Вы находитесь на странице: 1из 303

МОСКОВСКИЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ÑÎÂÐÅÌÅÍÍÛÉ
ÐÓÑÑÊÈÉ ßÇÛÊ

Ó×ÅÁÍÈÊ È ÏÐÀÊÒÈÊÓÌ
ÄËß ÀÊÀÄÅÌÈ×ÅÑÊÎÃÎ ÁÀÊÀËÀÂÐÈÀÒÀ

Ïîä ðåäàêöèåé Ñ. Ì. Êîëåñíèêîâîé

Ðåêîìåíäîâàíî Ó÷åáíî-ìåòîäè÷åñêèì îòäåëîì âûñøåãî îáðàçîâàíèÿ


â êà÷åñòâå ó÷åáíîãî ïîñîáèÿ äëÿ ñòóäåíòîâ âûñøèõ ó÷åáíûõ çàâåäåíèé,
îáó÷àþùèõñÿ ïî ãóìàíèòàðíûì íàïðàâëåíèÿì è ñïåöèàëüíîñòÿì

Êíèãà äîñòóïíà â ýëåêòðîííîé áèáëèîòå÷íîé ñèñòåìå


biblio-online.ru

Ìîñêâà  Þðàéò  2015


УДК 811.161.1(35.3)
ББК 81.2Ря73
С
Ответственный редактор:
Колесникова Светлана Михайловна — доктор филологических наук, профессор
кафедры русского языка филологического факультета Московского педагогического
государственного университета.
Рецензенты:
Милованова М. С. — доктор филологических наук, профессор кафедры общего
и русского языкознания ФГБОУ ВПО «Институт русского языка имени А. С. Пуш-
кина»;
Шмелев А. Д. — доктор филологических наук, профессор кафедры русского языка
ФГБОУ ВПО «Московский педагогический государственный университет».

Современный русский язык : учебник и практикум для академического бака-


С лавриата / С. М. Колесникова, Н. А. Николина, В. А. Лаврентьев [и др.]; под ред.
С. М. Колесниковой. — М. : Издательство Юрайт, 2015. — 302 с. — Серия : Бакалавр.
Академический курс.
ISBN 978-5-9916-4532-4
ISBN 978-5-9916-5158-5 (т. 1)
Содержание издания охватывает базовый терминологический аппарат системы
современного русского языка, отражает основные проблемы современного состоя-
ния системы языковых единиц всех уровней языка, представляет целостное изложе-
ние общих вопросов русистики, знакомит с актуальными и дискуссионными темами.
Несмотря на сложность отдельных проблем, издание отличается ясностью и доступ-
ностью изложения материала.
Соответствует актуальным требованиям Федерального государственного образо-
вательного стандарта высшего образования.
Для студентов-филологов, обучающихся по направлению бакалавр (академический
курс), а также для магистрантов, аспирантов, преподавателей вузов, научных работ-
ников, учителей-словесников.
УДК 811.161.1(35.3)
ББК 81.2Ря73

© Коллектив авторов, 2014


ISBN 978-5-9916- © ООО «Издательство Юрайт», 2015
Îãëàâëåíèå

Авторский коллектив ......................................................................... 7


Предисловие ..................................................................................... 8
Глава 1. Фонетика ............................................................................11
1.1. Фонетика как раздел науки о языке. Основные понятия фонетики ..............12
1.1.1. Аспекты фонетического описания..................................................................13
1.1.2. Фонетические единицы ......................................................................................14
1.2. Фонетическая транскрипция .......................................................................................16
Фонетическая транскрипция связного текста ...............................................................19
1.3. Классификация звуков русского языка ....................................................................20
1.3.1. Разновидности фонетических классификаций ..........................................20
1.3.2. Природа звуков человеческой речи
и строение речевого аппарата человека ...................................................................21
1.3.3. Артикуляционная классификация звуков русского языка ...................23
1.3.3.1. Соотношение голоса и шума ..................................................................................24
1.3.3.2. Дополнительная артикуляция согласных .........................................................25
1.3.3.3. Артикуляционная классификация гласных звуков
русского языка ................................................................................................................26
1.3.3.4. Артикуляционная классификация согласных звуков русского
языка по месту и способу образования ..................................................................27
1.4. Позиционные изменения звуков в речевом потоке ..............................................31
1.4.1. Позиционные изменения гласных звуков....................................................32
1.4.1.1. Редукция .......................................................................................................................32
1.4.1.2. Аккомодация ................................................................................................................38
1.4.2. Позиционные изменения согласных звуков ...............................................40
1.4.2.1. Редукция в области согласных ..............................................................................40
1.4.2.2. Аккомодация в области согласных ......................................................................41
1.4.2.3. Ассимиляция в области согласных ......................................................................41
1.4.2.4. Оглушение шумных звонких согласных
в абсолютном конце слова ..........................................................................................45
1.4.2.5. Оглушение/вокализация сонорных ....................................................................46
1.4.2.6. Диссимиляции в области согласных ...................................................................47
1.5. Суперсегментная фонетика...........................................................................................48
1.5.1. Слог............................................................................................................................48
1.5.2. Фонетическое слово.............................................................................................51
1.5.3. Синтагма и фраза ..................................................................................................54
1.6. Фонология...........................................................................................................................56
1.6.1. Позиционные и непозиционные чередования............................................56

3
1.6.2. Понятие фонемы в Московской фонологической школе.......................57
1.6.3. Позиции и разновидности фонем ...................................................................58
1.6.4. Система фонем современного русского литературного языка .............61
1.6.4.1. Система вокализма русского языка .....................................................................61
1.6.4.2. Система консонантизма русского языка............................................................61
1.6.5. Морфофонематическая транскрипция .........................................................63
Практикум ..................................................................................................................................65
Литература................................................................................................................................72
Глава 2. Орфоэпия ............................................................................ 73
2.1. Орфоэпия как раздел науки о языке ..........................................................................73
2.2. Нормы произношения гласных ...................................................................................75
2.3. Нормы произношения отдельных согласных .........................................................75
2.4. Нормы произношения сочетаний согласных звуков ...........................................76
2.5. Нормы произношения отдельных грамматических форм .................................77
2.6. Нормы произношения заимствованных слов .........................................................78
Практикум ..................................................................................................................................78
Литература................................................................................................................................80
Глава 3. Графика. Орфография ......................................................... 81
3.1. Графика ................................................................................................................................81
3.2. Основные принципы русской графики.....................................................................82
3.2.1. Фонемный принцип. Фонемное значение букв .........................................82
3.2.2. Слоговой принцип. Диакритическое значение букв ................................83
3.2.3. Обозначение на письме твердости/мягкости согласных фонем ..........84
3.2.4. Обозначение на письме фонемы <j> .............................................................84
3.2.5. Отступление от слогового принципа графики ...........................................85
3.2.6. Значения букв Ъ и Ь ............................................................................................85
3.3. Орфография........................................................................................................................86
3.3.1. Передача буквами фонемного состава слов и морфем ............................86
3.3.2. Слитные, раздельные и дефисные написания ............................................89
3.3.3. Употребление прописных и строчных букв ................................................90
3.3.4. Перенос части слова с одной строки на другую .........................................91
3.3.5. Графические сокращения ..................................................................................92
Практикум ..................................................................................................................................92
Литература................................................................................................................................95
Образец зачетной контрольной работы
(практического задания на экзамен) по темам «Фонетика. Фонология»,
«Орфоэпия», «Графика. Орфография» .............................................................................96
Глава 4. Лексикология .................................................................... 101
4.1. Лексикология Как Раздел Науки О Языке .......................................................... 102
4.2. Лексика современного русского литературного языка .................................... 104
4.2.1. Виды словарей .................................................................................................... 106
4.2.2. Принципы организации лексики в лингвистических словарях ........ 107
4.2.3. Типы лингвистических словарей ................................................................. 107
4.3. Слово Как Основная Лексическая Единица ........................................................ 110
4.3.1. Признаки и функции слова ............................................................................ 110

