Вы находитесь на странице: 1из 29

Механизмы преодоления, используемые пациентами с хроническими

заболеваниями
Аннотация
Социальная (или психосоциальная) адаптация является результатом
биологических процессов и психической адаптации к окружающей среде и
является одним из механизмов социализации. Это делается на разных
уровнях: сообщества, статуса, семейного окружения. Конечная цель
психобиологической и социальной адаптации - достичь баланса между
человеком и окружающей средой, чтобы поддерживать и развивать новые
оптимальные условия для удовлетворения их потребностей.
В целом, мы можем определить психическую адаптацию как сложное и
неоднозначное понятие, которое может быть краткосрочным процессом в
контексте поведенческой реакции или реакции на действие, более
длительным процессом, характеризуемым как состояние адаптации, и,
наконец, интегральным признаком. динамика личности, обладающей
способностью адаптироваться к меняющимся условиям.
Адаптацию к окружающей среде нельзя считать эффективной, если
чрезмерно напряженные механизмы адаптации приводят к нарушению
нормального функционирования организма, к физическому (или
психическому) отклонению.
Научный вклад
Проведен теоретический анализ отечественных и зарубежных работ,
посвященных исследованию психических, соматических и психологических
особенностей у пациентов с хроническими заболеваниями. Подробно изучена
взаимосвязь между явлениями адаптации, стресса и совместного поведения в
медицинской психологии.
Теоретической и методологической основой диссертационного
исследования являются: культурно-историческая концепция развития
психики Л. С. Выготского (2003); Концепция высших психических функций
Лурия Р. (1969); Концепция внутреннего образа болезни и телесности
(Николаев В.В. 1976, 1987; Николаев В.В., 1995, 2003; Зайцев В.П., Белякова
Н.А., 1982; Резникова Т.Н., Смирнов, 1976–1983 гг. Понятие об общем
адаптационном синдроме Г. Селье; Аспинуолл Л.Г., 1997; Болджер Н., 1990;
Карвер С., 1989, 1997; Фолкман С., 1984, 1991; Грингласс Э., 2002; Лазарус
Р., 1983, 1984, 1991; Мэттлин Дж., 1990; Москович Дж. Т., 2004; Тейлор Л.,
1997).
Научная новизна исследования: впервые установлена роль и
важность использования определенных форм адаптивного поведения у
пациентов с хроническими и соматическими заболеваниями в процессе
адаптации и дезадаптации. Использование эмоционально-ориентированных
стратегий, с одной стороны, позволяет пациенту с хроническими
состояниями уменьшить накопленные отрицательные эмоции, снизить
степень эмоциональной вовлеченности, уменьшить внутреннее напряжение,
с другой стороны - преобладание реакции на стрессовые ситуации за счет
уменьшения уклонения («избегание»,«дистанцирование») и частое
использование стратегии «конфронтации», а также менее частое обращение к
стратегиям « проактивного преодоления » , «стратегического планирования»,
«рефлексивного преодоления» способствуют развитию эмоционального
истощения, ресурсной недостаточности индивидуальный, уводит пациента от
продуктивного решения возникающих трудностей, тем самым приводя к
преодолению особых возможностей личности.
Использование проблемно-ориентированных стратегий, с одной
стороны, позволяет пациентам с хроническими заболеваниями успешно
оценивать поставленные цели и создавать условия для более успешного,
осознанного и ответственного подхода к соблюдению условий сохранения
собственных ощущений и здоровья. С другой стороны, преобладание
проблемно-ориентированных стратегий и редкое использование
эмоционально-ориентированных стратегий вызывают повышенное
накопление негативного опыта, внутреннее напряжение, чрезмерную
сосредоточенность на стрессовой ситуации, что приводит к эмоциональному
истощению, истощению индивидуальных ресурсов, снижению энергии и
функциональных резервов организма.
Теоретическая значимость работы состоит в изучении влияния
социальных и внутренних ресурсов, особенностей адаптивного поведения
пациентов с хроническими и соматическими заболеваниями во время
болезни. Это позволяет расширить современные научные представления о
роли психических факторов в возникновении, течении и лечении
соматических и хронических заболеваний; Разработать обоснованные
теоретические модели психологической коррекции и психотерапевтического
воздействия.
Практическое значение диссертации
Данные, полученные в результате исследования, могут быть
использованы при построении профилактических и медико-психологических
разделов лечебно-реабилитационных программ, оценки их эффективности в
системе оказания помощи и повышения качества жизни пациентов с
хроническими и соматическими заболеваниями. Изучение психологических
механизмов адаптации к заболеванию пациентов с хроническими и
соматическими заболеваниями позволяет индивидуализировать подход к
лечению, более точно определять «цели» психотерапии с целью выявления
личных психологических ресурсов.
Результаты работы позволят разработать рекомендации по развитию
навыков адаптивного взаимодействия с заболеванием у пациентов с
хроническими и соматическими заболеваниями. Результаты исследования
могут быть использованы в практической работе клинических психологов,
терапевтов, ревматологов, психиатров, использоваться в учебном процессе
вузов, что обеспечивает дополнительную послевузовскую подготовку
клинических психологов и медицинских специалистов.
Внедрение результатов исследований
Полученные результаты используются при разработке программ
профилактики и реабилитации, а также при медико-психологической
помощи пациентам с хроническими и соматическими заболеваниями.
Структура работы
Глава I. Общая концепция адаптации и преодоления стресса при
здоровье и болезни: актуальность проблемы, включающая четыре
подраздела; Глава II. Копинг-поведение: эмпирическое исследование
выборки, которое включает: цель, общие цели, общие гипотезы, описание
исследуемой выборки, методы исследования, изучение копинг-стратегий
здорового поведения респондентов, гендерные различия в копинг-поведении,
различия, связанные с возраст совладающего поведения; Глава III.
