Вы находитесь на странице: 1из 150

Мир «Повести временных лет»

(вместо предисловия)

Девятьсот лет назад, в 1113 г., а затем после редактирования в


1117 г. было закончено составление самого знаменитого письмен-
ного памятника отечественной истории — «Повести временных
лет». О его мировой значимости написаны тысячи книг и статей.
И, тем не менее, вопросы, поставленные русскими летописцами в
далекой древности, «откуду есть пошла Русская земля, кто в Киеве
нача первее княжити, и откуду Русская земля стала есть», равно как
и многие другие, остаются животрепещущими в российской науке,
культуре и даже политике до сих пор. Аргументированные дискуссии
и жаркие споры ведутся как по затронутым глобальным и мировоз-
зренческим темам, так и по конкретным и частным сюжетам.
Оба направления широко представлены в настоящем юбилейном
сборнике. Так, в статье В. В. Пузанова в очередной раз решается
проблема типологии «летописных племен» восточных славян, под-
нятая, к слову сказать, еще самими летописцами. П. А. Атанов пы-
тается тщательно разобраться в вопросе о вероятности соправления
в Киеве полулегендарных князей Аскольда и Дира, а Е. Б. Грузнова
пишет о летописном отражении княжеского культа. К одному из
важнейших для понимания российской истории вопросов крещения
Руси, сквозь призму династических отношений Руси и Византии,
обращается Ю. В. Кривошеев.
Частные, но чрезвычайно важные для понимания деталей проис-
ходившего в незапамятные времена сюжеты анализируются в стать-
ях И. Б. Михайловой, С. Л. Кузьмина, А. А. Ашихмина, Е. Л. Коняв-
ской. Сложные источниковедческие коллизии филигранно разбира-
ются в текстах Т. Л. Вилкул, И. А. Гагина и В. В. Долгова.
6 Мир «Повести временных лет» (вместо предисловия)

Общерусская «Повесть временных лет» со временем дает начало


обширному региональному местному летописанию. Более того, она
оказывает влияние на различные формы книжности. Эти процессы
прекрасно освещены в статьях А. В. Сиренова «О времени создания
Летописца владимирского Успенского собора» и Р. А. Наливайко
«К вопросу о хронологии русских известий “Анналов Польши” Яна В. В. ПУЗАНОВ
Длугоша», а также А. Е. Тарасова и Н. П. Тарасовой «Летописец о
зачатии Бежецкого верху Николаевского Антониева монастыря».
Вместе с тем, поздние русские летописи традиционно описывают
современные им события, являясь ценнейшим фактографическим
«ЛЕТОПИСНЫЕ ПЛЕМЕНА»:
источником. Это показывают статьи В. В. Шапошника о летописном ПРОБЛЕМА ТИПОЛОГИИ
отражении известий о болезни и смерти великого князя Василия III
и Н. И. Петрова о «великом смятении» во Пскове в 1540 г.
Конечно, как «Повесть временных лет», так и последующие ле- Проблема образования Древнерусского государства традицион-
тописи и иные письменные источники являются непременным ат- но вызывает интерес у исследователей. И дело не только в норманн-
рибутом историографических изысканий. К такой тематике, а так- ской проблеме, в трактовке особенностей восточнославянского
же к сюжетам организации исторической науки относятся статьи политогенеза, общественно-политическом резонансе и т. п., но и в
А. В. Майорова, Д. Д. Смирновой, Л. В. Чекурина, Е. В. Гольцевой. методологической составляющей: изучение процессов зарождения
Наконец, составители сочли возможным в настоящий сборник тех или иных социальных или политических институтов, явлений
включить работу Р. А. Соколова, примыкающую к категории т. н. для историка представляет непреходящий интерес с точки зрения
«исторической памяти», об увековечивании знакового события в понимания механизмов и закономерностей исторического разви-
истории российской государственности — Невской битвы 1240 г. тия, выработки и апробации методологических и концептуальных
схем. Рассматриваемая проблема является частью глобальной
Настоящий сборник авторы посвящают своей коллеге, безвре- темы, связанной с выяснением закономерностей и этапов социаль-
менно ушедшей из жизни, доктору исторических наук, профессору ной эволюции на пути от первобытности к государству. В свое время
Санкт-Петербургского государственного университета Ирине Бо- Л. Морган высказал продуктивную мысль о том, что высшим этапом
рисовне Михайловой, статья которой является подлинным украше- догосударственного развития общества являлся этап «военной де-
нием книги. мократии». Это положение прочно вошло в труды классиков марк-
сизма и в советскую историографию. С середины 1950-х гг. на-
чинается история американского неоэволюционизма (Э. Сервис,
М. Фрид, М. Салинз и др.), получившего широкое признание на
Западе. Основоположники данного направления полагали, что выс-
шей стадией догосударственного развития общества являлась не
«военная демократия», а «вождество» — более жесткая и иерархи-
ческая структура управления. С конца 1970-х гг. эти идеи стали рас-
пространяться в советской историографии (А. М. Хазанов, Л. С. Ва-
сильев), а с началом 1990-х гг. они прочно входят в методологический
8 В. В. Пузанов «Летописные племена»: проблема типологии 9

арсенал исследователей восточнославянских древностей. Многие Особенно активно эту проблему в последнее время разрабатывал
современные историки поспешили объявить «вождество» универ- А. А. Горский. Исследователь, опираясь на проведенный им анализ
сальным и всемирным явлением, начав подгонку материала под этнонимов, пришел к выводу, согласно которому в результате «Рас-
жестко заданную схему. Одновременно все бóльшую динамику селения VI–VIII вв.» племенная структура славянского общества
набирают представления о многолинейности исторического разви- была разрушена «и сформировались новые общности, носившие
тия, в рамках которых и «военная демократия», и «вождество» — уже в основном не кровнородственный, а территориально-полити-
это лишь один из возможных вариантов социальной эволюции1. ческий характер». Поскольку «называть их “племенами” или “сою-
Естественно, возникает вопрос: в какой степени эти методоло- зами племен” неверно фактически», А. А. Горский предложил их
гические конструкции соответствуют восточнославянскому мате- именовать, соответственно, племенными княжествами, а когда
риалу? Не претендуя на окончательное решение проблемы, попы- речь идет об их объединениях — союзами племенных княжеств.
таемся предложить ряд ответов на поставленные вопросы. Вскоре и те, и другие он стал называть славиниями1. Основная
Исследователи давно обратили внимание, что в начальной ле- причина таких нововведений — «стремление по возможности пред-
тописи Киевской Руси предшествуют особые образования: поляне, ставить историю Руси в терминах изучаемой эпохи». Так как «у са-
древляне, северяне, словене, кривичи, радимичи, дреговичи, вя- мих раннесредневековых славян особого термина для обозначе-
тичи, уличи, тиверцы и пр. В историографии за ними достаточно ния догосударственных территориально-политических общностей
прочно закрепилось понятие «летописные племена». Однако мне- не было», то А. А. Горский предлагает использовать название из
ния относительно типологии этих образований, их социальной при- византийских источников (т. е. «славинии»). «Продолжение... ис-
роды разделились. Их называли «союзами племен», «племенными пользования понятия “племя”, — считает он, — будет затемнять
княжениями», «племенными княжествами», «федерациями пле-
мен», «славиниями», «вождествами». Соответственно, одни ис- Фроянов И. Я. К истории зарождения русского государства//Из истории
торики рассматривали их как объединения, целиком укладываю- Византии и византиноведения/Под ред. Г. Л. Курбатова. Л., 1991. С. 62–
щиеся «в систему родоплеменных отношений», другие — как 64; Пузанов В. В. К вопросу о генезисе восточнославянской государствен-
раннегосударственные или предгосударственные образования2. ности//Актуальные проблемы дореволюционной отечественной истории:
Материалы научной конференции, посвященной 20-летнему юбилею Уд-
муртского гос. ун-та. Ижевск, 23 октября 1992 г./Отв. ред. В. В. Пузанов.
1
Подробнее см.: Пузанов В. В. Образование Древнерусского государства Ижевск, 1993. С. 24–26; Шишкин И. Г. Проблемы образования Древне-
в восточноевропейской историографии. Ижевск, 2012. русского государства в отечественной историографии (1917–1990-е гг.).
2
См.: Шаскольский И. П. 1) О начальных этапах формирования Древ- Автореф. дисс. на соискание степени к. ист. наук. Екатеринбург, 1997. С. 18–
нерусского государства//Становление раннефеодальных славянских 19; Буданова В. П., Горский А. А., Ермолова И. Е. Великое переселение
государств: Материалы научной сессии польских и советских историков. народов: этнополитические и социальные аспекты. М., 1999. С. 160–177;
Киев, 1969 г./Ред. колл.: Б. А. Рыбаков и др. Киев, 1972. С. 55–66; 2) Об- Горский А. А. Первое столетие Руси//Средневековая Русь. Вып. 10. К 1150-
разование Древнерусского государства//Советская историография Киев- летию зарождения российской государственности/Отв. ред. А. А. Горский.
ской Руси/Отв. ред. В. В. Мавродин. Л., 1978. С. 139–140; Рыбаков Б. А. М., 2012. С. 32–48.
1
Союзы племен и проблема генезиса феодализма на Руси//Проблемы ге- Горский А. А. 1) Феодализация на Руси: основное содержание про-
незиса феодализма у народов СССР/Ред. З. В. Удальцова. М., 1969. С. 26– цесса//Вопросы истории. 1986. № 8. С. 82–83; 2) Русь в конце Х — на-
27; Мавродин В. В. Образование Древнерусского государства и фор- чале XII вв.: территориально-политическая структура («земли» и «во-
мирование древнерусской народности. Л., 1971. С. 13–14; Пашуто В. Т. лости»)//Отечественная история. 1992. № 4. С. 159, прим. 11; 3) Русь: От
Особенности структуры Древнерусского государства//Новосельцев А. П., славянского Расселения до Московского царства. М., 2004. С. 13–14;
Пашуто В. Т., Черепнин Л. В., Шушарин В. П., Щапов Я. Н. Древне- 4) Первое столетие Руси. С. 32–48; Буданова В. П., Горский А. А., Ер-
русское государство и его международное значение. М., 1965. С. 83–87; молова И. Е. Великое переселение народов... С. 160–177, и др.
10 В. В. Пузанов «Летописные племена»: проблема типологии 11

картину, поскольку этнополитическая структура раннесредневе- «языци» в качестве термина для обозначения финно-угорских «тер-
кового славянства была уже... постплеменной». Поэтому термины риториально-политических общностей». К тому же, в русских ис-
«племенное княжество» и «союз племенных княжеств», по мнению точниках имеется терминология, характеризующая восточносла-
исследователя, следует «употреблять только тогда, когда надо спе- вянские «территориально-политические общности» (выражаясь
циально подчеркнуть, какой из двух типов славиний — небольшие языком А. А. Горского), такие как поляне, древляне и др. Напри-
догосударственные общности или их объединения — имеется в мер — земля1. А. А. Горский не использует этот термин по той
виду»1. причине, что «в летописных известиях о славянских союзах племен-
В последних работах А. А. Горский полностью отказался от ис- ных княжеств IX–X вв. употребление термина “земля” (применяв-
пользования понятий племенные княжества и союзы племенных шегося в XI–XII вв. по отношению к суверенным государствам)
княжеств, не только потому, что «такая терминология... не очень может быть модернизацией»2. Данное положение базируется на
удобна в употреблении (так как требует двух-трех слов)», но и по- ошибочных выводах автора, согласно которым понятие земля в
тому, что применение «определения “племенноe” сохраняет иллю- Древней Руси обозначало собственно государство, а понятие во-
зию, что эти общности носили все же родоплеменной характер». лость — его составную часть3. Факты же свидетельствуют о том,
Целесообразнее, по его мнению, использовать понятия славинии что понятие «земля» могло использоваться разными книжниками
(«для обозначения славянских догосударственных образований») и не только «по отношению к суверенным государствам», но и для
союзы славиний (когда речь идет об образованиях, состоящих из обозначения их составных частей (например, волостей) и, как мы
нескольких общностей)2. Славинии, в том числе и восточнославян- видели, в отношении «племенных» территорий. Понятия земля,
ские, А. А. Горский типологически охарактеризовал как вожде- страна, волость, область книжниками XI — начала XII вв. четко
ства3. Процесс становления государства у восточных славян, по его не разделялись и зачастую использовались как синонимы4.
мнению, шел по пути объединения простых вождеств в сложные4. Положения и выводы А. А. Горского напоминают «игру в
При этом автор, как и многие исследователи до него, попытался термины»5. По верному замечанию В. Я. Петрухина, «термин “пле-
привлечь на свою сторону летописца, поставив его, таким образом, мя” относится к “естественному” русскому (и древнерусскому)
у истоков современной теории вождеств: «Отметим, что слово “кня-
жение”, которым автор ПВЛ обозначил этап в развитии организации 1
ПСРЛ. Т. 1. Лаврентьевская летопись. М., 1997. Ср.: «Асколдъ же и
“славиний” Восточной Европы, есть точный древнерусский экви- Диръ... начаста владети Польскою землею» (ПСРЛ. Т. 1. Стб. 21); «Реша
валент англ. chiefdom — “вождество”. Т. е. древнерусский книжник же Древляне: “Посла ны Деревьска земля... Бяше бо мужь твои аки волкъ,
определил устройство восточнославянских догосударственных общ- восхищая и грабя, а наши князи добри суть, иже распасли суть Деревьскую
ностей тем же словом, что вошло в обиход современных этнологов, землю...”» (ПСРЛ. Т. 1. Стб. 55–56); «Се слышавше, Деревляне собраша-
только восемью с половиной веками раньше...»5. ся лучьшие мужи, иже дерьжхуь Деревьску землю...» (ПСРЛ. Т. 1. Стб. 57),
Вряд ли такой подход можно считать продуктивным. С тем же и др.
2
Горский А. А. 1) Русь в конце Х — начале XII вв. С. 154–158; 2) Русь:
успехом, например, можно применять древнерусское «чюдь» или От славянского Расселения до Московского царства. С. 14, прим. 12, и др.
3
См.: Пузанов В. В. Государство и общество Древней Руси глазами
1
Горский А. А. Русь: От славянского Расселения до Московского современников (Х — начало XII вв.): историко-антропологические очер-
царства. С. 7, 13–14 и др. ки. Ижевск, 2012. С. 7–9.
2 4
Он же. Первое столетие Руси. С. 35. Там же. С. 13–180.
3 5
Там же. С. 36–48. Пузанов В. В. Древнерусская государственность: генезис, этнокуль-
4
Там же. С. 48. турная среда, идеологические конструкты. Ижевск, 2007. С. 308–309,
5
Там же. С. 42, прим. 140. прим. 205.
12 В. В. Пузанов «Летописные племена»: проблема типологии 13

языку, и значение его связано с доминантой кровнородственных надежны1). Но наличие института вождя само по себе не свиде-
отношений над государственными (в историческом контексте). тельствует в пользу вождества, равно как и военной демократии.
В этом смысле его употребление в историографии едва ли может Важны сущностные характеристики. Согласно принятым в совре-
вызвать возражения»1. Показательно, что в определенных случаях менной политической антропологии критериям, военная демо-
этнополитические образования летописец характеризовал поняти- кратия — «горизонтально организованная структура», в рамках
ем «род». Данный термин мог применяться как ко всему объедине- которой «динамически сосуществуют три равноправных органа
нию («мы от рода Рускаго»2; «...мы (поляне. — В. П.) седимъ, родъ управления: народное собрание (или собрание воинов), совет ста-
ихъ, платяче дань козаромъ»3), так и отдельным его составляющим рейшин и вождь. В вождестве народ отстранен от непосредствен-
(«И изъбрашася 3 братья с роды своими [и] пояша по собе всю Русь, ного управления. Вождество является не горизонтально, а верти-
и придоша...»4; «Полем же жившемъ особе и володеющемъ и роды кально организованной формой управления (...) Вождества более
своими... и живяху кождо родомъ своимъ на своихъ местех»5). Ис- централизованы. В них более ярка иерархия поселений, ярче вы-
пользование понятий «род» и «племя» показывает, что для летопис- ражена социальная стратификация общества»2.
ца главной была не политическая, а этническая составляющая всех Если исходить из данных критериев, то известия византийских
этих образований. Поэтому и вхождение «племен» в состав Киев- авторов о системе управления в «славиниях» (троичная система
ской Руси осмысливалось в плане адопции — введения (наречения) организации власти: князь — совет старейшин — народное со-
Олегом их в свой род (в Русь): «И рече Олегъ: “Се буди мати градомъ брание) указывают на стадию военной демократии3. В отношении
рускимъ”. И беша оу него варязи и словене и прочи прозвашася восточных славян, к сожалению, нет сколько-нибудь репрезента-
“русью”»6. тивных сведений. Наиболее ценны известия ПВЛ о древлянах, как
Определение типологии восточнославянских «летописных пле- в плане характеристики потестарной организации, так и с точки
мен» («княжений») требует детального анализа их структуры управ- зрения анализа системы отношений с Киевом. Уникальность древ-
ления и власти. До настоящего времени и тезис о «племенных кня- лянских сюжетов ПВЛ объясняется не особенностью этнополи-
жениях», и тезис о «вождествах» по отношению к ним основывался, тической организации древлян, а драматизмом событий, вызванных
фактически, на одном показателе письменных источников — на- гибелью великого князя Игоря Рюриковича. Поэтому эти сведения
личии князей (вождей)7 (этнографические данные по вождествам можно использовать и для реконструкции потестарно-политической
в отношении Европы отсутствуют, а археологические признаки не- организации других «летописных племен», и для характеристики
взаимоотношений Киева с подвластными «племенами» в целом.
1
Петрухин В. Я. Русь IX–X вв. От призвания до выбора веры. М., Поскольку сюжет общеизвестный, я не буду останавливаться на
2013. С. 134–135, прим. 94. его пересказе, а перейду к непосредственному анализу текста.
2
ПСРЛ. Т. 1. Стб. 32–33, 46. Структура Древлянского объединения, в общих чертах, рекон-
3
Повесть временных лет/Под ред. В. П. Андриановой-Перетц. Изд. струируется по информации ПВЛ и Новгородской первой летописи
2-е, испр. и доп. СПб., 1996. С. 13.
4
ПСРЛ. Т. 1. Стб. 20.
5 1
Там же. Стб. 9. Пузанов В. В. Образование Древнерусского государства в восточно-
6
Там же. Стб. 23; ПСРЛ. Т. 2. Ипатьевская летопись. М., 1998. Стб. 17. европейской историографии. С. 45–55.
2
Подробнее см.: Пузанов В. В. Древнерусская государственность... С. 270. Крадин Н. Н. Вождество: современное состояние и проблемы изуче-
7
Так, А. А. Горский, задаваясь вопросом, являлись ли восточносла- ния//Ранние формы политической организации: от первобытности к го-
вянские догосударственные общности племенами или вождествами, пы- сударственности/Отв. ред. В. А. Попов. М., 1995. С. 19, 21 и др.
3
тается ответить на него поиском упоминаний источников о вождях и Пузанов В. В. У истоков восточнославянской государственности//
знатных родах (Горский А. А. Первое столетие Руси. C. 36-48). История России: Народ и власть/Сост. А. Ю. Сандулов. СПб., 1997. С. 11–15.
14 В. В. Пузанов «Летописные племена»: проблема типологии 15

младшего извода1. Так, осуждая алчность Игоря, древлянские послы принимались важнейшие решения от лица всей «Древлянской
обращаются к Ольге со словами: «Посла ны Деревьская земля, рку- земли»1. Эти наблюдения коррелируют с выводами Г. Ловмяньского
ще сице: мужа твоего оубихомъ, бяшеть бо мужь твой аки волкъ, о топографии «больших» и «малых» славянских племен2.
восхыщая и грабя, а наши князи добри суть, иже распасли суть Таким образом, у древлян есть князь Мал и, видимо, подвластное
Деревьску землю, да поиди за нашь князь за Малъ»2. Вероятно, ему племенное княжье. Есть также «лучшие» и «нарочитые» мужи.
фраза «наши князи добри суть» имеет в виду не только Мала и его Лучьшие, судя по всему, это люди, добившиеся социального поло-
предшественников, но и князей рангом ниже, возглавлявших малые жения своими личными достоинствами, а нарочитые («лучьшие...
племена и сидевших в градах, в которых древляне «затворишася» иже дерьжаху Деревьску землю»), т. е. приобретшие достоинство
после неудачного сражения с киевским войском: «Деревляне же по- по рождению, — представители древлянского нобилитета (в том
бегоша и затворишася в градехъ своихъ»3. числе, княжеских родов)3. Таким образом, становится понятным
Об этих же градах говорит Ольга, обращаясь к жителям Ис- требование Ольги прислать к ней сватами «нарочитых мужей» —
коростеня: «Что хочете доседети? А вси гради ваши предашася мне, погубив их, она обезглавливала «малые племена». Не случайно по-
и ялися по дань, и делають нивы своя и земле своя, а вы хочете из- следние потом легко покорились под дань4, тогда как Искоростень,
мерети гладомъ, не имучися по дань»4. Б. А. Звиздецкий обратил где находился князь Мал, оказал упорное сопротивление. Показа-
внимание, что количество выявленных археологами древлянских тельно, что о подчинении «малых племен» ПВЛ ничего не говорит.
городищ (20)5 совпадает с количеством послов, отправленных древ- Видимо, сам факт избиения «нарочитых мужей» должен был лишить
лянами к Ольге («И послаша деревляне лучьшие мужи, числомъ их, по мнению летописца, воли к сопротивлению.
20, в лодьи къ Ользѣ»)6. Это позволило ему сделать предположение, Как выстроена система власти у древлян согласно летописному
что «20 лучших “мужей” являлись представителями 20 небольших рассказу? «Нарочитые мужи» управляют («держат») Древлянской
племен, входивших в древлянский союз... “Грады” были “резиден- землей, представляют (вместе с «лучшими» мужами) Древлянскую
циями” родоплеменной верхушки 20 племен Древлянской земли. землю перед внешним миром5. Однако принимают решения «древ-
Князья этих племен были подвластны искоростеньскому Малу —
вассалу киевского князя Игоря»7. «Племенные города» являлись
«младшими» по отношению к старшему Искоростеню, в котором и в Новгородской земле... Не следствие ли это дуального деления родов,
наложенного на десятичную систему?
1
Подробнее см.: Пузанов В. В. У истоков восточнославянской госу-
1
Далее ссылки даются на ПВЛ (Лаврентьевского и Ипатьевского спис- дарственности. С. 39.
2
ков). Łowmiański H. Początki Polski. Warszawa, 1970. T. 4. S. 33–46.
3
2
ПСРЛ. Т. 1. Стб. 55–56; ПСРЛ. Т. 2. Стб. 44. Пузанов В. В. Древнерусская государственность... С. 568.
3 4
ПСРЛ. Т. 1. Стб. 58; ПСРЛ. Т. 2. Стб. 46. «Что хочете доседети? А вси гради ваши предашася мне, и ялися по
4
ПСРЛ. Т. 1. Стб. 58; ПСРЛ. Т. 2. Стб. 47. дань, и делають нивы своя и земле своя...» — обращается Ольга к защит-
5
Звiздецький Б. А. 1) Про час виникнення та соцiальну типологiю никам Искоростеня (ПСРЛ. Т. 1. Стб. 58; ПСРЛ. Т. 2. Стб. 47).
5
лiтописних «градiв» Дрєвлянської землi//Украïнський iсторичний жур- «И послаша деревляне лучьшие мужи, числомъ 20, в лодьи къ Ользѣ»
нал. 1990. № 3. С. 77–81; 2) Про деякi особливостi древлянських городищ (ПСРЛ. Т. 1. Стб. 55; ПСРЛ. Т. 2. Стб. 43); «Пославши Ольга къ деревля-
VIII–X ст.//Стародавнiй Iскоростень i cлов’янськi гради VIII–X ст. Київ, ном, рече имъ: “Да аще мя просити право, то пришлите мужа нарочиты,
2004. С. 41–50. да въ велице чти приду за вашь князь, еда не пустять мене людье киевь-
6
«И послаша деревляне лучьшие мужи, числомъ 20, в лодьи къ Ользѣ» стии”. Се слышавше, деревляне собрашася (в Радзивиловской и Ипатьев-
(ПСРЛ. Т. 1. Стб. 55; ПСРЛ. Т. 2. Стб. 43). ской летописях: изъбраша. — В. П.) лучьшия мужи, иже дерьжаху
7
Звiздецький Б. А. Про час виникнення та соцiальну типологiю лiто- Деревьску землю, и послаша по ню» (ПСРЛ. Т. 1. Стб. 56–57; ПСРЛ. Т. 2.
писних «градiв» Дрєвлянської землi. С. 81. 20 племен у древлян, 20 сотен Стб. 45).
16 В. В. Пузанов «Летописные племена»: проблема типологии 17

ляне»: постановляют убить Игоря1, вступают с ним в переговоры2, дело «древляне», которые посылают посольство, и другое — «древ-
убивают Игоря3, решают взять Ольгу замуж за своего князя Мала4 ляне» как собирательное название древлянских послов. Естествен-
(для того чтобы, по понятиям того времени, возобладать над киев- но, нас интересует первый случай. Дважды летописец приоткры-
лянами, ведь брак с Ольгой легализовал бы право Мала на Киев и вает завесу над этими древлянами: 1) когда мы узнаем, что понятия
Киевскую землю); дважды посылают к Ольге послов5, обращаются послали древляне и послала Древлянская земля — синонимы1;
к ней с вопросом о судьбе посольства6, вступают в переговоры во 2) когда древлянские представители, после выплаты дани голубя-
время осады Искоростеня7, собирают дань птицами8 и т. д. Ольга, ми и воробьями, вернулись в город и поведали «людемъ» о том, что
в свою очередь, апеллирует не к князю Малу, не к «нарочитым» и Ольга обещала на утро снять осаду2.
«лучшим» мужам, а к древлянам9. Таким образом, древляне — Древлянская земля — люди вы-
Естественно, встает вопрос, а кто такие «древляне»? В каждом ступают в качестве синонимов. «Лучшие» и «нарочитые» мужи —
конкретном случае летописец понимал под ними разные слои: одно часть Древлянской земли, также как и те древляне, которых пе-
1 ребили Ольгины отроки у могилы Игоря в количестве 5000, и те
«Слышавше же деревляне, яко опять идеть, съдумавше со княземъ людье, которым послы поведали о том, что Ольга согласилась взять
своимъ Маломъ: “Аще ся въвадить волкъ въ овце, то выносить все стадо,
аще не оубьють его; тако и се, аще не оубьем его, то все ны погубить”» дань и прекратить осаду. «Земля» в данном случае (и в соответствии
(ПСРЛ. Т. 1. Стб. 54–55; ПСРЛ. Т. 2. Стб. 43). с древнерусской книжной традицией в целом3) обозначает единст-
2
«Послаша к нему, глаголюще: “Почто идеши опять? Поималъ еси во территории, народа и власти. При этом понятия народ, власть,
вьсю дань”» (ПСРЛ. Т. 1. Стб. 55; ПСРЛ. Т. 2. Стб. 43). войско могли выступать в качестве синонимов. «Держат» землю
3
«И вышедше изъ града Изъкоростеня противу деревляне оубиша (управляют ею) «нарочитые мужи». Показательно, однако, что не
Игоря и дружину его, бѣ бо ихъ мало» (ПСРЛ. Т. 1. Стб. 55; ПСРЛ. Т. 2.
Стб. 43). сами «лучшие» и «нарочитые» мужи (хоть последние и «держат»
4
«Реша же деревляне: “Се князя оубихомъ рускаго, поимемъ жену землю) принимают решение отправиться к Ольге, а посылают их
его Вольгу за князь свой Малъ и Святослава, и створимъ ему, якоже хо- древляне, Древлянская земля. Таким образом, принимают решения
щемъ”» (ПСРЛ. Т. 1. Стб. 55; ПСРЛ. Т. 2. Стб. 43). все «люди» — вече. Однако чтобы сокрушить древлян, основной
5
«И послаша деревляне лучьшие мужи, числомъ 20, в лодьи къ Ользе» удар Ольга направляет на «лучших» и «нарочитых» мужей. Если
(ПСРЛ. Т. 1. Стб. 55; ПСРЛ. Т. 2. Стб. 43); «Се слышавше, деревляне учесть, что тогда социальный статус человека определялся либо
изъбраша лучьшия мужи, иже дерьжаху Деревьску землю, и послаша
по ню» (ПСРЛ. Т. 1. Стб. 56–57; ПСРЛ. Т. 2. Стб. 45). происхождением, либо «удачей», что в глазах общества делало его
6
«И ркоша деревляне къ Олзе: “Кде суть друзе наши, ихъже послахомъ
1
по тя?”» (ПСРЛ. Т. 2. Стб. 45; ПСРЛ. Т. 1. Стб. 57). «Реша же деревляне: “Се князя оубихомъ рускаго, поимемъ жену
7
«Деревляне же рькоша: “Ради ся быхомъ яли по дань, но хощеши его Вольгу за князь свой Малъ и Святослава, и створимъ ему, якоже хо-
мьшати мужа своего”» и сл. (ПСРЛ. Т. 1. Стб. 58; ПСРЛ. Т. 2. Стб. 47). щемъ”. И послаша деревляне лучьшие мужи, числомъ 20, в лодьи къ
8
«Деревляне же... собраша от двора по 3 голуби и по 3 воробьи...» Ользе». По прибытии же сказали послы Ольге: “Посла ны Деревьская
(ПСРЛ. Т. 1. Стб. 59; ПСРЛ. Т. 2. Стб. 47). земля, ркуще сице: мужа твоего оубихомъ, бяшеть бо мужь твой аки волкъ,
9
«Пославши Ольга къ деревляном, рече имъ: “Да аще мя просити восхыщая и грабя, а наши князи добри суть, иже распасли суть Деревьску
право, то пришлите мужа нарочиты”...» (ПСРЛ. Т. 1. Стб. 56–57; ПСРЛ. землю, да поиди за нашь князь за Малъ”» (ПСРЛ. Т. 1. Стб. 55–56; ПСРЛ.
Т. 2. Стб. 45); «И посла къ деревляном, ркущи сице: “Се оуже иду к вамъ, Т. 2. Стб. 43–44).
2
да пристройте меды многи въ граде, идеже оубисте мужа моего, да плачю- «Деревьляне же ради бывше, вънидоша в градъ и поведаша людемъ,
ся надъ гробомъ его, и створю трызну мужю своему”» (ПСРЛ. Т. 1. Стб. 57; и обрадовашася людье в граде» (ПСРЛ. Т. 1. Стб. 59; ПСРЛ. Т. 2. Стб. 47–
ПСРЛ. Т. 2. Стб. 45); «И стоя Ольга лето цело, и не можаше взяти города, 48).
3
и умысли сице: посла къ городу, ркущи: “Чего хощете доседети?...”» Пузанов В. В. Государство и общество Древней Руси глазами совре-
(ПСРЛ. Т. 2. Стб. 47; ПСРЛ. Т. 1. Стб. 58). менников... С. 178–180.
18 В. В. Пузанов «Летописные племена»: проблема типологии 19

носителем определенных качеств, легко понять действия Ольги: ту и сына его...» — писал князь в Поучении)1. Вряд ли власть Хо-
уничтожая знать, она уничтожала, по понятиям того времени, силу доты, затерявшегося в глухих вятичских закутках вместе со своими
и удачу древлян. соплеменниками, принципиально отличалась от власти Мала. Сле-
Какова же была роль князя у древлян? Образ Мала пассивен и дует учитывать, что словом «распасли» книжник мог противопо-
растворяется в коллективном образе древлян. Мал фигурирует при ставлять не только древлянских князей Игорю, но и киевских кня-
принятии решений один раз, но и здесь главным субъектом действа зей языческой поры Владимиру Святославичу и его потомкам. Мал,
выступают древляне: «Съдумавше древляне съ княземъ своимъ скорее всего, не персонифицирован в поступках потому, что книж-
Маломъ...»1. Незаметен Мал и в качестве организатора войска: если ник ничего конкретного о нем не ведал. Вполне возможен и рас-
Ольга «...пристрои воя на прокъ ихъ» (древлян), то против нее выш- хожий летописный штамп, когда указывается предводитель одной
ли древляне («И изыдоша деревляне противу...»), а не Мал2. Функ- лишь стороны (чаще всего — нападавшей), а вторая сторона скры-
ции древлянских князей выражены словом «распасли»3. Это по- вается за собирательным названием («ятвяги», «суздальцы» и т. п.).
нятие переводят по-разному; по смыслу получается — расплодили Например: «Иде Володимиръ на ятвяги и победи ятвяги...»2; «Иде
и обустроили. Соблазнительно увидеть здесь сакрального прави- Всеволодъ на Суждаль ратью... И бишася на Ждане горе...»3 и т. п.
теля, который не отягощен административной рутиной, ублажа- Схожая система организации власти (князь — совет старей-
ет многочисленных жен и наложниц, обеспечивая, тем самым, бла- шин — вече), но с большей ролью князя в административном управ-
гополучие земли: делает все, чтобы «распасти» ее. Управляют же лении, представлена у русов в тексте V книги «Продолжателя Фео-
«нарочитые мужи» (вероятно, речь идет о родоплеменной знати — фана», повествующем о крещении Руси во второе патриаршество
главах родов и племен, «иже держаху» Древлянскую землю). В то Игнатия (847–858, 867–877 гг.). Автором V книги, посвященной
же время, Мал должен присутствовать на общественно значимых жизнеописанию византийского императора Василия I Македоня-
мероприятиях (народных собраниях, жертвоприношениях, приеме нина4, традиционно считается Константин Багрянородный5. В рас-
послов и пр.), касающихся благополучия древлян и Древлянской сказе, больше похожем на легенду и содержащем фантастические
земли, обеспечивая тем самым необходимую сакральную защиту подробности, содержится все же зерно истины. И заключается оно
и помощь богов. не в мнимом крещении русов во второй половине IX в. и не в чуде
Однако, как ни соблазнительна такая точка зрения, для нее нет с Евангелием, а в отражении автором современных ему историче-
достаточных оснований. Вполне возможно, что пассивность Мала, ских реалий, характеризующих государственный строй Руси сере-
по сравнению с Ольгой, объясняется особым вниманием летопис- дины Х в., о котором Константин был хорошо информирован. Со-
ца княгине и тем обстоятельством, что книжник понимал разницу в гласно тексту, Василий щедрыми дарами убедил русов креститься
характере власти между князем формирующейся Руси и князем от- и принять рукоположенного патриархом Игнатием архиепископа.
живавших свой век союзов племен, в котором равнозначны были
три органа власти — вождь, совет знати, вече. Показательно, тем 1
ПСРЛ. Т. 1. Стб. 248.
не менее, что и Владимир Мономах воспринимал борьбу с вятича- 2
ПСРЛ. Т. 1. Стб. 82.
ми (теми из них, кто еще не покорился Киеву) как борьбу с князем 3
ПСРЛ. Т. 3. Новгородская первая летопись старшего и младшего
Ходотой и его сыном («А въ вятичи ходихомъ по две зиме, на Ходо- изводов. М., 2000. С. 23.
4
«Историческое повествование о жизни и деяниях славного царя Ва-
силия, которое трудолюбиво составил из разных рассказов внук его Кон-
1
ПСРЛ. Т. 2. Стб. 43; ПСРЛ. Т. 1. Стб. 54–55. стантин, царь в Бозе ромеев».
2 5
ПСРЛ. Т. 1. Стб. 58; ПСРЛ. Т. 2. Стб. 46. Константин VII Багрянородный, византийский император (913–959 гг.).
3
См. выше, прим. 1 на с. 17. Доводился внуком Василию I Македонянину (император в 867–886 гг.).
20 В. В. Пузанов «Летописные племена»: проблема типологии 21

Показательно, что вопрос о крещении решался на вече: «Однажды позволяют классифицировать восточнославянские этнополитиче-
князь этого племени собрал сходку из подданных и воссел впереди ские образования VIII–IX вв. как вождества. Наличие потестарной
со своими старейшинами, кои более других по многолетней при- триады князь, совет старейшин, народное собрание характерно
вычке были преданы суеверию, и стал рассуждать с ними о христи- для эпохи военной демократии.
анской и исконной вере. Позвали туда и иерея1, только что к ним В этой связи особое внимание привлекают выводы Н. Н. Кради-
явившегося, и спросили его, чтó он им возвестит и чему собирается на, одного из ведущих теоретиков в области политической антро-
наставлять. А тот, протягивая священную книгу божественного пологии и наиболее авторитетного отечественного специалиста по
Евангелия, возвестил им некоторые из чудес Спасителя и Бога на- проблеме вождеств. Исходя из теории многолинейной эволюции,
шего и поведал по Ветхому Завету о чудотворных Божьих деяни- Н. Н. Крадин не считает вождество «универсальным способом
ях. На это росы тут же ответили: “Если сами не узрим подобного, трансформации» догосударственных обществ в раннегосударствен-
а особенно того, что рассказываешь ты о трех отроках и печи2, не ные1. Одной из альтернатив вождеству, по его мнению, являлась
поверим тебе и не откроем ушей речам твоим”». Помолившись, гетерархия2. Допуская существование вождеств у восточных сла-
архиепископ бросил по требованию русов в огонь Евангелие, кото- вян во второй половине I тыс. н. э.3, в Древней Руси он видит сово-
рое осталось «невредимым и нетронутым, никакого зла и ущерба купность «этнически и культурно близких политий разной степени
от огня не потерпевшим, так что даже кисти запоров книги не по- структурированности: от сложных вождеств до гетерархических
портились и не изменились. Увидели это варвары, поразились ве- протогородских республик». При этом исследователь предполагает,
личию чуда и уже без сомнений приступили к крещению»3. что гетерархическую модель на Русь принесли викинги4.
Константин Багрянородный весьма точно описал состав веча Вряд ли с последним положением можно безоговорочно согла-
(князь, старейшины, народ), процедуру проведения и принятия ситься. Славянское общество на начальном этапе расселения (VI в.)
на нем решений, и потому не доверять ему нет оснований. было более архаичным, чем германское начала экспансии на тер-
В общем, имеющиеся сведения о «летописных племенах», рав- риторию Западной Римской империи: меньшая степень развитости
но как и особенности социально-политического строя домонгольской институтов собственности, аристократических элементов, менее
Руси (для которого характерна огромная роль города и веча4), не
Древней Руси. Л., 1988; Кривошеев Ю. В. Русь и монголы: Исследование
по истории Северо-Восточной Руси XII–XIV вв. СПб., 1999; Петров А. В.
1
Архиепископа, рукоположенного Игнатием. От язычества к Святой Руси: Новгородские усобицы (к изучению древне-
2
Имеется в виду библейская легенда, согласно которой царь Навухо- русского вечевого уклада). СПб., 2003, и др.
1
доносор велел бросить в печь трех еврейских отроков, отказавшихся по- Крадин Н. Н. 1) Вождество: современное состояние и проблемы из-
клоняться идолам. Они вышли из печи невредимыми (Дан. Гл. 3). учения. С. 19–21; 2) Политическая антропология. Изд. 2-е, испр. и доп.
3
Продолжатель Феофана. Жизнеописания византийских царей. Изд. 2-е, М., 2004. С. 170–174; 3) Проблемы государственности на Руси в свете
испр. и доп./Изд. подг. Я. Н. Любарский. СПб., 2009. V. 94. С. 213–214. То, теории многолинейной эволюции//Восточная Европа в древности и
что в решении о крещении Руси было задействовано вече, свидетельствует средневековье. Ранние государства Европы и Азии: проблемы полито-
и Пролог начала XIII в., несколько уточняющий известия ПВЛ. Так, согласно генеза: XXIII Чтения памяти чл.-кор. АН СССР В. Т. Пашуто. М., 2011.
Прологу, Владимир, вернувшись в Киев из Корсуня, «изби вся идолы… По- С. 147–150; 4) Становление государственности на Руси в свете данных
семь созва все множьство людий и заповеда имъ креститися, нарекъ имъ политической антропологии. С. 211–239.
2
день…» (Из Пролога//Библиотека литературы Древней Руси. Т. 2. XI– Он же. 1) Проблемы государственности на Руси... С. 147–149; 2) Ста-
XII вв. СПб., 1999. С. 402). Конечно, в Пролог могли переноситься современ- новление государственности на Руси... С. 229–232.
3
ные политические реалии на древний период, и это следует учитывать. Он же. Становление государственности на Руси... С. 214–215.
4 4
См.: Фроянов И. Я. Киевская Русь: Очерки социально-политической Он же. 1) Проблемы государственности... С. 149; 2) Становление го-
истории. Л., 1980; Фроянов И. Я., Дворниченко А. Ю. Города-государства сударственности... С. 231–232.
22 В. В. Пузанов

жесткая стратификация в целом (в том числе и более выраженная


архаичность рабства), неразвитость потестарных структур, и т. п.1
Еще более архаичным оно было по сравнению с современными ему
варварскими обществами германской Европы VI–VIII вв. Поэтому,
скорее всего, речь можно вести о консервации эгалитарных черт в
условиях Восточной Европы и о «наложении» скандинавской «ге- П. А. АТАНОВ
терархической модели» на восточнославянскую «гетерархическую
модель», формировавшуюся на почве «военной демократии».
АСКОЛЬД И ДИР:
ВОПРОС О ВЕРОЯТНОСТИ
СОПРАВЛЕНИЯ В КИЕВЕ
Ранняя история Киева (до захвата его Олегом) представляет
собой весьма смутную канву. Одним из нераскрытых ее аспектов
является властвование киевских правителей, княживших в полян-
ской столице до последней четверти IX в. В частности, неясно, бы-
ли ли соправителями Аскольд и Дир, или же они княжили в разное
время.
Исходя из взгляда на реалии того времени, можно полагать, что
данные князья не правили одновременно. А. А. Шахматов отмечал,
что соправительство двух князей — совсем необычное для Древней
Руси явление1.
Источниковедческий анализ тоже наводит на мысль о княжении
Аскольда и Дира в разные времена. Е. А. Мельникова обратила вни-
мание на то, что традиция об Аскольде и Дире включала несколько
сказаний, относившихся, вероятно, первоначально к одному из ге-
роев. Исследователь замечает, что объединение данных летописных
персонажей, видимо, произошло достаточно поздно. Эти сказания
(поход Аскольда и Дира с севера и вокняжение в Киеве, их поход на
Константинополь и смерть от руки нового претендента на власть в
Киеве), по резонному предположению Е. А. Мельниковой, были не-
1
зависимы и не образовывали единого цикла. Представляется ценным
Пузанов В. В. 1) У истоков восточнославянской государственности.
С. 5–48; 2) О феодализме в России//Государство и общество: История.
1
Экономика. Политика. Право. 1999. № 3–4. С. 193–194. Шахматов А. А. Разыскания о русских летописях. М., 2001. С. 231.
24 П. А. Атанов Аскольд и Дир. Вопрос о вероятности соправления... 25

ее наблюдение на помещение их в летописи под разными годами и ятно, не мог, — поэтому Аскольд и Дир в НПЛ представлены вне
в различных местах Повести временных лет (далее — ПВЛ) и Нов- исторического контекста. Надо полагать, что и причин, по которым
городской Первой летописи (далее — НПЛ)1. Аскольд и Дир действовали и правили бы совместно, не было, т. е.
В ПВЛ начало правления этих князей в Киеве относится к 862 г.,2 Аскольд и Дир не властвовали в Киеве одновременно.
их поход на Царьград — к 866 г.,3 гибель — к 882 г.4 Между этими С другой стороны, автор НПЛ, живший в XIII в., имел смутное
годами никаких сведений о деятельности рассматриваемых власти- представление о событиях, происходивших за четыре столетия до
телей нет. Таким образом, ПВЛ об истории соправления Аскольда него, и не мог иметь самостоятельного взгляда о том, вместе прави-
и Дира, кроме совместного похода на Царьград, ничего не знает. ли Аскольд и Дир или в разное время. Именно поэтому он не стал
Это приводит к предположению о том, что соправления не было. менять представление ПВЛ об упомянутых князьях как об одно-
Наличие причины в таком предположении подтверждается взгля- временных правителях, но можно предположить, что в правиль-
дом автора НПЛ на Аскольда и Дира. ности этого взгляда новгородский летописец сомневался, иначе он
В. Я. Петрухин обратил внимание, что Аскольд и Дир оказались не оставил бы открытым вопрос, кто возглавлял поход на Царьград.
упомянутыми в НПЛ вне какого бы то ни было исторического кон- Никоновская летопись сообщает о нападении Аскольда и Дира
текста. Исследователь считает, что текст рассматриваемой лето- на Царьград в четырех местах: 1) в рассказе «О пришествии Руси
писи здесь непоследователен, считая более последовательным текст на Царьградъ», помещенном после повествования о крещении бол-
ПВЛ, где данные князья выглядят более исторично5. гарского князя (точнее, царя) Бориса1; 2) в кратком абзаце, который
Действительно, в НПЛ Аскольд и Дир приходят в Киев неиз- озаглавлен «О пришествии Агарянъ на Царьградъ» и который следу-
вестно откуда и не совершают похода на Царьград6 (рассказ об этом ет за рассказом «О поставлении Василиа Македоньскаго на царь-
походе новгородский летописец поместил раньше упоминания о ство»2; 3) после легенды о «призвании варягов»3; 4) в повествовании,
названных правителях7). Однако, как и нам видится, НПЛ в том, называемом «О князи Рустемъ Осколде», перед которым идет речь
что касается правления Аскольда и Дира, более последовательна, об истории царствования Василия Македонянина4.
чем ПВЛ. Новгородский летописец, очевидно, не хотел принимать В упомянутых рассказах, кроме первого, сообщение о походе
неправдоподобную версию ПВЛ, согласно которой Аскольд и Дир Аскольда и Дира не имеет, как нам видится, самостоятельного зна-
были боярами Рюрика8, а найти другую причину, в силу которой чения. В абзаце «О пришествии Агарянъ на Царьградъ» поход упо-
имела место совместная деятельность Аскольда и Дира, он, веро- минается только одной фразой: «Слышавше же Киевстии князи
Асколдъ и Диръ, идоша на Царьград и много зла сътвориша»5. Глав-
1
Мельникова Е. А. Устная традиция в Повести временных лет//Вос- ное внимание здесь уделяется не самому нападению упомянутых
точная Европа в исторической ретроспективе. К 80-летию В. Т. Пашуто. князей на Царьград, а неблагоприятным для Византии обстоятель-
Под ред. В. Т. Джаксон и Е. А. Мельниковой. М., 1999. С. 161. ствам, о которых «слышавше» Аскольд и Дир и в силу чего данные
2
ПВЛ/Под ред. В. П. Андриановой-Перетц. Ч. I. М.; Л., 1950. С. 18– киевские князья сочли возможным напасть на византийскую сто-
19.
3
Там же С. 19. лицу. В этом месте речь идет о том, что Империя подверглась на-
4
Там же. С. 20.
5 1
Петрухин В. Я. «Начало Русской земли» в начальном летописа- Летописный сборник, именуемый Патриаршей или Никоновской
нии//Восточная Европа в исторической ретроспективе. С. 221–222. летописью//ПСРЛ. Т. IX. М., 2000. С. 7.
6 2
Новгородская Первая летопись старшего и младшего изводов/Под Там же. С. 8.
3
ред. А. Н. Насонова. М.; Л., 1950. С. 106. Там же. С. 9.
7 4
Там же. С. 105. Там же. С. 13.
8 5
ПВЛ. С. 18. Там же. С. 8.
26 П. А. Атанов Аскольд и Дир. Вопрос о вероятности соправления... 27

шествию других врагов, названных в летописи «агарянами». В ней более явно, что та же летопись повествует о походе и до изложения
говорится: «Множество съвокупившеся Агарянъ прихождаху на легенды о «призвании варяжских князей», после сообщения о кре-
Царьградъ, и сиа множицею творящее»1. Показательно, что рассказ щении болгарского князя Бориса1. Характерно, что в Никоновской
«О пришествии Агарянъ на Царьградъ» помещен после рассказа о летописи сообщение о нападении на Царьград, которое следует по-
поставлении Василия Македонянина на царство2, в то время как в сле предания о «призвании», никак не озаглавлено2, в то время как
действительности поход русов на Константинополь имел место при рассказ, помещенный после повествования о Борисе, имеет загла-
Михаиле — предшественнике Василия3. Т. е. поход оказывается вие — «О пришествии Руси на Царьградъ»3.
здесь отделенным от своего времени, а упоминание о нем постав- В рассказе «О князи Рустемъ Осколде» упоминание о походе тоже
лено в зависимость от других событий, в частности, от нападений не является для летописца самоцелью. Об этом военном предприятии
на Царьград «агарян». сообщается в контексте повествования о крещении «Руси» (т. е.
Рассказ о рассматриваемом походе, который следует за леген- русов)4. Поэтому упоминание о походе и здесь отделено от того вре-
дой о «призвании варягов» под 6374 (866) г., представляется заим- мени, когда он происходил. В частности, о нападении Аскольда и
ствованием взгляда ПВЛ на эти события. В ПВЛ поход на Царьград Дира на Царьград речь идет после изложения истории царствования
совершается после «призвания варягов», а именно в 866 г.4 Однако Василия Македонянина. После этого царствования поход данных
помещение рассказа о нападении Аскольда и Дира на Царьград киевских правителей не мог, как нами выше было показано, иметь
после легенды о «призвании» может выглядеть логичным, только место. Другое дело, что рассказ о крещении в контексте повествова-
если считать, что Аскольд и Дир были будто бы «боярами Рюрика», ния о царствовании упомянутого византийского императора уместен,
и если полагать, что предание о походе не имеет самостоятельного так как именно при Василии Македонянине русы приняли крещение5.
значения, являсь дополнением предания о «призвании» варяжских Таким образом, три выше рассмотренных упоминания о похо-
князей. Так, в Никоновской летописи Аскольд и Дир не представ- де Аскольда и Дира в Никоновской летописи имеют подчиненное
лены «боярами Рюрика», а выглядят скорее как его враги5. Поэтому отношение к помещенным рядом с ними упоминаниями о других
не видится закономерным то обстоятельство, что в этой летописи событиях. И во всех трех сообщениях данный поход оказывается
за повествованием о «призвании» идет речь о походе рассматрива- изолированным от своего исторического контекста. Поэтому, ду-
емых киевских властителей на византийскую столицу. Здесь, на мается, летописец XVI в., не акцентируя в этих сообщениях главное
наш взгляд, рассказ о походе является вставкой в чужой контекст, внимание на походе, не придавал принципиального значения во-
а данное событие, как и в повествовании «О пришествии Агарянъ просу о том, один или два князя стояли во главе войска, напавшего
на Царьградъ», оказывается отделенным от времени, когда оно име- на Царьград, и, по-видимому, некритично заимствовал сведения
ло место. Изолированность упомянутого рассказа о нападении на ПВЛ, согласно которым на Царьград напали два киевских прави-
Царьград от своего исторического контекста обнаруживается тем теля — Аскольд и Дир. Следовательно, ни из рассказа «О прише-
ствии Агарянъ на Царьградъ», ни из повествования о походе, ко-
1
Летописный сборник, именуемый Патриаршей или Никоновской торое следует за легендой о «призвании», ни из рассказа «О князи
летописью. С. 7.
2
Там же.
3 1
Продолжатель Феофана. Жизнеописания византийских царей/Из- Там же. С. 7.
2
дание подг. Я. Н. Любарский. СПб., 1992. С. 84. Там же. С. 9.
4 3
ПВЛ. С. 19. Там же. С. 7.
5 4
Летописный сборник, именуемый Патриаршей или Никоновской Там же. С. 13.
5
летописью. С. 9. Продолжатель Феофана. С. 142.
28 П. А. Атанов Аскольд и Дир. Вопрос о вероятности соправления... 29

