Вы находитесь на странице: 1из 19

Кафедра русской и мировой литературы

доцент Аулов А. М.

История зарубежной литературы ( Античность)

Лекция 3

Гомер, «Илиада»
(если текст будет испорчен при передаче из программу в программу,
непонятен, то можно обратиться к преподавателю за разъяснениями)

План

1. Определение «древний героический эпос» как проблема в


отношении «Илиады».

2. Гомеровский вопрос.

3. Мифологические и исторические причины троянской войны.

4. Содержание и форма «Илиады»

5. Эпизод «приход Приама в лагерь греков». Главная идея


«Илиады». Решение проблемы ее героичности, своеобразие
произведения.
2
Этот курс истории зарубежной литературы называется  Античность,
что в переводе значит Древность. В нём мы изучаем не всякие, а
классические произведения. Классический от латинского classicus, то есть
лучший, образцовый. Ранее мы уже говорили, что существует два вида
искусства, два вида литературы, театра, телевидения и так далее:
классический и масскультурный (коммерческий, связанный с торговлей).
первый является подлинным искусством, литературой: содержит идеал,
лучшее, совершенствуя  этим человека и общество, второй ‒ ложным их
вариантом, неся в себе не идеал, лучшее, а антиидеал, безобразное,
отвратительное, поэтому не улучшает человека и социум, а ухудшает,
уничтожает. 
«Илиада» Гомера ‒ классическое произведение. Оно создало Грецию,
говорили древние. Но есть правда более полная: «Илиада» Гомера ‒ не
просто значительное, а величайшее произведение всех времен и народов!
Оно во многом создало человечество, такова роль этого удивительного
создания человечнейшего писателя-поэта!
Лекция построена как решение проблемы (трудного) вопроса,
предполагающего различные идеи. Проблема может и должна строиться так:
есть в отношении этого такая-то, а вот имеется и друга, противоположная
идея или даже идеи. То есть предлагается несколько возможных смыслов,
мысле, одна из которых может быть доказана фактами из текста,
аналогиями из жизни, наук. Если есть доказательства, ‒ проблема будет
решена. Такова, кроме историко-литературной, идейно культурной,
методическая цель лекции.
Это делается обычно для того, чтобы у обучаемых возникали не только
репродуктивные (повторительные), т. е. воспроизводящие исключительно
готовые мысли,. но и творческие способности, могущие порождать новые
идеи. Рекомендуется часто, как можно чаще использовать постановку
проблемных вопросов также в старших классах школы.
3

1. Определение «древний героический эпос»


как проблема в отношении «Илиады»

«Илиада» относится к древнему героическому эпосу. Вот


распространенное определение: древний героический эпос ‒ героическое
повествование о событиях прошлого, воспевающее героев-богатырей,
изображающее целостную картину народной жизни, существовавшее
сначала в устной, затем письменной форме.
Необходимо объяснить термины. Кроме древнего существует еще,
например, средневековый эпос. Эпос по форме – это повествование, а
повествование – рассказ, т. е. связное словесное изложение. Бывает
несвязное, тогда это бытовой рассказ то о том, о сем, т. е. повествование, не
имеющее общей цели, потому не важное, не имеющее серьезной цели,
важного смысла. Мы каждый день что-то рассказываем друзьям, знакомым,
но без этих рассказов можно обойтись – ничего не изменится в людях. Есть
не словесное изложение, например, танец, к котором выражается что-то
движениями тела, музыкой и ритмически.
«Герой» – выдающийся из ряда многих людей, совершающий важное,
то, что другие не могут сделать, совершить на войне вследствие особой
силы, храбрости, таланта командира, в науке ‒ ума, в жизни – образцов
нравственности и т. д.
«Герои-богатыри» ‒ те, кто совершает воинские подвиги.
«Воспевание» – изображение богатырей как прекрасного.
«События» ‒ важнейшие происшествия в жизни целого народа, в
которых решается его судьба, обычно на войне: быть ему ли не быть. Эта
характеристика отделяет древний героический эпос от современной наиболее
важной формы эпоса ‒ романа, где изображена судьба не народа, а
отдельных типических героев, кроме романа эпопеи Л. Толстого «Война и
4
мир» и М. Шолохова «Тихий Дон», в которых ‒ и судьба отдельных героев и
судьба народа.
События «прошлого» характеризует также отличие от романа,
который, по Бальзаку, есть «современность, имеющая корни в прошлом», т.е.
роман изображает важное из современности, древний героический эпос ‒ из
прошлого.
«Целостная картина народной жизни» ‒ значит широкое
повествование: не только о войне, но и мирной жизни, так, в «Илиаде» на
щите Ахилла изображаются города, поле с высокими хлебами, сад,
виноградники, стада, остров Крит с кносским дворцом, река Океан.
«Илиаду» сначала исполняли устно, позже правители поручили
отобрать лучшие варианты и записать их.
Как уже сказано, принято считать до сегодняшнего дня, что «Илиада»‒
древний героический эпос, в содержание которого входит смысл
«воспевание героев-богатырей», т. е. воспевание воинских доблестей и
военных подвигов. Однако главная идея расходится с этим теоретическим
утверждением. Расхождение этих двух мыслей и есть проблема смысла
героичности, противоречие, или, другими словами, задача, которую
необходимо решить. Чтобы убедиться в правоте первой или второй мысли,
необходимо проанализировать подробно текст. В конце лекции мы получим
решение этой трудности.

