Вы находитесь на странице: 1из 271

УДК 512 (075.

8)
ББК 22.143
К 71

К о с т р и к и н А. И. В в е д е н и е в а л г е б р у . Ч а с т ь I I I . О с н о в н ы е
с т р у к т у р ы : Учебник для вузов. — 3-е изд. — М.: Ф И ЗМ А ТЛИ Т, 2004. —
272 с. - ISBN 5-9221-0489-6.
Алгебраические структуры, известные из первых двух частей учебника
(группы, кольца, модули), изучаются на несколько более высоком уровне.
Идеи и результаты теории представлений, подкрепленные многочисленными
примерами, придают всему изложению общ ематематическое звучание. Осо­
бое место занимаю т конечно порожденные абелевы группы, теоремы Силова,
представления и характеры конечных групп, алгебры над классическими
полями. Имеются теоретико-числовые приложения. В заклю чительной главе
изложены основы теории Галуа.
Второе издание — 2001 г.
Д ля студентов младш их курсов университетов и вузов с повышенными
требованиями по математике.
Ил. 6.

© ФИЗМАТЛИТ, 2000, 2001, 2004


ISBN 5-9221-0489-6 © А. И. Кострикин, 2000, 2001
О ГЛ АВЛЕН И Е

ПРЕДИСЛОВИЕ 7

ЕЛАВА 1
Т Е О Р Е Т И К О -Г Р У П П О В Ы Е К О Н С Т Р У К Ц И И

§ 1. Классические группы малых р а з м е р н о с т е й ................................... 9


1. Общие определения (9). 2. П арам етризация групп SU(2),
SO(3) (10). 3. Эпиморфизм SU(2) — у SO(3) (12). 4. Геометри­
ческое изображ ение группы SO(3) (14). 5. К ватернионы (14).
Упражнения (18).
§ 2. Смежные классы по подгруппе ........................................................ 19
1. Элементарные свойства (19). 2. Строение циклических
групп (22). Упражнения (23).
§ 3. Д ействие групп на множ ествах ........................................................ 23
1. Гомоморфизмы G — УS(Q) (23). 2. О рбиты и стационарные
подгруппы точек (24). 3. П римеры действий групп на множес­
твах (26). 4. О днородные п ространства (30). Упражнения (31).
§ 4. Ф акторгруп п ы и гомоморфизмы ..................................................... 32
1. П онятие о ф акторгруппе (32). 2. Теоремы о гомоморфизмах
групп (33). 3. К ом м утант (37). 4. П роизведения групп (39).
5. Образующие и определяющие соотнош ения (41). Упражне­
ния (45).

ГЛАВА 2
СТРОЕНИЕ ГРУ П П
§ 1. Разреш им ые и просты е группы ........................................................ 48
1. Разреш им ые группы (48). 2. П росты е группы (50). У праж ­
нения (54).
§ 2. Теоремы С и л о в а ......................................................................................... 54
Упражнения (59).
§ 3. Конечно порождённые абелевы г р у п п ы .......................................... 60
1. П римеры и предварительны е результаты (60). 2. Абелевы
группы без кручения (61). 3. Свободные абелевы группы конеч­
ного ран га (64). 4. С троение конечно порождённых абелевых
групп (66). 5. Д ругие подходы к проблеме классификации (67).
6. Основная теорем а о конечных абелевых группах (71). У праж ­
нения (74).
4 Оглавление

§ 4. Линейные группы Л и .............................................................................. 74


1. Определения и примеры (74). 2. Кривы е в м атричны х гр у п ­
пах (76). 3. Дифференциал гомоморфизма (78). 4. А лгебра Ли
группы Ли (79). 5. Л огариф м (81). Упражнения (82).

ГЛАВА 3
ЭЛЕМ ЕНТЫ ТЕОРИИ П РЕДСТАВЛЕН И Й

§ 1. Определения и примеры линейных п р е д с т а в л е н и й .................... 86


1. Основные понятия (86). 2. П римеры линейных представле­
ний (91). Упражнения (95).
§ 2. У нитарность и приводимость ............................................................ 96
1. У нитарные представления (96). 2. Полная приводимость (99).
Упражнения (102).
§ 3. Конечные группы в р а щ е н и й ................................................................ 102
1. П орядки конечных подгрупп в SO(3) (103). 2. Группы п ра­
вильных многогранников (105). Упражнения (108).
§ 4. Х арактеры линейных представлений .............................................. 109
1. Лемма Ш ура и её следствие (109). 2. Х арактеры представле­
ний (111). Упражнения (116).
§ 5. Неприводимые представления конечных г р у п п ............................ 117
1. Число неприводимых представлений (117). 2. Степени не­
приводимых представлений (119). 3. П редставления абеле­
вых групп (121). 4. П редставления некоторы х специальных
групп (123). Упражнения (125).
§ 6. П редставления групп SU(2) и S O ( 3 ) ................................................. 127
Упражнения (130).
§ 7. Тензорное произведение п р е д с т а в л е н и й .......................................... 131
1. К онтрагредиентное представление (131). 2. Тензорное произ­
ведение представлений (132). 3. Кольцо характеров (133). 4. Ин­
варианты линейных групп (136). Упражнения (140).

ГЛАВА 4
К ОЛЬЦА И М ОДУЛИ

§ 1. Теоретико-кольцевые конструкции ................................................. 142


1. Идеалы колец и ф акторкольца (142). 2. Поле разложения мно­
гочлена (144). 3. Теоремы об изоморфизме колец (147). У праж ­
нения (149).
§ 2. О тдельные результаты о кольцах ..................................................... 150
1. Целые гауссовы числа (150). 2. Каноническое разложение
суммы двух к вад ратов (152). 3. Полиномиальные расш ирения
ф акториальны х колец (153). 4. Строение м ультипликативной
группы U ( Z n ) (154). Упражнения (158).
Оглавление 5

§ 3. Модули ........................................................................................................ 159


1. П ервоначальные сведения о модулях (159). 2. Свободные мо­
дули (163). 3. Целые элементы кольца (166). Упражнения (167).
§ 4. А лгебры над п о л е м .................................................................................. 168
1. Определения и примеры алгебр (168). 2. А лгебры с делением
(тела) (170). 3. Групповые алгебры и модули над ними (174).
Упражнения (183).
§ 5. Неприводимые модули над алгеброй Ли я [(2 ) ............................... 184
1. Исходный м атериал (184). 2. Веса и к ратн ости (186). 3. С тар ­
ший вектор (186). 4. Классификационный резу льтат (187).
Упражнения (188).

ГЛАВА 5
Н А Ч А Л А ТЕОРИИ ГАЛУА

§ 1. Конечные расш ирения п о л е й ................................................................ 190


1. П римитивные элементы и степени расш ирений (190). 2. И зо­
морфизм полей разложения (194). 3. Сущ ествование прим итив­
ного элемента (196). Упражнения (198).
§ 2. Конечные поля ......................................................................................... 198
1. Сущ ествование и единственность (198). 2. Подполя и авто­
морфизмы конечного поля (200). 3. Ф ормула обращения М ёбиу­
са и её применения (201). Упражнения (206).
§ 3. С оответствие Г а л у а .................................................................................. 207
1. П редварительны е результаты (207). 2. Ф ундам ентальное со­
ответствие Галуа (210). 3. Иллю страции к соответствию Га­
луа (211). Упражнения (215).
§ 4. Вычисление группы Галуа ................................................................... 215
1. Действие группы G al(f) на корнях многочлена / (215).
2. Многочлены и группы простой степени (217). 3. М етод при­
ведения по модулю р (219). 4. Нормальный базис (224). У праж ­
нения (227).
§ 5. Расш ирения Галуа и смежные в о п р о с ы .......................................... 228
1. П росты е числа в ариф метической прогрессии (228). 2. Р ас­
ш ирения с абелевой группой Галуа (229). 3. Н орма и след (230).
4. Ц иклические расш ирения (233). 5. К ритерий разреш им ости
уравнений в радикалах (235). Упражнения (238).
§ 6. Ж ё ст к о с ть и рациональность в конечных группах ................. 238
1. Определения и форм улировка основной теорем ы (239).
2. П одсчёт решений (240). 3. П римеры ж ёсткости (243). У праж ­
нения (245).
§ 7. Эпилог 245
6 Оглавление

ПРИЛОЖЕНИЕ
Н ЕРЕШ ЁННЫ Е ЗА Д А Ч И

1. Классификация конечных просты х г р у п п .......................................... 248


2. Регулярны й автом орфизм ....................................................................... 249
3. С транная алгебра Л и .................................................................................. 249
4. Проблема Б ернсайда .................................................................................. 249
5. Конечные группы полиномиальных а в т о м о р ф и з м о в .................... 250
6. П росто приводимые г р у п п ы ................................................................... 250
7. О братная задача Е а л у а .............................................................................. 251

ОТВЕТЫ И УКАЗАНИЯ К У П Р А Ж Н Е Н И Я М ........................................ 254


МЕТОДИЧЕСКИЕ ЗА М Е Ч А Н И Я ...................................................................... 263
П РЕДМ ЕТН Ы Й У К А ЗА Т Е Л Ь ......................................................................... 268
Последнее время всё более распространённой
становится то ч ка зрения, что многие области
м атем ати ки являю тся не чем иным, как тео­
рией инвариантов специальных групп.
Софус Ли

ПРЕДИСЛОВИЕ

Содержание третьей части учебника “Введение в алгебру” можно


квалифицировать как весьма серьёзное, но, надо надеяться, не слиш­
ком абстрактное продолжение первых двух частей. Новых понятий
будет сравнительно немного, по крайней мере в первых четырёх гла­
вах. Читатель встретит своих старых “знакомых” по [BA I, гл. 4] и
[ВА II, гл. 7], которые введут его в область гораздо более содержа­
тельных понятий. Самое пристальное внимание рекомендуется уде­
лить изучению примеров, которым отведена добрая четверть текста
(скажем, материал § 1 гл. 1 и § 3 гл. 3 естественно отнести к при­
мерам). Помимо всего прочего, подбор примеров рассчитан на то,
чтобы перебросить мостик между алгеброй и другими разделами
математики. Если в результате у читателя окрепнет чувство един­
ства математики, то цель, поставленную автором в третьей части
книги, следует считать достигнутой. Той же цели служит заключи­
тельная гл. 5, занимающая изолированное место и предназначенная
почти целиком для освоения в рамках спецкурса.
Нет необходимости подчёркивать, что “Введение в алгебру” —
учебник, рассчитанный на всех университетских студентов-матема-
тиков, а не только на будущих алгебраистов. Поэтому на подзаголо­
вок “Основные структуры” надо смотреть снисходительно: это всё
те же группы, кольца, поля, расширенные по ассортименту (с гео­
метрическим уклоном), а главное — обогащённые важным понятием
линейного представления. Именно модули и линейные представления
дают те реализации алгебр и групп, которые постоянно возникают
в анализе и геометрии.
А.И. Кострикин

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ЛИ ТЕРА ТУ РА

1. Адамс Дж. Лекции по группам Ли. — М.: Наука, 1979.


2. Атъя М., Макдональд И. Введение в коммутативную алгебру. — М.: Мир,
1972.
3. Барти Т., Биркгоф Б. Современная прикладная алгебра. — М.: Мир, 1976.
4. Белоногов В.А., Фомин А.Н. Матричные представления в теории конечных
групп. — М.: Наука, 1976.
5. Боревич З.И., Шафаревич И.Р. Теория чисел. — М.: Наука, 1972.
Предисловие

6. Бурбаки Н. Алгебра (модули, кольца, формы). — М.: Наука, 1966.


7. Вейль Г. Классические группы, их инварианты и представления. — М.: ИЛ,
1947.
8. Вейль В. Симметрия. — М.: Наука, 1968.
9. Вейль А. Основы теории чисел. — М.: Мир, 1972.
10. Винберг Э.Б. Курс алгебры. — М.: Факториал, 1999.
11. Джекобсон Н. Алгебры Ли. — М.: Мир, 1964.
12. Дъедонне Ж ., Мамфорд Д ., Керрол Дж. Геометрическая теория инвариан­
тов. — М.: Мир, 1974,
13. Инфелъд Л. Эварист Галуа. Избранник богов. — М.: Мол. гвардия, 1958.
14. Каргаполое М.И., Мерзляков Ю.И. Основы теории групп. — М.: Наука, 1972.
15. Клейн Ф. Лекции о развитии математики в XIX столетии. — М.: ГИТТЛ,
1937.
16. Клячко А.А. Теория Галуа: Уч. пособие. — Куйбышев: КГУ, 1982.
17. Кириллов А.А. Элементы теории представлений. — М.: Наука, 1972.
18. Кон П. Универсальная алгебра. — М.: Мир, 1968.
19. Кострикин А.И. Введение в алгебру. Ч. I. Основы алгебры. — М.: Физмат-
лит, 2000.
20. Кострикин А.И. Введение в алгебру. Ч. II. Линейная алгебра. — М.: Физ-
матлит, 2000.
21. Сборник задач по алгебре/ Под ред. А.И. Кострикина. — М.: Физматлит,
2000.
22. Курош А.В. Лекции по общей алгебре. — М.: Наука, 1975.
23. Ленг С. Алгебра. — М.: Мир, 1968.
24. Лидл Р., Пилъц В. Прикладная абстрактная алгебра. — Изд-во Уральск,
ун-та, 1996.
25. Мальцев А.И. Алгебраические системы. — М.: Наука, 1970.
26. Понтрягин Л.С. Непрерывные группы. — М.: Наука, 1973.
27. Постников М.М. Теория Галуа. — М.: Физматгиз, 1963.
28. Сергеев Э.А. Элементы теории Галуа: Уч. пособие. — Краснодар: КГУ, 1987.
29. Серр Ж.-П. Линейные представления конечных групп. — М.: Мир,
30. Серр Ж.-П. Курс арифметики. — М.: Мир, 1972.
31. Херстейн И. Некоммутативные кольца. — М.: Мир, 1972.
32. Холл М. Теория групп. — М.: ИЛ, 1962.
33. Шафаревич И.Р. Основные понятия алгебры. — М.: ВИНИТИ, 1986.
34. Шевалле К. Теория групп Ли. — М.: ИЛ, 1948.
35. Edwards Н.М. Galois Theory. — N.Y., В.: Springer-Verlag, 1984.
36. Jacobson N. Basic Algebra. I. — San Francisco: Freeman, 1974.
37. Malle G., Matzat B.H. Inverse Galois Theory. — N.Y., B.: Springer-Verlag, 1999.
38. Recent Developments in the Inverse Galois Problem, AMS, Contemporary
Mathematics No. 186, 1995.
39. Serve J.-P. Topics in Galois Theory. — Boston: Jones and Bartlett, 1992.
40. Tignol J.-P. Galois' Theory of Algebraic Equations. — Avon: The Bath Press,
1987.
41. Volklein H. Groups as Galois Groups. An Introduction. — Cambridge University
Press, 1996.

Ссылки на [19], [20] ниже в тексте заменены для наглядности эквивалентными


ссылками на [ВА I], [ВА II] .
Г лава 1

Т Е О Р Е Т И К О -Г Р У П П О В Ы Е
КОНСТРУКЦИИ

Настоящая глава развивает понятие группы, введённое в [BA I,


гл. 4]. В первую очередь акцент делается не на абстрактных группах,
коим посвящено много специальных руководств, а на изучении раз­
ного рода естественных “действий” групп. Именно конкретные реа­
лизации групп послужили толчком к развитию общей теории групп
и создали ей репутацию полезного инструмента математического ис­
следования. На фоне частных (но, заметим, важных) примеров ещё
настоятельнее становится идея рассмотрения (гомо-, эпи-, изо-) мор­
физмов групп, равно как теоретико-групповых конструкций, позво­
ляющих сводить изучение сложных объектов к более простым.

§ 1. К л а сси ч еск и е гр уп п ы м алы х р а зм ер н о с т е й

1. О бщ ие опр едел ени я. Курс линейной алгебры и геометрии


снабжает нас новыми образцами групп, которые заслуживают того,
чтобы остановиться на них чуть подробнее. Выделение в группах
преобразований аффинных, евклидовых, эрмитовых и симплектичес-
ких пространств подгрупп, оставляющих на месте фиксированную
точку (например, начало координат), приводит к так называемым
классическим группам GL(n), SL(п), О(n), SO(n), U(n), SU(n), Sp(n).
Отметим, что их истинное место — среди групп Ли, о которых мы
упоминали в [ВА II] и о которых вкратце речь будет идти в гл. 2.
Мы не ставим своей целью сколько-нибудь полное описание свойств
классических групп; это делается в других книгах. При небольших
п говорят о классических группах малых размерностей. С группами
GL(n), SL(n) мы имели случай встречаться ранее (см. [ВА I]). Желая
избежать большой зависимости от геометрии, напомним, что выбор
ортонормированного базиса в пространстве приводит к эквивалент­
ному матричному определению ортогональной и унитарной групп:
О(тг) = {А <ЕМ п{Ж) | гА • А = А ■lA = Е},
SO(п) = {А € О(п) | det А = 1 },
U(n) = {А <ЕМ п(С) | А* ■А = А ■А* = Е},
SU(n) = {А G U(n) | det А = 1 }.
Здесь А* = Ч — матрица, получающаяся из А = (а^) транспони-
рованием и заменой коэффициентов ац комплексно сопряжёнными
10 Гл. 1. Теоретике-групповые конструкции

числами ац. Группы SL(n), SO(n), SU(n) носят название специаль­


ных (линейных , ортогональных и унитарных). В частности,
0(1) = {±1}, SO(l) = 1 := {1},
U(l) = {ei(p | 0 sC tp < 2тг}, SU(1) = 1,
cosp —sin(^
0 ^ < 27Г
sin ip COSip
Изоморфизм между группами SO(2 ) и U(l) задаётся естественным
соответствием
COSip —sin(^
sin ip COS(£

Так как геометрическим изображением комплексных чисел ег(/?, 0 ^


^ р < 27г, является окружность S 1 единичного радиуса в Е2, то
говорят ещё, что группа SO(2 ) и окружность S 1 топологически эк­
вивалентны. Точный смысл этой терминологии разъясняется в курсе
геометрии.
Замечательная и гораздо менее очевидная связь существует меж­
ду группами SU(2 ) и SO(3). Остановимся предварительно на геомет­
рическом изображении группы SU(2 ), которое приведёт нас впослед­
ствии к геометрическому изображению группы SO(3).
2. П ар ам етр и зац и я гр уп п SU(2), SO(3). По известной тео­
реме Эйлера каждый элемент группы SO(3) собственных вращений
трёхмерного евклидова пространства Е3 является вращением вокруг
некоторой неподвижной оси. Скажем, матрицы
COS(£ —sirup 0 1 0 0
sirup cos ip 0 , Ce = 0 cos# —sin#
0 0 1 0 sin# cos#
отвечают вращениям вокруг осей Oz и Ох соответственно на углы
ер и #. Используя параметризацию вращений углами Эйлера ip, #, ф
(0 ^ р, гр < 2тт, 0 ^ в < 7г), геометрический смысл которых нас пока
не интересует, любую матрицу А Е SO(3) можно записать в виде
А — ВрСдВф , (2)
где В <р, Се, Вф - указанные выше матрицы (1 ).
Пусть, далее,
а /3
9= 7 S е su(2).

Имеем
* a 7 -1 5 -13
9 , 9 = a
0 S -7
§ 1. Классические группы малых размерностей 11

Так как д Е U(2) <(=> д* = д \ то (5 = а и 7 = —/3. Таким образом,


любая матрица д из SU(2 ) имеет вид

9= S i , Н 2 + |/?|2 = 1. (3)

Обратно, если д — матрица вида (3), то, очевидно, д Е SU(2). Зна­


чит, каждый элемент группы SU(2 ) однозначно определяется парой
комплексных чисел а , /3 таких, что \а\2 + \/3\2 = 1. Если положить
а = ад + га2, /3 = f3i + i/32 с а*, /Зк Е Е, г = л/-Т, то условие |(т|2 Т
+ |Д|2 = 1 , переписанное в виде
а 1 + а 2 + /^1 + ^2 = 1?
даёт основание говорить, что группа SU(2 ) топологически эквива­
лентна (гомеоморфна) сфере S 3 в четырёхмерном вещественном
пространстве R4.
Обратим внимание на унитарные матрицы
giv/2 0 cos(#/2 ) i sin(0 / 2 )
0 е" ^ / 2 ч CQ i sin(0 / 2 ) cos(#/2 )
Как доказывается в курсе линейной алгебры (а в данном случае
проверяется непосредственно), для унитарной матрицы д вида (3)
существует унитарная матрица и такая, что
д = ub^u-1 (5)
с (р, определяемым из уравнения ад = cos фр/2). Отметим также, что
любой матрице (3) при а(3 ф 0 можно придать вид
cos в- ■e<(v+^)/2 г sin ^ • ег^ ^ / 2
а(<р,6,ф) = Ъ^свЪгф = , ( 6)
г sin - • е*^-¥>)/2 cos - • е~^+ Ф )/2
2 2
где 1)
О ^ ср < 27 г , 0^ в < 7г, — 2тг ^ ф < 2тт.
Достаточно положить
I|се|
I = cos-0, л а = —-—
Arg ¥+ф ,

|/? |= s in ^ , Arg /3 = ——
используя то обстоятельство, что каждое комплексное число z за­
даётся двумя вещественными параметрами, \z\ и arg 2: (Arg 2 — глав­
ное значение аргумента arg z).
-1) Из дальнейшего будет видно, что р, 9, яр — те же углы Эйлера. Унитарным
матрицам =Ьд ставится в соответствие одно и то же вращение в М2, поэтому
область изменения яр сжимается до полуинтервала [0,27т).
12 Гл. 1. Теоретико-групповые конструкции

Теперь мы готовы приступить к решению основной задачи этого


параграфа.
3. Э п и м о р ф и зм SU(2) — У SO(3). Поставим в соответствие
каждому вектору х = + £ 2^2 + жзез трёхмерного евклидова
пространства R3 с нормой (х|х) = х\ + х\ + х\ комплексную мат­
рицу второго порядка
ц _ Хз Х\ Т i x 2 /^,4
х Xi - i x2 -Х 3 ' '
Пространство М У матриц вида (7) состоит из всех эрмитовых мат­
риц с нулевым следом ( гН х = Я х , t r Я х = 0), причём соответствие
между векторами x G l 3 и матрицами Я х Е МУ является, очевидно,
взаимно однозначным. В частности, базисным векторам е 1 ,в 2,ез Е
Е М3 соответствуют базисные матрицы hk = HGk, k = 1,2,3:
0 1 0 i 1 0
, h2 = , Лз =
1 0 -i 0 0 -1

Нх = Xihi + X2h2 + x 3h3, М 2 = (hi,h,2,h 3)®,.


Заметим, что каждому линейному оператору АА : Я х ^ Ну на
м + с матрицей А в базисе (8 ) будет отвечать вполне определённый
линейный оператор А : х i—у у на R3 с той же матрицей А в базисе
еъ е 2 , ез, поскольку Я ах = <тЯх, Я х+х/ = Я х + Я х/. Так как никакие
другие базисы в дальнейшем не используются, то мы будем иногда
отождествлять операторы и соответствующие им матрицы.
Пусть теперь д — фиксированный элемент группы SU(2). Рас­
смотрим отображение
Ф+: Нх ^ д Н хд ~ \ (9)
Так как следы подобных матриц совпадают, то 1 гФ+(Ях) = tri7 x =
= 0. Кроме того, д* = 1д — д ~1, поэтому
(дН^д-1 )* = (д~г)* Н*д* = дН^д~г
и, следовательно, Ф+(ЯХ) Е М У :
2/з 2/1 + ^2/2 _ тт
2/1 - ^2/2 -2 /3 у

где у = (2/1 , 2/2 , 2/з) Е М3. Из определяющих равенств (7) и (9) видно,
что
Ф+(Яах+а,х0 = аФ+(Ях) + а'Ф+(Ях,).
Стало быть, отображение Ф+ (соответственно Фр) — линейный опе­
ратор на МУ (соответственно на R3).
§ 1. Классические группы малых размерностей 13

Покажем, что Фд : R3 —>R3 — ортогональный оператор. В самом


деле,

(фэ(х)1фэ(х)) = (у|у) = —d e t Ну = - d e t $ +(ЯХ) =


= —det дН^д~г = —det Я х = х\ + х\ + х\ — (х|х),
т. е. Фд сохраняет норму, а следовательно, и скалярное произведение.
Пока не ясно, меняет ли Фд ориентацию пространства R3, что зави­
сит от знака (1е1Фд. Мы знаем лишь, что det Фд = =Ы. Как следует
из определения,
Ф+(Ф3'ЯХ) =д(д'Нхд'~1)д- 1 = ( д д ' Ш д д ' Г 1 = Ф+,(ЯХ),
причём Ф^ — единичная ортогональная матрица порядка 3 для Е =
= 0 1 ^ SU(2). Значит, соответствие

Ф: д I—УФд (или Ф+ : д \-У Ф^")


является гомоморфизмом SU(2) в 0(3). Ядро состоит из унитарных
матриц д, для которых Ф+ = Ф^. Другими словами,

КегФ = {д е SU(2)| дН = Нд V # <ЕМ+} =


= {д £ SU(2 ) | ghj = hjg , j = 1,2,3},
где h \ , h2j h3 — базис (8 ) пространства • Прямая проверка пока­
зывает, что
а /3
ghj = hjg, 1 ^ j ^ 3
•Д а
= > д = ± Е = > КегФ = {ЕЕ}.
Посмотрим теперь на образы унитарных матриц (4) при гомо­
морфизме Ф. Проведём вычисления для Ф+ в базисе (8 ):
bg,hib~l = (cosy?)fti + (siny?)ft2,
b^h2b~x = (—sin (p)hi + (cos p)h 2,
btphsb- 1 = h3.
Значит (здесь мы свободно переходим от Ф+ к Ф и от матриц — к
операторам), Ф^ = В^ (см. (1 )) — вращение трёхмерного евклидова
пространства R3 на угол ip вокруг оси Ох3 (или h3). Если р и и
выбрать такими, чтобы выполнялось соотношение (5), то поскольку
Ф — гомоморфизм, будем иметь
Фд = Ф А ^ Ф Д , det Фэ = <МФИ • 1 • (<МФИ) - 1 = 1.
14 Гл. 1. Теоретико-групповые конструкции

Это показывает, что на самом деле Ф — гомоморфизм SU(2) в


SO(3). Аналогичным образом проверяется, что ФСв — вращение на
угол в вокруг оси O xI. Теперь для любой матрицы А Е SO(3) имеем
А = В^СвВф = Фь^св^Ьф = ^ъ^свЪф = Фа(у ,в,Ф)-
Стало быть, образ Im Ф содержит всю группу SO(3), и нами доказана
Т е о р е м а 1. Группа SO(3) является гомоморфным образом
группы SU(2) при гомоморфизме Ф : д \-У Фд с ядром КегФ =
= {Е Е }. Каждое вращение из SO(3) отвечает ровно двум унитар­
ным операторам g и —д из SU(2).
4. Г ео м етр и ч еск о е и зо б р а ж е н и е гр упп ы SO(3). Из теоре­
мы 1 непосредственно вытекает
С л е д с т в и е . Группа SO(3) топологически эквивалентна (го-
меоморфна) трёхмерному проективному вещественному прост­
ранству ШР3.
В самом деле, мы видели в п. 2, что элементы из SU(2) нахо­
дятся во взаимно однозначном соответствии с точками сферы S 3 в
четырёхмерном вещественном пространстве R4. Линейным операто­
рам Eg Е SU(2) отвечают диаметрально противоположные точки на
S3, которые при гомоморфизме Ф склеиваются (отождествляются).
Получается одна из моделей проективного пространства ШР3. □
В курсе линейной алгебры и геометрии (см. [BA II, гл. 5, § 3])
проективное пространство МРП определяется как множество прямых
пространства Rn+1, проходящих через начало координат О. Каждая
такая прямая пересекает единичную сферу S n с центром в О ровно
в двух диаметрально противоположных точках. Заданием одной из
этих точек прямая однозначно восстанавливается. Это и значит, что
пространство МРП может быть определено как факторпространство
единичной сферы S n из Rn+1 по отношению, устанавливающему эк­
вивалентность диаметрально противоположных точек сферы S n. В
нашу задачу сейчас не входит задание топологии на МРП.
Мы пришли к довольно неожиданному результату. На сфере S 3
и на проективном пространстве ШР3 устанавливаются структуры
группы: в первом случае — SU(2), во втором — SO(3). Всякая попыт­
ка задать структуру непрерывной группы на S 2 или на ШР2 окончит­
ся неудачей (результат, не относящийся к нашей теме).
Согласно теореме 1 и её следствию группа SO(3) “в два раза
меньше”, чем группа SU(2). Существование эпиморфизма SU(2) — У
SO(3) делает естественным вопрос о существовании мономорфизма
SO(3) — У SU(2). Мы увидим в гл. 3, что ответ на этот вопрос ока­
зывается отрицательным.
5. К ватер н и он ы . Реализация SU(2) становится ещё более на­
глядной, если под R4 мы будем понимать специальное четырёхмер­
ное вещественное пространство, снабжённое структурой тела — ас­
§ 1. Классические группы малых размерностей 15

социативной, хотя и некоммутативной алгебры с делением над Е


(все отличные от нуля элементы обратимы). Имеется в виду зна­
менитая алгебра кватернионов, построенная в 1848 г. Гамильтоном
(W. Hamilton, 1805-1865) и в его честь обозначаемая буквой Ш. По
традиции для её базисных элементов используются символы 1 (еди­
ница), i (мнимая единица), j и к. Так как в Ш должен выполняться
закон дистрибутивности, то закон умножения целиком определяется
“таблицей умножения”:
1 i j k

1 1 i j k
i i -1 k -j
j j -k -1 i
k k j —i -1
Из этой таблицы сразу видно, что Ш— ассоциативная (но некомму­
тативная ) алгебра с центром Z(M) = Е и 1 — её единичный элемент.
Каждый элемент алгебры Ш однозначно записывается в виде
q = <T+ /^i + 7 j + 5k:= < T l + /^i + 7 j + 5k (10)
с вещественными коэффициентами а,Д ,7, J, так что
Ш
1 = Е1 + Ei + Ej + Ek.
Между прочим, умножение в Ш служит непосредственным про­
должением умножения в поле комплексных чисел С, покрываемом
кватернионами а + /3i (1 отождествляется с вещественной единицей
1, a i — с i — у/—1). Фактически Ш можно рассматривать как дву­
мерную алгебру над С. Действительно, для с, с1 ЕС, q, q' Е Шимеем
c(q + q') = cq + cq', (с + c')q = cq + c' q,
(cc')q = c(c'q) = c'(cq).
Так как
<Tl + /5i + 7 J T 5 k = (q + Дл/-1) 1 + (7 T —1) j,
to dime H = 2.
Аналогия с С просматривается и дальше. Так, сопряжённым с q
называется кватернион
q* — а —Д i —7 j —^ k
— аналог сопряжённого комплексного числа. Если q — “чистый
кватернион ”, т.е. а = 0, то q* = —q. Величина
N ( q) := q • q* = а 2 + Д2 + 7 2 + 52, (11)
вычисляемая посредством приведённой выше таблицы, называется
нормой кватерниона q. Очевидно, что q ф 0 = > IV(q) ф 0, а поэтому
16 Гл. 1. Теоретико-групповые конструкции

всякий ненулевой кватернион обратим:


-1 и* -1 -1
4 =Ш ' 44 = 4 4
Стало быть, множество Н* := Ш1\ {0 } является группой (мультипли­
кативная группа алгебры кватернионов).
Элементарно проверяется, что
(/qqi + Ц2Ч2У = /qqt + H 2 4 I , (qiq2)* = q 2qt;
TV(qiq2) =7V(qi)7V(q2).
Таким образом, отображение q и q* суть антиавтоморфизм (пе­
реставляющий множители) алгебры Н, а отображение q 1—> N(q) —
гомоморфизм мультипликативной группы Н* в 1* с ядром
Sp(l) := Ker N = {q <ЕИ| N ( q) = 1}. (13)
Группа Sp(l) называется симплектическощ она имеет прямое от­
ношение к линейным симплектическим группам Sp(2n,^), кратко
рассмотренным в [ВА II], но мы на этом останавливаться не будем.
Из (10), (11) и (13) видно, что группа Sp(l) топологически эк­
вивалентна сфере в специальном четырёхмерном пространстве Ш. С
аналогичным свойством, касающемся группы SU(2), мы встречались
в п. 2. Соединить эти два свойства совсем несложно. Рассмотрим ото­
бражение Г : Ш — у М2 (С), которое каждому кватерниону q = c+ jc'
вида (10) ставит в соответствие комплексную матрицу
а + i/3 7 + iS с с'
Г(Ч) (14)
—(7 —i8) а —i/3 —с' с
Очевидно,
r(/q q i + Ц2Я.2) = Mir (qi) + /x2r ( q 2),
r (q iq 2) = r ( q i)r(q 2), Г(1) = E
— свойства, присущие линейному представлению над С в том общем
смысле, который будет придан этому понятию позднее. Вспомним
попутно, что в [BA I, гл. 5] первоначальным алгебраическим изобра­
а ъ
жением комплексных чисел были матрицы е м 2 (е ).
-ь а
Из (14) следует, что

r(Sp(l)) = | И 2 + f = l } = SU(2),
—с
т.е. Г реализует изоморфизм групп SU(2) и Sp(l). К искомому эпи­
морфизму Sp(l) — УSO(3) мы придём следующим образом. Каждому
кватерниону q с единичной нормой поставим в соответствие отобра­
жение : Ш — у Н, полагая
ф ч (р ) = qpq (15)
§ 1. Классические группы малых размерностей 17

Так как q 1 = q* (см. (12)), то


ф ч (р *) = q p * q -1 = (q _ 1)*p*q* = ( ф ч (р )Г
Если р* = —р — чистый кватернион, то (Фч(р))* = Фч(р*) =
= —Фч(р), и, значит, подпространство Н- чистых кватернионов ин­
вариантно относительно Фч. Мы пришли к линейному оператору
Фч : ШГ — ►ШГ .
Как непосредственно вытекает из (15), Фч q = Фч Фч , т.е. элемен­
ты группы Sp(l) “представляются” матрицами третьего порядка:
з
ФЧ(Ж1 i + Х2j + Ж3 к) = 2/1 i + 2/2 j + 2/3 к; ^ a ^ x v.
U= 1
Отождествим трёхмерное евклидово пространство R3 с простран­
ством чисто мнимых кватернионов:
Ж3 = {р е ШГ I |р|2 := iV(p)}.
С таким определением квадрата длины |р|2 имеем
|Фч(р )|2 = ЛГ(Фч(р)) = N ( 4 ) \ p f N ( q - 1) = |Р |2,
поскольку по условию IV(q) = 1. Значит, Фч — линейный оператор,
сохраняющий длину, и мы имеем гомоморфизм Ф : Sp(l) — У 0(3).
Стоит отметить ещё раз, что Фч = £ в точности при q = =Ь1, и
поэтому КегФ = {±1} .
Вспомним теперь, что Sp(l) ~ S 3. Так как любую точку q Е
G S 3 можно соединить с точкой 1 гладкой кривой г (£), то Фгр) яв-
ляется кривой, соединяющей Фч с тождественным оператором Фх.
Определитель det — непрерывная функция оператора, зависящего
от параметра £, и так как d et1^! = 1, то det Фгр) = 1. В частности,
det Фч = 1. Стало быть, Фдр(д) С S0(3).
Осталось убедиться, что Ф — сюръективное отображение. С этой
целью предъявим в качестве образов известные нам матрицы (1).
Й й
a) q = cos 2 1 + sin 2 i => Фч (i) = i, т.е. ось i в R3 остаётся при
этом преобразовании инвариантной. Так как
, q 0 \ / в 0 \
® q (j)(cos 2 1 + sin - ijj^cos - 1 - sin - ij = cos6*j + sin 0 k,
Фч(к) = —sin в j + cos в к,
то Фч отвечает матрице C q. Аналогично, если q = cos —1 + sin —к,
то Фч отвечает матрице В^ поворота вокруг оси к.
Таким образом, справедлива
Т е о р е м а 1'. Отображение Ф (соответственно ФГ-1 ) являет­
ся гомоморфизмом группы Sp(l) ( соответственно SU(2)) на группу
S0(3) с ядром { ± 1 } ( соответственно {± Е }).

2 А.И. Кострикин
18 Гл. 1. Теоретико-групповые конструкции

УПРАЖНЕНИЯ

1. Используя геометрическое изображение группы SU(2), показать, что

(0,1,0,0) * (0, 0,1,0) = (0, 0, 0,1) ф (0, 0,1,0) * (0,1,0,0)


(произведение точек на S'3). Те же точки (0,1, 0, 0), (0, 0,1, 0), рассматриваемые
на МР3, перестановочны.
2. Показать, что если коэффициенты унитарных матриц

COS 727 i sin £2 COS 727 — sin 727


, K2(t) =
i sin | cos 1 sinf cos 1
eit/2 0
Ks(t) 0 e- i t / 2

продифференцировать по t и положить затем t — 0, то получатся матрицы

i 0 1 i , i 0 i i , i 1 0
1 0 = —hi, K ‘2 = — -i 0 = —h2 , Ко = — 0 -1
2 2 2 2 2 = 2 Лз’
составляющие базис пространства М 2 косоэрмитовых матриц

iks — /С2 + iki


k2 + iki -iks kj е М,

с нулевым следом: К * = —К , tr К = 0.
3. Кватернионные единицы i, j, к порождают в Sp(l) интересную подгруп­
пу — группу кватернионов Qs порядка 8, играющую заметную роль в разного
рода вопросах. Какое отношение к Qs имеют матрицы

1 0 i 0 , ± 0 1 , ± 0 i
0 1 5 =Ь 0 —i -1 0 i 0
4. Можно ли построить ассоциативную алгебру с делением А над К размер­
ности 3, содержащую С в качестве подалгебры?
5. Эйфория, возникшая в связи с открытием кватернионов, привела к соз­
данию общества сторонников кватернионных функций — аналога функций
комплексного переменного. Хотя больших достижений на этом пути не было
достигнуто, нельзя отрицать, что кватернионы имеют прямое отношение к ма­
тематической физике. В какой-то мере это можно усмотреть, введя дифферен­
циальный оператор
.д _ . д д
V= 1---- b к —
дх ду dz
на трёхмерном функциональном пространстве с базисом {i,j,k}. Справедливы
следующие соотношения:

. dt . dt dt
Vt = i-----bk —
дх J dy dz

— градиент скаляра t;

dH дН дЧ\
V 2t = - A t = -
дх2 ду2 dz2)
§ 2. Смежные классы по подгруппе 19

— выражение из теории потенциала;

' ди dv dw \
V(m + jv + кw)
• дх ду dz '
поле ^ у '
ди вергенция поля
. / dw dv\ . / ди dw\ \^( ди\
V ду dz ) ^ \ dz дх ) \<
9ж ду)

вихрь (ротор) ПОЛЯ

Предлагается провести все необходимые вычисления, опираясь на правила


умножения в алгебре кватернионов.

§ 2. С м еж н ы е классы по п о д г р у п п е

1. Э л ем ен тар н ы е свойства. Пусть G, G1 — две произволь­


ные группы с нейтральными элементами е, е'. Из определения гомо­
морфизма / : G — > G1 и из рассмотренных нами в [BA I; BA II]
многочисленных примеров видно, К ег/ — подгруппа в / , причём
ж(Кег/) = (Кег/)ж, х е G.
О п р е д е л е н и е . Подгруппа К С G называется нормальной в G,
если
хК х- 1 = К Уж е G.
Таким образом, ядра гомоморфизмов всегда являются нормаль­
ными подгруппами. Значение этого факта мы оценим в должной ме­
ре несколько позднее. Заметим пока, что далеко не всякая подгруппа
нормальна в G. Например, в S3 циклическая подгруппа ((123)) = A 3
нормальна, а ((12)) = {е, (12)} таковой не является (не рекомендуется
называть ((12)) “ненормальной подгруппой”).
Обратим внимание на то обстоятельство, что все элементы мно­
жества
a Ke r / = {ab\ б е К е г / } , а Е G,
отображаются в один и тот же элемент /(а) группы G1\ f(ab) =
= f(a)f(b) = /(о)е' = /(а). В свою очередь, если f ( g ) = /(а), то
/ ( а_1й0 = / ( а _1)/(5) = /( я ) -1 / Ы = е', откуда а~гд = b £ К ег/
и д = ab е а К ег/. Этот факт указывает на целесообразность раз­
биения G на подмножества вида а Кег/. Изучим такое разбиение в
общем случае независимо от гомоморфизмов.
О п р е д е л е н и е . Пусть Н — подгруппа группы G. Левым смеж­
ным классом группы G по подгруппе Н (коротко: G по Н ) называется
множество дН элементов вида gh , где д — фиксированный элемент из
G, a h пробегает все элементы подгруппы Н. Элемент д называется
представителем смежного класса дН.

2
20 Гл. 1. Теоретико-групповые конструкции

Аналогично определяются правые смежные классы Нд. Иногда


левые смежные классы в нашем смысле называются правыми, а пра­
вые — левыми. Важно придерживаться лишь одной какой-нибудь
терминологии. Если Н = Кег/ — ядро гомоморфизма, то дН — Ид
ввиду нормальности Н в G. Заметим, что одним из смежных классов
является сама подгруппа Н — Не — еН. Никакой другой смежный
класс подгруппой не является. Действительно, если дН — подгруппа,
то е Е д Н , откуда е = gh , д = h~x и дН = h~xH — Н.
Т е о р е м а 1. Два левых смежных класса G по Н совпадают или
не имеют общих элементов. Разбиение G на левые смежные классы
по Н определяет на G отношение эквивалентности.
Д о к а з а т е л ь с т в о . Пусть классы д\Н и д^Н имеют общий эле­
мент а = g\h\ = #2 ^ 2 - Тогда #2 = g i h ih ^ 1, а любой элемент g2h
класса д 2Н имеет вид g i h i h ^ h = д\Ы , где h' = h i h ^ h Е Н. Значит,
д 2Н С д \ Н . Аналогично доказывается, что всякий элемент из класса
д\Н содержится в д2Н и, стало быть, д\Н = д2Н.
Так как любой наперёд заданный элемент д Е G содержится в
д Н , то проведённое рассуждение показывает, что G представляется
в виде объединения непересекающихся левых смежных классов по
подгруппе Н:
G = \ J giH.
i
Согласно общему принципу, изложенному в [ВА I, гл. 1, § 6], это раз­
биение индуцирует на G отношение эквивалентности, которое опре­
деляется очевидным образом:
а~ b а~1Ъ Е Н.
Если угодно, в рефлексивности, симметричности и транзитивнос­
ти этого отношения можно убедиться непосредственно: а ~ а, по­
скольку а~ха — е Е Н; а ~ b а~хЪ = h Ъ~1а = /г-1 Е
ЕН b ~ а; а ~ Ь, Ъ ~ с = > Ъ~га = Zii, c~l b = /г2 = > с-1а =
= c~1bh\ = Л2 Й1 Е Н = > а ~ с. □
Аналогичное утверждение имеет место для правых смежных клас­
сов.
Разложение на смежные классы возникает естественным образом
в группах перестановок. Пусть, например, G = Sn — симметричес­
кая группа, действующая на множестве П = {1, 2,... , п}. Если рас­
смотреть совокупность Н элементов 7г Е Sn таких, что тг(п ) = п,
то, как нетрудно убедиться, Н — подгруппа в 5П, которую мож­
но отождествить с Sn- \ . Пусть то = е, т* = (г,п) — транспозиция,
переводящая п в i (г = 1, 2,..., п —1). Ясно, что
п —1
S n = |^J TfcSn—\.
k=О
§ 2. Смежные классы по подгруппе 21

Рассмотрим разложение S3 в левые и правые смежные классы по


подгруппе ((12)) = S2:
S3 = { е , (12)} U {(13), (123)} U {(23), (132)},
53 = {е, (12)} U {(13), (132)} U {(23), (123)}.
Мы видим, что множество левых смежных классов gS2 не сов­
падает с множеством правых смежных классов S2g ' . Тем не менее
между множествами {дН} и {Нд1} всегда имеется биективное соот­
ветствие, при котором
ж = gh Е дН ж-1 = h~l g~l Е Н д~1.
Действительно, если, например, hig^ 1 = то д\ = <72
и д\Н — д2Н. В частности, если {е, ж, ?/, 2,.. .} — множество пред­
ставителей левых (соответственно правых) смежных классов , то
{е,ж-1 , г/-1 , г -1, ... } — множество представителей правых ( соот­
ветственно левых ) смежных классов. Мощности этих множеств
совпадают. □
Множество всех левых смежных классов G по Н условимся обо­
значать символом G /H (или (G /H ) i , если возникает необходимость
рассматривать одновременно множество (G / H ) r правых смежных
классов G по Н). Для мощности Card G /H этого множества исполь­
зуется название “индекс подгруппы Н в G ” и вводится специальное
обозначение (G : # ), хорошо согласующееся с обозначением (G : е)
порядка \G\ группы G (число смежных классов по единичной под­
группе). Так как отображение Н — у дН взаимно однозначно (вспом­
ните доказательство теоремы Кэли и отображение L g), то Card дН =
= (Н : е). Таким образом, имеет место легко запоминающаяся фор­
мула
(G:e) = ( G : t f ) ( t f :е),
из которой вытекает классическая
Т е о р е м а 2 (Лагранж). Порядок конечной группы делится на
порядок каждой своей подгруппы.
С л е д с т в и е . Порядок любого элемента делит порядок группы.
Группа простого порядка р всегда циклическая и с точностью до
изоморфизма единственная.
Действительно, порядок любого элемента g Е G совпадает с по­
рядком порождённой им циклической подгруппы (д) [ВА I, гл. 4, § 2,
теорема 2]. Если, далее, \G\ = р — простое число, а Н — нееди­
ничная подгруппа, то делимость р на \Н\ означает, что \Н\ = р,
откуда Н = G. Стало быть, G совпадает с циклической подгруппой,
порождённой любым элементом д ф е. Все циклические группы дан­
ного порядка изоморфны [ВА I, гл. 4, § 2, теорема 3]. Это даёт право
говорить об единственности. □
22 Гл. 1. Теоретико-групповые конструкции

В связи с теоремой Лагранжа возникает “искушение” для каждо­


го делителя т порядка п группы G искать в G подгруппу порядка
т. Но для этого в общем-то нет оснований. Желающие могут про­
верить (а остальные должны подтвердить это на экзамене), что в
знакопеременной группе А 4 порядка 12 нет подгрупп порядка 6. Тем
не менее, как мы сейчас убедимся, в некоторых группах “обращение
теоремы Лагранжа” справедливо.
2. С т р о ен и е ци клич еск их гр уп п . Из [ВА I] нам уже известно,
что все циклические группы одинакового порядка изоморфны, а по­
рядок элемента в любой группе совпадает с порядком порождённой
им циклической подгруппы. На самом деле справедлива
Т е о р е м а 3. Всякая подгруппа циклической группы есть сно­
ва циклическая группа. Подгруппы бесконечной циклической груп­
пы (Z,+) исчерпываются ( бесконечными) группами (mZ,+), т G N,
а подгруппы циклической группы порядка q находятся во взаим­
но однозначном соответствии с (положительными) делителями d
числа q.
Д о к а з а т е л ь с т в о . Будем для разнообразия рассматривать
произвольную циклическую группу А = (а) в аддитивной записи.
Каждый её элемент, стало быть, имеет вид ка , где к G Ъ или же
к = 0 , 1 ,... ,q — 1, если А — конечная группа порядка q. Пусть В —
ненулевая подгруппа в А. Если ка G В для какого-то к ф 0, то и
—ка G В. Среди всех элементов ка £ В с положительными к выберем
элемент та, где т наименьшее.
Записав любое к > 0 в виде к = 1т + г, 0 ^ г < т, мы видим, что
из ка G В следует га = ка —l(ma) G В , т.е. г = 0. Значит, В = (а) —
циклическая группа.
Все бесконечные циклические группы изоморфны группе (Z,+).
В данном случае образующими служат 1 или —1, так что по доказан­
ному любая подгруппа в (Z, +) определяется натуральным числом т
и имеет вид
тЪ — (т • 1) = {0, =Ьш, ± 2 т , ... }.

Очевидно, что все эти подгруппы бесконечны.


Пусть теперь (а) = {0, а , —1)а}, qa = 0. Мы знаем, что
В = {0, та, 2т а , ...}, где т G N, причём sa Е В, s G N = > s = mt.
Утверждается, что т делит д. Действительно, пусть q = dm + г, 0 ^
^ г < ш. Тогда
0 = да = d(ma) + га,
откуда га = —d(ma) G В. Минимальность т влечёт г = 0, и мы
имеем q = dm. Таким образом,
В = {0, т а , 2 та, . .., (d — 1)та} = т А
§ 3. Действие групп на множествах 23

— подгруппа в А порядка d. Когда т пробегает по всем положитель­


ным делителям числа д, то же самое делает б?, и мы получаем ровно
по одной подгруппе каждого порядка d , делящего q. □
С л е д с т в и е . В циклической группе (а) порядка q подгруппа по­
рядка d, d | q, совпадает с множеством элементов b Е (а) таких ,
что db = 0.
Д о к а з а т е л ь с т в о . Если dm = q, то b Е В = т А и db = 0.
Обратно: пусть b = la Е (а) и db = 0. Из условия dla = 0 следует,
что dl = qk = dm k , откуда l = m k и b = la = k(ma) E m i). □

УПРАЖНЕНИЯ

1. Доказать, что в любой группе подгруппа индекса 2 обязательно нор­


мальна.
2. При помощи упр. 1 попробуйте доказать, что с точностью до изоморфизма
б'з — единственная неабелева группа порядка 6.

§ 3. Д е й ст в и е г р у п п на м н о ж е ст в а х
1. Г ом ом орф изм ы G — £ (П ) . Теория групп началась для нас
в [ВА I, гл. 4], с примеров групп преобразований — подгрупп группы
S(Q) всех взаимно однозначных отображений множества П на себя.
Этот подход соответствует как историческому пути развития тео­
рии групп, так и значению групп преобразований в других областях
математики. Так называемая абстрактная теория групп, являющая­
ся порождением более поздней эпохи (первая половина XX столетия),
далеко отошла от групп преобразований, но многие её понятия не­
сут на себе отпечаток старого времени. Именно, источник этих поня­
тий чаще всего покоится на идее реализации (представления) данной
группы G в S(Q), где П — подходящим образом выбранное множест­
во. Под реализацией G в S(Q) удобно понимать любой гомоморфизм
Ф : G — у S(Q). Если Ф9 — преобразование из 5(П), отвечающее
элементу g Е G, то Фе = — единичное преобразование П — у П
и Фgh = Фд о Ф/д д Д Е G. Образ Фд(х) точки (элемента) х Е П от­
носительно преобразования Фд часто обозначается просто символом
д х , что даёт право говорить об отображении (д,х) i-А дх декарто­
ва произведения G х П в П. Правильнее было бы писать д о х или
д * ж, чтобы не получалось путаницы с умножением в G, но боль­
шей частью в этом нет необходимости. Отмеченные выше свойства
преобразования Фд записываются в виде:
i) ex = ж, х Е П;
и) (gh)x = g(hx), g , h e i l .
Всякий раз, когда имеется отображение (д, х) i-A дх декартова
произведения G х П в П, удовлетворяющее свойствам i), ii), гово­
рят, что группа действует (слева) на множестве П, а П является
24 Гл. 1. Теоретико-групповые конструкции

G-множеством. С другой стороны, имея G-множество П, мы посред­


ством формулы
ФДж) = дх, х е П,
для каждого д Е G определим отображение Фд : П — у П, причём
из i), ii) следует, что Ф : д \-у Фд будет гомоморфизмом G в S(Q).
Говорят ещё (в особенности, когда \Q\ < оо), что с действием G на
П ассоциировано представление (Ф,П) группы G в группу переста­
новок. Ядро КегФ называют ядром действия группы G. Если Ф —
мономорфизм (иначе: если gx = х \/х Е П = > д = е), то говорят,
что группа G действует эффективно на множестве П.
З а м е ч а н и е . Каждое действие G на индуцирует действие G
на = П х ... х П по очевидному правилу д(ж1 , . .., Хк) = (доъ • • •
... ,gxk)- Кроме того, имеется индуцированное действие G на мно­
жестве всех подмножеств Ф(П) (см. [BA I, гл. 1, § 5, упр. 4]). Полагаем
д0 = 0, а если Т — непустое подмножество в (], то дТ = {gt \ t Е Т}.
Свойства i), ii) проверяются непосредственно. Легко понять, что Т
и дТ имеют одинаковую мощность, так что G индуцирует действие
на подмножествах одинаковой мощности.
2. О рби ты и стаци онар ны е п од гр уп п ы то ч ек . Две точ­
ки х ,х ' Е П называются эквивалентными относительно группы G,
действующей на П, если х 1 — дх для некоторого элемента д Е G.
Свойства рефлексивности, симметричности и транзитивности, лег­
ко получающиеся при помощи i), ii) (см. п. 1), показывают, что мы
имеем дело с истинным отношением эквивалентности, разбивающим
П на непересекающиеся классы эквивалентности. Эти классы экви­
валентности принято называть G-орбитами. Орбиту, содержащую
элемент жо Е П, естественно обозначать символом G(x о); таким об­
разом, G{x о) = {дх о | д Е G}. Используются, однако, и другие обо­
значения, подчёркивающие особенности того или иного действия G
на И. Понятие орбиты пришло из геометрии. Если, например, G =
= SO(2) — группа вращений на плоскости вокруг начальной точки
О, то орбитой точки Р будет служить окружность с центром в О,
проходящая через Р, а множество П = Е2 будет объединением кон­
центрических окружностей, включая окружность нулевого радиуса
(точка О). Для нас понятие орбиты также не является новым. Мы
им пользовались в [BA I, гл. 4] при разложении перестановки 7г Е Sn
в произведение независимых циклов. В качестве G бралась цикличес­
кая группа (7 г).
Пусть хо — фиксированная точка в П. Рассмотрим множество
St(zo) = {д е G | дх0 = х 0} С G.
Так как ехо = хо, a g,h е St(xo) => gh~x Е St(#o), т0 St(#o) — под­
группа в G. Она называется стационарной подгруппой (или стабили­
затором) в G точки хо Е П и часто обозначается символом СЖо. Для
§ 3. Действие групп на множествах 25

рассмотренного выше действия группы SO (2) на R2 имеем St (О) =


= S0(2) и St(P) = е, если Р ф О. В общем случае
дх о = д'х о д~гд' G St(a>0) «=> д' G gSt(a:o).
Стало быть, левые смежные классы д St(xo) группы G по стационар­
ной подгруппе St(xo) находятся во взаимно однозначном соответ­
ствии с точками орбиты G(x о). В частности,
CardG(^o) = Card (G/St(x0)) = (G : St(x0)). (1)
Здесь, как и раньше, G/St(#o) — фактормножество G по St(xo), а
{G : St(#o)) — индекс подгруппы St(xo) в G. Мощность CardGfTo)
часто называется длиной G -орбиты точки х$. Из (1) и из теоремы
Лагранжа следует, что длина любой орбиты относительно конечной
группы G является делителем порядка группы.
Обратим ещё внимание на то обстоятельство, что точку xq в пра­
вой части соотношения (1) можно заменить на любую точку х '0 Е
Е G(x о). Действительно,
CardG(^o) = CardG(^o) = (G : St(xf0)).
Более сильное утверждение о стационарных подгруппах заклю­
чается в следующем. Пусть х '0 = дх о. Тогда
St(rCo)<?^0 = Б1;(:Ео)Д = х '0 = дх0,
откуда g~l St(x'0) = х 0, т.е.
g_1St(a;o)3 С St(x0).
Аналогично,
g S t(x 0)g~1 С St(a;o),
поскольку
St(;co)<?-1a;o = St(a;0)a;o = х 0 = д-1 ^ .
Значит, имеет место равенство
St(a;o) = gSt(x0)g ~ 1 = {ghg _ 1 1 h G St(a;0)}.
В духе примера 1, рассматриваемого ниже, две подгруппы
Н, Н 1 С G называются сопряжёнными, если Н 1 — дН д ~1 для некото­
рого д Е G. Сформулируем полученные результаты в виде теоремы.
Т е о р е м а 1. Пусть группа G действует на множестве П. Если
две точки х о ,х '0 Е П лежат в одной орбите, то их стационарные
подгруппы сопряжены:
х '0 = дх о =>■ St(zo) = grSt^o)#-1 -
Если, далее, G — конечная группа и
п = и п 2 и ... и п г
26 Гл. 1. Теоретико-групповые конструкции

— разбиение П на конечное число орбит с представителями ад,


X2j ..., x rj то
г
|П| = £ ( G : S t^ O ). (2)
2=1
Формула (2) лежит в основе многих применений “метода орбит”
к конечным группам.
3. П ри м еры дей стви и гр уп п на м н о ж ест в а х . Мы остано­
вимся лишь на примерах, относящихся собственно к теории групп.
П р и м е р 1 ( действие сопряжением). На П = G определяется
действие любого элемента g Е G посредством формулы
х н-» 19{х) = gxg~x Мх Е G.
Можно было бы писать g о х = gxg~l , но мы предпочли восполь­
зоваться старым нашим обозначением из [ВА I, гл. 4, § 2, и. 4] для
внутреннего автоморфизма Ig, отвечающего элементу g Е G.
Действие элемента g , отождествлённое с действием Inn (G), назы­
вается сопряжением (или трансформированием) . Его ядром служит
центр группы G:
Z(G) = {z Е G\ Ig(z) = z Vg E G} = {z E G\ zg = gz \/g E G}.
Орбита элемента x E G = П, обозначаемая здесь символом x G, на­
зывается классом сопряжённых элементов , классом сопряжённости
или просто сопряжённым классом, содержащим ж. Если а,Ъ Е то
G и
иногда пишут а ~ Ъ. Для стационарной подгруппы St (ж), называе­
мой в этом случае централизатором элемента ж, чаще используется
обозначение С(ж) (или Cg (x ), если нужно выделить группу G).
Действие сопряжением, согласно замечанию в конце и. 1, перено­
сится на подмножества и подгруппы в G. Два подмножества Н ,Т С
С G сопряжены, если Т = дНд~г при некотором д £ G.
Пусть Н — подгруппа в G. Принято говорить, что
Щ Н ) := N g (H) := St (Я) = {д Е G \ дН д- 1 = Н}
— нормализатор подгруппы Н в G. В частности, Н <\ G {Н — нор­
мальная подгруппа в G), если N (H ) = G, что согласуется с определе­
ниями в § 2, и. 1. В соответствии с соотношением (1) длина орбиты
Н ° (число сопряжённых с Н подгрупп) совпадает с индексом нор­
мализатора N (H ) в G.
Пусть, далее, G — конечная группа и x f , . .., x G — её сопряжён­
ные классы, причём первые q из них одноэлементные:
x f = {xi}, i = l , . . . , q (х1 = е).
Тогда Z(G) = {x i,X 2, . . . , жд}, а соотношения (1) и (2) переписыва­
ются в виде
Ix f | = (G : С(Хг)), i = l,...,q,q + l,..., (!')
§ 3. Действие групп на множествах 27

г
|G| = \Z(G)\ + Y , (G ■C ^ ) ) - (2')
i=q+ 1

Пусть, скажем, G = S3. Тогда г = 3, q = 1 (т.е. Z(Ss) = e) и


5 3 = {e} U {(12), (13), (23)} U {(123), (132)}
— разбиение S3 на сопряжённые классы. Размеры этих классов (дли­
ны орбит) делят |5 з | = б, как и предписывается соотношением (1 ').
Соотношение (2') приводит немедленно к следующему интересно­
му утверждению.
Т е о р е м а 2 . Всякая конечная р-группа G (группа порядка рп >
> 1 , р — простое число) обладает центром Z(G) Ф е.
Д о к а з а т е л ь с т в о . Если G — абелева группа, то G = Z(G ),
и доказывать нечего. В противном случае г > q, (G : C{xi)) = рп\
Hi ^ 1 при i > q, и соотношение (2 ), переписанное в виде
г
pn = \Z(G)\+ Y , Pni>
i=q+ 1

показывает, что \Z(G)\ делится нар. □


Существование неабелевой р-группы установить легко. Достаточ­
но рассмотреть группу верхних треугольных матриц
1 а с
Р = 0 1 Ъ а,Ъ, с G
0 0 1
с коэффициентами в конечном поле из р элементов.
П р и м е р 2 {сдвиг). Определённое формулой L a(g) = ад отобра­
жение L a : G — У G, которое мы использовали при доказательстве
теоремы Кэли (см. [ВА I, гл. 4, § 3]), обычно называют левым сдви­
гом на а. Так как eg = g и (ab)g = a(bg), то левые сдвиги задают
действие G на себе, которое индуцирует действие на подмножествах
группы G. Пусть, в частности, Н — подгруппа и G/ Н — множество
левых смежных классов g H , д Е G.
Ясно, что отображение
(х,дН) I У х{дН) = (хд)Н
определяет действие Ьн группы G на G/Н . Ядром Ker L H этого
действия является множество
Ц G G\ L*(gH ) = д Н V9 g G} = { x g G\ хдН = gH Vg G G}.
28 Гл. 1. Теоретико-групповые конструкции

Другими словами, х Е Ker L H «<=> д l xg Е Н для всех д Е G, или,


что эквивалентно, ж Е дНд~г \/д Е G. Таким образом,
К ег£я = р | дНд~г
део
— наибольшая нормальная подгруппа группы G, содержащаяся в Н.
Эффективность действия G на G /H равносильна отсутствию под­
группы К С Н, К ф е, нормальной в G.
Во всяком случае, любую подгруппу Н индекса п в G можно ис­
пользовать для представления (LH,G /H ) группы G перестановками
L х на смежных классах G по Н. Это представление (возможно, не­
точное) гораздо более экономно, чем то, которое получается посред­
ством применения теоремы Кэли.
П р и м е р 3 ( транзитивные группы). Группу перестановок G С
С 5 П, действующую на множестве П = { 1 , 2, . . . , гг}, называют тран­
зитивной , если орбита G{ некоторой (а следовательно, и любой) точ­
ки i Е П совпадает с П. Другими словами, действие G х П — у П
транзитивно на П, когда для каждой пары точек i , j Е П найдётся
по крайней мере один элемент g Е G с g(i) = j.
Пусть — совокупность упорядоченных /^-элементных подмно­
жеств в П. Группа G, действующая на П, индуцирует действие на
если при этом имеет место транзитивность на то G назы­
вается к-транзитивной на П. Скажем, симметрическая группа Sn
n-транзитивна на О, а знакопеременная группа А п (п —2)-транзи-
тивна.
Любая группа G действует транзитивно на множестве G/ Н ле­
вых смежных классов G по Н (см. пример 2). Действительно, ес­
ли giH ,gjH — два смежных класса, то gjg^ 1{g%H) — 9jH . Тем бо­
лее удивительно, что получение прямыми средствами информации о
/^-транзитивных группах фиксированной степени п при к > 5 весьма
затруднительно. Лишь весьма окольным путём в начале 80-х годов
XX столетия была доказана гипотеза К. Жордана, что всего таких
групп две: Sn и А п.
Мы собираемся получить любопытные количественные резуль­
таты о транзитивных группах, которые понадобятся нам в даль­
нейшем. Пусть G — транзитивная группа на П. Стационарную под­
группу St (г) точки г Е П обозначим символом G{. Нам известно (см.
теорему 1), что если г = #*(1), то G* = g i G i g p , г = 1,2,... ,п (gi =
= е). Кроме того, элементы gi можно выбрать в качестве представи­
телей левых смежных классов G по G \ :
G = G\ U g^G\ U ... U gnG\. (3)
В частности, \G\ = n|G i|, что согласуется с общими результатами о
длинах орбит (см. и. 2).
§ 3. Действие групп на множествах 29

Т е о р е м а 3. Пусть G — транзитивная группа на П, и для лю­


бого g G G пусть N (g ) — число точек в П, остающихся на месте
при действии д.
Тогда :
i) N(g) = \G\ (поделив обе части равенства i) на |G|,
получаем , что “в среднем” каждый элемент оставляет неподвиж­
ной одну точку);
и) если G — 2 -транзитивная группа, то АД#)2 = 2\G\.
Д о к а з а т е л ь с т в о , i) Имеем
п
£л% ) = £ гш .
pgg j= i
где T(j) — число элементов в G, оставляющих на месте символ j.
Другими словами, T(j) = \Gj \ . Но в силу транзитивности
\Oj\ = \gjGigj 1| = |Gi|,
где gj взяты из разложения (3). Стало быть,
П П

£ N{g) = £ \Gj\ = £ IGil = n\G\\ = |G|.


geG j=1 i= l
ii) Условие 2-транзитивности G означает, что на множестве ГД =
= П \ {1} стационарная подгруппа G\ действует транзитивно, т.е.
G \ -орбитами будут {1} и ГД. Пусть N'(x) — число точек в ГД, непо­
движных при действии х Е G. Соотношение i), применённое к паре
(Gi,fii), Даёт
£ М ( Ж) = |С!|.
XElG\
Так как N(x) = 1 + N'(x) для х G 6Д (добавляется точка 1), то имеем
£ N(x) = 2\G1\.
xeG i
Точно такие же соотношения справедливы для всех других G j :
£ N(x) = 2\Gj \ = 2\G1\.
xCzGj
Суммируя no j, получаем
п
£ £ N { x ) = 2 n \G 1\=2\G \.
j = i xeGj
Слева N(x) считается по одному для каждой подгруппы G j , в ко­
торой содержится х. Но х оставляет на месте N(x) точек и, следо­
вательно, содержится ровно в N(x) подгруппах G j . Это означает,
30 Гл. 1. Теоретико-групповые конструкции

что каждый элемент х вносит в сумму член N ( x ) 2. С другой сто­


роны, любой элемент у Е G, не содержащийся в объединении (J^. Gj,
переставляет все точки, так что N(y) = 0. Поэтому можно записать
соотношение

Е ^ ) 2= Е Е N ( x ) = 2\G\. □
geG j = 1 xeGj

4. О дн ор одн ы е п р о ст р а н ст в а . Для геометрии особый инте­


рес представляет тот случай, когда П — топологическое простран­
ство (например, прямая R или сфера S'2), G — так называемая не­
прерывная (или топологическая) группа, а действие (д, х) н->>дх под­
чиняется разумному требованию:
in) f(x ) = дх — непрерывная функция двух переменных д и х.
Группа G, действующая на П так, что выполняются свойства i),
ii) из п. 1 и ш), называется группой движений пространства П. При
этом могут быть движения, сохраняющие какую-нибудь метрику на
П. Пространство П называется однородным, если G действует на П
транзитивно в смысле примера 3, т. е. все точки из П принадлежат
одной G-орбите.
Из общих соображений пп. 1-2 ясно, что имеется взаимно од­
нозначное соответствие между точками однородного пространства
П и смежными классами G по одной из стационарных подгрупп Н .
При этом движению g Е G пространства П отвечает отображение
g'H I— у дд'Н на множестве G /H .
Рассмотрим с новой точки зрения хорошо известный нам из § 1
пример группы SO(3). Группу SO(3) удобно представлять себе дей­
ствующей на двумерной сфере S2 единичного радиуса. Очевидно,
что любой паре точек Р, Q Е S2 отвечает некоторое движение (вра­
щение), переводящее Р в Q, т. е. S2 — однородное пространство с
группой движений SO(3). Стационарная подгруппа St(P) любой точ­
ки Р G S2 оставляет неподвижной всю ось, проходящую через Р и
центр О сферы. Поэтому St(P) = SO(2) — группа вращений плос­
кости, перпендикулярной к оси ОР. Так как элементы группы SO(2)
отождествляются с точками окружности S1 единичного радиуса, то
группу SO(3) можно представлять себе в виде пирога, слоями кото­
рого являются единичные окружности, “пронумерованные” точками
двумерной сферы: SO (3)/S1 « S2. В этом случае говорят о рассло­
ении (о проекции р : SO(3) — > S 2) с базой S 2 и слоем р~х{Р) &
гИ S1, Р G S2. Точный смысл всех этих понятий разъясняется в кур­
сах геометрии и топологии, поэтому мы ограничимся сказанным.
§ 3. Действие групп на множествах 31

УПРАЖНЕНИЯ

1. Пусть Ф и Ф' — гомоморфизмы группы G в S(Q) и S(Qf) соответственно.


Тогда определённые ими действия на П и на называются эквивалентными,
если существует биективное отображение <т: Q — у Q', делающее диаграмму

П -Д . QI
ф9 4 \,Ф'д
П -Лл П'
коммутативной при всех д £ G. Таким образом, = <тФ9<т- 1 . Доказать, что
каждое транзитивное действие группы G эквивалентно действию G на левых
смежных классах по некоторой подгруппе Н.
2. Опираясь на теорему 2, доказать, что все группы порядка р 2 (р — простое
число) абелевы.
3. Показать, что центр группы Р , приведённой в конце примера 1, имеет вид
1 0 с
Z (P ) 0 1 0
0 0 1

Найти сопряжённые классы группы Р.


4. Пусть п — натуральное число. Запишем его в виде суммы п = щ +
+ П2 + .. . + Пт с n i ^ П2 ^ ^ Пщ 1. Число всех таких разбиений с m —
— 1, 2, . . . обозначим через р(п), так что р (3) = 3, р(4) = 5 и т.д. Разложение
7г = 7Г17Г2 . . . 7тш каждой перестановки 7г G Sn в произведение независимых цик­
лов (см. [ВА I, гл. 1, § 8]) однозначно определяет разбиение числа п. Показать,
что классы сопряжённости группы Sn находятся в биективном соответствии с
разбиениями числа п.
5. Пусть перестановка 7г Е Sn записывается в виде произведения г циклов
длины 1, s циклов длины 2, t циклов длины 3 и т.д., так что п — г + 2s + St + . . .
Показать, что мощность сопряжённого класса в Sn , содержащего перестановку
7г, выражается формулой

l rr!2s s !3 4 !. . . '
6. Пусть группа G действует на множестве П. Назовём подмножество
Г С П инвариантным относительно G (или
G-инвариантным), если дх Е Г для всех д £ G
и х G Г. Например, инвариантными множествами
при действии S O (2) на М2 являются концентрические
кольца.
Показать, что всякое инвариантное подмножество
в П является объединением орбит, причём G-орбита
любого элемента х Е П есть не что иное, как наимень­
шее инвариантное подмножество, содержащее х.
7. Показать, что для группы G с подгруппой Н
действие Н х G — у G , определённое сдвигом (/i,g) ^ hg, задаёт разбиение G на
правые смежные классы G по Н.
8. Видоизменив доказательство теоремы 1, получить соотношение

r(G: п) = тк У n{9)’
11 део
32 Гл. 1. Теоретико-групповые конструкции

где r(G : Г2) — число орбит группы перестановок G , действующей на мно­


жестве П.
9 (G.R. Goodson, 1999). Наряду с централизатором С (а) = (ж G G \ ха = аж}
в группе G рассматривают ещё косой централизатор

D(a) = (ж G G| жа = а _1ж},

встречающийся в теории динамических систем. Вообще говоря, D(a) не является


группой.
Доказать, что:
1) D(a) группа а2 = е и D(a) = С (а);
2) множество Е(а) = С (a) U D(a) всегда является группой.