4
4.3.2. Системные отношения в лексикологии ..................................................... 114
4.3.3. Типология парадигматических группировок .......................................... 116
4.3.4. Типология системных связей ........................................................................ 117
4.4. Лексическое Значение Слова .................................................................................... 118
4.4.1. Семный анализ слов ......................................................................................... 121
4.4.2. Структура лексического значения слова................................................... 124
4.4.3. Семантическая структура многозначного слова..................................... 127
4.4.4. Типы лексических значений слова .............................................................. 131
4.5. Синонимические Отношения В Лексике .............................................................. 135
4.5.1. Типы синонимов ................................................................................................ 135
4.5.2. Структура синонимического ряда ............................................................... 137
4.5.3. Синонимия и многозначность....................................................................... 138
4.5.4. Функции синонимов в речи ........................................................................... 138
4.6. Антонимические Отношения В Лексике .............................................................. 139
4.6.1. Типология антонимов ...................................................................................... 139
4.6.2. Признаки антонимов ........................................................................................ 140
4.6.3. Антонимия и многозначность ....................................................................... 141
4.6.4. Пути появления антонимов в языке ........................................................... 141
4.6.5. Функции антонимов в речи ........................................................................... 142
4.7. Омонимия......................................................................................................................... 143
4.7.1. Типы омонимов .................................................................................................. 143
4.7.2. Разграничение омонимии и полисемии ..................................................... 145
4.7.3. Функции омонимов в речи ............................................................................. 147
4.8. Паронимия ....................................................................................................................... 147
4.8.1. Проблема границ паронимии ........................................................................ 147
4.8.2. Классификация паронимов ............................................................................ 148
4.8.3. Критерии выделения паронимов ................................................................. 149
4.8.4. Употребление паронимов и парономазов в художественной речи..... 150
4.9. Лексика в социолингвистическом аспекте ........................................................... 151
4.9.1. Лексика с точки зрения происхождения ................................................... 151
4.9.2. Научная и ложная этимология ..................................................................... 162
4.9.3. Лексика с точки зрения исторической перспективы ............................ 162
4.9.3.1. Типы устаревшей лексики ....................................................................................163
4.9.3.2. Типы новой лексики ...............................................................................................165
4.9.4. Стилистическая дифференциация лексики ............................................. 167
4.9.4.1. Понятие стиля ...........................................................................................................167
4.9.4.2. Типология стилей русского языка .....................................................................168
Язык и стиль рекламы ..........................................................................................................173
4.9.5. Внелитературные пласты лексики .............................................................. 174
4.9.5.1. Диалектная лексика ................................................................................................174
4.9.5.2. Просторечия и вульгаризмы ................................................................................174
4.9.5.3. Жаргонизмы и арготизмы .....................................................................................175
4.9.6. Профессиональная лексика ........................................................................... 176
Практикум ............................................................................................................................... 177
Литература............................................................................................................................. 220

5
Глава 5. Фразеология ..................................................................... 221
5.1. Фразеология как раздел науки о языке ................................................................. 222
5.1.1. Понятие об объекте фразеологии................................................................. 222
5.1.2. Фразеологическое значение в сопоставлении с семантикой
лексемы и словосочетания......................................................................................... 226
5.1.3. Презентация фразеологических единиц в словарях ............................. 228
5.2. Классификация русских фразеологизмов ............................................................ 230
5.2.1. Фразеологические сращения ......................................................................... 230
5.2.2. Фразеологические единства .......................................................................... 230
5.2.3. Фразеологические сочетания ........................................................................ 231
5.2.4. Фразеологические выражения ...................................................................... 231
5.3. Системные отношения во фразеологии ................................................................. 234
5.3.1. Парадигматические отношения .................................................................... 234
5.3.2. Синтагматические особенности устойчивых выражений ................... 236
5.4. Коннотативный потенциал устойчивых выражений ........................................ 237
5.4.1. Стилистическая дифференциация устойчивых выражений .............. 237
5.4.2. Фразеология литературного языка и внелитературных пластов ..... 240
5.4.3. Источники русской фразеологии................................................................. 241
5.4.4. Фразеология с точки зрения исторической перспективы ................... 242
Практикум ............................................................................................................................... 244
Литература............................................................................................................................. 253
Глава 6. Морфемика. Словообразование .......................................... 254
6.1. Морфемика и словообразование как раздел науки о языке ........................... 254
6.1.1. Морфема и ее признаки. Морфема и морф .............................................. 257
6.1.2. Типология морфем в современном русском языке................................ 259
6.1.3. Свободные и связанные корни...................................................................... 268
6.1.4. Основа слова. Типы основ .............................................................................. 269
6.1.5. Членимость слова. Степени членимости основ ...................................... 270
6.1.6. Морфемный анализ. Принципы морфемного анализа......................... 272
Схема морфемного анализа ................................................................................................273
Пример морфемного анализа .............................................................................................274
6.1.7. Исторические изменения в морфемном составе слова ........................ 274
Схема этимологического анализа .....................................................................................278
Пример этимологического анализа ..................................................................................278
Практикум ............................................................................................................................... 278
Вопросы для повторения .....................................................................................................278
Задания для самостоятельной работы ............................................................................279
6.2. Основные понятия словообразования ................................................................... 283
6.2.1. Производность .................................................................................................... 283
6.2.2. Типы производных слов .................................................................................. 286
6.3. Морфонологические явления в словообразовании ........................................... 288
6.4. Способы словообразования ....................................................................................... 289
6.4.1. Словообразовательный анализ ..................................................................... 292
6.5. Комплексные единицы системы словообразования.......................................... 293
Практикум ............................................................................................................................... 299
Литература............................................................................................................................. 301
Àâòîðñêèé êîëëåêòèâ

