Вы находитесь на странице: 1из 10

1.

Interesul fata de limba in:


1. Vechia Indie
Идея о всемогуществе слова стала толчком к формированию языкознанию в древней Индии. Она
считается колыбелью языкознания. Древне Индийская традиция начитывает более 3 тыс лет. Это
вызвано практическими причинами: стремление нормализовать санскрит, необходимость
воспроизведения священных гимнов- вед ( веда- знаю)
Панини (предположительно около V века до н. э.) — древнеиндийский лингвист, представитель
северной школы в древнеиндийском языкознании, один из предтеч современной структурной
лингвистики, порождающей грамматики, семиотики и логики. Панини составил первую в истории
Индии нормативную грамматику санскрита, «Аштадхьяи» («Восьмикнижие») — кратко
сформулированные 3959 сутр (правил), исчерпывающе описывающих фонетику, морфологию и
синтаксис языка. При этом Панини использовал такие понятия, как фонема, морфема, корень,
суффикс, части речи. Целью «Восьмикнижия» было дать сведения, необходимые для построения
правильных ритуальных текстов из первичных единиц и набора правил. По своему
лингвистическому содержанию правила грамматики Панини имеют различный характер: это и
правила соединения морфем (корней, аффиксов) внутри слова, и правила сочетаний слов, и правила
фонетических изменений на морфемных стыках (внутренние сандхи), и правила фонетических
изменений на границах слов (внешние сандхи). Каждое правило действует только в определенном,
специально указанном контексте; значения элементов всегда учитываются. В совокупности правила
«Восьмикнижия» дают описание морфонологии, словообразования, морфологии и частично
синтаксиса санскрита. Грамматика Панини отличается тщательно разработанной терминологией,
некоторые из его терминов, например «сандхи», вошли в мировую лингвистику.Грамматика Панини
– образец строгого, формализованного и компактного описания языка. Устный характер грамматики
требовал краткости и исключительной компактности текста, предназначенного для заучивания
наизусть. Многие явления языка, рассмотренные у Панини, стали предметом лингвистического
исследования лишь много веков спустя. Например, морфонология стала систематически изучаться в
европейской науке лишь в 1920–1930. Грамматика Панини до сих пор используется в обучении
санскриту в Индии. В 19–20 вв. она неоднократно служила предметом научного анализа в индийской
и западной науке.
2. Antichitatea Greaca.

Первый толчок к анализу языка дали философы своими исследованиями отношений между мыслью
и словом, между вещами и их греческими именами.
В Древней Греции языкознание не выделялось как отдельная наука, а как часть филологии
находилось в составе философии. И поэтому причинами возникновения языкознания явились
познавательно-философские, педагогические и ораторские задачи.
Уделяя внимание теории познания - гносеологии - древние античные философы пытались объяснить
происхождение слов, происхождение языка. Наметились две точки зрения: первая теория объясняла
слова по их природе, истинно. Этой точки зрения придерживался Гераклит Эфесский (540-480 гг. до
н.э.). Он считал, что каждое имя неразрывно связано с той вещью, названием которой служит.
Вторая теория утверждала, что слова обозначают вещи по обычаю, по установлению, эта точка
зрения названа термином "тезей". Согласно этой теории слова выбираются, избираются,
устанавливаются людьми. К таким философам относят Демокрита (460-370 гг. до н.э.). Демокрит из
Абдеры утверждал, что слова - это создание человеческое, а не божественное, что слова не
совершенны, как совершенна природа. И доказывал это тем, что слов не хватает, поэтому одним
словом могут быть названы разные предметы; многие понятия не имеют названий-слов; многие вещи
могут иметь по нескольку названий и т.д.Дискуссия "о природе слов и вещей" не привела спорящих
к одному результату, но она имела большое теоретическое значение для развития языкознания.
Согласно умозаключениям Платона, слова делятся на 2 группы: имя - это слова, которыми что-либо
утверждается и глагол - слова, которые что-либо утверждают об имени. Согласно выделению имени
и глагола, выделены 2 главных члена высказывания: имя - это подлежащее, глагол - это предикат,
сказуемое.
Известнейший философ античности, Аристотель, живший в 4-м веке до нашей эры (384-322 гг. до
н.э.), в своих философских трудах касается и проблем языкознания ("Поэтика"). Он выделяет восемь
частей речи: элемент (звук), слог, союз, член (артикль), имя, глагол, падеж, предложение. Аристотель
определил функции падежей, подчеркнул главенствующую роль именительного падежа. Дал
описание членораздельной речи, т.е. описание работы речевого аппарата. В фонетике Аристотель
выделяет гласные и полугласные, различает звуки по форме рта, места образования, выделяет долгие
и краткие звуки. В морфологии - Аристотель основными частями речи считает имя и глагол. Имя
имеет главную форму - исходную - это именительный падеж. Имена делятся на женские и мужские и
лежащие между ними, то есть, средние.
В истории Древней Греции выделяется эпоха, отрезок времени длиною более трех веков, связанная с
расцветом греческой культуры на окраинах греческой империи, во многих учебниках называющаяся
эпохой эллинизма. Эпоха эллинизма отразилась и в языкознании своеобразным явлением,
получившим название Александрийская грамматика.
Во втором веке до нашей эры в городе Александрия благодаря деятельности Александра
Македонского была создана крупнейшая для тех времен библиотека, в которой было собрано около
800 тысяч томов книг, написанных на разных языках. Данные тексты необходимо было правильно
читать, понимать их содержание, изучать. Вокруг этой библиотеки создалось объединение ученых,
владеющих различными языками, умеющими расшифровывать древние письмена, способными
трактовать тексты на разных языках. Это объединение получило название Александрийской школы.
Значение александрийской грамматики заключается в том, что она была эталоном грамматик других
языков вплоть до XIX века. Почти две тысячи лет языки изучались при помощи основных понятий и
основных терминов, введенных александрийцами.
Уже с 1 в. до н.э. идеи александрийской грамматической школы проникли в Рим и оказали большое
влияние на становление латинского варианта античной традиции. Позже они продолжали
господствовать в Византии, в их рамках были написаны, среди прочего, первые грамматики
старославянского языка. После завоевания Египта арабами в 7 в. александрийская грамматическая
школа прекратила свое существование.
3. Roma Antica

