфорилазы b. В покое, наоборот,
высокие концентрации АТФ, вытесняя АМФ, приводят к аллостериче-скому ингибированию
этого фермента путем деаденилирования.
цАМФ и протеинкиназа играют центральную роль в гормональной регуляции синтеза и
распада гликогена впечени (рис. 8.8). Подробно о химических превращениях гликогена см. в
главе 10.
Третий тип – кальциевая регуляция, основанная на аллостерическом активировании киназы
фосфорилазы bионами Са2+, концентрация которых повышается при мышечном сокращении,
способствуя тем самым образованию активной фосфорилазы а.

Гуанилатциклазная мессенджерная система


Довольно долгое время циклический гуанозинмонофосфат (цГМФ) рассматривался как
антипод цАМФ. Ему приписывали функции, противоположные цАМФ. К настоящему
времени получено много данных, что цГМФ принадлежит самостоятельная роль в регуляции
функции клеток. В частности, в почках и кишечнике он контролирует ионный транспорт и
обмен воды, в сердечной мышце служит сигналом релаксации и т.д.
Биосинтез цГМФ из ГТФ осуществляется под действием специфической гуанилатциклазы по
аналогии с синтезом цАМФ:
Рис. 8.8. Схематическое выражение центральной роли цАМФ и протеинкиназы в
гормональной регуляциисинтеза и распада гликогена.
Адреналинрецепторный комплекс: АЦ - аденилатциклаза, G - G-белок; С и R -
соответственно каталитические и регуляторные субъединицы протеинкиназы; КФ - киназа
фосфорилазы b Ф - фосфорилаза; Глк-1-P - глюкозо-1-фосфат; Глк-6-P - глюкозо-6-фосфат;
УДФ-Глк - ури-диндифосфатглюкоза; ГС - гликогенсинтаза.
Известны четыре разные формы гуанилатциклазы, три из которых являются
мембраносвязанными и одна – растворимая открыта в цитозоле. Показано, что
мембраносвязанные формы (мол. массой ~ 180000) состоят из 3 участков: рецепторного,
локализованного на внешней поверхности плазматической мембраны;
внутримембранного домена и каталитического компонента, одинакового у разных
форм фермента. Гуанилатциклаза открыта во многих органах (сердце, легкие, почки,
надпочечники, эндотелий кишечника, сетчатка и др.), что свидетельствует о широком ее
участии в регуляции внутриклеточного метаболизма, опосредованном через цГМФ.
Мембраносвязанный фермент активируется через соответствующиерецепторы короткими
внеклеточными пептидами (18–20 аминокислотных остатков), в
частности гормономпредсердным натрийуретическим пептидом (АНФ),
термостабильным токсином грамотрицательных бактерий и др. АНФ, как известно,
синтезируется в предсердии в ответ на увеличение объема крови, поступает скровью в почки,
активирует гуанилатциклазу (соответственно повышает уровень цГМФ), способствуя
экскреции Na и воды. Гладкие мышечные клетки сосудов также содержат аналогичную
рецептор-гуанилатциклазную систему, посредством которой связанный с рецептором АНФ
оказывает сосудорасширяющее действие, способствуя снижению кровяного давления. В
эпителиальных клеткахкишечника активатором рецептор–гуанилатциклазной системы может
служить бактериальный эндотоксин, который приводит к замедлению всасывания воды в
кишечнике и развитию диареи.
Растворимая форма гуанилатциклазы (мол. масса 152000) является
гемсодержащим ферментом, состоящим из 2 субъединиц. В регуляции этой формы
гуанилатциклазы принимают участие нитровазодилататоры, свободные радикалы – продукты
перекисного окисления липидов. Одним из хорошо известных активаторов является
эндотелиальный фактор (EDRF), вызывающий релаксацию сосудов. Действующим
компонентом, естественным лигандом, этого фактора служит оксид азота NO. Эта
формафермента активируется также некоторыми нитрозовазодилататорами (нитроглицерин,
нитропруссид и др.), используемыми при болезнях сердца; при распаде этих препаратов
также освобождается NO.
Оксид азота образуется из аминокислоты аргинина при участии сложной Са2+-зависимой
ферментной системы со смешанной функцией, названной NO-синтазой:

Оксид азота при взаимодействии с гемом гуанилатциклазы способствует быстрому


образованию цГМФ, который снижает силу сердечных сокращений путем стимулирования
ионных насосов, функционирующих при низких концентрациях Са2+. Однако действие NO
кратковременное, несколько секунд, локализованное – вблизи места его синтеза. Подобный
эффект, но более длительный оказывает нитроглицерин, который медленнее освобождает
NO.
Получены доказательства, что большинство эффектов цГМФ опосредовано через цГМФ-
зависимуюпротеинкиназу, названную протеинкина-зой G. Этот широко распространенный
в эукариотических клеткахфермент получен в чистом виде (мол. масса 80000). Он состоит из
2 субъединиц – каталитического домена с последовательностью, аналогичной
последовательности С-субъединицы протеинкиназы А (цАМФ-зависимой), и регуля-
торного домена, сходного с R-субъединицей протеинкиназы А (см. ранее).
Однакопротеинкиназы А и G узнают разные последовательности белков, регулируя
соответственнофосфорилирование ОН-группы серина и треонина разных
внутриклеточных белков и оказывая тем самым разные биологические эффекты.
Уровень циклических нуклеотидов цАМФ и цГМФ в клетке контролируется
соответствующимифосфодиэстеразами, катализирующими их гидролиз до 5'-
нуклеотидмонофосфатов и различающимися по сродству к цАМФ и цГМФ. Выделены и
охарактеризованы растворимая кальмоду-линзависимаяфосфодиэстераза и
мембраносвязанная изоформа, не регулируемая Са2+ и кальмодулином.

Са2+-мессенджерная система
Ионам Са2+ принадлежит центральная роль в регуляции многих клеточных функций.
Изменениеконцентрации внутриклеточного свободного Са2+ является сигналом для активации
или ингибирования ферментов, которые в свою очередь регулируют метаболизм,
сократительную и секреторную активность,адгезию и клеточный рост. Источники Са2+ могут
быть внутри- и внеклеточными. В норме концентрация Са2+в цитозоле не превышает 10–7 М, и
основными источниками его являются эндоплазмати-ческий ретикулум имитохондрии.
Нейрогормональные сигналы приводят к резкому повышению концентрации Са2+ (до 10–6 М),
поступающего как извне через плазматическую мембрану (точнее, через потенциалзависимые
и рецепторзависимые кальциевые каналы), так и из внутриклеточных источников. Одним из
важнейших механизмов проведения гормонального сигнала в кальций–мессенджерной
системе является запуск клеточных реакций (ответов) путем активирования специфической
Са2+-кальмодулин-зависимойпротеинкиназы. Регуляторной субъединицей
этого фермента оказался Са2+-связывающий белоккальмодулин (мол. масса 17000). При
повышении концентрации Са2+ в клетке в ответ на поступающие сигналы
специфическая протеинкиназа катализирует фосфорилирование множества
внутриклеточныхферментов – мишеней, регулируя тем самым их активность. Показано, что в
состав киназы фосфорилазы b, активируемой ионами Са2+, как и NO-синтазы,
входит кальмодулин в качестве субъединицы. Кальмодулинявляется частью множества
других Са2+-свя-зывающих белков. При повышении концентрации кальциясвязывание
Са2+ с кальмодулином сопровождается конформационными его изменениями, и в этой Са2+-
связанной форме кальмодулин модулирует активность множества
внутриклеточных белков (отсюда его название).
К внутриклеточной системе мессенджеров относят также
производные фосфолипидов мембранэукариотических клеток, в частности фосфорили-
рованные производные фосфатидилинозитола. Эти производные освобождаются в ответ на
гормональный сигнал (например, от вазопрессина или тиротропина) под действием
специфической мембраносвязанной фосфо-липазы С. В результате последовательных
реакций образуются два потенциальных вторичных мессенджера – диацилглицерол и
инозитол-1,4,5-три-фосфат.
Биологические эффекты этих вторичных мессенджеров реализуются по-разному. Действие
диацилглицерола, как и свободных ионов Са2+, опосредовано через мембраносвязанный Са-
зависимыйфермент протеин-киназу С, которая
катализирует фосфорилирование внутриклеточных ферментов, изменяя их активность.
Инозитол-1,4,5-трифосфат связывается со специфическим рецептором на
эндоплазматическом ретикулуме, способствуя выходу из него ионов Са2+ в цитозоль.
Таким образом, представленные данные о вторичных мессенджерах свидетельствуют о том,
что каждой из этих систем посредников гормонального эффекта соответствует определенный
класс протеинкиназ, хотя нельзя исключить возможности существования тесной связи между
этими системами. Активностьпротеинкиназ типа А регулируется цАМФ, протеинкиназы G
– цГМФ; Са2+-кальмодулинзависимыепротеинкиназы находятся под контролем
внутриклеточной [Са2+], а протеинкиназа типа С регулируется диацилглицеролом
в синергизме со свободным Са2+ и кислыми фосфолипидами. Повышение уровня какого-либо
вторичного мес-сенджера приводит к активации соответствующего класса протеинкиназ и
последующему фосфорилированию их белковых субстратов. В результате меняется не
только активность, но и регуляторные и каталитические свойства многих ферментных
систем клетки: ионных каналов, внутриклеточных структурных элементов и генетического
аппарата.
Известно, что эффект стероидных гормонов реализуется через генетический аппарат путем
измененияэкспрессии генов. Гормон после доставки с белками крови в клетку проникает
(путем диффузии) черезплазматическую мембрану и далее через ядерную мембрану и
связывается с внутриядерным рецептором–белком. Комплекс стероид–белок затем
связывается с регуляторной областью ДНК, с так называемыми гормончувствительны-ми
элементами, способствуя транскрипции соответствующих структурных генов,
индукции синтеза белка de novo (см. главу 14) и изменению метаболизма клетки в ответ на
гормональный сигнал.
Следует подчеркнуть, что главной и отличительной особенностью молекулярных механизмов
действия двух основных классов гормонов является то, что действие
пептидных гормонов реализуется в основном путем посттрансляционных
(постсинтетических) модификаций белков в клетках, в то время как стероидные гормоны (а
также тиреоидные гормоны, ретиноиды, витамин D3-гормоны) выступают в качестве
регуляторовэкспрессии генов. Это обобщение, однако, не является абсолютным, и здесь
возможны модификации, рассмотренные при описании отдельных гормонов.
43) Тропные гормоны гипофиза. Строение, механизм действия, мишени, роль в регуляции
эндокринной системы.

Гипофиз секретирует большое количество гормонов, участвующих в регуляции


различных биохимических процессов и физиологических функций. В передней доле
гипофиза (аденогипофизе) синтезируются так называемые тропные гормоны,
стимулирующие синтез и секрецию гормонов других эндокринных желёз или оказывающие
влияние на метаболические реакции в других тканях-мишенях (табл. 11-6).

Задняя доля гипофиза, или нейрогипофиз, секретирует гормоны, регулирующие в


основном водный баланс и лактацию.

Секреция гормонов гипофиза обусловлена сочетанием нервных и гуморальных сигналов.


При этом один и тот же агонист (например, норад-реналин) может вызывать
противоположные изменения в секреции гипофизарных гормонов. С другой стороны,
секреция каждого гормона может контролироваться многочисленными факторами.

Синтез и секреция гормонов передней доли гипофиза регулируются гормонами


гипоталамуса, которые поступают в гипофиз через портальную систему кровеносных
сосудов, связывающих гипоталамус и переднюю долю гипофиза. Кроме того, секреция
гормонов гипоталамуса и гипофиза регулируется по механизму обратной связи гормонами,
продукцию которых они стимулируют в органах-мишенях.

В передней доле гипофиза синтезируются гормоны, которые по химическому строению


являются пептидами и гликопротеинами.

По механизму их синтеза и биологическим функциям эти гормоны объединяют в 3


группы.

1. Гормон роста, пролактин

Гормон роста синтезируется в соматотроф-ных клетках, наиболее многочисленных в


передней доле гипофиза. Содержание гормона роста составляет 5-16 мг в 1 г ткани железы, в
то время как количество других гормонов гипофиза исчисляется в мкг/г. Т1/2 гормона в
плазме крови составляет около 50 мин.

Гормон роста у всех видов млекопитающих представляет собой одноцепочечный пептид


с молекулярной массой 22 кД, состоящий из 191 аминокислотного остатка и имеющий 2
внутримолекулярные дисульфидные связи (рис. 11-10).

Гормон роста образуется из прогормона с молекулярной массой 28 кД, не обладающего


гормональной активностью. Уровень гормона роста в плазме крови не превышает 3 нг/мл.
Секреция гормона роста носит пульсирующий характер с интервалами в 20-30 мин. Один из
самых больших пиков отмечается вскоре после засыпания.

Под влиянием различных стимулов (стресс, физические упражнения, гипогликемия,


голодание, белковая пища, аминокислота аргинин)

Строение и биологические функции гормонов передней доли гипофиза


Гормон Строение Биологическая функция
Гормон роста (FP), Полипептид, Стимулирует йостнатальный рост
соматотропный гормон (СТГ) 191 а.к скелета и мягких тканей. Участвует в
регуляции энергетического и
минерального обмена.
Тиреотропин, Димер (αβ) Стимулирует синтез йодтиронинов
Тиреотропный α-полипептид,  
гормон (ТТГ) 96 а.к.  
  β-Полипептид,  
112а.к.
Пролактин (ПРЛ) Полипептид, Стимулирует лактацию
197 а.к.
Лютеинизирующий гормон (ЛГ) α-Полипептид, У женщин индуцирует овуляцию
96 а.к.
  β-Полипептид, У мужчин индуцирует синтез
121 а.к. андрогенов в клетках Лейдига
Фолликулостимулирующий α-Полипептид, У женщин стимулирует рост
гормон (ФСГ) 96 а.к. фолликулов У мужчин стимулирует
сперматогенез
  β-Полипептид,  
120 а.к.
Кортикотропин, Полипептид, Стимулирует рост надпочечников и
адренокортикотропный гормон 39 а.к. синтез кортикостероидов
(АКТГ)
β-Липотропин (β-ЛТГ) Полипептид, Стимулирует липолиз
93 а.к.

Гормон роста человека. Полипептидная цепь включает 191 аминокислотный остаток. Две


дисульфидные связи образованы между остатками цистеина в положениях 183-189 и 53-165.

даже у нерастущих взрослых людей уровень гормона роста в крови может возрастать до 30-
100 нг/мл.
Регуляция синтеза и секреции гормона роста осуществляется множеством факторов.
Основной стимулирующий эффект оказывает соматолиберин, основной тормозящий -
гипоталамический соматостатин.

Рецепторы гормона роста находятся в плазматической мембране клеток печени, жировой


ткани, яичках, жёлтом теле, скелетных мышцах, хрящевой ткани, мозге, лёгких,
поджелудочной железе, кишечнике, сердце, почках, лимфоцитах. Рецептор гормона роста -
белок с одним внутримембранным доменом и молекулярной массой 70 кД. Связывание
рецептора с гормоном роста вызывает димеризацию 2 рецепторов, что приводит к активации
связанных с рецептором Янус-киназ и фосфорилированию Янус-киназ и рецептора по
остаткам тирозина. Активация рецептора гормона роста сопровождается повышением
активности тирозинкиназ и фосфолипазы С с последующим повышением уровня ДАГ и
ИФ3 и активацией протеинкиназы С (см. раздел 5).

Первичные эффекты гормона роста кратков-ременны и инсулиноподобны. Они


проявляются

в основном в отношении обмена жиров и углеводов. В жировой ткани усиливается


потребление глюкозы и липогенез, вследствие чего происходит снижение концентрации
глюкозы в крови. Однако в дальнейшем проявляются более медленные (в основном,
противоположные инсулину) эффекты: усиливается липолиз в жировой ткани, увеличивается
концентрация жирных кислот в крови, а в случае недостаточности инсулина увеличивается
содержание кетоновых тел в крови. Энергия, образующаяся при повышенном распаде жиров,
используется на анаболические процессы. В то же время использование глюкозы жировыми и
мышечными клетками снижается, а в печени ускоряется глюконеогенез, следствием чего
может быть гипергликемия, особенно при недостатке инсулина (рис. 11-11). Основное
действие гормона роста направлено на регуляцию обмена белков и процессов, связанных с
ростом и развитием организма. Под влиянием гормона роста усиливаются транспорт
аминокислот в клетки мышц, синтез белка в костях, хрящах, мышцах, печени и других
внутренних органах, увеличивается общее количество РНК, ДНК и общее число клеток.

Влияние гормона роста на рост скелета и мягких тканей требует участия веществ,
которые синтезируются в ответ на взаимодействие гормона роста с рецепторами
плазматической мембраны клеток различных тканей, в основном печени, и носят название
соматомединов. Поскольку эти молекулы отличаются высокой гомологичностью друг к
другу, а также к проинсулину и обладают инсулиноподобной активностью и мощным
ростстимулирующим действием, они называются инсулиноподобными факторами роста
(ИФР-1, или соматомедин С; ИФР-2, или соматомедин А). ИФР-1 - одно-цепочечный
полипептид основного характера, содержащий 70 аминокислотных остатков, а полипептид
ИФР-2 носит кислотный характер и состоит из 67 аминокислотных остатков. В крови
примерно 95% соматомединов циркулирует в комплексе с белками. Синтез ИФР-1 в большей
степени зависит от концентрации гормона роста в крови, чем синтез ИФР-2. В то же время
ИФР-1, образующийся в печени, ингибирует синтез и секрецию гормона роста по механизму
ретроингибирования, действуя на уровне гипофиза и гипоталамуса (рис. 11-12).
. Биологическое действие гормона роста.

. Регуляция секреции гормона роста. Соматолиберин стимулирует (1), а соматостатин


ингибирует (2) освобождение гормона роста (ГР) из передней доли гипофиза. ИФР-1
ингибирует секрецию соматолиберина (3) и стимулирует секрецию соматостатина (4). ИФР-1
ингибирует секрецию гормона роста также на уровне гипофиза (5).
Инсулиноподобные факторы роста оказывают своё действие различными путями:
эндокринным, паракринным и аутокринным

Подобно рецептору инсулина, рецептор ИФР-1 обладает тирозинкиназной активностью


и инициирует каскад реакций фосфорилирования других белков, участвующих в различных
внутриклеточных процессах, включая активацию транскрипции генов. В большинстве
случаев ИФР-1, как и инсулин, инициирует клеточное развитие, однако при значительно
меньших, почти физиологических концентрациях. Это указывает на то, что
инсулиноподобные факторы роста более активны в отношении их действия на рост и
развитие клеток.

