Вы находитесь на странице: 1из 25

11пн.

ЛОГИНОВ -ЛЕСНЯК

ФЕНЬКА,
/ЮЧЬ МУЖИЦКАЯ
РАССКАЗ
*’ / и ■■ УА

;
ГОСУДДРСТВЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО
1 1 'И Ш Л А бабка Наталья из церкви, горбатень-
101Я, ( чуияками пыльными на плече, помоли-
1йг,ь и I пмныЙ уголок, сказала избенке своей: '
Милосш прислил Егорий.
Нн |И1 ч 11Ч,ДГ11,| I 1.1|1.1Я, хотсла снимать кубовое
1ЛИТ1»и 1<обгдиг|||Ц0в, - глядь, дочка нежданная из
фугого уголкп нпистрочу:
Мнм< 01101, кикая ты старая-старая!
Аннулй ПлОкл, ;и»суотилась бестолково.
Лн ш , б д |юшки.м Фоиька-то, чай, углей не
цгрвбла, кобылй!
М амянькя , дп мы ужо с Феней почаевничали.
I 'ш | г | 1илш:ь бибка, о соседском Федулке речь
1ЙНПЛМ, нишь, ночыо теленок у Федула решил-
■л, а слма глазими с ног до головы Ольгу щу-
папт,
Похудела ты, Ольга... бог тебя зцоровьем
сбидол,
I и нг глиди, мамснька. Силы у меня много!
Покачлмл голоиой бабка, села на скамью и ко-
СТЛЯВЫМИ руклми м колони уперлась.
Худоп житье-бытьо. Помср кормилец, батюш-
кл 1Ш1П Слнелыч.,.
П диерлх ‘Рснька с солеными огурцами:
— 4 —

- - Мамка, Ольга приехала к цам! Вот кого пан


хать-то заставим!
От Феньки на всю избенку здоровьем пышет!
Девка в невесты совсем готова. А видно, — ни|
щета ой как допекает! Носит Фенька линюче«
платье, совсем дырявое, никудышное. В уме ре-
шает Ольга выкроить для Феньки свое платье ка-
шемировое, и на остаток сбережений городски:
купить ей ботинки.
Сидели рядом Фенька и Ольга, — две родные,;
сестры, — и говорила младшая сестра старшей:
Мамка христовы кусочки собирает. Страсть,;1
как плохо живем.
— Ничего, Феня, справимся.
А бабка морковным чаем запивала христовы ку-
сочки, и скрипуче тянула об одном и том же. Ох
уж, куда плохо. Зимой забрала на мельнице фунт
лампадного масла, четвертуху чаю и дырявые ва-
ленки. Намедни хозяйка приходила долги тормо-:
шить, Феньку согласилась взять в батрачки на лето.
Завгра пойдет Фенька на мельницу. Ох уж, куда
плохо!
Спросила Ольга:
— А какое Фене жалованье?
— Да что уж, из-за хлеба берут, сапожки в придачу. ]
Расходилась Ольга, — никогда д о п ^ ж ь такого
не бывало с ней. Слова-то, слова-то какие!
— Трудовой кодекс... Эксплоатация.,.
Фенька от удивления рот разинула, бабка в ответ
проскрипела:
— б

I • ............... ммнчо мосемь рублей... п а улице


. II' •М1•ММ*‘II11« ,
Иннн! ' 'ш 1.1 ||ц госной избушке, чудная для
К| ИЯИННИГНйИ Сордится на темноту бабкину,
........ . н**уI I|н "чшую. Три года, знать, не да-
| 'И1.1 н н|"Щ|Ш1 . Нпхваталась в городе вся-
1ЧННМ, Н'Н1н|1пн пуги мокопого как бревном
1ИМНИ
'НМИ НнЛАШа.м
1НН Пимнни П"' иши Фвнькч бумажные
Йумшмнн »м гмидонкӓми уперлась:

|"(1|ННИ,
Л № *
Цамии
НИ|'НН п ӦородоМ?
(н|«м Мнрмй,
IМ н« нидмла?
Н «и * мидйия, и мгого — нет.
Мсам 1 |" КИМ Фйннкя хлсбным мякишем приклеи-
Щ н Н уМ ''""| 0 | 1гшпликам в переднем уголке, а
Н"|"М СИйаали
Диди Ц|||(нн "|1 нынче нащет мамкиной земли
11 н|'НД|'1 Страсть разбогател как, мо-
М
Нв влИНМ н 11л|жый раз выгоняли скот. Крести-
ЯИ1| (уЦИМИ*НА ЧАСОВНЮ, бабы с подобранными
■ММйВвбОТЛИИО, С вербой жсвятой“ шли за ско-
ТИНОЙ в га мяк по-старому.
М оуконнон поддевке, борода лопатой, пришел
и ПмПкп мутик I (икамор, — крепкий, приземистый.
— 6 —

— 'Гетке Наталье, старому человеку, почет!