Латинское письмо сложилось в IV-III веках до н. э. Оно послужило источником письменностей на


многих новых европейских языках (преимущественно в странах, где проводником христианской
религии была римская церковь). Грамматика как самостоятельная наука возникает в Риме в середине
II в. до н. э. в связи с назревшей необходимостью комментирования множества текстов
художественного, юридического, исторического, религиозного характера. Римские языковеды
занимались в основном приложением принципов александрийской грамматической системы к
латинскому языку. Римские грамматисты сохранили традиционное число частей речи. При этом
греческая система частей речи была приспособлена к латинскому языку: артикль, которого в
латинском языке не было, был заменен на междометие. Римляне обнаружили в своем языке новый
падеж, которого не было в греческом, и назвали его ablativus. Считается, что это сделал Цезарь (100–
44 годы до н. э.), который является автором одной из латинских грамматик. Особое  место  в 
римском  языкознании  занимает  крупнейший  учёный Марк Теренций Варрон (116–27 гг. до н. э.).
Ему принадлежит множество трактатов («О латинском языке», «О происхождении латинского
языка»), а также лингвистические вкрапления в труды по литературе, истории, философии и даже по
сельскому хозяйству. В последний век Римской империи (IV в. н.э.) к проблемам языка обращаются
многие писатели, общественные и государственные деятели. В это же время формируется
литературный латинский язык (классическая латынь). Грамматисты этого периода ведут активную
деятельность по изучению языка писателей доклассического периода, составлению первых больших
словарей и больших грамматик латинского языка. Составляются и обсуждаются программы
нормализации латинского языка, предложенные Плинием Старшим и Марком Фабием
Квинтиллианом. В связи с распадом Римской империи в конце IV века центр лингвистических
занятий переместился в Константинополь. Здесь в начале VI века появилась самая значительная
латинская грамматика древности Присциана, состоявшая из 18 книг, ставшая образцом изложения
грамматического строя латинского языка на целых тысячу лет, т.е. на весь период Средневековья. 

2.Teoria limbii in Evul Mediu si epoca Renasterii


Эпоха Средневековья характеризуется застоем во всех сферах жизни, в том числе и в науке, в
частности, в языкознании. Основной причиной этого явилось господство религии во всех сферах
жизни общества. Обрядовым языком религии был латинский язык, и через господство религии
латынь стала языком науки, религии, внешних связей.
Доминирующее положение латыни в средневековой науке о языке оказало сильное и длительное
влияние на общий подход к изучению языков. Оно осуществлялось по трем линиям: латинский язык
был мертвым языком и использовался главным образом для письменного общения; это привело к
тому, что звуковая сторона оказалась вне внимания: изучались не звуки, а буквы; совмещение
понятий латинской грамматики и грамматики вообще привело к тому, что при изучении других
языков на них стали механически переноситься нормы латинской грамматики, не учитывая
специфические особенности конкретных живых языков; изучение латинского языка рассматривалось
как логическая школа мышления; это привело к тому, что правильность грамматических явлений
стала устанавливаться логическими критериями; была распространена практика отождествления
членов предложения с логическими категориями субъекта и предиката, а суждение с предложением
и т.д.
Образцом такой грамматики, построенной на таких принципах, является знаменитая «Грамматика
универсальная и рациональная», составленная в 1660 г. Клодом Лансло и Антоном Арно в аббатстве
Пор-Рояль, получившая вследствие этого название Грамматики Пор-Рояля, ставившая своей целью
установить «принципы, общие всем языкам».