Механизмы психологической адаптации к заболеванию включают три
подраздела: Особенности совладающего поведения у пациентов с
психосоматическими заболеваниями, Особенности совладающего поведения
у пациентов с соматическими заболеваниями, Сравнительное копинг-
поведение психосоматических и соматических пациентов; Полученные
результаты, выводы и обсуждения. Библиография сосредоточена на 118
источниках; Приложения.
ВВЕДЕНИЕ
АКТУАЛЬНОСТЬ ПРЕДМЕТА
В связи с учащением темпа жизни, изменением социально-
экономических условий, а также ростом эмоционального напряжения,
информационных и индивидуальных потребностей в ресурсах внезапно
возникает проблема адаптированных условий взаимодействия - не
нарушается психическое и физическое здоровье. Сложная система
организации жизни людей предлагает широкие возможности для адаптации к
изменениям. Способность адаптироваться является неотъемлемой
характеристикой человека и отражает относительную гибкость и
устойчивость биопсихосоциальной системы. Однако стресс, особенно
долгоживущий, может привести человека к постепенному истощению
механизмов адаптации и, как следствие, влияя на психическую адаптацию, к
нарушению функциональных систем жизнеобеспечения разнообразных
психических механизмов.
В зарубежной психологии широко распространен подход с точки
зрения анализа механизмов защиты и стратегий совладания как двух
взаимосвязанных механизмов процесса адаптации при изучении поведения
личности в кризисной ситуации. Человек обрабатывает травматические
переживания как на сознательном, так и на бессознательном уровне, так
сказать «процесс адаптации». Процесс адаптации, по мнению Ф. Крамера,
сочетает психологическую защиту и адаптационное поведение как
механизмы, способствующие удовлетворению индивидуальных
потребностей в адаптации к реальности.
Согласно этой точке зрения, защитные механизмы считаются
механизмами, которые изменяют истинное восприятие реальности, защищая
человека от необоснованной тревоги, вызванной либо восприятием
тревожного внешнего события, либо наличием внутренних деструктивных
психологических состояний. Под преодолением в этом аспекте понимается
явные действия, направленные на снижение или устранение
психологического стресса и стрессовых состояний. Таким образом, и
механизмы психологической защиты, и адаптационное поведение включены
в единый процесс, который приводит к адаптивным реакциям личности.
А. Шаброл и С. Каллахан разработали концепцию, описывающую
функциональную организацию самозащиты. В этой модели стратегии
совладания все еще могут быть адаптируемыми, даже если предшествующие
им защитные процессы не адаптируются, и, наоборот, адаптивная защита
может также предшествовать дисфункциональным стратегиям уклончивого
поведения, которые будут основаны на измененном восприятии реальности.
что связано с психологической защитой.
В. Стефенс и Х. Кахель предложили иную модель взаимосвязи между
механизмами защиты и адаптационным поведением. По их мнению, между
механизмами защиты и уклончивым поведением нет связи, потому что они
выполняют одну и ту же функцию - способствуют индивидуальной
адаптации к реальности. С точки зрения психоаналитического подхода
между психологической защитой и деструктивным поведением проводится
четкое различие по двум критериям: состояние страха и влияние новизны
ожидаемых ситуаций.
Более того, в новых, необычных для человека ситуациях одновременно
активируются оба процесса из-за тревоги. Далее авторы предлагают
рассматривать состояние тревоги как предвестник возникновения как
защитного механизма, тогда как наличие невротического страха как
индикатора внутреннего конфликта - лишь подразумевает защитный
механизм.
Модель В. Стефенса и Х. Кехеля не противоречит традиционному
психоаналитическому определению, подчеркивающему приоритетное
значение внутренних стрессоров для большинства травмирующих
переживаний и фантазий при возникновении механизмов защиты. Концепция
В. Стефенса и Х. Кехеля также коррелирует с кросс-функциональной теорией
стресса Р. Лазаруса, подчеркивая ситуативную зависимость совладания.
Предположение о ценности двух процессов противоречит концепции
А. Шаброла и С. Каллахана, но тем не менее говорит в пользу параллельных
процессов в сложных жизненных ситуациях. Модель не исключает
динамического перехода от защиты к совладанию и наоборот.
Следовательно, механизмы защиты, вызванные ситуацией, могут привести к
адаптации и, таким образом, послужить спусковым механизмом для
возникновения совладающего поведения в этой ситуации. С другой стороны,
если используются процессы адаптации (защиты), то во многих ситуациях
происходит злоупотребление одним и тем же процессом - следует
предположить, что существует скрытый внутренний конфликт, который
побуждает защитные действия (а не копирование).
В ранее обсуждавшемся исследовании, направленном на изучение
уникальной системы защиты человека в контексте динамических кризисов
развития личности и ненормативного характера, было показано, что
отсутствие проблемно-ориентированных стратегий копинг-репертуара
коррелирует с высоким уровнем психологической самозащиты. Одним из
важных результатов исследования является то, что адаптивное поведение
является стабильным механизмом адаптации индивидов в кризисных
ситуациях, а психологическая защита изолирована от трансформации
стратегий совместного владения, но в большей степени связана со
стратегически ориентированными эмоциями.