Под влиянием гормона роста увеличивается ширина и толщина костей, и одновременно


с этим ускоряется рост других тканей, включая соединительную ткань, мыпщы и внутренние
органы.

Пролактин синтезируется лактотрофными клетками передней доли гипофиза в виде


прогормона с молекулярной массой 40 кД. Число этих клеток резко возрастает при
беременности под влиянием эстрогенов. Пролактин близок по химическому строению
гормону роста. Он состоит из 199 аминокислотных остатков, образующих одну
полипептидную цепь с тремя дисульфидными связями. 35% аминокислотной
последовательности пролактина идентично последовательностям гормона роста. Оба гормона
имеют общие антигенные детерминанты, сходное строение рецепторов и пути трансдукции
сигналов в клетки.

Рецепторы пролактина присутствуют в клетках многих тканей: в печени, почках,


надпочечниках, яичках, яичниках, матке и других тканях.

Основная физиологическая функция пролактина - стимуляция лактации. Пролактин


индуцирует синтез α-лактальбумина и казеина, активирует синтез фосфолипидов и ТАГ.

На процессы роста Пролактин влияет в значительно меньшей степени, чем гормон роста.

У мужчин Пролактин повышает чувствительность клеток Лейдига к лютеинизирующему


гормону, поддерживая таким образом необходимый уровень синтеза тестостерона; в почках
пролактин снижает экскрецию воды, влияет на реабсорбцию ионов Na+ и К+; Пролактин
также повышает гуморальный и клеточный иммунитет.

Синтез и секрецию пролактина стимулируют тиреолиберин, серотонин, окситоцин,


ацетил-холин, ингибирующий эффект оказывает дофамин.

Подобно большинству гормонов, Пролактин секретируется в кровь эпизодически с


интервалами 30-90 мин. Максимум секреции отмечается через 6-8 ч после начала сна.
Концентрация пролактина в плазме крови женщин составляет 8-10 нг/мл, а мужчин - 5-8
нг/мл. Т1/2 пролактина составляет 15-20 мин.

Плацента продуцирует гормон (плацентарный лактоген) , гомологичный по


аминокислотному составу гормону роста и пролактину. Все 3 гормона имеют общие
антигенные детерминанты и обладают рост-стимулирующей и лакто-генной активностью.
Существует гипотеза, согласно которой гены этих гормонов возникли в результате
дупликации одного гена-предшественника.

Действие гормона роста через ИФР. Гормон роста взаимодействует с рецептором


плазматической мембраны клеток, стимулируя синтез ИФР (1). ИФР, в свою очередь,
взаимодействуют со специфическими рецепторами клеток той же или других тканей (2) и
стимулируют фосфорилирование белков, участвующих в митозе и росте (3).

2. Тиреотропин, лютеинизирующий гормон


и фолликулостимулирующий гормон

Тиреотропин, ЛГ и ФСГ - гликопротеины. Тиреотропин (TIT) с молекулярной массой


около 30 кД синтезируется в тиреотрофных клетках передней доли гипофиза.

Стимуляция секреции тиреотропина происходит под влиянием тиреолиберина, а


основное ингибирующее действие оказывает повышение уровня тиреоидных гормонов. Пик
секреции ТТГ отмечается в часы, непосредственно предшествующие сну, с последующим
снижением в течение ночи.

Основная биологическая функция тиреотропина - стимуляция синтеза и секреции йод-


тиронинов (Т3 и Т4) в щитовидной железе. Трансдукция сигнала тиреотропина в клетки
щитовидной железы происходит через рецепторы плазматической мембраны и активацию
аденилатциклазы.
Рецептор тиреотропина состоит из 2 доменов, один из которых представляет собой
гликопротеин, а второй - ганглиозид (гликолипид, содержащий сиаловую кислоту). Для
проявления биологического действия необходимо связывание тиреотропина с обоими
доменами рецептора.

Тиреотропин оказывает на щитовидную железу 2 типа эффектов. Одни проявляются


быстро (в течение нескольких минут) и включают стимуляцию всех стадий синтеза и
секреции йодтиронинов (см. ниже подраздел III, В). Проявление других требует нескольких
дней. К ним относят стимуляцию синтеза белков, фосфолипидов, нуклеиновых кислот,
увеличение размеров и количества тиреоидных клеток.

Строение гормонов передней доли гипофиза и хорионического гонадотропина. ТТГ,


ФСГ, ЛГ и ХГ - гликопротеины, состоящие из 2 субъединиц; ос-субъединицы всех 4
гормонов идентичны; β-субъединицы различаются первичной структурой, строением
олигосахаридных фрагментов и участков гликозилирования и определяют биологическую
активность; α- и β-субъединицы содержат олигосахаридные фрагменты.

Некоторые иммуноглобулины класса G, взаимодействуя с рецепторами тиреотропина,


имитируют эффекты гормона. Подобные иммуноглобулины обнаруживаются у большинства
больных гипертиреозом (см. ниже подраздел III, В). Помимо стимулирующих,
обнаруживаются и антитела, вызывающие разрушение клеток щитовидной железы.
Образование антител, имитирующих эффекты тиреотропина, - одна из частых причин
нарушений функций щитовидной железы.

В группу гормонов, относящихся к гликопротеинам, входят также гонадотропные


гормоны гипофиза ЛГ и ФСГ и хорионический гонадотропин (ХГ) (рис. 11-14).

3. Группа гормонов, образующихся


из проопиомеланокортина

Проопиомеланокортин (ПОМК) с молекулярной массой 28,5 кД синтезируется в


передней и промежуточной долях гипофиза и в некоторых других тканях (кишечнике,
плаценте). Полипептидная цепь ПОМК состоит из 265 аминокислотных остатков (рис. 11-15).

После отщепления сигнального пептида происходит частичный протеолиз оставшейся


полипептидной цепи с образованием АКТГ и β-липотропина (β-ЛП). В разных клетках в
результате избирательного протеолиза образуется разный набор пептидов: α- и β-
меланоцитстимулирующих гормонов (α- и β-МСГ) и эндорфинов. β-МСГ и
кортикотропиноподобный гормон промежуточной доли у человека практически не
образуются, так как у взрослых людей промежуточная доля не развита. В гипофизе человека
найдены β-липотропин, γ-липотропин и β-эндорфин. Функции всех продуктов разрушения
ПОМК недостаточно изучены.

Кортикотрошш (АКТГ) - пептидный гормон; состоит из 39 аминокислотных остатков;


синтезируется в клетках передней доли гипофиза под влиянием кортиколиберина.

Кортикотропин секретируется в импульсивном режиме. Скорость секреции составляет 5-


25 мкг/сут. При стрессе (травма, ожог, хирургическое вмешательство, интоксикация
химическими веществами, кровотечение, боль, психическая травма) концентрация АКТГ в
крови возрастает во много раз. У здоровых людей наименьший уровень АКТГ в крови
отмечается в конце дня и непосредственно перед сном, наибольший
Пептидные гормоны, образующиеся из ПОМК. А - ПОМК состоит из 265 аминокислотных
остатков (а.к.), включая N-концевой сигнальный пептид из 26 аминокислот; Б - после
отщепления сигнального пептида полипептидная цепь расщепляется на 2 фрагмента: АКТГ
(39 а.к.) и β-липотропин (42-134 а.к); В, Г, Д - при дальнейшем протеолизе происходит
образование α- и β-МСГ и эндорфинов. КППДГ - кортикотропиноподобный гормон
промежуточной доли гипофиза.

- в 6-8 ч утра, в момент пробуждения. Т1/2 в крови составляет 15-25 мин.

Механизм действия АКТГ включает взаимодействие с рецептором плазматической


мембраны клеток, активацию аденилатциклазы и фосфорилирование белков, участвующих в
синтезе кортикостероидов (см. ниже подраздел III, Д). Эти эффекты усиливаются в
присутствии ионов Са2+. В клетках коры надпочечников АКТГ стимулирует гидролиз эфиров
холестерола, увеличивает поступление в клетки холестерола в составе ЛПНП; стимулирует
превращение холестерола в прегненолон; индуцирует синтез митохондриаль-ных и
микросомальных ферментов, участвующих в синтезе кортикостероидов.
44) Гормоны задней доли гипофиза. Строение, механизм действия, биологическая роль.
Задняя доля содержит:
1.отростки и терминалы нейросекреторных клеток СОЯ и ПВЯ гипоталамуса, по которым
транспортируются и вьщеляются в кровь АДГ и окситоцин; расширенные участки по ходу
отростков и в области терминалей называются накопительными нейросекреторными
тельцами (Херринга);
2.многочисленные фенестрированные капилляры;
3.питуициты - отростчатые глиальные клетки (занимают до 25-30% объема доли) - образуют
3-мерные сети, охватывают аксоны и терминали нейросекреторных клеток и
выполняют поддерживающую и трофическую функции, а также, возможно, влияют на
процессы выделения нейросекрета.
Гормоны задней доли гипофиза образуются в гипоталамусе. В нейрогипофизе происходит их
накопление. В клетках супраоптического и паравентрикулярного ядер гипоталамуса
осуществляется синтез окситоцина и антидиуретического гормона. Синтезированные
гормоны путем аксонального транспорта с помощью белка — переносчика нейрофизина по
гипоталамо-гипофизарному тракту — транспортируются в заднюю долю гипофиза. Здесь
происходит депонирование гормонов и в дальнейшем выделение в кровь.
Антидиуретический гормон (АДГ)
Антидиуретический гормон (АДГ), или вазопрессин, осуществляет в организме 2 основные
функции. Первая функция заключается в его антидиуретическом действии, которое
выражается в стимуляции реабсорбции воды в дистальном отделе нефрона. Это действие
осуществляется благодаря взаимодействию гормона с вазопрессиновыми рецепторами типа
V-2, что приводит к повышению проницаемости стенки канальцев и собирательных трубочек
для воды, ее реабсорбции и концентрированию мочи. В клетках канальцев происходит также
активация гиалуронидазы, что приводит к усилению деполимеризации гиалуроновой
кислоты, в результате чего повышается реабсорбция воды и увеличивается объем
циркулирующей жидкости. В больших дозах (фармакологических) АДГ суживает артериолы,
в результате чего повышается артериальное давление. Поэтому его также называют
вазопрессином. В обычных условиях при его физиологических концентрациях в крови это
действие не имеет существенного значения. Однако при кровопотере, болевом шоке
происходит увеличение выброса АДГ. Сужение сосудов в этих случаях может иметь
адаптивное значение. Образование АДГ усиливается при повышении осмотического
давления крови, уменьшении объема внеклеточной и внутриклеточной жидкости, снижении
артериального давления, при активации ренин-ангиотензиновой системы и симпатической
нервной системы. При недостаточности образования АДГ развивается несахарный диабет,
или несахарное мочеизнурение, который проявляется выделением больших количеств мочи
(до 25 л в сутки) низкой плотности, повышенной жаждой. Причинами несахарного диабета
могут быть острые и хронические инфекции, при которых поражается гипоталамус (грипп,
корь, малярия), черепно-мозговые травмы, опухоль гипоталамуса. Избыточная секреция АДГ
ведет, напротив, к задержке воды в организме.
Окситоцин
Окситоцин избирательно действует на гладкую мускулатуру матки, вызывая ее сокращения
при родах. На поверхностной мембране клеток существуют специальные окситоциновые
рецепторы. Во время беременности окситоцин не повышает сократительную активность
матки, но перед родами под влиянием высоких концентраций эстрогенов резко возрастает
чувствительность матки к окситоцину.
Окситоцин участвует в процессе лактации. Усиливая сокращения миоэпителиальных клеток
в молочных железах, он способствует выделению молока. Увеличение секреции окситоцина
происходит под влиянием импульсов от рецепторов шейки матки, а также механорецепторов
сосков грудной железы при кормлении грудью. Эстрогены усиливают секрецию окситоцина.
Функции окситоцина в мужском организме изучены не достаточно. Считают, что он является
антагонистом АДГ. Недостаток продукции окситоцина вызывает слабость родовой
деятельности.
Гормоны вазопрессин и окситоцин синтезируются рибосомальным путем, причем
одновременно в гипоталамусе синтезируются 3 белка: нейрофизин I, II и III, функция
которых заключается в нековалентном связывании окситоцина и вазопрессина и транспорте
этих гормонов в нейросекреторные гранулы гипоталамуса. Далее в виде комплексов
нейрофизин–гормон они мигрируют вдоль аксона и достигают задней доли гипофиза, где
откладываются про запас; после диссоциации комплекса свободный гормон секретируется в
кровь. Нейрофизины также выделены в чистом виде, и выяснена первичная структура двух из
них (92 из 97 аминокислотных остатков соответственно); это богатые цистеином белки,
содержащие по семь дисульфидных связей. Химическое строение обоих гормонов было
расшифровано классическими работами В. дю Виньо и сотр., впервые выделивших эти
гормоны из задней доли гипофиза и осуществивших их химический синтез. Оба гормона
представляют собой нонапептиды следующего строения:

Вазопрессин отличается от окситоцина двумя аминокислотами: он содержит в положении 3


от N-конца фенилаланин вместо изолейцина и в положении 8 – аргинин вместо лейцина.
Указанная последовательность 9 аминокислот характерна для вазопрессина человека,
обезьяны, лошади, крупного рогатого скота, овцы и собаки. В молекуле вазопрессина из
гипофиза свиньи вместо аргинина в положении 8 содержится лизин, отсюда название «лизин-
вазопрессин». У всех позвоночных, за исключением млекопитающих, идентифицирован,
кроме того, вазотоцин. Этот гормон, состоящий из кольца с S—S мостиком окситоцина и
боковой цепью вазопрессина, был синтезирован химически В. дю Виньо задолго до
выделения природного гормона. Высказано предположение, что эволюционно все
нейрогипофизарные гормоны произошли от одного общего предшественника, а именно
аргинин-вазотоцина, из которого путем одиночных мутаций триплетов генов образовались
модифицированные гормоны. Основной биологический эффект окситоцина у
млекопитающих связан со стимуляцией сокращения гладких мышц матки при родах и
мышечных волокон вокруг альвеол молочных желез, что вызывает секрецию молока.
Вазопрессин стимулирует сокращение гладких мышечных волокон сосудов, оказывая
сильное вазопрессорное действие, однако основная роль его в организме сводится к
регуляции водного обмена, откуда его второе название антидиуретического гормона. В
небольших концентрациях (0,2 нг на 1 кг массы тела) вазопрессин оказывает мощное
антидиуретическое действие – стимулирует обратный ток воды через мембраны почечных
канальцев. В норме он контролирует осмотическое давление плазмы крови и водный баланс
организма человека. При патологии, в частности атрофии задней доли гипофиза, развивается
несахарный диабет – заболевание, характеризующееся выделением чрезвычайно больших
количеств жидкости с мочой. При этом нарушен обратный процесс всасывания воды в
канальцах почек. Относительно механизма действия нейрогипофизарных гормонов известно,
что гормональные эффекты, в частности вазопрессина, реализуются через
аденилатциклазную систему. Однако конкретный механизм действия вазопрессина на
транспорт воды в почках пока остается неясным.
45) Гормоны щитовидной железы. Строение, синтез и метаболизм йодтиронинов,
потребность в йодиде. Йоддефицитные геохимические провинции. Влияние тиреоидных
гормонов на обмен веществ и функции организма. Гипо- и гипертиреозы: механизмы
возникновения и последствия.

Синтез тиреоидных гормонов (йодтиронины: 3,5,3'-трийодтиронин (три-йодтиронин,


Т3) и 3,5,3',5'-тетрайодтиронин (Т4, тироксин)) происходит в клетках и коллоиде щитовидной
железе.
1. В тиреоцитах (в фолликулах) синтезируется белок тиреоглобулин. Это гликопротеин
с массой 660 кД, содержащий 115 остатков тирозина, 8-10% его массы приходиться на
углеводы. Сначала на рибосомах шероховатого ЭПР синтезируется претиреоглобулин,
который в ЭПР формирует вторичную и третичную структуру, гликозилируется и
превращается в тиреоглобулин. Из ЭПР тиреоглобулин поступает в аппарат Гольджи, где
включается в секреторные гранулы и секретируется во внеклеточный коллоид.
2. Транспорт йода в коллоид щитовидной железы. Йод в виде органических и
неорганических соединений поступает в ЖКТ с пищей и питьевой водой. Суточная
потребность в йоде 150-200 мкг. 25—30% этого количества йодидов захватывается
щитовидной железой. J- поступает в клетки щитовидной железы активным транспортом при
участии йодид-переносящего белка симпортом с Nа+. Далее J- пассивно по градиенту
поступает в коллоид.
3. Окисление йода и йодирование тирозина. В коллоиде при участии гемсодержащей
тиреопероксидазы и Н2О2 J- окисляется в J+, который йодирует остатки тирозина в
тиреоглобулине с образованием монойодтирозинов (МИТ) и дийодтирозинов (ДИТ).
4. Конденсация МИТ и ДИТ. Две молекулы ДИТ конденсируются с образованием
йодтиронина Т4, а МИТ и ДИТ — с образованием йодтиронина Т3.
2. Хранение. В составе йодтиреоглобулина тиреоидные гормоны накапливаются и
хранятся в коллоиде.
3. Секреция. Йодтиреоглобулин фагоцитируется из коллоида в фолликулярную клетку и
гидролизуется в лизосомах с освобождением Т3 и Т4 и тирозина и других АК. Аналогично
стероидным гормонам, водонерастворимые тиреоидные гормоны в цитоплазме связываются
со специальные белками, которые переносят их в состав клеточной мембраны. В норме
щитовидная железа секретирует 80—100 мкг Т4 и 5 мкг Т3 в сутки.
4. Транспорт. Основная часть тиреидных гормонов транспортируется в крови в связанной с
белками форме. Основным транспортным белком йодтиронинов, а также формой их
депонирования служит тироксинсвязывающий глобулин (ТСГ). Он обладает высоким
сродством к Т3 и Т4 и в нормальных условиях связывает почти всё количество этих гормонов.
Только 0,03% Т4 и 0,3% Т3 находятся в крови в свободной форме.
5. Действие гормонов. Биологическая активность йодтиронинов обусловлена
свободной фракцией. Основная биологически активная форма йодтиронинов - Т3; его
сродство к рецепторам клеток-мишеней в 10 раз выше, чем у Т4. Дийодирование в печени Т4
до Т3 по 5' увеличивает активность йодтиронинов.
Йодтиронины взаимодействуют с высокоспецифичными ядерными рецепторами и
регулируют экспрессию генов.