2. Гомеровский вопрос

Был ли Гомер? Так звучит так называемый  «гомеровский вопрос».


Многие города Древней Греции спорили: где родился Гомер? Почетно было
иметь такого гражданина своего города!  Понятно, что вопроса к:
«существовал ли Гомер» для древних  не было: он был, он жил, он
величайший писатель, учитель народа.
5
Значительно позже в Европе, множество раз обращаясь к Гомеру,
учёные увидели: в тексте есть места фольклорного характера, например,
когда у героев не осталось ни крошки сухарей, Гомер невозмутимо поёт:
«Все пирова-а-ли, никто-о не нужда-а-а-лся на пи-и-ршестве о-о-бщем».
Подобные места есть в немецком, русском фольклоре (фольклор от
английских слов «народ» и «мудрость», т. е. это устные произведения,
созданные народом, коллективно, т. к. многократно кем-то изменялись, в них
отражается мировоззрение этого коллектива, а литература – это не устное, а
письменное творчество одного или редко двух авторов, в котором
отражаются их взгляды, не всегда совпадающие с народными), например,
седлание коня богатыря в русских былинах повторяется много раз, но...
всегда одними и теми же словами. Это так называемые в науке о фольклоре ‒
фольклористике «общие» места. Увидев эти факты, учёные засомневались в
том, что «Илиада» была написана Гомером, то есть стали отрицать, что это
литературное произведение, что был автор, писатель, начали говорить:
был просто собиратель фольклора.  Тогда что же это такое и кем был
Гомер? Это фольклорное произведение, созданное коллективно на основе
отдельных исторических песен, каждая из которых была посвящена какому-
либо действительно произошедшему историческому событию, например,
есть историческая песня русского фольклора о взятии Казани. Такие песни
объединялись в циклы – появлялись большие эпические произведения.
Поэтому Гомера как писателя, творца нового не было, он был
копировщик, редактор-собиратель фольклорных песен и все.
Так был ли все же Гомер-творец?  По нашему мнению, решение
этого вопроса дал наш великий мыслитель, критик и историк литературы
Виссарион Григорьевич Белинский. Он сказал образно: "… грубая руда
народных сказаний вылилась у Гомера в чистое золото поэзии".
Переведем образную форму в мысль на языке терминов: Гомер создал на
основе фольклорных песен новое небывалое произведение, в котором
большинство идей и чувств  иные, часто непохожие на те, которые были в
6
материале, послужившем для “Илиады”. Вы знаете из школьной программы:
Шекспир создал совершенно оригинальное произведение, трагедию
“Гамлет”, на основе исторической хроники, а Гете -- трагедию "Фауст",
материалом для которой были средневековые книги. Между вторыми и
первыми ‒- бездна различий, состоящая в богатстве мыслей и
чувств.Этим В.Г. Белинский дал и ответ: был ли Гомер: конечно был, и
это не добросовестный копировшик фольклора, а оригинальный, т. е.
своеобразный, величайший писатель. И действительно, прочитав это
захватывающее произведение, мы увидим его единый замысел и
неподражаемый стиль, ‒ сомнение «был ли Гомер» как творец рассеется как
дым.