§ 4. Ф а к т о р г р у п п ы и го м о м о р ф и зм ы

Этот параграф, в особенности п. 2, представляет известные труд-


ности, и к нему нужно возвращаться несколько раз, чтобы на
конкретных примерах усвоить небольшое число абстрактных ут­
верждений.
1. П он я ти е о ф а к т о р гр у п п е. Отношение эквивалентности
~ на группе G, определённое разложением G в смежные классы по
нормальной подгруппе Я (см. § 2), обладает одним замечательным
свойством. Именно, если а, Ь — произвольные элементы группы G и
а ~ с, b ~ б?, то по определению имеем а-1 с = /д Е Я, 6_1d = G Я,
откуда
(a&)_1cd = &_1a_1cd = &_1(a_1c)d = &_1/ii&(&_1d) = h'1h2 G Я
и, стало быть, ab ~ cd. Здесь использовано свойство нормальности
Я в G: = h[ <ЕЯ. Итак,
а ~ с, Ъ~ d = > ab ~ cd.
Фактически это означает, что операция умножения на группе G ин­
дуцирует операцию умножения на фактормножестве G / которое
мы условились обозначать G /H .
Имеет смысл говорить о композиции (об умножении) произволь­
ных подмножеств И, В группы G, понимая под АЯ множество всех
произведений ab с а Е И, b Е Ассоциативность в G влечёт
соотношение
(АЯ)С = {(ab)c) = {а(Ьс)} = А(ЯС),
и подмножество Н С G является подгруппой в G в точности тогда,
когда Я 2 = Я, Я - 1 = {Л- 1 1 Л е Я } С Я.
С этой точки зрения смежный класс аН равен произведению од­
ноэлементного множества {а} на подгруппу Я. Произведением смеж­
ных классов аЯ, ЬН является множество аН • 6Я, которое, вообще
§ 4 • Факторгруппы и гомоморфизмы 33

говоря, не обязано быть снова смежным классом по Н . Рассмотрен­


ное в § 2 разложение S3 по Н = {е, (12)} показывает, например, что
н • (13)Я = (13)Я и (23)Н.
Совсем иная ситуация получается, когда Н — нормальная подгруп­
па группы G. Так как дН — Ид для всех д Е G, то
аН-ЪН = а(НЬ)Н = а{ЪН)Н = аЪН2 = аЬН,
причём рассуждения, приведённые выше, показывают, что смежный
класс аЪН не зависит от представителей а, b смежных классов
аЯ, ЪН.
Свойства
аН -ЪН = аЪН,
Н -аН = аН • Н = аН,
а _1Я • аН = аН ■а _1Я = еЯ = Я
показывают, что справедлива
Т е о р е м а 1. Если Н — нормальная подгруппа в G, то опера­
ция умножения аН • ЪН = аЪН наделяет фактормножество G /H
строением группы, называемой факторгруппой G по Н . Смежный
класс Н служит единичным элементом в G/ Н, а а~хН — {аН)~х —
элементом , обратным к аН.
В случае конечной группы G порядок факторгруппы G/ Н опре­
деляется по формуле

\G , H\ = ^ = ( G: H) ,

котрая вытекает из всего сказанного и из теоремы Лагранжа


(см. § 2 ).
В случае аддитивно записываемых абелевых групп бинарная опе­
рация на G/ Н вводится соотношением
(а + Я) + (Ъ + Я) = (а + Ъ) + Н.
Соответственно G/ Н часто называют группой G по модулю Я, а в
применении к паре G = Ъ , Н = тЪ употребительно также выраже­
ние “группа Ъ по модулю ш”.
2. Т еор ем ы о го м о м о р ф и зм а х гр уп п . Согласно теореме 1
с каждой нормальной подгруппой К группы G ассоциируется некая
новая группа G/ Я, которая была названа факторгруппой G по К.
Так, наряду с эпиморфизмом Ф: SU(2) — > SO(3), описанным в § 1 ,
естественно ввести факторгруппу SU(2)/ {±Я7} и сравнить её с обра­
зом 1 шФ = SO(3). Как нетрудно догадаться, SU(2)/{=ЬЯ7} = SO(3),
но чтобы каждый раз не проводить рассуждения заново, полезно

3 А.И. Кострикин
34 Гл. 1. Теоретико-групповые конструкции

установить ряд общих фактов о подгруппах, гомоморфизмах и фак­


торгруппах. Впредь запись К <\ G означает, что К — нормальная
подгруппа в G.
Т е о р е м а 2 (основная теорема о гомоморфизмах). Пусть р :
G — > Н — гомоморфизм групп с ядром К = К етр. Тогда К —
нормальная подгруппа в G и G / K = Im p . Обратно, если К < G, то
существует группа Н (а именно G/ К ) и эпиморфизм тг : G — > Н,
ядро которого совпадает с К .
(тг часто называют естественным отображением или естест­
венным гомоморфизмом.)
Д о к а з а т е л ь с т в о . Мы уже знаем, что Ker р = К <\ G. Опреде­
лим отображение Тр : G/ К — >Н, полагая
Tp(gK) = ip(g).
Если дгК = д2К , то д р д 2 € К, <р(др) = е, и, стало быть, <р(дi) =
= р ( д 2), а это значит, что отображение Тр определено корректно
(т.е. не зависит от выбора представителя смежного класса). Так как
Щ91К ■g2k) = Tp(gig2K ) = ip(gig2) = = y{giK)Tp{g2K ),
то р — гомоморфизм. На самом деле <р — мономорфизм, потому
что из Tp(giK) = Тр(д2К ) следует <p(gi) = <р(д2), откуда <p(gi1g2) =
— 9 \ 192 G К и д \К = д2К . Ясно также, что Im Тр = Im<р.
Обратно, пусть К <\ G. Возьмём в качестве тг функцию, которая
сопоставляет любому элементу из G его смежный класс по К , т.е.
положим 7т(д) = дК. Ясно, что все требуемые свойства выполняют­
ся. □
Следует заметить, что заданием ядра гомоморфизм определяется
неоднозначно. Например, автоморфизмы д н->> д и д н->> д~1 абелевой
группы простого порядка р > 2 различны, но ядра их совпадают
(= е).
Имея гомоморфизм р : G — > G\ и подгруппу Н С G, естественно
посмотреть на ограничение р \н и на образ подгруппы Н относитель­
но этого гомоморфизма. Следующая теорема значительно упрощает
анализ всех возможных ситуаций.
Т е о р е м а 3 (первая теорема об изоморфизме). Пусть G — груп-
па , Н и К — её подгруппы, причём К нормальна в G. Тогда Н К —
— К П — подгруппа в G, содержащая К . Далее , пересечение Н П К
является нормальной подгруппой в Н, а отображение
ip: h K 1— ► h(H П К)
— изоморфизмом групп
Н К / К ^ Н / ( Н П К).
Д о к а з а т е л ь с т в о . Условие К <\ G, переписанное в виде дК =
= Kg, д G G, означает, в частности, что h K — K h для всех h Е Н.
§ 4 • Факторгруппы и гомоморфизмы 35

Множество Н К — {hk | ft Е Я, fc Е К } состоит из некоторого числа


смежных классов h K : Н К = \JheH h K . Заменив здесь h K на K h ,
мы придём к равенству
Н К = ( J h K = ( J ЙГ/i = К Н .
нен heH
Очевидно, что единичный элемент е, содержащийся в Я и К ,
содержится также в Н К . Далее, (hk )-1 = ft_1ft_1 = ft_1(ftftft_1)_1,
поэтому обратные ко всем элементам из Н К лежат в Н К . Наконец,
Н К • Н К = Н • К Н • К = Н • Я Я • Я = Я Я , т.е. множество Я Я
замкнуто относительно умножения. Мы видим, что подмножество
Я Я С G является подгруппой в G.
Так как Я С Я Я и Я < Я Я , то имеет смысл говорить о фактор­
группе Н К / К . Пусть 7г: G — G / K — естественный эпиморфизм
и 7Го := 7г I# — ограничение 7г на Я. Его образ 1т7Го состоит из
смежных классов ЯЯ, Я Е Я, т.е. из всех смежных классов G по Я,
имеющих представителей в Я. Другими словами, 1т7Го = Н К / К .
Итак, мы имеем эпиморфизм
7г0: Я — » Н К / К .
Его ядро Кегло, состоит из Я G Я, для которых 7Го(Я) = ЯЯ = Я —
единица в Н К / К . Но ЯЯ = Я Я G Я П Я, откуда Кегло =
= Я П Я. Как всякое ядро гомоморфизма, Я П Я — нормальная
подгруппа в Я (что без труда проверяется непосредственно).
По основной теореме о гомоморфизмах (теорема 2) соответствие
7Го : Я(Я П Я) I— 7Го(Я) = ЯЯ устанавливает изоморфизм Я /(Я П
П Я) = Н К / К . Так как 7Го — биективное отображение, то у? :=
= 7Го _1 : ЯЯ I— Я(Я П Я) также является изоморфизмом групп
Н К /К и Я/(ЯПЯ). □
Коль скоро имеется первая теорема об изоморфизме, то должна
существовать и вторая. Так оно и есть, но мы сформулируем лишь
облегчённый ее вариант, носящий специальное название.
Т е о р е м а 4 (теорема о соответствии). Пусть G — группа , Я и
К — её подгруппы, причём К <\ G и К С Я. Тогда Я = Н / К —
подгруппа в G = G/ К и тг* : Я i— Я является биективным отоб­
ражением множества Q,(G,K) подгрупп в G, содержащих Я, на
множество Q,(G) всех подгрупп группы G. Если Я Е fi(G, Я), то
Я < G <(=> Я < G, причём
G /H ^ G /H = ( G /K ) /( H /K ) .
Д о к а з а т е л ь с т в о . Пусть Я Е f2(G, Я). Из определения G / K
непосредственно вытекает, что Н / К — подгруппа в G/ К . Чтобы
убедиться в инъективности отображения 7г* : Я i— Я, рассмотрим
две подгруппы Я 1 , Н^ Е f2(G, Я), для которых Н \ / К = Я 2 /Я . Тогда

3*
36 Гл. 1. Теоретико-групповые конструкции

hi G Hi = > h i K = /г2АГ, /12 G H 2 => hi = h^k, а так как К С Н 2,


то /ii G Н 2, откуда Hi С i? 2 - Аналогично проверяется включение
Н 2 С Я ь Стало быть, H i — H 2. _
Установим теперь сюръективность отображения 7г*. Пусть Н G
G 0(G) и Н — множество тех элементов в G, из которых состоят
все смежные классы по К — элементы группы Н С G. Тогда, в
частности, К С Н и а, 6 G Н = > аАГ, 6АГ G Н = > аЪК = аКЪК G
Е Я ^ а ! ) Е Я и а Е Я ^ а К е Я ^ а^АГ = (aiT T 1 G
G Н = > a-1 G Н. Стало быть, Н — подгруппа в G, причём Н =
= Н / К (обычно Н называют прообразом в G подгруппы Н С G).
Довольно очевидна импликация Н G fi(G, AT), Н <\ G => Н <\ G,
формально вытекающая из равенств g K h K • (gAT)-1 = ghg~l K =
= h 'K G H для всех g G G, h G H . Но по тем же причинам H <\ G =>
= =Фg h g - 'K = g K - h K • (^АГ)-1 = ЫК g h g G Н = > Я < G.
Наконец, в ситуации Н G fi(G, AT), < G, по доказанному можно
рассмотреть два естественных эпиморфизма
7г : G — >>G / K , 7г : G — >>G /H
(д I—>• 7f(g), где g = gAT G G) и их композицию — эпиморфизм
а = л о 7г: G — » G /АА,

определённый правилом сг(д) = 7Г(д) = дН. Имеем


Кег сг = {g G G | <7 (0 ) = Я} = {<? G G | д G Я} =
= {g G G | дАГ = ДАТ для некоторого h G АД = Н.
Следовательно, по основной теореме о гомоморфизмах отображение
дН I—>• дН является изоморфизмом между G/ Н и G/ Н . □
П р и м е р 1. Пусть n = dm — натуральнее число с делителем d > 1. Очевидно,
что nZ С dZ, и отображение ж i- э dx + nZ является эпиморфизмом аддитивных
групп:
Z — » dZ/nZ = {dz + nZ I г = 0 , 1 , . . . , m — 1},
с ядром mZ. По теореме 2 имеем изоморфизм
Zm := Z / mZ = dZ/ nZ
(что довольно понятно и так). При помощи теоремы 4 находим
Z /dZ = (Z / nZ) / (dZ / nZ),
т.е. = Zn/Z-m.
Вспоминая о теореме Лагранжа, мы приходим к утверждению, что все nod-
группы и факторгруппы циклической группы сами являются циклическими
группами.
Этот результат можно получить, конечно, и без теорем о гомоморфизмах.
П р и м е р 2. Выделим в симметрической группе S 4 подгруппы
Vi = {е, (12)(34), (13)(24), (14)(23)} < S i,
S 3 = {е, ( 1 2 ), (13), (23), (123), (132)}
§ 4 • Факторгруппы и гомоморфизмы 37

(в данном случае S 3 — стационарная подгруппа точки i = 4). Так как, очевидно,


Sз П V4 = е, то для подгруппы Н = S 3 V4 по теореме 3 имеем

Я /У 4 = 5 з / ( 5 з ПУ4) = 5 3.
В частности, \Н\ = |V4 1 - | | = 24, т.е. Н = S 4 . Итак, S 4 обладает подгруп­
пой, изоморфной 5 3, и аналогичной факторгруппой. Применяя теорему 4, мы
получаем описание множества П(5 '4 ,У4) подгрупп в S 4 , содержащих У4:
П(^ 4 ,У4) = {У4,((12))У4 ,((13))У4 ,((23)>У4 ,А 4 = ((123)>У4 , S4}
Обратим внимание на то обстоятельство, что для любого делителя d чис­
ла 24 в S 4 имеется хотя бы одна подгруппа порядка d. В частности, имеется
ровно четыре подгруппы ((123)), ((124)), ((134)), ((234)) порядка 3 и три под­
группы ((12))V4 , ((13))V4 , ((23))V4 порядка 8 (это так называемые 3-силовские и
2-силовские подгруппы). Собственных (т.е. не равных е и S 4) нормальных под­
групп всего две: У4 и А4.
Действительно, если К <\ S 4 и К ПУ4 ф е, то К D V4 , потому что неединичные
элементы в У4 все сопряжены относительно S 4 . Обращаясь к множеству П(5'4, У4),
мы видим, что К = V4 или К = А4. Е сли же К П У4 = е, К ф е, то
К < S 4 , V4 < S 4 = > K V 4 < s 4,
и остаётся принять, что K V 4 = S 4 , К = S 3 . Но Sз содержит транспозицию, а все
транспозиции сопряжены в 64 и порождают S 4 . С другой стороны, они должны
содержаться в К . Полученное противоречие показывает, что случай К П У4 = е
невозможен.
3. К о м м у т а н т . Выражение
(х,у) = х у х ~ ху~х,
называемое коммутатором элементов х , у группы G, служит коррек­
тирующим членом, необходимым для того, чтобы поменять местами
х и у.
ху = (х,у)ух.
Если х и у перестановочны, то (х,у) = е. Интуитивно ясно, что
чем больше в группе G коммутаторов, отличных от е, тем значитель­
нее отклонение закона умножения в G от коммутативного. Пусть
М — множество всех коммутаторов в G. Коммутантом (или про­
изводной подгруппой) группы G называют подгруппу G' ( = =
= (G, G)), порождённую множеством М (см. [BA I, гл. 4, § 2 ,
упр. 1 , 2 ]):
G ' = ((х,у) | х ,у G G) := gr(x,y).
Хотя (ж,?/)- 1 = у х у~ гх ~ г = (у,х) — коммутатор, произведение двух
коммутаторов быть им уже не обязано, так что G' состоит из все­
возможных произведений вида
(Х1,У1)(Х2,У2) ■■■(хк,Ук), Хг,Уг G G.
Конечно, в каждом конкретном случае желательно иметь более
точное описание коммутанта G'.
38 Гл. 1. Теоретико-групповые конструкции

П р и м е р . G = Sn . Коммутатор ( а , /3) = <т/3<т- 1 /3- 1 любых двух переста­


новок а,(3 Е Sn является, очевидно, чётной перестановкой. Поэтому S'n С А п .
Далее,
(zj)(z/c)(zj)_ 1 (z/c) _ 1 = (ij)(ik)(ij)(ik) = (i j k ),
а так как тройными циклами (ijk) порождается вся знакопеременная группа А п
(см. [ВА I, гл. 4, § 2 , упр. 11]), то мы приходим к выводу, что S'n = А п .
Отметим, что S'n <\ Sn , и факторгруппа Sn / S fn абелева.
Возвращаясь к общей ситуации, мы рассмотрим произвольный
гомоморфизм групп (р: G — >G. Так как
<р( ( х, у) ) = ( Д э т / а Г 1 ?/- 1 ) = i p ( x ) i f { y ) i f { x ) ~ 1i p ( y ) ~ 1,

то G (Gy, причём t (G') — (£?)'? если (р — эпиморфизм. Пусть


теперь К — нормальная подгруппа в G т (р = 1а : ж о аха~г —
внутренний автоморфизм группы G , индуцирующий какой-то эндо­
морфизм на К . Согласно сказанному выше I a(K') С К ' при любом
a Е G, а это означает, что
К < G = > К ' < G. (1)
В частности, G' <\ G.
Докажем теперь общее утверждение, вскрывающее внутренний
смысл понятия коммутанта.
Т е о р е м а 5. Любая подгруппа К С G, содержащая коммутант
G' группы G , нормальна в G. Факторгруппа G/G' абелева и G' со­
держится в каждой нормальной подгруппе К такой , что G/ К абе­
лева (б частности, максимальный порядок абелевой факторгруппы
G/ К равен индексу (G : G')).
Д о к а з а т е л ь с т в о . Если х Е К , g Е G и G' С К , то gxg~l =
= (gxg~lx~l)x = (g, ж)ж Е G'К = X, так что if Далее, из условий
G' d К, К <\ G, выполняющихся, в частности, при К = G' (см. (1)),
следует, что
(аК, ЪК) = аК • ЪК • a ^ i f • Ь"1# = а Ъ о Г ^ К = (а, Ь)К = К,
т. е. коммутатор любых двух элементов факторгруппы G/ К равен
единичному элементу (= К). Стало быть, G / K — абелева группа.
Обратно, если К <\ G и факторгруппа абелева, то
(а, Ъ)К = (аК,ЬК) = К
для всех а,Ъ Е G. Значит, (а, Ь) Е К и G' С К , поскольку G' порож­
дается коммутаторами. □
З а м е ч а н и е . Мы знаем теперь две важные нормальные подгруп­
пы любой группы G: центр Z(G) и коммутант G1. Связь между ними,
вообще говоря, слабая, но общая закономерность такова: чем “бли­
же” G к абелевой группе, тем больше Z(G) и тем меньше G1. Более
интересен следующий факт.
§ 4 • Факторгруппы и гомоморфизмы 39

Факторгруппа G/Z(G) неабелевой группы G по центру Z(G) не


может быть циклической.
Действительно, если G/Z(G) — циклическая группа, то G —
— |J i atZ(G), и любой элемент из G имеет вид д = alz , 2 Е Z(G). В
таком случае (g,h) = (alz,a^z') = аг+^~г~^ (z, z') = е для любых двух
элементов <7, ft Е G, а это значит, что G1 = е и G — абелева группа,
вопреки предположению. □
4. П р ои зв еден и я гр уп п . Сейчас мы рассмотрим конструк­
цию, позволяющую по заданным группам строить новые группы. В
различных частных случаях эта конструкция нам уже встречалась.
Назовём ( внешним) прямым произведением произвольных групп А
и В множество А х В всех упорядоченных пар (а, b) (не путать с
коммутаторами!), где а Е A, b Е В, с бинарной операцией
(ai, bi)(a 2 , 62 ) = (o-ift2 j ^162 )-
Строго говоря, следовало бы писать (ai, bi)*(a 2 , ^2 ) = (бц 0 *22 , bi 062 ),
где о,о,* — бинарные операции на Д, В и Д х В соответственно, но
для упрощения записи все операции условимся обозначать точкой
(впрочем, опуская и её). При аддитивной записи групп, например,
абелевых, естественно говорить о прямой сумме А ® В.
В А х В содержатся подгруппы й х е , е х Б , изоморфные соответ­
ственно А и В (ещё одна условность: единичные элементы в А и В
обозначаются одним символом е). Отображение ср: А х В — >В х А,
заданное равенством (р((а,Ь)) = (Ь,а), очевидно, устанавливает изо­
морфизм групп Д х В и В х А. Если у нас есть три группы А, В, С, то
можно говорить о прямых произведениях (А х В) х С и А х (В х С).
Положив т/>(((а, Ь), с)) = (а, (6 , с)), мы легко убеждаемся в том, что
(А х В) х С = А х (В х С).
Свойства коммутативности и ассоциативности прямого произведе­
ния дают нам возможность говорить о прямом произведении любого
конечного числа групп G \ , G2, . . . , Gn и писать
п
G\ х G2 х ... х Gn = Gf,
2=1

не указывая явно посредством скобок, в каком порядке берутся по­


парные прямые произведения (мы превращаем тем самым множество
всех групп в коммутативную полугруппу, элементами которой явля­
ются группы).
Т е о р е м а 6 . Пусть G — группа с нормальными подгруппами А
и В. Если А П В = е и А В = G, то G = А х В.
Д о к а з а т е л ь с т в о . Из равенства А В = G следует, что любой
элемент g Е G записывается в виде g = аб, где а Е А, Ъ Е В. Если
40 Гл. 1. Теоретико-групповые конструкции

ещё д = a\b\ , а\ Е А, Ъ\ Е В , то ab = ai&i = > a ^ a = Е А П


П В = е. Следовательно, сд = a, = 6, и м ы приходим к выводу,
что запись д = ab однозначна. Далее, А <\ G = > k = a(6a-16-1) =
= ао! Е Д; В <\ G = > к = (a&a_1)&_1 = Е £?, т. е. коммутатор
Е 4 П Б = е — единичный элемент, и, стало быть, аЪ = Ъа.
Определим теперь отображение р: G — УА х В, полагал р(д) =
= (а, Ь) для любого g = ab. Согласно вышесказанному р(дд ') =
= р(аЬа'Ь') = p{aa'bb') = (aaf,bbf) = (a,6)(a/,6/) = p(ab)p(afbf) =
= р(д)р(д'). Далее, <p(ab) = (e,e) «<=> a = e, 6 = e, т. e. Кекр = e.
Эпиморфность очевидна. Таким образом, у? удовлетворяет всем
свойствам изоморфного отображения групп. □
Группу G, удовлетворяющую условиям теоремы б, принято на­
зывать ( внутренним ) прямым произведением своих подгрупп А, В.
Отличие от внешнего прямого произведения состоит в том, что G
содержит в качестве прямых множителей сами группы Д,£?, а не
просто их изоморфные копии А х е, е х В . Разумеется, внешнее пря­
мое произведение G = А х В является также внутренним произве­
дением подгрупп А х е,е х Б, и при некотором навыке можно не
делать различия между ними, употребляя сокращённое словосочета­
ние “прямое произведение”.
Некоторую информацию о гомоморфизмах прямых произведений
даёт
Т е о р е м а 7. Пусть G = А х В, и пусть Ai <\ А, В\ <\ В. Тогда
Ai xBi<\G и G /(A i x B i ) = ( A /A i) x (B /B i). В частности , G /A = В.
Д о к а з а т е л ь с т в о . Пусть а : А — у А /А \ и Д : В — у В / В\ —
естественные гомоморфизмы. Определим отображение р: G — У
— X(A /A i) х ( B /B i) посредством соотношения p(ab) = (a(a),/?(b)).
Непосредственно проверяется, что р — гомоморфизм с ядром Кег р =
= Ах х В\ и образом I m p = (A /A i) х (B /B i). □
Как и в теории векторных пространств, легко доказать, что если
G — группа с нормальными подгруппами G i,. .., Gn, то G = Пг Gг
в том и только том случае, когда
G = (G i , . . . , Gn) и Gj П (G i , . . . , G j , . . . , Gn)
для всех j (“шапка” над Gj означает, что компонента Gj опущена).
То же самое выражается следующим свойством: G — прямое произ­
ведение своих нормальных подгрупп G i , . . . , G n, коль скоро каждый
элемент g Е G допускает, и притом однозначную, запись в виде
g = g i . . . g n, gi Е Gi. Прямое произведение п экземпляров груп­
пы Н называют ещё п- й прямой степенью и обозначают Н п =
= Н х ... х Н . В Н п выделяется специальная подгруппа — диагональ
А = { ( h ,h ,... ,h)\ h Е 77}, изоморфная Н.
Если в теореме б опустить условие EMG, то мы придём к понятию
полупрямого произведения: G = А В , ДНЕ? = е, (иногда пишут
§ 4 • Факторгруппы и гомоморфизмы 41

G = А \ В). В это определение следовало бы внести ещё описание


действия подгруппы В автоморфизмами на нормальной подгруппе
А , что обычно и делается в каждом конкретном случае.
З а м е ч а н и е . В виде прямых и полупрямых произведений пред­
ставляются многие известные нам группы. Например, Sn — полупря-
мое произведение нормальной подгруппы А п и циклической группы
((1 2 )) порядка 2 : Sn = А п X Z 2. Используя обозначения из примера 2
п. 2 , можно записать
А 4 = V4 X ((123)) = (Z2 х Z 2) X Z3,
S4 = V4 X S3 = (Z2 X Z 2) х (Z3 X Z2).
Ещё один пример: группа А(1,Е) аффинных преобразований
Е — > Е (см. [ВА I, гл. 4] или [ВА II]) является полупрямым про­
изведением нормальной подгруппы сдвигов и подгруппы GL(1,E)
преобразований, оставляющих точку х = 0 на месте.
5. О бразую щ и е и опр едел яю щ ие соотн ош ен и я . Вопрос о
системах образующих группы G уже обсуждался в [ВА I, гл. 4]. Мы
возвращаемся к нему, чтобы взглянуть на некоторые известные нам
группы с новой точки зрения. Из результатов [BA I, гл. 4] вытекает,
что для циклических групп нет необходимости составлять громозд­
кие таблицы Кэли. Условная запись
Сп = (с\ сп = е) (3)
даёт всю необходимую информацию об абстрактной циклической
группе Сп порядка щ подразумевается, что Сп = {е, с, с2, . .., сп_1},
причём cscl = cs+t при s + t < п и cscl = cs+t~n при s + t ^ п. С
другой стороны, любая циклическая группа является с точностью
до изоморфизма гомоморфным образом одной-единственной группы
(Z ,+ ).
Пусть теперь Fn — произвольная группа с нейтральным элемен­
том е, порождённая п образующими / i , . . . , / n, так что каждый её
элемент / записывается (возможно, многими способами) в виде
/ = ч е {i>2, . . . , n}, sj е z, (4)
где ij ф ij+ 1 , j = 1 , 2 , . . . , k — 1 . Это всегда достигается элементар­
ными заменами f f f t = /? +t, /? = е и /je = e/j = /j.
При выполнении условия / = е йд = ... = = 0 для каждого
/ , записанного в виде (4), говорят, что Fn — свободная группа ранга
п, порождённая п свободными образующими. Элементы группы Fn
обычно называются словами в алфавите {Д, Д-1 , ..., / п, /У 1}- Несо­
кратимая запись (4) слова / и его длина 1(f) = |si| + |s2| + ... + \sk\
однозначно определены; в противном случае пустое слово е := 0 =
= / / - 1 (единичный элемент в F n ) имело бы длину > 0. При данном п
42 Гл. 1. Теоретико-групповые конструкции

две свободные группы Fn и Gn, порождённые свободными образую­


щими / 1 , . . . , f n и g i , . .., дп соответственно, изоморфны; достаточно
положить Ф(/г) = gi, 1 ^ г ^ п, а для произвольного слова / вида (4)
считать
4 f)= 9 tl9 Z ---9 l:
(единицы в Fn и Gn обозначаются одинаковыми символами). Если,
однако, Gn не является свободной группой, то Ф будет всего лишь
эпиморфизмом с ядром КегФ, состоящим из тех слов, которые при
подстановке Д н->> gi переходят в единичный элемент группы Gn.
Это универсальное свойство (возможность продолжения 1^
^ i ^ п, до эпиморфизма Ф : Fn — > Gn для любой группы Gn с п
образующими) можно принять за определение свободной группы Fn,
но мы не будем на этом задерживаться.
Чтобы свободные группы не казались “мистическими объекта­
ми” , приведём некоторые их конкретные реализации.
п = 1 . F\ = (Z, +) — свободная абелева группа ранга 1 , или, что
то же самое, бесконечная циклическая группа.
п = 2. Пусть Z [t\ — кольцо многочленов от t с целыми рациональ­
ными коэффициентами. В специальной линейной группе SL(2,Z[£])
рассмотрим подгруппу F, порождённую матрицами
1 t 1 О
А = В =
О 1 5 t 1
Докажем, что F — свободная группа. Лёгкая индукция по к пока­
зывает, что элемент
W k = A aiB p l . . . A a"B ph, а и Р гф 0 , 1 sC г ^ jfc,
имеет вид
_ 1 + . . . + a k t 2k t ( . .. +
t ( . .. + a p a k t 2^k~ ^ ) 1 + . . . + a p a k- i a k t 2^k~ ^
где (ik = OL\j3\ .. .akPki a точками обозначены одночлены меньшей
степени относительно t. Ясно, что ИД ф Е. Произвольный элемент
группы F записывается либо в виде А а ф Е, либо в виде W =
= B ^ W k A a . Если W = Е, то ИД = В~@А~а, что, однако, невозможно
(сравнить степени при к > 1 , а при к = 1 сделать непосредственную
проверку).
Небольшое дополнительное рассуждение показывает, что при
подстановке t = ш, где т — любое целое число ^ 2 , группа F про­
должает оставаться свободной.
Введём теперь следующее
О п р е д е л е н и е . Пусть Fn — свободная группа с п свободны­
ми образующими / i , . . . , / n, S = {wi, i Е 1} — некоторое подмно­
жество элементов геДД,. .., / п) Е Fn и К = (S Fn) — наименьшая
§ 4 • Факторгруппы и гомоморфизмы 43

нормальная подгруппа в Fn, содержащая S (пересечение всех нор­


мальных подгрупп, содержащих S). Говорят, что группа G задана п
образующими a i , . .., an и соотношениями Wi(a\, ... , an) = е, i £ /,
если существует эпиморфизм 7г : Fn — у G с ядром / / такой, что
7r(/fc) = a/., 1 ^ к ^ п. При этом пишут
G = (ab . . . , a n | Wi(ai,.. .an) = е, i е I)
и называют G конечно определённой группой , коль скоро Card / < оо.
Сама группа Fn “свободна от соотношений”, чем и объясняется
её название. Из определения следует, что любая группа Н с п обра­
зующими bi , . . . , bn, которые удовлетворяют тем же соотношениям
Wi(bi, . .., Ъп) = е, i G /, и, возможно, некоторым другим, является
гомоморфным образом группы G. В частности, \Н\ ^ |G|. Вообще
говоря, одна и та же группа допускает много разных заданий обра­
зующими и соотношениями, хотя для конкретной группы G иногда
не так легко указать хотя бы одно задание. Самое существенное за­
ключается в том, что не существует общего алгоритма, который для
любой конечно определённой группы давал бы ответ на вопрос о ко­
нечности группы, о равенстве двух её слов и т.д. В этой области раз­
вит обширный аппарат комбинаторной теории групп. Рассмотрим
пока пару содержательных примеров, где все упомянутые вопросы
решаются до конца.
П р и м е р 1 (группа диэдра). Группа G = (а, b \ а 3 = Ъ2 = abab = е) с двумя
образующими и тремя соотношениями имеет порядок \G\ <С 6 , поскольку Ьа =
= а ~ 1 Ь~ 1 = (а 3 ) ~ 1 а2Ь • (62) - 1 = й2& и G, во всяком случае, исчерпывается
элементами е, a, a 2 ,b, ab, а 2 Ь. Так как для перестановок (123), (12), порождаю­
щих 5 3, выполняются соотношения (123)3 = ( 1 2 ) 2 = (123)(12)(123)(12) = е, то
отображение р : G — у S 3 , определённое соответствием а i- э (123), b i- э ( 1 2 ),
будет изоморфизмом G = S 3 . Стало быть, симметрическая группа S 3 задаётся
двумя образующими и тремя соотношениями. Напомним, что S 3 отождествляет­
ся также с группой всех преобразований симметрии правильного треугольника.
Полная группа преобразований симметрии 4 1' 3
правильного n-угольника Рп называется группой
диэдра (диэдралъной группой) и обозначается сим­
волом D n . Вращение
cos 9 —sin 9
Л =
sin 9 cos 9
многоугольника в его плоскости на угол 9 = 27т/п
вокруг центра О, расположенного в начале пря­
моугольной системы координат, порождает цикли­
ческую группу (А) порядка п. В D n содержится
ещё отражение Ъ = || J ^ || многоугольника Рп относительно оси, проходя­
щей через центр и одну из вершин (рис. 2 ).
По определению Ъ 2 = е. Различные преобразования симметрии
е, Л, Л2 ,Ап В , Л В , . . . , Л та_1В ( 5)
44 Гл. 1. Теоретико-групповые конструкции

в количестве 2п штук исчерпывают всю группу D n . В самом деле, всякое преоб­


разование симметрии определяется своим действием на вершины 1 , 2 , . . . , п мно­
гоугольника Рп . Если какое-то преобразование переводит 1 в /с, то оно должно
либо сохранять тот же циклический порядок вершин, как это делает Л к, либо
менять его на обратный, как это делает Л к~ 1 Ъ.
Поэтому никаких элементов, кроме (5), в D n нет. Заметим, что преобразо­
вание ЪА совпадает с А п~ 1Ъ , поскольку оба преобразования обращают порядок
вершин и переводят 1 в п. Таким образом, имеют место соотношения
А п = е, Ъ 2 = е, А ЪА Ъ = е.
Это означает, что D n является гомоморфным образом группы
G = (а, Ь| ап = Ъ2 = аЪаЪ = е).
Но, как и в случае п — 3, получаем Ьа = ап~ 1Ъ, так что любое слово в алфавите
{а, а- 1 , , 6- 1 } сводится либо к аг, либо к аг6, 0 <С г ^ п — 1. Стало быть, \G\ <С 2 п,
6

а ввиду вышесказанного должен иметь место изоморфизм G = D n . Тем самым


получено задание группы диэдра образующими и определяющими соотношения­
ми. Отождествим G с D n :
D n = (a,b | an = e, b2 = e, (a 6)2 = e).
Так как (a) <1 D n и D n /(a) — циклическая группа, то на основании теоремы 4
для коммутанта D'n группы D n имеем включение D'n С {а). Но а 2 = aba~ 1 b~ 1 =
= (а, 6) G и при п нечётном = (а), а при п чётном D n/ ( a 2) = (a,b) —
прямое произведение двух циклических групп порядка 2, откуда D'n — {а2). В
зависимости от чётности п меняются также центр Z ( D n ) группы D n и число г
её классов сопряжённости. Приведём готовые (и легко проверяемые) таблицы:
п = 2т, D'n = (a2), (Dn : D'n ) = 4, Z ( D n ) = (ат ), r = m + 3,

1 1 2 2 т т
е аш а ат ~ 1 b ab

п = 2т + 1, D'n = (а), (D n : D'n) = 2, Z ( D n) = e, r = m + 2,


1 2 2 2 п
е а а™ - 1 ат b

Представители сопряжённых классов стоят в нижней строке, мощности этих


классов — в верхней.
Стоит подчеркнуть, что вид определяющих соотношений (их левых частей
в записи = е) существенно зависит от выбора системы образующих группы.
Например, диэдральная группа D n порождается любыми отражениями относи­
тельно двух прямых, пересекающихся под углом 7г/m . Поэтому

D n = {gi,g 21 д\ = д\ = (9132)” = е).


Если исходить из прежнего задания, то можно положить д\ = ab, д 2 = Ь.
П р и м е р 2 (группа кватернионов). В отличие от предыдущего примера мы
с самого начала определим группу кватернионов Qg образующими и соотноше­
ниями:
Qg = {a,b | а 4 = е, Ъ2 = а2, ЪаЪ~х = а - 1 ).
§ 4 • Факторгруппы и гомоморфизмы 45

Снова ba = а - 1 b = а 36, и поскольку b2 = а2, любое слово в алфавите {а, а - 1 , 6,


6- 1 } приводится к виду as bf , 0 ^ s ^ 3, так что |Qs| ^ 8 .
Можем ли мы утверждать, что |Qs| = 8? Да, но только после того, как будет
предъявлена группа из 8 элементов, две образующие которой связаны теми же
соотношениями, что и а, Ь. Такую группу порождают известные нам из упр. 3 из
§ 1 кватернионные единицы i , j , k (отсюда и название группы), а также матрицы
г 0 0 1
А =
0 —i
, В =
-1 0
(г = V=T).
Действительно,
А 4 = Е, ВАВ~ 1 А'
1 О г 1
(Л,В) = (± О 1 ’ г О О }-
Эти матрицы нам уже встречались в упр. 3 из § 1. Собственно говоря, там пред­
лагалось проверить, что отображение a i—» A,b i—» В определяет изоморфизм
Q 8 — {А, В). Заметим, что а 2 Е Z(Qg), и так как факторгруппа по центру
неабелевой группы не может быть циклической (см. замечание после доказа­
тельства теоремы 4), то (а2) = Z(Qg). Все группы порядка 4 абелевы, поэто­
му Qg>/Z(Qg) = V4 — прямое произведение двух циклических групп порядка
2. Стало быть, коммутант Q'g совпадает с Z(Qg) и (Qg : Q'g) = 4. Сведения о
сопряжённых классах содержатся в таблице:
1 1 2 2 2
е а2 а b ab

Конечно определённые группы, простейшие примеры которых


мы рассмотрели, встречаются в разных областях математики, на­
пример, в качестве так называемых фундаментальных групп много­
образий. Неудивительно, что ещё многие относящиеся к ним вопросы
остаются открытыми.

УПРАЖНЕНИЯ

1. Вспомним определение из [ВА I, гл. 4, § 2, п. 4] внутреннего автоморфиз­


ма 1а : д I— ада - 1 и группы I n n ^ ) С Aut(G!). Показать, что I n n ^ ) < Aut(G!)
и ПпДб?) = G / Z ( G ), где Z(G) — центр группы G. Факторгруппа ОиДб?) =
= Aut(G!)/Inn(G!) называется группой внешних автоморфизмов.
2. Пусть Н и К — подгруппы группы G. Показать, что

\ н к \ - \ н п к \ = \ н\ - \ к \

(аналог формулы, известной из теории линейных пространств). Показать, далее,


что множество Н К будет подгруппой тогда и только тогда, когда Н К = К Н ; в
случае К <\ G это условие автоматически выполняется.
3. Составим для симметрической группы S 4 таблицу
1 3 6 8 6
е (12)(34) (12 ) (123) (1234)
аналогичную тем, которые мы использовали в только что рассмотренных при­
мерах. Опираясь на достаточно очевидное соображение, что в любой группе
нормальная подгруппа есть объединение некоторого множества сопряжённых
46 Гл. 1. Теоретико-групповые конструкции

классов, повторить данное нами в примере 2 описание нормальных подгрупп


группы S 4 .
4 . Показать, что Z( A х В) = Z(A) х Z(B).
5. Если К \ , К 2 <1 G , К 1 П К 2 = е, то G изоморфна некоторой подгруппе в
(G / K \ ) х ( G / K 2 ). Верно ли это?
6 . Пусть К <\ G = А х В. Доказать, что либо подгруппа К абелева, либо
одно из пересечений К П А, К П В нетривиально. Дать пример группы А х В с
нетривиальной нормальной подгруппой К такой, что К Г \ А = е ж К Г \ В = е. Тем
самым из К <| А х В, вообще говоря, не следует, что К = ( К П А) х ( К П В).
7. Является ли группа кватернионов Q g полупрямым произведением каких-
то двух своих собственных подгрупп?
8. Показать, что Н <\ Qg для любой собственной подгруппы Н С Q&.
9. Показать, что группы D 4 и Qg не изоморфны.
10. Показать, что A ut(D 4 ) = D 4 (так как \Z(D 4 )\ = 2, то, согласно упраж­
нению 1 , |Out((^)| = 2 ).
11. Все комплексные корни из 1 степеней р г, г — 0 , 1 , 2 , . . . , образуют бес­
конечную группу С(р°°). Она называется квазициклической, поскольку любое
конечное число её элементов порождает циклическую группу. Проверить это и
показать, что

С(р°°) = ( a i , a 2 , a 3, . . . | = 1 , a ?+ 1 = a*; i = 1, 2, 3, . . . ) .

12 (J. Monthly, 80, № 9, 1973). Пусть

G = (a,b | aba = ba2 b, а 3 = е, 62n_1 = е),


где n £ N. Доказать, что n = 1, т. е. Ь = е и фактически G = (а | а 3 = е) —
циклическая группа порядка 3.
13. Построить мономорфизм / : Sn — )►GL(n) такой, что матрица /(л -),
7г £ 5 П, имеет определитель det /(л ) = е^.
Матрицы вида /(л ), л Е Sn , называются матрицами перестановок. Ограни­
чение / на Ап является мономорфизмом в SL(n,M). Композиция f o b отображений
L : G — )►Sn (теорема Кэли) и / : Sn — )►GL(n) приводит к мономорфизму
G — )►GL(n) для любой конечной группы G.
Выписать отображение / в явном виде при п — 3.
14. Дополнить деталями следующее формальное определение свободной груп­
пы Fn ранга п. К алфавиту А = { а \ , а ^ 1, . . . , ап , а й 1}, состоящему из п букв
a i , . . . , an и их “антиподов” а^ 1, . . . , а й 1, добавляется символ е := 0 . Пусть S' —
множество всех “слов”, получающихся выписыванием этих 2 п + 1 символов в лю­
бом порядке в строки конечной длины. В словах допускаются повторения сим­
волов. Под произведением uv двух слов u, v понимается приписывание слова v к
концу слова и. Обратным к и = aN . . . — =Ы, k = 1, . . . ,га, называет­
ся слово и - 1 = а ~£т . . . и~ £1, е - 1 = е. На S вводится отношение эквивалент­
ности rsj. Именно, два слова считаются эквивалентными, если одно получается
из другого в результате применения конечного числа следующих элементарных
преобразований:

ее ~ е,
1
1 % ~ е,
а«а- а ~ 1сц ~ е,
aie ~ ai, аг_1е ~ аг
_1>
еа; ~ щ , еаг_ 1 ~ « А
§ 4 • Факторгруппы и гомоморфизмы 47

В каждом классе эквивалентности содержится одно-единственное “несокра­


тимое” (кратчайшее) слово. На классах эквивалентности по отношению ~ опре­
делена ассоциативная операция умножения (и обращение классов), индуцирован­
ная умножением слов. Единицей будет класс эквивалентности “пустого” слова е.
Множество классов эквивалентности с данной операцией умножения и есть как
раз свободная группа Fn с п свободными образующими a i , . . . , a n (свободная
группа ранга п.
П р и м е р . По “восьмёрке”, охватывающей своими петлями два столба, бе­
гает в разных направлениях котёнок с нитяной шпулькой, укладывая последую­
щие витки ниток поверх предыдущих. Когда котёнок находится в центре между
столбами, то направление его движения может меняться произвольным образом.
Пройденные им пути с начальными и конечными точками в центре интерпрети­
руются, очевидно, как элементы свободной группы F2 ранга 2 .

а- 1

Рис. 3
Несократимым словам отвечают натянутые нитки, освобождённые от три­
виальных петель aa- 1 , a - 1 a, 66- 1 , Ъ~1 Ъ. На рис. 3 участки а и a- 1 , b и 6- 1
изображены геометрически различными лишь для наглядности. Наш пример ре­
ализует F2 в виде совокупности классов “гомотопически эквивалентных путей”
(топологическая терминология) лемнискаты. В этом смысле фундаментальной
группой лепестка, изображённого на рис. 6 в комментариях к 3.3.2 в разделе
ответов и решений, будет свободная группа F&.
Глава 2
С Т РО Е Н И Е Г Р У П П

Изучаемые алгебраические объекты становятся более привлека­


тельными, если их свойства можно выразить на языке элементарных,
в том или ином смысле объектов и операций (циклических групп,
прямых и полупрямых произведений и т.д.), а сами объекты (в на­
шем случае группы) обнаруживают изначально или на более позднем
этапе тесную связь с другими областями математики. Мы видели
в гл. 1 , что даже такие маленькие группы, как Q$, S4 допускают
дальнейшее расщепление, полезное во многих отношениях. Бытовав­
шая когда-то наивная точка зрения, что конечные группы можно
перечислять, опираясь на утверждения типа теоремы Кэли, ушла в
прошлое: самые мощные компьютеры конца XX века не справились
с доказательством существования “монстра М ” — простой группы
порядка
\М\ = 246 • З20 • 59 • I I 2 • 133 • 17 • 19 • 23 • 29 • 31 • 41 • 47 • 59 • 71.
Это было сделано человеком. С другой стороны, задача перечисле­
ния с точностью до изоморфизма групп сравнительно небольшого
порядка 4096 = 212 представляет значительную сложность как для
машин, так и для человека.
В этой главе внимание будет сосредоточено на небольшом чис­
ле классов групп, знакомство с которыми полезно каждому матема­
тику.

§ 1. Р а зр еш и м ы е и п р о ст ы е гр уп п ы

1. Р а зр еш и м ы е гр уп п ы . Понятие коммутанта, введённое в


гл. 1, приводит к важному и весьма обширному классу групп. Пусть,
как и прежде, G' коммутант группы G. В G' также можно рассмот­
реть коммутант (G'Y = G ", называемый второй производной груп­
пой (вторым коммутантом) группы G. Продолжая этот процесс,
мы определим к -ю производную группу G ^ = (G^k -^у. Согласно
импликации (1 ) из § 4 гл. 1 G ^ <\ G и, тем более, G ^ <\ G^k_1\
Получается ряд нормальных подгрупп (производный ряд)
G > G(1) > G(2) > ... > G(/e) > G(/e+1) > ... (1 )
с абелевыми факторгруппами G ^ / G ^ k+1\
О п р е д е л е н и е . Группа G называется разрешимой , если ряд (1 )
обрывается на единичной подгруппе, т.е. = е для некоторого
наименьшего индекса т — ступени разрешимости группы G.
§ 1. Разрешимые и простые группы 49

Очевидно, что любая абелева, в том числе циклическая группа


является разрешимой ступени 1. Кроме того, в любой разрешимой
группе G ступени разрешимости т имеется абелева нормальная под­
группа ф е, а именно Как показывают рассмотренные в гл. 1
примеры, 54 = ^ 4 , А '4 = V4 , VI = е. Стало быть, знакопеременная
группа А 4 разрешимая ступени 2 , а симметрическая группа S4 раз­
решимая ступени 3. Более общим является
П р и м е р . Пусть
Т := Т (п,Я) = {А = (aij) С G L (га,Я) | ац = 0 Mi > j }
— группа верхне-треугольных матриц с коэффициентами в произвольном поле
Я. Прямая проверка показывает, что Т (п+1) = Е, так что Т (п,Я) — разрешимая
группа при любом п. Между прочим, её коммутант Т' = UT(n, Я) (группа верхне­
треугольных матриц с единицами по главной диагонали) обладает более сильным
свойством, чем разрешимость. Если для произвольной группы G положить

G\ := G, G2 = G' , Gk- 1-1 = (Gk ,G) = ((u,v)\ m G G к, v £ G),

то получится нижний центральный ряд группы G:

G = Gi > G 2 > G 3 > . . . > G k > G k+ 1 . . . (2 )


Группа G называется нилъпотентной класса с, если Gc ф е, но Gc+ 1 = е. Группа
иТ (п,Л ) нильпотентная класса п.
Справедлива следующая несложная
Т е о р е м а 1. Группа G с нормальной подгруппой К разрешима
в том и только том случае , когда разрешимы одновременно К и
G /K .
Д о к а з а т е л ь с т в о . Если Н С G, то Н 1 С G' , ..., С G^k\ и
отсюда непосредственно следует, что любая подгруппа Н разреши­
мой группы G разрешима.
Пусть теперь К — нормальная подгруппа разрешимой группы G
и G = G/ К — соответствующая факторгруппа. Естественный гомо­
морфизм 7г : G — У G приводит к эпиморфизму G1 на G (посколь­
ку, очевидно, ^((^ 1 ,^ 2 )) = (^(#i), ^{92)) для любого гомоморфизма
ср : G — У G) и, стало быть, — к эпиморфизму G ^ на G^k\ Это и
позволяет сделать заключение о разрешимости G.
Чтобы доказать утверждение теоремы в обратную сторону, вос­
пользуемся, заменив ср на 7г, уже отмеченным равенством
(Ш,Ш) = (91, 92), (3)
т.е. (giK, #2 ^ 0 = (gi,g2)K (формально надо различать коммутато­
ры в G и в G). Пусть s — ступень разрешимости факторгруппы G
и t — ступень разрешимости подгруппы К . Многократно используя
(3), мы приходим к равенству G (г) = (G)W при любом г. В частнос­
ти, G = (G = ё = К . Таким образом, имеет место включение

4 А.И. Кострикин
50 Гл. 2. Строение групп

G W С К , откуда получаем G(s+t) с К W = е, т.е. G — разрешимая


группа. □
С л е д с т в и е . Пусть — разрешимые нормальные подгруп­
пы произвольной группы G. Тогда К \ К 2 является также разреши­
мой нормальной подгруппой в G.
Д о к а з а т е л ь с т в о . Из гл. 1 мы уже знаем, что К \ К 2 — нор­
мальная подгруппа группы G. Далее, по теореме об изоморфизме
имеем
К\К%/ К 2 —К \ / П К 2)•
Теперь достаточно применить теорему 1. □
Доказанное следствие приводит к следующему утверждению: про­
изведение всех разрешимых нормальных подгрупп конечной группы G
будет максимальной разрешимой нормальной подгруппой F(G) в G,
и факторгруппа G/F{G) таких подгрупп уже не содержит.
Своему названию разрешимые группы обязаны теории Галуа, о
чём уже упоминалось в [ВА I]. Разрешимость группы S4 и всех её
подгрупп служит причиной разрешимости в радикалах алгебраичес­
ких уравнений степени п ^ 4. Более детально с этими вопросами
можно познакомиться в гл. 5, § 5.
2. П р о ст ы е гр уп п ы . Существуют группы ф е, совпадающие
со своим коммутантом и, стало быть, не являющиеся разрешимыми.
Более того, мы сейчас установим существование неабелевых групп, в
которых вообще нет нетривиальных (ф е и G) нормальных подгрупп.
Такие группы принято называть простыми.
Ле мма . Любая нормальная подгруппа К группы G является объ­
единением некоторого множества сопряжённых классов группы G.
Д о к а з а т е л ь с т в о . Если х Е К <\ G, то и gxg~l Е К для
всех g Е G. Следовательно, вместе с каждым элементом х Е К в
К содержится целиком класс сопряжённых элементов х ° и К =
= Uie/ Г ■□
Т е о р е м а 2 . Знакопеременная группа Д5 простая.
Д о к а з а т е л ь с т в о . Действительно, в группе Д5 , помимо еди­
ничной перестановки е, имеется 15 элементов (i j ) ( k l ) порядка 2 (по
три элемента этого вида в стационарной подгруппе каждой из то­
чек 1, 2, 3, 4, 5), 20 = 2(g) элементов (ijk) порядка 3 и 24 = 4!
элемента (1 i\ i>2h гф) порядка 5. Элементы порядка 2 все сопряжены:
они, очевидно, сопряжены в S5 , а так как стационарная подгруппа
(относительно действия сопряжением) элемента (12) (3 4) содержит
нечётную перестановку (1 2 ), то сопряжение может быть осуществ­
лено чётными перестановками. То же самое относится к элементам
порядка 3. Но элементы порядка 5, сопряжённые в S5 , в группе Д5
распадаются на два класса с представителями (1234 5) и (1235 4). В
самом деле, (4 5)(1 2 34 5)(4 5) _1 = (1 2 3 5 4), а централизатором (ста­
ционарной подгруппой) элемента (12 34 5) в Д5 служит циклическая
§ 1. Разрешимые и простые группы 51

группа порядка 5, порождённая этим элементом. Итак, мы имеем


таблицу
1 15 20 12 12
е (1 2)(3 4) (12 3) (12345) (12354)
В нижней строке указаны представители сопряжённых классов, а в
верхней — мощности этих классов. Пусть теперь К — нормальная
подгруппа в А §. Согласно лемме
\К\ = б! • 1 + 52 • 15 + 53 • 20 + 54 • 12 + •12,
где Si = 1 (так как е Е К ) и Si = 0 или Si = 1 при i = 2, 3,4, 5. Не­
трудно убедиться в том, что условие на \К\ быть делителем порядка
\А§ \ = 60 (теорема Лагранжа) оставляет лишь две возможности:
а) S‘2 = 5,з =64 = 5,5 = 0; К — единичная подгруппа;
б) S2 = 5,з = ^4 = 5,5 = 1; К — А ъ.
Это и доказывает, что Д5 — простая группа. □
Индукцией по п теперь можно установить (см. упр. 3), что прос­
тыми являются все группы А п, п ^ 5 (результат Э. Галуа). Так
как подгруппы разрешимых групп разрешимы (теорема 1 ), то из
теоремы 2 во всяком случае следует, что симметрическая группа Sn
неразрешима при п ^ 5.
Т е о р е м а 3. Группа вращений SO(3) является простой.
Д о к а з а т е л ь с т в о . Согласно теореме 1 из § 1 гл. 1 достаточ­
но убедиться в том, что любая нормальная подгруппа К группы
SU(2 ), содержащая ядро {Е Е } эпиморфизма Ф : SU(2 ) — У SO(3) и
отличная от ЕЕ, совпадает с SU(2 ). Соотношение (5) § 1 гл. 1 мож­
но интерпретировать по-новому, сказав, что в каждом сопряжённом
классе группы SU(2 ) содержится диагональная матрица d^ = Ъ2(/? =
= diagje^, е_г(/Д. Так как по лемме К является объединением неко­
торого семейства сопряжённых классов группы SU(2 ), то без огра­
ничения общности считаем Е К для некоторого ср > 0 такого, что
sin <р ф 0 .
В К должен содержаться также любой коммутатор
(d<p,g) = d ^ i g d - 'g - 1) =
e iV 0 а р e-iv 0 а -р
e-iv
0 -р а 0 e iip р а

\а\2 + \P\2ei2lfi
\а\2 + \P\2e~i2cp ’
где \а \2 + |Д|2 = 1 (см. (3) из § 1 гл. 1). Для следа матрицы (Д^,д)
получаем выражение
tr <ydv ,g) = 2\а\2 + \j3\2(yel2v + e~2v) = 2 (1 - 2\Р\2 sin2 ф).
Здесь \/3\ принимает любое значение из отрезка [0,1] и sin Ч> Ф 0 .
Снова в силу (5) из § 1 гл. 1 найдётся унитарная матрица h Е SU(2)

4:
52 Гл. 2. Строение групп

такал, что h[d^^g\h 1 = = diag{e^,e г^}, причём d^ G К . Так


как ег^, е~г^ — корни характеристического уравнения
Л2 + (4|Д|2 sin2 if —2)Л + 1 = 0
матрицы (d(p,g), то, заставляя \/3\ пробегать значения от 0 до 1 , мы
получим для гр любую точку на отрезке [0, 2ср\. Итак, в К содержится
любой элемент Д/, и определённый параметром ф сопряжённый класс
при 0 ^ гр ^ 2ср. Поскольку для всякого а > 0 найдётся натураль­
ное число п, удовлетворяющее условию 0 < ф := а /п ^ 2 <р, можно
утверждать, что в К содержится наперёд заданный элемент da = d7^.

Т е о р е м а 4. Проективная специальная линейная группа
PSL(2,F) над полем с числом элементов \F\ > 3 простая.
Д о к а з а т е л ь с т в о . 1) Выделим некоторые подгруппы и элемен­
ты:
1 а
и = ju (a ) = a GFj
0 1 '}■
1 0
U = |й ( а ) = (Т G F ,
а 1 I
А 0
D = |d(A) = AGF
0 А” 1

_ f а /3 \
В = DU = UD
- \ 0 а "" 11 /
— стандартная борелевская подгруппа. Заметим, что
d( А) = ЦА —1)гГ(1)1/(Л—1 —1)и(—А),
поэтому борелевская подгруппа В порождается унипотентными под­
группами U и U. Выделим ещё элемент
0 1
w = гх(1 )гх(—1 )гх(1 )
-1 0
2 ) Группа G = SL(2 ,F ) обладает разложением
G = В UB w B , В ПBwB = 0 . (4)
Чтобы в этом убедиться, рассмотрим естественное действие G
слева на столбцы. Группа изотропии столбца е1 = [1,0] совпадает,
очевидно, с U. Орбита B e 1 состоит из всех столбцов [А, 0], А ф 0. С
другой стороны, we1 = [0 , - 1 ], и поэтому орбита B w e 1 состоит из
всех столбцов [Д,А-1] со второй компонентой ф 0. Так как эти две
орбиты покрывают орбиту Ge1, то отсюда следует, что В U B w B =
= G, поскольку группа изотропии U содержится в В.
§ 1. Разрешимые и простые группы 53

Разложение (4) называется разложением Брюа. Оно допускает


далёкое обобщение, которого мы не касаемся.
3) Борелевская подгруппа В максимальна в G.
Действительно, из разложения (4) следует, что любой элемент h Е
Е Н. не содержащийся в Б, содержится в B w B , т.е. h = b\wb2, откуда
w Е Н и, таким образом, Н = G.
4) Если \F\ ^ 4, то G = SL(2 ,F ) = G".
Берём 0 / Л Е F, Л2 1, что при \F\ > 3 возможно. Тогда из
коммутационного соотношения
d(X)u(a)d(X)~1и(а)~1 = и(а(Х2 —1))
следует, что В 1 = U и G' D U. а поскольку G' < G. мы получаем
включение G' Э геё/ге- 1 = U. Но, как это следует из 1) и 2), U и U
порождают G. Таким образом, G' = G.
5) При \F\ ^ 4 группа PSL(2,F) = SL(2,F)/Z простая (Z =
= {±Е} — центр).
Воспользуемся легко проверяемым равенством
(Д х В х ~ 1 =
xeG
Нам нужно показать, что если Н <\ G = SL(2,F), то либо Н С Z,
либо Н Z) G '. Ввиду максимальности В (см. 3)), мы имеем Н В —
— В или Н В — G. Если Н В = В, то Н С В. Так как Н <\ G, то
Н = х Н х ~ х С х В х ~ х Vx Е G, т.е. Н С Z.
С другой стороны,
Н В = G = > ге = hb, h e H . b e В.
В таком случае
17 = w U w - 1 = h b U b ^ h - 1 = hUh~г С HU.
поскольку Н <\G. Так как U С H U . a U.U порождают G, то HU = G.
Следовательно,
G /H = H U /H ^ [//([/ П Я)

— абелева группа, откуда Н D G 1. Теперь утверждение о простоте


группы PSL(2,F) очевидно. □
Другими средствами теорема 4 была впервые доказана Э. Еалуа.
Уже из теорем 2-4 видно, что в классе простых групп содержатся
важные для приложений группы, как конечные, так и бесконечные.
Может показаться удивительным, но сколько-нибудь разумное опи­
сание всех существующих конечных простых групп потребовало бы
нескольких сотен страниц.
54 Гл. 2. Строение групп

УПРАЖНЕНИЯ

1. Цепочка подгрупп
е = G0 С Gi С . . . С Gn С Gn+1 = G, (*)
где Gi - 1 < G i , 1 ^ г ^ n + 1, называется нормальным рядом группы G. Нормаль­
ным называется также ряд убывающих подгрупп
G = Go D Gi D . . . D Gn A G n + 1 = e,
где Gj+i < Gi.
Если все члены ряда (*) различны и Gi - 1 <1 Н <\ Gi = > Н = G^-i или Н =
= Gi при всех г, то говорят о композиционном ряде группы G. Факторгруппы
Fi = Gi / Gi —i в этом случае называются композиционными факторами.
Показать, что:
1 ) любой нормальный ряд конечной группы можно уплотнить до композици­
онного ряда, вставляя в него дополнительные члены до тех пор, пока это будет
возможно;
2 ) факторы Fi являются простыми группами (или циклическими группами
простых порядков);
3) группа G разрешима ровно тогда, когда все её композиционные факторы
являются циклическими группами простых порядков.
Упомянем без доказательства о теореме Жордана-Еёльдера, согласно кото­
рой набор композиционных факторов группы G с точностью до изоморфизма и
порядка следования не зависит от выбора композиционного ряда.
2. Доказать, что любая конечная р-группа разрешима.
3. Доказать простоту знакопеременной группы А п , п ф 5, следуя набросан­
ной ниже схеме рассуждений.
а) В нормальной подгруппе К <\ А п , К ф е, следует взять перестановку
7г ф е, оставляющую на месте максимально возможное число т символов из П =
= { 1 , 2 , . . . , гг,}. Если т = п — 3, то 7Г = (г j к) и К = А п (см. [ВА I, гл. 4, § 2,
упр. 1 1 ]), поэтому считаем т < п —3.
б) Если 7г = (12 3 . . . ) . . . — разложение 7г на независимые циклы, то чётность
7г и условие т < п — 3 влекут неравенство т < п — 5. Возможно ещё, что 7г =
= (1 2)(3 4) . . . состоит из независимых циклов длины 2.
в) В любом случае рассмотреть коммутатор (7г,а) = 7га7г~1а ~ 1 ф е с
а = (3 4 5) и проверить, что он оставляет на месте более т символов. Это про­
тиворечит выбору т и доказывает утверждение.
4 . Показать, что знакопеременная группа А 5 не содержит подгрупп порядков
15 и 20 .

§ 2. Т еор ем ы С илова
Мы уже обращали внимание на тот факт, что в конечной группе
G порядка \G\ может и не быть подгруппы порядка d , делящего \G\.
Минимальным таким примером служит пара G = ДЦ, d = 6 .
Так как в неабелевой простой группе не может быть подгрупп
индекса 2 (ввиду их нормальности), то по теореме 2 из § 1 в знакопе­
ременной группе А$ порядка 60 нет подгрупп порядка 30 (см. также
упр. 4 из § 1). На этом фоне особенно замечательными выглядят об­
щие закономерности, установленные более 125 лет назад норвежским
§ 2. Теоремы Силова 55

математиком Силовым. Они относятся к р-группам (с которыми мы


встречались в § 3 из гл. 1 ), содержащимся в качестве подгрупп груп­
пы G. Существование элемента порядка р в абелевой группе, порядок
которой делится на р, было подмечено ещё О. Коши.
Пусть \G\ = pnm, где р — простое число, а т — целое число, вза­
имно простое с р. Подгруппу Р С G порядка |Р| — рп (если таковая
существует) будем называть силовской р-подгруппой группы G. Как
и в § 3 гл. 1, под N ( P ) понимается нормализатор подгруппы Р в G.
Т е о р е м а 1 (первая теорема Силова). Силовские р-подгруппы су­
ществуют.
Т е о р е м а 2 (вторая теорема Силова). Пусть Р и Pi — любые
две силовские р-подгруппы группы G. Тогда найдётся элемент а Е
Е G, для которого Pi = аРа~г. Другими словами , все силовские
р-подгруппы сопряжены.
Т е о р е м а 3 (третья теорема Силова). Для числа Np силовских
р-подгрупп группы G имеют место равенство Np = (G : N (P)) и
сравнение Np = l(modp).
Доказательства теорем 1-3 служат иллюстрацией общих методов
и соображений, изложенных в § 3 из гл. 1. Начнём с теоремы 2.
Д о к а з а т е л ь с т в о т е о р е м ы 2. Итак, пусть силовские р-под-
группы в G существуют и Р — одна из них. Пусть, далее, Р\ — произ­
вольная р-подгруппа группы G, не обязательно силовская.
Заставим Pi действовать левыми сдвигами на множестве G /P =
= (Ji giP левых смежных классов G по Р (ограничение действия G на
G/Р , описанного в § 3 гл. 1 ). Согласно результатам гл. 1 длина лю­
бой орбиты относительно Р\ делит порядок |Pi| = pfe, к ^ п. Таким
образом,

где pkl ,рк2, • • • — длины орбит. Так как НОД(ш,р) = 1, то хотя бы


одна орбита имеет длину pki = 1 , т. е.
Рг . аР = аР (1 )
для некоторого элемента а = gi Е G (это похоже на доказательст­
во теоремы 2 из § 3 гл. 1). Переписав соотношение (1) в виде
Pi • аРа~х = а Р а -1 , мы приходим к заключению, что
Pi С аРа 1 ( 2)
(поскольку аРа~х — группа). В частности, если Р± — силовская
р-подгруппа, то |Pi| = |Р|, и из (2) следует, что Pi = аРа~г. □
Д о к а з а т е л ь с т в о т е о р е м 1 и 3. Теорему 1 можно интер­
претировать как следствие теоремы 3, ибо N p = 1 (modp), a N p ф
Ф0 S ф 0 , S — множество всех силовских р-подгрупп груп­
пы G.
56 Гл. 2. Строение групп

Что касается теоремы 3, то равенство Np = (G : N(P)) прямо


вытекает из сопряжённости силовских р-подгрупп (теорема 2 ) и из
общего утверждения о длине орбиты Н ° в § 3 из гл. 1. К сравнению
Np = l(modp) мы придём, рассмотрев несколько более общую ситуа­
цию. Именно, пусть \G\ = pst , где s ^ n, t может делиться на р, и
пусть N p(s ) — число всех подгрупп порядкаps в G. Оказывается, что
имеет место сравнение Np(s) = 1 (mod р); в частности, G содержит
подгруппы любого порядка ps, s = 1, 2 , . . . , п и Np(n) = N p.
Рассуждаем следующим образом. Действие левыми сдвигами
группы G на себе индуцирует согласно замечанию в конце п. 1 из
§ 2 действие G на множестве
Cl = { М с G\ \ М \ = р 8}
всех р5-элементных подмножеств {pi,. .., gpS }. Напомним, что
д • {pi, . . . , gpS } = {ppi, . . . , g g ps }. Множество Cl разбивается на
G-орбиты Cli : Cl = (J^ так что
M = |а | = ( С :С 0 ,
г
где G i = { д Е G| g M i = МД — стационарная подгруппа некоторого
представителя M i Е
Так как GiM{ — то Mi = IJi^i — объединение несколь­
ких правых смежных классов G по Gi. Поэтому ps = |М^| = z^|Gi|,
откуда |Gi| = pSi ^ ps. В случае |G*| < ps имеем \Cli\ = ps~Sit =
= 0 (modpt); равенства \Gi\ = ps и |f^| = t эквивалентны. Получаем

Согласно вышесказанному \Cli\ = £ = > |G*| = ps = > Mi =


= Gidi (di = pfj — некоторый элемент из G) и, стало быть, а ^ 1Mi =
= a ^ G id i — Pi — подгруппа порядка p s. Орбита исчерпывается
некоторым числом левых смежных классов gPi группы G по Pi.
Обратно: каждая подгруппа Н С G порядка |М| = ps приводит
к орбите П' = {дН \ д Е G} длины t. Различные подгруппы Hi с
\Щ\ = ps приводят к различным орбитам Cl[, поскольку из Hi = gHj
следует е = g h j , откуда р = /Д 1 е Hj и H t = Hj. Таким образом,
имеется взаимно однозначное соответствие между подгруппами по­
рядка ps и орбитами Cli длины t. Сравнение (3) переписывается в
виде

где следовало бы писать N p(s,G ), чтобы подчеркнуть зависимость


Np(s ) от G.
§ 2. Теоремы Силова 57

До сих пор специфика группы G не играла никакой роли. Если


взять за G циклическую группу порядка pst , то для неё N p(s , G) = 1
(теорема 3 из § 2 гл. 1 ), и поэтому

( ^ ) = * -l(m o d p t). (5)

Так как левые части сравнений (4) и (5) по одному и тому же модулю
pt совпадают, то имеем
t = tNp(s) (mod pt),
а это и даёт искомое сравнение N p(s) = 1 (modp). □
Хотя фактически доказано больше, чем требовалось, мы не наме­
рены этим воспользоваться, отсылая интересующихся к специальной
литературе.
П р и м е р . Пусть G = SL(2, Zp ) — группа всех 2 х 2 -матриц с определителем 1
над полем Zp из р элементов. Из разложения
р- 1
GL(2, Zp) = U SL(2 , Z P)
г=1
полной линейной группы GL(2,Zp) в смежные классы по SL(2, Zp ) следует, что
|GL(2, Zp )\ = (р — 1) |SL(2, Zp )\. ( 6)
Рассматривая GL(2, Z P) как группу автоморфизмов двумерного векторного про­
странства V над Zp, легко найти порядок |GL(2,ZP)|. Действительно, GL(2, Zp )
действует на множестве пар {vi , V2 } базисных векторов. Образом v i может быть
любой отличный от нуля вектор fi G V (их всего р 2 —1 штук), а при всяком выбо­
ре fi образом V2 может быть любой вектор f 2 из Vr\ ( f i ) (таких векторов имеется
р 2 —р штук). Стало быть, |GL(2,ZP)| = (р 2 — 1){р2 —р), что в сочетании с (6)
приводит к формуле
|SL(2, Zp)\ = р(р2 — 1).
По крайней мере две силовские р-подгруппы группы SL(2, Z P) мы находим
сразу:
1 а 1 0
Р =
0 1 GZ* а 1 ol GZ%
р = {
В соответствии с теоремой 3 имеем
Np = (G : N( P) ) = 1 + кр > 1,
а так как
А О 1 а А- 1 А2а
О А” 1 О 1 О 1
и, следовательно, нормализатор N ( P ) содержит подгруппу
А а
Н = а, A G Zp, А ф О
О А"
порядка р(р — 1 ), то остаётся единственная возможность
N ( P ) = Н, Np = 1 + р.
58 Гл. 2. Строение групп

Между группой

1 0 1 1 0 1 0 1
SL(2 , Z 2) 5 5

0 1 1 0 1 1 1 0

1 0 1 1
1 1 5 0 1
и симметрической группой Sз непосредственно устанавливается изоморфизм

1 1 (1 2 ) ь-» 0 1
(12 3)
1 0 ’ 1 О
(обе группы имеют одинаковое задание образующими и соотношениями). При
р > 2 группа G = SL(2, Zp ) имеет центр Z(G) = {±РД порядка 2 . Факторгруппа
PSL(2, Zp) = G/Z(G), которую естественно называть, как и в [ВА II], проектив­
ной специальной группой (она является группой преобразований проективной
прямой
zpР 1 = P(V) = { 0 , 1 , . .. , р - 1} U {оо}),
играет важную роль в алгебре со времён Галуа. Дело в том, что при р > 3
группа PSL(2, Zp) простая, и это, наряду с А п , — один из самых ранних примеров
конечных простых групп.
Обратимся снова к общему случаю и получим одно полезное уточ­
нение теорем Силова.
Т е о р е м а 4. Справедливы следующие утверждения :
i) силовская р-подгруппа Р группы G нормальна в G тогда и
только тогда , когда N p = 1;
и) конечная группа G порядка \G\ = р™1.. .ррк является прямым
произведением своих сило в ских pi-подгрупп P i ,. . . , P k в точности
тогда , когда все эти подгруппы нормальны в G.
Д о к а з а т е л ь с т в о , i) Все силовские подгруппы, отвечающие
данному простому делителю р порядка |G|, по второй теореме Сило­
ва сопряжены, и если Р — одна из них, то
Np = 1 <*=> х Р х - 1 = Р \/х е G <(=> Р <\G.
ii) Если G = Р±х .. . x P k — прямое произведение своих силовских
подгрупп, то Pi <\ G как любой прямой множитель. Значит, условие
нормальности необходимо.
Пусть теперь Pi <\ G, 1 ^ г ^ fc, т.е. N Pi = 1 . Заметим, во-пер­
вых, что
х G Pi П Pj, гф j = > xPi = е, хрз = е = > х — е.
Стало быть, Pi П Pj = е, а отсюда для любых Xi G Pi, Xj G Pj имеем
Г (Xi Xj Xi Х)Х; 1 = ж' ж, 1 е Pj
( Xi , Xj ) = < , _1 J i 4 3 / „ ( xi , Xj ) = e,
v 3> \ Xi ( Xj Xi 3Xj Д = XiX\ e Pi
т.е. элементы Xi и xj перестановочны.
§ 2. Теоремы Силова 59

Представим на минуту, что единичный элемент е Е G записан в


виде е = У1У2 • • •Уk, где yi G Pi — элемент порядка = р^. Поло­
жив а = П ад аг и воспользовавшись перестановочностью г/ i , . .., у к,
получим
е = (У1У2 • • •Ук) а = У 1 У 2 - - - У к = V j -

Но так как а и aj взаимно просты, то уа-3 = у? = е = > yj — е. Это


верно при любом j, и, стало быть, равенство е = У1У2 • • •Ук возможно
лишь при ух = у2 = ... = ук = е.
С другой стороны, каждый элемент х Е G порядка г = Г\Г2 ... гк,
гг = , записывается в виде
х = х 1х 2 - . - х к , |(ж*)| = T i , (7)

Достаточно положить Xi = х 1, . где показатели определяются уело-


ВИЯМ И

г i =E^
2=1

Если теперь х — - • • х'к — другая запись х в виде произведе­


ния р^-элементов, то в силу перестановочности ж^, х\ с различными
нижними индексами будем иметь
е = ( х [ х 2 . . . х'к ) ( х х Х 2 . . . Ж/Д_1 = • Ж^Ж*^1 . . . х кх к г ,

что, как было показано выше, влечет равенства ж^ж^-1 — х ^ х ^ 1 =


... = х'кх к х = е, т.е. ж^ = Ж1 ,ж(> = ж2, ... ,х'к = ж*.
Итак, каждый элемент группы G записывается, и притом един­
ственным образом, в виде (7), т.е. (см. § 2 ) G = Р± х ... х Рк. □
З а м е ч а н и е . Нормальная силовская р-подгруппа Р группы G
х а р а к т е р и с т и ч н а в G, т.е. инвариантна при действии любого авто­
морфизма (р G Aut(G). Действительно, |<р(Р)| = |Р|, поэтому <р(Р) —
силовская р-подгруппа, и, стало быть, <р(Р) = Р, если 7VP = 1. До­
стойно замечания также то, что аналоги силовских подгрупп просле­
живаются в алгебраических структурах, далёких от конечных групп.

УПРАЖНЕНИЯ

1. Найти число силовских 5-подгрупп в А 5 .


2. Проверить, что множество Р матриц
1 0 1 -1 -1 -1 0 1
, ± , ± , di
0 1 -1 -1 -1 1 -1 0

над Z 3 составляет группу, изоморфную группе кватернионов Qg и являющуюся


силовской 2-подгруппой в SL(2 ,Z 3 ). Показать, что Р <\ SL(2,Zs).
3. Показать, что группы S 4 и SL(2, Z 3 ) не изоморфны. Будут ли изоморфны
группы PSL( 2 ,Z 3 ) и Ар.
60 Гл. 2. Строение групп

4. Доказать, что всякая группа G порядка pq (р < q — простые числа) явля­


ется либо циклической, либо неабелевой с нормальной силовской д-подгруппой,
причём последнее возможно тогда и только тогда, когда q — 1 делится на р. В
частности, все группы порядка 15 циклические.
5. Получить заново (см. [BA I, гл. 6 § 1, пример]) сравнение (р — 1)! + 1 =
= 0(m odp) для простого р путём прямого подсчёта числа Np силовских р-под-
групп в симметрической группе Sp .
6 . Убедиться в том, что группа G порядка |G| <С 30 не может быть простой.

§ 3. К о н еч н о п о р о ж д ён н ы е абелевы гр уп п ы
Этот параграф написан так, что его зависимость от остального
материала главы минимальна.
1. П ри м еры и пр едвар и тел ьн ы е р езу л ь т а т ы . Как уже не
раз упоминалось, абелевы группы иногда удобно записывать адди­
тивно, используя + в качестве основной операции. Таким образом,
если (А, +) — аддитивная абелева группа, то:
1) а + а' = а' + а для любых элементов а, а1 Е А;
2) па := а + а + ... + а при любом п > 0, п Е Z;
^ V ^
п
3) 0 • а = 0 (слева 0 Е Z, справа 0 — нейтральный элемент труп-
пы);
4) ( -п ) а = (—а) + (—а) + ... + (—а) при любом п > 0, п Е Z.
у _ ^
п
Понятно, что при этом выполнены свойства
т(па) = (гтш)а, (т + п)а = та + па, п(а + а') = па + па'.
Стало быть, для любого набора элементов a i , ..., ат Е А мы можем
рассматривать целочисленные комбинации
п\а\ + п^а^ + ... + nmam Е А
с коэффициентами П{ Е Z.
О п р е д е л е н и е . Система элементов a i , . . . , a m аддитивной абе­
левой группы Э называется системой образующих или системой по­
рождающих, если
{niai + ... + п тат | n; Е Z} = Э,
т.е. каждый элемент а' £ А записывается, быть может, многими
способами, в виде а1 — п\а\ + ... + п шаш. В таком случае пишут
А = (ai, a 2 , . . . , am).
п р и м е р 1 . Обычная единица 1 — образующая группы (Z, +); —1 также
будет образующей, но п ф ± 1 образующей не является.
П р и м е р 2 . Абелева группа Ъп целочисленных векторов (векторов с целыми
координатами) в координатном пространстве Qn обладает системой образующих
£1 = ( 1 , 0 , . . . , 0), £2 = ( 0 , 1 , . . . , 0 ), ..., = (О, О,. . . , 1 ).
§ 3. Конечно порождённые абелевы группы 61

П р и м е р З . В группе Z 2 можно взять и другие системы образующих, скажем,

&i=(l,l), Ъ2 = { 1 , - 1 ) , Ьз = (4,1).