Колесникова Светлана Михайловна, доктор филологических наук, про-


фессор кафедры русского языка филологического факультета Московского
педагогического государственного университета — гл. 7 «Морфология»,
контрольные вопросы и задания к разделу «Морфология» (в соавторстве
с В. А. Лаврентьевым);
Николина Наталия Анатольевна, кандидат филологических наук, про-
фессор кафедры русского языка филологического факультета МПГУ —
раздел «Морфемика» (6.1; в соавторстве с Е. А. Айсаковой);
Лаврентьев Виталий Александрович, доктор филологических наук,
доцент кафедры русского языка филологического факультета МПГУ,
доцент РГУ им. С. А. Есенина — контрольные вопросы и задания к гл. 7
«Морфология» (в соавторстве со С. М. Колесниковой), разделы 8.1 «Син-
таксис как раздел науки о языке», 8.3 «Простое предложение», 8.4 «Слож-
ное предложение»;
Осильбекова Дания Алтмишбаевна — доктор филологических наук,
доцент кафедры русского языка филологического факультета МПГУ —
раздел «Словообразование» (6.2—6.5);
Грязнова Анна Тихоновна, кандидат филологических наук, доцент
кафедры русского языка филологического факультета МПГУ — гл. 4 «Лек-
сикология», гл. 5 «Фразеология»;
Попова Марина Тимофеевна, кандидат филологических наук, доцент
кафедры русского языка филологического факультета МПГУ — гл. 2
«Орфоэпия», гл. 3 «Графика. Орфография»;
Федосеев Василий Алексеевич, кандидат филологических наук, доцент
кафедры русского языка филологического факультета МПГУ — разд. 8.2
«Словосочетание»;
Печникова Наталья Александровна, кандидат филологических наук,
доцент кафедры русского языка филологического факультета МПГУ —
разд. 8.3.9 «Актуальное членение предложения»;
Козел Наталья Яковлевна, кандидат филологических наук, кафедра
русского языка филологического факультета МПГУ — разд. 8.5 «Синтак-
сис текста»;
Грищенко Александр Игоревич, кандидат филологических наук, кафе-
дра русского языка филологического факультета МПГУ — гл. 1 «Фоне-
тика. Фонология»;
Айсакова Елена Алексеевна, кандидат филологических наук, кафедра
русского языка филологического факультета МПГУ — раздел «Морфе-
мика» (6.1; в соавторстве с Н. А. Николиной).

7
Ïðåäèñëîâèå

Учебное издание адресовано студентам-филологам, обучающимся


по направлению бакалавриата, а также магистрантам. Учебник напи-
сан в соответствии с программой курса «Современный русский язык»
и составлен с учетом стандартов ФГОС ВПО четвертого поколения. Учеб-
ник имеет базовый характер, в нем рассматриваются все основные разделы
современного русского языка: фонетика и фонология, орфоэпия, графика,
орфография, лексикология и лексикография, фразеология, морфемика,
словообразование, морфология и синтаксис.
Каждая глава учебника содержит перечень ключевых понятий; языко-
вые единицы подвергаются детальному, многоаспектному анализу; каждое
теоретическое положение иллюстрируется яркими и убедительными при-
мерами из произведений русской классики и современной литературы.
Учебник раскрывает авторское видение проблемы развития лингвистиче-
ской компетенции студентов-филологов, цель которой — формирование
личности, обладающей глубокими знаниями в области современного рус-
ского языка. Важным является обращение авторов к системе специальных
средств развивающего обучения (ключевые слова, опорные таблицы, схемы
анализа языковых единиц и т.п.).
В первом томе, в главах, посвященных вопросам фонетики, фоноло-
гии, орфоэпии и графики с орфографией, описан звуковой состав русского
языка, рассматриваются акустический, артикуляционный, лингвистиче-
ский, перцептивный аспекты звуков речи; даны правила транскрибирова-
ния, классификации звуков и фонем русского языка; приведены законы
и правила русского литературного произношения; описано устройство гра-
фической системы русского языка и рассмотрены основные принципы рус-
ской орфографии. В главах, посвященных вопросам лексикологии и фра-
зеологии, учитывая современное состояние языка, по разным признакам
классифицируются типы лексических и фразеологических единиц. В главе
«Лексикография» рассматриваются основные типы словарей.
Концепция грамматического раздела учебника основывается на тради-
ционном для русского языкознания структурно-семантическом методе.
Этот метод позволяет раскрыть системные связи и отношения в языке,
выявить многоаспектность языковых фактов. Разработанный В. В. Вино-
градовым, он используется в качестве ведущего научно-исследовательского
метода многими современными лингвистами, а также в практике школь-
ного и вузовского преподавания русского языка.
В процессе изложения теоретического материала авторы учебника опи-
раются на ставшие классическими источники, такие, например, как работы
А. А. Шахматова, А. М. Пешковского, В. В. Виноградова, В. В. Бабайцевой,
8
П. А. Леканта, А. В. Бондарко и пр. При рассмотрении сложного предложе-
ния используется многоступенчатая структурно-семантическая классифи-
кация (Н. С. Поспелов, Л. Ю. Максимов, В. А. Белошапкова). Не остаются
без внимания и последние достижения в области современного русского
языка. Они представлены работами С. М. Колесниковой, А. Б. Копелио-
вича, Н. А. Николиной, Ю. С. Степанова, Т. Е. Шаповаловой, А. Л. Шаран-
дина, В. А. Лаврентьева и других авторов. Благодаря обращению к новей-
шим достижениям в области современного русского языка в учебнике
были введены новые понятия и термины, освещены активные процессы
в современной русистике (см. рубрики «Научная дискуссия» и «Проблемы
терминологии»).
Начиная главу «Морфология», авторы акцентируют внимание на том,
что вопрос о системе частей речи в русской грамматике до сих пор одно-
значно не решен. Части речи понимаются в учебнике как «большая или
меньшая группа слов, которая характеризуется общим лексико-граммати-
ческим значением, формально-морфологическими признаками, преимуще-
ственной синтаксической ролью в предложении и своими особенностями
в словообразовании». Авторы делят части речи на знаменательные и слу-
жебные и отмечают особое положение модальных слов и междометий, что
соответствует традиции. При этом делается оговорка, что любая класси-
фикация частей речи всегда условна. Анализ каждой части речи начина-
ется с четкого определения; сложные теоретические моменты излагаются
в доступной форме, что, однако, не снижает научности стиля. Досто-
инствами такого изложения материала, отличающими данный учебник
от изданий других авторов, можно считать использование понятия граду-
альности при изучении степеней сравнения имен прилагательных; рассмо-
трение морфологических категорий наклонения, времени и лица глагола
как ядерных средств выражения функционально-семантических категорий
модальности, темпоральности и персональности соответственно; диффе-
ренциацию категорий морфологического и синтаксического лица.
В синтаксической части учебника рассматриваются вопросы класси-
фикации словосочетаний и предложений, структурно-семантической орга-
низации простого предложения, типологии главных членов двусоставного
предложения — подлежащего и сказуемого. При анализе функциональных
типов предложения наряду с традиционно выделяемыми повествователь-
ными, побудительными и вопросительными типами вводится такое поня-
тие, как «оптативные предложения»; обосновывается функциональная
самостоятельность этого нового типа в русском языке. Основания типо-
логии подлежащего и сказуемого уточняются в русле классификации
П. А. Леканта: на строгих и непротиворечивых грамматических основа-
ниях выделяются два типа подлежащего — номинативное и инфинитив-
ное — и два типа сказуемого — простое и составное. Сложное предложе-
ние понимается авторами как «синтаксическая единица, представляющая
собой объединение двух или более предикативных частей, характеризую-
щаяся структурным и семантическим единством, функционирующая как
одна коммуникативная единица». В качестве самостоятельного раздела
представлен синтаксис текста, описывающий сложное синтаксическое
9
целое и диалогическое единство как различные способы реализации тек-
ста в языке и речи.
Для иллюстрации теоретических положений учебника и заданий прак-
тикума авторами отбирались примеры из произведений русской художе-
ственной литературы с учетом их выразительности, эстетического богат-
ства и грамматической точности языкового факта. В некоторых случаях
использованы речевые примеры как результат отражения обыденности,
повседневности с учетом частоты их употребления.
Содержание учебника полностью соответствует требованиям федераль-
ного государственного образовательного стандарта высшего образования
четвертого поколения. После изучения курса «Современный русский
язык» студент должен:
— знать основные признаки, свойства, закономерности образования
и употребления языковых единиц всех языковых уровней, чтобы уметь
логически верно строить устную и письменную речь (теоретическая
часть);
— уметь анализировать семантические, формальные и функциональ-
ные свойства языковых единиц всех языковых уровней и использовать
имеющиеся знания о современной естественнонаучной картине мира
в образовательной и профессиональной деятельности; применять методы
статистической обработки информации, теоретического и эксперименталь-
ного исследования (контрольные вопросы и задания);
— владеть навыками разбора и анализа единиц всех языковых уровней
(задания для самостоятельной работы и размышления).
Авторы выражаю надежду, что настоящее издание не только поможет
студентам в освоении теоретического курса «Современный русский язык»,
но также обогатит и расширит их научную и языковую картину мира.