 Йодтиронины участвуют в регуляции многих процессов метаболизма, развития и


клеточной дифференцировки.
 При физиологической концентрации йодтиронины ускоряют белковый синтез,
стимулируют процессы роста и клеточной дифференцировки, ускоряют
транскрипцию гена гормона роста.
 В печени йодтиронины ускоряют гликолиз, синтез холестерола и синтез жёлчных
кислот. В печени и жировой ткани Т3 повышает чувствительность клеток к действию
адреналина и косвенно стимулирует липолиз в жировой ткани и мобилизацию
гликогена в печени. Т3 увеличивает в мышцах потребление глюкозы, стимулирует
синтез белков и увеличение мышечной массы, повышает чувствительность
мышечных клеток к действию адреналина.
 Йодтиронины стимулируют работу Na+,K+-ATФазы, повышают поглощение
клетками кислорода (кроме мозга, РЭС и гонад).
 Йодтиронины участвуют в формировании ответной реакции на охлаждение
увеличением теплопродукции, повышая чувствительность симпатической нервной
системы к норадреналину и стимулируя секрецию норадреналина.
 Очень высокие концентрации Т3 тормозят синтез белков и стимулируют
катаболические процессы.
6. Инактивация йодтиронинов осуществляется в периферических тканях в результате
дейодирования Т4 до «реверсивной» Т3 по 5, полного дейодирования, дезаминирования или
декарбоксилирования. Йодированные продукты катаболизма йодтиронинов конъюгируют в
печени с глюкуроновой или серной кислотами, секретируются с жёлчью, в кишечнике вновь
всасываются, дейодируются в почках и выделяются с мочой. Для Т4 Т½ =7 дней, для Т3 Т½
=1-1,5 дня.
Регуляция синтеза и секреции йодтиронинов
Синтез и секреция йодтиронинов регулируется гипоталамо-гипофизарной системой.

ãè ï î òàë àì óñ

òèðåî ëèáåðèí

ãè ï î ô è ç

Ò3, Ò4 òèðåî òðî ï èí

ù è òî âè äí àÿ æåë åçà
46) Гормоны поджелудочной железы. Строение, механизм действия, роль в обмене
веществ. Нарушение в обмене при сахарном диабете.
В островковой части поджелудочной железы (островки Лангерганса) выделяют 4 типа
клеток, секретирующих разные гормоны: А – клетки секретируют глюкагон, В – инсулин, D
соматостатин, F-клетки секретируют панкреатический полипептид. Инсулин – белок
состоящий из двух полипептидных цепей. Цепи А содержат 21 аминокислотный остаток,
цепь В – 30 аминокислотных остатков. Обе цепи соединены между собой двумя
дисульфидными мостиками. Инсулин может существовать в нескольких формах: мономера,
димера и гексамера.
Биосинтез инсулин включает образование двух неактивных предшественников,
препроинсулина и проинсулина, которые в результате последовательного протеолиза
превращаются в активный гормон. После окончания синтеза препроинсулина сигнальный
пептид отщепляется. Проинсулин под действием специфических протеаз расщепляется в
нескольких участках с образованием инсулинаи С-пептида. Инсулин и С-пептид в
эквимолярных количествах включаются в секреторные гранулы. В гранулах инсулина
соединяется с цинком, образуя димеры и гексамеры. Зрелые гранулы сливаются с
плазматической мембраной, и инсулин и С-пептид секретируются во внеклеточную жидкость
в результате экзоцитоза. После секреции в кровь олигомеры инсулина распадаются. Период
полужизни инсулина в плазме крови составляет 3-10 минут, С-пептида около 30 минут.
Разрушение инсулина происходит под действием фермента инсулиназы в основном в печени
и в меньшей степени в почках.
Инсулин – гормон, участвующий в регуляции метаболизма, транспорта глюкоз,
аминокислот, ионов, в синтезе белков. Инсулин влияет на процессы репликации и
транскрипции, участвуя таким образом в регуляции клеточной дифференцировки,
пролиферации и трансформации клеток. Инсулин стимулирует утилизацию глюкозы в клетке
разными путями. Около 50 процентов глюкозы используется в процессе гликолиза, 30-40
процентов превращается в жиры и около 10 процентов накапливается в форме гликогена.
Транспорт глюкозы в клетке происходит при участии специальных белков – переносчиков.
Переносчик, регулируемый инсулином (ГЛЮТ-4), содержится только в мышцах и жировой
ткани (инсулинозависимые ткани).
Влияние инсулина на метаболизм глюкозы осуществляется путем повышения активности и
количества ключевых ферментов гликолиза: глюкокиназы, фосфофруктокиназы,
пируваткиназы. В печени и в мышцах под влиянием инсулина снижается концентрация
цАМФ в результате активации фосфодиэстеразы. Кроме того, инсулин активирует
фосфотазы, дефосфорилирующие гликогенсинтазу, в результате чего происходит активация
синтеза гликогена и тормозится его распад. Параллельно с активацией ферментов гликолиза
инсулин тормозит глюконеогенез, репрессируя синтез ключевого фермента глюконеогенеза –
фосфоенолпируваткарбоксикиназу.
В печени и жировой ткани инсулин стимулирует синтез жиров, обеспечивая
получение для этого процесса необходимых субстратов (ацетил-КоА,альфа-глицерофосфат и
НАДФ) из глюкозы. В адипоцитах инсулин активирует ацетил КоА-карбоксилазу и
липопротеин-липазу, и индуцирует синтез синтазы жирных кислот, ацетил-КоА-
карбоксилазы. Инсулин в жировой ткани тормозит мобилизацию жиров. Он активирует
фосфатазу, которая дефосфорилирует и тем самым инактивирует гормончувствительную
триацилглицероллипазу. Таким образом, под влиянием инсулина снижается концентрация
жирных кислот, циркулирующих в крови. Инсулин стимулирует потребление нейтральных
аминокислот в мышцах и синтез белков в печени, мышцах сердца.
Нарушение гормональной функции поджелудочной железы.
Избыток инсулина – гиперинсулинизм при инсуломах и передозировке инсулином,
развивается гипогликемия – обморок - кома.
Недостаток инсулина – гипоинсулинизм – сахарный диабет.
Причины:
1) Истинная недостаточность инсулина (нарушение синтеза и секреция гормона);
2) Ложная недостаточность: общее содержание инсулина в крови - нормальное, но
преобладает связанная форма инсулина (действует только на жировую ткань). Глюкоза
поглощается только жировой тканью, где и перерабатывается в жир;
3) Отсутствии или снижение количества рецепторов к инсулина. Количество гормона-
нормальное.
При сахарном диабете в крови повышается концентрация глюкозы, она не проникает в
клетки. Преобладают процессы катаболизма над анаболизмом. Взамен глюкозы, которая
плохо усваивается в инсулинчувствительных тканях, в организме мобилизируюся липиды и
повышается окисление жирных кислот. В результате нарушается обмен веществ в тканях
наблюдается гипергликемия, глюкозурия, гипераминоацидемия, гиперамиоацидурия,
повышение содержания жирных кислот, глицерина, холестерина в крови, а также кетонемия
и кетонурия. Большое количество кетоновых тел, имеющих кислую среду, вызывает
снижения pH крови, ацидоз, что может привести к смертельному исходу.
Глюкагон- одноцепочечный полипептид, состоящий из 29 аминокислотных остатков.
Биосинтез глюкагона происходит в альфа-клетках островков Лангерганса, в
нейроэндокринных клетках кишечника и в некоторых отделах ЦНС. Неактивный
предшественник проглюкагон в результате частичного протеолиза превращается в несколько
пептидов. В клетках поджелудочной железы главный пептид – глюкагон. На секрецию
глюкагона влияют многие соединение, включая аминокислоты, жирные кислоты, кетоновые
тела и нейромедиаторы. При приеме пищи, богатой углеводами, секреция глюкагона
снижается. Белковая пища стимулирует секрецию инсулина и глюкагона.В плазме крови
глюкагон не связан с каким-либо транспортным белком. Период полужизни гормона
составляет 5 минут. В печени глюкагон быстро разрушается под действием специфических
протеаз.
Эффекты глюкагона в основном противоположны эффектам инсулина. Основные клетки-
мишени глюкагона – печень и жировая ткань. Связываясь с рецепторами на плазматической
мембране клеток - мишени, глюкагон повышает содержание цАМФ. В гепатоцитах это
приводит к активации фосфорилазы гликогена и к снижению активности гликогенсинтазы. В
результате ускоряется мобилизация гликогена. Фосфорилирование пируваткиназы вызывает
торможение гликолиза и ускорение глюконеогенеза. Кроме того, глюкагон стимулирует
глюконеогенез, индуцируя синтез ферментов: глюкозо-6- фосфатазы,
фосфоенолпируваткарбоксикиназы, фруктозо-6- биофосфатазы. В клетках жировой ткани
глюкагон через аденилатциклазный каскад активирует гормончувствительную
триацилглицероллипазу и стимулирует липолиз. Таким образом, в противоположность
инсулину глюкагон стимулирует мобилизацию основных энергоносителей – углеводов и
жиро, оказывают гипергликемический, гиперлипемический эффект.
47) Гормоны мозгового слоя надпочечников, источник для биосинтеза, механизм
действия, биологическая роль.
Подобно задней доле гипофиза, мозговой слой надпочечников — производное нервной
ткани. Его можно рассматривать как продолжение симпатической нервной системы, так как
преганглионарные волокна чревного нерва оканчиваются на хромаффинных клетках
мозгового слоя надпочечников.
При стимуляции преганглионарного нейрона хромаффинные клетки продуцируют
катехоламины — дофамин, адреналин и норадреналин.
Катехоламины, в свою очередь, образуются из фенилаланина в результате
фенилаланингидроксилазной реакции. Эта реакция катализируется полиферментным
комплексом, в состав которого входят фенилаланин – гидроксилаза и редуктазы фолата и
дигидроптерина.

Биологическая роль. Катехоламины действуют на клетки-мишени по мембранно-


опосредованному механизму, чему в не малой степени способствует гидроксилированние
кольца и боковой цепи этих соединений. Катехоламины взаимодействуют с альфа- и бета-
адренергическими рецепторами, локализованными мембранах клеток-мишеней. Адреналин
взаимодействует с обоими типами рецепторов, а норадреналин преимущественно с альфа-
рецепторами. Каждая группа рецепторов разделяется на 2 подгруппы, а именно: альфа 1 и
альфа 2, а также бета 1 и бета 2. Группа альфа 1 и альфа 2 рецепторов проявляет эффекты
сосудосуживающего действия, сокращение гладких мышц, ингибирования липолиза.
Действие бета рецепторов связана с активацией аденилатциклазы, образованием цАМФ и
последующим фосфолированием белков. Например, адреналин, взаимодействуя с бета
рецепторами через систему вторичных посредников активирует протеинкиназу, которая
фосфорилирует ряд цитоплазматических белков. Таким образом, адреналин регулирует
гликогенолиз в печени и в мышцах, а также глюконеогенез печени мобилизация гликогена в
мышцах происходит под действием фермента фосфорилазы, которая находится в виде
неактивного димера (форма b) или активного тетрамера (форма а). Активированная
посредством адреналина протеинкиназа фосфорилирует фермент киназу фосфорилазы b, что
приводит к ее активации

Неактиновая киназа фосфорилазы b +АТФ


Протеинкиназа

Активная киназа фосфорилазы b +АДФ

В жировой ткани также обнаружены рецепторы катехоламинов. Активация


одной из протеинкиназ вызывает фосфорилирование и активацию липазы и, как
следствие, стимуляцию липолиза.
Метаболизм секретируемый адреналин взаимодействует с клетками-
мишенями, а затем быстро метаболизирует с участием катихол-0-метилтрансферазы и
моноаминооксидазы. Основными продуктами метаболизма адреналина и
норадреналина являются 3-метоксиэпинефрин, 3-метокси-4-оксиминдальная кислота и
3-метокси-4-оксифенилгликоль. Эти продукты в свободном состоянии или в качестве
конъюгатов с глюкуроновой кислотой, а также сульфатом выводятся чрез почки из
организма.
В общем:
1. Синтез. Синтез катехоламинов происходит в цитоплазме и гранулах клеток мозгового
слоя надпочечников. Катехоламины сразу образуются в активной форме. Норадреналин
образуется в основном в органах, иннервируемых симпатическими нервами (80% от общего
количества).

í î ðàäðåí àëè í
OH OH OH OH OH
ÑÎ 2
Î 2 Í 2Î OH OH Î 2 Í 2Î OH
OH

Fe2+ B6 âèò. Ñ 3SAM 3SAÃ


CH2 CH2 CH2 Cu2+ HC ÎÍ HC ÎÍ
HC NH 2 HC NH 2 H2C NH 2 H2C NH 2 H2C
COOH äî ô àì èí N+(CH 3)3
COOH í î ðàäðåí àëèí
Òèð ÄÎ ÔÀ àäðåí àëèí
Òè ðî çè í - ÄÎ Ô À- äî ô àì è í - ì åò è ë-
ì î í î î êñè ãåí àçà äåêàðáî êñè ëàçà ì î í î î êñè ãåí àçà ò ðàí ñô åðàçà

2. Хранение катехоламинов происходит в секреторных гранулах. Катехоламины


поступают в гранулы путём АТФ-зависимого транспорта и хранятся в них в комплексе с
АТФ в соотношении 4:1 (гормон-АТФ).
3. Секреция гормонов из гранул происходит путём экзоцитоза. Катехоламины и АТФ
освобождаются из гранул в том же соотношении, в каком они сохраняются в гранулах. В
отличие от симпатических нервов, клетки мозгового слоя надпочечников лишены механизма
обратного захвата выделившихся катехоламинов.
4. Транспорт. В плазме крови катехоламины образуют непрочный комплекс с
альбумином. Адреналин транспортируется в основном к печени и скелетным мышцам.
Норадреналин лишь в незначительных количествах достигает периферических тканей.
5. Действие гормонов. Катехоламины регулируют активность ферментов, они
действуют через цитоплазматические рецепторы (гликопротеины). Адреналин через α-
адренергические и β-адренергические рецепторы, норадреналин – через α-адренергические
рецепторы. Через β-рецепторы активируется аденилатциклазная система, через α2-рецепторы
ингибируется. Через α1-рецепторы активируется инозитолтрифосфатная система. Эффекты
катехоламинов многочисленны и затрагивают практически все виды обмена.
7. Инактивация. Основная часть катехоламинов быстро метаболизируется в различных
тканях при участии специфических ферментов.
OH OH
OH O CH3

SAM SAÃ
HC ÎÍ HC ÎÍ
Àäðåí àëè í -Î -
H2C ì åò èëò ðàí ñô åðàçà H2C
N+(CH3)3 N+(CH3)3
àäðåí àëèí ì åòèëàäðåí àëèí

OH OH OH
OH Î 2 Í 2Î Í 2Î 2 O CH3 Î 2 O CH3

HC ÎÍ
NH3 HC ÎÍ
HC ÎÍ
H2C Ì ÀÎ C COOH
O H
NH 2
í î ðàäðåí àëèí

У катехоламинов Т½ = 10—30с. Лишь небольшая часть адреналина (~ 5%) выделяется с


мочой.
Патология катехоламинов. Основная патология мозгового вещества надпочечников –
феохромотитома, опухоль хромаффинных клеток. Образуется избыток катехоламинов,
который проявляется повторяющимися приступами головной боли, серцебиения, потливости,
повышением АД.
48 ) Гормоны коры надпочечников (кортикостероиды)

В коре надпочечников синтезируется более 40 различных стероидов, различающихся по структуре и


биологической активности. Биологически активные кортикостероиды объединяют в 3 основные класса в
зависимости от их преобладающего действия.

Глюкокортикоиды, С21-стероиды, играют важную роль в адаптации к стрессу. Они оказывают


разнообразные эффекты, но наиболее важный - стимуляция глюконеогенеза (см. раздел 7). Основной
глюкокортикоид человека - кор-тизол.

Минералокортикоиды, С21-стероиды, необходимы для поддержания уровня Na+ и К+. Самый активный
гормон этого класса - альдостерон (см. ниже подраздел VI).

Андрогены - С19-стероиды. В коре надпочечников образуются предшественники андрогенов, из которых


наиболее активный - дегидроэпиандростерон (ДЭА) и слабый - андростендион. Самый мощный андроген
надпочечников тестостерон синтезируется в надпочечниках в небольшом количестве. Эти стероиды
превращаются в более активные андрогены вне надпочечников. Тестостерон в незначительных
количествах может превращаться в надпочечниках в эстрадиол. Но в норме продукция этих гормонов
надпочечниками не играет существенной роли.

1. Биосинтез и метаболизм кортикостероидов

Общим предшественником кортикостероидов служит холестерол (рис. 11-20).

В митохондриях холестерол превращается в прегненолон при участии гидроксилазы, относящейся к группе


цитохромов Р450. Цитохром Р450, отщепляющий боковую цепь, локализован во внутренней мембране
митохондрий. Отщепление боковой цепи холестерола включает 2 реакции гидроксилирования: одна - по
атому С22, другая - по С20. Последующее отщепление шестиуглеродного фрагмента приводит к
образованию С21-стероида - прегненолона. Дальнейшее превращение прегненолона происходит под
действием различных гидроксилаз с участием молекулярного кислорода и NADPH, а также дегидрогеназ,
изомераз и лиаз. Эти ферменты имеют различную внутри- и межклеточную лбкализацию. В коре
надпочечников различают 3 типа клеток, образующих 3 слоя, или зоны: клубочковую, пучковую и
сетчатую. Каким именно стероидом окажется конечный продукт, зависит от набора ферментов в клетке и
последовательности реакций гидроксилирования. Например, ферменты, необходимые для синтеза
альдостерона, присутствуют только в клетках клубочковой зоны, а ферменты синтеза глюкокортикоидов и
андрогенов локализованы в пучковой и сетчатой зонах.
Путь биосинтеза кортизола. Кортизол синтезируется из холестерола, который в основном поступает из
крови в составе ЛПНП или синтезируется в клетках из ацетил-КоА. Значительная часть эфиров
холестерола накапливается в цитозоле клеток в липидных каплях. Под влиянием АКТГ происходит
активация специфической эстеразы, и свободный холестерол транспортируется в митохондрии (рис. 11-21).