А а, барышня городская! С праздником, с Его-
рием великомучеником!
Щ урит глаза Никанор на передний угол, в бо-
роду прячет ухмылку.
— Что, тетка Наталья, на старости лет этим
молиться хочешь?
Жмется бабка Наталья: Ольгу обидеть нельзя
и богатею поклониться надо. Нужда.
— Много ли мне жить, Никанор Лексеич.
— Правильно. Потому и пришел нащет ду-
шевого. Неровен час, сама знаешь,
Смотрит Ольга на сестру, видит — коробит
Феньку, бледнеет деЕка. Что с ней?
— Т ак что дороже пятишницы не дам. Сама
знаешь, земля не ахти какая...
Тяжело шагнул шаг вперед, погладил бороду и
на новенькие портреты глаза скосил;
— Который из зфтих мужика без штанов
оставил?
Вспыхнула Ольга, не сдержалась.
— А не ты разве шкуру с мужика содрал?
А ему хоть бы что.
— Значит, из энтих, как они... Еркапа?
Бабка наседкой по избе, на Ольгу руками ма- |
шет. Никанор к двери.
— За пятеркой приходи, тетка Наталья, а доч-
ке язык пристегнуть бы...
Бабка совсем ошалела. Ольга-то! Непокорность-
то какая! Как чсловеку такому на свете жить?
Ушла бабка спину греть на весеннем солнышке.
Влвоем Ольга с Фенькой с глазу на глаз, обе
ПРИ I ИХИ111Л.
Ты что, Феня, Никанора, что-ль, боишься?
Кимулась девка к стене, ткнулась лицом воде-
жонку рваную, а плечи так и вздрагивают.
— Что с тобой? Феня?
— Ужотка... все... расскажу...
Тлк и не добилась ничего Ольга. Убегла Фенька,
до вечера пропадала. А вечером, в темноте чулан-
чика, в сенях рассказала Фенька все: оклеветал
Никанор парня деревенского батрака Леньку, в
иоровстве, и сидит теперь Ленька в тюрьме. А от
Леньки она вот уже двенадцать недель носит ре-
бенка под сердцем...
Тяжела Фенькина исповедь, ой тяжела.*

*
*
11олдень. Мельница шумит и грохочет. Заму-
ченные помольцы. Скучные лошади у привязей.
Куры, поросята, утки. Фенька с кор.омыслом— как
мллтпик от реки до кухни. Пришла седьмой раз
к борггу, остановилась, загляделась. Т у т строят
мост ноподалеку. В холщевых фартуках тешут плот-
пики оруп.я, доски; блестят на солнце янтарные
щен 1'и. А (чие дальше — серой лентой убегаетка-
мсннос шоссе — путь к городу, заманчивый неиз-
веданный путь.
—- Фенька, неча рот разевать!
И опять Фенька, сгибаясь под тяжестью коро-
мысла, спешит на рабочую кухню.
8 —■

Частенько и Ольга заглянет туда же. Придет на


кухню к мельничным рабочим, на глазах хозяйки
взбаламутит всех. Крякнут работники, почешут по
лохматым затылкам.
— Ах, в рот-те пирога с горохом, правов наго-
ворила сколько!
Работник Замахай, коряга-корягой, при самой
хозяйке выпалил:
—• Робя, неча баловать хозяев, коли вышел
лозунг и все протчее такое.
Кашириха, услыхав бунт, позвала зятя, Ивана
Захарыча, по прозвищу Вобла, и тот сказал Ольге:
— Прошу не распространяться.
Ольга на дверь указала.
—. Не мешайте.
— Что-о?
— Не мешайте, говорю, вести рабочее собрание.
Вобла глаза выпучил.
— Покушение на хозяйские права? Марш!
Работники в переглядку. Один поднялся, дру-
гот за мучным картузом потянулся.
— Товарищи, не робей!
Долго пялил глаза Вобла, плюнул и пошел.
А в дверях сматершинил:
Недолго босякам править, мать вашу...
Работники, расходясь по мельничным закоулкам,
приглашали Ольгу на Горки,— есть около Жилина
такая полянка, куда ходит молодежь на празднич-
ный отдых. С тех пор Ольга для Феньки стала
существом необ].п<новенным. И с самой Фенькой
неладное творилось. Ночами весенними, остро-па-
— 9 —