С. М. Колесникова
Ãëàâà 1.
ÔÎÍÅÒÈÊÀ
В результате изучения данной главы студент должен:
знать:
• теоретические основы курса фонетики, законы функционирования языковых
единиц разделов курса — звука, слога, синтагмы, фразы, фонемы, графемы;
• набор признаков каждой из указанных единиц;
• законы, действующие в фонетической системе современного русского языка;
• историю изучения фонетических единиц, основные лингвистические труды
по названным разделам и их авторов, источники научной и учебной информации;
уметь:
• выделять в тексте фонетические единицы и анализировать их по предлагаемой
схеме;
• определять, действием каких фонетических законов объясняются те или иные
изменения звукового состава;
• обнаруживать различие в фонемном и фонетическом составе слов, объяснять
эти явления;
• отличать изменения, происходящие на синхронном уровне, от изменений диа-
хронического характера;
• четко определять соотношение фонемы, звука и буквы;
владеть:
• терминологическим аппаратом изучаемого раздела науки, употреблением знаков
фонетической и фонемной транскрипции, а также другими графическими знаками,
используемыми при различных видах анализа;
• навыками транскрибирования связного текста как с орфографической записи,
так и со слуха;
• методами сбора и обработки лингвистической информации, навыками расшире-
ния круга учебных и научных знаний и проведения лингвистических исследований;
• умением логически грамотно строить высказывания по различным вопросам
изучаемого раздела курса.

Ключевые термины и понятия: фонетика; звук речи; слог; фонетическое слово;


синтагма; фраза; пауза; фонация; артикуляция; активные органы речи; пассивные
органы речи; голосовые связки; гортань; глотка; носоглотка; ротовая полость; носовая
полость; небная занавеска; гласные звуки; гласные переднего ряда; гласные среднего
ряда; гласные заднего ряда; гласные верхнего подъема; гласные среднего подъема;
гласные нижнего подъема; лабиализованные гласные; согласные звуки; аппроксиман-
ты; твердые согласные; шумные согласные; сонорные согласные; звонкие согласные;
глухие согласные; слоговые согласные; заднеязычные согласные; задненебные соглас-
ные; палатальные согласные; палатализованные (мягкие) согласные; переднеязычные
согласные; зубные согласные; передненебные согласные; губные согласные; смычные
согласные; взрывные согласные; аффрикаты; щелевые согласные; дрожащие; носовые
согласные; редукция; степень редукции; аккомодация; коартикуляция; лабиализация;

11
ассимиляция; диссимиляция; ударение; акцентный тип; акцентная парадигма; слог;
интонация; интонационные конструкции; фонология; фонема; гиперфонема; фонетиче-
ская позиция; позиционные чередования; непозиционные (исторические) чередования;
параллельное чередование; перекрёстное чередование; нейтрализация фонем; оппо-
зиция фонем; дифференциальные признаки фонем; интегральные признаки фонем;
система гласных фонем русского языка; система согласных фонем русского языка.

1.1. Ôîíåòèêà êàê ðàçäåë íàóêè î ÿçûêå. Îñíîâíûå ïîíÿòèÿ ôîíåòèêè


Фонетика (греч. fōnētikós — ‘звуковой, голосовой’, от fōnē — ‘звук,
голос’) — раздел языкознания, изучающий базовый, звуковой уровень языка
и — в широком понимании этой научной дисциплины — все связанные с ним
проявления языка как на других языковых уровнях (морфемном, словесном
и синтаксическом), так и в иной, письменной форме его существования.
Последняя в большинстве языков мира, в частности в русском, тесным обра-
зом связана со звучащей речью, поэтому специальные дисциплины, изуча-
ющие ее — графика и орфография, традиционно рассматриваются вместе
с фонетикой в более узком смысле, которая изучает аспекты лишь звуча-
щей речи. В тех языках мира, которые пользуются иероглифическим пись-
мом (например, в китайском), графика и орфография составляют самостоя-
тельный языковой уровень. В русском же языке они выступают как особая
система незвукового — зрительного — представления фонетического уровня.
В связи с различением языков фонетика делится на общую и част-
ную. В нашем курсе предусмотрено изучение частной фонетики — фоне-
тики современного русского литературного языка, из которой в основном
исключены вопросы:
а) истории фонетической системы русского языка — ими занимается
историческая фонетика, тогда как наша фонетика строго синхронная
и изучает современное состояние русского языка;
б) территориального и социального варьирования русской фонетики —
ими занимаются диалектология и социофонетика, изучающие нелитератур-
ные формы существования языка, тогда как наша фонетика литератур-
ная, а нормы и правила ее функционирования изучает особая дисциплина
орфоэпия, являющая частью фонетики в широком смысле.
Однако фонетическая система литературного языка также неодно-
родна. Кроме того что каждый носитель литературного языка хоть немного
да отличается от другого такого же носителя (а индивидуальными отличи-
ями приходится пренебречь в первую очередь), литературное произноше-
ние может быть полным и разговорным, причем у одного и того же человека.
Разговорная литературная фонетика — отдельная подсистема, в кото-
рой действуют свои законы, связанные в первую очередь с тенденцией
к экономии речевых средств. В силу этого темп разговорной речи выше, чем
в более полном и правильном произношении; выпадает большее количе-
ство звуков, а те, что остаются, подвергаются более серьезным изменениям,
часто индивидуальным, трудно фиксируемым средствами фонетического
анализа. Вот почему для студентов, только приступающих к изучению
русской фонетики, практически непреодолимым кажется разнобой звуча-