Синтез кортизола начинается с превращения прегненолона в прогестерон. Эта реакция протекает в


цитозоле клеток пучковой зоны коры надпочечников, куда прегненолон транспортируется из митохондрий.
Реакцию катализирует 3-β-гидроксистероиддегидрогеназа.

В мембранах ЭР при участии 17-α-гидроксилазы происходит гидроксилирование прогестерона по С17 с


образованием 17-гидроксипрогестерона. Этот же фермент катализирует превращение прегненолона в 17-
гидроксипрегненолон, от которого далее при участии
17,20-лиазы может отщепляться двухуглеродная боковая цепь с образованием С19-стероида -
дегидроэпиандростерона. 17 -гидроксипрогестерон служит предшественником кортизола, а
дегидроэпиандростерон - предшественником андрогенов. Далее 17-ОН-прогестерон гидроксилируется 21-
гидроксилазой (P450-C21), локализованной в мембране ЭР, и превращается в 11-дезоксикортизол, который
переносится во внутреннюю мембрану митохондрий, где гидроксилируется при участии цитохрома Р450-
с11 с образованием кортизола.

Скорость синтеза и секреции кортизола стимулируются в ответ на стресс, травму, инфекцию, понижение
концентрации глюкозы в крови. Повышение концентрации кортизола подавляет синтез кортиколиберина и
АКТГ по механизму отрицательной обратной связи.

Синтез минералокортикоидов в клетках клубочковой зоны коры надпочечников также начинается с


превращения холестерола в прегненолон, а затем в прогестерон. Прогестерон гидроксилируется вначале по
С21 с образованием 11-дезоксикортикостерона. Следующее гидроксилирование происходит по С11, что
приводит к образованию кортикостерона, обладающего слабовыраженной глюкокортикоидной и
минералокортикоидной активностью.

В клетках клубочковой зоны 17-α-гидроксилаза отсутствует, но есть митохондриальная 18-гидроксилаза,


при участии которой кортикостерон гидроксилируется, а затем дегидрируется с образованием альдегидной
группы у С18.

Главным стимулом для синтеза альдостерона служит ангиотензин II (см. ниже подраздел V).

Транспорт кортикостеровдов. Кортизол в плазме крови находится в комплексе с α-глобулином


транскортином и в небольшом количестве в свободной форме. Синтез транскортина протекает в печени и
стимулируется эстрогенами.
Т1/2 кортизола составляет 1,5-2 ч. Несвязанный, или свободный кортизол, составляет около 8% от общего
количества гормона в плазме и является биологически активной фракцией.

Альдостерон не имеет специфического транспортного белка, но образует слабые связи с альбумином.

Катаболизм гормонов коры надпочечников происходит прежде всего в печени. Здесь протекают реакции
гидроксилирования, окисления и восстановления гормонов. Продукты катаболизма кортикостеровдов
(кроме кортикостерона и альдостерона) выводятся с мочой в форме 17-кетостероидов, образующихся в
результате отщепления боковой цепи. Эти продукты метаболизма выделяются преимущественно в виде
конъюгатов с глюкуроновой и серной кислотами. 17-Окси- и 17-кетостероиды образуются также при
катаболизме половых гормонов, которые имеют у С17 гидрокси- или кетогруппы. У мужчин 2/3
кетостероидов образуется за счёт кортикостеровдов и 1/3 за счёт тестостерона (всего 12-17 мг/суг). У
женщин 17-кетостероиды образуются преимущественно за счёт кор-тикостероидов (7-12 мг/сут).
Определение 17-кетостероидов в моче позволяет оценить как количество глюкокортикоидов,
секретируемых корой надпочечников, так и функцию надпочечников.

2. Биологические функции кортикостероидов отличаются широким спектром влияний на процессы


метаболизма и подробно рассматриваются в соответствующих разделах.

Важнейший фактор в механизме действия кортикостеровдов - взаимодействие их со специфическими


рецепторами, расположенными в цитозоле клетки или в ядре. Регуляция внутриклеточных процессов под
влиянием кортико-стероидных гормонов проявляется в изменении количества белков, обычно ключевых
ферментов метаболизма, путём регуляции транскрипции генов в клетках-мишенях.

Влияние глюкокортикоидов на промежуточный метаболизм связано с их способностью координированно


воздействовать на разные ткани и разные процессы, как анаболические, так и катаболические.

Кортизол стимулирует образование глюкозы в печени, усиливая глюконеогенез и одновременно


увеличивая скорость освобождения аминокислот - субстратов глюконеогенеза из периферических тканей.
В печени кортизол индуцирует синтез ферментов катаболизма аминокислот (аланинаминотрансферазы,
трипто-фанпирролазы и тирозинаминотрансферазы и ключевого фермента глюконеогенеза - фосфо-
енолпируваткарбоксикиназы). Кроме того, кортизол стимулирует синтез гликогена в печени и тормозит
потребление глюкозы периферическими тканями. Это действие кортизола проявляется в основном при
голодании и недостаточности инсулина (см. ниже подраздел V). У здоровых людей эти эффекты кортизола
уравновешиваются инсулином.
Избыточное количество кортизола стимулирует липолиз в конечностях и липогенез в других частях тела
(лицо и туловище). Кроме того, глюкокортикоиды усиливают липолитическое действие катехоламинов и
гормона роста.

Влияние глюкокортикоидов на обмен белков и нуклеиновых кислот проявляется двояко: в печени кортизол
в основном оказывает анаболический эффект (стимулирует синтез белков и нуклеиновых кислот). В
мышцах, лимфоидной и жировой ткани, коже и костях кортизол тормозит синтез белков, РНК и ДНК и
стимулирует распад РНК и белков.

При высокой концентрации глюкокортикоиды подавляют иммунные реакции, вызывая гибель лимфоцитов
и инволюцию лимфоидной ткани; подавляют воспалительную реакцию, снижая число циркулирующих
лейкоцитов, а также индуцируя синтез липокортинов, которые ингибируют фосфолипазу А2, снижая таким
образом синтез медиаторов воспаления - простагландинов и лейкотриенов (см. раздел 8).

Высокая концентрация глюкокортикоидов вызывает торможение роста и деления фибро-бластов, а также


синтез коллагена и фибронектина (см. раздел 15). Для гиперсекреции глюкокортикоидов типичны
истончение кожи, плохое заживление ран, мышечная слабость и атрофия мышц.

Глюкокортикоиды участвуют в физиологическом ответе на стресс, связанный с травмой, инфекцией или


хирургическим вмешательством. В этом ответе в первую очередь участвуют кате-холамины, но во многих
случаях для проявления их максимальной активности необходимо участие глюкокортикоидов.

Минералокортикоиды стимулируют реабсорбцию Na+ в дистальных извитых канальцах и собирательных


трубочках почек. Кроме того, они способствуют секреции К+, NH4+ в почках, а также в других
эпителиальных тканях: потовых железах, слизистой оболочке кишечника и слюнных железах. В организме
человека альдостерон - наиболее активный минералокортикоид.

Механизм действия и биологические эффекты альдостерона подробно рассмотрены в подразделе VI этого


раздела.

3. Изменения метаболизма при гипо-


и гиперфункции коры надпочечников

Заболевания коры надпочечников могут проявиться симптомами как гипо-, так и гиперпродукции
гормонов.
Большинство клинических проявлений надпочечниковой недостаточности обусловлено дефицитом
глюкокортикоидов и минералокортикоидов.

Острая надпочечниковая недостаточность представляет большую угрозу для жизни, так как
сопровождается декомпенсацией всех видов обмена и процессов адаптации. Она проявляется сосудистым
коллапсом, резкой адинамией, потерей сознания. Такое состояние возникает вследствие нарушения обмена
электролитов, которое приводит к потере ионов Na+ и Сl- с мочой, обезвоживанию за счёт потери
внеклеточной жидкости, повышению уровня К+ в сыворотке крови, в межклеточной жидкости и клетках, в
результате чего может нарушаться сократительная способность миокарда. Изменение углеводного обмена
проявляется в снижении уровня сахара в крови, уменьшении запаса гликогена в печени и скелетных
мышцах.

Острая недостаточность функции коры надпочечников может быть следствием декомпенсации


хронических заболеваний, а также развивается у больных, лечившихся длительное время
глюкокортикоидными препаратами по поводу неэндокринных заболеваний, например инфекционно-
аллергических заболеваний.

В результате длительного приёма глюкокортикоидов подавляется функция гипоталамо-гипофизарно-


надпочечниковой системы и развивается атрофия клеток коры надпочечников. Резкая отмена
гормональных препаратов может сопровождаться острой надпочечниковой недостаточностью (так
называемый синдром "отмены").

Первичная недостаточность надпочечников (болезнь Аддисона) развивается в результате поражения коры


надпочечников туберкулёзным или аутоиммунным процессом. Основные клинические проявления
выражаются в снижении массы тела, общей слабости, снижении аппетита, тошноте, рвоте, снижении АД и
типичной для первичной надпочечниковой недостаточности гиперпигментацйи кожи ("бронзовая болезнь")
. Причина гиперпигментации - повышение продукции ПОМК - предшественника АКТГ и
меланоцитстимулирующего гормона.

Вторичная недостаточность надпочечников может развиться при дефиците АКТГ, что, в свою очередь,
может быть следствием опухоли или инфекционного поражения гипофиза. При вторичной
недостаточности надпочечников, в отличие от болезни Аддисона, отсутствует гиперпигментация.

При врождённой гиперплазии надпочечников нарушается синтез кортизола. В 95% случаев при этой
патологии обнаруживается дефект 21-гидроксилазы (реже 11-гидроксилазы). Снижение продукции
кортизола сопровождается увеличением секреции АКТГ, накоплением промежуточных продуктов синтеза
кортикостероидов, в частности, предшественников андрогенов.
Избыток андрогенов ведёт к усилению роста тела, раннему половому созреванию у мальчиков и развитию
мужских половых признаков у девочек (адреногенитальный синдром).

При частичной недостаточности 21-гидроксилазы у женщин может нарушаться менструальный цикл.

Гиперпродукция глюкокортикоидов (гиперкортицизм) может быть следствием повышения уровня АКТГ


при опухолях гипофиза (болезнь Иценко-Кушинга) и опухолях других клеток (бронхов, тимуса,
поджелудочной железы), вырабатывающих кортикотропинподобные вещества,

или избыточного синтеза кортизола при гормонально-активных опухолях коры надпочечников (синдром
Иценко-Кушинга).

При гиперкортицизме наблюдаются гипергликемия и снижение толерантности к глюкозе, обусловленные


стимуляцией глюконеогенеза ("стероидный диабет"), усиление катаболизма белков, уменьшение
мышечной массы, истончение кожи, остеопороз, инволюция лимфоидной ткани. Характерно своеобразное
перераспределение отложений жира ("лунообразное лицо", выступающий живот). Гипернатриемия,
гипертензия, гипокалиемия обусловлены некоторой минералокортикоидной активностью кортизола,
которая проявляется при его избытке.

Для выявления первичной причины гиперкортицизма, помимо определения концентрации АКТГ в плазме
крови, используют тесты с применением высоких доз синтетического глюкокортикоида дексаметазона
(структурного аналога кортизола). Дексаметазон подавляет секрецию АКТГ по механизму отрицательной
обратной связи.

Для болезни Иценко-Кушинга характерно снижение концентрации кортизола после применения


дексаметазона более чем на 50%. Отсутствие реакции на введение дексаметазона может указывать на
наличие опухоли надпочечников или внегипофизарной секреции АКТГ.
49) Половые гормоны. Андрогены и эстрогены, предшественники биосинтеза,
представители, влияние на обмен веществ.

Половые гормоны являются стероидами. Они синтезируются в половых железах, или


гонадах. Половые железы синтезируют большое количество стероидов, но лишь не многие из
них обладают гормональной активностью.
Мужские половые гормоны
В семенниках, интерстициальных клетках Лейдига образуются мужские половые гормоны,
или андрогены, предшественником является холестерол (холестерин). За счет действия ЛТ,
который связывается с рецептором цитоплазматической мембраны клетки Лейдига,
активируется аденилатциклаза, увеличивая концентрацию цАМФ, что приводит к
отщеплению боковой цепи холестерина и образованию прегненолона. Превращение
прегненолона в тестостерон катализируется пятью микросомальными ферментами и может
протекать двумя путями: через образование дигидроэпиандростерона или через образование
прогестерона. В крови гормон циркулирует в связанном состоянии с альбумином (40%) и
специфически связывающим половые гормоны бета-глобулином, и незначительно
транспортируется в свободном виде (2%).
Основной представитель андрогенов – тестостерон:

Биологическая роль. В репродуктивных тканях андрогены отвечают за их дифференцировку


и функционирование. Образовавшийся в семенниках тестостерон и его активный метаболит
дигидротестостерон проникают в клетки-мишени методом простой или облегченной
диффузии и взаимодействует с одним и тем же белковым центром. Образовавшиеся гормон-
рецепторные комплексы перемещаются в ядро, связываются с хроматином и стимулируют
процессы синтеза белка. В репродуктивных органах эти процессы реализуются в половой
дифференцировке, основные этапы которой представляет собой: хромосомы-гонады-
фенотип. Кроме того, андрогены стимулируют сперматогенез, половое созревание и по
принципу обратной связи контролируют секрецию гонадотропинов. Помимо влияния на
функционирование репродуктивной системы, андрогены участвуют в контроле клеточного
метаболизма многих других тканей и органов. Независимо от типа ткани андрогены
проявляют анаболические эффекты, связанные со стимуляцией процессов транскрипции и
увеличения скорости синтеза белка. Более всего андрогенных клеток-мишеней находится в
скелетных мышцах, причем под действием гормонов происходит резкое увеличение
мышечных белков и наращивание мышечной массы. Стимуляция белок-синтетических
процессов под действием андрогенов отмечено в почках, сердечной мышце, костной ткани.
Андрогены образуются не только в семенниках, но и в яичниках и коре надпочечников. Их
роль в организме женщин или самок животных заключается в формировании поведенческих
реакций, а также в контроле за синтезом белка в репродуктивных органах.

Женские половые гормоны


Женские половые гормоны синтезируются в яичниках и разделяются на две группы:
эстрогены, наиболее активны из которых является 17 бета- эстрадиол, а также прогестины -
основной представитель - прогестерон:

Образование эстрогенов предполагает выработку андрогенов, которая происходит в клетках


теки под действием ЛГ, затем андрогены подвергаются ароматизации в клетках гранулёзы. В
клетках теки синтезируется андростендион, он поступает в клетки гранулёзы, где под
действием ФСГ, подвергается ароматизации, катализируемая ароматазным ферментативным
комплексом. Комплекс содержит Р-450 оксидазу, ароматизация включает 3 реакции
гидроксилирования, протекающие в присутствии О2 и НАДФН.
Около 95% гормона транспортируется с помощью секс-гормонсвязывающих белков и
альбуминов. Активной является свободная форма гормона.
Прогестерон образуется в жёлтом теле. Транспортируется глобулином транскортином и
альбумином, только 2% находится в свободной форме.
Биологическая роль. Так же как другие стероиды, эстрогены проникают в цитоплазму и далее
в составе гормон – рецепторного комплекса в ядро клеток. Эстрогены не влияют
непосредственно на РНК-полимеразу, но резко стимулируют процессы инициации
транскрипции. Усиление синтеза специфических белков в репродуктивных органов
инициирует ряд зависимых процессов на клеточном и органном уровнях. Так, эстрогены
контролируют процессы овуляции за счет индукции секреции лютеинизирующего гормона
по принципу обратной связи. Прогестерон обеспечивает эффективность имплантации
оплодотворенной яйцеклетки в матке, а также стабилизирует мембранный потенциал
миометрия, что способствует сохранение беременности.
Метаболизм. В печени происходит биотрансформация эстрогенов, имеющая двухфазный
характер. Так, например, эстрадиол превращается эстрон, а затем в эстриол.
50) Местные и клеточные гормоны. Химическая природа, биологическая роль.
Биологически активные пептиды пищеварительного тракта. Кининовая система.
Простагландины: источники образования, роль в процессе жизнедеятельности.

Местные гормоны
В последние годы стала известна группа веществ, получившее название местных гормонов.
Они называются местными гормонами потому, что по характеру своего действия сходны с
классическими гормонам, выделяемые железами внутренней секреции, но в отличии от
последних не секретируется в кровь специальными железами, а освобождаются из
неактивных предшественников в межтканевой жидкости некоторых тканей, в плазме крови.
Они образуются там и тогда, когда в том возникает необходимость в организме. В частности,
желудочно-кишечном тракте образуется и секретируется ряд гормонов, стимулирующих
процесса переваривания пищи. К ним относится: секретин, гастрин, мотилин,
панкреатический поипепид и др. – всего 12 гормонов. Клетки, синтезирующие эти гормоны
расположены в различных участках пищеварительного тракта. Например, гастрин
синтезируется в стенке желудка, секретин- 12перстной кишке, мотилин, холецистокин в
тонком кишечнике, панкреатический полипептид – в поджелудочной железе. Все эти
гормоны имеют пептидную природу, образует множество молекулярных форм.
Механизм действия: они активирует аденилатциклазу и генерируют образование цАМФ, а
также влияют внутриклеточное содержание Са2+.
Биологическая роль представителей гормонов желудочно-кишечного тракта.
Гастрин:
1. Стимулирует секрецию НCl и пепсина.
2. Оказывает трофическое действие на желудок, тонкую кишку. Поджелудочную железу.
Холецистокинин:
1. Стимулирует секрецию ферментов панкреатической железы.
2. Стимулирует сокращение гладкой мускулатуры желчного пузыря.
3. Усиливает сокращение гладкой мускулатуры желчного пузыря.
4. Усиливает выделение инсулина.
5. Повышает двигательную активность кишечника.
Секретин:
1. Возбуждает секреторную деятельность поджелудочной железы.
2. Симулирует секрецию инсулина, тормозит секрецию глюкагона.
3. Стимулирует секрецию пепсина.
4. Тормозит эвакуацию содержимого желудка.
Множество пептидов, вырабатывающихся в кишечники, обнаруживаются и в мозге.
Эндокринные клетки ЖКТ продуцируют ряд биологически активных пептидов, влияющих на
состояние аппетита, чувство сытости, голода, обеспечивая кратковременные и
продолжительные эффекты. Существуют гормоны, тормозящие (соматостатин, глюкагон,
холецистокинин идр.) и усиливающие аппетит.
Калликреин-кининовая система - это сложная многокомпонентная система, состоящая из
протеиназ, их ингибиторов и активаторов, биологически активных пептидов и ферментов их
инактивации. Главными компонентами ее являются: прекалликреины - калликреины,
кининогены - кинины. Эта система играет центральную роль в регуляции активности
каскадных протеолитических механизмов плазмы крови: гемокоагуляции, фибринолиза,
комплемента, кининогенеза и ангиотензиногенеза. Она также контролирует различные
стадии морфогенеза клеток ряда органов, реакции иммунного ответа, тонус гладкой
мускулатуры, снижает артериальное давление, увеличивает проницаемость сосудистой
стенки, гематоэнцефалического барьера, участвует в воспалительных процессах,
трансформации клеток.