хучими, и тесной кухонке не уснешь никак. Ломает


демки голову, решает задачу нелегкую. Где ее,
Фп|||.1<и-бптрачки, затерялась путь дорожка и куда
шшмет она, к каким берегам? Ольгу спросит об
►том, — скажет Ольга такое, отчего в голове су-
митица начнется. И у самой Ольги жизнь как у
цыганки, жизнь непокойная. Нейдет она замуж; за
Ииапа Андреяныча, за дегтяря Жилинского, у ко-
торого и дом новый есть, и пара лошадей. Всплы-
вали и тонули в темноте думы о Леньке, о батраке
Никаноровом, о будущем ребенке. Ж утко тогда
Феньке одной. Чу, без конца ведут разговор во-
дяные струи на плотине. Страшно ночью на мель-
нице, у колес над черным омутом... Кто заставит
Феньку поверить близкому рассвету?

* *
*
Сегодня праздник, а для Ольги день отдыха.
В чсм тут разница — этого Фенька не знает, и
никто, кроме Ольги, ей этого не скажет.
Утром работники купались. Фенька — тоже, не-
вдалеко. Нй видны голые тела по грудь в воде,
нимылснные головы. Кучер Андрюшка неодно-
кратно ныражал желание присоединиться к Феньке,
но упссистый булыжник в ее руках пробовать не
хотелось. День начинался с веселой ноги.
А к полудню Горки расцвели пестрыми платьями,
рубахами, ожили шумными голосами, гармоникой
и пляской. Фенька, немножко приодетая, тоже
пришла на ^гулянку. А вот и Ольга. В красной
10 —

косынке, как мак в пестром букете, стояла Ольга
ц тесном кольце молодежи. Слышала Фенька, как
говорили тут и там:
— Бают, в куМунистки записалась. Матушки!
Опять Ольга в ударе: блестят голубые глаза,
разгорелись щеки. А речи-то, речи-то какие!
Петька Короткий, Сережка Цыганок и Пронька
Маркелов усердно тянули махрой, стояли молча-
лквые, насупившись. Ничего не попишешь. По-
пала Жилино-деревушка на Ольгин зубок, з перб-
делку попала. К Петьке войГрос, к Проньке— другой.
— Никанор вашего Леньку слопал? Слопал!
Дегтярю лес мирской пропили? Пропили!
Не находит Цыганок смелости зубоскальничать,
не решается Петька, ради смеху, Дунькин подол
до. верху задрать. Не ш уп а, а задача.
Знает Ольга— с непривычки трудно шеЕелить
мозгами деревенским парням.
— Ну, что-ж, гулять, так гулчть!
Запилась гармоника, закружил 1 :ь молодежь,—
нет, не совсем пропала Ж у л и н о , деревушка! Вза-
пуски бегали парни за девками, друг перед друж-
кой силой бахвалились. Хотелось Проньке Ольгу
за бока щипнуть, а боязно: Леньку слопали, лес
мирской слопали. Оттого и кружится Пронька
сломя голову, — мало ли что! А Ольга давно уже
к батракам и плотникам подалась.
— Ох, неуемная девка!
Фенька вдвоем с Лушкой, подругой, на старом
бревне у дороги сидят. Звонким смехом провожает
Л уш ка кувыркающихся ребят. Фенька грустит.
Дмм рмял подходилп Ольгп, усталая от беготни,
оттом», что посппшла там и тут. И в Ольгилых
пмимн ‘ 1'п||1.кп читала нескрываемую радость.
Л Iолнцв к эакату. Фенька помнит хозяйкин
никмэ: прмтти на уборку пораньше. Не пора ли?
Луппм не пускает: подожди да подожди.
11 дождалась Фенька...
11а шоссе увидала человека, без фуражки, с пид-
жаком в накидку. Что-то знакомое было в по-
ходке. Ближе, ближе... Вдруг вскрикнула Фенька,
вскочила и стремглав навстречу:
— Лснька...
Ненадолго затихла гулянка, и кучей окружили
Лсньку деревенские парни. Не пдмнит Фенька,
как догнала их Ольга, и втрӧзм шли они в де-
ревню, и белке Ленькины зубы сияли над Фень-
киным лицом.
* *
- *