Эпоха Возрождения, охватывающая XV-XVII века, отличается от эпохи Средних веков тем, что в


Средние века языкознание стремилось к логическому осмыслению лингвистических фактов, а в
эпоху Возрождения языкознание стремится к рационализму. Вплоть до 14в. в языкознании царили
традиции, идущие из античности. В эпоху Возрождения наблюдается всплеск интереса к
языкознанию по следующим причинам:

1) Создаются и развиваются национальные языки, появляются многочисленные нормативные


грамматики современных европейских языков – англ., нем., франц., испанск., венгерск., чешск.,
славянского.
2) В результате открытия Америки в 1492г., морского пути в Индию, кругосветного путешествия
Магеллана происходит расширение лингвистического кругозора, изучение языков в международном
масштабе. Знакомство Европы с огромным количеством новых экзотических языков, в том числе с
санскритом.
Открытие санскрита и знакомство с ним европейских лингвистов вызвало интерес в проблеме
происхождения языков, поиском древних корней и общего источника, известных на то время языков,
поскольку явные сходства санскрита и современных европейских языков не могло быть случайным.
Возникает гипотеза о том, что именно санскрит является праязыком европейских языков, эта
гипотеза впоследствии не подтвердилась, однако, исторические исследования в этом направлении
имели важное научное значение, т.к. они стали предпосылками развития нового революционного
направления – сравнительно-исторического языкознания. Знакомство с большим количеством новых
языков поставило важную задачу обнаружения причин их сходств и различий, что также является
началом сравнительно-исторического языкознания. Возрождение интереса к античной культуре.
Авторитет церкви заменяется авторитетом античного мира, оживляется изучение греческого и
латинского языков.
К этому периоду относится появление первой теор. грамматики. Ею стала универсальная грамматика
Арно и Ланско. В ее основе общие универсальные признаки, присущие всем языкам, общая природа
всех языков, общие свойства слов. Эта грамматика представляет собой начало научного
исследования языка, т.к. в ней представлена попытка научно осмыслить строение и
функционирование естественно языка во всем многообразии языков мира, вскрыть их единство и
указать специфику . Материалом для этой грамматики послужили языки, которые являлись
представителями наиболее значительных культур и позволяют выделить общие основы языков:
греческий, латинский, др.еврейский, французский, английский, немецкий, испанский, итальянский. В
«Грамматике» выявляются универсальные категории, которые позволяют описать как отдельный
язык, так и все другие языки. В ней также описываются основные способы развития мыслей, т.е.
описывается механизм функционирования языка, и даются примеры синтаксических построений в
различных языках.

3. Lingvistica comparativ-istorica.

Сравнительно-историческое языкознание (компаративистика) – раздел языкознания, который


изучает историю языков, занимается их сравнением и устанавливает генетическое родство.
Сравнительно-историческое изучение
языков диахронно, т.е. исследуется эволюция языков. Возникновение сравнительно-исторического
языкознания было подготовлено всем ходом предшествующего развития языкознания. Предпосылки
возникновения сравнительно-исторического языкознания:
1. накопление многообразного и обширного фактического материала;
2. поиск нового метода изучения языков;
3. открытие санскрита;
4. широкое проникновение в область лингвистики естественных наук, в которых были
сформированы универсальные классификации.
Принципом истолкования для наук того времени стал историзм, т.е. признание развития во времени,
осуществляющегося естественным путем, по законам, описывающем «цепь развития»,естественное
изменение форм.
Истоки сравнительно-исторического языкознания были задолго до ХIХ века. Идея родства языков
была высказана в трудах И. Скалигера, М. Лутуану-са, Ю. Крижанича, Ф. Шлегеля, М.В.
Ломоносова и др. Эпоха характеризовалась распространением идей историзма, интересом к
выяснению родственных связей языков. Уже не сомневались, что сходство между собой германских
или славянских языков объясняется общностью происхождения. Появляется идея о языковых
семьях. Пережившие много веков представления о древнееврейском языке как «корне» всех языков
мира, на котором говорили до вавилонского смешения языков, уступает окончательно место идеям о
множественности язы-ковых семей.
Основным толчком для формирования сравнительно-исторического метода явилось открытие
санскрита английским востоковедом У. Джонсом в конце ХYIII века, после которого долгое время
держалась идея о санскрите как праязыке.
Открытие санскрита стало тем недостающим звеном, после появления которого началось бурное
развитие исследований в области сопоставления европейских языков с санскритом и между собой.
Хотя открыли санскрит англичане, центр данных исследований переместился в Германию. В течение
XIX века там находился центр мировой науки о языке. Поначалу сопоставление языков были очень
несовершенными, но всего через три десятилетия после открытия санскрита, в 1816 г. Появляется
первая научная работа, заложившая основы сравнительно-исторического метода. Это
была книга Франца Боппа «О системе спряжения санскритского языка в сравнении с таковым
греческого, латинского, персидского и германского языков».
В истории языкознания выделяют три этапа в развитии компаративистики.

