Вы находитесь на странице: 1из 53

МИНИCTEPCTBO ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Федеральное государственное автономное образовательное учреждение


высшего образования
«СЕВЕРО-КАВКАЗСКИЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

Конспект лекций
ДИСЦИПЛИНЫ
«ИСТОРИЯ И ФИЛОСОФИЯ НАУКИ»

Направление подготовки 21.06.01-Геология, разведка и разработка


полезных ископаемых

Профиль Разработка и эксплуатация нефтяных и газовых


месторождений
Квалификация выпускника Исследователь. Преподаватель - исследователь.
Форма обучения очная
Учебный план 2017
Изучается в 1 семестре

Ставрополь, 2017
Конспект лекций разработан в соответствии с Образовательной
программой высшего образования (аспирантура), предназначен для
аспирантов и соискателей.

Конспект лекций разработал: д-р филос. н., проф. Е.А. Сергодеева.


Тема 1. Философия науки, ее предмет и статус
1. Наука как предмет философского осмысления
2. Интеллектуальные и социокультурные предпосылки формирования философии науки
3. Предметная область философии науки и ее место в науковедческих дисциплинах

-1-
Наука – форма человеческой деятельности, направленная на достижение
истинных, проверенных знаний о мире. Она включает себя не только сами знания, но и
процесс их получения. Поэтому в современном мире она выступает одновременно в трех
различных качествах.
1. Наука как познавательная деятельность имеет своей целью получение особого
продукта – научного знания.
2. Понимание науки как сферы культуры акцентирует тот факт, что появление
науки изменяет самого человека и его сознание, что приводит к кардинальным
преобразованиям всего общества в целом и его культуры.
3. Наука является социальным институтом, что предполагает особую
организацию научно-познавательной деятельности, а значит определенную систему
взаимосвязей между членами научного сообщества. Институционализация науки связана с
переходом к профессиональной деятельности, с появлением специальных научных
учреждений, журналов, системы подготовки научных кадров и т.д.
Человеческое познание не сводится только к его научным формам. Познание
является необходимым моментом человеческой активности и осуществляется в
многообразных формах, выработанных в ходе исторического развития. Поэтому кроме
научного познания существуют также иные способы постижения действительности
(обыденно-практический, игровой, художественно-эстетический, мифологический,
религиозный т.д.). Проблема разграничения науки и не-науки является одной из
центральных в современной философии науки и обозначается как проблема демаркации
(от англ. demarcation - разграничение). Ее важность определяется возрастающим
авторитетом науки и тем фактом, что далеко не каждое знание, претендующее на статус
научного, заслуживает его. Демаркация предполагает выделение критериев научности
знания.
1. Нацеленность на истину. Истинное знание может быть и ненаучным, но в науке
достижение истины является главной целью. Поэтому научное познание предстает как
постоянный процесс углубления и расширения истинных знаний.
2. Систематичность. Научная систематизация специфична, для нее свойственно
стремление к полноте, непротиворечивости, четким основаниям систематизации.
3. Обоснованность и доказательность. Применяются разные способы
обоснования научного знания: многократные проверки, обращение к статистическим
данным, непротиворечивость знаний.
4. Интесубъективность. Для науки характерно стремление исключить из
результатов научной деятельности все субъективное, связанное со спецификой самого
ученого.
5. Объектность. Объектами научного познания являются не сами вещи реального
мира, а их своеобразные аналоги – идеализированные объекты.
Основными целями науки являются описание, объяснение и предсказание, для и
этого и производятся научные знания. Однако, знание – главный, но не единственный
продукт научной деятельности. К продуктам науки можно отнести и научный стиль
рациональности, который распространяется во все сферы деятельности людей; и
различные приборы, установки, методики, применяемые за пределами науки, прежде
всего в производстве. Наука выполняет в обществе ряд функций, в которых
обнаруживаются ее возможности и способности участвовать в решении кардинальных
проблем жизнедеятельности общества.
1. Познавательная функция. Она выражает суть науки, главное назначение
которой – познание природы, общества и человека, рационально-теоретическое
постижение мира, открытие его законов и закономерностей, объяснение самых различных
явлений и процессов, осуществление прогностической деятельности, то есть производство
нового научного знания.
2. Мировоззренческая функция. Благодаря науке идет разработка научного
мировоззрения и научной картины мира, исследование рационалистических аспектов
отношения человека к миру, обоснование научного миропонимания, ценностных
ориентаций людей. До эпохи Возрождения эту функцию выполняла, как правило, религия.
3. Производственная функция. Связана с тем, что благодаря науке происходит
внедрение в производство нововведений инноваций, новых технологий, форм
организации и др. Крупное машинное производство, которое возникло в результате
индустриального переворота XVIII—XIX вв., составило материальную базу для
превращения науки в непосредственную производительную силу. Важной стороной
превращения науки в непосредственную производительную силу является создание и
упрочение постоянных каналов для практического использования научных знаний,
появление таких отраслей деятельности, как прикладные исследования.
4. Культурно-образовательная функция. Заключается в том, что наука является
заметным фактором культурного развития людей и образования. Ей достижения идеи и
рекомендации воздействуют на весь учебно-воспитательный процесс, на содержание
программ планов, учебников, на технологию, формы и методы обучения. Данная функция
науки осуществляется через культурную деятельность и политику, систему образования и
средств массовой информации, просветительскую деятельность ученых и др.
5. Наука как социальная сила. Появляется на современном этапе, в условиях
научно-технической революции. Наиболее ярко это проявляется в ситуациях, когда
данные и методы науки используются для разработки масштабных планов и программ
социального экономического развития. При составлении каждой такой программы
необходимо непосредственное участие учёных как носителей специальных знаний и
методов из разных областей.
Однако выполнение этих функций в современную эпоху противоречиво. Наука,
открывая перед человеком большие возможности и делая его жизнь более комфортной, в
то же время имеет негативные последствия. К ним относятся экологические проблемы,
связанные с неконтролируемым воздействием человека на природу; техногенные
нагрузки, отрицательно влияющие на психику человека; развитие
узкоспециализированного технического мышления.

-2-
В ХХ в. философия науки выступает как одна из наиболее технически сложных
дисциплин в рамках профессиональной философии, использующая результаты логики,
психологии, социологии и истории науки и представляющая собой, по сути,
междисциплинарное исследование. В таком качестве философия науки оформилась ко
второй половине ХХ в., но как особое философское направление сложилась столетием
раньше и была ориентирована на анализ прежде всего когнитивных, или
эпистемологических измерений науки. В этой своей ипостаси философия науки
выступила как совокупность философских течений и школ, образующих особое
философское направление, сформированное в ходе поэтапного развития и отличающееся
внутренним многообразием (позитивизм, нео- и постпозитивизм, некоторые течения в
неокантианстве, неорационализм, критический рационализм). Одновременно философия
науки продолжала существовать в рамках таких философских учений, в которых анализ
науки не является главной задачей (марксизм, феноменология, экзистенциализм,
неотомизм). В первом случае проблематика философии науки практически исчерпывала
содержание философских концепций, во втором — анализ науки был встроен в более
общие философские контексты и детерминирован ими. Однако в целом тематика
философии науки, ее концептуальный аппарат и центральные проблемы определялись
прежде всего в рамках философии науки как особого философского направления и лишь
при его посредстве попадали в фокус внимания других философских школ и течений.
Почему все это происходит во второй половине XIX в.?
Во-первых, это было время оформления науки в важную самостоятельную
сферу общественной жизни. Интеллектуальный авторитет науки, полученный ею
благодаря Просвещению и ставший существенным фактором европейской идейной жизни,
был во второй половине XIX в. подкреплен её практическим авторитетом, развитием
прикладных исследований и разработок. Наука, институциализированная в XVII веке в
виде научных обществ, университетов и академий, стала проявлять себя в виде лаборато-
рий и мастерских. Расширялась сеть научных учреждений, возрастало число ученых.
Возрастание роли науки в современном мире, сложности и противоречия этого процесса
породили две противоположные позиции в его оценке: сциентизм и антисциентизм.
Сциентизм – представление о науке как высшей ценности. Отождествляя науки с
естественно-математическим и техническим знанием, сциентизм полагает, что наука в
состояние разрешить все проблемы, в том числе гуманистические. Появилась эта точка
зрения в эпоху Просвещения и была связана с реальными научными достижениями,
которые при практическом воплощении резко изменили жизнь людей. Антисциентизм –
позиция, согласно которой наука не в состоянии обеспечить решение человеческих
проблем. Акцентируется внимание на том, что при рассмотрении человека как
биологического существа невозможно решить вопросы о ценностях и смысле жизни.
Крайний антисциентизм вообще воспринимает науку как деятельность, враждебную
человеку и негативно влияющую на культуру.
Второй по счету, а не по важности, фактор заключался в самом содержании
научного знания. В XX в. сначала в математике, а потом в физике приобретает остроту
проблема обоснования знания. В классической науке представления о физической
реальности создавались на эмпирическом уровне, при помощи чувственного познания.
Математический аппарат создавался уже на последующем этапе, после онтологического
оформления наглядно представленной и описанной на обыденном языке реальности. В
квантовой механике формирование математического аппарата было закончено до того,
как сформировалась онтологическая схема. Это создавало совершенно иную
гносеологическую ситуацию и потребовало переосмысления понятия реальности и
принципа наглядности.
Прогресс науки и, прежде всего, физики связан с постепенным отказом от
наглядности. Мы уже отмечали, что развитие классической науки основывалось на
идеальных представлениях, порывающих с непосредственной наглядностью. Физика ХХ
века отказывается от наглядности как таковой. Невозможно создать наглядную модель
таких физических представлений, как искривленное пространство, частица, являющаяся
волной и т.д. Утрате наглядности способствует также применение для анализа все более
сложного математического аппарата. Таким образом, переход к изучению более глубоких
слоев реальности требует отказа от классического принципа наглядности, поскольку эта
реальность не соответствует эволюционно выработанным механизмам человеческого
восприятия. Возникает понимание того, что субъект познания детерминирован
определенной научной традицией, а знание относительно по отношению к реальности и
средствам познания.

-3-
Философия науки все еще находится в стадии дисциплинарного определения. Ее
отношение к гносеологии, методологии и социологии знания является крайне сложным и
запутанным. В различных философских направлениях и доктринах эта проблематика
предстает неодинаковым образом, что усугубляется разной степенью интереса к
философскому взгляду на специальные проблемы со стороны со стороны самих научных
работников. Исторически и географически обусловлено и то, что философия науки
приобретает различный смысл в разных социокультурных контекстах и национально-
интеллектуальных традициях.
Идеи постпозитивистов были приняты гораздо более благосклонно, нежели
концепции неопозитивистов по целому ряду причин как внутринаучного, так и
вненаучного порядка. Книги о парадигмах, исследовательских программах, верификации
и фальсификации стали не только популярными, но и явились отдушиной для творческих
и независимых умов.
При этом фактически игнорировалась одна важная деталь: постпозитивисты
«выросли» из полемики со своими предшественниками: эмпиристами, позитивистами,
картезианцами, кантианцами и с кем угодно еще, но не с адептами модернизированного
диалектического материализма. Они находились в рамках иной традиции постановки
проблем, иных стандартов их решения. Большинство этих проблем или не возникло бы в
советской философии, или они были «успешно решены» еще Гегелем. Потому то
советская теория познания продолжала идти своим путем, включив идеи
постпозитивистов в «контекст обоснования». Экстернализм и историзм
постпозитивистской философии науки позволили сохранить и модернизировать многие
важные составляющие той традиции преподавания научной методологии, которая была
создана на основе диалектического материализма. Поэтому главной темой отечественной
философии науки становится «поиск закономерностей развития науки в исторически
меняющемся мире». Синергетика, глобальный эволюционизм, философские основания
науки, закономерности развития научного знания – это темы, достойные изучения и
научно актуальные. Но во всем мире их скорее объединят под другими титулами: их
назовут онтологическими, эпистемологическими, натурфилософскими.
Философия науки в том виде, в котором она сложилась на Западе, отвергает
подобные проекты, ибо дисциплинарно сформировалась как итог лингвистического
поворота. Сколь не различались бы позиции отдельных ее представителей, все они
согласны с тем, что можно анализировать проблемы науки, отказываясь при этом от
предварительного выбора определенной теоретико-познавательной доктрины. Анализ
языка может быть внеисторичен, а поиск социокультурных детерминирующих
воздействий может не обращаться к инструментам логики и лингвистики, но все западные
философы науки едины в том, что картезианская парадигма мертва. Они готовы искать
метафизику в науке, но не готовы формулировать метафизические принципы для себя и
для науки. Они обнаруживают «неявные онтологические допущения», но не
«философские основания науки». И если возможность рациональной реконструкции
теории науки всерьез обсуждается постпозитивистами, как всерьез обсуждается и
проблема соизмеримости научных теорий, то из этого не следует, что философия науки
должна стать своеобразной философской теорией науки. Скорее ее удел – изучать
действительную науку или множество традиций и практик, объединенных общим
названием «наука». Быть не законодателями и проектировщиками, а «критиками»,
«биографами» и даже «оценщиками». Замысел философии науки – это исследование
науки философскими средствами (анализ языка, критика, герменевтика, рефлексия),
оставив в стороне вопросы философского обоснования и теоретического обеспечения
науки. Стоит ли нам применять этот термин в совершенно ином значении – вопрос для
обстоятельного обсуждения.

Тема 2. Эволюция подходов в современной философии науки


1. Логико-эпистемологический подход к анализу науки
2. Историко-критический подход к анализу науки
3. Социологический подход к анализу науки
4. Культурологический подход к анализу науки
-1-
Классическая модель научного знания, сформировавшаяся в XVII веке и
господствовавшая на протяжении XVIII и XIX веков, представляла развитие научного
знания как простое накопление или суммирование (кумуляцию) новых данных
полученных в результате опытно-экспериментальной деятельности и их обобщения.
Полученные данные позволяли формулировать законы и строить теории, а затем на
основе новых данных проверять и подтверждать их. Данная модель получила название
логико-эпистемологического подхода к исследованию науки. У истоков стояли Ф. Бэкон,
Р. Декарт, И. Кант. Главной установкой был тезис о том, что все элементы научного
знания подчиняются законам научного метода, в основе которого лежит логика и теория
познания. Применение научного метода сопряжено с трудностями, преодолевать которые
необходимо при помощи метода. Позитивистская традиция в философии науки
формируется во второй половине ХIХ века и достигает наибольшего влияния в первой
половине ХХ века. Основоположники позитивизма О.Конт (1798-1857), Д.С.Милль
(1806-1873), Г.Спенсер (1820-1903) и др. Позитивизм можно рассматривать как
мировоззренческую установку «опытного» естествознания и науки в целом. Эмпиризм
позитивистов привел их к утверждению о том, что лишь факты, опыт и эксперимент дают
основание для знания.
Неопозитивисты (Венский кружок, в который входили Мориц Шлик (1882-1936),
Ганс Рейхенбах (1891-1953), Рудольф Карнап (1891-1970), Отто Нейрат (1882-1945))
считали, что на помощь философии науки должны прийти новейшие разработки в области
логики и лингвистики, соединявшие законы мышления и языка. Философия науки не
должна быть теорией познания, она представляет собой логическую деятельность в
рамках науки, направленную на прояснение и систематизацию научного знания.
Утверждение науки (высказывания ученых) логические позитивисты относили к двум
видам – теоретическому и эмпирическому. Логический анализ языка науки предполагал:
1) сведение, редукцию теоретического знания к эмпирическому;
2)чувственную, эмпирическую проверку – верификацию.
Важной задачей философии науки провозглашается рациональная реконструкция
истории науки, логический анализ научных теорий.

-2-
Расширение поля философии науки во второй половине ХХ века происходит
благодаря новому взгляду на историю науки. Критика классического и логико-
эпистемологического подходов позволила сформировать альтернативный историко-
критический подход, выросший на основе постпозитивистских философских учений.
Постпозитивистская философия науки возникает как итог неспособности классической
модели объяснить действительное развитие науки, когда одни теории ниспровергаются
другими, хотя прежде эти теории прошли экспериментальную проверку и были доказаны
в соответствии со всеми требованиями логики и эпистемологии. Научные революции
показывают, что простое накопление (кумуляция) знания сменяется периодами его
девальвации, перестройки и даже замены. Постпозитивизм провозгласил несостоятельной
сугубо логическую и внеисторическую трактовку научного знания. Отказ от
кумулятивизма дополнился отказом от верификационизма.
Карл Раймунд Поппер(1902-1994) выдвинул теорию критического рационализма,
согласно которой на развитие науки влияют только логические факторы. Он исходит из
идеей фаллибилизма (англ. – подверженный ошибками, ненадежный). Каждая теория
принципиальна неполна и подвержена ошибкам, поэтому нуждается в критике.
Окончательно подтвердить теорию нельзя, но ее можно фальсифицировать (опровергнуть
опытным путем). После этого выдвигается более удовлетворительная гипотеза, которая
также подвергается критике. Движение от одних проблем к другим и составляет прогресс
в науке. Таким образом, развитие науки – это постоянная научная революция.
Томас Сэмюэль Кун (1922-1996) предложил теорию научных революций. Он
исходил из мысли о том, что в науке действуют не отдельные личности, а коллективы
ученых. Поэтому особое значение для развития науки имеют социальные и
психологические факторы. Научное сообщество появляется благодаря объединению
ученых в рамках одной парадигмы. Парадигма – это образец или способ организации
знания. Она включает в себя предписания, задающие характер видения мира; образцы
решения стандартных научных проблем и ценности научного познания. Парадигма
отражена в фундаментальных научных теориях и через систему образования проникает в
массовое сознание ученых.
Кун выделяет следующие периоды развития науки.
1. Нормальная наука. Здесь происходит накопление знаний в рамках парадигмы.
Ученые совершенствуют технику эксперимента, выявляют новые факты и объясняют их
существующими теориями.
2. Кризис. Связан с возникновением аномалий (новых фактов, не находящих
объяснения).
3. Научная революция. Происходит отбрасывание старой парадигмы и выбор
новой. Этот процесс не подчиняется логике. Выбор новой парадигмы происходит в
условиях противодействия сторонников прежней и происходит в результате внезапного
озарения. Здесь большую роль может играть простое стечение обстоятельств. После
революции развитие науки начинается заново и идет в совсем ином направлении.
В теории Куна развитие науки предстает как абсолютно прерывистое (релятивизм),
т.к. знание, накопленное в разных парадигмах, несопоставимо друг с другом.
Имре Лакатос (1922-1974) попытался преодолеть недостатки позиций Поппера и
Куна путем обоснования теории научно-исследовательских программ. Он полагает, что в
науке в определенный момент времени действует не одна, а несколько конкурирующих
программ. Выбор наиболее приемлемой из них совершается на основе рациональных
критериев. Научно-исследовательская программа имеет следующую структуру.
- Жесткое ядро – неопровержимые для сторонников программы исходные
положения.
- Негативная эвристика – «защитный пояс» ядра, вспомогательные гипотезы,
которые снимают противоречия с аномальными фактами.
- Позитивная эвристика – указания для изменения и развития программы.
Благодаря позитивной эвристике ученые долгое время могут противостоять критике и
аномалиям. Когда позитивная эвристика исчерпывает себя, происходит научная
революция, ведущая к смене научно-исследовательских программ. Причем выбор новой
программы происходит на основе ее рациональной оценки. Программа прогрессирует,
если ей удается предсказывать новые факты, и регрессирует – если дает запоздалые
объяснения.
Пол Фейерабенд (1924-1994) назвал свою концепцию методологическим
анархизмом. Научное знание включает в себя заблуждения с необходимостью, если
убрать заблуждения, то с ними будет уничтожено и само научное знание. У науки нет
собственных средств, возможностей и желания избавляться от заблуждений. Наука не
имеет особого эпистемологического статуса, ее знания не более нужны и полезны, чем
мифические, религиозные или философские. Многое в науке синкретично и подчинено
ненаучным (например, идеологическим) мотивам.
Майкл Полани (1891-1976) называл свою концепцию посткритическим
рационализмом. Среди компонентов научной деятельности он различал явные и неявные.
Неявным или личностным он называл знание, основанное на личностном контакте внутри
научного сообщества, а также личное мастерство, персональную интуицию, уникальный
биографический опыт. Личностное знание существует в общении, передается «из рук в
руки» и оказывает существенное влияние на структуру и содержание научных теорий.