Теперь вчетвером жить в тесной избенке ни-


куда не годится. Сговорилась Ольга со старенькой,,
хромоногой от резматизма учительшей Семеновной
и у ней в квартирке уголок заняла.
Через неделю Ленька из волисполкома бумажку
принес. Землю, гражданином Никанором Пенки-
ным взятую у гражданки Натальи Бабуриной,
вернуть ей обратно вместе с прсевом...
Никанор ни с Ленькой ни с кем ни гу-гу. Только
домашним сказал:
— Подавиться им что б моим хлебом.
У Леньки, а пуще у Феньки — заботы непоча'
— 14

Непутевой породы. Ворон в пузыре принес,—


ссрдится старый Панкрат.
• Какая нам статья мельника защищать? Я на-
медни говорю: Куприян Куприяныч подожди до
Ильи П р о р о ка^ о т те крест святой, ^асквитаюсь...
Не ублаготворил, сукин сын.
— У тебя, Тимоха. жила слаба супротив К у-
приян Куприяныча. Ори не ори, а кобылу тебе
мельник не одает за две красненьких.
— 'Чорт с ней и с кобылой!
'Поздно вечером, когда ночные тени сделают
Жилино темным пятном в полях, повысыпит из
школы Ленькина ватага. Прошумит ненадолго де-
ревенская улица, прокричит десятком голосов мо-
лодых, и опять тишина.
А ко двору бабки Натальи быстро прошмыгнет
чья-то смутная тень. Это Фенька вернется из раз-
ведки— не случилось ли с Леней недоброе.*

* +
*
Растит земля всходы ржаные, греет солнце по-
росль зеленую. Отчего бы печалиться Ф еньке,—
а нет радости в потревоженных буднях.
Ленька не тот, сестру не узнаещь, и жизнь
нынешнюю не поймешь.
Хнычег соседка-кума:
— Как ты, баба, век проживешь незенченая?
Гапдят мужики, за Никаноров хлеб укоряют:
— Землю вортай, а хлеба не касайся.
Не умеег Фенька ответ держать, огрызнуться—
смелости не хватает. Н а Леньку серчать хочется
и свою обиду перед ним выложить:
—V Нешто так век прожить? Больше других за-
чем тебе надо? Нам землю пахать...
Скажет она этакое, а ему все нипочем.
г— Земля, говоришь? Этот предмет оченно рас-
сыпчатый, ежели не сорганизуешь. Поняла? .
К ак это понимать Феньке? Знает она: от зем-
ли— хлеб, потом мужицким земля поливается, при
беде — святой водицей кропит ее поп Никодим.
В этом и премудрость вся.
Говорит сй Леиька:
Нынче как? Ты в землю глядишь, а сверху
теби эроплан летйт. Н а высоту положения тянет.
— К чему это ты?
.— Относительно разных предметов.
Неймется Феньке. У отца покойного, у матери
своей жить по иному научилась. И теперь к матери*.
— Что сделалось с Леней? Тянет меня, го*
ворит...
— Говорила тебе, дуре, не вяжись с батраком.
Крестится бабка Наталья в темный уголок, ше-
велит сухими губами. Стоит Фенька рядом и не
на образа— на Ленина смотрит. А Ленин как-будто
глаза щурит на нее, простецкую бабенку деревен-
скую: вот-вот скажет ей слово.
Вечером Фенька идет к Ольге. У нее сидит
Сережка Цыганов. Парень закорузлыми пальцами
мнет какую-то книжонку . и сам мнется, ерзает
перед Ольгой на стуле.
-— Едеш'ь, Сережка, со мной в город?
16

Краснеет Сережка, от Ольгиных лучистых гл


как от огня сгорает.
— Ты смеешься?
— Ничего подобного.
— А чего там делать мне?
— Учиться.
Подумалось Феньке: играет Ольга с парнем, кл
кошка с мышкой. Скажи она ему слово одно, ■
в воду за нее парень полезет.
Ушел Сережка озадаченный, сам ни в себе. Сс
стороны жалко. Будет парень ночи не спать, ПСМ»1
ругается с отцом с матерью, отобьется от рук.
- - Я к тебе, Ольга.
— Ты что, Феня, этакая... невеселая?
— Да-а, тебе хорошо... Никакой заботы...
— А у тебя что?
— Жисть моя ломается, вот что!..
Слезы на глазах у Фень^ки.
— Что с тобой?
— Так век не прожить...
— Ленька что ль поколотил?
-т- Лучше бы поколотил! А то... бог знает ка-
кой стал...
— Ну, ты это брось!
Н ет, Фенька все знает. Разве Ленька будет му-
жиком степенным, хозяином рачигельным? А ка-
кой из него выйдет отец? Народится у Феньки
месяца через два ребенок,— а Ленька беспутный
и крестить не станет. Развалится через год из-
бенка курная— где тогда жить? М ужики, вон, лес
казенный воруют, а Ленька и думать* не хочет.
17 х_