3. Мифологические и исторические причины


Троянской войны

Илиада происходит от названия города древности Илион, который


назывался также Троя, отсюда название произведения. 
Троя находилась возле пролива Дарданеллы между Чёрным и
Средиземным морем. Существовал морской путь из Средиземного моря в
Чёрное сколько греки называли Понт Эвксинский (Море Благоприятное). На
этом пути был основан город Троя, он был богат, потому что торговля
приносила наибольшие доходы.  Двенадцать раз на этом месте существовала
жизнь и прерывалась: богатый город вызывал зависть у соседей, вероятно,
осуществлялись набеги.
Мифологическая причина войны – «яблоко раздора». Гомер описывает:
на свадьбу богов не пригласили Эриду ‒ богиню раздора. Тогда она,
обиженная, подбросила на пиршественный стол яблоко, на котором было
написано «прекраснейшей». И богини-женщины... стали спорить кто из них
самая прекрасная! Боги-мужчины… отказа-а-лись дать ответ: они не
7
захотели испытать женский гнев. Тогда богини обратились за ответом к
самому прекрасному смертному юноше Парису, сыну троянского царя
Приама. Он отдал предпочтение той богине, которая пообещала ему за это
любовь са-а-мой прекра-а-сно-о- й смертной женщины ‒ Елены. С тех пор ее
имя стало нарицательным для любой красивой женщины.
Парис с помощью богини приплыл в Спарту к греческому царю
Менелаю, и, когда тот отсутствовал, «похитил золото дома и увёз жену». Это
было страшным нарушением закона гостеприимства, оскорблением чести!
Менелай обратился за помощью к своему старшему брату Агамемнону. Тот
созвал других басилевсов (царей), и во главе союзного войска  они на  ты-ы-
ы-сяче-е  (1) кораблей ‒ переплы-ы-ли мо-о-ре и осадили Тро-о-о-ю!
Начала-а-а-сь война! 
Действительные, исторические, причины войны ‒ в ином.
Материковые греки, говорит современная наука, в «темные века» вдруг
перестали вести всякие записи. Это ‒ признак упадка цивилизации.
Почему же? Либо произошли какие-то социальные катаклизмы ‒ бунты,
либо их поразил голод, и это вызвало упадок материального достатка, из-за
этого материковые греки, а это были племена ахейцев и данайцев,
превратились в морских разбойников. Пиратство, разбойничество, грабёж
соседей были темными страницами истории многих народов. Не всегда и
наши казаки, украинские и русские, были только героями, защитниками. О
пиратстве ахейцев, данайцев соседние цивилизации оставили исторические
записи: египтяне называли их «народами моря», другие «народом ахайя», что
совпадает с самоназванием ахейцев.
Классическая литература, по Николаю Гавриловичу Чернышевскому,
еще одному гению нашей культуры, это «учебник жизни». Мы исследуем
культу прошлого не из интереса лишь к нему, но для того, чтобы брать
оттуда лучшее, традицию в современность и не повторять ошибок,
заблуждений и ужасов. В этом смысле, рассмотрим образ красоты. Грабеж
как возможность добывать, что хочется, когда интересы другой стороны
8
никак не учитываются, объясняет идеал красоты женщины в этот период:
это только физическая привлекательность, не имеющая духовных черт (в
чуть более позднем произведении ‒ «Одиссее» в образе Пенелопы красота
уже понята и как духовная: как искренняя любовь и преданность мужу),
потому что духовное в женщине (мысли, чувства, особенные потребности). В
изображенном в «Илиаде» духовное не было важно для мужчины, т. к. право
женщины не бралось во внимание при пиратстве, захвате. Вперед выходила
только физическая привлекательность. Вот откуда прекрасная Елена как
идеал женщины.
Его считают идеалом и сейчас, в том числе в масскультуре, но все же в
фольклоре и классическом искусстве и литературе представление о лучшем
иное: русская пословица, подчеркивая, что содержанием красоты должно
быть не столько физическое, сколько духовное, говорит: «с лица воду не
пить», или еще один глубокий смысл жизненной мудрости: «надо выбирать
человека не по внешней притягательности, а для жизни». Литературная
классика в лице Л. Толстого, описывает красоту женщины так: глаза ее были
красивые – добрые, т. е. красота, прежде всего, состоит в моральности
человека. Чернышевский сравнивал классовые представления о красоте
дворян и крестьян: дворянка, проводящая время на балах, часто ночами,
считается красивой, если худа, бледна, томна, крестьянка красива та, которая
имеет крепкое физическое тело, румянец на щеках (признак здоровья). Такая
жена сможет хорошо трудиться в поле – будет достаток в доме, и рожать
здоровых детей. Какой идеал внешней женской красоты выше и жизненней?
Очевидно, что крестьянский. Конечно, полнота его будет, если учесть
духовную сторону, описанную здесь чуть ранее. Духовное содержание в
таком полном идеале, сочетании его с физическим в красоте человека, все же
приоритетней. Но сейчас этот наиболее полный идеал прекрасного в
человеке из фольклора, народной жизни и классической литературы и
культуры перечеркивается представлениями из масскультуры, с которыми
совпадает и образ красоты греков того периода. Не во всем греческое чудо
9
было вершиной. Это надо понимать на основе исторических знаний, чтобы
сохранять действительно самые высокие образцы.