-3-
Социологический подход к исследованию развития науки основывается на тезисе о
приоритете социального и его влиянии на структуру и содержание научного знания. Наука
– это социально обусловленный вид деятельности, который подчиняется всем тем же
законам, которым подчиняется любой другой вид человеческой активности. Данный
подход сформировал два взаимосвязанных направления исследования: социологию науки
и социологию знания.
Социология науки – отрасль знания, исследующая взаимоотношение научного
знания и науки как социального института со всей остальной социальной структурой. В
сферу социологии науки входит также исследование типов поведения ученых в различных
социальных системах, механизмы воспроизводства научных кадров, обусловленность
познавательных форм институциональными и ценностными факторами.
Социология знания – отрасль знания, исследующая взаимные зависимости между
социальным бытием и научным познанием. Социология знания исследует механизмы
получения и применения знания в обществе, а также влияние этих механизмов на его
структуру и содержание. К числу ее основоположников можно причислить Карла Маркса,
Макса Шелера и Карла Мангейма. Современная социология знания представлена такими
именами как Юрген Хабермас, Питер Бергер, Томас Лукман, Майкл Малкей. К
социологии знания близок постпозитивист Томас Кун.
Социология рассматривает ценности и интересы как основные детерминанты
научного познания. Работа Ю.Хабермаса «Знание и интересы». Все наше
теоретизирование подчинено нашему действию. Возможности индивидуального и
коллективного действия также могут быть разделены на три большие группы:
а) действия, направленные на «внешние объекты», т.е. на использование
природных ресурсов;
в) действия, направленные на обеспечение взаимопонимания, взаимосогласования
и взаимодействия;
с) действия, позволяющие человеку оставаться свободным и сохранять
относительную независимость от реифицированных последствий двух первых групп.
Хабермас изначально, следуя в этом установкам антропологической школы,
рассматривает интересы человека как родового существа (homo generis). «Специфические
точки зрения под углом которых мы познаем реальность, определяют три категории
возможного знания: знание, расширяющее нашу силу технического контроля;
интерпретации, которые дают возможность ориентировать действия в рамках общих
традиций; и анализы, освобождающие сознание от зависимости гипостазированных им
сил. Эти точки зрения обусловлены интересами человеческого рода, с самого начала
связанными с определенными средствами социальной организации: трудом, языком и
господством.
1 аспект. Наука понимается Пирсом как поиск знания, расширяющего технический
контроль над природой. Процесс исследования понимается прагматистами как процесс
обучения определенным правилам поведения. Для того чтобы правила могли эффективно
работать, необходимо конституировать реальность таким образом, чтобы она позволяла
действовать целерационально и с учетом обратной связи.
2 аспект. Второй тип знания - интерпретации, которые дают возможность
ориентировать действия в рамках общих традиций - рассматривается на примере
исторической герменевтики Вильгельма Дильтея. Хабермас обнаруживает включенность
гуманитаристики в контекст социальной практики. Совместные договоренности, их
понимание или непонимание, соблюдение или несоблюдение - вот что представляет
собою, по мнению Хабермаса, подлинная почва герменевтики.
3 аспект. Существует третий интерес, помогающий человеку компенсировать
неизбежные издержки, которые возникают при проведении в жизнь первых двух. Этот
интерес можно условно назвать эмансипационным. Роль такой науки может выполнять
только критическая теория. Именно в психоаналитическом учении он находит все
необходимые компоненты критической теории: и диалогическое рассмотрение с целью
интерпретации природы объекта, и выход за пределы традиционных интерпретативных
техник, и выявление значений, скрытых от субъекта в результате искажения и репрессии.
В идеале все три группы должны находиться в состоянии равновесия. Однако в
реальной истории различных обществ всегда наблюдалось стремление к усилению первых
двух за счет третьей. Это позволяло концентрировать силы на каком-либо избранном
направлении и реализовывать амбициозные технические и социальные проекты. Но при
этом одни люди использовали других в качестве средств, строя различные социальные
машины.
Л. Мэмфорд выдвинул тезис, в соответствии с которым не технический прогресс
порождает социальный, а наоборот, - социальный прогресс является необходимым и
достаточным условиям для появления новых технологий. Традиционная точка зрения по
этому вопросу, как известно, заключается в том, что технологические открытия
способствовали скоплению богатств, высвобождению различных, в т.ч. и людских
ресурсов, что позволяло изменяться и усложняться социальной структуре. Так, например,
открытие поливного земледелия и умение строить оросительные системы создало условия
(в более сильном варианте - стало причиной) для появления в районах больших рек
древних цивилизаций, - убеждены те, кто ее разделяет.
Но Мэмфорд утверждает, что «механической машине» всегда предшествует
«социальная машина», т.е. новая социальная организация, делающая возможной
невиданную ранее концентрацию интеллектуальных и трудовых ресурсов, а также
направляющая их в определенное русло.
Более сильным тезисом, нежели тезис Мэмфорда, является тезис о том, что
социальные изменения не просто подталкивают технологические, создавая для них
соответствующие условия, но и позволяют использовать в различных областях новые
формы рациональности, открытые в сфере социального.

-4-
Культурологический подход к исследованию науки сформировался в рамках
концепции культуроцентризма, подразумевающего первичность и самодостаточность
культурной жизни. Именно культура определяется как подлинная реальность, ибо логика
ее развития, в соответствии с доктриной культуроцентризма, является определяющей для
социума и всех его подсистем. Наука как феномен культуры подчиняется некоему общему
для данной культуры образцу (прасимволу или архетипу), определяющему ее строение и
развитие.
Концептуальный фундамент, превращающий рассуждения о культуре в настоящую
науку заложил Фридрих Ницше. Хорошо известны его антисциентистские заявления о
науке как о «полезном заблуждении» человечества. Это полностью соответствует общей
иррационалистической направленности его учения. В первом своем произведении –
«Рождение трагедии из духа музыки» - он использовал при решении частнонаучных
проблем методологические новации, оказавшие колоссальное влияние на последующее
развитие эпистемологии и формирование принципиально нового идеала научного
объяснения.
Пытаясь проводить исследование в традиционном ключе, Ницше вскоре обнаруживает
свою беспомощность, а также одномерность филологии, вытекающую из рассудочного
характера последней. И Ницше решается на смелый шаг: он переставляет науку «на почву
искусства - ибо проблема науки не может быть познана на почве науки». Во-первых, он
открывает принципиальную гетерогенность оснований подлинной драмы. Два начала,
названные именами античных богов, персонифицирующие противоположные
художественные стремления возвращают нас к древней философской дихотомии:
рационального и иррационального. При этом Ницше рассматривает их оппозицию то как
закономерное условие возникновения драмы как вида искусства, то как основу всяческого
существования. Во-вторых, Ницше вскрывает причины недоступности понимания
реального процесса рождения и жизни трагедии средствами современной ему науки.
Забвение дионисийского начала, сведение всей трагедии лишь к аполлоническому
художественному чувству, которое, само-по-себе, в отрыве от своего двойника не
способно быть основой подлинной продуктивности. Сократ и Еврипид
рационализировали художественное творчество.
Ницшевский способ постановки проблем приводит к концепции, полагающей, что
такие непохожие феномены как математика, поэзия или финансы вырастают из единого
«прасимвола» данной культуры.
Тезис о зависимости научного развития от культуры дополняется идеей
культурного многообразия. Каждая культура живет своей собственной жизнью и
реализует заложенный в ней творческий потенциал в различных областях (религии,
искусстве, политике, праве и, в том числе, в науке). (Шпенглер)

Тема 3. Философские основы современной истории науки


1. Факторы и модели развития науки
2. Научные знания в период Античности
3. Научные знания в Средние века и эпоху Возрождения
4. Возникновение экспериментальной науки в Новое время

-1-
Вопрос о развитии науки и его факторах рассматривается в разделе истории науки.
В XIX веке наиболее общепринятым был позитивистский взгляд на историю науки,
выраженный Г. Спенсером. Он предполагал следующее:
- научное и обыденное знание тождественны, поэтому наука появляется вместе с
возникновением человеческого общества;
- научный метод изначально присущ человеческому мышлению, поэтому развитие
науки идет за счет расширения опыта.
В 30-е годы ХХ века наблюдается всплеск историко-научных исследований.
Возникают две позиции по поводу определения факторов развития науки.
Экстерналисты (Дж. Бернал, Р. Мертон) считают, что на развитие науки
определяющее воздействие оказывают социально-экономические факторы. Они полагают,
что наука возникает в Новое время благодаря тому, что буржуазные рациональные
отношения вытесняют прежние формы восприятия мира, в том числе религиозную.
Недостаток этой позиции в том, что она не учитывает влияния идеологических и
культурных событий. Кроме того, допускается неточность – в эпоху капитализма не
происходит ослабление религиозного влияния, а появляются новые религии
(протестантизм).
Интерналисты (А. Койре) полагают, что наука появилась в Новое время в
результате саморазвития духовной культуры и изменения способа мышления. Уязвимость
этой позиции в том, что здесь не рассмотрены социально-экономические причины
изменения духовной культуры. В результате оказывается невозможным объяснить,
почему наука возникает именно в Новое время.
В современном науковедении учитывается взаимосвязь социально-экономических
и духовных факторов развития науки.
Существует три основных модели исторического развития науки. Кумулятивная
модель представляет историю науки как поступательное прогрессивное развитие.
Постоянное накопление новых открытий ведет к формулировке более точных теорий. Эта
модель сформулирована в позитивизме (Э. Мах, П. Дюгем). Полагается, что каждое
последующее знание является более полным и глубоким. Каждое новое знание опирается
на предшествующее и то, что не соответствует современным представлениям –
отбрасывается. Революции в науке признаются или как ускоренное развития или как
переход от донаучных знаний к научным.
Революционная модель подчеркивает прерывистость развития науки и
уникальность ее отдельных периодов. Наука развивается не только путем накопление
новых фактов, но и через фундаментальные теоретические сдвиги. Полагается, что
революции являются ключевыми моментами в истории науки, т.к. переориентируют ее
развитие в совсем другом направлении. Эта модель разработана в постпозитивизме.
Модель кейс стадис. Это направление формируется с 70-х годов и занимается
ситуационными исследованиями. Здесь история науки понимается как подчиненная
общим законам. Любое научное событие рассматривается как уникальное, анализируется
стечение обстоятельств, в рамках которых оно формируется. Даная методология была
заимствована из гуманитарных наук.
В настоящее время историки науки объединяют модели кумулятивистского и
революционного развития науки. В связи с этим в развитии науки можно выделить два
периода.
Эволюционный период – здесь происходит процесс совершенствования знаний на
основе накопления новых фактов, их систематизации, формирования теорий,
совершенствования методов. Развитие науки в это время определяется преимущественно
внутренними факторами. Однако этот процесс может привести к существенным
противоречиям новых знаний с господствующими теориями. Эти противоречия, а также
накопления аномалий служат причиной научных революций.
Революционный период – благодаря ему разрешаются внутренние противоречия
(кризис) в развитии науки. Здесь происходит качественное преобразование теоретических
основ познания, расширение научных знаний. Научные революции ведут не к открытию
новых фактов, а к пересмотру теоретических следствий из них. В связи с этим некоторые
прежние теории отбрасываются.
Следует отметить, что с появлением новых теорий более глубокие и общие старые
теории, если они давали относительно правильное знание, остаются в науке и продолжают
использоваться в ней (теория Эйнштейна не привела к гибели законов Ньютона).
Подобную связь между теориями отражает принцип соответствия, впервые
сформулированный Н. Бором. Согласно данному принципу, смена одной теории другой
обнаруживает не только различия, но и связь, преемственность между ними. Теории,
истинность которых установлена для определенной группы явлений, с построением новой
теории не отбрасываются, не утрачивают свою ценность, но сохраняют свое значение для
прежней области знаний как предельное выражение законов новых теорий.
Существование проблемы генезиса науки связано со следующими фактами. Во-
первых, с тем, что сама наука рассматривается в нескольких аспектах (как совокупность
знаний, социальный институт и т.д.), а во-вторых, с тем, что научные дисциплины
развиваются неравномерно: одни возникают и достигают зрелости раньше, другие –
позже. В зависимости от аспекта рассмотрения науки высказываются следующие мнения
о ее происхождении:
- наука как познавательное отношение к миру возникла в каменном веке, т.е. с
начала человеческой культуры;
- наука как доказательный вид знания возникла в Древней Греции;
- наука как социальный институт возникла в Новое время;
- наука как система подготовки кадров возникла в середине ХIХ века.
Наиболее распространено мнение о том, что современная наука, обладающая всеми
своими признаками, возникла в XV-XVII веках. Именно в это время природа стала
восприниматься как совокупность естественных, причинно обусловленных явлений;
возникли первые экспериментально доказанные теории и возможность их применения на
практике; появились научные учреждения. Однако прежде, чем достичь этого состояния
наука прошла сложный путь своей эволюции. Необходимо было накопить определенный
объем знаний и методов их достижения. Поэтому наука как самостоятельная сфера
деятельности ученых и как вид доказательного знания возникает в Древней Греции в VI-
VII вв. до н.э.

-2-
Возникновения первых научных знаний именно в Греции имеет свои предпосылки.
Для их выявления необходимо сравнить общественную ситуацию того времени в Древней
Греции и на Древнем Востоке.
Для древневосточных цивилизаций характерна деспотия, что приводит к
зависимости собственности от отношений власти, а личности – от произвола правителя.
Это препятствует осознанию мира как подчиненного естественным законам, рождает
представление о господстве иррациональных сил. Отсюда фатализм, отсутствие
приоритета личности, склонность к мистицизму. В этих цивилизациях возникает
достаточно разветвленная система знаний, но они отличаются прикладным характером.
Математика и астрономия возникает в силу необходимости составления гороскопов и
определения разлива рек, а также для проведения религиозных ритуалов. Такое знание
существует как набор готовых рецептов. Его хранителями была каста жрецов, поэтому
оно воспринималось некритически и передавалась через систему ритуалов посвящения.
Для Древней Греции характерны совсем иные общественно культурные условия.
1) Развитие частной собственности привело к появлению классов. Развитое
рабовладение рождает пренебрежение к практической деятельности. Занятиями,
достойными свободного человека, считаются политика, философия и искусство. Таким
образом, появляется созерцательное отношение к миру.
2) Полисная демократия способствует развитию идей личных прав и свободы.
Утверждение гражданского права порождает отношение к закону не как к слепой силе, а
как к норме, принятой большинством. Обязанность каждого гражданина принимать
участие в общественных делах путем обсуждения проблем способствовало развитию
риторики и искусства аргументации.
3) В Древней Греции появляется критическое отношение к мифам. Происходит
постепенный переход от чувственного восприятия, характерного для мифологии, к
рациональному. Антропоморфизм во взглядах на природу заменяется ее объективным
рассмотрением.
Благодаря этому в Древней Греции возникает систематическое, доказательное
знание. Перечислим его особенности.
1) Идеализация. Она возникла благодаря тому, что в Древней Греции сфера
созерцания была разведена со сферой практики. Объектами анализа становятся не вещи
или стихии, а их мыслительные аналоги. Открыв способность работы с идеальными
объектами, Античность открыла рациональ6ность. Знание приподнялось над реальным
миром, сформировало свою собственную сферу – сферу теории. Это не только увеличило
свободу мышления, но и поставило вопрос о правилах его деятельности.
2) Логика – учение о законах и формах правильного мышления. Она была создана
Аристотелем как теория доказательств и позволила упорядочить процесс мышления.
3) Геоцентризм. Впервые геоцентрическая система мира была выдвинута
Аристотелем. Неподвижная шаровидная земля находится в центре мира. Вокруг на
идеальных равномерно вращающихся небесных сферах закреплены звезды и планеты,
состоящие из эфира. Первоначальный толчок вращению дает перводвигатель (Бог). Затем
эта теория была математически обоснована и оформлена Птолемеем.
4) Натурфилософия – умозрительное истолкование мира в целом, которое
содержит в себе много вымышленного и фантастического. Господство натурфилософии
объясняется тем, что естественного знания практически не существовало, отсутствовали
многие его важные отрасли. Отрывочному знанию об объектах, которое давало тогдашнее
естествознание, противопоставлялся философский целостный взгляд на мир. Для
истолкования непонятных явлений прибегали к воображению и фантазии.
5) Космоцентризм Космос – это Вселенная, понимаемая как закономерная,
целостная, гармоничная. Подобно тому, как на космос в целом переносили
характеристики человека, так и сам человек понимался как неотъемлемая его часть –
«микрокосм». Другими словами, между природой и человеком нет пропасти, они
подчиняются одним и тем же законам.

-3-
Средние века характеризуются господством церкви практически во всех сферах
жизни общества. В это время философия тесно сближается с теологией, практически
становится ее «служанкой». Природа рассматривается как нечто вторичное, сотворенное
Богом. Приоритет в теоретической деятельности отводится анализу текстов, понятий и
изучению Священного писания (Библии).
Отсюда особенности познания природы в Средние века.
1) Креационизм. Учение о творении мира Богом. Отсюда стремление к охвату мира
в целом, осознание его законченного всеединства. Мир, человек и природа сотворены
Богом, и поэтому родственны между собой. Знания о природе познаются через познание
Бога.
2) Символизм. Будучи сотворенной, каждая вещь лишалась своей независимости.
Ее существование воспроизводило (символизировало) первую сущность (Бога и его
замысел). Луна, например, символизировала Церковь, отражающую божественный свет.
3) Телеологизм. Природные явления существовали по промыслу Божьему, во имя
заранее назначенных им целей. Например, трава существовала для скота, скот для
человека и т.д., что рождало определенную иерархию природных явлений, каждое из
которых занимает свое место согласно замыслу Бога. Это заменяло идею естественных
законов, характерную для Античности.
Однако не стоит рассматривать Средневековье как эпоху полного упадка
естествознания. В этот период появились некоторые положительные новации, сыгравшие
важную роль в становлении современной науки. Во-первых, представление о человеке
как о венце творения возвышало его над природой. Такая установка позволила постепенно
отойти от созерцательности, и стимулировало постановку проблемы преобразования
природы. Это стимулировало экспериментальные исследования, хотя на первых порах
они носили мистический характер (алхимия, естественная магия). Во-вторых,
Средневековье стимулировало развитие мыслительной культуры. Появившиеся школы и
университеты не только поощряли книжную ученость, но и прививали нормы логического
мышления и развивали искусство аргументации.
Эпоха Возрождения привела к переосмыслению места человека в мире. В человеке
стало подчеркиваться его творческое начало, что выделяло его из мира природы, делало
ее владыкой. По-иному относятся ученые эпохи Возрождение и к деятельности. Именно в
ней человек творит красоту и самосовершенствует себя. Поэтому стираются грани между
теоретиками-учеными и практиками-инженерами. Это позволило мыслителям
Возрождения сделать выдающиеся открытия.
Н. Коперник в своем труде «О вращении небесных сфер» (1543 г.) на основе
наблюдений и расчетов выдвинул гелиоцентрическую систему мира. В ней не только
произошла перестановка центра Вселенной, но и было обосновано утверждение о
движении как естественном свойстве земных и небесных объектов, подчиняющихся
общим законам. Это подрывало религиозную картину мира, т.к. доказывало однородность
земного и небесного. Кроме того, Коперник показал ограниченность чувственного
восприятия и доказал необходимость разработки новых познавательных средств. Дж.
Бруно продолжил разработку этой теории, выдвинув тезис о бесконечности Вселенной и
множественности миров. Эти гипотезы открывали путь новому естествознанию и новым
методам, разработанным в эпоху Нового времени.