( Зии чшся с батраками, водит с ними одну прокла-


Мйцию, п что ему, больше всех надо?
Ольга ногой притопнула:
I 'юльше всех, обязательно!
11очсму такое?
Л потому что Ленька революцию произошел.
' »и*||1. Фенька в тупике. И криком у не^ вы-
пымягся;
11о мпру с ребенком итти?
11у. к1чем. Вот ты какая... Слушай, я тебе
нип юмцом рисскмжу...
II П0ШЛ1 Ольгииа речь, и Феньку словно коле-
ййкнм 11п11(. Кружится Фенька по заколдован-
иI•VI V и пдну сторону мстнется— на поме-
Нуимкм I 1ш и 1и '|м натолкпется; обратно

_____ т П п || 1Н м*ч(рпщоным остается, рухнуть

•0, Фвми, МОЩТМ ТОбв Леньку к земле


.................... и мм1 иИ« 1 му. Иодожди, дай сму дело
ОПрммИI ь ( иом.
(Зиомно полегчало номного.
— ОльгА, скажи , будсг у нос хорошая жизнь?
11епременно.
Л почсму Яенька... такой непутевый?
• - Леньке перед сыном совсстно не будет.
- Да?
•7 Да!
Ш ла Фенька обратно домой, ничего кругом не
замечая, одну несла за собой думушку:
„Будет непременно... Будет непременной...
Фенька, дочь мужицкая. 2
г

Бродит Фенькина дэлюшка полесам, по полям,— :]


где у цыганки бродячей судьбу погадаешь, где у
старого человека совета попросишь. И все-то по
разному Фенькина доля пророчится, а в памяти
клином Ольгина речь:
— ■ Леньке перед сыном совестно не будет...
Пришел в эту ночь Ленька к Феньке ночевать.
Ласкается Фенька, руками горячими Ленькину шею-
кольцом, грудями к нему прижимается.
— Милый ты мой... Давно-бы приходил.
Сдерживается Ленька, а Феньке опять невдомек.
— Ты чего... Ну?..
— Нельзя супротив закона. Л ежи...
Говорит Ленька, что нынче по"закону как?— за .
дЕа месяца до родов батрачку на мельнице и ту
освободили... К ак есть по закону, хоть и рвет К у-
приян Куприяныч.
— М ужики беременных баб мнут, да притом
еще подвыпивши. Скоты!
И еще штуку такую сказал Ленька:
— Нынче для тебя в сельсовете бумажку до-
был. Завтра в волость айда.
— Зачем?
— За советским браком.
Не посмела Фенька сказать, что годами думала
о свадьбе настоящей: чтобы лошади лентами были
разукрашены, чтобы в церкви паникодило горело,
а в толпе шушукались: и лошадь, мол, у жениха
добрая, и сапожки новые купил невесте жених, и
ипиг дпа самовара есть, и свекор со свекровыв
ми «т.фые, проживут недолго. А теперь что?
|тИдут они оба по задворкам, а вдогонку непре-
•нно долетит к ним:
Нон, Фенька тетки Натальи с брюхом ко-
М11МИП 11
Смит Ленька давным давно, а Фенька с боку
Мй бпк иорочается, в темноте Фенькины думы
•иммхиут и погаснут, вспыхнут и погаснут.