Так как е\ = 3 6 1 + 262 —63, £ 2 = —26i —262 + 63, то это действительно образующие
группы Z 2. Однако никакая пара элементов из множества { 6 1 , 62, 63} системой
образующих группы Z 2 не является. Убедитесь в этом.
Нетрудно назвать группы, в которых нет никакой конечной сис­
темы образующих. Например, ими являются = (R, +) и U =
= {<т Е С | \а\ = 1} (группа с операцией умножения). Действитель­
но, эти группы — несчётные множества, а группа с конечным числом
образующих всегда счётна. Имеются и другие примеры: или Q*
(несложная проверка).
П р е д л о ж е н и е 1. Прямая сумма
А = Аг 0 ... 0 А п
конечного числа циклических групп А{ является группой с конечным
числом образующих.
Д о к а з а т е л ь с т в о . Действительно, если А{ = (аД, то элементы
(аь 0, . . . , 0) , (0, а2, . . . , 0), ( 0, 0, . . . , а„)
будут образующими группы А. □
П р е д л о ж е н и е 2 . Прямая сумма А = Ст 0 Сп двух конечных
циклических групп взаимно простых порядков ш, п является цик­
лической группой порядка тп.
Д о к а з а т е л ь с т в о . См. [BA I, гл. 4, § 2 , упр. 3]. □
Итак, имеет место импликация
НОД(ш, п) = 1 =► Ст © Сп - Стп. (1 )
Мы видим, что абелевы группы с конечным числом образующих
довольно разнообразны по своим свойствам. Они достойны детально­
го изучения хотя бы потому, что возникают естественным образом
в геометрии, в топологии, в гомологической алгебре. Стоит ещё до­
бавить, что если G — произвольная конечно порождённая группа, а
это обширный класс групп, то по теореме 5 из § 4 гл. 1 факторгруппа
по коммутанту G/G' является абелевой группой с конечным числом
образующих.
2. А белевы гр уп п ы б ез кручени я. По определению группа
А без кручения, если она не имеет ненулевых элементов конечного
порядка, т.е. па = 0, п / 0 => а — 0. Такие группы очень похожи
на векторные пространства, как это будет видно из дальнейшего.
О п р е д е л е н и е . Система элементов а±, . . . , Е А называется
независимой , если из равенства п\а\ + ... + = 0, где П{ Е Z,
следует, что ni = ... = = 0.
62 Гл. 2. Строение групп

Система элементов а \ , . . . , ап Е А называется базисом, если она:


1 ) независима;
2 ) является системой образующих группы А.
Л е м м а 1. Если А = (од,. .., am), а элементы bi, . .., Ъп Е Л об­
разуют независимую систему , то п ^ т.
Д о к а з а т е л ь с т в о . Выразим через од, . . . , аш:
т
bi = ^ ^fiij a j , fiij Е Z ,
j =o
и рассмотрим целочисленные векторы-строки Bi = . .., /%ш) Е
Е Qm (координатное векторное пространство над Q). Предположив
противное, п > ш, мы должны заключить, что система {P?i,. .., Р?п}
линейно зависима. Значит, найдутся не все равные нулю Г{ Е Q такие,
что
п В г + Т2В 2 + ... + тпВ п = 0. (2)
Пусть d — общий знаменатель рациональных чисел : г* = Si/d,
Si Е Z. Умножая обе части равенства (2) на б?, получаем соотношение
+ S2B 2 + ... + snB n = 0
с целыми коэффициентами. Расписывая его покоординатно, придём
к линейной системе
siPi j + S2P23 + ... + snpnj = 0 , 1 ^ j ^ m.
В таком случае
n n m m n
si^i — Si PijO'j) = У^ (У^ SiPij^CLj = 0
i=1 i—1 j=l j=l i=l
— противоречие. □
Т е о р е м а 1. Справедливы следующие утверждения.
1) Всякая конечно порождённая абелева группа А без кручения
обладает базисом.
2 ) Все базисы группы А равномощны (состоят из одинакового
числа элементов).
Д о к а з а т е л ь с т в о . 1) Общая идея: уменьшение числа элемен­
тов в системе образующих до тех пор, пока она не станет незави­
симой. Пусть { a i , . . . , a m} — некоторая система образующих груп­
пы А. Выражение вида siai + ... + smam = 0 естественно называть
соотношением на од,..., ат. Число, равное пищ|5 *|, будем называть
высотой соотношения, а соотношение на од,. .., am, у которого вы­
сота минимальна, — минимальным соотношением. Такое соотноше­
ние всегда существует, поскольку высота — натуральное число. С
другой стороны, минимальное соотношение не обязательно единст­
венно. Доказательство распадается на ряд простых утверждений.
§ 3. Конечно порождённые абелевы группы 63

а) Если S\d\ + ... + smam = 0 — минимальное соотношение, то


НОД($ь ... ,sm) = 1.
Действительно, если Si = ds[, 1 ^ i ^ ш, то
d(s[ai + ... + s'mam) = 0 = > s[ai + ... + s'mam = 0 ,
поскольку Д — группа без кручения. При d > 1 мы приходим к соот­
ношению меньшей высоты, что исключено условием минимальности.
б) Если siai + ... + smam = 0 — соотношение высоты 1 щ ска­
жем, \sk\ = 1 , me множество из т — 1 элементов {ед,. .., a^_i,
a^+i , . .., am} будет системой образующих.
Это достаточно очевидно: по условию siai ± ак = 0, поэто­
му Як — s'iai> si = так что оставшиеся элементы порож­
дают Д.
в) Если высота минимального соотношения системы {ед,...
. . . , a m} равна h > 1 , то можно построить новую систему обра­
зующих {а [ , . .., а'т}, высота минимального соотношения которой
будет строго меньше h.
Действительно, мы можем так перенумеровать образующие, что
\s± | = min |sf| = h. Умножая, если надо, соотношение на —1, полагаем
s 1 = h. Согласно а) не все Si делятся на h. Производя ещё раз перену­
мерацию, можем считать, что h \ S2 : $2 = qh + г, 0 < г < h. Теперь
наше соотношение перепишется в виде
ha'i + га 2 + <§3^3 Т • • • + —0,
где а[ = а\ + qa2, а[ = a^, i > 1. Ясно, что {а[, а2' , . .., а'т} будет
системой образующих, удовлетворяющей соотношению высоты г <
< h (высота её минимального соотношения, возможно, ^ г).
Утверждение 1) нашей теоремы доказывается теперь следующим
образом. Пусть п — минимальное число образующих группы А и
{ai , ..., ап} — одна из таких систем. Считаем также, что она удов­
летворяет соотношению минимальной высоты h (по всем системам
мощности п).
Если h = 1, то в соответствии с б) число образующих умень­
шается по крайней мере до п —1 , что исключено нашим выбором.
Если h > 1, то согласно в) { a i , . . . , a n} перестаёт быть системой с
минимальным соотношением наименьшей (опять-таки по всем сис­
темам мощности п ) высоты. Остаётся признать, что {сд,... , an} —
независимая система, т.е. базис группы А.
2) Предположим, что {сд,..., am}, {bi,... ,bn} — какие-то два
базиса группы А. Дважды применяя лемму 1 , получаем неравенства
п ^ т и т ^ п, т.е. т = п. □
64 Гл. 2. Строение групп

О п р е д е л е н и е . Конечно порождённая абелева группа А назы­


вается свободной ранга п и обозначается символом F®6, если
А = F “ 6 = Z” = Z 0 ... 0 Z.
Ранг группы, состоящей из одного нуля, считается равным нулю.
Любой базис свободной абелевой группы А называется также её сво­
бодной системой образующих.
Только что доказанная теорема 1 утверждает на самом деле, что
всякая конечно порождённая абелева группа А без кручения явля­
ется свободной некоторого ранга п.
Действительно, если { a i , . . . , a n} — базис группы А , то любой
элемент а Е А однозначно записывается в виде а = а\а\ + ...
... + a nan, oti Е Z (имея другую запись а = a[ai + ... + а'пап , мы
имели бы соотношение 0 = а —а = ( а д —a[)ai + ... + (ап —a'n)an, от­
куда а[ = ад, . .., а'п = а п). Сопоставление а н->> (ад,. .., а п) задаёт,
очевидно, изоморфизм А с группой Ъ п целочисленных векторов. Это
и значит, что А — свободная группа ранга п.
3. С в ободн ы е абелевы гр упп ы к он еч н ого р ан га. Следую­
щее утверждение технического характера сильно упрощает изучение
подгрупп и факторгрупп свободной абелевой группы.
Т е о р е м а 2. Пусть В — ненулевая подгруппа свободной абеле­
вой группы А конечного ранга п. Тогда в А и В можно выбрать ба­
зисы соответственно { a i , . . . , a n} и {bi,...,b*.} такие , что
bi = гтдсд, где mi ^ 0 — неотрицательные целые числа , причём
m i - 1 1тир, i = 2 , 3, .. ., к, к ^ п (возможно, что 1 = ... = т п = 0 ).
Д о к а з а т е л ь с т в о . Выберем в Л базис {i?i,. . . , г?п}, обладаю­
щий следующим экстремальным свойством: В содержит элемент
bi = miVi + 6?2 Г2 + • • • +
с положительным и самым минимальным коэффициентом m i. Име­
ется в виду, что при другом упорядочении элементов гд, при любом
другом выборе базиса в А или для какого-либо иного элемента b Е В
первый положительный коэффициент не может быть меньше т \ .
Утверждается, что тогда mi\si, i = 2 , . . . , п. Действительно, если
Si = qimi + гi, 0 ^ п < mi, то
bi = m idi + г2 г 2 + ... + rnvn,
где од = гд + g2 r 2 + ... + gnr n. Понятно, что {сд;г>2, ... ,г п} — ба­
зис группы А. Из экстремальности {гд,..., vn} следует, что г2 = ...
... = гп = 0. Таким образом, b\ = miai.
По тем же причинам
У = m[ai + + • • • + s'nvn Е В = > mi \т[,
и если ттД = gmi, то
Ь" = Ъ' - qb1 G (и2, • • •,««),
§ 3. Конечно порождённые абелевы группы 65

т.е.
А = (ai) 0 Ai, В = (bi) + Bi,
где bi = niiai, В г С А г := (v2, .. . , v n).
Итак, В\ — подгруппа свободной абелевой группы А\ ранга
п —1. Простая индукция по рангу приводит к заключению, что для
пары ( A i,B i) утверждение теоремы справедливо, т.е. в А\ найдутся
элементы , . . . , ап , для которых
Ai = (а2, . . . ,а п), Вг = (b2,...,b k ), h = гщщ, m i- 1\m i, i > 2.
На каком-то этапе, возможно, появятся нули: rrik+i = mk+2 — • • •
... = т п = 0 .
Осталось доказать, что т\ \ Положим — qmi + г, 0 ^ г <
< mi, и заменим временно а\ на а[ = а\ 0 qa2 . Относительно базиса
{а^, а 2 , ..., ап} группы Д элемент + 62 G В имеет вид
bi + Ъ2 = m iai + (^mi + r)a 2 = mia^ + га2.
Отсюда видно, что при г > 0 мы вступаем в противоречие со свой­
ством экстремальности исходного базиса, или, что то же самое, с
выбором mi. Таким образом, г = 0, и доказательство завершено. □
В условиях теоремы 2 говорят о согласованности базисов в А
и В.
С л е д с т в и е 1. Всякая подгруппа В свободной абелевой группы
А ранга п свободна ранга к ^ п.
Д о к а з а т е л ь с т в о . По теореме 2 в группах i , 5 / 0 можно
выбрать согласованные базисы
А = (а1;... ,а„), В = ( к, ■■■,Ьк), к = гп^аи 1^ i ^ к ^ п,
где mi | т 2, т 2 \ т 3, mfe_i | т к (тк+1 = ... = т п = 0). Итак,
любой элемент b Е В записывается в виде
b = sim iai + s 2 m 2 a 2 + ... + skm kak.
Если для некоторых si, S2 , ..., sk Е Z, одновременно не равных нулю,
будет b = 0 , то мы приходим к нетривиальной линейной зависимос­
ти системы {ai , ... ,а к} с коэффициентами simi, $2 ^ 2 ,... , s km k , что
исключено, поскольку {ai, .. ., a^} — часть базиса группы А. Ста­
ло быть, система образующих {Ъ\ , . . . , Ък} группы В независима (или
свободна) и В — свободная группа ранга к ^ п. □
При п = 1 утверждение следствия 1, конечно, нам известно: в
группе (Z, +) каждая ненулевая подгруппа имеет вид тЪ и является
бесконечной циклической, т.е. свободной ранга 1 .
С л е д с т в и е 2 . Любой гомоморфный образ ц>(А) свободной абе­
левой группы А ранга п изоморфен группе
Ъп ^ 0 Z mi 0 ... 0 Z mk, 0 ^ к ^ 77/,

5 А.И. Кострикин
66 Гл. 2. Строение групп

причём m i - 1 |т*, 2 ^ i ^ к.
Д о к а з а т е л ь с т в о . Пусть В = Кег ср — ядро гомоморфизма р.
По теореме о гомоморфизмах (теорема 2 из § 4 гл. 1 ) р(А) = А /В .
Опишем эту факторгруппу, для чего в соответствии с теоремой 2
выберем в А и В согласованные базисы. Пусть
А = А\ 0 ... 0 Лп, В = В\ 0 ... 0 B nj
где
^ гт7 _ . Г niLai при i < к,
Ai = Z ah Bi = B n A i = < \ г F
г г’ г \ 0 при i > к.
Факторизация бесконечной циклической группы {ai) = Za* по под­
группе miCtiZ приводит либо к той же группе (аД при i > к, либо
к циклической группе (а* | т(а{ — 0 ) порядка изоморфной Zm.,
i ^ к.
По теореме 7 из § 4 гл. 1 имеем
А/В = А\/В\ 0 ... 0 Ak/Bj, 0 Ak+i / Bk+i 0 ... 0 А п/ В п =
— Z mi 0 ... 0 Z mk 0 Z 0 ... 0 z . □
^ V ^
n—k
4. С т р о ен и е конечно п о р ож д ён н ы х абелевы х гр уп п . Пос­
леднее следствие теоремы 2 даёт фактически ответ на основной
вопрос о конечно порождённых абелевых группах. Предварительно
докажем одно универсальное свойство свободной абелевой группы.
Л е м м а 3. Пусть X — множество образующих абелевой группы
F, \Х\ = п. Тогда эквивалентны следующие утверждения :
i) F = F%b — свободная абелева группа и X — множество её
свободных образующих ;
п) каждое однозначное отображение р множества X в некото­
рую абелеву группу А индуцирует гомоморфизм р: F А.
Д о к а з а т е л ь с т в о . i)= > ii). Имеем X = {ж1 , . . . , жп}, р : X —>
—у А. Так как каждый элемент из F однозначно записывается в виде
'EiSiXi, то, очевидно, отображение
ф ■Е siX i
i i
является гомоморфизмом из F в А.
ii) ^=> i). В этой импликации мы убедимся сразу, взяв в качестве
А свободную группу со множеством образующих {сд,. .., ап} той же
мощности, что и X . Если р : Х{ i—>- — существующее по условию
однозначное отображение, которое продолжается до гомоморфизма
ёр : F —>А, то

У " SiXi = 0 =$> S id i = 0 =$> Si = 0 ,


г г
§ 3. Конечно порождённые абелевы группы 67

т.е. x i , ..., х п — свободные образующие и F = F ^b. □


Понятно, что в лемме 3 условие конечности множества X не иг­
рает никакой роли, но и бесконечные множества нам рассматривать
ни к чему.
Т е о р е м а 3. Каждая абелева группа с п образующими является
гомоморфным образом свободной абелевой группы F%b.
Д о к а з а т е л ь с т в о — непосредственное следствие леммы 3. □
Соединяя следствие 2 теоремы 2 и теорему 3, мы приходим к
основному результату этого параграфа.
Т е о р е м а 4. 1) Всякая конечно порождённая абелева группа А
является прямой суммой свободной абелевой группы F ^b некоторого
ранга г ^ 0 и конечной абелевой группы.
2) Всякая конечная абелева группа является прямой суммой
некоторого числа к циклических групп порядков где
m i - 1 1ш^, 1 < i ^ к.
5. Д р у г и е п од ходы к п р обл ем е классиф икации. Свободные
группы проявляют себя и в других обстоятельствах, на которых мы
вкратце остановимся.
Л е м м а 4. Пустъ факторгруппа
п
A/B = ® ( A i / B )

— прямая сумма, причём В — прямое слагаемое в каждой подгруппе


: А{ = В 0 Тогда В — прямое слагаемое в А и

i —1

Д о к а з а т е л ь с т в о . Очевидно, что В и все подгруппы Ji порож­


дают А. Предположим, что Ъ+ х 1 + ... + жп = 0 с какими-то элемен­
тами b G В и Xi G Ji. Переходя к факторгруппе по модулю 5 , мы
получаем соотношение
х\ + ... + х п — 0 (ж = х + В).
Но так как по условию A i / B — прямое слагаемое в А / В, то Х{ = 0.
Стало быть, Xi G 5 , т.е. Xi G (В П Ji) = 0, а это приводит
к заключению, что b = 0 , и, значит, любая линейная зависимость
Ъ+ х 1 + ... + жп = 0 — тривиальная. □
Т е о р е м а 5. Пусть А — абелева группа, В — её подгруппа.
Если факторгруппа А / В свободная, то А — прямая сумма В и
свободной группы F ab: А = В 0 F ab.

5
68 Гл. 2. Строение групп

Д о к а з а т е л ь с т в о . Так как А / В — прямая сумма бесконечных


циклических групп, то по лемме 4 достаточно рассмотреть случай,
когда А / В = Z. Итак,
А / В = (а) = Z.

Возьмём 0 ф а Е а (элемент смежного класса а, не содержащийся


в В). Тогда элементы ка будут представителями смежных классов
ка , к = 0, ±1, ± 2 , . . . , т.е. А = В 0 (а). □
О п р е д е л е н и е . Периодической частью (или подгруппой круче­
ния — от английского torsion subgroup) абелевой группы А называет­
ся подгруппа Т(А) всех элементов из А конечного порядка.
В том, что Т(А) — подгруппа, легко убедиться непосредственно:
если sa = 0,^6 = 0; a, b Е Т(Л), то st(va + jab) = nt(sa) + /is(tb) = 0 и,
значит, па + pb Е Т(Л).
Л е м м а 5. Факторгруппа А /Т (А ) — группа без кручения.
Д о к а з а т е л ь с т в о . Предположим, что а = а + Т(А) — элемент
конечного порядка в А /Т (А ), т.е. та = та + Т(Л) = 0 , или, что то
же самое, та Е Т(А). Значит, п(та) = 0 для некоторого n Е Z. Но
если (пт)а = 0, то по определению периодической части а Е Т(Л) и
а = 0. □
Пусть теперь А — абелева группа с п образующими. Как утверж­
дает лемма, А /Т (А ) — группа без кручения. Число её образующих,
очевидно, не превосходит п. Согласно теореме 1 А /Т (А ) = Fra6,
г ^ п, — свободная группа. По теореме 5 имеем разложение
A = T { A ) ® F ? b.
Теперь видно, что Т(А) = A / F ^ b, и, значит, число образующих под­
группы Т(А) тоже не превосходит п. Если сд,..., а8 — её образую­
щие и т \а\ = ... = m sas = 0, то, очевидно, Т(А) — конечная группа
порядка ^ mi .. . m s. Мы пришли к следующему утверждению.
Т е о р е м а 6 . Всякая конечно порождённая абелева группа А яв­
ляется прямой суммой конечной абелевой группы Т(А) и свободной
абелевой группы F ^b некоторого ранга г.
Фактически мы уже знаем (теорема 4), что Т(А) — прямая сумма
циклических групп, но мы хотим пойти другим путём.
Т е о р е м а 7. Всякая периодическая абелева группа А может
быть записана в виде прямой суммы р-групп А(р ), отвечающих раз­
личным простым р. Прямые слагаемые А(р) однозначно определя­
ются группой А.
Д о к а з а т е л ь с т в о . Пусть А(р) состоит из всех элементов х Е
Е Л, порядки которых являются степенями простого числа р (воз­
§ 3. Конечно порождённые абелевы группы 69

можно, что А(р) = 0). Тогда А(р) — подгруппа в А , поскольку


ркх = 0 = ply] х ,у G А, т — max (/с, V) = >
= > Рт(х - у ) = о = > х - у G А(р).
Каждый элемент из A(pi) + .. . + A(ps) имеет порядок, который не
может делиться на простое q, отличное от p i , ... ,ps. Следовательно,
A(q) П (Aipx) + ... + A(ps)) = 0.
А это значит, что подгруппы А(р) порождают прямую сумму ф ^ А(р)
(суммирование по всем простым р).
Остаётся лишь доказать, что группа А порождается своими
p-компонентами А(р). Пусть a G А и \(а)\ = п = pkl .. .ркг с различ­
ными простыми pi. Целые числа щ, определённые равенствами п =
= П1р {1, г = 1 , . . . , г, взаимно просты и, следовательно,
t\Ti 1 Н- ... -|- trn r = 1
для некоторых t{ G Z. Таким образом,
г
а = уЧ*(п»а),

где riia G А(рЦ (действительно, р^(пщ) — па — 0). Получаем, что


a G A(pi) + ... + А(рг).
Единственность А(р) получается сразу, если заметить, что в лю­
бом прямом разложении А = ф ^ А' (р) ни один элемент, не лежащий в
А'(р), не может быть порядка р1. Стало быть, А'(р) D А(р). Обратное
включение очевидно. □
Т е о р е м а 8 (Фробениус-Штикельбергер). Каждая конечная абе­
лева группа является прямой суммой конечного числа примарных
циклических групп.
Д о к а з а т е л ь с т в о . В силу теоремы 7 можно ограничиться ко­
нечными р-группами. Докажем утверждение, представляющее неза­
висимый интерес.
Пусть А — конечная абелева р-группа , a G А — её элемент
максимального порядка рк. Тогда циклическая группа (а) — прямое
слагаемое в А.
Действительно, пусть В — максимальная подгруппа в А, обла­
дающая свойством В П (а) = {0}. Тогда, очевидно,
Н ( В , а) = В 0 {а).
Предположим, что Н — собственная подгруппа в А. Тогда мы
можем найти элемент х G А такой, что х (fc Н , но рх G Н (если
ргх G 77, рг~гх (fc Н, то следует заменить х на рг~1х). Имеем
рх — Ъ la (b G В , I G ТТ)
70 Гл. 2. Строение групп

и в силу максимальности рк
рк~1Ь + рк~11а = ркх = 0 .
Отсюда pfc-1Za = 0, а в таком случае рк~г1 делится на р к, т.е. I = pj
для некоторого j G Z. Теперь для у = х —ja имеем ру = Ъ Е В; но
у (fc Н, так что (В , у) содержит (в силу максимальности В) ненулевой
элемент га Е (а).
Итак, га = b' -\- sy; b' Е В, s Е Z. Отсюда si/ Е В 0 (a) = Н. Если
р | s, то s?/ Е В , V + sy = Ьп € В и 0 ^ га = Ъ" = > 5 П ( а ) 7^ 0 —
противоречие. Значит, (s,p) = 1, причём sy Е Н и ру Е 77, откуда
у Е Н — снова противоречие. Таким образом, А — Н , И = (а) 0 Б,
и утверждение доказано.
Теперь доказательство теоремы 8 очевидно. Мы выбираем в И
элемент максимального порядка и записываем И = (а) 0 В. Тот
же процесс, применённый к В, \В\ < \А\, завершает доказательст­
во. □
Важным дополнением к теореме 8 служит
Т е о р е м а 9. Если конечная абелева р-группа А разложена
двумя способами в прямую сумму циклических подгрупп :
А\ 0 ... 0 А г — А — В\ 0 ... 0 В s,
то г = s и порядки \А{\ совпадают с порядками \Bj\ при некотором
упорядочении последних.
Д о к а з а т е л ь с т в о . При \А\ = р теорема, очевидно, верна. Ис­
пользуем индукцию по \А\. Удобно с самого начала упорядочить ком­
поненты Ai и Bj так, чтобы их порядки не возрастали:
Ai = (ai), I(a*) I = p f£i,
(3 )
P'1 ^ P2 ^ ^ Pq У Pq + 1 = ••• = Pr —

Bj = (bj), \(bj)\ = p Vj,


(4)
V\ ^ V2 ^ ^ yt > Щ+1 = . . . = VS.
Множество pA = {px \ x E А} является в А подгруппой, не за­
висящей от какого-либо разложения. С другой стороны, если
i\a\ + ... + iqaq 0 ... 0 irar — х — j\b\ 0 ... 0 jtbt 0 ... 0 j sbs,
то с учётом (3) и (4) имеем
h(pai) 0 .. • + iq(paq) = x = j i i p h ) 0 .. .+ jt{p h )-
Стало быть,
(ai) 0 ... 0 (aq) = pA = (bi) 0 ... 0 (bt),
где hi = pai , bj = pbj — элементы порядков p Mi_1 и p ^' _1 соответ­
ственно. Так как \рА\ < \А\, то по предположению индукции q = t
§ 3. Конечно порождённые абелевы группы 71

И рц - 1 = - 1, . . . ,tlq ~ 1 = Vq ~ 1, откуда fix = 1/Ь . . . ,llq =


Замечал ещё, что
Ид+i + • • • + А г| = pr g, |^ + i + • • • + B s \ = ps *, q = t,
мы получаем
р т +... + H q p r - q _ Д _ Р1+... + р д S-Q'

Значит, s = г, и все утверждения теоремы доказаны. □


6. О сновная т е о р е м а о конечны х абелевы х гр уп п ах. Для
разнообразия перейдём к мультипликативной записи, заменяя суммы
на произведения, слагаемые на множители и т.д. Опираясь на тео­
ремы 7-9, мы непосредственно приходим к следующему основному
утверждению.
Т е о р е м а 10. Всякая конечная абелева группа А является пря­
мым произведением примарных циклических подгрупп. Любые два
таких разложения имеют по одинаковому числу множителей каж­
дого порядка.
Заимствуя терминологию из теории векторных пространств, мы
скажем, что элементы сд,..., аг порядков ..., dr составляют ба­
зис абелевой группы А , если каждый элемент х Е А единственным
образом записывается в виде
х = а ^ а ^1 ... а*г, 0 ^ ik < dk, fc = l , . . . , r .
Разумеется, в таком случае
А = (ai) х (а2) х ... х (ar), \А\ = d\d2 . . . d r , (5)
и теорема 10 эквивалентна утверждению о существовании во всякой
конечной абелевой группе А базиса, элементы которого примарны
(т.е. их порядки di являются степенями простых р, делящих |Д|),
причём система {<Д, d2, ... ,dr} не зависит от выбора базиса. По этой
причине числа ..., dr называют инвариантными или элементар­
ными делителями группы А. Иногда говорят ещё, что {<Д,. .., dr} —
тип конечной абелевой группы А.
Выпишем все инварианты, расположив их в строки, которые от­
вечают различным простым делителям порядка \А\:
р ? 11, р ? 12, • ’ • 5 Р1 5 тц т 12 т 1к
пГП2к. т 21 гп22 ^ • • ^ т 2к
Р?21, Р?22, • ’ ' 5 Р2 5

jXPisk . m s1 m s2 ^ • . ^ m sk :
р 7 ‘\ р ? ‘2, ■• ' 5 Ps Ч
Можно считать, что все строки из инвариантов имеют одинаковую
длину к , если дополнить некоторые из них единицами.
Целые числа
т > = р ? '* р ? « ...р ? i — 1, 2,..., к,
72 Гл. 2. Строение групп

называются инвариантными факторами (или множителями) абеле­


вой группы А. По построению
\А\ = тп\ тп2 ... m&, mi-i\rrii] 1 < i ^ к. (6)
Достаточно вернуться к формулировке следствия 2 из теоремы 2,
чтобы убедиться: инвариантные факторы нам уже встречались. От
разложения (5), переписанного в виде
А = ((ап) х ... х (ап)) х ... х ((а 1к) х ... х {авк)),
мы перейдём теперь к разложению
А = (щ) х (и2) х ... х (ик) (6)
с прямыми циклическими множителями порядков m i, m 2 , . . . , т&. Для
этого достаточно положить
Щ = aua2i .. -asi, 1 < i ^ к,
и сослаться на предложение 2 или на импликацию (1).
Для примарной группы А прямые разложения (5) и (6), очевид­
но, совпадают, но в общем случае разложение (6) более экономно по
сравнению с (5) (к ^ г ^ sk ), причём в (6) выделен элемент ик наи­
высшего порядка m := m^; порядки всех других элементов группы
А делят пг. Целое число m называют ещё показателем (или экспо­
нентой) группы А. Абелева группа А является циклической тогда
и только тогда, когда её показатель совпадает с порядком \А\.
Последняя фраза играет ключевую роль в доказательстве сле­
дующего полезного утверждения о полях.
Т е о р е м а 11. Пусть F — произвольное поле и А — конечная
подгруппа мультипликативной группы F*. Тогда А циклическая.
Д о к а з а т е л ь с т в о . Если бы группа А не была циклической, то
в соответствии с вышесказанным было бы m < |Д|, где m — её
показатель: ат = 1 Va Е А. В таком случае многочлен Х т — 1 имел
бы в поле F более m корней, а это невозможно. Значит, группа А
циклическая. □
Остаётся добавить, что вопрос о существовании абелевой группы
А с заданными инвариантными факторами m i , m 2 , . . . , т k не возни­
кает: как и ранее, достаточно рассмотреть (в аддитивной записи)
прямую сумму циклических групп Z mi, . . . , Z mk. Число попарно не­
изоморфных абелевых групп данного порядка N может быть оце­
нено в довольно явной форме. Так, число неизоморфных абелевых
групп порядка N = рп (р простое) равно числу р{п) упорядоченных
разбиений
п = п\ + п 2 Т ... Т п/, п\ ^ п 2 ^
^ п/, 1^ I ^п.
Целочисленная функция р(п) встречалась нам при описании клас­
сов сопряжённых элементов в симметрической группе Sn (см. упр. 4
§ 3. Конечно порождённые абелевы группы 73

из § 3 гл.1). Абелева группа порядка рп и показателя р (т.е. с инвари­


антами р , ... , р) обычно называется элементарной абелевой группой.
Вновь отдав предпочтение аддитивной записи, мы замечаем, что абе­
лева группа А с рА = 0 (р — простое число) является векторным про­
странством над конечным полем ¥р из р элементов. Действительно,
если отождествить элементы из ¥р с классами вычетов к по модулю
р (Fp = Zp) и положить к а := ка, а Е А, то мы придём к заданию
действия ¥р на А, превращающее А в векторное пространство над
¥р . Это действие определено правильно, потому что из к — к' следу­
ет (к —к')а = 1{ра) = 0. Разложению А в прямую сумму циклических
подпространств соответствует разложение векторного пространст­
ва в прямую сумму одномерных подпространств [ВА II, гл.1, теорема
о базисе]. Итак,
А 9* Z™ = Zp 0 ... 0 Zp.
Насколько велик произвол в выборе одномерных базисных подпро­
странств даже при п — 2, видно из примера в гл. 1: Zр допускает
р(р + 1) различных разложений.
П р и м е р 4. В качестве примера перечислим все абелевы группы порядков
16 и 36:
И = 16 = 24, р( 4) = 5,

^16; -^8 Ф ^21 ^ 4 Ф -^4; -^4 Ф Z2 ф ^2; ^2 — Z 2 ф Z/2 ф -^2 Ф

Элементарные Инвариантные
|Л| = 36 = 2 2 • 3 2
делители факторы
Z4 0 Zg = ^36 4, 9 36
Z2 0 Z2 0 Zg — Z2 0 Zi8 2, 2, 9 18, 2
Z4 0 Zg 0 Zg = z 3 0 Z12 12, 3
TJH*'

со"
со

Z2 0 Z2 0 Zg 0 Zg — Zg 0 Zg 6, 6
CO

CO

П р и м е р 5. Запишем группу Z 72 0 Zs4 в терминах инвариантных факто­


ров. Сначала каждое из циклических слагаемых мы выразим через циклические
примарные компоненты:

Z72 = Zg 0 Zg , Zg4 = Z4 0 Z3 0 Z7.


Далее, соберём все примарные компоненты, отвечающие заданному р:

Zj2 0 Zg4 = (Z4 0 Zg) 0 (Zg 0 Zq) 0 Z7


(прямая сумма силовских р-подгрупп). Теперь осталось выделить по одному цик­
лическому слагаемому минимального порядка в каждой примарной компоненте
и повторить этот процесс с оставшимися слагаемыми:

Z72 0 Zg4 = (Z4 0 Zg) 0 (Zg 0 Zg 0 Z7) = Z12 0 Z504•


Если проделать то же самое с группой Z 36 0 Z i6 8 5то получится аналогичный
результат. Значит,
Z72 0 Zg 4 = Z36 0 Z168
74 Гл. 2. Строение групп

(строго говоря, всюду следовало бы ставить = вместо знака равенства). В част­


ности, отметим, что показатели обеих групп равны 504.

УПРАЖНЕНИЯ

1. Показать, что в конечной абелевой группе А для любого d\ \А\ существует


по крайней мере одна подгруппа порядка d (обращение теоремы Лагранжа).
2. Показать, что при надлежащем упорядочении инварианты любой подгруп­
пы являются делителями инвариантов абелевой группы.
3. Если А ф А = В ф В , где А жВ — конечные абелевы группы, то А = В.
4. Если А, В, С — конечные абелевы группы и А ф С = В ф С , то А = В.
5. Всякая конечная абелева группа порядка п, не делящегося на квадрат
целого числа > 1, является циклической.
6 . Перечислить все неизоморфные абелевы группы порядка 72.
7. Изоморфны ли группы Ящ 0 Z 72 и Z\% 0 Z 48?
8 . Сформулировать и доказать теорему о конечно порождённых абелевых
группах на языке целочисленных матриц (матриц с коэффициентами в Z). Ис­
пользовать надлежащим образом элементарные преобразования над такими мат­
рицами.
9. Доказать, что индекс подгруппы А С F%b свободной абелевой группы F%b
ранга п конечен тогда и только тогда, когда rank А = п.

§ 4. Л и н ей н ы е гр уп п ы Л и

1. Определения и примеры. Формально говоря, группой Ли


G называется дифференцируемое (С 2 или даже класса (7°°, гладкое)
многообразие, наделённое структурой группы с гладкими отобра­
жениями — умножением (х,у) н-у ху и взятием обратного элемента
х на ж-1 .
От гомоморфизма Ф: G —>Н группы Ли G в группу Ли Н так­
же требуется гладкость отображения одного многообразия в дру­
гое. То же самое относится к более частным понятиям изоморфизма
групп Ли и автоморфизма группы Ли. Чаще всего имеют дело с ве­
щественными или комплексными многообразиями и соответственно
с вещественными или комплексными группами Ли.
Задание структуры многообразия предполагает, в частности, на­
личие топологии, поэтому группы Ли являются топологическими.
Это означает, что произведение gh и взятие обратного д~г явля­
ются в данной топологии непрерывными операциями. Считаются
известными понятия связности, локальной связности, компактнос­
ти топологического пространства. В частности, группа называется
компактной , если для соответствующего топологического простран­
ства справедлива теорема Бореля-Лебега.
Строгое определение группы Ли, объединяющее понятия обыч­
ной группы, топологического пространства и дифференцируемого
§ 4 • Линейные группы Ли 75

многообразия, довольно сложно. К тому же определение подгруп­


пы Ли Н С G предполагает, что Н — подмногообразие (новое по­
нятие), задаваемое в окрестности нейтрального элемента (единицы
е G Н) локальными координатами а д , . .., х п на G, которые удовлет­
воряют системе уравнений
fi{x 1 , • • • , х п) = О, 1 < г < т. (1)
Считается, что
d fi
rank = т.
dxj
Это условие на систему (1), перенесённое левыми сдвигами в любую
точку h G 77, снабжает Н структурой (п —т)- мерного многообразия.
Заметим ещё, что группу Ли G часто рассматривают локально, в
надлежащей окрестности единицы е G G . Входить в детали было бы
рискованно. Так как нас интересуют классические линейные группы,
то с самого начала можно считать их группами Ли, закрыв глаза на
многие общие определения.
П р и м е р 1. (Мп , + ) — группа Ли.
П р и м е р 2. Пусть V — конечномерное векторное пространство над Я (Я =
= К или Я = С). Известная нам группа Aut V автоморфизмов пространства V
суть открытое подмножество в Hom(V, У), заданное условием det ф 0. Стало
быть, Aut V — гладкое многообразие. Естественная композиция автоморфиз­
мов — гладкое отображение: если А = (a i j ), В = (bjk), то А В — С — ( ) , где
Cik = £ aijbjk. Аналогично, отображение х i- э ж-1 гладко: достаточно вспом­
нить о формулах Крамера. Итак, Aut У — группа Ли размерности п 2. Её мат­
ричную реализацию над Я мы условились обозначать GL(п,Я) или GLn (£).
П р и м е р 3. Для группы SL(п,Я) система (1) сводится к одному уравнению
det X = 1, X = (x i j ) G GL (п,Я),
с явно выполненным условием d(det Х ) / д х ц \ х=Е = 1« Поэтому SL(п,Я) явля­
ется (п2 — 1)-мерной группой Ли.
П р и м е р 4. Из [BA II, гл. 3] известно, что ортогональная группа О(n) С
С GL(n,M) задаётся билинейными соотношениями
/ij(A) — ^ ^xikxjk — $ij
к
в количестве т = п(п + 1)/2 штук. Легко проверяется, что минор порядка т
матрицы |\dfij / d x st \\, отвечающий переменным x st, s ^ £, в точке Е отличен от
нуля. Это значит, что О(п) — группа Ли размерности п 2 —т = п(п — 1)/2.
Такую же размерность имеет подгруппа SO(п), в окрестности единицы сов­
падающая с О(п). Точнее, как топологическое пространство О(п) распадается
на две связные компоненты: одна содержит Е, другая —Е. Очевидно, det X = 1
для всякой матрицы X G О(п), близкой к X.
П р и м е р 5. Определение унитарной группы U(n) С GL(n,C) в [BA II, гл. 3]
аналогично определению группы О(п), если на GL(n,C) смотреть как на вещест­
венную группу, зависящую от 2п 2 параметров. Разделение вещественных и мни­
мых частей п(п ф 1)/2 полуторалинейных соотношений приведёт к2 п( п —1)/2 +
ф п = п 2 гладким функциям. Ранг соответствующей матрицы в точке X — Е
также равен п 2. Поэтому U(n) — группа Ли размерности 2п 2 —п 2 — п 2.
76 Гл. 2. Строение групп

Так как det X = егС|Р, X £ U(n), р £ К, то SU(n) — группа Ли размерности


п 2 — 1.

2. К ри вы е в м атри ч н ы х гр уп п ах. В топологических ли­


нейных пространствах имеет смысл говорить о кривых, касатель­
ных векторах и т.п. вещах. Так, в анализе и в геометрии под кри­
вой в конечномерном вещественном векторном пространстве V
понимают непрерывное отображение (функцию) Г: (а, (3) —>V, где
— интервал в Е. Скажем, окружность S 1 единичного радиу­
са с центром в начале прямоугольной системы координат суть кри­
вая (р н->> (cos <р, sin (р), (р £ [0,27г). Разумеется, V чаще всего снаб­
жается структурой аффинного или евклидова пространства. Пусть
V = ( e i , . . . , e n). Зададим кривую в параметрической форме Гг =
= (7 i ( t ) , . .., 7 п(^)), где 7 i(t) — вещественнозначная функция при
любом i = 1, . . . , п. Кривая Г дифференцируема в точке t Е (<т,/^),
если дифференцируемы все 7 г(£), т.е. существуют производные

г; = ••><(*))
— однозначно определённый вектор в V , называемый касательным
вектором к Г в точке Гг или вектором скорости в момент време­
ни t. В дальнейшем будем для простоты говорить о гладкой кривой
Г^, отождествляя функцию с её значением.
Пусть теперь V = МП(Е) или МП(С), рассматриваемые как век­
торные пространства размерностей п2 и 2п2 соответственно. Будем
считать, что кривая Гг на пространстве М п(Я) (Я = Е или Я = С)
на самом деле целиком лежит в матричной группе G С М п(Я), т.е.
Гг Е G Vt Е Тогда естественно говорить о кривой в группе
или на группе G. При любом t = to надо чётко представлять себе,
что A to есть точка кривой в п2-мерном пространстве, реализован­
ная в виде матрицы. Если A t = (ctik(t)), B t = (bkj(t )) : (<т,/^) —> G
— две параметрические кривые в группе G, то можно определить их
произведение Ct = A tB t , полагая
п
Ct = (Cij(t )), Cij(t) := am(t)bkj(t), t G (a,/3). (2)
k= 1
Наша ближайшая задача — рассмотреть в классических мат­
ричных группах множество всех дифференцируемых кривых, прохо­
дящих через единичный элемент Е, и множество всех касательных
векторов к кривым в этой избранной точке. МП(С) трактуется как
вещественное пространство размерности 2п 2.
Т е о р е м а 1. Пусть G С GL(п,Я) — матричная группа. Спра­
ведливы следующие утверждения.
i) Если At, B t : (а,/?) —)>G — две дифференцируемые кривые в G,
§ 4 • Линейные группы Ли 77

то их произведение Ct = A tB t также дифференцируемо и


ИГ1
-E± = (AtB t)' = A'tB t + A tB't .

п) Пусть Т = L(G) — множество всех касательных векторов


A'q кривым A t в G (в малой окрестности параметра t — 0 ) , для ко­
к
торых A q = Е. Тогда L(G) — векторное подпространство в М п(А).
Д о к а з а т е л ь с т в о . Утверждение i) получается прямым диффе­
ренцированием определяющего соотношения (2).
п) Пусть Ид, В'0 G Т . Тогда (А В ) 0 = А 0В 0 = Е Е — Е и соглас­
но i) в Т содержится вектор
(АВУ0 = А'0В 0 + А 0В'0 = А'0Е + ЕВ'0 = Д' + В'0.
Следовательно, Т — аддитивная группа.
Если теперь Л — произвольный скаляр и А'0 Е Т, то рассмотрим
кривую B t = A \t в окрестности t = 0. Очевидно, что £?о = До =
= Е, причём Bt дифференцируема и В г0 = ЛДд. Так как по условию
B q Е Т, то и ЛДд G Т . ЕИ
О п р е д е л е н и е . Векторное пространство Т = L(G) называется
касательным пространством к группе G в точке Е.
П р и м е р 6. Пусть G = GL(n,M). Так как det : G —» М — непрерывная
функция и det Е = 1, то можно указать столь малое £ > 0 и шар радиуса £
с центром в Е, что для каждой матрицы А из этого шара будет выполняться
неравенство det А ф 0, т.е. А Е G. Теперь для любой матрицы В Е М П(М) (т.е.
для любого вектора из вещественного векторного пространства размерности п 2)
определим кривую B t в М п (М) равенством

Bt = t B Т Е .
Мы видим, что В о = Е , B f0 = В , а при малых t матрицы B t лежат в G . Стало
быть, касательное пространство L (G L(n,K )) совпадает с М П(К) и имеет размер­
ность п 2. Аналогично показывается, что касательное пространство L (G L(n,C ))
имеет над М размерность 2п 2 .
П р и м е р 7. Имея дело с группой SL(n,M), мы должны выбирать в £-шаре с
центром в Е матрицы А с det А = 1, а для любой матрицы В Е М п (Ж) с нуле­
вым следом и малого параметра t определять кривую B t , используя экспоненту
матрицы [BA II, гл. 7, § 1] :
Bt = exp (tB).
Тогда В о = Е , B't = B e x p (tB ), В'0 = В , det Bt = exp(tr(£B )) = 1. Это и
означает, что касательное пространство L (SL(n,K )) имеет размерность п 2 — 1.
П р и м е р 8. Из примера 4 видно, что касательные пространства к много­
образиям (группам Ли) О ( п ) и SO(n) в точке Е совпадают. Пусть теперь B t —
произвольная кривая в SO(n) с касательным вектором B f0 в Е . Так как по опреде­
лению B s t B s = Е , то дифференцирование приводит к соотношению B o A t B o = 0,
показывающему, что любой касательный вектор кососимметричен.
С другой стороны, если А — любая кососимметричная матрица, то кривая
A s = exp ( s A ) , выходящая из Е ( А о = Е ) , имеет в Е касательный вектор A'Q = А.
К аждая точка кривой A s — ортогональная матрица с определителем 1 [BA II,
78 Гл. 2. Строение групп

гл. 7]. Таким образом, L(SO(n)) = so(n) — пространство размерности п(п —1)/2,
состоящее из всех кососимметричных матриц.
П р и м е р 9. В случае унитарной группы U(n), заменяя so(n) на пространство
su(n) косоэрмитовых матриц (над К) и обращаясь к соображениям, использован­
ным в примере 8, мы убеждаемся в том, что L(U(n)) имеет размерность п 2.
Размерность линейной группы Ли определялась ранее по чис­
лу независимых параметров, задающих базисное дифференцируемое
многообразие. Теперь мы видим, что справедлива
Т е о р е м а 2. Пусть G — одна из классических линейных групп
Ли GL(п, Л), SL(n, Л), О(n), SO(n), U(n), SU(n); Я = Е или Я = С,
L(G) — её касательное пространство в Е.
Тогда dim G = dim L{G).
Д о к а з а т е л ь с т в о получается сопоставлением примеров 2-5,
6-9. □
К указанным в теореме группам следовало бы добавить симплек-
тическую группу, но ради простоты изложения мы условились её
опускать.
3. Д и ф ф ер ен ц и а л го м ом ор ф и зм а. Всякому гомоморфизму Ф :
G —>■Н матричных групп G, Н и всякой гладкой кривой At в груп­
пе G отвечает кривая (Ф о ГД = Ф(ГД в группе Н. Гомоморфизм Ф
естественно называть гладким , если все кривые Ф о гладкие.
О п р е д е л е н и е . Гладкому гомоморфизму Ф : G —> Н матрич­
ных групп Ли и касательному вектору Гд к G в точке Е можно по­
ставить в соответствие касательный вектор дФ(Т'0) к Н в Е, полагая
<Ч>(Г') = (ФоГ)' . (3)
Отображение дФ : L(G) —>L ( H ), заданное равенством (3), назы­
вается дифференциалом или касательным отображением гомомор­
физма Ф.
Т е о р е м а 3. В матричных группах справедливы следующие ут­
верждения.
i) Дифференциал гомоморфизма групп является линейным отоб­
ражением касательных пространств.
п) Если Ф . G —>Н, Ф : Н —УК — гладкие гомоморфизмы, то
й(ФФ) = дФ • дФ.
ш) Гладкому изоморфизму Ф : G —>• Н отвечает линейный изо­
морфизм дФ : L(G) —>L ( H ), причём dim G = dim H.
Д о к а з а т е л ь с т в о . Пусть А'0, В'0 Е L(G ), /i, v Е Е. Тогда

йФ(Мо + ^ о ) = (ф ° (М + vB))’o =
= (/ДФ о А) + п(Ф о В))'0 = /ДФ о А)'0 + п(Ф о В)'0 =
= /1дФ(А'0) + пдФ(В^).
§ 4 • Линейные группы Ли 79

Это доказывает утверждение i).


Что касается п), то заметим сначала, что композиция ФФ являет­
ся гладким гомоморфизмом, поэтому выражение д(ФФ) имеет смысл.
Далее,
^ (Ф Ф )^ ) = ((ФФ) О А )’0 = дФ(Ф О А )’0 = дФ • дФ(А'0).
Наконец, изоморфность дФ вытекает из следующих соображений.
Так как Ф-1 Ф — тождественное отображение, то в соответствии
с п) имеем тождественное отображение дФ~х • дФ : L(G) —>L(G ), и
поэтому с1Ф — инъективное отображение, a d Ф-1 — сюръективное.
Но и ФФ-1 — тождественное отображение, поэтому дФ~х инъектив­
но, а dФ сюръективно. Это даёт всё, что нужно. □
Отсылая к [34] за деталями, приведём без доказательства сле­
дующую содержательную теорему о группах Ли.
Т е о р е м а 4. Гомоморфизм связной группы Ли в произвольную
группу Ли однозначно определяется своим дифференциалом.
4. А лгебра Л и группы Ли. Что такое алгебра Ли £, нам из­
вестно из [ВА II]. Так как произведение элементов х, у G £ принято
обозначать [х, у], то для коммутатора элементов g, h Е G в группе
Ли используем обычное обозначение (g,h) = g h g ^ h - 1 . Напомним,
что коммутирование в алгебре Ли линейно по каждому аргументу,
кососимметрично и удовлетворяет тождеству Якоби
[[x,y],z] + [[y,z],x] + [[z,x],y] = 0. (4)
Из примеров 6-9 и из [BA II, гл. 7] видно, что касательные про­
странства классических линейных групп Ли наделены структурой
алгебры Ли. Однако поучительно посмотреть на связь между опе­
рациями умножения в группе и коммутированием в соответству­
ющей алгебре Ли, причём в более общей ситуации любых связных
групп Ли.
Итак, пусть G — связная группа Ли с нейтральным элементом
е, L(G) — её касательное пространство в е. Коммутатор [gb,h'0] ка­
сательных векторов gb,h'0 Е L(G) к кривым gt,hSj 0 ^ s, t ^ 1, на
группе G, выходящим из е : до = е = До, определим соотношением

(5)
Положив
= (9t,h s),
мы видим, что /(t, 0) = е и

суть касательный вектор к кривой q : s —>• /(t, s), a


80 Гл. 2. Строение групп

— касательный вектор к кривой q[ в пространстве L(G). Коммута­


тор (r^,As) элементов n-мерной группы G с координатами (ад,...
. .., х п) и (г/1 , . .., уп) выражается через дифференцируемые функции
fi(x 1 , . . . , х п, ух , . .., у п), 1 ^ i ^ п. Вид функций /;, целиком опре­
делённый группой, не зависит от конкретных элементов, поэтому для
коммутатора [gb,h'0] получаем следующее явное выражение:
d2fi
[#СИ^0]i — дук (,е,е)л(до)j (h'o) к•
(6 )
3,к
dxj

Из (6) видно, что частная производная в (5) не зависит от выбора


координат, а коммутатор линеен по каждому аргументу.
Если воспользоваться легко проверяемым соотношением (а, b) =
= (6, а)-1 , то можно убедиться, что коммутатор (5) кососимметри­
чен. Тождество (4) доказать несколько труднее, но если перейти к
линейным группам Ли, не обязательно классическим, то ситуация
упрощается. Именно, пусть L(G) С МП(Л); Я = Е или Я = С. Для лю­
бых двух матриц X , Y Е L(G), являющихся касательными векторами
к кривым exp(tX), exp(sY) Е G , прямые вычисления со степенными
рядами показывают, что с точностью до членов степени ^ 3

exp(tX) exp(sF) = E + t X + s Y + t s X Y + у X 2 + у У2 + ... e G,


и,значит,
(exp(tX), exp(sY)) =
= (E + t X + s Y + t s X Y + l— X 2 + S— Y 2 + .. .)x

x (E - t X - sY + tsX Y + у X 2 + у У 2 + ...) =

= E + t.s(XY - Y X ) + t2.sU(X , У , t, s) + t.s2V ( X , У , t, s ),


где degx Y U (^ , Y, £, s) ^ 3, degx Y У (^ , Y, t, s) ^ 3. Теперь по фор­
муле (5) находим

[X,Y] =

= + t s ( X Y - Y X ) + t2sU(X, Y, t, s ) + ts2V (X , Y, t, s)) |(=>=0=


= X Y - YX,
т.е. для коммутатора [X, Y], определённого абстрактным образом,
получается естественное выражение [X , Y] = X Y —Y X , которым мы
пользовались ранее. Тождество Якоби при таком коммутировании
очевидным образом выполняется. Тем самым получена
§ 4 • Линейные группы Ли 81

Т е о р е м а 5. Касательная алгебра всякой линейной группы Ли


снабжена структурой алгебры Ли с операцией коммутирования
[X,Y] = X Y — Y X .
5. Л огариф м . Экспоненциальному отображению exp : L(G) —>
—у G в случае матричных групп отвечает антипод — логарифмичес­
кое отображение

определённое для любой вещественной п х n-матрицы X , достаточно


близкой к Е. Чтобы убедиться в этом, положим Y := X — Е = (yij),
считая \y%j\ < £. Простая индукция по к приводит к оценке \(Yk)ij\ ^
^ п к~1г к , и поэтому для отношения модулей двух соседних членов в
(7) находим
\(Ук+1)^\ к п кек+1 _ к
\(Yk)ij\ к + 1 п к~1£к к + \ ПЕ
Таким образом, ряд (7) сходится для любой матрицы X с | ( X - E ) i j \ <
< 1/п.
Т е о р е м а 6. Пусть Ue — окрестность Е в М п(Е), где опре­
делено отображение log, a Uo — окрестность нуля , в которой
ехр([/о) С Ue • Тогда :
1) exp log J = J , J G ITe; log exp Y = У, Y <Е t/0.
ii) еслг/ Ч, В коммутируют и близки к Е , то
log (АЕ?) = log Ч + log В.
Д о к а з а т е л ь с т в о i) ничем не отличается от числового случая.
Что касается п), то exp (log(4£?)) = А В = (exp (log Ч)) (exp (log В)) =
= exp(log Ч + log В). Осталось воспользоваться биективностью ехр
вблизи 0. □
О т д е л ь н ы е з а м е ч а н и я . 1) Назовём однопараметрической
подгруппой линейной группы Ли G гладкий гомоморфизм а : Е — >
— У G. Так как a(t) = (cr(t/n))n, то а определяется своими значе­
ниями вблизи 0 G Е. Пример в [ВА II, гл. 7], однопараметрической
группы сг : t I—у ехр(£4), определённой квадратной матрицей Ч, явля­
ется в некотором смысле общим, поскольку локально G порождается
кривыми ехр(£Ч), Ч Е L(G).
2) Под линейным представлением группы Ли G понимается диф­
ференцируемый гомоморфизм Ф : G — >GL(V), где V — векторное
пространство над Е или С. Коэффициенты матриц Фд являются по
определению дифференцируемыми функциями от д Е G. Наличие
вещественной или комплексной структуры в G и V проявляется в
нескольких вариантах (см., например, [1]). Линейные представления
компактных групп Ли фактически определяются представлениями

6 А.И. Кострикин
82 Гл. 2. Строение групп

соответствующих алгебр Ли. Хорошей иллюстрацией служит описа­


ние неприводимых представлений группы SU(2) в гл. 3 и её алгебры
Ли su(2) в гл. 4.

УПРАЖНЕНИЯ

1. Показать, что для каждой однопараметрической подгруппы а группы


GL(n,M) существует матрица А Е МП(М), такая, что a(t) = ехр(Е4).
2. Автоморфизмы алгебры Ли L(G) данной линейной группы Ли G в свою
очередь образуют линейную группу Ли Aut (L(G)). Если Г* — некоторая кривая
в A ut(L(G)), то Г*[а, Ь] = [Г*а, Г*Ь]. Дифференцирование при t = 0 приводит в
обозначении Т> = ( ^ Г t) (считаем Го = Е) к соотношению
Х>[а, b] = [Da, b] + [a, Db],
которое позволяет назвать Т> дифференцированием алгебры Ли L(G). С этим
понятием мы уже встречались в [ВА II].
Доказать, что если Т> — дифференцирование алгебры Ли L( G), то exp V —
её автоморфизм.
Глава 3

Э Л Е М Е Н Т Ы Т Е О РИ И
ПРЕДСТАВЛЕНИЙ

Точным определениям теории линейных представлений групп мы


предпошлём две близкие по духу задачи.
З а д а ч а 1. В ( т + 1)-мерном пространстве Vm вещественных
однородных многочленов
f ( x , у) = а0х т + a ix m~l y + ... + am_ia;?/m_1 + атут
(или, скорее, полиномиальных функций (х,у) \-У f(x ,y )) степени т
выделяется множество решений двумерного уравнения Лапласа
дУ , дУ
д х 2 ду 2 (*)
в частных производных (см. [ВА I, упр. 9 из § 1 гл. 6]). Оператор
Лапласа А = гР сР линеен:
ох оу
А ( а / + /Зд) = a A f + (ЗАд Va, /3 G Е.
Поэтому решения уравнения (*) образуют некоторое подпростран­
ство Н т пространства Ут . Непосредственно проверяется, что
га — 2
А/ = [(ш - к)(т - к - 1)аи + (к + 2)(к + 1)а*+2] х т~к~2у к.
к=О
Следовательно,
Л/ = 0 ^
(ш —fc)(m — к — l)ak + (fc + 2)(fc + l)afc+2 = 0 , 0 ^ /с ^ m —2,
и все коэффициенты а/, выражаются через два из них, скажем, через
ао и аь Таким образом, dim Н т ^ 2.
Но два линейно независимых решения можно указать сразу. Дей­
ствительно, распространив по линейности действие оператора А на
многочлены с комплексными коэффициентами, будем иметь
А (х + iy)m = т (т — 1)(х + гу)т~2 + гтг(т — 1)(х + гу )т ~2 = 0,
г2 = —1.
Выделяя вещественную и мнимую части, получим
Zm(x, у) = (х + iy)m = ит(х, у) + ivm(x, у),
откуда
А и т Т iA v m —A z m —0 У А и т —0, A v m —0.
84 Гл. 2. Элементы теории представлений

Итак,
н т = {um{x,y),vm{x,y))R.
Интерпретируя теперь ж, у как координаты вектора в евклидовой
плоскости R2 с фиксированной прямоугольной системой координат,
посмотрим, что произойдёт при ортогональной замене координат —
повороте плоскости R2 вокруг начальной точки на произвольный
угол в:
х' — Фб»(ж) = жcos в — у sin в ,
у1 = Фб»(у) = жsin в + у cos в.
Известное из анализа (и легко проверяемое для многочленов) правило
дифференцирования сложных функций даёт
d2f д2 д2 f д2 f
2 cos в • sin в + sin2 (9,
д х'2 дх2 ox ду oyz
d2f д2 d2f д2/
cos в • sin в + тНт cos2
ду'2 дх 2 дх ду dyz
откуда
d2f д ^_ (Р £ _(Р_
дх'2 ду'2 д х2 ду2
Это значит, что уравнение (*) остаётся инвариантным при ортого­
нальной замене переменных, или, как мы ещё могли бы сказать, при
действии группы SO(2) = {Ф^}. В частности, многочлены иш(х',у'),
vm (x',y') будут решениями уравнения (*) и как таковые будут ли­
нейно выражаться через иш( х ,у ), vm(x,y). Таким образом, группа
SO(2) действует на пространстве решений уравнения Лапласа. При
этом говорят о двумерном вещественном линейном представлении
Ф(ш) : Фв ^ Ф(ш) (в)
группы SO(2).
Обратившись опять к комплексным многочленам, мы замечаем,
что
ж' + iyr = хегв + iye16 = егв (х + iy),
(ж' + = eim9{x + iy)m.
Сохраняя за комплексифицированным линейным оператором ф(т ) (в)
его прежнее обозначение, будем иметь
ф М ( 0 ) : Z m ^ z^ = eimezm.
Так называемые одномерные унитарные представления ф(т ) : Ф^ н->>
н-» егтб>, т £ ^ группы SO(2) играют важную роль в анализе.
Гл. 2. Элементы теории представлений 85

Заметим, что действие Ф индуцирует действие группы SO(2)


на всём пространстве Vm, и с этой точки зрения Н т — инвариантное
подпространство в Vm.
З а д а ч а 2. Оценка числа возможных органических соединений,
например, в химии циклических уг­
леводородов, сводится к следую­
щей отвлечённо-житейской задаче.
Сколько можно изготовить различ­
ных ожерелий длины п из неограни­
ченного запаса жемчужин q различ­
ных цветов?
Попытаемся (вслед за Г. Полна)
ответить на этот вопрос, считая,
что ожерелья ориентированы, т.е. пе­
ревёрнутое ожерелье, вообще говоря,
не отождествляется с исходным.
Заметим, что нитяных отрезков с нанизанными на них п жемчужи­
нами имеется всего qn (число слов длины п в свободной полугруппе
с q образующими). На множестве Пп этих отрезков действует цик­
лическая группа порядка п с образующей а = (12.. . п) Е 5П, цикли­
чески переставляющей жемчужины на каждом отрезке. Ожерельем
естественно считать (сг)-орбиту отрезка или, если угодно, некоторое
множество концентрических окружностей (рис. 4). Вторая интерпре­
тация более наглядна. Она связана с изоморфизмом
-s ill^
С05ж
Ф : а н-» Ф(сг) =
sin¥ cos Щ-
который уже встречался нам ранее и который будет назван позд­
нее двумерным линейным вещественным представлением группы (а ).
Искомое число г ожерелий выражается формулой из упр. 8 § 3 гл. 1.
Если d | п, то элемент a d порядка n /d оставляет на месте те отрезки
(и ожерелья), которые распадаются на d периодов длины n /d (см.
в этой связи [ВА I, гл. 4, § 2, упр. 12, 13]). Поэтому N ( a d) = qd,
a N ( a k) = gm, т = НОД(п/к). Величине N ( a k) с НОД(п,к) = d
в сумме N (сгк) отвечает ровно cp(n/d) слагаемых (ср — функция
Эйлера). Это означает, что

г (**)

Переход к физически различным (неориентируемым) ожерельям свя­


зан с дополнительными отождествлениями элементов в Пп посред­
ством обычного двумерного линейного представления группы диэд-
86 Гл. 3. Элементы теории представлений

pa D n). Попытайтесь сделать это самостоятельно.


Не только в рассмотренных примерах, но и в реальных физи­
ческих задачах линейные представления групп возникают самопро­
извольно как отражение той или иной симметрии. Соответственно
идеи и язык теории представлений весьма естественны. Так, приме­
ры, приводимые в § 1, касаются хорошо известных задач и не дают,
как будто, ничего нового. Между тем сам факт появления их “под
одной крышей” должен наводить на полезные размышления.
Цель, преследуемая теорией представлений, двоякая: 1) чисто ма­
тематическая, диктуемая отчасти желанием использовать дополни­
тельный аппарат для исследования самих групп; 2) прикладная, ил­
люстрируемая, скажем, ярким её вкладом в кристаллографию и в
квантовую механику. Ни один из этих аспектов по существу не от­
ражён в настоящей главе, цель которой более чем скромная — ска­
зать нечто содержательное о теории представлений, основываясь ис­
ключительно на доступном нам материале из линейной алгебры и из
теории групп.

§ 1. О п ределен ия и п ри м еры
л и н ейн ы х п р едстав л ен и й

1. О сновны е пон яти я. Строго говоря, мы уже занимались


теорией представлений, когда рассматривали в § 2 гл. 1 действие
групп на множествах. Возьмём теперь в качестве множества век­
торное пространство V размерности п над полем К и выделим в
группе S(V) всех биективных преобразований V — > V подгруппу
GL(V) — группу обратимых линейных операторов на V (или группу
автоморфизмов пространства V). Ясно, что при любом выборе ба­
зиса (ei , . . . , en) в V группа GL(V) становится обычной матричной
группой GL(n, К ), которую можно считать группой автоморфизмов
арифметического линейного пространства К п. Каждому линейному
оператору A Е GL(V) при этом отвечает матрица А = (а^) такая,
что
п
Aej = ац Е К , det А ф 0.
i= i

О п р е д е л е н и е 1. Пусть G — какая-то группа. Всякий гомо­


морфизм Ф : G — > GL(K) называется линейным представлением
группы G в пространстве V. Представление называется точным , ес­
ли ядро представления Кег Ф состоит только из единичного элемента
группы G, и тривиальным (или единичным), если Ф(д) = £ — еди­
ничный оператор для всех элементов g Е G. Размерность dim^ V
называется также степенью представления. При К — Q, Е, С гово­
§ 1. Определения и примеры линейных представлений 87

рят соответственно о рациональном, вещественном или комплексном


представлении группы G.
Таким образом, линейное представление — это пара (Ф,У), со­
стоящая из пространства представления V (или G-пространств а)
и гомоморфизма Ф : G — >GL(V). По определению
Ф(е) = £ — единичный оператор,
Ф(дН) = Ф(д)Ф(Н) для всех g, / i £G.

Условившись в обозначении д * v для действия линейного опера­


тора Ф(д) на вектор v Е V, мы придём к соотношениям
д * (и + v) = д * и + д * г, и, v Е V,
9* (Ли) = \{ g * v ) , Ае К,
е * V = Г,

(gh) * v = д * (h * г),
имитирующим свойства линейных операторов, причём последние два
соотношения заменяют то, что выражено выше посредством Ф (срав­
нить с i), п) в § 2 гл. 1). Соотношениями (1) в линейном представ­
лении (Ф,У) на первое место выдвигается G-пространство V , что
бывает удобно делать по тем или иным причинам (например, когда
V — не абстрактное линейное пространство, а какая-то его конкрет­
ная реализация).
С другой стороны, пространство V можно и не упоминать, если
под линейным представлением понимать попросту гомоморфизм Ф
группы G в матричную группу GL(п,К ). По-прежнему Ф ^ = Ф^Ф/г,
но здесь Фд — невырожденная матрица, причём Фе — Е — единичная
матрица. Матричная интерпретация более приемлема с вычислитель­
ной точки зрения, но она менее инвариантна и лишена пространст­
венной наглядности. На самом деле важно владеть (несложным) ис­
кусством свободного перехода от G-пространств к матричным пред­
ставлениям, и обратно.
Напомним в этой связи хорошо известный из курса линейной ал­
гебры [BA II] факт, что две матрицы А, В, отвечающие одному и
тому же линейному оператору в различных базисах, подобны: В =
= GAG-1 (G — матрица перехода от одного базиса к другому). В
случае представлений, когда речь идёт о группе линейных операто­
ров, зависимость от выбора базиса учитывается следующим образом.
О п р е д е л е н и е 2. Два линейных представления (Ф,У), (Ф,ИД
группы G называются эквивалентными (изоморфными или подобны­
ми), если существует изоморфизм векторных пространств а : V — >
— У W , делающий диаграмму
88 Гл. 3. Элементы теории представлений

V W
Чз) 4- I Чз)
V ^ W
коммутативной при всех g е G, т. е.
Ф(д)а = аФ(д), geG ,
или, что равносильно,
ф (д) = (гФ(д)а~1 (2)
(сравнить с определением эквивалентности действий группы на мно­
жествах, данным в упр. 1 из § 2 гл. 1). Будем иногда писать Ф « Ф
для эквивалентных и Ф ф Ф для неэквивалентных представлений.
Приведём ещё два варианта определения 2.
а) Т е р м и н о л о г и я G- п р о с т р а н с т в . Пусть G — группа и
V : ( g , v ) h ^ g * v , W : (д, w) н-» д о w — два G-пространства с дейст­
виями *,о, удовлетворяющими условиям (1). Изоморфизм а : V — >
W векторных пространств является изоморфизмом G -пространств,
если
g o a (v ) = a (g * v ) (2')
для всех д е G и v е V. Говорят ещё, что отображение а перестано­
вочно с действием G.
б) М а т р и ч н а я т е р м и н о л о г и я . Если V = (i?i,. . . , i?n), W =
= (гщ,. .., wn) и Фд, Фр — матрицы линейных операторов Ф(д), Ф(д)
относительно выбранных базисов, то условие эквивалентности (2)
выражается в виде
* д = СФдС - \ (2")
где С — некоторая невырожденная матрица, одна и та же для всех
g e G . Коэффициенты всех рассматриваемых матриц принадлежат
одному полю К.
Отношение подобия матриц, выраженное условием (2//), есть от­
ношение эквивалентности, разбивающее множество М п(К) на непе-
ресекающиеся классы. Соответственно и представления группы G
разбиваются на классы эквивалентных представлений. Из дальней­
шего будет ясно, что для теории представлений интересны и сущест­
венны именно классы эквивалентных представлений.
Обращаясь вновь к курсу линейной алгебры, попытаемся более
наглядно представить себе действие группы Ф(G) на пространст­
ве V. Относительно линейного оператора A: V — >V в V может
существовать инвариантное подпространство U : и е U => Аи е U.
Дополнив произвольный базис (ei,... , е/Д в U до базиса всего про­
странства V = (ei,..., е*;, efc+i,. .., еп), мы увидим, что матрица one-
§ 1. Определения и примеры линейных представлений 89

ратора А в базисе ( ei , . . . , en) примет блочно-треугольный вид:


А1 Aq
О Аг
Блок А\ соответствует инвариантному подпространству U , а блок
А 2 — факторпространству V/U. Если A q — нулевая матрица, то
А = А\ 4- А 2 — прямая сумма блоков и V = U 0 W — прямая сумма
инвариантных подпространств.
Существование собственного инвариантного подпространства
относительно А всегда обеспечено, коль скоро основное поле К ал­
гебраически замкнуто (см. [ВА II]). Если, например, К = С, то
найдётся вектор v Е V, v ф 0, для которого Av = Xv. Здесь Л —
корень характеристического многочлена
f A (t) = \ t E - A \ — tn - (trA)£n_1 + ... + (—l)n det A
(A — произвольная матрица линейного оператора А). Это сообра­
жение позволяет выбрать в V базис, относительно которого А при­
нимает треугольный вид:
Ai *
А2

0
с характеристическими корнями Ai, Л2 , ..., Ап по диагонали. Несколь­
ко более тонкий анализ заканчивается приведением А к жордановой
нормальной форме J(A) (см. [ВА II] ) — прямой сумме жордановых
клеток
А 1 0 .,.. 0
0 А 1 .,.. 0
Jm, X —
0 0 0 .... А
(т х т — размер клетки, А — один из характеристических корней).
Заметим, что если A q = Е, то J qm х = Е — единичная т х т-
матрица для каждой жордановой клетки Jm,л матрицы А, а это, оче­
видно, возможно только тогда, когда т — 1 и А — корень степени q
из 1 (по-прежнему считаем К = С). Значит,
Ai 0
А2
Е = => С А С - 1 = К = 1, (3)
0
для некоторой обратимой матрицы С. То же самое следует из более
простого критерия диагональности линейного оператора А с матри-
90 Гл. 3. Элементы теории представлений

цей А и характеристическим многочленом /л (t) = t q —1 без кратных


корней.
Все эти соображения, относящиеся к изолированному линейному
оператору А : V — УV , полезно иметь в виду при переходе к группе
{Ф(д) | g Е G} линейных операторов.
О п р е д е л е н и е 3. Пусть (Ф, V ) — линейное представление груп­
пы G. Подпространство U С V называется инвариантным (или ус­
тойчивым) относительно G, если Ф[g)u Е U для всех и Е U и всех
д £ G. Нулевое подпространство и само пространство У представ­
ления Ф относятся к тривиальным инвариантным подпространст­
вам. Представление, обладающее лишь тривиальными инвариантны­
ми подпространствами, называется неприводимым. Представление
приводимо , если у него имеется хотя бы одно нетривиальное инвари­
антное подпространство.
Согласно сказанному выше в случае приводимого представления
(Ф,У) с инвариантным подпространством U пространство V обла­
дает базисом, относительно которого
ф' ф°
9 9

0 ф"
9

для всех g Е G. Так как Ф'дк = Ф^Ф'^, Ф'е — и Фg(U) С U , то


отображение Ф': д \-у Ф' определяет представление на £/, назы­
ваемое подпредставлением в Ф. На факторпространстве V/U также
определено представление. Оно называется факторпредставлением
и задаётся матрицами Ф", g Е G.
Если базис в V можно выбрать так, что все матрицы Ф^ в (4) ну­
левые, то говорят о разложимом представлении Ф, а точнее, о прямой
сумме представлений Ф = Ф' + Ф". Разложение (Ф, V) в прямую сум­
му осуществимо в точности тогда, когда инвариантное подпростран­
ство U С V имеет дополнительное инвариантное подпространство
W, так что V = U 0 W — разложение в прямую сумму подпро­
странств и Ф(U) С У, Ф(РЕ) С W. Если это так, то Ф' = Ф |*у,
Ф" = Ф \w — ограничения Ф на U и на W соответственно.
Линейное представление (Ф,У) называется неразложимым, если
его нельзя выразить в виде прямой суммы двух нетривиальных под­
представлений. Еоворят также о неразложимом G -пространстве V.
Последовательно расщепляя, если это возможно, V, £/, W и т. д. в
прямые суммы инвариантных подпространств, мы придём к прямой
сумме V = V\ 0 ... 0 Vr нескольких инвариантных подпространств
(соответственно к прямой сумме Ф = Ф^1) + ... + ф(г) нескольких
представлений). При надлежащем выборе базиса в V матрицы ли­
§ 1. Определения и примеры линейных представлений 91

нейных операторов примут вид

А 0 0
<42) . 0

° : °
0 .. ФГ
О п р е д е л е н и е 4. Линейное представление (Ф,Е) группы G, яв­
ляющееся прямой суммой неприводимых представлений, называется
вполне приводимым. Аналогичная терминология применяется по от­
ношению к G-пространствам.
Интуитивно ясно, что неприводимые представления играют роль
строительных блоков, из которых конструируются произвольные ли­
нейные представления. Вполне приводимые представления получа­
ются в результате применения простейшей конструкции — прямой
суммы. Из дальнейшего будет видно, что во многих случаях этого до­
статочно для описания всех представлений. Заметим, что некоторые
важные для физики группы, такие, как группа Лоренца, имеют бес­
конечномерные неприводимые представления. Естественно, что они
никак не сводятся к конечномерным и должны изучаться отдельно.
2. П ри м еры л инейны х п р едстав лен и и . Мы ввели все сущест­
венные понятия теории представлений. Осталось наполнить их
реальным содержанием, для чего на первых порах весьма полезно
познакомиться (и основательно разобраться) с приводимой ниже се­
рией примеров.
П р и м е р 1. Полная линейная группа GL(п, К ) над полем К имеет по опреде­
лению точное неприводимое линейное представление степени п с пространством
представления V = К п . На этом же пространстве действует любая линейная
группа Н С GL( п , К ) — точно, но, возможно, приводимо.
Аналогичные замечания относятся к другим классическим группам, указан­
ным в § 1 гл. 1. Скажем, унитарная группа U (п) действует неприводимым об­
разом на эрмитовом пространстве, а ортогональная О(п) — на евклидовом. Это
непосредственно следует из доказанного в [BA II] более сильного утверждения,
что группы U(n) и О(п) действуют транзитивно (в смысле примера 3 из п. 3 § 2
гл. 1) на множестве векторов единичной длины.
П р и м е р 2. Заставив действовать GL( п , К ) на векторном пространстве
М п (К) матриц порядка п по правилу Ф^д : X А Х (А £ GL( п , К) , X £
£ МП(АГ)), мы без труда убеждаемся в том, что Ф,д(аХ + /ЗУ) = <тФа (АГ) +
+ /3 Фа (А) и Фа в = Поэтому (Ф, М п (К)) — линейное представление сте­
пени п 2. Пусть М ^ — подпространство матриц

о .... ХЦ .. 0

о .. Хп{ .. 0

с единственным отличным от нуля столбцом Х^г\ Как легко проверить, это


подпространство инвариантно относительно Фа , А £ GL(n, К) , неприводимо
92 Гл. 3. Элементы теории представлений

и изоморфно (как GL(n, ^-пространство) естественному пространству К п, на


котором действует GL( п , К) . Таким образом,

М П( К) = м £ \ к ) е . . . ф М ^ \ к )
— разложение в прямую сумму п изоморфных GL(n, Х)-подпространств, чему
соответствует разложение
Ф = фА)д_... д-ф(п)
в прямую сумму п эквивалентных представлений. Символически этот факт за­
писывают в виде
Мп( К ) ^ . п М ^ \ к ) , ФипфТ.

П р и м е р 3. Определим теперь действие Ф группы GL( п , К ) на М п ( К ), по­


ложив : X А Х А - 1 . Снова (Ф, М п (К)) — линейное представление степени
п2. Если X = (Xij), то, как обычно, tr X = i x a — след матрицы X . Хо­
роню известно, что tr ( а Х + /ЗУ) = a tr X + /3 tr У (линейность функции tr) и
ИФуДХ) = t rX. Отсюда следует, что множество М®(К) матриц с нулевым сле­
дом является инвариантным подпространством относительно Ф. С другой сторо­
ны, ФуДАЕ) = ЛЕ и tr АЕ = п \ . Таким образом, в случае поля К нулевой харак­
теристики имеет место разложение в прямую сумму GL(n, Х)-подпространств
М п (К) = (Е) ф М ° ( К ) (5)
размерностей 1 и п2 — 1 соответственно. Заметим, что при п = р и К = Zp
разложение типа (5) отсутствует, поскольку в этом случае tr E = 0.
Согласно определению жорданова нормальная форма J ( X ) матрицы X явля­
ется не чем иным, как удобным и простейшим представителем GL(n, С)-орбиты,
содержащей X . Ограничение Ф на любую подгруппу Н С GL( п, Х) делает ес­
тественным вопрос о канонических представителях Е-орбит.
П р и м е р 4. В предыдущем примере положим К = К и ограничим Ф на ор­
тогональную группу О(п). Так как А £ О(п) ЬА = А - 1 , то 1 ( А Х А - 1 ) =
= ьА -1 • fX • *А = A fX А - 1 . Выбирая в качестве X матрицу У + *У или У —*У,
мы видим, что пространство представления М п (М) группы О(п) записывается в
виде суммы 0(п)-подпространств
мп(Е) = <£)к ф М +(Е) ф М- (Е)
— одномерного пространства (Е)м скалярных матриц (п + 2)(п — 1)/2-мер-
ного пространства симметричных матриц с нулевым следом и п(п —1)/2-мерного
пространства кососимметричных матриц. Хорошо известно взаимно однознач­
ное соответствие между симметричными (кососимметричными) матрицами и
симметричными (соответственно кососимметричными) билинейными формами.
Действие О(п) на (Ем) 0 М^(М) и на М0(М) переносится на пространства соот­
ветствующих форм. Теорема о приведении квадратичной формы q(x) к главным
осям есть не что иное, как возможность выбора в 0(п)-орбите, содержащей q(x),
диагональной формы А^ж2 с вещественными А^, определёнными однозначно с
точностью до перестановки.
Заменяя К на С и О (гг) на унитарную группу U(n), мы придём к разложению

Мп(С) = (Е)с Ф М +(С) ф М ~ ( С)


в прямую сумму и(п)-подпространств скалярных, эрмитовых с нулевым следом
и косоэрмитовых матриц. Случай п — 2 был подробно разобран в § 1 гл. 1.
§ 1. Определения и примеры линейных представлений 93

п р и м е р 5. Пусть G — группа перестановок, действующая на некотором


множестве П с числом элементов \Q\ = п > 1, т.е. G С Sn . Векторное прост­
ранство
V = (ei | г Е П) к
над полем К нулевой характеристики с базисом, занумерованным элементами
множества П, мы превратим в (^-пространство, полагая

Ф(Щ X T '5*) = = Х А*е9(*)


i£ i£Q i£Q
(i \-y g(i) — действие перестановки g E G на i E G. Так как (gh)(i) = g(h(i)), to
получается линейное представление степени п группы G. Оно никогда не является
неприводимым, поскольку

у = ( Е е> ^^ ^гег| Аг GК) (6)


Ai + . . . + Л П = 0

— разложение в прямую сумму одномерного и (п — 1)-мерного инвариантных


подпространств (если char К = р > 0 и р | п , т о прямой суммы уже не получится).
Выделим два частных случая.
а) G = Sn . Мономорфизм Sn — У GL(п,М), построенный в упр. 13 из § 4
гл. 1, совпадает с нашим линейным представлением Ф, если взять в качестве
г-й координатный столбец Е^г\ Разложение (6) показывает, что для Sn сущест­
вует более экономное вложение Sn — УGL(n — 1,Q). Позднее будет доказана не­
приводимость этого линейного представления степени п —1 (даже над полем С).
б) Регулярное представление. Пусть G — произвольная конечная группа.
Положив П = G, мы получим так называемое регулярное G-пространство V =
= {е9 | g G G) и соответственно регулярное представление (р, V ) группы G :
p(a)eg = еад для всех а,д Е G. Если угодно, регулярное представление в не­
сколько иных обозначениях нам уже встречалось при доказательстве теоремы
Кэли [ВА I, гл. 4], но нас интересовало тогда не пространство V, а множество
{е9} его базисных векторов. Значение регулярного представления конечной груп­
пы G заключается в том, что оно содержит все неприводимые представления G,
рассматриваемые с точностью до эквивалентности (см. § 5).
П р и м е р 6. Представление степени 1 — это просто гомоморфизм Ф : G — у
— у К * группы G в мультипликативную группу поля К (К — одномерное вектор­
ное пространство над собой). Так как мультипликативная группа поля абелева,
то КегФ D G', где G' — коммутант группы G (теорема 5 из § 4 гл. 1). Заметим,
что эквивалентностъ двух одномерных представлений Ф', Ф" (с одинаковым
пространством представления) равносильна их совпадению, так как

аФ'(д)а - 1 = Ф"(g) =^> Ф' (д) = Ф"(д) ф' = ф".