I этап. Становление и формирование сравнительно-исторического языкознания в трудах Ф. Боппа, Р.


Раска, Я. Грима, А.Х. Востокова. В это время ученые занимались сопоставление родственных
языков, систематических реконструкций праязыка еще не было.
II этап. Сравнительно-историческое языкознание в середине XIX века связано с трудами А. Пота, Г.
Курциуса, А. Куна, А. Шлейхера. В этот период лингвисты занимались реконструкциями древних, не
наблюдаемых языковых состояний.
III этап. Развитие младограмматизма с 70-х гг. до 1910 г. (А. Лескин, Г. Остхоф, К. Бругман, Г.
Пауль, Б. Дельбрюк). Младограмматизм является логическим завершением формирования
сравнительно-исторического языкознания. В это время возросла точность и четкость реконструкций,
отшлифовался
сравнительно-исторический метод.
Язык перестал рассматриваться как саморазвивающийся организм и был признан продуктом
коллективного духа языковых групп.Открыты определенные фонетические законы (19в.), синхрония
и диахрония языка (развитая позже в теории де Соссюра), язык стал рассматриваться как
система.Определены основные разделы языкознания: общее языкознание (философия языка и общая
грамматика), сравнительно-историческое языкознание, частное языкознание (изучение отдельных
языков, составление нормативных грамматик и словарей).
Немецкий учёный Бертольд Дельбрюк (1842-1922) утверждал, что первый период открывается
"Сравнительной грамматикой" Франца Боппа и завершается работой Августа Шлейхера
"Компендиум сравнительной грамматики индоевропейских языков" (1861-1862).

4.Conceptia lingvistica al lui Humboldt


Определяя сущность языка, Гумбольдт отмечал, что языкознание не решит ни одного вопроса, если
оно не поднимется до понимания языка как деятельности духа. Первичное и непреодолимое для
Гумбольдта понятие – «человеческая духовная сила», конкретно проявляющаяся в виде «духа
народа». Признав «дух народа» в качестве причины языкового разнообразия, Гумбольдт говорит, что
язык развивается по законам духа: «…язык народа есть его дух, и дух народа есть его язык, и трудно
представить себе что-либо тождественное». Язык не отделим от человеческой культуры и
представляет ее важнейший компонент.
По мнению В. Гумбольдта, по сравнению с другими видами культуры наименее связан с сознанием.
Идея о бессознательном развитии языка и невозможности вмешательства в него получила развитие у
многих лингвистов.
Понимая язык как деятельность, В. Фон Гумбольдт подчеркивает не только динамизм языка, но и его
активность, которая проявляется в воздействии его как социального явления на индивида.
Человек не может ни мыслить, ни развиваться без языка: «Язык есть орган, образующий мысль».
Такой подход к взаимоотношению языка и мышления в течение долгого времени оставался самым
влиятельным в языкознании.
Язык, согласно В. Фон Гумбольдту, состоит из материи (субстанции) и формы. Именно форма, а не
играющая лишь вспомогательную роль материя составляет суть языка. Форму мы видим на любом
уровне языка: и в области звуков, и в грамматике, и в лексике. Форма каждого языка отдельна и
неповторима, но формы разных языков имеют те или иные сходства. В связи с внутренней формой
языка Ф. фон Гумбольдт затрагивает проблему, которая позже стала трактоваться как различие
значения и смысла слова.
В.фон Гумбольдт одним из первых лингвистов обосновал системный характер языка. Задачу
языкознания он видел в изучении каждого отдельного языка в его внутренних связях и отношениях,
т.к. своеобразие природы целого выявляется через отношение его составляющих.
В истории языков В. Фон Гумбольдт выделяет три этапа. Первый этап период происхождения
языков. Второй этап связан со становлением языков. Формированием их структуры. Третий и
последний этап языковой истории начинается с момента, когда язык достиг» предела законченности
организации».
Язык уже не развивается, но и не деградирует. Гумбольдт указывает на коллективный характер
языка, он принадлежит всегда целому народу. Сравнение языков на этапе их совершенствования –
это типология, а сравнение языков на этапе их совершенствования – это прежде всего сопоставление
мировидений, картин мира, создаваемых с помощью языков. Эта проблема стала актуальной
влингвистике в последние десятилетия.
В свойствах языка В. Фон Гумбольдт видел много противоречий, которые он формулирует в виде
антиномий, являющихся основным стимулом для развития языка. Язык как целое состоит из
противоречащих друг другу понятий, которые определяют характер языка. Гумбольдт выделил
антиномию языка и мышления, антиномию произвольности знака и мотивированности элементов
языка, антиномию объективного и субъективного, антиномию языка как деятельности и как
продукта деятельности, антиномию устойчивости и движения в языке, антиномия целого и
единичного в языке, антиномию индивидуального и коллективного в языке, антиномию языка и
речи, антиномию понимания и непонимания.