-4-
Становление экспериментально-теоретического естествознания связано с
деятельностью Г. Галилея и И. Ньютона. Галилей исходил из предпосылки, что изучать
необходимо объективные свойства вещей (размер, вес, движение и.т.п.), т.к. они
поддаются измерению. Лишь с помощью математики (количественного анализа) можно
изучить природу. При этом он придерживался экспериментальной установки, изобрел и
усовершенствовал ряд приборов (телескоп, термометр). Одним из основных достижений
Галилея является объединение эксперимента и математики и создание мысленного
эксперимента. Он состоит из двух этапов: 1) выявляются явления и свойства не
доступные наблюдению; 2) строится математическая схема, объясняющая явление.
Благодаря этому натурфилософское осмысление природы уступило место опытно-
аналитическому выявлению ее законов.
Большинство открытий сделано Галилеем в области механики. Он выявил, что
движения тел вверх и вниз зависят от их удельного веса по отношению к среде;
сформулировал закон ускорения для падающих тел; вывел закон инерции. Эти открытия
подорвали представления аристотелевско-схоластической физики, согласно которой тела
стремятся к месту, предназначенному природой (Богом) и движутся лишь под действием
внешней силы. Выводы Галилея и его астрономические наблюдения подвели физическую
базу под теорию Коперника.
Ньютон завершил построение классической механики. Он сформулировал 3
основных закона движения и закон всемирного тяготения, которые позволили объяснить
множество известных фактов с единой точки зрения. Довольно скоро метод Ньютона и
его теории стали общепризнанными и долгое время считались образцовыми. Его труд
«Математические начала натуральной философии» (1687 г.) заложил основы современной
теоретической физики.
Открытия Нового времени разрушили прежнюю научную картину мира и
позволили создать экспериментально-теоретическое естествознание. Следует выделить
его основные черты в этот период.
1) Натурализм – идея самостоятельности природы, управляемой естественными
законами.
2) Количественный подход – широкое применение математики и отказ от
качественного описания природы, принятого прежде.
3) Соединение теории с экспериментом, ориентации на практическую полезность
научного знания.
4) Соединение науки с практикой, формирование производственной функции
науки
5) Утверждение гипотетико-дедуктивной методики исследования,
предполагающую логический вывод утверждений из гипотез и их последующую
эмпирическую проверку.

Тема 4. Структура научного познания, его методы и формы


1. Эмпирический и теоретический уровни научного знания
2. Основания научного знания
3. Методы научного познания и их классификация

-1-
Одной из характерных черт научного познания является наличие у него двух
уровней. У человека имеется две основные познавательные способности – чувства и
разум, в соответствии с ними в структуре научного знания научного два уровня –
эмпирический (опытный) и теоретический. Они отличается средствами, объектом и
целями исследования.
- Эмпирическое исследование базируется на непосредственном взаимодействии
исследователя с изучаемым объектом, поэтому средства эмпирического исследования
включают в себя приборы, приборные установки и другие средства реального наблюдения
и эксперимента. В теоретическом исследовании объект может изучаться только
опосредованно (посредством мысли). Здесь появляются новые языковые средства,
которые отражают идеальный объект (материальная точка, абсолютно черное тело).
- На эмпирическом уровне в качестве основных методов применяются эксперимент
и наблюдение, а также средства, фиксирующие их результаты. На теоретическом уровне
применяются особые методы: идеализация, мысленный эксперимент и т.д.
- Предмет эмпирического познания – явление (видимое движение планет). Предмет
теоретического познания - идеализированный объект (когда астроном рассматривает
движение планет вокруг Солнца, он отвлекается от того, что планеты – это целые миры,
имеющие богатый химический состав, атмосферу, ядро и т.п., и рассматривает их как
простые материальные точки, характеризующиеся лишь массой и расстоянием от
Солнца).
- Цель эмпирического познания – сбор материала. Здесь происходит фиксация
фактов и их первичное описание. На этом уровне познают явления и их зависимости.
Теория не только обобщает опыт, а вскрывает сущность и законы явлений.
Эмпирический уровень связан с непосредственным контактом исследователя с
познаваемым объектом, его цель – сбор материала.
Формы эмпирического знания. Научный факт – это не просто фрагмент реальности,
как в обыденном понимании. Это зафиксированное знание о фрагменте реальности,
достоверность которого доказана (Магнит притягивает железные предметы; Волга впадает
в Каспийское море; пингвины не летают; орбита Земли ближе к Солнцу, чем орбита
Марса). Для его выявления используются наблюдения и эксперименты. Фиксация
фактического материала происходит путем описания явления и измерения его
характеристик. Благодаря этому определяются внешние признаки явлений. Путем
обобщения и систематизации фактов выявляются эмпирические закономерности.
Теоретический уровень связан с рациональной обработкой эмпирических данных
и открытием законов, благодаря чему производится объяснение фактов. Здесь
открываются внутренние связи явлений и процессов.
Формы теоретического знания. Проблема – это вопрос, возникающий в ходе
познания. Он возникает благодаря выявленному противоречию в знаниях или благодаря
возникновению новых фактов.
Гипотеза – предположение относительно решения проблемы. По своей логической
структуре гипотеза является вероятностным суждением, т.к. истинность ее неопределенна.
Гипотезы выдвигают не только для объяснения эмпирического материала, но и для
разрешения противоречий, появляющихся на теоретическом уровне (в случае
несогласованности теорий). Требования к гипотезе: 1) Гипотеза должна быть
принципиально проверяемой, т.к. ее содержание должно быть сопоставимо с содержанием
эмпирических данных. 2) Гипотеза должна быть обоснована не только эмпирически, но и
теоретически. 3) Гипотеза не должна быть внутренне противоречивой.
Различают гипотезы описательные, объяснительные и прогнозные. Описательная
гипотеза – это предположение о существенных свойствах объектов, характере связей
между отдельными элементами объекта. Объяснительная гипотеза – это предположение
о причинно-следственных зависимостях. Прогнозная гипотеза – это предположение о
тенденциях и закономерностях развития объекта исследования. В ходе доказательства
одни из них становятся истинными теориями, другие – видоизменяются, уточняются,
третьи – отбрасываются. Выдвижение новой гипотезы базируется на результатах проверки
прежней.
Теория – целостное отображение закономерных свойств и существенных связей
определенной области действительности. Ее структура:
- эмпирический базис – факты наблюдений и данные экспериментов;
- теоретический базис – аксиомы, постулаты, допущения, законы и т.д.;
- логический аппарат – правила вывода и доказательства;
- философские установки и социальные ценности;
- совокупность законов и положений, выведенных в качестве следствий.
Любая теория является развивающейся системой и включает в себя элементы
заблуждения. По К. Попперу теория должна удовлетворять двум требованиям: быть
непротиворечивой; быть фальсифицируемой (опровергаемой), поскольку любое знание не
полно и имеет точки роста.
Ключевым элементом теории является закон. Он отражает существенные,
необходимые и повторяющиеся связи между явлениями. Любой закон всегда должен
соотноситься с конкретными условиями своего действия. Противоречие фактов закону
означает проблемную ситуацию, разрешением которой является гипотеза.
Эмпирический и теоретический уровни научного познания взаимосвязаны между
собой. Как правило, толчок к развитию теории дает опыт, но не всегда опыт и теория
однозначно следуют друг за другом. Иногда познание начинается с теоретически
формулируемой проблемы. Кроме того, опыт всегда конструируется при помощи теории
(начальный пункт науки – не голые факты, а теоретические схемы). В условиях
эксперимента каждый шаг планируется теорией.

-2-
Основания науки – обеспечивают единство знания и задают ему ориентиры. В них
можно выделить три блока.
Идеалы и нормы научного познания определяют пути научного поиска и дают
оценку его результатов. Среди них выявляются: а) собственно познавательные установки,
которые регулируют научный процесс; б) социальные нормативы, которые фиксируют
роль науки и ее ценность для общественной жизни. И те и другие исторически изменчивы.
Эти два аспекта идеалов и норм науки соответствуют двум аспектам ее
функционирования: как познавательной деятельности и как социального института.
Познавательные установки науки имеют сложную организацию. В их системе следующие
формы: 1) нормы объяснения и описания, 2) нормы доказательности и обоснованности
знания, 3) нормы построения и организации знаний. В совокупности они образуют
своеобразную схему метода исследовательской деятельности, обеспечивающую освоение
объектов определенного типа. В качестве основных социальных нормативов науки
выделяют бескорыстный поиск и отстаивание истины, добросовестное обоснование
утверждений, открытость для критики, свобода творчества, социальная ответственность
ученого. Нормы научно-познавательной деятельности выполняют двоякую роль. Во-
первых, следование им гарантирует получение достоверного результата. Во-вторых, они
выступают как форма социального контроля в рамках научного сообщества. Современное
научное и техническое развитие по-новому ставит вопрос об этике науки. Возникают
проблемы применимости научных результатов в практике и их влияния на жизнь человека
и общества.
Научная картина мира – целостная система представлений об общих свойствах и
закономерностях природы. Возникает в результате синтеза фундаментальных теорий и
принципов наук. Включает в себя чувственно-образные элементы (наглядные
представления) и понятийные (принципы, законы). В зависимости от оснований деления
различают общенаучную картину мира, которая включает представления обо всей
действительности (т. е. о природе, обществе и самом познании), и естественнонаучную
картину мира. Последняя, в зависимости от предмета познания, может быть физической,
астрономической, химической, биологической и т. п. Каждая картина мира строится на
основе определенных фундаментальных научных теорий, и по мере развития практики и
познания одни научные картины мира сменяются другими. Так, естественнонаучная (и
прежде всего физическая) картина строилась сначала (с XVII в.) на базе классической
механики, затем электродинамики, потом — квантовой механики и теории
относительности (с начала XX в.), а сегодня — на основе синергетики.
Философские основания науки – задают общие принципы видения мира (говорят о
том, каковы объект, предмет и возможности познания, что такое истина и каковы методы
ее постижения) и способствуют включению результатов науки в культуру.

-3-
Современный научный метод опирается на ряд принципов.
1. Теоретико-познавательный принцип истинности и объективности.
2. Формально-логические принципы обоснованности, однозначности,
непротиворечивости и полноты описания.
3. Эмпирические принципы соответствия фактам.
4. Прагматические принципы объяснительной силы и технологической
эффективности.
Выполнение данных принципов возможно лишь при соблюдении определенной
дисциплины, обеспечить которую призвана методология.
Каждый метод обусловлен, прежде всего, своим предметом, т.е. тем, что именно
исследуется (отдельные объекты или их классы). Существуют различные классификации
научных методов.
- По целям (методы проверки истинности, методы построения теорий, методы
достижения знаний);
- По степени общности. Во-первых, приемы и методы, присущие человеческому
познанию в целом, на базе которых строится как научное, так и обыденное знание. Их
условно называют общелогическими методами. Во-вторых, существуют особые приемы,
характерные только для научного познания, - научные методы исследования.
-По уровню познания: методы эмпирического познания и методы построения
теоретических моделей.
Всеобщие (философские) методы применяются во всех науках и задают общее
направление исследований. К ним относятся, в частности, следующие:
1) принцип историзма - включает в себя следующие основные требования: а) изучение настоя-
щего, современного состояния предмета исследования; б) реконструкция прошлого -
рассмотрение генезиса, возникновения последнего и основных этапов его исторического
движения; в) предвидение будущего, прогнозирование тенденций дальнейшего развития
предмета;
2) принцип всесторонности – предполагает целостное рассмотрение предмета в единстве
всех его сторон;
3) принцип конкретности – предполагает учет многообразных условий места, времени и других
обстоятельств, изменяющих предмет и придающих ему специфику.
К общелогическим методам познания относятся следующие.
Абстрагирование – выделение в мышлении отдельных сторон предмета и их
закрепление в абстрактных определениях. Результатом абстрагирования являются понятия
(белизна, причина и т.д.) разной степени общности.
Обобщение – процесс установления общих свойств и признаков предметов, тесно
связано с абстрагированием.
Формализация – отражение содержательного знания в формализованном языке
(формулах).
Идеализация – мыслительная процедура, связанная с использованием идеальных,
принципиально не существующих в реальности объектов (идеальный газ, абсолютно
черное тело и т.п.).
Сравнение - мысленная операция выявления сходства и различия изучаемых
предметов.
Анализ – реальное или мысленное разделение объекта на составные части.
Синтез – реальное или мысленное объединение частей в единое целое.
Индукция – движение мысли от единичного (фактов) к общему, ее основой
является повторяемость признаков, существует полная и неполная индукция; В
индуктивном умозаключении истинность посылок (фактов) не гарантирует истинности
выводимого заключения, оно будет лишь вероятностным.
Дедукция – переход от общих посылок к частным результатам (следствиям),
посредством нее происходит не получение нового знания, а его логическое
развертывание.
Аналогия – перенос знания об изученном объекте на менее изученный, на
основании установленного сходства некоторых свойств явлений делается заключение о
сходстве их остальных свойств;
Моделирование – изучение свойств объекта на его модели (вещного или
мыслительного аналога объекта). Может быть следующих видов.
- Предметное – воспроизведение в модели процессов, свойственных оригиналу, на
основе их физического подобия.
- Знаковое (символическое) связано с представлением в качестве моделей
разнообразных схем, графиков, чертежей, формул. Особой разновидностью
символического является математическое моделирование. На математическом
моделировании основано компьютерное моделирование, получившее сейчас широкое
распространение.
- Мысленное (идеальное) – построение различных мысленных представлений в
форме воображаемых моделей.
К методам эмпирического уровня познания относятся наблюдение, эксперимент,
описание и измерение.
Научным наблюдением называется восприятие предметов и явлений
действительности, осуществляемое с целью их познания. Наблюдение лежит в основе
всех других эмпирических методов. В науке оно используется для получения первичной
эмпирической информации относительно изучаемой области, но главным образом – для
проверки и обоснования истинности эмпирических суждений. Целенаправленность,
планомерность, активность – главные требования для научного наблюдения. В акте
наблюдения можно выделить: объект наблюдения; субъект; средства; условия
наблюдения; систему знания, исходя из которой задают цель наблюдения и
интерпретируют его результаты. Важнейшим требованием к научному наблюдению
является требование интерсубъективности: наблюдение должно быть осуществлено так,
чтобы его мог повторить любой другой наблюдатель с одинаковым результатом (она
свидетельствует об объективности результата наблюдения). Лишь при соблюдении этого
требования результат наблюдения будет включен в науку. По способу проведения
наблюдения бывают непосредственными (свойства объекта воспринимаются органами
чувств) и опосредованными (проводится с помощью технических средств). Развитие
современного естествознания связано с повышением роли так называемых косвенных
наблюдений. Так, например, объекты, изучаемые ядерной физикой, - это не сами
микрообъекты, а только результаты их воздействия на определенные технические
средства. Например, регистрацию взаимодействий элементарных частиц фиксируют
только косвенно с помощью счетчиков (газозарядных, полупроводниковых и т.п.) или
трековых приборов (камера Вильсона, пузырьковая камера и др.) Расшифровывая
«картинки» взаимодействий, исследователи получают сведения о частицах и их свойствах.
Эксперимент – предполагает активное, целенаправленное и строго контролируемое
воздействие исследователя на изучаемый объект для выявления его определенных сторон
и свойств. Логической основой эксперимента является индукция. Преимущества
эксперимента:
1) позволяет изучать объект в «чистом виде», т.е. устранять всякие побочные
факторы, затрудняющие исследование;
2) позволяет изучать объект в некоторых искусственных, например, экстремальных,
условиях, когда удается обнаружить удивительные свойства объектов, тем самым глубже
постигать их сущность;
3) изучая какой-либо процесс, экспериментатор может вмешиваться в него, активно
влиять на его протекание;
4) многократность, повторяемость эксперимента, который может быть повторен
столько раз, сколько необходимо для получения достоверных результатов.
Этапы проведения эксперимента.
1) Выбор эмпирической интерпретации теоретических величин, после этого наши
теоретические построения и расчеты приобретают эмпирический смысл, а сам
эксперимент становится принципиально возможным.
2) Выбор условий и используемых приборов.
3) Воздействие на объект, наблюдение его поведения и измерение контролируемых
величин.
4) Обработка полученных данных, их теоретическое осмысление.
В зависимости от характера задач эксперименты делятся на исследовательские
(позволяют делать открытия, обнаруживать у объекта новые, ранее неизвестные свойства)
и проверочные (служат подтверждению некоторых теоретических построений). Особым
видом эксперимента является модельный, где исследованию подвергается не сам объект, а
замещающая его модель. Под моделью имеют в виду некоторую реально существующую
или мысленно представляемую систему, которая, замещая в познавательных процессах
другую систему – оригинал, находится с ней в отношении сходства (подобия), благодаря
чему изучение модели позволяет получать информацию об оригинале, о его
существенных свойствах и отношениях.
Эмпирическое описание — это фиксация средствами естественного или
искусственного языка сведений об объектах, данных в наблюдении. С помощью описания
чувственная информация переводится на язык понятий, знаков, схем, рисунков, графиков
и цифр, принимая тем самым форму, удобную для дальнейшей обработки
(систематизации, классификации и обобщения). Описание подразделяется на два
основных вида — качественное и количественное. Качественное описание
осуществляется с помощью качественных и сравнительных понятий. Качественные
понятия – такие, как «теплый», «зеленый», «большой», - обозначают некоторые классы
предметов. Сравнительные понятия выражают сравнительную степень интенсивности
свойства. С их помощью все предметы исследуемой области упорядочивают в
определенную последовательность. Например, с помощью понятий «тяжелее», «легче»,
«равный по весу» мы можем все предметы расположить в последовательность классов.
Количественное описание осуществляется с применением языка математики и
предполагает проведение различных измерительных процедур.
Измерение – процесс, состоящий в определении количественных значений свойств
или сторон изучаемого объекта с помощью специальных технических устройств. В основе
операции измерения лежит сравнение объектов по каким-либо сходным свойствам или
сторонам. Чтобы осуществить такое сравнение, необходимо иметь определенные единицы
измерения. Единица измерения – это эталон, с которым сравнивается измеряемый объект.
Они подразделяются на основные, используемые в качестве базисных при построении
системы единиц, и производные, выводимые из базисных с помощью некоторых
математических соотношений. Методика построения системы единиц была впервые
предложена в 1832 г. Карлом Гауссом. В предложенной системе в основу положены три
произвольные единицы: длины (миллиметр), массы (миллиграмм), времени (секунда). Все
остальные единицы можно было получить из этих трех. В дальнейшем с развитием науки
и техники появились и другие системы единиц физических величин.
Существуют следующие модели построения теорий.
Индуктивная – здесь на основе многочисленных эмпирических данных
формулируются законы, описывающие группу явлений. Формулируется на обычном
естественном языке. Примером служит эволюционная теория Ч. Дарвина.
Аксиоматико-дедуктивная – научная теория строится в виде системы аксиом и
правил вывода, позволяющих путем дедукции перейти к другим утверждениям. К ним
относятся строго формализованные математические, логические, физические теории.
Гипотетико-дедуктивная – здесь на основе ряда фактов выдвигается теоретическая
гипотеза, из которой дедуктивным путем выводится законы, объясняющие эти факты.
Обычно строится на формальном языке.