Пусть дп = е. Тогда Ф(д)п = Ф(дп ) = Ф(е) = 1, т.е. Ф(д) — корень из


единицы. Ядро любого одномерного представления может быть нетривиальным
даже для циклической группы G. Если, например, G = и К — Z \ \ , то КегФ 3
3 2 Z 4 . С другой стороны, в случае К — С любая циклическая группа имеет
точное одномерное представление.
a) G = (Z, +). Представление к \-У Хк при |А| ф 1 точно. Если |А| = 1, то по
формуле Эйлера А = е27гг6>, в Е К, и ядро отображения к
нуля только при в Е Q.
94 Гл. 3. Элементы теории представлений

Группа Z обладает неразложимыми комплексными представлениями сколь


угодно высокой степени, которые, однако, не являются неприводимыми. Доста­
точно сослаться на теорему о жордановой нормальной форме матрицы и рас­
смотреть отображение
1 1 0 ... 0 0
0 1 1 ... 0 0

•о

•о

•о
... 1 1
0 0 0 ... 0 1

б) G = (а | ап = е). Пусть £ = ехр(27xi/n) — примитивный корень степени п


из 1. Из п одномерных представлений
ф(т >: ак ^ е тк, т = 0 , 1 , . . . , п — 1, (7)
точными будут (р(п). Отметим интересный факт: циклическая группа порядка п
имеет ровно п попарно неэквивалентных неприводимых представлений над С.
Все они одномерны и имеют вид (7).
Действительно, нужно убедиться лишь в том, что у конечной циклической
группы нет неприводимых над С представлений размерности > 1. Но перед опре­
делением 3 отмечался тот факт, что любой линейный оператор Ф(д) конечного
порядка диагонализируем над С. В данном случае это равносильно полной при­
водимости представления Ф. Если dim Ф = г, то Ф распадается в прямую сумму г
одномерных представлений.
Для циклической группы конечного порядка получено по существу описание
всех комплексных линейных представлений. С точностью до эквивалентности
0

0
где ф(т ) — одно из представлений вида (7).
Нашей целью является установление подобных закономерностей в общем
случае.
П р и м е р 7. Уже в предыдущих примерах чувствовалась сильная зависи­
мость свойств линейного представления Ф группы G от основного поля К . Внесём
дополнительную ясность в этот вопрос.
Циклическая группа G = (а \ ар = е) простого порядка р, действующая
на двумерном векторном пространстве V = (vi,V 2 ) над произвольным полем К
характеристики р по правилу а * vi = vi, а * V2 = v\ + V2 , определяет неразло­
жимое представление (Ф,У):
1 к
О 1 00 0 —1.
В самом деле, матрица Фа имеет характеристический корень 1 кратности 2. По­
этому разложимость Ф в прямую сумму двух одномерных представлений означа­
ла бы существование обратимой матрицы С, для которой СФаС -1 = II J. !? II.
Но тогда Фа = С - 1 Е С = Е, что не так.
Пусть, далее, G = (а | а3 = е) — циклическая группа порядка 3 и К =
= К. Двумерное представление (Ф,У), V = заданное в указанном базисе
матрицей
§ 1. Определения и примеры линейных представлений 95

неприводимо, поскольку характеристический многочлен О + 1 + 1 этой матрицы


не имеет вещественных корней. Если же V рассматривать над С, то, естественно,
V разлагается в прямую сумму одномерных G-подпространств
V = (vi + e ~ 1v 2) 0 (vi + ev 2 >
и
\\ £ О II _ —1 + V —S _ || 1 —£ 1 \\
СФаС
II 0 £-1 1г £_ 2 ’ _ II 1 —£ |г
Таким образом, при расширении поля свойство неприводимости представле­
ния может утрачиваться.
В дальнейшем, за редким исключением, основное поле К будет
полем комплексных чисел (наиболее важным с практической точки
зрения) или же произвольным алгебраически замкнутым полем ну­
левой характеристики.

УПРАЖНЕНИЯ

1. Труппа SO(2) задаётся своим естественным двумерным представлением


cos 0 —sin О
Ф'(0) sin 9 cos 9
неприводимым над К. Проверить, что
1_ eie 0 Л 1 1 i
АФ'{9)А ~ 1 = Е GL(2,
0 е~ы
для А = Т 1 г 1
Значит, Ф' — прямая сумма двух неэквивалентных (в данном случае просто раз­
личных) одномерных представлений.
2. Неприводимо ли при п = 2 и п = 3 GL(n, С)-пространство М°(С) в
разложении (5)?
3. Пусть Ф и Ф — неприводимые комплексные представления циклической
группы (а | ап = е) порядка п. Показать, что

1, если Ф Pd Ф,
Е ф(а* О, если Ф ф Ф.
к=
4. Опираясь на упр. 3, убедиться в справедливости следующего утверждения.
Любую комплекснозначную функцию / на конечной циклической группе (а \ ап =
= е) можно записать в виде разложения “по элементарным гармоникам”

/(ак) = ^ 2 с тетк, £= е х р (^ ).
771 = 0
“Коэффициенты Фурье” ст вычисляются по формуле
77—1
cm = - Y ' f ( a k)S~mk.
п к=о
5. Из формулы для числа ожерелий (см. начало главы) вывести элементарные
следствия:
а) qp —q = 0 (mod р) (малая теорема Ферма, см. § 4 гл. 4);
б) Ed|n^(d) =п.
96 Гл. 3. Элементы теории представлений

§ 2. У н и т а р н о ст ь и п р и в о д и м о ст ь

1. У нитарны е п р едставлени я. Напомним (см. [ВА II]), что


в курсе линейной алгебры невырожденная форма (u,v) (и |г) на
векторном пространстве V над С называется эрмитовой , если
(u\v) = (v\u),
[аи + f3v\w) = a(u\w) + P(v\w), (1)
(v\v) > 0 для всех vфО
(как всегда, z \->z — автоморфизм комплексного сопряжения). Про­
странство V , рассматриваемое вместе с невырожденной эрмитовой
формой (и |г), называется эрмитовым пространством. Его вещест­
венным аналогом служит евклидово пространство со скалярным про­
изведением, задаваемым невырожденной симметричной билинейной
формой. Взяв базис e i , . .., еп в V , мы запишем форму (u\v) для и =
= Е* м*еь V = E j Vjej в виде
(u\v) = y^hjjU jVj.

Матрица Н = (hij) удовлетворяет условию Нц — hji и называется


также эрмитовой.
Существует ортонормированный базис (определяемый условием
(е^еД = Sij), относительно которого
п
(« И =

Линейный оператор A: V — >V , сохраняющий эту форму, т.е. об­


ладающий свойством (Au\Av) = (и |г), называется унитарным опе­
ратором. В вещественном случае ему соответствует ортогональ­
ный оператор. Условие унитарности, записанное в матричном виде
А • 1А — Е с А = (aij), 1А = А* = (Лц), нам уже встречалось в гл. 1.
Обозначив (как в [ВА II]) через Л* линейный оператор с матрицей
1А — Л*, выразим условие унитарности в виде А • А* = £ =
= Л* • Л. Группу всех унитарных матриц (группу унитарных опе­
раторов или просто унитарную группу) принято обозначать U(n).
По определению U(n) С GL(n,C), и если представление Ф : G — >
— >GL(n,C) таково, что Im Ф С U(n), то (Ф,Е) называется унитар­
ным представлением.
Т е о р е м а 1. Всякое линейное представление (Ф,Е) над С
конечной группы G эквивалентно унитарному представлению.
Д о к а з а т е л ь с т в о . Выберем в пространстве представления V
§ 2. Унитарность и приводимость 97

группы G какую-нибудь невырожденную эрмитову форму


Я : (u,v) I-» H (u,v) = hjjUjVj
id
(запись относительно некоторого базиса ( Д , ..., / п) пространства V )
и рассмотрим форму (г^г), получающуюся из Я(га, г?) “усреднением”
по G :
(«И = |С |- 1 ^ Я (Ф Ы « ,Ф Ы г ;). (2)
geG

Множитель |G|-1 несуществен и поставлен лишь для того, чтобы в


случае унитарности Ф имело место равенство (u\v) = H(u,v). Так
как
Н(Ф(д)щ Ф(g)v) = Н(Ф(д)у, Ф(д)и),

Н(Ф(д)(аи + /Зг;), Ф(р)гу) = Н(аФ(д)и + /ЗФ(Дг, Ф(р)гу) =


= аН(Ф(д)и, Ф(g)w) + /ЗЯ(Ф(Дг, Ф(р)гу),
Я(Ф(Д г ,Ф(Д г ) > О
для v ф 0 и всех g G G, то форма (2) удовлетворяет условиям (1) и
является, следовательно, невырожденной эрмитовой формой.
Кроме того (и это самое главное),

(Ф(Л> I Ф(Л)«) = Д Е Я(Ф(5)Ф(Л)«, Ф(5)Ф(Л)«) =


|Ст| peG
= Д Е H W 9 h ) u , *{gh)v) = У £ Я(Ф(*)«, Ф(*)«) = Ж .
I Ig eG ' It e G

т.е. оператор Ф(д) при любом д Е G оставляет форму (u\v) инва­


риантной. Выберем в V ортонормированный относительно формы
(u\v) базис. Тогда в этом базисе матрицы Фд операторов Ф(д) будут
унитарными. □
З а м е ч а н и е 1. Утверждение теоремы 1 не вытекает автомати­
чески из известного нам факта, что каждая отдельная матрица Фд с
дт = е подобна унитарной diag(Ai,..., An) с АД = 1.
З а м е ч а н и е 2. В вещественном случае совершенно аналогичное
рассуждение показывает, что представление (Ф, V ) эквивалентно ор­
тогональному.
З а м е ч а н и е 3. По многим причинам унитарные представления
играют важную роль в приложениях теории представлений, и весьма
замечательно, что теорема 1 продолжает оставаться справедливой
для гораздо более широкого класса компактных групп таких, как

7 А.И. Кострикин
98 Гл. 3. Элементы теории представлений

U(n) и О(п). Доказательство то же самое, но суммирование по эле­


ментам группы заменяется интегрированием (по некоторой мере) на
группе. Вспомним, что компактная группа SU(2) геометрически не
отличима от трёхмерной сферы S 3, и поэтому имеет смысл говорить,
например, о её объеме. Вообще, существует значительный паралле­
лизм в теории представлений конечных и компактных групп, но мы
лишены возможности на этом останавливаться. Из примера б, а) § 1
видно, что представления некомпактных групп (например, G = Z)
унитарными быть не обязаны.
В заключение отметим, что хотя доказательство теоремы 1 кон­
структивно, было бы не очень практичным использовать его для
отыскания унитарной реализации имеющегося представления. На­
пример, для группы G, порождённой элементами ai , . . . , ad, доста­
точно добиться унитарности матриц Фа1, ... ,Фаа. Тогда и группа
Ф((7) будет унитарной.
П р и м е р 1. Симметрическая группа S 3 = ((1 2), (1 2 3)) обладает двумерным
представлением Ф, содержащимся в качестве прямого слагаемого в естественном
трёхмерном представлении (см. пример 5 из § 1). Именно, если
Ф(7г)е; = eni, i = 1 ,2,3, /г = ei - e3, / 2 = e 2 - e3,

TO
Ф(( 1 2 ) ) / 1 = e 2 - e 3 = / 2 , Ф((1 2 ) ) / 2 = ei - e 3 = / 1 ,
Ф((1 2 3 ) ) /i = e 2 —ei = - / i + / 2, Ф ((1 2 3 ))/2 = е3 —ei = - / 1 .
Так как я = (12 3)г(1 2У , где i — 0,1 или 2 и j = 0 или 1, то без труда получаются
все матрицы = Ф(7г) \(f 1 j 2) :

0 0 1 -1 -1
ei !->‘• 0 1 ( 12) -
1 о (13) I
0 1

(2 3)
1 0 (12 3) I
-1 -1 (13 2) I 0 1
I—1

—1 1 0
1

-1 -1
I—1

I—1
1
1

Из соотношений det = 1 и (12 3 )3 = е следует, что


1 0
) I—1

—1 + у/—3
1

с 1 и С -1: 0
для некоторой невырожденной матрицы С. Сопряжение при помощи С не долж-
но нарушать свойства унитарности матрицы
0 1 Линейным условиям
1 0
1—
1—
11

00
1

0 1 0 1
о

С
1 0 — 1 0
с, с 1 0 — 0 е-1
С

удовлетворяет матрица
С =
1

Теперь мы имеем возможность выписать известные нам унитарные пред­


ставления группы 5 3, а именно единичные Ф^1), ф(2) : тг i—^ sgn(7r) = ±1 и
§ 2. Унитарность и приводимость 99

только что полученное двумерное представление ф(3) w Ф. Для последующих


ссылок удобна такая таблица:

П р и м е р 2. Естественное ортогональное представление бесконечной груп­


пы, а именно SU(2), доставляет эпиморфизм Ф: SU(2) — у SO(3), построенный в
§ 1 гл. 1.

2. П олная п р и в оди м ость . Из определений и замечаний, сде­


ланных в § 1, ясно, насколько фундаментальным является следующее
утверждение.
Т е о р е м а 2 (теорема Машке). Каждое линейное представление
конечной группы G над полем К характеристики , не делящей \G\
(б частности , нулевой ), вполне приводимо.
Напомним, что утверждение теоремы 2 означает разложимость
(Ф,У) в прямую сумму неприводимых представлений. Собственно
говоря, классическая теорема Машке гласит следующее.
(М) Каждое G -инвариантное подпространство U С V обла­
дает G -инвариантным дополнением W:
v = uew. (з)
Мы будем доказывать именно это утверждение, из которого
теорема 2 следует автоматически. Действительно, либо представле­
ние (Ф, V) неприводимо, и тогда нечего доказывать, либо существу­
ет собственное G-инвариантное подпространство U, и тогда имеет
место разложение (3) с некоторым G-подпространством W. В этом
случае dim U < dim V , dim W < dim V. Применяя к U и W те же рас­
суждения и используя индукцию по размерности, получаем требуе­
мое разложение на неприводимые компоненты.
Переходим к доказательству утверждения (М). Нас по-прежнему
больше интересует случай поля К = С, поэтому полезно привести
два независимых рассуждения.
П е р в о е д о к а з а т е л ь с т в о {К = С). Согласно теореме 1
существует невырожденная эрмитова форма (u\v) на пространст­
ве представления V , инвариантная относительно линейных операто­
ров Ф(д). Для каждого подпространства U С V существует ортого­
нальное дополнение
U± = { v g V | (u|t>) = 0 Vu G U},

V
100 Гл. 3. Элементы теории представлений

и по известной теореме из курса линейной алгебры


V = Е/0
причём = U. Предположим теперь, что U — G-подпрост­
ранство в V , т.е. Ф(д)17 С U для всех д £ G. Так как Ф(д) \и —
автоморфизм, то любой элемент и G U записывается в виде
и = Ф(д)и', и' G U. Остаётся воспользоваться инвариантностью
формы
v G = > (г^|Ф(^)г) = (Ф(<7)гУ|Ф(<7)г?) = (u'\v) = 0.
Стало быть, r G U х = > Ф(д)г G Положив VP = придём к
разложению (3). □
В т о р о е д о к а з а т е л ь с т в о . Пусть, как и прежде, U — инвари­
антное относительно действия G подпространство в V . Рассмотрим
прямую сумму
У = [/ 0 С ,
где U1 — произвольным образом выбранное дополнение к U. Вооб­
ще говоря, U1 не является G-инвариантным. Рассмотрим оператор
проектирования V : V — >U 1, определённый соотношением
Vv — и'
для всякого вектора v = и + и'. Имеем
v-P veU , V ( U ) = 0, Р2 =Р. (4)
Введём теперь “усреднённый” линейный оператор
V G = |G|-1 5 3 В Д РФ (Л -1)
heG

(деление на |G| по условию возможно). Имеем


Ф(д)Ро = РоФ(д) VgeG. (5)
Действительно,

Ф(д)ГаФ(д-1) = ^ Г 1 £ Ф(д)Ф(к)РФ(к-1)Ф(д-1) =
heG

= |G|_1 Е Н д ^ Р Ф Ц д Н )-1) = |G|_1 Y , т ' Р Ф Ь - 1) = Го,


heG te G

что и приводит к соотношению (5). Положим


W = P G(V) = {PGv | v e V } .
Согласно (5)
Ф(g)w = Ф(д)РоУ = РоФ(д)у = V gv ' = wf G W
для всякого w G W , так что векторное подпространство W С V
является на самом деле G-подпространством.
§ 2. Унитарность и приводимость 101

Осталось показать, что V = U(&W — прямая сумма G-подпрост­


ранств. Так как Ф(Н~1)и —ТФ (h~1)v Е U (см. (4)), то
v - Ф{К)РФ(ЪГ1)у = Ф(/г) {Ф(1г~1)у - Р Ф ^ - 1^ } £ Ф(Н)и = U
(инвариантность U). Следовательно,
V - ' P GV = |G |-i {г; —Ф (/г)рФ (/Г>} = u £ U ,
h£G

и мы получаем v = и + w с w = V gv Е IT, т.е. V = U 0 И .


Далее,
Ф{к~1) и С U 77Ф(/г_1){7 = 0 (см.(4)) =>■
= > Ф(/г)РФ(/г_1)[/ = 0 P g (U) = 0 .
Стало быть,
v — P Gv = и £ U =>■ P G(v - PGv) = 0,
откуда Раи = P q V д л я всех v £ V. Это значит, что Ра — проекти-
рование на W вдоль U:
P G(U) = 0, Р% = Р а . (6)
Теперь v Е U П W => V g v = 0, поскольку v Е £/, и v = V g v ' ,
поскольку v Е V g ( V ) = W. Используя (6), получаем
0 = V gv = V g (Vgv ') = V qv ' = V gv ' = v =0> T П IT = 0. □
Было бы неосторожным сделать более сильное заключение об од­
нозначности разложения на неприводимые компоненты (неприводи­
мые G-подпространства):
V —V\ 0 V2 0 ... 0 Vr .
Если, например, Ф(д) = £ — единичный оператор для всех д Е G, то
любое прямое разложение V на одномерные подпространства будет
разложением на неприводимые компоненты, а таких разложений бес­
конечно много. Другое дело, если мы сгруппируем все изоморфные
неприводимые компоненты:
T = T i 0 . . . 0 G s.
Так как мы не различаем изоморфные G-пространства, то можно
считать
иг = Vi 0 Vi 0 ... 0 Vi = m V i,

Us — Vs 0 Vs 0 ... 0 Vs — n sVs,
где rii — кратность вхождения неприводимой компоненты Vi в раз­
ложение V . Мы увидим, что кратности определяются однозначно.
102 Гл. 3. Элементы теории представлений

УПРАЖНЕНИЯ

1. Всякое одномерное непрерывное представление группы (К, + ) (когда близ­


ким числам соответствуют близкие операторы) имеет вид ф(а ) : t i—» eia t, где
а — комплексное число. Показать, что ф(а ) унитарно тогда и только тогда, когда
а е м.
11 cos t _sin t 11
2. Ядро гомоморфизма / : t i—)► . группы (К ,+ ) на SO(2)
11 S1H L COS L 11
состоит из чисел t = 2 i r m , m E Z. Таким образом, SO(2) = K/(27rZ), и каждо­
му неприводимому унитарному представлению Ф (согласно результатам § 4 оно
обязательно одномерно) группы SO(2) отвечает неприводимое унитарное пред­
ставление
Ф : t + 27тт 1-» Ф(£), 0 ^ t < 27т,
группы К, для которого Ф(2л) = Ф(0) = 1. Вывести из упр. 1, что Ф = ф(п),
п G Z. В сочетании с замечанием 3) в п. 1 это означает, что всякое неприводимое
представление группы SO(2) имеет вид ф(п)(£) = em t, п Е Z. Проверить, что
27Г

_L f eikt .^iHdt =
2тг J
О
(сравнить с соотношением в упр. 3 из § 1: порядок п заменён “объёмом” 2л груп­
пы SO(2)). В анализе система функций {eint} служит классическим примером
полной ортонормированной системы периодических функций (или функций на
окружности S'1 ~ SO(2); см., в частности, [BA II]). С этого начинается обширная
теория рядов Фурье.
3. При помощи теоремы Машке доказать, что любое точное комплексное
двумерное представление неабелевой конечной группы неприводимо.

§ 3. К он еч н ы е гр уп п ы вращ ений

Со времён античности и вплоть до нашего времени объекты,


обладающие богатой симметрией, постоянно привлекают внимание
учёных. Наиболее известные и яркие примеры таких объектов — зна­
менитые пять Платоновых тел, красота которых непосредственно, на
чувственном уровне, доступна каждому человеку. В разные эпохи эта
красота вдохновляла философов, математиков, астрономов, физиков
на создание как мистических, так и научных систем, эстетически
созвучных правильным многогранникам по своей стройности и за­
вершённости. В изданном в 1968 г. в русском переводе цикле лек­
ций “Симметрия”, прочитанных великим математиком XX в. Герма­
ном Вейлем [8], раскрыто значение исследований различных аспектов
симметрии как в становлении всего научного мировоззрения, так и
математики в частности. Уже по этой популярной брошюре можно
чётко проследить два основных, дополняющих друг друга аспекта
в математическом описании симметричных объектов: нахождение
необходимых условий существования (в простейших случаях фор­
мулируемых в виде одного или нескольких диофантовых уравнений
§ 3. Конечные группы вращений 103

для основных параметров (см. ниже (1 )) и проблема конструктивно­


геометрического описания, когда действительно существующие объ­
екты строятся в явном виде (ниже — изображения Платоновых тел).
С развитием теории групп и теории представлений групп спектр ис­
следований в области симметрии чрезвычайно расширился, затронув
самые различные разделы математики, физики, химии, биологии и
других научных дисциплин.
В этом параграфе речь пойдёт о конечных подгруппах группы
SO(3). Зная их, мы заодно получим ортогональные неприводимые
представления таких групп, как A*, S4 , А&, причём в легко запоми­
наемой геометрической оболочке. При первом чтении можно опус­
тить п. 1 и доказательство (весьма конспективное) теоремы 2 , но
тому, кто пожелает проверить прочность усвоения общей идеи “дей­
ствия группы” (§3 гл. 1 ), будет полезно познакомиться с содержа­
нием всего параграфа.
1 . П оря дк и конечны х п о д гр у п п в SO(3). Согласно теореме
Эйлера из курса линейной алгебры [ВА II] всякий элемент A Е SO(3),
А Ф £, является вращением (поворотом) в евклидовом пространстве
R3 вокруг некоторой оси. Другими словами, имеются ровно две точ­
ки на единичной двумерной сфере S2, остающиеся неподвижными
при действии А: точки пересечения сферы и оси вращения. Эти две
точки называются полюсами вращения А.
Пусть теперь G — конечная подгруппа в SO(3), a S — множест­
во полюсов всех неединичных вращений из G. Ясно, что G действует
как группа перестановок на множестве S. Если х — полюс для неко­
торого вращения А Ф £, А Е G, то при любом В имеем
СВ А В - ^ В х = В - А х = В х ,
т. е. Вх — полюс для В А В ~ Х и, стало быть, Вх Е S. Обозначим че­
рез П множество всех упорядоченных пар (А, ж), где А Е G, А Ф £,
х — полюс для А. Пусть, далее, Gx — стационарная подгруппа (ста­
билизатор) точки ж, т. е. подгруппа в G всех элементов, оставляющих
х на месте. Если
G — Gx U g2G х U ... U дтх Gx
— разложение G в левые смежные классы по Gx , то G-орбитой точки
х будет множество
G{x) = {х,д2х , . . . , д Шхх}
с числом элементов |G(x)| = т х. По теореме Лагранжа N = т хп х,
где N = |G|, п х = \GX\ (по сравнению с § 3 гл. 1 обозначения несколь­
ко изменены). Заметим, что п х — порядок циклической подгруппы
в G, каждый из элементов которой является вращением вокруг оси,
проходящей через х. Еоворят, что п х — кратность полюса х или что
х есть п х-полюс.
104 Гл. 3. Элементы теории представлений

Каждому элементу А Ф £ из G соответствует два полюса, поэто­


му \Q\ = 2(N —1). С другой стороны, для каждого полюса х имеется
п х — 1 элементов из G, отличных от е и оставляющих неподвижным
полюс х. Следовательно, число пар (Л, ж) равно сумме

\п \ = Х Л * - Ц
xes
Взяв за {^1 , . . . , Xk} множество полюсов, по одному из каждой орби­
ты, положив П{ := пж., rrii := m Xi и заметив, что п х = n Xi = П{ для
всех х G G(xi), мы получим
к к
|П| = ^ ( П х - 1) = ^ГПг(п* - 1) = ^ ( N mi).
xES 2=1 2=1
Таким образом,
к
2N - 2 = J 2 ( N -ггц).
2=1

Разделив на N обе части равенства, будем иметь


2
2 (1)
N
Предполагаем N > 1, так что 1 ^ 2 —2 /N < 2. Так как rii ^ 2, то
1 /2 ^ 1 —1/ п^<1, а поэтому к должно равняться 2 или 3.
С л у ч а й 1. к = 2. Тогда
2 1
2
7V п 2■)-
или, что равносильно,
л TV 7V
2 = -----1-----= Ш 1 + ш 2,
ni п2
откуда rrii = ш2 = 1, ni = n2 = IV. Стало быть, G имеет в точности
одну ось вращения и G = См — циклическая группа порядка N.
С л у ч а й 2. к = 3. Пусть для определённости п i ^ п2 ^ пз.
Если ni ^ 3, то мы имели бы
3 1 3 1
Г О Д Н Е Й ) - 2'
что невозможно. Таким образом, ni = 2, и уравнение (1) записыва­
ется в виде 1/2 + 2 /N = 1/п2 + 1/пз. Очевидно, п2 ^ 4 = > 1/п2 +
Т 1/ Из ^ 1/2 — противоречие. Поэтому п2 = 2 или п2 = 3.
Если п2 = 2, то пз = N /2 = т (т.е. N должно быть чётным) и
rrii — кП2 = ш, шз = 2. Эти данные соответствуют группе диэдра
§ 3. Конечные группы вращений 105

D m (см. пример 1 из п. 5 § 4 гл. 1). Если п2 = 3, то 1/6 + 2/ N = 1/п3,


и мы имеем лишь три возможности:
2') 77/3 —3, N —12, m i = 6, т 2 = 4, ш3 = 4;
2") n ?J = 4, 7V = 24, mi = 12, ш2 = 8, ш3 = 6;
2///) п3 = 5, 7V = 60, mi = 30, ш2 = 20, ш3 = 12.
Соберём все эти данные в табл. 1.
Таблица 1
Число Порядки
N |S|
орбит централизаторов
п 2 2 п п -

2т 3 2т + 2 2 2 т
12 3 14 2 3 3
24 3 26 2 3 4
60 3 62 2 3 5

Нами доказано следующее утверждение.


Т е о р е м а 1. Пусть G — конечная подгруппа в SO(3), отлич­
ная от циклической и диэдралъной. Тогда для её порядка N имеют­
ся лишь три возможности: N = 12, 24, 60. Другие ограничения на
группу G содержатся в таб. 1.
2. Группы правильны х м н огогр ан н и к ов . Существование
групп порядков 12, 24 и 60, содержащихся в SO(3), доказывается
совсем просто. С точностью до подобия существует лишь пять (из­
вестных с античных времён) правильных выпуклых многогранников
в евклидовом пространстве Е3(см. рис. 5): тетраэдр Дд, куб Dg, ок­
таэдр Д 8, додекаэдр * 12 и икосаэдр Д 20:

Если центр правильного многогранника М поместить в началь­


ную точку пространства R3, то вращения из SO(3), совмещающие
106 Гл. 3. Элементы теории представлений

М с собой, составят конечную подгруппу. При этом, однако, возни­


кает не пять, а всего лишь три различные (неизоморфные) группы
вращений, поскольку для куба и октаэдра, а также для додекаэдра
и икосаэдра они одинаковы. Это очень легко объяснить геометри­
чески. Если соединить отрезками середины смежных граней куба,
то эти отрезки будут рёбрами вписанного в куб октаэдра. Всякое
вращение в R3, оставляющее куб инвариантным, переводит в себя
вписанный октаэдр, и обратно. Аналогичное замечание относится к
паре додекаэдр-икосаэдр.
В табл. 2 N q — число вершин многогранника, Ай — число
рёбер, N 2 — число граней, д — число сторон (рёбер) каждой грани,
a v — число граней, сходящихся к одной вершине. Как и ранее, N —
порядок соответствующей группы.
Т аблица 2

No N1 N2 д V N
Тетраэдр 4 6 4 3 3 12
Куб 8 12 6 4 3 24
Октаэдр 6 12 8 3 4 24
Додекаэдр 20 30 12 5 3 60
Икосаэдр 12 30 20 3 5 60

В соответствии с геометрической теоремой Эйлера о многогран­


никах
N o - А й + N 2 = 2.

Общее число полюсов равно


N o + А й + N 2 = 2 А й + 2.

При любом вращении, переводящем многогранник в себя, данное реб­


ро а\Ь\ совмещается с любым другим: с афг или с ЬгЩ, так что N =
= 2Ni. Заметим ещё, что {/г*'} = {п2 ,пз}, где П2 ,пз — введённые в
п. 1 кратности полюсов.
Пусть, далее, Т — группа тетраэдра, О — группа куба (октаэд­
ра) и I — группа икосаэдра (додекаэдра).
Элементами Т являются вращения на углы вокруг четырёх осей,
соединяющих вершины с центрами противоположных граней, враще­
ния на угол 7г вокруг каждой из трёх осей, соединяющих середины
противоположных рёбер, и единичное вращение.
В группе О, кроме единичного, имеются вращения на углы 7г/2,
7г, 37г/ 2 вокруг трёх осей, соединяющих центры противоположных
граней куба, вращения на углы 2тт/3, 4тт/3 вокруг четырёх осей,
соединяющих экстремально противоположные вершины, и вращения
на угол 7г вокруг каждой из шести осей, соединяющих середины
диагонально-противоположных рёбер.
§ 3. Конечные группы вращений 107

Правильный тетраэдр вписывается в куб и остаётся инвариант­


ным относительно некоторых вращений из О порядка 3 и 2 . Вместе с
единицей их набирается 12 штук и они составляют как раз группу Т.
Следовательно, Т С О, а так как |0 : Т | = 2, то Т < О.
Каждому элементу из О соответствует ровно одна перестановка
на множестве, состоящем из четырёх больших диагоналей куба. Из
равенства порядков групп |0 | = |й'л| = 24 следует их изоморфизм:
О ^ 5 4.
Соответственно Т = А 4.
Упр. 2 показывает, что I = А§.
Возвращаясь к доказательству теоремы 1, заметим, что при п\ =
= 2 , П2 = П3 = 3 имеются две четырёхэлементные орбиты
G (pi) = {Pl,P2,P3,Pi},
G(qi) = {gi,<?2 ,g3,<?4}
полюсов, где Pi и qi — противоположные точки на сфере S 2. Если
Л 2 — тетраэдр с вершинами р^, то его группа преобразований сим­
метрии Т ° содержит G. Из \G\ = 12 следует, что Д 4 — правильный
тетраэдр, т.е. Д° = Д 4 и Т ° = G = Т .
При П2 = 3, пз = 4 берём шестиэлементную орбиту G(p\) =
= {pi, - - -,Рб} полюсов, которые разбиваются на пары, поскольку i ф
Ф 3 = > rii ф 4. Эти три пары точек на сфере S 2 мы берём за три
пары противоположных вершин октаэдра Д§. Как и в предыдущем
случае, \G\ = 24 = > Д§ (в том смысле, что Д§ — правильный окта­
эдр) и О 0 = G = О.
Наконец, при п\ = 2 , П2 = 3, пз = 5 строится икосаэдр Д ^0 с вер­
шинами pf, взятыми из орбиты G(pi) = {pi,. . . , Р20}• Снова \G\ = 60
влечёт правильность икосаэдра Д ^0 и совпадение групп: 1 ° = G =
= I. Осталось заметить, что любые два правильных многогранни­
ка одного и того же типа, вписанные в сферу S2, получаются друг
из друга некоторым вращением (замена системы координат). Этим
устанавливается сопряжённость в SO(3) изоморфных подгрупп.
Соберём полученные результаты в виде теоремы.
Т е о р е м а 2 . Все конечные подгруппы в SO(3) исчерпываются с
точностью до изоморфизма группами
Сп, £>n, п е N;
Т ^ А 4, O ^S4 и 1= Л.
Любые две изоморфные конечные подгруппы сопряжены в SO(3).
С л е д с т в и е . Указанные в теореме 2 изоморфизмы дают не­
приводимые трёхмерные ортогональные представления групп А 4,
S4 и А$.
Используя теорему 2 и эпиморфизм Ф : SU(2 ) — > SO(3) (тео­
рема 1 из § 1 гл. 1 ), мы легко придём к описанию всех конечных
108 Гл. 3. Элементы теории представлений

подгрупп группы SU(2) (можно действовать и в обратном порядке).


Любая такая группа G*, отличная от циклической, является прооб­
разом некоторой конечной подгруппы G С SO(3). Возникают так
называемые бинарные группы
D sn = $ ~ 1(Dn), Т* = Ф-1 (Т),
0* = Ф-1 (0), Г = ф - 1(1)
— бинарная группа диэдра, бинарная группа тетраэдра, бинарная
группа октаэдра и бинарная группа икосаэдра. Бинарные группы,
равно как и ортогональные представления
Ф: SU(2) — >SO(3)
в целом возникают естественным образом при описании состояний
физической системы частиц со спином.

УПРАЖНЕНИЯ

1. В группе икосаэдра I, помимо единичной подгруппы, имеется 15 сопряжён­


ных циклических подгрупп порядка 2 , 10 сопряжённых циклических подгрупп
порядка 3 и 6 сопряжённых циклических подгрупп порядка 5. Доказать, что I —
простая группа.
2. Установить изоморфизм между группами I и А§.
3. Показать, что если Н — конечная подгруппа нечётного порядка в SU(2)
или SO(3), то Н циклическая.
4. Если конечная подгруппа Н С SU(2) не является прообразом какой-либо
подгруппы G С SO(3), то \Н\ = 1 (mod 2). Убедиться в этом.
5. Показать, что с точностью до сопряжения
00

0 1
о

Dt 5 £ ф £ ф 1 —0

о
1

6. Что общего между собой имеют бинарная группа икосаэдра I* и группа


а Ъ
SL(2,Z5) | ad —be = 1 ; a, b, с, d G Я5
с d }?
7. Пусть атомы q различных сортов (q < 200) располагаются всевозможны­
ми способами (без учёта каких-либо химических связей) в вершинах правильного
многогранника М. “Молекулы”, получающиеся друг из друга поворотом вокруг
некоторой оси, не различаются. Пусть /(М , q) — число различных молекул. По­
лучить формулы

f ( A 4 ,q) = j ^ ( q 2 + 11),

/(Пв,<г) = + 17i 2 + 6)>


о2
f( A 8,q) = j~(qA+ 3 q 2 + 12q + 8).
8. Показать, что подсчёт числа различных раскрасок граней многогранни­
ка М красками q сортов приводит в случае тетраэдра Д 4 к той же формуле, что
и в упр. 7, а в случае куба и октаэдра формулы поменяются местами.
§ 4 • Характеры линейных представлений 109

§ 4. Х а р а к т ер ы л и н ейн ы х п р едстав л ен и й
1. Л ем м а Ш ура и её следствие. В основе всякой содержатель­
ной математической теории лежит обычно несколько сравнительно
несложных (но тонких) соображений. Одним из краеугольных кам­
ней теории представлений является следующее утверждение.
Т е о р е м а 1 (лемма Шура). Пусть (Ф,У), (Ф,ИД — два непри­
водимых комплексных представления группы G и а : V — У W —
линейное отображение такое , что
Ф(д)а = аФ(д) VgEG. (1 )

Тогда :
i) если представления Ф, Ф неэквивалентны , то а — 0;
п) если V = W, Ф = Ф, то а = А£.
Д о к а з а т е л ь с т в о . При а — 0 доказывать нечего. Считаем по­
этому а ф 0 и полагаем Vo = Ker а С V.
Так как сгФ(д)уо = Ф(д)сгУо при любом Vo Е Vo, то Ф(g)Vo = Vo,
т.е. подпространство Vo инвариантно относительно G. Ввиду непри­
водимости (Ф, V) имеем Vo = 0 или Vo = V. Равенство Vo = V невоз­
можно, поскольку о ф 0. Стало быть, Кег а — 0.
Аналогично, полагая ИД = Im а С W, будем иметь
W\ G W, = > Ф(д)ю! = Ф(д)а(и1) = а(Ф(д)и1) = w[ G W±,
так что W\ — инвариантное подпространство в W. Снова о ф 0 =>
=> Wi ф 0, а поскольку (Ф,ИД — неприводимое представление,
остаётся единственная возможность ИД = W.
i) Так как Кег а = 0, Im а = W , то а: V — >W — изоморфизм, и
условие i) есть не что иное, как условие эквивалентности представ­
лений Ф, Ф (см. § 1, определение 2). Утверждение i) доказано.
п) По условию а : V — >V — линейный оператор на V. Пусть А—
одно из его собственных значений; оно существует, поскольку основ­
ное поле С алгебраически замкнуто. Линейный оператор сто = а —А£
имеет нетривиальное ядро (в нём содержится собственный вектор)
и удовлетворяет равенству Ф(д)сго = сг0Ф(д). По ранее доказанному
сто = 0, т.е. а = А£. □
С л е д с т в и е . Пусть (Ф, У), (Ф, W) — два неприводимых пред­
ставления над С конечной группы G порядка \G\ и а: У — >W —
произвольное линейное отображение.
Тогда усреднённое отображение

(/tGT
обладает следующими свойствами:
i) Ф ф Ф а = 0;
по Гл. 3. Элементы теории представлений

ii) V = W, Ф = Ф = > а = А£, Л = - Д ^ - .


d im V

Д о к а з а т е л ь с т в о . Имеем

О Д г З Д -1 = |с г 1 5 ] ф ы ф ю ^ л г ' фЫ -1 =
h£G

= iG'r1у ч-м^ьг1=igt1у ф(*)^(*)-1=


h teG

так что Ф(#)<т = сгФ(д) \/д G G. По лемме Шура сразу получаются


оба утверждения, причём уточнение, касающееся константы Л, выте­
кает из соотношений
(d im V ) X = tr А £ = tr а — |G|-1 ^ tr Ф ( д ) а Ф ( д ) ~ 1 =
geG
= |G|_1 t r cr = t r c r .
g£G

Здесь мы воспользовались известным свойством функции следа:


t r C H C - 1 = tr Д . □
Нам понадобится м а т р и ч н а я формулировка следствия. С
этой целью выберем в пространствах V , W какие-нибудь базисы:
v = (ei\ i e i >, w = (fj\ j e J ) .
Запишем в этих базисах наши отображения (отождествляя их с со­
ответствующими матрицами):
= G w (5 )), = b P j j ' ( 9 ) ),

а = (crji), а = (aji); г,г' G / , j , j ' е J.


Согласно определению о
Gi = \G \~l У i ’j f i ti v j'i 'V i 'ii g - 1 )- (2)
g£G,i' E lJ 'E J

Отображение a: V — УW у нас совершенно произвольное. Мы


можем взять
= 0 Ч м ) ф О’о ф о ) ; Vjoio = !• (3 )
Утверждению i) следствия тогда отвечает соотношение
lG l-1 У ФпАя) -<PioЦ9 - 1) = 0 4i , i o , j , j o ( 4)
g€G

(Ф и Ф — неэквивалентные представления).
Если теперь V = W и Ф = Ф, то
t r <7 = ^ ' СГц = ^ ^ S j ' i 1& j ' i ' 5
i i',j'
§ 4 • Характеры линейных представлений 111

tr а - —я tr °
а =
dim V aji - ji d h V v dim V
i'J'
Сравнивал полученное выражение с (2), получаем

l^ r 1 Е Vj? W<(5- 1 ) = ^ 2 — ^ 2 S j i S j ' i ' V j ' i ' ,


g<EG, i',j' i',j'
откуда в силу произвола в выборе а (см. (3)) приходим к выводу, что
утверждению п) следствия отвечает соотношение

|С Г 1 Е ^ Ы ^ - 1) = ( dim V ’ если г°’ (5)


geG ^ 0 в противном случае.
В соотношениях (4) и (5) заключена вся нужная нам информа­
ция. □
2. Х а р ак тер ы п р едстав лен и и . С каждым комплексным конеч­
номерным линейным представлением (Ф,Е) группы G связывается
функция
Х ф : G — УС,
определенная соотношением
Хф (я ) = ^Ф (д), g e G ,
и называемая характером представления. Её обозначают также сим­
волом x v или просто х, если ясно, о каком представлении идёт речь.
Пусть Фg = (сfij(g )) — матрица, отвечающая оператору Ф(д) в
некотором базисе пространства V, a Ai,. .., An, (п = dim V ) — её
характеристические корни, взятые с учётом кратностей. По опреде­
лению п п
хф (д) = xv(g) = ^ 2 v u ( g ) = E Ai-
i= 1 i= 1
Если С — любая обратимая матрица, то
ЬгСФдС-1 = t r $ ff.
Но мы знаем, что всякое представление Ф, эквивалентное Ф, имеет
вид д !->- СФдС-1 . Поэтому характеры изоморфных (эквивалент­
ных) представлений совпадают. Это замечание показывает, что по­
нятие характера определено правильно.
Отметим ещё ряд элементарных свойств характеров.
П ре д л о же н и е . Пусть хф — характер комплексного линейного
представления (Ф,Е) группы G. Тогда :
i) Хф (е) = dim V ;
и) хф {hgh~l ) = Хф(д) Vgr, /г. 6 G, т.е. хф — функция, постоянная
на классах сопряжённых элементов группы G ;
112 Гл. 3. Элементы теории представлений

ш) Х ф ( # - 1 ) = Хф(з ) для любого элемента g Е G конечного по­


рядка (черта означает комплексную сопряжённость);
iv) прямой сумме Ф = Ф'+Ф" представлений отвечает характер
Хф = Хф' + Х ф "-
Доказательство. Действительно, Хф(е) = НФ(е) = tr£ =
= dim V. Далее,
Хф (% /Г 1) = tv$(hgh~l ) = 1гФ(/г)Ф(з)Ф(/г)-1 = tr$(g) = Хф(д)-
Для доказательства ш) заметим, что
дт = е=> ф(д)т = £,
и если Ai,...,An — характеристические корни оператора Ф(д), то
Af,. .., А* — характеристические корни оператора Ф(д)к. В частнос­
ти, А™ = 1, 1 ^ i ^ п, и, стало быть, |А*| = 1, Ai = Ас1. Поэтому

Хф(#-1 ) = t r Ф(д~б = i = Y 1 Xi = ХфЫ-


г г г

Наконец, в случае Ф = Ф'+Ф" мы знаем, что при надлежащем


выборе базиса в пространстве представления V все матрицы Фд, д Е
Е G, примут вид
ф'9 0
0 ф"9
откуда tr Фд = tr Ф^ + tr Ф". Это и значит, что Хф(з ) —Х ф ' (# ) +
+ ХФ"Ы- о
Заметим, что при п = dim У = 1 будет х ф (з ) — Ф(#)? но при
п > 1 характер хф не является гомоморфизмом G в С*.
П р и м е р 1. Рассмотрим группу SU(2) в её естественном двумерном пред­
ставлении. Пусть у — соответствующий характер. Согласно (5) из § 1 гл. 1 любая
матрица д Е SU(2) сопряжена с матрицей

Ъ<р е^ /2 О О р < 27Г,


о е- ^ / 2
так что классы сопряжённых элементов группы SU(2) параметризуются вещест­
венными числами р из указанного интервала. В соответствии со свойством п)
характеров имеем

Х(д) = Xi h b ^ h - 1) = х(Ьр) = e ^ /2 + е-1 '5/ 2 = 2 c o s | .

При каноническом представлении Ф: SU(2) — у SO(3) матрица b^ переходит


в матрицу
COS ip —sin ip 0
Bv = sin tp cos ip 0
0 0 1
которая также служит удобным представителем в классе сопряжённых ортого­
нальных матриц группы SO(3). Очевидно, что
Хф {В = 1 + 2 cos ip. ( 6)
§ 4 • Характеры линейных представлений 113

Формулой (6) мы воспользуемся позднее.

Множество C G = {G — у С} всех функций из G в С наделено ес­


тественной структурой векторного пространства над С: для ад, а 2 G
G С, хъ Х2 G CG под адХ1 + « 2X2 понимается функция со значениями

( « iX i + «2X2 )(g) = а 1 X 1 ( 5 ) + «2X2 Ы -

Функция из CG называется центральной, если она постоянна на


сопряжённых классах группы G. Центральные функции образуют,
очевидно, векторное подпространство в с ° , которое мы обозначим
Х с (G). Вообще говоря, Х с (G) — бесконечномерное пространство, но
если в группе G имеется лишь конечное число классов сопряжённых
элементов % \, %2, • • •, Х г (так будет всегда для конечной группы G ),
то пространство Х с (G) конечномерно. Например,
Х с (С 0 = ( Г ъ Г 2, . . . , Г г)с ,

где
Г 1, если g G 3Q,
\ 0 , если g %i. (7)

По доказанному (предложение п)) характеры группы G принадле­


жат пространству Х с (G). Мы увидим, что натянутое на них под­
пространство на самом деле совпадает с Х с (G), по крайней мере для
конечной группы G.
Далее предполагаем, что группа G конечна. Превратим С ° в эр­
митово пространство со скалярным произведением

оФ с = X Е ф м #)’ ст’ т е с °- (8)


^ g€G

Легко проверяется, что форма (сг, т) i-A (сг, т)<з удовлетворяет всем
свойствам невырожденной эрмитовой формы. Её сужение на подпро­
странство Xc(G) С CG оказывается весьма полезным инструментом,
в особенности при изучении характеров линейных представлений.
Т е о р е м а 2. Пусть Ф,Ф — неприводимые комплексные пред­
ставления конечной группы G. Тогда
1 , если Ф « Ф,
(ХфX ^ ) g = (9)
О, если Ф 96 Ф.
Д о к а з а т е л ь с т в о . В матричных обозначениях имеем
п п
хф (ff) = ^ 2 т ( 9 ) , хф Ы = Т / Фи(д)-
2=1

Полагая Ф = h Jo = j в соотношении (4), а затем суммируя по i и j

8 А.И. Кострикин
114 Гл. 3. Элементы теории представлений

(в допустимых для i и j пределах), получим

0= ^ Г 1 |G|_1 = =
9,hj 9 j i
= |G|_1 ^ 2 х^(д)хф{д~1) = |G|_1 ^ 2 Хф(д)хф{д) = (х ф , хф )g
geG geG

для любых неэквивалентных неприводимых представлений Ф, Ф


группы G.
Используем теперь (при го = г, jo — j) соотношение (5):

1 1geG j i

= l^l-1 ^ 2 Хф(д)хф(д~1) = (хф 1Хф)о -


деа

Так как характеры изоморфных представлений совпадают, то и


(Хф ,Х ф )о = 1 при Ф « Ф. □
Соотношение (9) называется (первым) соотношением ортого-
налъности для характеров.
С л е д с т в и е . Пусть
V = Ci 0 ... 0 Vk (10)
— разложение комплексного G -пространства V в прямую сумму
неприводимых G -подпространств V . Если W — какое-то неприво­
димое G -пространство с характером x w , то число слагаемых Vi
в (10), изоморфных W , равно (X v ,X w ) g и не зависит от способа
разложения (кратность вхождения W в G -пространство V). Два
представления (два G -пространства) с одним и тем же характе­
ром изоморфны.
Д о к а з а т е л ь с т в о . Как мы уже отмечали ранее (предложе-
ние iv)), x v = XVi + ■■■+ Xv k, и поэтому
(Xv , X w )g = (xvi j X w ) g + • • • + (xvh, X w ) g -
По теореме 2 справа стоит сумма из к нулей и единиц, причём чис­
ло единиц совпадает с числом G-подпространств Vi, изоморфных W.
Но скалярное произведение (x v ,X w ) g вообще не зависит от какого-
либо разложения (см. определяющее соотношение (8)), так что одно­
временно нами доказана инвариантность кратности вхождения W в
G-пространство V.
Два G-пространства V , V с одним и тем же характером х = xv —
= x v содержат в своих разложениях любое слагаемое, изоморфное
данному неприводимому G-пространству W , одинаковое число раз,
§ 4 • Характеры линейных представлений 115

а именно (X i X w )g • Поэтому в разложениях

V = @ v t, v = @ v ;
i=1 3= 1
на неприводимые прямые слагаемые мы можем считать I = k, V- =
— Vi, 1 ^ i ^ к. Следовательно, изоморфны и сами G-пространст­
ва V, V . □
Замечания, сделанные после доказательства теоремы Машке, и
следствие теоремы 2 дают возможность выразить характер хф любо­
го комплексного линейного представления (Ф, V) конечной группы G
в виде целочисленной линейной комбинации

Хф = ^ 2 m iXi-

Здесь mi — кратность, с которой неприводимое представление


(Фi,Vi) входит в разложение (Ф,У), так что Ф^ ф Фj при i ф j.
Используя соотношение ортогональности (9), мы можем написать
s
{ХФ,ХФ )G = ' ^ 2 m 2i. (11)
2=1

Стало быть, скалярный квадрат (х ф ,Х ф) g характера хф любого


комплексного представления Ф всегда является целым числом, рав­
ным 1 в точности тогда, когда Ф — неприводимое представ­
ление. □
Мы пришли к замечательному результату. Характеры, или “сле­
ды представлений”, несущие скудные сведения о каждом отдельном
линейном операторе Ф(д), выражают существенные свойства их со­
вокупности {Ф(д) | д G G}, т.е. свойства самого представления Ф.
П р и м е р 2 . Убедимся в неприводимости над С представлений групп 3 .4 , 6 4 ,
и А 5 вращениями трёхмерного пространства. Для этого надо вернуться к след­
ствию теоремы 2 из § 3 и воспользоваться формулами (6) и (11). Представление
Ф, описанное в § 3, показывает, что если 7г — перестановка порядка q, то Ф(7г) —
поворот на угол k-2ir/q, НОJ\(k,q) = 1, вокруг некоторой оси. Поэтому значения
характера х — Хф вы ч исляю тся непосредственно по формуле (6):

, ч 2тг 1 + у/Ъ 1 - у/Ъ


х (п) = 1 + 2 cos к — = 3 , - 1 , 0 , 1 , — - — , — - — ,

если соответственно q = 1 , 2 , 3,4, 5(к = =Ы),5(/с = ± 2 ). Заметим, что


£ 0 0
1 + V5 .
tr *0 8°-1
-1 °
0 . 1 У =£2 + £- Ч 1 ,
0 0 1

£ = exp^/ 27гг
_ j\.

8:
116 Гл. 3. Элементы теории представлений

Вычисление порядка перестановки 7г по её разложению на независимые цик­


лы описано в [BA I, гл. 4, § 2, упр. 13]. Распределение элементов по классам со­
пряжённости приводилось ранее в виде таблиц. Вот те же таблицы, дополненные
значениями характера у:

12 1 3 4 4
а4 е (1 2) (3 4) (12 3) (1 32)
X 3 -1 0 0

24 1 3 6 8 6
S4 е (1 2)(3 4) (12) (12 3) (1 2 3 4 )
X 3 -1 -1 0 1

60 1 15 20 12 12
А5 е (1 2)(3 4) (12 3) (1 2 3 4 5 ) (1 2 3 5 4 )
X 3 -1 0 (1 + %/5)/2 (1 - %/5)/2

Соотношения

(х , х ) а 4 = X { ! • З2 + 3(—I)2 + 4 • О2 + 4 • О2} = 1,

(X,X)s4 = 4 {1 • З2 + 3(—I)2 + 6 ( - 1 )2 + 8 • О2 + 6 • Г } = 1 ,

(х , х ) а 5 = 4 | l - 3 2 + 1 5 ( - l ) 2 + 2 0 - 0 2 + 12 ^ i± ^ j + 12( ^ Д ^ ) J = 1

показывают, что представление Ф с характером у неприводимо над С (см. (11)).

УПРАЖНЕНИЯ

1. Пусть Ф,Ф — неприводимые комплексные представления конечной груп­


пы G. Получить обобщение теоремы 2

l^ l-1 У х ф ( М х ф (э) = £ф,ф ХфУ


g Х ф (е)

Здесь h — произвольный элемент группы G\ бф^ф = 1 или бф^ф = 0 в зависимости


от эквивалентности или неэквивалентности Ф и Ф.
2. Применить критерий неприводимости, основанный на характерах, к пред­
ставлению ф(3) группы S 3 из примера 1 п. 1 § 2 .
3. Доказать при помощи леммы Шура, что все неприводимые представления
над С абелевой группы G одномерны.
4. Если группа G обладает автоморфизмом т, то с каждым линейным пред­
ставлением (Ф,У) этой группы ассоциируется ещё одно представление (ФТ,У ),
определённое по правилу Фт (д) = Ф(т(д)). Проверить, что это действительно
так, и показать, что неприводимость Ф влечёт неприводимость Фт . Как пра­
вило, Фт ра Ф, но бывают случаи, когда получается новое представление. Что
следует ожидать в случае внутреннего автоморфизма?
Пусть G = А 5 и Ф — представление, рассмотренное в примере 2. Отображе­
ние т : 7г I—>■ ( 1 2 ) 7г(1 2 ) - 1 является (внешним) автоморфизмом группы А 5 , пере­
ставляющим классы с представителями ( 1 2 3 4 5) и ( 1 2 3 5 4). Множества значений
§ 5. Неприводимые представления конечных групп 117

характеров х и ХТ получаются друг из друга перестановкой местами (1 + \/5 )/2


и (1 — \/б )/2 . Показать, что характеры х т и х неэквивалентны.
5. Пусть Ф: G — у U(n), Ф : G — у U(n) — эквивалентные унитарные
неприводимые представления конечной группы G. Доказать, что найдётся уни­
тарная матрица С, для которой СФдС -1 = Ф9 \/g G G.
6 . Доказать, что центр Z(G) конечной группы G, обладающей точным не­
приводимым представлением над С, всегда тривиальный или циклический.
7. Пусть д I—» Фд, д ь-» Ф^ — два матричных комплексных представления ко­
нечной группы G. Предположим, что для каждого д Е G найдётся невырожденная
матрица С 9 такая, что СдФдС = Фд . Доказать, что существует невырожден­
ная матрица С, не зависящая от д , для которой СФдС ~ х = Ф^.

§ 5. Н еп р и в од и м ы е п р едстав л ен и я
к он ечн ы х гр у п п

1. Нисло неприводимых представлении. В случае конечных


групп предыдущие рассмотрения позволяют ответить на принципи­
альные вопросы теории представлений. Одной из основных является
следующая
Т е о р е м а 1. Число неприводимых попарно неэквивалентных
представлений конечной группы G над С равно числу её классов
сопряжённых элементов.
Д о к а з а т е л ь с т в о теоремы содержится в леммах 1 и 2, если
заметить, что число г классов сопряжённости группы G мы интер­
претируем как размерность пространства Х с (G) центральных комп­
лекснозначных функций на G (см. (7) из § 4). Так как характеры ли­
нейных представлений — центральные функции, то они порождают
в Х с (G) линейное подпространство некоторой размерности s ^ г. По
теореме 2 из § 4 характеры неприводимых представлений составля­
ют ортонормированный базис (в метрике (*, *)о этого подпростран­
ства. Стало быть, интересующее нас число совпадает с s, и оно не
превосходит г. Осталось установить равенство s = г.
Л е м м а 1. Пусть Г — центральная функция на конечной груп­
пе G и (Ф,У) — неприводимое представление над С с характе­
ром хф-
Тогда для линейного оператора
фр = £ г ( Л ) а д : Г ^ Г
heG

имеем Фг = А£, где


^ = —Ц —(хф,Г) с
Хф(е)
(Г — центральная функция , определённая равенством Г(д) = Г(д)).
118 Гл. 3. Элементы теории представлений

Д о к а з а т е л ь с т в о . Так как Г — центральная функция, то

Ф(д)Фг Ф (9)-1 = ^гдаЫ ФСОФОг1) =


heG

= n g h g - ^ i g h g - 1) = ^Щ)Ф(г) = фг.
heG teG

Итак, ФрФ(д) = Ф(д)Фг \/д Е G. Лемма Шура (теорема 1 из § 4),


применённая к случаю а — Фг, показывает, что Фг = А£. Вычисляя
след операторов, стоящих в обеих частях этого равенства, находим
Ax$(e) = A dim V = tr А£ = 1;гФг = ^ r(/i)tr Ф(/г) =
heG

= |С |{ |С Г 1 ^ хф (/1)Щ)} = |С|( хф,Г) с - □


heG

Л е м м а 2. Характеры x i всех попарно неэквивалентных


неприводимых представлений группы G над С образуют ортонор-
мированный базис пространства Xc(G).
Д о к а з а т е л ь с т в о . По теореме 2 из § 4 система x i ор-
тонормирована, и её можно включить в ортонормированный базис
пространства Х с (G). Пусть Г — произвольная центральная функ­
ция, ортогональная ко всем Xi : (X i^)G = 0- Тогда по лемме 1 ли­
нейный оператор Фр\ отвечающий представлению ф(г) с характером
Xi 1 равен нулю.
По теореме Машке всякое комплексное представление Ф можно
разложить в прямую сумму
Ф= + . . . + m sФ ^
с некоторыми кратностями m i , ... , m s. В соответствии с этим раз­
ложением для оператора Фр, определённого соотношением
Фр =
heG
имеем
Фг = + ... 4- m s Ф ^ = 0.
В частности, это относится к линейному оператору рр, где р — ре­
гулярное представление (см. пример 5 из § 1). Но в таком случае
будем иметь (обозначая временно единичный элемент группы G сим­
волом 1, чтобы избежать сочетания ее)
о = рт{е i ) = Y , Г ( % ( й ) е ! = Y , T (h )e h = * > Г (Л ) =
heG heG

Это верно при любом h e G , поэтому Г = 0 и, следовательно,


Г = 0. □
§ 5. Неприводимые представления конечных групп 119

п р и м е р 1. Теорема 1, применённая к симметрической группе S з, утвержда­


ет, что эта группа обладает ровно тремя неприводимыми комплексными
представлениями. Искать их не нужно: таблица в конце п. 1 из § 2 содержит
всю необходимую информацию. Заметим, между прочим, что квадраты степеней
представлений ф З) 5ф(2) 5ф(3) удовлетворяют соотношению 12 + 12+ 2 2 = 6 = |5з|.
Сейчас мы увидим, что и в общем случае выполняется аналогичное соотношение.
2. С т е п е н и н е п р и в о д и м ы х п р е д с т а в л е н и и . Рассмотрим не­
сколько более подробно регулярное представление (р, (eg \ g G G)c)-
Обозначим через Ry матрицу линейного оператора р(К) в данном
базисе {eg \ g G G}. Так как p(h)eg = eyg, то все диагональные эле­
менты матрицы Ry при h ф е равны нулю и tv Rh = 0. Стало быть,
Xp{e) = \G\, Xp(h)= 0 VTi^e. (1)
Пусть теперь (Ф,У) — произвольное неприводимое представле­
ние группы G над С. Как показывает следствие теоремы 2 из § 4,
кратность вхождения Ф в р равна скалярному произведению
{хР,Хь)а- Согласно (1)

(Хр ,Хф)с = |G| 1 ^ 2 XP{h)x<s>{h) =


heG
= |С'Г1ХР(е)хф(е) = |G,r 1|G|x$ (e) = dim V.
(2)
Мы видим, что каждое неприводимое представление (рассматри­
ваемое с точностью до эквивалентности) входит в регулярное с
кратностью, равной своей степени. По теореме 1 имеется г попар­
но неэквивалентных неприводимых представлений
ф(П? ф(2)? ... 5 ф(г)
(г — число классов сопряжённости группы G ), которым соответству-
ют характеры
><
II

Хъ Х2, .. Хг,
X

степеней
ПЬ П2, .. • 5 Tlrj щ = Xi(e)
Обычно за Ф^1) берут единичное представление, так что Xi(d) — 1
\/g G G. Соотношение (2) показывает, что
р = т Ф(1)+ . . . ' + пг ф(г),
откуда
ХР = m x i + ... + n rXr-
В частности,
|G| = х Р(е) = nixi(e) + ... + n rx r(e) = п\ + ... + п 2г.
Т е о р е м а 2. Каждое неприводимое представление ф(г) входит
в разложение регулярного представления р с кратностью, равной
120 Гл. 3. Элементы теории представлений

своей степени П{. Порядок \G\ конечной группы G и степени ...


. . . , пг всех её неприводимых представлений связаны соотношением
г
Y s n i = \G \- (3)
2=1
Для групп небольшого порядка красивого соотношения (3) до­
статочно, чтобы найти все степени n i , ... , nr , хотя в общем случае
нужны, конечно, дополнительные соображения.
Сведения о характерах неприводимых представлений (или коро­
че: о неприводимых характерах) удобно записывать в виде таблицы
G е 92 93 9г
Xi щ XI(02 ) Х 1 (дз) xi Ы
Х2 П2 Х2{92) Х2 (дз) Х2 (дг )

Хг пг Хг{92) Хг{дз) Хг(дг )

называемой таблицей характеров. В её верхней строке стоят пред­


ставители всех г классов сопряжённости 3Q = g f группы G. Напри­
мер, таблица характеров группы S3 имеет вид
Sз е (12) (12 3)
XI 1 1 1
Х2 1 -1 1
Хз 2 0 -1
(сравнить с таблицей в конце п. 1 из § 2). Как всегда, обозначим сим­
волом С(д) = Со(д) централизатор в группе G элемента д Е G. Мы
знаем, что |(7(g)| \gG\ = \G\ (см. п. 2 из § 3 гл. 1). Поэтому соотноше­
ние (9) из § 4 (первое соотношение ортогональности), переписанное
в виде

Xiidj) Xk(gj) 1 r | G |

■X i ( 9 j ) X k ( 9 j ) =
^ V \ C (9j)\ V \ C (9j)\ lG l \С Ш \
l r _____ i ____
= p E \9?\xi(9j)xk(gj) = Xi(g)xk(g) =
geo

= ( X i , X k ) o = Sik,
означает, что г x r-матрица

м=(*М =
V \/№ )I
унитарна по строкам. Но унитарность по строкам равносильна уни­
тарности по столбцам (М • 1М — Е — lM • М ), так что
^ Xi(dj) Xi (9k) Л
i Э\сЩ\ лД ^Ы Т - jk'
§ 5. Неприводимые представления конечных групп 121

или, в более подробной записи,


О, если g и h не сопряжены,
i>2xi(g)xi(h) = | (4)
|Со(д)\ в противном случае. □
Соотношение (4) называется вторым соотношением ортого­
нальности для характеров.
3. П редставления абелевых групп. Описание неприводимых
представлений циклических групп в примере б из § 1 допускает сле­
дующее естественное обобщение.
Т е о р е м а 3. Каждое неприводимое представление конечной абе­
левой группы А над С имеет степень 1. Число таких попарно неэк­
вивалентных представлений равно порядку \А\. Обратно, если каж­
дое неприводимое представление группы А имеет степень 1, то
А — абелева группа.
Д о к а з а т е л ь с т в о . Число г классов сопряжённости абелевой
группы А совпадает с её порядком, поэтому первые два утверждения
вытекают из теоремы 2 (см. также упр. 3 из § 4). Положив, далее, в
соотношении (3) все П{ равными 1, мы получим г = |Д|, что равно­
сильно коммутативности группы. □
О п р е д е л е н и е . Пусть А — абелева группа. Множество
А = Нот(Д,С*)
гомоморфизмов группы А в мультипликативную группу С* поля
комплексных чисел, рассматриваемое вместе с поточечной операцией
умножения
( X i Х2) (а) = X i ( a ) Х2(а)

(Xi Е A, a Е Д), называется группой характеров группы А над С


(х -1 = х).
Т е о р е м а 4. Группы А и А изоморфны.
Д о к а з а т е л ь с т в о . Из теоремы 3 мы знаем во всяком случае,
что \А\ = \А\. Согласно результатам § 3 из гл. 2 группа А допускает
разложение
А = А\ х А 2 х ... х Ak
в прямое произведение циклических групп А{ — (аД (неважно каких,
примарных или нет; мы выбираем мультипликативную запись закона
умножения в А). Если \Ai\ = Si и Si — примитивный корень S{-й
степени из 1, то каждому элементу а = аДа^2 ... из А отвечает
характер Ха Е А , определённый соотношением
Х а ( о ^ а 2 . . . а ^ ) = е { ^ е ^ . . . е гХ К
Очевидно, что ХаХа1 = Хаа' (см. определение). Если
а = аДаг22 ... ф а\га22 ... а^ = а1,
122 Гл. 3. Элементы теории представлений

то существует индекс i с t{ ф t[. Тогда


Ха(аг) = е/ ф е/ = Ха'(сч).
Следовательно, все характеры Ха попарно различны и отображение
а Ха устанавливает требуемый изоморфизм между А и А. □
Метод доказательства теоремы 4 даёт, очевидно, явную конструк­
цию всех неприводимых представлений абелевой группы.
П р и м е р . Пусть V2n — элементарная абелева группа порядка 2П, у — её
неприводимый комплексный характер, отличный от единичного, т.е. х(а) Ф 1
для некоторого а Е V2n • Тогда К егу = В = V 2n - i и имеет место разложение
У2п — В U а В на смежные классы по Н, так что
х(агЬ) = ( - 1 ) \ г = 0,1.
В частности, четверная группа (Клейна) V4 , о представлениях которой упомина­
лось в задаче 2 из § 2 гл. 1, имеет следующую таблицу характеров:

е а b ab
XI 1 1 1 1
Х2 1 -1 1 -1
Хз 1 1 -1 -1
Х4 1 -1 -1 1

Результаты о представлениях абелевых групп позволяют полу­


чить некоторую информацию и о представлениях произвольных ко­
нечных групп.
Т е о р е м а 5. Представления степени 1 конечной группы G над
С находятся в биективном соответствии с неприводимыми пред­
ставлениями факторгруппы G /G 1 (G1 — коммутант группы G). Их
число равно индексу (G : G').
Д о к а з а т е л ь с т в о . Сделаем сначала общее замечание. Пусть
G — произвольная группа, К — её нормальная подгруппа. Если Ф —
представление группы G с ядром КегФ D i^, то можно определить
представление Ф факторгруппы G / K , полагая
Щ дК) = Ф(д), geG .
Корректность этого определения очевидна (см. доказательство те­
оремы 1 из § 4 гл. 1). Далее, КегФ = (КегФ)/ К . В частности, при
К = КегФ получается точное представление Ф.
Обратно: всякое линейное представление Ф группы Н индуцирует
представление Ф группы G, допускающей эпиморфизм тг : G — >Н .
Достаточно положить
Ф(5) = Ф(тгЫ).
Так как 7г — эпиморфизм, то Ф((?) = Ф(Н) и Ф, Ф одновременно при­
водимы или неприводимы. По теореме о соответствии (теорема 3 из
§ 4 гл. 1) КегФ = 7г-1 (КегФ). С любым одномерным представлением
§ 5. Неприводимые представления конечных групп 123

Ф группы G ассоциируется абелева (а точнее, циклическая) группа


1тФ, так что КегФ D G '. Доказательство теоремы получается те­
перь в результате простого соединения теоремы 3, сделанного выше
замечания, и теоремы 4 из § 4 гл. 1. □
4. П редставл ен и я н ек отор ы х специальны х гр уп п . Хотя в
принципе для получения всех неприводимых представлений конеч­
ной группы G достаточно разложить её регулярное представление
(теорема 2), на практике это вызывает значительные трудности и
приходится избирать обходные пути. Обычно бывает проще постро­
ить сначала таблицу характеров, а затем уже конструировать сами
представления (см. в этой связи § 4 из гл. 4). Впрочем, в тех сравни­
тельно несложных примерах, которые приводятся ниже, прибегать к
каким-либо ухищрениям нет необходимости.
А) Пусть G — произвольная 2-транзитивная группа перестано­
вок, действующая на множестве П = {1,2,..., гг} (см. пример 3 из
§ 3 гл. 1). Пусть, далее, Ф — естественное представление группы G
на пространстве V = (ei, в2 , ..., еп) с действием Ф(g)ei = eg^ (см.
пример 5 из § 1). Как нетрудно понять, значение Хф(д) совпадает с
числом N(g) точек г Е П (базисных векторов еД, остающихся непо­
движными при действии д. По теореме 3 из § 3 гл. 1 имеем

X Хф(д)хф(д) = X Хф(д)2 = X N ^ 2 = 2IG I’


geG geG geG
что, очевидно, переписывается в виде
(Хф>Хф)<з = 2. (5)
Сравнивая (5) с соотношением (11) из § 4, мы приходим к заклю­
чению, что Ф — прямая сумма двух неприводимых представлений
(2 = 1 + 1 — единственная запись 2 в виде суммы квадратов на­
туральных чисел). Но нам известно также, что Ф = Ф ^ + Ф , где
— единичное представление, а Ф — (п —1)-мерное представ­
ление, действующее на пространстве W = (е\ —еп, в2 —еп, . .., en_i —
—еп). Если бы разложение V = U 0 W можно было продолжить
за счёт разложения W, то неприводимых слагаемых получилось бы
больше двух. Таким образом, имеет место следующее нетривиальное
утверждение.
Естественное линейное представление (Ф,К) 2-транзитивной
группы перестановок G над полем С является суммой единичного
представления и ещё одного неприводимого представления.
В частности, каждая из групп 5П, п > 2; А п, п > 3, обладает
неприводимым представлением Ф над С степени п — 1с характером
Хф , вычисляемым по формуле
Xv ( g ) = N ( g ) - l . □ ( 6)
124 Гл. 3. Элементы теории представлений

Как было показано на примере группы S3 (пример 1 из п. 1 § 2),


матрицы Фр находятся без особого труда. Для вычисления значений
по формуле (6 ) достаточно знать цикловую структуру пере­
становки д. Небольшая иллюстрация:
а 4 е (1 2)(3 4) (12 3) (132)
Хф 3 -1 0 0

^4 е (1 2)(3 4) (12) (12 3) ( 1 2 3 4)


Хф 3 -1 1 0 -1

^5 е (1 2)(3 4) ( 1 2 3) (12345) (1 2 3 5 4 )
Хф 4 0 1 -1 -1

Б) Неприводимые представления знакопеременной группы Д4.


Мы соберём уже известные нам факты. Группа А 4 имеет четыре
класса сопряжённых элементов. Представители классов и их мощ­
ности указаны в двух верхних строках таблицы
12 1 3 4 4
а4 е (1 2)(3 4) (12 3) (13 2)
XI 1 1 1 1
Х2 1 1 £ б” 1
Хз 1 1 8-1 £
Х4 3 -1 0 0

Коммутант Д4 = {е, (1 2)(3 4), (1 3)(2 4), (1 4) (2 3)} имеет индекс 3 в


Д4, и поэтому А 4 обладает тремя одномерными представлениями:
ф(1) = Хъ Ф(2) = Х2 , Ф(3) = Хз (с ядром А'4 и с £3 = 1, £ ф 1),
и одним трёхмерным представлением Ф( |) (12 = I 2 + I 2 + I 2 + З2).
Сравнив таблицы для А 4 из примера 1 и из примера 2 из § 4, мы
убедимся в том, что представление ф(4) с характером уд эквивалент­
но представлению Ф группы А 4 вращениями (группа тетраэдра) и
представлению Ф, связанному с 2-транзитивностью группы А 4.

В) Неприводимые представления симметрической группы S 4 .


Две верхние строки таблицы
24 1 3 6 8 6
^4 е (1 2)(3 4) (12) (12 3) ( 1 2 3 4)
XI 1 1 1 1 1
Х2 1 1 -1 1 -1
Хз 2 2 0 -1 0
Х4 3 -1 -1 0 1
Х5 3 -1 1 0 -1

взяты из упр. 4 § 3 гл. 1. Представление Ф^1) = уд единичное. Пред­


ставление Ф^2) задаётся чётностью (знаком) перестановок из S 4 . Так
§ 5. Неприводимые представления конечных групп 125

как (S4 : S4 ) = 2 (пример из п. 2 § 4 гл. 1), то одномерных представ­


лений больше нет. Двумерное представление Ф^3) с характером хз и
с ядром V4 < S4 получается из соображений, изложенных в доказа­
тельстве теоремы 5. Представление ф(4) с характером Х4 отвечает
вращениям куба (см. таблицу для S4 из примера 2 § 4). Представле­
ние Ф ^ = Ф с характером Хб (см. таблицу в примере 1 ) связано с
2 -транзитивностью группы S4. Оно эквивалентно также представ­
лению, отвечающему всем преобразованиям симметрии тетраэдра
Д 4 (вращения плюс отражения; именно эти преобразования важны
при описании колебаний молекулы фосфора (задача 2 из § 2 гл. 1 в
[ВА I]).
Г) Неприводимые представления группы кватернионов Q$.
О группе Q s всё сказано в примере 2 из п. 5 § 4 гл. 1 . Там же
приведено (но не названо своим именем) двумерное неприводимое
представление Ф^5) с характером Хб;
8 1 1 2 2 2
Qs е а2 а Ъ аЪ
XI 1 1 1 1 1
Х2 1 1 -1 -1 1
Хз 1 1 -1 1 -1
Х4 1 1 1 -1 -1
Х5 2 -2 0 0 0

Четыре одномерных представления имеют своим ядром комму­


тант (а2) и определяются из таблицы в примере п. 3.