*
Кищп Ленькапо двухэтажному волисполкомскому
ММу, Фонька за ним робко по сторонам озирается.
И ндну днерь толкнется Ленька, в другую.
-■■■• Ломкомиссия... Финчасть... Секретарь...
Илут н комнату направо. Сидит за столиком
| 1й|111И11П<п безусый, от скуки картинку рисует. Лень-
1и1 и нпму, как к приятелю.
Мамиши, товарищ Терешкин.
н » пдмпи оумажке хлоп печатью, на другой.
Оггьиилию...
11 «дмп. Ско/м.ко платить-то?
Лублик-О,
И«в? « V ..
Нн||ЬМ1« МИИОГ0.
О миI/. Лпны.н , «1'гннкой вдвом в коридоре.
А Ф »ИЬИ» ш ш им о омншола. Без закона— беда, и
М" «НПМ Ӧ»Дй,
Гии-|п кпммумисты нснчают?
Ч«м плохо?
Просмеют в деревне!
Пускай! Идем в Женотдел.
И в дверь налево— толчком. В комнате бабья
не пропрешь. В уголке— красный флаг, на стенах
плакаты в глаза кидаются. У стола все в кучу
сбились. С духом собираются бабы.
— Тетенька, это закон, чтобы землю вдовью
отобрать?
— Ох, сестрица, третью неделю дите мается...
Глаза под ситцевыми платками вспыхивают, у ■
всех нутряные речи, да только видно никак в про-
клятую точку не попадешь. Темнота.
Глядь— Ольга за столом поднимается. Т ак вот
она куда ходит! Словно наседка с беспокойными
цыплятами,— там и тут поспевает отвечать Ольга.
Дождались Ленька с Фенькой, покуда закончит
Ольга прием, и вместе с ней обратно в деревню
пошли.
Не выдержала Фенька, созналась:
— Хорошая у тебя жизнь, Ольга!
— Хорошая— не хорошая, а дело нужно делать.
Ленька шагает бодро, песенку напезает.
— Знаешь что, Ольга. Нынче мы с Фенькой
семейное пеложение узаконили.
— Поздравляю!
Леньке жмет руку, Феньку целует. А у Феньки
тревога на сердце камнем давит. Без закона— беда,
и с законом— беда.
— Какая это расписка? Возьмешь да и бросишь...
— Бросать не собираюсь, а кто захочет бро-^
сить, того и поп не удержит. Верно?
1' | чш ц г||| 1пину гопориг Лсиькя? Ломает Фенька
! I»1111иУ, | 1Г1('| н*|||||о по сгоронпм смотрит. И кажется
Фицпмп, тину г г г Лонька и сестра ни весть куда.
А у мпи сил нет с.упроти» них. Оторвали ее, Феньку,
(н поридкон нсковых, что ни день, то дальше плы-
ипт «1>гны<а н нсизвестную даль. Заменили вен-
чппье с кольцами, со свечами, бумажкой ибпол-
комской; не хочет Ленька Фенькино брюхо мять,
лсс казснный воровать не хочет. Согрешила, знать,
Фснька,— рядом с образами в божнице Ленина
лодпорила.
Говорит Ольга Феньке:
- Счастливая ты, Феня...
— Чем?
— Ну, хотя бы мужем.
— А еще?
— Ещ$? А, вот тем, что легко тебе по новому
жить.
— Ой, нелегко!..
СмотрятОльга и Ленька на.взволнованное Фень-
кино лицо, оба улыбаются. Подходит Ленька ближе,
кладет тяжелую мозолистую руку на Фенькино
плечо:
— Будешь скоро рожать, и то мучений сколько.
— К чему говоришь это?
— Даром ничто не дается.
* *
*
Ближе к деревне словно из под земли выныр-
нул Сережка Цыгаыков, взмахнул рыхгей фураж-
кой и к Ольге прямиком.
— 22 —

— Можно тебя проводить?


— С удовольствием.
Идут по деревенской улице две парочки. Смо-
трят на них из окон, из палисадников.
— Глядите, бабы, Серега Цыганок с коммуни-
сткой идет.
— Фенька-то, Фенька-то ковыляет!
Берет Цыганков Ольгу за обе руки, на глазах
у добрых людей бесстыдно ластится. Ольга,— не
узнаешь ее теперь, совсем другая стала,— смеется,
хохочет и рыжую фуражку Серегину на глаза ему
напяливает.
Говорит сосед соседу:
— Уж о отец сугюныо отстегает Серегу...
— Да что толку: волю отцовскую коммуния
сожрала.
Цыганков с Ольгой в школу ушел. Феньку про-
водил Ленька до дому, бабка Наталья самовар по-
ставила.
— У поганого налоя венчались?
— У товарища Терешкина, бабка.
— Бесстыдники!
Переглядываются Ленька с Фенькой, улыба-
ются. Нынешний день — и бабкино брюзжанье
не в счет.
* *
*
Земля— сила сурьез^ая, с ней не шути. Н е т—
нет да и задумается Фенька: зреют всходы ржа-
ные на полосах Никаноровых, не за горами жнитво.
а кому идти в поле? И хороша исполкомская б>-
— 23 —