Калликреины - трипсиноподобные сериновые протеиназы - локализованы в плазме крови и


тканях некоторых органов с экзокринной секрецией, в частности, в поджелудочной и
слюнных железах и их секретах, стенке кишечника, почках и моче, половых и потовых
железах. Плазменные калликреины - щелочные белки с молекулярной массой около 90 кД;
тканевые калликреины - кислые гликопротеины с молекулярной массой от 24 до 40 кД.

Калликреины образуются из неактивных предшественников проферментов -


прекалликреинов. Прекалликреин - гликопротеин, синтезируется в гепатоцитах, представлен
одной пептидной цепью, состоящей из 619 аминокислотных остатков, его концентрация в
плазме крови составляет 295-580 нМ (35-50 мг/мл).
Калликреин катализирует гидролиз пептдных связей в молекулах кининогенов, при этом
освобожцаются нейровазоактивные пептиды - кинины. Основным является брадикинин.
Предшественники кининов - кининогены - синтезируются в печени, в плазме крови они
связаны с альфа 2 -глобулиновой фракцией белков. Разрушаются кинины под действием
кининаз. Кинины отличаются высокой активностью и кратковременным действием, что
определяет местный характер их влияния.
Молекулярный механизм активации плазменного прекалликреина осуществляется B так
называемой «контактной системе активации» - сложной серии реакций, в которой участвуют
активированный фактор Хагемана (фактор Х11а свёртывания крови), фактор Х1
гемокоагуляции и высокомолекулярные кининогены.
Контактная система активации запускает активацию всех пяти протеолитических систем
плазмы крови: свёртывание, фибринолиз, комплемент, калликреин-кининовая и ренин-
ангиотензиновая системы, кооперативное действие которых обеспечивает регуляцию
гемодинамики, а также процессы адаптации и защиты организма. В гемостазе контактная
система в основном активирует фибринолиз. В реакциях воспаления стимулируют активацию
нейтрофилов либо непосредственно, либо через освобождение брадикинина. Особенно важно
свойство кининов освобождать цитокины, такие как ИЛ- 1, фактор некроза опухолей и
многие другие вторично генерируемые медиаторы, B том числе оксид азота (NO),
простагландины и лейкотриены.

Молекула высокомолекулярных кининогенов включает 626 аминокислотных остатков, имеет


молекулярную массу около 120 кД; молекула низкомолекулярных кининогенов состоит из
409 остатков, с молекулярной массой - 65 кД. Кининогены могут обратимо связываться с
тромбоцитами, нейтрофилами и эндотелиальными клетками в присутствии Zn2+, что
приводит к изменению функции клеток: угнетается активность тромбоцитарного кальпаина и
подавляется агрегация тромбоцитов.
Образовавшийся при превращениях кининогенов брадикинин состоит из девяти
аминокислотных остатков (Arg-Pro-Pro-Gly-Phe-Ser-Pro-Phe-Arg) и контролирует множество
физиологических процессов. Он способен расширять просвет периферических и коронарных
сосудов, снижать АД, повышать проницаемость капилляров, сокращать гладкую мускулатуру
бронхов и других органов,

стимулировать диапедез лейкоцитов и вызывать болевой эффект. Брадикинин способствует


высвобождению гистамина из тучных клеток, стимулирует синтез простагландинов и
фактора некроза опухолей в различных тканях, освобождение ряда интерлейкинов,
способствует процессам репарации и обладает инсулиноподобным действием, стимулируя
захват глюкозы периферическими тканями, модулирует передачу нервных импульсов B ЦНС
и периферической нервной системе, изменяет состояние гематоэнцефалического барьера.
Многообразное биологическое действие брадикинин осуществляет при взаимодействии с
различными специфическими рецепторами. Активация В2- и В 1-рецепторов приводит к
мобилизации внутриклеточного Са2+ с последующим активированием протеинкиназы С,
запускающей каскад передачи сигнала внутри клетки через такие посредники, как оксид
азота (NO), циклический гуанидинмонофосфат, простагландины. Образование этих
посредников в эндотелиальных клетках и поступление их в гладкомышечные клетки
обеспечивают процесс сосудистой релаксации. Брадикинин вызывает освобождение
тканевого активатора плазминогена и фактора Виллебранда из эндотелиоцитов и тем самым
участвует в регуляции процессов гемостаза. Содержание брадикинина составляет 1-18
нмоль/л.
Период полураспада брадикинина в большом круге кровообращения равен 17-24 с, ещё
быстрее он разрушается в малом круге кровообращения с помощью высокоактивных
металлоферментов кининаз. Расщепление любой из восьми имеющихся пептицных связей B
молекуле брадикинина приводит к полной или частичной его инактивации. Гидролиз
брадикинина осуществляется кининаза I (аргинин-карбоксипептидаза, карбоксипептидаза N,
локализованная в плазме крови, и кининаза II (карбоксикатепсин,
ангиотензинпревращающий фермент, локализованный в эндотелии сосудов, главным образом
лёгких, тканях почек). Ангиотензинпревращающий фермент не обладает абсолютной
субстратной специфичностью. Он действует на брадикинин и на ангиотензин I. B результате
протеолитического расщепления ангиотензин I превращается в ангиотензин И, для которого
характерен гипертензивный эффект, и разрушается брадикинин, снижающий артериальное
давление. Таким образом меняется баланс регуляторов артериального давления в организме.
В нормальных физиологических условиях взаимодействие всех компонентов калликреин-
кининовой системы согласовано и обеспечивает локальное и генерализованное образование
киниинов в строго определённых количествах. В норме в плазме крови человека содержание
кининов составляет от 0,01 до 3,00 нг в 1 мл. Калликреины, подобно другим сериновым
протеиназам, связываются ингибиторами белковой природы (серпинами), которые
составляют примерно 10 % общих белков плазмы, среди них: альфа-2-макроглобулин,
антитромбин Ш, инактиватор С1, инактиватор протеина С. В настоящее время получены
лекарственные препараты ингибиторов калликреина: гордокс, трасилол, применяемые в
лечении больных, находящихся в критическом состоянии.
Сосудорасширяющее и гипотензивное действие кининов, способность их увеличивать
проницаемость капилляров, усиливать миграцию лейкоцитов, сокращать гладкомышечные
клетки некоторых органов и вызывать боль определяет патогенетическую роль этих пептидов
при многих заболеваниях, что ярко проявляются при недостаточности их ингибиторов. При
неотложных состояниях может происходить резкое снижение активности калликреина и его
предшественника, этот процесс сопровождается неуклонным возрастанием активности
эластазы и катепсинов В и G, обладающих сильным разрушительным действием на белки.

Простагландины.
Эйкозаноиды – биологические активные вещества, синтезируемые большинством клеток из
полиеновых жирных кислот, содержащих 20 углеродных атомов (слово «эйкоза» по-гречески
означает 20).
Эйкозаноиды, включающие в себя простагландины, тромбоксаны, лейкотриены и ряд других
веществ, - высокоактивные регуляторы клеточных функций. Наиболее распространенные в
организме человека простагландины, которые впервые были выделены из предстательной
железы, откуда и получили свое название. Позже было показано, что и другие ткани
организма синтезируют простагландины и другие эйкозаноиды. Они имеют очень короткие
Т1/2 (период полужизни), поэтому оказывают эффекты как «гормоны местного действия»,
влияя на метаболизм продуцирующей их клетки по аутокринному механизму, и на
окружающие клетки - по паракринному механизму. Эйкозаноиды участвуют во многих
процессах: регулируют тонус гладкомышечных клеток и вследствие этого влияют на АД,
состояние бронхов, кишечника, матки. Эйкозаноиды регулируют секрецию воды и натрия
почками, влияют на образование тромбов. Разные типы эйкозаноидов участвуют в развитии
воспалительного процесса, происходящего после повреждения ткани или инфекции. Такие
признаки воспаления, как боль, отек, лихорадка, в значительной мере обусловлены действием
эйкозаноидов. Избыточная секреция эйкозаноидов приводят к ряду заболеваний, например,
бронхиальной астмой и аллергической реакции.
Главный субстрат для синтеза эйкозаноидов у человека – арахидоновая кислота (20:4, амега-
6), также ее содержание в организме человека значительно больше остальных полиено вых
кислот- предшественников эйкозаноидов.
Полиеновые кислоты с 20 атомами углерода поступаю в организм человека с пищей или
образуется из незаменимых (эссенциальных) жирных кислот с 18 атомами углерода, также
поступающими с пищей.
Мембраны клеток осуществляют не только пространственное разграничение, но и
обеспечивают упорядоченную связь между функциональными системами клетки. Это
осуществляется с помощью так называемых клеточных гормонов – простагландинов.
Полиеновые жирные кислоты, которые могут служить субстратами для синтеза
эйкозаноидов, входят в состав глицерофосфолипидов мембран. Под действием
ассоциированной с мембраной фосфолипадоы А2 жирная кислота отщепляется от
глицерофосфолипида и используется для синтеза эйкозаноилов.
Биосинтез простогландинов в организме осуществляется в эндоплазматической ретикулуме
клеток различных органов и тканей из полиненасыщенной жирной кислоты с участием ряда
ферментов.
Фосфолипаза А2 гидролизует из фосфолипидов мембран клеток арахидоновую кислоту,
которая подвергается действию простагландин Н2 синтетаза. Продуктам является PGH2-
общий предшественник различных типов простагландинов. Дальнейшие его превращения
специфичны для различных типов клеток. Например, содержится фермент
тромбоксансинтаза, превращающий тот же исходный PGH2 в ТХ А2, обладающий сильным
сосудосуживающим действием. В клетках эндотелия под действием фермента
простациклинсинтаза из PGH2 синтезируется PGI2 (простациклин), имеющий
сосудорасширяющее действие.
Простагландины по физиологическому эффекту бывают двух типов: одни возбуждают работу
клетки, другие оказывают тормозящее действие. Они действуют на клетки почти всех тканей
организма.
Биологическая роль. Простагландины действуют по мембраноопосредованному механизму,
индуцируют образование цАМФ. Они обеспечивают связь клеток с медиаторами, гормонами
и внутриклеточной средой.
1. Простагландины действуют на гипофиз, способствуя секреции ряда гипофизарных
гормонов.
2.Влияют на функцию надпочечников, способствуя выработке коргикостерона, уменьшая
образование адреналина.
3. Усиливают образование тироксина.
4. Оказывают влияние на сердечно-сосудистую систему, увеличивают кровоток,
способствуют возрастанию сократительной силы миокарда.
5. Простагландины влияют на сократительную активность матки. Эта особенность явилась
основанием для создания на их основе препаратов, стимулирующих родовую деятельность.
6. Влияют на транспорт Са2+ и тем самым на активность многих Са2+ - зависимых ферментов.
Инактивация эйкозаноидов. Все типы эйкозаноидов быстро инактивируются. Т1/2
эйкозаноидов составляет от нескольких секунд до нескольких минут. Конечные продукты
выделяются с мочой.
Лекарственные препараты - ингибиторы синтеза эйкозаноидов
Аспирин - препарат, подавляющий основные признаки воспаления. Он ингибирует
циклооксигеназу. Следовательно, он уменьшает синтез медиаторов воспаления и, таким
образом, уменьшают воспалительную реакцию.
Стероидные препараты обладают гораздо более сильным противовоспалительным действием.
Механизм их действия заключается в индукции синтеза белков - липокортинов (или
макрокортинов), которые ингибируют активность фосфолипазы А2, и уменьшают синтез всех
типов эйкозаноидов, так как препятствуют освобождению субстрата для синтеза
эйкозаноидов - арахидоновой кислоты (или ее аналога).
51) Современные технологии в определении содержания белков