12
щей вокруг спонтанной речи — как своей собственной, так и окружающих,
включая речь преподавателей.
Именно поэтому основное внимание в настоящей главе сосредоточено
на фонетике полного стиля произношения. С точки зрения орфоэпии он
соответствует младшей норме, однако со многими все еще действующими
тенденциями и признаками старшей произносительной нормы (подроб-
нее см. 2.1). Такое сосуществование норм обусловлено основной функцией
литературного языка — сохранять старое, для того чтобы передача культуры
от поколения к поколению при помощи языка не только не прерывалась,
но и не порождала серьезных, хотя и всегда неизбежных конфликтов между
разными поколениями. Этим подходом описательная фонетика, которая про-
сто фиксирует и анализирует существующие в том или ином языке фонети-
ческие явления, отличается от нормативной (предписывающей) фонетики,
изучающей те же самые явления и оценивающей их с точки зрения пригод-
ности для использования в литературном языке всеми его носителями.
Кто же эти носители высокой нормы, на которых нужно ориентироваться
студенту-филологу? Чью речь можно считать образцовой и наиболее при-
годной для изучения фонетики в школе и вузе? Свою собственную и своих
преподавателей? Однако и она может постоянно или время от времени
в некоторых аспектах отличаться от тех образцов и схем, которые изложены
в настоящем курсе. Как тут быть? Еще относительно недавно, в советскую
эпоху, безусловными образцами нормативного русского произношения
должны были быть и учителя-словесники, и все вузовские преподаватели,
а в особенности — дикторы радио и телевидения, актеры театра и кино, т.е.
все те, чья профессиональная деятельность теснейшим образом связана
со звучащим словом. Однако времена изменились, и теперь каждый из вас
будет искать для себя образцы или в прошлом (а по справедливому заме-
чанию А. М. Пешковского, «литературно-языковой идеал» — «единствен-
ный, который лежит целиком позади»1), или в настоящем. Самое главное
для студента, изучающего литературную русскую фонетику, — не воспри-
нимать ее законы как устаревшие и неестественные. Ведь на их усвоении
будет построено дальнейшее знакомство с иными, более сложными уров-
нями языковой системы, и окажется, что эти законы во многом общие.
Различают также теоретическую и экспериментальную фонетику: пер-
вая обобщает и теоретизирует данные, полученные в результате экспери-
ментальных исследований звучащей речи.

1.1.1. Аспекты фонетического описания


Методы упомянутых экспериментальных исследований зависят прежде
всего от того, какой аспект фонетического описания интересует исследова-
теля. Таких аспектов три:
1) артикуляционный, направленный на изучение того, как располага-
ются и движутся органы речи при образовании звуков. Здесь кроме метода
самонаблюдения (когда исследователь анализирует собственную артику-

1 Пешковский А. М. Объективная и нормативная точка зрения на язык // Пешков-


ский А. М. Избранные труды. М., 1959. С. 55.

13
ляцию, опираясь на свое мышечное чувство), задействованы современные
инструментальные методы: рентгенография (фиксирует артикуляцион-
ные профили при произнесении тех или иных звуков речи), видеосъемка
(фиксирует движение губ), палатография (фиксирует на специальной
пластинке места контактов языка и неба), оптико-волоконная эндоскопия
(позволяет при помощи микрокамеры, вводимой через носовую полость
в гортань, снимать работу голосовых связок, что раньше делали, используя
ларингоскоп), компьютерная томография, которая позволяет самым тща-
тельным образом изучить всю артикуляцию в динамике;
2) акустический, связанный с анализом физических характеристик
звуков речи — частоты и амплитуды колебаний, интенсивности, спек-
тра, длительности и пр. В исследовании данных параметров в настоящее
время задействовано множество компьютерных программ, анализирующих
записи звучащей речи (например, Speech Analyzer, Praat) и представляю-
щих их в виде осциллограмм, спектральных срезов, динамических спектро-
грамм, интонограмм и прочих графиков;
3) перцептивный, относящийся ко всем процессам восприятия звуков
речи — от чисто физического и физиологического до лингвистической
интерпретации полученного звукового сигнала.
В предлагаемом курсе русской фонетики основное внимание сосредото-
чено на первом аспекте, артикуляционном, поскольку прежде всего с ним
связано выделение фонем — уже собственно языковых единиц, а не физи-
чески данных сущностей.

1.1.2. Фонетические единицы


В фонетической системе русского языка задействованы единицы раз-
ного типа и статуса. Одни из них воспринимаются всеми носителями
языка, даже нелингвистами (минимальные из такого рода единиц называют
звукотипами), другие являют собой плод научного изучения. Все единицы
делятся на сегментные (линейные) и суперсегментные (комплексные):
первые — это минимальные отрезки (сегменты) звучащей речи и ее графи-
ческой фиксации; вторые представляют собой объединенные на основании
общего признака сегментные единицы. К сегментным относятся звук, зву-
котип и фонема (в графическом выражении — буква и графема), к супер-
сегментным — слог, фонетическое слово, синтагма, фраза (в графическом
выражении — графический слог и графическое слово), при этом каждая
суперсегментная единица, будучи сама по себе также сегментом речевого
потока, состоит из единиц меньшего уровня (см. табл. 1.1).
Нужно иметь в виду, что сплошной поток звучащей речи наиболее
отчетливо делится только на синтагмы и фразы, которые отделяются друг
от друга паузами, т.е. полным отсутствием звука. Границы же между фоне-
тическими словами внутри синтагмы в русском языке выражены довольно
слабо, а границ между слогами внутри фонетического слова и тем более
между отдельными звуками внутри слога в русском литературном языке
не существует вовсе1. Именно поэтому наибольшие проблемы у ученых-

1 Иная ситуация может наблюдаться уже в ряде русских диалектов (прежде всего север-
ных) и тем более в других языках.