млжка, да сила слаба. Опять Фенька с тревогой


к мужу:
— Чуешь, хлеб убирать скоро...
Ленька потрет пятерней по лбу, на минуту ПО"
бореться с тяжелой думой, и опять беззаботно:
— Было бы что, руки найдутся!
И ходит Ленька словно тяжестью чугунной на-
грузившись,— вот-вот к земле она его придавит,
согнется Ленькина шея, не выдержит.
— Дай покончить с артелью.
— Когда ты угомонишься?
- Говорю тебе, очередной вопрос.
Мной раз так и видится Фоньке: скачет Ленька
по очередным вопросам, путаются они у него в
ногах, рвет парень руками и ногами, а концами
по Феньке хлещется. Стоит Фенька и не жалуется.
Одна думушка женская; Леньке не повредить, боль
до. конца выдержать. И еще: хорошего сына родить
Леньке.
А на мельнице словно туча грозная собирается.
По всем избенкам жилинским разговор идет:
— Лексей Комин мельника вытуривает.
— К ак так?
— А шут его знает— какую то артель хлопочет.
Раскололась Жилино деревушка; кто за мель-
ника Куприян Купру1яныча, кто за Ленькину артель.
Встретятся двое— трое и начнут:
— Вот, сват, дела-то какие!
— А шут с ним и с Куприяшкой— кровопивцем^
— Ты что это, сват, за голоштанников?
— Да я-то что ж? Мое дело сторона.
- 26 —

* *

Идут дни своим чередом.


Ие зеленым, а желтым_ морем рожь лодоспев-
шая залила Жилино. Еще неделя— полторы и бе-
рись за серп.
Стоит Фенька перед полосами, одна в поле, как
перст, и страшно ей, как перед ратью несметной.
Не сожнешь хлеб во время — пройдет мимо кулак
Никанор на миру засмеет:
— Ш то , пролетария, аль кишка слаба?
Одна Фенька, и Ленька ей не поможет. Возится
парень неугомонный со своей артелью,— а что
толку? Добыл бумажку исполкомскую на землю
Никанорову, а что толку? Без закону беда, и с
законом беда.
Вот она долюшка дочки мужицкой, женская до-
люшка. За себя тревога, за ребенка будущего—
страх.
— Да полно, одна-ли ты, Фенька,
Хочется самое себя успокоить Феньке, а все-
таки страшно.
Не успеешь к сроку жнитво покончить— про-
падает хлеб, от людей за эго стыд и срам. И ни-
кто не поможет Феньке. Кому дело до батрака
Лсньки. до старой вдовы— бобылки, а пущевсего—
до нее Фсньки беспутной? Не ей ли говорят на людях:
— Эх, Фсдосья Митревна, не по правильной
пути идешь. От бога отреклась, к людям непочтенье...
Ш ум ит рожь высокая, напевами ветряными за-
вораживает Феньку. А солнце печет ей в спину,
— 27 —

Н 1М1Д ншмми босыми ж ж ет горячий песок. Нет


|ЩД|>М г ной Леньки, не хлеб на уме у парня, не
гмнм мужицкого вышла Фенька замуж. Не при-
ДИТ /]вннка в поле, вряд ему с ребячей ватагой
М тижи Iься. Не пойти-ли самой Феньке к людям,
1(п И'"му миру Ленькину. Авось и тоска пропадет
Минская и веселей на людях будет. Не раз и не
диг| нимекал Ленька. „Эх Фенька, кабы к нам
Тобм... Эх, Фенька, кабы ты в сестру свою вышла“...
От слов Ленькиных Фенькина жизнь словно в
чиду. К новому тянет, от старого не отвыкнешь.
\

5^23*1: *

Разнеслась по деревне молва:


• Сережка Цыганков в город убегает с Ольгой.
А вслед за этой новостью— другая:
Лспькина артель мельницу берет за себя.
Всколыхнулась деревня, на ноги поднялась. Не
спроста убегает Сережка в город на учебу, не по
своей воле уходит Куприян Куприяныч с насижен-
ного гнездышка. Н е на воздух бросает Ленька
зерна-словз, не в ш утку будоражит Ольга парней
деревенских. Не ветер шальной прогулялся,— от
бури земля вся кругом всколыхнулась.
Забежал раз Ленька к бабке Наталье:
— Где Фенька?
— И з болота траву на себе таскает...
Схватился Ленька за голову, недоброе почуял.
К а к это он сплоховал, за делами артельными как
будто о Феньке забыл.
— 28 —

Нсгоже Феньке беременной из болота тяжести!