5. Directia naturalista si psihologista in lingvistica

Натуралисти́ческое направле́ние, направление зап.-европ. языкознания 2-й пол. 19 в., распространяв-


шее принципы и методы естественных наук на изучение языка и речи. Возникло в 1860-х гг. под
влиянием выдвинутых в сер. 19 в. биологич. теорий, прежде всего теории Ч. Дарвина. Основатель и
гл. представитель – А. Шлейхер.
Н. н. уподобляло язык живому организму, который развивается, растёт, затем стареет и распадается.
Напр., согласно А. Шлейхеру, индоевропейские языки в древности развивались, достигнув совер-
шенства в классич. языках (древнегреческий, латинский), отличавшихся богатой и сложной морфо-
логией; затем начался регресс, «распад языка в отношении звуков и форм», проявившийся в упроще-
нии склонения и спряжения в совр. языках. Генеалогич. классификация индоевропейских языков в
Н. н. была заимствована из биологич. систематики. Шлейхер считал, что «разделения и подразделе-
ния в области языков в сущности того же рода, как и вообще в царстве естественных организмов».
Он также переносил на историю языков идеи Ч. Дарвина о естественном отборе и борьбе за сущест-
вование, в которой побеждают «более развитые организмы». Напр., баскский язык, по мнению
Шлейхера, – единственный уцелевший представитель семьи языков Европы, не выдержавшей борь-
бы за существование с индоевропейской семьёй. Другие представители Н. н. высказывали ещё более
радикальные идеи. Напр., М. Мюллер считал, что языкознание относится к числу естественных, а не
гуманитарных наук.С 1870-х гг. Н. н. сменилось течениями и школами психологического направле-
ния в языкознании. Критику Н. н. дал И. А. Бодуэн де Куртенэ, рассматривавший языкознание как
психич. и социальную науку. Отд. положения Н. н., прежде всего выдвинутые в его рамках принци-
пы генеалогической классификации языков, используются и в совр. языкознании.

Психологическое направление (лингвистический психологизм) в языкознании, совокупность тече-


ний, школ и отдельных концепций, рассматривающих язык как феномен психологич. состояния и
деятельности человека или народа.
П. н. возникло в недрах сравнительно-исторического языкознания в 1850-х гг. под влиянием филосо-
фии языка К. В. фон Гумбольдта как реакция на господствовавшие логич. воззрения на сущность
языка. Его основатель – X. Штейнталь. Уже в первый период своего развития П. н. отмежевалось от
предшествовавшей логич. школы: категории грамматики и логики столь же слабо соотнесены друг с
другом, как понятия «круг» и «красное»; логика общечеловечна и не может вскрыть специфики язы-
ка данного народа (Штейнталь);  Следуя Гумбольдту, Штейнталь видел в языке выражение «духа на-
рода» – нар. психологии, тем самым подчёркивалась социальная природа языка.  Подходя к языку со
стороны психологии говорящих, П. н. подчёркивало теснейшую связь языка и мышления. Х. Штейн-
таль утверждал, что язык есть мышление. Но в отличие от предметного мышления, оперирующего
представлениями, языковое мышление опирается на внутр. форму языка, т. е. на представления пред-
ставлений (Штейнталь)
В П. н. впервые было обращено внимание на важность мысли В. фон Гумбольдта о необходимости
привлечения связного текста в лингвистич. исследованиях.