Ряд исследователей отмечают различия в невротической и
психосоматической патологии и предлагают учитывать психологические
механизмы адаптации личности [Исаев, Фещенко, 2010]. Авторы выделяют
пассивное копинг, эмоциональное, как формы реакции в контроле эмоций, и
обесценивание проблемы, как психологические механизмы управления
процессом адаптации пациентов со стрессовыми невротическими
расстройствами и поведенческие стратегии совладания и отрицания проблем,
типичные для психосоматических пациентов.
Существуют соответствующие факторы риска психической
дезадаптации при определении диагностических маркеров «психологической
уязвимости» человека и развития различных психических и
психосоматических декомпенсаций. Потенциал преодоления стрессовых
событий находит свое отражение в выборе успешных или неудачных
поведенческих стратегий выживания, а уровень развития и репертуар
адаптивных механизмов имеют большое значение в функциональных
возможностях человека для поддержания психического здоровья. Поэтому
предлагается рассмотреть проблему выявления «уязвимости» неадаптивного
адаптационного стиля, приводящего к «группе риска» здорового человека, а
пациентов - к декомпенсации, устойчивости к лечению и плохому прогнозу.
Социальная (или психосоциальная) адаптация является результатом
биологических процессов и психической адаптации к окружающей среде и
является одним из механизмов социализации. Это делается на разных
уровнях: сообщества, статуса, семейного окружения. Конечной целью
психобиологической и социальной адаптации является достижение баланса
между человеком и окружающей средой, чтобы поддерживать и развивать
новые оптимальные условия для удовлетворения их потребностей.
В целом, мы можем определить психическую адаптацию как сложное и
неоднозначное понятие, которое может быть краткосрочным процессом в
контексте поведенческой реакции или реакции на действие, более
длительным процессом, характеризуемым как состояние адаптации, и,
наконец, неотъемлемым признаком динамика личности, обладающей
способностью адаптироваться к меняющимся условиям.
Дисбаланс «человек-окружающая среда» определяет напряжение
механизмов адаптации и имеет место при наличии хотя бы одного из трех
факторов:
- резкое изменение условий окружающей среды, при котором
механизмы адаптации могут оказаться недостаточными, даже если ранее они
обеспечивали эффективную адаптацию;
- существенное преобразование индивидуальных потребностей и целей
(даже в относительно стабильной среде);
- значительное снижение физических или психологических ресурсов,
что может привести к несоответствию между важными потребностями
субъекта и возможностями их удовлетворения. Адаптацию к окружающей
среде нельзя считать эффективной, если чрезмерно напряженные механизмы
адаптации приводят к нарушению нормального функционирования
организма, к физическому (или психическому) отклонению.
Стоит отметить, что проблемы психологического здоровья детей
имеют более широкий спектр проявлений, чем сфера психических
расстройств в подростковом возрасте. Существует ряд отклонений в
развитии, «основных нарушений донозологического уровня», которые нельзя
отнести к психическим заболеваниям и клинически выраженным
нарушениям. Диагностика этих нарушений производится с помощью
маркеров социальной девиантности или причинения значительного вреда
другим, что указывает на наличие у детей внешних проблем, что значительно
снижает адаптацию и препятствует оптимальному развитию когнитивного
или поведенческого уровней.
Цель исследования - изучить, каковы различия между
психологическими факторами и адаптационным поведением взрослых в
отношении здоровья и болезни.
Общие задачи
Согласно цели исследования были сформулированы следующие
задачи:
1. Оценка личностных характеристик и адаптации к адаптации
(эмоциональное состояние, ментальное представление ситуации, отраженное
в осознании причин болезни и оценке будущего) взрослых взрослых в
состоянии здоровья и болезни;
2. Изучение параметров индивидуальных социальных отношений
респондентов, оказавшихся в трудных жизненных ситуациях;
3. Изучение адаптивного поведения взрослого человека в ситуации
болезни;
4. Оценка личностных качеств взрослых по состоянию здоровья и
болезни (показатели темперамента и жизни), жизненного опыта и
адаптационного поведения, связанного с заболеванием;
5. Оценка эмоционального адаптивного поведения взрослых,
связанного с болезнью.
Общие гипотезы
Гипотеза исследования: мы предполагаем, что опыт и поведенческая
адаптация респондентов к состоянию здоровья и болезни вызваны и тесно
связаны с рядом объективных факторов ситуации.
1. Жизненный опыт и совладающее поведение связаны с личностными
качествами (темпераментом и жизненными показателями).
2. Объективное восприятие ситуации (длительность заболевания,
диагноз, наличие других пациентов в семье, возраст респондента),
социально-экономический статус, пол и возраст влияют на выбор стратегий
выживания, связанных с текущим эмоциональным состоянием, ментальное
представление ситуации, оценка причин заболевания, но не влияет на
восприятие будущего.
3. Позитивная оценка ситуации и относительно благоприятное
эмоциональное состояние подразумевают (нереалистичный оптимизм)
завышенные ожидания на будущее, отрицание собственной вины и
неизбежности происходящего, а также выбор конструктивных стратегий
выживания.
Объектом исследования является анализ совладающего поведения
при здоровье и болезни.
Предмет данного исследования - структурировать взаимосвязь между
механизмами адаптации и совладающего поведения при здоровье и болезни.

Исследовательские переменные:
1. Наличие стрессоров (дискомфорт); истощение (сохранение) личных
ресурсов; неопределенность; пассивный пессимизм (положительная
энергия); несостоятельность и включение (прикомандирование)
ситуации. Специфический профиль восприятия респондентами
будущего в отношении здоровья и болезни (идеализация в
сочетании с разочарованием и чувством оторванности от
объективных реалий будущего), низкий показатель выживания, в
отличие от профиля поведенческого совладания в нормальных
ситуациях, поддержание ситуации относительно стабильный, но
эмоционально нестабильный.