Имуноэлектрохемилюминисцентный метод основан на взаимодействии моноклональный


анител, содержащих рутений 2- трис (бипиридил) и триплопиламин , с антигеном
(производные аминокислот, пептиды, белки, нуклеиновые кислоты) с образованием
имунного комплекса, который захватывается вторичными моноклониальными антителами,
связанными посредством дополнительных лигандов с магнитными электрочастицами.
Образовавшийся комплекс поступает в зону рабочего электрода, на поверхности которого
под влиянием заряда электрода происходит возбуждение триплопиламина, который, отдавая
электрод рутению имунного комплекса,инициирует испускание им фотона с длиной волны
620нм. Хемилюминисцентная реакция – свечение рутения –превращается в электрический
сигнал, интенсивность которого определяется концентрацией исследуемого вещества и
регестрируется для измерения результата.
Исследования выполняются на анализаторе Elecsys 2010, который позволяет получить
стабильные результаты в диапазонах, измеряемых в пикомолях и аттомолях, обладает
высокой специфичностью и чувствительностью. Он может работать в режиме экспресс-
диагностики ,длительность определения 18 минут.
Диагностическое значение: метод используется для обнаружения широкого спектра веществ:
гормонов, онкомаркеров, маркеров инфаркта миокарда и метаболизма костной ткани, других
показателей. С его помощью можно проводить оценку гормонального статуса по вертикалям-
гипофиз-щитовидная железа-метаболизм тиреоидных гормонов в тканях, а так же гипофиз –
половые железы ,надпочечники. Определение свободных гормонов имеет важное
клиническое значение , тк именно свободные от белков гормоны являются биологически
активными. Исследование содержания инсулина позволяет дифференцировать 1 и 2 тип
сахарного диабета, выявлять предрасположенность с сердечно-сосудистым заболеваниям.
52) Понятие об азотистом балансе. Источники и пути использования аминокислот в
тканях. Потребность. Пищевая ценность белков. Последствия белковой
недостаточности.
Суточная потребность в белке взрослого человека составляет 100-120 г, зависит от характера
работы, от пола и возраста. На долю животного белка должно приходиться 60 % , на долю
растительного – 40% от общего количества.
Учитывая , что свободные аминокислоты и в составе белков составляют 95% всего азота
организма, об общем состоянии белкового обмена можно судить по азотистому балансу, то
есть разнице между количеством азота, поступившего в организм с пищей, и количеством
выделяемого азота( главным образом в составе мочевины и в виде солей аммония).
Различают:
1. Азотистое равновесие – состояние , когда количество выделяемого азота равно
количеству поступающего( у здоровых людей при нормальном питании)
2. Положительный азотистый баланс- состояние, при котором выводится азота меньше,
чем поступает ( наблюдается в период роста организма, при выздоровлении после
заболевания).
3. Отрицательный азотистый баланс- состояние , при котором азота выводится больше,
чем поступает( наблюдается при старении, голодании, разгар заболеваний).
Биологическая ценность белка определяется:
- его аминокислотным составом
-перевариваемостью
Белки содержащие все незаменимые аминокислоты, называют полноценными. Большинство
растительных белков не содержат или бедны лизином, метионином, триптофаном. Это
неполноценные белки. Повышение питательной ценности достигается комбинацией
нескольких неполноценных белков, т.е. многообразием их в рационе. Эталоном по
усвояемости является белок мышц и яйца.
Источники белка- продукты животного и растительного происхождения: в говядине 20%
белка, в рыбе- 17-20%, в горохе- 26%, в сое – 35%, в сыре – 30-36%, в яйце 11-15%.
Использование аминокислот в организме.
1. Синтез сферических тканевых белков, ферментов, гормонов
2. Синтез пептидов ( глутатион, ансерин, карнозин), пептидных
гормонов(вазопрессин, окситоцин), производных аминокислот ( катехоламины,
тироксин).
3. Синтез заменимых аминокислот.
4. Синтез азотосодержащих соединений ( пурины, пиримидины, мочевая кислота,
креатин, никотинамид).
5. Синтез углеводов.
6. Синтез липидов.
7. Катаболизм аминокислот. Расщепление аминокислот происходит если:
-аминокислоты , освобождающиеся при обновлении белков, не используются для
биосинтеза новых белков
-если с пищей поступает количество белка, превышающее потребности синтеза
белков в организме, поскольку аминокислоты не депонируются.
-неполноценный состав пищевого белка, не удовлетворяющий по
аминокислотному составу потребностей синтеза. Отсутствие одной из
необходимого набора аминокислот для биосинтеза белка является предпосылкой
для распада всех остальных.
-во время голодания при энергетическом дефиците.
51. Использование современных технологий в определении содержания гормонов
(радиоизотопные, иммуноферментные, электрохемилю-минисцентные методы) ,
принципы.
Клиническая химия гормонов располагает широчайшим спектром методов
исследования:
прямые физико-химические методы (спектрофотометрические,
колориметрические, газо- и жидкостно хроматографические, флюориметрические,
полярографические и др.),
биологические пробы in vivo и in vitro (требуют наличия вивария и
спецоборудования),
методики, основанные на связывании гормонов с антителами, транспортными
белками крови , рецепторным аппаратом клеток-мишеней (обеспечивают высокую
специфичность исследования).
Для количественной характеристики гормонов в настоящее время используется
принцип мечения радиоактивным изотопом, ферментом, флюорофором
(радиоконкурентные, иммуноферментные, иммунохимические и др. исследования).
Выделяют несколько типов радиолигандного тестирования in vitro:
РИА (радиоиммунологический анализ) наиболее известен и этот термин часто
используют для всех вариантов подобных in vitro методов, что не вполне
корректно,
ИРМА (иммунорадиометрический анализ),
КБС (конкурентное белковое связывание),
РРТ (радиорецепторное тестирование),
РЭА (радиоэнзиматический анализ) и РРА (радиореагентный анализ).
В основу этой терминологии положено обозначение используемых реагентов.
Общей основой исследований является конкуренция немеченых ("холодных")
молекул определяемого вещества и молекул этого же вещества, соединенных с
радиоактивной меткой (125I,3H и др.), за связывание специфическими биндинг-
системами. В качестве биндинг-систем могут выступать: иммунная антисыворотка
(РИА), специфические тканевые рецепторы (РРТ), белки разных тканей (КБС) и др.
Радиоиммунологические оказались наиболее чувствительными (позволяют
определять пикограммовые количества вещества), менее громоздкими (особенно
при наличии коммерческих наборов), более воспроизводимыми и достаточно
специфичными. Поэтому они чаще всего используются в клинике.
Методические детали проведения радиоиммунного анализа описаны в
инструкциях фирм-изготовителей для каждого РИА-комплекта. К ним прилагается
истинная калибровочная кривая для каждого конкретного набора на момент его
изготовления.
Метод радиоиммунного анализа подразумевает следующие основные этапы:
1. Внесение в пробирку исследуемой пробы или раствора стандарта, меченого
антигена, антисыворотки или другого специфического связывающего компонента
в присутствии буфера. Для достижения максимальной воспроизводимости
результатов гормон всегда определяется в дублях, а калибровочную кривую строят
как можно ближе к истинной, для чего используют три параллельные пробы для
каждого стандарта. Рекомендуется при выполнении процедур раскапывания
сыворотки и компонентов РИА-набора пользоваться автоматическими дозаторами.
2. Инкубация проб в оптимальных для каждого набора условиях, что необходимо
для установления динамического равновесия между процессами образования и
распада иммунных комплексов;
3. Сепарация связанной и свободной фракции немеченого лиганда с последующим
центрифугированием и аспирацией или декантированием супернатанта. Здесь
используют широкий спектр методов разделения клиплексов антиген-антитело от
непрореагировавших компонентов смеси: фракционное осаждение (этанол,
диоксан, полиэтиленгликоль, сульфит натрия, сульфат аммония, трихлоруксусная
кислота), адсорбция (активированный уголь, силикаты, гидроксиаппатит), гель-
фильтрация (на колонках или добавлением геля в пробирку), электрофорез
(крахмальный гель, ацетат целлюлозы. полиакриламидный гель), метод двойных
антител (растворимая и твердая фазы), иммобилизованные антитела (на стенках
пробирки или на специальных вкладышах).
4. Радиометрия проб и математическая обработка результатов. Большинство
наборов для определения гормонов и их метаболитов предполагают осаждение
комплекса антиген-антитело и радиометрию осадка (например, при изучении
инсулина, кортизола и т.д.) В некоторых случаях иммунный комплекс не
осаждается, а адсорбируется на оставшийся свободным лиганд. поэтому
определяется радиоактивность надосадочной жидкости (например, при
исследовании простагландинов). Радиометрию проб часто совмещают с
математической обработкой информации (перевод числа импульсов счета каждой
пробы в единицы концентрации) и проводят на гамма-счетчиках, гамма-
спектрометрах (при использовании в качестве метки 131I, 125I), а также на бета-
сцинтилляционных счетчиках (при использовании в качестве метки 3Н),
снабженных пакетом специальных программ компьютерной обработки данных.
Конечные результаты выражают в единицах, рекомендованных фирмами-
изготовителями наборов для построения калибровочных кривых из стандартных
навесок определяемых веществ.
Пересчет результатов радиометрии проб в единицах концентрации или активности
производятся методом построения калибровочной кривой, для чего используются
стандарты с известным количеством немеченого соединения. По мере увеличения
концентрации лиганда в стандарте количество радиоактивных комплексов
уменьшится и, следовательно, снижается радиоактивность получаемого осадка
(обозначают стандарты – В). Наибольшей радиоактивностью обладает осадок в
пробирках, не содержащих немеченый антиген (так называемый нулевой стандарт
– ВО). При построении калибровочного графика по оси ординат откладывают
процент связывания метки – отношение (В/ВО)´100%, по оси абсцисс – единицы
концентрации (активности) стандартов. Существует несколько способов
построения стандартной кривой, из них методом выбора в обработке результатов
РИА считается сплайн-интерполяция.
Помимо нулевого стандарта и стандартов гормона используются еще две пробы: Т-
тотальная, которая содержит только метку и характеризует ее активность; НСВ –
проба на неспецифическое связывание, которая содержит все составные части
РИА-набора, кроме антитела, и позволяет определить неспецифическое связывание
метки разделяющими компонентами и стенками пробирки.
Неспецифическим связыванием определяемого гормона очень часто обладает сама
сыворотка или плазма крови. Если процент неспецифического связывания
(отношение НСВ/Т´100%) не превышает 5, то его можно не учитывать, если же он
в неизвестных пробах больше 5, то его нужно вычислять для каждой пробы (что
очень удорожает исследование) или проводить экстракцию гормона из плазмы
крови. Это делается при определении вазопрессина, соматостатина, циклических
нуклеотидов, тестостерона, простагландинов и ряда других гормонов и
биологически активных веществ.
Однако метод РИА не в состоянии заменить все остальные аналитические методы,
а для большой группы стероидных гормонов и их метаболитов химические методы
по-прежнему остаются актуальными. Не утратили значения в силу своей
специфичности и отдельные биологические методы определения гормонов. В
клинической практике просматривается тенденция к комплексным исследованиям,
поскольку отдельно взятый тест часто малоинформативен и позволяет судить лишь
об одном звене гормональной системы.

Имуноэлектрохемилюминисцентный метод основан на взаимодействии моноклональный


анител, содержащих рутений 2- трис (бипиридил) и триплопиламин , с антигеном
(производные аминокислот, пептиды, белки, нуклеиновые кислоты) с образованием
имунного комплекса, который захватывается вторичными моноклониальными антителами,
связанными посредством дополнительных лигандов с магнитными электрочастицами.
Образовавшийся комплекс поступает в зону рабочего электрода, на поверхности которого
под влиянием заряда электрода происходит возбуждение триплопиламина, который, отдавая
электрод рутению имунного комплекса,инициирует испускание им фотона с длиной волны
620нм. Хемилюминисцентная реакция – свечение рутения –превращается в электрический
сигнал, интенсивность которого определяется концентрацией исследуемого вещества и
регестрируется для измерения результата.
Исследования выполняются на анализаторе Elecsys 2010, который позволяет получить
стабильные результаты в диапазонах, измеряемых в пикомолях и аттомолях, обладает
высокой специфичностью и чувствительностью. Он может работать в режиме экспресс-
диагностики ,длительность определения 18 минут.
Диагностическое значение: метод используется для обнаружения широкого спектра веществ:
гормонов, онкомаркеров, маркеров инфаркта миокарда и метаболизма костной ткани, других
показателей. С его помощью можно проводить оценку гормонального статуса по вертикалям-
гипофиз-щитовидная железа-метаболизм тиреоидных гормонов в тканях, а так же гипофиз –
половые железы ,надпочечники. Определение свободных гормонов имеет важное
клиническое значение , тк именно свободные от белков гормоны являются биологически
активными. Исследование содержания инсулина позволяет дифференцировать 1 и 2 тип
сахарного диабета, выявлять предрасположенность с сердечно-сосудистым заболеваниям.
53) Переваривание белков, протеазы, потребность, пищевая ценность
Главными источниками белков для человека являются пищевые продукты животного и
растительного происхождения. В табл. 12.4 представлены средние данные о содержании
белка в основных пищевых продуктах. Главным образом животные (мясо, рыба, сыр) и
только некоторые растительные (горох, соя) продукты богаты белками, в то время как
наиболее распространенные растительные пищевые продукты содержат небольшие
количества его.

Весь сложный процесс переваривания пищевых белков в пищеварительном тракте


«настроен» таким образом, чтобы путем последовательного действия протеолитических
ферментов лишить белки пищи видовой и тканевой специфичности и придать продуктам
распада способность всасываться в кровь через стенку кишечника. Примерно 95–97% белков
пищи всасывается в виде свободных аминокислот. Следовательно, ферментный аппарат
пищеварительного тракта осуществляет поэтапное, строго избирательное расщепление
пептидных связей белковой молекулы вплоть до конечных продуктов гидролиза белков –
свободных аминокислот. Гидролиз заключается в разрыве пептидных связей —СО—NH—
белковой молекулы.

Протеолитические ферменты (протеиназы) обладают широкой специфичностью действия,


определяемой как размером полипептида, так и структурой радикалов аминокислот,
участвующих в образовании пептидной связи. Основные ферменты, катализирующие
гидролитический распад пищевых белков и пептидов, приведены в табл. 12.5.
Следует подчеркнуть, что с пищей человек получает огромное разнообразие белков, однако
все они подвергаются воздействию ограниченного числа протеиназ. Эти ферменты относятся
к классу гидролаз (см. главу 4) и часто называются также пептидазами. Известны две группы
пептидаз: экзопептидазы, катализирующие разрыв концевой пептидной связи с
освобождением одной какой-либо концевой аминокислоты, и эндопептидазы,
преимущественно гидролизующие пептидные связи внутри полипептидной цепи.
Эндопептидазы обладают разной субстратной специфич-

Таблица 12.5. Протеолитические ферменты пищеварительного тракта


ностью действия, всецело определяемой природой радикалов аминокислот по соседству с
разрываемой пептидной связью, поэтому белковая молекула распадается под действием
разных эндопептидаз на строго определенное число пептидов, сравнительно легко
идентифицируемых методами хроматографии и электрофореза (метод отпечатков пальцев).
Это свойство эндопептидаз нашло широкое применение в исследовательской работе при
выяснении первичной структуры индивидуальных белков.
Эндопептидазы
Пепсин. Одним из хорошо изученных и основных протеолитических ферментов
пищеварительного тракта является пепсин. Его наличие в желудке было установлено еще в
1783 г. Л. Спалланцани, хотя в кристаллическом виде он был получен только в 1930 г. (см.
главу 1). Пепсин вырабатывается в главных клетках слизистой оболочки желудка в
неактивной форме – в виде пепсиногена. Превращение пепсиногена в активный пепсин
происходит в желудочном содержимом, однако молекулярный механизм этого превращения
в деталях еще не выяснен. Наиболее вероятным считается предположение, что этот процесс
является последовательным и протекает в несколько этапов в присутствии соляной кислоты
по механизму аутокаталитического действия самого пепсина. Молекулярная масса
пепсиногена составляет приблизительно 40400, а пепсина – 32700, поэтому превращение
первого во второй связано с отщеплением пептидных фрагментов. Оба фермента можно
сравнительно легко получить в кристаллическом виде. Следует отметить, что в отличие от
других протеиназ пепсин отличается высокой устойчивостью в сильнокислой среде и
характеризуется низким значением изоэлектрической точки (рI < 1). Такие условия обычно
создаются в желудочном содержимом, куда поступает секретируемая париетальными
клетками слизистой оболочки соляная кислота *; рН чистого желудочного сока колеблется от
1,0 до 2,0. Эта среда является оптимальной для каталитического действия пепсина. Имеются
доказательства, что в желудке человека из пепсиногена, вероятно, образуется не только
активный пепсин, а несколько близких по строению пепсинов, включая пепсиноподобный
фермент гастриксин, который имеет отличный от пепсина оптимум рН действия, равный 3,0.
Реннин. Фермент реннин выделен из сока четвертого отдела желудка телят в
кристаллическом виде. Он есть также в желудочном соке детей грудного возраста. По
механизму и специфичности действия реннин сильно отличается от пепсина, тогда как по
структуре близок к нему: так же состоит из одной полипептидной цепи с мол. массой 40000.
Изоэлектрическая точка реннина равна 4,5. Три другие важные эндопептидазы: трипсин,
химотрипсин и эластаза, а также одна экзопептидаза – карбоксипептидаза, участвующие в
дальнейшем после действия пепсина в переваривании белков, синтезируются в
поджелудочной железе. Все они вырабатываются в неактивной форме, в виде проферментов,
и их превращение в активные ферменты происходит в тонкой кишке, куда они поступают с
панкреатическим соком.
Трипсин. Трипсиноген и трипсин получены в кристаллическом виде, полностью
расшифрована их первичная структура и известен молекулярный механизм превращения
профермента в активный фермент. В опытах in vitro превращение трипсиногена в трипсин
катализируют не только энтеропептидаза и сам трипсин, но и другие протеиназы и ионы
Са2+. Активирование трипсиногена химически выражается в отщеплении с N-конца
полипептидной цепи 6 аминокислотных остатков (Вал–Асп–Асп–Асп–Асп–Лиз) и
соответственно в укорочении полипептидной цепи (рис. 12.1).
Следует подчеркнуть, что в этом небольшом, казалось бы, химическом процессе –
отщепление гексапептида от предшественника – заключено важное биологическое значение,
поскольку при этом происходят формирование активного центра и образование трехмерной
структуры трипсина, а известно (см. главы 1 и 4), что и белки биологически активны только в
своей нативной трехмерной конформации. В том, что трипсин, как и другие протеиназы,
вырабатывается в поджелудочной железе в неактивной форме, также имеется определенный
физиологический смысл, поскольку в противном случае трипсин мог бы оказывать
разрушающее протеолитическое действие не только на клетки самой железы, но и на другие
ферменты, синтезируемые в ней (амилаза, липаза и др.). В то же время поджелудочная железа
защищает себя еще одним механизмом – синтезом специфического белка ингибитора
панкреатического трипсина. Этот ингибитор оказался
* Поступление пищевого белка в желудок стимулирует секрецию гормона гастрина, который
в свою очередь стимулирует секрецию НСl и пепсиногена в клетках слизистой оболочки.