4. Содержание и форма «Илиады»

Идея, содержание произведения добывается из образов, формы


произведения. То что это художественное произведение доказывает
следующее: взяты для описания не все десять лет войны под Троей, а
только последний год и всего несколько самых важных решающих
эпизодов. Если бы были представлены все десять лет, то это было бы по
жанру что? Я думаю, вы догадались, что это была бы историческая
хроника, жанр науки истории, но не литературы, ведь история обращается
ко всем фактам, изучает что было в прошлом, чтобы объяснить причины
случившегося, плохого или хорошего, на чем рассудок учится не повторять
плохое и создавать хорошее, но рассудочные научные знания далеко не
всех людей могут заставить что-то делать необходимо, верно, а вот
искусство за счет своей специфики ‒ чувств и эмоций почти неотразимо
воздействует на большинство людей. Оно дает оценку и причинам, и
случившемуся плохому и хорошему, может показать и причины, как наука
история, но главное в искусстве оценка их, определяя все как чувственно
безобразное или прекрасное, т. е. усиливая за счет художественной
формы плохое и хорошее, чтобы воспитать чувства как желание
избежать отвратительного и вызвать ими стремление достигать
лучшего, прекрасного или создать возможность лучшего. В «Илиаде» нам
представлены только важнейшие эпизоды, значит есть пропуск многих
причин, что наталкивает нас на догадку: вероятно, это художественное
произведение, в котором важнее показать оценки, чувства.
10
Какие чувства господствуют в этом произведении? Красоты и
сострадания. Вот выходит из дворца в Трое Елена. Старцы говорят: «Впра-а-
вду похо-о-жа она-а / На бессме-е-е-ртных боги-и-и-нь».