2. Преодоление болезненной ситуации связано с объективными
факторами ситуации, такими как: характер заболевания (диагноз),
возраст, уровень образования, работа и выбор стратегий выживания.
3. Структура совладания с поведением может быть определена как
зависящая от ситуации («Избегание», «Позитивная переоценка»,
«Решение проблем», «Дистанция») и совладание, относительно
независимое от ситуации: «Самоутешение»,«Поиск социальной
поддержки», «Противостояние», «Принятие на себя
ответственности».
4. Отрицательные эмоции коррелируют с низкими показателями
выживаемости и избеганием копинг-поведения. Положительные
эмоции - высокий уровень понимания ситуации (положительная
оценка) и конструктивные стратегии адаптации («положительная
переоценка» и «решение проблем»).
Описание групп исследования
Текущее научное исследование, эмпирический эксперимент, нацеленное на
участие 60 субъектов, предусматривало интервью и применение тестовой
батареи на двух независимых выборках. В исследовании приняли участие
здоровые респонденты - 30 человек) в возрасте от 18 до 60 лет.)
Для исследования механизмов психологической адаптации в условиях
заболевания было обследовано 30 пациентов, страдающих различными
психосоматическими расстройствами, с хроническими соматическими и
психосоматическими расстройствами. В исследовании приняли участие
респонденты в возрасте от 20 до 66 лет. Средний возраст испытуемых
составил 32,8 ± 12,1 года.
Методы исследования
Чтобы проверить гипотезы предлагаемого научного подхода, мы провели
комплексное исследование, которое начинается с исследования фактов, в
котором мы предполагаем, что существуют различия между механизмами
адаптации и копинг-поведением в разных группах респондентов.
Мы прибегли к методу статистической обработки данных по критерию «t
Стьюдента», т.е. к сравнению двух средних малых выборок, N <30, по
формуле
( x− y )
t= ∑ ( x i−x )2 + ∑ ( y i − y ) ∙ n x+¿n
√ n x +n y −2 nx ∙ n y
y
¿

Достоверность результатов исследования обеспечивается применением


научно обоснованных методов исследования, достаточным объемом
выборки, сочетанием количественного и качественного анализа полученных
данных, статистики и правильной обработки данных.
Научный вклад
Проведен теоретический анализ отечественных и зарубежных работ,
посвященных исследованию психических, соматических и психологических
особенностей у пациентов с хроническими заболеваниями. Подробно изучена
взаимосвязь между явлениями адаптации, стресса и совместного поведения в
медицинской психологии.
Теоретической и методологической основой диссертационного
исследования являются: культурно-историческая концепция развития
психики Л. С. Выготского (2003); Концепция высших психических функций
Лурия Р. (1969); Представление о внутреннем образе болезни и телесности
(Николаев В.В. 1976, 1987; Николаев В.В., 1995, 2003; Зайцев В.П., Белякова
Н.А., 1982; Резникова Т.Н., Смирнов, 1976, 1983, Толта А.С., 2002); Понятие
об общем адаптационном синдроме G. Selye; Aspinwall L.G., 1997; Bolger N.,
1990; Carver S., 1989, 1997; Folkman S., 1984, 1991; Greenglass E., 2002;
Lazarus R, 1983, 1984, 1991; Mattlin J., 1990; Moskowitz J.T., 2004; Taylor L.,
1997).
Научная новизна исследования: впервые установлена роль и
важность использования определенных форм адаптивного поведения у
пациентов с хроническими и соматическими заболеваниями в процессе
адаптации и дезадаптации. Использование эмоционально-ориентированных
стратегий, с одной стороны, позволяет пациенту с хроническими
состояниями уменьшить накопленные отрицательные эмоции, снизить
степень эмоциональной вовлеченности, уменьшить внутреннее напряжение,
с другой стороны - преобладание реакции на стрессовые ситуации за счет
уменьшения уклонения (" избегание »,« дистанцирование ») и частое
использование стратегии« конфронтации », а также менее частое обращение
к стратегиям« проактивного преодоления »,« стратегического планирования
»,« рефлексивного преодоления »способствуют развитию эмоционального
истощения, ресурсной недостаточности индивидуальный, уводит пациента от
продуктивного решения возникающих трудностей, тем самым приводя к
преодолению особых возможностей личности.
Использование проблемно-ориентированных стратегий, с одной
стороны, позволяет пациентам с хроническими заболеваниями успешно
оценивать поставленные цели и создавать условия для более успешного,
осознанного и ответственного подхода к соблюдению рецептов в сохранении
собственных ощущений и здоровья. С другой стороны, преобладание
проблемно-ориентированных стратегий и редкое использование
эмоционально-ориентированных стратегий вызывают повышенное
накопление негативного опыта, внутреннее напряжение, чрезмерную
сосредоточенность на стрессовой ситуации, что приводит к эмоциональному
истощению, зрелости индивидуальных ресурсов, снижению энергии и
функциональных резервов организма.
Теоретическая значимость работы состоит в изучении влияния
социальных и внутренних ресурсов, особенностей адаптивного поведения
пациентов с хроническими и соматическими заболеваниями во время
болезни. Это позволяет расширить современные научные представления о
роли психических факторов в возникновении, течении и лечении
соматических и хронических заболеваний; Разработать обоснованные
теоретические модели психологической коррекции и психотерапевтического
воздействия.