14
фонетистов вызывает выделение такой на первый взгляд простой и понят-
ной единицы, как звук. Между тем студент, только приступивший к изуче-
нию фонетики, не увидит тут никакой проблемы, поскольку отталкивается
не от физической реальности звука (в первую очередь от артикуляцион-
ных и акустических его характеристик), а от языковой, т.е. от фонемы —
единицы, представляющей собой проявление в системе языка этой самой
физической реальности, звуковой субстанции.
Таблица 1.1
Иерархия фонетических единиц
Уровень Единица Из каких единиц Объединяющие признаки
состоит
Сегментный Звук — Совокупность артикуляци-
Звукотип онных, акустических и пер-
Фонема цептивных признаков
Суперсег- Слог Из звуков/звукоти- Звучность, наличие слогоо-
ментный пов (как минимум бразующего ядра (преиму-
из одного) щественно гласного звука)
Фонетиче- Из слогов (как минимум Словесное ударение —
ское слово из одного) выделение одного из слогов
в слове
Синтагма Из фонетических Синтагматическое ударе-
слов (как минимум ние — выделение одного
из одного) из слов в синтагме;
интонация
Фраза Из синтагм (как мини- Фразовое ударение — выде-
мум из одной) ление одной из синтагм
во фразе;
интонация

В этой связи различают субстанциональную фонетику (изучающую


звуки речи сами по себе, как физическую субстанцию, в отрыве от языко-
вых единиц, которые из них состоят) и лингвистическую, или фонологию
(изучающую звуки как элементы языковой системы).

Определение понятия
О соотношении звука и фонемы Н. С. Трубецкой, один из основателей лингви-
стики, полемизируя с И. А. Бодуэном де Куртене, писал так: «Бодуэн де Куртене опре-
делил фонему как “психический эквивалент звука речи”. Такое определение оказа-
лось несостоятельным <…> определение Бодуэна де Куртене предполагает, что сам
звук является совершенно конкретной положительно данной величиной. В действи-
тельно это не так; положительно данным является только континуум в виде звуко-
вого потока; и если мы извлекаем из континуума отдельные “звуки”, то это проис-
ходит как раз потому, что данный отрезок звукового потока “соответствует” слову,
содержащему определенные фонемы. Звук языка можно определить только по соот-
ношению с фонемой»1.

1 Трубецкой Н. С. Основы фонологии : пер. с нем. М., 2000. С. 44.

15
Проиллюстрировать это сложное теоретическое положение можно сопо-
ставлением звучащей речи на родном языке (в нашем случае — русском)
и на иностранном — в виде проблемных вопросов и лингвистических задач,
приведенных в конце главы в рубрики «Задания для размышления».
Традиционно фонология изучается после субстанциональной фонетики;
более того, понятие фонемы отсутствует в подавляющем большинстве
школьных программ по русскому языку: понятие звука, минуя фонему,
соотносится сразу с буквой. Именно поэтому изучение русской фонетики
в нашем курсе будет строиться по следующему кругу (рис. 1.1):
1) отталкивание от буквы к звуку (в соответствии с логикой построе-
ния школьного курса фонетики) — разд. 1.2—1.4, посвященные субстанци-
ональной фонетике;
2) переход от звука к фонеме — разд. 1.5—1.6;
3) переход от фонемы снова к букве, но уже на новом уровне теоретиче-
ских знаний и практических умений — разд. 1.8.
Изучение правил литературного произношения, рассматриваемых
в гл. 2 «Орфоэпия», опирается на умения работы со звуком (транскриби-
рование); правил литературного письма, которым посвящена гл. 3 «Орфо-
графия», — на умения графического разбора. Основная единица, варьиру-
ющаяся в пределах графического уровня языка, традиционно в школьном
курсе называется орфограммой. Мы не будем отказываться от этого тер-
мина, но для единицы, варьирующейся в пределах звукового уровня, поза-
имствуем у Л. Л. Касаткина новый термин — орфоэпема1.
Третий этап: Второй этап:
графический разбор фонемная транскрипция

БУКВА ФОНЕМА ЗВУК


(разд. 3.1) (разд. 1.6) (разд. 1.2–1.4)

Первый этап:
транскрибирование
ОРФОГРАММА ОРФОЭПЕМА
(разд. 3.3) (гл. 2)

Рис. 1.1. Схема изучения фонетики современного русского


литературного языка

1.2. Ôîíåòè÷åñêàÿ òðàíñêðèïöèÿ


Фонетической транскрипцией называют точное отражение на письме
звучащей речи. При этом применительно к русскому и многим другим
языкам мира существующая система графических средств (букв) не может
1 См.: Касаткин Л. Л. Орфоэпема как основная единица орфоэпии // Вопросы языкоз-
нания. 2011. № 2. С. 31—38.

16
адекватно справиться с отражением всех важных особенностей фонетики.
Чтобы исправить ситуацию, можно либо воспользоваться универсальной
системой передачи звуков — международным фонетическим алфавитом
(International Phonetic Alphabet — IPA), разработанным на основе латиницы
Международной фонетической ассоциацией (IPA — International Phonetic
Association), либо приспособить для транскрибирования имеющуюся гра-
фическую систему. Многие лингвисты используют IPA. Фонетисты, изуча-
ющие русский язык, давно разработали систему транскрибирования, осно-
ванную на современном русском алфавите. Однако следует иметь в виду,
что правила подобного рода транскрипции в разных учебниках и у разных
авторов могут отличаться деталями, которые для удобства работы студен-
тов с учебной и научной литературой сведены в табл. 1.3.
Основной принцип предлагаемой системы транскрибирования (табл. 1.2)
предполагает максимальное использование средств соответствующей гра-
фической системы, в нашем случае — русского алфавита, хотя этот прин-
цип не абсолютен: часть букв не используется, а одна буква заимствована
из латинского алфавита. Фонетическая транскрипция как отдельного звука
и изолированного слова, так и целого текста заключается в квадратные
скобки.
Таблица 1.2
Основные знаки фонетической транскрипции
Буквы русского Буквы русского Буквы, заимство- Дополнительные
алфавита, вовсе алфавита, имеющие ванные в русскую значки (диакри-
не использу- в транскрипции иные транскрипцию тики)
емые в транс- значения из других
крипции алфавитов
й е (не подразумевает j — йот (обо- ’ — апострóф (мяг-
ё начальную йотацию, значает соглас- кость согласного)
ю т. е. читается как ный звук, ^ — акут (основное
я латинская буква e, см. табл. 1.6) ударение)
щ но ни в коем случае  — «гэ фрика- ` — гравис (побоч-
не [jе]!) тивное» (обо- ное ударение)
ъ (обозначает гласный значает звонкую — долгота
звук, см. табл. 1.5) пару к звуку [х], ̯ — неслоговость
ь (обозначает гласный см. табл. 1.6) ˳ — слоговость
звук, см. таблицу 1.5)

Кроме перечисленных в табл. 1.2 диакритических знаков, используются


и некоторые другие — для звуков особого способа образования (все эти
звуки рассмотрены в табл. 1.6). Для трех редуцированных гласных исполь-
зуются верхние буквенные индексы (подробнее см. табл. 1.5 и разд. 1.4.1.1,
посвященный редукции гласных):
[аъ] [ие] [ыэ]
сады [саъды] пяти [п’иет’и] шести [шыэc’т’и].