Рустемъ Осколде» невозможно сделать вывода о том, что на Царь- похода, не знает, когда точно имел место этот военный поход, ко-
град напали действительно два князя. торый был бы организован двумя правителями — Аскольдом и
Из четырех имеющихся в Никоновской летописи сообщений о Диром. Возможно, войско, совершившее нападение на Константи-
нападении на византийскую столицу действительно посвящено по- нополь, возглавлялось одним князем, а взгляд автора Никоновской
ходу только то, которое помещено после сведений о принятии хрис- летописи на Аскольда и Дира как на соправителей можно объяснить
тианства царем Борисом, на что указывает и само название этого тем, что он имел неопределенное представление о событиях, про-
сообщения — «О пришествии Руси на Царьградъ». Именно этот исходивших за 700 лет до него, и поэтому был вынужден принимать
рассказ оказывается первым в ряду четырех рассказов о рассматри- на веру мнение об одновременном правлении в Киеве рассматри-
ваемом военном предприятии1. Поэтому, надо полагать, именно в ваемых властителей.
нем летописцем сделан наибольший акцент на данном событии. Такой взгляд на Аскольда и Дира опровергается «Продолжате-
Для того чтобы поставить в известность о наличии в истории по- лем Феофана». Если, к примеру, в рассказе «О князи Рустемъ Ос-
хода Аскольда и Дира, было бессмысленно повторять еще три раза колде» Никоновской летописи, посвященном крещению русов,
о нападении названных киевских князей на Царьград. Повторение Аскольд и Дир вновь упоминаются вместе1, то «Продолжатель
имело смысл только в случае, если поход надо было упомянуть в Феофана», повествуя об этом крещении, свидетельствует: «Од-
контексте других событий. Характерно, что здесь поход не выглядит нажды князь этого племени (русов. — П. А.) собрал сходку из
выпадающим из исторического контекста. Помещение рядом друг подданных и воссел впереди со своими старейшинами, кои более
с другом рассказа о крещении Бориса и рассказа о нападении на других, по многолетней привычке, были преданы суеверию, и стал
Царьград, произошедшем тогда, когда Византией правил Михаил2, рассуждать с ними о христианской вере и исконной вере»2. Как
является логичным, так как крещение болгарского царя Бориса видно, византийский источник ведет речь об одном князе, а не о
произошло именно во время царствования в Византии Михаила3. двух. Отсюда можно сделать вывод, что соправления в Киеве в то
Важно отметить, что «О пришествии Руси на Царьградъ» стоит в время не было.
Никоновской летописи раньше предания о варяжских князьях4. В числе летописных известий, также наводящих на мысль о не-
Очевидно, изложенный поход произошел до того, как были «при- возможности соправления Аскольда и Дира, надо отметить пре-
званы» варяги, что является почвой для сомнения относительно дание об их гибели. Н. Ф. Котляр обращает внимание на то, что, по
совместности правления в Киеве Аскольда и Дира. летописи, эти князья умерли в одно время и в одном месте, но по-
Правда, и в повествовании «О пришествии Руси на Царьградъ» хоронены в разных местах Киева, на значительном отдалении друг
Аскольд и Дир упоминаются вместе, но летописец, говоря о време- от друга3. Могила Аскольда, согласно летописным данным, нахо-
ни похода, хотя и указывает, что он случился в царство Михаила и дилась на Угорской горе, а могила Дира — за церковью св. Ирины4.
его матери Феодоры, тем не менее, пишет, что данные князья на Ученый берет под сомнение вероятность и того, что подобные сю-
Царьград «иногда приидоша»5. Значит, летописец не знает даты жеты (в которых люди погибают вместе) достоверны. Он пишет:
«Литературоведы заметили, что объединение общей кончиной
1
Летописный сборник, именуемый Патриаршей или Никоновской
летописью. С. 7.
2 1
Там же. Там же. С. 13.
3 2
Продолжатель Феофана. С. 73. Продолжатель Феофана. С. 142.
4 3
Летописный сборник, именуемый Патриаршей или Никоновской Котляр Н. Ф. Древняя Русь и Киев в летописных преданиях и ле-
летописью. С. 7. гендах. Киев, 1986. С. 53–54.
5 4
Там же. ПВЛ. С. 20; НПЛ. С. 107.
30 П. А. Атанов Аскольд и Дир. Вопрос о вероятности соправления... 31

людей, умерших в действительности в разное время, часто встре- «из варяг из греки»1. Трудно сказать, насколько точным является
чается в памятниках древнерусской письменности»1. выражение «Русь Дира», но, если употреблять его в том смысле,
Вывод о том, что Аскольд и Дир как умерли, так и, более того, что функционирование славянского протогосударства Дира дей-
правили в разное время, напрашивается при рассмотрении известий ствительно было одним из этапов становления древнерусской го-
аль-Масуди об одном славянском правителе по имени «Дира». Араб- сударственности, то, думается, можно принять мнение Г. С. Лебе-
ский географ пишет: «Первый из славянских царей есть царь Дира, дева, что «Русь Дира», безусловно, в равной мере была исторической
он имеет обширные города и многие обитаемые страны, мусульман- предшественницей «Руси Аскольда» и «Руси Рюрика», а затем и
ские купцы прибывают в его землю с различного рода товарами»2. собственно Киевской Руси2.
Данный автор не называет какого-либо властителя, который был Итак, для нас очевидно, что Аскольд и Дир правили в разные
бы для Дира соправителем. Очевидно, такого и не было. Причем, времена, и Аскольд правил после Дира.
скорее всего, нельзя сказать, что аль-Масуди имел смутное пред- Но почему же тогда в русских летописях они представлены одно-
ставление о территориальном объединении, которое находилось временными властителями? Если говорить о том, по каким при-
под правлением Дира, так как арабский автор ведет речь об обшир- чинам ПВЛ помещает их вместе, то надо полагать, что в условиях
ных городах и многих обитаемых странах, над которыми упомина- распада Древней Руси автор ПВЛ отстаивал идею о необходимости
емый им славянский «царь» (князь) имел власть. Поэтому вряд ли единовластного правления. С другой стороны, он не мог не создавать
аль-Масуди мог не принять во внимание наличие другого, наряду такую политическую схему, которая была бы выгодна княжащей
с Диром, правителя, если бы тот властвовал не один. династии. Очевидно, поэтому, по ПВЛ, единовластное правление
Заслуживает, на наш взгляд, внимания и то, что Дир, по аль- в Киеве начинается только с утверждения в полянской столице кня-
Масуди, являлся именно славянским правителем, в то время как зя, принадлежащего к роду Рюриковичей. А авторы более поздних
Аскольд, судя по его имени, был скандинавом. Думается, этот скан- летописей, как было сказано выше, имели смутное представление о
динав утвердился в Киеве после того, как свергнул какого-либо том историческом периоде и не имели возможности опровергнуть
славянского князя, — возможно, что и Дира. взгляд ПВЛ на Аскольда и Дира. Таким образом, летописный образ
О властвовании Дира, предшествующем правлению Аскольда, данных князей как соправителей, скорее всего, не соответствует дей-
говорит Г. С. Лебедев. Опираясь на реконструкцию масштабов и ствительности.
хронологии политической деятельности Аскольда в Киеве (по край-
ней мере, с 860 по 882 гг.), ученый предполагает, что правление
Дира, локализуемого в Киеве как столице его державы, должно
быть отнесено к предшествующему отрезку времени — условно, к
838–859 гг.3 Исследователь ведет речь о «Руси Дира», которая, как
он полагает, впервые освоила и располагала уже полностью сло-
жившейся системой коммуникаций, замкнутых на магистраль пути

1
Котляр Н. Ф. Древняя Русь и Киев. С. 54.
2
Гаркави А. Я. Сказания мусульманских писателей о славянах и рус-
сах (с первой половины VII в. до конца X в. по Р. Х.). СПб., 1870. С. 137.
3 1
Лебедев Г. С. Эпоха викингов в Северной Европе и на Руси. СПб., Там же. С. 589.
2
2005. С. 587. Там же.
«Месть» княгини Ольги: символика действий... 33

Б. А. Рыбаков рассматривал летописные статьи о гибели Игоря,


мести Ольги и установлении ею «уставов и уроков» в Древлянской
земле как целостный литературный «трактат», написанный в 946 г.
волхвами «в назидательных целях»: «Великокняжеский престол на
печальном примере Игоря призывался к соблюдению законности
И. Б. МИХАЙЛОВА (которая уже существовала в виде “закона русского” в договорах с
греками), а “светлые князья” и “всякое княжье” окрестных племен
предостерегались от вооруженного противодействия Киеву». Имен-
«МЕСТЬ» КНЯГИНИ ОЛЬГИ: но поэтому «самые жестокие и коварные действия» Ольги изображе-
ны язычниками-летописцами как «проявление высшей мудрости»
СИМВОЛИКА ДЕЙСТВИЙ киевской княгини. Согласно Б. А. Рыбакову, «месть Ольги построена
по сценарию языческого княжеского погребального ритуала: захо-
И ЖЕСТОВ ПОЛЯН И ДРЕВЛЯН ронение в ладье (как у Ибн-Фадлана), сожжение в домовине, соору-
жение кургана, тризна и поминальный пир, на котором пьют за здо-
ровье оставшихся в живых»1. Мнение Б. А. Рыбакова оригинально,
Предание о мести киевской княгини Ольги — эпическое произ- но неубедительно уже потому, что летописная традиция связана с
ведение восточных славян-язычников, записанное книжником-хрис- принятием и распространением на Руси христианства, и любые по-
тианином. Поэтому его важнейшая особенность — это символизм пытки реконструкции языческих хроник, ни одна из которых не со-
действий персонажей и обстановки, в которой разворачиваются со- хранилась, представляются a priori заблуждением.
бытия. Если Б. А. Рыбаков считает жестокость княгини Ольги фанта-
На это указал Д. С. Лихачев, который обнаружил здесь фиксацию зией книжников-«волшебников», то В. В. Мавродин и И. Я. Фроя-
представления язычников о захвате власти племенным вождем: нов, напротив, признают реальность ее действий и ищут им объ-
последний считался бесспорным, всеми признанным князем только яснение. Так, И. Я. Фроянов «распознал» в статье 6453 (945) г. «ру-
после убийства правителя-соперника, женитьбы на его вдове, усы- ку писателя, утратившего внутреннюю связь с язычеством». В его
новления или уничтожения его детей. Исследователь также отметил, представлении, «мысль о похоронном обряде, якобы воспроизводи-
что в предании о мести Ольги отражены тесно взаимосвязанные в со- мом в трех “мщениях” Ольги, выглядит искусственной, по крайней
знании древних людей свадебные и погребальные обычаи. Ученый мере, спорной. Не лучше обстоит дело со свадебной обрядностью,
сравнил хитроумные замыслы княгини Ольги с загадками сказочной зря совершенно притянутой к сказанию о “мести” киевской княги-
царевны-невесты, которые незадачливые женихи не смогли разга- ни… Троекратное умерщвление древлян Ольгой нельзя отождеств-
дать, а потому погибли. Сопоставив описания символических, пред- лять с обычной местью. Погребение заживо в яме, сожжение в до-
вещавших смерть и похороны, снов двух эпических героев — древ- мовине (бане), избиение у могилы — это человеческие жертвы,
лянина Мала в Летописце Переяславля Суздальского и Святослава принесенные Ольгой полянским богам и князю Игорю. Разумеется,
Всеволодовича Киевского из «Слова о полку Игореве», Д. С. Лихачев жертвоприношения являлись не личным ее предприятием, а делом
пришел к выводу об их схожести в целом и в деталях1.
народное поэтическое творчество. М.; Л., 1953. Т. 1. С. 163–166; 3) Коммен-
1
Лихачев Д. С. 1) Русские летописи и их культурно-историческое значе- тарии//Повесть временных лет/Под ред. В. П. Андриановой-Перетц. СПб.,
ние. М.; Л., 1947. С. 133–137; 2) Народное поэтическое творчество времени 1999. С. 436–438.
1
расцвета древнерусского раннефеодального государства X–XI вв.//Русское Рыбаков Б. А. Язычество Древней Руси. М., 1987. С. 372–378.
34 И. Б. Михайлова «Месть» княгини Ольги: символика действий... 35

всей киево-полянской общины» накануне похода последней против нином источник середины X в. — свидетельство о реальных собы-
древлян. Цель масштабных «закланий» древлян заключалась в том, тиях, происходивших в Киеве в 945 г.
чтобы «обеспечить полянской общине благорасположение богов и Сопоставление символических действий языческой княгини
дать ей победу над врагом». И. Я. Фроянов считает, что кровавые Ольги и другого эпического персонажа — Ярославны из «Слова о
действа Ольги «в Повести временных лет были перетолкованы в полку Игореве», позволяет нам иначе, чем вышеуказанные иссле-
месть», потому что «светлый образ княгини-христианки, кроткой дователи, трактовать сюжет предания, сохранившегося в записи со-
и мудрой, усердно создаваемый киевскими летописцами, резко кон- ставителя ПВЛ.
трастировал с портретом мрачной и жестокой язычницы, руково- У восточных славян и в Древней Руси XI — начала XIII вв. хра-
дящей человеческими жертвоприношениями в честь “поганских” нительницей домашнего очага была женщина. Считалось, что, вы-
богов». В отличие от расправ с древлянами в яме, бане и возле мо- полняя функции жены, матери и хозяйки, она привлекала в помощь
гилы Игоря, поход 946 г. «следует рассматривать как карательный себе добрые плодородные силы и при этом могла проявлять сверх-
и проводимый под флагом мщения»1. человеческие способности. Именно поэтому ее одежду украшала
Наблюдения и выводы Д. С. Лихачева об отражении в статьях заклинательная вышивка с изображением возделанного поля, го-
под 6453 (945) и 6454 (946) гг. «Повести временных лет» (далее — лову венчал «птичий» убор (кокошник — от «кокошь», петух; кика,
ПВЛ) обрядов преемственности власти, свадьбы и похорон, даже кичка, т. е. утка или сорока), символизирующий связь с небом,
сравнение со сказочным персонажем, задающим загадки, и эпиче- дождем, оплодотворяющим Мать-Сырую землю. Многочисленные
ским князем Святославом, повторили и Н. Ф. Котляр, и П. П. Толоч- браслеты, гривны, подвески и бубенчики служили оберегами: они
ко2. Однако если Н. Ф. Котляр считает, что вдовствующая княгиня отпугивали злых духов1.
жестоко отомстила убийцам Игоря, то, согласно П. П. Толочко, по- Наиболее мощным потенциалом возможностей обладали древ-
тери древлян «сильно преувеличены… для усиления эффекта мести нерусские княгини, оберегавшие от «злыдней» не только свои хо-
Ольги за мужа». Доверяя сведениям о походе 946 г., оба исследо- ромы, но и всю родную землю, и проживавшие на ней, вверенные
вателя отрицают факт выплаты дани птицами. Вместе с тем, как заботам их мужей-Рюриковичей племена, а с XI в. — народ. В со-
и Б. А. Рыбаков, П. П. Толочко обнаружил в «рассказах о четырех- знании людей того времени в момент опасности княгиня станови-
кратном коварстве княгини Ольги», поданном летописцем как «про- лась сверхсильной, превращалась в средоточие бушующих вокруг
явление особой мудрости», «отражение непростых процессов ста- нее стихий, притягивала их разрушительные силы и направляла их
новления единого Киевского государства».3 в нужное русло.
Итак, предложены три подхода к исследованию летописных Зимой 945 г. древляне изуверским, ритуальным способом убили
статей 6453 и 6454 гг. В историографии они предстают как: 1) эпи- киевского князя Игоря: привязали страдальца к верхушкам согнутых
ческое произведение, записанное монахом-книжником; 2) «поли- деревьев, которые, распрямившись, разорвали его тело2. По нашему
тический трактат» языческих жрецов; 3) обработанный христиа- мнению, цель расправы состояла в том, чтобы наглядным способом
показать могущественным богам преимущество древлян над поля-
1
Фроянов И. Я. Древняя Русь. Опыт исследования истории социальной нами, которых до своей мучительной смерти возглавлял князь Игорь.
и политической борьбы. М.; СПб., 1995. С. 64–65, 70–73.
2 1
Котляр Н. Ф. 1) Древняя Русь и Киев в летописных преданиях и леген- Седов В. В. Восточные славяне VI–XIII вв. М., 1982. С. 101, 105–106,
дах. Киев, 1986. С. 92–95; 2) История в жизнеописаниях. Киев, 1990. С. 44; 110, 150, 156, 266–268; Рыбаков Б. А. Язычество Древней Руси. С. 519–521.
2
Толочко П. П. Дворцовые интриги на Руси. СПб., 2003. С. 22–24. Лев Диакон. История/Пер. с греч. М. М. Копыленко. Отв. ред. Г. Г. Ли-
3
Котляр Н. Ф. 1) Древняя Русь и Киев. С. 91, 97–98; 2) История в жиз- таврин. Комм. М. Я. Сюзюмова и С. А. Иванова. М., 1988. С. 57; Фроянов И. Я.
неописаниях. С. 45, 47; Толочко П. П. Дворцовые интриги на Руси. С. 27–29. Древняя Русь… С. 55–56.
36 И. Б. Михайлова «Месть» княгини Ольги: символика действий... 37

Но чтобы окончательно подчинить соперников, необходимо было негов, безуспешно осаждавших Белгород Киевский, что в городе
женить главного древлянского князя Мала на вдове Игоря — Ольге, хватит пищи и на десять лет, потому что местные жители получа-
т. е. превратить ее в покорную подручницу супруга-властелина, и ют «кормлю от земле», герои предания заставили кочевников пре-
захватить сына поверженной четы — Святослава, которому ино- кратить военные действия и вернуться в Степь1. Это предание от-
племенники готовили нелегкую участь или даже смерть. «Створимъ ражает исторические реалии X в. В начале XX столетия археолог
ему, яко же хощемъ», — говорили они. Чтобы доказать богам, что В. В. Хвойко, производивший раскопки на территории древнерус-
подвластные ей соплеменники сильнее убийц ее супруга, Ольга при- ского Белгорода, обнаружил на детинце городища два интересных
вела в действие сложный механизм защитных сил природы, и на сооружения, одно из которых представляло собой 15-метровый
помощь ей пришли Мать-Сырая земля, а также могучие силы воды, колодец, прикрытый навесом. Второе сооружение располагалось
огня, ветра и металла. южнее колодца и отделялось от него толстым слоем земли. Это был
Первая «месть» коварной княгини заключалась в том, что при- деревянный конус, углубленный в землю на 23 м. На глубине 21 м
бывших в Киев древлянских сватов пронесли в ладье до широкой ученый заметил «вокруг всех четырех стен этого сооружения следы
и глубокой ямы, на дне которой тлели дубовые угли, сбросили их в стоймя поставленных почти совершенно истлевших досок, с вби-
эту могилу и живых засыпали землей1. Историки по-разному объ- тыми в них железными гвоздями, концы которых были загнуты».
ясняли значение этой расправы. Они: 1) обратили внимание на Ниже уровня 23 м прокопать не удалось, потому что из-под земли
символику распространенного у славян и варягов погребального появились удушливые газы. Конус прекратил функционировать в
обряда в ладье, который и был совершен по приказу вдовы-невесты2; конце X в., когда был забит песком, кирпичами и глиняными плит-
2) подчеркнули, что ни поляне, ни древляне не желали, чтобы сва- ками; колодцем пользовались вплоть до Батыева нашествия2. Ле-
ты шли по земле: но если первые, чтобы пришельцы не оскверняли тописная статья 6505 (997) г. и находки В. В. Хвойко свидетельст-
их племенную территорию, то вторые, чтобы не подвергаться воз- вуют о существовании в древнем Белгороде культа земли. Местные
действию чужих злых духов3. Согласно И. Я. Фроянову, с той же жители почитали прародительницу и защитницу Мать-Сырую
очистительной целью киевляне насыпали в могилу дубовые угли: землю, а потому, обнаружив на территории своего поселения род-
они учитывали, что дуб был священным деревом их покровителя ник и источник газа, восприняли их как дары со стороны всемогущей
Перуна4. Все это верно, но, по нашему мнению, главная особенность покровительницы. Они соорудили колодец, из которого брали свя-
первой расправы с древлянскими послами — их уничтожение в щенную воду, и конус, в котором, как в печи, готовили ритуальную
недрах родной земли полян. пищу (согласно преданию, кисель). Во время осады Белгорода пе-
С древнейших времен у славян существовал культ Матери-Сы- ченегами были исполнены языческие обряды, которые позволи-
рой земли, которую воспринимали как кормилицу, неисчерпаемый ли местным жителям обмануть врага. В связи с распространением
источник сил и здоровья живших на ней людей. Земле поклонялись, христианства, конусообразную святыню забросали строительным
про нее слагали предания. Одно из них — о белгородском киселе — материалом, а колодец оставили для повседневного использования.
было записано составителем ПВЛ под 6505 (997) г. Убедив пече-
1
1 ПСРЛ. Т. I. Стб. 127–129; Т. II. Стб. 112–114.
ПСРЛ. Т. I. М., 1962. Стб. 56. Т. II. М., 1962. С. 44–45; Т. XXXVII. Л., 2
1982. С. 19, 58. Хвойко В. В. Древние обитатели Среднего Поднепровья и их культура в
2
Рыбаков Б. А. Язычество Древней Руси. С. 375; Лихачев Д. С. Ком- доисторические времена (по раскопкам). Киев, 1913. С. 89–90. О почитании
ментарии. С. 436. Матери-Сырой земли см.: Афанасьев А. Н. Поэтические воззрения славян на
3
Фроянов И. Я. Древняя Русь. С. 65–67. природу. Т. 1. М., 1994. С. 145–150; Гальковский Н. М. Борьба христианства
4
Там же. С. 67–68. с остатками язычества в Древней Руси. Т. 1–2. М., 2000. С. 56–59.
38 И. Б. Михайлова «Месть» княгини Ольги: символика действий... 39

Матушку-землю почитали не только в Белгороде, этом небольшом ще. Сюда же, как полагали в Древней Руси, каждую весну, в ночь
городке полянского племенного союза, всего в 23 км от Киева, но и в накануне христианского Страстного четверга, слетались души
стольном центре этого восточнославянского образования1. Поэтому, усопших предков. Здесь они в любое время года, днем и ночью мог-
отправив древлянских сватов в ее холодные объятия, киевляне про- ли предстать перед живыми родственниками. «Мовница» также
демонстрировали свою силу и заручились поддержкой мифической считалась местом обитания всякой нечисти, эпицентром взаимо-
заступницы в противоборстве с возгордившимися соседями-инопле- действия гадалок и колдунов с вредоносными и добротворными
менниками. Другой их покровитель — Перун — очистил Киевскую силами1. Именно в это сакральное место поляне препроводили сво-
землю от вредоносного влияния как живых, так и мертвых сватов. их недругов. Огонь и вода соединились в наглухо запертой бане, к
Расправа с «мужами» Мала придала княгине Ольге уверенности, ним добавилось пламя костра, разгоравшегося с внешней стороны
и она вступила в решительную борьбу с вышедшими из-под контро- постройки, — и этот губительный для чужаков и очищающий для
ля Киева древлянами. Ее цель заключалась в том, чтобы вернуть местных жителей поток уничтожил древлян, возвестив богам об
соседний племенной союз под власть полян и снова заставить его очередной победе киевлян. И на этот раз символическое обращение
платить дань «киянам». Теперь уже Ольга обратилась к древлянам полян было адресовано к их небесному покровителю Перуну, по-
с просьбой отправить к ней на переговоры еще одно посольство. На тому что именно он «заведовал» стихиями воды и огня.
этот раз чужеземцев заманили в баню, и в тот момент, когда «вле- Покончив со сватами, княгиня Ольга отправилась в Древлян-
зоша Деревляне начаша ся мыти; и запроша оу нихъ истобъку и по- скую землю оплакивать убитого мужа и «творити» в память о нем
веле зажечи я от дверии. Ту изгореша вси»2. «трызну». Последним термином в древности обозначали не только
В представлении восточных славян баня являлась сакральным поминальное застолье, но и ритуальное сражение, демонстриро-
сооружением, так как здесь соединялись две священные полярные вавшее жизнеспособность участников церемонии, их превосход-
стихии — огонь и вода, каждая из которых воспринималась, с одной ство над смертью, которую они, таким образом, прогоняли прочь2.
стороны, как очищающая, целительная, плодотворная сила, с дру- В данном случае ристания Ольгиных дружинников служили до-
гой — как разрушительное, смертоносное начало. В сознании древ- казательством воинственности и мужественности полян, их готов-
них людей противопоставление «огонь — вода» порождало оппо- ности дать отпор древлянам. Но последние не заметили злого умыс-
зицию «жизнь — смерть». Поэтому именно в «мовнице» жених и ла в подчеркнуто символических действиях гостей-противников.
невеста накануне свадьбы прощались с вольной жизнью, а после Они откликнулись на приглашение «киян» принять участие в по-
первой брачной ночи молодожены чествовали местного духа — минальной трапезе и доверчиво «седоша… пити» мед.
банника. Здесь же совершалось таинство рождения ребенка, и мать Семантика меда в славянских обрядах двойственна: древние
с младенцем проходили обряд очищения от пут потустороннего ми- люди считали, что этот напиток придает им силы и обеспечивает
ра, из которого, как считали славяне, дитя явилось на белый свет. чадородие, поэтому его употребляли на свадьбах3, но также его
Человеческая жизнь не только начиналась, но и заканчивалась в
бане: отсюда гроб с телом умершего сородича отвозили на кладби- 1
Мифы народов мира/Глав. ред. С. А. Токарев. Т. 2. М., 1988. С. 240;
Грузнова Е. Б. Место, где все равны. Социокультурный феномен русской
1
О Белгороде как городе «малого» племени полян, см.: Михайлова И. Б. бани//Родина. 1995. № 9. С. 100–104.
2
1) Белгород Киевский в VIII — начале XIII вв.//Проблемы археологии. Вып. Гальковский Н. М. Борьба христианства… С. 76; Рыбаков Б. А. Язы-
4. История и культура древних и средневековых обществ. Сб. статей, посв. чество Древней Руси. С. 87.
3
100-летию со дня рождения М. И. Артамонова. СПб., 1998. С. 219–220; 2) Ма- Эта традиция сохранилась даже в православном Московском царстве.
лые города Южной Руси в VIII — начале XIII вв. СПб., 2010. С. 112–114. См.: Михайлова И. Б. 1) Давай сварим кашу: великокняжеская свадьба в
2
ПСРЛ. Т. I. Стб. 57; Т. II. Стб. 45. России XVI в.//Родина. 2004. № 7. С. 94; 2) «Вы ль кудри, мои кудри»: во-
40 И. Б. Михайлова «Месть» княгини Ольги: символика действий... 41

пили на похоронах. Не исключено, что поляне не просто спаивали четко противопоставлены два ключевых понятия: победоносный
соперников, но и рассматривали ритуальное застолье как языческое меч славян и сабля степняков, малоэффективная против «обоюдо-
действо, направленное на перераспределение жизненной энергии, острого» клинка данников, поднявшихся на борьбу за независи-
переходившей к ним от древлян в процессе употребления сотрапез- мость. Оружие полян в этом предании символизирует их превос-
никами сакрального медового настоя. «[И] яко оупишася Деревля- ходство над хазарами и, несомненно, заступничество их небесного
не», а княгиня Ольга повелела «дружине [своеи] сечи Деревляне. покровителя Кия (поскольку в сознании древних людей успехи на
И исекоша ихъ 5000»1. Разумеется, число погибших завышено. Это полях сражений всецело зависели от расположения грозных богов).
условная цифра, указывающая на результат жесточайшего избие- Этими представлениями обусловлено также понятие о мече как
ния полянами противников. Глагол «сечи» свидетельствует о том, оружии священной кары для «киян», потерпевших поражение в
что разили древлян мечами. Значит, на некоторых данников обру- битве с иноплеменниками. Так, по свидетельству Льва Диакона,
шилась еще одна могущественная сила — стихия металла. воины Святослава (разумеется, прежде всего поляне) «никогда не
Архаичные люди полагали, что их предки научились добывать сдаются врагам даже побежденные, — когда нет уже надежды на
руду, ковать металл, изготавливать оружие и пользоваться им при спасение, они пронзают себе мечами внутренности и таким образом
помощи богов. Индоевропейцы, а затем их потомки славяне считали сами себя убивают», чтобы не служить рабами врагу, одержавшему
верным соратником Громовержца-Перуна божественного небесного над ними верх, «в подземном мире»1.
кузнеца Кия (Куй, Куара), олицетворявшего солнечное сияние и пло- Приказав своим дружинникам «сечи» древлян, княгиня Ольга
дородные струи дождя2. По нашему мнению, именно это мифическое продемонстрировала людям и богам, что «заручилась» поддержкой
существо «кияне» почитали как родоначальника и основателя их Кия, повелевавшего стихией металла.
города. При этом представляется логичной понятийная константа В 946 г., покорив племенные городки противника, поляне осадили
язычников-полян: Громовержец, созидатель дождей Перун — его стольный центр Древлянской земли — Искоростень. Согласно пре-
помощник, высекающий огненное сияние Кий — солнечный бог данию, Ольга взяла его, выпустив в сторону города подожженных
Хорс — один из братьев-первопредков Хорив — летающая по воз- голубей и воробьев, которых до этого древляне отдали ей в качестве
духу, водоплавающая Лыбедь. Поскольку Кий был «ковалем», то его дани2. Конечно же, речь здесь идет не о реальных птицах (горящие
«дети» и «внуки» наделяли сверхъестественными защитными свой- голуби не долетели бы из ставки киевской княгини до жилищ Ис-
ствами металлическое оружие, прежде всего — мечи. коростеня и едва ли понесли бы огонь в родные гнезда), а о символи-
В ПВЛ зафиксировано предание о борьбе полян против хазар, ческом обозначении причины гибели осажденных древлян.
сложенное не позже первой четверти IX в. Согласно нему, во время Семантика понятия «летящие пылающие птицы» в предании о
очередного сбора дани «здумавше же Поляне и вдаша от дыма мечь». четвертой «мести» киевской княгини неоднозначна. Она отражает
Необычная дань напугала хазарских властителей, которые заявили страх древнего человека перед сверкающими в грозовом воздухе
своему кагану: «Не добра дань, княже! Мы доискахомся оружьем сполохами молний, стремительно летящими горящими стрелами
одиною страны, рекше саблями, а сихъ оружье обоюду остро, рекше врага, мгновенно поднимающимися в небо языками пламени. Эти
мечи. Си имуть имати и на насъ дань и на инехъ странахъ»3. Здесь явления связаны с представлениями об огне, воздухе, смерти. В том
же семантическом ряду стоят образы птицы, прилетающей за чело-
лосы, человек, общество на Руси X–XVII вв.//Новое литературное обо- веком, обреченным на смерть, а также души, отлетающей от его тела.
зрение. Теория моды. Одежда. Тело. Культура. 2008. Вып. 7. Весна. С. 82.
1
ПСРЛ. Т. I. Стб. 57; Т. II. Стб. 46.
2 1
Мифы народов мира/Глав. ред. С. А. Токарев. Т. 1. М., 1987. С. 648. Лев Диакон. История. С. 79–80.
3
ПСРЛ. Т. II. Стб. 12. 2
ПCРЛ. Т. I. Стб. 59–60; Т. II. Cтб. 47–48.
42 И. Б. Михайлова «Месть» княгини Ольги: символика действий... 43

Издавна на Руси воплощением грозы и сильного ветра считали ревой рати, Ярославна запустила в действие защитный механизм
голубей; их гибель, например, связывали с пожарами и падежом одушевляемых ее современниками сил природы. Она обратилась с
скота. Залетевшая в дом, эта птица воспринималась как вестник упреками и мольбой к трем могущественным покровителям — «гос-
грядущей беды. И, напротив, она могла погасить пламя, поэтому, подам»: ветру, Днепру Словутичу и «светлому и тресветлому солн-
если начинался пожар, в огонь бросали белых голубей. Считалось, цу», т. е. тем же стихиям, к которым за 240 лет до этого взывала
что люди, разводящие этих птиц, вместе со своими питомцами обес- княгиня Ольга.
печивают благополучие и удачу не только своей семье, но и всему Важно было умилостивить солнце, которое в начале похода Иго-
селению1. Согласившись выплатить дань голубями, древляне ли- ревой рати в Степь «стояще яко месяц» и тем самым предупреждало
шились защиты пернатых покровителей и их верховного повелите- Даждьбожьих «внуков» о нежелании сверхъестественных покро-
ля — бога-громовержца Перуна. Получив этих птиц, Ольга, напротив, вителей оказывать им помощь, как бы настаивало на возвращении
заручилась поддержкой небесного защитника полян и, используя воинов домой. Однако Игорь Святославич проигнорировал требо-
покорные ей воздух и огонь, завоевала древлян. (В действительности, вание небесного «предка» и тем самым навлек беду не только на
вместо голубей и воробьев, возможно, были использованы горящие соратников, но и на мирных жителей, которые сильно пострадали
стрелы, головни и другие средства, вызвавшие в Искоростене по- во время ответных набегов половцев на Чернигово-Северские зем-
жар.) ли. Однако наибольшую надежду Ярославна возлагала на помощь
Итак, киевская княгиня Ольга, возглавлявшая полянский пле- Днепра-Словутича, который в 1183 г. доставил ладьи киевского
менной союз в борьбе с мятежными данниками — древлянами, ка- князя Святослава Всеволодовича «до плъку Кобякова»: тогда рус-
рала их, заручившись помощью Матери-Сырой земли, Перуна и ские воины «бещисла» побили половцев и взяли в плен всю верхуш-
Кия. В соответствии с языческими представлениями восточных ку «лукоморской» группировки кочевников. Ветер, огонь и вода
славян об окружавшем их мире, она привела в действие могуще- снизошли к рыданиям и мольбе Евфросинии Ярославны: «Игореви
ственные стихии земли, огня (банного и небесного), воды, ветра и князю Богъ путь кажетъ из земли Половецкой на землю Рускую къ
металла. В движение пришел весь известный ее современникам отню злату столу»1.
микрокосм, все силы природы обеспечили полянам победу и лидер- Таким образом, предание о «мести» киевской княгини Ольги
ство над окрестными союзами восточнославянских племен. следует рассматривать как символическое эпическое произведение
Таким же образом, заметим здесь, поступила другая героиня восточных славян. Сохранившееся в составе древнерусских лето-
древнерусского эпоса — новгород-северская княгиня Евфросиния писных сводов, оно не утратило той языческой символики, которая
Ярославна. Узнав о поражении русского войска во главе с ее супру- была хорошо понятна полянам и их современникам.
гом Игорем Святославичем, княгиня поднялась на крепостную сте-
ну Путивля и очертила воображаемый магический треугольник.
Прежде всего, из Путивля она «полетела» кукушкой к Дунаю, за-
падному рубежу ее родной Галицкой земли, затем «омочила» боб-
ровый рукав «въ Каяле реце», на берегу которой погибли или были
взяты в плен русские воины. На территории между тремя точками,
символизировавшими ее родину, семейный очаг и место гибели Иго-
1 1
Пропп В. Я. Исторические корни волшебной сказки. Л., 1986. С. 208– Слово о полку Игореве. Древнерусский текст и переводы/Сост. и
210; Афанасьев А. Н. Поэтические воззрения славян на природу. Т. 1. С. 488– подг. текстов Л. А. Дмитриева и Д. С. Лихачева. Вступ. ст. Д. С. Лихаче-
491, 508–509, 537–530, 541–542. ва. М., 1965. С. 57–58.
Из истории крещения Руси: принцесса Анна 45

Вместе с тем, некоторые иностранные источники дают нам воз-


можность узнать о ней до ее прибытия на Русь и замужества с Вла-
димиром Святославичем.
В 1991 г. в «Византийском временнике» было опубликовано не-
большое переводное эссе немецкого историка П. Шрайнера «От-
Ю. В. КРИВОШЕЕВ дельные известия об Анне, супруге Владимира». Отмечая, что «све-
дения о женской части императорского дома» в произведениях
византийских историков «весьма скудны», он далее пишет, что «в
ИЗ ИСТОРИИ этом отношении Анна, сестра Василия II и жена Владимира, не
является исключением», несмотря на то, что «ее брак имел для
КРЕЩЕНИЯ РУСИ: средневековой Европы совершенно исключительные по своему
значению последствия»1.
ПРИНЦЕССА АННА Сведения о византийской принцессе П. Шрайнер находит лишь
у Иоанна Скилицы (в дальнейшем частично заимствованные Миха-
илом Гликой и Иоанном Зонарой). Скилица в главе о начале прав-
В рассказах русских летописей о принятии христианства на Руси ления (после императора Романа II (959–963 гг.)) Василия II (976–
немалое место отводится византийской принцессе по имени Анна. 1025) и его брата Константина VIII (976–1028) замечает: «Его власть
Однако эти сведения в основном касаются финальной стадии ее наследуют Василий и Константин, дети его, вместе со своей матерью
пребывания в Византии и ее прибытия вначале в северо-причерно- Феофано, после того как за два дня до его смерти у него родилась
морский Корсунь, уже взятый войсками Владимира, где и происхо- дочь, названная Анной»2. П. Шрайнер, исходя из известной даты
дит церемония ее бракосочетания с киевским князем, а затем пу- кончины Романа II — 15 марта 963 г., называет датой рождения
тешествия в Киев. Кроме позднейшего сообщения о ее смерти, боль- Анны 13 марта 963 г.3
ше какой-либо информации в Повести временных лет (далее — ПВЛ) Далее, чтобы проследить ее взросление4, обратимся к иному ис-
нет1. Как метко, обобщая все известные данные, написал А. В. На- точнику — западноевропейской «Хронике» Титмара Мерзебург-
заренко, у нас имеются лишь «осколки исторических сведений о ского, современной рассматриваемым событиям.
реальной роли Анны в христианизации Руси»2. В конце одной из последних глав саксонский хронист обраща-
ется к «образу действий короля Русского Владимира». И здесь мы
1
Ср.: «При всех несомненных достоинствах, которыми обладала Анна
1
Романовна, в русских летописях о ней содержится очень мало сведений. Шрайнер П. Отдельные известия об Анне, супруге Владимира//
Причина этого, видимо, в том, что их создатели не захотели воздать долж- Византийский временник. М., 1991. Т. 52. С.
2
ное женщине-иностранке, сыгравшей большую роль в крещении Руси и Там же. С.
3
распространении христианской культуры и идеалов на ее территории» Там же. С. См. также: Древняя Русь в свете зарубежных источни-
(Морозова Л. Е. Великие и неизвестные женщины Древней Руси. М., ков/М. Б. Бибиков, Г. В. Глазырина, Т. Н. Джаксон и др. Под ред. Е. А. Мель-
2008. С. 118). Надо отдать должное автору в том, что далее она всячески никовой. М., 1999. С. 110; Морозова Л. Е. Великие и неизвестные жен-
стремится доказать это утверждение, мягко говоря, преувеличенное. щины Древней Руси. С. 122.
2 4
Назаренко А. В. Древняя Русь на международных путях: Междис- Информацию о происхождении, детстве и подростковом возрасте
циплинарные очерки культурных, торговых, политических связей IX–XII вв. Анны см.: Морозова Л. Е. Великие и неизвестные женщины Древней
М., 2001. С. 445. Руси. С. 124–126.
46 Ю. В. Кривошеев Из истории крещения Руси: принцесса Анна 47

узнаем, что Анна выступает в роли завидной невесты1. Так, задолго нет».1 Эти наблюдения представляются заслуживающими внима-
прежде Владимира (еще в 967 г.) к ней сватался другой правитель — ние, хотя и не бесспорными, в частности, при учете брачного воз-
Оттон II (император в 973–983 гг.). Отказ византийцев, кстати, стал раста и соответствующих брачных ритуалов, имевших место в
поводом к войне между Германией и Византией на юге Италии. Средневековье.
Причиной еще одного несостоявшегося брака стал всячески Итак, мы узнаем, что византийская «порфирородная» принцесса
осуждаемый Титмаром «без меры чувствен и свиреп» Владимир. в качестве невесты была если не популярна в Европе, то, по крайней
В «Хронике» вся фраза звучит так: Владимир, «взяв себе из Греции мере, известна2. На этом византийско-европейском государственно-
жену, по имени Елена, которая была просватана за Оттона III (им- личностном фоне и появляется киевский князь Владимир, ведущий
ператор в 983–1002 гг. — Ю. К.), но коварным образом отнята у динамичную внутреннюю и внешнюю политику, небезызвестный в
него, он по ее убеждению принял святую христианскую веру, ко- западноевропейских правящих домах. Он, видимо, всего лишь на
торую не украсил праведными трудами»2. (Имя Елена не должно несколько лет старше «порфирородной» византийки3.
нас смущать, ибо историки сходятся в основном на том, что это Нам трудно сказать, имел ли киевский князь «виды» на византий-
ошибка хрониста.) Наконец, есть сведения, что и французский ко- скую принцессу до того момента, когда к нему обратились византийцы
роль Гуго Капет планировал женить на Анне своего сына Роберта3. за военной помощью4. Но когда это произошло, он времени не терял.
Свое видение ситуации вокруг брачных перспектив византий- Русские источники не сообщают нам причин похода Владимира
ской принцессы, опираясь на некоторые обстоятельства, изложи- на византийские владения в Крыму. Зато довольно пространно об этом
ла Л. Е. Морозова. По ее мнению, «все эти споры представляются свидетельствуют восточные авторы. Арабо-христианский автор Яхья
бессмысленными, поскольку Титмар, скорее всего, просто ошибся Антиохийский (середина 60-х гг. XI в.) прямо пишет, что император
в имени Анна и спутал всю информацию о женитьбах немецких Василий II обратился к Владимиру за помощью в борьбе со своим
королей на византийских принцессах. Исследователи выяснили, полководцем Вардой Фокой, поднявшим мятеж в сентябре 987 г.:
что Оттон I сватал за своего сына, будущего короля Оттона II, пле- «И стало опасным дело его, и был им озабочен царь Василий по при-
мянницу императора Иоанна Цимисхия в 967 г. В это время Анне чине силы его войск и победы его над ним. И истощились его богатст-
было только 4 года. Оттон III не мог свататься к Анне, поскольку ва и побудила его нужда послать к царю русов, — а они его враги, —
родился в 980 г., и соответственно, был моложе ее на 17 лет. Когда чтобы просить их помочь ему в настоящем его положении. И согла-
он достиг брачного возраста, Анна уже давно была замужем за Вла- сился он на это».5
димиром. Поэтому Оттон III женился на другой византийской прин-
цессе в 995 г., хотя точных данных об ее имени у исследователей 1
Морозова Л. Е. Великие и неизвестные женщины Древней Руси.
С. 123–124.
2
О возможной «карьере» Анны при византийском дворе можно про-
1
«Ее отличали не только знатность, богатое приданое, но и красота, читать в книге современного историка А. Ю. Карпова. Впрочем, иногда
которую она могла унаследовать от матери. Хотя описания ее внешности эти рассуждения приобретают фантазийный характер (Карпов А. Ю.
нет в источниках, можно предположить, что она походила на братьев: Владимир Святой. М., 1997. С. 219).
3
была голубоглазой, светловолосой, небольшого роста и красивого тело- А. Ю. Карпов определяет «примерное время его появления на свет —
сложения» (Морозова Л. Е. Великие и неизвестные женщины Древней между 959 и 964 гг., а скорее — между 960 и 962-м» (Там же. С. 219–220).
4
Руси. С. 126). Ср.: Морозова Л. Е. Великие и неизвестные женщины Древней Руси.
2
Титмар Мерзебургский. Хроника/Пер. с лат. И. В. Дьяконова. М., С. 126–127.
5
2005. С. 162; см. также: Назаренко А. В. Немецкие латиноязычные ис- Розен В. Р. Император Василий Болгаробойца. Извлечение из лето-
точники IX–XI вв. М., 1993. С. 164–165. писи Яхьи Антиохийского. СПб., 1883. С. 23; Древняя Русь в свете за-
3
Древняя Русь в свете зарубежных источников. С. 321. рубежных источников. С. 232.
48 Ю. В. Кривошеев Из истории крещения Руси: принцесса Анна 49

И вот тут на авансцену древнерусской истории выступает Анна. Владимир пожелал «породниться с императором», христианка Анна
Эту событийную связь нам вновь излагают, прежде всего, арабские отказалась выйти замуж за того, «кто отличается от нее в ее рели-
авторы. Тот же Яхья Антиохийский свидетельствует: «И заключи- гии», и тогда Владимир крестится сам и крестит всех остальных1.
ли они (Василий II и Владимир. — Ю. К.) между собой договор о Наконец, несколько строк в своем сочинении (по сути, резюмируя
свойстве, и женился царь русов на сестре царя Василия, после того эти коллизии) отводит византиец Скилица. «Он (Василий II. —
как он поставил условие, чтобы он крестился и весь народ его стра- Ю. К.) ведь призвал их на помощь в войне, сделав архонта Влади-
ны, а они народ великий… И послал к нему царь Василий впослед- мира зятем благодаря своей сестре Анне»2.
ствии митрополитов и епископов, и они окрестили царя и всех, кого В свою очередь, русские летописи (и другие источники), совер-
обнимали его земли, и отправил к нему сестру свою, и она построи- шенно игнорируя переговоры и военную помощь Владимира визан-
ла многие церкви в стране русов. И когда было решено между ними тийцам, сватовство и женитьбу князя однозначно связывают с его
дело о браке, прибыли войска русов также и соединились с войска- победоносным корсунским походом.
ми греков, которые были у царя Василия, и отправились все вместе Согласно рассмотревшей этот вопрос Л. Е. Морозовой, после
на борьбу с Вардою Фокою морем и сушей в Хрисополь (на противо- того как Владимир откликнулся на просьбу византийских импера-
положном от Константинополя берегу Босфорского пролива. — торов, «начались переговоры, после которых был подписан договор
Ю. К.). И победили они Фоку…»1. о том, что сначала русский князь примет крещение, потом получит
Попробуем составить хронологию событий согласно Яхье Анти- руку Анны и женится на ней по христианскому обряду, и сразу же
охийскому: 1) для подавления антиправительственного мятежа им- окажет военную помощь новым родственникам в борьбе с мятеж-
ператор Василий обращается к Владимиру за военной помощью; ником. Возможно, крещение и свадьба должны были проходить в
2) далее между ними следует «дело о браке»: заключается договор, по Херсонесе, поэтому Владимир отправился к этому городу с большой
которому Владимир обязуется послать свое войско взамен брака с эскадрой, состоявшей из множества судов, полных хорошо воору-
сестрой императора принцессой Анной, однако при условии креще- женных дружинников»3.
ния Владимира и Руси, что требует Василий; 3) после этого прибывает Предложенный ход событий противоречит летописным извес-
войско Владимира, вместе с греками одерживающее победу в визан- тиям. Так, сразу же после взятия Корсуни Владимир, оповещая об
тийской междоусобице (согласно византийской историографии, это этом византийских правителей, «глаголя сице» о том, что «слышю
происходит летом 988 г.); 4) «впоследствии» происходит крещение же се, яко сестру имата девою, да аще ее не вдаста за мя, створю
князя и Руси; 5) наконец, на Русь прибывает Анна (вносящая свой по- граду вашему, якоже и сему створих». Особое Житие князя Влади-
сильный вклад в дело христианизации русских земель)2. Как видим, мира называет имена этих послов — «Олг да Ижберн»4. Как отре-
похода на Корсунь здесь просто нет. И вместе с тем, если смотреть агировали на эту реальную просьбу-угрозу византийские порфиро-
внимательно, то он неплохо вписывается в тот текст, где довольно носцы? «Опечалившись», они дают довольно дерзкий ответ: «Не
расплывчато и обще повествуется о процессе христианизации Руси. достоить хрестеяном за поганыя (курсив наш. — Ю. К.) даяти.
Еще более персонифицируя, излагает события другой восточный Аще ся крестиши, то и се получишь… Аще ли сего не хощеши со-
автор — Абу Шуджа Рудраверский (конец XI в.). По его мнению,
условие о христианизации было выдвинуто не Василием. Но когда 1
Древняя Русь в свете зарубежных источников. С. 232–233.
2
Там же. С. 110.
1 3
Розен В. Р. Император Василий Болгаробойца. С. 23–24; Древняя Морозова Л. Е. Великие и неизвестные женщины Древней Руси.
Русь в свете зарубежных источников. С. 232. С. 127.
2 4
См. также: Рапов О. М. Русская церковь в IX — первой трети XII в. Милютенко Н. И. Святой равноапостольный князь Владимир и кре-
Принятие христианства. М., 1988. С. 232 и сл. щение Руси. СПб., 2008. С. 474.
50 Ю. В. Кривошеев Из истории крещения Руси: принцесса Анна 51

творити, не можем дати сестры своее за тя». Получив же положи- вавши ужики1 своя с плачем, поиде чрес море»2. Переживания
тельный ответ от Владимира, «царя рада быста, и умолиста сестру принцессы заканчиваются прибытием в Корсунь и торжественной
свою, имянем Аньну, и посласта к Володимеру, глаголюща: “Крес- встречей: «Изидоша корсуняне с поклоном, и въведоша ю в град, и
тися, и тогда послеве сестру свою к тобе”». Владимир был непре- посадиша ю в полате». Причем летописец подчеркивает, что «по-
клонен: «Да пришедъше съ сестрою вашею крестять мя»1. латы» жениха и невесты находились около «церкви святаго Васи-
«И послушаста царя и посласта сестру свою… Она же не хотяше лья… стоящи въ Корсуне граде, на месте посреди града, идеже торгъ
ити: “Яко в полонъ — рече, — иду, луче бы ми сде умрети”». Не же- дають корсуняне», но, видимо, ради соблюдения христианских
лавшей ехать Анне были приведены следующие аргументы: «Еда брачных норм, стояли раздельно: «полата же Володимеря съ края
како обратить Бог тобою Рускую землю в покаянье, а Гречьскую церкве стоить… а царицина полата за олтаремъ»3.
землю избавишь от лютые рати. Видиши ли, колько зла створиша Л. Е. Морозова подробно разбирает эти летописные сообщения.
Русь греком? И ныне аще не идеши, то же имуть створити нам». «И Так, она приходит к выводу, что «автор Лаврентьевской летопи-
одва ю принудиша», — резюмирует летопись по поводу диплома- си ошибся, спутав городской собор с храмом, построенным Влади-
тических переговоров между Константинополем и Киевом2. миром в честь своего патронального святого Василия… Крещение
Трогательно-величественную картину уговоров и прощания при- Владимира, а потом и венчание с Анной было в храме Святой
водит и Особое Житие князя Владимира. «Царь Констянтинъ и Богородицы»4. По этому поводу в литературе существуют и другие
Василеи собраша патриарси и вес вселенскии собор, и введоша мнения5.
сестру свою Анну въ церковь святую Богородицу, и едва увещавше Касается Л. Е. Морозова и корсунского местоположения «по-
ея, и начаша молебны пети. Царь Констянтин да Василеи моляще- лат» Владимира и Анны. Как одну из версий, фразу «царицина
ся со слезами: “Госпоже святаа Богородиця, яко тобою познахомъ полата за олтаремъ» исследовательница истолковала буквально
истиннаго Бога нашего Исус Христа, не даи же, Госпоже, рабы своя как находившуюся прямо в храме (? — Ю. К.)6. Отсюда и ее дале-
поганскому сему, нашия сестры, осквернити, но приведи его, Гос-
поди, во святое крещение”. И целование с сестрою своею сотвори- ском флоте см. новейшее исследование А. В. Банникова и М. А. Морозо-
ста съ Анною»3. ва (Банников А. В., Морозов М. А. Византийская армия (IV–XII вв.). СПб.,
Далее летопись лаконично пишет о сложных душевных пере- 2013).
1
Ужик, ужика — родственник, родственница (Материалы для терми-
живаниях греческой принцессы: «Она же, седъши в кубару4, цело- нологического словаря древней России. С. 373).
2
ПВЛ. С. 50; Рапов О. М. Русская церковь в IX — первой трети XII в.
1
Повесть временных лет/Под ред. В. П. Андриановой-Перетц. Изд. С. 235 и сл.; Карпов А. Ю. Владимир Святой. С. 235–236.
3
2-е. Подг. М. Б. Свердлов. СПб., 1996 (далее — ПВЛ). С. 50. ПВЛ. С. 50.
2 4
Там же. Еще более красочно о нежелании Анны отправляться на Русь Морозова Л. Е. Великие и неизвестные женщины Древней Руси.
свидетельствует Абу Шуджа Рудраверский (см.: Карпов А. Ю. Владимир С. 133–134.
5
Святой. С. 220). Сорочан С. Б., Зубарь В. М., Марченко Л. В. Жизнь и гибель Хер-
3
Милютенко Н. И. Святой равноапостольный князь Владимир. С. 475. сонеса. Севастополь, 2006. С. 298–299.
6
См. также: «По версии летописей, Анна принесла себя в жертву высоким Палата (полата) — здание, комната, зал (Материалы для термино-
целям, не надеясь обрести счастье в чужой стране. Это характеризовало логического словаря древней России. С. 228, 251). Следовательно, фор-
ее как очень набожную, высоконравственную и патриотически наст- мально можно говорить о палате как о внутреннем помещении, но вряд
роенную женщину» (Морозова Л. Е. Великие и неизвестные женщины ли это было возможно в нашем случае. О том, что «полата» это, прежде
Древней Руси. С. 130). всего, «дворец», говорят и данные другого словаря (Старославянский сло-
4
Кубара, кувара — корабль (Материалы для терминологического сло- варь (по рукописям X–XI вв.)/Под ред. Р. М. Цейтлин, Р. Вечерки и Э. Бла-
варя древней России/Сост. Г. Е. Кочин. М.; Л., 1937. С. 163). О византий- говой. М., 1994. С. 471).
52 Ю. В. Кривошеев Из истории крещения Руси: принцесса Анна 53