Практическое значение работы
Данные, полученные в результате исследования, могут быть
использованы при построении профилактических и медико-психологических
разделов лечебно-реабилитационных программ, оценки их эффективности в
системе оказания помощи и повышения качества жизни пациентов с
хроническими и соматическими заболеваниями. Изучение психологических
механизмов адаптации к заболеванию пациентов с хроническими и
соматическими заболеваниями позволяет индивидуализировать подход к
лечению, более точно определять «цели» психотерапии с целью выявления
личных психологических ресурсов.
Результаты работы позволят разработать рекомендации по развитию
навыков адаптивного взаимодействия с заболеванием пациентов с
хроническими и соматическими заболеваниями. Результаты исследования
могут быть использованы в практической работе клинических психологов,
терапевтов, ревматологов, психиатров, использоваться в учебном процессе
вузов, что обеспечивает дополнительную послевузовскую подготовку
клинических психологов и медицинских специалистов.
Внедрение результатов исследований
Полученные результаты используются при разработке программ
профилактики и реабилитации, а также при медико-психологической
помощи пациентам с хроническими и соматическими заболеваниями.
Структура диссертации
Глава I. Общая концепция адаптации и преодоления стресса при
здоровье и болезни: актуальность проблемы, включающая четыре
подраздела; Глава II. Копинг-поведение: эмпирическое исследование
выборки, которое включает: цель, общие цели, общие гипотезы, описание
исследуемой выборки, методы исследования, изучение репертуара
выживания здорового поведения респондентов, гендерные различия в
копинг-поведении, различия, связанные с возраст совладающего поведения;
Глава III. Механизмы психологической адаптации к заболеванию включают
три подраздела: Особенности совладающего поведения у пациентов с
психосоматическими заболеваниями, Особенности совладающего поведения
у пациентов с соматическими заболеваниями, Сравнительное копинг-
поведение психосоматических и соматических пациентов; Полученные
результаты, выводы и обсуждения. Библиографии сосредоточена на 129
источниках; Приложения.
I. Общая концепция адаптации и преодоления стресса
Актуальность проблемы
Понятие психологической адаптации
В настоящее время принято определение процесса адаптации как
динамической адаптации организма (как системы) к измененным условиям
существования, цель которой - поддерживать динамический баланс между
организмом и внешней средой. Процесс адаптации реализуется каждый раз
при нарушении, несбалансированности системы «организм - среда», что
обеспечивает формирование новых гомеостатических условий, позволяющих
получить максимальную эффективность физиологических и поведенческих
реакций. Поскольку тело и окружающая среда не статичны, а находятся в
постоянном динамическом изменении, их соотношение постоянно меняется,
процесс адаптации происходит постоянно. В нем сохраняется процесс
адаптации гомеостаза, достигнутый за счет взаимодействия организма и
окружающей среды. Процесс адаптации мыслительной деятельности
человека к требованиям окружающей среды называется психической
адаптацией. Психическое здоровье в процессе общей адаптации выполняет
также интегративную функцию регулирования деятельности всех систем
организма.
Проблема изучения психической адаптации человека и его адаптации
является традиционной для психологии. Вассерман Л., 2008 концепция
адаптации объединяет упомянутые области и другие области исследований и
рассматривает адаптацию как целостную, многоуровневую (включая
биологический, психологический и социальный уровни) и самоуправляемую.
Система, предназначенная для поддержания устойчивого взаимодействия
человека с окружающей средой [Александр Ю., 1976; Вассерман Л., Берекин
М. А., Косенков Н. И., 1994]. Оценка уровня адаптации со стороны
представлена наиболее объективно, но проверить это предположение пока не
представляется возможным. Например, наиболее часто используемые
исследования психического здоровья детей были сильно искажены, в то
время как взрослые зафиксировали довольно значительные расхождения
между респондентами и членами, наиболее близкими к окружающей среде
[Гурвич И. Н., 1999].
Существует множество определений и теоретических моделей для
понимания термина «адаптация», чтобы рассмотреть некоторые из них.
Так, в работе Березовского [Березин Ф.Б., 1988, с. 3] под психической
адаптацией понимается «процесс становления оптимального соответствия
личности и окружающей среды при выполнении конкретной человеческой
деятельности, позволяющий человеку удовлетворить реальные потребности
для достижения важных и сопутствующих целей (при сохранении
психического и физического здоровья) при обеспечении соответствия
психической деятельности человека, его поведения требованиям
окружающей среды».
Считается, что адаптируемый личностный потенциал как свойство
системы, как способность человека на уровне структурных изменений
качеств и свойств повышает ее организованность и устойчивость. В рамках
данного подхода можно рассматривать личностный адаптивный потенциал
как психологическую черту личности, обеспечивающую ее устойчивость к
экстремальным ситуациям, поскольку способность личности быть
структурной и ее уровень изменяется под их влиянием. Адаптивный
потенциал обладает свойствами сложной системы, поэтому анализ системы
является основным направлением его исследований [Кузнецова Л., 2011, с.
87].
Адаптация предусматривает организацию социального
взаимодействия, формирование соответствующих межличностных
отношений с учетом ожиданий окружающей среды и достижение важных
социальных целей, связанных с социальной и психологической адаптацией.
Социально-психологическая адаптация рассматривается как отдельный
аспект психической и психофизиологической адаптации. Взаимовлияние
черт личности, текущего психического состояния и эффективности
социальных взаимодействий определяет взаимосвязь психологической и
психосоциальной адаптации. Социальная адаптация является результатом
биологических процессов и психологической адаптации к условиям
окружающей среды и является одним из механизмов социализации. Это
делается на разных уровнях: социальном, статусном, семейном. Конечная
цель психобиологической и социальной адаптации - достичь баланса между
человеком и окружающей средой, чтобы оставаться старым и развивать
новые возможности для удовлетворения потребностей.