ни
зкомолекулярным пептидом (мол. масса 6000), который прочно связывается с активными
центрами трипсина и химотрипсина, вызывая обратимое их ингибирование. В
поджелудочной железе синтезируется также α1-антипротеиназа (мол. масса 50000), которая
преимущественно ингибирует эластазу. При остром панкреатите, когда трипсин и другие
ферменты из пораженной поджелудочной железы «вымываются» в кровь, уровень их в крови
соответствует размерам некротического участка. В этом случае определение активности
трипсина в сыворотке крови является надежным ферментным тестом при диагностике
острого панкреатита. Следует отметить, что субстратная специфичность трипсина ограничена
разрывом только тех пептидных связей, в образовании которых участвуют карбоксильные
группы лизина и аргинина.
Химотрипсин. В поджелудочной железе синтезируется ряд химотрипсинов (α-, β- и π-
химотрипсины) из двух предшественников – химотрипсиногена А и химотрипсиногена В.
Активируются проферменты в кишечнике под действием активного трипсина и
химотрипсина. Полностью раскрыта последовательность аминокислот химотрипсиногена А,
во многом сходная с последовательностью аминокислот трипсина. Молекулярная масса его
составляет примерно 25000. Он состоит из одной полипептидной цепи, содержащей 246
аминокислотных остатков. Активация профермента не сопряжена с отщеплением большого
участка молекулы (см. рис. 4.3). Получены доказательства, что разрыв одной пептидной
связи между аргинином и изолейцином в молекуле химотрипсиногена, а под действием
трипсина приводит к формированию π-химотрипсина, обладающего наибольшей
ферментативной активностью. Последующее отщепление дипептида Сер–Арг приводит к
образованию δ-химотрипсина. Аутокаталитический процесс активирования, вызванный
химотрипсином, сначала способствует формированию неактивного промежуточного
неохимотрипсина, который под действием активного трипсина превращается в α-
химотрипсин; этот же продукт образуется из δ-химотрипсина, но под действием активного
химотрипсина. Таким образом, благодаря совместному перекрестному воздействию
химотрипсина и трипсина из химотрипсиногена образуются разные химотрипсины,
различающиеся как ферментативной активностью, так и некоторыми физико-химическими
свойствами, в частности электрофоретической подвижностью.Следует отметить, что
химотрипсин обладает более широкой субстратной специфичностью, чем трипсин. Он
катализирует гидролиз не только пептидов, но и эфиров, гидроксаматов, амидов и других
ацилпроизводных, хотя наибольшую активность химотрипсин проявляет по отношению к
пептидным связям, в образовании которых принимают участие карбоксильные группы
ароматических аминокислот: фенилаланина, тирозина и триптофана *.
Эластаза. В поджелудочной железе синтезируется еще одна эндопептидаза – эластаза – в
виде проэластазы. Превращение профермента в эластазу в тонкой кишке катализируется
трипсином. Название фермент получил от субстрата эластина, который он гидролизует.
Эластин содержится в соединительной ткани и характеризуется наличием большого числа
остатков глицина и серина. Эластаза обладает широкой субстратной специфичностью, но
предпочтительнее гидролизует пептидные связи, образованные аминокислотами с
небольшими гидрофобными радикалами, в частности глицином, аланином и серином.
Интересно, что ни трипсин, ни химотрипсин не гидролизуют пептидные связи молекулы
эластина, хотя все три фермента, включая эластазу, содержат сходные участки
аминокислотных последовательностей и одинаковые места положения дисульфидных
мостиков, а также имеют в активном центре один и тот же ключевой остаток серина (см.
табл. 4.2), что подтверждают опыты с ингибированием всех трех ферментов
диизопропилфторфосфатом, химически связывающим ОН-группу серина. Высказано
предположение, что все три эндопептидазы поджелудочной железы: трипсин, химотрипсин и
эластаза,– возможно, имеют один и тот же общий предшественник и что специфичность
активного фермента в основном определяется конформационными изменениями
профермента в процессе активирования.
Экзопептидазы. В переваривании белков в тонкой кишке активное участие принимает
семейство экзопептидаз. Одни из них – карбоксипептидазы – синтезируются в
поджелудочной железе в виде прокарбоксипептидазы и активируются трипсином в
кишечнике; другие – аминопептидазы – секретируются в клетках слизистой оболочки
кишечника и также активируются трипсином.
Карбоксипептидазы. Подробно изучены две карбоксипептидазы – А и В, относящиеся к
металлопротеинам и катализирующие отщепление от полипептида С-концевых аминокислот.
Карбоксипептидаза А разрывает преимущественно пептидные связи, образованные
концевыми ароматическими аминокислотами, а карбоксипептидаза В – связи, в образовании
которых участвуют С-концевые лизин и аргинин. Очищенный препарат карбоксипептидазы
А обладает бифункциональной активностью – пептидазной и эстеразной и содержит ион
Zn2+ (один атом на 1 моль фермента). При замене ионов Zn2+ на ионы Са2+ полностью
утрачивается пептидазная активность, но усиливается исходная эстеразная активность, хотя
* Химотрипсин является одним из наиболее изученных ферментов, для которого в деталях
расшифрован механизм ферментативного катализа, включающий образование
промежуточного продукта ацилфермента. Доказана существенность для катализа
гидроксильной группы серина и непротонированного остатка гистидина в активном центре
фермента. При этом существенных изменений в третичной структуре фермента не
отмечается.
Аминопептидазы. В кишечном соке открыты два фермента – аланин-аминопептидаза,
катализирующая преимущественно гидролиз пептидной связи, в образовании которой
участвует N-концевой аланин, и лейцин-аминопептидаза, не обладающая строгой
субстратной специфичностью и гидролизующая пептидные связи, образованные любой N-
концевой аминокислотой. Оба фермента осуществляют ступенчатое отщепление
аминокислот от N-конца полипептидной цепи. Дипептидазы. Процесс переваривания
пептидов, их расщепление до свободных аминокислот в тонкой кишке завершают
дипептидазы. Среди дипептидаз кишечного сока хорошо изучена глицилглицин-дипептидаза,
гидролизующая соответствующий дипептид до двух молекул глицина. Известны также две
другие дипептидазы: пролил-дипептидаза (пролиназа), катализирующая гидролиз пептидной
связи, в образовании которой участвует СООН группа пролина, и пролин-дипептидаза
(пролидаза), гидролизующая дипептиды, в которых азот пролина связан кислотно-амидной
связью. Еще сравнительно недавно протеиназы традиционно связывали только с процессами
переваривания. В настоящее время появляется все больше данных о более широкой
биологической роли протеолитических ферментов органов и тканей в регуляции ряда вне- и
внутриклеточных процессов. Некоторые протеиназы выполняют защитную функцию
(свертывание крови, система комплемента, лизис клеток), другие генерируют гормоны,
токсины, вазоактивные агенты (ангиотензин, кинины). Ряд протеиназ регулирует образование
пищеварительных ферментов, взаимодействие между клетками и клеточными
поверхностями, процессы фертилизации (хитин-синтетаза) и дифференциации. Регуляция в
большинстве случаев предусматривает превращение неактивного предшественника в
активный белок путем отщепления ограниченного числа пептидов. Этот процесс, впервые
описанный К. Линдерстрем-Лангом еще в 50-е годы, в последнее время называют
ограниченным протеолизом. Значение его очень важно для понимания сущности
биологического синтеза в клетках неактивных пре-и пробелков. Кроме того, этот процесс
нашел широкое практическое применение в лабораториях и промышленности. В регуляции
действия протеолитических ферментов участвуют также ингибиторы протеиназ белковой
природы, открытые не только в поджелудочной железе, но и в плазме крови, курином яйце и
т.д. Отделение панкреатического и кишечного соков регулируется нейрогормональными
факторами, которые подробно излагаются в курсе физиологии. Имеются доказательства роли
соляной кислоты в качестве пускового механизма выработки в кишечнике особых гормонов.
В частности, соляная кислота, попадая в двенадцатиперстную кишку, стимулирует секрецию
секретина (см. главу 8); последний, стимулируя секрецию и отделение щелочного
панкреатического сока, способствует оттоку желчи. Показано, что секретин быстро исчезает
из кровотока, а новые порции его не вырабатываются, поскольку соляная кислота
нейтрализуется щелочным панкреатическим соком. Таким образом, благодаря
существованию такого механизма, действующего по типу обратной связи, осуществляется
регуляция секреции и отделения поджелудочного сока. Поджелудочный сок, полученный при
действии секретина, содержит незначительное количество ферментов, но богат
бикарбонатами, создающими слабощелочную среду (рН 7,5–8,5), оптимальную для действия
пищеварительных ферментов в кишечнике. Вторым гормоном, также синтезирующимся в
двенадцатиперстной кишке и регулирующим секрецию поджелудочного сока, является
холецистокинин (панкреозимин); он стимулирует отделение сока, богатого ферментами и
бедного бикарбонатами.
Переваривание белков в желудке.
В желудке имеются все условия для переваривания белков. Во-первых, в желудочном соке
содержится активный фермент пепсин. Во-вторых, благодаря наличию в желудочном соке
свободной соляной кислоты для действия пепсина создается оптимальная среда (рН 1,5–2,5).
Следует особо указать на существенную роль соляной кислоты в переваривании белков: она
переводит неактивный пепсиноген в активный пепсин, создает оптимальную среду для
действия пепсина; в присутствии соляной кислоты происходят набухание белков, частичная
денатурация и, возможно, гидролиз сложных белков. Кроме того, соляная кислота
стимулирует выработку секретина в двенадцатиперстной кишке, ускоряет всасывание железа
и оказывает бактерицидное действие. Ввиду исключительной роли соляной кислоты в
переваривании белков были предприняты попытки объяснить механизм ее секреции в
желудке. В деталях этот механизм до сих пор не выяснен, однако имеющиеся данные
свидетельствуют, что образующиеся при диссоциации хлорида натрия в крови ионы хлора
диффундируют через клеточную мембрану и соединяются с ионами водорода, которые в
свою очередь освобождаются при диссоциации угольной кислоты, образующейся в
обкладочных клетках из конечных продуктов обмена – Н2О и СО2. Образовавшаяся соляная
кислота затем экскретируется обкладочными клетками в полость желудка. Равновесие ионов
Сl– между кровью и обкладочными клетками достигается поступлением отрицательно
заряженных ионов HCO3 – из клеток в кровь взамен ионов Сl–, поступающих из крови в
клетки. Предполагается участие АТФ, поскольку синтез соляной кислоты требует энергии.
Следует отметить, что при некоторых поражениях желудка (обычно при воспалительных
процессах) могут нарушаться секреция соляной кислоты и соответственно переваривание
белков. Пепсин, катализирующий гидролиз пептидных связей, образованных остатками
ароматических аминокислот, расщепляет практически все природные белки. Исключение
составляют некоторые кератины, протамины, гистоны и мукопротеины. При их гидролизе
образуются различного размера пептиды и, возможно, небольшое число свободных
аминокислот. В желудочном соке детей грудного возраста, а также в секрете четвертого
желудочка телят и других молодых жвачных животных содержится отличный от пепсина
весьма активный фермент реннин. Он катализирует свертывание молока (превращение
растворимого казеиногена в нерастворимый казеин). У взрослых людей эту функцию
выполняет пепсин. Механизм этого процесса, несмотря на кажущуюся простоту, в деталях
пока не выяснен. Предполагают, что реннин превращает растворимый казеиноген молока в
параказеин, кальциевая соль которого нерастворима, и он выпадает в осадок. Интересно
отметить, что после удаления ионов Са2+ из молока образования осадка не происходит.
Наличие активного реннина в желудочном соке детей грудного возраста имеет, по-видимому,
важное физиологическое значение, поскольку при свертывании молока, являющегося
основным пищевым продуктом в этом возрасте, резко замедляется продвижение
нерастворимого казеина через пищеварительный канал, в результате чего он дольше
подвергается действию протеиназ.
Переваривание белков в кишечнике.
Дальнейшее превращение белков пищи осуществляется в тонкой кишке, где на белки
действуют ферменты панкреатического и кишечного соков. Трипсин и химотрипсин
действуют на белки аналогично пепсину, разрывают другие внутренние пептидные связи; оба
фермента наиболее активны в слабощелочной среде (рН 7,2–7,8). Благодаря
гидролитическому действию на белки всех трех эндопептидаз (пепсин, трипсин,
химотрипсин) образуются различной длины пептиды и некоторое количество свободных
аминокислот. Дальнейший гидролиз пептидов до свободных аминокислот осуществляется
под влиянием группы ферментов – пептидаз. Помимо панкреатической карбоксипептидазы,
на пептиды действуют кишечная аминопептидаза и разнообразные дипептидазы. Эта группа
ферментов относится к экзопептидазам и катализирует гидролиз пептидной связи по схеме:
Точкой приложения аминопептидазы является пептидная связь с N-конца пептида.
Карбоксипептидаза разрывает пептидную связь с противоположного С-конца пептида. Эти
ферменты отщепляют по одной аминокислоте от полипептида.
В итоге остаются дипептиды, на которые действуют специфические дипептидазы, при этом
образуются свободные аминокислоты, которые затем всасываются. Из других ферментов
протеолиза следует упомянуть об эластазе и коллагеназе поджелудочной железы,
гидролизующих соответственно эластин и коллаген. Топографически основные процессы
гидролиза белков, как и углеводов и жиров, протекают на поверхности слизистой оболочки
кишечника (так называемое пристеночное пищеварение, по A.M. Уголеву).
ВСАСЫВАНИЕ ПРОДУКТОВ РАСПАДА БЕЛКОВ
Продукты гидролиза белков всасываются в пищеварительном тракте в основном в виде
свободных аминокислот. Кинетика всасывания аминокислот в опытах in vivo и in vitro
свидетельствует, что аминокислоты, подобно глюкозе, всасываются свободно с ионами Na+.
Для лизина, цистеина и цистина, глицина и пролина, очевидно, существует более одной
системы транспорта через стенку кишечника. Некоторые аминокислоты обладают
способностью конкурентно тормозить всасывание других аминокислот, что свидетельствует
о вероятном существовании общей переносящей системы или одного общего механизма. Так,
в присутствии лизина тормозится всасывание аргинина, но не изменяется всасывание
аланина, лейцина и глутамата. Современные представления о проблеме транспорта веществ
через мембраны (включая мембраны эпителиальных клеток кишечника) не позволяют точно
охарактеризовать молекулярный механизм транспорта аминокислот. Существует два
представления, по-видимому, дополняющих друг друга о том, что требуемая для активного
транспорта энергия образуется за счет биохимических реакций (это так называемый
направляемый метаболизмом транспорт) или за счет энергии переноса другого
транспортируемого вещества, в частности энергии движения ионов Na+ (или других ионов) в
клетку. Данные о специфичности транспорта аминокислот через биомембраны клеток были
получены при анализе наследственных дефектов всасывания аминокислот в кишечнике и
почках. Классическим примером является цистинурия, при которой резко повышено
содержание в моче цистина, аргинина, орнитина и лизина. Это повышение обусловлено
наследственным нарушением механизма почечной реабсорбции. Цистин относительно
нерастворим в воде, поэтому он легко выпадает в осадок в мочеточнике или мочевом пузыре,
в результате чего образуются цистиновые камни и нежелательные последствия (закупорка
мочевыводящего тракта, развитие инфекции и др.). Аналогичное нарушение всасывания
аминокислот, в частности триптофана, наблюдается при болезни Хартнупа. Доказано
всасывание небольших пептидов. Так, в опытах in vitro и in vivo свободный глицин
всасывался значительно медленнее, чем дипептид глицилглицин или даже трипептид,
образованный из трех остатков глицина. Тем не менее во всех этих случаях после введения
олигопептидов с пищей в портальной крови обнаруживали свободные аминокислоты; это
свидетельствует о том, что олигопептиды подвергаются гидролизу после всасывания. В
отдельных случаях отмечают всасывание больших пептидов. Например, некоторые
растительные токсины, в частности абрин и рицин, а также токсины ботулизма, холеры и
дифтерии всасываются непосредственно в кровь.
Дифтерийный токсин (мол. масса 63000), наиболее изученный из токсинов, состоит из двух
функциональных полипептидов: связывающегося со специфическим рецептором на
поверхности чувствительной клетки и другого – проникающего внутрь клетки и
оказывающего эффект, который чаще всего сводится к торможению внутриклеточного
синтеза белка. Транспорт этих двух полипептидов или целого токсина через двойной
липидный слой биомембран до настоящего времени считается уникальным и загадочным
процессом. Ряд вопросов, однако, до сих пор остается нерешенным. Это, в частности,
вопросы о количестве всасывающихся небольших пептидов и месте их гидролиза (на
клеточной поверхности или внутриклеточно), а также основная проблема: выяснение
молекулярных механизмов работы транспортных систем.
Превращения аминокислот под действием микрофлоры кишечника
Известно, что микроорганизмы кишечника для своего роста также нуждаются в доставке с
пищей определенных аминокислот. Микрофлора кишечника располагает набором
ферментных систем, отличных от соответствующих ферментов животных тканей и
катализирующих самые разнообразные превращения пищевых аминокислот. В кишечнике
создаются оптимальные условия для образования ядовитых продуктов распада аминокислот:
фенола, индола, крезола, скатола, сероводорода, метилмер-каптана, а также нетоксичных для
организма соединений: спиртов, аминов, жирных кислот, кетокислот, оксикислот и др. Все
эти превращения аминокислот, вызванные деятельностью микроорганизмов кишечника,
получили общее название «гниение белков в кишечнике». Так, в процессе распада
серосодержащих аминокислот (цистин, цистеин, метионин) в кишечнике образуются
сероводород H2S и метилмеркаптан CH3SH. Диаминокислоты – орнитин и лизин –
подвергаются процессу декарбоксилирования с образованием аминов – путресцина и
кадаверина. Из ароматических аминокислот: фенилаланин, тирозин и триптофан – при
аналогичном бактериальном декарбоксилировании образуются соответствующие амины:
фенилэтиламин, параоксифенилэтиламин (или тирамин) и индолилэтиламин (триптамин).
Кроме того, микробные ферменты кишечника вызывают постепенное разрушение боковых
цепей циклических аминокислот, в частности тирозина и триптофана, с образованием
ядовитых продуктов обмена – соответственно крезола и фенола, скатола и индола.
После всасывания эти продукты через воротную вену попадают в печень, где подвергаются
обезвреживанию путем химического связывания с серной или глюкуроновой кислотой с
образованием нетоксичных, так называемых парных, кислот (например, фенолсерная кислота
или скатоксилсерная кислота). Последние выделяются с мочой. Механизм обезвреживания
этих продуктов изучен детально. В печени содержатся специфические ферменты –
арилсульфотрансфераза и УДФ-глюкоронилтрансфераза, катализирующие соответственно
перенос остатка серной кислоты из ее связанной формы – 3'-фосфоаденозин-5'-
фосфосульфата (ФАФС) и остатка глюкуроновой кислоты также из ее связанной формы –
уридилдифосфоглюкуроновой кислоты (УДФГК) на любой из указанных продуктов.
Индол (как и скатол) предварительно подвергается окислению в индоксил (соответственно
скатоксил), который взаимодействует непосредственно в ферментативной реакции с ФАФС
или с УДФГК. Так, индол связывается в виде эфиросерной кислоты. Калиевая соль этой
кислоты получила название животного индикана, который выводится с мочой (см. главу 18).
По количеству индикана в моче человека можно судить не только о скорости процесса
гниения белков в кишечнике, но и о функциональном состоянии печени. О функции печени и
ее роли в обезвреживании токсичных продуктов часто также судят по скорости образования и
выделения гиппуровой кислоты с мочой после приема бензойной кислоты (см. главу 16).

Таким образом, организм человека и животных обладает рядом защитных механизмов


синтеза, биологическая роль которых заключается в обезвреживании токсичных веществ,
поступающих в организм извне или образующихся в кишечнике из пищевых продуктов в
результате жизнедеятельности микроорганизмов.
Судьба всосавшихся аминокислот
Приведенная ниже схема дает представление о многообразных путях использования
аминокислот после всасывания в кишечнике. Поступив через воротную вену в печень, они
прежде всего подвергаются ряду превращений, хотя значительная часть аминокислот
разносится кровью по всему организму и используется для физиологических целей. В печени
аминокислоты участвуют не только в синтезе собственных белков и белков плазмы крови, но
также в синтезе специфических азотсодержащих соединений: пуриновых и пиримидиновых
нуклеотидов, креатина, мочевой кислоты, НАД и др.
Печень, кроме того, обеспечивает сбалансированный пул свободных аминокислот организма
путем синтеза заменимых аминокислот и перераспределения азота в результате реакций
трансаминирования.

Как видно из схемы, всосавшиеся аминокислоты в первую очередь используются в качестве


строительного материала для синтеза специфических тканевых белков, ферментов, гормонов
и других биологически активных соединений. Некоторое количество аминокислот
подвергается распаду с образованием конечных продуктов белкового обмена (СО2, Н2О и
NH3) и освобождением энергии. Подсчитано, что в организме взрослого человека,
находящегося на полноценной диете, образуется примерно 1200 кДж в сутки за счет
окисления около 70 г аминокислот (помимо пищевых, также эндогенных аминокислот,
образующихся при гидролизе тканевых белков). Это количество составляет около 10% от
суточной потребности организма человека в энергии. Количество аминокислот,
подвергающихся распаду, зависит как от характера питания, так и от физиологического
состояния организма. Например, даже при полном голодании или частичном белковом
голодании с мочой постоянно выделяется небольшое количество азотистых веществ, что
свидетельствует о непрерывности процессов распада белков тела. Аминокислоты, как и
белки, не накапливаются и не откладываются в тканях (наподобие жиров и гликогена), и у
взрослого человека при нормальной обеспеченности пищевым белком поддерживается
довольно постоянная концентрация аминокислот в крови (см. главу 16). Использование
аминокислот в синтезе белка подробно рассмотрено в главе 14.
54) Желудочный сок
Желудочный сок — сложный по составу пищеварительный сок, вырабатываемый
различными клетками слизистой оболочки желудка.
Главные компоненты желудочного сока
Соляная кислота
Париетальные клетки фундальных желёз желудка секретируют соляную кислоту —
важнейшую составляющую желудочного сока.
Основные биологические функции:
1. Активация пепсиногена (превращение неактивного пепсиногена в активный пепсин);
2. Создает оптимальные значения pH для действия пепсина;
3. Способствует набуханию и денатурации пищевых белков;
4. Обладает антимикробным действием;
5. Способствует выработке местных гормонов (секретина), т.е. принимает участие в
регуляции пищеварения;
6. Способствует всасыванию железа, меди и других микроэлементов.
Соляная кислота, продуцируемая париетальными клетками, имеет постоянную
концентрацию: 160 ммоль/л (0,3–0,5%).
Бикарбонаты
Бикарбонаты НСО3− необходимы для нейтрализации соляной кислоты у поверхности
слизистой оболочки желудка и двенадцатиперстной кишки в целях защиты слизистой от
воздействия кислоты. Продуцируются поверхностными добавочными (мукоидными)
клетками. Концентрация бикарбонатов в желудочном соке — 45 ммоль/л.
Пепсиноген и пепсин
Пепсин является основным ферментом, с помощью которого происходит расщепление
белков. Существует несколько изоформ пепсина, каждая из которых воздействует на свой
класс белков. Пепсины получаются из пепсиногенов, когда последние попадают в среду с
определённой кислотностью. За продукцию пепсиногенов в желудке отвечают главные
клетки фундальных желёз.