Для указания на продвижение гласных и закрытость/напряженность


их артикуляции в результате аккомодации (см. разд. 1.4.1.2) используются
точки над гласными (справа, слева и две точки одновременно) и крышечка:
17
[а̇] [а^˙] [ӓ^] [ê^]
мят [м а̇т] мать [ма^˙т’] мять [м’ӓ^т’] петь [п’ê^т’].

Очень важно понимать, что признак мягкости согласного звука и нали-


чие йота перед гласным нужно специально отмечать в транскрипции,
не полагаясь на существующие в русском языке правила чтения букв.
Кроме того, в транскрипции всегда обозначается ударение, даже в одно-
сложных словах, но только в том случае, если оно действительно в них
имеется:
Графическая Фонетическая транскрипция
запись
бил [б’ил] — обозначена мягкость [б’], скрытая в графической записи;
шесть [шэ^˙с’т’] — иначе, чем в графической записи, обозначена мягкость
[т’]; обозначена также мягкость [с’], проигнорированная орфогра-
фией;
шёл [шол] — буква ё не влияет на твердость предшествующего [ш];
щёлка [ш’о̇^лкъ] — на месте буквы щ перед гласными, в особенности удар-
ными, звучит долгий и мягкий [ш’];
лей [л’еи̯ ] — на месте буквы й произносится сверхкраткий неслоговой
гласный [и̯ ].

Таблица 1.3
Соответствие используемых знаков другим системам транскрипции
Знаки, принятые Знаки, используемые другими авторами
в настоящем курсе
é э̇ (в системах транскрипции, где используется только [э]
и не используется [е])
ê^ — «э закрытое» ӭ^ или
ê^ (в системах транскрипции, где используется только [э]
и не используется [е])
э э̙́ (в системах транскрипции, где используется только [э]
и не используется [е])
аъ — «а, склонное к ер» ʌ — «крышечка» (знак из IPA, см. табл. 1.5)
а (не отражает качественного отличия безударного [а]
от ударного [а])
аə
ы (безударное ы) ыъ (отражает качественное отличие безударного [ы]
от ударного [ы])
ыэ — «ы, склонное к э» ыъ или ыə
ие — «и, склонное к э» иэ (в системах транскрипции, где используется только [э]
и не используется [е])
и (не отражает качественного отличия безударного
и от гласных а, о, е после мягких согласных в первом
предударном слоге)

18
Окончание табл. 1.3
Знаки, принятые Знаки, используемые другими авторами
в настоящем курсе
ъ — «ер» ə — «шва» (знак из IPA)
ь — «ерь» иэ (не отражает количественного отличия между редуци-
рованными гласными разной степени редукции, в основ-
ном в системах транскрипции, где используется только [э]
и не используется [е])
ä — «переднее а» æ — «лягушка» (знак из API)
E ŋ (знак из IPA)
ӎ ɱ (знак из IPA)
д͕ (и все остальные д̄ или д: (представлены в виде «долгих» взрывных, с раз-
имплозивные) ными способами обозначения долготы)

Фонетическая транскрипция связного текста


Основной формой практической работы студента с фонетическим уров-
нем языка является транскрибирование связного текста, в котором помимо
указанных выше знаков и принципов используются знаки паузации:
/ — синтагматической паузы (короткой);
// — фразовой паузы (длительной).
Следует иметь в виду, что при транскрибировании не используются
знаки препинания и излишни (а потому не нужны) прописные («большие»,
«заглавные») буквы. Ведь каждое различие, выраженное в фонетической
транскрипции графически, должно отражать имеющееся фонетическое
различие, а звуки на месте прописного и строчнóго («маленького») вариан-
тов одной и той же буквы в одном и том же слове произносятся абсолютно
одинаково. Также нет никакой нужды обозначать соединительными дуж-
ками те слова, которые пишутся раздельно, но, не имея своего собствен-
ного ударения, произносятся слитно с соседними словами (проклитики
и энклитики; подробнее см. разд. 1.5.2). Произношение всех звуков внутри
синтагмы (между паузами любой длительности) уже само по себе слитно,
так что излишним тут будет даже сохранение пробелов, однако согласно
сложившейся традиции их все же следует сохранить, например:
Орфографи- Сегодня вечером, часам к семи, приходите к нам на ужин.
ческая запись
Фонетиче- [с’иево^˙ д͡’н’н’ъ в’ê^ч’ьръм/ ч’иесам к с’ием’и/ пр’ихаъд’и̂^т’ь к нам наъ
ская транс- ужын//].
крипция

Транскрибирование связного текста можно осуществлять как со слуха


(более сложный вид работы), так и ориентируясь на орфографическую
запись (более простой вид). В последнем случае нет нужды рабски следо-
вать графическому облику текста, опираясь в первую очередь на его воз-
можное произношение, поэтому при транскрибировании «с листа» реко-
мендуется неоднократно проговаривать все написанное.
19
Чаще всего для транскрибирования студентам предлагается не проза-
ический, а стихотворный текст, что во многом решает проблему паузации
и расстановки правильных ударений. В этом типе речи, не очень естествен-
ном, а потому более простом для элементарного фонетического анализа,
места пауз заранее заданы стихотворным размером: конец стиха (стихот-
ворной строки) всегда предполагает фразовую паузу, независимо от син-
таксического членения текста, а внутри более-менее протяженного класси-
ческого стиха (пяти-шестистопного) предусмотрена цезура — привязанная
к определенной стопе пауза, всегда синтагматическая. Уточнению произно-
шения, подразумеваемого автором, служат и рифмы. Наконец, если стихот-
ворный размер строго силлабо-тонический, то место словесного ударения
определяется в большинстве случаев именно им. Настоятельно советуем
при транскрибировании стихов придерживаться заданных автором размера
и рифм, ни в коем случае не нарушая их современными орфоэпемами.

1.3. Êëàññèôèêàöèÿ çâóêîâ ðóññêîãî ÿçûêà


1.3.1. Разновидности фонетических классификаций
Типов классификации звуков существует столько, сколько имеется
аспектов фонетического описания, а именно три:
1) артикуляционная классификация распределяет все звуки речи
в зависимости от того, при помощи каких органов и каким способом они
образуются;
2) акустическая — в зависимости от акустических признаков звуков;
3) перцептивная (наименее разработанная) учитывает особенности вос-
приятия тех или иных звуков.
Например, в школьном курсе русского языка широко распространен
термин «шипящие (согласные)», который связан именно с перцептивным
аспектом описания звуков [ж], [ш], [ч’] и прочих, определяемых в рамках
артикуляционной классификации как переднеязычные передненебные
щелевые и аффрикаты. «Шипящим» противопоставлены «свистящие», т.е.
уже не передненебные, а зубные щелевые и аффрикаты [з], [с], [ц] и т.п.
Именно с перцептивным аспектом звука связано такое явление, как зву-
ковой символизм — соотнесение с тем либо иным конкретным звуком или
типом звуков неких значений или ассоциаций. Звуковой символизм изу-
чает отдельная дисциплина, находящаяся на стыке фонетики, психологии
и поэтики, — фоносемантика.