Модели здоровья
1. Биомедицинский подход
Разработанный в начале 20 века, он включает в себя убеждение, что все
заболевания можно объяснить какими-то клеточными аномалиями, и
относится в основном к физиологическим аспектам здоровья. Кроме того, эта
структура, в частности, рассматривает здоровье как полное отсутствие
болезни, расстройства, боли или дефекта. Измерение состояния здоровья
является индикатором болезни и зависит от объективных измерений и тестов,
проводимых в больницах и клиниках. Лечение в рамках этой модели - это
устранение болезни путем анализа патологии болезни, сужения круга
причин, формирования плана действий. Таким образом, основное внимание в
биомедицинском подходе уделяется различным методам диагностики и
лечения конкретных патологий.
2. Интегративная модель здоровья
Интегративная модель Г. Вайнера (N. Weiner) - это состояние здоровья,
которое определяется не его абсолютной ценностью-отсутствием болезни, а
скорее успешной адаптацией к окружающему миру. Болезнь в данном случае
может быть определена как повреждение или нарушение определенных
компонентов / участков структуры или функции человеческого тела, и все же
существование - не единственная причина для чувства болезни и страдания.
Это чувство также является результатом неспособности человека
адаптироваться к различным жизненным ситуациям или болезням, это
результат несоответствия между адаптируемыми, адаптируемыми
человеческими способностями и потребностями человека. Эта неудача
адаптации приводит к страданию, к чувству боли. Таким образом,
болезненные ощущения в контексте широко распространенных
функциональных расстройств являются сигналом того, что способность
человека выживать в данной среде недостаточна или нарушена из-за болезни.
В этой модели лечение направлено на уменьшение и компенсацию
адаптивного дефицита, но оно не предназначено для достижения идеального
здоровья. [Бротигам В., Кристиан П., М., 1999].
3. Биопсихосоциальная модель здоровья.
Другой вариант интегративной модели - биопсихосоциальный. В
основе этой теоретической модели лежит представление об этиологии
«стресс-диатеза». В этой модели внешние социальные факторы окружающей
среды классифицируются как стрессоры, но их влияние очень редко или
никогда не является причинным фактором конкретного заболевания или
группы заболеваний. [Гурвичи. Н., 2010] Предполагается, что для проявления
патогенного действия стресса необходимо наличие адекватного состояния
личности (часто, но не всегда продолжительного и продолжительного),
называемого «диатезом».
«Диатез» формируется под влиянием конституционно-генетических
факторов или прошлых негативных эмоциональных переживаний, а затем
обозначается как предрасположенность (предлог). Таким образом, болезнь
может проявляться под воздействием определенных «спусковых
механизмов» - это может быть своего рода стрессовая ситуация или реальное
психологическое / физическое состояние человека (утомляемость, астения и
т. д.).
Прежде всего, это представление о многофакторной этиологии, а это
означает, что в этиологии любого заболевания может быть установлено не
только биологическое действие, но и психологические, социально-
психологические и поведенческие факторы. Во-вторых, это непрерывный
паттерн психических расстройств, составляющих содержание психических
расстройств или сопровождающих соматические (физические) заболевания.
На одном конце преемственности - легкие психологические дисфункции, на
другом - тяжелые психические расстройства, а между ними - разные
состояния легкой и средней степени тяжести.
4. Помимо этих моделей существует еще одна, сугубо психологическая
модель здоровья как развивающегося процесса состояния. Согласно этому
подходу, «психическое здоровье» понимается не как состояние благополучия
и отсутствия психопатологии, а как «динамическое и в форме процесса
развития события». [Шаповал, 2009 г., стр. 236]. Здоровье приравнивается к
способности оставаться в состоянии развития, предполагающем баланс
компонентов, таких как тело, дух, душа и окружающая среда.
Что касается Я - концепции, это состояние можно описать как
результат «непрерывного процесса интеграции основных, центральных и
второстепенных функций, со способностью получать и отдавать социальную
энергию в группах, в которых живет человек и которые
формируется»(ibidem). Это, во многих гуманистических отношениях,
лечение очень высоко ценит стремление человека к развитию,
самоорганизации, критическому осмыслению и генерации информации,
необходимой для формирования и реализации жизненно важных
конструктивных Сценариев и целостного принципа оценки изменений.
Переживание боли или концепция стресса.
Исследователи стресса создали три постулата или гипотезы при
описании процессов восприятия и преодоления стресса [Anshel MH, 2000]:
Первый постулат заключается в том, что экстремальный или
необычный внешний стимул, воспринимаемый как угрожающий, будет
вызывать стресс (острый стресс) и вызывать значительные изменения
психологических, физиологических и поведенческих реакций. В полиции это
означает, что в условиях стресса сотрудники будут думать и действовать
иначе, чем в менее стрессовых ситуациях.
Острый стресс чрезвычайно интенсивен и влияет на познание, точность
обработки информации (восприятие, запоминание, забывание, принятие
решений, реакция на стресс).
Источники возникновения острого стресса могут включать [Anshel,
2000]:
1. словесные замечания о травме;
2. принятие неправильного решения;
3. совершение физической ошибки или психического заболевания;
4. столкновение с неопределенными опасными ситуациями;
I.2. Понятие уязвимости и цена адаптации
Понятие психосоциальной адаптации тесно связано с проблемой
стресса. Х. Селье [1956, 1960] предложил концепцию стресса,
идентифицированную как двухуровневую адаптивную систему. По своим
характеристикам на стресс реагирует первый уровень «поверхностный»,
черпает ресурсы из второго, «глубокого» уровня, который связан с
адаптивной гомеостатической перестройкой системы всего организма. В то
время как в экстремальных ситуациях не хватает резервов «поверхности» и
задерживается мобилизация «глубокого» уровня, возможно развитие
патологического процесса, включающего неспецифические симптомы
расстройства, характерные как для соматических, так и для психических
заболеваний. Независимо от типа стресса, но в соответствии с механизмами
адаптации (тревога, выносливость, подавление) формируются
соответствующие требования защиты «новой функциональной системы в
организме».