Слизь
Слизь — важнейший фактор защиты слизистой оболочки желудка. Слизь формирует
несмешивающийся слой геля, толщиной около 0,6 мм, концентрирующий бикарбонаты,
которые нейтрализуют кислоту и, тем самым, защищают слизистую оболочку от
повреждающего действия соляной кислоты и пепсина. Продуцируется поверхностными
добавочными клетками.
Внутренний фактор
Внутренний фактор (фактор Касла) — фермент, переводящий неактивную форму витамина
B12, поступающую с пищей, в активную, усваиваемую. Секретируется париетальными
клетками фундальных желёз желудка.
Общие свойства протеиназ пищеварительного тракта:
1. Синтезируются и поступают в пищеварительный тракт в неактивной форме в виде
профермента;
2. Активируются путем частичного протеолиза отщеплением пептида, играющего роль
ингибитора;
3. Обладают относительной субстратной специфичностью, т.е. способностью
гидролизовать белки любого происхождения, массы, структуры;
4. Действуют на пептидные связи.
Различают эндо- и экзопептидазы. Эндопептидазы гидролизуют пептидные
связи внутри молекулы белка, продукты гидролизуют пептидные связи внутри
молекулы белка, продукты гидролиза – пептиды. Экзопептидазы отрывают концевые
аминокислоты.
Характеристика протеиназ желудочного сока.
Пепсин- фосфопротеин, синтезируется главными клетками желудка в
неактивной форме в виде пепсиногена. Оптимум pH 1,5-2,5. Активация пепсина
происходит двумя путями: под действием соляной кислоты и аутокаталитическим
путем под действием самого пепсина. Пепсин действует на связи, образованные
преимущественно ароматическими аминокислотами.
Гастриксин – пепсиноподобный фермент, образуется, по-видимому, из
пепсиногена. Оптимум pH равен 3,0.
Ренин – содержится в желудочном соке детей грудного возраста,
вырабатывается в виде проренина. Действует на казеиноген молока, створаживая его в
казеин.
Выработка ферментов слизистой оболочкой желудка контролируется местным
гормоном гастрином.
В результате действия ферментов в желудке из белка образуются пептиды,
поступающие в двенадцатиперстную кишку, где происходит их дальнейшее
переваривание.

Химический состав желудочного сока


Основные химические компоненты желудочного сока:
1) вода (995 г/л);
2) хлориды (5—6 г/л);
3) сульфаты (10 мг/л);
4) фосфаты (10—60 мг/л);
5) гидрокарбонаты (0—1,2 г/л) натрия, калия, кальция, магния;
6) аммиак (20—80 мг/л).
Объём продукции желудочного сока
За сутки в желудке взрослого человека вырабатывается около 2 л желудочного сока.
Базальная (то есть в состоянии покоя, не стимулированная пищей, химическим
стимуляторами и т. п.) секреция у мужчин составляет (у женщин на 25—30 % меньше):

 желудочного сока — 80—100 мл/ч;

 соляной кислоты — 2,5—5,0 ммоль/ч;

 пепсина — 20—35 мг/ч.


Максимальная продукция соляной кислоты у мужчин 22—29 ммоль/ч, у женщин — 16—21
ммоль/ч.
Физические свойства желудочного сока
Желудочный сок практически бесцветен и не имеет запаха. Зеленоватый или желтоватый
цвет показывает на наличие примесей жёлчи и патологического дуодено-гастрального
рефлюкса. Красный или коричневый оттенок может быть из-за примесей крови. Неприятный
гнилостный запах обычно является следствием серьёзных проблем с эвакуацией желудочного
содержимого в кишечник. В норме в желудочном соке имеется лишь небольшое количество
слизи. Заметное количество слизи в желудочном соке говорит о воспалении слизистой
желудка..
КОЛИЧЕСТВЕННЫЙ АНАЛИЗ ЖЕЛУДОЧНОГО СОКА. ОПРЕДЕЛЕНИЕ
СВОБОДНОЙ, СВЯЗАННОЙ, ОБЩЕЙ СОЛЯНОЙ КИСЛОТЫ И ОБЩЕЙ
КИСЛОТНОСТИ ЖЕЛУДОЧНОГО СОКА
Кислая реакция желудочного сока обусловлена присутствием соляной кислоты,
гидрофосфатов, а при патологических процессах - молочной кислоты и жирных кислот.
Совокупность всех веществ желудочного сока, способных быть донорами протонов,
составляют общую кислотность. Соляную кислоту, связанную с белками и продуктами их
переваривания, называют связанной соляной кислотой, а находящуюся в несвязанном виде -
свободной соляной кислотой. Содержание последней подвержено значительным колебаниям,
тогда как количество связанной соляной кислоты достаточно постоянно.
В характере секреции желудочного сока различают следующие патологические
изменения: 1) гиперхлоргидрию - увеличение содержания свободной соляной кислоты и
общей кислотности. Такое состояние преимущественно наблюдается при язвенной болезни
желудка; 2) гипохлоргидрию - уменьшение количества свободной соляной кислоты и общей
кислотности; 3) ахлоргидрию - полное отсутствие соляной кислоты, общая кислотность при
этом значительно снижена; 4) ахилию - отсутствие секреции желудочного сока.
Уменьшение или отсутствие соляной кислоты в желудке может наблюдаться при
хроническом гастрите, раке желудка, злокачественном малокровии.
В клинике используют рН-метрию желудочного сока, однако полезную информацию можно
получить простым, изящным способом, предложенным ниже.

Цель работы
Последовательно оттитровать один из трех образцов желудочного сока раствором NaOH в
присутствии двух индикаторов и на основании расчетов сделать вывод о кислотности
желудочного сока: нормальная, повышенная или пониженная. Сравнить с другими образцами
и отметить характер изменения общей кислотности, а также общей, свободной и связанной
соляной кислоты.

Принцип метода
Пользуясь различными индикаторами (диметиламиноазобензол и фенолфталеин), в одной и
той же пробе желудочного сока определяют как общую кислотность, так и содержание
общей, свободной и связанной соляной кислоты.
Общую кислотность желудочного сока выражают количеством миллилитров 0,1 М раствора
NaOH, пошедших на титрование 100 мл желудочного сока в присутствии индикатора
фенолфталеина (интервал перехода окраски pH 8,2-10). В норме общая кислотность
составляет 40-60 титрационных единиц (ед.).
Свободную соляную кислоту выражают количеством миллилитров 0,1 М раствора NaOH,
пошедших на титрование 100 мл желудочного сока в присутствии индикатора
диметиламиноазобензола (интервал перехода окраски рН 1,0-3,0). В норме содержание
свободной соляной кислоты составляет 20-40 ед.
Общая соляная кислота - это сумма свободной и связанной с белками соляной кислоты
(последнюю находят по разности между общей и свободной соляной кислотой).

Выполнение работы
В колбу для титрования вносят из бюретки 5 мл исследуемого желудочного сока. Добавляют
1 каплю раствора диметиламиноа- зобензола и 2 капли раствора фенолфталеина. Появляется
розовомалиновое окрашивание. Пробу титруют 0,1 М раствором NaOH до оранжевого
окрашивания и отмечают количество миллилитров щелочи, пошедших на титрование
свободной соляной кислоты ( I пункт титрования).
Далее титрование продолжают до появления лимонно-желтой окраски и отмечают общее
количество миллилитров NaOH, пошедших на титрование от начала общего титрования (II
пункт титрования). Затем титрование продолжают до появления малинового окрашивания и
отмечают количество миллилитров щелочи, пошедших на титрование вновь от начала общего
титрования (III пункт титрования).

Расчеты
Допустим, что на титрование 5 мл желудочного сока до пункта I пошло от 0 до 1,5 мл 0,1 М
раствора NaOH, до пункта II - от 0 до 2 мл и до пункта III - от 0 до 3 мл. Тогда общая
кислотность составит 3 ? 100/5 = 60 ед., количество свободной соляной кислоты - 1,5*100/5 =
30 ед., количество общей соляной кислоты (среднее арифметическое между пунктами
титрования II и III) - (2+3)/2? 100/5 = 50 ед., а количество связанной соляной кислоты находят
по разнице между содержанием общей и свободной соляной кислоты: 50 - 30 = 20 ед.
55) 1. Заменимые и незаменимые аминокислоты.
Основой строения белка являются аминокислоты – карбоновые кислоты, у которых водород у
a- углеродного атома замещен на аминогруппу (-NH2). Существуют стереоизомеры
аминокислот. D- и L- формы. В природе встречаются 300 аминокислот, однако, в белках
обнаружено только 20 (протеиногенные аминокислоты). Все они относятся к L- α –
аминокислотам. По своему строению аминокислоты отличаются друг от друга химической
природой радикала (R), представляющего группу атомов в молекуле, связанную с α –
углеродным атомом, и не участвующую в образовании пептидной связи при синтезе белка.
R – C( NH2 )H - COOH
Аминокислоты в растворе проявляют амфотерные свойства, поскольку находятся в
ионизированном состоянии за счет диссоциации аминных (- NH2 ) и карбоксильных (- COOH)
групп.
Исходя из этого, существует несколько вариантов классификации аминокислот:

 структурная (по строению бокового радикала),

 электрохимическая (по кислотно-основным свойствам),

 физиологическая (по степени незаменимости аминокислоты для организма).


Согласно структурным особенностям различают:
I. Ациклические аминокислоты
1. Моноаминомонокарбоновые: глицин, аланин, валин, лейцин,
изолейцин, серин, треонин, цистеин, цистин, метионин;
2. Моноаминодикарбоновые - аспарагиновая кислота, глутаминовая
кислота.
3. Диаминомонокарбоновые - лизин, аргинин
II. Циклические аминокислоты: фенилаланин, тирозин, триптофан, гистидин,
иминокислота – пролин.
На основе кислотно-основных свойств различают:

 кислые аминокислоты (с дополнительными карбоксильными группами в


боковом радикале) – аспарагиновая и глутаминовая аминокислоты;

 основные аминокислоты (имеющие дополнительную группировку –


аминогруппа, гуанидиновая или имидазольная) – лизин, аргинин, гистидин;

 нейтральные аминокислоты (боковой радикал не проявляет ни кислых, ни


основных свойств) – все остальные аминокислоты.
В зависимости от полярности радикала кислые и основные аминокислоты относятся к
полярным (гидрофильным), а нейтральные к неполярным (гидрофобным).
По физиологическому значению аминокислоты подразделяются на:
 незаменимые (не могут синтезироваться в организме из других соединений,
поэтому обязательно должны присутствовать в составе пищи) – валин,
лейцин, изолейцин, треонин, лизин, метионин, фенилаланин, триптофан;

 заменимые (могут синтезироваться в организме) – все остальные


аминокислоты.
Объединение нескольких аминокислот за счет пептидных связей приводит к образованию
олигопептидов (от 2 до 50 аминокислотных остатков). Ряд пептидов выполняет в организме
биологически важные функции, например, глутатион, состоящий их трех аминокислот (глу –
цис – гли), принимает участие в окислительно-восстановительных процессах в клетке и
переносе аминокислот через биологические мембраны.

 Классификация аминокислот:
1) По строению бокового радикала:
Выделяют алифатические (аланин, валин, лейцин, изолейцин, пролин, глицин), аромати
ческие (фенилаланин, тирозин, триптофан),серусодержащие (цистеин, метионин),
содержащие ОН-группу (серин, треонин, опять тирозин), содержащие
дополнительную СООН-группу(аспарагиновая и глутаминовая кислоты) и
дополнительную NH2-группу (лизин, аргинин, гистидин, также глутамин, аспарагин).

Строение протеиногенных аминокислот


2) По полярности бокового радикала
Существуют неполярные аминокислоты (ароматические, алифатические)
и полярные (незаряженные, отрицательно и положительно заряженные).
3) По кислотно-основным свойствам
По кислотно-основным свойствам
подразделяют нейтральные (большинство), кислые (аспарагиновая и глутаминовая
кислоты) и основные (лизин, аргинин, гистидин) аминокислоты.
4) По незаменимости
По необходимости для организма выделяют такие, которые не синтезируются в организме и
должны поступать с пищей – незаменимые аминокислоты (лейцин, изолейцин, валин,
фенилаланин, триптофан, треонин, лизин, метионин). К заменимым относят такие
аминокислоты, углеродный скелет которых образуется в реакциях метаболизма и способен
каким-либо образом получить аминогруппу с образованием сответствующей аминокислоты.
Две аминокислоты являются условно незаменимыми (аргинин, гистидин), т.е.их синтез
происходит в недостаточном количестве, особенно это касается детей.
 Изомерия аминокислот в зависимости от положения аминогруппы:
В зависимости от положения аминогруппы относительно 2-го атома углерода выделяют  α -,
β-, и другие аминокислоты.

α- и β- формы аланина
Для организма млекопитающих наиболее характерны ?-аминокислоты.
Изомерия по абсолютной конфигурации
По абсолютной конфигурации молекулы выделяют D- и L-формы. Различия между
изомерами связаны с взаимным расположением четырех замещающих групп, находящихся в
вершинах воображаемого тетраэдра, центром которого является атом углерода в ?-
положении. Имеется только два возможных расположения химических групп вокруг него.

Две конформации тетраэдра


В белке любого организма содержится только один стереоизомер, для млекопитающих это L-
аминокислоты.
L- и D-формы аланина
Однако оптические изомеры претерпевают самопроизвольную
неферментативную рацемизацию, т.е. L-форма переходит в D-форму. Данное
обстоятельство используется для определения возраста, например, костной ткани зуба (в
криминалистике, археологии).
Деление изомеров по оптической активности:
По оптической активности аминокислоты делятся на право- и левовращающие.
Наличие в аминокислоте ассиметричного ?-атома углерода (хирального центра) делает
возможным только два расположения химических групп вокруг него. Это приводит к
особому отличию веществ друг от друга, а именно – изменению направления вращения
плоскости поляризации поляризованного света, проходящего через раствор. Величину угла
поворота определяют при помощи поляриметра. В соответствии с углом поворота выделяют
правовращающие (+) и левовращающие (–) изомеры.

Право- и левовращающие формы аланина


Деление на L- и D-формы не соответствует делению на право- и левовращающие. Для одних
аминокислот L-формы (или D-формы) являются правовращающими, для других
– левовращающими. Например, L-аланин – правовращающий, а L-фенилаланин –
левовращающий. При смешивании L- и D-форм одной аминокислоты образуется
рацемическая смесь, не обладающая оптической активностью.

 Аминокислоты соединяются пептидной связью:


Аминокислоты способны соединяться между собой связями, которые называются
пептидными, при этом образуется полимерная молекула. Если количество аминокислот не
превышает 10, то новое соединение называется пептид; если от 10 до 40 аминокислот
– полипептид, если более 40 аминокислот – белок.
Пептидная связь –это связь между ?-карбоксильной группой одной аминокислоты и ?-
аминогруппой другой аминокислоты.
Образование пептидной связи
При необходимости назвать пептид ко всем названиям аминокислот добавляют суффикс "-
ил", только последняя аминокислота сохраняет свое название неизменным.
Например, аланил-серил-триптофан или ?-глутаминил-цистеинил-глицин (по-другому
называемый глутатион).
К свойствам пептидной связи относятся:
1. Копланарность

Все атомы, входящие в пептидную группу находятся в одной плоскости, при этом атомы "Н"
и "О" расположены по разные стороны от пептидной связи.
2.Транс-положение заместителей

Радикалы аминокислот по отношению к оси C-N связи находятся по "разные" стороны, в


транс-положении.
3. Две равнозначные формы

Пептидная связь имеет кетоформу и енольную форму.

4. Способность к образованию водородных связей.


Атомы углерода и азота, входящие в пептидную связь обладают способностью образовывать
две водородные связи с другими пептидными группам.
5. Пептидная связь имеет частично характер двойной связи.

Длина пептидной связи меньше, чем одинарной связи, она является жесткой структурой, и
вращение вокруг нее затруднено. Но так как, кроме пептидной, в белке есть и другие связи,
цепочка аминокислот способна вращаться вокруг основной оси, что придает белкам
различную конформацию (пространственное расположение атомов).

 Для аминокислот характерна амфотерность:


Основным физико-химическим свойством аминокислот является амфотерность.
Понятие амфотерность означает, что вещество сочетает в себе свойства как кислот, так и
оснований. В водном растворе аминокислоты одновременно ведут себя как кислоты – доноры
протонов и как основания – акцепторы протонов.
Если общий заряд аминокислоты равен 0, то это ее состояние называют изоэлектрическим.
Величина рН, при которой заряд аминокислоты равен 0, называется изоэлектрической
точкой (ИЭТ, pI). Значение изоэлектрической точки зависит от строения радикала
аминокислоты:
 ИЭТ большинства аминокислот располагается в диапазоне рН от 5,5 (фенилаланин) до
6,3 (пролин),
 ИЭТ кислых аминокислот - для глутамата 3,2, для аспартата 2,8,
 ИЭТ основных аминокислот - для гистидина 7,6, для аргинина 10,8, для лизина 9,7.
Заряд аминокислот зависит от величины рН среды и от строения их радикала.
При снижении концентрации ионов водорода в растворе (защелачивание среды) повышается
их отрыв от аминогруппы и карбоксигруппы аминокислот. Иными словами, от аминокислоты
отрывается положительный заряд и она становится отрицательно заряженной. Когда рН
снижается (закисление среды), то имеющиеся в р