Гибнут их знакомые, друзья, близкие, страдают жёны и дети. Но они --


восхища-а-а-ются (!) красотой той, которая, хотя и косвенно, но служит
причиной их страда-а-ний. Страдание и прекрасное ‒ постоянно
встречающиеся в этом произведении чувства. Значит ли что в нем нет
пафоса ‒ самого главного, основного чувства в произведении? (Ведь если
признать два чувства важнейшими, то надо признать и две идеи основными,
но не может быть вещь, содержание произведения и тем, и другим
одновременно, как прекрасная девушка ‒ старухой, добрый ‒ закоренелым
злодеем, прожженным негодяем.) Чтобы разрешить эту трудность,
посмотрим внимательнее. Страдание предназначено для того, чтобы вызвать
в душе слушателей, читателей чувство сострадания – тоже прекрасного, но
иное – морального плана. Поэтому все же пафос (самое главное, основное
чувство в произведении) в «Илиаде» – чувство прекрасного есть, но он в
различных вариантах.
В «Илиаде» все эпизоды служат главным идеям: это гармонично
организовано композицией. Единству такого построения и идей служит
начало ‒ «гнев Ахилла», это ‒ завязка и основной сюжетный стержень
произведения, заметил Гегель ‒ великий немецкий философ, классик
философии, инициалы которого расшифровываются как Георг Вильгельм
Фридрих. Агамемнон, предводитель всего союзного войска, потребовал
передать ему наложницу Брисеиду. Ахилл любил её. Требование Агамемнона
‒ ущемление его чести воина. Брисеида досталась ему как часть добычи.
Честь воина измерялась мойрой (долей). Чем больше вклад в битву вносил
воин, тем больше доля добычи, тем больше его честь! Отношение к чести
Ахилла было безмерным: когда ему предлагали либо жить долго, умереть в
11
старости, но в безвестности, либо, совершив мно-о-о-жество подвигов,
прославиться в веках (!), Ахилл склонялся к вечной воинской славе!
Теперь его честь ущемлена.
Когда была отобрана у него Брисеида, Ахилл разгневался так, что
рвался вступить в схватку с Агамемноном, но был остановлен другими,
однако гнев его не покинул: Ахилл перестал ходить на войну. А это был са-а-
а-мый сильный, самый мощный, самый быстрый, самый стремительный и
гневливый воин! Без него греки стали терпеть поражения. Их теснят троянцы
во главе с Гектором, сыном царя Приама. Битва идёт уже у кораблей. Если
они будут подожжены, ‒ это будет означать полное поражение греков.
Тогда Ахилл разгневался еще-е-е более! Он вступил в битву: колет
копьем, рубит мечом! Описано так, что сражаются и люди, и боги: и боги с
Олимпа, и боги рек ‒ весь мир вступил в схватку! Здесь я прерву изложение и
обращусь к девушкам. Часто студентки говорят, читая этот эпизод: «Я чуть
было не сошла с ума!». Это понятно: девочек и девушек воспитывают не так,
как мужчин в большинстве стран, готовя тех к защите как воинов. Девушки
же должны быть хранительницами очага, поэтому им прививают миролюбие,
терпимость, заботу. Теперь же, когда вы встретили такое описание битвы, где
есть насилие, ‒ это вызывает у вас острое неприятие, внутренний протест. Но
вы должны подходить к этому эпизоду как профессионалы, понимая, что для
воспитания мужчин это необходимо. Поэтому, когда будете учить детей,
помните об этом, а сердце зажмите в кулак, руководствуясь разумом.

На пути Ахилла оказался совсем ещё юноша, почти подросток, его ‒


знакомый! Тот сказал ему: «Вспомни те дни, когда мы проводили вместе в
саду отца!». Это фактически его приятель. И что же Ахилл? Он… уби-и-и-
и-л его и бро-о-о-сил его труп в реку! Ахилл, замечает Гегель,
превратился на войне в зверя!
Троянцы дрогнули. Укрылись за толстыми стенами города. А на поле
Остался один» Гектор. И он ждёт.
12