Исследования показали, что неспецифические реакции на стрессорный
фактор схожи, специфические эффекты которых определяются
индивидуальными особенностями человека. Если нагрузка чрезмерна и
условия не позволяют реализовать надлежащую физиологическую реакцию,
эти процессы могут привести к физиологическим и даже структурным
повреждениям. Экспериментальные исследования показали, что у животных
стрессовые стимулы в динамике приводят к гормональным и иммунным
изменениям в организме, которые, будучи длительными, могут даже
привести к физическому и психическому истощению («приобретенная
беспомощность»).
Подобные механизмы взаимодействия между внешними
раздражителями и физиологическими реакциями существуют и у людей, но,
как отмечает G. Andrews et al. [1978], человек может использовать
интрапсихические защитные механизмы социальной поддержки и механизмы
внешней адаптации и, таким образом, снизить уровень возбуждения до
непатогенного. В своей концепции Г. Селье не обращает внимания на
психические и особенно психологические факторы, возникающие из
жизненного опыта, сосредотачиваясь только на физических проявлениях
стрессоров. В конце ХХ века появились научные статьи, демонстрирующие
интегративный, унитарный, целостный и согласованный характер
организации человеческой деятельности. Биопсихосоциальная природа
человека, его потребность в целостном видении стали необходимым
условием для пересмотра концепции здоровья и болезни в медицине. Вместо
биомедицинской модели идет биопсихосоциальная модель.
Согласно современным представлениям, стресс часто вызывает
соматические и психосоматические заболевания. В то же время начало
болезни распределяется неравномерно и накапливается вокруг определенных
событий, когда они воспринимаются как опасные.
Различные жизненные ситуации, с которыми человек сталкивается на
своем пути, вызывают активацию механизмов адаптации, стимуляцию
физических и умственных ресурсов организма. Исследования показали, что
«уровень психологической адаптации является наиболее чувствительным
индикатором» хронического стресса, который в значительной степени
физиологичен. Эмоциональный стресс квалифицируется как состояние тела,
возникшее в результате неприемлемых, негативных ситуаций, отвергнутое
тем, что его неспособность одновременно с избеганием.
Психологические проявления стресса различны, как и психологические
реакции (эмоциональные, поведенческие). Авторы считают, что стрессовые
события в жизни человека, требующие больших сил для реабилитации,
вызывают риск возникновения различных заболеваний. При недостаточном
развитии структурных форм адаптивного поведения возрастает патогенность
жизненных событий, и эти события могут стать «пусковым механизмом» в
процессе психических и психосоматических расстройств.
Исследование Th.Holmes и Rh.Rahe (1967) показало, что у 79%
испытуемых, у которых количество негативных жизненных событий
достигло критического уровня [анкета «Жизненные события» Holmes, Rahe,
1967], они через два года возникли серьезные проблемы со здоровьем.
Согласно концепции психической адаптации человека, его конечная цель -
оптимальный уровень адаптации личности в ее субъективном значении к
реальным условиям жизни для сохранения здоровья. Одним из критериев
прогнозирования в процессе адаптации является получение способности
адаптироваться к индивидуальным потребностям к быстрым изменениям и
условиям окружающей среды. Адаптацию нельзя считать эффективной, по
мнению Ф. Березина, если механизмы адаптации чрезмерного напряжения
приводят к нарушению нормального функционирования организма
(физического или психического), состояния здоровья.
Адаптация человека, среди других условий, тесно связанных с
сопротивлением фрустрирующим ситуациям, - это способность преодолевать
последствия стресса на основе личных ресурсов и социального опыта, а
также способность усваивать опыт других и социальную поддержку.
Расширение способности адаптироваться к стрессу, особенно на длительное
время, может привести к постепенному истощению адаптационных и
компенсаторных механизмов личности, влияет на когнитивную адаптацию.
Очевидно, что эффективность психической адаптации невозможно
увидеть, если какие-либо физиологические изменения связаны с
напряжением ее механизмов. Березин обращает внимание на
физиологическую цену успешности задействования механизмов адаптации.
Напряжение в изменяющейся динамической среде имеет двоякое значение. С
одной стороны, это цена, которую организм платит за эффективное
функционирование, чтобы поддерживать оптимальные формы адаптации. С
другой стороны, состояние эмоционального напряжения может повышать
риск патологических изменений, симптоматические расстройства адаптации
(в силу генетической предрасположенности) являются формой
донозологических нарушений.
На начальных этапах психические расстройства обладают
субклиническими адаптационными характеристиками и занимают
промежуточное положение между практическими и конкретными
нарушениями здоровья, нозологическими, нервно-психическими или
психосоматическими расстройствами и многими авторами рассматриваются
как предболезни. Предболезнь квалифицируется как состояние, при котором
вероятность развития болезни составляет почти 100% при условии
сохранения патогенного фактора воздействия и злоупотребляющих
компенсаторных адаптивных механизмов. Под понятием дезадаптации мы
понимаем снижение навыков адаптации человека в жизненной среде или в
определенных стрессовых ситуациях.