таскать, ой негоже!
Мечется Ленька по избушке, бабка на него с
укоризной смотрит. К а к быть? за Фенькой в бо«
лото бежать — артельное собрание: нельзя. И
Феньку не выручить тоже нельзя.
Побежал Ленька, что-бы Ольге сказать, из беды
попросить ее выручить. Ольга совсем собралас^
к отъезду. Не сегодня— завтра— прощай Жилино!]
Н а Ольгино место из города другую прислали в|
волостной Женотдел.
— Ольга, тебе задача... I
— Что такое? .
— Уговори ты Феньку. Ҥельзя ей так...
— Ага, спохватился... 0 бабе и думать забыл? I
— Верно.сплоховал. И оба мы тут виноваты, Ольга, '
— Ничего, наверстаем. Знаешь, что я приду- |
мала? Ты своих артельных, я свою молодежь— и ;
справим давай Феньке и покос и жнитво!
— Эх, вот штука-то! А я и не докумекал та- I
кого. Идет! Стояли оба— и Ленька и Ольга— ра-
достно взволнованные от придуманной затеи. И ;
глаза у обоих блестели, и вдруг стала им Фенька
такой близкой, как будто век ее искали, и вот
она живая перед ними.
— Т ак ты говоришь— за Зеленой гатью?
— Ну, да, где та самая топь...
Быстро собралась Ольга, и было так хорошо
думать о гом, что вот несет она Феньке радост- 1
ную весть, и тогда сразу поймет Фенька, где вы- |
ход из тяжелой доли.
А Ленька бегом на мельницу. . .Ц
20 —

* *
*
.. .......... мора шуметь и галдеть, надрывать
инмку Опгрнцкую. Нынешнее собрание на мель-
НИЦп 1ИХОС, деловое. Корявым пальцем нелегко
ПОДИИСӒть договор с советом о батрацких правах
мм мольниково добро. Подписали, печатью скре-
ПИЛИ скрипнула печать по бумаге, оборвалось
что то инутри Куприян Куприяныча.
Кончено... Что делать с Ленькой разбой-
ииком? .
Чгрнли мысль неотступно бродит за бывшим
боглтвом.
■— Отомстить...
11 быстро, как туча. перед грозой, нарастает ре-
шимосгь отплатить батраку непокорному.
ГЗ узком проходе над плотиной встретились оба:
Лемька и мельник. Чего бояться Леньке,— не за
мим ли сила батрацкая? Прошел Ленька и обер-
иуться на прежнего хозяина нужным не счел. А
Куприян Куприяныч с налитыми кровью глазами,
01 ненависти весь всколыхнувшийся, сразу решил:
Туда тебе и дорога...
Обернулся, подкрался к Леньке сзади и тяже-
лым кулаком сшиб Леньку. Полетел парень на по-
черневшие брусья нижней плотины. Тяжело грох-
мулось Ленькино тело, перевёрнулось раз— другой
мо досчатому настилу, и скрылось в воде...
Не в удачный час отомстил Куприян Куприя-
ныч, не рассчитал как следует. Что сделается
Леньке— парню сильному здоровому ст кулака хо-
*
О к
30

зяйского, от прьшка на бревне? Поразбил голов;


поломал три ребра,— эка невидаль! А с водой
совсем воевать нетрудно: выплыл, огляделся— н
встречу плывут батрАки. Нет, не задаром Леньки
жизнь пропадет!
Принесли Леньку в избушку батрацкую, на скам
положили.
— Ленька, умирать не будешь?
— Ж ить хочу, товарищи...
И от боли чуть шевельнувшись, на минуту рас
крыв глаза, тихо позвал Феньку, впал в беспа
мятство.
* *
*

Над болотныщ! луговинами вьются стаи мошек


комаров... Тяжело дышать густыми прелыми испа-
рениями вечно сырого, мшистого болота.
В том месте, куда можно подъехать без риск!
утопить лошадь, ометы стасканной травы. А тра-
ва— осока, резун: возьми ее руками голыми,—
живо до крови обрежешься. Ищ ет Ольга сестру
свою Феньку, намочила ноги, и болото пугает
Ольгу ржавыми трясинами, безобразно выворочен-
ными корнями тощих деревцов. Глушь, тишинӓ..,
Кричит Ольга, по болоту эхом отдается:
— Фе-ня-а-а...
Вон у того бугорка еще чей-то овал. Ближе
ицет Ольга... Вдруг непонятные звуки: оханье,
писк. А вот и лоскуток Фенькина платья в не^
скошенной осоке, и коса торчком в земле блестҥг
около нсс. Л еж ит Фенька,. охаёт, а рядом с ьей
плачет шебенок...

Вам также может понравиться