Тема 5. Развитие научного знания


1. Проблема механизмов порождения научного знания
2. Становление развитой теории
3. Традиции и новации в развитии науки
4. Научные революции

-1-
Проблему генезиса научных знаний необходимо решать с учетом их сложной
структуры. Развитие науки, особенно естествознания, тесно связано с эмпирическими
методами исследования. Обоснование их значения было осуществлено Ф. Бэконом.
Подлинные знания о мире, по его мнению, можно получить только на основании
наблюдений и экспериментов. Чисто логические рассуждения не могут привести к
открытиям ни новых явлений, ни новых закономерностей. Декарт, в противовес этому,
выдвигает иную методологическую программу научного познания. Основными
инструментами познания, по его мнению, являются интуиция и дедукция. Интуиция дает
нам возможность усмотреть в реальности не вызывающие никаких сомнений простые
истины. Применение же дедукции позволяет вывести из очевидных истин достоверные
знания.
Индуктивистская модель научного познания была очень популярна в истории
методологии науки. Однако в свете современных представлений она оказывается
несостоятельной, что обосновывается следующими аргументами.
- Индукция не может приводить к универсальным суждениям, в которых выражаются
закономерности, опыт не может гарантировать, что они сохранится за пределами
непосредственно наблюдаемого.
- Индуктивные обобщения находятся на уровне непосредственно-эмпирических
обобщений, поэтому благодаря им невозможно осуществить переход от опыта к теории.
- Любые эмпирические исследования предполагают наличие теоретических установок.
Модель научного познания, разработанная Р.Декартом, также не выдержала
критики. Конечно, в современном теоретическом мышлении дедукция играет большую
роль, но не менее значима и роль эмпирических исследований. Кроме этого, несмотря на
то, что ученый в определенном смысле интуитивно усматривает основные принципы
теории, однако эти принципы далеки от декартовской очевидности.
В современной философии науки процессы формирования научных знаний
анализируются с учетом следующих факторов.
1) В научном знании большую роль играют вероятностные представления и
гипотетические построения.
2) Для анализа механизмов порождения научного знания нужно принимать в расчет не
только логику научного открытия, но и логику его подтверждения.
3) Для исследования динамики научного знания помимо анализа взаимодействия
эмпирического и теоретического уровней познания, необходимо рассмотрение третьего
уровня научного познания – оснований науки, включающих в себя научную картину мира.
Взаимодействие научной картины мира и опыта может реализовываться в двух
вариантах. Во-первых, на этапе становления научной дисциплины и, во-вторых, в
теоретически развитых дисциплинах при обнаружении принципиально новых явлений,
которые не вписываются в уже имеющиеся теории. Зарождение научной дисциплины
начинается с накопления эмпирического материала об исследуемых объектах. В этих
условиях эмпирическое исследование направляется сложившимися идеалами науки и
формирующейся специальной научной картиной мира. Последняя обеспечивает
постановку задач эмпирического исследования, проведение наблюдения и эксперимента и
интерпретацию их результатов. Таким образом, продуцирование нового теоретического
знания осуществляется в результате познавательного цикла, который заключается в
движении исследовательской мысли от обоснованных опытом представлений картины
мира, к гипотетическим вариантам теоретических схем. Эти схемы затем адаптируются к
тому эмпирическому материалу, на объяснение которого они претендуют, насыщаются
новым содержанием и затем вновь сопоставляются с картиной мира.

-2-
Теория - это целостная развивающаяся система истинного знания, которая имеет
сложную структуру. В современной методологии науки выделяют следующие основные
элементы структуры теории.
1) Исходные основания - фундаментальные понятия, принципы, законы, уравнения,
аксиомы и т.п.
2) Идеализированный объект - абстрактная модель существенных свойств и связей
изучаемых предметов.
3) Логика теории - совокупность определенных правил и способов доказательства.
4) Философские установки, социокультурные и ценностные факторы.
5) Совокупность законов и утверждений, выведенных в качестве следствий из
основоположений данной теории в соответствии с конкретными принципами.
Методологические программы научного знания, созданные Бэконом и Декартом,
как мы видели, предусматривали существование логики научного открытия. Они
предполагали, что сам процесс получения нового знания гарантирует его истинность.
Подобная точка зрения в дальнейшем была опровергнута в неопозитивизме, где было
выдвинуто представление о научной теории как гипотетико-дедуктивной системе. Такое
представление о научном знании получило названии стандартной концепции науки.
Складывалось следующее представление о процессе научного познания.
- Ученый выдвигает гипотетическое обобщение, из него дедуктивно выводятся
различного рода следствия, которые затем сопоставляются с эмпирическими данными.
- Теоретическое утверждение, чтобы быть научным, обязательно должно иметь
возможность соотноситься с опытом и подтверждаться им.
- Метафизические положения не входят в гипотетико-дедуктивную конструкцию
знания.
Стандартная концепция научного знания хорошо отражает представления самих
ученых. Однако, несмотря на это в стандартной концепции научного знания есть
существенные недостатки. Во-первых, в ней не выделяются в качестве особого уровня
основания научного знания. Во-вторых, эта концепция представляет лишь структуру
готового знания, отвлекаясь от особенностей его динамики.
Процедура введения теоретических схем в качестве гипотез с их последующим
конструктивным обоснованием позволяет объяснить становление развитой теории. В
классической науке развитая теория строится на основе синтеза частных теоретических
схем. Они включаются в состав теории в трансформированном виде и предстают как
выводимые из ее фундаментальной теоретической схемы. Таким путем были построены
фундаментальные теории классической физики - ньютоновская механика, термодинамика,
электродинамика. Особенности создания развитой теории в классической науке.
1) При построении теории можно не обращаться непосредственно к
экспериментальным данным, а использовать в качестве эмпирического материала
теоретические знания предшествующего уровня.
2) Для развитой физической теории характерна высокая степень математизации,
поэтому построение математического аппарата обычно считается ключевой задачей
теоретического обобщения.
После того как теория построена, ее дальнейшее развитие определяется процессом
расширения области приложения теории. Благодаря этому формируются новые образцы
решения задач.
В современной науке появляются новые особенности построения развитой теории,
которые обусловлены как изменившимся характером теорий, так и спецификой форм
организации научной деятельности на современном этапе.
1) Развитые теории большой степени общности создаются в настоящее время не
отдельными учеными, а исследовательскими коллективами, внутри которых существует
четкое разделение труда.
2) Фундаментальные теории все чаще создаются без развитого слоя первичных
теоретических схем.
3) Построение современных теорий осуществляется методом математической
гипотезы. В отличие от классических образцов, построение теории начинается с
формирования ее математического аппарата, а адекватная теоретическая схема,
обеспечивающая его интерпретацию, создается уже после этого.
Общая характеристика метода математической гипотезы заключается в
следующем. Для отыскания законов новой области явлений берут математические
выражения для законов близлежащей области, которые затем трансформируют так, чтобы
получить новые соотношения между физическими величинами. Полученные соотношения
рассматривают в качестве гипотетических уравнений, описывающих новые физические
процессы. Эти уравнения после соответствующей опытной проверки либо приобретают
статус теоретических законов, либо отвергаются как несоответствующие опыту.
В отличие от классических образцов, современные теории начинают создаваться
как бы с верхних этажей – с поисков математического аппарата – и лишь после того, как
найдены уравнения теории, начинается этап их интерпретации и эмпирического
обоснования.

-3-
В обычном представлении наука предстает как сфера непрерывного творчества,
возникает вопрос, можно ли говорить о существовании традиций научного познания, и
если они существуют, то какая роль в развитии науки им отводится.
История науки свидетельствует о влияние традиций на выбор проблем,
методологий и собственно научных понятий. Т.Кун обратил внимание на то, что ученый
в своей работе, в своем мышлении жестко запрограммирован, парадигмален. Он впервые
рассмотрел традиции не в качестве «тормоза», а как фактор, определяющий развитие
науки. Эффективность традиции состоит в том, что она организует научное сообщество,
создавая условия для взаимопонимания и сопоставимости результатов, и порождает
индустрию производства знаний. Традиции, таким образом, во-первых, управляют ходом
научного исследования, а во-вторых, они определяют принципы организации и
систематизации знания.
Научные традиции можно разделить по следующим критериям.
1) По способу существования – явные и неявные. Явные или вербализованные
традиции реализованы в текстах монографий и учебников и фиксируют некоторый способ
чисто практических или познавательных действий. Обращаясь к неявным традициям, мы
попадаем в мир, где живут наш язык и научная терминология, где передаются от
поколения к поколению логические формы мышления, здравый смысл и научная
интуиция. Они передаются от учителя к ученику или от поколения к поколению на уровне
непосредственной демонстрации образцов деятельности.
2) По роли в системе науки – задающие способы получения знания и задающие
способы его организации. К первым относятся вербализованные инструкции, задающие
методику проведения исследований, образцы решенных задач, описания экспериментов и
т.д. Вторые – это образцы учебных курсов, классификационные системы, лежащие в
основе подразделения научных дисциплин. В этой связи В.С. Степин и М.А. Розов вводят
различение исследовательских и коллекторских программ. Программы первого вида
задают способы получения знаний, т.е. собственно исследовательскую деятельность.
Программы второго вида – это программы отбора, организации и систематизации знаний.
Коллекторские программы далеко не всегда вербализуются.
3) По сфере распространения – специально-научные и общенаучные. Это
разделение традиций достаточно условно, поскольку специально-научные традиции могут
выступать в определенные периоды в качестве общенаучных парадигм.
Строго говоря, традиция и новация взаимно исключают друг друга. Однако, если
ученый жестко запрограммирован в своей работе, то как происходит смена самих этих
программ? Чтобы более детально рассмотреть эту проблему, стоит охарактеризовать виды
новаций в науке.
1) Новации, связанные с исследовательскими и коллекторскими программами.
Первые означают появление новых методов, вторые – открытие новых миров, новых
объектов исследования. Новые методы часто приводят к далеко идущим последствиям – к
смене проблем, стандартов научной работы, к появлению новых областей знания.
Новаторский характер выявления новых миров связан с тем, что обнаружение каких-либо
ранее неизвестных сфер или аспектов действительности открывает перед учеными новую
область непознанного, мир новых объектов и явлений.
2) Преднамеренные (связанные с преодолением незнания) и непреднамеренные
(связанные с преодолением неведения).
Выделяют несколько концепций, претендующих на объяснение коренных новаций
в развитии науки.
1. Согласно концепции «пришельцев» новации возможны в том случае, когда в
определенную науку приходит ученый из другой области научных знаний. Будучи не
связан традициями новой для себя науки, он производит «монтаж», то есть решает новые
проблемы нетрадиционными для этой области методами. Здесь на первое место
выступает не столько свобода от традиции, сколько приверженность им в новой
обстановке.
2. С точки зрения концепции побочных результатов исследования, новации
возникают в том случае, когда ученый, пытаясь достичь определенной цели, получает
другой, неожиданный результат. Замечают данные результаты в силу их необычности для
данной традиции. Традиции как бы отвергают эти результаты, они не способны их
ассимилировать, и именно поэтому случайные феномены оказываются в центре
внимания.
Поэтому новации возможны благодаря взаимодействию традиций.
Множественность культурных влияний и традиций в точке их пересечения обладает
повышенной способностью к «интеллектуальным мутациям» или новациям типа
интеллектуальных гибридов. Плюрализм традиций всегда чреват новациями, ибо
предполагает свободное, не стесненное господствующей традицией выражение своего
мнения любым исследователем.
-4-
Научные революции – это вид новаций в науке, которые отличаются от других
видов как характером и механизмами своего генезиса, так и своей значимостью и
последствиями для развития науки и культуры. Научные революции связаны с
перестройкой оснований научного знания, как правило, они затрагивают
мировоззренческие и методологические основания науки, изменяя нередко сам стиль
мышления. В этом плане научные революции могут по своей значимости выходить далеко
за рамки той конкретной области, где они произошли.
Для выяснения механизмов научных революций необходимо выявить факторы,
способствующие кардинальным изменениям научных знаний. Данные факторы можно
классифицировать по следующим признакам.
1) По содержанию новаций - построение новых фундаментальных теорий,
внедрение новых средств и методов исследования, открытие новых миров. Построение
новых фундаментальных теорий – это одна из наиболее очевидных причин возникновения
революционных преобразований в науке. Действительно, принято говорить о революции,
совершенной Ньютоном, Эйнштейном, или о коперниканской революции.
Фундаментальные теории отличаются от других тем, что они связаны с разработкой
новых основополагающих принципов и исторически обусловлены. Новые средства
исследования также могут приводить к далеко идущим последствиям: к смене проблем,
стандартов научной работы, или к появлению новых областей знаний. Иногда перед
исследователем открывается новая область непознанного, мир новых объектов и явлений,
что может вызвать революционные изменения в ходе научного познания Примером этого
служат великие географические открытия, появление в сфере научного изучения таких
объектов, как мир микроорганизмов и вирусов, мир элементарных частиц и т.д.
2) По сфере возникновения новаций можно выделить два пути перестройки
оснований исследования: за счет внутридисциплинарного развития знаний, за счет
междисциплинарных связей. К внутрипарадигмальным факторам научных революций
относятся парадоксы, новые методологические идеи и философские предпосылки
перестройки оснований науки. Научные революции возможны и благодаря
междисциплинарным взаимодействиям, основанным на переносе представлений
специальной научной картины мира, а также идеалов и норм исследования из одной
научной дисциплины в другую. Такие взаимодействия способны вызвать преобразования
оснований науки без обнаружения парадоксов и кризисов.
3) По отношению к самой науке революционизирующие факторы делятся на
собственно научные и внешние по отношению к научным знания, имеющие социальный
или культурный характер. Все выше рассмотренные факторы относятся к внутринаучным
механизмам научных революций. Однако само их возникновение возможно в
определенном культурном контексте, благодаря определенным сдвигам философской
проблематики, влияющем на стиль мышления ученых. Кардинальные перестройки
оснований научного знания имеют, тем самым, социокультурную обусловленность.
В развитии науки можно выделить такие периоды, когда преобразовывались все
компоненты ее оснований, их правомерно рассматривать как глобальные революции. В
истории науки выделяют четыре таких революции.
1. Революция XVII века - становление классической науки.
2. Революция конца XVIII – первой половины XIX вв. – переход к дисциплинарно
организованной науке.
3. Революция конца XIX - середины XX вв. – переход к неклассической науке
4. Революция последней трети ХХ вв. – появление постнеклассической науки

Тема 6. Научная рациональность и ее типы


1. Классическая научная рациональность
2. Неклассическая научная рациональность
3. Постнеклассическая научная рациональность

-1-
Для рассмотрения основных принципов любого этапа развития науки необходимо
охарактеризовать основания научного знания, которые выражаются в типе научной
рациональности. Он задает стиль научного мышления, соответствующую ему научную
картину мира (также исторически определенную) и систему собственно философских
оснований науки.
Понятие «классическая наука» охватывает период развития науки с XVII в. по 20-е
годы ХХ века. Ее становление связано с именами Н. Коперника, Г. Галилея, И. Ньютона,
И. Кеплера. Важной характеристикой этой науки были ее экспериментальный характер и
математизация. Математика позволяла выразить знание в четких количественных
закономерностях, а контролируемый эксперимент – добиться его объективности
(независимости от исследователя).
Доминирующей дисциплиной этого периода стала классическая механика, которая
рассматривалась и как эталон науки вообще, и как универсальный метод познания.
Возникла тенденция сведения (редукции) всех знаний о природе к фундаментальным
принципам механики, что обусловило механистический характер классической науки.
Механицизм – попытки объяснения природы с точки зрения механических законов,
сведение сложных явлений к простым, а целого к сумме частей. Усилия ученых были
направлены на выявление простых элементов любых образований, причем связи между
этими элементами игнорировались.
С механицизмом связан метафизический характер классической науки.
Метафизический способ мышления исходит из отрицания идей всеобщей связи и
развития. Природа, исходя из него, рассматривалась как нечто неразвивающееся,
функционирующее на основе неизменных законов механики.
Понимание причинности в классической науке также связано с механицизмом.
Здесь господствовал механический (лапласовский) детерминизм, согласно которому
все явления строго обусловлены и абсолютно предсказуемы. Это исключало любые
случайности, трактуя их как недостаточность знания.
Механистичность и метафизичность проявлялась в ряде познавательных установок
классической науки.
1) Объектность – исключение из описания и объяснения всего, относящегося к
субъекту, средствам и приемам его деятельности. Полагалось, что только таким образом
можно достичь истинного знания. Субъект познания рассматривался как неисторичный,
не обусловленный никакими внешними обстоятельствами, воспроизводящий объект таки,
каков он есть на самом деле.
2) Однозначность в истолковании событий, исключение из случайностей, которые
рассматривались как свидетельство неполноты знания.
3) Имеющееся научное знание рассматривалось как абсолютно истинное.
Полагалось, что истинная картина природы уже создана и ее можно лишь
совершенствовать в деталях.
Перечисленные особенности обусловили картину мира, свойственную
классической науке. Вселенная отождествлялась с самостоятельным механизмом,
подчиненным строгим физическим законам. Проявления жизни лишались своей
специфики, а человек перестал пониматься как «венец творения». Классическая наука, с
одной стороны, усилила возможности человека, вооружив его средствами изменения
мира. Оптимизм этого времени напрямую связан с верой в науку и ее способность
улучшить человеческую жизнь, перестроив ее на разумных началах. Но, с другой
стороны, наука лишила его прежнего привилегированного места во Вселенной, превратив
всего лишь в животное, достигшее более высокой степени организации.
Определенные перемены оснований естествознания происходят в конце XVIII-
первой половине XIX века, когда начинается переход к дисциплинарно организованной
науке. Наряду с механико-математическим знанием выдвигаются опытные и
описательные дисциплины: география, биология и т.д. в это время происходят несколько
комплексных научных революций, связанных с проникновением в естествознание идей
всеобщей связи и эволюционного развития. Механическая картина мира утрачивает статус
общенаучной, в биологии и химии формируются специфические картины реальности.
Одновременно происходит дифференциация дисциплинарных идеалов и норм
исследования, хотя общие познавательные установки классической науки остаются
прежними.

-2-
Формирование неклассического естествознания связано с так называемой
эйнштейновской глобальной революцией в науке, которая произошла на рубеже XIX-XX
веков. В ней можно выделить три этапа.
1. В конце XIX в.- начале XX вв. был сделан целый ряд физических открытий
(радиоактивности, делимости атома и др.), поставивших под сомнение основные
положения ньютоновской картины мира. Это привело к кризису физики и всего
естествознания.
2. В 10-20 годах ХХ века были созданы наиболее значимые теории, составившие
основу неклассической науки: квантовая механика, открывшая специфичность поведения
объектов микромира, и теория относительности, изменившая представления о
пространстве и времени. Благодаря им возникли новые представления о веществе,
движении и причинности, появились новые познавательные установки.
3. В 40-е годы ХХ века появляются кибернетика и ЭВМ, происходит ряд
фундаментальных открытий в химии, биологии и науках о Земле. Кроме этого наука в
этот период наука окончательно сливается с техникой, порождая научно- техническую
революцию.
Формирование неклассической науки началось с исследования Фарадеем и
Максвеллом явлений электричества и магнетизма, которые не допускали механического
толкования. Выводы теории относительности существенно изменили представления
физической науки об объективности. Масса, считавшаяся неизменной характеристикой
вещества, оказалась зависящей от скорости движения тела, вопрос об истинной длине
объекта вообще потерял смысл. Квантовая механика окончательно развеяла притязания
на универсальное и точное описание объекта. Исследование микромира и
гносеологические обобщения нового познавательного опыта, составили суть новой
научности, впоследствии обозначенной методологами науки как неклассическая.
Неклассическая наука рождает новые представления о реальности. Становление
квантовой механики явно показало зависимость физической реальности от наблюдений.
Это привело к переформулировке классического принципа автономности объекта от
средств познания и введению принципа дополнительности в качестве основного
методологического средства.
Становление неклассической рациональности, таким образом, привело к коренным
изменениям оснований научного знания. В сфере идеалов и норм исследования
происходит отказ от прямолинейного онтологизма и возникает понимание относительной
истинности теорий и картин природы, выработанных на том или ином этапе
естествознания. Допускается истинность нескольких, отличающихся друг от друга,
конкретных теоретических описаний одной и той же реальности.
Возникает понимание того, что субъект познания детерминирован определенной
научной традицией, а знание относительно по отношению к реальности и средствам
познания. Принимаются объяснения со ссылками на средства познавательной
деятельности. Объективной базой таких изменений служат открытие зависимости
поведения элементарных частиц от средств исследования в атомной физике,
обусловленности знания исходной точкой зрения в специальной теории относительности
и релятивности онтологий в общей теории относительности. Например, при
исследовании микромира выяснилось, что адекватное знание можем получить не тогда,
когда отвлекаемся от субъекта, от условий познания, но когда их учитываем. В квантовой
механике роль наблюдения возросла до решающего события. Происходит также утрата
наглядности, поскольку становится понятным концептуальная нагруженность фактов, и
отказ от определенности (точности) в пользу прагматичности, инструментальности,
эффективности.
Новые идеалы и нормы обеспечивали расширение поля исследуемых объектов. В
нем появились сложные объекты, характеризующиеся многоуровневой организацией,
стохастическим взаимодействием элементов, существованием управления и обратных
связей, обеспечивающих целостность системы. Возникла статистическая схема
детерминации, позволяющая учитывать роль случайностей в процессах развития. На этапе
неклассической науки были созданы предпосылки для построения целостной системы
природы, в рамках которой прослеживалась иерархическая организация Вселенной как
динамического единства. Эти сдвиги сопровождались формированием новых
философских оснований науки. Субъект познания рассматривается как
детерминированный окружающим миром, поэтому содержание наших знаний полагалось
определенным не только устройством самой природы, но и способом постановки
вопросов. Новую трактовку получил и объект познания. Он понимается не как тело, а как
процесс, воспроизводящий устойчивые состояния. Важную роль при описании динамики
системы начинает играть категории случайности, возможности и действительности.
Становление неклассического типа научной рациональности происходило на фоне
резко усиливающейся производительной роли науки, превращения научных знаний в
особый продукт, имеющий товарную цену и приносящий прибыль при его
производственном потреблении. В этот период начинает формироваться система
прикладных и инженерно-технических наук как посредника между фундаментальными
знаниями и производством. Различные сферы научной деятельности специализируются и
складываются соответствующие этой специализации научные сообщества.