ко идущий вопрос: «Может быть, установление для Анны “полаты” Итак, свадебно-христианская процессия направилась в Киев1.
или специального места как раз является свидетельством того, что Летопись подчеркивает, что, уходя из Корсуня2, Владимир «поем
она стала главой русской церкви, как императоры греческой?»1 царицю, и Настаса, и попы корсуньски, с мощми святаго Климента
Хотя, видимо, проблема разрешается проще: «за олтарем» — это, и Фифа, ученика его, пойма съсуды церковныя и иконы на благо-
прежде всего, вне алтаря и, соответственно, вне стен храма, но со словенье себе... Взя же ида медяне две капищи, и четыре кони медя-
стороны алтаря, т. е. с восточной стороны. «Обширные размеры ны, иже и ныне стоять за святою Богородицею, якоже неведуще мнять
площади с храмом св. Василия позволяют поверить в то, что рядом я мрамаряны суща»3. Ранее нам уже приходилось рассматривать
с ним вполне хватало места для устройства “палат” и Владимира, языческие аспекты, касающиеся таких атрибутов крещения, как
и Анны», — резюмируют современные исследователи истории «капищи» и «кони медяны». Было выяснено, что они, по сути, заме-
Корсуни-Херсонеса2. нили в глазах киевских язычников их предыдущих идолов, т. е.
Через некоторое время — после крещения Владимира3 — со- Владимирово крещение на первом этапе совершалось как бы в «язы-
стоялось их бракосочетание: «По крещеньи же приведе царицю на ческой оболочке»4. Представляется, что и фигура Анны тоже нахо-
браченье». И уже после этого «брачный поезд» отправился в Киев. дится в круге явлений языческого свойства. Конечно, все эти брач-
Возвращение, видимо, происходило водным путем — по морю и но-крестильные перипетии можно списать на банальный торг5. Но,
Днепру. Справедливо суждение о том, что свадьба Владимира и видимо, причинно-следственные явления здесь гораздо глубже.
Анны «должна была произойти приблизительно в конце мая — на- И уже сам летописец чуть позже указывает нам нужное направление:
чале июня 988 г. Раньше это событие быть не могло, поскольку Владимир «вдасть же за вено греком Корсунь опять царице деля»6.
зимой и ранней весной путешествовать по Черному морю было 1
А. Ю. Карпов полагает, что коротким — черноморско-днепровским —
опасно. Позднее — тоже, поскольку в битве при Хрисополе Влади- путем «возвращалась на Русь часть княжеской дружины, сопровождавшая
мир оказывал помощь императорам уже как родственник»4. вывезенные из Корсуни ценности». Владимир и Анна «воспользовались
более длинным, кружным маршрутом: вдоль южного берега моря до Кер-
чи, затем через Керченский пролив в Тьмуторокань, оттуда морем до устья
1
Морозова Л. Е. Великие и неизвестные женщины Древней Руси. Дона и вверх по Дону или Северскому Донцу на Русь». Объясняет это
С. 134. исследователь тем, что Владимир «скорее всего… опасался печенегов»
2
Сорочан С. Б., Зубарь В. М., Марченко Л. В. Жизнь и гибель Хер- (Карпов А. Ю. Владимир Святой. С. 249–250).
2
сонеса. С. 299. Эти же авторы продолжают: «И Владимир, и Анна, нахо- «Вероятно, летом или осенью 988 или 989 года Владимир покинул
дясь в городе, чувствовали и вели себя отнюдь не как на пепелище. При- Херсон, так как трудно предположить, что он мог бы решиться совершить
бывшую византийскую принцессу корсуняне встретили не у развалин, это путешествие зимой со своей новой женой» (Сорочан С. Б., Зубарь В. М.,
поместили ее в “палаты”, очевидно, одну из центральных резиденций го- Марченко Л. В. Жизнь и гибель Херсонеса. С. 301).
3
родских властей. Другую, тоже не разрушенную, занял киевский князь ПВЛ. С. 50.
4
Фроянов И. Я., Дворниченко А. Ю., Кривошеев Ю. В. Введение
со свитой» (Там же. С. 300). христианства на Руси и языческие традиции//Советская этнография.
3
«Можно думать, — полагают историки (вслед за архиеп. Иннокен- 1988. № 6. С. 25–34.
тием Таврическим), — что крещение Владимира, нареченного Василием, 5
См.: Карпов А. Ю. Владимир Святой. С. 199, 235, 247.
если не совершено в праздник Светлого Воскресения… то за семь дней 6
ПВЛ. С. 50. Веские доводы приводит Л. Е. Морозова, связывая «ве-
до того и другого Василия, т. е. 5 или 19 апреля» (18 апреля или 2 мая по но» с получением «Херсонеса на свое собственное содержание, доходы с
новому стилю) (Сорочан С. Б., Зубарь В. М., Марченко Л. В. Жизнь и этого города должны были поступать в ее личную казну» (Великие и не-
гибель Херсонеса. С. 298). известные женщины Древней Руси. С. 131). Однако, как нам представля-
4
Морозова Л. Е. Великие и неизвестные женщины Древней Руси. ется, они являются несколько модернизированными и не учитывают
С. 122. реалии того времени. Приведенному мнению противоречит и последую-
54 Ю. В. Кривошеев Из истории крещения Руси: принцесса Анна 55

В связи с приведенным событийным рядом и уже данными ком- И. Я. Фроянов приводит ряд примеров дарений, имевших место
ментариями, мы хотим обратить внимание на такое универсальное в древнерусском обществе. Зачастую объектами дарообмена слу-
явление, характерное особенно для традиционных обществ, как жили, с одной стороны, материальные богатства, а с другой —
обмен-дар. Этносоциологическая концепция дарения была разрабо- власть. Княжеский стол, в сознании людей того времени, был эк-
тана французским антропологом М. Моссом. Основные ее положе- вивалентом «корзна» и «кун». По И. Я. Фроянову, княжеские да-
ния заключаются в следующем. Обмен в форме дарения характерен рения на Руси «события ординарные, привычные для современ-
и универсален для архаических обществ. Обмен-дар, будучи фор- ников. Они не только отголоски и пережитки прошлых столетий,
мально добровольным, вместе с тем, состоит из трех взаимозаменя- а и учреждения, порожденные социально-политическим строем
емых обязанностей: давать — брать — возвращать. Наиболее суще- Руси. Одаривая древнерусский люд, князья возвышались в обще-
ственным действием является компенсирующий дар, т. е. возврат. ственном мнении, приобретали популярность в массах и (что самое
Возвращение (по сути, возмещение) дара должно, по меньшей мере, главное) добивались расположения народа»1. Важно, что сходные
быть равноценным даром. Отсутствие или неполнота дара-возврата ситуации происходили и в сфере внешнеполитических связей Древ-
ставит получившего дар в зависимое положение по отношению к ней Руси. Так, «Игорь же, утвердивъ миръ съ греки, отпусти слы,
подарившему. Сохранение вещи без эквивалентного ее возмещения одаривъ скорою, и челядью и воскомъ...»2.
опасно для получившего, так как в ней заложена магическая сила Таким образом, следует отметить: кроме того, что Древняя Русь
дарителя. Но в любом случае уклонение от одной из указанных обя- знала институт дара как таковой, дарение имело явное политическое
занностей может привести к серьезным последствиям для субъектов значение и звучание — происходил тождественный обмен матери-
обмена — вплоть до объявления войны. альных предметов на совершенно иную субстанцию — власть (во
Дары выходят за рамки бытовых и экономических отношений, внутренних или международных делах), т. е. субъект политического
охватывая все сферы общества. По М. Моссу, «все — пища, женщи- свойства.
ны, дети, имущество, талисманы, земля, труд, услуги, религиозные Применительно к русско-византийским отношениям чрезвычай-
обязанности и ранги — составляет предмет передачи и возмещения». но важны некоторые выводы лингвистов, изучавших индоевропей-
Система «подарок-отдарок» является целостным социальным фено- скую и славянскую лексику, соотносимую с понятием «дара». Вяч.
меном, или комплексом, включающим религиозные, мифологиче- Вс. Иванов отмечает, что в архаических контекстах, где употреб-
ские, экономические, морфологические, социально-политические, ляется слово миръ, «достаточно определенно засвидетельствована
юридические, эстетические и иные формы и их материальное во- связь заключения мира с принесением даров или дани». О семан-
площение (наряду с дарами, это — угощения, пиршества и т. д.). тических и формальных связях можно говорить и в отношении слов
Благодаря системе «подарок-отдарок», сохраняется мир, достига- pirъ и жirъ. Более того, эта связь определялась «реальным обычаем,
ются взаимоотношения дружбы и солидарности. Таким образом, восходимым к древнему ритуалу, скреплявшему мир выпиванием
институты дарообмена играли фундаментальную роль. Наконец, еще напитка или взаимным угощением»3. Таким образом, «мир», «дар»,
одно важное наблюдение: субъектами обмена выступают в основном
группы или индивиды, символизирующие группы1. 1
Фроянов И. Я. Киевская Русь: Очерки социально-политической исто-
рии. Л., 1980. С. 137–146 и сл.
2
щее развитие города (см.: Сорочан С. Б., Зубарь В. М., Марченко Л. В. ПВЛ. С. 39.
3
Жизнь и гибель Херсонеса. С. 306–316 и др.). Иванов Вяч. Вс. Происхождение семантического поля славянских
1
Мосс М. Общества. Обмен. Личность: Труды по социальной антро- слов, обозначающих дар и обмен//Славянское и балканское языкозна-
пологии/Сост., пер. с фр., предисл., вступ. ст. и комм. А. Б. Гофмана. М., ние: Проблемы интерференции и языковых контактов. М., 1975. С. 65–
1996. С. 83–222. 66.
56 Ю. В. Кривошеев Из истории крещения Руси: принцесса Анна 57

«пир» — понятия одного не только семантического поля, но и ре- Собственно говоря, историки древнерусского зодчества давно
альных отношений. уже ведут своеобразную дискуссию о роли княгини Анны в замыс-
Итак, в силу сказанного можно сделать следующие выводы. Во- ле и возведении первой каменной церкви на Руси — Богородицы
первых, события, связанные с крещением Руси, необходимо рас- Десятинной в Киеве. А. И. Комеч, ссылаясь на исследования А. Поп-
сматривать с точки зрения языческих норм и обрядов. Во-вторых, пэ, пишет, что «Десятинная церковь являлась дворцовой церковью
чрезвычайно важным здесь оказывается такое традиционное ком- Владимира Святославича. Двор Владимира действительно распо-
муникативное действо, как дарение. В-третьих, принцесса Анна лагался рядом: три дворца окружали церковь и площадь перед ее
выступала отнюдь не предметом примитивного торга, а наиважней- западным фасадом… Устройство дворцового храма в честь Бого-
шим звеном тотальной системы подарок-отдарок, регулирующей родицы есть подражание византийскому императорскому дворцу
процессы войны и мира между Византией и Русью.1 Х в., в котором роль такой домашней, расположенной рядом с по-
Для последующего времени также имеются сведения (не лето- коями и Хрисотриклинием, церкви играла Фаросская, посвященная
писного характера), дающие общее представление о пребывании также Богородице. Она была выстроена Василием I… Можно ду-
на Руси порфироносной гречанки, ставшей волею политических мать, что когда Владимир Святославич для возведения придворно-
обстоятельств христианской супругой русского князя. Ее деятель- го храма вызвал из Константинополя зодчих (что было облегчено
ность была направлена сугубо на утверждение и упрочение на Руси родством, ибо его жена Анна была сестрой византийского импера-
христианства и института Церкви2. Можно напомнить, что об этом тора Василия II), то под влиянием византийских обычаев и при-
вскользь упомянул уже цитировавшийся нами Яхья Антиохийский: выкшей к ним княгини были выбраны посвящение храма и основные
«Она построила многие церкви в стране русов»3. черты его структуры»1.
В современной литературе также отмечается, что «последние Еще более определенно о роли Анны в строительстве Десятинной
искусствоведческие исследования выявили выдающееся место церкви пишет Л. Е. Морозова. Она полагает, что само «посвящение
гречанки в деле христианского строительства, создания первого киевского собора Богородице указывает на то, что инициатором ее
храма в Киеве, разработки программы фресковых композиций Св. возведения была женщина, хорошо знакомая с аналогичными по-
Софии»4. стройками в Византии»2. Вполне также возможно, что Анна при-
везла с собой в виде списков «четыре наиболее почитаемых образа
1
Как кажется, такое прочтение событий подтверждается и арабскими Девы Марии» (Оранту, Знамение, Одигитрию и Умиление), которыми
авторами. «Женщина воспротивилась отдать себя тому, кто разнствует с и украсила Десятинный собор3.
нею в вере, — отмечает Абу Шуджа Рудраверский. — Начались об этом Также о ее заслугах по обустройству храма свидетельствует одна
переговоры, которые закончились вступлением царя руссов (Владими- из позднейших редакций Устава князя Владимира. В ней от лица
ра. — Ю. К.) в христианство. Тогда брак был заключен, и женщина была
1
подарена (выделено мною. — Ю. К.) ему» (Карпов А. Ю. Владимир Комеч А. И. Древнерусское зодчество конца X — начала XII в. Ви-
Святой. С. 220). зантийское наследие и становление самостоятельной традиции. М., 1987.
2
Безусловно, Анна «внесла большой вклад в христианизацию страны» С. 175–176.
2
(Морозова Л. Е. Великие и неизвестные женщины Древней Руси. С. 149). Более того, «с именем Анны можно связать не только строительство
С этим тезисом нельзя не согласиться. Но другое утверждение Л. Е. Мо- Десятинной церкви, но и дворцовый комплекс рядом с ней» (подробно
розовой, что византийская принцесса даже стала «формально… главой см.: Морозова Л. Е. Великие и неизвестные женщины Древней Руси.
русской церкви» (Там же. 131–132), вряд ли могло соответствовать дейст- С. 144–145).
3
вительности. Там же. С. 136–141. Согласно наблюдениям Л. Е. Морозовой, «на-
3
Древняя Русь в свете зарубежных источников. С. 232. прашивается предположение, что моду на стеклянные украшения ввели
4
Там же. С. 110. на Руси Анна и ее окружение» (Там же. 141–142).
58 Ю. В. Кривошеев Из истории крещения Руси: принцесса Анна 59

Владимира говорится, что «и княгини моя всю безценную коузнь, рится, что Владимир «сгадав (другая форма “рассудивъ”. — Ю. К.)
порты, и злато, и камение драгое, и великий женчюгъ, иконы, и азъ съ своею княгиною Анною и съ своими детми, дал есмь с(вя)тои
еу(ан)г(е)лиа, трапезы съсоуды царскими оукрасивши обогатих»1. Б(огороди)ци и митрополитоу и всемъ еп(и)с(ко)помъ»1. Таким об-
Скорее всего, все эти немалые богатства были привезены ею же разом, в частности, благодаря Анне, в церковной жизни Древней
еще по приезде на Русь, и косвенно об этом свидетельствует Особое Руси рубежа X–XI вв. законодательно оформляются церковные нор-
Житие князя Владимира: «Царь же Констянтинъ да Василеи дают мы, принятые в Византии.
сестру свою с великою честию и много святых мощей»2. Но также Наконец, Л. Е. Морозова справедливо отмечает, что Анна «ста-
возможно и то, что ее византийские братья-правители не забывали ла первой просветительницей Руси», особенно преуспев в «про-
сестру и после ее отъезда. Более того, Я. Н. Щапов не без основания светительской деятельности в великокняжеской семье и среди
говорит и о тесной связи с константинопольским двором через кня- знати»2.
гиню Анну самого Владимира3. В источниках нет однообразия в дате ухода из жизни «порфиро-
Л. Е. Морозова отмечает и некоторые религиозные нововведения родной» византийки3. ПВЛ под 1011 г. лаконично сообщает о смер-
византийской принцессы и русской княгини, ставшие на Руси впо- ти Анны: «Преставися цариця Володимеряя Анна»4, а в 1015 г. —
следствии христианской традицией. «Можно предположить, что с бóльшими подробностями — Владимира. Византийские источ-
именно Анна Романовна ввела обычай стоять на хорах всей княже- ники, наоборот, первым «хоронят» киевского князя. «Анна, сестра
ской семье, включая мужа, поскольку не считала, что тот должен императора, умерла в Росии, до нее же — ее муж Владимир…» —
занимать в храме более почетное место, чем она сама»4. Также «к пишет Скилица.5
числу заслуг Анны… следует отнести установление сначала в Ки- Пожалуй, точку здесь ставит Титмар Мерзебургский. Говоря об
еве, а потом и в других городах празднества в честь Успения Бого- окончании земного пути самого «короля» Владимира, он отмечает
матери»5. немаловажные подробности: «Похоронили его в большом городе
Важнейшим источником является памятник древнерусского цер- Киеве, в церкви Христова мученика и папы Климента, рядом с на-
ковного права — Устав князя Владимира о десятинах, судах и людях, званной своей супругой; гробы их стоят на виду посреди храма»6.
в составлении некоторых статей которого Анна, видимо, принимала «Для Владимира Святославича ее смерть, видимо, стала тяжелой
непосредственное участие6. Так, в статье о церковном суде, относи-
мой в числе немногих прочих к «древнейшей основе» Устава,7 гово- 1
Древнерусские княжеские уставы XI–XV вв. С. 15.
2
Морозова Л. Е. Великие и неизвестные женщины Древней Руси.
1
Древнерусские княжеские уставы XI–XV вв./Изд. подг. Я. Н. Щапов. С. 145.
3
М., 1976. С. 70. Брак Владимира и Анны продолжался 22 года. Историки осторожно
2
Милютенко Н. И. Святой равноапостольный князь Владимир. С. 475. говорят о том, что у них, возможно, были только одна или две дочери, и
3
Щапов Я. Н. Государство и церковь Древней Руси X–XIII вв. М., не было сыновей (Карпов А. Ю. Владимир Святой. С. 287–288; Морозо-
1989. С. 28. ва Л. Е. Великие и неизвестные женщины Древней Руси. С. 146–147).
4 4
Морозова Л. Е. Великие и неизвестные женщины Древней Руси. ПВЛ. С. 58. Л. Е. Морозова пишет, что «возможно, ее здоровье под-
С. 142. точила резкая перемена климата или она стала жертвой какой-нибудь эпи-
5
Там же. С. 142, 144. демии» (Великие и неизвестные женщины Древней Руси. С. 148). О воз-
6
Щапов Я. Н. Княжеские уставы и церковь в Древней Руси. XI–XV вв. можном заболевании Анны еще при нахождении в Крыму предполагает
М., 1972. С. 126; Карпов А. Ю. Владимир Святой. С. 296, прим. См. также: А. Ю. Карпов (Владимир Святой. С. 239–240, 250).
5
Назаренко А. В. Древняя Русь на международных путях. С. 445; Моро- Древняя Русь в свете зарубежных источников. С. 110.
6
зова Л. Е. Великие и неизвестные женщины Древней Руси. С. 146. Титмар Мерзебургский. Хроника. С. 163. Речь идет о Десятинной
7
Щапов Я. Н. Княжеские уставы и церковь в Древней Руси С. 126. церкви.
60 Ю. В. Кривошеев

утратой, поэтому он повелел греческим мастерам изготовить для


нее мраморный саркофаг, украшенный красивой резьбой. Чтобы
увековечить память принцессы, его установили внутри Десятинной
церкви», позже Владимир «похоронить себя… завещал рядом с Ан-
ной, в таком же беломраморном саркофаге»1.
И. А. ГАГИН

СЛЕДЫ
БУЛГАРСКИХ ПРЕДАНИЙ
В РУССКИХ ЛЕТОПИСЯХ
Русские летописи — один из основных письменных источников
по истории Волжской Булгарии, этого средневекового государства,
располагавшегося в X–XIII вв. на территориях современных Татар-
стана, Чувашии, а также, частично, Самарской и Ульяновской об-
ластей. О том, что булгары с Русью имели тесные экономические,
политические и культурные контакты, говорят не только летописи,
но и восточные нарративные памятники, а также данные археоло-
гических исследований.
Впервые летописец упоминает Волго-Камскую Булгарию, повест-
вуя о реках, по которым из славянских земель можно попасть в от-
даленные пределы. «Днепр же вытекает из Оковского леса и течет на
юг, а Двина из того же леса течет, и направляется на север, и впадает
в море Варяжское. Из того же леса течет Волга на восток и впадает
семьюдесятью устьями в море Хвалисское. Так и из Руси можно плыть
по Волге в Болгары и в Хвалисы и дальше на восток пройти в удел
Сима…»1.
Первая датированная статья, повествующая о сложных взаимо-
отношениях Киева и Булгара, относится к 985 г.: «В год 6493. Пошел
Владимир на болгар в ладьях с дядею своим Добрынею, а торков
1
Морозова Л. Е. Великие и неизвестные женщины Древней Руси.
1
С. 148. Трудно согласиться с другой догадкой исследовательницы, что по Повесть временных лет/Пер. Д. С. Лихачева, О. В. Творогова. Комм.
смерти «они были провозглашены первыми русскими святыми» (Там же). А. Г. Боброва, С. Л. Николаева, А. Ю. Чернова. СПб., 2012. С. 12.
62 И. А. Гагин Следы булгарских преданий в русских летописях 63

привел берегом на конях… И заключил Владимир мир с болгарами, сообщает первый русский историк1. Сразу следует отметить, что
и клятву дали друг другу… И вернулся Владимир в Киев»1. Практи- нигде в источниках эта дата, в связи с Волжской Булгарией, более
чески все известные на сегодняшний день летописи упоминают на не фигурирует.
своих страницах о походе Владимира на болгар. Однако не совсем Политический и экономический центр страны переносится за
понятно, на каких болгар ходил походом Владимир — дунайских Каму, где возвышается Казань. Далее как в летописях, так и в «Исто-
или волжских2. Скорее всего, правильную идею в свое время вы- рии Российской» фигурируют Казань и казанцы. Показательно, что
сказал С. М. Соловьев, отметив, что, «вероятно, были походы и к в первой половине XV в. этот город, как об этом свидетельствует
тем, и к другим и после перемешаны по одинаковости народного монетный материал, назывался Булгар ал-Джадид, т. е. Новый Бул-
имени»3. В то же время существует довольно большое количество гар2. Преемственность волжских булгар и казанцев, Булгарии и
косвенных доказательств, указывающих на то, что под 985 г. от- Казанского ханства четко показывают русские источники XVI в.,
мечен поход именно на волжских булгар4. прежде всего Никоновская летопись, составленная в 1563–1567 гг.,
Последнее упоминание о Волжской Булгарии в летописях свя- и «Казанская история», написанная в 1562–1564 гг. Так, Никонов-
зано с походом князя Федора Давыдовича Пестрого: «Въ лето 6939 ская летопись во многих местах отмечает: «Болгаре — иже ныне
[1431]. Князь великий Василей посылалъ ратью на Болгары Волжь- глаголются Казанцы»3. В «Казанской истории» многократно упо-
ские князя Феодора Давыдовича Пестрого; онъ же шедъ взять ихъ, минаются как предшественницы земли, городов, князей и народа
и всю землю ихъ плени».5 В «Истории Российской» В. Н. Татищева, казанского «больгарские рубежи», «болгарские князи», «болгарская
который, согласно концепции защитников «татищевских известий»6, земля», «царь Саин Болгарский», «болгарская чернь», город «Брягов
пользовался не сохранившимися летописными списками, послед- больгарский», «Казань стольный град вместо Брягова», другие «гра-
нее упоминание столицы Волжской Булгарии связано с походом на ды болгарские, по Волге стояше, Казань и Болгари», казанцы — «ху-
Русь армии Ахмед-хана в 1480 г. Воспользовавшись тем, что ордын- дыя болгары» и «старыя болгаре».4
ские войска стояли на р. Угре, Иван Васильевич отправляет на Летописцы, рассказывая о булгаро-русских взаимоотношениях,
Среднюю Волгу карательную экспедицию, которая разорила и со- чаще всего дают информацию о походах в земли друг друга, реже о
жгла булгарскую столицу. «От того часа Болгары запустели, а рус- заключении договоров и торговых операциях. О том, что мирные,
ские со многим полоном и богатством возвратились поздорову», — взаимовыгодные отношения были повсеместны, говорят клады ку-
фических монет и предметы быта булгарского производства, обна-
1
Повесть временных лет. С. 57. руженные в довольно больших количествах археологами в Муром-
2
По данному вопросу в российской историографии была развернута ской, Рязанской, Владимирской, Нижегородской и Новгородской
дискуссия. Подробнее см.: Гагин И. А. В. Н. Татищев и российская исто- областях. То же можно сказать о предметах русского быта, обнару-
риография о походе князя Владимира на болгар в 985 г.//Вестник СПбГУ. женных археологами на территориях, некогда входивших в состав
2009. Сер. 2. Вып. 1. С. 45–52.
3
Соловьев С. М. Сочинения. В 18 кн. М., 1988. Кн. 1. Т. 1–2. С. 180.
4 1
Гагин И. А. В. Н. Татищев и российская историография... С. 49 и сл. Татищев В. Н. История Российская//Татищев В. Н. Собр. соч. В 8 т.
5
ПСРЛ. Т. VIII. Воскресенская летопись. М., 2001. С. 95. См. также: М., 1996. Т. VI. С. 69.
2
ПСРЛ. Т. VI. Вып. 2. Стб. 54; Т. XII. С. 9; Т. XXIII. С. 147; Т. XXV. С. 248; См.: Мухамадиев А. Г. Древние монеты Казани. Казань, 2005. С. 181–
Т. XXXIV. С. 166. 183.
6 3
До сегодняшнего дня не утихли споры между скептиками и защитни- См., напр.: ПСРЛ. Т. XI. Летописный сборник, именуемый Патриар-
ками «татищевских известий» по вопросу их подлинности. Подробнее см.: шей или Никоновской летописью (продолжение). М., 2000. С. 12.
4
Гагин И. А. Новейшие оценки «Истории Российской» В. Н. Татищева// ПСРЛ. Т. XIX. История о Казанском царстве (Казанский летописец).
Вопросы истории. 2008. № 10. С. 14–23. М., 2000. Стб. 2–3, 10–11, 207–210.
64 И. А. Гагин Следы булгарских преданий в русских летописях 65

Волжской Булгарии1. Вероятнее всего, летописцы, как о повседнев- по этой причине основная масса переписчиков летописей, озада-
ном и само собой разумеющемся, не упоминали о прибытии торго- чившись проблемой, просто игнорировала известие о македонском
вых караванов из Булгарии, а также обходили молчанием факт царе, да еще и строителе булгарских городов. Тверской летописец,
проживания русских купцов в булгарских городах2. Довольно часто тем не менее, это известие сохранил1. Вполне вероятно, что он об-
на страницах летописей под каким-либо годом можно прочитать: ладал более конкретной информацией, почерпнутой им из источ-
«не бысть ничего». Не воевали, не было мора, пожаров, голода, не ников, в которых сохранились отголоски булгарских преданий.
возводили церквей, градов, не «преставлялись» светские и духовные Следует вспомнить, что упоминание о булгарской жене Андрея
властители, а просто сеяли хлеб, растили детей, торговали, отме- Боголюбского, принявшей участие в заговоре против мужа, также
чали праздники, т. е. не происходило никаких выходящих за рамки находится только в Тверской летописи2.
обыденности событий, на которых могло остановиться внимание Итак, какое же отношение имеет Александр Македонский к
летописца. Одновременно в отдельных летописях можно встретить булгарской истории? Известно, что в коранической традиции Алек-
любопытную информацию, которая может иметь исключительно сандр отождествляется с Зу-л-Карнейном (Искандером Двурогим).
булгарские истоки, связанные с глухим отголоском их легенд и Как считает М. Б. Пиотровский, Зу-л-Карнейн был известен еще
преданий. Это говорит о более тесных контактах сторон, чем мож- доисламским поэтам, и «нет оснований сомневаться в том, что для
но судить о них по скупым и маловыразительным летописным со- Корана прозвище это связано с Александром Македонским, но,
общениям. конечно, сказочным, а не историческим»3. Согласно 18-й суре Ко-
Почти во всех летописных сводах, в той или иной степени под- рана «Аль-Кахф» («Пещера»), Зу-л-Карнейн создал «стену», отго-
робности, рассказывается о походе на Волжскую Булгарию в 1220 г. родившую цивилизованный мир от распространявших нечестие
князя Святослава-Гавриила, предпоследнего сына Всеволода Юрье- племен «йаджудж» и «маджудж» (библейские Гог и Магог)4. В со-
вича Большое Гнездо. Подробно описывается осада булгарского гласии с кораническим и библейским преданиями, если народы
города Ошеля, но только в трех летописях (Тверской, Львовской и йаджудж и маджудж смогут вырваться на свободу, мир постигнет
Холмогорской) дается уникальная информация: «А Святославь стоя страшная беда. Самое любопытное, что булгары считали себя не
ту, дондеже изгоре градъ, и взяша Ошелъ градъ, иже бе создань просто потомками Искандера Зу-л-Карнейна, но и «защитниками,
Александромъ Македонскымъ»3. Во Львовской и Холмогорской охранявшими от нашествия варваров границы цивилизованного
летописях уточняется, что он «создан Александромъ, Макидон- мира, укрепленные их стенами»5.
скимъ царемъ»4.
Сразу возникает недоуменный вопрос: откуда в Среднем По- 1
Составитель Тверского сборника писал в 1534 г.: «Ныне же азъ на-
волжье мог взяться Александр Македонский и причем здесь волж- чахъ преписывати сие въ лето 7042» (ПСРЛ. Т. XV. Стб. 108). Существу-
ские булгары? Вопрос вполне закономерный. Возможно, именно ет предположение, что он включил в свою компиляцию оказавшуюся в
его руках тверскую летопись конца XV в. О себе летописец сообщает, что
он ни киевлянин, ни новгородец, ни владимирец, «но отъ веси Ростовскыхъ
Полубояринова М. Д. Связи Северо-Восточной Руси с Волжской
1
областей» (Стб. 142). Им также сообщается имя монаха, летописью ко-
Болгарией (по археологическим данным)//История и культура древне- торого он пользовался: «…не нарушая писания Георгиева, тако пишем…»
русского города. М., 1989. С. 179–189. (Стб. 108).
2
2
Гагин И. А. Рязанская земля и Волжская Булгария в X–XI вв.// См.: ПСРЛ. Т. XV. Стб. 250–251.
3
Вестник СПбГУ. Сер. 2. Вып. 2. 2009. С. 81 и сл. Пиотровский М. Б. Коранические сказания. М., 1991. С. 149.
3 4
ПСРЛ. Т. XV. Тверская летопись. М., 2000. Стб. 331. Коран/Перевод смыслов и комм. Э. Р. Кулиева. М., 2004. С. 93–97.
4 5
ПСРЛ. Т. XX. Львовская летопись. М., 2005. С. 150; ПСРЛ. Т. XXXIII. Измайлов И. Л. «Начала истории» Волжской Булгарии в преданиях
Холмогорская летопись. Двинский летописец. Л., 1977. С. 62. и исторической традиции//Древнейшие государства на территории Вос-
66 И. А. Гагин Следы булгарских преданий в русских летописях 67

В российской и зарубежной историографии долгое время про- мо к находящимся от Булгарии в трех месяцах пути на север «людям
должалась полемика о местонахождении «Стены Искандера». Часть Вису». Они ответили следующее: «Этот человек (муж) из (числа)
историков видела ее на Востоке, другая — на Севере. Те и другие Яджудж и Маджудж, а они от нас на (расстоянии) трех месяцев,
опирались на известия арабо-персидской географической и истори- между нами и ими помещается море… (которое находится у них) с
ческой литературы. Крупнейший историк второй половины IX — одной стороны, а горы, окружающие их, с других сторон, и прегра-
первой трети X вв. Абу Джафар ат-Табари, передавая рассказ араба да (стена) также поместилась между ними и воротами, из которых
Матара ибн-Саджа, сообщает, что армянский царь отправил на север они обычно выходили»1. По мнению Е. С. Галкиной, все, что на-
специального посланца, который достиг стены и, вернувшись, рас- писано в «Рисале» о племенах «Гог и Магог» — это комментарии
сказал о ней. Российский востоковед А. П. Ковалевский убежденно самого Ибн-Фадлана к легенде, услышанной им в Булгарии2.
считает, что «сообщения этого посланца полностью фантастичны, Рассказ о северных горах у моря, из-за которых не может выйти
но они указывают на то, что “Стену” искали именно здесь»1. некий северный народ, закрытый Александром Македонском, мы
Согласно рассказу ученого куфийца Аш-Ша’би, сохраненному также находим в повествовании новгородца Гюряты Роговича,
в «Географическом словаре» Йакута, Александр Македонский за- вставленном в Повесть временных лет под 1096 г. Его «отрок», бу-
кончил свой знаменитый поход не на востоке, а на севере, где был дучи у северного народа югра, слышал, будто бы дальше к северу
радушно встречен людьми с русыми волосами и голубыми глазами. «суть горы заидуче [в] луку моря, имже высота ако до небесе, и в
Они пожаловались полководцу, что на север от них, за горами, про- горахъ техъ кличь великъ и говоръ», т. е. здесь находятся неведомые
живают дикие народы, которые совершают на них набеги. По прось- люди, которые «секуть гору, хотяще высечися». От летописца Гю-
бе Александра «голубоглазые» дают ему железо и медь, он их пла- рята получает пояснение: «Си суть людье заклепении Александ-
вит и создает непроходимую преграду2. ромъ, Македоньскымъ царемь, якоже сказаеть о нихъ Мефодий
Арабский путешественник Ахмед ибн-Фадлан также упоминает Патарийскый, [глаголя: “Александръ, царь Макидоньский], взыде
о «Стене» на Севере. В качестве секретаря посольства халифа ал- на всточныя страны до моря, наричемое Солнче место, и ввде ту че-
Муктадира он в 922 г. лично побывал в Волжской Булгарии. Со- ловекы нечистыя отъ племене Афетова, ихже нечистоту видевъ…
хранившиеся до наших дней заметки об этом уникальном путеше- убояся, егда како умножаться и осквернять землю, [и загна ихъ] на
ствии продолжают оставаться одним из главнейших источников по полунощныя страны в горы высокыя; и Богу повелевшю, сступи-
истории ранней Булгарии. Пытаясь разобраться, откуда взялся в шася о нихъ [горы великия]… и створишася врата медяная, и по-
стране булгар огромного роста и устрашающего вида человек (под- мазашася сунклитомь, и аще хотять взяти, не взмогуть”…»3.
робно описанный в путевых заметках)3, Ибн-Фадлан отправил пись- Скорее всего, данная летописная информация связана с грече-
скими источниками, через которые русские летописцы были до-
точной Европы. Материалы и исследования за 1998 г. Памяти чл.-корр. вольно хорошо информированы о географии похода Александра
РАН А. П. Новосельцева. М., 2000. С. 104. Македонского. Согласно этим сведениям, полководец достиг по-
1
См.: Ковалевский А. П. О степени достоверности Ибн-Фадлана//
Исторические записки. Т. 35. 1950. С. 283. бережья «Желтого моря» и встретил здесь неведомый народ «Гог и
2
Калинина Т. М. Кораническая и устная традиция о местонахождении Магог». Впоследствии он загнал его за северные горы и запер здесь,
народов Йаджудж и Маджудж//Восточная Европа в древности и средне-
1
вековье. Устная традиция в письменном тексте: XXII Чтения памяти чл.- Там же. С. 75–76.
2
корр. АН СССР В. Т. Пашуто. Москва, 14–16 апреля 2010 г. Материалы Галкина Е. С. К проблеме локализации народов Восточной Европы на
конференции. М., 2010. С. 122. этнической карте географов «школы ал-Джайхани»//Ученые записки Цент-
3
Путешествие Ибн Фадлана на Волгу/Пер. и комм. [А. П. Ковалев- ра арабских исследований Института востоковедения РАН. М., 2003. С. 5.
3
ского] под ред. А. Ю. Крачковского. М.; Л., 1939. С. 75. ПСРЛ. Т. I. Лаврентьевская летопись. М., 1997. Стб. 235–236.
68 И. А. Гагин Следы булгарских преданий в русских летописях 69

отгородив стеной1. Но вполне возможно, что вкупе с греческими, увидел там людей тюркского племени, весьма похожих на зверей;
такими источниками могли стать и булгарские предания, в какой-то никто не понимает языка их. Когда кто-нибудь схватит одного из
степени дополнившие рассказ о «стене». них, то они ускользают из рук его. Питаются они растениями со-
О том, что Зу-л-Карнайн мог проходить через Булгар, пишет седних им гор. Он [Александр] прошел мимо их и не тронул их»1.
дважды побывавший в Булгаре (1135–1136 гг.) арабский путеше- Повествуя о путях купеческих караванов, Номан констатировал,
ственник Абу Хамид ал-Гарнати: «…говорят, через Булгар шел Зу- что хорезмийские купцы «не забираются дальше города Булгара;
л-Карнайн на Йаджудж и Маджудж… А это малое из большого, купцы Булгарские ездят до Чулымана, а купцы Чулыманские ездят
которое мы сократили, а Аллах лучше знает, он всемогущ, нет бо- до земель Югорских, которые на окраине Севера. Позади их [уже]
жества кроме него, восхваляемого и всевышнего»2. Сдержанность нет поселений, кроме большой башни, построенной Искандером
ал-Гарнати, по всей видимости, опирается на опасение, что инфор- на образец высокого маяка; позади ее нет пути, а [находятся] толь-
мация может быть неточной или, что тоже вероятно, фальсифици- ко мраки»2. А. М. Белавин считает, что во времена ал-Омари под
рованной. Более подробное сообщение о существовании «стены» Чулыманом имелась в виду средняя и верхняя Кама, а название
на севере содержится в сочинении арабского географа и энцикло- Чулыман заменило название Вису — под ними подразумевались
педиста первой половины XIV в. Шихаб ад-дин Ахмеда ибн Яхья народы, с которыми булгары вели оживленную торговлю. В част-
ибн Фадлаллаха ал-Омари ад-Димашхи, который, ссылаясь на рас- ности, он отмечает следующее: «Название Чулыман, заменившее
сказ шейха Ала-ад-Дина ибн ан-Номана ал-Хорезми, пишет следую- название Вису, знакомо и магрибинскому путешественнику Ибн
щее: «Рассказывают, говорит Номан, что Искандер, проходя мимо Батутте (вторая половина XIV в.)… Он свидетельствует, что на
крайних, ближайших к населенным местам, предгорий “Мраков”, Чулыман ездят болгары, а далее товары возят уже сами чулыман-
ские купцы, они торгуют с Йурой. Таким образом, “купцы чулыман-
1
Несомненно, что под летописным морем, называемым «Солнче ме- ские” из торговых партнеров болгар превращаются в их посредни-
сто», подразумевается полузамкнутое окраинное море Тихого океана у ков при взаимодействии последних с народами Севера (страной
восточного побережья Азии к западу от Корейского полуострова. Название Мрака, Йурой), куда теперь с болгарскими товарами ездят “купцы
ему дано по цвету воды, вызванному наносами китайских рек и (в меньшей чулыманские”»3. По мнению историков Татарстана, в этом сюжете
степени) пыльными бурями. В то же время, следует помнить, что истори- о башне, «что в средневековом сознании соответствует понятию
ческий Александр Македонский в 327 г. до н. э. сумел добраться лишь до
Индии и не был в Китае. Однако на Востоке существуют легенды, связан- “укрепления”, следует, видимо, усматривать отголосок представ-
ные с походами македонского царя именно в Китай. Например, в одной лений о знаменитой “стене Искандера”, которая должна была за-
из них говорится, что после завоевания Китая воины Александра стали щищать обитаемый мир от нашествия варваров-язычников»4.
брать в жены местных девушек, от которых произошли калмыки и дунгане У казанских татар вплоть до начала XX в. продолжали бытовать
(см.: Абашин С. М. Искандар-пошшо//Ислам на территории бывшей Рос- легенды о посещении Зу-л-Карнайном Среднего Поволжья. Их от-
сийской империи. Энциклопедический словарь/Сост. и отв. ред. С. М. Про-
зоров. Вып. 3. М., 2001. С. 44). История изобилует легендами, в которых
1
одни народы ведут свое происхождение от богов, другие — от героев, Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды. Т. I.
которые, в свою очередь, также связаны с богами или посланы ими с оп- Извлечения из арабских сочинений, собранные В. Г. Тизенгаузеном. СПб.,
ределенной миссией. В нашем исследовании — это коранический Зу- 1884. С. 241.
2
л-Карнайн, сыгравший столь важную роль в становлении самосознания Там же. С. 240 и сл.
3
волжских булгар. Белавин А. М. Камский торговый путь. Средневековое Предуралье
2
Путешествие Абу Хамида ал-Гарнати в Восточную и Центральную в его экономических и этнокультурных связях. Пермь, 2000. С. 32.
4
Европу (1131–1153 гг.)/Пер. с араб., вступ. ст. и прим. О. Г. Большакова; Исхаков Д. М., Измайлов И. Л. Этнополитическая история татар
ист. комм. А. Л. Монгайта. М., 1971. С. 59. (III — середина XVI вв.). Казань, 2007. С. 56.
70 И. А. Гагин Следы булгарских преданий в русских летописях 71

ражение зафиксировано в татарских т. н. «шамаилях», которые пред- «Приближение булгарских правителей к пантеону Корана…
ставляют собой настенные панно с изображением святых мест и делала правящую династию и, соответственно, весь народ в его
мечетей, а также афоризмов, поэтических сказаний, текстов и из- собственных глазах не просто равным древним “царственным” на-
речений из Корана. На одном из них, изготовленном в 1901 г. братья- родам, но и в значительной мере наследниками славы и обширной
ми Габдельвали и Мухаммадгали бин Мухаммадсадык Ахметовыми, империи Александра», — пишет в одном из своих исследований
описывается основание города Булгара, в котором непосредственное И. Л. Измайлов. «Особенно актуальны были такие мифологические
участие принял легендарный Искандер Зу-л-Карнайн. Шамаиль со- деяния Зу-л-Карнайна, как борьба с язычниками, расширение гра-
общает, что «за 15–20 лет до прихода в этот мир пророка Исы (Ии- ниц “праведного мира” и его устройство»1. Все это: и борьбу с языч-
суса) Искандер Зу-л-Карнайн с большим войском отправился в поход. никами, и расширение границ, и устройство «праведного мира»,
На обратном пути из царства тьмы на берегу Желтого моря он взял если судить по письменным источникам, очень рьяно выполняли
в свое войско множество пленных татар. Возвращаясь, войско Ис- булгарские эмиры. Арабо-персидские авторы говорили о походах
кандера Зу-л-Карнайна, состоявшее более чем из 10 тыс. пленных булгар на соседей как о «священной войне»: «Со всяким войском
татар, дошло до места слияния рек Волги и Камы. Их жены, увидев кафиров (“неверных”. — И. Г.), сколько бы его ни было, они сра-
Волгу, обратились к своим мужьям с пожеланием остаться у этой жаются и побеждают»2. Не обошли эту тему и западноевропейские
реки, а те, в свою очередь, потребовали у Искандера Зу-л-Карнайна источники. «Эти булгары — самые злейшие сарацины, крепче дер-
почета и указали на востоке от слияния двух рек место для сооруже- жавшиеся закона Магометова, чем кто-нибудь другой», — писал
ния города, где они с женами остались бы. Искандер Зу-л-Карнайн, совершивший путешествие к монголам по повелению французско-
приняв их заявление, построил из дуба город Булгар и оставшихся го короля Людовика IX фламандский монах-францисканец Гильом
более 10 тыс. воинов назвал булгарами — бу-Волгарами — за то, что де Рубрук3.
остались они на берегу Волги…»1. Мотив «бремени истории», тяготеющий над народом, был не
Булгары, находясь на самой северной окраине мусульманского только важной доктриной булгарской политической идеологии, но
мира, восприняли очень важную для становления своего самосозна- и заметно влиял на их массовое сознание. Он формировал мнение
ния идею, суть которой связана с именем Зу-л-Карнайна и «Стеной», булгар о себе как об общности, связанной не просто единой судьбой,
которую он якобы выстроил, чтобы изолировать цивилизованный но и борьбой предков за идеалы ислама. Подчеркнутый антагонизм
мир от вторжения апокалипсических варварских народов. На бул- по отношению к соседним немусульманским народам в булгарском
гар, таким образом, налагалась великая миссия — защищать «Стену», самосознании акцентировался как единство мусульман перед лицом
воздвигнутую выполняющим волю Аллаха Искандером. Отсюда идет угрозы нашествия язычников4. Не менее важной задачей считалось
переосмысление коранического сюжета о посланном Аллахом Зу-л- расширение границ мусульманского мира посредством приобщения
Карнайне, который для защиты правоверных построил великую стену,
отгородив их от ярости демонических «Йаджуджей» и «Маджуджей». хранились в татарском фольклоре. См.: Исхаков Д. М., Измайлов И. Л.
Этнополитическая история татар… С. 57.
Кроме этого, Зу-л-Карнайн приобрел черты не только строителя горо- 1
Измайлов И. Л. «Начала истории» Волжской Булгарии... С. 101.
дов, но и основателя булгарской династии, которая получила легитим- 2
Бартольд В. В. Введение к изданию Худуд ал-‘Алам//Бартольд В. В.
ность от одного из героев ислама, воителя против «неверных»2. Сочинения. В 9 т. Т. 8. М., 1973. С. 545.
3
Джованни дель Плано Карпини. История монгалов. Гильом де Руб-
1
Цит. по: Шамсутов Р. И. Забытые тексты татарских шамаилей// рук. Путешествия в восточные страны. Книга Марко Поло/Пер. И. М. Ми-
Восточная коллекция. 2002. № 4. С. 36–37. наева. М., 1997. С. 116.
2 4
Отголоски события нашли отражение в произведениях восточных См.: Исхаков Д. М., Измайлов И. Л. Этнополитическая история та-
авторов ХII в. Наджипа ал-Хамадани и Низами Гянджеви, а также со- тар… С. 62.
72 И. А. Гагин

сопредельных народов к мусульманской культуре, используя при


этом торговлю, что отмечается как восточными, так и русскими ис-
точниками.
«Известия современников заставляют думать, что булгарский
эмират был довольно устойчивым к внутренним и внешним потря-
сениям государством, — размышляет И. Л. Измайлов. — Не ис- С. Л. КУЗЬМИН
ключено, что особую устойчивость ему придавала идеология исла-
ма, чувство оторванности от остального мусульманского мира и ДВА СЮЖЕТА О БАНЯХ
представление о своем “бремени истории”, как защитников “Стены
Искандера” против “Йаджуджей” и “Маджуджей”, охранителей
веры на границе с “Морем Мрака”. Эти факторы служили важной
В ПОВЕСТИ ВРЕМЕННЫХ ЛЕТ
идеологической основой выработки единого взгляда на мир и сво-
его места в нем, а также давали универсальную идеологию булгар- Срубная парная баня с печью-каменкой давно стала одним из
ским политикам»1. символов России. В Повести временных лет (далее — ПВЛ) о банях
Исходя из всего изложенного, становится совершенно понят- под тем или иным наименованием сообщается 7 раз: в недатиро-
ным, почему волго-камские булгары так уверенно считали себя ванной части, под 6453 (945), 6579 (1071), 6597 (1089), 6601 (1093),
наследниками деяний Александра Македонского, который, соглас- 6603 (1095) и 6605 (1097) гг.1 Бросается в глаза, что хронологически
но их преданиям, является основателем булгарских городов. Имен- эти известия распределены неравномерно. Пять из семи относятся
но этот отголосок булгарских легенд стал достоянием русской ле- к 1070–1090 гг. XI в., т. е. ко времени жизни Нестора и редакторов
тописи. ПВЛ. Тем примечательней обозначение этих строений разными
терминами. Следует отметить, что при относительно частом упо-
минании дворов, крепостных сооружений и их элементов, не гово-
ря уже о церквях, в ПВЛ почти полностью отсутствуют прямые
упоминания о жилищах. Даже никак не называются княжеские
хоромы, а только их части (сени, клети) или двор в целом. На этом
фоне эпизоды, связанные с банями, оказываются весьма значимы-
ми, а сами бани органично вписаны в канву сюжетов.
Можно выделить три группы фрагментов ПВЛ, в которых упо-
мянуты бани. Собственно слово «баня» используется в двух слу-
чаях (условно, это первая группа).
1
Седьмое упоминание «ыстобце оу пещеры» присутствует в сюжете
об изгнании бесов юродивым иноком Печерского монастыря Исакием.
Поскольку он является частью «Жития Феодосия Печерского» и содер-
жится в списках ПВЛ, где оно включено в ее состав, то его нужно рассмат-
ривать отдельно, в контексте житийной литературы, что выходит за рамки
данного исследования. Но сам по себе он интересен и симптоматичен при
1
Измайлов И. Л. Защитники «Стены Искандера». Казань, 2008. С. 136. освещении вопроса об отношении к этим строениям монахов.
74 С. Л. Кузьмин Два сюжета о банях в Повести временных лет 75

Первый — это повествование о легендарном хождении апостола Обратим внимание на эпизод статьи 6603 (1095) г. Описанные в ней
Андрея по пути «из варяг в греки». Поднимаясь вверх по Днепру, события относятся к февралю 1096 г. Вытесненный из Чернигова при
Андрей останавливается на месте будущего Киева и предрекает это- помощи половцев Олегом Святославичем в 1094 г., Владимир Мономах
му городу высокую христианскую миссию. Затем апостол оказыва- находится в своей «отчине» Переяславле. К нему на переговоры («на
ется в земле словен, «где ныне Новгородъ». Там он наблюдает стран- миръ») приезжают половецкие ханы Итларь и Китан со своими дру-
ный обычай, «како ся мыють и хвощутся». Придя в Рим, Андрей жинами и ближайшим окружением. Китан расположился «межи ва-
поведал: «Видех бани древены и пержгуть (их) рамао (как варианты: лома с вои» (на посаде?), а Итларь на дворе Ратибора в городе, ожидая
“истопят их знойно”, “вельми”. — С. К.) и сволокуться и будут нази княжеской аудиенции. Ранее Ратибор известен как посадник Всево-
и оболеютеся квасом оусенияны и возьмуть на ся прутье младое и лода в Тмутаракани (1079–1081). В Переяславле он, надо думать, ис-
бьють ся сами и того ся добьють егда влезуть ли живи и оболеются полнял обязанности тысяцкого, имея собственную дружину. Гаранти-
водою студеную и тако ожноуть и то творять по вся дни не мучими ей безопасности Итларя и его людей стала клятва («рота») Владимира
никимже но сами ся мучать, и то творять себе мовенье а не мученье». и выдача им своего сына Святослава в заложники Китану.
В этом тексте прослеживается противопоставление благонрав- В это же время из Киева прибывает посланник Святополка Изя-
ного Киева полуязыческому Новгороду. Отношение к словенам-нов- славича Славята, который призывает к расправе с половцами, тем
городцам, на первый взгляд, выглядит шутливо-издевательским. Но более что представился благоприятный случай. «И начаша думати
возможна и иная интерпретация, которая будет рассмотрена ниже. дружина Ратиборя со князем Владимиром о погублении Итларевой
Определенным оппозитом «баням древеным» недатированной чади». Мономах этому противится, ссылаясь на клятву, данную по-
части ПВЛ выглядит «строенье банное камено», упомянутое в ловцам («роте с ними ходив»), но его окружение поддерживает Сла-
статье 6597 (1089) г. в сообщении о строительной деятельности вяту, указывая на неоднократные нарушения договоров и клятв со
митрополита Переяславля Ефрема. Об этом «строении» дополни- стороны степняков: «Княже нету ти в томъ греха. Да они всегда к
тельно сообщается, что «сего же не бы пре(жде) в Руси». По всей тобе ходяче роте губять землю Русьскую и кровь христианску про-
вероятности, переяславские каменные бани возводились в период ливають бесперестани». Под покровом ночи Славята с «неколико
«единовластия» Всеволода Ярославича (1078–1093) и до упразд- дружины и с торкы», «выкрадше первое Святослава, потом Кытана
нения митрополии в Переяславле (в 1091 г. Ефрем упомянут уже и дружину его избиша». Тем временем Итларь безмятежно спал на
как епископ), во всяком случае, до перехода туда Мономаха в 1094 г. Ратиборовом дворе.
Нет сомнения, что эта новинка оказалась привнесена искусственно Наутро Ратибор приказывает своим дружинникам («отрокам») во-
из Византии и на русской почве не прижилась. оружиться и «истобку пристави истопити имъ (половцам. — С. К.)».
В двух сообщениях перед нами предстают две гигиенические тра- Владимир присылает своего отрока Бяндюка «по Итлареву чадь». Тот
диции: византийская, наследующая римским термам, и оригинальная говорит, чтобы они, «обувшеся в тепле избе» и позавтракав у Ратибо-
северорусская. И та, и другая выглядят в глазах южнорусских книж- ра, приходили к князю. «И рек Итларь тако буди и яко влезоша в ис-
ников, Нестора и редакторов ПВЛ, инородными. В легенде об Андрее тобку тако запрени быша». Отроки Ратибора забрались на крышу
любопытно, что «баня» не фигурирует в его наблюдении об обычае «истобки» и «прокопаша и верх»1, а Ольбег Ратиборич принял снизу
словен, а присутствует в рассказе о нем по приходе апостола в Рим, свой лук и, «наложивъ стрелу оудари Итларя в с/е/рдце и дружину
где ему «приходится» дать пояснение о материале, из которого она
построена — дерево. 1
Особую группу фрагментов текста ПВЛ, в которых присутствуют Цитаты приведены по Лаврентьевскому списку ПВЛ (ПСРЛ. Т. I. Лав-
рентьевская летопись. М., 2001). Некоторые знаки кириллицы заменены
бани, составляют содержащие обозначение «истопка»/«истобка». соответствующими по звучанию буквами современного алфавита.
76 С. Л. Кузьмин Два сюжета о банях в Повести временных лет 77