УПРАЖНЕНИЯ

1. Получить соотношение (4), выписывая в явном виде выражение t{j =


= (T{,Xj)G Для коэффициентов разложения = JA Uj Xj базисной центральной
функции (см. (7) из § 4) через неприводимые характеры.
2. Проверить (и вспомнить об изоморфизме между векторным пространст­
вом V и сопряжённым к нему пространством У* линейных функций), что
отображение т : А — у А, определённое условием

аТ(х) = Х(а),

задаёт изоморфизм абелевой группы А на А.


Это упражнение вместе с теоремой 4 устанавливает часть так называемого
закона двойственности для конечных абелевых групп. Аналогичный, но гораздо
более глубокий закон двойственности для топологических абелевых групп, при­
водящий к важным следствиям, был установлен в 30-х годах Л.С. Понтрягиным.
3. Доказать, что если конечная абелева группа А допускает точное комп­
лексное неприводимое представление, то А — циклическая группа.
4. Пусть А — конечная абелева группа, В — её подгруппа. Доказать, что
любой характер группы В продолжается до характера группы А и число таких
продолжений равно индексу (А : В).
126 Гл. 3. Элементы теории представлений

5. Обосновать фразу перед заключительными скобками в В) из п. 4.


6 . Чему равна средняя величина х(э) значений комплексного харак­
тера у на элементах конечной группы G?
7. Собрать из разных мест таблицы, относящиеся к группе З 5 , в сводную
таблицу характеров

60 1 15 20 12 12
3-5 е (1 2)(3 4) (12 3) (12345) (12354)
XI 1 1 1 1 1
Х2 3 -1 0 (1 + V 5)/2 (1 - %/5)/2
хз 3 -1 0 (1 - л/5)/2 (1 + л/5)/2
Х4 4 0 1 -1 -1
Х5 * * * * *

Дать описание неприводимых представлений с характерами Хъ Х2 , Хз, Х4 - За­


полнить последнюю строку таблицы, используя второе соотношение ортогональ­
ности (4) для характеров.
8 . Пусть Р = (АгВ^Ск; О г, j , /с р — 1) — группа порядка р3, рассмот­
ренная в упр. 3 из § 3 гл. 1 ; У = (ео, е\ , . . . , ep_ i ) c — комплексное векторное
пространство размерности р; е — примитивный корень степени р из 1 ; А, В, С —
линейные операторы на V, определённые соотношениями
Aei = ej+i, B k e i = s ~ klei, Ck e i = s k ei, О ^ г ^ р — 1

(нижние индексы у базисных элементов берутся по модулю р).


Показать, что отображение
Ф(4 Ai-tA, С ^С к
задаёт линейное неприводимое представление группы Р. Представления
ф З ) 5. .. 5ф(Р- 1 ) попарно неэквивалентны и вместе с р2 одномерными представле­
ниями (р2 — индекс коммутанта Р' = (С) в Р) исчерпывают все неприводимые
комплексные представления группы Р.
9. Дополнить вычислениями следующее рассуждение. Пусть

D n = {a,b | ап = е, 62 = е, баб-1 = an _1)


— группа диэдра порядка 2п, свойства которой (включая описание классов со­
пряжённых элементов) даны в примере 1 из п. 5 § 4 гл. 1. Так как (а) <\ D n , то
отображениями a 4 1,6 1-4 1 и a 4 1,6 1-4 —1 задаются два одномерных пред­
ставления. Пусть е — примитивный корень п-й степени из 1. Тогда отображение

Ф^З : а ь4
Э О
О е~э
будет определять представление степени 2. Представление Ф*33 неприводимо при
j = 1, 2 , . . . , [(п — 1)/2] ([а] — целая часть вещественного числа а). При п — 2т
представление ф(т ) распадается в прямую сумму двух одномерных представ­
лений: a i-4 —1,6 i-4 1 и a i-4 —1,6 i-4 —1. Это согласуется с тем фактом, что
коммутант D'2m имеет индекс 4 в 1Ч т и D 2 m / D 2m = Z 2 х Z 2 . Все указан­
ные представления неприводимы и составляют полное множество неприводимых
комплексных представлений группы диэдра. Найти вещественную реализацию
представлений Ф*33. Указать в явном виде изоморфизм (эквивалентность) Ф*33 &
& фУ), k > m, j ^ т.
§ 6. Представления групп SU(2) и S 0 (3 ) 127

10. Кристаллографические группы (к задаче 2 из § 2 гл. 1 в [ВА I]). Пусть


Е — n-мерное евклидово пространство и У — ассоциированное с ним вектор­
ное пространство с евклидовым скалярным произведением. Всякому движению
d пространства Е отвечает ортогональное линейное преобразование d С О(п),
причём так, что d \ d 2 = d \ d 2 . Группа D движений пространства называется крис­
таллографической группой, если D-орбита произвольной точки дискретна (не
имеет предельных точек) и существует компактное множество М С Е, для ко­
торого D( M) = U d£D d(M) = Е. Справедлива теорема Шёнфлиса-Бибербаха,
согласно которой кристаллографическая группа D содержит п независимых аф­
финных переносов, порождающих в D нормальную подгруппу L, и D = D / L —
конечная группа (точечная кристаллографическая группа). Всего геометрически
различных точечных кристаллографических групп при п — 3 имеется 32. Сре­
ди них, очевидно, должны быть группы, содержащие отражения (несобственные
движения). Из условий кристаллографичности следует, что всякое собственное
вращение из D изображается матрицей, подобной

cos 0 —sin 9 0
А = sin 9 cos 9 0
0 0 1

с tr А = 1+2 cos О G Z . Опираясь на теорему 2 из § 3 и на отмеченное соображение,


показать, что при п — 3 точечными кристаллографическими группами без отра­
жений будут, лишь циклические С \ , 6+, Сз, СД, C q, диэдральные D 2 , Г^з, D 4 , D q,
группа тетраэдра Т и группа куба (октаэдра) О.

§ 6 . П р едстав л ен и я г р у п п SU(2) и SO(3)

Частью “физического” мышления являются конкретные образы,


связанные с представлениями группы SO(3). Действие SO(3), отра­
жающее симметрию многих физических задач, с математической
точки зрения интересно, в частности, тем, что оно индуцирует дей­
ствие на пространстве решений уравнения А / = 0, где
д 2 д 2 д 2
А = ------ 1-------- 1------
д х 2 ду 2 dz2
— дифференциальный оператор Лапласа. Двумерный аналог этой
задачи был рассмотрен в самом начале главы (задача 1).
Всякий элемент группы SO(3) является произведением несколь­
ких операторов Др, С в вида (1) из § 1 гл. 1. Но В^ не действует на 2 ,
& С в на ж. Поэтому инвариантность уравнения А / = 0 относительно
В^ и Со вытекает из тех выкладок, которые были проведены в дву­
мерном случае. Мы приходим к заключению, что уравнение А / = О
инвариантно относительно всей группы SO(3), или, что то же самое,
А / = 0 => Д(Ф3/) = 0 V g € SO(3),
где Фgf — функция, определённая соотношением
(Фд/ ) ( х ,у ,г ) = f ( g ~ 1(x),g~1(y),g~1(z)). ( 1)
128 Гл. 3. Элементы теории представлений

По условию для ортогонального преобразования g 1 с матрицей


столбец новых переменных имеет вид
g 1{х) ац ai2 ai3 X

9~Чу) = &21 a22 &23 У


g l \z ) &3i &32 азз z
Согласно (1)
(Фд(Фн/ ) ) ( х ,у ,г ) = (Фhf)( g ~ 1(x),g~1(y),g~1(z)) =
= f{ h ~ 1{g~1{x)),h~1(g~1(y)),h~1(g~1(z))) =
= fi(gh) 1(x),(gh) 1(y),(gh) 1(z)) = ( $ghf )(x, y, z).
Стало быть,
ФЭФЙ = $ gh,
т.е. линейные операторы Фр, д Е SO(3), действуют на функциях так,
что отображение Ф : д н->> Фд является представлением группы SO(3).
Этот весьма естественный способ построения представлений (фак­
тически применённый нами ранее при рассмотрении симметричес­
ких функций с действующей группой Sn), годится в принципе для
широкого класса групп и относится к типичным методам функцио­
нального анализа. Нужно лишь, исходя из конкретных условий, вы­
брать надлежащее пространство функций и затем разложить его на
неприводимые инвариантные подпространства (задача гармоничес­
кого анализа).
В случае группы SO(3), когда все неприводимые представления
конечномерны (общий факт для компактных групп), за функции бе­
рутся однородные многочлены
Пх , у , г ) = ^ а * , ь х ° у 1г т- ° - 1
S,t

фиксированной степени т (ш = 1,2,3,...). Они образуют простран­


ство Рт размерности ( т ^ 2) (см. [ВА I, гл. 5, § 2, упр. 4]). Так
как А / Е Р т - 2 , то условие А / = 0 эквивалентно (™) линейным
условиям на коэффициенты asj- Решения / Е Рт уравнения А / =
= 0 называются однородными гармоническими многочленами (гар­
моническими полиномами) степени т. Ввиду линейности оператора
А они образуют подпространство Нт размерности ( т ^ 2) — ( ™) =
= 2т + 1 (у нас ^ 2т + 1, но на самом деле имеет место равенство).
Согласно вышесказанному Нт инвариантно относительно действия
Ф = ф Н группы SO(3). Оказывается, справедлива теорема о том,
что пространство Нт представления ф(т ) неприводимо над С и лю­
бое неприводимое над С представление группы SO(3) эквивалентно
одному из представлений (Ф(т\ Н т) нечётной размерности 2т +
+ 1. Вместо того чтобы доказывать эту теорему, мы, ограничившись
§ 6. Представления групп SU(2) и S 0 (3 ) 129

сказанным, обратимся к группе SU(2), где несколько легче получить


семейство неприводимых представлений. Ввиду наличия естествен­
ного эпиморфизма SU(2) — >SO(3) с ядром из матриц =ЬЕ (см. § 1 из
гл. 1) всякое представление Ф группы SO(3) можно считать также
представлением SU(2) (см. доказательство теоремы 5 из § 5), удов­
летворяющим так называемому условию чётности : Ф_е = Фе. При
этом, разумеется, будет также выполняться равенство Ф_р = Фр для
всех g G SU(2). Обратно: при выполнении условия чётности пред­
ставление Ф группы SU(2) является одновременно представлением
группы SO(3). Физический смысл имеют и “двузначные” представ­
ления SO(3), т.е. представления группы SU(2), не удовлетворяющие
условию чётности. К их числу относится, например, обычное дву­
мерное (спинорное) представление.
Отметим ещё, что любое неприводимое представление группы
SO(3), отличное от единичного, является точным, как это прямо вы­
текает из простоты SO(3) (теорема 3 из § 1 гл. 2).
Т е о р е м а 1. Пусть Vn = (х куп~к \ к = 0 , 1 , . . . , п)с — простран­
ство однородных многочленов степени п от двух комплексных пе­
ременных с действием Ф^п) на нём группы SU(2), определённым по
правилу
= f ( a x - /3у,]3х + ау)
для каждого элемента
а Д
9 = —Д а И 2 + Щ2 = 1-

Тогда (ф(п),Уп) — неприводимое представление группы SU(2)


размерности п + 1. При п чётном (ф(п)5Уп) является также непри­
водимым представлением группы SO(3).
Д о к а з а т е л ь с т в о . Предположим, что многочлен
п
f {x, y) = Y , a k X kyn~k ф О
к=О
содержится в некотором инвариантном подпространстве U С Vn.
Тогда также
п
= е - ^ /2(Ф£>/)(*,») G и,
к=О
где — элемент из SU(2) вида (4) из § 1 гл. 1. Так как ip — произ­
вольное вещественное число из интервала (0, 27т), то можно составить
линейную систему с определителем Вандермонда, из которой следу­
ет, что
f ( x , y ) € U ^ x kyn~k GU (2)

9 А.И. Кострикин
130 Гл. 3. Элементы теории представлений

для любого одночлена с коэффициентом ф 0. Но если х куп к Е U


для какого-то к, то и

а кТ ~ кх п + ... + { а х - !3у)кф х + а у)п~к = Ф(дп\ х ку п~к) G U.


Взяв д с а(3 ф 0, мы придём в силу (2) к включению х п Е £/, которое
в свою очередь даёт нам
п
5 3 ( П) a s(-/3)n- sxsyn~s G Г.

Так как (^) ёгД—f3)n~s ф 0, то x syn~s Е С/, s = 0, 1,..., п. Стало


быть, U = Уп, и неприводимость (ф(п),Уп) доказана.
Далее

= ( - х ) к( - у (п- к^) = (-1 )пх ку п~к,


так что при п = 2 т выполнено условие чётности (см. замечание
выше) и (ф(2ш), V2m) можно считать неприводимым представлением
размерности 2n + 1. □
На самом деле ф(2т) эквивалентно представлению ф(т ) группы
SO(3) на пространстве однородных гармонических многочленов сте­
пени ш, но мы на этом не останавливаемся, как и не пытаемся (хотя
это возможно) выбрать в Vn такой базис, чтобы представление
стало унитарным. Отметим только, заимствуя терминологию из тен­
зорного анализа, что представление группы SU(2) реализуется
также в классе ковариантных симметричных тензоров ранга п. Пол­
ную и достаточно прозрачную теорию представлений компактных
групп, включая SU(2) и SO(3), обычно развивают в рамках инфини­
тезимального метода, опирающегося на соответствие между груп­
пами и алгебрами Ли. Немного по этому поводу говорилось в гл. 2.

УПРАЖНЕНИЯ

1. Построить 2т + 1 линейно независимых однородных гармонических мно­


гочленов степени т.
2. Показать, что всякий однородный многочлен / Е Рщ записывается в виде
линейной комбинации с коэффициентами, зависящими от х 2 + у 2 + z 2 , гармони­
ческих многочленов степеней т , т —2, т —4, . . .
3. Вывести из упр. 2, что всякая полиномиальная функция д : (X, У, Я) \-у
g( x , y , z ) на сфере S 2 : х 2 + у 2 + z 2 = 1 разлагается по сферическим функци­
ям — ограничениям гармонических многочленов на S 2.
4. Показать, не обращаясь к полному описанию неприводимых представле­
ний группы SO(3), что гомоморфизм т : SO(3) — у SU(2) может быть только
тривиальным.
§ 7. Тензорное произведение представлений 131

§ 7. Т ен зо р н о е п р о и зв ед ен и е п р едстав л ен и й

1. К о н т р а г р е д и е н т н о е п р едстав л ен и е. Пусть (Ф, У) — пред­


ставление группы G над полем С. Введём в рассмотрение дуальное
пространство У* (пространство линейных функций на У) и положим
( ф * (д ) Ш = /(Ф (д -1)у), /еУ*, vev. (l)
Линейность оператора Ф*(д) проверяется немедленно. Выберем, да­
лее, в У и У* дуальные базисы:
V = (в!, ... ,еп), V* = (/l,...,/n>) fi(ej) = $ij-
Матрица линейного оператора Ф*(д) в базисе ( / i , . . . , / n) является
транспонированной к матрице оператора Ф(д-1) в базисе (ei,..., еп):
= (2 )
Так как
ф;н = *ф (рЛ)-1 = *Фь-1в-1 = *ф л-1 = ф ; п,
то соотношением (2) (или (1)) определяется, вообще говоря, новое
линейное представление (Ф*,У*) группы G; оно называется пред­
ставлением, контрагредиентным (или дуальным) к (Ф,У). Необхо­
димость рассмотрения таких представлений возникает каждый раз,
когда группу, действующую на векторах (контравариантные тензо­
ры), мы заставляем, как это фактически уже было в § б, действовать
на координатах векторов (ковариантные тензоры). Как нетрудно ви­
деть хотя бы из (2), (Ф*)* « Ф. Представления, контрагредиентные
друг к другу, могут и не отличаться или быть эквивалентными. Ес­
ли, например, (Ф,(5) — вещественное ортогональное представление,
то Ф* = ^Ф” 1 = Ф9. Но в общем случае представления Ф* и Ф не
эквивалентны, как показывает простейший пример:
Сз = (а\ а3 = е); Ф(а) = г, Ф*( а ) =г -1 (г2 + г + 1 = 0).
Для конечной группы G точный критерий эквивалентности кон-
трагредиентных представлений получается на языке теории харак­
теров. Так как характеристические многочлены матриц А ж1А сов­
падают, то из элементарных свойств характеров (предложение из
§ 4) вытекает, что
хф* Ы = хф Ы -

В частности, представление Ф с характером, принимающим только


вещественные значения, эквивалентно Ф*. Разумеется, всегда
(х ф *,Х ф *)о = (х ф ,Х ф )о ,
так что Ф*, Ф одновременно приводимы или неприводимы.

9*
132 Гл. 3. Элементы теории представлений

2. Т е н з о р н о е п р о и з в е д е н и е п р е д с т а в л е н и и . В [ВА II] опре­


делено и построено тензорное произведение Т = V ® W произволь­
ных векторных пространств V , W над полем Р. Было определено так­
же тензорное произведение
А ® В : V ® W —УV ® W
линейных операторов А : V — У V , В : W — У W . Имеется в виду,
что
(.А ® В )(v ® w) = Av ® Вге, (3)
а далее по линейности
(Л 0 В) £ Vi ® ^ Дг?* 0 B w j .
id id
Отметим непосредственно вытекающие из определения (3) соотно­
шения
(А ® В) (С ® V ) = АС® BV,
(Д Н- С) 0 >В= Д 0 >В-|-С0 23,
Д<8>(£ + £>)=Д<8>£ + Д<8>£>,
С А ®ХВ = Х А ® В = Л(Д 0 В),
а также формулу для следа
tr Д 0 В = tr Д • tr В. (4)
Пусть теперь (Ф, У), (Ф, W) — два линейных представления груп­
пы G с характерами хф и Хф соответственно. Определим естествен­
ным образом представление (Ф 0 Ф, V ® W), полагая
(Ф<8>Ф)(5) = Ф(5)®Ф( з ) V g e G .
Из общих свойств тензорного произведения линейных операторов и
из формулы (4) вытекает, что отображение Ф®Ф будет действитель­
но задавать представление группы G с пространством представления
V ® W и с характером
Хф®ф = Х фХф - (5)
Будем говорить, что (Ф ® Ф, V ® W ) — тензорное произведение
представлений (Ф,У) и (Ф,1У). При Ф = Ф,1У = V говорят также
о тензорном квадрате. В правой части формулы (5) стоит обычное
поточечное произведение центральных функций хф и Хф -
Совершенно очевидно, что если U — G-инвариантное подпро­
странство в V, то и U ®W будет G-инвариантным подпространством
в V ® W . Аналогичное замечание относится к G-инвариантным под­
пространствам в W . Но из неприводимости V и W вовсе не следует
неприводимость V ® W , как показывает пример тензорного квадра­
та ф(3) 0 ф(3) двумерного представления группы S3 (см. таблицу в
§ 7. Тензорное произведение представлений 133

п. 2 § 5). В самом деле, dime ф(3) 0 Ф^3) = 4, а максимальная степень


неприводимого представления группы S3 равна 2 .
Задача эффективного описания неприводимых представлений, со­
держащихся в Ф 0 Ф и, более общо, в тензорном произведении
ф(!) 0 ф ( 2) ® ...®ф(Р)
нескольких линейных представлении, имеет принципиальное значе­
ние, поскольку многие важные и весьма естественные представления
групп возникают как тензорные произведения. Именно с этой точ­
ки зрения нужно смотреть на представления групп SU(2 ) и SO(3)
(см. § 6 ), а также на примеры 3 и 4 из и. 2 § 1. Инвариантные
подпространства симметричных и кососимметричных ковариантных
(или контравариантных) тензоров постоянно встречаются в различ­
ных геометрических приложениях. Рассматриваемая задача привле­
кательна в особенности тогда, когда справедлива теорема о полной
приводимости представлений.
3. К о л ь ц о х а р а к т е р о в . Для простоты ограничимся случаем
конечной группы G и поля С. Пусть ф ( 1 ), ф ( 2) , . . . , ф ( г ) — полное
множество попарно неэквивалентных неприводимых представлений
группы G над С и уд , Х2, • • •, Хг — соответствующие им характеры
(г — число классов сопряжённых элементов в G). Нам известно, что
Ф (g) ф « + . . . +ШГФ^ ,
где кратности зависят только от Ф и Ф. По формуле (5)
ХфХф = m iXi + • • • + гПгХг•
Пусть Xz(G ) — множество всевозможных целочисленных линей­
ных комбинаций характеров хъ---?А>- Мы доказали ранее, что
(Xi,...,Xr) — ортонормированный базис пространства Xc(G ), по­
этому Xz(G ) С Х с (G) является во всяком случае свободной абелевой
группой = Ъг с образующими хъ • • • •>Хг- Её элементы называются об­
общёнными характерами группы G. Истинными характерами будут
лишь комбинации Y l m iXi с ТП{ ^ 0 .
Из предыдущих рассуждений видно, что тензорное произведение
представлений индуцирует на Xz(G ) бинарную алгебраическую опе­
рацию — коммутативную, ассоциативную, подчиняющуюся законам
дистрибутивности. Короче говоря, справедлива
Т е о р е м а 1. Обобщённые характеры образуют коммутативное
ассоциативное кольцо Xz(G ) с единицей — единичным характе­
ром х ь
В свою очередь Х с (G) — коммутативная ассоциативная алгебра
размерности г над С. Строение кольца Xz(G ) (алгебры Х с (G)) пол­
ностью определяется структурными константами — целыми чис­
134 Гл. 3. Элементы теории представлений

лами mh-
о из соотношений
** = £ Ч х * . (в)
к
В частности, равенства ш - = т\^ = 8kj отражают свойства
коммутативности Xz(G ) и единичности уд- Согласно (6)
Xi(g)xj(g) = У " Д v# е G.

Умножив обе части этого соотношения на TrrrXsig), просуммировав
|С т|

по g G G и воспользовавшись первым соотношением ортогональнос­


ти для характеров, получим
1
mij = 7777 У Xi(g)xj(g)xs(g)- (7)
11 5SG
Таким образом, структурные константы выражаются в терминах са­
мих характеров.
Из (7) можно извлечь одно несложное утверждение. Именно,

т Ь = T^^2xi ( g) xj ( g) xi ( g) = тТ У Xi(g)xj(g) =
' ' 9 ' ' 9

= щ ^2xi (g) xj ( g) = (Xi,x*j)o,


' ' 9

где Xj — Хф > Ф = Ф^* — характер представления, контрагреди-


ентного к фС) (см. и. 1). Таким образом, единичное представление
входит в качестве компоненты в разложение ф(г) 0 фС) тогда и
только тогда, когда ф(г) эквивалентно представлению фС ) = фС)*
(в противном случае шС = (Xi,Xj)G —0)- Отметим ещё, что тензор­
ное произведение одномерного представления ф(г) и произвольного
неприводимого представления фС) всегда является неприводимым
представлением той же размерности , что и фС). Это довольно по­
нятно без всяких объяснений, а формально вытекает из критерия
неприводимости характеров. Если
X — Хф(0®ф(Л — X i X j i

то Xi(g) — комплексный корень некоторой степени из 1 и Хг(#)Хг($) =


= 1, а поэтому

(х> x )g \0\ ^ ^ xi (g)xj (g)xi (g)xj (g) =


1 1 9

= щ У Xj (g)xj (g) = (Xj , Xj ) o = 1.


' ' 9
§ 7. Тензорное произведение представлений 135

п р и м е р 1. G = Ss (см. таблицы в п. 1 из § 2 и в п. 2 из § 5):


ф<4) 0 ф ( 3) ~ ф ( 2) 0 ф ( 3) ~ ф ( 3)

п р и м е р 2. G = 5*4 (см. пример 3 из п. 4 § 5):


ф ( 2) 0 ф ( 4) ~ ф ( 5), ф ( 2) 0 ф ( 5) ~ ф ( 4).

Наконец, докажем следующую любопытную теорему, служащую


обобщением теоремы 2 из § 5 о разложении регулярного представле­
ния.
Т е о р е м а 2. Пусть х = Хф — характер точного представления
(Ф,У) конечной группы G над полем комплексных чисел С, прини­
мающий на G ровно т различных значений.
Тогда каждый неприводимый характер Хк входит с ненулевым
коэффициентом в разложение хотя бы одного характера х° = ХъХ>
Другими словами, всякое неприводимое представле­
ние содержится в разложении некоторой тензорной степени Ф®* =
= Ф®. . . ®Ф, любого точного представления Ф.
Д о к а з а т е л ь с т в о . Пусть ujj = x(9j)i 3 = 0,1 , . . . , т — 1, —
различные значения, принимаемые характером ^ н а G, причём =
= deg Ф. Пусть, далее,
Gj = {9 £ G\ х(д) = x(dj) = Uj).
Ввиду точности представления Ф имеем
С0 =КегФ = {е}.
Пусть Хк — неприводимый характер группы G, не входящий в
разложение ни одного из характеров х г• Тогда
о = \G \(x\Xk)G =
га—1
=j=0
Е (x(9j)Y 9^Gj
Е Хк= Е wjTi’
— однородная система линейных уравнений относительно
E
g£Gj
xu{g)

с определителем
1 1 1
det (ojj) = CJ0 UJnn—l
1 UJX 1 1
.г а — .г а — , .г а —
^0 ^m —1
отличным от нуля (определитель Вандермонда). Таким образом,
Tj = 0, j = 0,1,... ,т —1, т.е.
Е Хк(д~г) = О, j = 0, —1.
g£Gj
136 Гл. 3. Элементы теории представлений

В частности,
0 = Е Хк(9~г) = Хк(е)
geGo
— противоречие, доказывающее теорему. □
В случае регулярного представления р, очевидно, т = 2.
4. И нварианты линейных групп. Линейной группой степени
п мы, как обычно, называем любую подгруппу в GL(п,Р), где Р —
некоторое поле. В дальнейшем можно считать Р — Е или Р = С.
Если G — абстрактная группа и Ф : G — > GL(n,C) — её линей­
ное представление, то пару (G, Ф) мы тоже будем называть линей­
ной группой. Линейные преобразования Фд действуют на столбцы
переменных х \ , . . . , х п:
Ф д ( Х 1 ) X I

$ д ( х п ) Х п

Они переводят любую форму (однородный многочлен) / степени т


снова в форму степени т:
(Ф 3 /)(Ж 1 , . . . , Х П) = f ( $ g - l ( X l ) , . . . , Ф д - 1 ( Х П)).

Различные частные случаи этого действия нам уже встречались (см.


§ 6). Отображение Ф определяет представление группы G на про­
странстве Рт форм над С степени т (или ковариантных симмет­
ричных тензоров ранга т).
О п р е д е л е н и е . Форма / Е Рш, остающаяся неподвижной при
действии Фд (т.е. Фgf — f Vg Е G), называется (целым) инвариан­
том степени т линейной группы (G, Ф).
На самом деле нужно было бы брать остающийся на месте при
действии Ф(О) многочлен от коэффициентов “общей” формы степе­
ни т. Так поступают в общей теории инвариантов, но мы для прос­
тоты ограничимся данным определением. Если в качестве / взять
рациональную функцию, то можно прийти к понятию рационально­
го инварианта. Важным является также понятие относительного
инварианта / , когда
®gf = Ugf,
где ujg Е С — множитель, зависящий от элемента д Е G.
Ясно, что любое множество { / ъ / 2 , - - - } инвариантов линейной
группы (G, Ф) порождает в C[^i, . . . , х п] подкольцо С[Д , / 2 ,... ] ин­
вариантов.
Рассмотрим небольшое число примеров.
§ 7. Тензорное произведение представлений 137

п р и м е р 3. Квадратичная форма х 2 + х^ + . . . + ж2 и любые многочлены от


неё являются целыми инвариантами ортогональной группы О(п).
П р и м е р 4. Элементарные симметрические многочлены si (х\ , . . . , х п) , .. .
. . . , sn ( x i , . . . , Хп) являются целыми инвариантами симметрической группы Sn ,
рассматриваемой вместе с каноническим мономорфизмом Ф: Sn — у GL(n,M).
Основная теорема о симметрических многочленах утверждает, что инвариан­
ты s i , . . . , sn степеней 1 , 2 , . . . , п алгебраически независимы, а полиномиальными
(рациональными) функциями от них исчерпываются все целые (рациональные)
инварианты группы (б ^ Ф ).
Относительными инвариантами линейной группы (Зп ,Ф) служат кососим­
метрические многочлены: Ф-k J = (det Ф ^)/ = Стг/ . Мы видели [BA I, гл. 6 , § 2,
упр. 4], что любой кососимметрический многочлен / имеет вид / = А п • g, где
А п = Ylj <i(x i ~ xj)i а g — произвольный симметрический многочлен, т. е. абсо­
лютный инвариант.
П р и м е р 5. Представлению Фа - X \-у А Х А 1 степени п 2 полной линейной
группы GL( п , К ) с пространством представления М п (К) (см. пример 3 из § 1)
отвечает система из п алгебраически независимых инвариантов — коэффициен­
тов характеристического многочлена матрицы X = (х ц ). К ним относятся, в
частности, хороню известные нам инварианты tr X = х а и det X.
П р и м е р 6 . На квадратичную форму

f ( x 1 , . . . , х п ) = y ^a j j X j X j ,
записанную в виде
f ( x 1 ,. . . , х п) = fX A X , ; А = (a i j ) — fA, X = [жь . . . ,жп],
действует ортогональная группа О(п):

С е О(п) = > ( С - Д Х х ь . , . , х п) = *{СХ) А ( С Х ) =


= * Х 1С А С Х = fX (C _ 1 ylC)X.
В этом случае принято говорить об инвариантах квадратичной формы / относи­
тельно О(n): tr А , , det А. Для бинарной квадратичной формы ах 2 + 2 Ъху + су 2
инварианты а + с и ас — Ь2, характеризующие метрически различные классы
кривых второго порядка, известны ещё из курса аналитической геометрии.
П р и м е р 7. Симметрическую группу Sз рассмотрим как линейную группу
степени 2, используя представление Г, эквивалентное представлению ф(3) из таб­
лицы в конце п. 1 § 2 :
£ О II _ || 0 1 ||
Г(1 2 3) о е - 1 II’ м 23) - II 1 О II’
£2 1 = 0.
Эквивалентность осуществляется посредством сопряжения

II £ £~г 0 = rv.
II 0 0 1
Пусть u, v — независимые переменные, линейно преобразующиеся посредст­
вом Го-:
Г(1 2 3 )М = £и, Г(1 2 3 ) (и) = е“ Т ;
Г (2 3 ) Ы = «> Г ( 2 3 ) (и) = и.
138 Гл. 3. Элементы теории представлений

Так как
Г ( 1 2 3 ) М = r ^i12 3)(“ )r a 12 3)(t') = £ ~ 1 u - e v = uv,

f(2 3)(“ 0 = V U = UV,

Г (123)(и 3 + « 3) = ( е _ 1 и ) 3 + (ег>)3 = и 3 + г > 3 ,


Г (г з)(и 3 + г;3) = v 3 + и 3 = и 3 + г;3,
то группа (5з,Г ) имеет формы

Ii = uv, h = и 3 + v3 (7)
степеней 2 и 3 в качестве своих инвариантов.
Далее, группа Sз действует естественным образом на многочленах f ( x 1 ,Ж2 ,жз)
от трёх независимых переменных:

0/)(ж1,Ж2,Ж3) = Д ж<71,Ж<72,Ж<73).
Положив
W= Х\ Т £ 2 Ж2 + £ Ж з,
( 8)
V = Х\ + £Ж2 + £2Жз ,
мы увидим, что
r (J(w ) = Жо-1 + £2Ха2 + £Ж<тЗ-

В частности,

г (1 2 3 ) (и) = Х2 + £2 Ж3 + = ей,
Г(23) Ы = XI + £2 Ж3 + £Ж2 = V,
Г(1 2 3) (^) = ^2 + £Ж3 + £2Ж1 = £ ~1V,
Г(23)(^) = + £Хз + £2Ж2 = U,
т.е. действия IV на гл,г; и ст на x i , X 2 , xs согласованы. При подстановке (8) в
инварианты (7) последние перейдут в симметрические функции от Ж1 ,Ж2 ,жз, ко­
торые по теореме 1 из [BA I, гл. 6 , § 2 ] можно выразить через элементарные
симметрические функции = S{(x 1 ,Ж2 ,жз). Небольшое упражнение показывает,
что
h = х\ + х\ + х \ + (£ + £2){ х \ Х 2 + Ж1 Ж3 + ж2 ж3) = sf - 3s2,

/2 = 2(ж3 + х\ + Жз) — 3(ж^Ж2 + х\хз + Ж1 Ж2 + Х\х\ + Ж2Ж3 + Ж2Ж3) + 12Ж1Ж2ЖЗ =


= 2s 3 —9s i S2 + 27s3.

Специализируем значения / i , / 2 , взяв за x i , X 2 ,xs три корня неполного куби­


ческого уравнения
ж3 + рх + q = 0 .
Тогда si = 0, S2 = р, S3 = —q, и, следовательно,

h = -З р , /2 = —27q. ( 9)

Но из (7) следует, что

3
V

I 2 — и з ~\----
Л3
= \

у, и
II

и и3 \ 2 )// т4
§ 7. Тензорное произведение представлений 139

Все р ад и к алы в ы бираю тся т ак и м и , ч т о после под стан овки значений (9) п ол у ч ат­
ся ф орм улы

з / 27 3 ,---- --
и = ^J- — q + - V - 3 D ,

3/ 27 3 .-------
"= V " T 9“ 2V^ ’
uv = —3р,

с величиной D = —4р 3 —27д2 — ди скрим и нан том наш его кубического уравнения
(см. в [BA I, гл. 6, § 2, ф орм улу (16)]). Т ак к а к и и v теп ерь и звестны , то из
линейной систем ы

Х\ + £2Х 2 + £Хз = и,
Х\ + £Ж2 + £2Хз = V,
Х\ + х 2 + Ж3 = О
находятся сами корни. М ы приш ли довольно естествен н ы м п утём к ф орм улам
К ард ан о, о к о то р ы х упоминалось в [ВА I, гл. 1, § 2, за д а ч а 1].

Последний пример не случайно устанавливает связь между инва­


риантами группы S3 , являющейся группой Галуа общего кубического
уравнения, и формулами Кардано. Теория Галуа в значительной ме­
ре связана с изучением инвариантов полей (и соответствующих им
групп), порождённых корнями алгебраических уравнений.
Отметим некоторые факты, относящиеся к системе образующих
кольца инвариантов. Пусть w — произвольная форма от п незави­
симых переменных ад, • • •, х п. Конечная группа G с линейным пред­
ставлением Ф степени п действует как группа перестановок на мно­
жестве
п = {ФДгД1 g е G}.
Ясно, что любая однородная симметрическая функция \G\ элементов
из П (или, возможно, некоторого делителя числа |G|) будет инва­
риантом линейной группы (G, Ф). Если теперь взять в качестве w
переменную ад, то ад будет корнем алгебраического уравнения
П а - < № ) ) = о,
geo

коэффициенты которого являются инвариантами группы (G, Ф). Та­


ким образом, каждая переменная ад является (алгебраической) функ­
цией инвариантов. Если бы алгебраически независимых инвариантов
было меньше, чем п, то мы выразили бы ад, .. ., жп через меньшее
число алгебраически независимых переменных, а это невозможно.
Следовательно, мы доказали (если можно назвать доказательством
столь смелое обращение с алгебраической зависимостью величин) од­
ну из важных теорем теории инвариантов.
140 Гл. 3. Элементы теории представлений

Т е о р е м а 3. Конечная линейная группа степени п всегда обла­


дает системой из п алгебраически независимых инвариантов.
Для группы (S3 , Г) такими инвариантами являются формы (7).
Можно было бы дополнить теорему 3 утверждением о том, что
всё кольцо целых инвариантов конечной группы степени п порож­
дается п алгебраически независимыми инвариантами Д , / 2 , . . . , f n
и, как правило, ещё одним инвариантом f n+i (являющимся алгеб­
раической функцией первых п инвариантов). Другими словами, все
остальные инварианты являются многочленами от Д , . .., / п, f n+i-
Этот факт справедлив для многих других линейных групп, как дис­
кретных, так и непрерывных.
Общая теория инвариантов, развитая в середине XIX века тру­
дами Кэли, Сильвестра, Якоби, Эрмита, Клебша, Гордана и других,
а затем испытавшая второе рождение в нескольких фундаменталь­
ных работах Д. Гильберта, в наши дни стала частью алгебраической
геометрии и теории алгебраических групп. Постоянный интерес к
теории инвариантов обусловлен также широкими возможностями её
применений во многих областях механики и физики.

УПРАЖНЕНИЯ

1. При помощи формулы (6) и таблиц из п. 1 § 2, п. 2 § 5, п. 4 § 5 проверить,


что справедливы разложения
ф(3) 0 ф(3) ~ ф<4) _j_ Ф^2) + ф (3)

для тензорного квадрата двумерного представления Ф^3) симметрической груп­


пы S з и
ф(5) 0 ф(5) ~ ф<4) _j_ Ф^2) + ф (3) + ф(4)
для тензорного квадрата двумерного представления ф(5) группы кватернио­
нов Q 8.
2. Представления прямого произведения групп. Пусть имеются две группы
G, Н с линейными представлениями (Ф,У), (T,VE). Тогда, полагая
(Ф 0 Ф)(д • К) = Ф(g) 0 Ф(/г),
где д • h — элемент прямого произведения G х Н групп G , Н , мы заставим G х Н
действовать на тензорном произведении V Ж; как обычно,
(Ф(д) 0 4f(h))(v 0 w) = Ф(g)v 0 Ф(h ) w.
Проверить, что так определённое отображение
Ф 0 Ф : G х Н — ►GL(E 0 W)
является представлением группы G х Н с характером х ф ® ф = х ф Х ф - Доказать
следующее утверждение. Пусть фГ) 5. . . 5ф(г) (соответственно ф б ) ? ? ф (5)) —
все неприводимые представления группы G (соответственно Н). Тогда представ­
ления фб) (8>фб) группы G х Н неприводимы, и все неприводимые представления
группы G х Н исчерпываются представлениями
ф(б 0 ф б ) 5 1 <С г <С г , 1 <C j < C s .
§ 7. Тензорное произведение представлений 141

3. Формы х у , х п + у п являются инвариантами двумерной линейной группы


диэдра

о 00
0 1

00 о
(Dn , Ф) 5

1
1 0

=1
(см. упр. 9 из § 5). Показать, что любой другой (целый) инвариант группы (Dn , Ф)
имеет вид многочлена от ху, х п + у п .
4. Проверить, что группа кватернионов, рассматриваемая в своём двумер­
ном неприводимом представлении, не обладает квадратичными и кубическими
инвариантами. Что можно сказать о формах ж2?/2, ж4 + у 4?
Глава 4
К О Л Ь Ц А . А Л Г Е Б Р Ы . М О ДУ Л И

Повторное рассмотрение алгебраических структур, уже изучав­


шихся ранее, мотивируется следующими соображениями. Во-первых,
хотелось бы в какой-то мере пополнить содержательными утвержде­
ниями наши сведения о полях и кольцах, опираясь, где это необходи­
мо, на солидную теоретико-групповую базу. Во-вторых, результаты
главы 3 о представлениях групп естественным образом включаются
в общую теорию модулей над кольцами, и было бы жаль не упомя­
нуть об этом хотя бы в краткой форме. Фундаментальное понятие
модуля важно само по себе и достойно изучения в гораздо более ши­
роком аспекте, но для этого читателю рекомендуется обратиться к
другим источникам.

§ 1. Т еор ети к о-к ол ь ц ев ы е к он стр ук ц и и

1. И деалы колец и ф ак тор кол ьц а. Кольца классов вычетов


и гомоморфизмы колец, рассмотренные в [ВА I, гл. 4, § 3], подгото­
вили достаточно благоприятную почву для введения общих понятий.
Напомним, что ядром гомоморфизма
/: 0,0)
называется подкольцо Кет f = {а Е К | /(а) = О'} С К . Непосред­
ственно видно, что это отнюдь не произвольное подкольцо. Дейст­
вительно, если J = Кет f С К , то J • х С J (поскольку f ( z x) =
= f {z) © Л » = O' CDf (ж) —0 для всех z Е Д) и х *J ^ J для всех
х Е К. Стало быть, J K С J и K J С J. Подкольцо J, обладающее
этими свойствами, называется ( двусторонним ) идеалом кольца К .
Итак, ядра гомоморфизмов всегда являются идеалами.
Пример тЪ С Ъ подсказывает способ построения идеалов (воз­
можно, не всех) в произвольном коммутативном кольце К: если а —
какой-то элемент из К , то множество аК всегда является идеалом
в К . Действительно,
ах + ау = а(х + у ), {ах)у = а(ху).
Говорят, что аК — главный идеал, порождённый элементом а Е К .
Если брать кольца только с единицей, то идеалами будут под­
группы аддитивной группы кольца, выдерживающие умножение сле­
ва и справа на элементы кольца, а в определение гомоморфизма / :
К — >К 1 целесообразно внести условие /(1) = Г. При эпиморфизме
это условие, конечно, автоматически выполняется.
§ 1. Теоретико-кольцевые конструкции 143

Нормальные подгруппы групп, введённые в гл. 1, и идеалы


колец имеют общее происхождение — они являются ядрами гомо­
морфизмов. Это обстоятельство находит своё выражение и в общнос­
ти конструкции факторобразований, на чём мы собираемся вкратце
остановиться.
При построении факторколъца К / J кольца К по идеалу J будем
исходить из того, что “основу” кольца составляет аддитивная абе­
лева группа. Поэтому за элементы из К / J следует брать смежные
классы а + J (называемые классами вычетов по модулю идеала J),
сложение которых осуществляется по обычному правилу:
(а + *7) 0 (Ь + *7) = (а + Ь) +
(1)
0 (а Н- t/) = —а -\-J.
В качестве произведения тех же классов берём
(а + J) 0 (b + J) —ab + J. ( 2)

Необходима уверенность в том, что это умножение определено


правильно, т.е. не зависит от выбора представителей соответствую­
щих классов. Пусть а' = а + х, Ь' = Ь + у, где х ,у Е J. Тогда
a'b' = ab + ау + хЪ' = ab + z,
где z — ау Н- xb1 Е J, поскольку J — двусторонний идеал. Поэтому
а'Ъ' лежит в одном смежном классе с элементом аб, а это и значит,
что произведение (2) определено правильно. Для краткости положим
а = а + L, так что
а 0 6= а + 6, a &b = аЪ.
В частности, 0 = J h 1 = 1 + J (если единица 1 имеется в К ). Нужно
ещё убедиться, что для множества К — K j J — \а\ а Е К }, рассмат­
риваемого с операциями 0 , 0 , выполнены все аксиомы кольца, но это
довольно очевидно, поскольку операции над классами вычетов в К
сводятся к операциям над элементами из К . Скажем, дистрибутив­
ность проверяется так:
(а 0 Ъ) 0 с = (а-\-Ь)с = (ас + Ъс) = ас 0 Ъс = а ®с (Bb Ос.
Всё это показывает, что отображение
7Г : а I—Уа
является эпиморфизмом колец К — у К с ядром Кег 7г = J. От част­
ного примера факторкольца Z m = Ъ / т Ъ и эпиморфизма Ъ — у Z ra
мы перешли к рассмотрению ситуации в произвольных кольцах.
Отметим теперь, что все гомоморфные образы кольца К исчер­
пываются по существу факторкольцами К по соответствую­
щим идеалам. Действительно, если / : К — у К ' — гомоморфизм и
144 Гл. 4 • Кольца. Алгебры. Модули

f ( K ) — образ кольца К относительно / , то, рассматривал f ( K ) С


С К' вместо К ' , мы придём к эпиморфизму. Чтобы не усложнять
обозначений, считаем с самого начала / эпиморфизмом, т.е. пола­
гаем f ( K ) = К ' . Согласно общему принципу, изложенному в [ВА I,
гл. 1], / определяет отношение эквивалентности Of на Ад в данном
случае Of задаётся разбиением К на смежные классы а + Кет f =
= Са- Отображение / устанавливает биективное соответствие / '
между элементами а' £ К' и классами Са, а именно f f(Ca) =
если а1 — /(а). При этом
f ( C a + Сь) = f'iCa+b) = f (a + b ) = f ( a ) + f(b) = f ( C a) + f ( C b),
f' (Ca • Cb) = f'(Cab) = f(ab ) = f(a) • f(b ) = f' (Ca) ■f ( C b),
так что биективное отображение f f — изоморфизм (для просто­
ты операции сложения и умножения в К, в кольце классов вычетов
K / K e i f и в К ' обозначаются одинаково: + и •).
По сути дела нами доказана
Т е о р е м а 1 (основная теорема о гомоморфизмах). Любой иде­
ал J кольца К определяет (при помощи формул (1), (2)) структуру
кольца на фактормножестве К / J, причём К / J является гомоморф­
ным образом кольца К с ядром J . Обратно: каждый гомоморфный
образ К 1 — f ( K ) кольца К изоморфен факторкольцу К/ Кет /.
З а м е ч а н и е . Правая часть формулы (2), вообще говоря, не сов­
падает с произведением классов вычетов a + J и 5 + J b теоретико­
множественном смысле. Например, при К = Z, J = 8Z целое число
24 G 16 + 8Z не содержится в (4+8Z)2, поскольку (4+8s)(4+8£) = 16^.
Мы знаем, что = Z/ mZ — поле тогда и только тогда, когда
ш = р — простое число. Евклидовость кольца Z и кольца многочле­
нов Р[Х] над полем Р является причиной их большого сходства.
2. П оле разл ож ени я м н огочлен а. Как часто бывает, взгляд
со стороны на хорошо известный пример даёт возможность лучше
понять его и перейти к разумным обобщениям.
Т е о р е м а 2. Справедливы следующие утверждения:
i) всякий идеал J кольца многочленов Р[Х] над полем Р главный ,
т.е. J = (f ( X )) := f ( X) P[ X] для некоторого многочлена /;
п) факторколъцо P[ X] / ( f ( X) ) является полем тогда и только
тогда, когда / — неприводимый над Р многочлен.
Д о к а з а т е л ь с т в о , i) Выберем в J многочлен / минимальной
степени. Если g — любой многочлен из J, то деление с остатком на /
(Р — поле, поэтому нет нужды заботиться об обратимости старшего
коэффициента у д(Х)) даст нам равенство д = qf +r, deg г < deg /.
Из него следует, что г G J, поскольку д, f , q f — элементы идеала. В
силу выбора / заключаем, что г = 0. Значит, д(Х) делится на f ( X )
§ 1. Теоретико-кольцевые конструкции 145

и J = (/ ( X )) = /(Х )Р[Х ], т.е. J состоит из многочленов, делящихся


на /(X).
и) Если f ( X ) = а(Х )Ь(Х), 0 < deg а(Х), deg Ъ(Х) < deg /(X),
то классы вычетов а(Х),Ь(Х) Е Р [Х ]/(/(Х )) отличны от нуля 0, но
а(Х)Ь(Х) = 7 (X) = 0.
Значит, P[ X] / ( f ( X) ) обладает нетривиальными делителями нуля и
полем быть не может.
С другой стороны, представителем любого класса вычетов в
Р [Х ]/(/(Х )) может выступать многочлен а(Х), dega(X) <deg/ (X),
и если a / 0, а / неприводим, то найдутся 5, с Е Р[Х] такие, что аЪ +
+ с / = 1. В таком случае ab + c f = 1, т.е. ab = 1. Значит, любой класс
вычетов а ф 0 обратим, и кольцо Р [Х ]/(/(Х )) является полем. □
Подчеркнём то обстоятельство, что элементы а = а + (/), где а Е
Е Р, образуют в Р [Х ]/(/) подкольцо, изоморфное полю Р. В случае
неприводимого многочлена / (X) факторкольцо Р [Х ]/(/) по теоре­
ме 2 является полем, содержащим подполе, изоморфное Р.
С л е д с т в и е . Ддл любого неприводимого многочлена / (X) nad
полем Р существует расширение F D Р, в котором / (X) имеет
по крайней мере один корень. За F можно взять поле , изоморфное
P[X]/ (f ).
Д о к а з а т е л ь с т в о . Обратим внимание на специальный элемент
X Е Р[Х]/(/). Для любых ao, a i , ..., ат Е Р имеем
т
Y , ^ X k = £ { а * + (/)} { * + (/)}* =
/г=0 к _______
= + ( л и * * + ( Я } = { Е а»х к ) + ( / ) = Е
к к
Короче, если g(Y) = J2 kak Y k Е P[F], то #(Х) = ^(Х). Запись
^(Х) имеет, конечно, смысл при отождествлении Р с изоморфным
ему полем, содержащимся в Р [Х ]/(/). В частности,
/ ( х ) = л х ) = / + ( / ) = ( / ) = о,
т.е. элемент X Е Р [Х ]/(/) является корнем многочлена (/). □
З а м е ч а н и е . По теореме 1 имеем изоморфизм С = Е[г] = Е[Х]/J,
где J = { / Е Е[Х] | /(г) = 0}. Так как а + ib ф 0 при (а, 5) 7^ (0, 0),
и так как г2 + 1 = 0 = > X 2 + 1 Е J, то из рассуждений, доказы­
вающих теорему 2, вытекает, что J = (X 2 + 1)Е[Х]. Элементами
факторкольца E[X ]/J являются смежные классы (а + ЬХ) + J; a, b Е
Е Е; соответствие а + ib н->> (а + ЬХ) + J устанавливает изоморфизм
между С и E[X]/J.

10 А.И. Кострикин
146 Гл. 4 • Кольца. Алгебры. Модули

В соответствии с установившейся терминологией принято гово­


рить, что расширение F С Р из следствия получено присоединением
к Р одного корня с многочлена / : F = Р(с). При этом f ( X ) = ( X —
—c)g(X ), где g Е Р[Х]. Нам представилась реальная возможность
построить расширение поля Р, в котором многочлен / полностью
распадается на линейные множители.
О п р е д е л е н и е . Пусть Р — поле, / — нормализованный, не обя­
зательно неприводимый многочлен степени п из Р[Х]. Тогда расши­
рение F С Р называется полем разложения / над Р, если f ( X ) =
= ( X —c i ) ... ( X —сп) в F[X] и F = Р(сь ... ,сп), т.е. Р получается
из Р присоединением корней ci , . .., сп многочлена /.
Т е о р е м а 3. Ддл всякого нормализованного многочлена / Е
Е Р[Х] степени п > 0 существует хотя бы одно поле разложения.
Д о к а з а т е л ь с т в о . Условие нормализованное™ несущественно
и используется только для удобства. Пусть
f{X) = h{X ) ... fr { X )
— разложение / на неприводимые нормализованные множители в
Р[Х]. Согласно следствию теоремы 2 существует расширение Р\ D
D Р, в котором имеется хотя бы один корень многочлена Д. Этот
корень с\ будет, разумеется, корнем и для /.
Пусть уже найдено расширение Р*. Э ... Э Р± Э Р, над которым
/ имеет разложение
/ ( X ) = (X - d ) . . . ( X - ck ) g i ( X ) . . . g s ( X )

с к (не обязательно различными) линейными множителями, к < п.


Применив опять следствие теоремы 2 к полю Д и к неприводимому
нормализованному многочлену g\ Е РДХ], мы построим поле Pk+i Э
Э Р^, позволяющее отщепить линейный множитель X — c^+i, где
c^+i Е Pk+1 , многочлена ^i(X), а следовательно, и многочлена f ( X ) .
Продолжая действовать подобным образом, мы придём к полно­
му разложению / на линейные множители над некоторым расшире­
нием Рп э Р. Либо Рп, либо какое-то его подполе F и будет полем
разложения для /. Не исключено, что Р совпадает с Р. □
Доказательство теоремы 3 содержит слишком много произвола,
чтобы можно было говорить о единственности поля разложения мно­
гочлена /. Хотя на самом деле поле разложения с точностью до изо­
морфизма определено однозначно, мы докажем это лишь в следую­
щей главе. Сейчас мы ограничимся рассмотрением примеров полей
разложения.
1) Квадратичное поле Q( V d) — поле разложения многочлена
X 2-d.
2) Если присоединить к Z 2 корень в неприводимого многочлена
X 2 + X + 1, то получится поле Z2(0) = {0,1,0,1 + 0} из четырёх
§ 1. Теоретико-кольцевые конструкции 147

элементов, изоморфное как полю ^ [Х ] /( Х 2 + X + 1), так и полю


GF( 4) из [ВА I, гл. 4, § 3, п. 5]. Заметим, что
X 2 + X + 1 = (X - 0 )(Х - 0 2),

т.е. ^ (0 ) — поле разложения многочлена X 2 + X + 1.


3) Многочлен X 2+1 неприводим не только над Е, когда его полем
разложения будет С, но и над некоторыми другими полями, например
над Z3. Пусть 02 = —1 (если угодно, 0 = X + (X2+ 1)Z3[X] — элемент
поля классов вычетов Z3[X]/(X2 + 1)). Так как X 2 + 1 = (X —0)(Х —
—03), то Z3(0) = {а + Ъв | a, Ъ Е Z3} — поле разложения для X 2 + 1
над Z3.
а Ъ
Между прочим, Z3(0) изоморфно полю матриц , (2, Ъ Е
-Ъ а
Е Z3, из [ВА I, гл. 4, § 3, упр. 11]. Вот соответствующее отображение:
1 0 1
а Ъв I—у а
О 1 О
Обратим внимание на то, что
Z3(0)* = (A>, А = 1 + 0, А2 = -0, А3 = 1 - 0 , А4 = —1,
А5 = - 1 - 0 , А6 = 0, А7 = -1 + 0, А8 = 1,
т.е. мультипликативная группа поля Z3(0) не только абелева, но и
циклическая, как ей положено быть.
4) Согласно критерию Эйзенштейна многочлен X 3—2 неприводим
над Q. Так как не все его корни вещественные, то Q(v^2) не может
быть полем разложения. На самом деле полем разложения для X 3 —2
служит Q(v/2,s), где г — примитивный корень степени 3 из 1:
X 3 - 2 = (X - Щ ( Х - е Щ ( Х - £2Щ .
Что касается колец многочленов от нескольких независимых пе­
ременных, то уже в Е[Х, Y ] идеалы заведомо не исчерпываются глав­
ными.
Пример. Множество
J= {X f + Yg | /, 9 е 1 [ 1 ,У ] } ,
состоящее из многочленов h ( X , Y ) таких, что h ( 0, 0) = 0, очевидно, является
идеалом в М[Х, У]. Так как 1 Е М[Х, У], то из J = q ( X , У)М[Х, Y ] следовало бы
включение q ( X , Y ) Е J . Поэтому д(0,0) = 0 и, стало быть, deg q 1. У нас
X , Y Е J, так что
X = qu, Y = qv,

откуда с необходимостью вы текаю т равенства deg и = deg v = 0, т.е. и д Е i и


Y = u _ 1 v X — противоречие, показывающее, что идеал J не является главным.

3. Т еор ем ы об и зо м о р ф и зм е колец. Мы уже располагаем


довольно значительным арсеналом типов колец и средств, позволя­
ющих строить новые кольца из данного их набора. Примерами слу­
жат конструкции кольца матриц М п(К), поля отношений Q(K) и

Ю:
148 Гл. 4 • Кольца. Алгебры. Модули

кольца многочленов К [ Х i , ... , Хп], где К — коммутативное кольцо


(целостное в случае Q(K)). Полезно обсудить ещё, хотя бы вкратце,
теоретико-кольцевые аналоги тех общих фактов о гомоморфизмах,
которые были установлены для групп в гл. 1. Доказательства, как
правило, ничем не отличаются от случая групп, и оставляются чита­
телю в качестве упражнений.
Основную теорему о гомоморфизмах для колец (теорема 1) мы
дополним двумя теоремами об изоморфизме.
Т е о р е м а 4. Пусть К — кольцо, L — подколъцо, J — идеал в К .
Тогда L + J = {х + у \ х е L, у е J} — подкольцо в К , содержащее
J в качестве идеала, L П J — идеал в L. Отображение
<р : х -\- J I—Ух 4- (L П t/), х £ L,
осуществляет изоморфизм колец :
(L + J)/J^L/(LD J).
Д о к а з а т е л ь с т в о . Первые два утверждения совершенно оче­
видны. Что касается последнего, то нужно рассмотреть ограниче­
ние 7Го = 7г |l естественного эпиморфизма 7г : К — УК / J. Его образ
1т7Го состоит из смежных классов х + J, х £ L, т.е. 1т7Го = (L +
+ J ) / J . Ядро Кегло эпиморфизма 7Го : L — (L + J ) / J состоит из
элементов ж £ L, для которых ж + J = J. Значит, Кегло = L П J.
По теореме 1 соответствие л о : ж + (L П J) н-» 7Го(ж) = ж + J устана­
вливает изоморфизм L/ { L П J) = (L + J ) / J . Остаётся заметить, что
Ч> = тгсГ1- □
Мы провели это рассуждение, скопированное с доказательства
теоремы 3 из § 4 гл. 1, для того, чтобы подчеркнуть полный парал­
лелизм с теорией групп.
Т е о р е м а 5. Пусть К — кольцо , J, L — его подколъца, причём
J — идеал в К и J С L. Тогда L = L/ J — подкольцо в К / J и 7г* :
L — УL является биективным отображением множества П(К, J)
подколец в К , содержащих J , на множество Q,(K) всех подколец
кольца К . Если L £ Q,(K,J), то L — идеал в К тогда и только
тогда, когда L — идеал в К , причём
K /L ^ K / L = (K / J ) / ( L / J ).
Доказательство — лёгкое упражнение (см. доказательство теоре­
мы 4 в § 4 гл. 1).
С л е д с т в и е . Пусть К — коммутативное кольцо с единицей 1.
Идеал J максимален в К тогда и только тогда, когда факторколь-
цо К / J — поле.
На множестве идеалов кольца К определены следующие операции:
сумма Ji + J 2 = {xi + х 2 | x k £ Л};
пересечение J\ П — {х \ х £ Ji, ж £ J 2 };
§ 1. Теоретико-кольцевые конструкции 149

произведение J±J2 = <^ х ц х 2i \ Xki Е Jk \ С J\ П J^-


Можно также говорить о сумме, пересечении, произведении
любого конечного числа идеалов, причём справедливо следующее
утверждение.
П р е д л о ж е н и е . Если в кольце К с единицей имеют место ра­
венства
J + Jk = К, к = 1,... , п,
для идеалов J, J i , ..., J n, то справедливы также равенства
J + J\ П J2 П ... П Jn — К = J + J1J2 - • • Jn •
Д о к а з а т е л ь с т в о . Так как J\ J2 ... Jn С J\ П J 2 П ... П Jn , то
достаточно установить равенство J + Ji J2 ... Jn — К . При n = 1 оно
верно по условию. При п — 2 имеем
1 = I 2 = (Х1 + уг)(х2 + У2) = х + угу2,
где x i, Ж2 , х Е J, Vi £ Ji- Значит, 1 Е J + J i J 2 и К = J + J i J 2. Далее —
очевидная индукция по числу п. □
Пусть К \ , . . . , К п — конечное семейство колец, X = КЗ х ...
... х К п — декартово произведение множеств. Введём на К структу­
ру кольца, определив операции сложения и умножения покомпонент­
но:
( x i , . . . , жп ) + ( 2
/ 1, . . . , 2/n) = (T i Т У\ , • • •, Т 2/п) 5

( x i , . . . , x n) ■(У1, . . . , у п) = ( x i y i , . . . , x nyn).
Мы приходим к внешней прямой сумме К = К i 0 ... 0 К п колец
К{. Каждая из компонент является образом при эпиморфизме 7г* :
[ х \ , . . . , х п) i-А х \ , 1 ^ ^ п. Если, далее,
Ji , Xi , ... , 0 ) I Xi E K i } ,
= {(0,...

то Jj = Kj. Ji — идеал в К и К = Ji + ... + Jn.


Пусть теперь К — кольцо с идеалами Л , ..., J n, причём
К = J\ Jn, Jk n ^ J j^ j— 0, 1 ^ к ^ п.

Тогда К = J i 0 . . .0 Jn — внутренняя прямая сумма своих идеалов Jk-


Как и в теории групп, различие между внутренними и внешними пря­
мыми суммами колец чисто теоретико-множественное, и нет смысла
отражать его в обозначениях.

УПРАЖНЕНИЯ

1. Показать, что кольцо Q m (^) всех рациональных чисел а/b с 6, не деля­


щимся на фиксированное простое число р , содержит единственный максималь­
ный идеал
J = [а/Ъ Е Q m (^) I Р делит а}.
150 Гл. 4 • Кольца. Алгебры. Модули

Всякое кольцо, обладающее единственным максимальным идеалом, называется


локальным кольцом.
2. Показать, что в любом локальном кольце К с максимальным идеалом m
элементы, не лежащие в ш, обратимы.
3. Идеал р кольца К с единицей называется простым, если факторкольцо К / р
целостно. Всякий максимальный идеал прост. Дополнение М = К \ р в кольце К
является мультипликативным подмножеством (моноидом, не содержащим 0).
Кольцо Q m (K) в э т и х условиях обозначается чаще символом М _ 1 К или прос­
то К р.
Показать, что кольцо Кр всегда локально и что его максимальный идеал тр
состоит из частных вида а/Ь, где а Е р, b Е К \ р. Показать также, что тр ПК = р.
Операция перехода от К к локальному кольцу Кр называется локализацией
кольца К относительно простого идеала р.

§ 2. О тдел ьн ы е р е зу л ь т а т ы о кольцах
Этот параграф можно рассматривать как небольшое, но полезное
дополнение к главам 4 и 5 в [ВА I].
1. Целые гауссовы числа. Ранее была доказана факториаль-
ность евклидовых колец, к числу которых относятся кольца Z и Р[Х].
Ниже приводится ещё один пример евклидова кольца, а в следующем
пункте — пример факториального кольца, не являющегося евклидо­
вым.
Т е о р е м а 1. Кольцо целых гауссовых чисел Z[i] евклидово.
Д о к а з а т е л ь с т в о . Имеется в виду числовое кольцо
Z[i] = {m + m | m , n E Z } ,
содержащееся в квадратичном поле Q(г) Е С , г2 + 1 = 0, и гео­
метрически отождествляемое со множеством узлов (точек) целочис­
ленной решётки в комплексной плоскости С. Понятно, что Z[i] —
целостное кольцо. Мы определим на Z [г]* = Z[i] \ {0} отображение
8 : Z[i]* — у N U {0}, полагая
8(т + in) = \т + ш |2 = т 2 + п2
(т.е. 8(a) = N(a) — норма числа а в Q(i)). Как известно, 8(аЬ) =
= 8(a)8(b) для всех a, b Е Z [г]*, так что свойство Е1) из определения
евклидова кольца (см. п. 3, § 3 гл. 5 в [ВА I]) автоматически выпол­
нено. Чтобы убедиться в справедливости Е2), запишем дробь аЬ~г с
Ъ ф 0 в виде ab_1 = а + ifd с а, Д Е Q и возьмём ближайшие к а, Д
целые числа k ,l такие, что а = к + г/, Д = I + /х, \и\ ^ 1/2, \/л\ ^ 1/2.
Тогда
а = Ь[(к + и) + i(l + /л)] = bq + г,
где q = к + il Е Z [г], а г = b(v + г/i). Так как г = а —bq, то и г Е Z [г],
причём
Sir) = И 2 = |6| V + ц 2) ^ S(b) ( \ + I ) = \ 5(b) < 5(b).
§ 2. Отдельные результаты о кольцах 151

Стало быть, Z[i] — евклидово кольцо. □


Кольцо целых гауссовых чисел Z[i] удобно для демонстрации в
миниатюре методов теории алгебраических чисел. Поэтому мы оста­
новимся на свойствах Z [г] чуть подробнее. Сначала докажем несколь­
ко простых утверждений.
О п р е д е л е н и е . Целостное кольцо К , все идеалы которого глав­
ные, т.е. имеют вид аК , называется кольцом главных идеалов.
П р е д л о ж е н и е 1. Все евклидовы кольца являются кольцами
главных идеалов.
Д о к а з а т е л ь с т в о . Для Z и Р[Х] это было установлено ранее
([BA I] и теорема 2 из § 1), а в общем случае рассуждения совершенно
аналогичны: если J — идеал евклидова кольца АГ, то J = аК, как
только a Е J и S(a) ^ 5(ж) для всех 0 ф х Е J. □
П р е д л о ж е н и е 2. Пусть К — произвольное евклидово кольцо
с функцией S и U(K) — группа его обратимых элементов. Тогда
и е U (К) ^ 5(и) = 6(1) ^ 8(их) = 8(х) Уж <ЕК*. (1)
Доказательство. Действительно, согласно Е1), 8(х) =
= 5(1 • х) ^ 5(1) для всех х Е АТ*, а если и Е U ( K ), то 5(1) =
= 8(и • и~х) ^ 8(и), так что 8(и) = 5(1). Обратно: в соответствии
с предложением 1
8(их) = 8(х) Уж Е К* = > 1/жАГ = х К = >
= > ж = uxv = > uv = 1 = > и Е U (К). □
В применении к кольцу Z [г] критерий (1) означает, что т + m Е
Е СУ(Z[г]) <(=> ш2 + п2 = 1. Стало быть, СУ(Z[г]) = (г) — циклическая
группа порядка 4.
О п р е д е л е н и е . Идеал J кольца К называется максимальным ,
если J ф К и всякий идеал Т, содержащий J собственным образом,
совпадает с К .
П р е д л о ж е н и е 3. В евклидовом кольце К свойство элемента
р Е К быть простым эквивалентом условию максимальности идеа­
ла рК .
Д о к а з а т е л ь с т в о . В самом деле, пусть р — простой элемент и
р К С Т С К , где Т — идеал в К . Согласно предложению 1 Т — а К ,
и так как р Е Т, то р — ab, где один из элементов а, b обратим. Если
Ъ Е U (К), то Т = а К = аЪК = рАУ
Обратно: пусть идеал рАГ максимален и р = ab с а ^ U(K). Тогда
аА ф К vi р К С аАТ = > рАТ = аАТ = >
= > а = ри = abu = > = 1 . Ъ Е СЦАГ)
- р — простой элемент. □
152 Гл. 4 • Кольца. Алгебры. Модули

2. К ан о н и ч еск ое р азл ож ен и е сум м ы дв ух к в адр атов . По­


смотрим теперь, что происходит с простым числом р Е Z в кольце
Z[i]. Не исключено, что р остаётся простым элементом и в Z[i]. В
противном случае справедливо
П ре д л о ж е н и е 4. Если простое число р Е Z допускает нетри­
виальное разложение в Z[i], то
р = (ш + in)(m —in) = m2 + n2, (2)
где m + in, m —in — простые элементы в Z [г].
Д о к а з а т е л ь с т в о . Пусть р = П1=1 Рк — его единственное (по
теореме 4 из [ВА I, § 3, гл. 5]) разложение на простые множители р^
в количестве г > 1. В силу предложения 2 имеем S(pk) > 1, так что
из р2 = д(р) = П д(р/Д, и из факториальности Z следуют с необходи­
мостью равенства
г = 2, p = PlP2j S(p1) = S(p2) = р
Е сли p i = т + in, то

р — d(pi) — 77)2 + n2 = (ш + in)(m — in) = > р2 — т — in. □


В частности, 2 = (1 + г)(1 —г) не является простым элементом
в Z [г].
Мы готовы теперь доказать следующий критерий.
Т е о р е м а 2. Простое число р Е Z остаётся простым в Z [г]
тогда и только тогда, когда р = 4& —1.
Всякое простое число р = 4&+ 1 представимо в виде р = ш2+ п 2,
где ш , n Е Z.
Д о к а з а т е л ь с т в о . Заметим сначала, что £2 =0(mod4) или
£2 = l(mod4) для любого £ Е Z. Поэтому для нечётного простого
числа р, не являющегося простым в Z [i], предложение 4 приводит к
выводу:
р = ш2 + п2 = 0,1, 2 (mod 4) = > р = 4/с + 1.
В случае р = 4/г Ч- 1 положим £ = (2/Д!. Так как, очевидно,

t = ( ~ 1 ) 2к(2 к)\ = ( —1)(—2 ) . . . ( - 2 к) = ( р - 1 )(р - 2 ) . . . ( р - 2 к ) =


= ((Р + 1)/2) ■■■(?- 2)(р - l)(modp),
ТО
t 2 = (2fc)!((p + 1)/2)... {р - 2)(р - 1) = (р - 1)! (mod р),
или, с учётом теоремы Вильсона [ВА I, гл. 6, § 1], £2 + 1 = 0 (mod р).
Если теперь р — простой элемент в Z[i], то из равенства (£ + £)(£ —
—г) = £2 + 1 = /р, I Е Z, по теореме 1 из [ВА I, гл. 5, §3] следует
делимость на р одного из элементов £ + i,£ —i. Но £ ± i = p(m +
+ in) = > ±1 = pn, n E Z, что явно невозможно. □
§ 2. Отдельные результаты о кольцах 153

Из установленных нами фактов несложно извлекается общая


теоретико-числовая теорема.
Т е о р е м а 3. Число t Е Ъ представимо в виде суммы квадратов
двух чисел т ,п Е Z тогда и только тогда, когда в каноническое
разложение t на простые множители каждый простой делитель
р = Ak —1 входит с чётным показателем.
Д о к а з а т е л ь с т в о . Действительно, достаточно показать, что
если НОД(ш,п) = 1 и р | (ш2 + п2), то р = Ak + 1. Это довольно
ясно, если заметить, что:
НОД(ш, п) = 1, т 2 + п2 = 0 (mod р), шп ^ 0 (mod р) = >
гпр~1 = 1 (mod р), п 2 = —m2 (mod р) = >
= > (тР~2п )2 = т 2р~4п 2 = —т 2р~2 = —1 (mod р).
Таким образом, существует целое число s Е Z такое, что s2 =
= —1 (mod р), -s1 = 1 (mod р). Стало быть, порядок р —1 муль­
типликативной группы Z* делится на 4 и р = 4& + 1. □
Согласно предложению 3 простота р = 4& —1 в Ъ [i] эквивалентна
максимальности идеала рЪ [i], что в свою очередь выражается свой­
ством факторкольца ЪЩ/рЪЩ быть полем из р2 элементов (см. в этой
связи упр. 11 в [ВА I], гл. 4 § 3 и теоремы об изоморфизме для колец
в § 1). Это и не удивительно, если учесть, что при р = 4к — 1 много­
член X 2 + 1, рассматриваемый над Z p, неприводим. Более подробно
об этом будет говориться в следующей главе.
3. П олином иальны е расш ирения ф ак тор и ал ьн ы х колец.
Покажем, что кольца многочленов Z[Ad,..., Х п\ и Р [ Х \ , ..., Х п\
(Р — поле) факториальны при любом Р. Это важное утверждение
непосредственно вытекает из следующей теоремы.
Т е о р е м а 4. Если факториально кольцо К , то факториально и
кольцо многочленов К[Х].
Д о к а з а т е л ь с т в о . В основе доказательства лежат свойства
многочленов, связанные с понятием примитивности и примыкающие
к лемме Гаусса [ВА I, гл. 5, § 3]. Именно, нам понадобятся следующие
два свойства.
а) Примитивные многочлены f ,g Е К[Х], ассоциированные в
Q(K)[X] (Q(X) — поле отношений факториального кольца К ), ас­
социированы в К[Х] (лёгкое упражнение).
б) Многочлен / Е К[Х] положительной степени , неприводимый
над К , неприводим также над Q(K) (доказательство в [ВА I] для
К — Ъ годится и в общем случае).
Приступая непосредственно к доказательству теоремы, запишем
многочлен / Е АТ[Х] положительной степени в виде / = d(/)/o, где
d(f) — содержание многочлена / , а /о — его примитивная состав­
ляющая. Индукцией по степени примитивных многочленов мы полу­
154 Гл. 4 • Кольца. Алгебры. Модули

чим разложение /о в произведение /о = Л ... Л неприводимых над


К примитивных многочленов Д , . . . , f s.
Пусть f o = g i - - - g t — ещё одно такое же разложение. Тогда со­
гласно б) fi и gj неприводимы над Q(K), а поскольку кольцо Q(K)\X]
факториально (см. [ВА I, следствие теоремы 4 из § 3, гл. 5]), s = t
и при надлежащем упорядочении многочлен Д ассоциирован с gi в
Q(K)[X], а следовательно (по а)), и в К[Х].
Что касается многочлена / с необратимым в К содержанием
d(/), то, взяв ещё разложение d(f) = Pi .. .рг на простые множители
Pi Е К , мы придём к разложению /. Единственность такого разло­
жения (в обычном понимании) следует из только что установленной
единственности разложения /о и из факториальности АТ, отвечающей
за единственность разложения d(f) = Pi .. .pr - □
Т е о р е м а 5. Имеют место строгие включения :
{евтошдовм кольца} С {кюлъгщ главных идеалов} С
С { $ акториалъные кольца} (3)
Д о к а з а т е л ь с т в о . Первое включение установлено предложени­
ем 1. Существуют примеры (мы их не приводим), показывающие, что
оно строгое.
Для доказательства второго включения рассмотрим в кольце
главных идеалов К возрастающую последовательность идеалов
(di) С (Д) С ... Непосредственно проверяется, что D = UДД) —
идеал в К . Следовательно, D = (d). По определению d Е (dm) С D
для некоторого ш, откуда (dm) = (dm+i) = ... Стабилизация на ко­
нечном шаге возрастающей цепочки идеалов влечёт обрыв цепочки
необратимых делителей <Д,б?2 ,б?з,... с di \ и, стало быть, су­
ществование разложения в К на неразложимые элементы.
Единственность разложения в К является следствием тех же при­
чин:
(а, Ъ) = аК + ЪК = dK = (d) = > d = НОД(а, b) = ах + by.
Дальнейшие рассуждения повторяют доказательство следствия п) из
теоремы 3 в [ВА I, гл. 5 § 3].
Идеалы (2,Х) в Ъ\Х\ и (X, У) в Е[Х, У] не являются главными
(см. пример из § 1). В то же время по теореме 4 кольца Z[i] и Е[Х, У]
факториальны. Тем самым истинность цепочки (3) установлена. □
Кольца главных идеалов интересны с чисто алгебраической точ­
ки зрения, поскольку они характеризуются свойствами таких ес­
тественных объектов, как ядра гомоморфизмов. С другой стороны,
евклидовы кольца более удобны для исследования в силу наличия в
них алгоритма деления с остатком.
4. С т р о ен и е м ул ьтип ли кативной гр упп ы U(Zn). Универ­
сальное свойство прямых сумм заключается в следующем довольно
очевидном утверждении.
§ 2. Отдельные результаты о кольцах 155

Если S = К 1 0 ... 0 К п и К — произвольное кольцо с заданны­


ми гомоморфизмами cpi : К — у K i , то существует единственный
гомоморфизм (р = ( if i, ... ,(рп : К — у S) с ядром К епр = ПКе г ^ ,
делающий треугольные диаграммы

К --------------- ------------------ *Ki

при i = 1, . . . , п коммутативными — канонические отображе­


ния).
Применим это утверждение к кольцу К с 1 и с идеалами J i , . . . , J n
и к прямой сумме
S = K / J 1 ( B . . . ( B K / J n.
Положив ifi : К — у К / Ji = K i , мы получим гомоморфизм
(р : х >■(ж + J \ , . . . , х + е/п) (4)
кольца K b S c ядром Кекр = Л П . . . П Jn.
Т е о р е м а б (китайская теорема об остатках). Если в указанных
выше условиях К — кольцо с единицей и Ji + Jj — К для 1 ^ i ф j ^
^ п, то отображение ip {см. (4)) является эпиморфизмом.
Д о к а з а т е л ь с т в о . Нам нужно убедиться, что при любых за­
данных элементах ад,..., х п G К найдётся х G К , для которого яд +
+ Ji = ж + Jf, т.е. ж —яд G Ji, i = 1, 2, .. ., п. При n = 1 это очевидно,
а при п = 2 возьмём элементы од G Ji, а2 £ J2, для которых сд +
+ (22 = 1, и ПОЛОЖ ИМ X = £ 1 (2 2 + ЯД&Ь Т о г д а

X - Х\ — ( xi а2 + x 2ai) - xi(a i + а2) = (ж2 - xi)a i G Л,


х - х 2 — ( xi а2 + ж2<и) - x2(ai + a2) = (яд - x 2)a2 G J 2 .
Далее рассуждаем индукцией по п. Пусть мы уже нашли элемент
у , для которого у — Xi G J i , г = 1, 2 , ..., п — 1. Так как поусло­
виюJi + Jn = X, 1 ^ г ^ п —1, то согласно предложению из §1
Ji П . . . П Jn- i + Jn — К . Применим разобранный нами случай п = 2
к идеалам Ji П . . . П J n- i, J n и к элементам х — х п Е Jn. Но
х - у е J\ П . . . П Jn_i = > ж —у G Ji, — 1.
С учётом выбора у получаем
х - Xi = (х - у) + (у - Xi) € Ji, 1 ^ г ^ n - 1.
Стало быть, элемент ж удовлетворяет всем поставленным требова­
ниям. □
156 Гл. 4 • Кольца. Алгебры. Модули

В теореме б и в предшествующих ей рассуждениях кольцо К не


предполагалось коммутативным. Пусть, далее, К — целостное коль­
цо и a i , . . . , a n — его п попарно взаимно простых элементов, т.е.
а{К + a jK = К при i ф j (в факториальном кольце К это определе­
ние согласуется с определением взаимной простоты, получающимся
из разложения на простые множители). Записывая включение х —
— Х{ G в виде сравнения по модулю главного идеала а{К , мы,
как обычно, пользуемся обозначением х = Х{ (mod аД.
С л е д с т в и е 1. Пусть К — целостное кольцо и сд, . . . , an — его
попарно взаимно простые элементы. Тогда для любых x i , . . . , x n G
G К найдётся элемент х G К такой , что

х = Х{ (mod аД, i = 1,..., n.