-3-
Понятие постнеклассической науки было введено в конце восьмидесятых годов ХХ
века В. С. Степиным для того, чтобы обозначить новый этап в развитии науки, связанный
с научной революции, разворачивавшейся в течение трех последних десятилетий. В.С.
Степин выделяет следующие признаки постнеклассической науки:
 изменение характера научной деятельности, обусловленное революцией в
средствах получения и хранения знаний (компьютеризация науки, сращивание
науки с промышленным производством и т.п.);
 распространение междисциплинарных исследований и комплексных
исследовательских программ;
 повышение значения экономических и социально-политических факторов и
целей;
 изменение самого объекта - открытые саморазвивающиеся системы;
 включение аксиологических факторов в состав объясняющих предложений;
 использование в естествознании методов гуманитарных наук, в частности,
принципа исторической реконструкции.
В качестве парадигмальной теории постнеклассической науки выступает
синергетика. Синергетика является теорией самоорганизации, изучающей поведение
открытых неравновесных систем. Ее основные мировоззренческие положения:
- сложноорганизованным системам, в том числе природе, нельзя навязывать
собственные сценарии развития, можно лишь способствовать их внутренним тенденциям;
- относительно любого процесса существуют несколько альтернативных вариантов
развития, поэтому возможен выбор наиболее оптимальных из них;
- будущее состояние системы детерминирует ее наличное состояние;
- хаос является не исключительно негативной характеристикой, на определенных
этапах он выступает в качестве конструктивного аспекта эволюции;
- в моменты неустойчивости системы увеличиваются флуктуационные процессы, а
значит, в критические моменты развития возрастает роль деятельности каждого
отдельного человека.
Вместе с синергетическим видением мира в науку входят понятия:
неопределенность, стохастичность, хаос, бифуркация, диссипативные структуры,
выражающие неравновесные характеристики действительности. Новым содержанием
наполняются категории случайности и причинности.
Качественное изменение претерпевают процессы интеграции и дифференциации
наук. До XVII века у учёных еще не было стремления к обособленному исследованию
областей действительности, поэтому знание оставалось целостным. Со времени
классической науки начинается аналитическая стадия развития естествознания,
характеризующаяся дифференциацией. Причины дифференциации - в резком увеличении
предметного поля исследований, в появлении новых научных приборов, в увеличении
количества информации. Такой подход дает свои преимущества – позволяет
сконцентрироваться, бросить все силы на достижение конкретного результата. Но
одновременно проявляются и недостатки узкой специализации. Теряется целостность
интерпретации научных результатов, иногда ученые, работающие в рамках одной научной
дисциплины, но решающие разные проблемы, перестают понимать друг друга, так как
используют разную терминологию и опираются на разные методы исследований. В
современной ситуации активизируются процессы интеграция, не дающие науке
«рассыпаться» на составные части. Суть процесса интеграции состоит с одной стороны, в
появлении наук междисциплинарного характера. С другой стороны происходит
образование смежных научных дисциплин, что предполагает использование методов
одних наук в других. Наряду с дисциплинарными исследованиями на передний план все
более выдвигаются междисциплинарные и проблемноориентированные формы
исследовательской деятельности. Объектами их анализа становятся сложные системы,
характеризующиеся открытостью и историческим саморазвитием. В результате
междисциплинарных усиливаются процессы взаимодействия принципов и картин
реальности, формирующихся в различных науках. Они становятся взаимозависимыми
фрагментами общенаучной картины мира. Укоренение парадигмы целостности в
постнеклассической науке способствовало выдвижению глобального взгляда на мир.
Другая важная тенденция - это распространение в науке принципа глобального
эволюционизма. Идея эволюции впервые была выдвинута в биологической науке ещё в
XVIII веке, в XIX веке она проникает в социальные и гуманитарные науки. Однако в
науках физико-химического цикла идея вплоть до второй половины XX в. здесь
господствовала исходная абстракция закрытой обратимой системы, в которой фактор
времени не играет роли. Современное естествознание нацелено на изучение исторически
развивающихся систем, которые представляют собой более сложный тип объекта даже по
сравнению с саморегулирующимися системами. Последние выступают особым
состоянием динамики исторического объекта, своеобразным срезом, устойчивой стадией
его эволюции. Сама же историческая эволюция характеризуется переходом от одной
относительно устойчивой системы к другой системе с новой уровневой организацией
элементов и саморегуляцией.
К концу XX века в естествознании сформировались теоретические и
методологические средства для создания единой модели универсальной эволюции,
выявления общих законов природы, связывающих в единое целое происхождение
Вселенной (космогенез), возникновение Солнечной системы и нашей планеты Земля
(геогенез), возникновение жизни (биогенез) и, наконец, возникновение человека и
общества (антропосоциогенез). Такой моделью является концепция глобального
эволюционизма. Утверждающийся в науке принцип глобального эволюционизма
является схемой, показывающей, что развитие природы не хаотично, и не представляет
собой цепь случайностей, а закономерно на всех уровнях и имеет направление. В
концепции глобального эволюционизма подчеркивается важнейшая закономерность -
направленность развития мирового целого на повышение своей структурной организации.
Вся история предстает как единый процесс материальной эволюции, самоорганизации
материи.
Ориентация современной науки на исследование сложных исторически
развивающихся систем существенно перестраивает идеалы и нормы исследовательской
деятельности. Усиление междисциплинарных взаимодействий и утверждение принципа
глобального эволюционизма приводит к сближению естественнонаучных и
гуманитарных дисциплин, когнитивных и ценностных параметров знания. Гуманитарные
и естественные науки больше не представляются разделенными непреодолимой
пропастью. Теперь они выступают не внеположными друг другу, а относительно
автономными компонентами исторически развивающейся системы научного знания. Все
это способствует актуализации применения «понимающих» методик в науке,
обеспечивающих ее ориентации на ценностные и смысловые параметры познания.
Применяются методы построения возможных сценариев, исторической реконструкции и
т.д. Среди исторически развивающихся систем современной науки особое место занимают
природные комплексы, в которые включен в качестве компонента сам человек.
Примерами таких «человекоразмерных» комплексов могут служить медико-
биологические объекты, объекты экологии, включая биосферу в целом (глобальная
экология), объекты биотехнологии (в первую очередь генетической инженерии), системы
«человек-машина» (включая сложные информационные комплексы и системы
искусственного интеллекта) и т.д.
Наиболее ценным достижением постнеклассической науки выступает попытка
соединения объективного мира и мира человека. Осмыслению взаимосвязи истинности с
субъективными характеристиками дает толчок развитие неклассической науки (прежде
всего физики) в ХХ веке. Исследование микромира показало, что в сферах опыта,
которые расположены далеко за пределами повседневности, понятие объекта оказывается
мало пригодно. Необходимость учета субъект-объектной взаимообусловленности стала
еще более очевидной, когда в сферу науки были включены такие объекты, как
исторически развивающиеся сложные системы. Изменения понимания научных объектов
в постнеклассической науке носят двоякий характер. Во-первых, расширяется и
усложняется объектная сфера науки, происходит ее очеловечивание. Человек входит в
картину мира не как вещь наряду с другими, а как системообразующий принцип. Во-
вторых, мышление о таких объектах неразрывно связано с характеристиками познающего
субъекта, средствами познания, целями и ценностями. Все это заставляет пересмотреть
традиционные представления об истине. Преодолевается трактовка истины как
независимой от человека и человечества.
Помимо изменений в предметной и концептуальной составляющих
постнеклассической науки, пересмотра субъект-объектного противопоставления
настоятельно требует изменившийся характер взаимоотношения человека, вооруженного
научным знанием, и природы. Научно-технические средства господства человека над
окружающим миром существенно изменили традиционную картину его взаимоотношений
с природой и обществом. Еще недавно подчеркивали естественный характер природной
среды как реальности, развивающейся по независимым от человека отношениям. Сегодня
мы сталкиваемся с принципиально новой ситуацией, характеризующейся существенной
зависимостью природы от человека. В новых условиях коррелятивность отношений
человека и природы, объекта и субъекта приобретает особую значимость.
Модернизируются и философские основания науки. Научное познание
рассматривается в контексте его социального бытия как детерминируемое культурой,
ценностными ориентациями и мировоззренческими установками эпохи. Возникает новое
понимание категорий пространства и времени, возможности и действительности.
Детерминация трактуется как избирательное реагирование. Все вышеперечисленные
процессы не могли не сказаться на состоянии научной рациональности. Изменились не
только отношения общества к науке, но и поведение самого научного сообщества. Можно
сказать, что в конце ХХ века начинается новый этап институционализации науки. Если на
первом этапе ценность научного знания виделась в том, что оно является средством
спасения, а на втором содержалась в экономической эффективности, то сейчас наука
выступает главным средством сохранения цивилизации.

Тема 7. Социокультурная и институциональная природа науки


1. Историческое развитие институциональных форм научной деятельности.
2. Научные сотрудники как субъекты научной деятельности
3. Этические аспекты функционирования науки
4. Научная жизнь в контексте экономики и политики

-1-
Производство научных знаний предполагает особую организацию деятельности, а
значит определенную систему взаимосвязей между членами научного сообщества. В
науке существуют свой образ жизни, своя система ценностей. Способы социальной
организации и взаимоотношений ученых на протяжении истории науки менялись в
соответствии с изменением ее статуса в жизни общества и с развитием самого общества в
целом.
Под социальным институтом подразумевают совокупность символов, верований,
ценностей, норм, статусов и ролей, которая управляет конкретной сферой социальной
жизни и служит для удовлетворения значимых общественных потребностей.
Институционализация науки связана с переходом к профессиональной деятельности и с
появлением специальных научных учреждений. Она начинается в XVIII столетии, что
обусловлено: 1) внешним социальным запросом (дифференциация познавательной сферы,
соединение науки с производством), 2) изменениями внутри самого научного знания.
Увеличение объема и разнообразия научных знаний сделала невозможным
функционирования ученого в прежнем качестве – философа-энциклопедиста и создала
востребованность ученого-исследователя. Отсюда возникала необходимость, во-первых, в
поиске новых форм трансляции научного знания, а во-вторых, в новом типе
воспроизводства субъекта научной деятельности.
Долгое время основной формой аккумуляции и трансляции научных знаний была
книга. Обучение основам научной деятельности происходило путем непосредственной
коммуникации между учителем и учеником, которая дополнялись изучением литературы,
где были зафиксированы результаты научных исследований. По мере развития науки
формировалась потребность в более обширной научной коммуникации, которая бы
обеспечивала обсуждение промежуточных результатов исследования. Вследствие этого
возникает особая форма передачи знаний - переписка между учеными, которая велась в
XVII веке на латыни. Благодаря ей возникает особый тип европейского научного
сообщества, так называемая «Республика ученых». Углубление специализации научной
деятельности потребовало ведет к тому, что в различных странах образуются сообщества
исследователей-специалистов, часто поддерживаемые общественным мнением и
государством (например, сообщество немецких химиков, сложившееся в Германии к
концу XVIII столетия). «Республика ученых» заменяется множеством национальных
дисциплинарно ориентированных сообществ. Место частных писем занимает статья в
научном журнале. Преимущества статьи состоят в том, что в отличие от книги, меньше по
объему, в ней требуется не излагать всю систему взглядов, а обосновать новый научный
результат, определяющий приоритетное направление исследований ученого. Латынь
уступает место национальному языку, что дает возможность все более широкому кругу
исследователей ознакомиться с полученными научными результатами. Кроме того, статья,
в отличие от письма, ориентированного на конкретного лично знакомого автору человека,
адресована анонимному читателю, что приводит к необходимости более тщательного
выбора аргументов. К середине XIX столетия статья обрела те функции, в которых она
предстает в современном научном сообществе: с одной стороны, она выступает как форма
трансляции знания, поскольку ее написание предполагает указание на источники
(институт ссылок), с другой, является заявкой на новое знание.
Появление научных статей было связано с организацией и выпуском
периодических научных журналов. Постепенно научные журналы становятся центрами
формирования новых типов научных сообществ, возникающих рядом с традиционными
объединениями ученых. В отличие от прежних сообществ, где между учеными
складывались неформальные отношения, новые были формально организованы.
Рост объема научной информации и углубление специализации научных
исследований потребовали новой организации воспроизводства субъекта науки. Это
приводит к появлению академической составляющей науки - особых организаций и
учреждений, обеспечивающих подготовку научных кадров. Появление системы научного
образования, учебников, экзаменов и квалификационных требований образует
социальный институт, допускающий в научное сообщество только людей, выученных в
своей работе не подвергать сомнению определенный набор теоретических и
методологических положений. Первые университеты возникли еще в XII-XIII вв.
Длительное время они были нацелены на подготовку духовенства и в их учебных курсах
преобладали гуманитарные и теологические дисциплины. В конце XVIII – начале XIX
веков ситуация изменяется, коренным образом изменяется и сама система обучения.
Специальная подготовка научных кадров легла в основу оформления особой профессии
научного работника, требующей специфического образования.
Развитие информационных технологий существенно трансформирует способы
закрепления, хранения и трансляции научных знаний. Компьютерные технологии, с
одной стороны, делают информацию более доступной и демократичной, а с другой,
ослабляют критерии представления научных результатов, существующие в печати.
Компьютеризация влияет также на процесс трансляции научных знаний в процессе
обучения. Массовое использование Интернета позволяет развиться многочисленным
формам дистантного образования, повышает объем получаемой информации, делает
процесс обучения менее контролируемым и более обезличенным. Это, несомненно, имеет
как позитивные, так и негативные последствия для подготовки научных кадров.

-2-
Научные сотрудники представляют особую социально-профессиональную общность,
занятую научной деятельностью и ее организацией. Они отличаются по содержанию и
характеру труда - (исследователи, научно-педагогические работники), по функциям в
системе управления, по целям, методам работы (теоретики, разработчики,
экспериментаторы), по предмету исследования (физики, историки, биологи, социологи и
т.д.), по уровню квалификации (ученые степени, звания), по типу учреждений
(академические, отраслевые, вузы) и др.
В современную эпоху научно-исследовательская деятельность приобретает
коллективный характер. Современный научный коллектив это устойчивая социальная
общность людей, связанная с разделением и кооперацией научного труда, это
организация, предполагающая единство целей, способность к самоорганизации и
саморегуляции, коллективные групповые нормы, ценности. Эффективность
деятельности коллективов определяется в значительной мере широтой, протяженностью,
интенсивностью официальных и неофициальных научных коммуникаций. Особое
значение имеет профессиональное общение в виде непосредственных контактов, личных
бесед, дискуссий, участия в работе симпозиумов, конференций, общих публикаций,
системы информационной связи и др.
Особенности научных коллективов обусловлены спецификой научного творчества.
Трудовой процесс в сфере науки менее стандартен и формализован, научный коллектив в
значительно большей степени зависит от индивидуальных особенностей своих членов,
поэтому в нем наблюдается менее жесткая иерархия статусов. Большую роль в
обеспечении эффективной деятельности научного коллектива играет информационное
обеспечение. Своеобразие, однако, не исключает возможности их типологии на основании
следующих критериев.
- По профессиональной ориентации они делятся на однородные (гомогенные) и
неоднородные (гетерогенные).
- По отношению к практике различаются коллективы, занятые фундаментальными
исследованиями, прикладными исследованиями и коллективы, занятые приложением
научных идей, технологий. На основе такого разделения сложилась трехзвенная система
организации науки (академическая, отраслевая, проектная, конструкторская).
- По используемым методам коллективы делятся на теоретические и
экспериментальные.
- По времени функционирования различаются постоянные и временные
коллективы.
- По наличию непосредственных контактов - на контактные и неконтактные.
- По характеру регламентации межличностных взаимодействий выделяют
формальные и неформальные научные коллективы.
В связи с коллективным характером научной деятельности в сообществах ученых
развивается специализация. Последняя осуществляется не только по отдельным областям
науки, но и по распределению различных функций в научной деятельности. Существует
специальная научная деятельность, направленная на создание приборов, установок и
других средств научных исследований. Сегодня наука также немыслима без
менеджерских функций, без добывания средств для ее развития и умения их эффективно
использовать. Кроме того, в научных коллективах есть особая дифференциация
деятельности, обусловленная спецификой научного творчества. Одни ученые
оказываются более склонными к выдвижению идей, другие – к их обоснованию, третьи –
к их разработке, четвертые – к их приложению, и эти их качества во многом определяют
их место в исследовательской работе. Деятельность ученого стимулируется и оценивается
не только оплатой труда, но и различного рода степенями, званиями, наградами.
Основным структурным подразделением научных коллективов является
проблемная научная группа. Науковеды (Г. Добров) считают, что ее оптимальные
количественные параметры 6-7 человек. Оптимальные группы для становления
информационных связей - 5-12 человек. Многие исследователи отмечают определенный
ритм деятельности научно-исследовательской группы, подъем творчества, сплоченности
через 4-5 лет после создания и падение творческих возможностей через 9-12 лет, средняя
продолжительность существования - 6-7 лет. Тонус коллектива на должном уровне
позволяет поддерживать периодическая перестройка всей работы коллектива вокруг
новой фундаментальной идеи или метода каждые 4-5 лет. На деятельность коллектива
оказывает влияние физическое (демографическое) постарение, повышение среднего
возраста его членов. Большинство исследователей считают оптимальным возрастом 30-39
лет. Оптимальный возраст для творчества, применительно к отдельным специальностям,
например, для физиков 30- 34 года, математиков - 33-38 лет, философов - 35-44 года.
Английский ученый Л. Шоумен изучал возраст лауреатов Нобелевской премии и
подтвердил выводы о 2-х пиках продуктивности: 32-36 лет и от 42-46 лет. Кроме того, на
особенности научно-исследовательской деятельности влияют личностные характеристики
ученых, определяя мотивацию научного творчества и особенности поведения в научных
коллективах.