6. Scola neogramatica

На последней площади века. В девятнадцатом веке была основана школа неограмматики,


известными представителями которой были: к. Brugmann, H. Paul, H. Osthoff, B. Delbruck et al. А. В
этих работах пропагандируются позитивистские принципы: атомизм, эволюционизм и т. д.1. Язык -
это продукт физической и умственной деятельности.
2. Основная цель ученых - раскрыть психический механизм, который включает лингвистическое
использование и обуславливает фонетические изменения.
3. Согласно историзму, история языка является основным отделом лингвистики. Его объект не
ограничивается гипотетическими формами, реконструированными из границ, но составляет историю
языка, закрепленную в памятниках. «Язык, как и любой объект человеческой культуры, должен быть
объектом исторических исследований» (H. Paul)
4. Отсюда и психологo - индивидуалистическая концепция сущности языка, противоречащая
этнопсихологии, основанной психологами.
5. Психологизм определяет индивидуализм неограмматиков; Реальное существование будет иметь
только индивидуальную речь: «На самом деле существует только язык индивида, поэтому все
изменения в языке генерируются только говорящими индивидами» (H. Paul)

6. Для упомянутых лингвистов фонетические законы приводят к развитию языка. Хотя


неограмматика оправдывала действие фонетических законов, их описание и объяснение имели
особое значение в лингвистике с конца века. 19 век.
7. Аналогия, в отличие от эффектов фонетических законов, предполагает замену некоторых старых
форм, появившихся согласно соответствующим фонетическим законам, новыми формами,
имеющими другую фонетическую структуру.
8. Определяющее значение имеют не точные живые языки, которые отражают разговорный язык.
7. Теория языка Бодуэн де Куртенэ

Иван Александрович Бодуэн де Куртенэ, один из величайших языковедов мира, равно принадлежит
польской и русской науке. Бодуэн призывает к изучению п.в. живого языка во всех его
непосредственных проявлениях, наречиях и говорах, с обращением к его прошлому лишь после
основательного его исс-ия. Он признает научным не т-ко историческое, но и описательное
языкознание, различая состояние языка и его развитие. Бодуэн критически оценивает теорию
"родословного древа" и механистические попытки реконструкции праязыка, призывая считаться
также с географ, этнограф и прочими факторами и признавая смешанный хар-р каждого отдельно
взятого языка. На материале иссл-ия флексий польского языка он устанавливает изменения по
аналогии и вводит это понятие (еще до младограмматиков) в широкий научный обиход. Обоснование
этих изменений, в отличие от младограмматиков, он ищет не в индивидуально-психологических, а
социолого-психологических факторах. Бодуэн строит первую в мировой науке о языке теорию
фонемы. Фонема понимается как "языковая ценность", обусловленная сис-мой языка, в которой
функцию имеет лишь то, что "семасиологизировано и морфологизировано". С теорией фонемы тесно
связана его теория фонетических альтернаций (чередований). Постулируются два членения речи
-психическое (на "единицы,наделенные значением"-предложения, слова, морфемы, фонемы) и
фонетическое (на "периферические единицы"-слоги и звуки). Бодуэн подчеркивает, что морфема
состоит не из звуков, а из фонем. В языке выделяются три уровня: "фонетическое строение слов и
предложений", "морфол строение слов" и "морфол строение предложений". Различаются также три
стороны: "внешняя" (фонетическая), "внеязыковая", включающая в себя семантические
представления, и "собственно языковая" (морфологическая). Синтаксис предстает как "морфология
высшего порядка". Бодуэн вводит в научный обиход понятие морфема. Слово в составе предложения
хар-ся как минимальная синтаксическая ед-ца (синтагма). Различаются горизонтальное
(территориальное) и вертикальное (собственно социальное) членение языка. Язык хар-ся как орудие
"миросозерцания и настроения". Он понимает язык как главный признак, служащий определению
антропологической и этнографической принадлежности людей. Бодуэн был создателем и
многолетним руководителем Казанской лингв школы.

8. Теория языка Ф. дэ Соссюр

Фердинанд де Соссюр (1857—1913) — один из выдающихся языковедов. Основные положения


концепции Соссюра следующие:

1. Соссюр различает «язык» (langue), «речь» (parole) и «речевую деятельность» (langage). Речевая
деятельность — система выразительных возможностей данного народа. В общей совокупности
речевых процессов Соссюр выделяет два полярных аспекта: язык и речь. Язык — это
грамматическая система и словарь, т. е. инвентарь языковых средств, без овладения которыми
невозможно речевое общение. Язык как лексическая и грамматическая система потенциально
существует в сознании индивидов, принадлежащих к одной языковой общности. Изучение языка —
это чисто психологический процесс. Речь означает акт, посредством которого индивид пользуется
языком для выражения своих мыслей, это использование средств языка в целях общения; она
состоит из индивидуальных актов говорения и слышания. Поэтому ее изучение должно быть
психофизиологическим. Язык и речь «тесно между собою связаны и друг друга взаимно
предполагают: язык необходим, чтобы .речь была понятна и производила все свое действие; речь, в
свою очередь, необходима для того, чтобы установился язык: исторически факт речи всегда
предшествует языку».