Здесь мы прервемся, чтобы рассказать о Гекторе. Однажды он


вернулся после очередной битвы, спешит к дому, ‒ увидеть любимую жену
Андромаху и младенца, сынишку Астианакса. Подошёл  к дворцу, но здесь
никого не оказалось. Опечаленный он возвращается к воротам города. И
здесь… вдруг он встречает Андромаху с сынишкой на руках! Та не
выдержала долгого ожидания:  хотела увидеть мужа как можно быстрее,
поспешила к воротам. Печаль Ахилла усилила радость от их неожиданной
встречи. Это приём эмоционального контраста, которым мастерски владел
Гомер. С тех пор, чтобы усилить чувства, любой писатель или поэт,
используя это Гомеровское наследие, мастерство, показывает, например,
особо тёплую встречу, а потом гибель героя. 
Радость от непредвиденной встречи у Ахилла и Андромахи была
обоюдной. Отец протянул руки, чтобы взять младенца Астианакса себе.
Перья на его боевом шлеме для устрашения врагов заколыхались, сынишка
испугался (!), заплакал, родители тоже испугались, но, поняв в чём ‒ детские
страхи младенца, приласкали его, и мы, вновь видим, что они все счастливы,
радуемся за них, их счастливую семью. Как видите, опять ряд переходов от
негативных эмоций к положительным, их столкновение, контраст, --
взаимное усиление. У великих художественных произведений приемов
формы много. Например, знаменитый красивейший Кельнский собор
создавался шестьсот лет, и там – десятки, сотни тысяч художественных
деталей, украшений. И теперь каждый день идёт ремонт некоторых из них:
их так много. Произведения литературы ‒ тоже сложнейшая форма,
своеобразный Кельнский собор. Мы изучаем лишь некоторые фрагменты из
нее, но важные, чтобы учиться читать идейное и эстетическое содержание
и по форме. Напомню, основной первичный способ анализа образов,
точнее, приемов создания их формы, в художественных произведениях:
прислушаться к своим чувствам, затем превратить их в идеи, мысли,
13
используя не образы, а термины, понятия, т. е. перевести в иное
обличие, другую форму.
Андромаха, льющая слезы, просила Ахилла остаться на городской
башне: она предчувствует беду. Но он говорит, что страшный стыд ему то
запрещает, и далее то, что стало рефреном Илиады:
Будет некогда день, и погибнет
священная Троя,
С нею погибнет Приам и народ
копьеносца Приама.
Гектор не просто предчувствует, он уверен в скорой гибели города. Это
придает эпизоду необычайную силу, вызывает беспредельное
сострадание обреченным на вечную разлуку. Каков ужас был в жизни
древних людей! Часто погибали города, твой народ почти весь из оставшихся
в живых мог быть уведен в плен, исчезала твоя родина. И человек оставался
один, в целом свете один: ни близких, ни народа, ни страны. Ничего. Мы все
же живем в более цивилизованных, благоприятных условиях.
И далее Гектор говорит Андромахе о том, что более всего его мучит: он
боится того дня, когда уведет ее злой ахеец в далекую Грецию, и будет она
нести в горах тяжелый кувшин с водой, возопит, попросит помоши, но никто,
никто не сможет ей помочь. И далее его еще более пронзительные слова:
«Так пусть лучше засыплюсь могильной землею, чем стон твой и вопль твой
услышу».
Потрясающий душу рефрен Илиады, т. е. частый повтор в тексте
произведения мысли об обреченности Трои, сливаясь с пафосом,
чувством прекрасного, создавал удивительный эмоциональный сплав ‒
пронзительно милое чувство, где есть радость от их любви и неизбывная
боль от их ужасной судьбы. Такое слияние у Гомера ‒ сложная форма
прекрасного, ее разновидность, будящая в нас не мысль об обреченности,
а новые прекрасные чувства и мысли, в том числе протест против
безысходности в отношении этих милых людей, подобных им и подобных их
14
ситуации в жизни. Здесь и финале этот сплав чувств, диалектическая связь,
соединение, различных эмоций, их развитие как новое качество ‒ высший
пафос произведения.

Эпизод «прощания Ахилла и Андромахи» был дан в тексте рано.


Для чего? Чтобы мы, полюбив их, эмоционально напряженно следили за
их судьбой, глубоко чувствовали. Это тоже прием эстетической
(чувственной) формы, ее воздействия на нас.

Вернемся к эпизоду, где Гектор ждет один на поле.


На стенах города стоят сограждане, близкие, старуха-мать Гекуба, и
они уговаривают, умоляют его войти в ворота, укрыться за стенами города.
Но Гектор ждёт. 
И вот вдали показался бегущий Ахилл. Солнце отражается от его
боевого шлема, и кажется, что пламя пышет над его головой, что это сам бог
войны Арес мчится по полю! Гектор подумал: «А... быть может, отдать всё
золото Трои? И все останутся  жи-и-и-вы, все будут сча-а-а-стливы… ». Но
потом он подумал: «Что-о--о...  это-о-о... я-а?». Подумайте, что значат эти его
слова? Что он испытал! Наверное многие догадались: Гектор почувствовал
страх. Даже герои могут бояться. Все нормальные люди чего-то страшатся,
они не безумцы. Просто одни могут в каких-то ситуациях перебороть страх,
другие нет. Одни становятся героями, другие – трусами.
Необходимо теоретически это осмыслить. Изображение мира и
человека бывает нескольких типов: с преимущественно положительными
чертами, тогда это называется идеализацией, или с преимущественно
отрицательными сторонами, тогда это сатира, а изображение и того, и
другого – всей правды жизни ‒ называется мимесис (или мимезис).
Термин мимесис ввели еще древние греки, сейчас используют его синоним
«реализм» (от латинского вещественный, предметный). Но, на наш взгляд,
предпочтительнее первое понятие: мимесис, т. к. он расшифровывается как
15
«правдивое и полное изображение». Правдивым изображение может быть,
но вот полная правда может быть не всегда, а неполная правда – тоже ложь,
только более трудноразличимая. Гомер – один из самых правдивых и
глубокомысленных писателей. К нему по этому критерию приблизились
только двое в мировой литературе: Л. Толстой и М.Шолохов. При этом надо
иметь в виду, что их правда одновременно, что поражает, удивляет, не
уничтожает, а сохраняет прекрасное. (У других авторов такое
потрясающее мастерство не встречается.) Таковы эти три величайшие звезды
мировой литературы.