-3-
Наука является социокультурным феноменом, а значит производится человеком и
существует для человека. Человеческое измерение науки заключается как в возможностях
его практически-прикладного использования, так и в том, что полученное знание должно
быть таким, чтобы его могли усвоить, воспринять и оценить и другие. Именно в этих
измерениях проявляются аксиологические и этические аспекты функционирования
научного знания. Среди норм регулирования научной деятельности можно выявить две
основных разновидности:
- собственно познавательные установки, которые регулируют процесс
воспроизведения объекта и управляют процессом коммуникации исследователей;
- социальные нормативы, которые фиксируют роль науки и ее ценность для
общества, регулируют отношениями научных сообществ и учреждений с обществом в
целом.
Эти два аспекта идеалов и норм науки соответствуют двум аспектам ее
функционирования: как познавательной деятельности и как социального института.
Нормы научно-познавательной деятельности выполняют двоякую роль. Во-первых,
следование им гарантирует получение достоверного результата. Во-вторых, они
выступают как форма социального контроля в рамках научного сообщества.
Познавательные установки науки имеют сложную организацию. В них можно
выделить в их системе следующие формы: 1) нормы объяснения и описания, 2) нормы
доказательности и обоснованности знания, 3) нормы построения и организации знаний. В
совокупности они образуют своеобразную схему метода исследовательской деятельности,
обеспечивающую освоение объектов определенного типа. Помимо этого в
методологических нормах науки можно выделить три уровня, отличающиеся по
сочетанию инвариантных и предметно и исторически обусловленных установок. Первый
уровень представлен нормативами, которые подчеркивают специфику научно-
познавательной деятельности. Второй уровень содержания идеалов и норм исследования
представлен исторически изменчивыми установками, которые характеризуют стиль
мышления, доминирующий в науке на определенном историческом этапе ее развития. На
третьем уровне эти установки конкретизируются применительно к специфике
предметной области каждой науки.
Правила, регулирующие поведение в науке, не имеют статуса юридических
законов, нормы научной этики редко формулируются в виде специфических перечней и
кодексов, однако известны попытки их выявления, описания и анализа этих норм.
Наиболее популярна концепция Р. Мертона, представленная в работе «Нормативная
структура науки» (1942 г.). В ней дается описание этоса науки, который понимается как
комплекс ценностей и норм, являющихся обязательными для ученых и
воспроизводящихся от поколения к поколению. Предложенное Мертоном описание
научного этоса, включает императивы универсализма, коллективизма, бескорыстности и
организованного скептицизма.
Императив универсализма порождается внеличностным характером научного
знания. Поскольку утверждения науки относятся к объективно существующим явлениям,
то они справедливы везде, где имеются аналогичные условия, их истинность не зависит от
того, кем они высказаны. Ценность научного вклада не зависит от национальности,
классовой принадлежности или личных качеств. Универсализм проявляет себя в
провозглашении равных прав на занятия наукой для людей любой национальности
общественного положения. Он обусловливает интернациональный и демократический
характер науки.
Императив коллективизма имеет директивный характер, предписывая ученому
передавать плоды своих трудов в общее пользование. Научные открытия являются
продуктом социального сотрудничества и принадлежат сообществу. Права
собственности» в науке фактически не существует, оно удовлетворяется только через
признание, которое он получает как автор открытия. Отсюда внимание к вопросам
научного приоритета.
Стремление ученых к приоритету создает в науке конкурентные условия. Такая
ситуация может толкать на какие-то особые действия, чтобы затмить соперников. Эти
действия способны исказить нормальный ход исследования и его результаты. В качестве
противоядия выдвигается императив бескорыстности. Эта норма предписывает ученому
строить свою деятельность так, как будто, кроме постижения истины, у него нет никаких
других интересов. Это предостережение от поступков, совершаемых ради достижения
более быстрого результат или более широкого профессионального признания.
Организованный скептицизм требует по отношению к любому предмету
детального объективного анализа и исключает возможность некритического приятия. Для
науки нет ничего «святого», огражденного от критического анализа. Норма скептицизма
предписывает ученому подвергать сомнению как свои, так и чужие открытия и выступать
с публичной критикой любой работы, если он обнаружил ее ошибочность.
Предпринятый Р.Мертоном анализ ценностей и норм науки неоднократно
подвергался критике, отмечалась абстрактность предложенных ценностей, то, что в своей
реальной деятельности ученые нередко нарушают их, не подвергаясь при этом
осуждению. Под воздействием этой критики Р.Мертон вновь обратился к проблеме в 1965
г. в работе «Амбивалентность ученого». В ней он отметил наличие противоположно
направленных нормативных требований, на которые ориентируются ученые.
Противоречивость этих требований приводит к тому, что ученый нередко оказывается в
состоянии амбивалентности по отношению к ним. С одной стороны, ученый должен
делать свои результаты доступными для коллег, быть восприимчивым по отношению к
новым идеям, знать все относящиеся к области его интересов работы предшественников и
современников, а с другой – он должен тщательно проверить эти результаты перед их
публикацией, не подчиняться интеллектуальной моде; его эрудиция не должна подавлять
самостоятельность мышления. Ученый может и должен проявлять гибкость, поскольку
нормативно-ценностная структура науки не является жесткой. Но наличие норм и
ценностей очень важно для самоорганизации научного сообщества. Если такие нарушения
императивов научной деятельности приобретают массовый характер, под угрозой уже
оказывается сама наука.
В отличие от профессиональной, социальная ответственность ученых реализуется
во взаимоотношениях науки и общества. Поэтому ее можно характеризовать как
внешнюю, или социальную, этику науки. В реальной жизни проблемы профессиональной
и социальной ответственности ученых бывают тесно переплетены. До середины ХХ
столетия проблемы социальной ответственности науки и ученых не были объектом
систематического изучения. Их обсуждение было по большей степени выражением
гуманистического пафоса ученых и, как правило, мало соотносились с реальной
практикой исследований. В настоящее время, в условиях увеличения и разветвления
способов взаимосвязи науки и общества, обсуждение этических проблем науки остается
одним из важных способов осмысления ее изменяющихся социальных и ценностных
характеристик.
Достаточно долгое время наука, считаясь неоспоримой ценностью, была ценностно
нейтральна. Чтобы выполнить свои социальные функции она должна была возникнуть в
условиях эмансипации от моральных ограничений. Тезис о свободе науки от моральных
ограничений в ХХ веке был заменен тезисом об ограниченности науки, ее неспособности
задавать ориентиры и идеалы. В связи с осознанием важности проблематики начали
активно обсуждаться вопросы ответственности ученого за возможные результаты своих
исследований, механизмы демократического контроля за научной деятельностью, ее
результатами и возможными сферами приложения.
Этические проблемы науки, с одной стороны, становятся более конкретными. С
другой стороны, они универсализируются, то есть возникают в самых разных сферах
научного познания. К ученым приходит осознание того, что исследование тайн природы
имеет свои пределы, неминуемо связано с большим риском. Научные исследования и
разработки, даже независимо от того, найдут ли они свое приложение в технических или
военно-промышленных нововведениях, могут представлять угрозу не только для
человека, но и вообще для жизни на Земле. Если раньше считалось, что опасность
представляет сциентизм и свойственная ему абсолютизация значимости технических
приложений научного знания, то теперь проблема влияния науки на социальную
реальность углубляется. Становится понятным, что узел проблем современной
цивилизации коренится в новоевропейской научной рациональности, которая
ориентирует ученых лишь на осуществление научно-исследовательских целей и
элиминирует ее ценностные и этические аспекты.
Большую роль в привлечении внимания общественности к последствиям
применения научно-технических достижений сыграло экологическое движение,
сформировавшееся в 60-х годах прошлого столетия. Ученые оказались вовлечены в
экологическое движение не только своими общественными, но и сугубо
профессиональными, собственно научными интересами. Экологическая этика – одна из
современных областей философского исследования, задачей которой является
обоснование и разработка этических принципов и норм, регулирующих отношение
человека к природе. При этом особый интерес представляют проблемы нравственно-
экологической переориентации современной науки. Обоснование концепций
сотрудничества с природой специалистами экологической этики (Р. Атфилд, Л. Уайт, Э.
Ласло, О.Леопольд) происходит в контексте поиска новых мировоззренческих оснований.
О.Леопольд рассматривает этику в экологическом смысле как ограничение свободы
действий в борьбе за существование. Она, по его мнению, должна изменить роль
человека, превращая его из завоевателя сообщества, составляющего Землю, в рядового и
равноправного его члена. Перед человечеством стоит задача сформировать этическое
отношение к Земле, которое не может существовать без благоговения перед ее ценностью.
Р. Атфилд выступает против радикального разрыва с традициями западноевропейской
науки. С его точки комплекс идей управления природой не потерял своего значения.
Управление природой может быть согласовано с экологической ответственностью.
Положения экологической этики и попытки современных философов найти пути
гармонизации отношений между человеком и природой во многом перекликаются с
идеями философии «русского космизма». Русский космизм возник в противопоставлении
классической физикалистской парадигме мышления, основанной на жестком
разграничении человека и природы. В нем выделяют три течения: естественнонаучное
(Н.А.Умов, Н.Г.Холодный, В.И.Вернадский, К.Э.Циолковский, А.Л.Чижевский);
религиозно-философское (Н.Ф.Федоров); поэтически-художественное (С.П.Дьячков,
В.Ф.Одоевский, А.В.Сухово-Кобылин). Сциентистское направление русского космизма
нашло свое выражение в творчестве В.И.Вернадского, создавшего учение о ноосфере. Он
рассматривает человечество как часть биосферы, которое оказывает на нее активное
воздействие. Возникающее в процессе биоэволюции человеческое сознание становится
особым фактором эволюции, значение которого возрастает с течением времени.
Хотя на рубеже XIX - XX веков вера в научно-технический прогресс была
достаточно зримой и еще не проявлялись кризисные последствия технократического
отношения к миру, космисты предупреждали будущие поколения о возможных
негативных последствиях безудержной и ничем не ограниченной технологической
эксплуатации природы. Соразмерность человека и остального мира послужили основой
для развитой русскими космистами идеи о необходимости соизмерять человеческую
деятельность с принципами целостности этого мира. Интуитивное осознание русским
космизмом возможных глобальных противоречий между деятельностью человека и
природой приводило его к поискам выхода из возможного будущего неблагоприятного
состояния.
В современных дискуссиях по проблеме социальной ответственности науки
высказываются две противоположные точки зрения. Суть первой состоит в том, что
научное познание заключается в незаинтересованном и бесстрастном изучение объекта.
Всякое проявление личностных, субъективных качеств исследования понимается при этом
исключительно как источник помех и ошибок. Очевидно, что при таком понимании науки
вопрос о социальной ответственности ученого в значительной степени. Однако понятие
«чистого» познавательного отношения является абстракцией и может давать лишь
одностороннее представление о рассматриваемом объекте. Смысл второй точки зрения
состоит в утверждении, что наука сама по себе этически нейтральна, а антигуманное
использование ее достижений целиком и полностью обусловлено теми социальными
силами, которые контролируют практическое применение результатов научных
исследований. Действительно, достижения могут использоваться и подчас действительно
используются в антигуманных целях. Но из этого не следует, что с ученого снимается
ответственность за то, каким образом и кому служат результаты его исследований.
Проявление чувства социальной ответственности выступает в качестве социальной
формы поведения ученых. Ответственность не является внешним требованием со стороны
общества, а выступает как составляющая научной деятельности, влияющая на
проблематику и направления исследований.

-4-
Наука в современном обществе играет роль непосредственной производительной
силы, поскольку производимые ею знания оказывают огромное и постоянно
возрастающее влияние на все производственные процессы, изменяют их структуру,
характер, цели. Вместе с тем наука становится и важной частью современного рынка;
производимая наукой продукция способна обмениваться на другие продукты
человеческой деятельности. Это позволяет рассматривать науку как составную часть
экономики. Наука - это особая профессия, это труд, поэтому экономическое
регулирование науки может происходить двояким способом: на институциональном и
неинституциональном уровнях.
Институциональные методы экономического влияния на науку заключаются в том,
что определенные экономические группы финансирую исследования или обеспечивают
определенный материальный уровень жизни ученых. Коммерческая выгода, интересы
политиков существенно воздействуют сегодня на приоритеты в области научно-
технических исследований. Современная наука с экономической точки зрения –
дорогостоящее явление, поэтому общество уже не может себе позволить субсидировать
свободную поисковую деятельность ученых, роль ее экспериментальной базы
оказывается способной выполнить лишь вся современная промышленность. Таким
образом, экономика институционально закрепляет разделение науки на фундаментальную
и прикладную.
Во-вторых, возможны неинституциональные механизмы регулирования научного
творчества, связанные со сферой мотивации ученых. Они основаны на том, что
экономическая подсистема общества оказывает организующее воздействие на сферы
жизненного мира человека, концентрируя его действия вокруг рациональной с
экономической точки зрения сферы деятельности. Подобная мотивация, очевидно, во
многом определяет и научные интересы, влияя, тем самым на выбор наиболее
приоритетных направлений исследования. Косвенное влияние экономики на научную
жизнь проявляется также в развитии способов закрепления и трансляции научных знаний,
которое приводит к качественным изменениям процессов функционирования науки.
Научная деятельность регулируется, во-первых, при помощи присущих ей
нормативно-этических установок (этосом науки), а во-вторых, непосредственным
воздействием властных структур. Властное влияние может осуществляться следующими
путями:
- насилием, т.е. применением репрессивных мер;
- различными формами влияния - зависимости, то есть требование каких либо благ
в обмен на подчинение;
- нормативным порядком, то есть системой правил и законов;
- легитимной авторитетностью.
Силовые воздействия власти на научную деятельность наблюдаются как в
регулировании ее научной деятельности (запреты на определенные виды исследований),
так и в определении объектов исследования. Примером последнего случая могут служить
поддержание со стороны власти наук, связанных с военной промышленностью и другими
приоритетными для государства отраслями производства. Ярким проявлением научного
принуждения является работа немецких ученых в концентрационных лагерях и советских
ученых в «шарашках». Кроме этого, институциональное и организационное оформление
научной деятельности позволяет контролировать ее путем формулируемых целей научных
организаций, необходимости отчетов, от содержания которых зависит, помимо баллов
рейтинга, финансовое обеспечение научных подразделений.
Влияние власти авторитета в науке еще более очевидно. В научных учреждениях,
подразделениями которых являются научные школы и направления, задачи, которые
ставит перед собой исследователь, зачастую определяются его руководителем.
Руководители, в свою очередь, ориентируются на академические институты, являющиеся
«экспертами», которые своей властью позиционируют определенные научные
исследования в качестве наиболее важных и актуальных. При выборе «перспективных»
тем исследования, научный работник получает поощрение в виде повышения его
престижа или улучшения материального благополучия.
Регулирующее воздействие авторитета с особой силой проявляется в процессе
подготовки научных кадров. Ведущие ученые, будучи преподавателями и
руководителями, стремятся преподавать собственные идеи. Они создают учебники, в
которых излагают собственные идеи и результаты, а значит и учебные курсы
формируются ими в соответствии со своими собственными интересами. Появление
стандартных учебников, учебных программ и экзаменационных требований для учебного
заведения позволяет им установить так называемую «экспертную власть».
Посредством этих механизмов централизованная государственная власть
способствует структурированию научного сообщества. Под ее воздействием последнее
само пропитывается отношениями власти и подчинения, только теперь это – власть
научной элиты. Эти отношения существенно определяют характер научного сообщества и
критерии оценки научных результатов.
Стоит затронуть еще один аспект влияния власти на научную жизнь,
проявляющийся в идеологическом воздействии. Идеология, как система взглядов
правящей элиты, может воздействовать на науку двумя способами. Первый,
внеличностный, - заключается в трансформации научных теорий в необходимом для
идеологии русле. Иллюстрацией подобного случая служит «лысенковщина». Второй
способ идеологического влияния на науку предполагает контроль над личностными
характеристиками создателей теорий. Например, развязанная в фашистской Германии
борьба за арийскую науку привела к тому, что к руководству сферой научной
деятельности пришли преданные нацизму и малокомпетентные люди.
Чрезмерное давление на научную жизнь со стороны экономики и политики,
попытки ее силового регулирования могут привести к существенной деформации научной
деятельности. Например, милитаризованная и огосударствленная советская наука
обладала мощной - как материально-финансовой, так и идеологической - поддержкой
власти и развивалась быстрыми темпами. Это привело к тому, что поиск истины,
творческая устремленность, связи между научным познанием мира и духовным
совершенствованием человека не были признаны обществом как основные ценности.
Развивалась лженаука. В то же время не стоит упускать из вида, что наука обладает
относительной самостоятельностью развития.

Тема 8. Философия техники и методология технических наук


1. Специфика философского осмысления техники и технических наук
2. Особенности теоретико-методологического синтеза в технических науках
3. Технический оптимизм и технический пессимизм: апология и культур-критика техники