2. Соссюр различал в языке два аспекта — синхронию и диахронию. Синхрония — это


единовременное существование языка, статический аспект, язык в его системе. Диахрония — это
последовательность языковых фактов во времени, исторический или динамический аспект. Из этого
противопоставления он делал категорический вывод: «Противопоставление двух точек зрения —
синхронической и диахронической — совершенно абсолютно и не терпит компромисса». В итоге, по
мнению Соссюра, следует выделить новую пару независимых дисциплин — синхроническую и
диахроническую лингвистику. Отделенный от истории, синхронический аспект позволяет
исследователю изучить отношения между сосуществующими фактами, познать систему языка, т. е.
изучить язык «в самом себе и для себя». Историческая точка зрения (диахрония), на взгляд Соссюра,
разрушает языковую систему и превращает ее в собрание разрозненных фактов.

3. Соссюр всячески подчеркивал системный характер языка и обосновал знаковую природу языка.
По Соссюру, языковые факты как элементы системы взаимно определяют друг друга. По его
мнению, системные отношения характеризуют только синхроническую лингвистику, так как «не
может быть системы, охватывающей одновременно несколько периодов». Таким образом, язык есть
система знаков. Каждый языковой знак имеет две стороны: означающее (план выражения) и
означаемое (план содержания). В связи с этим

следует объяснить тезис Соссюра, что «язык есть форма, а не субстанция». Поскольку, по Соссюру,
языковой знак двусторонен и включает в себя как означающее (звуковой образ), так и означаемое
(значение), то этим тезисом утверждается, что язык есть форма, средство выражения всякого
содержания и что язык не следует смешивать с содержанием высказываемого.

Рассматривая язык как систему произвольных знаков, Соссюр уподобляет его любой другой
знаковой системе, выражающей идеи. «Язык есть система знаков, выражающих идеи, а
следовательно, его можно сравнить с письмом, с азбукой для глухонемых, с символическими
обрядами, с формами учтивости, с военными сигналами и т.п. В связи с этим Соссюр предлагает
создать особую науку, изучающую жизнь знаков внутри общества, — семиологию, или семиотику, в
которую как составная часть вошло бы и языкознание.
Лингвистика «как наука о знаках особого рода», по Соссюру, является важнейшим разделом
семиотики, ибо языковой знак занимает исключительное место среди знаковых систем: язык, как
пишет Соссюр, — «самая сложная и самая распространенная семиологическая система».

Важным для системного понимания языка было и подчеркивание Соссюром различных признаков в
языковой системе: «Важен в слове не звук как таковой, но звуковые различия, позволяющие
отличать это слово от всех других, так как только эти звуковые различия значимы». Это положение
также развивается различными направлениями структурализма.
Из понятия системности вытекает и важное для концепции Соссюра понятие значимости. Поскольку
языковой знак— явление психическое, постольку для него важны не материальные
(субстанциональные) отличия, а реляционные (функциональные, системные) свойства. Переоценивая
значимость, Соссюр отрывает язык от существующих связей и превращает его в имманентную
систему.

9. Теория языка Б. П. Хашдеу

Б. П. Хашдеу занимался лингвистикой не как любитель, а был выдающимся лингвистом своего