Гектор понял, что он испытал слабость от вида грозного Ахилла, но все


же не укрылся за стенами. Он предлагает единственное, то единственно
возможное на войне между врагами: договориться о последнем: «Давай, если
кто победит кого, то совлечет с того доспехи, а тело передаст родным». Для
оплакивания, отдания последних почестей. Но Ахилл говорит: «Как между
львами и псами не может быть никаких договоров, так между мной и
тобой!». Он презрительно относится к своему противнику. Он и здесь не
человек. В схватке Гектор был убит.
Ахилл проколол ему щиколотки, продел в них ремни и, привязав к
своей боевой колеснице, стал тащить Гектора вокруг города. Тело его билось
о камни, кровь из раны… смешалась с пылью, превратилась в грязь,
прекрасные волосы Гектора спу-у-та-а-ли-и-сь. На стенах города стояли
сограждане, друзья, родственники и ничего, ничего не могли сделать. И так
еще три (!) дня Ахилл волочил тело Гектора: никак не мог насладиться
местью! Поистине на войне он превратился в зверя!

5. Эпизод «приход Приама в лагерь греков». Главная идея


«Илиады». Решение проблемы ее героичности, своеобразие
произведения
16

И вот последний, самый важный эпизод, который содержит


главную идею «Илиады», он называется «Приход Приама в лагерь
греков». Тайно ночью престарелый басилевс Трои Приам пробравшись
сквозь посты греков, вошел в палатку Ахилла. Пал на колени и, Гомер
подобрал потрясающие слова, «целуя руки убийцы, детей у него погубившие
многих», просит того вспомнить (!) своего отца, престарелого Пелея,
который ждет его в далекой Греции и которого, возможно, как и его, приама,
осадили враги. И случилось странное: Ахилл, который не мог насытиться
гневом, вдруг поднял с колен Приама. На его просьбу вернуть тело сына, он
отреагировал тоже странно: он раньше не соглашался на это в ответ на
просьбу Гектора, теперь согласился. Более того, отдал приказ своим
сородичам омыть тело Гектора. Как филологи вслушивайтесь в
стилистические оттенки слов: «омыть» значит легко, бережно касаться, а не
«помыть» - сильно теребить. Омыть, умастить благовониями и только после
этого передать отцу. При этом он вспылил. Почему же? он боится. Ахилл,
который ничего не боялся на войне, вдруг начинает бояться. Чего же он
боится? Он знает как обезображено тело Гектора, и если отец увидит его, то
разгневается, в ответ рассвирепеет он, Ахилл, он знает свою гневливую
душу, и случится непоправимое. Мы видим в этом согласии с просьбой
врага, заботе о теле Гектора, его старике-отце, что здесь Ахилл, пользуясь
словами Гегеля, ‒ «вновь человек». Все это потому, что Ахилл увидел во
враге такого же человека, как и его отец.
Приам, глядя на Ахилла, тоже думает: какой же он красивый как его
Гектор! Удивительно: видеть во враге близкого тебе, родного человека. Ни в
одном национальном героическом эпосе вы не встретите такого: везде враг –
это враг. Выше гомеровского эпоса, его идей и чувств в мире ничего нет.
Какое же чувство проявил Ахилл и какая главная идея этого
произведения, судя по этому эпизоду финала? Это сострадание, или, по-
другому, гуманность. Гуманность – глубочайшее сострадание горю
17
другого человека. Она часть гуманизма. Гуманизм ‒ опора на силы
самого человека, а не богов (под силами человека понимают созданные
всем человечеством, дающие ему в мире свободу знания, чувства, в том
числе гуманность, вещи материальной цивилизации, а также телесные
силы и личные способности: здоровье, физическую силу и
привлекательность, сообразительность и т. п. ).*
Итак, важнейшая идея «Илиады» Гомера – гуманность.
Термины гуманность и гуманизм необходимо выучить студенту-
гуманитарию и уметь объяснять их. Для понимания, глубокого уяснения
их смотрите сноску под звездочкой, затем далее заключение.