С л е д с т в и е 2. Пусть n — натуральное число с каноническим
разложением п = р™1 . . . р Z n = Z/nZ — кольцо классов выче­
тов по модулю п и U(Zn) — мультипликативная группа его обра­
тимых элементов. Тогда :
i) Z n = Zprni 0 ... 0 Zp™r (прямая сумма колец);
ii) U(Zn) = U( Zp™i) x . . . x U [ Z prrir) (прямое произведение групп).
Д о к а з а т е л ь с т в о , i) Заменив в (4) п на г, положив
К = Z, Ji —Р{ гZ, S —Z p™i 0 ... 0 Z p™r,
мы придём к гомоморфизму ip: Z — у S с ядром Кекр = Пг ^
Эпиморфность ip вытекает из теоремы б, поскольку НОД(pi,Pj) = 1
при г ^ j.
ii) Так как в произвольной прямой сумме К = К\ 0 . . . 0 К г ком­
поненты Ki аннулируют друг друга: Ki Kj = 0, i ф j, то непосред­
ственно из определения обратимых элементов следует, что U(K) =
= U ( К i) х ... х U( Kr). Остаётся применить это к разложению i). □
З а м е ч а н и е . Из утверждения ii) непосредственно видно, что
Т(п ) = П [=1 т{рТ1)^ а так как т{Рт) — рт~1(р — 1), то вновь по­
лучается формула для значений функции Эйлера (см. [ВА I, гл. 1,
§ 9, упр. 3]). Порядок элемента конечной группы является делителем
порядка группы, поэтому
a^(n) = l(modn)
для любого целого числа а, взаимно простого с п (обобщение малой
теоремы Ферма, известное под названием теорема Эйлера).
Для полного понимания строения группы U{Zn) нам в силу
следствия 2 из теоремы б достаточно разобрать случай п = рт.
Т е о р е м а 7. Пусть т — целое положительное число.
i) Если р — нечётное простое число , то U(Zpm) — циклическая
группа.
§ 2. Отдельные результаты о кольцах 157

п) Группы U(Z2) и U(Z±) — циклические порядков 1 и 2 соот-


ветственно , в то время как U (Z2m) , m ^ 3, — прямое произведение
циклической группы порядка 2т ~2 и циклической группы порядка 2.
Д о к а з а т е л ь с т в о , i) По определению взаимно простое с п це­
лое число t имеет порядок г по модулю п, если \(t + пЪ)\ — г, т.е.
tr = l(modn), но t k ^ l(modn) для к < г. При г = р(п) говорят о
примитивном (или первообразном) корне t по модулю п. Обычно t
берут из приведённой системы вычетов 0,1,... ,п —1 по модулю п,
но мы никакой системы вычетов не фиксируем.
Согласно теореме 11 из § 3, гл. 2 группа Z* = U(ZP) циклическая,
т.е. существует примитивный корень ао по модулю р. Так как а£ =
= ао (mod р), то и целое число а = аg будет примитивным корнем
по модулю р. С другой стороны,
ар~г = ад ^ = 1 (mod рш).
Значит, смежный класс а = а + ртЪ порождает в U(Zpm) цикличес­
кую подгруппу порядка р —1.
Далее,

(1 +Р) Р = Z (^ ) р г = 1 + ^ 2 + !)Р3 + X ] { ^ ) рг-


г=0 г^З
Так как р > 2, то (1+р)р = 1+р2 (modp3). Предположив по индукции,
что (1 + р)рЭ = 1 + pJ+1 (mod pJ+2), мы находим

(1 + p )pJ+ = [l + (1 + Sp)pj + l ] P = ^ (1 + s p ) lp(j + 1 )1 =


2=0
= 1 + (1 + sp)pJ+2 + i( p - 1)(1 + sp)2p2(J+1)+1 + . . . ,
откуда
(1 + p)J+1 = 1 + pJ+2 (mod pJ+3).
В частности,
(l+p)p = 1 (mod pm),
но
(1 + p ) ^ “2 = 1 + p™-1 £ 1 (mod pm),
и, стало быть, смежный класс b = 1 + р + pmZ с представителем
b = 1 + р порождает в U(Zpm) циклическую группу порядка pm_1.
Согласно предложению 2 из § 3 гл. 2 элементы а, b взаимно простых
порядков р —1, pm_1 порождают циклическую группу (аЬ) порядка
p”*-1( p - l ) = ¥>(p”*) = \ u { z pm)\.
158 Гл. 4 • Кольца. Алгебры. Модули

С группами U(Z2) и U(Z^) всё ясно. При т > 2, исходя из три­


виального сравнения 5 = 1 + 22(mod23), индукцией по j легко прове­
ряется, что
52' = l + 2i+2(mod2i+3).
В частности,
52"*-3 = 1 + 2т~1 ф l(mod2m), б2"*”2 = l(mod2m),
так что 5 имеет порядок 2ТО_2 по модулю 2ТОи смежный класс 5+2raZ
порождает в U ) циклическую подгруппу индекса 2. Заметим,
что -1 + 2mZ £ (5 + 2mZ), поскольку
5J = —l(mod 2m) = > 5J = —l(mod 4) = > 1 = —l(mod 4)
— противоречие. Так как |(—1 + 2mZ)| = 2, то
U( Z/ 2mZ) = (5 + 2mZ) x (-1 + 2mZ)
— абелева 2-группа типа (2m_2, 2) (см. § 3 из гл. 2). □
С л е д с т в и е . Группа U( Zn) является циклической (или, что
равносильно , примитивный корень по модулю п существует) тогда
и только тогда, когда целое число п > 1 имеет вид 2,4 ,рт или 2рт,
где р — нечётное простое число.

УПРАЖНЕНИЯ

1. Доказать, что ненулевой элемент р факториального кольца К является


простым тогда и только тогда, когда К / р К — целостное кольцо.
2. Доказать, что если целостное кольцо К не является полем, то К[Х] не
является кольцом главных идеалов.
3. Показать, что элементы х + у у / —3, где х , у Е Z или же х = (2 k + 1)/2,
у = (2i + 1)/2, k,l G Z, составляют целостнее кольцо А . Проверить, что оно
евклидово с функцией 5 = N (норма в Q (\/—3)). Показать, что подкольцо
Ъ\у/—3] С к не является даже факториальным.
4. Найти все простые элементы кольца целых гауссовых чисел.
5. Усовершенствовать следствие теоремы 6 в случае факториального кольца
К , для чего, наряду с попарно взаимно простыми элементами а \ , . . . , а п , ввести
элементы а{ = Tlj^i aj • Найти bi Е К , для которых
Ъ{ = 1 (mod сц), Ь{ = 0 (mod ai), 1 ^ i ^ п.
Пусть х \ , . . . , х п Е X . Ввести элемент х = ^2Ь{Х{ и проверить, что ж =
= Х{ (mod щ), 1 ^ г ^ п (удобство, ощутимое в тех случаях, когда имеют дело с
большим числом наборов х \ , . . . , х п ).
6 . Применить предыдущее упражнение к модулям а\ = 5, а 2 = 9 и к парам
( xi , X 2 ) = (2, 5), (3, 2), (3, 5). Что можно сказать о порядке х по модулю 45?
7. Пусть р — нечётное простое число. Если сравнение х 2 = a (mod р) имеет
решение, то целое число а называется квадратичным вычетом по модулю р , в
противном случае — квадратичным невычетом. Символ Лежандра опре­
деляется соотношением
0, если а = 0 (mod р),
1 , если а 0 (mod р) — квадратичный вычет,
—1 , если а 0 (mod р) — квадратичный невычет.
§ 3. Модули 159

Показать, что ( ||) = 1 а + рЪ Е (Z *)2 и ( ||) = а 2 (mod р). Далее, ( ^ ) =


= ( р) (р) и число квадратичных вычетов в приведённой системе 1 , 2 , . . . , р —
—1 совпадает с числом невычетов. Проверить для небольших нечётных простых
чисел р и q выполнение квадратичного закона взаимности

доказанного в общем случае (многими способами) Гауссом. Извлечь из теоремы 1


_1 р—
1
соотношение (-^ -) = ( —1 ) 2 .
p2- i
8. Доказать (в обозначениях предыдущего упражнения), что ( - ) = ( —1) § ,
т.е. 2 является квадратом по mod р в точности тогда, когда р = =Ь1 (mod 8).
9. (Дополнение к [ВА 1,гл. 3, § 4]). Пусть /( X ) = / ( . . . , x i j , . . . ) — ненулевой
многочлен от п 2 независимых переменных Xij Е К, 1 <С i , j <С п, с коэффи­
циентами в Z или в некотором поле, рассматриваемый как функция матрицы
X = (х ^ ). Доказать, что если /(Х У ) = f ( X ) f ( Y ) для всех X, У Е М п ( К ), то
/( X ) = (det X ) m , где m — некоторое неотрицательное целое число. В частнос­
ти, /( X ) = det X , коль скоро /(d iag (ж, 1 , . . . , 1 )) = х.

§ 3. М одул и
Понятие модуля служит носителем фундаментального принципа,
выработанного в алгебре почти сто лет назад. Он заключается в
том, что предметом изучения любой алгебраической системы долж­
ны быть не только внутренние свойства этой системы, но и все её
представления (в самом широком смысле этого слова).
1. П ервоначальные сведения о модулях. Начнём с класси­
ческого определения. Пусть К — ассоциативное кольцо с единицей и
V — аддитивно записываемая абелева группа. Пусть, далее, задано
отображение (ж, г) i—у xv из К х V в V, удовлетворяющее условиям:
Ml) х(и + v) = XU + XV,
М2) (ж + y)v = xv + y v ,
М3) (жy)v = ж(yv),
М4) 1 • v = v
для всех ж,у € К, u, v Е V. Тогда V называется левым К-модулем
(или левым модулем над кольцом К ). Аналогично определяется пра­
вый АТ-модуль. В дальнейшем мы говорим просто о АТ-модуле, хотя
в некоторых ситуациях оба вида модулей появляются вместе.
Аксиома М4) (условие унитарности модуля), естественно, явля­
ется лишней, если кольцо К не обладает единицей. Более существен­
но, что возможны модификации аксиомы М3), приспособленные к
некоторым неассоциативным кольцам. Пример модуля над неассоци­
ативным кольцом приведён в конце главы. Пока мы будем исходить
из данного выше определения.
Пусть V — АТ-модуль. Подгруппа U С V называется подмодулем
в V , если хи Е U для всех ж Е АТ, и Е U.
160 Гл. 4 • Кольца. Алгебры. Модули

Пусть, далее, U и V — произвольные i f -модули. Гомоморфиз­


мом К-модулей (или просто К-гомоморфизмом ) из U в V называется
отображение а : U — УV такое, что
a(ui + и2) = cr(ui) + а(и 2),
а{хи) = ха{и)
для всех u i,u 2,u Е U, х Е К . Легко проверяется, что Кег сг =
= Е U | сг('и) = 0} является i f -подмодулем в [/, а образ Im ст —
i f -подмодулем в У.
Со всяким подмодулем U С V над К ассоциируется фактормо-
дулъ V /U = {v + U \ v е V} (факторгруппа аддитивной абелевой
группы) с действием if, определённым по правилу
x(v + U) = xv + U.
Основная теорема о гомоморфизмах и две теоремы об изоморфизме,
доказанные нами для групп, а затем для колец, дословно переносятся,
с незначительным изменением доказательств, на модули.
После гл. 1, где рассматривались аксиомы типа М3), М4), и пос­
ле основательной гл. 3 о представлениях групп (аксиомы Ml), М3),
М4)) примеры i f -модулей, которые мы приведём, вряд ли вызовут
ощущение новизны. Тем не менее стоит их обсудить и сопоставить
друг с другом.
1) Всякая абелева группа А является Z-модулем. Именно, отоб­
ражение (п, а) н->> па из Ъ х А в А удовлетворяет всем аксиомам
М1)-М4). Точка зрения на абелевы группы как на модули над Z
оказывается весьма полезной. В этом мы убедились в гл. 2 при опи­
сании конечно порождённых абелевых групп, где по сути дела была
использована вся модульная терминология.
2) Всякая абелева группа А является модулем над своим коль­
цом эндоморфизмов End А По определению End И состоит из всех
отображений (р : А — > А , удовлетворяющих условию р(а + а') =
= р(а) + Операции сложения и умножения в End Л вводятся
естественным образом:
(<Р+ Ф)(а) = ¥>(а) + Ф(а), (<рф)(а) = <р(Ф(а)),
1 (ж) = х, 0 (ж) = 0.
Отображение (<р,а) (р(а) из End Л х А в А наделяет, очевидно,
А структурой End Амодуля.
3) Векторное пространство V над полем Р является, несомненно,
P -модулем. Если нам дан ещё линейный оператор А : V — У V , то
мы наделим V структурой модуля Ед над кольцом многочленов Р[Х],
полагая
f (X) v = f(A)v = qlqv + ад Av + ... + auA kv
§ 3. Модули 161

для любого v Е У и любого многочлена / Е Р[АТ]. Аксиомы М1)-


М4) выполнены, поскольку вместе с А оператор f ( A) будет также
линейным и
( / + 9){.Л) = f ( A ) + g(A), (f g ) ( A ) = /(Л )з(Д )
(универсальное свойство колец многочленов). Подмодулями в Уд бу­
дут служить Д-инвариантные подпространства. Различным линей­
ным операторам одного и того же пространства У соответствуют,
вообще говоря, различные (неизоморфные) Р [АТ]-модули.
4) Произвольный левый идеал J кольца АТ наделён естественной
структурой АТ-модуля с действием (х,у) i-A х у , х Е АТ, у Е J, ин­
дуцированным операцией умножения в АТ. В случае J — К кольцо
АТ рассматривается как модуль к К над собой. Этот взгляд на АТ
приводит к плодотворным результатам.
5) Возвращаясь к предыдущему примеру, построим фактормо-
дуль K j J — {у J\ у Е АТ}. Согласно общему определению (х,у +
+ J) | х у + J — действие АТ на АТ/ J. Заметим, что канонический
эпиморфизм 7г : АТ — > K / J , являясь гомоморфизмом АТ-модулей,
удовлетворяет соотношению тг(ху) = ху + J = х(у + J) = хтг(у). Если
же J — двусторонний идеал, то AT/J — кольцо и 7г — гомоморфизм
колец: тг(ху) = тг(х)тг(у).
Пересечение ГДУ, любого семейства подмодулей У С У над АТяв­
ляется подмодулем в У. В частности, пересечение всех подмодулей,
содержащих заданное множество Т С У, приводит к подмодулю (Т),
порождённому множеством Т и состоящему из всевозможных эле­
ментов вида Х\А + . . . + x st s , где Xi Е AT, А С Т. Заметим, кстати, что
ненулевые элементы А , ..., А Е У называются линейно зависимыми
над К , если яд А -К . . + ж*А = где не все ад равны нулю. Подмодуль,
порожденный семейством { У , ..., Ут } подмодулей У, называется их
суммой и обозначается обычным образом: У = У. + • • • + Vm.
Модуль У над АТ, порождённый единственным элементом г, на­
зывается циклическим. Он имеет вид V — K v — {xv \ х Е АТ}, где
г Е У, и является аналогом циклической группы. В частности, цик­
лический модуль к К = АТ• 1 (см. пример 4) — аналог группы (Z, +).
Если У = АТгд + ... + АТгп — сумма конечного числа цикличес­
ких модулей, то модуль У называется конечно порождённым или
К-модулем конечного типа.
Легко проверяется, что отображение х i—у xv является гомомор­
физмом модулей к К — > K v. Его ядро Апп(г) = Апп^(г) = {х Е
Е АТ | xv = 0} — левый идеал в АТ, называемый аннулятором (или
кручением ) элемента г. Таким образом, АТг = АТ/Апп(г). Элемент
v Е У с Ann (г) ^ 0 называется периодическим. Модуль, все элемен­
ты которого периодические, тоже называется периодическим. Если
У не содержит ненулевых периодических элементов, то говорят, что

11 А.И. Кострикин
162 Гл. 4 • Кольца. Алгебры. Модули

У — модуль без кручения.


Аннулятором (или кручением) i f -модуля У называется мно­
жество
Апп(У) = {a Е К | а У = 0} = Q Апп(ж)

Модуль называется точным , если Ann (У) = 0.


К тем же понятиям можно подойти с другой стороны. Пусть
У (ж) — множество элементов v Е У, аннулируемых элементом ж Е
Е К . Если К — целостное кольцо, то У (ж) + У (г/) С У (жг/) и имеет
смысл понятие подмодуля кручения
Тог (У) =
хек
(кручение — от torsion (англ.)). В случае равенства Тог (У) = У
говорят, что У — модуль кручения. Если же Тог (У) = 0, то мы
снова приходим к понятию модуля без кручения.
Характерные примеры периодических модулей: а) всякая конеч­
ная абелева группа (периодический модуль конечного типа над Z;
кручение — тЪ или просто показатель т группы); б) модуль Уд
над Р[Х], ассоциированный с линейным оператором А (см. пример 3;
кручение — главный идеал, порождённый минимальным многочле­
ном оператора А).
П ре д л о ж е н и е 1. Ann (У) всегда является двусторонним
идеалом кольца К . Полагая (ж + Апп(У))ж = жж, мы наделяем У
структурой точного К / Ann (V))-модуля.
Д о к а з а т е л ь с т в о . Положим А = Ann (У). Ясно, что А — адди­
тивная подгруппа в К . Далее, (жаж')ж = жа(ж'ж) = (жa)v' = ж(аж') =
= ж • 0 = 0 для любых ж, ж' Е if, а Е A, v Е У, откуда и следует,
что К А К С А, т.е. А — двусторонний идеал в if. Если теперь ж +
+ А = х' + А, то ж —х' Е А, откуда (ж —x')v = 0, или xv = ж'ж.
Стало быть, (ж + A)v = (ж' + А)ж, т.е. действие факторкольца К / А
на У определено корректно. Нетрудно проверить, что относительно
этого действия У является (if/Д)-мoдyлeм. Наконец,
(ж + A )V = 0 = > ж + А Е Апп^дд(У) = > жУ = 0 = > ж Е А.
Следовательно, лишь нулевой элемент в i f / А аннулирует У. □
Из предложения 1 вытекает, что факторкольцо if/A nn (У) изо­
морфно подкольцу кольца End (У) (см. пример 2).
Если У, РУ — два i f -модуля, то множество Hornk (V,W) всех
i f -линейных гомоморфизмов а : У — >W является абелевой группой
относительно операции поточечного сложения гомоморфизмов:
(сг + т)(жж) = сг(жж) + т( xv) = жсг(ж) + жг (ж) =
= ж(сг(ж) + т(ж)) = ж((сг + т)(ж)).
§ 3. Модули 163

Для модулей V , W над коммутативным кольцом К множество


Н от k (V,W) само является i f -модулем, если под х а , х Е if, сг Е
Е Horn# (К, ИД, понимать отображение v ж(сг(г)):
(xa)(yv) = х ■a(yv) = x(ya(v)) = (xy)(a(v)) =
= {yx)(a(v)) = y(xa(v)) = y{{xa)(v)).
В случае W = V множество End# (К) = Hornk (V,V) является
кольцом; умножением служит естественная композиция i f -гомомор­
физмов р о ф:
(р Оф)(хи) = р(ф(хи)) = р(хф(и)) = хр(ф(и)) = х(( р Оф)(у)).
Следует иметь в виду, что, рассматривая V как аддитивную абелеву
группу, мы пишем Endz(K) и, вообще говоря, End# (К) — собст­
венное подкольцо в Endz(C). В случае векторного пространства V
над полем К обычно пишут £(К) = End# (К), называя £(К) кольцом
(или алгеброй) линейных операторов.
Кольцо End# (К) i f -эндоморфизмов модуля V называют ещё
централизатором кольца К на V . Его роль особенно заметна в слу­
чае неприводимых модулей. Модуль V над кольцом К называется не­
приводимым (или простым), если: а) V Ф 0; б) 0, V — единственные
подмодули в V; в) K V Ф 0 (это условие автоматически выполняется,
если if содержит единицу). Ясно, что К-модулъ V ф 0 неприводим
тогда и только тогда, когда V = K v — циклический модуль при
любом v ф 0 из V .
П р е д л о ж е н и е 2 (лемма Шура). Если V, W — два неприводимых
К-модуля и а — ненулевой К-гомоморфизм из V в W, то
а — изоморфизм. Далее , End# (К) — кольцо с делением (тело) для
любого неприводимого К-модуля V.
Д о к а з а т е л ь с т в о см. в § 4 гл. 3, где та же лемма Шура (тео­
рема 1) доказана для неприводимых G-пространств.
2 . С в ободн ы е м одули . Мы называем i f -модуль V ( внутренней )
прямой суммой своих подмодулей Vi,. .., Vn, если
V = V\ + ... + Vn и Vi П ^ Vj = 0 для г — 1,..., п.

Другими словами, V = V\ 0 ... 0 Vn (обозначение прямой суммы под­


модулей), если любой элемент v Е V единственным образом записы­
вается в виде линейной комбинации v — v\ -К . . + гп, Vi Е V{. Внешняя
прямая сумма К-модулей Vi,...,Kn определяется очевидным обра­
зом (как в случае колец), с действием ж(гд,... ,v n) = ( x v i ,... ,x v n)
элемента ж Е if на строку ( щ, . .., vn), V{ Е V{.
Пусть, далее, V — i f -модуль и {щ, ... ,v nj — конечное подмно­
жество в V. Еоворят, что {щ, . . . , жп} порождает V свободно, если
V = if и1 -К . .+ K v n и каждое отображение р множества {щ, ..., vn} в

11 *
164 Гл. 4 • Кольца. Алгебры. Модули

какой-либо i f -модуль W продолжается до i f -гомоморфизма


ф : У — W , так что ф(Уг) = (/ДгД, 1 ^ i ^ п.
Модуль У над if, свободно порождённый некоторым подмно­
жеством {щ, . .., гп}, называется свободным модулем ранга п, а
{щ, ... , гп} — его ( свободным) базисом над if.
Пр е д л о ж е н и е 3. Эквивалентны утверждения :
i) множество {i?i,. . . , г?п} порождает V свободно;
и) множество {v \ , . . . , гп} линейно независимо и (vi , . . . , гп) = У;
ш) каждый элемент v Е У однозначно записывается в виде v =
= ^ G
iv) У = if r i 0 . . . 0 i f гп — прямая сумма и Апп(гД = 0;
v) У = /ч К 0 . . . 0 ^ К — прямая сумма п экземпляров к К (таким
образом, свободный К-модуль ранга п относительно базиса {щ,...
... , гп} изоморфен модулю К п строк (яд,... , жп) длины п с компо­
нентами X i £ if ) .
Д о к а з а т е л ь с т в о близко к рассуждениям, проведённым в
[ВА II] для линейных пространств над полем, но нужно соблюдать не­
которую осторожность, связанную либо с некоммутативностью коль­
ца if, либо с существованием необратимых элементов в i f . □
Имеются довольно сложные примеры некоммутативных колец с
if m ^ р^п ПрИ т ф п ^ но коммутативные кольца в этом отношении
ведут себя хорошо.
П ре д л о ж е н и е 4. Ранг конечно порождённого модуля над це­
лостным кольцом К определён однозначно.
Д о к а з а т е л ь с т в о . Пусть {щ, ... ,г п}, {гд,... ,и ш} — два ба­
зиса свободного модуля У над if. Тогда
га п
V j — ^ ^ Q'ij'U'ii LIi — ^ ^ b k i ^ k •
i= l k=l

Ввиду коммутативности if для матриц А = (а^-) и В — (bki) разме­


ров т х п и п х т соответственно получаются соотношения
А В = ТУ, 5 Д = Е п.
Вложив К в поле отношений Q(if), мы получим посредством тео­
ремы 3 из [ВА I, гл. 2, § 3] (верной для любого поля, а не только
для Е), что min(п,ш) ^ ш, min(п,ш) ^ п, откуда т — п. Доба­
вим, что случай т < оо, п = оо невозможен, поскольку в выражения
для U i входит лишь конечное число базисных элементов г/,, свободно
порождающих весь модуль У. □
З а м е ч а н и е . В случае произвольного коммутативного кольца К
с единицей будет достигнут тот же эффект, как в предложении 4,
если выбрать в К некоторый максимальный идеал J и перейти к
полю i f / J . Детали мы опускаем.
§ 3. Модули 165

Заметим, что, в отличие от ситуации в векторных пространствах, произволь­


но взятое порождающее множество свободного К-модуля не обязано содержать
базис модуля. Например, два различных простых числа р, q всегда порождают
^Z, поскольку u p + v q = 1 для некоторых u , v £ Z. Но { p , q } не является базисом,
ибо р • q — q • р = 0, a Zp, Z q — собственные подмодули в ^Z.
Роль свободных модулей запрограммирована в их определении.
Т е о р е м а 1. Каждый К-модуль конечного типа является гомо­
морфным образом свободного К-модуля конечного типа.
Д о к а з а т е л ь с т в о . Пусть U = К щ — i f -модуль, порож­
дённый п элементами щ , ... ,и п. Возьмём свободный i f -модуль V с
базисом {щ, ..., г?п}. Его существование обеспечено предложением 3,
v). Отображение ср : гд i-У щ продолжаемо в соответствии с опреде­
лением свободного модуля до i f -гомоморфизма ф : V — У U. Образ
1т ф содержит порождающее множество модуля U и, стало быть,
весь модуль U. □
Не всегда подмодуль свободного модуля свободен, даже если он является
его прямым слагаемым. Вот простейший пример. Пусть К = Z q, U = К (2 +
+ 6Z), W = К (3 + 6Z). Тогда К = U 0 W — прямая сумма К-модулей U, W, ни
один из которых не является свободным: \К\ = 6, в то время как |£/| = 3, |W"| = 2.
Т е о р е м а 2. Пусть V = К v\ 0 . . . 0 i f vn — свободный модуль
ранга п над кольцом К главных идеалов. Тогда каждый его подмо­
дуль U — свободный ранга т ^ п.
Д о к а з а т е л ь с т в о . Пусть сначала п = 1, т.е. V = К . Любой
подмодуль U С V изоморфен идеалу в if и, стало быть, U = (и) =
= К и. Если и = 0, то U = 0 (нулевой подмодуль можно считать
свободным модулем нулевого ранга). Если же и ф 0, то аи ф 0 для
всех 0 ф а Е if, поскольку К — целостное кольцо. Значит, U —
свободный (циклический) модуль ранга 1. При п > 1 рассуждаем по
индукции.
Рассмотрим в V свободный подмодуль V 1 — Kv<i 0 ... 0 K v n
ранга п — 1. Фактормодуль V = V /V ' свободный, с циклической
образующей щ щ 0 V . Он содержит подмодуль U = (U + V ' ) / V ' .
Если U = 0, то U С V ' , и тогда утверждение теоремы верно по
предположению индукции.
Если же U ф 0, то рассуждение, проведённое выше для случая
п — 1, показывает, что U обладает циклической образующей щ =
= щ 0 V , где щ е U.
Если ещё U П V = 0, то
U£ U У U = U 0 V r£ U У U = CL\U\ , Q-i £ if У и —CL\U\ £ V r У
=> и = a\U\ = > U = К щ — свободный модуль ранга 1.
Пусть, наконец, UP\V ф 0. По индукции подмодуль UT\V' свобод­
ного модуля V 1ранга п —1 обладает свободным базисом { , . . . , и ш},
где 0 < ш —l ^ n —1. Почти дословно повторяя проведённое выше
166 Гл. 4 • Кольца. Алгебры. Модули

рассуждение, убеждаемся в том, что {щ, U2, . .., иш} — свободный


АГ-базис для U. Действительно,
и Е U =Ф u = u + Vf eU = и = aixxi, а\ £ К = >
==> lx - aixxi Е U П V' => и - a iu i = CL2U2 + . . . + amxx„
= > и = aixxi + <221x2 + ... + amumi m ^ n.
Согласно предложению 3, ii) нам нужно убедиться в линейной не­
зависимости образующих га1 , ...,гхш. Но ^2i XiUi = 0 = > адгН =
= —J T >0 = 0 в V . Значит, Х \ — 0, поскольку щ — базис в
V , а так как {1x2 , . .., и} — свободный базис в [/П С , то
X2U2 + ••• + х jjiи jji — О У Х2 — • • • — Xffi — 0 . СИ

С л е д с т в и е . Каждый подмодуль модуля конечного типа над


кольцом главных идеалов сам является модулем конечного типа.
Д о к а з а т е л ь с т в о вытекает из теорем 1, 2 и из второй теоре­
мы об изоморфизме (теоремы о соответствии между подмодулями).
Достаточно несложно получить полное описание модулей конеч­
ного типа над кольцом К главных идеалов. Но самые интересные
случаи нами рассмотрены (периодические модули над Z и над Р [Х ]
в гл. 2 и в [ВА II, гл. 2, § 3]). Демонстрацию же единого модульного
подхода к другого рода задачам можно найти в списке дополнитель­
ной литературы.
3. Ц ел ы е э л е м е н т ы к ол ьц а. Пусть К — целостное кольцо. Эле­
мент t Е К называется целым (целым над Z), если t — корень нор­
мализованного многочлена Х п + a iX n_1 + ... + ап Е Ъ[Х\. В том
случае, когда К — конечное алгебраическое расширение поля Q или
же К — поле, порождённое всеми комплексными алгебраическими
числами, говорят о целых алгебраических числах , относя к ним, ес­
тественно, все элементы из Z. Легко видеть (см. также гл. 5), что
рациональное число t является целым алгебраическим тогда и толь­
ко тогда, когда t Е Z. Если, далее, а^и71 + aiixn_1 + ... + ап = 0,
то (аои)п + aoai(aoxx)n-1 + • • • + &oan = 0, а это значит, что любое
алгебраическое число, умноженное на подходящий элемент do Е Z,
становится целым алгебраическим числом.
Обращаясь к общему случаю, заметим, что К удобно трактовать
как Z-модуль. Любые элементы t \ X 2, • • • Хп £ К порождают в К
подмодуль K t \ + K t 2 + ... + K t n конечного типа. Если, в частности,
t — целый элемент и tn + ai£n_1 + ... + ап = 0, a* Е Z, то подкольцо
ЪЩ С К является Z-модулем конечного типа, поскольку ЪЩ — Z1 +
+ Z£+ ... + Z£n_1. Обратно: пусть Z[£] — Z-модуль конечного типа
с образующими щ , . .., vn Е К . Тогда соотношения
tvi = аци± + ai2V2 + ... + dinv n, 1 ^ i ^ п,
§ 3. Модули 167

с матрицей А = (aij) Е М п(Z) приводят к выводу, что линейная од­


нородная система
(t - а ц ) х 1 - <212^2 - ... - = О,

&п1%1 &п2%2 . . . Н- ®пп)^п —О?


рассматриваемая над полем отношений Q(K), имеет ненулевое реше­
ние (xi , . .., жп) = ( г д , . .., vn) (не все гд равны нулю, поскольку 1 Е
Е Z[£]). Значит определитель системы равен нулю (см. [ВА I, гл. 3])
и t — корень нормализованного многочлена /(Т ) = det(Ti? —А). Мы
доказали, что элемент t Е К является целым тогда и только тог­
да, когда подколъцо ЪЩ С К является Z -модулем конечного типа.
Т е о р е м а 3. Целые элементы кольца К образуют в К под­
кольцо.
Д о к а з а т е л ь с т в о . Пусть и, v Е К — целые элементы. Тогда
Z[u,v\= ZuV
i^n, j^m
— Z-модуль конечного типа. Так как Z — кольцо главных идеалов, то
следствие теоремы 2 (или непосредственная проверка) показывает,
что подмодули Ъ[и —г?], Ъ[ии\ тоже являются Z-модулями конечного
типа. Согласно приведённому выше критерию элементы и —г, uv
должны быть целыми. □
П р и м е р . К орень £ любой степени из 1 явл яется, очевидно, целым ал геб р аи ­
ческим числом. По теорем е 3 целочисленные линейные комбинации корней из 1
т а к ж е будут целыми алгебраи чески м и числами. В ч а стн о сти (см. д о к а за те л ь­
ство предлож ения из § 4 гл. 3), значения Хф (#), g Е G, характера хф любого
линейного представления Ф над С конечной группы G являются целыми алгеб­
раическими числами.

УПРАЖНЕНИЯ

1. Используя общие результаты о модулях над С[Х], наметить схему дока­


зательства теоремы о Ж Н Ф (см. [ВА II]).
2. Используя общие результаты о модулях над Z, наметить схему доказа­
тельства теоремы о конечно порождённых абелевых группах.
3. Пусть А = Р \ Х \ , . . . , Х п\ — кольцо многочленов от п переменных над
полем Р. Последовательность ( J i , . . . , / r) из г многочленов Д Е А называется
унимодулярной, если A f \ + A f 2 + . . . + A f r = А, т.е.

Ulfl + u2f2 + . . . + Urfr = 1 (*)


для некоторых щ £ А, 1 <С г <С г .
Пусть, далее, V — модуль конечного типа над А. В связи с некоторыми
тонкими вопросами из алгебраической геометрии французский математик
Ж .-П. Серр (1955 г.) выдвинул гипотезу
{V ф A s £* As+t =>• V = А*},
168 Гл. 4 • Кольца. Алгебры. Модули

которой была придана следующая изящная форма: всякое соотношение (*) можно
записать в виде равенства

/1 h fr
и21 U22 . . U2r
Ur 1 Ur 2 . . Urr
при подходящих Uij £ А. Это утверждение, несмотря на свою кажущуюся прос­
тоту, было доказано лишь в 1976 г. независимо А.А. Суслиным (Россия) и Д. Квил­
леном (США). Попробуйте это реализовать при небольших п и г.
Основная идея — изучить действие группы GL(r, A [ X i , . . . , Х п —\\) на мно­
жестве унимодулярных последовательностей и использовать индукцию по и. С
доказательством можно познакомиться по оригинальной статье: Суслин А. А. / /
ДАН СССР. — 1976. — Т. 229, № 5. — С. 1063-1066; или по докладу на семина­
ре Н. Бурбаки: Ferrand D .// Sem. N. Bourbaki, 28 erne annee, 1975/76, Juin 1976.
Изложение вполне элементарное. Какой ценой оно достигнуто, можно судить по
более раннему докладу на семинаре Н. Бурбаки: Bass Н .// Sem. N. Bourbaki,
26eme annee, 1973/74, Juin 1974. В указанной литературе содержатся постановки
нерешённых задач. Весь круг вопросов очень хорош для обсуждения на спецсе­
минаре.

§ 4. А л г еб р ы н ад полем

1. О пределения и прим еры ал гебр . Мы уже пользовались


понятием алгебры в самых разных ситуациях (см. гл. 1 § 1, а также
[ВА I, II]), поэтому определение ниже приводится фактически лишь
для полноты изложения.
О п р е д е л е н и е . Алгеброй (или линейной алгеброй) над полем Р
называется пара, состоящая из кольца (А,+,•) и векторного про­
странства А над Р (базисное множество А у кольца и векторного
пространства одно и то же; одинаковы также операция сложения +
и нулевой элемент 0). При этом
Х(ху) = (Ах)у = х(Х у)
для всех А £ Р, х , у £ А. Алгебра называется ассоциативной, если
ассоциативно кольцо (А, +,•). Размерность над Р векторного про­
странства А называется также размерностью алгебры А.
На алгебры переносятся, с незначительными уточнениями, основ­
ные понятия теории колец. Так, подалгеброй алгебры А считается
всякое подкольцо Р, являющееся одновременно подпространством
векторного пространства А. Если Т — подмножество в А, то
порождённая им подалгебра Р[Т] является пересечением всех
подалгебр в А, содержащих Т. Аналогичным образом определяют­
ся идеалы и факторалгебры по ним. Гомоморфизмами алгебр слу­
жат гомоморфизмы колец, являющиеся вместе с тем Р-линейными
отображениями.
§ 4 • Алгебры над полем 169

Центр Z(A) ассоциативной алгебры А определяется как мно­


жество всех элементов а G А, перестановочных с каждым элементом
из А: а G Z(A) ах — ха \/х G А. Очевидно, что центр Z(A) —
подалгебра в А. Равенство Z(A) = А имеет место тогда и только
тогда, когда А — коммутативная алгебра.
Если А — ассоциативная алгебра с единицей 1, то непосредст­
венно проверяется, что А • 1 G Z ( A ), причём соответствие Л i—^ Л *1
VA G Р, определяет мономорфное отображение Р в А. В этом смыс­
ле под алгеброй А можно понимать кольцо А вместе с выделенным
подполем, содержащимся в центре Z(A).
Приведём некоторые примеры ассоциативных алгебр.
1) Расширение F D Р конечной степени [F : Р] поля Р являет­
ся, очевидно, коммутативной ассоциативной алгеброй (с единицей)
конечной размерности dimp F = [F : Р\.
2) Кольцо многочленов К = Р \ Х i , . . . , X n] с коэффициентами в
поле Р несёт естественную структуру бесконечномерной коммута­
тивной ассоциативной алгебры над полем Р. Заметим, что
К —K q 0 К \ 0 К 2 0 ...
— прямая сумма конечномерных векторных подпространств К т од­
нородных многочленов степени т(К$ = Р), причём K iK j С Ki+j-
Алгебры подобного типа называются градуированными.
3) Коммутативная алгебра Х с (G) с единицей хъ порождённая
над С всеми характерами конечной группы G, имеет размерность г,
равную числу классов сопряжённых элементов в G.
4) Кольцо М п(Р) квадратных матриц порядка п с коэффициен­
тами в поле Р является алгеброй размерности п 2 над Р. Базисные
элементы {Eij | г, j = 1, 2,..., п} алгебры М п(Р) перемножаются
по правилу EikEij = SkiEij. Согласно теореме 4 из [BA I, § 3, гл. 2]
центр Z (M n(P)) = {АЕ} £* Р.
Назовём ассоциативную алгебру А с единицей центральной про­
стой над полем Р, если Z(A) = Р и в А нет двусторонних идеалов,
отличных от 0 и А.
П р е д л о ж е н и е 1. М п(Р) — центральная простая алгебра.
Д о к а з а т е л ь с т в о . Пусть J — идеал в М п (Р ), отличный от ну­
левого, и пусть

Если aw ф 0, то E st = aki~1E sk • а • Ец G J при любых зЦ = 1,..., п,


и, стало быть, J = М п(Р). □
Аналогичное утверждение справедливо для полной матричной ал­
гебры M n(D ) над произвольным телом D. Исключительно важная
170 Гл. 4 • Кольца. Алгебры. Модули

теорема Веддербарна, а в более общем контексте — теорема Вед-


дербарна-Артина гласит, что всякая конечномерная ассоциативная
простая алгебра над полем Р изоморфна M n(D), где натуральное
число п определено однозначно, а тело D (являющееся алгеброй ко­
нечной размерности над Р ) — с точностью до изоморфизма.
Матричная алгебра М п(Р) обладает ещё следующим универсаль­
ным свойством.
П ре д л о ж е н и е 2. Всякая п-мерная ассоциативная алгебра А
над полем Р изоморфна некоторой подалгебре в М/ДР), где к ^
^ п + 1.
Д о к а з а т е л ь с т в о . Будем сначала считать А алгеброй с 1 и
вложим её в М п(Р). С этой целью каждому элементу а Е А поста­
вим в соответствие линейный оператор L a : х i—> ах на векторном
пространстве А. Линейность L a является следствием билинейности
операции умножения в А. Так как, очевидно, L \ a = XL a, L a+b —
= L a + Ьь, Ь аъ — L aLb (ассоциативность) и L\ — £, то отображение
а н->>L a является гомоморфизмом. Его инъективность обеспечена су­
ществованием единичного элемента: а / 0 = > L a • 1 = а • 1 = а,
L a ф 0.
Пусть теперь А — алгебра без единицы. Введём в рассмотрение
векторное пространство А = Р 0 А и определим на нём умножение,
полагая
(А, а) (А', а') = (АА', аа' + Аа' + А'а).
Легко проверяется, что с этим законом умножения А является алгеб­
рой над Р с единичным элементом (1, 0).
Так как dimp А = dimp А + 1 = п + 1,то предыдущее рассуждение
позволяет вложить А , а вместе с тем и Л в Mn+i(P). □
Нетрудно усмотреть полное сходство в доказательствах предло­
жения 2 и теоремы Кэли [BA I] для конечных групп. В обоих случаях
используется регулярное представление. Более общо: под представ­
лением алгебры А над Р понимается любой гомоморфизм

A ^ C ( V ) = Endp(K),
где F Э Р — некоторое расширение поля Р. Другими словами, век­
торное пространство V над F снабжается структурой левого
A-модуля в смысле определений § 3, причём
(Аж) • v = х • (Ai?) VA G Р, х G A, v е V.
Выбрав в V какой-нибудь базис, мы придём, как и в случае групп, к
матричному представлению А — >M r (F ), где г = dimi?(K).
2 . А л геб р ы с делением (т ел а ). Как показывает сформули­
рованная выше теорема Веддербарна, изучение алгебр с делением —
важная составная часть общей структурной теории ассоциативных
§ 4 • Алгебры над полем 171

алгебр. Лемма Шура (предложение 2 из § 3) также подтверждает


это соображение. Прежде чем приводить какие-либо результаты об
алгебрах с делением, остановимся на одном вспомогательном утверж­
дении.
П р е д л о ж е н и е 3. В ассоциативной алгебре А (с единичным эле­
ментом 1) размерности п над полем Р каждый элемент а Е А яв­
ляется корнем многочлена /ла Е Р [Х ] степени ^ п. Элемент а Е А
обратим в точности тогда , когда /ла(0) ф 0. Если в А нет делите­
лей нуля , то А — алгебра с делением. Если поле Р алгебраически
замкнуто , то п — 1 и А — Р .
Д о к а з а т е л ь с т в о . В силу конечномерности А элементы 1, а,
а2, ... не могут быть все линейно независимыми над Р. Стало быть,
найдётся нормализованный многочлен /ла(Х) = Х т + а \ Х т~х + ...
... + а т наименьшей степени ш ^ п с коэффициентами а д Р такой,
что /ia(a) = 0. Если а ш ф 0, то соотношение /ia(a) = 0, переписанное
в виде
[ - a “ 1(am_1 + a ia m~2 + ... + a m_i)]a = 1,
показывает, что а — обратимый элемент.
Обратно: предположим, что а Е А не является делителем нуля, но
а т = 0. Тогда
{аш ^ + а \а ш + ... + (1т—\)а = 0 =/*
а171 1 + адат 2 + ... + а т—\ — 0,
что противоречит минимальности /ла(Х). Значит, а ш ф 0. В част­
ности, все элементы в А , не являющиеся делителями нуля, обратимы.
Если поле Р алгебраически замкнуто, то
iia ( x ) = ( x - c 1 ) . . . ( x - c m ), аеР,
откуда
(а - а)Ь = 0, b = (а - с2) .. .(а - сш) ф 0.
Отсутствие делителей нуля в А оставляет единственную возмож­
ность: т = 1 и а — с\ = 0 , а — с\ Е Р. Так как это верно для
любого элемента а Е Д, то А = Р. □
Мы видим, что свойства алгебры с делением существенно зави­
сят от основного поля Р. Естественно, что исторически алгебры с
делением над полем вещественных чисел Е вызывали особый инте­
рес. Существование поля С = Е + гЕ давало повод к поискам дру­
гих “гиперкомплексных” систем. В гл. 1, § 1, п. 5 была рассмотрена
алгебра кватернионов Н, являющаяся ассоциативной, но некомму­
тативной алгеброй с делением. Место, занимаемое кватернионами,
хорошо выявляется следующей замечательной теоремой с красивым
доказательством.
172 Гл. 4 • Кольца. Алгебры. Модули

Т е о р е м а 1 (Г. Фробениус). Над полем Е существуют лишь


три конечномерные ассоциативные алгебры с делением: Е, С и Н.
Прежде чем приступать к доказательству, остановимся на ад­
дитивной структуре алгебры с делением А. В рассуждениях ниже
существенно то известное нам из [BA I, BA II] обстоятельство, что
минимальный многочлен ра(£) (см. предложение 3) любого элемента
О ф а ^ Е должен быть неприводимым и, стало быть, квадратич­
ным. Заметим ещё, что ра(£) — есть не что иное, как минимальный
многочлен линейного оператора L a : х i—>ах на А. Более конкретно:
p x (t) — t — а или t 2 —2at + Д, а 2 < /3. Если х (fc Е, то, положив
у = х —а, будем иметь fiy(t) = t2 + (Д —а 2). Итак, каждый элемент
из А имеет вид а + у, где a Е Е, у — 0 или у2 — у < 0, 7 Е Е.
Л е м м а 1. Подмножество
А' = {и Е А | и2 Е Е, и2 ^ 0}
является векторным подпространством в А.
Д о к а з а т е л ь с т в о . Ясно, что u G i ' , a G Е = > аи Е А/, по­
этому достаточно убедиться в справедливости импликации гу и Е
Е А' => и + v е А' для непропорциональных векторов u,v.
Сначала проверим, что линейная зависимость и = av /3 с
<т, /3 Е Е невозможна. В самом деле, по условию uv ф 0 и
lx2 = у < 0, г2 = й < 0.
Поэтому
и = «г + /3 = > у — и2 — (av + Д)2 = а 2£ + 2af3v + Д2.
Так как г^ Е, то <тД = 0, т.е. а = 0 или Д = 0. Если а = 0, то и Е
Е Е, а если Д = 0, то и пропорционально v. Обе возможности заранее
исключались.
Итак, линейная независимость u,v Е А' приводит к линейной не­
зависимости 1,гу г. Оба элемента га + и, и — v — корни квадратных
уравнений, т.е.
(и + v )2 = р(-и + г ) + д, (гл —v )2 = г (га —и) + s, р, g, г, s Е Е.
Используя соотношения
(и ± г )2 = и2 ± (то + ига) + г2, и2 = 7 , V2 — S,
будем иметь
7 + й + (то + г?г&) = р(и + г ) + д,

7 + й —(то + vu) = г (га —v) + s.


Складывая, находим
(р + г)га + (р —r)v + (q + s — 2 j — 2S) = 0.
§ 4 • Алгебры над полем 173

Но, как мы видели, и , г, 1 линейно независимы, поэтому р = г = 0.


Стало быть, (га + -с)2 = q Е R, а так как и + г? ^ R, то q < 0. Это и
значит, что и + г? Е Д/, т.е. Д ' — подпространство в А □
Д о к а з а т е л ь с т в о т е о р е м ы 1. Для и е А' пишем и2 = —q(u ),
где q(u) G i n q(u) ^ 0. Кроме того, q(u) = 0 и = 0. Очевидно,
g(cm) = a 2q(u) и
/( н , г) := д (н + г ) — д (н ) — g(i?) = —(гш + vu)
— симметричная билинейная форма на Д, отвечающая положительно
определённой квадратичной форме q.
Если А = Е, то рассуждения заканчиваются. Пусть А ф Е. Тогда
А 1 ф 0, и мы можем выбрать вектор i Е А с q(i) = 1, т.е. i2 = —1.
С точностью до изоморфизма получаем равенство R[i] = С = R+ Ri.
Если А = С, то наши рассуждения снова заканчиваются.
Считаем А ^ С. Тогда А' ^ Ri, и можно выбрать элемент j Т Ri,
g(j) = 1. В этом случае j 2 = - 1 и ij+ ji = - / ( i, j) = 0, так что ij = —ji.
Полагая k = ij, получим k2 = —1, ik + ki = 0 = jk + kj. Следователь-
но, k E А' и k_Li,j. Стало быть, 1, i, j, k линейно независимы и
R + Ri + R j + R k = H
— алгебра кватернионов.
Если А ^ Н, то существует 1 Е А' с g(l) = 1 и l_Li,j,k. Другими
словами,
И = -il, lj = - jl, lk = -k l.
Однако в силу ассоциативности умножения в А первые два соотно­
шения дают
ik = i(ij) = (ii)j = -(ii)j = -i(ij) = i(ji) = (ij)i = и .
Получается противоречие с третьим соотношением. Значит, А =
= е. □
З а м е ч а н и е . Сравнительно недавно на основе глубоких тополо­
гических соображений было доказано, что над R всякая конечно­
мерная алгебра с делением (не обязательно ассоциативная ) имеет
размерность 1, 2, 4 или 8. Все возможности реализуются.
В начале XX века Веддербарном был получен результат о конеч­
ных телах, имеющий важное значение для геометрии. Эту теорему
мы сейчас докажем, опираясь, правда, на некоторые элементарные
свойства круговых многочленов ФП(Х), устанавливаемые в следую­
щей главе. Порочного круга при этом не возникнет.
Т е о р е м а 2 (Веддербарн). Каждое конечное ассоциативное
кольцо с делением коммутативно , т.е. является полем.
Д о к а з а т е л ь с т в о . Пусть D — конечное кольцо с делением, Z =
= Z(D) — его центр. Очевидно, что Z — поле и D — конечномерное
174 Гл. 4 • Кольца. Алгебры. Модули

векторное пространство над Z:


D = Ze 1 + Z &2 + ... + Z en.
Согласно результатам, устанавливаемым в гл. 5, § 2, Z = ¥q для неко­
торого q = pm, так что |D| = qn. Пусть, далее, х Е D \ Z. Перестано­
вочные с х элементы образуют множество С{х) = {у Е D \ ух = ху},
замкнутое относительно операций сложения и умножения. Другими
словами, С(х) — подалгебра с делением в D, содержащая Z. Если
qd — число элементов в С(х), то d = d(x) — делитель n, d < п,
поскольку, интерпретируя D как левое векторное пространство
D = C { x ) h + ... + О Д / Г
над С(х), мы имеем qn = \C(x)\r = qdr. Заметим теперь, что
Z* — центр мультипликативной группы D*, а (qn —1)/(qd —1) =
= (D* : С(х)*) — число элементов, сопряжённых с ж в D*. Поэтому
формула (2') из § 3 гл. 1 принимает вид

где d пробегает некоторое множество делителей п, меньших п.


Свойства кругового многочлена ФП(Х) (см. упр. 6 из § 2 гл. 5) по­
казывают, что целое число Фп(д) делит как qn —1, так и
(iqn — 1)/(qd — 1) при с? | гг, d < п. В таком случае согласно (*)
Фп(д) | (q —1), а это влечёт (см. упр. 7 из § 1) равенство п — 1 и,
стало быть, коммутативность D = Z. □
3. Групповые алгебры и модули над ними. В связи с регу­
лярным представлением конечной группы G в § 1 из гл. 3 вводилось
векторное пространство (е9 \ g € G) над полем К . Мы превратим
его теперь в i f -алгебру, полагая едец = е9ц и распространяя это
правило по линейности на произвольные “векторы” ^ o i g e g , a g Е К .
Для упрощения записи ед обычно заменяют на д и рассматривают
множество К [G] всевозможных формальных сумм ^2 otgg, а д Е К . По
определению
У ^ а д9 — У ^ @д9 ^ ^ а д — Рд Vд Е G.
д д
Операции над формальными суммами

Е а з9 + Е + Ря)9,
д д д

(1)
д д
§ 4 • Алгебры над полем 175

задают на K[G\ структуру ассоциативной алгебры. Принято назы­


вать K[G\ групповой алгеброй конечной группы G над полем К.
Базисными элементами пространства K[G\ служат формальные про­
изведения 1 • g, g G G, отождествляемые с элементами g Е G;
dim^ K[G\ = |G|. Таким образом, группа G считается вложенной в
алгебру K[G\. Единичный элемент е Е G является единицей в K[G\.
В том случае, когда К — коммутативное ассоциативное кольцо с
единицей, получается групповое кольцо K[G ] группы G над К.
Кроме того, аналогичная конструкция применима к произволь­
ной, не обязательно конечной группе G, если условиться рассмат­
ривать лишь суммы J 2 a gg с конечным числом отличных от нуля
коэффициентов. Удобно также интерпретировать S = ^ a gg как
функцию на группе G (со значениями S(g) = a g в КГ), равную почти
всюду нулю (т.е. с конечным числом отличных от нуля значений).
При этом формулам (1) отвечают операции поточечного сложения
(Si + s 2)(g) = s 1(g) + S2(g)
и свёртка функций
S2 = Si * S2, S3(u) = J 2 S i ( g ) S 2(g~1u).
9
Теория групповых колец — обширный раздел алгебры, имеющий
собственную проблематику, но для нас K[G\ — лишь иллюстрация
общих понятий, введённых в последних двух главах.
Т е о р е м а 3. Существует взаимно однозначное соответствие
между К[С\-модулямщ являющимися конечномерными векторными
пространствами над полем К, и линейными представлениями груп­
пы G.
Д о к а з а т е л ь с т в о . Пусть (Ф,У) — представление группы G.
Продолжим Ф по линейности на элементы из K[G\, определяя

$ ( У а 9з) = У а дФ(д),
И положим
(У а з ё ) o v =У a 9 $ ( g ) v Vvev.

Операция о вводит на V структуру KTfGJ-модуля в обычном пони­


мании этого слова. Заметим, что

(У а 99) ° (>) = «афЫ(Лг;)=У ( Х д Щ Ф =


= Л(У «9ФЫ«) = Л((У а 9д) °Д
т.е. умножения на скаляры в У и в K[G\ согласованы. Пару (Ф,У)
естественно называть линейным представлением алгебры K[G\.
176 Гл. 4 • Кольца. Алгебры. Модули

Обратно: если V — векторное пространство над К , являющееся


модулем над K[G\ с действием

( Е а я 9 ^ ) ^ ( X a gg^j ov,
то, полагая
= ( E a^ ) ° v>
мы определим гомоморфизм Ф : K[G\ — >Епс1к(С) (т. е. представ­
ление алгебры K[G]), ограничение которого Ф = Ф \о на G даст нам
представление группы G. □
В соответствии с теоремой 3 пространство представления V груп­
пы G часто называют модулем представления группы G или, корот­
ко, — G-модулем. Соответствующие терминологические изменения
касаются других понятий теории представлений.
Пусть, далее, G — конечная группа, К = С — поле комплексных
чисел. Согласно результатам гл. 3 каждый неприводимый (или, гово­
рят ещё, простой) G-модуль над С (т.е. CfGJ-модуль) с характером
Xi изоморфен некоторому левому идеалу Ji алгебры C[G] (см. в этой
связи пример 4 из § 3). Если dimc[G] = щ, то C[G] содержит прямую
сумму
A i = t/^i 0 ... 0 Ji,m

левых идеалов, C[G]-изоморфных J = J^i. Выбирая в каждом классе


изоморфных левых идеалов по одному представителю Ji , мы можем
написать разложение
C[G] = А\ 0 И2 0 ... 0 А г, (2)
соответствующее разложению регулярного представления группы G.
Заметим, что каждая из компонент А{ определена однозначно.
Если теперь J — минимальный левый идеал алгебры C[G] и t G
G C[G], то J t — тоже минимальный левый идеал (возможно, нуле­
вой). Стало быть, отображение ip : J — > J t , определённое соот­
ветствием v I—у vt (v G J), является либо нулевым отображением,
либо CfGJ-изоморфизмом, поскольку xv G J для любого х G C[G] и
ip{xv) = (xv)t = x(vt) = xip(v). По этой причине J С Ai = > J t С
С Ai Vt G C[G] и, следовательно, Ai — двусторонний идеал в C[G].
Разложение (2) прямое, так что
г Фj = 0 AiAj С Ai П Aj = 0.

Мы собираемся получить более точную информацию о разложе­


нии (2), опираясь на развитую в гл. 3 теорию характеров. Вначале
найдём центр Z(C[G]) групповой алгебры C[G]. По определению
х G Z(C[G]) zg = gz У де G.
§ 4- Алгебры над полем 177

Если 2 = J2heG 7hK то


= 9 (^ih h ) = =
tEG h h tEG

откуда 7 a-if = 7ts-i Vi 6 G. Положив i = gh, получим = ^ghg- 1 .


Это значит, что
Z(C[G]) = (irb X2, . . . , X r)c ,
где
K i = '^ 2 g , % i= g f , г = 1,2,..., r (3)

(#ъ #2 ?• • • ?<7r — представители классов сопряжённых элементов груп­


пы G). Понятно, что Х 2 , . .., if r — линейно независимые элемен­
ты, и, стало быть, dime Z(C[G]) = г.
Каждому элементу а Е А{ поставим в соответствие линейный опе­
ратор L a \ действующий на минимальном левом идеале Ji = «Тщ по
правилу L a \ v ) = аг, v Е Ji . Так как, очевидно,

то (^ : а нэ La ^ — гомоморфизм алгебры А* в алгебру эндоморфиз­


мов EndcJi — M n . ( С ) . Предположим, что 0 ^ a G Кег<р, т.е. a J i = 0 .
Все левые идеалы CfGJ-изоморфны, и если pj : Ji — »• —
изоморфизм, то
aJi j = cupj(Ji) = ap)j(eJi) = <^-(a • eJi) = ^j(O) = 0.
Значит, aHf = a «Тщ 0 ... 0 a = 0, а в таком случае и aC[G] = 0,
поскольку а £ Ai = > аА,- = 0 для всех j ф г. Однако ае = а ф
Ф 0. Полученное противоречие показывает, что К етр = 0. Стало
быть, р — мономорфизм, а так как dim Ai = п\ — dim M ni ( С ) , то
ч>
Ai = M ni ( С ) . С учётом предложения 2 мы приходим к следующей
теореме о строении групповой алгебры C[G].
Т е о р е м а 4. Групповая алгебра C[G] конечной группы G над
полем комплексных чисел С разлагается в прямую сумму (2) прос­
тых двусторонних идеалов, изоморфных полным матричным алгеб­
рам:
C[G] 9* М П1 ( С ) 0 М П2( С ) 0 ... 0 М Пг ( С ) .

В частности, групповая алгебра абелевой группы порядка п над С


изоморфна прямой сумме п экземпляров поля С .
С л е д с т в и е (теорема Бернсайда). Пусть Ф — неприводимое
матричное представление степени п над С конечной группы G.
Тогда среди матриц Фд имеется п 2 линейно независимых , т.е.
<ф*| g £ G ) c = M n(£). □

12 А.И. Кострикин
178 Гл. 4 • Кольца. Алгебры. Модули

Строение центра Z(C[G]) как коммутативной подалгебры в C[G]


полностью определяется структурными константами — целыми
числами vh-
о из соотношений
г
K i K j = 'Y^nljKg. (4 )
s=1
Имея в виду выражение (3) для легко понять, что п|- — число
пар (g,h), g G 3Q, h G X/, для которых gh = gs G Выберем в
Z(C[G]) другой базис

= ]77 X Xi(9s)Ks = Ij^^igeGX


I I S— 1
1 ^ i ^ r. (5)

Здесь, как и в § 5 из гл. 3, X i ?• • • ,Хг — характеры неприводимых


представлений, n i , . .., п г — их степени. Обратный переход соверша­
ется по формуле
K s =
2=1 2

Чтобы убедиться в этом, нужно воспользоваться соотношением (4)


из § 5 гл. 3. Оно же показывает, что

Х > = 1 7 7| Х з Х п< Х < ^ 0 = i 4 X « X » ( e ) » ( f f ) =


i= l I I 2 I I geG i
= ± e \ C G(e)\=e.

Далее, применяя обобщённое соотношение ортогональности из упр. 1


§ 4 гл. 3, мы находим

IiIj = X Xi(g)xj(t)gt = ^ heG


g,teG
Х{щ g£G
X =
= ^ £ « д а ь -1= а д -
|CT| ni
Таким образом, центральные элементы /^, вычисляемые по форму­
ле (5), удовлетворяют соотношениям
е = h + h + • • • + 7r ,
Д = /ь 2^=0,
и называются по этой причине центральными ортогональными идем-
потентами групповой алгебры C[G]. Соотношение е = 1\ + .. . + / г —
условие полноты этой системы. Положив В{ — /^C[G], мы немедлен­
но обнаруживаем, что — двусторонний идеал в C[G] с единичным
§ 4 • Алгебры над полем 179

элементом С и что имеет место разложение в прямую сумму


(С[£г] —В\ 0 В 2 0 ... 0 В г. (7)
Непосредственно из (5) следует, что

Xj(Ii) = n ~ J 2 x i ( g ) X j ( 9 ) = riiSij.
' ' 9
Поэтому B i содержит минимальный левый идеал J С й*, отвечаю­
щий характеру х%- Так как и В i — двусторонние идеалы, то Ai С
С Bi. Сравнивая разложения (2) и (7), мы заключаем, что Ai = Bi.
Итак, доказан усовершенствованный вариант теоремы 3.
Т е о р е м а 5. Элементы То 1 ^ г ^ г, вычисляемые по форму­
ле (5), образуют полную систему центральных ортогональных идем-
потентов групповой алгебры C[G] конечной группы G. Простая
компонента IiC[G\ прямого разложения
C[G] = hC[G] 0 I2C[G\ 0 ... 0 JrC[G],
изоморфная полной матричной алгебре Mn.(С), содержит все ми­
нимальные левые идеалы, отвечающие характеру Xi-
Всю теорию представлений групп можно развить, исходя из тео­
ремы Веддербарна-Артина (см. п. 1) и из общей структурной теории
групповых алгебр (её заключительный вывод для конечных групп
сформулирован в теореме 3). Мы шли в обратном направлении, опи­
раясь по существу лишь на лемму Шура.
В заключение докажем два полезных утверждения о степенях и
значениях характеров неприводимых представлений.
Т е о р е м а 6. Степень п неприводимого представления (Ф,У)
над С конечной группы G делит порядок \G\.
Д о к а з а т е л ь с т в о . Пусть Ф — соответствующее представле­
ние групповой алгебры C[G]. По лемме Шура (предложение 3 из § 3)
линейный оператор Ф(АГД, перестановочный со всеми Ф(д), ^ G G, и
потому принадлежащий Endqcf] (У), должен быть кратен единично­
му оператору: Ф(АГД = с^£. Имеем
nuJi = trcjj£ = tr Ф(.К'г) = У 0 Ф (h g ih - 1 ) = |3Q| Хф(Эг),
h
откуда
_ |ХФ(di)
UJi — --------- .
n
Применяя Ф к соотношениям (4), получим
г
UWj =
k= 1

12 *
180 Гл. 4 • Кольца. Алгебры. Модули

Стало быть, Z[cjJ — подмодуль Z-модуля Z[cji, . .., шг\ конечного ти­
па и согласно результатам п. 3 из § 3 сUi — целое алгебраическое
число. По тем же причинам

■— " = "— "(Х ф I Х ф )g = - 5 ^ Х ф Ы х ф Ы =


п п п
9
I г _____ _____
= n Х ф i.9i) Х ф i.9i) = $ ^ Х ф Ы
2=1

— целое алгебраическое число. Значит, |G |/n Е Z. □


Л е м м а 2. Пусть А — циклическая группа и х — её характер,
возможно, приводимый. Положим S = {а Е Д| Л = (а)}. Допустим ,
ш о x ( s ) ^ 0 Vs Е S. Тогда

E w s)i2 ^i^i-
ses
Д о к а з а т е л ь с т в о . Пусть п = |Д| и Т — поле разложения мно­
гочлена Х п —1 над Q. В следующей главе изучается группа Галуа
G = G alF/Q и действие G на характерах. Для наглядности будем
изображать это действие экспоненциально. Если а Е G и £ — корень
степени п из 1, то (Д = £ш, НОД(ш,п) = 1. Далее, х(5) = Ci + • • •
• • • + Ofe? Cf — 1? и п0 определению
хДв) = СГ + ... + СГ = х(вт )-
Группа G абелева и н->- а, а Е F, — тоже элемент из G, так что
а а = (суД, а е F, а е G. Таким образом,
|а а \2 = = аХ(сбД = ( аа) (Т = d al2)0",
(lxWI2r = l x ( O I 2, НОД(ш,п) = 1
(ш зависит только от а).
Заметим, что s Е S => sm Е 5, если НОД(ш,п) = 1. Кроме
того, х I—у х т — биекция на А , являющаяся перестановкой. Значит,
rises 1х(Д)|2 — инвариант относительно G, а потому является ра­
циональным числом. Вместе с тем это целое алгебраическое число.
Таким образом, это число должно лежать в Z. По условию х(5) Ф 0,
поэтому f l seS |x(s)|2 ^ 1. Но

2=1 2
для любых положительных вещественных чисел г \ , . . . , . В нашем
случае
т4 г £ 1 х (8)12 ^ 1 - □
§ 4 • Алгебры над полем 181

Т е о р е м а 7 (У. Бернсайд). Пусть G — конечная группа , % Е


Е Irr(G). х(е) > 1? то х(д) = 0 жешл бы для одного g Е G.
Д о к а з а т е л ь с т в о . Расщепим G на классы, назвав два элемента
из G эквивалентными, если они порождают одну и ту же цикличес­
кую подгруппу в G. Предположим, что х(д) Ф 0 для любого g Е G.
Тогда по лемме 2
E lx M l2 ^ !
ses
для каждого класса эквивалентности S. Суммируя по всем классам
эквивалентности неединичных элементов, получим неравенство
Е | х Ы | 2 ^ |G| - 1.
Эфе
Таким образом,
К?| = Е 1 х О ? )|2 ^ К ? | - 1 + х (е )2,
geo
откуда х ( е) ^ 1 — противоречие. □
С л е д с т в и е . Если группа G совпадает со своим коммутан­
том G ' , то

\G \ - f l K i = ( П ^ | ) Е ^ (8)
i=1 i=1 1=1
(m.e. центральные элементы Y U ^ i u us Q[G] пропорциональ­
ны).
Д о к а з а т е л ь с т в о . Пусть g i , . . . , g r — представители классов
сопряжённости , . . . , %г и К \ , . . . , К г — суммы элементов из
X l, ... , Хг. Мы знаем (см. (4)), что
г
К ,к , = Е « { ^ .
1=1

w(Ki)u{Kj ) = Y , n li jio{Kl),
I
где oo(Ki) = x (g i) \^ i\/x ( e) — целое алгебраическое число. Умножая
обе части соотношения
хЫ хЫ = Y ^ niijX{gi) |эс,|

на x(ds) и суммируя по х> получаем формулу для структурных кон­


стант ____
_ |JCj||JCj| у л x(9i)x(9j)x(9s)
( 9)
ij \G\ ^ Х (е)
182 Гл. 4 • Кольца. Алгебры. Модули

По аналогии с (9), положив


г г
П K i^ N iK t,
г=1 1=1

будем иметь

x ( g i ) - - - x ( f l r ) r n = i I^QI
X > x G » )|K j|,
x ( e ) r_1 1=1

так что
Пг 1^1 у' хЫ •■-x(9r)x(9s) (*)
\G\ A x(e)*-1

Если теперь G = G ', то все характеры, кроме la , имеют степень


больше 1 (теорема 5 из § 5 гл. 3) и x (9i )x (92) ■■•x ( f l v ) = 0 для х Ф 1g
по теореме 6. Непосредственно из формулы (*) имеем N s = г| • 1
Vs, т.е. то, что нужно. □

З а м е ч а н и е . Пусть А — любая (т.е. не обязательно ассоциатив­


ная) алгебра произвольной размерности над полем Р. Каждым трём
элементам x , y , z G А поставим в соответствие выражение (x,y ,z) =
= (xy)z —x (y z ), называемое их ассоциатором. В зависимости от
тождественных соотношений, связывающих ассоциаторы или иные
выражения, получаются различные типы (как ещё говорят, прими­
тивные классы, многообразия) алгебр. Примерами служат:
1) ассоциативные алгебры (x,y ,z) = 0;
2) альтернативные алгебры (х,х,у) = 0 = (г/, ж, ж);
3) йордановы алгебры (ж,?/, х 2) = 0, ху —ух = 0.
По этому аксиоматическому пути можно, очевидно, двигаться не­
ограниченно. Замечательно, однако, что многие классы неассоциа­
тивных алгебр возникли естественным путём в областях, далёких
от алгебры как науки. В качестве наиболее ярких примеров следу­
ет назвать йордановы алгебры, пришедшие в математику, как упо­
миналось в [ВА II], из квантовой механики (от физика Иордана),
и алгебры Ли, предназначенные первоначально исключительно для
описания (при определённых условиях) локальной структуры топо­
логических групп (Софус Ли — один из крупнейших математиков
XIX века). Об алгебрах Ли речь уже шла на страницах книги, и они
будут фигурировать снова в следующем параграфе.
§ 4 • Алгебры над полем 183

УПРАЖНЕНИЯ

1. Алгебра обобщённых кватернионов. Показать, что таблицей умножения


1 е\ е2 е3
1 1 е\ е2 е3
е\ е\ п е3 пе2
е2 е2 -е 3 т —те 1
е3 е3 —пе2 те 1 —пт
с п , т Е Z, пт ф 0, на четырёхмерном векторном пространстве Н(п, т) =
= (1, ei, e2,e 3)<Q над Q вводится структура ассоциативной алгебры с единицей.
Использовать для этой цели представление
хо + X iy /n Х ‘2 \ / г п + хзу/ пт
х = хо + ajiei + ж2е2 + ж3е3 ^ А х
Х 2‘ у/гЛ, — Ж3 у/ n m XQ — X I у / п

Определитель det А х — х q —х \ п —х \ т + х \ п т называется нормой элемента х.


Проверить, что при выполнении условия х Е H( n, m) , х ф 0 = > N{x) ф О
пространство Ш(п,т) является алгеброй с делением (обобщённой алгеброй ква­
тернионов). Используя понятия и результаты упр. 7 из § 2, показать, что при
простом р = ± 3 (mod 8) алгебра Н (2,р) будет алгеброй с делением.
2. Пусть А — алгебра с единицей 1 над К. Пусть на А задана операция со­
пряжения х ж, обладающая свойствами ж = ж, ху = ух. Снабдим пространство
А 0 А = {(ж,?/) | х , у Е А} билинейной операцией умножения
(ж, у)(и, v) = (хи —vy, уи + vx).
Получается алгебра, называемая удвоением алгебры А.
Проверить, что С — удвоение алгебры R, а I — удвоение алгебры С. Уд­
воение алгебры Н называется алгеброй Кэли Са.
Проверить, что Са — некоммутативная и неассоциативная алгебра. Выра­
зить в явном виде операцию сопряжения на Са.
3. Рассмотреть F2n как векторное пространство V размерности п над F2 .
Наряду с операцией сложения, наследуемой из F2n , ввести на V операцию умно­
жения (х,у) ь-)►х о у = уфху. Здесь х i—» у/х — автоморфизм на F2n , обратный к
х 1-» ж2, так что у/х + у = у/х + y/ у . Показать, что (У, +, о ) — коммутативная
(неассоциативная) алгебра над F2 , обладающая свойствами: а) в У нет делителей
нуля и нет единицы; б) уравнение а о х = b с а ф 0 однозначно разрешимо;
в) группа автоморфизмов Aut(y) действует на У \ {0} транзитивно.
4. В любой алгебре выполняется тождество для ассоциаторов
К ж, у , z) + (С ж, y)z = (t x , у , z) - (t, х у , z) + (t, ж, yz).
Убедиться в этом прямой проверкой и показать, что если в алгебре А с едини­
цей 1 над полем Р для всех ассоциаторов имеет место включение ( x , y , z ) Е Р - 1,
то А — ассоциативная алгебра.
5. Пусть G и Н — конечные группы и C[G] = С[Н] — изоморфизм С-алгебр.
Можно ли утверждать, что G = Н?
6 . Пусть Ф — комплексное матричное неприводимое представление степени
п конечной группы G. Доказать, что если
t r { C Фж} = 0 Уж E G ,
где С — постоянная (п х п)-матрица, то С = 0.
184 Гл. 4 • Кольца. Алгебры. Модули

§ 5. Н еп р и в од и м ы е м одул и н ад а л г е б р о й Л и sl(2)
1. Исходный м атериал. Напомним, что в алгебре Ли L над по­
лем Р произведение элементов х ,у Е L принято обозначать [ж, у\ или
ещё проще [ху]. По определению алгебры Ли билинейная операция
(х,у) н->> [ху] удовлетворяет двум требованиям:
i) [хх] = 0 ([ху] = —[ух] — антикоммутативность );
и) [[жг/]г] + [[j/г]ж] + [[гж]г/] = 0 (тождество Якоби).
Мы знаем также из [ВА II], что если А — ассоциативная алгебра
над полем Р, то на векторном пространстве А можно задать струк­
туру алгебры Ли L (A ), полагая [ху] = ху — ух (коммутатор двух
элементов).
Пусть, в частности, А = Endp(V) = £(У) — алгебра всех линей­
ных операторов конечномерного векторного пространства V над Р.
Любой гомоморфизм
<р: L — >L(&(V))
называется представлением алгебры Ли L. В соответствии с тер­
минологией предыдущих параграфов пространство представления V
называется также L -модулем (или модулем над алгеброй Ли L). Фор­
мально L-модуль задаётся тремя аксиомами:
LI) х(аи + /3v) = ахи + fdxv;
L2) (ах + fiy)v = axv + fiyv]
L3) [xy]v = x(yv) —y(xv).
На самом деле каждый L-модуль является модулем над универ­
сальной обёртывающей алгеброй U(L) — ассоциативной алгеброй,
порождаемой L (теорему Биркгофа-Витта на этот счёт мы не фор­
мулируем).
П р и м е р 1. Дифференцированием произвольной алгебры А (не обязательно
ассоциативной) над полем Р называется дифференцирование D кольца (А , •):
Ъ{и + v) = Т>(и) + D (v), Ъ{и • v ) = Т>(и) • v + и • D (v), u, v Е А,
перестановочное с действием констант из Р: D(Aа) = AD(a), А Е Р, а Е А. Умно­
жение
[D 1 D 2] = T>iT>2 —^ 2 ^ 1
наделяет множество всех дифференцирований Der(A), являющееся векторным
пространством над Р, структурой алгебры Ли.
Если, в частности, А = Р[Х] — алгебра многочленов, то Der(A) состоит из
дифференцирований D u , и Е А, действующих по правилу

Ф и (/) = и А = и /'.