его всю избиша». «И тако испроверже живот свои Итларь», — заклю- ча, который, собирая дань, столкнулся на Белом озере с волхва-
чает рассказ летописец. ми, возмущавшими народ. Скорее всего, это произошло в середине
Наше рациональное сознание задает вопросы: «Зачем все так 70-х гг. XI в. Оставив в стороне данный эпизод, обратим внимание
сложно? Почему нельзя было тихо перерезать половцев, мирно по- на миф о происхождении человека, изложенный Яну волхвами в
чивавших на дворе Ратибора, когда стало известно, что сын Моно- процессе их богословского спора. Волхвы говорили, что «Бог мывъ-
маха в безопасности?» Ответы на них кроются в крайне щепетиль- ся в мовници и вспотивъся отер ся ветьхом», и бросил его с небес
ном отношении Владимира Всеволодовича к клятвам, особенно к на землю. Сатана заспорил с Богом, кому в этой «ветохе» сотворить
крестоцелованию, о чем свидетельствуют как летописные тексты, человека. «И сотвори дьявол человека, а Бог душу в него вложил.
так и его Поучение. Окружение князя не случайно избирает баню- Поэтому, если умрет человек, в землю идет тело, а душа к Богу».
«истобку» как место для расправы, а форма убийства Итларя вы- Далее идет спор об антихристе, сидящем в бездне, и т. п. Финал
глядит как справедливое воздаяние клятвопреступнику. этой дискуссии известен, и для волхвов он оказался плачевен. Нам
Реликты двойственного отношения к «русской» бане дожили до здесь важно, что баня-«мовница» была включена в контекст каких-
наших дней. Снятие креста в предбаннике, ныне неосознанное, то космогонических представлений, которые пытались изложить
оправдываемое иногда желанием избежать возможных ожогов (о волхвы. Пройдя через «фильтр» восприятия Яном Вышатичем и
кольцах и перстнях при этом как-то забывают), когда-то имело, не- помещенный в текст летописцем с его слов, но, вероятно, претерпев
сомненно, ритуальный смысл1. Баня «по-русски», будучи местом еще какую-то обработку, этот рассказ отражает роль бани не как
очищения тела, воспринималась в мистическом смысле как место утилитарного объекта, а как знакового, включенного в поле мифо-
«нечистое», с которым, в отличие от дома, ни крест, ни икона несо- логического сознания, иного, чем религиозные представления дру-
вместимы2. Это, конечно, не территория диавола, хотя и вызывает жинника Святослава Ярославича и печерского монаха. «Бог» волх-
ассоциации с адом, но и не Бога. Русской демонологии известно вов для них «неправильный» и «чуждый», а «мовница»-баня как его
особое существо — «банник». Разумеется, любая проекция этно- атрибут вольно или невольно приобретает негативную оценку.
графических материалов в отдаленное прошлое имеет значитель- Возвращаясь к известию об избиении «Итларевой чади», можно
ную долю условности и гадательности. Но в тексте ПВЛ есть фраг- уверенно сказать, что ликвидация половецкого хана и его окруже-
мент, определенным образом характеризующий отношение к бане. ния производилась в соответствии с представлениями того времени
Он отделяется от остальных упоминаний, как по содержанию, так о клятве и клятвопреступлении, нарушении закона гостеприимства
и по терминологии, и выделен как особая группа сообщений. и снятия обязательств по нему. Разумеется, Итларя заманивают в
Статья 6579 (1071) г. содержит, помимо известия о боевых дей- «истобку» обманом. Во-первых, для кочевников мытье, тем более
ствиях половцев «оу Растовця и оу Неятина», четыре рассказа, по- в парной бане, не просто чуждая традиция, но и определенное табу.
священных противостоянию язычества и христианства, условно Во-вторых, не будем забывать, что половцев могли бы («чести ради»)
привязанных к этой дате. Один из них записан со слов Яна Вышати- пригласить и в стоявшее уже к тому моменту «строенье банное
каменно». Их же приглашают как бы и не в баню, и вовсе не по-
1
«Повсюду на Севере баня считалась нечистым местом. В ней не ве- мыться, а в теплую избу — с удобством принарядиться перед тор-
шали икон, а когда шли туда мыться, снимали кресты. Баня — излюблен- жественным приемом. О полном конструктивном сходстве дома-
ное место для нечистой силы, о проделках которой ходили страшные «избы» и бани-«истобки» будет сказано ниже, а для степняка они
рассказы» (Токарев С. А. Религиозные верования восточнославянских и вовсе не различались. Так наивный Итларь оказывается там, где
народов XIX — начала XX вв. М., 1957. С. 98). крестоцелование слагается со снятием креста. Формально совесть
2
Токарев С. А. Религиозные верования восточнославянских народов
XIX — начала XX вв.; Рыбаков Б. А. Язычество Древней Руси. М., 1987. Мономаха была чиста.
78 С. Л. Кузьмин Два сюжета о банях в Повести временных лет 79

Экзотический же способ убийства Итларя (стрелой, пущенной обрядности, и искали соответствующие им параллели в археологи-
из лука) вызывает две ассоциации. Первая — это формула клятвы ческих реалиях. Но нам кажется, что следует акцентировать вни-
при утверждении договоров с греками, присутствующими в ПВЛ, мание на форме мести и исходе неудачного сватовства. Поиск па-
где как возмездие за ее нарушение выступает гибель от собствен- раллелей в этом направлении уводит нас в Скандинавию эпохи
ного оружия. Вторая — призыв-обращение автора «Слова о полку викингов. Одним из самых эффектных способов (и эффективным,
Игореве» к галицкому князю Ярославу Осмомыслу, которого он при минимальных потерях) было сожжение врагов-местников (как
характеризует стреляющим «съ отня злата стола салътани за зем- и всяких врагов в принципе) в собственном доме. Пожалуй, самым
лями»: «Стреляй, господине, Кончака, поганого кощея, за землю ярким примером здесь может послужить Сага о Ньяле. Мотив же
Русскую, за раны Игоревы». После ухода с исторической арены тя- о подобном трагическом конце неудачного сватовства отражен
желой конницы сарматов, в причерноморских степях лук и стрелы скандинавской традицией в рассказе о сожжении женихов в доме
становятся основным оружием кочевников, избегавших ближне- на своей усадьбе Сигрид Гордой, вдовой шведского конунга Эйрика
го, рукопашного боя, предпочитая бой дистанционный. У нас нет Победоносного. Среди погибших были, кстати, отец Олава (буду-
сведений, чем и на чем клялись Итларь, Китан и им подобные, но щего святого) Харальд Гренландец и Висивальд (предположительно
не исключено, что именно луком и стрелами (ср. дары печенежско- Всеволод, сын Владимира Святославича).
го хана Претичу). Таким образом, коварное убийство Итларя пре- Связь с Севером обозначена в контексте настоящего исследова-
вращалось в справедливое возмездие клятвопреступнику, а репу- ния вполне умышленно, и мы вернемся к ней. А пока обратим вни-
тация Мономаха не терпела урона ни в глазах соотечественников, мание на еще одно сообщение, где фигурирует баня-«истобка».
ни в глазах степняков, потенциальных союзников или противников. В 1097 г. после заключения знаменитого соглашения на Любеч-
Некоторые детали этого рассказа о вполне реальном событии, ском съезде, где были урегулированы отношения внуков и правну-
записанном прямо или опосредованно со слов его участников, его ков Ярослава, некоторые князья приехали в Киев, собираясь в даль-
современником и для читателей-современников, находят парал- нейшем к своим «отчинам». По наущению своего окружения Давыд
лели в статье 6453 (945) г., повествующей о «трех местях княгини Игоревич начинает интригу против Василька Ростиславича Тере-
Ольги». Нет нужды подробно излагать данный сюжет, многократ- бовльского. Рассказ об этом и дальнейших событиях отсутствовал
но рассматривавшийся с разных сторон. Нас интересует «вторая в первой редакции ПВЛ, составлял отдельный, самостоятельный
месть» — сожжение «нарочитых», «лучших» мужей, «иже держа- текст (т. н. «Повесть о Васильке Теребовльском») и в нее был вклю-
ху Деревскую землю»: «Древляном же пришедъшим повеле Ольга чен позднее. Автор его или человек, со слов которого эта повесть
мовь створити, рькуще еще, измъвшеся придите ко мне. Они же записана, Василий, был из окружения Давыда Игоревича, т. е. весьма
пережгоша истопку и влезоша древляне начаша ся мыти и запро- осведомленный свидетель и активный участник этой драмы.
ша о них истобъку и повеле зажечи от двери. Ту изгореша вси». Искренне приняв на веру клевету своего окружения на Василька,
Трудно не увидеть композиционное сходство рассказов, имеющих якобы желавшего отобрать у Давыда его волость, или охотно это
различное происхождение, но абсолютно идентичную терминоло- сделав, волынский князь начинает внушать подобные опасения и
гию и близкие сюжетные мотивы (призвание на прием с предвари- киевскому князю Святополку. «И послуша его Святополкъ». Свято-
тельным условием, обман, расправа-мщение). полк просит остаться Василька до своих именин. Отказ Василька
Для развития понимания нашей темы важно отметить некоторые был преподнесен Давыдом Святополку как ослушание «старейшего
особенности рассказа статьи 6453 (945) г. Сознавая его легендарно- брата». Решение о захвате теребовльского князя принято, и ему от-
эпический характер, обычно исследователи концентрировали свое правлено приглашение на прощальный прием. Его «детьскый», встре-
внимание на деталях, связанных с представлениями о погребальной тившийся по дороге, предупреждает князя об угрозе, но Василько
80 С. Л. Кузьмин Два сюжета о банях в Повести временных лет 81

отказывается в нее поверить: «Као мя хотять яти? Оногды целовали шими с нимъ (и) изъимавъ слыв сажа и в ыстобку…». Половцы
крест…». На княжеском дворе он встречен Святополком. Они «идо- начали боевые действия и стали разорять Днепровское Правобере-
ша в ыстобку, и приде Давыд». По дальнейшему контексту понятно, жье. Видимо, испугавшись, Святополк послов отпустил, но миру это
что они сидят в бане перед торжественным завтраком. Убедившись не способствовало. То, что случилось затем, известно: разгром рус-
еще раз в нежелании Василька остаться, что усугубило подозрения ских дружин на Стугне и гибель в ее водах брата Мономаха Рости-
Святополка, хозяин говорит: «Поседити вы сде, а язъ лезу, наряжу». слава Всеволодовича. Уж не та ли это была баня-«истобка» на киев-
Потом под предлогом пойти к «брату» баню покидает Давыд. «И яко ском княжом дворе, где будет схвачен через четыре года Василько?
выступи Давыдъ, и запроша Василка, въ 5-й ноямбря; и оковаша и Уж не был ли Славята участником совета 1093 г., как впоследствии
въ двои оковы, и приставиша к нему стороже на ночь». Святополк с советчиком от своего князя, прибывшим в Переяславль к Мономаху
утра собирает «бояр и кыянъ» и, ссылаясь на Давыда, сообщает им в феврале 1096 г.? Во всяком случае, рассмотренный эпизод нахо-
о злых умыслах Василька. Те предоставляют ему свободу действий. дится в начале серии деяний, для которых характерна определенная
Несмотря на ходатайство духовенства и якобы собственное неже- «технология» освобождения от клятвы (крестоцелования), хотя в
лание, Святополк дает возможность Давыду забрать Василька на рассмотренном эпизоде о ней напрямую не сказано.
расправу. В 10 верстах от Киева теребовльского князя ссаживают с С одной стороны, четыре фрагмента ПВЛ, объединенные моти-
телеги и «ведоша в ыстобку малу», куда «влезоша» посланные Свя- вом расправы (реальной или потенциальной) в бане-«истобке»,
тополком и Давыдом их конюхи Сновид Изечевич и Дмитр. Вместе отражают определенный круг представлений и отношения к ней
еще с двумя подручными они удерживают Василька, а «овчюх» Свя- широкого слоя общества на юге Руси, с другой — на характере лето-
тополка «торчин» Берендей выкалывает князю глаза. писного текста должны были сказаться личные воззрения его ав-
Список коварно убитых на Руси князей, начиная с Аскольда и торов, происходивших из монастырской среды.
Дира, после смерти Бориса и Глеба долго не пополнялся. Для рас-
правы с Васильком был избран византийский способ — ослепление. Учитывая вышесказанное, следует задаться вопросом: а что,
Но и при таком исходе Святополк постарался завуалировать свою собственно, представляла собой «истобка»? То, что «истобка» и
долю вины перед Богом, княжеским сообществом, народом и, веро- «изба» различались и в глазах летописца, и в реальности, явствует
ятно, самим собой. Действо захвата и ослепления Василька разво- из текста статьи 6610 (1102) г. Известный спор о том, быть новго-
рачивается как двухактовая драма, сценой для которой выступает родским князем Мстиславу, сыну Мономаха, или кому-то из других
баня-«истобка», что вызывает ассоциацию со случившейся менее чем его сыновей, начали боевые действия Святополка, с которым до
за два года до этого расправой с «Итларевой чадью». Очень уж схожи этого Владимир Всеволодович заключил специальное соглашение
сценарии и декорации, чтобы видеть здесь случайное совпадение. о разделе столов, а происходит этот спор в избе («и седоша в-ызбе»).
Ослепление Василька Теребовльского связано и с одним истори- Участниками данной встречи были, помимо новгородцев и Свято-
ческим лицом и его окружением — великим киевским князем Свято- полка, представители («мужи») Владимира, его сын Мстислав и,
полком. Святополк по смерти Всеволода Ярославича по праву занял надо полагать, люди из окружения князей. Такое представительное
старший русский стол (Мономах сознательно отказался от борьбы). собрание явно насчитывало не один десяток человек и происходи-
О первом значимом внешнеполитическом событии его правления ло в достаточно просторном помещении, где можно было располо-
ПВЛ повествует следующим образом: «…а в се время поидоша по- жить лавки для бояр и сидения для князей. Это не то что баня, это
ловци на Русьскую землю слышавше яко умерлъ есть Всеволодъ даже не рядовое жилище. ПВЛ не указывает, где происходили эти
послаша слы къ Святополку о мире. С(вя)тополкъ же не здумавъ с переговоры. Во всяком случае, на Подоле в Киеве открыты про-
болшею дружиною отнею и строя своего но светъ сотвори с пришед- сторные наземные срубные постройки с печами этого и более ран-
82 С. Л. Кузьмин Два сюжета о банях в Повести временных лет 83

него времени, имеющие параллели в северорусском домострои- Крупные дома, в силу своих размеров, усложнения интерьера и
тельстве. богатства убранства, связанных с социальным статусом хозяев, уже
Дожившая до наших дней банька с печью-каменкой «по-черному», не могли выступать в роли бань. Разделение функций между баней
если отвлечься от деталей, полностью воспроизводит массовое жи- и домом, при общем конструктивном их сходстве, вызвало к жизни
лище лесной зоны Восточной Европы второй половины I тыс. н. э. и и разделение обозначения в языке (истобка — изба), что отрази-
древнерусской эпохи. Подквадратный наземный сруб с печкой-ка- лось на страницах ПВЛ.
менкой в углу размером от 3 х 3 до 5 х 5 м как особый тип дома фик- По письменным источникам и археологическим материалам мы
сируется на памятниках в бассейне верхнего течения Днепра с V– знаем о проникновении значительных контингентов из Северной
VI вв., т. е. одновременно с выходом славянства на историческую Руси в Среднее Поднепровье, среди которых словене-новгородцы
арену. Он выявлен на поселениях культур третьей четверти I тыс. н. э. занимали видное место. Оседая в Киеве и других местах, они не
в зоне балто-славянских контактов (культуры тушемли-банцеров- только сохраняли свои традиции, в том числе домостроительные и
щины, псковских длинных курганов, городищ Восточной Литвы). гигиенические, но и способствовали распространению их, — по
В VIII–IX вв. он широко распространяется по всей лесной зоне (на- крайней мере, в социально близкой среде. Территориально-поли-
пример, в Ладоге уже с рубежа 760–770-х гг.), став господствующим тическая мобильность князей и их дружин X — начала XII вв. уси-
типом жилища на территории Северной Руси в X–XI вв. В то же ливала процесс усвоения многих традиций севера Руси на ее юге.
время основным типом домов в южных районах Руси являлась полу- Очевидно, что как наземные жилища-«избы», так и бани-«истобки»
землянка с глинобитной печью1. Каменные печи, если и известны, то стали привычным атрибутом дворов князей и знати на всей терри-
сделаны из известняковых плит, т. е. принципиально иного по сво- тории Древнерусского государства.
им качествам материала, чем колотые валунные булыжники Севера. В то же время для основной массы жителей юга, при определен-
Поэтому истоки бань-«истобок» нужно видеть в северорусских, ла- ном распространении наземных жилищ в XII–XIII вв. (в основном
дожско-новгородских домостроительных традициях. Надо полагать, в городах), северная традиция домостроительства оставалась ино-
что изначально бани и дома функционально не различались. Любой родной. Так же, надо полагать, воспринимались «истобки». Это
из домов поселения мог использоваться в нужный момент в качестве были атрибуты пришельцев с севера, обстоятельства водворения
парной бани. Эта традиция продолжалась и далее, и как ее перекличку которых на юге Руси далеко не всегда оказывались мирными. На об-
можно видеть мытье в русской печи еще в XX в. щее негативное отношение наложилась специфика сознания ино-
Функциональное разделение домов и бань происходит с раз- ков-летописцев. Для них мучения (вспомним сюжет с апостолом
витием хоромного зодчества знати и богатых людей, выразившись Андреем) — это путь к духовному совершенству через умерщвле-
в увеличении площади построек и усложнении их структуры (по- ние плоти, а не процедура для здоровья и удовольствия. Эти обсто-
явление сеней, связей с клетями, срубов-пятистенков). К моменту ятельства, очевидно, следует учитывать при анализе и интерпре-
начала накопления культурного слоя Новгорода (930–950-е гг.) мы тации текстов ПВЛ, где в рассказе присутствуют бани. Образно
уже видим этот процесс, идущим полным ходом. На усадьбах X– говоря, взгляд ПВЛ на бани, за которыми закрепилось определение
XII вв., помимо домов крупных и средних размеров, исследованы «по-русски», это взгляд из полуземлянки с глинобитной печью Юга
срубики с печами-каменками очень малой площади. При отсутствии на наземный сруб с печью-каменкой Севера, взгляд из святой оби-
других критериев именно в них можно видеть бани-«истобки». тели в грешный мир. Сюжеты же об избиении «Итларевой чади» и
ослеплении Василька Теребовльского — это рассказы о попытке
1
Раппопорт П. А. Древнерусское жилище//Археология СССР. Свод найти компромисс между совестью и деянием в рамках ценностных
археологических источников. Вып. Е1-32. Л., 1975. координат и традиционных представлений в эпоху создания ПВЛ.
Как составитель Начальной летописи работал... 85

Сообщение Строева переполнено радостью первооткрывателя: «Но


не все ларчики открываются просто... За девять лет перед сим я узнал
древний славянский перевод... При тщательном осмотре сей греш-
ный Георгий оказался тот самый, из коего почерпал Нестор»1. 7 фраг-
ментов были опубликованы и вскоре перепечатаны в 1-м издании
Полного собрания русских летописей2. Так привлечение Хроники
Т. Л. ВИЛКУЛ Амартола автором ПВЛ вошло в фонд неоспоримых научных находок.
Число выявленных параллелей пополнялось. На рубеже ХІХ–
ХХ вв. ученые обратили более пристальное внимание на хроногра-
КАК СОСТАВИТЕЛЬ фы — сборники разнообразных включений из хроник Георгия
НАЧАЛЬНОЙ ЛЕТОПИСИ Амартола, Иоанна Малалы и др. Сопоставление нескольких хро-
нографических компиляций подало мысль реконструировать т. н.
РАБОТАЛ С «ХРОНИКОЙ» «Хронограф особого состава» и «Хронограф по великому изложе-
нию» (далее — ХВИ). В. М. Истриным и А. А. Шахматовым были
ГЕОРГИЯ АМАРТОЛА? выдвинуты конгруэнтные в целом, но весьма разнящиеся в деталях
концепции. Часть заимствований в ранних сводах, ПВЛ и Новго-
родской первой летописи младшей редакции (далее — НПЛ мл)
На достаточно раннем этапе истории изучения древнерусских связали не с полным переводом Амартола, а с Хронографом. А через
летописей ученые заметили заимствования в них из переводных хро- него, у Шахматова, — не с самой ПВЛ, а с предшествующим ей
ник. Сравнение с греческим текстом уже А.-Л. Шлецеру позволило Начальным сводом3.
объяснить некоторые странные, избыточно усложненные фразы, Противоречия концепций Шахматова и Истрина отчасти удалось
особенно в начальной части Повести временных лет (далее — ПВЛ). сгладить и модифицировать О. В. Творогову. Доработанная ученым
Правда, Шлецер сравнивал с изданными на тот момент памятниками, традиционная концепция такова. В общем тексте ПВЛ и НПЛ мл
в том числе с Хроникой Георгия Синкелла, и ему остался неизвест- якобы отразилось творение предыдущего летописца — Начальный
ным настоящий источник Начальной летописи — Хроника Георгия свод 1090-х гг.4 Предполагается, что составитель Начального свода
Амартола («Грешника»)1. Совпадения с текстом Амартола были об- не имел в своем распоряжении полного перевода Хроники Амар-
наружены академиком Ф. И. Кругом и исследованы П. М. Строевым. тола и привлекал лишь ХВИ «1-й редакции». ПВЛ отражает более
1
сложную структуру: общие фрагменты Начального свода ослож-
Моя искренняя признательность за ценные замечания А. В. Коптеву нены редактированием и вставками и дополнены продолжением за
и Т. В. Гимону. конец ХІ — начало ХІІ вв. Что касается хронографических источ-
Шлёцер А.-Л. Нестор. Русские летописи на древле-славянском языке,
сличенные, переведенные и объясненные А.-Л. Шлёцером. Ч. 1. Пер. Дм.
1
Языков. СПб., 1809. С. ХХІІІ, .зi҃–иi҃., .к҃.–.ка҃ и др. «Хроника» Амартола Строев П. О византийском источнике Нестора//Труды и летописи
оставалась в то время еще в рукописях. Обзор изучения Амартола см.: ОИДР. 1828. Ч. 4. Кн. 1. С. 168–170.
2
Истрин В. М. Книгы временьныя и образныя Георгия Мниха. Хроника ПСРЛ. Т. 1. СПб., 1846. С. 239–246.
3
Георгия Амартола в древнем славяно-русском переводе. Т. 2. Греческий Подробнее см.: Вiлкул Т. Л. Походження хронографічних джерел
текст «Продолжения Амартола». Исследование. Пг., 1922. С. 117–119; Початкового літопису. Пункт відліку — «Хронограф по великому ізложе-
Медведев И. П. Петербургское византиноведение. Страницы истории. нію»//Український історичний журнал. № 1. 2014.
4
СПб., 2006. С. 9, 19, 28, 40 и др. ПВЛ датируется 10-ми гг. ХІІ в. (обычно в диапазоне от 1113 до 1118 гг.).
86 Т. Л. Вилкул Как составитель Начальной летописи работал... 87

ников, заимствования из ХВИ здесь наращиваются включениями ния из полного перевода, т. е. речь не может идти о «простой» струк-
из полного перевода Хроники Амартола1. туре Начального свода со включениями только из ХВИ1.
Эта цельная конструкция при ближайшем рассмотрении теря- По-видимому, следует оставить гипотезу о Хронографе (ХВИ и
ет свою стройность. Прежде всего, сомнение вызывают фрагменты, любом ином) в ПВЛ и опираться на привлечение в Начальной ле-
атрибутированные как принадлежность ХВИ. К таковым относят, тописи лишь полного перевода Амартола. Наиболее детальный
например, серию заимствований о знамениях и чудесах в ПВЛ и перечень заимствований из Хроники Амартола (всего 26 цитат)
НПЛ мл под 1065/1064 г. Ныне в хронографах такой композиции собрал Шахматов в своей последней статье2. Список включает не-
не обнаруживается. Детальное же сопоставление показывает не- сколько обширных фрагментов Хроники3. Вместе с тем, отмечено
достаточную степень близости текстов летописи и хронографиче- множество микрозаимствований и парафраз, особенно для известий
ских компиляций2. В сюжете 6428/6453 г. о походе руси на Кон- конца ІХ — первой половины Х вв. Как правило, ученые ориенти-
стантинополь заимствования из ХВИ имеются лишь в НПЛ мл, руются на этот список Шахматова, основная информация из него
тогда как в ПВЛ использован опять-таки полный перевод Хроники. вошла в справочные издания, переводы и комментарии к ПВЛ. Но
Более того, в общих блоках ПВЛ и НПЛ мл выявлены заимствова- в ПВЛ имеются заимствования из Амартола, не отмеченные Шах-
матовым и другими исследователями. Большинство из них, что
1
ожидаемо, представляют собой микрозаимствования или сюжет-
Напр.: Творогов О. В. Повесть временных лет и Хронограф по вели- ные параллели. Кроме того, мною найдены также новые чтения из
кому изложению//ТОДРЛ. Т. 28. Л., 1974. С. 99–113. Состав того вида библейской истории, текстуально соответствующие версии Амар-
ХВИ, который якобы имелся в распоряжении летописцев ХI в. (ХВИ 1-й
редакции), восстановлен быть не может, см.: Творогов О. В. Древнерус-
ские хронографы. Л., 1975. С. 46–50 и др.; Он же. Летописец Еллинский 1
Вилкул Т. 1) Повесть временных лет и Хронограф//Palаeoslavica.
и Римский. Текстологические и источниковедческие проблемы//Ле- XV. N 2. Cambr., Mass., 2007. Р. 56–116; 2) Древнеславянский перевод
тописец Еллинский и Римский. Т. 2. СПб., 2001. С. 152. Некоторые ис- Хроники Георгия Амартола в Повести временных лет и Новгородской
следователи полагают, что ХВИ 1-й редакции мог отразиться в кратком первой летописи младшего извода//Древняя Русь. Вопросы медиевисти-
позднем хронографе конца XVII в. (Анисимова Т. В. Хроника Георгия ки. М., 2014.
2
Амартола в древнерусских списках XIV–XVII вв. М., 2009. С. 258–265), Шахматов А. А. «Повесть временных лет» и ее источники//ТОДРЛ.
однако в этом позднем памятнике фиксируются сведения из Краткой хро- М.; Л., 1940. Т. 4. С. 42–60. Греческие соответствия в работе приведены,
нографической палеи, т. е. «3-й редакции ХВИ», XV в. Не способствует в основном, по старому изданию Муральта, славянские — по рукописям.
прояснению вопроса и текстологическое сопоставление древнерусских Соотнесение со стандартным изданием Амартола см.: Вилкул Т. Повесть
списков Амартола без привлечения греческого оригинала, что уже бы- временных лет и Хронограф. С. 73–75. Кроме того, в некоторых иных
ло отмечено, см.: Матвеенко В., Щеголева Л. Берегись профана! Об своих трудах Шахматов упоминает дополнительно заимствования из Ам.
ошибках в новой работе по текстологии ВГМ//Книгы временные и об- 31. 5 к началу «Речи Философа» под 986 г. (Шахматов А. А. Толковая
палея и русская летопись. С. 273); из Ам. 177. 14 под 986 г. в цитате из
разные Георгия Монаха. Т. 2. Ч. 2. М., 2011. С. 878–894. Вообще говоря, Царств (неверно отнесено к Хронографу, см.: Шахматов А. А. «Повесть
обычно не учитывают, что в хронографических компиляциях, начиная с временных лет». С. 147), и др. В целом, ученым отмечено около 30 цитат
конца XIV (?) в., наблюдается обратное влияние летописных текстов. Ср. и сюжетных параллелей. Следует уточнить, что все эти параллели со-
приписки в старшем списке Троицкого хронографа начала XV в., выдерж- браны, а не найдены Шахматовым, — в его работе аккумулированы ис-
ки из новгородско-софийских летописей в Еллинском летописце 2-й ре- следования Строева, Сухомлинова, Срезневского и мн. др. (без ссылок
дакции и пр. на предшественников). Но пользоваться этим списком достаточно удобно.
2
Речь идет о двух невыразительных общих лексических заменах, а 3
О разделении земли сыновьями Ноя; законах и обычаях разных на-
также нескольких пропусках, объясняемых, по-видимому, адаптацией родов; два известия о походах руси на Царьград; волхве Аполонии Тия-
слишком буквального перевода. нине; походе Симеона на Фракию и граде Адриане.
88 Т. Л. Вилкул Как составитель Начальной летописи работал... 89

тола, а не иным версиям1. Почти все они приходятся на ранние Далее под 986 г. в «Речи Философа» цитатой из Амартола заме-
статьи Начальной летописи, но захватывают и вторую половину няется содержание нескольких обширных стихов Восьмикнижия:
Х в. — княжения Святослава Игоревича и Владимира Святосла- Втор. 34. 5–7 и Ис. Нав. 1. 1–1. 6, 1. 16–1. 17, занимающих в общей
вича. Приведу этот новый материал, а затем попытаюсь сравнить сложности более десятка строк. При этом, как и в Хронике, в ПВЛ о
с тем, что уже отмечено у Шахматова, и кратко очертить картину Моисее сказано «оумре», тогда как в Восьмикнижии «скончася... по
работы древнерусского летописца с Хроникой Амартола. Ниже скончании». Кроме того, у Амартола использована характерная фор-
новые параллели к Хронике приводятся двумя списками: в первом мула «прияти власть», неизвестная Восьмикнижию. См. «и оумре
собраны библейские параллели, в другом — заимствования, не Моисии ту на горѣ . и прия власть Іс҃ъ Навгинъ» (96. 24–25Л, Новг.
имеющие, видимо, иных источников2. В обоих случаях они распо- І, с. 141) — Ам. 104. 2–3: «оумре Моисии на горѣ Варимьстѣ»;
ложены в порядке их следования в ПВЛ. Ам. 111. 16: «по Моиси же приятъ власть Іс҃ъ Наоугинъ»1.
В статье 980 г. ПВЛ и НПЛ мл князь Владимир сравнивается Здесь же в сюжетах из Царств языческий бог Ваал сравнивает-
с Соломоном: «бѣ бо женолюбець . якоже и Соломанъ . бѣ бо рече ся с «еллинским» богом войны Аресом. Ср. «и покланятися Валу .
оу Соломана женъ 700 а наложниць 300» (80. 12–13Л; Новг. І, рекъше ратьну бу҃ . єже єсть Арѣи» (97.2 8–29Л, Новг. І, с. 142) —
с. 128–129)3. Текст написан на основе Амартола: «цсрь Соломонъ и Ам. 35. 5–7: «егоже и нареч Арея въ имя блазньныя звѣзды . емоу
бѣ женолюбець и бяхоу емоу владоуще .ψ҃ и наложнiць .т҃.»4, что же Арееви первѣе столпъ поставиша асоурии яко бо҃у [и] донынѣ
показывает сравнение с четьим (полным) переводом 3 Цар., где поклоняються . и наречють персьскыи Валъ бъ҃ ѥже сказаѥмо
видим «бѣ любя жены зѣло» и «хотии»5. Арии воискыи бъ҃»2. В сюжетах из Царств, в том числе в хроногра-
1 фических сборниках, сравнений Ваала с Ареем нет.
В библейских чтениях к хронографическим подыскиваются парал-
лели из древнеславянских переводов книг Библии. Прежде всего, из пол- Цитирование Восьмикнижия и Царств обычно достаточно надеж-
ного библейского или четьего текста, во многих случаях — также из но позволяет проследить, какая версия использована в том или ином
служебного или паримейного, а также толкового. Обнаруживаются ана- случае, поскольку вариации возникали, в основном, на славянской
логи в палеях, и т. п. Многие из них оставались до сих пор неизвестными: почве и довольно показательны. При наличии трех-четырех текстов
напр., такой знаток древнерусской книжности, как О. В. Творогов, не легко определяется направление заимствования. Сложнее обстоит
опознал источник сравнения с Аресом («Ареи») в «Речи Философа» (По- дело с параллелями к Книгам пророков, каковые обнаруживаются в
весть временных лет/Подг. текста, пер. и коммент. О. В. Творогова//
Библиотека литературы Древней Руси. СПб., 1997. Т. 1. С. 503), см. ниже. ПВЛ и Амартоле. Дело в том, что византийские и древнеславянские
2
В некоторых случаях аналоги встречаются также в Хронике Малалы; авторы насыщали свои сочинения пассажами о призвании языкъ»,
подобные примеры оговариваются.
3
Ссылки на ПВЛ — по стандартному изданию: ПСРЛ. Т. 1: Лавренть- нограф, Библиотека АН Литвы (здесь л. 358); Троицкий № 728, РГБ
евская летопись. Стб. 80 (далее ссылки по схеме: 80Л); Новгородская (л. 131b). Подробнее см.: Вилкул Т. Л. Древнеславянский перевод…
1
первая летопись старшего и младшего изводов. М.; Л., 1950 (далее — Ср. древнеславянский четий перевод. Втор. «34. 5 и скончася Моиси
Новг. I). рабъ гн҃ь въ земли Моавли . словом гн҃имь . 34. 6 и погребоша и въ єнге въ
4
Истрин В. М. Книгы временьныя и образныя Георгия Мниха. Хро- земли Моавли…»; Ис. Нав. «1. 1 И быс по скончянiи Моисiинѣ раба гн҃я .
ника Георгия Амартола в древнем славяно-русском переводе. Т. 1: Текст. и рече гь҃ къ Исоусоу сн҃ови Нав’вiиноу . слоуsѣ Моисiинѣ гл҃я . 1.2 Моисiи
Пг., 1920. С. 147, строка 28–148, строка 1 (здесь и далее ссылки по схеме: рабъ мои скончяся . нн҃ѣ…».
2
Ам. 147. 28–148. 1). Видимо, здесь пересказ Амартола, хотя подобные фрагменты имеются
5
Пассаж Амартола восходит к 3 Цар. 11. 1, 3, но древнеславянский также в «Хронике» Малалы — книга 1, гл. 19 (Мал. 1. 19), см.: Истрин В. М.
перевод Царств звучит иначе: «…и цсрь Соломонъ бѣ любя жены зѣло… Хроника Иоанна Малалы в славянском переводе. М., 1994. С. 27–28. Судя по
и быс емоу женъ ведениць .з҃. сот . а хотiи .т҃.». Текст 3 Цар. и некоторых всему, совпадение сюжетов привлекало дополнительное внимание книжни-
других библейских книг здесь и далее привлекается по: Виленский хро- ков, а начальная часть переводов греческих хроник имеет много пересечений.
90 Т. Л. Вилкул Как составитель Начальной летописи работал... 91

ходе и воскресении Христа, разрушении Иерусалима, и значитель- дует заимствование из пророка Осии. В «Речи Философа» отсчет
ную часть из них, наряду с евангельскими и псалтырными, составля- идет от Бытия, но «Осѣя» — снова-таки, первый в серии пророче-
ли цитаты из пророков. В славянской книжности они дошли в пере- ских цитат, предрекших призвание «странъ» и отвержение Израи-
водах разного времени. Заимствования были столь популярны в ля1. Далее в Хронике Амартола отыскиваются аналогичная ПВЛ
период средневековья, что до появления исчерпывающих исследо- цитата из Иеремии2, Иезекииля3, Исаии4. Однако уже следующая
ваний и привлечения всего рукописного материала разобраться в
этой круговерти версий немыслимо1. Следует также учитывать, что 1
Ср. тексты, цитата из Ос. 1. 4–6, 9. 17:
«Речь Философа» бытовала в составе сборников как отдельное про- 98. 9–13Л; Ам. 273. 6–12
изведение, а в ХІХ в. иногда даже считали, что отдельные списки Новг. І, с. 142.
«первоначальнее» ПВЛ. Тем не менее, в Хронике обнаруживается Первоє же нача пррчст- «Проркъ Иосиа тако гл҃ть и преставлю цсрт-
более или менее компактная серия параллелей2. Амартол здесь, ви- вовати Осѣи гл҃я . пре- виа домоу iи҃лва и скроушоу лоук iи҃лвъ и не
димо, является одним из источников «Речи Философа». ставлю црство дому приложю пакы помиловати домоу iз҃лва . но
Серия цитат в Ам. 273. 4–5 открывается таким пассажем: «аще из҃лва . съкрушю лукъ отмѣтаяся отвергоуся их гл҃ть гсь и възне-
хощеши послоушаи о збывшихся глсмъ послоушаи пр҃рчьскыхъ…». из҃лвъ . и не приложю навидѣхъ ихъ злобьа ихъ ихъ ради и замышле-
помиловати паки дому нiа ихъ . и от домоу моего изведоу ихъ и не при-
«Речь Философа» начинается аналогично: «єгда же сбысться про- из҃лва . но отмѣтая ложю возлюбити ихъ гл҃ть гсь . поболѣ Ефремъ
реченьє сихъ… аще хощеши послушати да скажю ти . из нача- отвергуся их гт҃ь гь҃ . и исше коленьи своими и плод ктомоу не прине-
ла...» (87. 10–11, 19–20Л, Новг. І, с. 134)3. За этим в Хронике сле- боудуть /Л идуть/ сеть и отринеть ихъ бг҃ъ яко не послоушаша его
блудяще въ языцѣх . . и боудоуть блоудяще въ языцѣх».
1
Позволю себе в качестве иллюстрации лишь один пример. До сих пор 2
Цитата из Иер. 44. 26, ср.: 98. 15–17Л, Новг. І, с. 142 и Ам. 273. 19–21.
не смогли указать точное происхождение заимствований из пророков уже 3
Цитата из Иез. 5. 8, 10–11: 98. 18–22Л, Новг. І, с. 142–143 и Ам. 275.
в древнейшем древнерусском оригинальном произведении, «Слове о за- 21–28 (Иез. 5. 8–11)
коне и благодати» митрополита Илариона. Ныне известна паримейная/ 4
Цитата из Ис.1. 24–25:
служебная версия 12 пророков, т. е. избранные чтения, а также толковая
версия, где библейский текст сочетается с интерпретациями. У Илариона 98. 28–99. 3Л, Ам. 274. 22–25
же видим такие цитаты, которые расходятся и с той, и с другой. При том, Новг. І, с. 143
что полный четий перевод до нас не дошел. Дело осложняется тем, что Исая же великии реч . «тако же и Исаия вѣщаваеть кто пощадиться
библейские цитаты Илариона имеют параллели в текстах кирилло-мефо- тако гл҃ть гь҃ простру руку о тобѣ Из҃лю . или кто въсклонить тя въ миръ
диевского цикла и древнеболгарской книжности. См., напр.: Des Metro- свою на тя . истлю тя и твои гл҃ть гсь . позадоу шьствоуеши и прость-
politen Ilarion Lobrede auf Vladimir den Heiligen und Glaubensbekenntnis/ расѣю тя . паки не при- роу роукоу твою и истьлю я тя . и расѣю тя
Hg. L. Müller [Slavistische Studienbücher. Bd. 2]. Wiesbaden, 1962; Mül- веду тя . и пакы не приведоу тя .
ler L. Ilarion und die Nestorchronik//Harvard Ukrainian Studies. 1988/ и се язъ приимоу и разбью вы и градъ иже дахъ
1989. Vol. 12–13. P. 324–345; Розов Н. Н. Из истории русско-чешских ли- вамъ».
тературных связей древнейшего периода//ТОДРЛ. Л., 1968. Т. 23. С. 71–
85; Творогов О. В. Об источнике библейских цитат в «Речи Философа»// О. В. Творогов отмечает (Об источнике библейских цитат… С. 129), что
От Древней Руси к Новой России. Юбилейный сборник, посвященный в толковой версии пророков — «възведу руку», в паримейной версии —
чл.-корр. РАН Я. Н. Щапову. М., 2005. С. 132–133. «наведу руку». Кстати, окончание пассажа, в пересказе, отыскивается
2
В стандартном издании Истрина она приходится на с. 273–275. ближе к началу «Речи Философа». См.: 87. 15Л, Новг. І, с. 134: «грады
3
В конце же речей Философа князь Владимир вопрошает: «то в коє ихъ разбиша». Вообще, слово «разбити» в этом характерном значении
время сбысться»… 101. 25–26Л, Новг. І, с. 145. Т. е., по-видимому, имеем встречается в ПВЛ лишь 5 раз, последний под 1043 г., и используется
дело с обрамлением серии цитат. также в светском нарративе. См. о Святославе Игоревиче под 971 г., 70.
92 Т. Л. Вилкул Как составитель Начальной летописи работал... 93

цитата из «того же» Исаии имеет различный текстуальный облик носъ и на пришест- цѣхъ гл҃ть гсь вседержи-
в Ам. 293 и «Речи Философа»1. виє, во вся язъıки». тель . вы же оскверня-
В некоторых случаях в ПВЛ обнаруживается сходство одновре- ете его сего ради дамъ
менно и с цитатой из Амартола, и с вариантом из «Слова о законе и вас на поносъ и на при-
благодати». Ср.: Мал. 1. 10–11. Для лучшего визуального восприятия шествие въ все языки
характерные чтения сочинения митрополита Илариона (и сближения . зане не съхранисте
с ними) выделены полужирным шрифтом, «Хроники Амартола» — заповѣдии моихъ».
курсивом.23
В свете этих наблюдений примечательно также, что несколь-
98. 22–28Л, Новг. І, Ам. 273. 12–18 2
Слово о законе и ко следующих цитат из Исаии в «Речи Философа» присутствуют в
с. 143 благодати3 сочинении Илариона, но их нет в Амартоле1. Но, несмотря на все
«Малахѣя же реч тако «вѣща бо и Малахия «Нѣсть ми хотѣниа въ оговорки, часть цитат из пророков в Хронике относится к источни-
гл҃ть гсь . иже нѣт ми оуже нѣ ми воля въ вас сынехъ иилевѣх . и кам ПВЛ.
хотѣнья оу васъ . по- гл҃ть гсь вседержитель . жертвы от рукъ ихъ не Огромный плюс библейских параллелей в том, что каждая из
неже от въстока и до и не примоу жертвъ от прииму понеже ото них известна в нескольких вариантах, а убедительные доказатель-
запада имя моє про- роукъ ваших . тѣм от въстокъ же и западъ . ства обычно основываются на сравнении более чем двух текстов.
славис въ языцѣх . на восток сл҃нца и до запад имя мое славимо есть Последующие примеры не всегда позволяют провести точную атри-
всякомь мѣстѣ прино- имя мое прославится въ странах . и на вся- буцию. Речь идет о сюжетных заимствованиях или же редких обо-
ситься . кадила имяни въ языцѣхъ . и на вся- комъ мѣстѣ темианъ ротах и лексике. С другой стороны, подводя сравнительный мате-
моєму . и жертва чис- ком мѣсте принесется имени моему прино- риал, следует учитывать общий методический принцип: наличие
та зане вельє имя . моє кадило имени моемоу сится . яко имя мое надежных отождествлений (что в случае с Амартолом бесспорно)
въ языцѣхъ . сего ра- . и жертва чста зане велико въ странах». намного увеличивает вероятность того, что и иные параллели ведут
ди дамъ васъ на по- велье имя мое въ язы- к тому же источнику. Кроме того, именно здесь отыскиваются де-
тали светских сюжетов, наиболее интересные для историков.
22Л и Новг. І, с. 122: «воюя . и грады разбивая». Т. е. между паралле- Первая датированная статья 852 г. составляет как бы план-
лями, восходящими к библейским фрагментам, и «светскими» — нет проспект летописи на два с половиной столетия — от первого упо-
непроходимой грани. минания руси при императоре Михаиле ІІІ до смерти Святополка
1
Ср.: 99. 2–3Л, Новг. І, с. 143 и Ам. 293. 7–9. О. В. Творогов приводит Изяславича (1113 г.). В частности, здесь отмечено, каковы основа-
версию толковую и паримейную (Творогов О. В. Об источнике библей- ния именно отсюда начинать отсчет истории, 17. 25–26, 29–18. 1Л:
ских цитат… С. 129). Текст «Речи Философа» здесь близок к толковой, а «наченшю Михаилу цсртвовати... тѣм же отселе почнем . и числа
во фрагменте Амартола сочетается паримейный перевод с отклонениями
в начале. положимъ». Подобно и в Ам. 51–52 хронист после окончания об-
2
Ср. также Ам. 290. 19–22 те же стихи Малахии иначе: «или приимоу ширной вступительной части-прооймиона пишет, о чем именно он
жертвоу от роукъ вашихъ гл҃ть гсь вседержитель . яко от въстока сл҃нчьнаго собирается рассказывать в своей книге: «от Адама пакы наченъше...
и до запада . имя мое прославиться въ языцѣхъ . и по всеи земли жертва таче же по рядоу князь и цсря Из҃льтьскыя...». И, между прочим, в
приноситься имени моемоу . и жертва чста».
1
3
См.: Молдован А. М. «Слово о законе и благодати» Илариона. Киев, При этом, по наблюдениям О. В. Творогова, редакция близка к той,
1984. С. 88. По единственному списку 1-й редакции Слова, Синодальный что читается у Илариона, и отклоняется от толковой и паримейной (Тво-
№ 591 (ГИМ), л. 180б — 181а. рогов О. В. Об источнике библейских цитат… С. 130–132).
94 Т. Л. Вилкул Как составитель Начальной летописи работал... 95

близких словах размышляет, от какого рубежа следует вести хро- ХВИ1. При этом сама осада Белгорода сторонниками концепции
нологические расчеты, Ам. 51. 6–7: «число же временьныхъ от Шахматова считается поздним дополнением, сделанным рукой
великаго Моисия да створимъ». автора ПВЛ и не входившим в «Начальный свод». В свете парал-
59. 28–30Л, 946 г., в описании четвертой мести княгини Ольги лелизма сцен, заимствования соседних строк Амартола и наличия
древлянам — наказании жителей Коростеня, читаем: «и прочая корсуньского эпизода также в НПЛ мл, позднее происхождение
люди овыхъ изби . а другия работѣ предасть мужемъ . своимъ». описания белгородской осады выглядит крайне маловероятным.
Ср.: Ам. 175. 7–8, воевода Навуходоносора «нарочитых» жителей 116. 20–24, 26Л 6496/988 г., приказ князя Владимира после
Иерусалима ведет в плен к своему царю, тот: «овѣхъ же умр҃тви, крещения: «повелѣ кумиры испроврещи . овы осѣчи . а другия ог-
другых работѣ предасть княземъ своимъ». неви предати . Перуна же повелѣ привязати . коневи къ хвусту . и
73. 31–74. 1Л, Новг. I, с. 124, под 971 г. описывается голод в влещи с горы по Боричеву на Ручаи... на поруганьє бѣсу» — ср.
войске князя Святослава Игоревича: «бѣ гладъ великъ . яко по Ам. 360. 20–22, приказ императора (правда, неблагочестивый, о
полугривнѣ глава коняча». Ср. Ам. 180. 14: «быс гладъ велии яко «кумире»-статуе Иисуса): «его же коумира Иоульянъ нечствыи
продатися главѣ ослина .л҃. сребрьникъ» и Ам. 363. 6–7: «толикъ сняти и доловь на пороуганье . и волочити и повѣлѣ».
гладъ одержаши и яко и кониноу и мьщиноу ясти имъ». 144. 24–26Л, 6527/1019 г., рассказывается о последней битве
74. 5–7Л, Новг. I, с. 124, под 972 г. сообщается о смерти Свято- Святополка Окаянного и Ярослава: «и за рукы ємлюче сѣцяхуся .
слава. Печенеги «и оубиша Ст҃ослава . и взяша главу єго . и во лбѣ и сступашася трижды . яко по оудольємь крови тещи». Фрагмент
єго съдѣлаша чашю . оковаше лобъ єго . и пьяху по немь». Ср. Ам. затрагивает сюжеты борисо-глебского цикла, с крайне запутанной
487. 25–26 о поражении императора Никифора. Болгарский князь и спорной историей возникновения и бытования. Однако см. Ам.
Крум: «потом’же обнаживь лъба и оковавъ сребромъ извноу , и 543. 19–21, похожее описание битвы с более развитой метафорикой
повелѣ пити из неа кн҃земъ блъгарскымъ». крови — воды — реки — озера. В бою Иоанна Магистра и Констан-
80. 13–15Л, Новг. I, с. 129, 6488/980 г., видим сравнение биб- тина Дукса в борьбе за царство после смерти императора Алексан-
лейского Соломона и Владимира: «мудръ же бѣ . а на конець по- дра: «мнози от обою страноу падошя, и дѣло тоу мечемь быша , и
гибе . се же бѣ невѣголосъ . а на конець обрѣте спсньє». Близко в толко избиении быша , яко ж мѣстоу озеро быти , кровию яко и
риторических «вопрошаниях» из Ам. 152. 23224 о том же персо- рѣцѣ тещи».
наже: «кто же Соломона бл҃жае но на старость и на конець падъся 145. 4–7, 11–12Л, описание последних дней и смерти Святопол-
погыбе». ка Окаянного: «онъ же гл҃ще побѣгнѣте со мною . женуть по насъ
Пассажи из рассказа об осаде Иерусалима, Юдифи и Олофер- . отроци же его всылаху противу . єда кто женеть по насъ . и не бѣ
не использованы в описаниях двух осад: Корсуня в статье 988 г. никогоже вслѣдъ гонящаго», «прибѣжа в пустыню . межю ляхы и
и Белгорода 997 г. Ср. после «переимания» труб, подававших воду чехы . испроверже злѣ животъ свои». Оно находит сюжетную
в Корсунь, 109. 22–23Л, Новг. I, с. 150: «преяша воду . людье из- параллель в истории Антиоха, умершего после разорения Иеруса-
немогоша водною жажею и предашас» — и Ам. 192. 4–5: «пре- лима: Ам. 203. 2–3: «и се погыбаю въ землi чюжеи и повели оро-
имъ водоу . и людемъ изнемагающем водною жажею и хотя- ужникоу своемоу беспрестани поганяти»2. А также текстуальное
щемъ предати градъ». А также 128.3 Л, речи некоего «старця»
1
участникам белгородского веча: «послушаите мене . не передаи- Они присутствуют в Троицком хронографе, Полной хронографиче-
теся . за .г҃. дн҃и», — и речи Юдифи горожанам, Ам. 192. 8: «и ской палее и Еллинском летописце 2-й редакции.
2
наказа не предати града за .е҃. дн҃ии». Кстати, оба фрагмента чи- На этих страницах Амартола исследователями отмечались и иные
заимствования к статье 1019 г., см. в списке Шахматова № 24, ниже.
тались не только в полном переводе, но и в памятниках круга Уподобление Святополка Антиоху Епифану заметил И. Н. Данилевский
96 Т. Л. Вилкул Как составитель Начальной летописи работал... 97

соответствие в рассказе о гибели Иоанна Ректора после смерти яже слышах преж сих .д҃. лѣт . яже сказа ми Гюрятя Роговичь . нов-
императора Александра, Ам. 5 41. 6: «тъ злѣ испроверже живот городець . гл҃я сице». Ср. подобную прелюдию описания зловещих
свои». знамений перед взятием Иерусалима в Ам. 262. 22–24: «По сихъ
Под 1068 г. в летописях встретился редкий оборот «начяша… же въ дн҃и скинопигиискаго празденьства . рекше и коущьныхъ ис-
говорити на» (кого-нибудь) в смысле «роптать», «оговаривать»: «и токъ . преж четырь лѣт . крамолѣ преставши и мироу бывшю и
начаша людие говорити1 на воеводу на Коснячька» (171. 2–3Л, гобьзоующю и еще градоу». Много реконструктивных усилий из-
Новг. I, с. 189). Ср. Ам. 429: «начяша вси говорити на нь», а также давна вложено в это высказывание ПВЛ. Его связывают с сооб-
Ам. 469: «начят говорити на цр҃я». Кстати, несмотря на кажущу- щениями 1114 г., где также упоминаются северо-русские области1.
юся обыденность, именно этот пример довольно показателен. Само Возможно, однако, ход мысли следует направить по иному пути,
слово «говорити» в ПВЛ употребляется единственный раз под 1068 г.; ведь параллель выводит на «символико-хронологический» след раз-
в остальных летописях слово отсутствует до конца XIII в. (!) и во- мышлений по поводу недобрых явлений. Следует подчеркнуть, что
обще не используется во многих других памятниках2. При этом в это высказывание о «четырех годах перед несчастьем» соседствует
Хронике Амартола имеется «говорити»3, а также «наговорити» и с фрагментом, уже использованным летописцем под 1065 г. в серии
«говоръ». Собственно оборот «говорити на…» кого-нибудь, судя по о знамениях и чудесах2.
всему, чрезвычайно редок. В словарях традиционно отмечают ле- Кроме того, несколько заимствований из Амартола имеются в
тописный пример 1068 г.4 и Хронику Амартола5. Ипатьевской редакции ПВЛ: под 1111 г. обширные размышления
Под 1074 г. описываются обычаи преп. Феодосия Печерского во об ангелах (Ам. 160. 16–162. 12 и 268. 25–271. 23И); 1113 г. повтор
время Великого поста. По-видимому, источником послужили опи- одного из фрагментов серии о знамениях и чудесах 1065 г. (Ам. 200.
сания благочестивых постников из хроник Амартола и Малалы6. 16–21 и 275. 2–6И); 1114 г. новые заимствования о знамениях в
234. 23–25Л, 6604/1096 г., «русьская» прелюдия-рассказ о югре, серии хронографических выдержек из Амартола и Малалы (Ам.
вводящая фрагмент из Мефодия Патарского о нечистых народах, 325. 25–29, Ам. 402. 29–30 и 278. 4–9И).
«заклепленыхъ» Александром Македонским: «Се же хощю сказати Если суммировать примеры, отмеченные в списке Шахматова,
и дополнительные параллели, то мы получим такую картину3. При-
(в книгах Маккавейских) (Данилевский И. Н. Древняя Русь глазами со- влекался, судя по всему, полный перевод Хроники. В недатирован-
временников и потомков (ІХ–ХІІ вв.). Изд. 2-е, перераб. и доп. М., 2011.
Прил. 4. С. 350). Текст Амартола несколько ближе. ном Введении ПВЛ — 6 заимствований:
1
По всем спискам, кроме Л, где порча «начаша люди его корити на вое-
1
воду…». См., напр.: Данилевский И. Н. «Сии 4 лѣта»: когда они наступили?//
2
Подробнее см.: Вилкул Т. Л. Древнеславянский перевод… Ruthenica. Т. IX. Киев, 2010. С. 7–16 (там же литература).
3 2
Ам. 441: «злым же бѣсомъ предстоящимъ и прящимся и говоряхоу У Шахматова в его перечне эта серия отрывков из Амартола (в том
прилѣжно». Кроме того, в оборотах «говорити на кого-либо» в Ам. 429 и числе, Ам. 262) идет под № 26, см.: Шахматов А. А. «Повесть временных
Ам. 469. лет» и ее источники… С. 58–60. Возможно, имеет значение аналог под
4
См., напр.: Срезневский И. И. Материалы. Т. 1. Стб. 530; Словарь 1063 г., где в обеих летописях говорится о том, что Волхов идет вспять, и
древнерусского языка. Т. 2. С. 342. В: Старославянский словарь (по руко- это знамение «не на добро бысть . на .д҃.е бо лѣто пожже Всеславъ градъ»
писям Х–ХІ вв.). М., 1999. С. 172 — лишь один пример на «говорити»: (163Л, Новг. І, с. 184).
3
«не говори ни съмяти доушя дѣвици» (Супр. 248, 467). Для примеров Шахматова отмечаю принятую им нумерацию. Есть
5
В электронном словаре, см.: http://eslovnik.ru/slovnik/action/ более спорные дополнительные параллели, которые здесь не приводятся.
6
Ср.: 185. 19–25Л, Новг. I, с. 199–200; Ам. 390. 11–13 и Мал. 15. 4 Возможно, в будущем для отдельных примеров будут найдены более точ-
(Истрин В. М. Хроника Иоанна Малалы. С. 342). Подробнее см.: Вилкул ные соответствия. До абсолютной точности еще далеко, но в общих чер-
Т. Л. Древнеславянский перевод… тах картина очерчивается.
98 Т. Л. Вилкул Как составитель Начальной летописи работал... 99

№ 1 — о распределении земли сыновьями Ноя (1–3Л и Ам. № 19 — 929 г., войны Симеона во Фракии и Македонии (43Л и
58–591); Ам. 557);
№ 2 — о столпотворении (5Л и Ам. 57–58); № 20 — 934 г., «угры» впервые напали на Царьград (43Л и Ам.
№ 3 — микрозаимствование «отъ скуфъ... отъ козаръ» (11Л и 566);
Ам. 36); № 21 — 941 г., поход Игоря на Царьград (44Л и Ам. 567–568);
№ 4 — упоминаются «угры» при Хоздрое (11Л и Ам. 434–435); № 22 — 942 г., Симеон идет войной на хорватов (45Л и Ам. 560);
№ 5 — «обры» при Ираклии (11Л и Ам. 434); № 23 — 943 г., «угры» вновь приходят к Константинополю (45Л
№ 6 — обширный отрывок о законах и обычаях разных стран и Ам. 568); 946 г., 4-я месть Ольги.
(14–16Л и Ам. 49–50).
За втор. пол. Х в. — более 10 заимствований и сюжетных паралле-
В датированных статьях 2-й пол. ІХ в. — 6 заимствований: лей (ни одна не отмечена в списке Шахматова1):
№ 7 — 852 г., отсылка к походу руси на Царьград 866 г.; 852 г.: 971 г. — голод в стане Святослава2 (73–74Л и Ам. 180);
«отселе… числа положимъ» (17–18Л и Ам. 51); 972 г. — смерть князя (74Л и Ам. 487);
№ 8 — мир императора Михаила с болгарами (19Л и Ам. 508); 980 г. — два сравнения Владимира с Соломоном (80Л и Ам. 152,
№ 9 — 866 г., поход руси Аскольда и Дира на Царьград (21–22Л Ам. 147);
и Ам. 511); 986 г. — множество цитат в «Речи Философа» (87Л, 96Л — 98Л
№ 10 — 868 г., начал царствовать император Василий (22Л и и Ам. 35, 104, 111, 273–275; Ам. 31, 177);
Ам. 519); 988 г. — осада Корсуня (109Л и Ам. 192);
№ 11 — 887 г., Леон царствует (24Л и Ам. 527). 997 г. — осада Белгорода (128Л и Ам. 192).