-1-
Философия и техника нередко воспринимаются как контрастные понятия:
философия – это символ теоретического осмысления мира, что-то отдаленное от
действительности, а техника – символ практического освоения мира, нечто приземленное.
Философия техники стремится объединить узкое и широкое понимание техники, а
техника сама, на высшей ступени ее развития немыслима без ее глубокого философского
постижения. Техника есть совокупность артефактов, создаваемых и применяемых
методами инженерной деятельности, а в широком понимании, техника представляет собой
особый технический подход к любой сфере человеческой деятельности.
Философия техники исследует феномен техники в целом, как ее внутреннее
развитие, так и место в общественном развитии. Техника, техническая деятельность и
техническое знание как феномен культуры – это объект философии техники. Развитие
общественного технического сознания, рефлектирующего данный объект – это предмет
философии техники. Главная задача философии техники заключается в исследовании
технического отношения человека к миру, то есть технического миропонимания.
Философия исследует также, каким образом наша деятельность, человеческий опыт
изменяются техникой, каким образом под влиянием техники формируется новое видение
мира, устанавливается новое доминирующее толкование действительности.
Выделяют четыре основные сферы философии техники: культура и техника,
историко-культурный и социокультурный аспекты; методологические проблемы
философии техники, методология технических наук и проектирования; социальная оценка
техники и ее последствий; инженерная этика.
Философское рассмотрение техники как таковой началось с середины 19 века.
Словосочетание «философия техники» впервые применил Эрнст Капп в своем труде в
1877 г.
В качестве основоположника философии техники можно назвать Фреда Бона,
последователя И. Канта. Фред Бон в своей работе «О добре и зле», о которой уже
говорилось выше, пытается выяснить сущность техники и технического. Вопрос «Что я
должен делать?» не возникает изолированно от предшествующих объяснений цели, или
последствий этой цели. Типичный пример такой постановки вопроса: «Что я должен
делать, чтобы эта машина действовала?». На данного вида вопросы нельзя ответить с
помощью одной какой-либо науки. Часто это не под силу и технике в целом.
Ф. Бон предостерегает от неверного представления о том, будто на основе
высказываний какой-либо одной науки можно построить техническое высказывание. Для
этого необходимо собрать отдельные высказывания многих наук и связать их друг с
другом. Ф. Бона здесь интересует чисто концептуальный аспект: исследование того, какие
высказывания науки превращаются в технические высказывания.
Ф. Бон выделяет три проблемы, которые ставит перед собой техника: 1) поиск
средства, если дана цель; 2) задача так присоединить к данному процессу другой процесс,
чтобы была достигнута данная цель, и установить связь между средствами и целью; 3) для
данного средства найти цель (то есть возбудить потребность), достижение которой само
оказывается побочным следствием некоторого другого ряда целей, и выбрать
соответствующий ей ряд целей. Этот ряд целей представляет собой цепь следующих друг
за другом событий, причем каждый отдельный пункт данной цепи является средним
пунктом большей его части. Данная цепь должна быть рассмотрена не как линейная
последовательность, а как пространственная ткань из многократно и беспорядочно
переплетенных целей.
Бон различает технику как в узком, так и в широком смысле. Техника в узком
смысле − это покоящаяся на высказываниях физики и химии промышленная или
инженерная техника. Расширение понятия техники проистекает, если двигаться от
техники неорганической, основанной на точных науках, к органической технике
(земледелие, скотоводство, врачевание и т.д.) и от техники естественных наук к технике
наук о духе (политике, педагогике и т.д.). При этом он выделяет общий признак всякой
техники − указатель средства для достижения данной цели − любая целенаправленная
деятельность имеет свою технику.
Фред Бон отмечает, что наука часто противопоставляется технике, как
теоретическая область практической, что неверно. По его мнению, наука и техника
совместно строят здание теории и противостоят практике. Практика − это любая
профессиональная деятельность, в то время как техника дает лишь руководство к
осуществлению этой деятельности. С его точки зрения, рабочий, монтер, чертежник,
конструктор, преподаватель школы и исследователь составляют в промышленной технике
один непрерывный ряд. Трудности в разграничении сфер науки, техники и практики
заключены в том, что эти три ступени бывают многократно переплетены в одной и той −
же персоне. Бон находит, что вся совокупность технических мероприятий имеет целью
удовлетворять потребности человека, одна цель является средством к достижению другой
цели. Идя по этому ряду достижения целей к конечной точки постигаешь, что эта цель
есть счастье. Итак, по Бону, высшей технической целью является достижение счастья, и
все вопросы – «что я должен делать, чтобы…?» сводятся в один вопрос: «что я должен
делать, чтобы быть счастливым?»
Постепенно в работах по философии техники определились два направления:
− инженерная философия техники;
− гуманитарная философия техники.
Инженерная философия техники рассматривает развитие техники изнутри –
анализирует природу технического творчества, сущность техники, тенденции ее развития.
Техника представляет как способ бытия человека в этом мире.
Гуманитарная философия техники анализирует положение техники в целом в
жизни общества, влияние ее на состояние общества, человека, культуры. Ратифицируется,
что технический разум и его ориентации ограничены, так как они ориентированны на
приспособление к нуждам и целям человека, техника часто изображается как
демоническая сила порабощающая человека и как средство, способное и уничтожить
человечество.
Одной из важнейших проблем, которой занимается философия техники, является
проблема и учение человека, создающего и использующего технику. В настоящее время
технологическая мощь, имеющаяся в распоряжении человека, выросла до
беспредельности. И, в то же время, число людей, которых затрагивают технические
мероприятия или их побочные эффекты, увеличилось до громадной величины. Природные
системы сами становятся предметом человеческой деятельности. Человек своим
вмешательством может их постоянно нарушать и даже разрушать.
Развитие техники и ее достижений в современном мире проявляет двойственный
характер. Без техники невозможно представить развитие человечества, и в то же время,
техника – это мощная сила, способная вызвать самые негативные и даже трагические
последствия. Если не взвесить все стороны развития техники, то успехи технического
прогресса могут обернуться сложными социальными проблемами.
Наиболее адекватно и кратко еще в 1898 г. в брошюре «Технический итог XIX
века» П. К. Энгельмейер формулирует задачи философии техники, актуальные и сейчас:
1. В любой человеческой активности, при всяком переходе от идеи к вещи, от цели
к ее достижению мы должны пройти через некоторую специальную технику. Но все эти
техники имеют между собой много общего. Одна из задач философии техники как раз и
состоит в том, чтобы выяснить, что же такое это общее?
2. В каких отношениях находится техника со всей культурой?
3. Соотношение техники с экономикой, наукой, искусством и правом.
4. Разработка вопросов технического творчества.
В результате использования философских методов были выделены и основные
философские проблемы техники.
Чтобы рассмотреть этот вопрос, необходимо выявить различия естественного и
искусственного. Технические объекты, артефакты, имеют физико-химическую природу, в
то же время, артефакты могут иметь также биологическую природу (например, при
специальном выращивании колоний микроорганизмов для их последующего
использования в сельском хозяйстве). Технические объекты представляют собой
результат опредмечивания человеческой деятельности, то есть, артефакты есть символы
человеческой деятельности. Значит, их необходимо оценивать не только с природной, но
и с социальной точки зрения. Техника − это человек, но не в его непосредственном, а в
символическом бытии. Какой оценки, положительной или отрицательной, заслуживает
феномен технико-символического бытия человека? М.Хайдеггер считал, что через
технику человек как бы отказывается от своего подлинного существования.
Следовательно, развитие техники ведет человека ко все более неразрешимым проблемам.
Техника есть символическое бытие человека, но это бытие именно человека. Техника
«вооружает» человека, она делает его более сильным, быстрым, высоким. Тем не менее,
есть и отрицательные последствия техники, которые ослабляют человека в том или ином
отношении, укорачивают продолжительность его жизни. Если современный человек
никогда не откажется от своих технических завоеваний, то придется прийти к
оптимальному сочетанию разнообразных последствий технического бытия человека.
Одной из важных проблем философии техники является проблема
взаимоотношения техники и науки, при этом, как правило, наука ставится на первое
место, а техника на второе. Часто употребляется сочетание «научно-техническое», при
этом, техника понимается как прикладная наука, прежде всего как прикладное
естествознание. В последние годы техника на науку оказывает все большее влияние. Все в
большей степени начинает оцениваться самостоятельное значение техники. Общеизвестна
закономерность: по мере своего развития «нечто» из подчиненного положения переходит
в более самостоятельную стадию своего функционирования и оформляется в особый
институт. Также и техника давно уже перестала быть всего лишь чем-то прикладным.
Технический, инженерный подход не отменил и не вытеснил научные подходы, а
использует науку как средство в своей ориентации на действие. Действовать − лозунг
искусственно-технологического подхода. В отличие от научного подхода он стремится не
за знанием, а к производству аппаратов и материализации технологий. В вузовских
условиях чаще всего используется естественнонаучный подход, чем искусственно-
технический. Будущие инженеры внимательно изучают естественнонаучные и
технические дисциплины, искусственно-технологического подход требует развитой
материально-технической базы, которая во многих российских вузах отсутствует.
Следовательно, выпускник вуза, воспитанный преимущественно на традициях
естественнонаучного подхода, не овладевает должным образом искусственно-
технологическим подходом.
Еще одна проблема философии техники − это оценка техники и выработка
определенных норм. Оценка техники была введена в США в конце 60-х годов и ныне
широко практикуется в развитых индустриальных державах. При оценке техники
необходимо преодоление применительно к технике парадигм фрагментации
(отрывочности, неполноты) и редукционизма ( от лат. reductio возвращение, отодвигание
назад, т.е. сведение сложного производственного процесса к более простому). При первой
парадигме феномен техники не рассматривается системно, выделяется один из ее
фрагментов. При второй парадигме техника сводится, редуцируется к ее природным
основам. Выход из этих ситуаций заключается в систематической оценке техники,
сопоставлением альтернатив, предотвращением нежелательных технических действий.
Оценка техники не может проводиться иначе, как с опорой на идеалы. Философия
техники выявляет эти идеалы. Технические проекты должны быть разумными,
полезными, безвредными для человека, соответствовать истинно человеческому, их
временные горизонты должны быть осматриваемыми. Следовательно, принимающий
технические решения должен быть осмотрительным и осторожным, способным к
опережающему отражению действительности. Такие технические решения должен
принимать эксперт, компетентный в вопросах систематической оценки техники. В силу
обстоятельств экспертом в области техники обычно является коллективное лицо,
коллективный орган, который может функционировать как в государственных, так и в
негосударственных структурах. Эксперт по вопросам техники в силу необходимости
использования разнообразных знаний есть философ, но не просто философ,
интересующийся исключительно проблемами максимальной общности, а философ
техники, представитель особой философской дисциплины − философии техники.
В оценке феномена техники используют несколько подходов, рассмотрим
некоторые из них. Натуралистический подход, когда человеку недостает собственных
органов, и он вынужден компенсировать свои недостатки созданием артефактов.
Волюнтаристский, когда человек реализует посредством создания артефактов и
технологических цепей свою волю к власти. Это имеет место как на индивидуальном, так
и на национальном, классовом и государственном уровнях. Техника используется
властвующими в обществе силами и, следовательно, она не является нейтральной в
политическом и идеологическом отношении.
Естественнонаучный подход рассматривает технику как прикладную науку.
В рациональном подходе смягчаются строгие логико-математические принципы
естественнонаучного подхода, техника рассматривается как сознательно регулируемая
деятельность человека.
Таким образом, философия техники дает более широкий, гуманитарный взгляд на
технику. В то же время, появление и развитие самой философии техники было бы
невозможно без гуманитарного движения в среде самих инженеров. И сегодня одной из
главных практических задач философии техники остается формирование гуманитарного
представления о технике и не только в инженерной среде, но и в обществе в целом.
Решение же этой задачи заключается в преподавании философии техники, по крайней
мере, в высших технических учебных заведениях. В этом  один из путей гуманизации
науки и техники через образование.

-2-
Естество техники таково, что оно неразрывно связано со знанием, с пониманием
того, что происходит в мире, и, прежде всего, с научным знанием и постижением
действительности. Образование новой техники всегда представляет результат прогресса
человека в области познания, всегда следует за более или менее существенными успехами
общества в теоретическом освоении материального мира. За фундаментальными
научными открытиями часто вытекает создание новой техники. Однако это вытекание не
следует возводить в ранг причинно-следственной закономерности, считая, что техника,
следуя за развитием познания, науки, не есть что-либо иное, кроме простого следствия,
продукта, инструмента, орудия, простого порождения идей науки, развивающейся по
собственным закономерностям.
Сциентисты как сторонники мировоззрения, рассматривающего науку как главный
фактор прогресса в истории и как средство решения социальных проблем, сам факт
следования техники, за научными достижениями поднимают до статуса закона. Серьезные
же философские концепции рассматривают этот факт лишь как явление, лежащее на
поверхности сложных и глубоких отношений между техникой и наукой. Современные
мыслители видят в технике материальное, объективное средство человеческой
деятельности. Техника создается человеком путем опредмечивания субъективных, им
самим вырабатываемых целей своей деятельности и, прежде всего деятельности
производственно-трудовой, материально-преобразующей, связанной с созданием
материальных благ.
Знания, наука оказывают содействие созданию техники как орудия, инструмента,
средства человеческой деятельности, материального производства. Следовательно
техника− это продукт науки, но вовсе не ее инструмент. Техника зарождается и
существует по законам формирования человеческой деятельности, а не по законам
развития науки, но без науки, без участия науки новая техника не появляется.
Создание новой техники происходит не потому, что человек получил новое знание
о каком-то процессе материального мира, а в силу того, что человек уже не может решить
старыми техническими средствами те новые задачи, которые возникают перед ним в той
или иной отрасли человеческой деятельности.
Техника, таким образом, представляет собой органическое единство двух сторон.
Прежде всего, она есть воплощение функций человеческой деятельности, затем она −
воплощение в ту или иную объективную форму человеческих знаний о материальном
мире. Вторая сторона техники выступает лишь как необходимое условие для
существования техники в форме средств достижения человеком своих целей.
Существование и развитие техники как искусственного объективизированного средства
деятельности субъекта (общественного человека) может быть лишь при условии наличия
у человека соответствующего знания об объекте (о материальном мире). Однако знание,
наука − условие необходимое, но еще недостаточное для существования и развития
техники. Основанием, коренной причиной ее существования и развития является не
знание, а противоречие между целями и средствами материально-преобразующей
деятельности человека.
Среди методологических проблем философии техники внимание исследователей
притягивает проблема особенности технического знания. Разграничение между
техническим и научным знанием сделать сложно. Техническое знание отличается более
сложной системной организацией. Объекты этого знания имеют искусственную природу,
а наука изучает «естественные», природные объекты, техническое знание ориентированно
на достижение заранее планируемого практического результата.
Любая форма знания (эмпирическое и теоретическое, обыденное и научное)
выступает условием создания новой техники, самого существования и развития этого
феномена. Тем не менее, знание и наука хотя условие и необходимое, но еще не
достаточное для существования и развития техники. Формированием, основной причиной
ее существования и развития является не знание, а противоречие между целями и
средствами материально-преобразующей деятельности человека. Если же такого
противоречия в какой-либо отрасли человеческой деятельности нет, если человеку удается
достичь своих целей путем использования тех средств, которые уже существуют в его
распоряжении, то никакое новое знание, никакой прогресс науки не сможет поставить
перед необходимостью людей взяться за создание новой техники в данной отрасли
деятельности.
-3-
Техника неизбежно оказывает воздействие на общество, на человека, являясь по
своему возникновению и функционированию социальным феноменом. Воздействие
техники на общество обуславливается особенностью общественных отношений в данном
обществе, а не спецификой техники самой по себе. Являясь продуктом общества,
порождением противоречий материального производства, техника неизбежно делается
средством, материальной базой социального прогресса, усовершенствования
общественных отношений.
Некоторые современные западные философы техники (Х.Ленк, Ф.Рапп)
подчеркивают необходимость комплексного анализа феномена техники, а также
необходимость учета различных факторов существования и развития техники –
онтологических, научных, социальных, исторических, политических, антропологических
и др. Уточняя роли науки и техники в формировании современного общества, западные
ученые признают технику гораздо большим институтом, чем наука, так как техника
формируется не только наукой, но и экономикой, социологией, политикой.
Инженерная деятельность наших дней поставила ряд важнейших проблем
мировоззренческого и методологического характеров, что повлияло на изменение нрава
современной инженерии, которая из традиционной области разработки технических
средств постепенно передвигается в область создания целостных комплексов
человеческой деятельности. Проектирование и создание технических систем требует
учета целого комплекса экономических, экологических и социальных параметров, а также
предполагает координирование естественнонаучных и технических знаний со знаниями
гуманитарного характера. Многие крупные технические разработки являются
одновременно сложными комплексными программами, в максимальной степени
ориентированными на достижение социальных эффектов.
Рассматривая механизм социального влияния техники можно выделить следующие
три фактора:
Воздействие техники на общество распространяется, прежде всего, через
повышение производительности труда, которое обуславливается развитием технических
средств. Рост производительности труда, возникнувший в следствие усовершенствования
первоначальных простейших орудий производства привел к росту общественного
богатства, к возникновению некоторого излишка совокупного общественного продукта, и
таким образом, к частной собственности, а затем к общественному неравенству и
классовому расслоению. Скачок в повышении производительности труда, происшедший с
переходом к машинному производству, способствовал дальнейшей поляризации
эксплуатируемых и эксплуататоров.
Следующим фактором воздействия техники на общество является специализация
средств труда, служащая технической основой разделения труда. Развитая автоматика,
полностью устраняющая субъекта как механическое орудие из своей структуры, кладет
конец разделению человеческого труда на основе разделения средств производства.
В-третьих, при анализе социальной роли техники следует иметь в виду меру
замещения техническими средствами трудовых функций человека. Опредмечивание
стержневых технологических функций физического труда, а затем умственного,
обуславливает основные изменения в технологическом способе производства, в способе
сочетания человека и техники в трудовом процессе. Основные же изменения в
технологическом способе производства, в свою очередь, вызывают цепную реакцию
изменений в технике, производстве, экономических и социальных институтах общества.
Рост производительности труда, являясь главным, итоговым направлением воздействия
техники на общество, основывается на двух других отмеченных направлениях этого
воздействия. Помимо основных факторов влияния техники на общество можно назвать
так же и некоторые другие: форму технических средств, их структуру, материал,
технологические методы воздействия. Все эти факторы, вместе взятые, характеризуют тот
или иной уровень развития производительных сил общества.
В наше время воздействие техники на общество происходит не только через сферу
материального производства, под естественным ее воздействием реформируются система
образования, искусство, культура, быт. Техника программированного обучения,
например, определяет переворот в методах преподавания. Кино, радио, телевидение
создали новые возможности для распространения культуры, вызвали к жизни новые виды
и жанры искусства, оказали глубокое влияние на всю духовную жизнь общества. Техника
преобразовывает и условия быта, влияет на мировоззрение человека, его психологию,
мышление и т. д.
Техника также испытывает влияние со стороны общества. Это влияние
определяется:
− технологическим уровнем развития производства;
− его организацией;
− социально-экономическими связями;
− хозяйственной политикой государства;
− экономическими и политическими отношениями между государствами и
международным разделением труда.
Таким образом, техника развивается под воздействием как производственных, так
и общественных потребностей.
В отношении человека к миру техники существуют две основных концепции:
«технический оптимизм» (технофилия, принятие техники, возвеличивание техники) и
«технический пессимизм» (технофобия, боязнь техники).
В рамках технического оптимизма, опирающегося на сциентизм,
абсолютизируются позитивные перспективы развития техники и технологии. На первых
этапах развития техникознания доминировал технофильский подход. А. Бергсон (1859-
1941) доказывал, что техника – одно из проявлений «творческой эволюции», форма
существования духовной силы, доминирующей над мировыми процессами. Именно в
развитии техники от «тесаного камня до паровой машины» ему виднелось проявление
духовной силы человечества. Характерная черта технического оптимизма – идеализация
техники, переоценка возможностей ее развития: техника рассматривается как
единственный или как первостепенный детерминирующий фактор социального прогресса.
Оптимисты – приверженцы кибертехнологии.
Сторонники технологического пессимизма (в основе лежит антисциентизм)
акцентрируют внимание на негативных сторонах технико-технологического развития
цивилизации. Технофобия как идея, выражающая негативное отношение человека к
технике зародилась вместе с самой техникой. Технику с самого начала можно было
использовать как во благо, так и во вред. Поэтому люди всегда неоднозначно относились
к ней. Также диалектичность техники проявляется во множестве древних мифах (миф о
вавилонской башне, Дедал-построил лабиринт для минотавра, Икар - преодолел земной
притяжение). В Новое время технофобия приобретает социально-экономическое
измерение. Преобладающая в городах цеховая форма организации труда и
соответствующий ей тип производства, не могли в новых исторических условиях выжить
иначе, как оказав серьезное сопротивление техническому прогрессу. Поэтому технические
новации допускались лишь в той мере, в какой они не представляли собой никакой угрозы
для существования цеховой организации (Данциг был утоплен по приказу городской
власти за изобретение ленточного станка. Сам станок был запрещен в Европе).
Экофобные настроения усиливаются в начале 20 века. С одной стороны, техника
трактуется как «тактика жизни» с другой – отмечается, что «переизбыток техники»
угрожает позитивному развитию цивилизации. Угрозу человеческому существованию и
жизни в целом на планете, которую таит в себе НТП, довольно убедительно
продемонстрировали американские бомбардировки японских городов Хиросима (6
августа 1945) и Нагасаки (9 августа 1945). Аурелио Печени (1908-1984) «современная
техника, которая основывается исключительно на науке и ее достижениях, приобрела
статус доминирующего и практически независимого элемента и превратилась в
абсолютно не управляемый, анархический фактор, который может вполне реально
положить конец существованию человечества. Лудисты – технопессимисты (разрушали
станки). Неолудисты – считают, что человечество порабощено машинами.