По определению

[ФиХ>„](/) = Ф Ц ХЩ ) - Ф Ц Ф Щ = ‘D u(vf' ) - T>v (uf') =


= u(vf ' Y - v ( u f ' y = u ( v ' f + v f " ) - v(u' f + u f ” ) = (uv' - u’v ) f .
§ 5. Неприводимые модули над алгеброй Ли 51(2) 185

Следовательно,
[D ltD -u] — ^ u v ' - и ' V)

и мы видим, что алгебра Der(A) изоморфна бесконечномерной алгебре Ли (А, [*


*, *]) с базисным пространством А и умножением [uv\ = uv' —u'v. Положив =
= (Х г+1)р , мы получим разложение А в прямую сумму

А — 0 А(0) 0 А(-_l) 0 2) 0 •••,

обладающее свойством г р а д у и р о в а н н о й а л г е б р ы Л и

[^(гр ^(j)\ ^
(ср. с примером 2 из п. 1 § 4). Алгебра Ли ( К , [*,*]) действует на векторном
пространстве К двумя способами: 1) ( a , / ) ь-» а /' ( е с т е с т в е н н о е д е й с т в и е );
2) (а, / ) 1-» a f —a' f ( д е й с т в и е п р и с о е д и н ё н н ы м и э н д о м о р ф и з м а м и ) . В результате
получаются два неизоморфных (А, [*, *])-модуля.

П р и м е р 2. Трёхмерное вещественное пространство


su(2) = (kb k2, k3)E
косоэрмитовых матриц с нулевым следом наделено структурой алгебры Ли.
Соотношения
[kik2] = k3, [k2k3] = kb [k3ki] = k2
в точности повторяют правила векторного произведения векторов в М3.
Из общей теории представлений компактных групп следует, что
между неприводимыми представлениями группы SU(2) и её алгебры
Ли su(2) имеется взаимно однозначное соответствие. Интуитивно
это можно понять, приняв во внимание непрерывность представ­
ления группы и рассмотрев в линейной оболочке операторов Ф(^)
(где gt — зависящий дифференцируемым образом от t Е R элемент
группы SU(2); до = е) линейный оператор 6Ф(gt)/dt |г=о5 уже со­
держащийся в алгебре su(2). Чтобы подтвердить полноту списка не­
приводимых представлений группы SU(2), которые были получены в
§ б гл. 3, нам нужно убедиться в том, что для любого натурального
п имеется с точностью до изоморфизма ровно один неприводимый
яи(2)-модуль размерности п над С. С этой целью удобно перейти с
самого начала от вещественной алгебры Ли su(2) к её “комплекси-
фикации”, совпадающей с алгеброй Ли L = 51(2) = яи(2) 0 ^ С всех
комплексных 2 0 2-матриц с нулевым следом. Базисные элементы
e_i = к) - гк2, е0 = 2гк3, е\ —ki + гк2
алгебры L перемножаются по правилам
[e_i ei] = во, [eoe_i] = —2e_i, [eoei] = 2е\. (1)
Забыв на время о происхождении L, можно считать, что L = (e_i, во,
ei) — абстрактная трёхмерная алгебра Ли над С с таблицей умноже­
ния (1). Легко проверить, что L — простая алгебра Ли. Стало быть,
любой её неприводимый модуль размерности > 1 будет точным.
186 Гл. 4 • Кольца. Алгебры. Модули

2 . В еса и к р а т н о ст и . Пусть вначале V ф 0 — произвольный


L-модуль конечной размерности над С, и пусть Е - i, E q, Е\ — линей­
ные операторы (или матрицы при фиксированном базисе) на V , отве­
чающие соответственно элементам e_i,eo,ei. В теории представле­
ний алгебр Ли установилась своя терминология, которой мы будем
придерживаться.
О п р е д е л е н и е . Собственное подпространство
V х = { v £ V \ E 0v = Xv}
оператора E q V с собственным значением А Е С состоит из векто­
в

ров, о которых принято говорить, что они имеют вес А. Размерность


dim CA называется кратностью веса А.
Л е м м а 1. Если v Е УА, то
Е ги Е УА+2, Е-гУ е V х- 2
(Ei — “повышающий” оператор, а Е_\ — “понижающий”).
Д о к а з а т е л ь с т в о . В соответствии с аксиомой L3) имеем
E q(E i v ) = [EqE ^ v E i (E qv) = 2E\V E\(Xv) = (Л -Ь 2)E\v^
так что по определению E \v Е УА+2. Аналогично,
E q( E - i v ) = (Л —2)E—iv. П
3. С тарш ий в ек тор . Из [BA II] известно, что векторы, от­
вечающие различным собственным значениям, линейно независимы.
Поэтому сумма

Л
прямая. Из леммы 1 следует также, что W является L-подмодулем в
V. Так как W / 0, то в случае неприводимого L-модуля V должно
выполняться равенство W = V.
О п р е д е л е н и е . Вектор Vo Е V назовём старшим вектором ве­
са А, если Vo ф 0 и
E\Vo = 0, E qvо = Xvo.
Л е м м а 2. Любой конечномерный L -модулъ V обладает старшим
вектором.
Д о к а з а т е л ь с т в о . Возьмём произвольный (ф 0) вектор v ве­
сами построим последовательность векторов v ,E \v , E \ v , ... с весами
/i, /i + 2, /i + 4,... (см. лемму 1). Так как dim V < оо, то E™+1v = 0
для некоторого т. Взяв т минимальным, мы можем положить Vo =
= Е'фи, X = fi + 2m. □
Л е м м а 3. Пусть Vn — векторное пространство размерности
п + 1 над С с фиксированным базисом (г?о, Щ,. .., vn), E i ,E q, E i —
§ 5. Неприводимые модули над алгеброй Ли 51(2) 187

операторы, определённые формулами


E —iv m = (ш +
E 0Vm = (п - 2rn)vm, (2)
Eivm — (га ш 1 ) иjji—15

где V-i = 0 = r n+i. Тогда Vn — неприводимый Ь-модулъ.


Д о к а з а т е л ь с т в о . Прямая проверка показывает, что выполне­
ны соотношения
Е\ (E _ivm) E —i(^Eivm) = E^v m,
Е 0(E _ivm) E —i (EQVm) = 2E _irum,
-E'O -E^l (-E 'O '^ m ) = 2 £ /i Гт ,

согласующиеся с таблицей умножения (1) и с аксиомами L-модуля.


Так как E \v о = (n 0 l)r_i =0 , E qVq = шдь то Vo — старший вектор
веса п, а всё пространство Vn записывается в виде прямой суммы
Vn = v n (В V п~2 0 ... 0 V ~ n (3)
одномерных весовых подпространств у п~2т = (vm) (каждый вес
имеет кратность 1).
Предположив существование подмодуля U / 0 в Vn, мы возьмём
любой собственный вектор и G U оператора E q. Согласно разложе­
нию (3) и = Xvm для некоторого т. Последовательное применение
повышающего оператора Е\ (см. формулы (2)) даст нам включения
vm- i G U ,..., Vo G U, а посредством понижающего оператора Е - \
мы получим из старшего вектора Vo все остальные векторы. Значит,
U = Vn, и Vn — неприводимый L-модуль. □
Заметим, что Vo — тривиальный (одномерный) модуль, a V\ —
модуль, соответствующий естественному определению алгебры L : в
базисе (vq, v i ) операторы E - i , E q, Ei имеют своими матрицами
I— 1

I— 1

0 0 0 0

5 5
1 0 0 - 1 0 0

4. Классификационный р езу л ьтат. Следующая теорема ре­


шает стоящую перед нами задачу.
Т е о р е м а 1. Всякий неприводимый L -модулъ V размерности
га 0 1 над С изоморфен Vn .
Д о к а з а т е л ь с т в о . По лемме 2 наш модуль V обладает некото­
рым старшим вектором Vo веса А. Положим

V-1 = 0 , vm = В -Em = __(_E_ii)0) ...) при т ^ 0.


ml ml
188 Гл. 4 • Кольца. Алгебры. Модули

Утверждается, что при любом т ^ 0 справедливы формулы


E —iv m = (ш + l)'cm_|_i,
E 0vm = (А - 2m)vm, (2')
E \V m — (Л ТП 1)^т —| ■

Действительно, при ш = 0 формулы (2') сводятся к определе­


нию старшего вектора го и вектора гд, а дальше действуем индук­
цией по т.
а) Формулой Е -\У Ш— (т + l) r m+i определяется вектор гт + х.
б) Формула Eovm = (А —2m)vm следует из леммы 1.
в) Если уже известно, что E iv m_i = (Л — т + 2)гт _2, то после
сокращения на т обеих частей равенства

тпЕ\Т)т —Е \ (Е/_1 vm—i ) — [ E x И- E —\(KE \v m—х) —


— E Q V m —l + (Л 2)E_ i r m_2
771 И- —

= {(A —2771 + 2) + (A —771 + 2 ) ( t71 — = 771 (A —771 + l)cm_i


получается последняя из формул (2').
Если векторы го, гд,. .., ту при каком-то г отличны от нуля, то,
имея различные веса, они должны быть линейно независимыми. С
другой стороны, в силу неприводимости V подмодуль, порождён­
ный вектором го, совпадает с У, а так как dim V = 77 + 1, то У =
= (г0,7Д, . . . ,ГП) И Гп_|_1 = Гп_|_2 = ... = 0. В частности,
0 = E iv n+1 = (А —п)гп = 0 = > А = 77
(обратим внимание на любопытную импликацию dim V < оо = > А Е
G Z, А ^ 0).
Подставив значение А = 77 в формулы (2'), мы придём факти­
чески, с учётом выбранных обозначений, к формулам (2), которыми
определялся неприводимый (по лемме 3) L-модуль Vn. Значит,
V = Vn. □

УПРАЖНЕНИЯ

1. Задать на Vn структуру яи(2)-модуля, используя формулы (2), возвращаясь


к базисным элементам

k i = т Д е - i + е 2 ), k 2 = ^ (e_ i - еД, к3 = - ^ е 0

и ставя им в соответствие линейные операторы K i , К 2 , К$.


2. Пусть L = ( е _ i , e o , e i ) — простая алгебра Ли с таблицей умножения (1)
над алгебраически замкнутым полем F характеристики р > 2. Рассмотрим квад­
§ 5. Неприводимые модули над алгеброй Ли 51(2) 189

ратные матрицы порядка р


0 71 0 . 0 0 0 0 . . . 0 0 б
0 0 7 2 0 0 1 0 . . . 0 0 0

0 1 . . . 0 0 0
, El =
0 0 0 . 0

to
1
0 0 0 . 0 7 p - i
0 0 . . . 1 0 0

7 0 0 0 . 0 0 0 0 . . . 0 1 0

Ео — [Е—1 , Ei] — diag (А, А + 2 , . . . , А + 2(р —2), А + 2(р — 1)).


Проверить, что соответствие е\ i—» Ei, i = —1,0,1, устанавливает неприво­
димое матричное представление алгебры Ли L, зависящее от трёх параметров
( А , / 3 , 7 о ) . При этом

7 к = d l o + к \ + к ( к - 1 ), к = 1, 2 , . . . ,р - 1.

(Эта совершенно новая ситуация типична для представлений над полем конечной
характеристики.)
Глава 5
Н А Ч А Л А Т Е О РИ И Г А Л У А

Помимо элементарных сведений о конечных расширениях полей,


в частности, о конечных полях и полях алгебраических чисел, при­
водятся фрагменты теории Галуа, достаточные для того, чтобы до­
казать классическую теорему о неразрешимости в радикалах алгеб­
раических уравнений степени больше 4. Доказываются также более
интересные теоретико-числовые факты. Излагаются начала совре­
менного направления в теории Галуа, привлекательность которого
для нас обусловлена активным использованием теории характеров
на элементарном уровне главы 3.

§ 1. К он еч н ы е расш ир ен и я полей
1. П ри м и ти вн ы е эл ем ен ты и ст еп ен и р асш и рени и. Если
F — поле, содержащее подполе Р, то F называется также расшире­
нием поля Р [ВА I, гл. 4, § 3]. Мы ограничимся вначале простейшим
случаем, когда расширение F = Р(в) получено из поля Р присоеди­
нением (внутри заданного поля F) единственного элемента в G F.
Говорят, что Р(9) — простое расширение поля Р, а в — прими­
тивный элемент этого расширения. По своему смыслу Р(в) — поле
отношений целостного кольца Р[0\. Элемент в трансцендентен над
Р тогда и только тогда, когда расширение Р(в) изоморфно полю
рациональных дробей. Если, однако, в — алгебраический элемент,
то Р(в) = P [ X \ /( f( X ) ) (гл. 4, § 1 , теорема 2). Здесь f ( X ) — не­
приводимый многочлен степени п > 0, корнем которого является 0.
Обратно: если f [ X ] — неприводимый многочлен, то, как мы знаем из
гл. 4, каноническим образом строится поле Р, в котором / обладает
хотя бы одним корнем (назовём его 0). Из построения видно, что F
отождествляется с множеством элементов вида
а0 + а\в + ... + а* € Р, п = deg /.
Для элементов кольца Р[в\ это очевидно (разделить д(Х) на f ( X )
с остатком и подставить X = в); деление же в Р[в\ осуществля­
ется так: если д(Х) = ао + а \ Х + ... + ап_iX n_1, то неприводи­
мость / влечёт равенство НОД(/, д) = 1 и существование многочленов
u ( X ),v ( X ) степени < п, для которых fu + g v = 1; отсюда g{0)v{0) = 1
и 1/д(в) = i?(0). Число п можно считать размерностью векторного
пространства над Р с базисными элементами 1,0,..., 0n_1.
В случае произвольного расширения F Э Р также целесообразно
рассмотреть F как векторное пространство над Р. Его размерность
di mpF (возможно, бесконечную) мы обозначим через [F : Р] и на­
зовём степенью расширения F над Р. Если F = Р(0), то [F : Р]
§ 1. Конечные расширения полей 191

называется также степенью примитивного элемента. Понятно, что


для трансцендентного элемента в G F семейство 1,0,02, ... линейно
независимо над Р и [Р(в) : Р] = оо. С другой стороны, из сказанного
выше вытекает следующее утверждение.
Т е о р е м а 1. Пусть F — какое-то расширение поля Р. Элемент
О G F алгебраичен над Р тогда и только тогда, когда [Р(в) : Р] <
< оо. Кроме того, алгебраичность 0 влечёт равенство Р{0) = Р[0\.
Назовём К э F Э Р двухэтажной башней расширений. Она поз­
воляет говорить о трёх векторных пространствах: К / Р (К над Р),
К / F (К над F) и F / P (F над Р). Их размерности связаны соотно­
шением, аналогичным соотношению для индексов подгрупп.
Т е о р е м а 2. В башне расширений К D F D Р степень [К : Р]
конечна тогда и только тогда, когда конечны степени [К : F] и
[F : Р]. В случае их конечности справедливо соотношение
[К :Р] = [К : F][F : Р].
Д о к а з а т е л ь с т в о . Предположив сначала конечность \К : F ]
и [F : Р], выберем Р-базис Д , . .., f m в F / Р и F -базис е \ , . .. ,еп в
К / F. Тогда любой элемент х G К записывается в виде х = JT djCj с
aj G F. В свою очередь aj = ^ iPijfi с Pij С Р- Следователь­
но, х = и мы видимо, что т п элементов Де^- линейно
порождают К над Р. Предположим наличие линейной зависимости
^~2ijPijfiej = 0 при некоторых pij G Р. Тогда

0 = = ^ 'F tP ijfi = 0 =>■ Pij = О


ЬЗ 3 i i
для всех г = 1 , . . . , т; j = 1 , . . . , п, поскольку е \ , ... ,еп линейно неза­
висимы над Р, a f i , . . . , f m линейно независимы над Р. Стало быть,
т п элементов Де^- составляют базис векторного пространства К / Р
и [К : Р ] = п т = [К : F][F : Р].
Обратно неравенство [К : Р] < оо влечёт конечность [F : Р],
поскольку F / P — подпространство пространства К /P . Если ( а \,...
. . . , аг) — Р-базис для К , то произвольный элемент х G К будет ли­
нейной комбинацией а \ , ... ,аг с коэффициентами в Р и тем более —
с коэффициентами в Р. Над Р число линейно независимых элементов
среди а \ , . . . , аг может лишь уменьшиться. Таким образом, [К : F] <
< 00. □
С л е д с т в и е . Пусть F — расширение поля Р, А — множество
всех тех элементов из F, которые алгебраичны над Р. Тогда А —
подполе в F, содержащее Р.
Д о к а з а т е л ь с т в о . Каждый элемент t G Р является корнем ли­
нейного многочлена X — t G Р[Х], так что Р С А. Пусть, далее,
192 Г л. 5. Начала теории Галуа

u,v е А. Тогда по теореме 1 имеем [Р(и) : Р\ < оо. Элемент г, алгеб­


раический над Р, будет алгебраическим и над Р (и ), т.е.
[P(u,v) : Р(и)] = [P(ia)(i?) : Р(и)] < оо.
Согласно теореме 2
[РО ,г) : Р] = [P(u,v) : P(u)][P(u) : Р] < оо.
Так как и —v,uv Е P(u,v), то снова по теореме 1 имеем и —г,
гш Е А, т.е. А — подкольцо в Р. Оно является полем, поскольку
о ф и £ А =>■ [Р(г/-1 ) : Р] = [Р(и) : Р < оо. □
Расширение F D Р называется алгебраическим над Р, если все
элементы из F алгебраичны над Р. Каждый элемент а алгебраи­
ческого расширения является корнем некоторого отличного от нуля
нормализованного (т. е. со старшим коэффициентом 1) многочлена
/ Е Р[Х], зависящего от а. Если f ( a ) = 0 и д(а) ф 0 для любого О ф
Ф д Е Р[Х] с degg < deg/, то / = f a называется минимальным мно­
гочленом элемента а. Минимальный многочлен неприводим над Р,
однозначно определён и его степень совпадает со степенью элемента
а (часто многочлен, получающийся из минимального умножением на
константу, также называется минимальным). Все различные корни
многочлена f a считаются сопряжёнными с а. Объяснение этой тер­
минологии даёт ниже теорема 3. Если char Р = 0, то число различных
корней совпадает с deg f a (см. [ВА I, гл. 6]), но в общем случае это
не так (см. упр. 4 и 5).
Согласно полученным результатам расширение F D Р конечной
степени [Р : Р] является конечным алгебраическим, т. е. оно полу­
чается из Р присоединением конечного числа алгебраических эле­
ментов ад, ..., а ш. Обратно: всякое конечное алгебраическое расши­
рение F = P ( a i , . . . , a m) имеет конечную степень. В самом деле,
fkip-k) = 0, 1 ^ к ^ т. fk Е Р[Х]. Элемент а^, алгебраический
над Р, будет, естественно, алгебраическим и над Р( ад, . .., a^-i).
Значит, [ P( ai , ..., а&) : P ( a i , . .., afc_i)] < оо и в соответствии с
теоремой 2
[Р : Р] = [Р(ад, . . . , а ш) : Р] =
т
= Д [Р(<*1, • ••,«*): Р (а 1 ,... , а к-г)] < оо. □
к=1

П р и м е р . Поле F = Q(%/2, %/3) как векторное пространство над Q четырёх­


мерно: F = (1, \/2 , \/3 , \ / 6 ) q , т . е. каждый элемент а Е F записывается в виде
линейной комбинации а = а + Ъф2 + с\/3 + с?\/б с рациональными координатами
а, 6, с, d. С другой стороны,

F = <1,6>,02,03)q, где 6>= V2 + V3.


§ 1. Конечные расширения полей 193

Действительно,

V2 = _ £ e + I e3 у^ = 1± в - 1-в \ V6 = - - + - e 2.
2 2 2 2 2 2
Примитивный элемент 0 имеет минимальный многочлен f e ( X) = X 4 — 10Х 2 + 1
с корнями
0(1) = в = V2 + у/ s , 0(2) = V2 - y/s,
0(3) = -х /2 + х/3, 0Ю = - у / 2 - у / 3 .
Обратим внимание на тот факт, что F является полем разложения много­
члена f o ( X ), причём
F = Q(0(1), 0 (2), 0 (3), 0 (4)) = Q(0(i)), г = 1,2,3,4.
В общей теории Галуа такое поле было бы названо нормальным. Диаграмма под­
полей поля F
F

Q (V 2 )

Q
похожа на диаграмму подгрупп четверной группы V4 , и это не случайно. Если
мы рассмотрим произвольный автоморфизм Ф : F — у F, то из соотношений
Ф(ж + у) = Ф(ж) + Ф(у), Ф(ху) = Ф(х)Ф(у) Ух, у Е F,
следует, что Ф полностью определяется своим действием на примитивный эле­
мент в. Далее, Ф(а) = a Va Е Q, поэтому
Ф(6>)4 - 10Ф(6>)2 + 1 = Ф(04 - 1О02 + 1) = Ф(0) = 0.
Значит, Ф($) — один из корней в *1', г = 1,2,3,4, и мы приходим к заключе-
нию, что группа всех автоморфизмов Aut](F/Q), называемая также группой Га­
луа G(F/Q) или G(fo), имеет порядок 4 = [F : Q]. Групп порядка 4 с точностью
до изоморфизма всего две: циклическая Z 4 и Z 2 х Z 2 — V4 . Непосредственные
вычисления показывают, что Aut](F/Q) = V4 .
Легче всего в этом убедиться, рассмотрев представление Aut(F/Q) переста­
новками на множестве П = {1,2, 3,4}, элементами которого нумеруются корни
0W. Если, например, Ф ( в ^ ) = то

6>(1)6>(2) _ 6>(2)ф(6>(2)) = -1 =>


==> ф(0(2)) = 0(1), ф(0(3)) = -ф(0(2)) = -0 (1) = 0(4)
т.е. Ф « (12)(34) = сг. Аналогично получаются автоморфизмы (13)(24) = т и
(14)(23) = (тт.
Остаётся добавить к сказанному, что циклическая подгруппа (сг) оставляет
поэлементно неподвижным промежуточное подполе Q (\/2) и (сг) является груп­
пой G = ry (Q (\/2 )) всех автоморфизмов (группой Галуа) поля F относительно

13 А.И. Кострикин
194 Гл. 5. Начала теории Галуа

подполя Q (\/2). Аналогично, полями инвариантов для (т) и (сгт) служат соот­
ветственно Q (\/3) и Q (\/6), а группами Галуа G = F/(Q(y/3)), G = F/(Q(\ /b))
будут в свою очередь (т) и (сгт). Мы проверили на частном примере справедли­
вость биективного соответствия Галуа между подполями нормального поля F и
подгруппами его группы автоморфизмов.
2. И зо м о р ф и зм полей разл ож ени я. В § 1 гл. 4, где определе­
но и построено поле разложения F над Р нормализованного много­
члена, отмечалось, что в построении имеются элементы произвола.
Повторяя сейчас эту конструкцию, мы могли бы лишь сказать, что
[F : Р] ^ п\ (постарайтесь понять, почему). Но на самом деле все
поля разложения над Р данного многочлена / изоморфны. Чтобы
уточнить это высказывание, рассмотрим несколько более общую си­
туацию. Согласно теореме 3 § 2 , гл. 5 из [ВА I] любое изоморфное
отображение ср поля Р на поле Р продолжается единственным обра­
зом до изоморфизма Р \Х \ на Р[Х], так что

/(X ) = х п + a iXn_! + ... + ап и. }{Х ) = tp x f =


— Х п + p ( a i) X n 1 + ... + р(ап).

Т е о р е м а 3. Пусть (р : Р — > Р — изоморфизм полей ; / Е


Е Р[Х] — нормализованный многочлен степени п > 0, / = i pxf —
его образ при изоморфизме р>х\ F ,F — поля разложения многочле­
нов /, / над Р и над Р соответственно. Тогда (р продолжается
до изоморфизма Ф : F — > F к ^ [F : Р] способами, причём к =
= [F : Р], если все корни многочлена f { X ) различны.
Д о к а з а т е л ь с т в о . Э т а п I. Вначале рассмотрим случай про­
извольных расширений К D Р, К D Р. Пусть в Е К — алгебраи­
ческий элемент с минимальным многочленом g = go Е Р[Х]. Утверж­
дается, что изоморфизм р : Р — >Р продолжается до мономорфиз­
ма р : Р(0) — У К в точности тогда, когда g обладает корнем в К ,
причём число продолжений совпадает с числом различных корней
многочлена g в К .
Действительно, из существования р следует, что элемент р(в) дол­
жен быть корнем g :
д(в) = 0 =>• д(р(в)) = р(д(0)) = 0.
Обратно: если д(и) = 0, то Кетф D д(Х)Р[Х], где ф : Р[Х] — >К —
гомоморфизм, определённый соответствием и( Х) й(и). Как и в
случае групп, ф индуцирует гомоморфизм
Ф ■ Р[Х]/ д(Х)Р[Х] — ►К
(и(Х) + д(Х)Р[Х] i-A й(ш)] если это не совсем ясно, то нужно снова
обратиться к результатам гл. 4). Заметим, что ввиду неприводимое-
§ 1. Конечные расширения полей 195

ти д(Х) факторкольцо Р[Х]/ д(Х)Р[Х] — поле, так что ф — моно­


морфизм. Точно таким же способом определяется изоморфизм полей
а : Р[Х]/ д(Х)Р[Х] — ►Р(0) (и(Х) + д(Х)Р[Х] и(0)). Компо­
зиция р = ф о сг- 1 является мономорфным отображением Р(в) в К
(,р(и(0 )) = й(и)). Так как Р(в) порождается над Р элементом 0, то
р — единственное продолжение р, переводящее в в и. Это и означа­
ет, что число различных мономорфизмов р с ограничением р \р= р
равно числу различных корней многочлена д(Х) в К.
Э т а п II. Поле разложения строилось последовательным присо­
единением корней неприводимых многочленов. Используем далее ин­
дукцию по размерности [F : Р\. При [F : Р\ = 1 многочлен / разла­
гается на линейные множители уже в Р[Х] : f ( X ) = (X —с\ ) ... (X —
—сп). В таком случае f ( X ) = ( p x f ) ( X ) = ( X —сф) ... ( X —сп). Корни
ci , . .., сп многочлена / содержатся в Р, а поскольку F порождается
ими над Р, то F = Р, так что Ф = р х — единственное продолжение.
При [F : Р] > 1 разложим f ( X ) над Р на нормализованные не­
приводимые множители, среди которых должен быть хотя бы один
многочлен степени т > 1. Обозначим его д(Х). Так как
f ( X ) = g( X) h( X) = > f ( X ) = (<pxf)(X) = g( X) h( X) ,
то над полями разложения F и F имеют место разложения многочле­
нов
д( Х) = ( Х - в 1) . . . ( Х - в т),
д(Х) = ( X - u i ) ... ( X - шт), т ^ п .
Ввиду неприводимости д(Х) является минимальным многочленом
элемента в\ над Р и [Р(6ф) : Р\ = т.
Если среди сщ,... ,и т имеется I различных, то согласно этапу 1
найдётся I мономорфных отображений p i , . . . , pi расширения L =
= Р(0\) в Р с ограничением pi \р= р. Конструкция поля разложения
такова, что F можно считать полем разложения над L многочлена
/ G L[X], а Р можно считать полем разложения над pi(L) многочлена
f ( X ) при любом i = 1,2,...,/. По теореме 2 имеем неравенство

[F : Ь\ = Т П < F : Р],
т
так что по предположению индукции каждый из pi можно продол­
жить до изоморфизма Фi j : Р — у Р, причём число таких продолже­
ний (число индексов j) не превосходит [F : L\ и равно этой верхней
границе, если все корни в F многочлена / различны. Так как
Фi j Il — Pi, 1 ^ j ^ [F : Ц , Pi |p= V,
то Фi j — продолжение p, причём
Pi Ф Ps ---^ ^i,j Ф ^s,t При i ф S.

13 *
196 Г л. 5. Начала теории Галуа

Стало быть, всего получается к ^ m[F : L\ = [F : Р\ продолжений


изоморфизма ер. Это неравенство переходит в равенство, если все
корни многочлена / различны.
Э т а п III. Пусть, наконец, Ф : F — >F — произвольное продол­
жение изоморфизма ер. Как и в этапе II, ограничение Ф |£, будучи
мономорфным отображением L в Р, совпадает с одним из а в
таком случае Ф совпадает с одним из Фi j. □
С л е д с т в и е 1. Любые два поля разложения F, F над Р много­
члена / Е Р[Х] изоморфны.
Действительно, достаточно положить Р — Р в теореме 3 и взять
за ер единичное отображение поля Р на себя. □
С л е д с т в и е 2 . Группа автоморфизмов Aut F jP любого поля
разложения F над Р многочлена / Е Р[Х] конечна и имеет порядок
^ [F : Р]. Если все корни многочлена f ( X ) различны , то |Aut F j P \ —
= [F : Р].
Д о к а з а т е л ь с т в о непосредственно следует из теоремы 3. □
З а м е ч а н и е . Хотя поле разложения F над Q (или над любым
другим числовым полем) многочлена / Е Q[X] можно считать вло­
женным в поле С комплексных чисел и тем самым однозначно опре­
делённым, следствие 2 показывает, что и в этом случае имело смысл
разобрать доказательство теоремы 3.
Расширение Р / Р называется алгебраическим замыканием поля Р,
если оно алгебраично и поле Р алгебраически замкнуто. Сравнитель­
но нетрудно доказать, что всякое поле Р обладает алгебраически
замкнутым расширением, однозначно определённым с точностью до
Р-изоморфизма. Любое алгебраическое расширение F jP можно вло­
жить ^ [Р : Р] способами в алгебраическое замыкание Р поля Р.
3. С ущ ествов ан и е п р и м и ти в н ого эл ем ен та. Многочлен из
Р\Х] называется сепарабельным, если его неприводимые множите­
ли имеют различные корни. Поле Р называется совершенным, коль
скоро каждый многочлен / Е Р\Х] сепарабельный. Понятно, что лю­
бое поле Р нулевой характеристики будет совершенным. С другой
стороны, верна
Т е о р е м а 4. Пусть Р — поле характеристики р > 0. Тогда
Р будет совершенным в точности при Р = Р р (множество р-х
степеней всех элементов из Р).
Д о к а з а т е л ь с т в о . Если Р р С р и а Е Р \ Р р, то многочлен
Х р — а неприводим (см. ниже упр. 4). Кроме того, (Х р — а)' =
= р Х р~г = 0, так что Х р — а — несепарабельный многочлен, а зна­
чит, Р — несовершенное поле.
Обратно: предположим, что f ( X ) — несепарабельный неприводи­
мый многочлен в Р[Х], т.е. НОД( / , / ') 7^ 1. Тогда f ( X ) =
§ 1. Конечные расширения полей 197

= ао + арХ р + а2р Х 2р + ... Если Щ для любого г, то /(X ) =


= (Ьо + biX + 62Х 2 + .. .)р — противоречие с неприводимостью /(X ).
Следовательно, а{ Р р для некоторого г, а поэтому Р р ф Р. □
Конечное алгебраическое расширение F D Р, получающееся при­
соединением к Р конечного числа сепарабельных элементов (корней
неприводимых сепарабельных многочленов), называется сепарабель­
ным расширением. Если не привлекать к рассмотрению алгебраичес­
кие замыкания Р поля Р, то можно ограничиться полями алгебраи­
ческих чисел, вложенными по определению в С .
Т е о р е м а 5. Пусть F — конечное расширение поля Р. Прими­
тивный элемент в Е F (когда F = Р(9)) существует в точности
тогда, когда число промежуточных полей Е (Р D Е D Р) конечно.
Если F сепарабельно над Р, то примитивный элемент в сущест­
вует.
Д о к а з а т е л ь с т в о . Для конечного поля Р всё ясно, поскольку
F* = (в), и в будет примитивным элементом. Считаем Р бесконеч­
ным.
Предположим сначала, что число промежуточных полей конечно.
Пусть а, /3 G F. Заставив с пробегать по элементам из Р, мы получим
по условию лишь конечное число полей типа Р( а + с/3). Следователь­
но, найдутся ci,C2 G Р, с\ ф С2 , такие, что
Е P ( ol + Cif3) = Р( а + С2 Д).
Заметим, что
a + С1 Д, 01 + С2/З Е Е =$- (ci —С2 )Д Е Е =$- /3 Е Е =$- 01 Е Р,
т.е. Р (а, Д) — Е — Р (а + щД). Действуя по индукции, приходим к
выводу, что если Р = Р(ад, . . . , а п), то найдутся С2 , ..., сп Е Р, для
которых
Р = Р(0), # = ОД + С2 <Т2 + • • • + СП(ТП.
Это доказывает половину первого утверждения.
Обратно: предположим, что Р = Р(в) для некоторого в и / =
= f e( X) — минимальный многочлен для в. Пусть Р С Р С Р, и
пусть дЕ,в — минимальный многочлен для в над Р. Очевидно, дв,в
делит /бI. Но Р[Х] — факториальное кольцо; любой нормализованный
многочлен из Р[Х], делящий f ( X ), равен произведению некоторого
числа множителей X —а*, где ад, . .., а п — корни /. Следователь­
но, имеется лишь конечное число таких многочленов. Мы получаем
отображение Е у дв из множества промежуточных полей в конеч­
ное множество многочленов.
Пусть Ро — подполе в Р, порождённое над Р коэффициентами
в дЕ(Х). Тогда дв имеет коэффициенты в Ро и является неприводи­
мым над Ро, поскольку он неприводим над Р. Стало быть, степень
198 Г л. 5. Начала теории Галуа

элемента в над E q совпадает со степенью в над Е, а это даёт равен­


ство Е = E q. Таким образом, наше поле Е однозначно определяется
ассоциированным с ним многочленом дв- Поэтому отображение Е i-A
|—у дв инъективно. Это завершает доказательство первого утвержде­
ния теоремы.
Что касается утверждения относительно сепарабельных расши­
рений, то, действуя по индукции, мы можем без потери общности
предполагать, что F = Р ( а ф) , где а ф сепарабельны над Р. Пусть
p i , ..., (рп — различные вложения Р ( а , /3) в алгебраическое замыка­
ние Р поля Р. Положим
f ( X) = П + Х<рф - Pj a - Xifijp).

Тогда f ( X ) ф 0, и поэтому найдётся с G Р, для которого /(с) ф 0.


Элементы <рфа + ф ) при i = 1,..., п различны, откуда следует, что
[Р(а + ф ) : Р] ^ п. Но [Р{аф) : Р] = п, поэтому
Р (а, /3) = Р( а + ф) .
Другими словами, в = а + ф — примитивный элемент. □

У П РА Ж Н ЕН И Я

1. Показать, что расширение F D Р простой степени не имеет собственных


подполей.
{Ф Р , F )
2. Найти примитивный элемент расширения Q ( y / p , y/q), где р и q — простые
числа.
3. Найти размерность над Q поля разложения многочлена Х р — 2.
4 . Показать, что над полем Р характеристики р > 0 для многочлена Х р — а
имеются лишь две возможности: быть неприводимым или же быть р - й степенью
линейного многочлена.
5. Пусть ZP(Y) — поле рациональных дробей характеристики р . Показать,
что Х р — Y — неприводимый над ZP(Y) многочлен, все корни которого совпа­
дают.

§ 2. К он еч н ы е поля
1. С ущ ествов ан и е и ед и н ств ен н ост ь . Помимо Zp = Z/pZ,
нам встречались и другие примеры конечных полей. Настало время
включить их в общую теорию. Первые очевидные замечания отно­
сятся к произвольному конечному расширению конечного поля.
П ре д л о ж е н и е 1. Пусть F — поле с числом элементов q и
К э F — расширение степени [К : F] = п. Тогда \К\ = qn.
Д о к а з а т е л ь с т в о . Действительно, после выбора базиса век­
торное пространство К над F отождествляется с пространством F n
строк (ад,. .., а п) длины п. Все координаты ад независимо друг от
друга принимают q значений из F. Значит, \К\ = |F n| = qn. □
§ 2. Конечные поля 199

П р е д л о ж е н и е 2. Любое конечное поле F имеет конечную ха­


рактеристику р (р — простое число) и \F\ является степенью р.
Д о к а з а т е л ь с т в о . В самом деле, простое подполе Р С F в силу
конечности F должно быть изоморфно некоторому полю Zp = Ъ /рЪ.
Согласно предложению 1 конечное расширение F Э Р с |Р| = р имеет
мощность \F\ — рш. □
Т е о р е м а 1. Для каждого конечного поля F и для каждого це­
лого положительного числа п существует одно щ с точностью до
изоморфизма, только одно расширение К D F степени [К : F] = п.
Д о к а з а т е л ь с т в о . Е д и н с т в е н н о с т ь . Пусть К D F — рас­
ширение степени п. Согласно предложению 2 \F\ = q => q = pm,
p простое и \K\ = qn. Следовательно, мультипликативная группа
К* = К \ {0} имеет порядок qn — 1, а порядок каждого её элемента
по теореме Лагранжа делит qn —1: t q _1 = 1 \/t ф 0. Это значит, что
все элементы поля К (включая t = 0) являются различными корнями
многочлена X q — X и имеет место разложение
х 9" - х = Д ( х - г ) .
teK
Ни над каким собственным подполем поля К с числом элементов < qn
такого разложения на линейные множители быть не может, поэто­
му К — поле разложения многочлена X я —X . Обращаясь к следст­
вию 1 теоремы 3 из § 1, мы приходим к требуемому заключению.
С у щ е с т в о в а н и е . Рассуждения при доказательстве единствен­
ности подсказывают возможный путь построения К . Возьмём за К
поле разложения над Р = Zp многочлена f ( X ) = X q — X . Так как
q = рш5 то q • 1 = 0 в К. Поэтому /Д А Т ) = qn • 1 • X я 1 —1 = —1
и по известному критерию [ВА I, гл. 6 , § 1, теорема 4] / ( А Т ) не име­
ет кратных корней. Это значит, что подмножество K f С К корней
многочлена / ( А Т ) имеет мощность \Kf\ = qn.
Так как K f С К w char К = р, то согласно [ВА I, гл. 4, §3, упр. 6]
(х + y)pS = xpS + ypS для любых ж, у G K f и s = 0,1, 2,... (отметим,
что F С K f ) . В частности,
ж, у G K f = > (х =Ь у)я — х я ± у я = х =Ь у = > х ± у G Kf .
Кроме того,
1 G Kf , (ху)я = х я уя = ху = > ху G Kf]
0 ф х G АТ/ = > (х~х)я = ж-1 = > ж-1 G АТ/.
Таким образом, АТ/ — подполе в АТ, содержащее F и все корни много­
члена / ( А Т ) . В соответствии с определением поля разложения должно
выполняться равенство АТ/ = АТ. Степень [АТ : F ] равна п, поскольку
= |д-| = 1^1 = qn_ П
200 Гл. 5. Начала теории Галуа

С л е д с т в и е . Для каждого простого числа р и для каждого це­


лого положительного числа п существует одно и , с точностью до
изоморфизма, только одно поле с числом элементов рп .
Д о к а з а т е л ь с т в о заключается в применении теоремы 1 к част­
ному случаю |F| = р. □
2. П одполя и ав том ор ф и зм ы к он еч н ого поля. Как уже от­
мечалось в [ВА I, гл. 4, § 3], конечное поле с числом элементов q —pn
принято обозначать символом ¥q или, в честь Э. Галуа, символом
GF(pn). Установим ряд свойств конечных полей.
Т е о р е м а 2. Справедливы следующие утверждения.
i) Мультипликативная группа F* конечного поля Fg является
циклической группой порядка q —1.
ii) Группа автоморфизмов Aut ¥q конечного поля Fg с числом
элементов q — pn циклическая порядка п, причём
A ut ¥q = (Ф| Ф(£) = tp w te ¥q).
iii) Если Fpd — подполе поля ¥рп , то d \ п. Обратно: каждо­
му делителю d числа п отвечает ровно одно подполе {t Е ¥рп \
Фй(£) = t} = Fpd . Автоморфизмы , оставляющие это подполе по­
элементно неподвижным, образуют группу Aut (Fpn / ¥pd ) = (Фй).
Таким образом, имеется биективное соответствие между подпо­
лями конечного поля Fg и подгруппами его группы автоморфизмов
(соответствие Галуа).
iv) Если q —pn и ¥^ = (6), то в — примитивный элемент поля с
минимальным многочленом h(X) степени п u ¥ q — поле разложения
над Fp многочлена h(X).
v) Для любого натурального числа т существует хотя бы один
неприводимый многочлен степени т над Fg.
Д о к а з а т е л ь с т в о , i) См. теорему 11 из § 3 гл. 2.
ii) Будем смотреть на ¥q как на конечное расширение ¥q D Fp
степени п своего простого подполя ¥р = Zp. Так как ¥q — поле
разложения многочлена X я — X , все корни которого различны, то
согласно следствию 2 теоремы 3 из § 1 |Aut Fg | — п. Из соотношений
(х + у)р = хр + ур, (ху)р = хру р, 1Р = 1, отмеченных в ходе дока­
зательства теоремы 1, видно, что отображение Ф : t > tp является
автоморфизмом поля ¥q (конечность ¥q существенна). Если Ф5 : t н->>
|—> tp — единичный автоморфизм, то tp — t = 0 для всех t Е Fg,
откуда следует неравенство s ^ п. Но при s = п мы действительно
получаем единичный автоморфизм, так что |(Ф)| = п и (Ф) = AutFg.
iii) Согласно предложению 1 рп — (pd)r , где г — степень расши­
рения ¥рп D Fpd. Поэтому п = dr. Обратно: для любого d \ п введём
подмножество F = {t Е ¥рп \ tpd = t}. Так как п — dr = > рп — 1 =
§ 2. Конечные поля 201

_ (pdy _ X= (pd _ т0

Х ^ - 1 - 1 = X (pd~ ^ k - 1 = (XР4- 1 - 1)д(Х),

Х рП - X = ( X pd - Х ) д ( Х ) .

Так как Fp.. — поле разложения многочлена Х р —Х, то ровно pd эле-


ментов из ¥рп будут корнями многочлена Х р —X . Из них как раз и
состоит подмножество А, которое можно теперь отождествить с .
Этим рассуждением, дуальным теореме 1, устанавливается также
единственность подполя с pd элементами.
Заметим, что по построению
Fpd = {t е Fрп | Фй(£) = t}
— множество всех элементов, остающихся на месте при действии
(<И). Так как группа Aut(Fpn / ¥р) = (Ф) циклическая, то непосред­
ственно видно, что любой автоморфизм Фг, не принадлежащий (Фй),
действует на Fpd неединичным образом (достаточно применить Ф1
к образующей группы F^d). Это и означает, что группа относитель­
ных автоморфизмов Aut(Fpn / ¥ра) совпадает с (Фа). Заключительная
фраза в утверждении ш) имеет тот же смысл, что и в примере п. 1.
iv) Совершенно очевидно, что Fq = ¥р (в), q = рп. Пусть h(X) =
= Х п + a iX n_1 + ... + ап — минимальный многочлен примитивного
элемента в. Так как элементы простого подполя ¥р неподвижны при
всех автоморфизмах, а а{ G Fp, то, стало быть, корнями h(X) явля­
ются в , в р, вр2, . .., врп 1. Все они содержатся в нашем поле и
¥р ( 9 , . . . , 9 рП~1) = ¥ р ( в ) = ¥ рП
— поле разложения над ¥р многочлена h(X).
v) Опираясь на теорему 1, построим расширение К D ¥q степе­
ни т. Согласно i) AT* — циклическая группа. Если АТ* = (в) и
h(X) — минимальный многочлен примитивного элемента в , то АТ =
= Fq(0) и deg h(X) = [F9(0) : ¥q] = [AT : Fq] = ш. Минимальный
многочлен по определению неприводим (над Fg), поэтому мы имеем
то, что нужно. □
После несложных теоретико-числовых приготовлений мы полу­
чим точную формулу для числа неприводимых многочленов степени
т над Fq .
3. Ф ор м ул а обращ ен ия М ёб и у са и ее при м ен ен ия. Теоре­
тико-числовая функция /i, определённая правилами
1, если п = 1,
если п = Pi • • -Pk, Pi различные простые,
0, если п делится на квадрат > 1,
202 Г л. 5. Начала теории Галуа

называется функцией Мёбиуса. Ясно, что pi — мультипликативная


функция в том смысле, что /л не равна тождественно нулю и рь(гпп) =
= /л(т)/л(п) для любых взаимно простых ш и п . Ясно также, что если
п = р™1 .. то
£ M d) = £ М < 0 ,
d\n d\no

где no = Pi • • •pr — свободный от квадратов максимальный делитель


числа п. В свою очередь число делителей d = pix .. .pis числа по с
фиксированным s равно (^). Таким образом, при п > 1 имеем

£ K d) = £ K d) = £ ) (-1 Г = (1 - 1)г = 0
d\n d\no s= О

(суммирование в левой части ведётся по всем делителям d ^ 1 целого


числа п). Окончательно получаем формулу
если п — 1,
если п > 1. (1)

Полезна также её модификация


если d = ш,
( 2)
если d | ш, d < т

(суммирование ведётся по п, делящим т и делящимся на б?). Положив


т = (it, п = dl и заставив I пробегать делители числа £, мы легко
перейдём от (2) к (1), и обратно.
Формулу (1) (или (2)) можно было бы взять за определение функ­
ции Мёбиуса по индукции. Её ценность для нас заключена в следую­
щем утверждении.
Пусть f u g — две произвольные функции из N в М (М равно Z,
Е, F[X] и т.д .), связанные соотношением

/W = £ » № • (з)
d\n
Тогда
д (п ) = £ ^ ( ^ ) / ( rf)- (4 )
d\n

В самом деле, с учётом (2) непосредственное суммирование по п,


делящим ш, обеих частей (3), умноженных на р(ш/п), даёт

= 9 (т)-
п \ т п \ т d\n d \ m d \n \ m
§ 2. Конечные поля 203

Простая замена обозначений приводит к формуле (4), называемой


формулой обращения Мебиуса. Аналогичным образом совершается
переход от (4) к (3). □
Имеется ещё мультипликативный аналог формулы обращения
Мёбиуса: если f (n) = Y\d\n 9(d), то

g(n) = l [ f ( d r ^ dl (5)
d\n
Для доказательства нужно провести те же формальные вык­
ладки:

Д / ( n)M(™/») = Д Д = Д Д д{<1у(т,п) =
п\т п\т d\n d\m d\n\m
= Д 5(<0 Е-'"'™'‘(т/п)=5(ш),
d\m
а затем слегка изменить обозначения.
Приведём три примера на применение формулы обращения
Мёбиуса.
1) Функция Эйлера ip. По определению р(п) — число взаимно
простых с п чисел ряда 1,2, . . . , п — 1, или, что равносильно,
р(п) = \U(Zn)\ — порядок группы обратимых элементов кольца
Z n — Ъ/пЪ. Из упр. 5 § 1 гл. 3 нам известно соотношение
п = j2 tp (d ). ( 6)
d\n
Непосредственно по формуле (4) получаем
Pid)
d\n d\n d\n
Если n = p™1... p ™r , to

E ^ ^ - E ^ + E ^ - ■+ <-!)' P1P2 ■■■Pr


d\n Pi £ 'Р Ф з

= (i-A ) (i-l)...(i_ A ).
V P l J V p 2J V pr J
Таким образом,

„M = . . ( i - A ) P - A ) . . . ( i - A )
V P l J V p 2J V pr J
— формула, которую мы приводили ещё в [BA I] и из которой непо­
средственно вытекает мультипликативность функции р.
204 Г л. 5. Начала теории Галуа

2) Круговые многочлены. Поле разложения Гп над Q многочле­


на Х п —1 называется круговым или циклотомическим. Так как все
корни степени п из 1 образуют циклическую группу порядка п, то
круговое поле имеет вид Гп = Q(£), где ( — один из примитивных
корней (£ G С). Мы хотели бы найти степень [Гп : Q] и минимальный
многочлен элемента ( над Q.
Обозначим символом Рп множество мощности \Рп \ = (р(п) прими­
тивных корней степени п из 1. Подгруппы циклической группы по­
рядка п находятся в биективном соответствии с делителями d числа
п, а каждый корень ( 1 попадает в некоторое множество Поэтому
имеет место разбиение на непересекающиеся классы:

{i , c, c2, - - - , C “ 1} = U (7)
d\n
(перейдя к мощностям множеств, мы снова пришли бы к соотноше­
нию (6)). Круговым многочленом , отвечающим Гп, называется мно­
гочлен
<м*) = П ( х -с)
С

степени (р(п). В соответствии с разбиением (7) мы приходим к раз­


ложению
п—1
x ” - i = Д ( ^ - с ) = П { П ( х - о } = П Ф^ Х )- (8)
i= 0 d\n С ^Pd d\n
Применяя к (8) мультипликативную формулу обращения Мёбиу­
са (5), получаем явное выражение для Фп:
Ф„{Х) = P ( X d - 1)д(и/<г). (9)
d\n
При небольших значениях п имеем
Ф 1 ( Х ) = Х - 1 , Ф2( Х ) = Х + 1, Ф3р о = Х 2 + Х + 1,
Ф4( Х ) = Х 2 + 1, Ф6(Х) = Х 2 - Х + 1, Фн( Х ) = Х 4 + 1,
Фд(Х) = X 6 + X 3 + 1, Фю(Х) = X 4 - X 3 + X 2 - X + 1,
Ф12(Х) = X 4 - X 2 + 1.
Заметим, что
Фп( х ) е % [ х ] , фп(0) = 1, п > 1. (ю)
Чтобы прийти к (10), можно, минуя (9), действовать по индук­
ции. Для небольших п это проверено, а далее рассуждаем следующим
образом. Считая
д(Х)= Д W )
d\n,d^n
§ 2. Конечные поля 205

нормализованным многочленом с целочисленными коэффициентами


и применяя алгоритм деления с остатком (см. [ВА I]), мы получаем
однозначно определённые многочлены g,r G Ъ[Х\ такие, что
X n - 1 = q( X) g ( X ) + r(X), deg r( X) < deg д(Х).
Но Х п —1 = Фп( Х)д(Х) в Q[X], и мы видим, что ФП(Х) = q(X) G
G Z[X], причём нормализованность д(Х) влечёт нормализованность
Фп(^)-и
Ещё в [BA I] была установлена неприводимость многочлена
Ф Д Х ) = ( х р - 1) / { х - 1) = х р - 1 + х р ~ 2 + . . . + 1,
где р — произвольное простое число. К вопросу о неприводимости
Фп(Х) при любом п мы вернёмся в следующем параграфе.
3) Неприводимые многочлены над Fg. Пусть Ф^(#) — общее число
неприводимых нормализованных многочленов степени d над ¥q, q =
= рп , и пусть f ( X ) — один из этих многочленов. Его поле разложе­
ния над Wq изоморфно как факторкольцу Fq[X]/(f (X)), так и полю
разложения многочлена X я — X (следствие теоремы 1). Существо­
вание общего корня в у многочленов X я — X и f ( X ) влечёт, в силу
неприводимости /(X ), делимость X я — X на f ( X ) . Так как X я —
— X — делитель многочлена X я — X при любом т = rd и так как
X я — X не имеет кратных корней, то мы приходим к выводу, что
в разложение X я — X над ¥q входят все унитарные неприводимые
многочлены
f d , l j f d , 2, •••, f d , V d ( q ) ( X )

любой степени d \ ш, причём ровно по одному разу:

x qm- х = Щ 1 [ f d,k( x ) \ - (и )
d \m ^ к= 1 ^

Вычисление степеней многочленов, стоящих в обеих частях ра­


венства (11), приводит нас к соотношению
qm = J 2 d ^rn(q),
d \m

из которого прямым применением формулы обращения Мёбиуса (4)


получается выражение для Фш(д):
(12)
*-<•> = s S
d \m
X t ) ''-

Пусть, например, q = 2. Тогда


*2(2) = ^(22 - 2) = 1, Фз(2) = i(23 - 2) = 2,
206 Г л. 5. Начала теории Галуа

Ф4(2) = j ( 2 4 - 22) = 3, Фб(2) = ^(25 - 2) = 6,


4 5
Ф6(2) = ^(26 - 23 - 22 + 2) = 9.
Формула (12) показывает, что с вероятностью, близкой к 1/ш, слу­
чайно выбранный нормализованный многочлен степени т над ¥q
окажется неприводимым. Однако нет удовлетворительных критери­
ев неприводимости конкретно взятого многочлена. Что можно ска­
зать, например, о неприводимости трёхчлена Х т + Х к + 1? Вопросы
такого рода постоянно возникают в алгебраической теории кодиро­
вания и при построении псевдослучайных последовательностей.

УПРАЖНЕНИЯ

1. Доказать, что при любом d \ п, d < п, имеет место соотношение Х п —1 =


= (Х а - 1)Фn ( X ) h d( X) , где h d е Ъ[Х].
2. Пусть q — целое положительное число > 1. Согласно (10) Фп {о) G Z.
Показать, что Фп(я) | — 1) = > п = 1.
3. Проверить, что круговой многочлен
Ф16(Х) = X 8 - X 7 + X 5 - X 4 + X s - X + 1,
рассматриваемый над полем F2 , является произведением двух неприводимых мно­
гочленов X 4 + X 3 + 1 и X 4 + X + 1. Используя это обстоятельство, доказать
неприводимость Ф1 б(Х) над Q (ср. с упр. 11 из [BA I, гл. 6, § 1]).
4. Проверить следующие свойства круговых многочленов.
Если р — простое число и р | п, то Фрп(Х) = ФП(АУ); если же р \ п, то
Фрп(Х) = Фп ( Х р )/Фп (Х).
5. Исходя из цепочки естественных включений
GF( p) С GF ( p 2') С GF( p 3t) С . . . ,
ввести так называемое предельное поле £lp = GF( p°°!), полагая

a G QP {<т G GF( pn!) при достаточно большом п }.


Опираясь на основные свойства конечных полей, доказать, что £1Р — алгебраи­
чески замкнутое поле. Таким образом получаются, с учётом поля комплексных
чисел С, примеры алгебраически замкнутых полей любой характеристики.
6. Пусть q = р п. Показать, что при р = 2 все элементы поля являются
квадратами, а при р > 2 квадраты группы F * образуют в ней подгруппу F * 2
индекса 2, причём Fg* 2 = Ker(t 1—)►/Ч - 1 ) / 2).
7 (М. Aschbacher). Пусть Fg — конечное поле с нечётным числом q = р п
элементов. Если q не равно 3 или 5, то “на окружности” х 2 + у 2 = 1 найдётся
точка с координатами х , у Е F* . Доказать это утверждение при р > 5.
8. Всякий ли примитивный элемент поля Fg является образующей мульти­
пликативной группы F* ?
9. Пусть A(q) = A s s p ( X i , . . . , X q) — свободная ассоциативная алгебра над
полем F, порождённая q свободными образующими — некоммутирующими пе­
ременными Х \ , . . . , Xq . Положив
Am(q) = { Xil X i 2 . . . X irn I l ^ i j ^ q ) F , dim A m (q) = q™,
§ 3. Соответствие Галуа 207

мы замечаем, что A(q) — градуированная алгебра:


A(q) = F • 1 0 Ai(q) 0 A 2 (q) 0 A 3 (q) 0 . . .
В A(q) содержится свободная алгебра Ли L(q) = L ie(X i, . . . , X q) с теми же
свободными образующими и операцией коммутирования [UV] = UV — V U . Ал­
гебра L(q) также градуирована:
L(q) = Li(q) 0 L 2 (q) 0 L 3 (q) 0 ...,
где
Li(q) = ( X U .. . , X q)F , L 2 (q) = ( [ X^Xj ] \ i < j ) F , . ..
Используя тождество Якоби, убедиться в том, что

ь з(д) = ( [ [ X i , X j ] , X k]), i<j,k^.j; dim L 3 (q) = - g).

На самом деле справедлива общая формула Витта

dim L m (q) = 4>m (q) = —


т “ Vа /
а\т

в точности совпадающая с формулой (12). Существенная разница лишь в том,


что в (12') q — произвольное натуральное число, а в (12) — степень простого
числа.
Число ожерелий из задачи 2 в преамбуле к гл. 3 выражается такой же фор­
мулой.

§ 3. С о о т в е т с т в и е Галуа
1. П р едв ар и тел ьн ы е р езу л ь т а т ы . Пусть F Э Р — поле раз­
ложения некоторого неприводимого над Р многочлена /(X ),
Aut F /P — множество всех автоморфизмов г] поля F таких, что
77(a) = a Va е Р. Как мы знаем из §1, |A u tF /P | ^ [F : Р], причём
|A u tF /P | = [F : Р], если все корни многочлена / различны.
О п р е д е л е н и е . Группу Aut F / Р принято называть группой
Галуа расширения F / Р и обозначать Gdl F/ P. Этот термин уже был
использован в ряде мест, включая § 1.
В дальнейшем поле Р будет предполагаться совершенным, так
что
|Gal F/ P\ = [F : Р].
Пусть Н С Ga l F / P — любая подгруппа группы Галуа. Положим
F H = {a G F\ <Да) = а У<р € Я}.
Таким образом, F H — подполе в F всех элементов, остающихся не-
подвижными при действии Н . Имеем два отображения:
1) Н i-ч К = F H — из множества подгрупп Н С Gal F / Р во
множество подполей F D К D Р;
2) К i-А Н = G a l F / K — из множества промежуточных подполей
F D К Э Р во множество подгрупп Н С Gs l F/ P.
208 Г л. 5. Начала теории Галуа

Очевидные свойства:
i) G = G a l F / P D G i D G 2 = ► F G l C F G2;
ii) F D Pi D P i 2 P = > G alF /P i c G alF /P 2;
iii) F GaXF/ p D P;
iv) Gal Р / Р я D H для любой подгруппы H С G.
Будем временно понимать под К D Р произвольное расширение
поля Р (не обязательно поле разложения).
Л е м м а (Э. Артин). Пусть G — конечная группа автоморфиз­
мов поля К и Р — К ° . Тогда
[К : Р К \G\.

Д о к а з а т е л ь с т в о . Положим п = \G\. Нам нужно показать, что


любые т > п элементов из К линейно зависимы над Р. Пусть
G = {(fi = е,ср2, ... ,<рп},
• • • ,и т G К, т > п.
Однородная система из п линейных уравнений от т неизвестных
Х \ 5Х 2 1 . . . 5Х т
т

сf i ( u j ) x j = 0 , 1 ^ i ^ п,
3=1
имеет нетривиальное решение (сд,. .., аш) ф (0,..., 0). Среди всех
решений выбираем такое (bi,...,bm), у которого число ненулевых
компонент наименьшее. Без ограничения общности считаем Ъ\ ф 0 и
даже Ъ\ = 1 .Достаточно показать, что bj Е K G Vj, поскольку первое
соотношение, отвечающее ipi = е, будет иметь вид Y^JjLi ujbj = 0 .
Предположим, что bj (fc Р для некоторого j. После возможного
переобозначения считаем bj = &2 - Применим (fk к системе уравнений,
выбрав к таким, чтобы <^.(62 ) 7^ &2 - Получим
'^2(<Pk<Pi)(uj)<Pk(bj) = 0, 1 ^ i ^ п,
з
или, что то же самое,
^2<Pi(uj)<Pk(bj) = °>
3
поскольку tpkTi, i — 1 , . . . , п, при фиксированном к пробегают все
элементы группы G. Следовательно, (1 , ^ ( 62 )? • • •, Tk(bm)) — тоже
решение системы. Вычитая его из (1, 62 , . . . , Ьш), получим решение
(0, Ь2 - Pk{b2),---,bm -<Pk(bm)),
которое также нетривиально, поскольку 62 — (рк(Ь2 ) 7^ 0 ввиду вы­
бора у?*.. Однако число ненулевых компонент у него меньше, чем у
(bi , 62 , • • •, frm), вопреки выбору последнего. □
§ 3. Соответствие Галуа 209

О п р е д е л е н и е . Расширение F / P называется нормальным ал­


гебраическим, если каждый неприводимый многочлен / Е Р[Х], име­
ющий хотя бы один корень в F, является произведением линейных
множителей в Р[Х]. Другими словами, F содержит поле разложения
минимального многочлена f a каждого элемента а Е F.
По определению свойство “нормальность плюс сепарабельность”
эквивалентно тому, что каждый неприводимый многочлен из Р[Х],
имеющий корень в F, является произведением различных линейных
множителей в F[X\. Нормальное и сепарабельное алгебраическое рас­
ширение F D Р называется также расширением Галуа. Если F — по­
ле разложения многочлена / Е Р[Х], то Gd l F / P называется также
группой Галуа многочлена f ( X ) над Р (или уравнения f ( X ) = 0) и
обозначается Gal(/).
Т е о р е м а 1. Следующие условия на расширение F / Р эквива­
лентны:
1) F — поле разложения некоторого сепарабельного многочлена
f ( X ) над Р-
2) Р = F g для некоторой конечной группы G С Aut F;
3) F — конечномерное нормальное и сепарабельное расширение
над Р.
Справедливы также следующие дополнения к утверждени­
ям 1) и 2):
Д1) если F и Р такие же, как в 1), и G = Gal F /Р, то Р = F G;
Д2) если F и Р такие же, как в 2), то G = Gdl F/ P.
Д о к а з а т е л ь с т в о . 1) = > 2). Положим в 1) G — Gd l F / P и
Р' = F ° . Тогда Р' — подполе в F, содержащее Р. Ясно также, что
F — поле разложения над Р' многочлена f ( X ) , причём G = Gal F /P '.
В силу сепарабельности / имеем \G\ = [F : Р'\ так же, как \G\ =
= [F : Р\. Но F D Р' Э Р = > [F : Р\ = [F : Р'][Р' : Р\ = Ф [Р' : Р\ =
= 1 Р' = Р, а это и есть 2). Мы доказали также, что Р = F G
для G = Gdl F/ P, т.е. Д1).
2) = > 3). По лемме Артина
Р = Fg [F : Р\ ^ \G\
и, таким образом, F конечномерно над Р. Пусть / — неприводимый
многочлен в Р[Х], имеющий корень г Е F. Будем считать, что
{ п = r , r 2 , . . . , r TO} = { ^ ( r ) I ( р £ G )

— G-орбита с представителем г. Если ф Е G, то {^(тд),..., ф(гш)} —


перестановка корней г \ , ... ,г ш. Разумеется, /(г) = 0 => /(гД = 0.
Значит, /(X ) делится на X —Г{, а поскольку Г{, 1 ^ г ^ т, различны,
f ( X ) делится на g(X) = YYiLiiX ~ п ).
Применим к д(Х) автоморфизм кольца Р[Х], для которого X у

14 А.И. Кострикин
210 Г л. 5. Начала теории Галуа

ь у Х и а и ^(а), & £ F. Тогда


т т
ф • д(Х) = Д ( * - Ф(п)) = Д ( * - П) = д(Х),

и мы видим, что коэффициенты многочлена д(Х) являются G-инва­


риантными. Следовательно, д(Х) G Р[Х], поскольку F G = Р. Но /
предполагался неприводимым над Р. Значит,
т
ПХ)=д(Х) = Л ( Х - п )
2=1
— произведение различных линейных множителей в F[X], т.е. рас­
ширение F сепарабельно и нормально над Р, как и утверждает 3).
з) => 1). Так как [F : Р\ < оо, то F = P ( r i , ..., r /Д, где г* алгеб-
раичны над Р. Пусть f i ( X) — минимальный многочлен для Г{ над Р.
По условию f i ( X) — произведение различных линейных множителей
в F[X]. Отсюда следует, что f ( X ) = Yl f i ( X) сепарабелен, a F —
поле разложения над Р для f ( X ) . Следовательно, мы пришли к 1).
Остаётся доказать Д2). Мы видели, что в условиях 2) по лемме
Артина [F : Р\ ^ |G|, а поскольку по только что доказанному усло­
вие 3) имеет место, |G alP /P | = [F : Р\. Так как F G = Р = > G С
С Gal F / Р и |G| ^ [F : Р] = |G alF /P |, то G = Gal F /P . □
2. Ф у н да м ен та л ь н ое со о т в е т ст в и е Галуа. Теперь мы гото­
вы доказать центральное утверждение.
Т е о р е м а 2. Пусть F — расширение поля Р, удовлетворяющее
любому из условий теоремы 1. Пусть G = Gal F /P — группа Галуа ,
Г = {Н } — множество подгрупп в G и £ — множество промежу­
точных полей между F и Р. Тогда отображения
Г U I >F H ,
\ К ^ Gal F / K
являются биекциями Г на £ и £ на Г. Кроме того , это соответ­
ствие Галуа обладает следующими свойствами:
1) Нг d H2 ^ F h' С Р Я 2 ;
и) |Я| = [Я : Яя ], (G : Я) = [Яя : Я];
Ш) Я < G -<=£- Ян нормально над Р . В последнем случае
Gal(FH/ P) = G/ H.
Д о к а з а т е л ь с т в о . Итак, пусть G = Gal F /P , Н Е Г. Так как
Р =P G, т о Р С Р я ж К — F H — подполе в F, содержащее Р.
Это даёт отображение Г i—у £. Применяя теорему 1, Д2) с Н вместо
G, мы видим, что G a l F / F H = F , откуда вытекает первая часть
утверждения и): |Р | = |С а1Р/Ря | = [F : F H].
Пусть теперь К — любое подполе между F и Р. Положим Н =
= G a lF /P . Тогда Я С G = G alP /P , так что Н — подгруппа в G.
§ 3. Соответствие Галуа 211

Ясно также, что F — поле разложения над К некоторого сепара­


бельного многочлена, поскольку оно является таковым над Р. Стало
быть, теорема 1, Д1), применённая к паре F и Я, показывает, что
К = F H. Мы убедились, что выделенные скобкой { в формулировке
теоремы отображения биективны.
В начале параграфа отмечалось в качестве очевидного свойства,
что если Hi э Н 2, то F Hl С F H<2. Обратно: если F Hl С F H<2, то
Hi = Gal F / F Hl D Gal F / F H2 = Я 2. Это даёт i).
Первая часть свойства i) отмечалась ранее. Так как
\G\ = [F : Р] = [F : F H][FH : Р] = \H\[FH : Р]
и \G\ = |Я|[С : Я], то, очевидно, [FH : Р\ = [G : Я], а это доказывает
вторую часть свойства i).
Установим, наконец, справедливость свойства п). Если Н G Г и
К = F H — соответствующее подполе, то подполе К отве­
чающее сопряжённой подгруппе фНф~х, есть ф(К) (для нагляднос­
ти сопрягающие элементы из G обозначены греческими буквами).
Это видно сразу, поскольку условие р(х) — х Ух е К эквивалентно
(фрф~1)ф(х) = ф(х), т.е. ф{х) G К ' . Отсюда следует, что
H<G ^ ф(К) — К — F H Уф G G.
Предположим, что ф(К) = К для каждого элемента ф G G. В
таком случае ограничение ф — ф \ к является автоморфизмом поля
К над Я, и мы пришли к гомоморфизму ограничения ф \-> ф группы
G = Gd l F/ P в Gdl K/ P. Образ G является группой автоморфизмов
в К и, очевидно, F G = Р. Стало быть, G = Gdl K/ P.
Ядром гомоморфизма ф н->>ф служит множество таких ф G G, что
Ф \ к — 1к- Соответствие Галуа даёт, что этим множеством является
Gal F / K = Я. Следовательно, G = G a lP /Я ^ G/ H.
Так как Р = то по теореме 1,3) К нормально над Р. Обрат­
но, предположив, что поле К нормально над Я, рассмотрим мини­
мальный многочлен f a над Р любого элемента a G К. Тогда f ( X ) =
= {X — ai ){X — а2) ... (У —аш) в К[Х], где сд = а. Если ср е G,
то = 0, откуда р(а) = для некоторого г. Таким образом,
<р(а) G К и <р(Я) С Я. Как и ранее, это означает, что р Н р ~ х С Н для
каждой подгруппы Я, отвечающей К в соответствии Галуа. Значит,
Я < G. Это завершает доказательство ш). □
3. И ллю страции к со о т в е т ст в и ю Галуа. Поле Q(v/2,v/3), а
также конечные поля ¥q, рассмотренные в первых двух параграфах,
служили прелюдией к теории Галуа. Расширим иллюстративный ма­
териал.
А) Круговое поле Гп. Рассмотрим нормальное расширение Гп =
= Q(C)? Cn = 1? связанное с круговым многочленом Фп(Х) (см. § 2)

14 *
212 Г л. 5. Начала теории Галуа

степени р(п), корнями которого являются все примитивные корни


из 1 степени п и только они. Убедимся прежде всего в том, что спра­
ведлива
Т е о р е м а 3. Круговой многочлен Фп{Х) неприводим над Q щ
таким образом, [Гп : Q] = ip(n).
Д о к а з а т е л ь с т в о . Как нам известно, Фп Е Ъ[Х\. Неприводи­
мость в Q[X] по лемме Гаусса эквивалентна неприводимости в Ъ\Х\.
Предположим, что
Фп(Х) = g( X) h( X) ,
где g, h Е Z[X], причём многочлен h(X) степени ^ 1 неприводим в
Ъ[Х\ (и в Q[X]). Пусть р — простое число, не делящее п, и /ДА) = 0.
Так как НОД(р, п) = 1, то Хр — примитивный корень степени п из 1.
Если h(Xp) ф 0, то д(Хр) = 0. Стало быть, Л — корень многочленов
д ( Х р) и h(X). Ввиду неприводимости h имеем h(X) \ д(Хр), т.е.
д ( Х р) = h ( X) l ( X) , I Е Z[X\.
У нас
Х п —1 = Фп( Х Щ Х ) = d( X) g( X) h( X) .
Перейдём к сравнениям по (mod р), т.е. будем действовать в ЪР[Х]\
Х п - Т = d( X) g( X) h( X) (*)
(/(X ) = a0X m + aiX™ -1 + ... е Z[X] =>
==►7 ( X) = a0X m + a1X m~1 + . . . e FP[X].)
Аналогично, ~g(Xp) = h( X)l ( X). Ho
/ (X)P = a0X pm + + ... = J ( X P)
для любого / E Z[X\. Таким образом, g( X) p = g ( X p) = h( X)l ( X),
откуда, конечно, следует, что НОД(g,h) ф 1.
В соответствии с (*) приходим к заключению, что Х п —1 имеет
кратные корни в своём поле разложения над Ър. Но это не так, по­
скольку (Х п —1)' = п Х n_1 и п / 0 , так что НОД(Хп —1, (Х п —1)') =
= 1. Полученное противоречие показывает, что h (Л) = 0 = > h(Xp) =
= 0 для каждого простого числа р \ п. Повторение этого рассуж­
дения показывает, что Аг — корень многочлена h(X) для любого
натурального г, взаимно простого с п. Но каждый примитивный ко­
рень степени п из 1 имеет вид Аг, НОД(г, п) = 1. Стало быть, h(X)
делится на X —А', где А' — любой примитивный корень степени п.
В таком случае h(X) = ФП(Х), т.е. Фп неприводим. □
Пусть G = GalTn/Q. Тогда а Е G => а(() = для некоторого
целого m = ш(сг), причём НОД(т(сг),п) = 1 и (сг(£))п = 1. Далее,
а,т G G => (стт)«) = (™{ат) = а(С(г)) = С™(<т)™(т),
§ 3. Соответствие Галуа 213

т.е. т((7т) = ш(сг)ш(т), и, таким образом, ш : G — >U(Zn) — гомо­


морфизм группы Галуа поля Гп в мультипликативную группу U(Z n)
целых чисел по modn, взаимно простых с п. Этот гомоморфизм инъ-
ективен, поскольку показатель ш(сг) однозначно определён по modn
автоморфизмом сг, а действие а на Q(C) определено действием на ф
Так как по теореме 3 [Гп : Q] = <р(п) = \U(Zn)\, то G = U(Zn).
Нами доказана
Т е о р е м а 4. Круговое поле Гп обладает абелевой группой Галуа ,
изоморфной U(Zn).
Если заменить Q на какое-то поле Р, то, вообще говоря, имеет­
ся лишь вложение G U(Z n), но не изоморфизм. Строение группы
U(Z n) было исследовано в гл. 4. Заметим дополнительно, что под­
группы в G нормальны. Каждое подполе в Гп также нормально.
П р и м е р 1 . Круговое поле Г 17 = Q(£), С17 — Г с циклической группой Галуа
G = G a lT ^ /Q = (Ф | Ф16 = 1), порождённой отображением Ф : £ ь-»- £3, имеет
прямое отношение к конструктивным числовым полям [BA I, гл. 5, § 1]. Выделим
следующий ряд подгрупп:
G= Gi = (Ф) D G2 = (Ф2> DG3 = (Ф4> DG4 = (Ф8) DG5 = 1.
По теореме 2 соответствие Галуа приводит к возрастающей цепочке подполей:
Q = Fi С F2 С F3 С Г 4 С F5 = F = Q(C),

где F{ = F Gi . По определению Ф(£) = С3, Фг(С) = С3' • Положим z\ — Yli = 1 Ф2г(С)-


Тогда Ф2 (2д) = zi, Ф(г4) ф zi, т.е. z 1 £ F2 , z\ £ F\. Так как [G : G 2 ] = 2, то
[F2 : Fi] = 2 и F2 = Fi(zi). Аналогично, 2:2 = J2i=i Ф4г(С) 5 = Y h = i ф 8г(С) =
= С- 1 + С Fs = F2 (z2), Г 4 = Fs(zs).
Если найти минимальные многочлены комплексных чисел z i , z 2,zs соответ­
ственно над F i , F 2 , F s и выразить эти числа через корни квадратных уравнений,
то станет ясно, что они являются конструктивными. А в таком случае конструк­
тивно и число £, дающее возможность построить правильный 17-угольник при
помощи циркуля и линейки.
Сделаем ещё несколько замечаний о конструктивных числовых
полях. Если исходить из заданного поля
Р — QOl 5%1j • • • 5%тj %т)->
где z \ , . . . , zm G С, то Р-конструктивность комплексного числа z
означает, что
z е F = Р ( щ , . . . , и г), и} G Р ( щ , ... (1)
Башня (1) квадратичных расширений над Р имеет, очевидно, сте­
пень [F : Р] = 2s, s ф г. Таким образом, комплексное число Л, обла­
дающее свойством делимости [Q(A) : Q] на нечётное простое число,
не может быть конструктивным.
Б) Правильные п-уголъники. При простом п = р построение пра­
вильного р-угольника равносильно построению комплексного числа
( = cos 27г/р + i sin 27г/р, ( р~г + ( р~2 + ... + 1 = 0, [Q(C) : Q] =
= р —1. Необходимое условие, следовательно, сводится к равенству
214 Г л. 5. Начала теории Галуа

р —1 — 2s для некоторого натурального числа s. Как отмечалось


в [ВА I, гл. 1], таких простых чисел Ферма известно пока всего 5:
3, 5, 17, 257, 65537.
Из выражения для [Гп : Q] = <р(п), приведённого в § 2, видно, что
<р(п) = 2s в том и только том случае, когда все нечётные простые де­
лители числа п являются простыми числами Ферма и их кратность в
разложении равна 1. Это и есть необходимое условие для построения
правильного n-угольника при помощи циркуля и линейки. Условие
является также достаточным, но мы на этом не останавливаемся.
В) Трисекция угла. Каждый ли угол можно разделить при помощи
циркуля и линейки на три равные части? Утверждается, что этого
нельзя сделать даже для угла в 60°, т.е. точка z = (cos 20°, sin 20°) не
может быть построена, исходя из точек z\ — 0, 2Д — 1, zs = cos 60° +
+ г sin 60° = 1/2 + гл/3/2. Другими словами, надо убедиться в том,
что присоединение cos 20° к полю Q(v/ —3) = Q(z \ , 2Д, £3 , М ,^ 2 ,^ 3 ) (а
это — расширение степени 2 над Q) даст расширение степени ф 2s
над Q.
Действительно, положив и = cos 20°, перепишем тригонометри­
ческое тождество cos Зр = 4 cos3 р —3 cos р при р = 20° в виде 4и3 —
—Згх —1/2 = 0, или, что то же самое, в виде (2и)3 —3(2и) —1. Но
многочлен X 3 —ЗХ —1 неприводим над Q, поэтому [Q('u) : Q] = 3, а
это доказывает требуемое утверждение.
Г) Удвоение куба. Речь идёт о построении стороны куба, имею­
щего объём 2, т.е. о конструктивности числа \[2. Отрицательный
ответ напрашивается сразу, поскольку многочлен X 3 —2 неприводим
над Q и, стало быть, [(Ц)(\К2) : Q] = 3.
В Б)-Г) речь шла, скорее, не о группах Галуа, а о степенях рас­
ширений. Приведём пару примеров, где группу Галуа найти сравни­
тельно несложно.
П р и м е р 2. Пусть Р — несовершенное поле характеристики р > 0, а Е
е Р \ Р р . Тогда, как мы знаем, Х р —а — неприводимый многочлен над Р. Если
F = Р ( и ), ир = а, то [F : Р] = р. Кроме того, Х р — а = ( X —и)р , т.е. F — поле
разложения над Р несепарабельного многочлена Х р —а. Для <тЕ Gal F / Р имеем
(а(и))р = а, так что а(и) = и. Это значит, что а = 1 и G a l F / P — единичная
группа.