За перв. пол. Х в. — 13 цитат и сюжетных параллелей: ХІ в. представлен слабее — всего 8 параллелей (3 — в списке Шах-
№ 12 — 902 г., император Леон ведет войну против Симеона матова):
Болгарского (29Л и Ам. 529–530); 1019 г. — последний бой Святополка и Ярослава, «крови тещи»
№ 13 — 911 г., появление кометы (32Л и Ам. 541); (144Л и Ам. 543);
№ 14 — 912 г., обширный фрагмент о волхве Аполонии Тиани- № 24 — сравнение Святополка и «оканьного» Ирода (145Л и
не после известия о предсказании волхвами смерти Олега (39–42Л Ам. 215); 1019 г., последние дни Святополка (145Л и Ам. 203, Ам.
и Ам. 305–306); 541);
№ 15 — 913 г., начал царствовать Константин (42Л и Ам. 542); № 25 — 1065 г., серия знамений и чудес (165Л и Ам. 200, 262,
№ 16 — 914 г., Симеон Болгарский идет походом на Царьград 421, 428, 479); 1068 г., «говорити на Коснячка» (171Л и Ам. 429);
(42Л и Ам. 544–545); 1074 г., об обычаях преп. Феодосия (185Л и Ам. 390);
№ 17 — 915 г., о походе царя Симеона на Фракию и граде Анд- № 26 — 1096 г. «сынове Моавли…» (234Л и Ам. 88–90); 1096 г.
риане (42–43Л и Ам. 545–546, 548); «преже сихъ 4-х лѣтъ…» (234Л и Ам. 262).
№ 18 — 920 г., поставлен императором Роман (43Л и Ам. 552);
1
Но часть из «Речи Философа» указывалась ученым в ином месте
(иногда с неверным отнесением к хронографу, ср. Ам. 31 и Ам. 177, в этой
1
Здесь не указываю строки, чтобы не загромождать изложение. Под- статье см. прим. 2 на с. 87).
2
робнее см. литературу в прим. 2 на с. 87. Может быть, также «грады разбивати», см. прим. 4 на с. 91.
100 Т. Л. Вилкул

Кроме того, еще в Ипатьевской редакции 4 цитаты в известиях


1110-х гг.
Приведенные параллели дают представление о способе работы
составителя ПВЛ с Хроникой. Эксцерптами из Амартола летописец
заполнил начало летописи и Х в., где «древнерусские» известия
скудны, и он был вынужден конструировать историю. Амартол во Е. Л. КОНЯВСКАЯ
многом сформировал информационное поле первых датированных
в Начальной летописи десятилетий. Благодаря византийской хро-
нике, составитель ПВЛ получил важнейшие точки опоры в ранних «РАСПОРЯДОК ДНЯ»
сюжетах истории Руси (впрочем, контекст не всегда совпадает,
иногда летописец использовал и запоминающиеся выражения, см., НАШИХ ПРЕДКОВ
напр., № 3). Далее в ХІ в. хронографические вставки, по-видимому, ПО РАННИМ ПИСЬМЕННЫМ
маркируют важные смысловые акценты. Это победа Ярослава Муд-
1
рого и окончательное поражение Святополка Окаянного 1019 г.
с соответствующей моралью о поведении правителя-братоубий-
ИСТОЧНИКАМ
цы. Чудеса 1065 г. после первых известий о «рати Всеслава» 1063 и
1064 гг., приведших, в конечном итоге, к изгнанию Изяслава Яро- В текстах Повести временных лет (далее — ПВЛ), последующем
славича в 1068 г. Кроме того, параллели включены в композицию летописании, а также в нарративных памятниках раннего времени
пространных статей 1096–1097 гг., повествующих о конфликтах встречаются разного рода указания на время суток. Это упоминания
внуков Ярослава. Все это значимые темы, как они реконструиру- дня, ночи, утра и вечера и более конкретные определения: «до по-
ются на основании множества показателей. Мораль летописца лунощьa», «в полуд~нье», «въ обёдъ» «во wбёднее веремя», реже
прямо высказана под 1073 г. в сообщении о захвате киевского сто- «въ полоутра», а также «въ середъ утра». Часто они связываются с
ла Святославом Ярославичем: «не добро бо єсть преступати предѣла церковной службой: «заоутрени суще годинё», «въ то время, егда
чюжего» (183Л, Новг. I, с. 198)1. Кроме того, маркировано оконча- заоутренюю благовёстять», «идуче въ заутрьнюю», «по заутрени»,
ние летописи, сохраненное в Ипатьевской редакции. В последнем «пред обёднею», «передъ вечернею», «въ вечернюю» и т. п. Имеются
случае, скорее, имело значение место — начало и окончание со- указания и на конкретный час дня и ночи.
чинений обычно обрабатывались особенно тщательно. Иными сло- Анализ таких контекстов позволяет сделать вывод о практиче-
вами, составитель ПВЛ важные для него моменты «подтверждал» ском использовании в период до распространения механических
примерами из всемирной истории. Хроника Амартола была столь башенных часов (достоверно известно об их появлении на Руси в
авторитетным источником, что в каком-то смысле сближается с 1404 г.) системы т. н. «косого» (или «неравного») часа2. «Косой час» —
библейскими книгами, сюжеты которых традиционно служили мо- это принцип «светового дня»: как день, светлое время суток, так и
делью для средневековых летописцев.
1
Исследование выполнено в рамках поддержанного РГНФ научного
проекта № 13–04–00010.
1 2
О связи сентенции с сюжетами переводных памятников древнесла- Cм.: Конявская Е. Л. 1) Время суток в раннем летописании//Сред-
вянской книжности и значении этого эпизода см.: Franklin S. Some Apocry- невековая Русь. М., 2012. Вып. 10. С. 126–134; 2) «Учение» Кирика и
phal Sources of Kievan Russian Historiography//Oxford Slavonic Papers. время суток в ранних летописях//Кирик Новгородец и древнерусская
New Series. Vol. XV. 1982. Р. 12–14. культура. Ч. 1. Великий Новгород, 2012. С. 119–127.
102 Е. Л. Конявская «Распорядок дня» наших предков... 103

ночь — темное, делятся на 12 часов. В зависимости от географиче- верждал ученый, «утром развертывалась вся деятельность отдох-
ской широты и месяца года, соотношение длительности светового нувшего после сна человека»1, что подтверждается частотой и раз-
дня и ночи будет различным, столь же различными по длительности нообразием упоминаний в летописи утреннего времени.
будут сами ночные и дневные часы1. Такая непривычная для со- Имеет смысл обратиться к Поучению Владимира Мономаха,
временного человека временная конструкция базировалась, по- который, формируя для своих потомков правила поведения достой-
видимому, на двух ментальных моментах: представлении о том, что ного правителя, писал, в том числе, и о распорядке дня князя. О на-
день — это свет, а ночь — это тьма, и убеждении, что «день» вклю- чале дня в Поучении говорится: «Да не застанеть вас сл҃нце на по-
чает 12 часов. И то, и другое было подкреплено авторитетом еван- стели. Тако бо wц҃ь мои дaшет. блж҃ныи и вси добрии мужи
гельского текста, где Иисус говорит: «Íå äâà ëè íà äåñåòå ÷àñà свершении. Заоутренюю ѿѣдавше Бви҃ хвалу. и потомъ сл҃нцю въс-
åñòà âî äíè; àùå êòî õîäèòú âî äíè, íå ïîòêíåòñÿ, aêw ñâåòú ìiðà ходѧщю. и оузрѣвше сл҃нце. и прославити Ба҃ с радостью»2. Ясно,
ñåãw âèäèòú: àùå êòî õîäèòú âú íîùè, ïîòêíåòñÿ, aêw íåñòü что под ранней хвалой Богу князь имел в виду утреннюю молитву3
ñâåòà âú íåìú» (Ин. 11, 9). в домовом храме, которая едва ли была продолжительной, ибо далее
Наряду с информацией о способе определения времени, в Средние Владимир Мономах специально передает содержание этой молит-
века отмеченные контексты могут служить источниками знаний о вы, которой князь должен встретить восход солнца. Н. В. Степанов,
том, как строился день наших предков, т. е. времени сна и бодрство- не сомневаясь в том, что слова Владимира Мономаха отражают не
вания, завтрака, обеда и ужина, времени начала и завершения работы. только идеал, но и повседневную практику, и ставя знак равенства
Можно сказать, что специально этот феномен не исследовался, между утренней молитвой князя и монастырской службой, привел
хотя некоторые моменты отмечались при изучении хронологии суток в доказательство несколько примеров из ПВЛ. Тем не менее, до-
в Древней Руси. Д. И. Прозоровский и Н. В. Степанов ставили вопрос казательства эти вызывают сомнения.
о суточном счете времени и времени церковных служб, в связи с этим Так, он отмечает, что под 6488 г. говорится, что добродетельная
обращая внимание на летопиcные сведения о том, когда люди про- жена встает ночью, чтобы приготовить пищу мужу и делать иные
сыпались, начинали новый день, а вечером отходили ко сну2. Однако дела. Однако этот текст — цитата из Притч Соломона (Притч. 31,
далеко не всегда их выводы оказывались верными, так как они, как 15), поэтому неизвестно, какие именно реалии он отражает. Более
правило, ориентировались на равный час, а не на косой, считали, что того, далее в гл. 31-й Притч говорится, что светильник такой жены
русские определяли время исключительно «на глазок», ориентируясь не гаснет и ночью, но делать ли из этого вывод, что наши предки не
на время церковных служб. Но оказывается непонятным: как же спали всю ночь?
определяли время те, кто звонил к этим службам? Наконец, зачастую Следующее известие, отмеченное ученым, — из Летописной
имело место просто неверное понимание текста. повести об убиении Бориса и Глеба: убийцы, подойдя ночью, слышат
Н. В. Степанов справедливо отмечал, что ночь принадлежала к «Бориса поюща заутреню»4. Но уже в следующей фразе поясняет-
предыдущему дню, а «днесь» начиналось с утра, и «свой рабочий ся, что Борису пришла весть: его хотят погубить, и тогда он встал
день русский делил на утро, собственно день и вечер». Как ут- и «нача пёти». Понятно, что ситуация была отнюдь не ординарной.
1 1
Cм.: Симонов Р. А. Естественнонаучная мысль в Древней Руси. М., Степанов Н. В. Календарно-хронологические факторы Ипатьевской
2001. С. 218–228. летописи до XIII в.//ИОРЯС. 1915. Т. XX. Кн. 2. С. 18.
2 2
Прозоровский Д. И. О старинном русском счислении часов//Труды ПСРЛ. Т. 1. Л., 1926. Стб. 246–247.
3
Второго археологического съезда в Санкт-Петербурге. 1881 г. Вып. 2. См.: Словарь древнерусского языка (XI–XIV вв.). М., 1990. Т. III.
С. 106–189; Степанов Н. В. Единицы счета времени (до XIII в.) по Лаврен- С. 354.
4
тьевской и 1-й Новгородской летописям//ЧОИДР. 1909. Кн. 4. С. 5–22. ПСРЛ. Т. 1. Стб. 133.
104 Е. Л. Конявская «Распорядок дня» наших предков... 105

Три контекста (два под 6582 г. и один под 6604 г.), приведенные ствий — как долговременных, так и на конкретный день. Вспомним,
Н. В. Степановым, касаются монастыря и монахов, которые, как что бояре на княжескую службу едут с самого утра. Далее идет «ис-
следует из рассказов ПВЛ, принимали участие в ночном богослу- правление» суда, «ловы» и т. д.
жении — заутрене. Причем из последнего примера следует, что Об обеде в ПВЛ говорится редко и без указания на время, но
после этой службы иноки ложились спать. Так, под 6604 г. говорит- более поздние летописные тексты дают основание считать, что вре-
ся, что 20 июля в час дня (в это время к Киево-Печерскому мона- мя этой трапезы не являлось неизменным. Например, в Новгород-
стырю подошел половецкий хан Боняк) монахи были в своих кельях, ской первой летописи старшего и младшего изводов под 6738 г.
«почивающимъ по заутрени». Однако Н. В. Степанов обратил вни- летописец констатирует: «Трясеся земля въ пятък по велицѣ дни 5
мание лишь на первую часть известия — о раннем, «до света» от- недѣли въ обѣдъ», но, чтобы быть точным, добавляет: «а инии уже
правлении монастырской службы. Вместе с тем, в 1-й час длинно- бяху отобѣдали»1. Очевидно, что обед приходился примерно на се-
го июльского дня горожане и сельские жители, скорее всего, уже редину дня, но могли быть варианты.
вставали, монахи же, отстоявшие ночную заутреню, отдыхали по- В ПВЛ под 1072 г. говорится о праздничном обеде князей в Выш-
сле службы. Таким образом, эти примеры не дают нам достоверного городе, который состоялся после литургии в честь перенесения
материала о повседневной мирской практике. мощей Бориса и Глеба. Но в данном случае это, вероятнее всего,
Есть более поздние свидетельства, что ранний подъем не был праздничный пир, а не ежедневная трапеза.
правилом для князя и его дружины. Это рассказ Лаврентьевской Согласно уставу, монастырская обеденная трапеза начиналась
летописи о попытке Глеба Юрьевича сесть в Переяславле под 6656 г., в воскресные и праздничные дни, будни и посты в различное время.
где говорится, что Глеб пришел к Переяславлю «свитающю дн҃и. В значительной мере годовой служебный календарь влиял и на время
Мстиславу же лежащю еще и дружинѣ его»1. Но есть данные и о дневной трапезы мирянина.
том, что на службу к князю вельможи и бояре отправляются до- Еще более неустойчивым представляется по данным ПВЛ время
вольно рано. Согласно Житию Феодосия Печерского, когда преп. завтрака, о котором речь идет лишь дважды. Первый раз — в рас-
Феодосий в предутренние часы возвращался от князя, на рассвете сказе об убийстве Итларя с дружиной. Здесь очевидно, что завтрак
(«зорaмъ въсходaщемъ»2) его приветствуют «вельможи», которые предполагался в ближайшее время после того, как половцы встали
ехали на княжеский двор, а позже ему кланяются бояре, видимо, и «обулись в теплой избе»2. Другой прецедент — в Повести об ос-
державшие путь туда же. леплении Василька Теребовльского. На этот раз, напротив, к завт-
Вернемся к наставлениям Владимира Мономаха. Встав вместе раку он приезжает после неоднократных переговоров с братьями
с солнцем, в течение дня князь должен «сѣдше думати с дружиною. через посыльных, на что, безусловно, потребовалось немалое время.
или люди wправливати. или на ловъ ѣхати. или поѣздити, или лечи Ужин упоминается в ПВЛ и вовсе один раз — в той же Повести
спати. спанье есть ѿ Ба҃ присужено полуд҃не. Wтъ чина бо почиваеть. о Васильке говорится: «прииде Василко. въ .д҃. ноaбря. и перевезеся
и звѣрь. и птици. и члв҃ци»3. Из этого текста очевидно, что главные на Выдобичь. їде поклонится къ сто҃му Михаилу. в манастырь. и оу-
дела князья и знать старались планировать и осуществлять в первой жина ту. а товары своa постави на Рудици. вечеру же бывшю прииде
половине дня. Причем вначале следует «думати с дружиною»: ме- в товаръ свои»3. Таким образом, князь ужинал в Выдубицком Ми-
роприятие, которое само по себе уже включало планирование дей- хайловском монастыре, а вечером вернулся в свой стан — к «това-
1 1
ПСРЛ. Т. 1. Стб. 319. Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. М.; Л.,
2
Успенский сборник XII–XIII вв./Изд. подг. О. А. Князевская, В. Г. Демь- 1950. С. 69.
2
янов, М. В. Ляпон. М., 1971. С. 98. См.: ПСРЛ. Т. 1. Стб. 228.
3 3
ПСРЛ. Т. 1. Стб. 247. ПСРЛ. Т. 2. СПб., 1908. Стб. 258.
106 Е. Л. Конявская «Распорядок дня» наших предков... 107

рам». Из этого следует, что такой ужин не был поздней трапезой, тем принятым правилом, не следует. В Житии Феодосия Печерского
более что речь идет о ноябре, когда темнеет достаточно рано. рассказывается, что преп. Феодосий, заботясь о братии, запретил
Но у нас есть свидетельства и того, что позднее застолье все же вратарю открывать ворота кому-либо «по отъѣдении обѣда»1 и до
случалось. В первую очередь, это упоминания в рассказах о военных времени вечерни. Однако далее Нестор повествует, как именно в
походах того, что князь пьет с дружиной накануне битвы. Харак- это время пришел в монастырь князь Изяслав, который не знал о
терно, что Святополк Окаянный, воплощение всего плохого, «всю подобном правиле и сам такому порядку явно не следовал. Вместе
нощь пилъ бѣ с дружиною своею»1. Подобные факты фиксируются с тем, есть и противоположный пример, т. е. следования такой тра-
в летописании XII в. и последующих веков, хотя у положительных диции. Под 6605 г. в ПВЛ рассказывается о нападении на войско
героев это действо не длится столь долго (не всю ночь). Например, Давыда Игоревича князя Святоши и Путяты. Войска Давыда окру-
в 1151 г. Мстислав Изяславич пил с уграми, а на следующий день жили Луцк, сам же он не ожидал опасности: «и прииде Сто҃ша и
его непротрезвевшие союзники были перебиты галичским князем Путята. авгус. въ. е҃. дн҃ь. Двдо҃ви wблежащю градъ. в полудн҃е а Двд҃и
Владимирком Володарьевичем. Из летописного текста видно, что спящю. и нападоша на нѣ и начаша сѣщи»2. Как мы видим, князь не
пир их был не очень поздним, ибо к полуночи (т. е. к середине ночи) изменяет привычному распорядку даже во время военного похода,
Мстислав уже спал, а до этого, после того как венгры уснули, он ус- позволяя себе послеобеденный сон.
пел расставить сторожей2. При этом ночь была короткой (по-види- Относительно времени окончания работы информации не на-
мому, было начало июля). ходится. Правда, мы имеем обширный материал в рукописях в за-
Перед битвой на Липице Юрий и Ярослав Всеволодичи пируют писях писцов, но он касается только этой достаточно специфической
с боярами, обсуждая ситуацию, возможные действия и их послед- сферы деятельности. Далеко не все писцы трудились в книгописных
ствия3. Этот пир явно не носил характера некоей попойки, скорее мастерских, и работа их в ранний период чаще была индивидуальной.
напоминая военный совет (хотя и не совсем на трезвую голову), а Значительное количество книг создавалось в монастырях для нужд
его участники даже писали грамоты (или диктовали их). Есть и обители, и в этом случае время работы переписчиков определялось
другие подобные примеры. уставом монастыря или распоряжениями игумена. Приходские свя-
Можно было бы посчитать, что поздние пиры имели место лишь щенники и их сыновья переписывали книги для библиотеки храма
в военное время, когда нарушался обычный уклад жизни, однако (а также, возможно, по заказам и на продажу)3 и т. д. Понятно, что в
есть данные и другого рода. В Житии Феодосия Печерского рас- таких условиях писец сам решал, когда ему начинать работу и про-
сказывается, как Изяслав с дружиной были в монастыре на вечер- должать ли ее в вечерние и даже ночные часы (о работе в позднее
ней службе и сильный дождь вынудил их остаться в обители. Из время есть немало указаний в писцовых записях).
повествования Нестора мы узнаем, что Феодосий был озабочен Что касается времени отхода ко сну, то имеются два известия
тем, как накормить задержавшегося князя с дружиной и напоить Ипатьевской летописи, из которых можно понять, что в Древней
их вином или пивом4. Руси было представление о некоем часе, когда следовало ложиться
Несмотря на то, что Владимир Мономах говорит о послеполу- спать. Для него, как справедливо отметил Н. В. Степанов, даже
денном сне как о предписанном Богом, думать, что это было обще- существовало специальное слово вълягомо (вълѧгомъ4). Первый
1 1
ПСРЛ. Т. 1. Стб. 142. Там же. С. 93–94.
2 2
ПСРЛ. Т. 2. Стб. 441–442. ПСРЛ. Т. 2. Стб. 247.
3
ПСРЛ. Т. 1. Стб. 495. 3
О социальном составе писцов см.: Столярова Л. В., Каштанов С. М.
4
См.: Успенский сборник XII–XIII вв. Под ред. С. И. Коткова. М., 1971. Книга в Древней Руси (XI–XVI вв.). М., 2010. C. 127–156, 188–189.
4
С. 114–115. Словарь древнерусского языка (XI–XIV вв.). М., 1989. Т. II. С. 168.
108 Е. Л. Конявская

раз оно встречается в рассказе о событиях 1146 г.: Èçÿñëàâ Ìñòèñ-


ëàâè÷ è Âëàäèìèð Äàâûäîâè÷ øëè öåëûé äåíü ê Êàðà÷åâó è îñòà-
íîâèëèñü, íå äîéäÿ äî ãîðîäà, ïîòîìó ÷òî íà÷èíàëàñü íî÷ü «è áûñ
âë#ãîìî»1. Второй случай — это повествование о посольстве киев-
ского боярина Петра Бориславича в Галич к Владимиру Володарье-
вичу. Владимир отказался исполнять договор, на котором целовал Е. Б. ГРУЗНОВА
крест, и его постигло Божие наказание: в тот же день он умер. И время
его смерти определено как раз, когда «быс влѧгомо»2.
Ночь была не только временем сна, но и тайных акций и действий
ОТРАЖЕНИЕ
в исключительных обстоятельствах. Так, есть рассказы о ночных
скрытных действиях: сговорах, получениях вести от гонца, скрытых
КНЯЖЕСКОГО КУЛЬТА
передвижениях, убийствах и даже сражениях (1024 г. — при Лист-
вене, 1068 г. — на Альте).
В РУССКИХ ЛЕТОПИСЯХ
Таким образом, материал ПВЛ и ранних нарративных памятни- В научном сообществе распространены представления о русских
ков позволяет заключить, что световой день определял как характер летописях как о памятниках, отражающих исключительно хрис-
счета суточного времени наших предков, использовавших до вве- тианский взгляд на мир, а в последние десятилетия многие исследо-
дения в обиход механических часов т. н. «косой» час, так и порядок ватели и вовсе стали говорить о недостоверности фрагментов,
их жизни в течение дня и ночи. Вместе с тем, едва ли существовала описывающих языческие сюжеты древнерусской истории. Такая
традиция, предписывающая этому порядку строгую регламентацию. ситуация возникает из-за недооценки переходного характера Сред-
В зависимости от обстоятельств, личных пристрастий и привычек, невековья, в котором длительное время уживались и взаимодей-
наши предки варьировали время сна и бодрствования, трапезы, на- ствовали, на первый взгляд, совершенно несовместимые мировоз-
чала и окончания рабочего дня. зрения и обычаи. Переоценка ценностей и постепенное смещение
акцента с древних традиций на новые, христианские, достаточно
хорошо прослеживаются на примере такого важного элемента жиз-
ни древнерусского общества, как княжеский культ. Хотя в летописях
отражающие его события и явления далеко не всегда подаются как
культовые.
Для раннегосударственного периода отечественной истории
летописи фиксируют преимущественно ту часть княжеского куль-
та, которая была связана с моментом перехода действующего пра-
вителя в число предков-покровителей — со смертью и посмертным
почитанием. Это правило действует для всех Рюриковичей, а также
(в минимальном варианте) для Аскольда и Дира (так как упомина-
ются их могилы). Выпадают из общего ряда лишь сам Рюрик и его
братья. Такая ситуация с родоначальниками самой жизнеспособной
1
ПСРЛ. Т. 2. Стб. 336. из европейских династий, вероятно, связана с тем, что они восприни-
2
Там же. Стб. 462–463. мались на Руси лишь как политические, но не культовые фигуры.
110 Е. Б. Грузнова Отражение княжеского культа в русских летописях 111

Не случайно имя Рюрика не получило сколько-нибудь серьезного Елене, Владимир и Ольга оказываются самыми неоднозначными
распространения даже в княжеском роду, а имена его братьев и фигурами княжеского рода. В их летописных образах нашли отра-
вовсе выглядят как экзотика. В поздних летописях то же повышен- жение особенности как христианского, так и нехристианского вос-
ное внимание к смерти и посмертному почитанию правителя наб- приятия правителя. Жизнь каждого из них разделена летописцем на
людается также в отношении сына легендарного князя Словена — два этапа — до и после крещения1. На первом из этих этапов оба если
Волхва, предстающего в облике новгородского змияки-Перуна1. не прославляются, то, как минимум, позиционируются, исходя из
С последним сюжетом связаны летописные рассказы о свержении языческой системы ценностей. Ольга — за совершение правильного
идола Перуна в Киеве и Новгороде, но, в отличие от князей, Перун ритуала над погибшим мужем, многократную месть древлянам, ре-
исключается из числа покровителей, а не вступает в их ряды2. Такое ализацию властных функций в установлении даней и за умение пере-
исключение происходит, очевидно, и с новгородским Волхвом- хитрить соперника, будь то древлянский князь или византийский
Перуном, когда проседает его могила, и со Святополком Окаянным, император. Владимир — за умение получить власть над территорией
о чем свидетельствует его смердящее захоронение «в пустыне межю через овладение женщиной из предшествующего правящего дома,
Ляхи и Чехи», а также со Святославом Игоревичем, чья сакральная за подтверждение своего военно-политического превосходства над
сила вместе с черепом перешла к печенегам, и со Святославом Вла- братьями-соперниками, реализацию функций первосвященника при
димировичем, убитым посланниками Святополка у «горы Угорь- установлении почитания Перуна и других идолов, расширение тер-
стей» и выпавшим из поля зрения правящей династии, как и Руси ритории в результате военных побед, а также за щедрость на пирах
в целом3. Существенно, что факты, связанные с нарушением нор- и плодовитость в потомстве, обеспеченную своеобразным гаремом,
мального функционирования посмертного княжеского культа, фик- что являлось свидетельством состоятельности правителя как гаран-
сируются летописью не менее настойчиво, чем обычная практика. та процветания страны. Исследователи уже обращали внимание на
Это заставляет думать, что наличие могилы-кургана в древности то, что последний элемент присутствует в характеристике как вет-
было обязательным условием для поддержания культа умершего хозаветного Соломона, так, например, и всех ранних германских
князя. Не исключено, что требование княгини Ольги похоронить королей2. Кроме того, как отмечает Н. И. Милютенко, Владимир
ее «вровень с землей», зафиксированное в Прологе, было связано единственный из домонгольских князей и святых стал подлинным
не только с христианским смирением и христианской обрядностью, героем фольклора, при том что он вообще не фигурирует в духовных
но в том числе и с указанным обстоятельством. Отказавшись от стихах, его полная биография есть только в летописи, а полноценное
кургана и тризны, Ольга исключала саму возможность неподобаю- житие появилось лишь в Степенной книге3.
щих действ на своей могиле, — таких, например, которые совер- Несмотря на то, что уже в Повести временных лет (далее —
шались на могиле ее мужа Игоря4. ПВЛ) есть похвала обоим равноапостольным (Ольге и Владимиру)
Изменения в княжеском культе явным образом наблюдаются по- и их именование «блаженными», исследователи полагают, что их
сле официального принятия христианства на государственном уров- церковное почитание устанавливается позже, чем культ святых
не. При этом христианские просветители Руси, уподобляемые апо-
столам и византийским святым — императорам Константину и 1
См., напр.: Чекова И. Летописная похвала княгине Ольге в Повести
временных лет: поэтика и текстологические догадки//Древняя Русь. Во-
1
ПСРЛ. Т. 33. Л., 1977. С. 140. просы медиевистики. 2013. № 2 (52). С. 92.
2 2
Повесть временных лет / Под ред. В. П. Андриановой-Перетц. Изд. Щавелёв А. С. Славянские легенды о первых князьях. Сравнительно-
3-е. СПб., 2007 (далее — ПВЛ). С. 52, 463 (под 988 и 989 гг.). историческое исследование моделей власти у славян. М., 2007. С. 174.
3
3
Там же. С. 35, 61, 64 (под 972, 1015 и 1019 гг.). Милютенко Н. И. Святой равноапостольный князь Владимир и кре-
4
Там же. С. 28 (под 945 г.). щение Руси. Древнейшие письменные источники. СПб., 2008. С. 11–13.
112 Е. Б. Грузнова Отражение княжеского культа в русских летописях 113

Бориса и Глеба. В частности, для Владимира его обычно отсчиты- поставленная им, согласно «Слову на обновление Десятинной церк-
вают с середины XIII в., так как именно в летописных статьях, по- ви», на месте, «идеже бо жертвицы бесом беша», — где в 983 г.
священных этому времени, он впервые называется святым. Хотя убили, в угоду кумирам, варягов-христиан Федора и Иоанна1. Зна-
отмеченная в летописи и других памятниках нетленность мощей менательно, что, согласно различным редакциям Жития Влади-
княгини Ольги («видяще лежащю в теле на много лета»1) и, по сути, мира, Десятинная церковь была посвящена Успению Богородицы,
прославляющее Владимира и приводящее доказательства его свя- т. е. связывалась именно с топосом смерти2. Впервые собирание
тости Слово Илариона и заставляют нас думать, что культ всех здесь княжеских останков происходит еще при Владимире. После
четверых святых складывался одновременно, в первой половине кратких записей о смерти Малфред и матери Ярослава Рогнеды под
XI в., но, тем не менее, развивался он неравномерно. Рассмотрим 1000 г., Изяслава Владимировича под 1001 г. и его сына Всеслава
отдельные стороны этого культа, находящие проявление в отноше- Изяславича под 1003 г., в ПВЛ под 1007 г. сказано: «Пренесени
нии и других представителей княжеского рода. святии в святую Богородицю», а в Новгородской IV летописи: «При-
Именно начиная с Владимира в летописи фиксируется замена несени си в святую Богородицю князи», т. е., вероятно, князья,
рассказа о посмертном памятнике князю в виде могилы-кургана на перечисленные в предыдущих статьях. Д. С. Лихачев считал нов-
упоминание связанной с ним церкви. А в случае с Владимиром — городский вариант более правильным3, поскольку ПВЛ не поясня-
даже двух церквей: Десятинной Богородицкой в Киеве, которую он ет, о каких святых здесь могла идти речь. Возможно, как раз в рам-
построил и где он был погребен, и св. Василия в Вышгороде, возве- ках этой акции состоялось и первое в русской истории открытие и
денную им в честь своего небесного покровителя (как известно, в перенесение в храм нетленных мощей — останков княгини Ольги,
крещении Владимир получил имя Василия), и в которой затем были сохранность которых являлась основанием для заявки на канони-
положены его убитые сыновья Борис и Глеб. Практика возведения зацию4. Не исключено, что само собирание останков ближайших
церквей, посвященных христианским покровителям правящего кня- родичей в одном храме осуществлялось Владимиром именно с
зя, княгини, новорожденного наследника, характерна для всей эпохи целью утверждения святости крещеных членов княжеского рода,
Рюриковичей, как и практика закладки ими самими или их родите- и что оба летописных сообщения под 1007 г. адекватно передают
лями городов, называемых их родовым или крестным именем (Вла- историческую реальность.
димир, Ярославль, Юрьев, Дмитров, Василев и т. д.). Великие князья При Ярославе в общую княжескую усыпальницу переносятся
и члены их семьи, начиная с Ярослава, хоронятся в возведенной им также и останки двух братьев Владимира, прижизненная принад-
киевской Св. Софии. А у представителей отдельных ветвей княже- лежность которых к христианскому сообществу является гипотети-
ской династии в закрепленных за ними землях появляются свои ро- ческой. Совершенный при этом обряд, который летописец представил
довые усыпальницы при храмах, поставленных родоначальниками как «крещение останков», Н. И. Милютенко, вслед за А. Е. Мусиным,
местных правящих домов. Прослеживается также обычай захороне- 1
ния князя в связанной с ним крестильным именем церкви, либо же Петрухин В. Я. Древняя Русь: Народ. Князья. Религия//Из истории
русской культуры. Т. 1. (Древняя Русь). М., 2000. С. 276; ПВЛ. С. 38–39.
в церкви, посвященной небесному покровителю его отца2. 2
Милютенко Н. И. Святой равноапостольный князь Владимир. С. 190.
В отношении князей и княгинь, умерших до смерти Владимира, 3
ПВЛ. С. 469.
летопись сообщает о собирании их останков под сенью одного обще- 4
Карпов А. Ю. Житие княгини Ольги в редакции псковского книжника
го киевского храма, которым становится усыпальница этого князя, Василия (в иночестве Варлаама)//Очерки феодальной России. Вып. 7.
М., 2003. С. 88; Самойлова Т. Е. Святые князья в стенописи Архангель-
1
ПВЛ. С. 33 (под 969 г.). ского собора. М., 2006. С. 15; Цыпин В. А. Канонизация святых в Русской
2
См., напр.: Парамонова М. Ю. Святые правители Латинской Европы церкви в XX в.//Проблема святых и святости в истории России/Отв.
и Древней Руси. М., 2003. С. 257–260. ред. А. Н. Сахаров, П. Каталано. М., 2006. С. 234.
114 Е. Б. Грузнова Отражение княжеского культа в русских летописях 115

считает обычным для Греческой церкви омовением костей при пере- са и Глеба1. К. А. Соловьев обратил внимание на бедность этой
захоронении1. одноглавой церкви по сравнению с прежней пятиглавой, сделав
Интересно, что выгребание из могил, крещение и положение в вывод о поспешности постройки, которую он объяснил желанием
церкви Богородицы костей Ярополка и Олега Святославичей проис- Изяслава Ярославича перехватить инициативу в использовании
ходит в том 1044 г., когда Полоцкий престол после смерти Брячесла- культа у брата Святослава, в чьи владения входил Вышгород2. Со-
ва Изяславича занимает его сын Всеслав, чья избранность (в языче- поставление двух разнесенных во времени эпизодов позволяет, на
ском понимании этого слова) была особо отмечена летописцем. По наш взгляд, говорить о других причинах такой торопливости, по-
данным ПВЛ, Всеслав был рожден «от волъхвованья», и от рождения скольку одновременная активизация Всеслава и волхвов создавала
«бысть ему язвено на главе его», которое по совету волхвов он всю реальную угрозу власти Ярославичей, преодолению которой могло
жизнь носил с собой в качестве науза2. Согласно же «Слову о полку способствовать заступничество святых представителей этого рода.
Игореве» и фольклору, он имел славу колдуна и оборотня. Не ис- Взывать к их помощи было гораздо лучше не из обветшавшего хра-
ключено, что акция по включению в христианский княжеский культ ма, рубленого еще при Ярославе, а из нового, сооруженного теми,
Ярополка и Олега рассматривалась современниками как противовес кто на эту помощь рассчитывал и своими руками осуществил тор-
языческим признакам нового полоцкого правителя, открыто сопер- жественное перенесение святых тел.
ничавшего с Киевом и Новгородом за властное и культовое первен- Борис и Глеб, согласно многочисленным свидетельствам летопи-
ство. Его претензии проявились как в военных столкновениях с сей, пользовались наибольшим почитанием как внутри княжеской
Ярославичами и их потомками, пик которых пришелся на 1065– династии, так и за ее пределами, вероятно, в силу их ранней канони-
1078 гг., так и в возведении в Полоцке храма Св. Софии, а также в зации. Не случайно исследователи признают агиографические функ-
том, что Всеслав первым среди других князей в полной мере исполь- ции летописного фрагмента 1015 г., в котором святые предстают как
зовал сакральную силу Бориса и Глеба, назвав двух своих сыновей защитники и покровители своего рода и всей управляемой им земли:
родовыми, а двух других — крестильными именами святых братьев3. «Моляшася за новыя люди христианскыя и сродникы своя, земля бо
Такой же параллелизм событий, имевших отношение к языче- Руска благословися ва[ше]ю кровью…»3. Почитание братьев-страс-
ским и христианским традициям, наблюдается четверть века спус- тотерпцев уже в XI в. имело общерусский характер, что подтверж-
тя. Под 1071 г. ПВЛ рассказывает о битвах за Полоцкую землю дается как упоминанием Бориса и Глеба наряду с другими святыми
все того же Всеслава Брячеславича с сыновьями великого князя в берестяной грамоте третьей четверти XI в., так и сообщением ПВЛ
Изяслава Ярославича, Святополком и Ярополком, о деятельности под 1093 г., в котором их праздник определен как «праздник новый
волхвов и кудесников в великокняжеском Киеве и особенно во вла- Русьскыя земля»4. Трудно понять, почему даже столь однозначные
дениях Святослава Ярославича и его сына Глеба — Ростовской свидетельства вызывают недоверие у некоторых ученых, относящих
области, Новгороде и земле чуди. Причем в Новгороде Глеб прина- канонизацию братьев к более поздней дате5.
родно демонстрирует несостоятельность волхва, не сумевшего пред-
сказать свою смерть от княжеского топора. 1072 г. посвящен толь- 1
ПВЛ. С. 75–78.
ко одному событию: торжественному перенесению Ярославичами 2
Соловьев К. А. Культ Бориса и Глеба... С. 101–103.
в новую вышгородскую церковь св. мощей своих братьев — Бори- 3
Успенский Б. А. Борис и Глеб: Восприятие истории в Древней Руси.
М., 2000. С. 46–47.
1 4
Милютенко Н. И. Святой равноапостольный князь Владимир. С. 115. Парамонова М. Ю. Святые правители Латинской Европы и Древней
2
ПВЛ. С. 67–68. Руси. С. 252; ПВЛ. С. 94.
3 5
Соловьев К. А. Культ Бориса и Глеба во властных отношениях Древ- Костромин К. А. Борисоглебская проблема: вопросы доверия ис-
ней Руси. М., 2007. С. 108–109. точникам//Русские древности: К 75-летию проф. И. Я. Фроянова. СПб.,
116 Е. Б. Грузнова Отражение княжеского культа в русских летописях 117

Особенности летописного сказания о Борисе и Глебе и ситуация В контексте данного исследования нет смысла ломать копья по
с их упокоением на погосте вышгородской церкви св. Василия за- поводу времени официально-церковной канонизации Владимира1.
ставляют предполагать, что давно отмечаемое исследователями на- Речь идет именно о существовании культа как такового, по крайней
личие на Руси не только борисоглебского культа, но и единого куль- мере, на уровне княжеской династии. И подтверждением этого яв-
та троих русских князей (святого отца и двух его святых сыновей), ляется отмеченная учеными востребованность обоих имен крестите-
являлось вовсе не поздним, а исходным. Даже после появления вме- ля Руси — как родового Владимир, так и христианского Василий — при
сто сгоревшей церкви св. Василия собственно Борисоглебского хра- наречении его потомков, с одновременным их употреблением на на-
ма (ок. 1021 г.) не происходит полного разделения этого первона- чальном этапе и постепенным смещением удельного веса в пользу
чального единства, о чем свидетельствуют и отсылки письменных христианского варианта, ставшего доминирующим в XIV–XV вв.2
памятников к св. братьям в дни почитания Владимира, и наоборот. Вместе с тем, нельзя не обратить внимания на стремление Вла-
Так, подмечено, что в летописном житии Александра Невского по- димира и его преемников максимально уподобиться византийским
беда в битве 15 июля 1240 г., произошедшая в день Кирика, Иулиты императорам, совмещавшим в себе светское и церковное начало и
и св. Владимира, объясняется помощью Бориса и Глеба, а устав ру- являвшимся, безусловно, культовыми фигурами. Это стремление
бежа XII–XIII вв. из Курского краеведческого музея предполагал проявлялось, в частности, в чеканке монет, имевших, по мнению
чтение на утренней службе 24 июля, в день памяти Бориса и Глеба, исследователей, не только финансово-экономическое, но и офици-
жития Владимира, включавшего описание мучений его сыновей. ально-парадное назначение. Русские золотые и серебряные монеты,
Кроме того, в списках жития Владимира с XIII в. говорится о том, что по образцу византийских, выпускались при Владимире и недолго
он «святой отец святых братьев», а в Трефологе рубежа XIII–XIV вв. при Святополке и Ярославе. На монетах Владимира обязательно
он также называется Василием и определяется уже как «отец рус- помещалось его изображение с различными регалиями власти и
ский» или даже «отец всея Руси». Наконец, в новгородской берестя- его языческим именем, либо изображение соименного ему святого,
ной грамоте № 906 третьей четверти XI в. в перечне святых, состав- а на обороте — изображение Иисуса Христа или лично-родового
ленном в хронологии православного календаря, между Косьмой и княжеского знака. Однако на реверсе тех серебреников, на которых
Дамианом (1 июля) и Борисом и Глебом (24 июля) упомянут «отец Ва- Владимир представлен на троне и с нимбом, вокруг княжеского
силий», в котором видят Владимира, впоследствии почитавшегося знака помещена надпись «святаго Василя». Эту монету копировал
15 июля (хотя и считают, что здесь его святость определяется как раз и первый самостоятельный чекан Святополка. На монетах Свято-
святостью сыновей1). Впрочем, по мнению Н. И. Милютенко, в по- полка и Ярослава воспроизведены соименные им святые — ап. Петр
следнем случае подразумевается вовсе не Владимир, а св. Василий и св. Георгий — и лично-родовые знаки князей, а на печатях есть
Великий, но ее доводы требуют развернутого подтверждения того, их портреты с языческими именами, но без лично-родовых знаков3.
что в отпусте возможно такое сочетание святых2. Значит, можно говорить о целенаправленном совмещении образов
великого князя и его святого патрона на начальном этапе христиа-
2011. С. 62; Ужанков А. Н. Святые страстотерпцы Борис и Глеб: К исто-
1
рии канонизации и написания житий//Древняя Русь. Вопросы медиеви- См. об этом, напр.: Литвина А. Ф., Успенский Ф. Б. Выбор имени у
стики. 2000. № 2 (2). С. 37–38. русских князей... С. 115–116; Милютенко Н. И. Святой равноапостоль-
1
Литвина А. Ф., Успенский Ф. Б. Выбор имени у русских князей в ный князь Владимир. С. 8–11, 188, 193–212, 319, 399–410.
2
X–XVI вв. М., 2006. С. 386–387, прим. 15; Успенский Б. А. Борис и Глеб…. Литвина А. Ф., Успенский Ф. Б. Выбор имени у русских князей...
С. 44–46, 84, прим. 16. С. 115–118.
2 3
См.: Милютенко Н. И. Святой равноапостольный князь Владимир. Обзор этих памятников и посвященных им исследований см.: Ми-
С. 402. лютенко Н. И. Святой равноапостольный князь Владимир. С. 369–372.
118 Е. Б. Грузнова Отражение княжеского культа в русских летописях 119

низации. Эту многогранную сакральность еще в XI в. обозначил в сво- знаки культа Ольги, отмеченной похвалой в ПВЛ и Слове Илари-
ем Слове митрополит Иларион, который, по наблюдению Б. А. Ус- она, также как и в ситуации с Владимиром, обнаруживаются в па-
пенского, писал похвалу «кагану нашему Влодимеру», но молит- мятниках со второй половины XII в. А в Трефологе XVI в. нашла
венно обращался к нему как к Василию1. отражение его связь с культом Бориса и Глеба, июльская служба
Таким образом, когда бы ни произошла официальная канониза- которым показана здесь не 24-го, а 11-го числа — в день памяти
ция Владимира, первые претензии на нее были сделаны еще при Ольги. Это заставило исследователей предположить, что первое
жизни князя. Появление его имени в текстах, обеспечивавших время после канонизации служба княгине не была отдельной, но
церковную службу, отмечается как минимум со второй половины совершалась на основе канона св. братьям1.
XII в. Для середины XIII в. исследователи обнаруживают первые Имена этих четырех представителей княжеского дома тесней-
свидетельства именования Владимира «святым» в летописях: под шим образом связаны с Вышгородом. Последний некогда был Оль-
1254 г. в Ипатьевской и под 1261 г. в Лаврентьевской. Уже с эпохи, гиным городом, затем местом обитания наложниц Владимира, далее
когда на Руси становится нормой использование христианского церкви св. Василия, а позже имел особое культовое значение, преж-
варианта имен правителей для их потомков (XIV–XV вв.), актуа- де всего, из-за нахождения здесь гробниц Бориса и Глеба, на по-
лизируется и образ святой княжеской троицы (Владимира, Бориса клонение к которым перед смертью приезжал Ярослав и у которых
и Глеба), стоявшей у истоков русского христианского княжеского давали клятвы его потомки2.
пантеона2. Отметим, что это не единственный в русской истории Следует обратить внимание, что, согласно Тверской летописи
культ святых отца и двух его сыновей. Так, известно одновременное 1534 г., захоронение здесь св. братьев стало следствием неприятия
почитание погребенных в общей раке и получивших общерусское Бориса киевлянами, которые оттолкнули от берега перевозившую
признание в XVI в. муромских князей XII в. — правнука Влади- его тело ладью3. Но и в Вышгород его «принесше отай», после че-
мира Ярослава Святославича (под иноческим именем Константин) го положили у церкви св. Василия, куда затем доставили и останки
и его сыновей Михаила и Федора, которых уподобляли Борису и Глеба4. В этой ситуации проступает явная культовая основа. Ис-
Глебу, а также обретенных и положенных в XV в. в один гроб остан- следователи отмечают, что само убийство Бориса и Глеба очень
ков ярославских князей рубежа XIII–XIV вв. Федора Ростиславича напоминает жертвоприношение5. И то, что святые обрели свой по-
Черного и его сыновей Давида и Константина3. следний покой именно в Вышгороде, бояре которого стали убийца-
Основа русского христианского княжеского пантеона склады- ми Бориса, вряд ли можно считать случайностью, учитывая, как
вается в эпоху Ярослава, и уже тогда в нем, помимо Бориса и Глеба, сильно это влияло на высокий статус города. По сути дела, в резуль-
ведущая роль отводилась также княгине Ольге и Владимиру Свя- тате совершенного кровопролития вышегородцы обрели не только
тому, к авторитету и покровительству которых в разных жизненных св. останки, но и сакральную силу своих жертв. И лишь со временем
ситуациях постоянно обращались их потомки. Интересно, что при- 1
Успенский Б. А. Борис и Глеб… С. 46, 87, прим. 25.
2
ПВЛ. С. 29, 37, 60–61, 70, 78, 117, 127–127 (под 946, 980, 1015, 1054,
1
Успенский Б. А. Борис и Глеб... С. 86, прим. 21. 1072, 1101, 1115 гг.).
2 3
Там же. С. 85, прим. 18; Милютенко Н. И. Святой равноапостольный Там же. С. 472.
князь Владимир. С. 10–13, 153–179, 207, 212, 319; Литвина А. Ф., Успен- 4
Там же. С. 60–61.
5
ский Ф. Б. Выбор имени у русских князей. С. 386–387, прим. 15; Пара- См., напр.: Топоров В. Н. Понятие святости в Древней Руси//In-
монова М. Ю. Святые правители Латинской Европы и Древней Руси. ternational Journal of Slavic Linguistics and Poetics. 1985–1986. Vol. 31/32.
С. 297, прим. 249. P. 451–470; Ранчин А. М. Огненный столп в древнерусской агиографии:
3
Самойлова Т. Е. Святые князья в стенописи Архангельского собора. ветхо- и новозаветные истоки//Славяне и их соседи. М., 1994. Вып. 5.
С. 55–62. С. 59–60.
120 Е. Б. Грузнова Отражение княжеского культа в русских летописях 121

связь почитания святых с Вышгородом стала угасать, — по мнению захоронения великого князя в принципе подходил храм, возведен-
М. Ю. Парамоновой, как следствие утраты прямой связи с могилами ный им самим в честь своего патрона в своей столице, подтвержда-
предков в следующих поколениях1. ет летописный рассказ о смерти Святополка Изяславича под 1113 г.
Возможно, культовый, а вовсе не политический характер носило («а преставися благоверный князь Михаил, зовемый Святополк,
и первоначальное утаивание тела отца св. князей, самого Владими- месяца априля въ 16 день за Вышегородом, и привезоша и в лодьи
ра (именно тела, а не факта смерти, как это следует из рассуждений Киеву, и спрятавше тело его, и възложиша на сане. И плакашеся
исследователей). Фраза летописца «умре же на Берестовем, и по- по нем бояре и дружина его вся, певше над ним обычныя песни, и
таиша ѝ, бе бо Святополк Кыеве» до сих пор не имеет достойного положиша в церкви святаго Михаила, юже бе сам создал»1). Одна-
научного объяснения, поскольку плохо согласуется с продолжаю- ко для погребения Владимира все же был выбран другой киевский
щим ее сообщением о перевозке тела той же ночью в киевскую храм, в отличие от Васильевского, построенный греческими масте-
Десятинную церковь, широком распространении известия об этом рами из камня, а не из дерева. К этому времени Десятинная церковь,
среди населения и положении «блаженаго князя» с плачем в мра- судя по всему, играла роль центра митрополии, и в ней уже покои-
морный саркофаг2. Не исключено, что дело было в столкновении лись останки представителей княжеского рода.
обрядовых практик, так как обычный христианский похоронный Помещение тела правителя в главном храме страны было, ко-
ритуал не требовал публичности, и не случайно та же княгиня Оль- нечно же, предпочтительнее. Видимо, именно поэтому после воз-
га постаралась свести ее к минимуму в отношении себя. ведения Ярославом в Киеве собора Св. Софии великокняжеские
Погребение крестителя Руси в церкви «святей Богородици, юже захоронения стали совершаться там. Но не исключено, что в случае
бе создал сам», вполне укладывается в практику того времени, хотя с его предшественником играли роль и другие мотивы. Строитель-
теоретически в этом качестве могли выступить и другие построен- ством церкви св. Василия Владимир, по сути дела, перемаркировал
ные Владимиром храмы, в том числе посвященные его небесным прежнее жертвенное место, перенеся на него ту христианскую
покровителям. Один из них, время постройки которого неизвестно, сакральность, которую он обрел при крещении в одноименном, судя
в рамках рассказа о Борисе и Глебе под 1015 г. однозначно локали- по утверждению Лаврентьевской летописи, храме Корсуня2. Я. Бо-
зуется в Вышгороде3, расположенном в 8 км севернее столичного ровский полагает, что и вышегородский храм также был поставлен
Киева, поэтому он вряд ли имел шансы принять тело великого кня- просветителем Руси на месте старого языческого капища3. Возве-
зя. Другой храм автор статьи 980 г. помещал на месте, где Владимир денная же позже (по разным данным, в 989, 991 или 993 гг.4) Деся-
поставил кумиров — «на холму вне двора теремнаго… на том холме тинная церковь была поставлена на месте, уже освященном кровью
ныне церквы есть святаго Василья, якоже последе скажем». В статье христиан. Согласно ПВЛ, напомним, именно здесь в 983 г. погибли
988 г. летописец выполнил свое обещание и сообщил, что по воз- варяги-мученики, отец и сын, от рук исполнявших волю богов языч-
вращении из Корсуня в Киев Владимир избавился от идолов, велев ников5. Таким образом, можно говорить о расположении двух пер-
проволочь Перуна по Боричеву спуску и Ручаю к Днепру, и «по- вых родовых усыпальниц Рюриковичей (киевской и вышегород-
стави церковь святаго Василья на холме, идеже стояше кумири
Перун и прочии, идеже требы творяху князь и людье»4. То, что для 1
Там же. С. 126.
2
Там же. С. 50 (под 988 г.), 459.
1 3
Парамонова М. Ю. Святые правители Латинской Европы и Древней Боровський Я. Дерев’яни храми святого Василiя у Києвi та Виш-
Руси. С. 262. городi//А сє єго срєбро: Збірник праць на пошану чл.-кор. НАН України
2
ПВЛ. С. 58 (под 1015 г.). М. Ф. Котляра/Редкол.: В. Смолій (відп. ред.) та ін. Київ, 2002. С. 116.
3 4
Там же. С. 60–61. ПВЛ. С. 54, 463–464.
4 5
Там же. С. 37, 52–53. Там же. С. 38.
122 Е. Б. Грузнова Отражение княжеского культа в русских летописях 123