Тема 9. Философские проблемы информатики


1. Эпистемологические и методологические проблемы информатики
2. Интернет технологии и проблема гиперреальности
3. Социальное значение информатизации

-1-
В последние годы роль информатики как фундаментальной науки и комплексного
научного направления существенно возрастает. Это обусловлено самой логикой развития
современной науки, где формируется новая научная парадигма и новая методология
исследований, основанная на существенно более широком использовании концепций и
методов информатики. При этом одна из наиболее актуальных проблем состоит в
необходимости исследования концептуальной природы информации как одного из
проявлений объективной реальности.
Сегодня ученые, выполняющие исследования по многим традиционным
направлениям науки (физики, химии, наук о Земле, биологии, социологии, психологии и
др.), при решении своих задач все чаще сталкиваются с необходимостью учета
информационных аспектов изучаемых ими объектов, процессов и явлений и поэтому
весьма заинтересованы в использовании новых средств и методов информатики. Среди
них наиболее важное место занимают информационные и сетевые технологии, методы и
средства информационного моделирования, информационный подход как метод научного
познания. Вся методология современной науки становится сегодня существенно в
большей степени информационно ориентированной по сравнению с тем, как это было
ранее, в минувшее столетие. Поэтому информатика становится не только одной из быстро
развивающихся и перспективных областей современной науки, но также и
фундаментальной составляющей всего процесса научного познания, научной базой для
формирования общества, основанного на знаниях.
Философия информации развивается в России уже более 40 лет. Здесь в первую
очередь необходимо отметить фундаментальные исследования данной проблемы, которые
были проведены академиком А.Д. Урсулом. Его монографии, опубликованные более 30
лет тому назад, являются классическими работами в этой области и хорошо известны
специалистам. Они остаются актуальными и сегодня, когда философские проблемы
информации и информатики все более активно обсуждаются на страницах научных
журналов и конференциях.
Хорошим стимулом для этого является активизация интереса к таким новым
направлениям развития информатики, как квантовая информатика и биоинформатика.
Появились новые информационные подходы к анализу проблем космологии, квантовой
механики, общей физиологии, генетики и психологии. Поэтому можно вполне
обоснованно утверждать, что рассматриваемое в данной работе направление научных
исследований становится ключевым для развития не только информатики, но и многих
других направлений современной науки.
Наиболее актуальными фундаментальными проблемами здесь являются.
1. Исследование концептуальной природы информации как одного из проявлений
реальности окружающего нас мира.
2. Необходимость более полного осмысления роли информации в эволюционных
процессах, которые происходят как в физических, так и в биологических системах, а
также в человеческом обществе. Есть основания полагать, что наиболее фундаментальные
законы информатики являются общими как для физических, так и для биологических
систем, и именно они определяют закономерности их эволюционного развития. Эта
философская гипотеза является принципиально важной для всей системы современной
науки.
3. Актуальная философская проблема информатики состоит в том, чтобы выявить и
четко сформулировать общие законы информатики и установить их взаимосвязи с
законами, которые изучают другие фундаментальные науки, такие как общая теория
систем, кибернетика, синергетика, квантовая механика, химия, биология, генетика,
психология и социология. Работы в этом направлении в последние годы ведутся
достаточно активно.
4. Необходимо дальнейшее развитие основных научных методов информатики:
информационного подхода, методов имитационного моделирования, а также глубокой
виртуальной реальности. Именно эти методы, по существующим прогнозам, будут в
ближайшие годы выдвинуты на первый план в методологии научных исследований как
естественнонаучного, так и гуманитарного направлений мировой науки.
5. Актуальная научно-методологическая проблема заключается в адекватном
позиционировании информатики в системе современной науки. Сегодня имеется
объективная необходимость пересмотреть существующее положение информатики в
системе науки и в дальнейшем квалифицировать ее как самостоятельную отрасль
научного знания, которая имеет как естественнонаучное, так и гуманитарное значение.
6. Важная проблема заключается в необходимости сформировать новую,
перспективную структуру предметной области информатики, которая была бы более
адекватной современным тенденциям развития науки и образования. Предложения по
этой структуре уже разработаны в Институте проблем информатики Российской академии
наук. Они опубликованы в научной печати и могут служить основой для научного
обсуждения и практического использования.
Проведенные в последние годы в России исследования философских проблем
информатики позволили сформулировать некоторые научные положения, которые можно
рассматривать в качестве философских основ информатики как фундаментальной науки
об информации и процессах информационного взаимодействия в природе и обществе.
Очень кратко эти положения могут быть изложены следующим образом.
1. Информация в широком понимании этого термина представляет собой
объективное свойство реальности, которое проявляется в неоднородности (асимметрии)
распределения материи и энергии в пространстве и времени, в неравномерности
протекания всех процессов, происходящих в мире живой и неживой природы, а также в
человеческом обществе и сознании.
2. Информация пронизывает все уровни организации материи и энергии в
окружающем нас мире, она является первопричиной движения материи и энергии и
определяет направление этого движения в пространстве и времени.
3. Информация является решающим фактором эволюции, она определяет
направление развития всех эволюционных процессов в природе и обществе.
4. Количество информации является мерой сложности организованных систем
любой природы и позволяет получать количественные оценки уровня этой сложности.
5. Информация является многоплановым феноменом реальности, который
специфическим образом проявляет себя в различных условиях протекания
информационных процессов в разнообразных информационных средах живой и неживой
природы: в естественной неживой природе, в технических объектах и системах
искусственной природы, созданных человеком, в биологических системах, а также в
человеческом обществе и сознании.
6. Можно предположить, что существуют некоторые фундаментальные
закономерности проявления информации, которые являются общими для
информационных процессов, реализующихся в объектах, процессах или явлениях любой
природы. Изучение именно этих закономерностей и должно являться одной из важнейших
задач информатики как фундаментальной науки. И в этом заключается ее
междисциплинарная роль в системе научного познания.

-2-
Развитие информационных технологий и их активное применение создали
предпосылки для формирования нового типа цивилизации, который большинство
исследователей называют постиндустриальным или информационным, где
доминирующей становится сфера интеллектуальной деятельности человека. Понятие
«информационно-коммуникативное пространство» – неотъемлемый фактор развития
теории информационного общества и наблюдаемых каждым членом социума процессов
глобализации.
Коммуникативное пространство – открытая самоорганизующаяся система, которая
откроет возможность исследования нелинейной динамики сложных открытых систем.
Информационно-коммуникационные технологии и, в частности, глобальная сеть
Интернет, становясь неотъемлемым атрибутом взаимодействия как на неофициальном
(бытовом), так и на официальном уровне, заставляют переосмыслить подходы к
моделированию пространства как информационного, так и коммуникативного с учетом
появления и устойчивого функционирования виртуального пространства.
Три великие инновации: спутниковая связь, создание оптоволоконных кабелей и
кабельных сетей, цифровых электронных устройств, с применением микропроцессоров и
интегральных схем для скоростного приема и передачи информации. Это открывает
доступ любому человеку, в любой точке Земли к базам данных и знаний, если он имеет
терминальное устройство (компьютер) для получения информации.
Подобные интеллектуально-технологические системы ведут к принципиально
новому состоянию цивилизации и культуры — к глобальному гиперинтеллекту
(индустрии данных и знаний). Компьютеризация создает технологическую основу
информатизации общества, в котором информатика и владение ЭВМ является второй
грамотностью, повышающей интеллектуальные и творческие способности человека
Ситуация виртуальной реальности не нова еще по одному базовому своему
параметру — по параметру искусственности воссоздаваемого мира. Если ВР – это
искусственная, «сделанная» реальность, то ведь именно в такой реальности человек живет
изначально. Человек вообще «по природе» своей не совсем природное существо. Он
существо символическое, а потому и весь его мир также есть нечто сделанное,
искусственное. Мир мифов и саг, летописей и романов, поэзии и культуры в целом —
конечно же, мир искусственный, созданный самим человеком, и в этом смысле
несомненно виртуальный.
Понятие искусственной реальности было впервые введено Майроном Крюгером
(Myron Krueger) в конце 1960-х. В 1989 году Ярон Ланьер ввёл более популярный ныне
термин «виртуальная реальность».
Философский подход, который используется для изучения виртуальных
реальностей, получил название «виртуалистика». Это полионтологичный подход,
предполагающий множественность реальности, в отличие от моноонтологичного,
который предполагает лишь одну реальность - природную. Он может быть использован в
любой научной дисциплине, а так же для описания и понимания многообразного мира
культуры и искусства.
Выделяют следующие специфические свойства виртуальной реальности,
независимо от ее «природы» (физической, психологической, социальной, технической и
др.):
Порожденность. Виртуальная реальность продуцируется активностью какой - либо
другой реальности, внешней по отношению к ней.
Актуальность. Виртуальная реальность существует актуально, только «здесь и
теперь», только пока активна порождающая реальность.
Автономность. В виртуальной реальности свое время, пространство и законы
существования.
Интерактивность. Виртуальная реальность может взаимодействовать со всеми
другими реальностями, в том числе и с порождающей, как онтологически независимая от
них.
В виртуале человек - творец может зримо, явственно воспроизводить различные
ситуации прошлого, настоящего, будущего. Он может представлять образы предметов,
явлений, с которыми раньше не встречался - новую реальность, новые педагогические
системы, концепции новых видов искусства, будущие спектакли и т. д., то есть строить
наглядный образ не только того, что может быть материализовано, овеществлено, но и
того, что не может быть материализовано.
В виртуале протекает развертывание творческого замысла не только в форме
зрительных представлений, но и в форме звуков, сопровождаемых различными
ощущениями и эмоциональными состояниями. Все это наводит на мысль, что внутренний
экран человека - творца - всеобъемлющая лаборатория, где идет процесс синтеза
различной образной информации.
Гиперреальность (от др.-греч. ὑπέρ — над, сверху и лат. realis — вещественный,
действительный) — термин в семиотике и философии постмодернизма, описывающий
феномен симуляции действительности, а также неспособности сознания отличить
реальность от фантазии, особенно в технологически развитых странах постмодернистской
культуры. Введён Жаном Бодрийяром. Эпоху постмодернизма Жан Бодрийяр называет
эпохой гиперреальности, так как ее характеризует чувство утраты реальности.
Составляющими частицами феномена гиперреальности являются симулякры,
репрезентации не существующего в объективной реальности, они же являются и ее
продуктами. Гиперреальность — искусственная, виртуальная реальность, обладающая
«избытком» реальности (которая, по Жану Бодрийяру, действует на настоящую
реальность разрушающе). Гиперреальность — это реальность, которая выступает в виде
картинки самой себя, замыкаясь в себе, порочно симулируя неограниченный семиозис, не
отсылая ни гипертекстуально, ни семантически к реально существующим явлениям,
основной целью которой является подмена реальности. Соотнесенность вещей и знаков
утрачена. Этот эффект получил название эмансипации знака или симуляции, которая
характеризует современную эпоху. Реальность производит, гиперреальность симулирует.
Жан Бодрийяр заявляет, что сегодняшний поток информации создает «белый шум»,
уничтожающий реальность, обволакивая и создавая огромное количество копий и
симулякров, которые и формируют замещающую реальность гиперреальность, некий
аналог марксистской надстройки (Понятие гиперреальность появилось как развитие
понятия надстройки у Жана Бодрийяра). То, что индивидуум и социум уже давно
существуют в гиперреальности — своего рода дань глобализации и эпохе постмодерна.
Процесс подмены или наложения гиперреальности на реальность — этап преломления
эпох (модерн/постмодерн) в сознании людей, подмены понятий «реальности».
Компьютерная виртуальная реальность - интерактивная среда, созданная с
помощью компьютера, имеющая графические, аккустические, пластические и иные
свойства, в которую пользователь погружается как зритель или творец. ВР — коллизия
взаимодействия двух машин: идеальной машины — компьютера и соответствующего ему
субъекта — человека, для которого символическая составляющая становится столь
значимой, что заслоняет все прочие реалии жизни. За то, чтобы пережить адреналиновый
впрыск при сумасшедшей езде в автосимуляторах или почувствовать себя суперменом в
какой-нибудь шпионской компьютерной игрушке, он вполне готов отказаться от всех
действительных попыток пережить нечто подобное.
ВР все чаще внушает человеку опасение, несмотря на всю привлекательность и
привязчивость. В ней чувствуется вполне определенная угроза уникальности человека и
некоторым его прежде неоспариваемым чертам. Этот новый страх, наряду с
традиционными – боязнь раствориться в искусственной, им же созданной реальности.
Определенно ясно, как минимум, одно – «виртуальная реальность» уже реальна. Вопрос
лишь, в какой мере и степени нынешние технологии позволяют нам «погрузиться» в нее.

-3-
Социальные предпосылки информатизации - это то, что должно быть в обществе,
чтобы началось успешное развертывание процессов информатизации. Социальные
условия информатизации - это реальная обстановка, в которой происходит процесс
информатизации. Социальные последствия информатизации - реальные и прогнозируемые
изменения в обществе, происходящие под влиянием информатизации.
Необходимо отметить, что понятие «социальное» трактуется в широком и в узком смысле
слова: - социальное в широком смысле слова тождественно понятию общественное.
Рассмотрение в этом смысле условий и предпосылок информатизации - это анализ
реального и необходимого состояния всех сфер жизни общества с точки зрения их
готовности воспринять и развивать информатизацию; - социальное в узком смысле
слова. При этом подходе рассматриваются информационные особенности существования
различных социальных групп, уровень их готовности к процессу информатизации, а также
изучается социальная структура в ее соотношении с процессом информатизации.
Технический аспект социальных условий и предпосылок информатизации.
Развитие науки и техники - толчок и средство реализации процессов информатизации.
Сейчас в России процесс информатизации вступает в 3-ю фазу развития. 1-я фаза - начало
70-х годов - появление вычислительных средств, позволяющих вести
автоматизированную обработку символьной информации («Минск-32», далее ЕС-ЭВМ).
На этом этапе создавались АСУ воздушным и ж/д транспортом, энергосистемами,
оборонным комплексом. 2-я фаза - 1983 год, когда была разработана общегосударственная
программа по развитию средств вычислительной техники и АСУ до 2000 года (ответ на
«вызов» Японии, заявившей о создании машин пятого поколения). В 1989 году уточнялась
программа информатизации до 2005 года в связи с необходимостью отражения в ней
средств персональной информатики. 1993 год - начало 3 этапа. Необходимость создания
после распада СССР концепции информатизации РФ. Техническая база информатизации
существенно ослабла из-за принадлежности ныне ряда оборонных предприятий-
производителей вычислительной техники Украине и другим странам СНГ.
Рассматривая технический аспект условий информатизации в России отметим, что в
стране накоплен достаточно мощный потенциал, который при разумной конверсии
позволяет решить технический аспект проблемы информатизации. В качестве
обнадеживающих тенденций можно отметить: приближение качества так называемых
«красной» и «желтой» сборок компьютеров, тот факт, что в 1993 году уже каждый третий
проданный в России персональный компьютер был собран на ее территории, а также
начало работ по мелкосерийному производству супер-ЭВМ «Эльбрус».
В обществе создается и динамично наращивает свои возможности развитая
коммуникационная сеть (КС), представленная узлами переработки данных и линиями
связи. По состоянию КС можно оценить на каком этапе информатизации (начальном,
срединном, завершающем) находится то или иное общество. Этап наступает при наличии
комплекса предпосылок, рассмотрение которых позволяет раскрыть многоаспектность
проблемы информатизации. А.П. Ершовым предложена следующая метрика:
- ранняя фаза информатизации общества наступает при достижении действующей
в нем КС совокупной вычислительной мощности порядка 10 оп/сек/чел. (развертывание
достаточно надежной междугородней телефонной сети);
- завершающая фаза информатизации общества соответствует достижению
упомянутой КС вычислительной мощности 10 млн. оп/сек/чел. (надежный и оперативный
информационный контакт между членами общества по принципу «каждый с каждым»).
Социальные последствия информатизации. Таблица Хессига «Последствия
информатизации в зеркале общественности» является хорошим примером системного
подхода к анализу социальных последствий информатизации.

Положительные
Отрицательные последствия
последствия
КУЛЬТУРА И ОБЩЕСТВО
Свободное развитие
"Автоматизация" человека
индивида
Информационное общество Дегуманизация жизни
Социализация информации
Технократическое мышление
(1)
Снижение культурного уровня
Коммуникативное общество
(3)
Преодоление кризиса
Лавина информации
цивилизации (2)
Элитарное знание
(поляризация)(4)
Изоляция индивида (5)
ПОЛИТИКА
Расширение свобод Снижение свобод
Децентрализация Централизация
Выравнивание иерархии
Государство - "надзиратель" (7)
власти (6)
Расширенное участие в Расширение государственной
общественной жизни бюрократии
Усиление власти благодаря
знаниям
Усиление манипуляции людьми
ХОЗЯЙСТВО И ТРУД
Все возрастающая сложность
Повышение продуктивности
жизни
Повышение компетентности Обострение промышленного
(8) кризиса
Преодоление кризиса Концентрация
Экономия ресурсов Подверженность кризисам
Охрана окружающей среды Стандартизация
Децентрализация
Массовая безработица
промышленности
Новые требования к
Новая продукция
мобильности трудящихся
Улучшение качества Дегуманизация труда
Диверсификация продукции Стрессы
Новые профессии и
Деквалификация
квалификации (9)
Исчезновение многочисленных
профессий
МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ
Национальная
Усиление взаимозависимости
независимость (10)
Появляется шанс на развитие Обострение отношений Юга -
у стран "третьего мира" Запада
Улучшение
Уязвимость
обороноспособности страны
Усиление опасности новой
войны из-за обновления
военных систем

Комментарий к таблице Хессига:


1. «Социализация информации» - увеличение степени направленности информации на
социальную сферу.
2. «Преодоление кризиса цивилизации» - создание предпосылок для разрешения
глобального экологического кризиса, решение проблемы устойчивого развития
цивилизации в целом.
3. «Снижение культурного уровня» - развитие информационной среды создает
предпосылки для повышения культурного уровня (доступ по сетям к сокровищам
библиотек, музеев и т.д.), однако автоматически это не происходит. Возможно резкое
увеличение числа людей, являющихся механическими потребителями предоставляемой
информации.
4. «Элитарное знание» - опасность огромной поляризации знаний в обществе, возможном
накоплении их в узком, «верхнем» общественном слое - элите (политической,
экономической и т.д.).
5. «Изоляция индивида» - без общественного регулирования информатизация может
привести к тому, что люди начнут общаться, как правило, опосредованно - через
компьютер. Незнание и, что еще хуже, отсутствие потребности знать своих коллег,
соседей и родственников - весьма опасное социальное явление.
6. «Выравнивание иерархии власти» в информатизируемом обществе должно
происходить за счет вовлечения большего числа людей в политику, создания условий
для повышения ими социального статуса.
7. Государство- «надзиратель» - Левиафан , «помноженный» на компьютерные
технологии. При современных технологиях возможен контроль не только поведения, но и
мыслей людей. В статье 5 закона РФ «Об информации, информатизации и защите
информации» персональные данные отнесены к категории конфиденциальной
информации. Если государство не будет создавать условия для воспитания
интеллектуального человека, то получит массу легко управляемых, прогнозируемых
людей.
8. «Повышение компетентности» и как альтернатива этому – «деквалификация». ЭВМ
нейтральна по отношению к человеку, она лишь предоставляет новые возможности для
реализации конкретных жизненных целей.
9. «Новые профессии и квалификации» и, с другой стороны, возможное исчезновение
многочисленных профессий. Появление новых, более интеллектуальных профессий не
должно исключать сохранение информации не только об исчезающих технологиях, но и
о социальных структурах, обеспечивавших их реализацию (типе людей, их отношениях,
менталитете). Утеря технологий создания египетских пирамид, дамасской стали,
перегородчатой эмали и др., невозможность их восстановления сегодня в значительной
степени связана с незнанием их социальной инфраструктуры.
10. «Национальная независимость» и, с другой стороны, «уязвимость». Уровень развития
информатизации, интеллекта нации позволяет государствам выходить
на позиции национальной независимости. Общеизвестна роль таких факторов как
количество и качество вооруженных сил сторон, сформированная направленность
общественного мнения, открытость (закрытость) информации о мотивах политических
акций при поиске необходимых дипломатических решений. Для общества, вступившего
в фазу информатизации фактор технологического отрыва становится более весомым, чем
численное превосходство армии. Прежде всего, этот фактор проявляется в технологии
информационно-обменных процессов. Понятия «психологическая война», «пси-
оружие», «утечка мозгов», «зомбирование» и т.п. наполняются реальным содержанием.
Национальные системы СМИ становятся объектами стратегического значения.
Национальная независимость диктует России необходимость
государственного регулирования технологического сотрудничества с Западом, что
отражено в концепции информационной безопасности, ряде нормативных документов
(например, в Указе Президента РФ «О мерах по соблюдению законности в области
производства, реализации и эксплуатации шифровальных средств, а также
предоставлении услуг в области шифрования информации».

Оценить