П р и м е р 3. Пусть F = P ( t ), где t — трансцендентный элемент над Р. Можно


показать, что

F = Р(и) и= ^ ^, а, 6, с, б? Е Р\ ad —be ф 0.
ct + d

Отображение , : М ^ /М является элементом группы Галуа G = Gal F / P


самом общем виде, поэтому G = PG L (2,P ).
§ 4 • Вычисление группы Галуа 215

УПРАЖНЕНИЯ

1. Пусть Р — поле характеристики 0, р — простое число, £ — примитивный


корень степени р из 1. Показать, что многочлен Х р — а Е Р[Х ], не имеющий
корней в поле Р , неприводим над Р (£).
2. Найти группы Галуа многочленов: а) X 3 — 12Х + 8; б) X 3 —2Х —2;
в) X 3 + X + 1; г) X 4 + 4 Х 2 + 2; д) X 4 + ЗХ 3 - ЗХ + 3.

§ 4. В ы чи слен и е гр уп п ы Галуа

1. Д ей ст в и е гр упп ы G al(/) на корнях м н огочл ен а / . Труп-


па Галуа может быть отождествлена с группой перестановок кор­
ней. Пусть / Е Р[Х] — многочлен степени ^ 1 с различными кор­
нями #i , . . . , вп в поле разложения F = Р( в i , . . . , #п). Первоначально
Э.Галуа рассматривал исключительно группу Gal(/) многочлена /
(или уравнения f ( X ) = 0): каждый автоморфизм интерпретировался
как элемент симметрической группы Sn. Лишь гораздо позднее тво­
рец теории идеалов Р. Дедекинд заметил, что Gal(/) отождествляет­
ся с группой Галуа Gs l F/ P. В настоящее время имеются готовые
пакеты программ (типа Maple-V) для вычисления на ЭВМ группы
Галуа неприводимых многочленов / Е Ъ\Х\ небольших степеней.
Вообще говоря, Gal(/) — собственная подгруппа в Sn. Обсудим
сначала следующий вопрос: какое подполе в F Э Р отвечает под­
группе Gal(/) С А п, где А п — знакопеременная группа?
Т е о р е м а 1. Пусть Р — поле характеристики ф 2, / — норма­
лизованный многочлен положительной степени в Р[Х] с различны­
ми корнями 6i в поле разложения F D Р. Пусть

А (/) = П № - 0j).
i<j
Тогда подполем в F, отвечающим Gal(/)flAn, является Р (Д (/)).
Д о к а з а т е л ь с т в о . Пусть 7г Е Sn. Посмотрим сначала на коль­
цо Р [Х i , . . . , X n]. Его автоморфизм Ф^ : Х{ i-A оставляющий
каждый элемент из Р на месте, продолжается до автоморфизма, обо­
значаемого также Фтт, поля отношений Р ( Х l, . .., Х п). Понятно, что
группа G всех таких автоморфизмов изоморфна Sn. Используя со­
ответствие Галуа, нетрудно заметить, что F G = P ( s i , ..., sn), где
Sk — элементарная симметрическая функция от Х л , . . . , Х п. Кстати,
Gal P(Xb . . . , X n) / P( s b . . . , s n) - 5 n.
Положим д „ = lli< j№ —Xj). Известно и легко проверяется, что
Ф7Г(ДП) = Еъ Дп. Если ф : Х{ I—у 0^ — гомоморфизм Р[ Х i , . .., Х п\ в
F, то ^(Ф7Г(ДП)) = тг(Д(/)) = =ЬД(/), где теперь тг Е Gal(/) П Sn.
Следовательно, подгруппа в Gal(/) = G alF /P , оставляющая на
месте элементы подполя Р (Д (/)) С F, есть подгруппа чётных пере­
216 Гл. 5. Начала теории Галуа

становок. В силу соответствия Галуа подполем в F/ P, отвечающим


Gal(/) П А п, будет Р (А (/)) = pGai(/)nA„_ п
Из доказательства видно, что 7г(Д(/)) = =ЬД(/) для любой пе­
рестановки 7г Е Gal(/). Поэтому дискриминант D( f ) = Д( / ) 2 много­
члена / при действии 7г остаётся неподвижным и, стало быть, D (/) Е
Е Р. Согласно теореме 1 включение Gal(/) С Лп имеет место в точ­
ности тогда, когда Р (Д (/)) = Р, т.е. Д(/) G Р. Итак, справедливо
С л е д с т в и е . Пусть / Е Р[Х] — нормализованный многочлен
степени п ^ 1, Р ( /) = Пг<^№ ~®з)2 — его дискриминант. Тогда
Gal(/) С Ип 4=> Р ( /) — квадрат элемента из Р.
Т е о р е м а 2 (критерий неприводимости). Пусть корни Oi, г =
= 1, . . . , п, многочлена / Е Р[Х] все различны. Тогда неприво­
димость / над Р эквивалентна транзитивности Gal(/) на {в i , ...
• • • ,0п}-
Д о к а з а т е л ь с т в о . По поводу определения транзитивности см.
гл. 1. Предположим, что / неприводим. Из теоремы 3 в § 1 вытека­
ет существование изоморфизма Р(0Д /Р — Р(дД/Р, каковы бы ни
были индексы i ф j. Так как Р = Р (в i , ... ,$п) — поле разложения
над Р($г) и над P(6j) многочлена f ( X ) = Ylk( X ~@k)i то по построе­
нию поля разложения этот изоморфизм может быть продолжен до
автоморфизма а расширения F D Р. Значит, а Е G alP /P = Gal(/)
и a{0i) = dj, т.е. Gal(/) транзитивна.
Обратно: предположим, что Gal(/) транзитивна на корнях. Пусть
f ( X ) = g( X) h( X) — разложение с неприводимым множителем д(Х)
положительной степени. Если д(в{) = 0 для какого-то г, a Oj — любой
другой корень многочлена / и сг($Д = для некоторого а Е Gal(/),
то д(6{) = 0 = > 0 = cr(g(6i)) = g(0j). Это показывает, что каждый
корень многочлена / является корнем его множителя д и, следова­
тельно, / = д неприводим. □
П р и м е р 1. Как показано в [ВА I, гл. 5, § 2], дискриминантом неполно­
го кубического уравнения f(x) = ж3 + ах + b = 0 служит выражение D( f ) =
= —4а3 — 27Ь3. Пусть / не имеет корней в основном поле Q, т.е. / неприводим
и сепарабелен. Таковыми являются многочлены f i ( X) = X 3 — X — 1 и f 2 ( X) =
= X s —ЗХ + 1 с дискриминантами D( f i ) = —23, Л ( / 2 ) = 81 = 92. Из теорем 1, 2
следует, что G al(/i) = S3, a G al(/2) = А3.
П р и м е р 2. Многочлен /( X ) = ж3 —2, неприводимый над Q, имеет вещест­
венный корень а = v^2. Его полем разложения, однако, будет
F = Q(<a, е) = (1, а , а 2 , е, е а , e a 2 ) q = Q ( 0) .

Здесь
£2 + £ + 1 = 0, в = а + £, д{0) = О, я(Х) = X 6 + ЗХ 5 + 6 Х 4 + ЗХ 3 + 9Х + 9.
Строение группы Галуа довольно очевидно:
G = Gal E /Q = (<т, т | сг3 = е = т 2, тсгт = <т2) = S 3 ,
§ 4 • Вычисление группы Галуа 217

где
а(е) = е, а(а) = еа, а(еа) = £2 а; т(а) = а, т(е) = £2.

Под к аж дой подгруппой Н


С G вы пиш ем отвечаю щ ее ей в силу с о о тв етств и я
Г алуа неподвиж ное подполе:

G (°) (Т) 7Т
(< ){а2т) {е}
Q 0(e) QO) Q(£2a) ОЦеа) F
так что (о-) = Gal F / Q{ e ) , (т) = Gal F / Q ( a ) , (ат) = Gal F / Q ( £ 2 а), (<т2т) =
= G a lF /Q ^ a ). Так как (<т) < G, то Q(e) нормально над Q и GalQ(y)/Q =
~ G/ (а) ~ Z2.
2. М н огочлен ы и гр упп ы п р о ст о и степ ен и . В общем вычис­
ление группы Галуа конкретного многочлена / Е Р[Х] — довольно
трудная задача даже при Р = Q. Она привлекала внимание
крупных математиков. Отметим два результата И. Шура (1931 г.):
если п — 0 (mod 4);
f{x) = £ X m/rn\ если п ^ 0 (mod 4).
m —О
Пусть Н п{Х) — п- й многочлен Эрмита (см. [ВА II]). Положим
Н2п{Х) = К {п \ х 2), Н 2п+1(Х ) = Х К {п \ х 2). Тогда при п > 12 име­
ет место изоморфизм Gal ^ К п \ х ) ^ = S n. j = 0,1. Основным полем
является Q.
Симметрические группы в дальнейшем будут возникать неодно­
кратно, поэтому приведём относящиеся к ним два простых утверж­
дения, развивающие упр. 10 из [ВА I, гл. 4, § 3].
П р е д л о ж е н и е 1. Транзитивная группа перестановок степе­
ни п, содержащая один двойной цикл и один цикл длины п —1, яв­
ляется симметрической.
Д о к а з а т е л ь с т в о . Пусть (12 .. .п —1) — данный (п —1)-цикл.
Транспозицию (ij) в силу транзитивности группы можно перевести
в (fen), где к — один из символов от 1 до п —1. Сопряжение (кп)
при помощи цикла (12...П —1) и его степеней даёт транспозиции
(In), (2п),. .., (п —1, п), а они порождают Sn. □
П р е д л о ж е н и е 2. Пусть р — простое число. Если G С Sp,
причём G содержит элемент порядка р и какую-то транспозицию ,
то G = Sp.
Д о к а з а т е л ь с т в о . По условию G содержит p-цикл а — [i\i2 • • •
... гр), где {ii, «2 , • • •, ip} = {1, 2,... ,р}. При надлежащем упорядоче­
нии считаем, что (12) Е G. Так как а 8 = (12...) при некотором s, то
считаем с самого начала а = (12 .. .р), (12) Е G. Тогда G содержит
ст(12)ст-1 = (23), сг(23)сг-1 = (34), . .. , а ( р - 2 , р - 1)ст-1 = (р - 1,р).
Но ((12), (23),..., (р —1,р)) = Sp. □
218 Г л. 5. Начала теории Галуа

Т е о р е м а 3. Пусть / — неприводимый многочлен простой сте­


пени р над Q. Предположим, что / имеет в точности два неве­
щественных корня в С. Тогда Gal(/) = Sp.
Д о к а з а т е л ь с т в о . Положим

ПХ) = Ц (Х -вг), F = Q(e1, . . . , e p) С С.

Так как
FD Ш ) , [ Q № ) : Q ] = d e g f = р,
то степень |Gal(/)| = [F : Q] делится на р. По теореме Силова (см.
гл. 2, § 2) Gal(/) содержит элемент порядка р. Автоморфизм сопря­
жения z У z поля С, продолженный на С[Х], переводит / в себя.
Следовательно, он переставляет корни многочлена /.
Пусть 0\ , $2 — невещественные корни. Тогда по условию теоре­
мы 62 = 0\ и Oi = Oi при i > 2. Приходим к выводу, что ограничение
автоморфизма сопряжения на F является элементом в Gal(/), а имен­
но транспозицией. Стало быть, Gal(/) содержит элемент порядка р
и транспозицию. Остаётся применить предложение 2. □
Т е о р е м а 4 (Р. Брауер). Для любого простого числа р можно
построить сколь угодно много неприводимых многочленов степени
р с группой Галуа Sp.
Д о к а з а т е л ь с т в о . Пусть ш ; п \ , . . . , nk-2 — целые чётные чис­
ла, т положительно, п\ < П2 < ... < п ^_2 и к > 3 нечётно. Рассмот­
рим многочлен
g(X) = ( X 2 + т ) ( Х - щ) ( Х - п2) ... ( X - п*_2)
с вещественными корнями п±, П2 , . .., n k - 2-
График у = д{х) имеет (к —3)/2 относительных максимумов,
а так как \g(h)\ > 2 для любого нечётного целого h, то ясно, что
значения этих относительных максимумов будут > 2. Это означа­
ет, что график у = f (x) = д{х) —2 имеет (к —3)/2 положительных
относительных максимумов между п± и n k - 2• Следовательно, f ( X )
имеет к —3 вещественных корней на интервале (711 , 71*5- 2 ). Так как
/ ( 71*5- 2 ) = —2 и /(IV) > М при любом М > 0 для достаточно боль­
шого натурального IV, то существует также вещественный корень
> nk—2• Получаем к —2 вещественных корня многочлена f ( X ) . Если
к
f ( X ) = Д ( Х - 04) = (X2 + т ) ( Х - щ ) ... (X - nfc_2) - 2,

то, сравнивая коэффициенты, будем иметь


/с /с—2
Х А = Е пь Е ^ = Е n ;n ? + т -
г=1 /=1 i<j /<д
§ 4 • Вычисление группы Галуа 219

Следовательно,

П 9< = ( Е 9i) ~ 2 Е 9i9i = Ц ПГ 2т•


г г i<j I

Если выбрать т достаточно большим, то < 0, что означает


существование невещественных корней. В случае в\ Ж будет в\ ф
Ф 0i, и мы имеем по крайней мере два невещественных корня, а по
построению этих корней должно быть ровно 2. Заметим теперь, что
f { X ) = X k + а 1Х к~1 + ... + ак, сц £ 2Z.
Так как постоянный член у д(Х) делится на 4, то у f ( X ) он делится
на 2, но не делится на 4. Из критерия Эйзенштейна, применённого
к / с простым числом 2, следует, что / неприводим над Q. Таким
образом, условия теоремы 2 удовлетворяются для каждого простого
р = к ф о. При р = 2 и р = 3 см. примеры. □
3. М е т о д при ведени я по м одул ю р. Важным вспомогатель­
ным средством для вычисления Gal(/), / Е Z[X], служит приведение
(редукция) по modp, где р будет пробегать различные простые чис­
ла. Редукция коэффициентов многочлена / приводит к каноническо­
му гомоморфизму Ъ\Х\ — у Zp[X] . Пишем f p(X) для образа много­
члена f ( X ) при этом гомоморфизме. Так как дискриминант D( f ) —
полиномиальная функция (от коэффициентов /) с коэффициентами
из Z, то D( f ) е Z и D ( f p) = D ( f ) p. Если D ( f p) ф 0, то D( f ) ф 0 и
оба многочлена /, f p (одинаковой степени) имеют различные корни.
В этом случае справедлива
Т е о р е м а 5 (Р. Дедекинд). Пусть / Е Ъ[Х\ — нормализован­
ный многочлен степени п, р — простое число , D ( f p) ф 0. Пусть
f p(X) разлагается в произведение неприводимых над Zp множите­
лей степеней ni, П2 , ..., n r (JT щ = п).
Тогда группа Галуа Gal(/) содержит перестановку на мно­
жестве корней многочлена / с цикловой структурой
( 1, 2, . . . , ni )( ni + 1, . . . , щ + n2)(ni + га2 + 1, . . . , ni + га2 + га3) . ..
при надлежащем упорядочении корней.
Доказательству этой важной теоремы будут предшествовать не­
сколько вспомогательных утверждений. Начнём с классического ре­
зультата о линейной независимости характеров. Пусть Н — моноид,
К — поле. Под характером % из Н в К (или под К-характером
моноида Н ) понимается гомоморфизм Н — у К* (х(1) = 1, %(аЬ) =
= х(а)х(Р)).
Л е м м а 1 (лемма Дедекинда-Артина о независимости). Различ­
ные характеры Х и Х 2, моноида Н в поле К линейно незави­
220 Г л. 5. Начала теории Галуа

симы над К , т.е


diXi(h) = 0, di Е К, \/h Е H = > ai = 0, 1 ^ г ^ n.
i
Д о к а з а т е л ь с т в о проводим индукцией по п. Если п = 1, то
результат очевиден, поскольку ax(h) = 0 , а / 0 , означает %(/&) = 0
для любого h Е Н, в то время как по условию %(1) = 1.
Пусть теперь п > 1, и пусть для n —1 независимость установлена.
Считаем все 7^ 0, иначе действует предположение индукции. Так
как xi Ф Х2, т0 Xi(h') Ф Х 2 (hl) для некоторого Ы Е Н . Заменим в
предполагаемом соотношении линейной зависимости h на h'h. Это
приводит к соотношению
aiXi(h')x(h) + a2X2(h')x2(h) + ... + anx n(h')Xn(h) = 0.
С другой стороны, умножая исходное соотношение на Xi(h'), будем
иметь
aiXi(h' )x(h) + a2Xi ( t i ) x 2(h) + ... + anx i{h ’)xn(h) = 0.
Вычитая последнее соотношение из первого, получим
^ 2X2(6) + • • • + a'nXn(h) = 0 ,
где
а[ = a i ( x i ( t i ) - xi (h' )), 2 ^ i ^ n.
Так как = cl2{X2{61) —Xi(h')) ф 0, то имеем противоречие с пред­
положением индукции. □
С л е д с т в и е 1. Пусть — два поля и rji,... ,rjn — раз­
личные мономорфизмы К \ — у К 2. Тогда они линейно независимы
над К 2.
Д о к а з а т е л ь с т в о . Ограничить на К \ и положить Н —
= К {. □
С л е д с т в и е 2 (теорема Артина). Пусть G — конечная груп­
па автоморфизмов поля F. Тогда F является расширением Галуа
над своим подполем Р неподвижных относительно G элементов и
Gal F /P = G. □
Основу доказательства теоремы 5 составляет
Л е м м а 2. Пусть / Е Ъ[Х\ — нормализованный многочлен сте­
пени n, F — его поле разложения над Q, р — простое число такое ,
что D ( f p) ф 0, т.е. f p имеет различные корни в своём поле разло­
жения F(p) над Zp. Пусть L — подколъцо в F, порождённое корнями
многочлена / .
Тогда :
а) существует гомоморфизм ф : L — у
б) любой такой гомоморфизм устанавливает биекцию множест­
ва R корней многочлена / в F на множество R p корней f p в F(py,
§ 4 • Вычисление группы Галуа 221

в) если ф, ф1 — два таких гомоморфизма, то ф1 = ф • а, где


<7 £ Gal F/Q.
Д о к а з а т е л ь с т в о . По условию
п

F = Q(9и . . . , в п), f ( X ) = J [ ( X - 0 i ) в F[X].

По определению L = Z[0i,. .., вп\. Положим


L '= y ,
О^ki ^n—1
— множество Z-линейных комбинаций элементов
вк1.. .в кп, O ^ k i ^ n - l .
Так как /(0Д = 0, то Of — Z-линейная комбинация степеней 1,0*,
0?,..., 0 /-1 . Следовательно, 0*1/ С I / и по итерации 0 ^ ... 0^nZ/ С V
для любых положительных показателей к\ . .., кп . Значит, L' — под­
кольцо в L, содержащее по определению 01 , . . . , 0П и, таким образом,
совпадающее с L.
Это показывает, что L — конечно порождённый Z-модуль. Так
как char У = 0, то кручение TorL равно нулю и L — свободный
Z-модуль конечного ранга с каким-то базисом ( щ , ... , и ш) : L =
= Z Ui 0 ... 0 Z ит.
Утверждается, что (щ) — базис для расширения F / Q и, следова­
тельно, [F : Q] = т. Линейная независимость над Q элементов щ оче­
видна, поскольку нетривиальное Q-линейное соотношение между щ
приводит (при умножении на некоторое целое число) к нетривиаль­
ному Z-линейному соотношению, которое на самом деле отсутствует.
Рассмотрим теперь QL = JT Qu* — подкольцо в F, содержащее Q.
Из алгебраичности F следует, что QL — подполе в F (см. следствие
теоремы 2 из § 1). Так как оно содержит все 0*, 1 ^ i ^ п, то QL = F.
Стало быть, (щ) — базис для F/Q.
Введём в рассмотрение идеал pL = кольца L. Яс­
но, что \LjpL\ — рт. Так как факторкольцо L/ pL конечно, то оно
заведомо содержит максимальный собственный идеал вида M/pL,
где М — максимальный идеал в L, содержащий pL. В таком слу­
чае L / M — поле, являющееся гомоморфным образом кольца L/pL,
поскольку по одной из теорем об изоморфизме (см. гл. 4) имеем
(L/ pL) / ( М/ pL) = L / М. Из построения видно, что char L / M = р
и Zp — простое подполе в Т/М , a |L/M| = рт , где т! ^ ш.
а) Канонический гомоморфизм v : L — у L / М отображает Z на
простое поле Zp (или, если угодно, Fp), а так как L = Z [0i,. .., вп\ и
f ( X ) = ПГ=1 ( X- Oi ) в L[X], то L / M = ZP[0U ... ,0П], где 0, = 1/(0*) =
= 0* + М. Далее, из / £ Ъ[Х\ следует, что коэффициенты многочлена
f ( X ) = Yii=i(X ~ 0г) лежат в Zp и f ( X ) = f p(X). Таким образом,
222 Г л. 5. Начала теории Галуа

L / M — поле разложения для f p(X) над Z p, и мы имеем изоморфизм


l± : L /M — у f (p)- В итоге мы пришли к нужному эпиморфизму
Ф = А*° V : ^ — > F(p) •
б) Пусть гр — гомоморфизм типа, установленного в а). Тогда
ограничение ф \z будет гомоморфизмом Ъ на простое подполе в F(py
ф( 1) = 1f {p), так что ф \z — канонический гомоморфизм Ъ на Zp.
В таком случае f p(X) = ф( / ( Х) ) := П i ( X — ф(вi)). Следовательно,
ф(вг) — корни многочлена f p(X) в и чр |д — биекция й на
в) Зафиксируем гомоморфизм : L — у F^py Пусть а Е G =
= Gal F/Q. Тогда а переставляет вг и, следовательно, а переводит L в
себя. Далее, а \р — гомоморфизм L в L (на самом деле автоморфизм),
дьфоа — гомоморфизм L в F ^ . Различные сг, сг' Е G дают различные
перестановки корней 0^, а поскольку |д — биекция на R p, ф о а и
^осг7различны. Таким способом мы получаем ш = [F : Q] различных
гомоморфизмов ipj = чр о cTj, если G = {од,..., сгт }.
Утверждается, что других гомоморфизмов больше нет. Действи­
тельно, пусть фт-\-1 отличен от ipj, 1 ^ j ^ т. По лемме 1, применён­
ной к мультипликативному моноиду Н области L и полю X = F(p),
все ipj, включая фш+1 , линейно независимы над У(р). С другой сто­
роны, рассмотрим систему уравнений
га+1
X i p J i ( u j ) = 0, 1 ^ j ^ ш.

Так как неизвестных Х{ больше, чем уравнений, то эта однородная


линейная система с коэффициентами i p i ( u j ) Е Т ( р ) имеет нетривиаль­
ное решение (од, . .., am+ i), сд Е F(p). Пусть теперь у Е L. Тогда
у = J2j nj uji ni е z, и

V’ity) = У Щфг(ир, Щ = rij + p L ;


з

= 0.
* 3 i J

Это противоречит независимости i pi и завершает доказательст­


во в). □
Наконец, мы готовы дать
Д о к а з а т е л ь с т в о т е о р е м ы 5. Так как F ^ — поле с рт эле­
ментами, то отображение 7г : a у ар, а Е Т(р) — автоморфизм. Если
ф : L — F(p) — любой гомоморфизм, то и 7Г о чр — гомоморфизм.
Соответственно мы имеем единственный элемент а — а(ф) Е Gal(/),
такой, что
7Г о pj = pj о арф).
§ 4 • Вычисление группы Галуа 223

Автоморфизм а — ст(ф) называется р-автоморфизмом Фробениуса


на F / Q, отвечающим ф.
Если мы ограничим ф и а на R и используем тот факт, что ф —
биекция из R на R p , то получим соотношение сг = ф~г о 7г о ф. Это
означает, что орбиты на R p относительно (тг) отображаются посред­
ством ф~г в орбиты на R относительно (сг).
Но орбиты на R p относительно (тг) — это множества корней не­
приводимых множителей многочлена f p Е ZP[X\. Если n i , ... , nr —
степени этих многочленов, то мощности орбит на R относительно
(сг) будут n i , . . . , nr , и, следовательно, сг как перестановка на R име­
ет цикловое разложение
( 12. . . щ) ( п1 + 1 , . . . , щ +га2) . . .
при надлежащем упорядочении корней. □
П р и м е р З . Пусть /( X ) = X 6 + 22Х 5 + 21Х 4 + 12Х3 - 37Х 2 - 29Х - 15.
Сначала используем редукцию по mod 2, чтобы получить
f 2(X) = X е + X 4 + X 2 + X + 1.
Делимости на неприводимые многочлены X 2 + X + 1, X 3 + X 2 + 1, X 3 + X + 1
степени <С 3 нет, поэтому /г (Х ) неприводим. Следовательно, Gal(J) содержит
6-цикл, так что Gal(J) транзитивна. Далее,
f 3( X ) = X ( X 5 + X 4 - X + l),

причём X 5 + X 4 — X + 1 неприводим по mod3. Стало быть, Gal(J) содержит


5-цикл. Наконец,
/ 5(Х ) = Х ( Х - 1)(Х + 1)(Х + 2 )(Х 2 + 2)

и X 2 + 2 неприводим по mod 5. Следовательно, Gal(J) содержит 2-цикл. В соот­


ветствии с предложением 1 приходим к заключению, что Gal(J) = S q.
Чтобы на основании теоремы 5 построить многочлен / Е Ъ[Х\
степени п > 3 с Gal(/) = Sn, выберем сначала неприводимый по
mod2 многочлен и Е Ъ[Х\ степени п; затем — многочлен v Е Z[X],
который по mod3 разлагается в произведение неприводимого мно­
жителя степени п — 1 и линейного множителя; наконец, выберем
многочлен w Е ^[АГ], который по mod 5 разлагается в произведение
неприводимого множителя степени 2 и одного или нескольких
неприводимых множителей нечётных степеней. Всё это возможно,
поскольку по модулю любого простого числа существует неприводи­
мый многочлен любой наперёд заданной степени.
В заключение выберем многочлен / так, чтобы выполнялись усло­
вия
/ = и (mod 2), / = v (mod 3), / = w (mod 5).
Достаточно положить
/ = —15и + Юг + бw
224 Г л. 5. Начала теории Галуа

(все многочлены нормализованы).


Группа Gal(/) будет тогда транзитивной (неприводимость / по
mod 2), будет содержать цикл типа (1, 2, .. ., п —1) и транспозицию,
умноженную на независимые циклы нечётной длины. Если это по­
следнее произведение возвести в подходящим образом подобранную
нечётную степень, то получится чистая транспозиция. В силу пред­
ложения 1 получаем Gal(/) = Sn.
Упомянутые в самом начале п. 2 результаты И. Шура, относящи­
еся к конкретным многочленам с группой Галуа, изоморфной 5П, не
обесценивают теорему 5. Основанные на ней вычисления применя­
ются в самых разных ситуациях.
4. Н ормальный базис. Пусть F — произвольное расширение
Галуа над Р с Ga l F/ P = G = {гц | 1 ^ i ^ n}, п = [F : Р\.
Если z £ F и {zi, Z2, . • •, zm} = Gz — орбита при действии G, то
минимальным многочленом для 2 над Р будет ]Д™(Х ~ zi)- Следо­
вательно, z будет примитивным элементом ровно тогда, когда т =
= \Gz\ = п. Более сильное свойство: элементы 771(2 ), 772 (2 ), . . . , rjn(z)
не только различны, но и линейно независимы над Р. Если это так,
то (771 (2 ), . . . , rjn(z)) — базис для F / Р. Он называется нормальным
базисом данного расширения. Доказательство существования нор­
мального базиса основано на следующем критерии.
П ре д л о ж е н и е 3. Пусть К /Р — конечномерное сепарабельное
расширение, L /P — его нормальное замыкание. Тогда :
1) число мономорфизмов К /Р — у L /P равно п = [К : Р];
2) если 1 = 771, 772, • • •, Т]п — Э77Ш мономорфизмы, то набор (щ,
и2, . . . , 7in), Ui G К , является базисом для К /Р в том и только том
случае , когда
и1 и2 ип
т ( и п )
#о.
% (« l) 2) •-•

Д о к а з а т е л ь с т в о . 1) Пусть G = Gal L /P , и пусть Н С G —


подгруппа, фиксирующая К . Тогда n = [iT : Р] = (G : Р ), и мы
можем написать G = U ... U ^ПЯ; #1 = 1 — разложение в ле­
вые смежные классы. Положим r]i = 0i \к- Тогда r]i — мономорфное
вложение К /Р < —у L / Р и r]i ф f]j при i ф j. Действительно, если r]i =
= ?7j, то 6//1(6j(u)) = и \/и G К. В таком случае 0//16j G Н , вопреки
предположению.
Пусть теперь 77 — любой мономорфизм К /Р ^-у L / P. Так как L —
поле разложения над Р некоторого многочлена / G Р[Х], то L будет
полем разложения того же многочлена над К и над tj(K). Следова­
тельно (по теореме об изоморфизмах полей разложения), изоморфизм
§ 4 • Вычисление группы Галуа 225

г] : К — >г](К) может быть продолжен до автоморфизма в расшире­


ния L/ P. Другими словами, в Е G alL /P и, стало быть, в = 6ifi для
некоторого /л Е Н. Но тогда г/ = 6 \ к — \ к — Vi? т -е Vi = 1,..., т]п —
полный комплект мономорфизмов К / Р L/ P.
2) Предположив линейную зависимость JT a{U{ = 0, а* Е Р, эле­
ментов г^1 , . .., глп Е Р и применяя Vj? мы получаем линейную одно­
родную систему
п
5 > чд«<) = 0,

порядка п с ненулевым решением ( a i , . . . , a n), что означает


det(^(iAi)) = 0.
Обратно: предположим, что det(rjj(иi)) = 0. В таком случае су­
ществует ненулевое решение (сд,..., an), a* Е L, однородной системы
Vj{ui)xj = 0, 1 ^ г ^ п, а это означает, что (i&i,. .., гап) базисом
для X не является: если любой элемент и £ К записывается в виде
Y ^iCiUi? Ci е Р,И

^ c i jV j i u ) = '%2ajCirij (ui) = ^ 2 ( ^ 2 ajVj(ui)) = 0,


3 id i 3
то это противоречит независимости мономорфизмов Vi? • • • ?Vn (след­
ствие 1 леммы Дедекинда-Артина). □
П р е д л о ж е н и е 4. Расширение Галуа L /P с конечным Р обла­
дает нормальным базисом.
Д о к а з а т е л ь с т в о . В случае конечного поля Р расширение L /P
будет циклическим и
G = G s l L / P = (а) = {1, сг, сг2, . .., сгш_1},
где т — [L : Р]. Интерпретируем а как линейный оператор в L над
Р, поскольку
а (и + v) = а (и) + сг(г), сг(сш) = аа(и ), a Е Р.
Известно, что Р[Х]-модуль, определённый линейным оператором,
является прямой суммой циклических подпространств с аннулято-
рами — инвариантными множителями d i ( X ) , ..., ds(X), где ds(X) —
минимальный многочлен линейного оператора (произведение всех ин­
вариантных множителей суть характеристический многочлен). Весь
Р[Х]-модуль является циклическим в точности тогда, когда характе­
ристический многочлен совпадает с минимальным, т.е. степень ми­
нимального многочлена совпадает с размерностью всего простран­
ства.
Именно так обстоит дело в случае с сг. Так как ат = 1, то
Х т — 1 — характеристический многочлен. С другой стороны,

15 А.И. Кострикин
226 Г л. 5. Начала теории Галуа

если
f ( X ) = Х к + а 1Х к~1 + ... + ак, щ еР, к<т,
то /(сг) ф 0, поскольку автоморфизмы 1 ,а ,... , а к различны, следова-
тельно, линейно независимы над L и, тем более, над Р.
Тот факт, что L циклично (как Р[Х]-модуль), означает, что L / P
имеет базис вида (и, сг(и) , . .., сгт _ 1 (,и)). Но это и есть нормальный
базис для 1/Р. □
О п р е д е л е н и е . Пусть К, L — два поля. Семейство 771, 772, . . . , Т]п
мономорфизмов К с—у L называется алгебраически независимым над
L, если
f e L [ x l t . . . , x n ], f ( m ( u ) ,...,r 1n(u)) = o \/u e K ^ f = о.
П ре д л о ж е н и е 5. Пусть Р — бесконечное поле , К — конечно­
мерное сепарабельное расширение над Р, L — нормальное замыкание
расширения К /P . Пусть 771,... ,г]п — п = [К : Р\ различных моно­
морфизмов К / P ^ L /Р . Тогда r/i алгебраически независимы над L.
Д о к а з а т е л ь с т в о . Предположим, что = О
\/и G К для некоторого / G / G L[X i , . . . , X n]. Пусть (щ) — базис
для К /P . Тогда при любом выборе а{ G Р имеем

о = / ( щ ( у aiUi) >• • • ( у а*щ )


' г г

= 1(^2агТ]1{щ ),...,^2агТ]п{щ)У
г г

Если ПОЛОЖ ИТЬ

g ( X u . . . , X n) = f ( j 2 771 (щ )Х и . .., ^ 2 Г)п(щ)хi'j ,


то g(ai , . . . , ап) = 0 при любых G Р. Пусть (v\ , V2, . . . , vm) — базис
для L /Р . Тогда можно написать
m
, . . . , Х п) — ^ ^cjj ( Х \ , . . . , X n ) v j ,
3= 1

где 1 , . . . , Xn) G P[ X l, ..., Хп]. Условие g(ai, . .., an) = 0 выража­


ется в виде gj (a\ , . . . , an) = 0 Vj. Поскольку это справедливо при всех
ai G Р, из соответствия между полиномиальными функциями и мно­
гочленами над бесконечным полем вытекает, что g j ( X i , . .., Х п ) = 0,
и, стало быть, g ( X i , . . . , Хп) = 0 .
В силу предложения 3 det(77^(1^)) ф 0, так что матрица (rjj(ui ))
имеет обратную (i?^) G M n(L). Значит,

9 ( ^ ^vijT]j {ujTjXfc, . . . , ^ ^VnjT]j {Цк)Хк j = / (У1 1• • • 1Х п).


\ А Ь, АЬ, /
§ 4 • Вычисление группы Галуа 227

Поэтому д ( Х l, . .., Х п) = 0 = > /( X l, ..., Хп) = 0, что и доказывает


алгебраическую независимость щ над L. □
Мы подошли к центральному результату.
Т е о р е м а 6 . Любое конечномерное расширение Галуа L / P име­
ет нормальный базис.
Д о к а з а т е л ь с т в о . В силу предложения 4 поле Р можно счи­
тать бесконечным. Как показывает предложение 5, автоморфизмы
771, . . . , г]п расширения L / P алгебраически независимы над L.
Мы видели также, что если и Е L, то
( т ц О ) ,. . . , rj n(u)) — базис d e t ( ( r j i r j j ) (и)) ф 0.

Положим rjifjj = r]i(j). Тогда j i-A i(j) — перестановка на {1,2,..., гг}.


Рассмотрим теперь алгебру многочленов L[X i , . . . , X n] и матрицу
X = Утверждается, что det I / 0. С этой целью выберем
специализацию ад = 1, ад = 0, г > 1. Так как перестановки j i-A i(j)
при различных г различны, то х\ появляется один и только один раз
в каждой строке и в каждом столбце матрицы X . Следовательно,
det X ( x i = 1, Xi = 0, i > 1) = ±1. Тем более det I / O при любом X .
В силу алгебраической независимости r]i над L найдётся и Е L,
для которого det((?7i77j)(n)) 7^ 0. В таком случае (771 (п),... ,т]п(и)) —
нормальный базис. □
На языке теории представлений теорема о нормальном базисе
утверждает, что представление группы Галуа на аддитивной груп­
пе поля L (на векторном пространстве) является регулярным. Мож­
но также сказать, что L — свободный модуль размерности 1 над
групповым кольцом P[G\. Такой результат можно рассматривать как
первый шаг в гораздо более тонких исследованиях в алгебраической
теории чисел. Именно, пусть L — числовое поле (конечное расшире­
ние поля Q) и Оь — кольцо в L целых алгебраических чисел. Строе­
ние Оь как ZfGJ-модуля— трудная задача.
Казалось бы, теорема о нормальном базисе обесценивает теоре­
тико-групповую часть теории Галуа: регулярное представление не
очень интересно. Но надо иметь в виду также мультипликативную
структуру поля и то обстоятельство, что группа Галуа реализует­
ся как группа перестановок корней исходного многочлена, а это
действие может обладать свойствами примитивности, кратной
транзитивности и т.д.

УПРАЖНЕНИЯ

1. Найти нормальный базис расширения Fs /F 2 . Для определённости считаем


¥g = F2 (9), + 9 + 1 = 0.
2. Найти нормальный базис расширения Q (\/2, \/3)/Q .

15 :
228 Г л. 5. Начала теории Галуа

§ 5. Р асш и р ен и я Галуа и см еж н ы е воп р осы

1. П р о ст ы е числа в ар и ф м ет и ч еск ой п р о гр есси и . Из опре­


деления круговых многочленов в § 2 мы получим сейчас два простых
утверждения, оформленных в виде лемм.
Л е м м а 1. Пусть а / 0 — целое число , п — натуральное число ,
не делящееся на простое число р. Тогда
р | Фп(а) <(=> {а имеет период п в Z*}
(.эквивалентно : ап = 1 (mod р), ат ^ 1 (mod р) Vm < п).
Д о к а з а т е л ь с т в о . Рассматриваем разложение
Х п -1 = ФП(Х) П Фd(x)Gz;[x}. (*)
d\n,d<n
1) Если Фп(а) = 0 в Zp, то согласно (*) имеем an —1 = 0 в Zp. Если,
кроме того, Фш(а) = 0 для некоторого ш | п, т < п, то Х п —1 =
= (X — a)2f ( X ) . Но производная (Х п —1)' = п Х п~х взаимно проста
с Х п — 1, поскольку п ф 0 в Zp. Поэтому Х п — 1 не имеет кратных
корней. Это означает также, что а не может быть корнем многочлена
Х т - 1, т < га, m | га, поскольку Х т - 1 = Yld\m^d<n^d(X ). Значит,
а имеет период п.
2) Пусть теперь, обратно, а имеет период п в Z*. Если Фd(a) = О
для некоторого d \ n, d < п, то, как мы уже видели в 1), ad = 1 в
Z* — противоречие. Остаётся единственная возможность Фп (а) = О,
(т.е. р | Фп(а)). □
Л е м м а 2. Пусть n G Z, р — простое число , пе делящее п. Тогда
Фп(а) = 0 (mod р) для некоторого а Е Z р = 1 (mod п).
Д о к а з а т е л ь с т в о . По лемме 1 Фп(а) = 0 (mod р) = > ап =
= 1 (mod р), причём п — период элемента а. Но тогда п ^ р —1,
поскольку всегда ар-1 = 1 (mod р), и п \ (р —1), т.е. р = 1 (mod п).
Обратно: если р = 1 (mod п), то в силу цикличности Z* найдётся
a G Z периода п в Z*. Снова по лемме 1 имеем Фп(а) = 0 (mod р). □
Т е о р е м а 1 (частный случай теоремы Дирихле). В арифмети­
ческой прогрессии kn + 1, к = 1,2,..., существует бесконечно
много простых чисел.
Д о к а з а т е л ь с т в о . Действительно, при любом фиксированном
п > 1 имеем
Фп(а) = ат + адат-1 + ... + a m- i a + 1, т = р(п).
Предположим, что существует лишь конечное множество М = {pi,
p2,...,Ps} простых чисел таких, что Фп(а) = 0 (mod рД, i = г(а),
§ 5. Расширения Галуа и смежные вопросы 229

для всех достаточно больших натуральных чисел а. Однако для а =


= (PiP2 ■■-Ps)N , N » 0, будет Ф„(о) = 1 (mod р ^ , 1 ^ г ^ s, —
противоречие.
Стало быть, существует бесконечно много простых чисел р та­
ких, что Фп(а) = 0 (mod р) при подходящем выборе натурального
числа а = ар. По лемме 2 получаем р = 1 (mod п) для каждого тако­
го простого р. □
2. Р асш и р ен и я с абелевой гр уп п ой Галуа. Говорят о цикли­
ческих, абелевых, разрешимых расширениях , когда соответствующие
группы Галуа циклические, абелевы или разрешимые. Конечных абе­
левых групп данного порядка, в общем, довольно много, поэтому
интересно посмотреть на них с точки зрения теории Галуа.
Т е о р е м а 2. Пусть А — произвольная конечная абелева группа.
Тогда существует нормальное расширение F /Q с группой Галуа
G alF/Q = А.
Д о к а з а т е л ь с т в о . По основной теореме о строении конечных
абелевых групп (гл. 2, § 3, теорема 10 )
А = А\ х А 2 х . .. х А^,
где Aj = (uj) — циклическая группа порядка m j , 1 ^ j ^ к, причём
гп\ | 777/21• • •, тпк- i | 777//,. Целые числа ттту называются инвариантными
множителями группы А. Очевидно,
\А\ = 777/1777/2 . . .ГПк.
По теореме 1 найдутся попарно различные простые числа
Pi,P2, • • •,Рк (Рг Ф Pj, даже если = т })
такие, что
Pj - 1 = nj mj •
Рассмотрим круговое поле Гп = Q(C), ( п — 1, отвечающее целому
числу 77/ = P l P 2 . . . Рк, так что
[Г„ : Q] = (р(п) = p{pi)p{p2) ■ ■ ■ <р(Рк) =
= (pi - 1)(р2 - 1)... (рк ~ 1) = П1ГП1П2ГП2 ■. . п кт к.
Заметим, что если Г^ — два подполя в поле F, то наимень­
шее поле, содержащее F\ и F 2 , обозначается F\ • F2 и называется
композитом полей F2. Далее,
Г* П Г* = Q при НОД(й,^) = 1 и r sr t = r s(.
В нашем случае
г „ = Г Р1 • Тр2 • • - Г Рк,
230 Г л. 5. Начала теории Галуа

где
Гр, = 0 ( 0 ) , ч, = С"1 . c f = i-
Теперь очевидно, что
{GalГр./О} П { П С а 1 Г ^ /0 } = (1).

Поэтому
G air„/Q = GalTPl/Q х ... х G a irPfc/Q = (ах) х ... х (ак) := G,
°з ■ 0 ^ С ’ (ai ) = К 3> >I = пз т з ;
17j : Сг 1 ^ С*, * Ф j-
В группе G содержится подгруппа
Я = (а Г )х ...х (а Г )
порядка rii ... nk- Понятно, что Н <\ G и факторгруппа
G / H = (ах) х ... х (ак), Vj = a j ( a p ) ,
являющаяся прямым произведением циклических групп порядков т \ ,
777/2, изоморфна А Если теперь F = — подполе
^-инвариантов (неподвижных при действии Н элементов) в Гп, то
в силу соответствия Галуа
G alF/Q = G /H = А. □
3. Н орм а и след. Пусть F / P — расширение Галуа,
G = Gal F / P = (щ = 1, 772, • • •,%).
Для и £ F положим
п п

Тр ( и) = '52 Vi(u), N f (и) = Д гц(и)


2=1 2=1
и назовём их соответственно следом и нормой элемента и в F /P .
Очевидно, они неподвижны относительно G, следовательно, содер­
жатся в Р. Таким образом, мы имеем отображения
Тр : и н-» Тр(и), N p : и н-» N p ( u )
из F в Р. Для и, v G Г, а Е Р имеем
Т £ (г* + и ) = ^ » 7 г (м + и) = Г А М) + = T p (u ) + t p (v ),
i i i

Тр (au) = = a ‘ Tp ,

Np(uv) = Д r)i(uv) = Д Д rn(v) = N p ( u ) ■N p ( v ) ,


i i i
§ 5. Расширения Галуа и смежные вопросы 231

Np (аи) = Д щ (аи) = ап Д rji (и) = ап ■Np (и).

Итак, Г = Тр — линейная функция на векторном пространстве F


над Р; N — N p — мультипликативное однородное отображение сте­
пени щ N \р* — гомоморфизм из F* в Р*.
П р и м е р 1. Пусть m — целое число, свободное от квадратов, F = Q(y/m) —
квадратичное поле. Тогда и = а + Ьу/тп, a, b Е Q, — общий вид элементов из F и
G = G alF / P = {1,г} : а + by/ т ьэ а —by/ т },
т.е. Т(а + Ъ у / т ) = 2а, N(a + b y / m ) — а 2 — m b 2. Имеем полную аналогию с
расширением С/М, m — —1, когда N{u) — а2+ 6 2 — квадрат модуля комплексного
числа.
В нашем случае, очевидно, T(F) = Q. Информацию о N ( F *) получить гораз­
до труднее, поскольку возникает нетривиальный вопрос: для каких рациональ­
ных чисел г уравнение х 2 —т у 2 = г имеет решения в Q?
Имеются две теоремы о Ker N и КегТ. Наиболее известная из них
следующая.
Т е о р е м а 3 (теорема 90 Д. Гильберта, 1897 г.). Пусть F — цик­
лическое расширение Галуа поля Р, G = Gal F /P = (77), \G\ = n.
Тогда
Np(u) = 1 для и G F и = 17(77(17))-1 для некоторого v £ F.
В одну сторону результат тривиален: если и = v(i7 (г))-1 , то
N(u) = N(v) • N ( ?7 (г)-1 ) = N(v) •/V(r) - 1 = 1. Чтобы доказать обрат­
ное, мы установим более общий (и более поздний) результат о рас­
ширениях Галуа.
Т е о р е м а 4 (А. Шпайзер). Пусть F — конечномерное расшире­
ние Галуа поля Р, G = Gal F /Р . Пусть ( н-» uq — отображение G
в F*, удовлетворяющее условию
Чи, = С(иц)ис V/x, C g G.
Тогда найдётся 0 ф v £ F, Ддя которого
u i i = v ( K v ))~1 £ G-
Д о к а з а т е л ь с т в о . Так как ф 0, а автоморфизмы fi £ G ли­
нейно независимы над F, то существует элемент w £ F, для которого

MSG
Тогда при любом £ £ G имеем

СИ = С К Л О Н И = Y ч » ис Ч о л н
232 Г л. 5. Начала теории Галуа

Следовательно, uq = v(((v)) 1. □
Д оказательство теоремы Гильберта. Пусть т/Е F,
N(u) = 1. Положим
иv := и , иц1 := щ(и)т]2(и) ... ?7г—1(гх), 1 ^ г ^ п.
Тогда при i + j ^ п будем иметь
ипз ' 1?(и^) = щ (и ) . . .rfi~1rf’(u) . . = Uni+j.
То же соотношение имеет место при i + j > п, поскольку щ = и^п =
= N(u) = 1. Таким образом, выполнено условие теоремы 4 при G =
= (77). Отсюда вытекает существование элемента v с нужным свой­
ством и — иц — г(?7 (Т))-1 . □
Доказанные теоремы имеют аддитивные аналоги.
Т е о р е м а 5 (А. Шпайзер). Пусть F ,P ,G — те же, что и в
мультипликативной теореме 4, и пусть /1 — отображение
G — >F, удовлетворяющее условию
dcu = + C(°W /г е G.
Тогда найдётся с Е F, для которого
d/j, = с - /Дс), II е G.
Д о к а з а т е л ь с т в о . Мы видели, что существует и ЕF с
Т(тД ф 0. Положим
c = T ( u ) - 1J 2 d»lJ-(u)-
и
Тогда

с - С(с) = Т ( и ) - 1 5 3 К М м) - C(dД • СМД] =


и
= T (w)_1 • СмЮ - • СмЮ] =
и
= Т ( и )~ Ч с ^ 2 СМ«) = ^ Г ( и ) - 1 5 3 <К«) = <*сг ( « Г 1 т(«) =
ц а
Элемент ( Е G произвольный. □
Пусть теперь G = (77), |G| = п, и предположим, что d Е F —
элемент, для которого T(d) = 0. Положим
:= d , d^i := d + 77(6?) + ... + /7г_1(Д), 1 ^ г ^ n.
Тогда, как и в случае норм, для теоремы Гильберта имеет место
заключение аддитивной теоремы Шпайзера. Действительно,
dx = d„» = d + 77(d) + ... + = T(d) = 0 .
§ 5. Расширения Галуа и смежные вопросы 233

Поэтому для любых г, j имеем


dvivj = dvi+j = d + 7](d) + ... + г]г~г + r]l [d + 7](d) + ... + rjj ~1(d)] =
= dvi + r f ( d vl),
т.е. + C(^m) V£, P £ G и согласно теореме 5 d^ =
с — /i(c), /iG(j. Стало быть, справедлива
Т е о р е м а б (аддитивная форма теоремы 90 Гильберта). Пусть
F / P — циклическое расширение степени п с группой G d lF /P =
= (77), d Е F — элемент со следом 0. Тогда найдётся с Е F такой ,
что d — с — 77(c).
4. Ц ик ли чески е расш ирения. Применим теперь теорему 90
Гильберта и её аддитивный аналог к простейшему типу расширений.
Т е о р е м а 7. Пусть Р содержит п различных корней степени п
из 1 . Справедливы следующие утверждения.
1) Пусть F / P — п-мерное циклическое расширение. Тогда F =
= Р(н), где ип Е Р.
2) Пусть Х п — а Е Р[Х] и и — некоторый корень многочлена
Х п —а. Тогда Р {и )/Р — циклическое расширение степени ттг, т \ п
и ит Е Р.
Д о к а з а т е л ь с т в о . 1) Из условия теоремы следует, что харак­
теристика поля Р взаимно проста с п. Пусть ( Е Р, ( п = 1, С ф 1,
г < тт, 77 — образующая группы Галуа. По условию имеем 77Ч С) =
= ф 0 ^ г ^ тт —1 , так что (iVp(C)) = £n = 1 . Следовательно, по
теореме 3 найдётся и Е F, для которого £ = u/rj(u). В таком случае
rj(и) = С_1н и v(uTl) = ^(^)п = (С- 1 г0 п = ип, откуда ип = а Е Р.
Кроме того, 77(7/) = £_1н = С_г^ так ч т 0 Gal Р/Р-орбита
элемента и содержит п различных элементов. Таким образом, мини­
мальный многочлен элемента и над Р имеет степень п и F = Р(н).
2) Обратно, пусть а Е Р, нп = а, £ — примитивный корень тт-й
степени из 1. Так как (( ги)п = а, г = 0,1,...,гг —1, то все корни
многочлена Х п — а лежат в Р(н), т.е. Р(н) нормально над Р.
Положим G = Gal Р (н )/Р . Если 77 Е G, то (т7 (н))п = а, откуда
77(H) = 0 (гу)н. Без труда проверяется, что отображение 77 н->>
является инъективным гомоморфизмом G в группу (£). Но всякая
подгруппа циклической группы циклическая, поэтому G цикличес­
кая, и если \G\ = ттг, то т \ п. Положив G = (сг), мы замечаем, что
^г(а) _ £п/т будет примитивным корнем степени ттг из 1. Наконец,
а(ит) = (а(и))т = (Сп/шн)ш = нш,
так что ит Е Р. □
С л е д с т в и е . Пусть а ф Ъ ш, каковы бы ни были ттг | тт, ттг 7^ 1, Ъ Е
Е Р, и пусть по-прежнему шп = 1 = > ш Е Р. Тогда G = Gal(Xn —
—а) — группа порядка п.
234 Г л. 5. Начала теории Галуа

Д о к а з а т е л ь с т в о . Пусть ип — а — 0. Тогда YlveG ^(у) С ^ • Но


г](и) = а так как все корни степени п из 1 лежат в Р, то
Пгуес('и) = G Р = > u\G\ G Р. Отсюда а = ип = (u\G\)d, где
d = n/|G |. По условию (если положить b = это возможно только
при d = 1 , т.е. при |G| = п. □
Фактически мы убедились, что все двучленные уравнения Х п —
— а — 0, a G Р, при условии ( G Р (Сп = 1, Ст 7^ 0 < m < п)
имеют циклическую группу Галуа. При тех же предположениях верно
и обратное утверждение. Более деликатная ситуация затрагивается
в следующих двух теоремах.
Т е о р е м а 8 . Всякое р-мерное циклическое расширение F поля Р
характеристики р > 0 имеет вид F = Р(с), где ср —с G Р.
Д о к а з а т е л ь с т в о . Замечая, что 1 G Р и Тр (1) = [Р : Р] • 1 =
= р • 1 = 0 , воспользуемся теоремой 6 : 77(c) = с + 1 для некоторо­
го с G Р. В таком случае ?7г(с) = с + г, т.е. (?7)-орбита {с, с + 1,...
. .., с + р — 1} состоит из р = [F : Р] элементов. Следовательно, Р =
= Р(с). Кроме того,
Г](ср - с) = (г](с))р - 77(c) = (с + 1)р - (с + 1) = ср - с,
так что ср —с G Р. □
Этой теореме можно придать более точную форму.
Т е о р е м а 9 (Артин-Шрайер). Пусть Р — поле характеристики
р > 0. Тогда справедливы следующие утверждения.
1) Если F / P — циклическое расширение степени р, то F = Р(с),
где элемент с удовлетворяет уравнению Х р —X —а для некоторого
a G Р.
2) Обратно: при заданном a G Р многочлен f ( X ) = —X —
—а имеет один корень в Р, и тогда все его корни лежат в Р,
дт/бй он неприводим. В последнем случае F = Р(с) — циклическое
расширение степени р над Р для любого корня с : /(с) = 0.
Д о к а з а т е л ь с т в о . Утверждение 1) эквивалентно теореме 8 .
Обратно: если /(с) = 0, то /(с + г) = 0, i = 1,... ,79 —1 , т.е.
многочлен f ( X ) имеет р различных корней. Если один корень с G Р,
то и с + г G Р. Предположим теперь, что с ^ Р, и пусть /(X ) =
= g (X )h(X ), 1 ^ deg #(Х) < р. Так как
v- 1
/0 0 = П ( * - с - * ) .
г= 0

то д(Х) — произведение некоторой части линейных множителей.


Пусть d = deg g{X). Коэффициент при X d~x есть —JT(c + г) =
= —dc + j. Но d ф 0 в Р и, следовательно, с G Р, поскольку д G
G Р[Х], — противоречие.
§ 5. Расширения Галуа и смежные вопросы 235

Таким образом, f ( X ) неприводим над Р, а все его корни лежат


в Р(с), так что расширение Р(с) нормально над Р. Поскольку f ( X )
не имеет кратных корней, Р(с) — расширение Галуа. Существует
автоморфизм а поля Р(с) над Р такой, что а(с ) = с + 1. Образы
о1(с) = с + г, г = 0,1,... ,р — 1, различны и, стало быть, группа
Галуа состоит из степеней сгг, т.е. является циклической. □
5. К р и т ер и и р а зр еш и м о сти уравн ен ии в р адик алах. Ко­
эффициенты алгебраических уравнений будем предполагать лежа­
щими в поле Р характеристики нуль. Итак, пусть / Е Р[Х].
О п р е д е л е н и е . Говорят, что расширение F / Р радикально, если
оно обладает башней подполей
Р = Р0 С Pi С Р2 с .. . С p r - 1 С РГ = Р, (1)
где
Pi = Pi-i{ui), = щ £ Pi-i, щ £ N,

т.е. Pi получается из Pi-i присоединением некоторого радикала nj/al.


Говорят также, что уравнение f ( X ) = 0 разрешимо в радикалах
над Р, если существует радикальное расширение типа (1), содержа­
щее все корни многочлена /.
Заметим, что F содержит нормальное расширение, а именно поле
разложения, но не обязано само быть нормальным. Этот недостаток
легко исправляется.
Т е о р е м а 10. Каждое радикальное расширение содержится в
некотором нормальном радикальном расширении.
Д о к а з а т е л ь с т в о проводим индукцией по высоте г башни (1).
Если г = 1 и F = Р(и), ип — а, а G Р, a ( — первообразный корень
степени п из 1, то поле разложения Р ((,и ) многочлена Х п — а как
раз и будет нормальным радикальным расширением.
Предполагая, что расширение Pr- \ Р содержится в нормаль­
ном радикальном расширении К D Р и F = Pr-i(u ), ип = а Е Рг- и
рассмотрим минимальный многочлен h(X) элемента а Е Pr- 1 над Р.
По определению нормальности многочлен h(X) над полем К распа­
дается в произведение линейных множителей:
h(X) = ( Х - а1)(Х - а2) ... (X - ат ), = а.
Пусть L — поле разложения над Р многочлена h ( X n). Так как пере­
сечение и композит нормальных расширений всегда нормальны, то
композит К • L = ... ,и ш), u f = а^, также нормален. □
Почти столь же очевидна следующая
Т е о р е м а 11. Группа Галуа G d lF /P нормального радикального
расширения F / Р разрешима.
Д о к а з а т е л ь с т в о . Без ограничения общности считаем, что F
определено башней (1). Присоединим теперь к полю F первообразный
236 Г л. 5. Начала теории Галуа

корень £ степени
П = П\П2 • • •ПГ—\ПГ
из 1 и рассмотрим башню
р с Р ( 0 с Pi (С) с ... с р г- i(C) с РАО = Р ( 0- (2)
Группа G alP (£)/P абелева, а остальные последовательные рас­
ширения в башне (2) по теореме 7 являются циклическими. В силу
соответствия Галуа группа G = Gal F(() / Р обладает нормальным
рядом
G l> Go l> G\ |> ... l> G r—1 1> {е},
в котором факторгруппа G/Go абелева, а остальные последователь­
ные факторгруппы Gi/Gi+i циклические. По теореме 1 из § 2 гл. 2
группа G должна быть разрешимой. Если Н = G alF(£)/F, то Н <\ G
(поскольку F / P — нормальное расширение) и G s l F / P = G /H —
также разрешимая группа. □
Мы подошли, наконец, к “коронному достижению” Э. Галуа.
Т е о р е м а 12. Полиномиальное уравнение f(x ) = 0 разрешимо в
радикалах тогда и только тогда , когда группа Gal(/) разрешима.
Д о к а з а т е л ь с т в о . 1) Предположим, что все корни Ai,...,Am
многочлена f ( X ) (нули уравнения f(x ) = 0) лежат в нормальном
радикальном расширении F /P . Естественное включение
Р С Р(АЬ . . . , АШ) С F
означает, что группа Галуа уравнения f(x ) = 0 является фактор­
группой разрешимой (по теореме 11) группы G s lF /P . Поэтому она
сама разрешима.
2) Пусть F — поле разложения многочлена / Е Р[Х]. Предполо­
жим, что группа G = G d lF /P разрешима и
G l> G\ 1> 6г2 1> ... I> G k-i D>Gk = {е}
— её композиционный ряд. Тогда, как мы знаем, композиционные
факторы Gi/Gi+i будут циклическими группами простых порядков.
Соответствие Галуа в свою очередь гарантирует существование це­
почки подполей
Р С Fi С F2 С ... С i V i С Fk = F ,
в которой каждое последовательное расширение Fi+i/Fi будет цик­
лическим простой степени.
Присоединим к F первообразный корень £ степени п = \G\ из 1 и
рассмотрим цепочку подполей
Р с Р ( 0 с Fi(0 = > 2 (С ) с ... с Fk-AC) с Fk(C) = F(C).
Каждое расширение Fi+i (Q/Fi(Q также будет циклическим простой
степени р^, делящей п. По теореме 7 поле i(£) получается присое­
динением к ЕД£) корня некоторого двучленного уравнения xPi —а =
= 0, а Е ЕД£). Это и означает, что F(£) — радикальное расширение
§ 5. Расширения Галуа и смежные вопросы 237

поля Р, содержащее все корни многочлена f ( X ), т.е. полиномиальное


уравнение f(x ) = 0 разрешимо в радикалах. □
Выше были приведены примеры нормализованных многочленов
/ Е Ъ\Х\ любой степени п с симметрической группой Галуа. По толь­
ко что доказанной теореме 12 соответствующие уравнения f(x ) = 0
неразрешимы в радикалах.
Предположим теперь, что корни многочлена / Е Р[Х], Р Е Е, ве­
щественны. Можно ли их получить, присоединяя к Р вещественные
значения радикалов из вещественных чисел? Уточним постановку
вопроса.
О п р е д е л е н и е . Пусть L — поле разложения многочлена / Е
Е Р[Х], Р С L С Е. Говорят, что уравнение /(ж) = 0 разрешимо в
вещественных радикалах, если существует поле F, Р С L С F С Е,
с цепочкой подполей
P = F0 c F i C F 2 С ... C F m_i C F m = F, Fi+1 = F i ( ^ F l) , (3)
где E и — вещественное значение радикала. Поле L в этом
случае называется вещественным радикальным расширением поля Р.
Т е о р е м а 13. Конечное нормальное расширение L / P , Р С L С
С Е будет вещественным радикальным в точности тогда , когда
его группа Галуа является 2-группой.
Д о к а з а т е л ь с т в о . 1) Любая конечная 2-группа G разрешима
(см. упр. 2 из § 1 гл. 2). Если теперь G = G a lL /P и
G — Go G\ \> ... l> G n—1 l> Gn — е
её композиционный ряд, то \Gi/Gi+i\ = 2. Соответствие Галуа даст
нам цепочку подполей
Р = L0 С Li С 2 С ... С Ln_i c L n = L (4)
с циклическими степени 2 последовательными расширениями
Z/i+i = Li^yJTTj), ai Е Z/f.
Это и означает, что L / P — вещественное радикальное расширение.
2) Будем исходить теперь из нормального вещественного ради­
кального расширения L / P , ? С L С F С 1, где поле F обладает
цепочкой подполей вида (3) с простыми числами pi.
Группа Галуа G = G a lL /P разрешима, поэтому в цепочке подпо-
лей вида (4), отвечающей какому-то композиционному ряду группы
G, последовательные расширения Li+i/Li будут циклическими прос­
тых степеней. Без ограничения общности можно считать, что L / Р —
циклическое расширение простой степени q и что L (£_ Рш- \ (в про­
тивном случае можно было бы заменить F на Fm- i ). Тогда композит
L-F m - 1 является циклическим расширением степени q над Fm_ За­
меняя Р на Fm - 1 и L на L • Fm- i (а потом возвращаясь к прежним
238 Г л. 5. Начала теории Галуа

обозначениям), мы редуцируем задачу к случаю, когда


Р С L С P(<fa) С Е, а е Р ,

и L / P — циклическое расширение простой степени q. Подразумева­


ется, что %/а — вещественное значение радикала простой степени р.
В рассматриваемой ситуации ни один из корней многочлена Х р —а
не лежит в поле Р С Е. Но известно (см. упр. 1 из § 3), что многочлен
Х р —а, не имеющий корней в поле Р, неприводим над Р((), ( р =
= 1. Стало быть, \Р{^/а) : Р] = р, что возможно лишь при q = р,
и L — P(tya) — расширение Галуа. В таком случае неприводимый
многочлен Х р — а Е Р\Х\ распадается в Р{^/а) С Е на линейные
множители. Так как при нечётном р не все корни многочлена ве­
щественные, то приходим к выводу, что р — 2. □

УПРАЖНЕНИЯ

1. Разрешимо ли в радикалах уравнение

ж6 + 2ж5 —5ж4 + 9ж3 —5ж2 + 2ж + 1 = О?

2. Пусть £ — примитивный корень степени 5 из 1, о,Ь G Q, ol{ — нули урав­


нения
ж5 —5аж3 + 5а2ж —26 = 0.
Показать, что

OLi — С y/b + \ f b 2 —а5 + £5-г \Jb — \ f b 2 —а5, 0 ^ г ^ 4.

3. Показать, что если все три корня неприводимого над полем Р С I много­
члена X s -\-pX-\-q вещественны, то их нельзя выразить посредством вещественных
радикалов.
4. Ряд утверждений из пп. 3-4 можно доказать, используя понятие резоль­
венты Лагранжа L(u) элемента и. Именно, если F = Р(и) — циклическое рас­
ширение степени п поля Р , содержащего примитивный корень £ степени п из 1,
и если Gal F / P = (<т), v Е Р , то по определению

£(«) = И+ cV(t>) + C“V(t>) + ... + C“ (n_1)<Tn_1(t>).


Проверить, что резольвента Лагранжа обладает следующими свойствами:
а) <т(Х(г>)) = СС(г>);
б) £(«)” е Р\
в) существует элемент v Е Р , для которого £(ж) 7^ 0 .

§ 6. Ж ё с т к о с т ь и рац и он ал ьн ость
в к он ечн ы х гр у п п а х

В этом параграфе теория Галуа напрямую соединяется с теорией


характеров. Эскизность изложения частично компенсируется указа­
нием соответствующей литературы.
§ 6. Жёсткость и рациональность в конечных группах 239

1. О пределения и ф ор м ул и р ов к а осн овн ой т е о р е м ы . Пусть


G — конечная группа с нейтральным элементом е. Зафиксируем
какие-то классы сопряжённости Х \ , . . . , Х ш в G и положим
§ = S(3Ci, • • • , Х ш) = { (dl j • • • 59 т) | 9i 0 УСгу 9l92 • • •9 т = •
В § выделим подмножество
§ = S(X l, ...,%т) — {(#Ъ •••,9 т) £ S | (^17***7 #га) = G } .
Очевидно, G действует сопряжением на § и на §. Считаем далее
Z(G) = е. В таком случае действие G на § свободно. Действитель­
но, если д G G оставляет ( gi , . . . , gm) на месте, то д коммутирует
со всеми gi, а следовательно, со всеми элементами из G, поскольку
(#1 ,... ,дт ) = G. Но тогда д = е, поскольку Z(G) = е.
О п р е д е л е н и е . Говорят, что набор (СКЙ, . . . , Х ш) классов сопря­
жённости жёсткий , если S(3Ci, . . . , ЗСШ) / 0 и G действует на § тран-
зитивно, т.е., в силу свободы действия, |§| = \G\.
Набор (HCi, . . . , %т) называется сильно жёстким , если он жёст­
кий и § = § (вообще говоря, § С §).
Таким образом, сильная жёсткость имеет место, если |§| = |§| =
= \G\. Заметим теперь, что
|§| = N ( X u . . . , X m) (1)
равно числу решений (gj,... , уравнения
9l92 • • • д т= е , 9г € Xi-
Пусть теперь 01(G) = { X i , ..., Х г} — множество всех классов со­
пряжённости конечной группы G, а п — её показатель (или экспо­
нента ), т.е. НОК порядков всех элементов группы G. Группа U(Zn)
действует на G : д н-» gs, s G U(Z n), и аналогично — на 01(G).
Далее, Irr(G) = {хъ Х2 , • • •, Xr} — множество неприводимых комп­
лексных характеров группы G. Мы знаем, что значения Xi(g) лежат
в круговом поле Гп = Q(C), ( п — 1. Следовательно, существует ес­
тественное действие группы GalTn/Q = U{Zn) на Irr(G). Действия
U(Zn) на 01(G) и на Irr(G) связаны формулой
<?б(х)(д) = x(gs),
где, как обычно, crs(() = ( s .
О п р е д е л е н и е . Класс X G 01(G) называется Q-рациональным
(или просто рациональным) , если выполнены следующие эквивалент­
ные свойства:
1) X остаётся на месте при действии U(Z n);
2) каждый характер х О Irr(G) принимает на ЗС значения в Q (на
самом деле в Z).
240 Г л. 5. Начала теории Галуа

Семейство {Xi | 1 ^ i ^ т} классов сопряжённости группы G


рационально, если рационален каждый из классов Х{.
Условие рациональности означает, что если д Е X, то все обра­
зующие циклической группы (д ) лежат в X , т.е. сопряжены с д. На­
пример, в симметрической группе Sn каждый класс сопряжённости
рационален.
Более общо, пусть F — любое поле, X = д ° , НОД(|(д)|, char F) =
= 1. Тогда говорят об F -рациональности X , коль скоро х(д) С F
\/Х Е Irr(G), или, эквивалентно, если Х п = X Vn с ап Е G alF(£)/F.
п р и м е р 1. Знакопеременная группа А§ имеет пять классов сопряжённости
элементов порядков 1, 2, 3, 5, 5. Пусть 5А , 5 В — два класса сопряжённости поряд­
ка 5. Если a Е 5А , то a -1 G 5А и а 2, а 3 Е 5 В , так что 5 а , 5 В не Q-рациональны.
Отметим, что
Х(5А), х (5В ) 6 QC%/5) С Q(C), С5 = 1.

Важность понятий сильной жёсткости и Q-рациональности се­


мейства { Х \ , . .., Х т} классов сопряжённости конечной группы G
объясняется следующей фундаментальной теоремой, которую мы вы­
нуждены принять без доказательства.
Т е о р е м а 1 (Г.В. Белый, Дж. Томпсон). Пусть G — конечная
группа с тривиальным центром , обладающая рациональным сильно
жёстким семейством. Тогда G = G alF/Q для некоторого расши­
рения Галуа F/Q.
Если рациональности нет, то Q в теореме заменяется на расши­
рение
L = Q(Irr(G)) = Q(X(g) | VX G Irr(G); g G X l t ... , X m) = Q(C).
Во всех известных случаях групп, близких к простым, для ко­
торых установлено свойство сильной жёсткости, семейство { Х \ , . . .
... , Х т} является триплетом , т.е. т = 3. В этом случае, очевидно,
G — группа с двумя образующими. Теорема 1 делает актуальной
задачу: выразить свойство сильной жёсткости на языке теории ха­
рактеров, т.е. найти явные формулы для числа N ( X \ , . .., Х т). Этим
мы и займёмся, после чего рассмотрим примеры.
2. П одсчёт реш ении. Усреднение по группе и лемма Шура
(гл. 3, § 4) дают

\G\ k ’ х(е)Ь
(х = Хф — характер неприводимого представления Ф группы G).
Умножая это соотношение на Ф(г/) справа и переходя к следу, полу-
чим
1 ,-i ч Х{х)х(у)
и | > (“ =
§ 6. Жёсткость и рациональность в конечных группах 241

Аналогично,
1
4 (tlX 1t 1 1t2x 2t2 1у) t2x 2t2 гу),
Ш tiEG

4f(t2X2t2 Ху) =
\G\ 11 2 t2eG
X (xi)x{x2)
X(e)2 X{V>‘
Очевидная индукция по m даёт

Tf^r E
|G |
1 . . . t mx mtml y) = X<~a:iy(e)m(~a:m') x(y)- (2)

Пусть теперь у? — любая центральная функция (функция классов)


на G. Тогда
(Р = У ^ сх ' Х , cx = ((P ’ X ) g ■

Используя (2), введём в рассмотрение величину


1 / т
Т(Ш Y, ^ ( ( П ^ Г1) у
‘ =
i—1
1 / т ч
П ГхД ),
% ^Е
\G\r Е , . == Е
^ ( ( П ^ г 1)*') Х(е) хЫ - (з)
X Д , - - - 4 т 4 г=1 7 X

Оценим 1т(Ф) в случае, когда ip = S — функция Дирака: (5(e) = 1 и


6(g) = 0 Мд ф е. Очевидно,

5=
|G | ^

(величина 1/|G|, умноженная на характер регулярного представле­


ния). Стало быть, сх = x(e)/|G |. Если яд,... , х т,у — заданные эле­
менты из G, то

««) = jG ^ .

где N [л = IV(ад,. .., жш, у) — число решений (ti , . .., tm) уравнения
... tmx mtm у = е.

16 А.И. К о с тр и к и н
242 Г л. 5. Начала теории Галуа

Таким образом, при помощи (3) находим

Х(е) x( xi ) ■■■х(хт)х(у) _
N' \G\mIm{5) = \G\m Y ,
х \G\ Х (е )т
= |G |m-l у ' X(Xl) ■■■Х(Хт)х(у)

Полагал у = е, получаем формулу


х( х1) . . . х ( х т)
Nm —N {х 1 ,... , Хш—1, х т) ic r-'E (4)
x ( e ) m_1

Пусть % i , . . . , %т — классы сопряжённости с представителями


х и . . . , х ш, и пусть С{ — порядок централизатора элемента из 3Q.
Тогда, вспоминая об (1), приходим к выражению

Я ( Х ! , . . . , Х т) = Nm .
Cl ... сш
Применяя формулу (4) и замечая, что С{ = |С?|/ |, получаем сле­
дующее утверждение.
Т е о р е м а 2 . Число N ( X i , . . . , Х ш) определяется формулой

N ( X i , . ■■, Х т) = Т | ^ | ,,, |jcm| у х{Х1^ е)тХ


_[Х т). (5)

где Xi = x f и х £ Irr(G). □
Последняя теорема имеет разнообразные приложения. Например,
её можно использовать для подсчёта числа подгрупп в G, изоморф­
ных знакопеременной группе А§. Действительно,
А ь = {х , y ,z | х 2 = у3 = z 5 = е).
Задача сводится к нахождению числа решений уравнения xyz = е,
где x , y , z принадлежат классам сопряжённости показателей 2 , 3 и 5
соответственно. То же замечание применимо к S4 , A*, D n с аналогич­
ным заданием образующими и соотношениями.
Жёсткость часто проверяется в два этапа.
1. Вычисляется |§| по формуле (5) и таблице характеров груп-
пы G. _ _
2. Вычисляется |§ —§| = |§| —|§| путём нахождения всех
ш-семейств {дд,... ,gm} в §, не порождающих G; для этого исполь­
зуют знание максимальных подгрупп группы G.
П ре д л о ж е н и е 1 . Справедливы тождества :
i) |5(ЗС?,...,ЗС” )| = |5(3Ci,...,3Cm)|, n e U ( Z n);
И) |§(5С1,...,ЗС” )| = 5СТО)|, n e U ( Z n).
§ 6. Жёсткость и рациональность в конечных группах 243

Д о к а з а т е л ь с т в о . Первое тождество следует из формулы (5),


скомбинированной с формулой х(9п) = ап(х)(9)-
Второе тождество доказывается индукцией по порядку \G\ сле­
дующим образом. Для любой подгруппы Н С G положим
§(я)(^1 п н , . . . , х т п н ) =
— •• •у9т} I 9% ^ П Н, д\ . . . дт = е, 9т) — Н}.
Вообще говоря, Х^П Н — не отдельный класс сопряжённости в Н , а
объединение некоторого числа таких классов. Формула
S- S ( 3 C i ,. .. , 3 C m) = (J $(н \ Х 1 ПН,...,Хт П Н )
HCG,H^G
приводит к индуктивному шагу. □
3. П римеры ж ёсткости , а) Симметрическая группа Sn. Ясно,
что Sn(n ^ 3) содержит классы сопряжённости п А ,2 А ,Х , отвечаю­
щие циклам длины п, 2, п —1. Утверждается, что тройка (пД, 2Д, X)
сильно жёсткая.
Действительно, данный n-цикл х Е пА задаёт циклическое упо­
рядочение множества {1,2,..., гг}, т.е. ориентированный п-угольник.
Композиция этой перестановки порядка п с транспозицией даёт
(п —1)-цикл ровно тогда, когда две переставляемые вершины стоят
рядом. Следовательно, решения уравнения xyz — е е циклами x , y , z
порядка n, 2,п —1 находятся в биективном соответствии с ориенти­
рованными п-угольниками с одним выделенным ребром. Любые две
такие конфигурации могут быть переведены друг в друга одной пе­
рестановкой из Sn. Таким образом, |§| = \G\ = п\. В свою очередь
§ = §, поскольку (x,y ,z) = Sn. Как уже отмеча