ской) на местах, которые получили перекодировку в новой системе памятниках не сохранилось никаких намеков на попытки канони-
ценностей, заданной князем-просветителем. В этой ситуации про- зации Ярослава, а его почитание можно усмотреть разве что в сло-
исходила реальная замена языческого пантеона христианским кня- вах Владимира Мономаха, назвавшего деда «благословенным и
жеским. славным»1, есть основания считать, что его культ существовал, —
По наблюдению ученых, в летописях последовательно прово- возможно, в рамках почитания Георгия Победоносца, изображения
дится идея утверждения праведности княжеского рода, приобще- которого помещались на монетах и печатях как самого великого
ния к Борису и Глебу их потомков1. В том числе, и приобщения князя, так и его потомков. Во всяком случае, Адам Бременский в
через мученическую смерть. Так, владимиро-волынский князь Яро- своих «Деяниях первосвященников Гамбургской церкви» (II, 37),
полк Изяславич под 1086 г. молит о смерти, подобной смерти св. датируемых 1075 г., упомянул Ярослава с эпитетом «святой»2.
братьев2. А убитый киевлянами в 1147 г. черниговский князь Игорь Первым русским князем с именем Андрей стал сын Ярослава
Ольгович в молитве (по замечанию Б. А. Успенского, дословно со- Всеволод, судя по убедительным косвенным данным — «записи
впадающей с молитвой Бориса) готовится к мученичеству3. Особую дружинника Дмитра» в Киевской Софии, где даты смерти и погре-
востребованность образов Бориса и Глеба исследователи обнару- бения князя Андрея полностью соответствуют летописному свиде-
живают в условиях усобиц и ордынского нашествия: во второй по- тельству о смерти Всеволода в 1093 г.3 Первым Дмитрием — другой
ловине XII — первой половине XIII вв.4 Для той же эпохи обна- его сын, Изяслав. Первыми Михаилами — его внуки Олег Свято-
руживается и распространенность в летописных текстах мотива славич, Святополк Изяславич, а также, возможно, Ростислав Вла-
«отней» и «дедней» молитвы, помогающей князьям в решении лич- димирович тмутараканский. Приоритет тех или иных имен покро-
ных и государственных дел5. вителей был различным в разных ветвях княжеского рода и со
Судя по всему, уже при Ярославе русский пантеон пополнился временем менялся, чему, вероятно, способствовали и династиче-
именами христианских святых, в дальнейшем наиболее активно ские браки. Но сама тенденция поддержания единства и сакраль-
использовавшихся в качестве небесных покровителей для русских ности княжеского рода посредством имянаречения в честь предков
князей и связанных с ними церквей — Андрея, Георгия, Дмитрия, сохранялась на протяжении всего Средневековья.
Михаила. Первым Георгием в крещении был сам Ярослав Мудрый. Заявка на канонизацию новых князей и княгинь проявлялась в
Оба его имени — и мирское, и крестильное (преимущественно в сравнении их с прежними святыми из византийского и русского пра-
форме «Юрий») — впоследствии были очень распространены сре- вящего дома. Так, например, сами Владимир и Ольга в ПВЛ, Слове
ди русских князей. И хотя ни в летописных, ни в богослужебных Илариона и «Памяти и похвале князю русскому Владимиру» мниха
Иакова уподоблялись императору Константину и его матери Елене4.
1
Самойлова Т. Е. Сказание о Борисе и Глебе и культ святых русских Никоновская летопись сравнивала жену Всеволода Большое Гнездо
князей//Макариевские чтения. Вып. 5. Можайск, 1998. С. 376. Марию с византийскими императрицами Еленой, Феодорой и с кня-
2
ПВЛ. С. 88.
3
ПСРЛ. Т. 2. СПб., 1908. Стб. 350–351; Успенский Б. А. Борис и
1
Глеб…. С. 81, прим. 11. ПВЛ. С. 98 (под 1096 г.).
4 2
Парамонова М. Ю. Святые правители Латинской Европы и Древней Латиноязычные источники по истории Древней Руси. Германия. IX —
Руси. С. 243–252; Соловьев К. А. Культ Бориса и Глеба... С. 5–7, 136– первая половина XII вв./Изд. подг. М. Б. Свердлов. М.; Л., 1989. С. 138.
3
150; Ужанков А. Н. Святые страстотерпцы Борис и Глеб. С. 37–50; Успен- Литвина А. Ф., Успенский Ф. Б. Выбор имени у русских князей в
ский Б. А. Борис и Глеб... С. 87, прим. 28. X–XVI вв. М., 2006. С. 507.
5
См., напр.: ПСРЛ. Т. 1, вып. 2. Л., 1927. Стб. 360, 363, 440, 445, 447, 4
ПВЛ. С. 29 (под 955 г.); Мумриков А. «Память и похвала» Мниха
472; Т. 2. СПб., 1908. Стб. 290, 558; Литвина А. Ф., Успенский Ф. Б. Иакова и «Корсунская легенда»//Богословские труды. М., 1989. Вып. 29.
Выбор имени у русских князей в X–XVI вв. С. 126–127, прим. 57. С. 47.
124 Е. Б. Грузнова Отражение княжеского культа в русских летописях 125

гиней Ольгой1. С Борисом и Глебом летописцы сравнивали Андрея Даже если до официальной канонизации почитание Андрея Бого-
Боголюбского, чему способствовали и обстоятельства его смерти от любского не выходило за пределы княжеского рода, свидетельства
рук приближенных, и хранившийся у него в качестве родовой релик- его существования более чем убедительны. К тому же Иван Грозный
вии, но украденный незадолго до гибели меч Бориса2. заботился о пении панихид и другим своим сородичам, в частности
Разумеется, такие сопоставления сами по себе еще не вводили князьям, похороненным в Успенском соборе Владимира, в том чис-
умершего князя в число общерусских святых, но указывали на на- ле и убитому в 1174 г. 19-летнему сыну Андрея Боголюбского Гле-
личие такой тенденции. Задолго до официальной канонизации Анд- бу1. Также следует учитывать выявленное А. Ф. Литвиной и Ф. Б. Ус-
рея Боголюбского (1702 г.) летописцы называли его благоверным пенским накопление небесных заступников князя, складывание
и мучеником3, молились ему о заступничестве перед Богом за рус- совокупного патроната святых тезок с характерной для Средневе-
ских князей (например, в Лаврентьевском списке под 1175 г.: «Богу ковья практикой приурочивания почитания нового святого к со-
молися помиловати князя нашего и господина Всеволода своего же именному ему предшественнику (например, почитание Андрея Бо-
приснаго брата, да подасть ему победу на противныя и многа лета голюбского приурочено к 4 (17) июля — дню святителя Андрея
с княгынею и с благородными детми, и мирну державу ему и царство Критского), в результате чего происходило соединение христиан-
его небесное…»4). Но летописцы, однако, ни разу не упомянули о ской традиции с родовым культом предков2.
существовании даже местного его почитания по месту погребения, Ситуация «накапливаемой святости» прослеживается и в от-
на что обратил внимание еще Е. Е. Голубинский5. Тем не менее, на ношении других великих князей. Так, наличие местного почитания
трех миниатюрах Радзивилловской летописи (конец XV в.), по на- Александра Невского отмечают с 1380 г., но в общерусский панте-
блюдению О. И. Подобедовой, князь уже был изображен с нимбом он он был включен лишь на соборе 1547 г. С еще бóльшим запаз-
как знаком святости6. В данном контексте представляется поспеш- дыванием, только на соборе 1988 г., был канонизирован Дмитрий
ным приведенное, но никак не прокомментированное Ю. В. Криво- Донской, хотя уже вскоре после его смерти в летописях появилось
шеевым мнение А. В. Сиренова о том, что жалованная грамота похвальное слово ему, было написано его житие, а в росписях Ар-
Ивана Грозного 1550 г. клиру Владимирского Успенского собора хангельского собора и Грановитой палаты сохранились иконогра-
на выдачу денег и хлеба для поминания «по князе Андрее из Бо- фические изображения Дмитрия Донского3.
голюбова монастыря» является подделкой, возникшей в XVII в. в Пик почитания святых князей исследователи отмечают в пери-
связи «с процессом формирования церковного почитания» князя7. од ордынского нашествия, вместе с прекращением которого приос-
танавливается и развитие культа правителей. Всего к концу XV в.
1
Литвина А. Ф., Успенский Ф. Б. Выбор имени у русских князей в насчитывают ок. 50 канонизированных русских князей и княгинь4.
X–XVI вв. С. 371–372. Логическое же завершение оформления княжеского пантеона про-
2
ПСРЛ. Т. 1. Вып. 2. Стб. 369; Литвина А. Ф., Успенский Ф. Б. Выбор
имени у русских князей в X–XVI вв. С. 351. Грозного Успенскому собору г. Владимира//Историография и источни-
3
ПСРЛ. Т. 21, ч. 1. СПб., 1908. С. 46. коведение отечественной истории/Под ред. С. Г. Кащенко. СПб., 2002.
4
ПСРЛ. Т. 1, вып. 2. Стб. 371. Вып. 2. С. 31–33.
5 1
Голубинский Е. Е. История канонизации святых в Русской церкви. Самойлова Т. Е. Святые князья в стенописи Архангельского собора.
М., 1903. С. 59. С. 45.
6 2
Радзивилловская летопись. СПб., 1902. Л. 214 об. — 215; Подобе- Литвина А. Ф., Успенский Ф. Б. Выбор имени у русских князей в
дова О. И. Миниатюры русских исторических рукописей: К истории рус- X–XVI вв. С. 113, прим. 7, 115–116, 195, 472.
3
ского лицевого летописания. М., 1965. С. 92–93. Рогожин Н. М. Русские святые в контексте отечественной исто-
7
Кривошеев Ю. В. Гибель Андрея Боголюбского: Историческое рас- рии//Проблема святых и святости в истории России. М., 2006. С. 44-45.
4
следование. СПб., 2003. С. 157, прим. 2; Сиренов А. В. О грамоте Ивана Там же. С. 41; Успенский Б. А. Борис и Глеб... С. 41, 78, прим. 3.
126 Е. Б. Грузнова

исходит к концу существования династии Рюриковичей. В одном из


двух списков «новых чюдотворцев», приведенных в Житии митро-
полита Ионы в связи с упоминанием соборов 1547 и 1549 гг., пред-
ставлены только русские святые, причем первой названа Ольга,
затем Владимир, Борис и Глеб, Михаил Черниговский и его боярин
Федор, преподобный князь Федор Ярославский с сыновьями Дави- А. А. АШИХМИН
дом и Константином, т. е. княжеский род, и лишь потом митропо-
литы и другие церковные лица. По наблюдению Е. В. Беляковой и
Л. П. Найденовой, порядок перечисления святых напоминает здесь ОБРАЗ ОЛЕГА СВЯТОСЛАВИЧА
порядок Степенной книги, ориентированной именно на княжеский ЧЕРНИГОВСКОГО
род1. Очевидно, что отмеченная В. О. Ключевским попытка митро-
полита Макария ввести в церковный календарь всех известных
русских чудотворцев и сделать их достоянием всей Русской церкви
В ПОВЕСТИ ВРЕМЕННЫХ ЛЕТ
привела к актуализации и расширению почитания и св. князей2.
Помещение их изображений в росписях Архангельского собора Исследование особенностей изображения личностей в древне-
Московского Кремля, с XIV в. служившего усыпальницей князей русской литературе приобретает все большую популярность. Данное
Московского дома, решения церковных соборов при митрополите направление позволяет по-новому взглянуть на личность автора тек-
Макарии, равно как и составление Степенной книги царского ро- ста, прояснить его мировоззрение. Одним из наиболее интересных
дословия, — все это обеспечило документальное оформление пред- объектов исследования по этой проблеме является Повесть времен-
ставлений о святом правящем роде в середине XVI столетия. ных лет (далее — ПВЛ). Ее персонажам и их деятельности посвяще-
на обширная историография. Между тем, приемы описания изучены
в меньшей степени.
В этой связи, представляется интересным обращение к личности
одного из современников Владимира Мономаха — Олега Святосла-
вича, который сыграл немалую роль в истории Руси рубежа XI–XII вв.
Его деятельность вызвала яркие оценки летописца, что впослед-
ствии даже повлияло на образ князя и в историографии. В целом,
отношение исследователей к его личности можно разделить на три
группы: негативное1, оправдательное2 и относительно нейтральное3.
1
См., напр.: Карамзин Н. М. История государства Российского. В 12 т.
Т. 2–3. М., 1991. С. 54, 68.
2
См.: Голубовский П. В. История Северской земли до половины
1
Белякова Е. В., Найденова Л. П. Житие митрополита Ионы как XIV столетия. Киев, 1882; Захаров В. А. Тмутаракань и «Слово о полку
источник по истории канонизации святых в Русской церкви//Проблема Игореве»//«Слово о полку Игореве»: Комплексные исследования/Отв.
святых и святости в истории России. С. 135–136. ред. А. Н. Робинсон. М., 1988. С. 203–221.
2 3
Ключевский В. О. Древнерусские жития святых как исторический См.: Мавродин В. В. Очерки истории Левобережной Украины (с древ-
источник. М., 1871. С. 226–227. нейших времен до второй половины XIV в.). СПб., 2002. С. 230, 255–256.
128 А. А. Ашихмин Образ Олега Святославича черниговского... 129

Впрочем, некоторые ученые обращались и непосредственно к Ярославич вынужден оставить Чернигов и бежать в Киев, к Изя-
образу Олега Святославича. И. П. Еремин привел биографию кня- славу. После этого они приступают к столице Северской земли.
зя как пример, иллюстрирующий назидательные настроения лето- Примечательно, что Олега и Бориса рядом не оказалось, и черни-
писца1. А. А. Шайкин, обосновывая тезис о цельности ПВЛ, говорит говцы сами организовали оборону. Владимир Мономах уже штур-
и о цельном восприятии образа Олега летописцем: последний по- мовал внутренний детинец, когда подошли мятежные князья1.
нимал обстоятельства жизни Святославича, однако осуждал его В результате произошедшей 3 октября битвы на Нежатиной
действия2. Тем не менее, стоит отметить, что негативные коннота- Ниве, погибли Изяслав и Борис. Причем смерть последнего пред-
ции все же преобладают в известиях, связанных с нашим героем. ставлена как кара за гордыню: перед битвой он похвалялся перед
Прежде чем рассмотреть особенности изображения Олега Свя- Олегом, что сможет победить противников, за что и был сражен.
тославича в ПВЛ, необходимо кратко осветить его биографию. Из- А Изяслав описан в агиографическом ключе: как верный брат, по-
вестна она нам все по той же Начальной летописи, а также «Поуче- гибший за «братню обиду». Олег же, предлагавший перед сраже-
нию» Владимира Мономаха, «Хождению» игумена Даниила и даже нием двоюродному брату заключить мир и сдаться, бежал с остат-
из данных археологии. ками войска в Тмутаракань2.
Летописная судьба этого князя длилась почти 35 лет (с 1076 по На следующий год оттуда против Всеволода отправился Роман
1115 гг.). Начал он свой путь вместе с Владимиром Мономахом в Святославич, но он был вынужден повернуть, так и не встретившись
походе против чехов. Однако в дальнейшем их судьбы разминутся, с дядей. На обратном пути наемники убили Романа, а в Тмутара-
и эти два князя, а также их потомки часто будут противостоять друг кани хазары схватили и отправили в Константинополь Олега3.
другу. Четыре года нет известий о нем в летописи. О том, что проис-
В 1076 г. умер Святослав Ярославич. Его сыновья теперь ме- ходило с ним в это время, мы знаем очень мало. Из «Хождения»
шают оставшимся Ярославичам, поэтому в течение следующих игумена Даниила известно, что этот князь провел «два лета и две
нескольких лет угроза со стороны Святославичей, так или иначе, зимы» на Родосе4. Кроме того, существуют печати Феофано Муза-
ликвидируется3. Олег пытался сопротивляться. Он бежал в Тмута- лон, найденные на Керченском и Таманском полуостровах, которые
ракань из Чернигова, где находился под присмотром Всеволода. датируются временем прибытия Олега5. Исследователи считают
В Тмутаракани княжил его брат Роман, приютивший Бориса Вя- Феофано супругой Святославича. Впрочем, существуют и другие
чеславича, — такого же изгоя, как и Олег. Они нанимают половцев мнения6. Так или иначе, в 1083 г. Олег возвратился из Византии и
и отправляются обратно на Русь. Всеволод встретил племянников
на Сожице и проиграл битву. Летописец сожалеет о смерти многих 1
ПВЛ. С. 85–86; ПСРЛ. Т. 1. Стб. 200; ПСРЛ. Т. 2. Стб. 188–189.
2
достойных людей4. ПВЛ. С. 86; ПСРЛ. Т. 1. Стб. 201–202; ПСРЛ. Т. 2. Стб. 190.
3
ПВЛ. С. 87; ПСРЛ. Т. 1. Стб. 204; ПСРЛ. Т. 2. Стб. 193.
4
«Хождение» игумена Даниила/Подг. текста, пер. и комм. Г. М. Про-
1
Еремин И. П. Литература Древней Руси (этюды и характеристики). хорова/Памятники литературы Древней Руси: XII в. М., 1980. С. 30.
5
М., 1966. С. 42–97. Гадло А. В. Предыстория Приазовской Руси. Очерки истории рус-
2
Шайкин А. А. Повесть временных лет: история и поэтика. М., 2011. ского княжения на Северном Кавказе. СПб., 2004. С. 285; Янин В. Л.
С. 200–206. Актовые печати Древней Руси X–XV вв. В 2 т. Т. 1: Печати X — начала
3
Повесть временных лет/Под ред. В. П. Андриановой-Перетц. Изд. XIII в. М., 1970. С. 24–25.
6
2-е. СПб., 1996 (далее — ПВЛ). С. 85–87; ПСРЛ. Т. 1. Лаврентьевская Чхаидзе В. Н. Тмутаракань (80-е гг. X в. — 90-е гг. XI в.): Очерки
летопись. М., 1997. Стб. 199–200; ПСРЛ. Т. 2. Ипатьевская летопись. историографии//Материалы и исследования по археологии Северного
Пг., 1923. Стб. 187–188, 193. Кавказа. Вып. 6. 2006. С. 152; Янин В. Л. Печати Феофано Музалон//
4
ПВЛ. С. 102; ПСРЛ. Т. 1. Стб. 247. Нумизматика и сфрагистика. Вып. 2. 1965. С. 81–82.
130 А. А. Ашихмин Образ Олега Святославича черниговского... 131

стал княжить в Тмутаракани1. Далее, вплоть до кончины Всеволо- Собственно, после поражения на Северо-Востоке наш герой
да, он вновь уходит в тень. практически превращается во второстепенное лицо1. В дальнейшем
В 1094 г. Олег подошел к Чернигову и изгнал княжившего там мы видим его только в ряду с другими князьями. Причем часто его
Владимира Мономаха. При этом летописец отмечает использование имя стоит после Давыда, и Олег зовется «братом Давыда», что мо-
половцев пришедшим, а также разорение округи города. На следую- жет означать меньшую значимость нашего героя по сравнению с
щий год Владимир и Святополк Изяславич попросили поддержать новым черниговским князем.
их в походе против половцев, но Олег не присоединился к ним. Тогда Он стремится как можно меньше участвовать в общерусских де-
князья потребовали выдать сына Итларя, незадолго до этого убитого лах (а именно, в походах против половцев). В. В. Мавродин даже
людьми Владимира. Черниговский князь и на этот раз отказался2. называет Олега «князем-домоседом», который не лезет в дела, не ка-
В 1096 г. Владимир и Святополк предложили заключить договор сающиеся его княжества, но и не дает встревать в его собственные2.
о Русской земле. Олег же отказался, используя «словеса величава». Последним важным событием в жизни Олега можно считать
Между братьями произошел разрыв. Олегу пришлось бежать в Ста- перенесение мощей Бориса и Глеба в каменную церковь в мае 1115 г.,
родуб и выдержать осаду. Впрочем, по ее окончании он все же при- в ходе которого он участвовал вместе с Давыдом в споре с Владими-
знал условия победителей. Олег отправился в Смоленск к брату Да- ром Мономахом по поводу места захоронения святых3.
выду, чтобы вместе прибыть в Киев. Таким образом, в целом, можно сказать, что Олег Святославич
Однако с верховьев Днепра Святославич пошел на северо-восток, был вынужден действовать в неблагоприятных условиях, которые
к Мурому, который год назад, в 1095 г. у него отобрал Изяслав Влади- отчасти повлияли на его действия, что, в свою очередь, привело к
мирович. Олег предложил ему уйти, но тот «понадеявся на множество осуждению его летописцем.
вои». В результате произошедшей битвы сын Владимира погибает. Моральное порицание преобладает в описании этого князя. К со-
Тем не менее, Олег пошел дальше и захватил остальные города этой жалению, сейчас сложно сказать, когда и кем были внесены те или
земли, в конце концов, подчинив «всю землю Муромску и Ростовску»3. иные известия об Олеге. Существование различных вариантов раз-
В ответ на это из Новгорода прибыл Мстислав Владимирович и вития текста вызывает использование и других подходов4. В частности,
повел победоносное наступление на своего крестного отца. В итоге, наиболее приемлемым можно считать объединение личностей со-
Олег потерял все свои владения, и перед ним вновь встала угроза ставителя Начального свода и редакторов ПВЛ (т. е. тех, кто участво-
изгнания. Интересно, что в отношении него такая практика (т. е. вал в описании Олега Святославича) в обобщенный образ летописца5.
изгнание по воле других князей) была применена впервые. Здесь 1
мы даже встречаем своеобразную формулу. Так, Мстислав, пред- Вилкул Т. Л. К портрету Мономаха: тексты и версии//Вестник Уд-
муртского университета. Сер. История. 2004. № 3. С. 15; Грушевський М. С.
лагая мир, говорит: «Пошлися к братьи своей с молбою не лишать Історія України-Руси. В 11 т. В 12 кн. Т. 2: XI–XII вв. Київ, 1992. С. 100.
тя Русьскые земли»4. Впоследствии подобные изгнания также ис- 2
Мавродин В. В. Очерки истории Левобережной Украины. С. 261.
3
пользовались князьями5. ПВЛ. С. 128; ПСРЛ. Т. 2. Стб. 278.
4
См., напр.: Данилевский И. Н. Повесть временных лет: герменевти-
1
По крайней мере, позже никаких известий о нем не встречается (см.: ческие основы изучения летописных текстов. М., 2004. С. 35–36, 38;
Артамонов М. И. История хазар. Л., 1962. С. 444). Гиппиус А. А. До и после Начального свода: ранняя летописная история
2
ПВЛ. С. 95; ПСРЛ. Т. 1. Стб. 226–229; ПСРЛ. Т. 2. Стб. 214–217. Руси как объект текстологической реконструкции//Русь в IX–X вв.:
3
ПВЛ. С. 108. Археологическая панорама. М.; Вологда, 2012. С. 37, 39; Шайкин А. А.
4
ПВЛ. С. 109; ПСРЛ. Т. 1. Стб. 240; ПСРЛ. Т. 2. Стб. 228. Повесть временных лет. С. 8–9, 11, 15.
5 5
ПСРЛ. Т. 2. Стб. 304; ПСРЛ. Т. 2. М., 1908. Стб. 520–521; Рукавиш- Данилевский И. Н. Повесть временных лет. С. 253–254; Еремин И. П.
ников А. В. Почему полоцкие князья были высланы в Византию: свидетель- Повесть временных лет: Проблемы ее историко-литературного изучения.
ства источников//Древняя Русь: вопросы медиевистики. 2003. № 11. С. 99. Л., 1947. С. 9; Шайкин А. А. Повесть временных лет. С. 11.
132 А. А. Ашихмин Образ Олега Святославича черниговского... 133

Если обратиться к тексту ПВЛ, то можно отметить некоторые Изяславъ словес сих, надѣяся на множство вой. Олег же надѣяся
приемы характеристики князя. Их можно разделить на прямые и на правду свою, яко правъ бѣ в семь Олегъ»)1.
косвенные (различие между ними довольно условно). В первом К косвенным характеристикам можно отнести следующие:
случае, фигура нашего героя формируется с помощью эпитетов и 1) Намеки на некоторое слабоволие или даже трусость (см.: «Рече
других словесных элементов. Косвенные же характеристики об- же Олегъ к Борисови: “Не ходивѣ противу, не можевѣ стати противу
рисовывают личность Олега с помощью смыслового и содержатель- четыремъ княземъ, но посливѣ с молбою къ стрыема своима”»)2.
ного построения повествования. 2) Иногда летописец обходит молчанием обстоятельства, в ко-
К прямым характеристикам Олега можно отнести следующие: торых действовал Олег: в частности, в 1078 г. он пришел с полов-
1) Напоминания о наказании Божьем за грехи, совершенные цами, что было впервые. Однако такая практика прижилась у Рю-
Олегом, в том числе и зло Русской земле (например: «А землѣ риковичей, и тот же Владимир Мономах не гнушался прибегать к
Русьскѣй много зло створше, проливше кровь хрестьяньску, ея же ней3. Кроме того, участие Святославича в первой усобице 1078 г.
крове взищеть Богъ от руку ею, и отвѣтъ дати има за погублены ду- во многом было спровоцировано смертью его отца и действиями
ша хрестьяньскы»)1. Всеволода. Тем не менее, летописец не обращает внимания на это.
2) Использование глагола «мьнѣти» (например: «Олег же уста- Смерти Глеба и Романа, поражение Олега стоят рядом лишь в Нов-
новися на Клязмѣ, мня, яко, бояся его, Мстиславъ побѣгнеть»)2. городской первой летописи; в ПВЛ они размежеваны пространными
3) Помещение имени Олега после имени его брата Давыда в списках повествованиями, и связь между ними не так явственна4.
князей, проявившееся с Любечского съезда (см.: «Придоша Свято- Таким образом, можно сказать, что летописец в большей мере при-
полкъ, и Володимеръ, и Давыдъ Игоревичь, и Василко Ростиславичь, давал фигуре Олега Святославича негативный оттенок. Причем сред-
и Давыдъ Святославичь, и брат его Олегъ, и сняшася Любячи»)3. ства, которыми он пользовался в описании, сконцентрированы, преж-
4) На стыке прямых и косвенных характеристик стоит исполь- де всего, в двух наиболее пространных повествованиях, касающихся
зование глагола «бѣгати» и производных от него. Конечно, нельзя этого князя: усобица 1078 г. и борьба на Северо-Востоке в 1096 г.
определенно сказать, что частое использование данного слова яв- Если обратиться к тексту первого известия, то здесь можно от-
ляется каким-либо уничижительным или негативным элементом, метить, что Олег все же не является главным действующим лицом.
но в то же время Олег является, пожалуй, одним из немногих, кто Более важным представляется пара Изяслав — Борис5. Старший
так часто «бегал»4 (например: «Бѣжа Олегъ, сынъ Святославль, Ярославич представлен в агиографическом ключе. Изгой же как бы
Тмутороконю от Всеволода»)5. делает фигуру погибшего за брата князя более яркой. С одной сто-
5) К прямым характеристикам можно отнести и несколько со- роны — жертвенность, с другой — гордыня.
чувственных комментариев летописца (например: «И не послуша 1
ПВЛ. С. 87, 95, 108; ПСРЛ. Т. 1. Стб. 205, 226, 237; ПСРЛ. Т. 2.
1 Стб. 194, 214, 224.
ПВЛ. С. 85, 95–96, 109; ПСРЛ. Т. 1. Стб. 200, 226, 229, 239; ПСРЛ. 2
ПВЛ. С. 86; ПСРЛ. Т. 1. Стб. 201; ПСРЛ. Т. 2. Стб. 190. Кроме того,
Т. 2. Стб. 188, 214, 217, 226. два раза Олег уходил от Мстислава Владимировича в 1096 г. Видно, что
2
ПВЛ. С. 85, 109; ПСРЛ. Т. 1. Стб. 200, 239; ПСРЛ. Т. 2. Стб. 189, 226. Святославич избегал вступать в битву с крестником. Даже воспользовав-
3
ПВЛ. С. 109, 112, 116–117, 120; ПСРЛ. Т. 1. Стб. 256, 262, 273, 275, шись временной беззащитностью племянника, Святославич не собирал-
282; ПСРЛ. Т. 2. Стб. 228, 233, 245–247, 255. ся искать правды через сражение (ПВЛ. С. 109; ПСРЛ. Т. 1. Стб. 238–240;
4
В частности, в Лаврентьевской летописи в различных вариантах оно ПСРЛ. Т. 2. Стб. 225–227).
используется в отношении Олега 8 раз. Со Святославичем может срав- 3
ПВЛ. С. 91, 102–103, 109; ПСРЛ. Т. 1. Стб. 239, 247; ПСРЛ. Т. 2.
ниться, пожалуй, только Всеслав Брячиславич. Стб. 226.
5
ПВЛ. С. 85–86, 97, 109; ПСРЛ. Т. 1. Стб. 199, 201, 230, 238, 240; 4
ПВЛ. С. 85–87; ПСРЛ. Т. 1. Стб. 199–204; ПСРЛ. Т. 3. С. 18, 201.
5
ПСРЛ. Т. 2. Стб. 188, 190, 218, 226–227. Хотя уже здесь мы видим противопоставление Владимир — Олег.
134 А. А. Ашихмин Образ Олега Святославича черниговского... 135

Моральные противопоставления между Владимиром и Олегом была составлена человеком, связанным со старшим сыном Влади-
(а также Мстиславом Владимировичем и Олегом) ярче представ- мира Мономаха. Кроме того, повествование 1096 г. перекликается
лены в известиях 1094 и 1096 гг. Прежде всего, отметим: летописец с помещенным здесь же «Поучением» Мономаха, а точнее — пись-
обращает внимание, что инициатором разорения окрестностей мом Владимира к Олегу1.
Чернигова является Олег («Пожже около града, и манастырѣ пож- Впрочем, существуют и другие точки зрения по данному вопросу.
же»1). Такая практика, впрочем, была обычным делом для князей В частности, Т. Л. Вилкул предложила свой опыт реконструкции
в военных походах. Здесь можно провести аналогию с действиями этого повествования в контексте изображения Владимира Моно-
Владимира Мономаха, который разоряет захваченный Полоцк2. маха в 1090-е гг. На основании сравнения известий ПВЛ, Новгород-
Тем не менее, подобные действия со стороны Олега воспринима- ской первой летописи, «Поучения» и «Послания к Олегу» Владими-
ются как греховные и требующие порицания. ра Мономаха она представила совершенно иною последовательность
Впоследствии такие же поучения мы находим вкрапленными в событий 90-х гг. XI в. и начала XII в.2 Впрочем, положения ее статьи
повествование событий 1096 г. Стоит отметить одну особенность вызывают сомнения у исследователей3.
этой части текста ПВЛ: только здесь мы встречаем использование В заключение можно сказать, что судьба Олега Святославича
имени Олега в именительном падеже без твердого знака, хотя и во многом была предопределена политической ситуацией того вре-
перемежающееся с традиционным «Олегъ». Такой вариант имени мени. Фактически, каждое его начинание влечет за собой неудачу,
употребляется также и в отношении других персонажей: Мстисла- и после Любечского съезда он, возможно, погружается в дела сво-
ва (6 раз)3, Ярослава (1 раз)4, Изяслава (1 раз)5. его княжения и отходит на второй план. Тем не менее, образ Олега
Теоретически это дает нам возможность утверждать, что все Святославича, который складывается в результате эволюции текста
повествование о мытарствах Олега на Северо-Востоке было если и ПВЛ, в целом носит негативный характер. Здесь главную роль иг-
не создано, то, по крайней мере, отредактировано одним человеком. рают три основных повествования: события 1078, 1094 и 1096 гг.
Однако дальнейшая атрибуция этой части текста наталкивается на Именно они концентрируют в себе большинство негативных кон-
сложности, связанные с историографической ситуацией. нотаций, а кроме того, они являются и наиболее пространными.
На данный момент, среди последователей А. А. Шахматова, на- Тем не менее, не стоит забывать и другие замечания летописца, в
зывающих себя сторонниками «теории ядра»6, возобладало мнение которых мы можем наблюдать положительную оценку Олега, — их
о существовании двух редакций ПВЛ: условно говоря, сильвестров- намного меньше, чем противоположных, однако они присутствуют.
ской редакции и редакции 1117 г.7 А. А. Гиппиус предположил, что Можно сказать, что летописец использует фигуру Олега Свя-
рассказ о войне Мстислава с Олегом относится к последней, которая тославича как назидательный пример ненадлежащего поведения.
В течение первой половины летописной судьбы этот князь исполь-
1
ПВЛ. С. 91. зует средства, вызывающие осуждение летописца, и терпит пора-
2
Там же. С. 102. жения за свои грехи.
3
ПСРЛ. Т. 1. Стб. 238–240.
4
Там же. Стб. 238.
5
Там же. Стб. 237.
6
Гиппиус А. А. 1) До и после Начального свода. С. 39; 2) К проблеме
1
редакций Повести временных лет. Ч. 1//Славяноведение. 2007. № 5. Гиппиус А. А. К проблеме редакций Повести временных лет. Ч. 2//
С. 22; Гимон Т. В. Историописание раннесредневековой Англии и Древ- Славяноведение. 2008. № 2. С. 6.
2
ней Руси. М., 2011. С. 35. Вилкул Т. Л. К портрету Мономаха. С. 3–30.
7 3
См., напр.: Михеев С. М. Кто писал Повесть временных лет? М., 2011. Шайкин А. А. История и поэтика: На материале памятников русской
С. 156. литературы XI–XVI вв. М., 2005. С. 441–449.
Проблема функционального назначения текстов... 137

маргиналии, оставленные переписчиками книг и изданные Л. В. Сто-


ляровой1. Понятно, что переписывание — рутинное занятие. Пере-
писчики разнообразили свой трудовой день мыслями о завтраке и
ужине, посторонними разговорами, «вдумчивым» переживанием
похмельного синдрома. Обо всех подробностях своей многотрудной
В. В. ДОЛГОВ жизни считали возможным сообщать безвестному читателю копи-
руемых священных книг, оставляя записи на полях: «Похмельнъ
ПРОБЛЕМА есмъ», «Чересъ тынъ пьють, а нас не зовуть», «О, Господи, помози, о,
Господи, посмеши: дремота неприменьная и в сем рядке помешахся»,
ФУНКЦИОНАЛЬНОГО «Ох лихо мне лихого сего попирья: голва мя болить, и рука ся тепет»,
«Сести ужинатъ клюкования съ саломъ съ рыбъим» и пр.2
НАЗНАЧЕНИЯ ТЕКСТОВ «Како ли обьестися: исто поставять кисель с молоком»3, — то
ли сокрушается, то ли радуется, предвкушая трапезу, попович Козь-
В ДРЕВНЕРУССКОЙ КУЛЬТУРЕ ма, переписчик Пролога (начало XIV в.). Ему вторит писец Филипп
Михалев сын Морозович: «Сести ужинатъ клюкования съ саломъ
XI–XVII вв.: съ рыбъим»4. Очевидно, авторами маргиналий руководило чувство
НЕУТИЛИТАРНЫЕ ТЕКСТЫ, сродни тому, что заставляет наших современников выкладывать
фотографии еды в Инстаграм, с той только разницей, что данные
«ТЕКСТЫ НЕ ДЛЯ ЧТЕНИЯ» сообщения не имели конкретного адресата и широкой аудитории.
Эти надписи не являются даже дневниковыми в строгом смысле
слова. Ведь дневник человек ведет, прежде всего, для себя, чтобы
Исторически письменность возникла для фиксации и передачи иметь возможность впоследствии вернуться к прожитому. Рассе-
речевой информации. Однако, возникнув, она прошла долгий путь янные по полям рукописи маргиналии вряд ли давали такую воз-
развития, который заключался в том числе и в увеличении количе- можность, особенно если рукопись переписывалась не для личного
ства функций, выполняемых писаным текстом. Помимо изначаль- использования, а на заказ. Для какого читателя делались эти за-
ной (хранение и передача информации), тексты стали выполнять писи? Очевидно, ни для какого. Это просто была возможность вы-
сакральные, ритуальные и символические функции. сказать «в пустоту» насущную эмоцию, добиться тем самым некое-
Если пристальнее взглянуть на комплекс древнерусских текстов го эмоционального облегчения.
с позиции их функциональности, то можно заметить, что неутили- К текстам, обращенным «в пустоту», примыкают разного рода
тарная составляющая присутствовала в функционале текстов древ- молитвенные обращения, которые тоже не имели адресата среди
нерусской культуры в разной степени. Исключительно утилитар- людей...
ными следует признать, пожалуй, только берестяные грамоты,
1
подписи, фиксирующие собственность, торговые расписки и до- Столярова Л. В. Свод записей писцов, художников и переплетчиков
говоры. В остальном, так или иначе, важно было не только содер- древнерусских пергаменных кодексов XI–XIV вв. М., 2000.
2
жание текста, но и само его наличие. Она же. Как работал древнерусский книгописец?//Очерки феодаль-
ной России. Сб. статей/Под ред. С. Н. Кистерева. М., 1997. С. 52–57.
Самая очевидная категория текстов, которые не предназначались 3
Там же. С. 218.
ни для хранения, ни для передачи информации, — это рукописные 4
Там же. С. 269.
138 В. В. Долгов Проблема функционального назначения текстов... 139

В большом количестве подобного рода тексты содержатся как в кованье его злото, и серебро, и каменье, и жьнчигъ въ 100 гривнъ,
маргиналиях, так и в примыкающим к ним по общей функциональ- а др[ево] 40 гривнъ.
ности эпиграфических надписях, например, на стенах зданий. Сход- Да не изнесеться из манастыря никогда же, яко ни продати, ни
ство функций и единство ментальных установок, в рамках которых отдаті, аще се кто преслоушаеть, изнесеть и от манастыря, да не
рождались эти тексты, привело к практически буквальному сход- боуди емоу помощникъ чьстьныи кр(е)стъ ни въ сь векъ, ни въ бо-
ству их конструкции. «Господи, помози Олексею» — надпись, сде- удщии, и да боудеть проклятъ С(вя)тою Животворящею Троицею
ланная писцом на полях переписываемого Евангелия XIV в.1 «Гос- и с(вя)тыми отци 300 и 18 семию съборъ с(вя)тыхъ от(е)ць и боуди
поди, помози рабу своему Стефану» — это уже граффито на стене емоу часть съ Июдою, иже преда Х(ри)с(т)а. Кто же дрьзнеть сътво-
Софийского собора в Новгороде2. По подсчетам А. А. Медынцевой, ри с[ие], властелинъ или князь, или пискоупъ, или игоуменья, или
из 227 надписей Новгородской Софии, за исключением 26 надписей инъ которыи любо ч(е)л(о)в(е)къ, а боуди емоу клятва си. Офроси-
неясного характера, 55 — молитвенных, 27 — это отрывки бого- нья же раба Х(ри)с(то)ва, сътяжавъши кр(е)стъ сии, прииметь
служебных текстов, 3 — поминальных, а также 104 надписей-авто- вечную жизнь съ все[м]и с[вятыми]».1
графов, половина из которых «с рисунками крестов и пояснитель- Этот текст — одновременно и предостерегающая надпись, адре-
ным текстом, заставляющими в них видеть заклинательный смысл»3. сатом которой являлись живые люди, и заклинание, от которого,
В Киевской Софии молитвенные надписи представлены в подавляю- очевидно, ожидали мистического действия. А поскольку сложно
щем большинстве4. предполагать, что возможный вор будет, совершая кражу, вчиты-
Понятно, что молитвенные и заклинательные тексты для чтения ваться в надписи, то, вероятно, мистическая функция данного тек-
людьми не предназначены. Они писались для того, чтобы просто ста является основной, хотя и не единственной.
быть и служить материальным воплощением связи с высшими си- Подобная ситуация, когда функция текста заключается не в том,
лами. чтобы передавать информацию, приводила к развитию стилей и
Несколько иной набор функций имеют надписи на предметах, форм начертания букв, отнюдь не способствующих легкому их вос-
предназначенных для церковного обихода. С одной стороны, они, приятию. Такова вязь. Традиционно считается, что основная цель
как и маргиналии/граффити, имели назначение быть «овещест- написания текста вязью — эстетическая. С этим невозможно спо-
вленной» молитвой. Но, снабжая предмет надписью, подобной над- рить. Однако нужно иметь в виду, что существует немало эстети-
писи на кресте Ефросиньи Полоцкой, заказчики и мастера могли чески совершенных стилей графики букв, не затрудняющих процесс
преследовать и иные цели. «Г(оспод)и, помози рабоу своему Лазо- чтения. В случае же с вязью мы имеем дело с графикой, трудной
рю, нареченомоу Богъши, съделавшемоу крьстъ сии црькви С(вя)- для чтения, из чего можно заключить, что в текстах, написанных
таго Спаса и Офросиньи». На боковых торцах креста по спирали в вязью, утилитарная функция не является определяющей.
два ряда помещена следующая надпись: «Въ ле[то] 6000 и 669 по- Так, вязью написано имя великого тверского князя Бориса Алек-
кладаеть Офросинья чьстьныи кр(е)стъ въ манастыри своемь въ сандровича на принадлежавшей ему кованой золотом рогатине.
ц(е)ркви С(вя)т(о)го Сп(а)са. Чьстьное древо бесценьно есть, а Понятно, что подпись на драгоценном оружии сделана не для того,
чтобы князь не перепутал свое копье с чужим (как ребенок лопатку
в детском саду), а с иной целью: очевидно, эстетической и мемори-
1
Столярова Л. В. Свод записей... С. 77.
2 1
Медынцева А. А. Грамотность в Древней Руси. По памятникам эпи- Белоруссия и Литва. Исторические судьбы Северо-Западного края.
графики Х — первой половины XIII в. М., 2000. С. 77. С Высочайшего соизволения издано при Министерстве внутренних дел
3
Там же. С. 75. П. Н. Батюшковым. С одной хромолитографией, 99 гравюрами и картой.
4
Там же. СПб., 1890. С. 41.
140 В. В. Долгов Проблема функционального назначения текстов... 141

альной. Такой же набор функций имеет надпись, идущая вдоль гелие выносят и для того, чтобы его целовать. Книга в церкви нуж-
верхней кромки подкупольного барабана колокольни Ивана Вели- на была «не столько для читания, сколько для почитания». Это очень
кого: «Изволением Святыя Троицы повелением великого государя важное обстоятельство для понимания функции книги в древне-
царя и великого князя Бориса Федоровича всея Руси самодержца русской культуре.
и сына его благоверного великого государя царевича князя Федора Функциональная нагрузка текста как элемент культуры подвер-
Борисовича всея Руси сий храм совершен и позлащен во второе ле- жена историческим изменениям. И относительно этого фактора их
то государства их 108». Сам факт затрудненности чтения должен бытования исследователи нередко совершают ту самую ошибку,
был создать особый сакральный ореол надписи. против которой в свое время предостерегал Ю. М. Лотман. «Иссле-
Отдельную разновидность надписей, не предназначенных для дователь прошлых культур сплошь и рядом поступает в этом случае
чтения, являют собой легенды русских монет периода татаро-мон- просто: тексты исторически прошедших эпох он погружает в свой
гольского ига. Легенды были, как известно, двуязычными, что по- собственный мир бытовых представлений, пользуясь этим последним
родило среди историков-дилетантов, исходящих из допущения, что как ключом для расшифровки первого. Некорректность такой мето-
если текст написан, то обязательно должен быть и прочитан, боль- дики столь же очевидна, как ее широкая распространенность»1. Осо-
шое волнение. В этом двуязычии им виделся след «Руси-Орды» бенно часто это заблуждение присутствует в работах по истории
трактуемой в духе опусов Фоменко. Между тем, совершенно оче- древнерусского права, — когда все наличные юридические тексты
видно, что даже автор арабских надписей (резчик, изготавливавший по умолчанию воспринимаются как элементы действующего законо-
штампы для монет) не понимал их смысла, а лишь воспроизводил дательства.
со случайного ордынского образца. Так и появился на монете Дмит- Впрочем, понимание того, что функциональное назначение тек-
рия Донского «текст», в котором граф И. И. Толстой увидел (с по- ста в древнерусской культуре — вещь неочевидная и требующая
мощью А. К. Маркова) имя хана Узбека1, жившего гораздо раньше. дополнительного исследования, постепенно завоевывает себе место
Современные исследователи вообще считают его набором «крако- в отечественной исторической науке. Так, например, различный
зябр», которые были призваны лишь в общих чертах имитировать культурный (а значит, и функциональный) статус правовых текстов
дизайн ордынских монет2. Таким образом, этот текст не был орга- был показан В. М. Живовым2.
низованным набором символов, но сам как целое выступал в каче- По его мнению, византийские тексты имели в древнерусской
стве символа. культуре почти исключительно «культурный» (в аксиологическом
Рассмотренные случаи касаются в основном эпиграфических над- смысле этого слова) статус. Т. е. они переписывались, в отличие от
писей. Однако сказанное об эпиграфике может быть в существенной норм русского права, не для использования в узкоутилитарном
степени распространено и на тексты в более общем смысле. смысле — в процессе судопроизводства, а по причине того, что были
Начнем с того, что в ходе православного богослужения книга элементом сакральной византийской традиции.
как целое является необходимым атрибутом, нужнейшим инвен- Точка зрения филолога, однако, оказалась практически не по-
тарем, наряду с чашами для причастия, облачением священства и нятой историками и юристами, например, вызвав весьма курьезную
пр. И даже в том случае, если священнослужитель наизусть помнит по невнятности и эмоциональности критику со стороны В. А. Ро-
произносимый текст, он все равно «читает» его по книге. Так, Еван-
1
Лотман Ю. М., Успенский Б. А. Новые аспекты изучения культуры
1
Толстой И. И. Деньги Великого князя Дмитрия Ивановича Донско- Древней Руси//Вопросы литературоведения. 1977. № 3. С. 151.
2
го. СПб., 1910. Табл. XII. Живов В. М. История русского права как лингвистическая пробле-
2
Эта точка зрения была высказана в частной беседе нумизматом С. Му- ма//Живов В. М. Разыскания в области истории и предыстории русской
рашевым. культуры. М., 2002. C. 219–225.
142 В. В. Долгов Проблема функционального назначения текстов... 143

гова и В. В. Рогова. Дуэт авторов находит у В. М. Живова «ошибки» законы, писались для того, чтобы их использовать в процессе судо-
в оценке древнерусского и церковнославянского элементов древ- производства. Тексты, происходящие из византийской книжной
нерусского правового наследия. В. А. Рогов и В. В. Рогов пишут: традиции, приобретали на Руси сакральный ореол и выстраивались
«Утверждается, что на Руси не произошло “стирания граней меж- в своеобразный «пантеон», необходимый, прежде всего, для нужд
ду местным и заимствованным византийским правом”. Это доста- духовных, для почитания, а не для реального использования, даже
точно сильно не соответствует реальности, а потому такие вещи если в породившей их среде они и выполняли вполне утилитарные
нужно доказывать, а не абстрактно утверждать»1. Кроме того, ав- функции. «Малописьменный» характер древнерусского общества
торам кажется абсурдной мысль, что нормы византийского права и все, что нам известно о реальном судопроизводстве в XI–XIV вв.
на Руси не действовали: «Ну, в самом деле, Кормчие что ли не дей- (произвол княжеских слуг и тиунов), заставляет думать, что и Рус-
ствовали?» — патетически восклицают авторы2. ская Правда как писаный свод была создана не для целей непосред-
Не ясно, почему и зачем нужно доказывать «вещи», которые ственного использования в судебном процессе (право все еще не
«довольно сильно не соответствуют реальности», но совершенно нуждалось в письменной фиксации), а как русской аналог знако-
понятно, что и с языковой, и с содержательной стороны византий- вых византийских «законных» текстов. Создание Русской Правды
ские правовые тексты авторам совершенно не известны. Никаких типологически близко созданию русских летописей по примеру
следов знакомства с церковнославянскими (или, тем более, гре- византийских хроник и канонизации первых русских святых, попол-
ческими) текстами в книге нет. Хотя тематика вроде бы заявлена нивших ряды православных греческих святых. Создание письмен-
весьма к тому располагающая. ного свода следует рассматривать как составную часть духовной и
Между тем, вопрос об использовании византийских церковно- идеологической работы по формированию образа Руси как великой
славянских юридических сборников неоднократно обсуждалась в православной державы, поскольку наличие писаного закона было
отечественной науке. Вопрос, в общем-то, можно считать решен- важным элементом образа христианского государства.
ным. М. И. Бенеманский в своем исследовании, посвященном судь- Сказанное о Русской Правде можно распространить и на более
бе Прохирона в русском церковном и светском законодательстве, поздние времена.
уделил специальное внимание тому, насколько византийские нор- Не изменявшиеся на протяжении столетий формы бытования в
мы были жизненны на Руси. При анализе он использовал широчай- русской книжной традиции переводных византийских памятников
ший круг источников. Вывод ученого вполне однозначен: византий- права (Прохирона, Эклоги), Русской Правды и Судебника 1497 г.
ские реалии настолько сильно отличались от древнерусских, что наталкивают на мысль, что использование в процессе судопроизвод-
существенная часть статей долгое время оставались в русском ства могло быть не единственной и даже не главной целью их созда-
праве «мертвым материалом»3, не находя никакого практического ния. Некий «свод законов» мог быть нужен для того, чтобы просто
применения. Чуждыми были брачные традиции, имущественные быть. Выполнять функцию сакрального символа законности и, в
взаимоотношения и многое другое. лучшем случае, являться материалом для назидательного чтения.
Очевидно, современным историкам-юристам еще предстоит ос- При этом нужно понимать, что цель написания текста может
воиться с мыслью, что не все древнерусские тексты, содержащие весьма существенно отличаться от той функциональной нагрузки,
которую текст будет нести на протяжении всей истории своего су-
1
Рогов В. А., Рогов В. В. Древнерусская правовая терминология в от- ществования. Так, текст Русской Правды, вне зависимости от того,
ношении к теории права. Очерки IX — середины XVII вв. М., 2006. С. 21. был ли он создан с практической целью, как считает большинство
2
Там же. С. 22. исследователей, или с сугубо символической, как считает автор
3
Бенеманский М. И. Закон градский. Значение его в русском праве.
М., 1917. С. 116. данной статьи, на протяжении столетий использовался в совершен-
144 В. В. Долгов Проблема функционального назначения текстов... 145