___________________
*Поясним некоторые моменты, например, почему силой является
здоровье. Это зависит именно от взглядов, понимания. Ведь есть
представление, как у панков Западной Европы, противоположное
гуманистическому. У них здоровье не есть ценность, сила: признается
важным наоборот нездоровье: они хвастались… ранами на теле, гнилыми
зубами. Очевидно, что это не силы человека, дающие ему какую-то свободу,
а наоборот ‒ источник несвободы, ограничений физических. Наиболее
важным, конечно, является общественные, выработанные всеми людьми,
силы: знание и чувства человечества, они есть проекты для воплощения в
вещах, отношениях между людьми, в целом ‒ устройства общества, это
истинные наши силы, или, по-другому, наша общественная природа. У нас
нет возможности защититься от холода только силами своего тела, поэтому
мы, люди, благодаря знаниям шьем одежду, строим дома – нашу
искусственную кожу, проводим в них трубы отопления – наши
искусственные капилляры, у нас нет крыльев, но мы можем летать и даже
там, где не передвигаются птицы – в космосе. У нас есть знания в голове, но
более всего их хранится в библиотеках, компьютерах – наши искусственных
18
«головах». Вот какова громадная, ведущая роль общественных форм
гуманизма для нас. Личное же тело играет подчиненную роль. Вот в чем
смысл гуманизма, в том числе в классическом искусстве, литературе и науке.
Не так понимает все это масскультура, где тело ‒ важнейшее (, например,
культе секса, что является для человека ущербным, уродливым, вместо
любви как не одного телесного, но и духовного, и телесного ‒ полноты
чувства и отношений между людьми), а общественная природа человека,
важнейшая часть гуманизма – классические знания и чувства человечества
ими ставится на второй ряд или разрушается. Хотя, очевидно, что это либо
глубокая ошибка, либо ложь.

Теперь заключение: решение проблемы определения героичности


произведения. Исходя из главной мысли, смысл героичности «Илиады» не
в воинских подвигах, а нравственном подвиге, идея которого в
необычайном даже для нашего времени, новом, самом широком равном
отношении ко всем людям, даже врагам, как близким, выходящем за рамки
принятой нравственности, что не только не воспевает войну, воинские
подвиги как главные, а фактически направлено против войны, вражды
между народами. Такой широчайшей нравственности нет и в более поздних
представлениях христианства, буддизма, которые в средние века всех, все
народы считали равными, но только есди они верили в христа или были
мусульманами. До сих Гомер выше многих широко распространенных
представлений даже в современности.
Такая особенная идея - нравственной героичности составляет
основу своеобразия «Илиады» как древнего эпоса, стоящего особняком и
выше множества исключительно воинских произведений, являясь самой
высокой и яркой звездой даже среди мировой классики, а Гомер ‒ первым,
самым блистательным из поэтов и писателей человечества.
19
«Илиаду» Гомера в переводе Гнедича необходимо прочитать и
записать имена и основное, только основное, что происходило, не гонясь за
количеством страниц, в читательский дневник. Срок – неделя. Сайт
Мошкова, на нем быстро найдете текст, в разделе «Старинная
литература».

Литература

1. Боннар А. «Илиада» и гуманизм Гомера // Боннар А. Греческая


цивилизация: В 3-х т. Т. 1. -- М. : Искусство, 1992. -- С. 43 -- 76.
2. Кун Н. Введение // Кун Н. Легенды и мифы Древней Греции. -- М. :
Государственное учебно-педагогическое издательство Министерства
просвещения РСФСР, 1956. – С.. 7 -- 9.
3. Тахо-Годи А. A. В.Г. Белинский о гомеровском эпосе // Гомер.
«Илиада. Одиссея». -- М. : Просвещение, 1987. -- С. 365-- 399 (особенно с.
393--395).
4. Тахо-Годи А. A. Гомер и его поэмы // Гомер. «Илиада. Одиссея». --
М. : Просвещение, 1987.
5. Гегель Г.В.Ф. Лекции по эстетике //  Гегель Г.В.Ф.  Собр. соч.-- М., 
1956. --  С. 236 -- 238.