времени. Его исследование «Принципы лингвистики» было опубликовано в 1881 году. Его мысли и
идеи, тезисы и размышления подробно изложены в его научных трудах: «Принципы лингвистик» и
„Un nou punct de vedere asupra ramificatiilor gramaticei comporative“. Этот концепт основан на
разнообразии лингвистической информации. «Принципы лингвистик» разделяются на 2 части:
«Conceptul stiintelor filologice” и “lingvistica in genere”. Первая часть — это введение в лингвистику, а
вторая часть, основная часть, большая по объему, трактует основные проблемы теории языка в том
виде, как понимал это автор. В первой части Хашдеу предлагает исследовать термин филология и
определить место лингвистики в филологии. По Б. П. Хашдеу филология делится на 2 части:
классическая и сравнительная филология. Автор приходит к выводу, что предметом изучения
филологии является: 1. Искусство и литература народа; 2. Принципы, этика и 3. Его язык. Разница
между классической и сравнительной филологией заключается в том, что первая изучает проявление
человеческой души на определенном этапе цивилизации и в указанном порядке, а вторая в
естественном состоянии и в обратном порядке. Опровергая теорию А. Шдайхера, который
утверждает, что лингвистика, отделенная от филологии, является натуральной или биологической
наукой. Б. П. Хашдеу утверждал, что лингвистика не может не быть социологической и
исторической наукой. Предмет науки не изменяется в зависимости от методов исследования при
помощи которых она изучается, и природа изучения зависит от других факторов. Предмет, а не
метод содержит природу науки. Вторую часть исследования он начинает для того, чтобы
представить читателю произведения предназченые служить введением в науку о языке, а в
следующем параграфе рассуждает о названии науки, которой он занимается. Для доктрины о новом
языке он не находит другого названия, как лингвистика. Лингвистика является техническим
термином, который не изменяется ни в одном языке. Предметом изучения лингвистики является
язык. Она разделяется на 2 части язык abstracto и язык concreto. Это разделение не имеет строгого
разделения человеческой речи на язык (langue) и речь (parole), которое позже сделает Ф. де Соссюр.
Язык abstracto по Б. П. Хашдеу определяется, как проявление «vocala nativa a sufletului». Язык
concreto определяется как диалект. Каждый язык concreto это диалект: этнологический и
антропологический. Диалект одного происхождения является этнологическим, а разного
происхождения – антропологический. Особое место в произведении Б. П. Хашдеу занимает
проблема так называемой непрерывной продолжительности диалектов. По убеждению Хашдеу
непрерывной продолжительности в чистом виде не существует, потому что появляются
определенные факторы, которые могут ее пошатнуть. Основными из них являются 3 фактора:
смешение языков, формирование национальных языков и развитие ономастики. Смешение может
быть 2 типов: основное и второстепенное. Национальный язык, как и смешанный является другим
фактором прерывания диалектической продолжительности. Так называемый литературный язык
является наиболее централизованным, чем диалект. В 3 части “lingvistica in specie” автор разделяет
lingvistica pura si lingvistica aplicata. Это разделение он делает на основе работ И. А Бодуен де
Куртене. Хашдеу предлагает тройное разветвление чистой лингвистики: глотика, глосиологи и
глосография.

10. Trasaturile semnelor limbii

Существует значительное число классификаций знаков, основанных на различиях формы,


содержания, связи формы с содержанием и других параметров. До настоящего времени сохраняет
свое значение классическое (введенное Ч.С.Пирсом) разбиение знаков на три группы: иконы,
индексы и символы. Американский философ Чарлз Сандерс Пирс еще в конце ХIХ в. создал
классификацию знака. Пирс считается одним из основателей со временной семиотики. Важнейшая
его заслуга состоит в том, что во главу угла он ставил человека как создателя и интерпретатора
знака.

По Пирсу, любой знак имеет три основные характеристики: 1) материальная оболочка, 2)


обозначаемый объект, 3) правила интерпретации, устанавливаемые человеком.
Данная классификация основана на типологии соотношения формы и содержания.

Он разделил знаки на три группы:


1. Иконические знаки- такие, план выражения которых похож на план содержания (форма и
содержание сходны качественно или структурно).
Примером может служить портрет, фотография, или, например, батальное полотно или план
сражения являются знаками-иконами, если считать их содержанием само сражение.
2. Символьные (конвенциональные, условные) знаки- такие, план выражения которых не имеет
ничего общего с планом содержания (связь между формой и содержанием устанавливается
произвольно, по соглашению, касающемуся именно данного знака).

Это большинство слов любого языка. Слово "кошка" не похоже на кошку в отличие от изображения
кошки.

3. Индексальные знаки- такие, план содержания которых связан с планом выражения по смежности,
то есть похож, но отчасти (форма и содержание смежны в пространстве или во времени).
Примерами индексов могут служить знаки дорожной сигнализации. Следы на песке, позволяющие
предположить о том, что ранее в этом месте кто-то прошел, дым, предполагающий наличие огня,
симптомы болезни, предполагающие саму болезнь, – все это индексальные знаки. По-видимому,
точнее было бы говорить не о смежности формы и содержания, как это принято традиционно, а о
наличии между ними определенных причинно-следственных связей.

Знак, запрещающий проезд, "кирпич" действительно напоминает некую преграду, но он означает не


саму преграду, а инструкцию "сюда въезд запрещен". Если на щите нарисованы черные очки, то это
означает, что здесь следует пропускать слепых. Знак, представляющий собой две параллельные
линии, сужающиеся к концу наподобие бутылки, означает, что дорога впереди сужается.

Для иконических и индексальных знаков форма позволяет догадаться о содержании знака даже не
знакомому с ним адресату. Что же касается символических знаков, то их форма сама по себе, т.е. вне
специального договора, не дает никакого представления о содержании.

Но исчерпывающая теория знака на основе современных лингвистических и семиотических


достижений так и не была создана, поскольку семиотика на протяжении ХХ века больше
интересовалась не самим знаком, а последовательностью знаков - текстом.