но ином качестве. Текст входил в состав правовых сборников, по- исключительно в символическом ключе. Писаный кодекс нужен
добных «Мерилу праведному», которые были популярны вплоть до был не столько для практической работы как таковой, сколько как
XVI в., когда действовали уже совершенно иные нормы закона1. материальное воплощение «духа правосудия», как «священный
Для чего же, в таком случае, было составлено это «Мерило»? предмет».
Ключ к пониманию его назначения дает первая, «нравоучительная» Это, конечно, не означает, что юридические сборники не имели
часть сборника. Собственно, на самом деле сборник вовсе не делит- никакой связи с реальной жизнью. Добросовестный и образованный
ся на две части — «нравоучительную» и «практическую». Он весь, судья, готовясь к исполнению своих обязанностей, очевидно, читал
целиком предназначен для нравоучительного, духовного чтения. сборники, подобные рассмотренному «Мерилу», проникался их ду-
Книжник собрал все, что касалось вопросов правосудия, из всех хом, что-то, наверно, запоминал, но выносил решение не по букве
доступных ему источников. Тексты Эклоги, Прохирона, Русской закона (что было бы невозможно в виду противоречивости содер-
Правды помещены в нем на тех же правах, что цитаты из Библии, жащихся там норм), а исключительно по внутреннему убеждению.
летописей и т. д. Весьма интересная «картина из жизни» княжеского правосудия
О том, что функционально сборник однороден, можно заключить дана в одном из немногих оригинальных русских текстов, вошедших
и по состоянию самой рукописи: степень «зачитанности» ее стра- в состав «Мерила праведного», — «Наказании» Симеона, еписко-
ниц совершенно не меняется от фрагмента к фрагменту. Т. е. книгу па Тверского. По своему характеру это повествование напоминает
читали от начала до конца, а не использовали в качестве практиче- «экземплы» (example), популярные в западноевропейской учитель-
ского пособия (в этом случае страницы с текстом, скажем, Русской ной литературе. Сам епископ выступает в нем не в качестве автора,
Правды хранили бы следы более интенсивного использования). а как персонаж, сказавший меткое слово на княжеском пиру.
Механизмы работы с правовыми текстами существенно отли- «Костянтинъ князь полотьский, нарицяемый безрукий, оу собе
чался от современного, и для понимания этого нужно учесть сле- в пиру, хотя оукорити тивуна своего не о чемъ, рече пискупу пред
дующие обстоятельства. всеми:
Во-первых, судопроизводство осуществлялось в условиях не- — Владыко, кде бытии тивуну на овемь свете?
грамотности подавляющего большинства населения и недоступ- Семенъ пискупъ отвечалъ:
ности книги, т. е. возможность проверить соответствие принятого — Кде и князю.
решения писаному закону практически отсутствовала. Князь же, не оулюбивъ того, молвитъ пискупу:
Во-вторых, в качестве судей выступали князья, бояре или кня- — Тиоунъ неправду судит, мзду емлетъ, люди продаетъ, мучитъ,
жеские тиуны, само положение которых вряд ли оставляло возмож- лихое все деетъ, а язъ что дею?
ность как-либо контролировать их деятельность и оспаривать ре- И рече пискуп:
шения. — [Яко тиун], тако и князь, давъ волость лиху человеку губити
В-третьих, обилие рукописей с законами, не имеющими большей люди, князь во адъ, и тиун с ним во ад»1.
частью утилитарного значения, заставляет искать иные резоны в Очевидно, мудрая отповедь епископа первоначально бытовала
их создании. Конструкция известных сборников показывает его в качестве устного анекдота и была записана безвестным состави-
исключительно духовное, символическое, идеологическое и нраво- телем «Мерила» наряду с другими нравоучительными текстами,
учительное назначение. «Книга с законами» воспринималась почти помещенными в первой части сборника.
1
Подробнее см.: Долгов В. В. Функции юридических текстов в Древ-
1
ней Руси (на примере «Мерила праведного»)//Вопросы истории. 2013. Правда Русская/Ред. Б. Д. Греков. Т. 1. Тексты. М.; Л., 1940, С. 97.
№ 10. (Конъектура и знаки препинания в диалоге мои. — В. Д.)
146 В. В. Долгов

Сложно предположить, чтобы княжеский тиун (фигура, види-


мо, типичная), подобный тому, что изображен в «Наказании» Симео-
на, — тиун, который «неправду судит, мзду емлетъ, люди продаетъ,
мучитъ, лихое все деетъ», утруждал себя каким бы то ни было чте-
нием. Дела решались в русле вольно трактуемого обычного права,
роль которого (даже в эпоху казалось бы полной кодификации) оста- А. В. СИРЕНОВ
валась все-таки весьма значительной. Следовательно, «книга с за-
конами» воспринималась в Древней Руси подобно тому, как вос-
принималось Евангелие в церковном обиходе: оно стало, наряду с
другим церковным инвентарем, символом православия, а «книга с
О ВРЕМЕНИ СОЗДАНИЯ
законами» (подобная «Мерилу») — одним из символов правосудия. ЛЕТОПИСЦА ВЛАДИМИРСКОГО
УСПЕНСКОГО СОБОРА* 1

Традиция древнерусского летописания была весьма разнообраз-


ной, и помимо обширных летописей включала в себя краткие лето-
писцы и выборки летописных известий, сгруппированные по хро-
нологическому, тематическому или иному принципу. Такие краткие
летописцы представляют значительную трудность для исследова-
ния, поскольку зачастую в нашем распоряжении мало данных для
их датировки и атрибуции. И все же их изучение актуально, по-
скольку они в большинстве случаев составлялись единовременно
и одним автором, и их изучение позволяет пролить свет на принципы
и организацию работ по созданию летописей.
Существует несколько памятников летописания, имеющих на-
звания, сходные с Летописцем владимирского Успенского собора.
Во-первых, это гипотетическая летопись, которая, по мнению ис-
следователей, велась во второй половине XII в. клириками Успен-
ского собора г. Владимира. Ее известия отражены в летописных
сводах Северо-Восточной Руси XII–XIV вв. (летописях Радзивил-
ловской, Лаврентьевской, Летописца Переяславля Суздальского
и др.) и ряде других летописей. Во-вторых, Владимирским летопис-
цем называют памятник общерусского летописания XVI в. Осно-
* Исследование проведено при поддержке гранта Президента РФ для
государственной поддержки молодых российских ученых — докторов
наук МД–5576.2013.6.
148 А. В. Сиренов О времени создания Летописца... 149

ванием для этого стал факт пребывания древнейшей рукописи Ле- лавры А-79, л. 1). Известны еще четыре сборника такого же состава:
тописца в XVII в. в библиотеке владимирского Рождественского БАН, 4.3.191; РНБ, собр. П. Н. Тиханова 789; РГБ, ф. 178 (Музейное
монастыря. Наконец, Летописец владимирского Успенского собо- собр.) 10959 (старый шифр М 5721); РГБ, ф. 299 (собр. Н. С. Ти-
ра — название летописной компиляции, составленной на основе хонравова) 46. Рукописи собр. Александро-Невской лавры А-79 и
Воскресенской летописи, известия которой посвящены деятель- БАН, 4.3.19 близки кодикологически — они написаны на одной
ности лиц, погребенных в Успенском соборе. Рассмотрению этого бумаге и имеют общие почерки, а также одинаковое тиснение на
летописного памятника и посвящена настоящая статья. переплете. И все же только в рукописи собр. Александро-Невской
Летописец владимирского Успенского собора опубликован лавры А-79 содержится Летописец владимирского Успенского со-
А. А. Шиловым по трем спискам конца XVII–XVIII вв., которые бора. Его нет и в списке Степенной книги, послужившей источ-
исследователь обнаружил в рукописных собраниях Археографиче- ником для рассматриваемой подборки. Это рукопись РГБ, ф. 178
ской комиссии и Библиотеки Академии наук (ныне БАН, 45.12.91, (Музейное собр.) 4288, она написана в 7178 (1670 г.) по заказу
16.16.27 и СПбИИ РАН, колл. 11 (собр. Археографической комис- подьячего Разрядного приказа Ф. Ф. Постникова-Парфеньева и
сии) 46)1. В настоящее время нам известно еще четыре списка Ле- вложена им в Успенский собор г. Владимира2.
тописца второй половины XVII — начала XVIII вв.: БАН, 34.8.3; Таким образом, в настоящее время известны восемь списков
РНБ, собр. М. П. Погодина 1565; ГИМ, собр. Е. В. Барсова 1837; Летописца владимирского Успенского собора (не считая копии,
РГБ, ф. 722 (собр. рукописных книг) 412. Для А. А. Титова в конце сделанной для А. А. Титова). К сожалению, текст Летописца в ру-
XIX — начале XX вв. была сделана копия со списка Барс. 1837 — кописи собр. Александро-Невской лавры А-79 столь сильно сокра-
РНБ, собр. А. А. Титова 774. щен, что приходится исключить его из дальнейшего рассмотрения
Сокращение Летописца встречаем в рукописи РНБ, собр. Алек- списков Летописца. Самым ранним следует считать список БАН,
сандро-Невской лавры А-79. Она представляет собой сборник ис- 34.8.3, который датируется третьей четвертью XVII в. После каждой
торических текстов, переписанный при владимирском Успенском статьи Летописца произведен расчет лет до 7163 г., т. е. с 1 сентября
соборе в 30-е гг. XVIII в. Ядром сборника является подборка вы- 1654 г. до 31 августа 1655 г. Этим периодом и следует датировать
писок из рукописной Степенной книги, хранившейся в конце XVII– протограф списка БАН 34.8.33.
XVIII вв. в Успенском соборе, о чем свидетельствует заглавие этой Летописец состоит из четырех частей. Первая — выборка из
подборки: «История сии есть летописец, выбрано вкратце из Сте- Воскресенской летописи, посвященная основным событиям исто-
пенные книги, которая имеется бысть в Володимере в Успенском рии Владимира от его основания в конце X в. до времени митропо-
соборе, писанная в лето 7177» (РНБ, собр. Александро-Невской лита Петра (1325 г.).
1
Шилов А. А. Описание рукописей, содержащих летописные тексты.
1
Вып. 1//Летопись занятий Археографической комиссии. СПб., 1910. Описание рукописи см.: Описание рукописного отдела БАН СССР.
Вып. 22. С. 25, 35–68. А. А. Шилов пытался опубликовать свою статью о М.; Л., 1959. Т. 1. Вып. 1 (Хронографы, летописи, Степенные, родослов-
новонайденном памятнике в Трудах Владимирской ученой архивной ко- ные, разрядные книги)/Сост. В. Ф. Покровская, А. И. Копанев, М. В. Ку-
миссии и писал об этом владимирскому краеведу А. В. Смирнову, но эта кушкина, М. Н. Мурзанова. Изд. 2-е, дополн. С. 528–530.
2
публикация не состоялась. См. письмо А. В. Смирнова к Б. Л. Модзалев- Описание рукописи см.: Сиренов А. В. Научное описание выявлен-
скому от 09.11.1907 г. (Ежегодник Рукописного отдела Пушкинского До- ных списков Степенной книги//Степенная книга по древнейшим спис-
ма на 1996 г. Борис Львович Модзалевский. Материалы к научной био- кам. М., 2007. Т. 1. С. 78–79.
3
графии. СПб., 2001. С. 134). По-видимому, к этой же традиции относится список РГБ, ф. 722, № 41,
2
Описание рукописи см.: Записки Отдела рукописей. М., 1979. Вып. 40. поскольку в нем также приведен счет лет, но до 1694 г., каковым временем,
С. 139–140. можно думать, и датируется данный список.
150 А. В. Сиренов О времени создания Летописца... 151

Вторая статья Летописца — родословие русских князей от Рю- В первой статье Летописца присутствуют переклички с третьей
рика до Ярослава Всеволодовича (в некоторых списках она продол- (опись гробниц) и четвертой (роспись панихид) статьями. Так, при
жена до царя Федора Ивановича). Третья статья представляет собой описании кончины и погребения сына Андрея Боголюбского князя
описание гробниц князей и епископов, погребенных в соборах г. Мстислава в Летописце приведены данные о состоянии погребений
Владимира. Четвертая статья — перечень панихид владимирским его братьев: «Да в той же соборной церкви Пресвятые Богородицы
князьям, начинающийся со ссылки на указ Ивана Грозного: «По указу з братьями своими з благоверными князи со Мстиславом и Изя-
царя и великаго князя Ивана Васильевича…». славом Андреевичи опочивает в одной гробнице третей сын благо-
Летописец имеет заглавие «Выписано из летописи, в которое лето вернаго великаго князя Андрея Георгиевича Боголюбского благо-
прииде благоверный великий князь Владимир Святославич Киевский верный князь Глеб Андреевичь». Упоминая о гибели семьи князя
в Залесскую землю Суждальскую и постави град во свое имя Воло- Георгия Всеволодовича при осаде Батыем Владимира, Летописец
димерь, и церковь соборную, и люди крести, и которые благоверные приводит имена дочери князя и его снох, которые имеются только
и великие князи и благоверные и великие княгини и их дети в Во- в росписи панихид.
лодимире в соборной церкви опочивают и кто в какое лето престави- Итак, самой вариативной статьей Летописца является опись
ся, и то писано в сих книгах». гробниц. Все списки Летописца можно разделить на три группы,
Первая статья Летописца, выборка из летописи, содержит 31 по- исходя из особенностей текста описи. Первая группа представлена
годное известие, 13 из которых повествуют о смерти и погребении в списками, в составе которых опись гробниц не упоминает о перене-
Успенском соборе представителей княжеского семейства и епископов. сении мощей князя Георгия Всеволодовича, состоявшемся в 1646 г.:
Остальные известия посвящены деятельности этих лиц, а также не- БАН. 34.8.3, РГБ, ф. 722, № 41 и ГИМ, собр. Барсова 1473. Отсюда
которым эпизодам из истории г. Владимира и Успенского собора, т. е. можно заключить, что опись составлена до 1646 г. Ко второй груп-
они представляют собой своеобразный исторический комментарий к пе можно отнести список конца XVII в. БАН 16.16.27, описывающий
деятельности погребенных в Успенском соборе лиц. Вторая статья гробницу Георгия Всеволодовича уже на новом месте, в центре со-
Летописца, родословие, позволяет определить место каждого из по- бора, но не знающий еще о перенесении мощей Андрея Боголюб-
гребенных князей в генеалогии Рюриковичей. Четвертая статья, рос- ского и Глеба Андреевича, которое случилось в 1701 г. Кроме того,
пись панихид, также имеет отношение к описям гробниц. В описи в этом тексте упоминается «сребропозлащенная» рака Александра
владимирских гробниц XVIII в. БАН. 34.4.27 среди источников указа- Невского, установленная в 1697 г. Следовательно, эта опись может
ны «панихидные по родительским субботам книжицы» (л. 1). По всей датироваться временем между 1697 и 1701 гг. Списки третьей груп-
вероятности, так называемый Летописец владимирского Успенского пы — СПбИИ РАН, колл. 11, № 46, БАН. 95.12.91 и ГИМ, собр.
собора представляет собой опись владимирских гробниц, сопровожден- Барсова 1837, датирующиеся XVIII в., описывают все гробницы на
ную различными материалами. Такой прием был типичным для описей новых местах. Опись в их составе может быть датирована XVIII в.,
XVII в. Например, опись владимирских гробниц, дошедшая в списке а именно временем после 1701 г. и даже после 1711 г., так как в этом
40-х гг. XVII в. РНБ, собр. ОЛДП О–5, предварена статьей летописно- году останки Авраамия Болгарского перенесены из придела в собор
го характера об истории Владимира XII в. Опись псковских гробниц в Княгинина монастыря1, где они и описываются в третьей группе
списке середины XVII в. РНБ, собр. М. П. Погодина 1563, начинается списков. Текст описи владимирских гробниц, заимствованный из
с тропаря и кондака Евфросину Псковскому, гробница которого упо- третьей редакции Летописца, помещен в сборнике, составленном
минается в описи. Опись владимирских гробниц XVIII в. БАН 34.4.27 1
сопровождена текстами житий, надгробных надписей, а также грамо- Тихонравов Н. К. Княгинин Успенский девичий монастырь во Вла-
димире Клязменском//Владимирский историко-статистический сборник.
тами, в которых упоминаются погребенные князья и епископы. Владимир, 1869. Отделение 2. № 8. С. 17.
152 А. В. Сиренов О времени создания Летописца... 153

в конце XVII в. Димитрием Ростовским (ГИМ, Синодальное собр. нает «мощи неведомо чьи»1. Опись в составе Летописца называет
858, л. 108–110). их мощами княгини Александры. Погребение княгини Александры
Выделенные три вида текста Летописца можно назвать редак- упомянуто при описании некрополя Княгинина монастыря в Сте-
циями, поскольку изменения в текст описей вносились осознанно. пенной книге2, поэтому очевидно, что его атрибуция состоялась не
Причем можно утверждать, что третья редакция восходит непо- позднее середины XVI в.
средственно к первой, а вторая представляет собой особый текст. Таким образом, опись гробниц, включенная в состав Летописца,
В ней отсутствуют свидетельства о переложении мощей дочери была составлена в первой половине XVI в. Четвертая статья Лето-
Александра Невского Евдокии и жены Всеволода III Марии Швар- писца, Выписка о панихидах, начинается со слов «По государеву
новны в новые гробницы. Эти описания вполне самостоятельны, цареву и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии указу…»3,
имеют вид вставок и были, по всей видимости, созданы позже ос- что позволяет датировать ее временем не ранее 1547 г. Правда, чет-
новного текста1. Приведенные вставки о ветхости древних гробниц вертая статья могла изначально не входить в состав Летописца. Она
Княгинина монастыря подтверждают предположение исследова- имеет явно выраженный местный владимирский характер, являясь
телей о запустении монастыря в XIV–XV вв.2 Переложение мощей выпиской из внутрицерковных документов Успенского собора, на-
можно предположительно связывать с постройкой нового мона- пример, панихидных книг. Первые же три статьи Летописца вполне
стырского собора в первой половине XVI в. Отсутствие вставок о могли быть составлены и в Москве (опись гробниц — разумеется, по
ветхости гробниц в списке БАН 16.16.27 позволяет предположить, владимирским материалам).
что опись гробниц в его составе восходит не к описи Летописца На московское происхождение Летописца указывает его первая
первой редакции, а к более ранней описи. Ее текст содержится в статья, т. е. собственно летописная подборка. Еще А. А. Шилов опре-
рукописи второй половины 40-х гг. XVII в. — в сборнике казначея делил, что ее источником является Воскресенская летопись, и оха-
Троице-Сергиева монастыря Симона Азарьина (РГБ, ф. 304 (собр. рактеризовал ее как выписки из Воскресенской летописи за годы
Троице-Сергиевой лавры 810), л. 1–6)3. Текст этой описи составлен 6498, 6523, 6666, 6668, 6672, 6674, 6681, 6683, 6684, 6685, 6691, 6693,
после 1645 г., так как упоминает перенесение мощей князя Георгия 6696, 6697, 6699, 6704, 6705, 6708, 6720, 6726, 6745, 6754, 6791, 6807,
Всеволодовича, но, по-видимому, восходит к более раннему тексту, 6808, 6816, 6817, 68344. В списках третьей редакции имеется еще
чем опись в составе Летописца. Описывая погребения Княгинина известие о преставлении епископа Серапиона5, но оно датировано
монастыря, опись из собрания Троице-Сергиевой лавры 810 упоми- со значительной ошибкой — 6724 г. вместо 6783 г., поэтому данное
известие можно считать поздней вставкой.
Обращает на себя внимание еще одно известие, помещенное в
1
Сиренов А. В. Описание древнерусских некрополей в рукописях Летописце с нарушением общей хронологии, — о строительстве
XVI–XVII вв.//Российская археология. 2011. № 1. С. 120–124. Москвы Юрием Долгоруким в 6666 г. Это известие расположено
2
См. об этом: Воронин Н. Н. Зодчество Северо-Восточной Руси. М.,
1961. Т. 1. XII столетие. С. 441.
3 1
Этот текст неоднократно публиковался обнаружившим его архиман- См.: РГБ. Ф. 304. № 810. Л. 5.
2
дритом Леонидом (Кавелиным), см.: Владимирские епархиальные ведо- См. об этом: Сиренов А. В. Источники XVI в. о браках Александра
мости. 1885. № 4. Часть неофициальная. С. 106–110; Русская старина. Невского//Александр Невский и Ледовое побоище: Материалы научной
1888. Июль; Виноградов А. И. История владимирского кафедрального конференции, посвященной 770-летию Ледового побоища. СПб., 2014.
Успенского собора. Изд. 3-е. Владимир, 1905. Прил. С. 66–68. Текст опи- С. 44–52.
3
сания владимирских гробниц из этой рукописи цитировал Е. Е. Голубин- Шилов А. А. Описание рукописей… С. 65.
4
ский (Голубинский Е. Е. История канонизации святых в Русской церкви. Там же. С. 36.
5
М., 1903. С. 62). Там же. С. 59, прим. 4.
154 А. В. Сиренов О времени создания Летописца... 155

после известия 6668 г. и до известия 6672 г. Оно отсутствует в тексте (6699) г. является наиболее вероятной датой строительства Дмитри-
Воскресенской летописи. Нет в ней и известия 6696 г. о перестройке евского собора1.
Всеволодом III Успенского собора во Владимире, а также известия Перечисленные избыточные известия Летописца в настоящее
6699 г. о строительстве во Владимире Дмитриевского собора. В ста- время невозможно оценить с точки зрения достоверности. Можно
тье 6708 г. сказано об освящении Успенского собора Княгинина мо- говорить только об их правдоподобности. Однако следует иметь в
настыря епископом Иоанном. Этого также нет в тексте Воскресен- виду, что ценность избыточных известий зависит от датировки Ле-
ской летописи. В статье 6754 г. Летописец сообщает о погребении тописца и определения места его создания. В самом деле, если Лето-
князя Ярослава Всеволодовича в Успенском соборе — Воскресенская писец был составлен во Владимире в XVII в., то нам известен его
летопись говорит только о его смерти. Таким образом, первая статья непосредственный источник. В Рождественском монастыре в то
Летописца содержит известия, не восходящие к тексту Воскресен- время хранился список Воскресенской летописи (ныне ГИМ, Сино-
ской летописи. дальное собр. 144), вложенный туда в 1590 г. В его тексте рассматри-
Основная цель составления рассматриваемой летописной под- ваемые избыточные известия отсутствуют. Они вполне могли быть
борки — сообщить информацию о погребенных в Успенском соборе вымышлены владимирским книжником, который воочию был знаком
лицах. Поэтому большинство известий касаются факта смерти и по- со свинцовой кровлей Успенского собора (ее остатки сохранялись
гребения князей и епископов. Попутно сообщается информация о до второй половины XIX в.), понимал значение Дмитриевского собо-
других событиях из истории Северо-Восточной Руси. Обратим вни- ра как уникального памятника архитектуры и скульптуры, и пр. Иное
мание на то обстоятельство, что избыточные по сравнению с Вос- дело, если Летописец был составлен в XVI в. В то время во Владими-
кресенской летописью известия по преимуществу посвящены не ре текста Воскресенской летописи не было (до 1590 г.). В московских
главной, а второстепенной теме Летописца. Ни одно из них (кроме же по происхождению рукописях отразились различные этапы со-
известия о погребении князя Ярослава Всеволодовича) не сообщает ставления Воскресенской летописи. Важно определить, к какому
о погребениях в соборе. Таким образом, сообщаемая в них информа- именно этапу восходит текст Летописца. Окончательно текст лето-
ция для составителя Летописца не была обязательной. При этом писи сформировался к 40-м гг. XVI в. Этим временем датируются ее
избыточные известия вполне согласуются с нашими представле- ранние списки. В более раннее время, в 20–30-е гг. XVI в., Воскре-
ниями об истории Руси XII в. Так, известие о строительстве Москвы сенская летопись также существовала, но ее состав нам до конца не
читается в Тверском сборнике, но датируется оно 6664 г.1, что и по- ясен, поскольку известны только краткие летописцы, восходящие к
нятно — ведь в 6665 г., по свидетельству большинства летописей, ранней редакции Воскресенской летописи. Несомненно одно — ра-
Юрий Долгорукий умер. Для нас важно отметить, что такое известие боты по составлению и редактированию Воскресенской летописи
русские летописи XVI в. знают. О перестройке Всеволодом III Успен- велись в Москве. Если предположить, что рассматриваемый Лето-
ского собора летописи сообщают под 6697 г., когда упоминают о его писец был создан в первой половине XVI в., то происхождение его
освящении. Очевидно, строительные работы проходили в предше- уникальных известий следует объяснять не фантазированием мест-
ствующем 6696 г., как и сообщает Летописец. В его тексте зафикси- ного книжника. Вероятность древнего происхождения, по крайней
рована одна деталь, о которой не упоминают другие летописи, — мере, некоторых из них в таком случае возрастает.
перестроенный Успенский собор с позолоченными куполами имел Итак, большинство известий Летописца точно и дословно сле-
свинцовую крышу. Наконец, Летописец сообщает о строительстве дует Воскресенской летописи. Но в этом ряду есть и исключения. Так,
в 6699 г. Дмитриевского собора. По мнению Т. П. Тимофеевой, 1191
1
Тимофеева Т. П. К уточнению даты Дмитриевского собора//Дмит-
1
ПСРЛ. Т. 15. СПб., 1863. Стб. 225. риевский собор во Владимире: к 800-летию создания. М., 1997. С. 38–41.
156 А. В. Сиренов О времени создания Летописца... 157

в статье 6699 г. о заложении во Владимире собора Рождественского Приложение


монастыря указана дата 22 августа, а не 23 августа, как в Воскресен-
ской летописи1. Эта же дата, 22 августа, читается в источнике Вос- Летописная подборка Летописца владимирского
кресенской летописи — Московском своде конца XV в.2 Гибель семьи
владимирского князя Георгия Всеволодовича при нашествии Ба- Успенского собора по древнейшему списку
тыя в Воскресенской летописи датируется 6746 г.3, а в ее источнике, БАН 34.8.3.
Московском своде конца XV в., и в рассматриваемом Летописце —
6745 г.4 В статье 6807 г. о переезде митрополита Максима из Киева (л. 183)
во Владимир в Летописце указана причина этого события — митро- Выписано из лhтописи, в которое лето прииде
полит «не возмог терпети в Киеве насилия татарского». В Воскресен- благовhрный великий князь Владимиръ Святославичь
ской летописи другая формулировка: «не тръпя»5. Такое же, как в Киевский в Залhскую землю в Суждальскую и постави
Летописце Успенского собора чтение встречаем в летописцах Ми- градъ во свое имя Володимиръ и церковъ соборную и люди
хаила Медоварцева, составленных на основе первоначальной редак- крести. И которые благовhрные великие князи и
ции Воскресенской летописи и ее источников6. В одном Медоварцев- благовhрные великие княгини и ихъ дhти в Володимере
ском летописце (ГИМ, Синодальное собр. 939) читается «не възмог в соборной церкви опочиваютъ, и кто в которое лhто
тръпети» (л. 54), а в другом (БАН, Арх. Д. 193) — «не възмог терпети» преставися, и то писано въ сихъ книгахъ.//(л. 183 об.)
(л. 452).
Таким образом, Летописец владимирского Успенского собора В лѣто 6498-е прииде князь великий Владимеръ в Залѣскую зем-
оказывается близок не только к последней редакции Воскресенской лю в Суждалскую и постави градъ во свое имя Володимерь и церковъ
летописи, но и к более раннему этапу в истории ее текста, а также к соборную деревяную постави, и люди крести, и иде в Киевъ, и пре-
ее источникам. Все это позволяет предположить, что Летописец ставися въ лѣто 6523-е. И отъ лѣта 6498-го по лѣто 7163-го году 664
владимирского Успенского собора был составлен в первой половине годъ.
XVI в. и, по-видимому, не во Владимире, а в Москве. В лѣто 6666-е благовѣрный великий князь Андрѣй Юрьевичь Бого-
В приложении публикуем текст летописной подборки Летописца любской заложи церковъ в Володимере святую Богородицу Успения//
владимирского Успенского собора по наиболее раннему списку БАН (л. 184) каменну объ единомъ версѣ апрѣля во 8 день на память свя-
34.8.3, который датируется третьей четвертью XVII в. таго апостола Иродиона во вторникъ, и давъ ей много имѣния и слобо-
ды и с куплею и з даньми, и села лутшая, и десятое въ стадѣхъ своихъ,
и торгъ десятый. Тогда и городъ больший Володимеръ заложи.
Совершена бысть церкви святая Богородица в Володимере бла-
говѣрнымъ княземъ Андрѣемъ Юрьевичемъ, и верхъ ея позлати. По
вѣре же его и по тщанию к святѣй Богородицѣ приведе ему Богъ изо
всѣхъ//(л. 184 об.) земель мастеры, и украси ю дивно паче иныхъ
1
ПСРЛ. Т. 7. СПб., 1856. С. 101. церквей многоразличными иконами и драгимъ каменьемъ бесъ числа
2
ПСРЛ. Т. 25. М.; Л., 1949. С. 95. и сосуды церковными в лѣто 6668-го. До лѣта 7163-го 494 годъ.
3
ПСРЛ. Т. 7. С. 130. А древяная соборная церковь поставлена великимъ княземъ Вла-
4
ПСРЛ. Т. 25. С. 126. димеромъ до каменные церкви, юже созда благовѣрный великий
5
ПСРЛ. Т. 7. С. 182.
6
Клосс Б. М. Предисловие к изданию 2000 г.//ПСРЛ. М., 2001. Т. 7. князь Андрѣй Боголюбской, за 168 лѣтъ.//(л. 185)
158 А. В. Сиренов О времени создания Летописца... 159

Того ж лѣта 6666-го постави градъ Москву великий князь Юрий то все згорѣ: паникадила серебреное и сосуды златые и сребреные, и
Владимеровичь Долгорукий. порты златомъ шиты и жемчюгомъ саженые, и чюдныя иконы златом
В лѣто 6672-е сентября въ 28 день преставися благовѣрный князь кованые с камениемъ драгимъ и жемчюгомъ великимъ, им же нѣсть
Изяславъ, сынъ великого князя Андрѣя Боголюбского, и положенъ числа. Богу бо попустившу грѣхъ ради нашихъ и умъ отъ человѣкъ отъ-
бысть в церкви святыя Богородицы в Володимере. И отъ лѣта 6672-го емшу. Вымыкоша бо все//(л. 188) то вонъ изъ церкви и ис терема: ка-
до лѣта 7163-го 405 лѣтъ. зенные книги и паволоки, и потири церковные, иже вношаху на празни-
В лѣто 6674-е преставися благовѣрный князь Ярославъ Юрье- ки — все то огнь взя, иже числа нѣсть, колико бѣ. Се же все содѣяся за
вичь,//(л. 185 об.) братъ благовѣрнаго князя Андрѣя Боголюбскаго, грѣхи наша. И отъ лѣта 6693-го до лѣта 7163-го 469 лѣтъ.
и положенъ бысть в церкви святые Богородицы в Володимере. И отъ В лѣто 6696-е [пристави]1 князь великий Дмитрей Всеволодъ
лѣта 6674-го до лѣта 7163-го 488 лѣтъ. Юрьевичь в Володимере к церкви Пречистые Богородицы 4 верхи и по-
Въ лѣто 6681-е преставися благовѣрный Мстиславъ Андрѣевичь злати ихъ, и всю покры свинцомъ. И отъ лѣта 6696-го до лѣта 7163-го
марта въ 28 день и положенъ бысть в церкви святые Богородица в 466 лѣтъ.//(л. 188 об.)
Володимере. И отъ лѣта 6681-го до лѣта 7163-го 476 лѣтъ и 5 мѣ- В лѣто 6697-го преставися Лука епископъ Ростовский и Володи-
сяцъ.//(л. 186) Да въ той же соборной церкви Пресвятые Богоро- мерский и положенъ бысть в церкви святые Богородицы в Володи-
дицы з братьями своими з благовѣрными князи со Мстиславомъ и мере. И отъ лѣта 6697-го до лѣта 7163-го 465 лѣтъ.
Изяславомъ Андрѣевичи опочиваетъ в одной гробнице третей сынъ В лѣто 6699-е заложи князь великий Дмитрей Всеволодъ церковь
благовѣрнаго великаго князя Андрѣя Георгиевича Боголюбского каменну в Володимере Рожество Пресвятые Богородицы августа в
благовѣрный князь Глѣбъ Андрѣевичь. 22 день.//(л. 189)
В лѣто 6683-е июня въ 29 день на память святыхъ верховныхъ Того же лѣта постави на своемъ дворѣ церковъ камену великого
апостолъ Петра и Павла убиенъ бысть благовѣрный великий князь Христова мученика Димитрия и верх его позлати. И отъ лѣта 6699-го
Андрѣй Юрьевичь Боголюбской отъ своихъ бояръ//(л. 186 об.) до лѣта 7163-го 463 годъ.
Кучковичь, и положено бысть тѣло его в Пречистой Богородицы в Въ лѣто 6704-е блаженный епископъ Иваннъ заложи в Володи-
Володимере Златоверхой, юже самъ созда. И отъ лѣта 6683-го до лѣта мере на вратехъ церковъ2 камену во имя Иоакима и Анны мая въ 1
7163-го 479 лѣтъ. день. И отъ лѣта 6704-го до лѣта 7163-го 460 лѣтъ.//(л. 189 об.)
Въ лѣто 6684-е князь великий Михалко поби Кучковичь и Рости- В лѣто 6705-е священна бысть церковъ въ Володимере Рожество
славичевъ, племянниковъ своихъ, и сѣде на столѣ в Володимере. Пресвятыя Богородицы октября въ 27 день, юже созда великий князь
Въ лѣто 6685 преставися великий князь Михалко Юрьевичь и Дмитрей Всеволодъ.
положенъ бысть в церкви святѣй Богородицы//(л. 187) въ Володи- Тогда же священна бысть церкви на вратѣхъ Иоакимъ и Анна де-
мере, иже постави братъ его благовѣрный князь Андрѣй. И отъ лѣта кабря въ 27 день, юже созда епископъ Иваннъ.
6685-го до лѣта 7163-го 477 лѣтъ. Тое же зимы принесена бысть доска изъ Селуни святаго Димитрия
В лѣто 6691-е великий князь Дмитрей Всеволодъ идя на болгары гробная генваря въ 10 день. И отъ лѣта 6705-го до лѣта 7163-го 457
и победи ихъ, а Изяслава, сыновца его, подъ градомъ пострелиша, и лѣтъ.//(л. 190)
умре, и положенъ бысть в церкви святей Богородицы в Володимере. Въ лѣто 6708-го июля въ 15 день заложи князь великий Димитрий
И отъ лѣта 6691-го до лѣта 7163-го 471 годъ.//(л. 187 об.) Всеволодъ церковъ каменну Успения святые Богородицы в монастырѣ
Въ лѣто 6693-е бысть пожаръ великъ во граде Владимере апреля въ
18день,погорѣломалоневесьградъ,церквейзгорѣлочисломъ32.Загорѣ 1
В рукописи преставися.
жесясверхуисоборнаяцерковьЗлатоверхая,ичтонибѣвнейузорочия, 2
Далее в рукописи вторично церковъ.
160 А. В. Сиренов О времени создания Летописца... 161

Княгин[и]не1 при епископе Иванне. Того же лѣта и священа бысть В лѣто 6807-го Максимъ митрополитъ всеа Руси, не возмогъ
епископомъ Иванномъ. И отъ лѣта 6708-го до лѣта 7163-го 453 годъ. терпѣти в Киеве насилия татарского, прииде изъ Киева в Володимеръ,
Въ лѣто 6720 преставися благовѣрный и христолюбимый вели- а епископию Симеону дасть Ростовскую. И отъ лѣта 6807-го до лѣта
кий князь Всеволодъ, нареченный во2 святомъ крещении2 Димитрий, 7163-го году 355 лѣтъ.
сынъ великого князя Георгия Долгорукова, внукъ Владимера// В лѣто 6808-го преставися преосвященный митрополитъ Максимъ
(л. 190 об.) Манамаха, апрѣля въ 15 день, в день недельный, и по- всеа Русии и положенъ бысть въ Володимире в церкви Пречистые
ложено бысть тѣло его в церкви Пресвятѣй Богородицы въ Володи- Богородицы Златоверхой. И отъ лѣта 6813-го по лѣто 7163-го 349
мере Златоверхой. И отъ лѣта 6720-го до лѣта 7163-го 442 лѣта. лѣтъ.//(л. 193)
В лѣта 6726-е преставися великий князь Константинъ Всеволо- Въ лѣто 6816-го поставленъ бысть на митрополию Киеву преосвя-
дичь и положенъ бысть в церкви святѣй Богородицы в Володимере. щенный митрополитъ Петръ всеа Русии.
И отъ лѣта 6726-го по лѣто 7[163]3 436 лѣтъ.//(л. 191) Въ лѣто 6817-го приде изъ Киева Петръ митрополитъ в Володи-
В лѣто 6745 убиение благовѣрнаго великаго князя Георгия Все- миръ. И отъ лѣта 6817-го по лѣто 7163 345 лѣтъ.
володича великие княгини Агафии и чадъ ихъ благовѣрныхъ князей Того ж лѣта Петръ митрополитъ поиде изъ Володимиря на митро-
Владимира, Всеволода, Мстислава и дщери ихъ благовѣрные княж- полию к Москве.//(л. 193 об.)
ны Феодоры и снохъ ихъ княгинь Марии да Крестины и владимир- Въ лѣто 6834-е Петръ чюдотворецъ митрополитъ Киевский и всеа
ского владыки Митрофана отъ безбожнаго и злочестиваго царя Русии в зимнее время на Москвѣ преставися. И отъ лѣта 6834-го по
Батыя, и положены бысть в церкви святыя Богородицы в Володи- лѣто 7163-го 328 лѣтъ. А по немъ поставленъ бысть на митрополию
мере. И отъ лѣта 6745-го по лѣто 7163-го 417 лѣтъ и 7 мѣсяцъ.// Феогнастъ митрополитъ, а на Феогнастово поставленъ на митропо-
(л. 191 об.) лию на всю Русскую землю Алексѣй чюдотворецъ.
Въ то же лѣто 6745 февраля в [4]4 день убиение благовѣрнаго ве-
ликого князя Георгия Всеволодича Владимирского чюдотворца отъ
безбожнаго и злочестиваго царя Батыя в Ростовской земли на рекѣ
на Ситѣ, и положены бысть телеса его в церкви святыя Богородицы
в Володимере Златоверхой. И отъ лѣта 6745-го до лѣта 7163-го 417
лѣтъ и 7 мѣсяцъ.
В лѣто 6754-е преставися благовѣрный великий князь Феодоръ//
(л. 192) Ярославъ Всеволодичь, внукъ великого князя Юрья Долго-
рукова, отецъ святаго благовѣрнаго великого князя Александра Яро-
славича Невского и Владимерского чюдотворца, и положенъ бысть
в церкви святѣй Богородицы въ Володимире Златоверхой. И отъ лѣта
6754-го по лѣто 7163-го 408 лѣтъ.
В лѣто 6791-го поставленъ бысть митрополитъ греченинъ именемъ
Максимъ на Киевскую митрополию.//(л. 192 об.)
1
В рукописи Княгине.
2-2
дописано тем же почерком над строкой.
3
В рукописи 7000.
4
Число не вписано.
К вопросу о хронологии русских известий... 163

конца XIII в. Последним «русским» известием считают сообщение


1288 г. В 2004 г. появился перевод русских известий до начала XIII в.,
выполненный Н. И. Щавелевой, дополненный А. В. Назаренко, с
комментариями А. В. Назаренко и Б. М. Клосса.
В историографии однозначно не решено, сколько летописных ис-
точников было в распоряжении у Я. Длугоша. А. Семкович, указав
Р. А. НАЛИВАЙКО на сходства текста «Анналов» с рядом летописных сводов, не пытал-
ся предположить, сколько таких сводов автор мог использовать1.
К ВОПРОСУ О ХРОНОЛОГИИ А. А. Шахматов выдвинул версию о нескольких летописных источ-
никах2. Е. Ю. Перфецкий прямо об этом не говорил, но также под-
РУССКИХ ИЗВЕСТИЙ разумевал несколько летописей, и то же можно сказать в отношении
Ю. А. Лимонова. О двух летописных источниках пишет Б. М. Клосс3.
«АННАЛОВ ПОЛЬШИ» В качестве аргумента в пользу данного мнения, как правило, приво-
дится указание Я. Длугоша на две битвы у Листвена в известии 1014 г.
ЯНА ДЛУГОША Со своей стороны, отметим, что в известии 985 г. дублирован рассказ
о завоевании радимичей, а рассмотрение автографа «Анналов» может
добавить еще ряд аргументов в пользу этой версии. Прежде всего,
Исторический труд польского хрониста и политического деятеля это дважды повторенное, но с разными деталями известие о плене-
второй половины XV в. Яна Длугоша (1415–1480 гг.) в историогра- нии Всеслава Полоцкого, причем первое из них (под 1058 г.) было са-
фии XVIII–XX вв. фигурировал как «Historia Polonica» («История мим Я. Длугошем стерто, а под 1063 г. записано снова, но с другими
Польши»), и под таким названием он издавался в XVII–XIX вв. Сам подробностями. Если обратить внимание на известия XII в., особен-
Я. Длугош в тексте называл свою работу «annales» или «chronica». но киевские, то бросается в глаза, что из 19 известий 1140–1198 гг.
Автограф «Анналов» не имеет титула, на переплете XVIII в. вписано только четыре: два за 1154, а также за 1156 и 1159 гг. стоят на своем
«Annales Poloniae Ioa. Dlugosch ad annum 1406. Autographum». Имен- месте. Все оставшиеся были вписаны позднее, но рукой самого
но такое название «Annales Poloniae» («Анналы Польши») было ис- Я. Длугоша. Отметим, что все эти четыре известия касаются волын-
пользовано в последнем польском издании латинского текста 1964– ских князей: 1154 и 1156 гг. — войны Изяслава с галицким князем,
2005 гг. 1159 г. — взаимоотношений Мстислава Изяславича Волынского с
«Анналы» состоят из 12 книг и содержат более 600 известий, по- Юрием Суздальским. Но здесь вряд ли имеет место некая система,
священных истории Древнерусского государства, южнорусских так как одновременно вписаны позднее ряд известий, которые также
княжеств XII–XIII вв. и Великого княжества Литовского XIII–XV вв.
Само повествование «Анналов» разделено на книги в соответствии 1
Semkowicz A. Krytyczny rozbiór dziejów polskich Jana Dlugosza (do
с периодами истории Польского государства. Известия, содержащие roku 1384). Kraków, 1887. P. 53–54.
2
информацию о Руси и Литве, не выделены в отдельные разделы, а Шахматов А. А. История русского летописания. В 2 т. Т. 1. Повесть
расположены по хронологии вместе с событиями европейской исто- временных лет и древнейшие русские летописные своды. Кн. 1. Разыскания
рии. Русские известия заканчиваются на седьмой книге. «Русскими о древнейших русских летописных сводах. СПб., 2002. С. 238.
3
Клосс Б. М. Русские источники I–VI книг Анналов Яна Длугоша//
известиями» принято называть известия Я. Длугоша, посвященные Щавелева Н. И. Древняя Русь в «Польской истории» Яна Длугоша (книги
истории Древнерусского государства и Галицко-Волынской Руси до I–VI): Текст, перевод, комментарий. М., 2004. С. 52.
164 Р. А. Наливайко К вопросу о хронологии русских известий... 165

касались волынских князей. Все эти наблюдения были недоступны После 1205 г. в «Анналах» информации о Киеве нет, но основное
для исследователей XIX в., а Ю. А. Лимонов не обратил на них вни- внимание уделено галицким делам. Поэтому, принимая указание
мание, поэтому в историографии они не получили объяснения. В. Т. Пашуто о датировке летописного источника «Длугошевой ле-
Отмеченные особенности могли бы служить аргументами в поль- тописи» 1238 г., можно поставить под сомнение его киевское проис-
зу версии о нескольких летописных источниках Я. Длугоша — сна- хождение и предложить галицкое или волынское. Автор этой гипо-
чала он использовал один, затем дополнял информацией другого. тетической летописи особое внимание уделил правлению в Галиче
Однако следует иметь в виду, что события истории Руси не были для Мстислава Удалого (представителя Смоленской династии, откуда
него главными, они носили второстепенный характер. Поэтому со- и такое внимание смоленским делам), а к Даниилу Романовичу он
мнительно, чтобы Я. Длугош находил время для работы с нескольки- относился равнодушно. Источник Я. Длугоша имеет явно южное
ми русскими источниками; к тому же плохо зная русский язык, он мог происхождение, но вряд ли киевское, так как слишком кратки его
довольствоваться единственным — хватало работы и с польскими. сообщения XII–XIII вв. по сравнению с предыдущими известиями.
Е. Ю. Перфецкий назвал предполагаемый летописный источник Хотя в центре внимания находятся перемещения на киевском столе,
Я. Длугоша «Длугошевой летописью»1, а затем Сводом 1226 г., счи- сведения в источнике «Анналов» неполные, зачастую заполняемые
тая, что второй русский источник Я. Длугоша заканчивался извес- логическими домыслами Я. Длугоша. В известиях XII–XIII вв. про-
тием 1216 г. (летописная датировка 1226 г.) о войне между русскими слеживается явное текстологическое сходство с Лаврентьевской
князьями и литовцами. Однако русские известия были доведены до летописью (следовательно, с Владимиро-Суздальским летописа-
1238 г., а именно до первой половины 1238 г.; так, есть рассказ о ги- нием), но практически полное отсутствие суздальских известий сви-
бели Юрия Суздальского на реке Сить 5 марта, но ничего не сообща- детельствует о том, что суздальское летописание не было источни-
ется о возвращении Даниила в Галич. ком Я. Длугоша, а значит, и суздальские летописцы, и сам Я. Длугош
В. Т. Пашуто предложил гипотезу о Киевском своде 1238 г., и на (а точнее, летопись, которая была в его распоряжении) опирались
материале «Анналов» попытался доказать, что перед нами следы не на сходные источники в рассказе о южных делах. Попытка дать ха-
сохранившегося киевского летописания, которое не было прервано рактеристику древнерусскому источнику Я. Длугоша представляет
в 1198 г., а продолжалось до 1238 г.2 Исследователь отметил внима- серьезную проблему. В рассказе о начале Русского государства текст
ние источника Я. Длугоша к деятельности князей Смоленской ди- «Анналов» близок к Новгородской Первой летописи младшего изво-
настии (Владимира Рюриковича, Мстислава Удалого) и негативную да, затем мы видим аналогии с Ипатьевской летописью, киевские же
оценку Романа Мстиславича, что во многом схоже с Воскресенской известия XII в. близки к Лаврентьевской летописи, а материал XIII в.
летописью. В «Анналах» известия о нападении монголо-татар пре- находит аналогии в Воскресенской летописи.
рываются на 1238 г., нет рассказа о походе на южную Русь и разоре- В историографии к информации «Анналов» сложилось скептиче-
нии Киева. ское отношение и утвердилось мнение о недостоверности их из-
Таким образом, киевское происхождение было предложено на вестий. Поэтому известия, которые не находят аналогов в дошедших
основании того, что Я. Длугош ничего не пишет о разорении южно- до нашего времени источниках, считаются плодом фантазии автора,
русских земель. Однако, как представляется, не один Киев подходит отчего «Анналы» часто называют произведением не столько истори-
на роль того центра, где мог быть составлен источник «Анналов». ческим, сколько литературным.
1
Одним из аргументов, используемых против Я. Длугоша, можно
Perfeckij Е. Historia Polonica Jana Długosze a Ruské letopisetství. Pra- назвать неправильную датировку большинства древнерусских из-
ha, 1932. P. 21. вестий. Как отметил А. Семкович, «с 992 по 1229 гг. Я. Длугош при-
2
Пашуто В. Т. Очерки по истории Галицко-Волынской Руси. М.,
1950. C. 21. водит 92 даты из русских источников, и в 13 только случаях они
166 Р. А. Наливайко К вопросу о хронологии русских известий... 167

сходны с датами летописей»1. А. Семкович списывал ошибки на не- В ряде случаев у Я. Длугоша отдельные статьи русской летописи
знание Я. Длугошем хронологии летописей; именно такое мнение и либо разбиты на несколько известий, либо объединены в одно. Так,
присутствует в историографии. статья ПВЛ 6601 (1093) г. о вступлении на великокняжеский престол
Датировка в «Анналах», за редкими исключениями, начинается со Святополка Изяславича и последовавшей за этим войне с половцами
второй книги — с 965 г., начала правления польского князя Мешко, разбита у Я. Длугоша на два известия: 10831 и 10852 гг. Под 1112 г.3 в
или Мечислава. Первое датированное русское известие — это поко- «Анналах» объединены известия о походе Ярослава Святополчича на
рение Святославом хазар в 966 г. Рассказ о начале Киевского государ- ятвягов, датированные в ПВЛ 6620 (1112) г., и о смерти Святополка
ства от Кия до Ольги лишен хронологии. М. Н. Тихомиров предполагал, Изяславича в 6621 (1113) г. В статье 970 г.4 объединены сразу три
что на материале «Анналов» «подтверждается предположение…что летописные статьи: поход Святослава на болгар в 6475 (967) г., напа-
первоначальный летописный текст не имел... хронологических дение на Киев печенегов в 6476 (968) г. и смерть княгини Ольги в 6477
показаний»2. Исследователь имел в виду часть известий до смерти (969) г. В одном известии 976 г. объединены летописные рассказы 6483
Владимира Святого, отметив, что «источник Я. Длугоша был написан (975) г., 6485 (977) г., а также часть 6488 (980) г. Рассказ о взятии
в виде повести о русских князьях X в. и не был разделен на года»3. На- Корсуня и крещении киевлян у Я. Длугоша разбит на две статьи: 990
личие хронологических ошибок в известиях не только X–XI вв., но и и 992 гг. — под 992 г. рассказано о свержении языческих идолов и
XII–XIII вв. позволяет предположить, что летописный источник крещении киевлян5. Здесь необходимо особо отметить оговорку Я. Длу-
Я. Длугоша не имел «хронологических показаний» до XIII в. гоша, что Владимир совершил это спустя три года после крещения, и
Если предположить, что Я. Длугош плохо разбирался в системе здесь его источник перекликается с рассказом Иакова Мниха, который
летоисчисления от сотворения мира, или же ошибался при переводе указал, что Владимир совершил поход на Корсунь на третье лето после
буквенных значений цифр, у нас была бы система ошибок, однако крещения6. Длугош связывает крещение Владимира с Корсунским
налицо разброс ошибок от одного года до десяти. Так, датой вступле- походом, но свержение идолов и крещение киевлян датирует третьим
ния Владимира Святославича на Киевский престол Я. Длугош на- годом после этого события. Несмотря на это различие, данное совпа-
зывает 976 г.4, а Повесть временных лет (далее — ПВЛ), как извест- дение «Анналов» с Иаковом Мнихом (который, по мнению исследо-
но, приводит 6488 (980) г. (заметим, что Иаков Мних называет 6486 вателей7, пользовался Сводом 1039 г.) представляется достаточно
(978) г., указывая даже точную дату — 11 июня)5, также и смерть интересным и, несомненно, нуждается в отдельном изучении.
Владимира в «Анналах» датирована 1005 г.6, что отличается от дати- При этом в некоторых случаях мы видим перестановку местами
ровки ПВЛ уже на 10 лет. сообщений русских летописей. Так, в ПВЛ под 6644 (1036) г.8 рас-
сказывается о рождении у Ярослава сына Вячеслава, а затем под 6645
1
(1037) г.9 о строительстве и украшении Св. Софии. У Я. Длугоша рас-
Semkowicz A. Krytyczny rozbiór... P. 53.
2
Тихомиров М. Н. Русский летописец в «Истории Польши» Яна Длу-
1
гоша//Исторические связи России со славянскими странами и Византи- Там же. С. 277.
2
ей. М., 1969. С. 236. Там же. С. 277–279.
3 3
Там же. С. 237. Там же. С. 299–300.
4 4
Щавелева Н. И. Древняя Русь в «Польской истории» Яна Длугоша. Там же. С. 228.
5
С. 229. Там же. С. 233.
6
5
Память и похвала князю русскому Владимиру//БЛДР. СПб., 2004. Память и похвала князю русскому Владимиру. С. 324.
7
Т. 1. XI–XII вв. C. 326. См., напр., работы А. А. Шахматова, М. Н. Тихомирова и др.
6 8
Щавелева Н. И. Древняя Русь в «Польской истории» Яна Длугоша. ПСРЛ. Т. 1. Лаврентьевская летопись. М., 1997. Стб. 151.
9
С. 235. Там же.
168 Р. А. Наливайко К вопросу о хронологии русских известий... 169