Дезадаптация возникает в результате длительного действия стимулов,
превышающих пороги адаптивных характеристик (адаптационных ресурсов)
организма. Ю. Александровский (1976, 1993, 2000) вводит понятие
«психический адаптационный барьер», указывая на то, что адаптационный
барьер - это параметры условного разграничения среды, в том числе
социальной, для которой возможна соответствующая адаптация. Барьер
психической адаптации сочетает в себе весь потенциал умственной
деятельности как соответствующей цели человека.
По словам Ю. Александровского, характеристики адаптационного
барьера сугубо индивидуальны и зависят от биологических факторов среды и
конституционального типа человека, а также от социальных факторов и
индивидуальных психологических особенностей личности, определяющих
его адаптационные способности. Его уровень постоянно колеблется и близок
к критическому значению личности, в экстремальных условиях, когда
человек использует психические способности, накопленные через опыт.
Обнаружение адаптивного барьера может происходить на разных
уровнях организации личности: биологическом (вегетативно-висцеральный),
психологическом (эмоциональном, мотивационном) или социальном. Эти
сущности включают личную самоидентификацию, ценности и многое другое.
Подчеркнем, что эмоции являются основным компонентом регуляторной
системы процесса адаптации.
Таким образом, стресс - это состояние напряжения, которое возникает,
когда несоблюдение условий окружающей среды приводит к активации
механизмов адаптации, которые действуют на человека и представляют
собой оживление и реструктуризацию ресурсов для адаптации разума и тела.
Стресс опосредуется или регулируется сложной структурной и
функциональной системой с несколькими уровнями, на каждом из которых
активируются психологические или физиологические механизмы. В
последние годы обратить внимание на изучение особенностей
психологической адаптации человека в условиях социальных и
экономических изменений, в экстремальных ситуациях, связанных с
опасностью для жизни. В то же время растет количество исследований по
психологической адаптации человека к состоянию хронического
соматического заболевания в связи с признанием роли психологических
факторов в динамике и лечении физических расстройств.
Библиография
1. Abraido-Lanza AF, Vasquez Е, Echeverria SE. En las Manos de Dios
in God's Hands.: Religious and other forms of coping among Latinos with arthritis.
//J Consul Clin Psychol 2004 Feb.; 72(1):91-102.
2. Adams RJ, Wilson D, Smith В J, Ruffln RE. Impact of coping and
socioeconomic factors on quality of life in adults with asthma. // Respirology. 2004
Mar;9(l):87-95.
3. Andenaes R, Kalfoss MH, Wahl AK. Coping and psychological
distress in hospitalized patients with chronic obstructive pulmonary disease. //
Heart Lung. 2006 Jan-Feb;35(l):46-57.
4. Amirkhan J.H. A Factor analytically derived measure of coping: The
coping strategy
5. indicator / J.H. Amirkhan // J. Pers. Soc. Psychol. – 1990. – Vol.59, №
5. – P.1066- 1074.
6. Antonovsky A. Health, stress and coping / A. Antonovsky. – San-
Francisco: Jossey- Bass Publ., 1979. – 255 p.
7. Andrews G. Life event stress, social support, coping style, and risk of
psychological impairment / G. Andrews, C. Tennant, D.M. Hewson, G.E.
Vaillant // J. Nerv. Ment. Dis. – 1978. – Vol. 166, N 5. – P.307-316.
8. Arnold M.B. Stress and emotion // Psychological stress; Issues in
research / Ed. By M.N. Appley. – N.Y.: Appleton-Century-Crofts, 1967. – P.123-
140.
9. Billings A.G., Moos R.H. Coping, stress, and social resources among
adults with unipolar depression / A.G. Billings, R.H. Moos // J. Pers. Soc. Psychol.
– 1984. – Vol. 46, N 4. – P.877-891.
10. Carver C.S. Assessing Coping Strategies: A theoretically based
approach /
11. C.S. Carver, M.F. Scheier, J.K. Weintraub // J. Pers. and Soc. Psychol.
– 1989. – Vol. 56, № 2. – P.267-283.
12. Carver C.S., Scheier M.F., Weintraub J.K. Assessing coping
strategies: a theoretically based approach // Journal of Personality and Social
Psychology 1989; 56(2): 267-283.
13. Carver C.S. You want to measure coping but your protocol's too long:
consider the brief COPE. // Int J Behal Med 1997; 4:91-100.
14. Coyne J.C., Lazarus R.S. Cognitive style, stress perception and coping
/ J.C. Coyne,
15. Christopher H. Fanta, M.D. Drug Therapy Asthma // The New
England Journal of Medicine 2009; 360:1002-1014.
16. Cohen CI, Jimenez C, Mittal S. The role of religion in the well-being
of older adults with schizophrenia. // Psychiatr Serv. 2010 Sep;61(9):917-22.
17. Constant C, Sampaio I, Negreiro F, Aguiar P, Silva A, Salgueiro M,
Bandeira T. Environmental tobacco smoke (ETS) exposure and respiratory
morbidity in school age children. // Rev Port Pneumol. 2011 Jan;17(l):20-26.
18. Cooper, Gary L., Rachel D., Eaker, Lynn H. Living with Stress
-Harmond-swortth, UK; London: Penguin Books, 1988. PP 256.
19. Davis, L.L. Illness uncertainty, social support, and stress in recovering
individuals and family caregivers. // Applied Nursing Research 1990; 3: 6971.
20. Deaner S.L., McConatha J.T. The relation of humor to depression and
personality. // Psychological Reports 1993 Jun; 72 (3 pt 1): 755-763.
21. Folkman S., Lazarus R.S. Coping and emotion // Monat A. and
Richard S. Lazarus. Stress and Coping. N.-Y. 1991. P. 207-227.