сказ о битве с печенегами на месте храма Св. Софии предшествует события русской истории с европейскими. В начале XI в. Польша
рождению Вячеслава. Согласно ПВЛ, сначала рождается Вячеслав, дважды вела войну с Германией: первая война была в 1005 г., вто-
затем нападают печенеги. И в «Анналах» повествование о строитель- рая — в 1015–1018 гг., завершившаяся Будишинским миром. Мож-
стве храма разбито на два года: в 1033 г. — его закладка, а в следую- но предположить, что Я. Длугош отнес основное участие поляков в
щей статье 1034 г. — украшение1. Под 1100 г. сначала следует рассказ русских делах к 1008–1009 гг., основываясь на умозаключении, что
о пленении Ярослава Ярополчича2 — известие ПВЛ 6610 (1101) г., после войны 1015–1018 гг. польский князь Болеслав не мог сразу
а потом о заключении договора с половцами у Сакова и смерти по- активно включиться в русские дела.
лоцкого князя Всеслава3. В ПВЛ очередность событий другая: сна- Начиная с известий конца XI — начала XII вв., Я. Длугош назы-
чала говорится о смерти Всеслава, затем — пленение Ярополка и в вает правильные даты, особенно с 1103 г. до 1107 г., далее же идут
конце — о договоре у Сакова. известия с отличием от летописной датировки не более двух лет. Но
При этом в известиях до начала XI в. ошибки в «Анналах» не в известиях начала XIII в. мы снова видим ошибку в 10 лет. Под 1206 г.
сильно отличаются от летописных дат, но с 1005 по 1103 гг. (по да- Я. Длугош кратко повествует о столкновении Георгия Владимирско-
тировке Я. Длугоша) разброс ошибок от одного года до 10 лет. Ошиб- го, Ярослава Переяславского, с одной стороны, и Владимира, Кон-
ку в 10 лет в известиях XI в. можно объяснить следующим наблюде- стантина и Мстислава — с другой1. Здесь речь идет о столкновении
нием. В известии 1008 г. (где объединены летописные статьи 1016 и сыновей Всеволода Большое Гнездо в 6724 (1216) г. с участием Мсти-
1018 гг.) о борьбе Ярослава Владимировича со Святополком Ока- слава Мстиславича Удалого. Известие «Анналов» 1207 г. о рязанском
янным говорится, что Ярослав вступил на Киевский престол в воз- князе Глебе в летописях датировано 6725 (1217) г.2 Битву на р. Кал-
расте 28 лет4, хотя в соответствии с хронологией ПВЛ ему было 38. ке Я. Длугош относит к 1212 г.3, а разорение монголами Рязани и
Откуда Длугош мог взять цифру 28, можно выяснить на летописном Суздаля — к 1228 г.4 Эти ошибки в 10 лет, как видно, относятся к
материале. В известии ПВЛ 6523 (1016) г. читаем: «Ярославъ же седе Северо-Восточной Руси, в то время как галицкие известия автор да-
Кыеве... и бе тогда Ярославъ Новегороде лет 28»5, т. е. здесь имеется тировал правильно, имея под руками польские источники. Заметим,
в виду срок правления князя в Новгороде, но в Хлебниковской ре- что когда некое событие отразилось еще и в польских источниках,
дакции южно-русского свода читается так: «...седе в Кыеве на столе «Анналы» приводят правильные даты, как, например, гибель князя
отни, бе же тогда Ярослав лет 28»6. Иными словами, из летописного Романа Мстиславича в 1205 г., но, вместе с тем, приводится непра-
текста Длугош вполне обоснованно понял, что 28 — это возраст вильная датировка смерти Владимира Святого — 1005 г., несмотря
князя при его вступлении на Киевский престол. Возможно, это и на то, что все польские источники датируют это событие правильно.
явилось причиной смещения хронологии на 10 лет. Рождение Яро- Зачастую хронологические указания являются взаимоисклю-
слава, как правило, относят к концу 970 г. — началу 980-х гг., отсчитав чающими. Например, говоря о смерти Ярослава Мудрого (1051 г.) в
от этого 28 лет, поэтому Я. Длугош мог получить 1008 г. Возможно, возрасте 76 лет, Я. Длугош противоречит своему же указанию, что
его хронологические ошибки проистекают из желания согласовать князь вступил на Киевский престол в 28-летнем возрасте, посколь-
ку в этом случае князю 76 лет исполнилось бы в 1056 г. Как видим,
1
Щавелева Н. И. Древняя Русь в «Польской истории» Яна Длугоша. Я. Длугош оставил противоречивую информацию летописи и не по-
С. 250–251.
2 1
Там же. С. 291. Щавелева Н. И. Древняя Русь в «Польской истории» Яна Длугоша.
3
Там же. С. 351.
4 2
Там же. С. 237. ПСРЛ. Т. I. Лаврентьевская летопись. Стб. 440–441.
5 3
ПСРЛ. Т. I. Лаврентьевская летопись. Стб. 142. Там же. С. 359–360.
6 4
ПСРЛ. Т. II. Ипатьевская летопись. М., 1998. Стб. 129. Там же. С. 363.
170 Р. А. Наливайко

пытался ее исправить, что свидетельствует о его точном следовании


своим источникам даже в таких незначительных деталях.
Тот факт, что Я. Длугош объединял несколько летописных из-
вестий в одно или, наоборот, разбивал летописный рассказ, является
дополнительным аргументом в пользу того, что в его распоряжении
находился летописный текст, лишенный годовой сетки, и Длугош Д. Д. СМИРНОВА
разбивал его по годам самостоятельно. И если М. Н. Тихомиров под-
разумевал подобный летописный текст до конца X в., то приведен-
ные примеры свидетельствуют, что это касается и текста X–XIII вв. НОВГОРОДСКАЯ ЕПАРХИЯ
В качестве аналогий этому в русском летописании можно указать на
Новгородскую Первую летопись младшего извода, где датировка на- ПОСЛЕДНЕЙ ЧЕТВЕРТИ XV–XVI вв.
чинается с 6428 (920) г., или Хлебниковский список южно-русского
свода, где текст Галицко-Волынской летописи не имеет годовой сетки. В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ
ИСТОРИОГРАФИИ
История Русской Православной Церкви, неразрывно связанная с
историей русской государственности, в последние годы все чаще ста-
новится темой научных изысканий. Одной из крупнейших админи-
стративных территориальных единиц Церкви являлась Новгородская
епархия. Исследователи неоднократно обращались к изучению ее
истории. Однако в историографии о церковной организации Новгород-
ской земли основное внимание уделено периоду до 1478 г., т. е. до па-
дения независимости Новгорода и вхождения его в состав Московско-
го государства. Н. В. Халявин, посвятивший ряд работ историографии
отдельных проблем церковной жизни Новгорода, отмечает, что наи-
более успешное в научном отношении освещение этих вопросов при-
ходится на период XIV–XV вв.1 В то же время, период с 1478 по 1589 гг.,
когда после учреждения митрополии епархия лишилась большей час-
ти своих территорий, до сих пор остается малоисследованным. Именно
его рассмотрению посвящена настоящая статья.
Следует сразу оговорить, что отдельные работы, ставящие своей
задачей показать многовековую историю Новгородской епархии, от-
1
Халявин Н. В. Отечественная историография новейших времен о
роли Церкви в политической истории Новгорода Великого//Вестник
Удмуртского университета. 2010. Вып. 3. С. 20.
172 Д. Д. Смирнова Новгородская епархия последней четверти XV–XVI вв. 173

сутствуют. Сведения о ней, в том числе об определенном в статье вре- митрополит Евгений завершает «Историю княжества Псковского»,
менном промежутке, можно найти, прежде всего, в исследованиях, в третьей части которой отражены вопросы взаимоотношения архи-
посвященных общерусской истории или истории Русской Церкви. епископа и жителей Пскова, бывшего до 1589 г. под одним иерархи-
Так, к изучаемому периоду жизни Новгородской епархии обращался в ческим управлением с Новгородом1. В этой же работе мы находим
своем знаменитом труде «История государства Российского» Н. М. Ка- ссылку на послание Новгородских архиепископов Макария (1526–
рамзин. Ученый кратко освещает состояние епархии после падения 1542 гг.) и Феодосия в Водскую пятину как пример стойкости суеве-
республики. Прежде всего, его интересовал вопрос конфискации цер- рий у чуди2.
ковных земель московской властью1. Характеризуя правление Ива- Немаловажным представляется также вопрос о рассмотрении лич-
на IV, Н. М. Карамзин в качестве иллюстрации использует отрывок из ностей представителей новгородской церковной иерархии за рассмат-
послания о корчмах архиепископа Феодосия, занимавшего Новгород- риваемый период. Краткие справочные сведения об архиепископах,
скую кафедру с 1542 по 1551 гг.2 Стоит отметить, что писания Новго- в том числе и занимавших Новгородскую кафедру в интересующее
родских архиепископов неоднократно использовали в своих трудах нас время, содержатся в опубликованных в первой трети XIX в. сбор-
отечественные исследователи, и толчок к этому был дан изданной в никах по истории церковной иерархии епископа Амвросия (Орнатско-
1790 г. Н. И. Новиковым «Древней российской вивлиофике»3. В числе го) и упомянутого выше митрополита Евгения (Болховитинова)3. Од-
опубликованных в ее составе письменных источников были послания нако эти уникальные издания имеют неточности. Например, оба ав-
и грамоты Новгородских архиепископов. Однако недостатком данного тора ошибочно указывают год смерти Новгородского архиепископа
издания является отсутствие указаний на оригиналы опубликованных Феодосия: 1551 г. (дата его сведения с Новгородской кафедры) вместо
текстов, что затрудняет их изучение. 1563 г.4
Анализ историографии XIX в. показал, что интересующий нас Большое влияние на изучение рукописного наследия Новгород-
вопрос получил развитие, прежде всего, в трудах, вышедших из-под ских архиепископов оказало изданное в 1825 г. К. Ф. Калайдовичем
пера церковнослужителей. В наиболее раннем (1805 г.) обобщающем и П. М. Строевым «Обстоятельное описание славяно-российских
труде по истории Русской Церкви митрополита Платона (Левшина) рукописей графа Федора Андреевича Толстова»5. Благодаря этой
содержится, среди прочих сведений, краткая общая характеристика работе, введен в научный оборот сборник № 314 (РНБ. Q.XVII.50), со-
жизни Новгородской епархии в XVI в.4 В это же время выходит ра- держащий списки посланий Новгородских архипастырей.
бота митрополита Евгения (Болховитинова) «Исторические разго-
воры о древностях Великого Новгорода», в приложении к которой
он публикует выписки из новгородских изгонных книг и «Роспись 1
Он же. История княжества Псковского. Ч. 2. С. 77–100; Ч. 3. С. 36–
монастырей и храмов Новгорода от 1615 г.»5. Позднее (в 1831 г.) 47. Киев, 1831.
2
Там же. Ч. 3. С. 7, 42–43.
3
Амвросий (Орнатский), еп. История российской иерархии. Т. 1.
1
Карамзин Н. М. История Государства Российского. СПб., 1819. Т. 6. Ч. 1. Киев, 1827; Евгений (Болховитинов), митр. Словарь исторический
С. 344, 361. о бывших в России писателях духовного чина Греко-Российской церкви.
2
Там же. Т. 8. Примечания. С. 42–43. № 186. Т. 2. СПб., 1827.
4
3
Древняя российская вивлиофика, содержащая в себе: собрание древ- Амвросий (Орнатский), еп. История российской иерархии... С. 186;
ностей российских, до истории, географии и генеалогии российских ка- Евгений (Болховитинов), митр. Словарь исторический… Т. 2. С. 284.
5
сающихся. Ч. 1. М., 1788. Обстоятельное описание славяно-российских рукописей, хранящих-
4
Платон (Левшин), митр. Краткая церковная история. Т. 2. М., 1805. ся в Москве в библиотеке тайного советника, сенатора, двора Его Импе-
5
Евгений (Болховитинов), митр. Исторические разговоры о древ- раторского Величества действительного камергера и кавалера графа Фе-
ностях Великого Новгорода. М., 1808. дора Андреевича Толстова. М., 1825.
174 Д. Д. Смирнова Новгородская епархия последней четверти XV–XVI вв. 175

Середина XIX в. отмечена публикацией трудов церковных иерар- Новым явлением в историографии стал выход в 1853 г. труда
хов в «Актах исторических» (1841 г.) и в «Дополнениях к Актам К. А. Неволина «О пятинах и погостах новгородских в XVI в.», в при-
историческим» (1846 г.), где находятся послания и грамоты Новго- ложении к которому были опубликованы Писцовые книги новгород-
родских архиепископов1. Издается «История Русской Церкви» ар- ских пятин и алфавитные указатели главных местностей, в том числе
хиепископа Филарета (Гумилевского), в которой рассматриваются по их церковному названию1. Итогом изучения и анализа большого
общие вопросы церковного управления, состояния православного объема исторических документов стала составленная К. А. Неволиным
учения, богослужения и христианской жизни2. В 1859 г. в «Обзоре карта пятин и новгородских погостов в XVI в. Автор подчеркивает, что
русской духовной литературы» архиепископ Филарет (правда, без область пятин не заключала в себе всех новгородских владений2, но,
анализа содержания) указывает известные ему труды новгородских даже несмотря на это, работа до настоящего времени остается самым
церковных писателей XV–XVI вв., ссылаясь в ряде случаев на пуб- подробным трудом о новгородских пятинах в XVI в.
ликации в «Вивлиофике» и «Актах исторических»3. В это же время началось издание новгородских и псковских лето-
С 1846 г. начала выходить «История Русской Церкви» знаменито- писей3. Помимо этого, выходят несколько исследований по описанию
го церковного историка и богослова митрополита Макария (Булгако- монастырей и церквей Новгородской земли. Прежде всего, стоит от-
ва) — «первого крупного историка Русской Церкви, проложившего метить труд архимандрита Досифея (Немчинова), посвященный
пути для дальнейшего исследования»4. В т. 6–8 его труда изложены Соловецкому монастырю4, а также работы М. В. Толстого5 и Е. А. По-
различные аспекты истории Русской Церкви в 1448–1589 гг. и дана ливина6, содержащие информацию о монастырях и храмах Новго-
общая характеристика Новгородской епархии в этот период5. Отдель- родской епархии, в том числе в XVI в. В работе 1875 г. Е. М. Приле-
ные разделы посвящены монастырям, как в самом Новгороде, так и в жаев дает развернутую характеристику материального обеспечения
новгородских пятинах и Псковском крае, а также богослужению, цер- Новгородской епархии от момента ее основания до конца XVII в.7
ковному праву, состоянию веры и нравственности. Особый интерес В приложении им публикуется «Перечень жалованных тарханных
вызывает анализ духовной литературы этого периода. грамот Новгородских владык». Информация о церковных сборах и
Публикация И. К. Куприяновым «Отрывков из расходных книг архиерейских чиновниках содержится и в работе Н. Ф. Каптерева
Софийского дома за 1548 г.»6 дала возможность многим исследова- «Светские архиерейские чиновники в Древней Руси»8.
телям в последующем использовать эти данные для оценки церковно-
1
финансовой системы Новгорода. Неволин К. А. О пятинах и погостах новгородских в XVI в., с прило-
жением карты. СПб., 1853.
2
1 Там же. С. 219–220.
См.: Акты исторические, собранные и изданные Археографической 3
ПСРЛ. Т. 3. СПб., 1841.
комиссией. Т. 1. СПб., 1841; Дополнения к Актам историческим, собран- 4
Досифей (Немчинов), архим. Географическое, историческое и ста-
ным и изданным Археографической комиссией. Т. 1. СПб., 1846, и др. тистическое описание ставропигиального первоклассного Соловецкого
2
Филарет (Гумилевский), архиеп. История Русской Церкви. Т. 3. монастыря. Ч. 1. М., 1853.
М., 1851. С. 227–239 и др. 5
Толстой М. В. Указатель Великого Новагорода с приложением нов-
3
Он же. Обзор русской духовной литературы. 862–1720. Кн. 1. Харь- городского месяцеслова. М., 1862.
ков, 1859. С. 123–228. 6
Поливин Е. А. Монастыри и церкви в Устюжне Железнопольской//
4
Вернадский Г. В. Русская историография. М., 1998. С. 356, прим. Архив исторических и практических сведений по России. Кн. 5. Т. 2. СПб.,
5
Макарий (Булгаков), митр. История Русской Церкви. Т. 6. Кн. 1; 1863. Отд. 12. С. 30–52.
Т. 7. Кн. 2; Т. 8. Кн. 3. 7
Прилежаев Е. М. Новгородская Софийская казна//ЖМНП. 1875.
6
Куприянов И. К. Отрывки из расходных книг Софийского дома за Июль. С. 86–115; Август. С. 199–237; Октябрь. С. 105–141.
1548 г.//Известия Императорского Русского археологического общест- 8
Каптерев Н. Ф. Светские архиерейские чиновники в Древней Руси.
ва. М., 1861. Т. 3. С. 32–54. М., 1874.
176 Д. Д. Смирнова Новгородская епархия последней четверти XV–XVI вв. 177

В 60-х гг. XIX в. к истории Новгорода обратился Н. И. Костомаров. ра богословия И. А. Яхонтова «Жития святых севернорусских под-
Привлекая обширную источниковую базу, в том числе летописи и вижников Поморского края как исторический источник»1, А. П. Кад-
архивный материал, автор рассматривает историю Новгородской лубовского «Очерки по истории древнерусской литературы житий
земли, включая повествование о церквях Новгорода и Пскова1. В его святых»2. Выходят в свет словарь-справочник по русским святым
работах дана характеристика владычного управления, монастырей, Н. П. Барсукова3 и «Книга глаголемая описание о российских свя-
а также ересей, возникших в Новгородской земле в XV–XVI вв.2 тых», дополненная биографическими сведениями М. В. Толстым4.
В это же время выходит труд архимандрита Макария (Миролюбова), Стоит отдельно отметить обобщающие труды по истории Церк-
где излагаются церковные обряды новгородского Софийского собора, ви П. В. Знаменского, А. П. Доброклонского, Е. Е. Голубинского и
имеющие историческое значение3. В «Рассказах из русской истории» М. В. Толстого5. Освещая отдельные вопросы распространения веры,
И. Д. Беляева кратко, без ссылок на источники, изложено состояние церковного управления, богослужения, христианской жизни, учения
церковной жизни Новгорода, в том числе в последние годы перед па- и духовного просвещения в XVI в., вышеуказанные авторы приводят
дением республики и на начальном этапе присоединения к Моск- примеры из жизни Новгородской епархии6.
ве4. Исследователь упоминает грамоту Новгородского архиепископа Работы, посвященные истории церковной жизни именно Новго-
Феодосия церкви в Юсковичах как пример ходатайства крестьян родской земли, вышли из-под пера А. И. Никитского, который ввел
перед владыкой об ослаблении податей с приходской церкви5. в научный оборот большое количество летописных и актовых мате-
В последней четверти XIX в. предметом изучения светских ученых риалов7. Основное внимание автор уделил взаимоотношению псков-
стали жития русских святых, в том числе новгородских. Начало было ского духовенства с Новгородским владыкой и общей характеристике
положено В. О. Ключевским в монографии «Древнерусские жития церковной организации, включая XV–XVI вв.
святых как исторический источник»6, которая, по мнению Л. А. Дмит- В. И. Жмакин в монографии, посвященной митрополиту Даниилу
риева, стала «отправным материалом <…> исследования житий до и его сочинениям, помимо анализа жизни и творчества Даниила, пред-
настоящего времени»7. В этот же период публикуются труды магист-
1
Яхонтов И. А. Жития святых севернорусских подвижников Помор-
1
Костомаров Н. И. Севернорусские народоправства во времена удель- ского края как исторический источник. Казань, 1881.
но-вечевого уклада (история Новгорода, Пскова и Вятки). Изд. 3-е. Т. 1. 2
Кадлубовский А. П. Очерки по истории древнерусской литературы
СПб., 1886. житий святых. Варшава, 1902.
2
Он же. Севернорусские народоправства во времена удельно-вечево- 3
Барсуков Н. П. Источники русской агиографии. СПб., 1882.
го уклада (история Новгорода, Пскова и Вятки). Изд. 3-е. Т. 2. СПб., 1886. 4
Книга глаголемая описание о российских святых, где и в котором
3
Макарий (Миролюбов), архим. Древние церковные обряды в Нов- граде или области, или монастыре и пустыни поживе и чудеса сотвори,
городе, по указанию письменного архиерейского Чиновника, или Уста- всякого чина святых/Доп. биографическим сведениями М. В. Толстого.
ва//Чтения в Императорском Обществе истории и древностей россий- М., 1887.
ских при Московском университете (далее — ЧОИДР). М., 1861. Кн. 1. 5
Знаменский П. В. Руководство к русской церковной истории. Казань,
Ч. 3. С. 1–44. 1880; Доброклонский А. П. Руководство по истории Русской Церкви. М.,
4
Беляев И. Д. Рассказы из русской истории: История Новгорода Ве- 2009; Голубинский Е. Е. История Русской Церкви. Т. 2. Кн. 1. М., 1900;
ликого от древних времен до падения. Кн. 2. М., 1866. Толстой М. В. Рассказы из истории Русской Церкви. Сортавала, 1991.
5
Там же. С. 141. 6
Знаменский П. В. Руководство… С. 137–184; Голубинский Е. Е.
6
Ключевский В. О. Древнерусские жития святых как исторический История Русской Церкви. Т. 2. Кн. 1. С. 745–760, 854–861; Толстой М. В.
источник. М., 1871. Рассказы из истории... С. 363–369, и др.
7
Дмитриев Л. А. Житийные повести русского Севера как памятники 7
Никитский А. И. Очерк внутренней истории Церкви во Пскове.
литературы XIII–XVII вв. Эволюция жанра легендарно-биографических СПб., 1873; Он же. Очерк внутренней истории Церкви в Новгороде. СПб.,
сказаний. Л., 1973. С. 8. 1879.
178 Д. Д. Смирнова Новгородская епархия последней четверти XV–XVI вв. 179

ставил характеристику древнерусского просвещения второй половины и выдержками из других источников, в том числе из расходных книг
XV — начала XVI вв.1 Ученым здесь также затронуты труды церковных Софийского дома и агиографической литературы1.
писателей Новгородской земли, прежде всего Иосифа Волоцкого. Наряду с этим публикуются результаты исследований И. Н. Жда-
Говоря об изучении истории Новгородской епархии, невозможно нова, Н. Лебедева, В. А. Бочкарева, посвященных Стоглавому со-
обойти вниманием вопрос о ее границах. Единственным исследова- бору, в которых присутствуют биографические справки о Новгород-
нием, в котором на основе анализа источников представлены наи- ских архиепископах, занимавших кафедру в середине XVI в., со
более вероятные границы Новгородской епархии в XVI в., остается ссылками на их труды и анализом степени их участия в решениях
труд И. М. Покровского «Русские епархии в XVI–XIX вв.»2. В работе собора2. Отдельные примеры из жизни Новгородской епархии после
показано, что судить об обширности епархии в этот период можно ее присоединения к Москве содержатся в работе Н. И. Серебрянско-
лишь косвенно, в соответствии с документами конца XV — середины го «Очерки по истории псковского монашества»3 и фундаментальном
XVII вв.3 труде С. М. Соловьева «История России с древнейших времен»4.
В конце XIX в. продолжается работа и по изучению персоналий. В начале XX в. вышла в свет «Настольная книга для священно-
Некоторые моменты биографий Новгородских архиепископов при- церковно-служителей» С. В. Булгакова5. В ней мы находим хроноло-
ведены в трудах П. М. Строева «Списки иерархов и настоятелей гический перечень архипастырей Русской Православной Церкви,
монастырей Российской церкви»4 и «Библиологический словарь», краткую информацию о епархиях, монастырях, церквях и духовен-
К. Я. Здравомыслова «Иерархи Новгородской епархии»5, а также в стве, а также сведения, касающиеся практической деятельности
справочнике «Девятисотлетие русской иерархии, 988–1888: Епархии церковнослужителей. А. Г. Слезскинский публикует ряд небольших
и архиереи», составленном Н. Н. Дурново6. В отличие от вышеупомя- заметок, излагающих особенности службы в Софийском соборе в
нутых публикаций, в исследовании под названием «Кафедра Новго- XV в., краткую историю новгородских монастырей и сведения об их
родских святителей» протоиерей П. И. Тихомиров приводит подроб- убранстве6. Богослужебная деятельность Новгородской кафедры в
ную информацию о Новгородских архиепископах, сопровождая
повествование цитатами из летописей, трудов церковных деятелей
1
Тихомиров П. И., прот. Кафедра Новгородских святителей со вре-
мени покорения Новгорода Московской державе в 1478 г. до кончины
1
Жмакин В. И. Митрополит Даниил и его сочинения. М., 1881. последнего митрополита Новгородского Иова в 1716 г. Т. 2. Вып. 1. Нов-
2
Покровский И. М. Русские епархии в XVI–XIX вв., их открытие, город, 1895.
состав и пределы: Опыт церковно-исторического, статистического и гео- 2
Жданов И. Н. Материалы для истории Стоглавого собора//ЖМНП.
графического исследования. Т. 1. Казань, 1897. 1876. Июль. С. 52–53; Лебедев Н. И. Стоглавый собор 1551 г. (Опыт из-
3
Там же. С. 60. ложения его внутренней истории)//Чтения в Московском обществе лю-
4
Строев П. М. 1) Списки иерархов и настоятелей монастырей Рос- бителей духовного просвещения. 1882. С. 33–38; Бочкарев В. А. Стоглав
сийской церкви. СПб., 1877. Ч. 1. Стб. 36, 49; 2) Библиологический сло- и история собора 1551 г. Историко-канонический очерк. Юхнов, 1906.
варь и черновые к нему материалы//Сборник Отделения русского языка С. 15–19.
3
и словесности Императорской Академии наук. СПб., 1882. Т. 29. № 4. Серебрянский Н. И. Очерки по истории псковского монашества//
С. 159, 305. ЧОИДР. 1908. Кн. 3. Ч. 3.
5 4
Здравомыслов К. Я. Иерархи Новгородской епархии от древнейших Соловьев С. М. История России с древнейших времен. Кн. 2. Т. 7.
времен до настоящего времени: Краткие биографические очерки. Новго- СПб., 1896. Гл. 1. Стб. 345–536.
род, 1897. С. 31–32. 5
Булгаков С. В. Настольная книга для священно-церковно-служите-
6
Дурново Н. Н. Девятисотлетие русской иерархии. 988–1888. Епар- лей. Киев, 1913.
6
хии и архиереи. Составлено по официальным историческим данным. М., Слезскинский А. Г. 1) Освящение Софийского собора//Историчес-
1888. С. 18. кий вестник. 1900. Т. 82. С. 245–250; 2) Савво-Вишерский монастырь//
180 Д. Д. Смирнова Новгородская епархия последней четверти XV–XVI вв. 181

XVI в. получает свое отражение в трудах А. П. Голубцова1. В. С. Икон- ло и теневые стороны1. Именно победой этого направления в Рус-
ников и В. Д. Сокольский иллюстрируют свои исследования при- ской Церкви исследователь объясняет то, что середина XVI в. стала
мерами из посланий архиепископа Феодосия2. роковой гранью: «1547 г. — год венчания на царство Грозного — в
В 1914–1927 гг. Б. Д. Грековым публикуются работы о Новгород- духовной жизни России разделяет две эпохи: Святую Русь от право-
ской епархии, в которых было описано устройство дома Св. Софии, славного царства»2. В работе также освещены отдельные аспек-
история его землевладения и хозяйства3. Основой работы ученого ты христианизации поморского севера в XVI в.3 В еще одном труде,
послужил архив Новгородского архиерейского дома, содержащий созданном в эмиграции — «Очерки по истории Русской Церкви»
документы XVI–XVII вв., а также летописи. А. В. Карташева, упомянуты некоторые факты из истории Новгород-
Историография XX в. характеризуется резким снижением инте- ской епархии, в основном связанные с архиепископом и будущим
реса к истории Церкви и трудам ее иерархов. Первой работой, напи- митрополитом Макарием4.
санной с позиций марксизма-ленинизма, стала вышедшая в 1930 г. C начала 40-х гг. Д. С. Лихачев публикует ряд статей, посвященных
«История русской церкви» Н. М. Никольского4. Акцент в данной идеологической борьбе Новгорода и Москвы, затрагивая позицию
монографии сделан в сторону влияния феодализма на церковную Церкви в этом противостоянии. В данных исследованиях подчеркива-
организацию, а в числе иных вопросов ученым была дана краткая лось, что «присоединение Новгорода к Москве не сопровождалось
характеристика положения Новгородской святительской кафедры стремлением к разрушению его культурных ценностей»5. Сепаратист-
и новгородских ересей. ские настроения в новгородской литературе XVI в. уже не имели преж-
Из работ, созданных в эмиграции, следует выделить труды Г. П. Фе- него значения, а политические устремления новгородцев сменились
дотова «Святой Филипп, митрополит Московский» (1928 г.), с вклю- чисто церковными6. По мнению Д. С. Лихачева, после присоединения
чением жития Филиппа, и «Святые Древней Руси» (1931 г.), где ис- к Москве Новгород «в целом придерживался общерусских позиций,
следователь подробно останавливается на характеристике однако <...> идея совершенной самостоятельности Новгородской церк-
деятельности Иосифа Волоцкого и влиянии его идей на духовную ви (легенда о белом клобуке), о превосходстве “священства” над “цар-
жизнь XVI в.5 По мнению Г. П. Федотова, «осифлянство оказало ством” и т. д. еще долго сказывались и в новгородской книжности, и в
большие национальные услуги русской государственности», но име- новгородской жизни на протяжении всего XVI и XVII вв.»7.
Середина XX столетия отмечена публикацией целого ряда работ,
Там же. 1901. Т. 86. С. 270–282; 3) Кириллов монастырь//Там же. 1901, являющихся итогом изучения архивов. Так, в 1948–1951 гг. выходит
Т. 86. С. 700–716 и др. двухтомный труд Л. В. Черепнина «Русские феодальные архивы
1
Голубцов А. П. Чиновник Новгородского Софийского собора//ЧО- XIV–XV вв.», в котором в комплексе проблем изучения архивов цер-
ИДР. 1899. Кн. 2. Предисловие. С. X–XII.
2 1
Иконников В. С. Опыт русской историографии. Т. 2. Кн. 1. Киев, Там же. С. 96.
2
1908. С. 635, прим. 2; Сокольский В. Д. Участие русского духовенства и Там же.
3
монашества в развитии единодержавия и самодержавия в Московском Там же. С. 94–95.
4
государстве в конце XV и первой половине XVI вв. (Иссследование по Карташев А. В. Очерки по истории Русской Церкви. Т. 1. Париж, 1959.
памятникам древнерусской письменности конца XV и первой половине С. 425–427.
5
XVI вв.) Киев, 1902. С. 171–174. Лихачев Д. С. Идеологическая борьба Москвы и Новгорода в XIV–
3
Греков Б. Д. Очерки по истории хозяйства Новгородского Софий- XV вв.//Исторический журнал. 1941. № 6. С. 56.
6
ского дома XVI–XVII вв.//Греков Б. Д. Избранные труды. Т. 3. М., 1960. Он же. Литература Новгорода времени Грозного//История русской
C. 40–192, и др. литературы. Литература 1220–1580-х гг. Т. 2. Ч. 1. М.; Л., 1945. С. 519.
4 7
Никольский Н. М. История русской церкви. М., 1988. Он же. Национальное самосознание Древней Руси: очерки из об-
5
Федотов Г. П. Святые Древней Руси. М., 1990. С. 85–97. ласти русской литературы XI–XVII вв. М.; Л., 1945. С. 91–92.
182 Д. Д. Смирнова Новгородская епархия последней четверти XV–XVI вв. 183

ковных феодальных организаций затронуты и вопросы изучения Проблемы экономики и управления Новгорода в середине XVI в.
церковных формулярников XVI в.1 Одним из выводов, к которому рассматриваются в работе А. П. Пронштейна. Для изучения экономи-
приходит Л. В. Черепнин, является необходимость «рассматривать ческой составляющей жизни Новгорода здесь привлекаются писцовые
происхождение каждого отдельного документа в связи с историей и лавочные книги1. И. У. Будовниц приводит сведения, сообщаемые в
того феодального архива, к которому он относится»2. Помимо этого, житиях основателей монастырей, при воссоздании истории монастыр-
Л. В. Черепнин и А. А. Зимин публикуют трехтомное издание «Актов ской колонизации в Северо-Восточной Руси в XIV–XVI вв.2
феодального землевладения и хозяйства». Во второй части, подго- Обширный круг источников по истории Новгорода использовал
товленной к печати А. А. Зиминым, помещены актовые материалы В. Н. Бернадский в работе «Новгород и Новгородская земля в XV в.»3.
Иосифо-Волоколамского монастыря за период с середины XV в. до Им проанализированы писцовые книги, акты и летописи при рас-
1612 г.3 Целью этой публикации было «наглядно представить себе смотрении широкого круга вопросов социально-экономической и
землевладение этого крупного феодала», изучить основу его «фео- политической истории указанной территории. Изучая процессы,
дальной собственности на землю»4. В монографии «И. С. Пересветов которые привели к тому, что Новгородская земля вошла в состав
и его современники» А. А. Зимин, анализируя историю русской об- единого Русского государства, исследователь освещает позицию и
щественно-политической мысли середины XVI в., уделяет большое роль Новгородского архиепископа Феофила. При этом, в частности,
внимание творчеству новгородских книжников5. В. Н. Бернадский отмечал, что во взаимоотношениях между Новго-
В 1955 г. Н. А. Казакова и Я. С. Лурье публикуют итоги исследо- родом и Москвой видное место занимал «церковный вопрос»4.
вания по истории еретических движений XIV — начала XVI вв. на В. Л. Янин, обращаясь к проблеме интеграции письменных и ве-
Руси (прежде всего, в Новгороде), а также ряд грамот Новгородско- щественных источников средневекового Новгорода, отмечает, что
го архиепископа Геннадия (1484–1504 гг.)6. В работах Н. А. Казако- «изучение истории Новгорода <…> немыслимо вне постоянно воз-
вой, посвященных внешней политике Новгорода, затрагиваются и никающей в ходе исследований перекрестной проверки показаний
вопросы епархиальной жизни конца XIV — начала XVI вв., в особен- разных источников»5. В работе «Новгородские акты XII–XV вв.»
ности касающиеся межконфессиональных отношений7. В. Л. Янин показал, что после утраты политической независимости
в 1478 г. Новгород сохранял экономическую самостоятельность на
1
Черепнин Л. В. Русские феодальные архивы XIV–XV вв. Ч. 2. М.,
протяжении последующих 10 лет, а политические прерогативы бо-
1951. C. 25. ярской элиты сохранялись, судя по договору Новгорода с Ливонским
2
Он же. Русские феодальные архивы XIV–XV вв. Ч. 1. М., 1948. С. 5. орденом, до 1493 г.6
3
Зимин А. А. Акты феодального землевладения и хозяйства. Ч. 2. М., Краткий историографический обзор по истории церковной жизни
1956. Новгорода дал в своей книге «Политическая история русской кано-
4
Там же. С. 2.
5
Зимин А. А. И. С. Пересветов и его современники. Очерки по истории
русской общественно-политической мысли середины XVI в. М., 1958. 1
Пронштейн А. П. Великий Новгород в XVI в. Харьков, 1957.
С. 80–81. 2
Будовниц И. У. Монастыри на Руси и борьба с ними крестьян в XIV–
6
Казакова Н. А., Лурье Я. С. Антифеодальные еретические движения XVI вв. (по «житиям святых»). М., 1966. С. 45.
на Руси XIV — начала XVI в. М.; Л., 1955; Лурье Я. С. Идеологическая 3
Бернадский В. Н. Новгород и Новгородская земля в XV в. М.; Л., 1961.
4
борьба в русской публицистике конца XV — начала XVI в. М.; Л., 1960. Там же. С. 226.
7 5
Казакова Н. А. 1) Русско-ливонские и русско-ганзейские отношения. Янин В. Л. Очерки комплексного источниковедения. Средневековый
Конец XIV — начало XVI в. Л., 1975; 2) Внешняя политика Новгорода в Новгород. М., 1977. С. 237.
6
русской и советской историографии//Новгородский исторический сбор- Он же. Новгородские акты XII–XV вв.: Хронологический коммента-
ник. 1982. № 1 (11). С. 146–164. рий. М., 1991. С. 3–4.
184 Д. Д. Смирнова Новгородская епархия последней четверти XV–XVI вв. 185

низации (XI–XVI вв.)» А. С. Хорошев. Исследователь отдельно вы- круг источников о книжных центрах Новгородской земли: Иосифо-
делил процессы канонизации в Новгороде и Пскове как один из фак- Волоколамском, Соловецком и других монастырях1.
торов обоснования «политической концепции Новгорода» в его В 1991 г. защищена кандидатская диссертация Т. В. Кругловой,
противостоянии Москве1. Отдельные вопросы, касающиеся истории посвященная истории церковной жизни Пскова, являвшегося частью
Новгородской епархии, и прежде всего «иосифлян», затронуты в Новгородской епархии2. На основе комплексного использования со-
трудах Р. Г. Скрынникова2 и А. В. Сахарова с соавторами3. хранившихся до наших дней источников автор приводит и некоторые
С конца 70-х до начала 2000-х гг. выходит целый ряд работ архи- сведения из истории Новгородской владычной кафедры. В том же
мандрита Макария (Веретенникова), посвященных архиепископам, году выходит в свет труд Н. П. Парфентьева, затрагивающий вопрос
занимавшим Новгородскую кафедру в конце XV — середине XVI вв. становления певческого искусства и организации церковного пения
В этих трудах, с привлечением различных источников, представ- в Новгороде и ряде монастырей Новгородской епархии во взаимо-
лены как биографические сведения об архиепископах (прежде все- связи с реалиями эпохи. В работе привлечен большой круг источни-
го, Макарии и Феодосии), так и краткий анализ их отдельных сочи- ков, в том числе рукописных сборников3.
нений4. Конец XX — начало XXI вв. совпадает с публикацией важных
С 1987 г. в ИРЛИ РАН (Пушкинский дом), при непосредственном источников по истории Новгородской земли XV–XVII вв.: много-
участии Д. С. Лихачева, начинается выпуск «Словаря книжников и томного издания «Новгородских писцовых книг»4. В 1988 г. издают-
книжности Древней Руси», в котором представлена краткая инфор- ся «Акты Соловецкого монастыря 1479–1571 гг.»5. Выходит в свет
мация о литературном творчестве иерархов Новгородской епархии5. ряд работ о православной жизни в Карелии, в том числе в рассматри-
С 1991 г. здесь публикуются материалы, охватывающие широкий ваемый период, когда эта территория принадлежала Новгородской
епархии, а также исследования, освещающие вопросы церковной
1
Хорошев А. С. Политическая история канонизации (XI–XVI вв.). М., жизни отдельных пятин6.
1986. С. 137.
2
Скрынников Р. Г. 1) Святители и власти. Л., 1990; 2) Государство и 1
См.: Книжные центры древней Руси. Иосифо-Волоколамский мона-
церковь на Руси XIV–XVI вв. Подвижники русской церкви. Новосибирск, стырь как центр книжности. М., 1991, и др.
1991. 2
Круглова Т. В. Церковь и духовенство в социальной структуре Псков-
3
Сахаров А. В., Зимин А. А., Корецкий И. В. Церковь в обществе ской феодальной республики: автореф. дисс. ... к. ист. наук. М., 1991.
развитого феодализма (XIV–XVI вв.)//Русское православие: вехи исто- 3
Парфентьев Н. П. Древнерусское певческое искусство в духовной
рии/Науч. ред. А. И. Клебанов. М., 1989. С. 123. культуре Российского государства XV–XVII вв. Школы. Центры. Масте-
4
Веретенников П. И., диакон. Святитель Макарий, архиепископ ра. Свердловск, 1991.
Великого Новгорода и Пскова (1526–1542)//Журнал Московской Пат- 4
См.: Писцовые книги Новгородской земли. Т. 1. М., 1999, и др.
риархии. 1979. № 8. С. 69–79; Макарий (Веретенников), архим. 1) Мит- 5
Акты социально-экономической истории севера России конца XV–
рополит Макарий и преподобный Иосиф Волоцкий//Церковь и время. XVI в.: Акты Соловецкого монастыря: 1479–1571 гг./Сост. И. З. Либер-
1992. № 3. С. 66–71; 2) Последние годы архиерейства святителя Макария зон. Л., 1988.
в Великом Новгороде//Альфа и Омега (далее — АиО). 2000. № 2 (24). 6
Хрусталев М. Ю. Храмы Устюжны Железопольской//Устюжна:
С. 160–171; 3) Новгородский святитель Геннадий и его церковно-про- Историко-литературный альманах. Вологда, 1993. Вып. 2. С. 12–29;
светительские труды//ИВ. 2000. № 2 (6). С. 30–62; 4) Новгородский Пугач И. В. Устюжна Железопольская и уезд в XVI — первой половине
архиепископ Феодосий (1542–1563)//АиО. 2000. № 3 (25). С. 187–210; ХVII в.: территория, население, хозяйство: дисс. ... к. ист. наук. М., 1999;
5) Новгородский архиепископ Пимен (1552–1570)//АиО. 2003. № 1 (35). Пулькин М. В., Захарова О. А., Жуков А. Ю. Православие в Карелии
С. 98–137, и др. (XV — первая треть XX в.). М., 1999; Мануил (Павлов), архиеп. Кре-
5
Словарь книжников и книжности Древней Руси (XI — первая поло- щение карелов//Православие в Карелии. Материалы 2-й международной
вина XIV в.)/Отв. ред. Д. С. Лихачев. Вып. 1. Л., 1987. научной конференции, посвященной 775-летию крещения карелов. Пе-
186 Д. Д. Смирнова Новгородская епархия последней четверти XV–XVI вв. 187

С 2000 г. церковно-научным центром Русской Православной Церк- представил карту погостов Деревской пятины, составленную на ос-
ви начата публикация многотомного специализированного справоч- нове основного корпуса картографических и письменных источников
ного издания «Православная энциклопедия»1. В издании представ- XV–XVIII вв.1
лены и статьи, посвященные видным представителям Новгородской Происходит обращение и к новгородской агиографической лите-
епархии конца XV в. — XVI в. Особенностью данного издания явля- ратуре. Е. В. Романенко при характеристике повседневной жизни
ется наличие подробных пристатейных библиографий, включающих русского средневекового монастыря использовала, среди прочих ис-
опубликованные источники, а также архивные (рукописные) мате- точников, жития новгородских святых. Критически оценивая инфор-
риалы. мационные возможности житий, автор, тем не менее, отмечает, что
Широкое и комплексное исследование о жизни Новгорода XVI в. они позволяют рассмотреть повседневную жизнь обителей2.
представлено Э. А. Гордиенко2. Заслугой автора является попытка Жизни Новгорода посвящена также монография О. В. Кузьминой
рассмотреть духовную жизнь Новгорода через характеристику его «Республика Святой Софии»3. Основанное на материалах кандидат-
искусства: живописи, архитектуры и литературы. Для этого Э. А. Гор- ской диссертации, данное исследование посвящено изучению роли
диенко привлекла широкий круг источников, включающих летописи, церковной организации в жизни Новгородской республики XIV–
рукописные сборники и актовые материалы. Автором было отмечено, XV вв. Анализ историографии позволил автору утверждать, что «под-
что в истории изучения древнего Новгорода немногие исследователи робной, охватывающей все сферы деятельности, истории Новгород-
переходят рубеж 1478 г., по-видимому, вследствие кажущейся вто- ской архиепископской кафедры еще не написано»4. Важным являет-
ростепенности этого периода на фоне проблем эпохи независимости ся вывод О. В. Кузьминой, что «со второй половины XV в. приоритеты
и периода становления Русского государства. По этой причине, как новгородских священнослужителей меняются. На архиепископской
она полагает, собственная история Новгорода XVI в. пока не стала “степени” богомолец приходит на смену политику»5.
предметом постоянного внимания3. В 2007 г. выходит энциклопедический словарь, посвященный
Большой круг источников, таких как летописи, посольские книги, истории и культуре Великого Новгорода IX–XVII вв.6 Созданный
эпистолярно-публицистические произведения, указные памяти и большим авторским коллективом, словарь, наряду со статьями об
другие материалы, использованы в работе А. Л. Хорошкевич, по- общественно-политической истории Новгородской земли, включает
священной международным отношениям Новгорода изучаемого нами материалы, раскрывающие ее духовную историю, а также содержит
периода4. Автор демонстрирует взаимосвязь внешних и внутренних
политических факторов в развитии Новгорода середины XVI в. Пуб- 1
Фролов А. А. Конфискация вотчин новгородского владыки и мона-
ликуются исследования А. А. Фролова, в которых представлен анализ стырей последней четверти XV в.//Древняя Русь. Вопросы медиевисти-
историографии об истории конфискации вотчин Новгородского вла- ки. 2004. № 1 (15). С. 54–62; Фролов А. А., Пиотух Н. В. Исторический ат-
дыки и монастырей последней четверти XV в., помимо этого, автор лас Деревской пятины Новгородской земли (по писцовым книгам письма
1495–1496 гг.). М.; СПб., 2008. Т. 1.
2
Романенко Е. В. Повседневная жизнь русского средневекового мо-
трозаводск. 2003. С. 4–12; Черкасова М. С. Документы по истории Устю- настыря. М., 2002. С. 7–9.
3
женской десятины Новгородской митрополии в ХVII — начале ХVIII в.// Кузьмина О. В. 1) Церковь и политическая борьба в Новгороде в
Вестник церковной истории. 2011. № 3/4 (23/24). С. 5–29, и др. XIV–XV веках: автореф. дисс. … к. ист. наук. Великий Новгород, 2007;
1
Православная энциклопедия. Т. 1. М., 2000, и др. 2) Республика Святой Софии. М., 2008.
2
Гордиенко Э. А. Новгород в XVI в. и его духовная жизнь. СПБ., 2001. 4
Кузьмина О. В. Республика Святой Софии. С. 5.
3 5
Там же. С. 3, 9, 12. Там же. С. 390.
4 6
Хорошкевич А. Л. Россия в системе международных отношений се- Великий Новгород. История и культура IX–XVII вв.: Энциклопеди-
редины XVI в. М., 2003. ческий словарь/Отв. ред. В. Л. Янин. СПб., 2007.
188 Д. Д. Смирнова Новгородская епархия последней четверти XV–XVI вв. 189

биографические сведения о руководителях Новгородской епархии и Софии», не затрагивая историю самой Новгородской епархии. В опи-
других видных служителей Церкви, данные о монастырях и церквях, сании периода после падения Новгородской республики основное
о наиболее известных церковных древностях. Заслуживает внимания внимание уделено деятельности архиепископов Макария и Пиме-
составленный здесь полный библиографический список использо- на (1552–1571 гг.). Заслугой А. Е. Мусина является то, что данное
ванных в статьях опубликованных источников и литературы. При исследование представляет собой первую отечественную попытку
этом авторы привлекают материалы «Словаря книжников и книж- систематического изложения церковной истории Новгорода в X–
ности Древней Руси», изданного Институтом Русской литературы XVI вв., однако, как подчеркнуто в аннотации к книге, популярное
РАН. изложение событий и фактов (наряду с тем, что автор ограничился
Из работ, вышедших в последние годы, целый ряд исследований лишь приведением в конце монографии списка избранной литерату-
посвящен Иосифу Волоцкому и его ученикам, среди которых был, на- ры) снижает ценность данного труда для историков1. Другая работа
пример, Новгородский архиепископ Феодосий. Прежде всего, сюда А. Е. Мусина посвящена вопросу соотношения гражданской и цер-
надо отнести сборник статей «Преподобный Иосиф Волоцкий и его ковной общин в истории средневекового Пскова, который, как уже
обитель», содержащий новейшие исследования об Иосифе Волоц- подчеркивалось, имел прочные связи с Новгородом2.
ком и основанном им монастыре1, а также публикацию в отдель- Таким образом, анализ отражения истории Новгородской епар-
ном издании описей Иосифо-Волоколамского монастыря XVI в.2 Ио- хии последней четверти XV в. и XVI в. в отечественной литературе
сифу Волоцкому и «иосифлянству» посвящены также исследования показал отсутствие отдельных исследований по данному вопросу.
А. И. Алексеева. В монографии «Сочинения Иосифа Волоцкого в Краткую характеристику жизни Новгородской епархии содержат
контексте полемики 1480–1520-х гг.» представлен очерк жизни и дея- обобщающие труды по истории Православной Церкви, но в них ис-
тельности преп. Иосифа, характеристика основанного им монастыря, следователи сосредоточились на описании монастырей и церквей
обзор его творчества, разобрана ересь «жидовствующих»3. Помимо Новгородской земли. В отдельных работах, посвященных именно
этого, в отдельной статье А. И. Алексеевым дан обзор источников по Новгородской епархии, основное внимание уделено описанию
ереси стригольников4. Определенный интерес представляют разделы устройства «дома Святой Софии», истории его землевладения и хо-
книги И. М. Грицевской «Чтение и четьи сборники в русских монасты- зяйства, позиции Новгородской церкви в идеологической борьбе
рях XV–XVII вв.», посвященные Волоколамскому монастырю, фор- Новгорода и Москвы, а также взаимоотношению владыки с псков-
мированию его монастырской и келейных библиотек5. ским духовенством. В то же время, в историографии не представле-
Отдельного внимания заслуживают работы А. Е. Мусина. В моно- ны достоверные сведения о границах епархии в этот период и данные
графии «Загадки дома Святой Софии: Церковь Великого Новгорода о ее повседневной жизни. Отсутствуют работы, освещающие все
в X–XVI вв.» автор в серии очерков излагает историю «дома Святой сферы деятельности ее главы. Вне поля зрения исследователей оста-
лись также вопросы оценки архива Новгородской кафедры как исто-
1
Преподобный Иосиф Волоцкий и его обитель: Сб. статей. М., 2008.
рического источника. Все изложенное показывает перспективность
2
Шаблова Т. И. Три описи Иосифо-Волоколамского монастыря XVI в. дальнейшего изучения рассматриваемой темы.
СПб., 2014.
3
Алексеев А. И. Сочинения Иосифа Волоцкого в контексте полемики
1480–1520-х гг. СПб., 2010.
4
Он же. Стригольники: обзор источников//ВЦИ. 2012. № 3/4 (27/ 1
Мусин А. Е. Загадки дома Святой Софии: Церковь Великого Новго-
28). С. 151–203. рода в X–XVI вв. СПб., 2013.
5 2
Грицевская И. М. Чтение и четьи сборники в русских монастырях Он же. Церковь и горожане средневекового Пскова. Историко-архео-
XV–XVII вв. СПб., 2013. С. 84, 86–88, 90 и др. логическое исследование. СПб., 2010.
Русские летописи XVI в. о болезни и смерти Василия III 191

летописи. Историк предполагает, что эти списки сохранили текст,


возникший, возможно, в начале правления Елены Глинской. Вариант,
содержащийся в Новгородской летописи, появился, по его мнению,
в 1540-е гг. В то же время, так как многие ключевые эпизоды Повести
изложены одинаково, то «обе версии можно считать… видами одной
В. В. ШАПОШНИК (ранней) редакции памятника, представленной тремя списками»1.
Обратимся к тексту Повести. История начинается с того, что Ва-
силий III задумал поехать поохотиться на Волок Ламский. Но 11 ав-
РУССКИЕ ЛЕТОПИСИ XVI в. густа пришли известия о набеге татар на южные окраины России.
Великий князь принял все необходимые меры для отражения напа-
О БОЛЕЗНИ И СМЕРТИ дения. 20 августа произошло солнечное затмение, которое многими
воспринималось с опаской: «Людие же поразсудив и глаголаху в со-
ВАСИЛИЯ III бе, яко быти в царстве пременинию некоему». Вскоре татары ушли в
степи, в сентябре великий князь с семьей отправился в Троицу, а уже
затем поехал на охоту. В селе Озерецком он захворал: появилась
Смерть великого князя Василия III в декабре 1533 г. оставила небольшая «болячка» на ноге. Очевидно, первоначально большого
значительный след в русском летописании XVI в. В ряде летописных значения этому не придали. Василий III настроился на охоту, приехал
сводов находятся более или менее подробные рассказы об этом со- в Волок Ламский и присутствовал на пиру, устроенном в его честь
бытии. Наибольший интерес представляет «Повесть о болезни и тверским дворецким Иваном Юрьевичем Шигоной. Чувствуя себя
смерти Василия III». Эта Повесть сохранилась в нескольких редак- все хуже, государь добрался до села Колпь, куда пригласил на со-
циях, причем первоначальная была составлена вскоре после описы- вместную охоту брата князя Андрея Ивановича Старицкого.
ваемых событий1. Она читается в Софийской II2, Новгородской IV по Однако «потехи» не получилось, состояние больного всё ухудша-
списку Дубровского летописях3 и в Постниковском летописце4, при- лось. Василий III посоветовался с князем Михаилом Львовичем Глин-
чем текст, находящийся в Софийской II летописи и Постниковском ским, который, вероятно, обладал какими-то знаниями в медицине.
летописце, несколько отличается от того, который находится в Нов- Вскоре из Москвы вызвали врачей, которые (тоже после совета с
городской летописи. Споры о том, какая версия ближе к оригиналу, Глинским) приступили к лечению, но улучшения не наступило. Ве-
продолжаются до настоящего времени5. Последний исследователь ликий князь перебрался на Волок, причем ехать самостоятельно он
Повести М. М. Кром пришел к выводу, что, вероятно, более ранний уже не мог и его несли на носилках. Из Волока Василий III тайно от-
текст сохранился в составе Постниковского летописца и Софийской правил своего стряпчего и дьяка за духовными грамотами в Москву:
1
Лурье Я. С. Повесть о смерти Василия III//Словарь книжников и книж-
«А на Москве не повеле того сказывати митрополиту, ни бояром».
ности Древней Руси. Вторая половина ХIV–ХVI в. Ч. 2. Л., 1989. С. 277; В Повести подчеркивается, что об этих обстоятельствах дела не зна-
Демкова Н. С. Комментарий к Повести о болезни и смерти Василия III// ли ни братья Юрий и Андрей, ни бояре, ни великая княгиня, ни князь
ПЛДР. Середина ХVI в. М., 1985. С. 569–571. М. Л. Глинский. Привезенная старая духовная была сожжена. Пер-
2
ПСРЛ. Т. 6. СПб., 1853. С. 267–275. выми советчиками государя выступали Иван Юрьевич Шигона и
3
ПСРЛ. Т. 4. Ч. 1. М., 2000. С. 552–564; ПСРЛ. Т. 43. М., 2004. С. 224–232. дьяк Меньшой Путятин. Именно с ними Василий III «нача мыслити...
4
ПСРЛ. Т. 34. М., 1978. С. 17–24.
5
Кром М. М. «Вдовствующее царство»: Политический кризис в России
1
30–40-х гг. XVI в. М., 2010. С. 31–55. Там же. С. 55.
192 В. В. Шапошник Русские летописи XVI в. о болезни и смерти Василия III 193

кого пустити в ту думу и приказати свой государев приказ». Из бояр Семенович Воронцов и казначей Петр Иванович Головин, и дворец-
на Волоке находились: князь Дмитрий Федорович Бельский, князь кий его тверской Иван Юрьевич Шигона; и диаков его: Меньшой
Иван Васильевич Шуйский, князь Михаил Львович Глинский, дво- Путятин, Федор Мишурин». Именно с ними первоначально «начат
рецкие князь Иван Иванович Кубенский и Шигона. князь велики говорити о своем сыну о князе Иване и о своем великом
Несмотря на принимаемые меры предосторожности, слухи о тя- княжении, и о своей духовной грамоте, поне