Определение понятия
Фоносемантические характеристики звуков можно признать своеобразной поэ-
тической, наивной попыткой перцептивной классификации, подобной той, что пред-
лагал, например, М. В. Ломоносов в своем «Кратком руководстве к красноречию»
(1748): «Из согласных письмен [букв!] твердые к, п, т и мягкие б, г, д имеют про-
изношение тупое и нет в них ни сладости, ни силы, ежели другие согласные к ним
не припряжены, и потому могут только служить в том, чтобы изобразить живяе дей-
ствия тупые, ленивые и глухой звук имеющие, каков есть стук строящихся городов
и домов, от конского топоту и от крику некоторых животных. Твердые с, ф, х, ц, ч,

20
ш и плавкое р имеют произношение звонкое и стремительное, для того могут спо-
моществовать к лучшему представлению вещей и действий сильных, великих, гром-
ких, страшных и великолепных. Мягкие ж, з и плавкие в, л, м, н имеют произноше-
ние нежное и потому пристойны к изображению нежных и мягких вещей и действий,
равно как и безгласное письмя [буква] ь отончением согласных в средине и на конце
речений» (§ 173).

Наиболее известная классификация звуков по акустическим призна-


кам, многоаспектная и универсальная (пригодная для всех языков), соз-
дана Р. Якобсоном, Г. Фантом и М. Халле. В соответствии с ней все звуки
русской речи могут быть разделены по девяти параметрам на вокальные/
невокальные, консонантные/неконсонантные, прерванные/непрерывные,
звонкие/глухие, компактные/диффузные, высокие/низкие, бемольные/
небемольные, диезные/недиезные, носовые/ртовые1.
Некоторые из приведенных параметров значимы и для артикуляцион-
ной классификации. Например, разделение согласных на звонкие и глухие
подразумевает работу или бездействие голосовых связок, а деление зву-
ков на носовые и ртовые подразумевает описание того, через какие поло-
сти — носовую или ротовую — движется воздушная струя при образовании
речи. Однако именно артикуляционная классификация звуков русского
языка обязательна для изучения, в частности, будущими учителями-сло-
весниками, поскольку на ней основана вся фонологическая система рус-
ского языка. При этом необходимо иметь в виду и минимальные сведения
о физической природе звука, поскольку она тесно связана с особенностями
артикуляции.

1.3.2. Природа звуков человеческой речи


и строение речевого аппарата человека
Любой звук представляет собой волну механических колебаний среды:
применительно к звукам, воспринимаемым человеком, — среды воздуш-
ной. Образование звуков естественной речи связано с органами дыхания
и частично — системы пищеварения, на верхних ее этажах. Хотя, конечно,
человек способен производить звуки и другими своими органами, причем
некоторые из них, например хлопки (аплодисменты), щелчки пальцами,
топот или стук (с использованием внешних по отношению к человече-
скому телу предметов), могут служить внешней стороной знаков, пусть
и не языковых.
Специфически языковую функцию в образовании звуков взяла на себя
дыхательная система человека. Весь физиологический и физический про-
цесс образования звучащей речи связан с дыханием, причем с особым его
видом — речевым дыханием. Оно отличается более длительным выдохом
и более коротким вдохом, так как большинство звуков всех языков мира
является экспираторными (эгрессивными, выдавливающими), т.е. произ-
носимыми на выдохе. В некоторых языках существуют и вполне самосто-
1 См.: Якобсон Р., Фант Г. М., Халле М. Введение в анализ речи. Различительные при-
знаки и их корреляты. Гл. II : Опыт описания различительных признаков // Новое в линг-
вистике. Вып. 2. М., 1962. С. 173—230.

21
ятельные инспираторные (ингрессивные, всасывающие) звуки, но в рус-
ском языке они находятся на периферии фонетической системы.
Все основные звуки русского языка произносятся на выдохе, причем их
образование проходит три стадии на разных уровнях речевого тракта (так
называется путь воздушной струи из легких наружу при речевом дыхании),
связанных с тремя группами органов речевого аппарата человека (рис. 1.2).

Носовая полость
Надгортанная Ротовая полость III. Артикуляция
часть речевого
тракта Глотка

Гортань II. Фонация


Трахея

Подгортанная
часть речевого
I. Инициация
тракта

Легкие

Рис. 1.2. Речевой тракт человека. Три стадии образования звука речи

1. Стадия инициации: воздух выдавливается из легких и проходит через


трахею и бронхи в гортань.
2. Стадия фонации (практически отсутствует при образовании глухих
согласных и полностью отсутствует при шепоте). На этой стадии воздуш-
ная струя, проходя сквозь плотно сомкнутую голосовую щель, или глоттис
(образуется сжиманием мышц голосовых связок, расположенных внутри
гортани — верхнего хрящевого образования трахеи), приводит голосовые
связки в гармонические колебания, благодаря которым образуется голос,
или чистый тон, аналогичный звукам, возникающим в духовых музыкаль-
ных инструментах.
3. Собственно артикуляция (хотя артикуляцией в более широком
смысле можно назвать все три стадии образования звука). На этой стадии
в дальнейшем движении воздушной струи происходит несколько важных
процессов:
1) выбор дальнейшего пути воздушной струи: при опущенной неб-
ной занавеске она проходит через носоглотку и выходит через носовую
полость — в этом случае образуются носовые звуки; при откинутой назад
небной занавеске воздушная струя выходит через ротовую полость и обра-
зуются ртовые звуки;
2) резонанс — усиление тона/голоса, возникшего при гармонических
колебаниях голосовых связок, в речевых резонаторах: надгортанной обла-
сти (глотка, носоглотка), носовой и ротовой полостях, придаточных пазу-
хах носа;
22
3) изменение формы и объема основных полостей — носоглоточной
и ротовой, в результате чего чистый тон обогащается обертонами, состав-
ляющими вместе с тоном все спектральные характеристики звука, которые
обеспечивают его уникальный тембр;
4) образование преграды на пути воздушной струи, необходимой для
образования шумов — негармонических колебаний, создающих согласные
звуки.
Все перечисленные процессы возможны лишь при движении активных
органов речи, взаимодействующих с пассивными органами (находятся
в неподвижном состоянии), составляющими вместе с вышеупомянутыми
полостями собственно артикуляционный, или речевой, аппарат человека
(рис. 1.3).

4
9 3
8 10
5 2
6 13
14.2 14.3
12 14.1
11
7 16 15
17 1
20
19
21 18
22

Рис. 1.3. Строение речевого аппарата человека (продольный разрез, или


артикуляционный профиль)
Полости: 1 — глотка (pharynx); 2 — ротовая полость; 3 — носоглотка;
4 — носовая полость; пассивные органы: 5 — верхняя губа; 6 — верхние зубы;
7 — нижние зубы; 8 — переднее небо (альвеолы); 9 — среднее (твердое) небо, palatum;
10 — заднее (мягкое) небо (небная занавеска), vellum; 11 — корень языка; активные
органы: 12 — нижняя губа; 13 — язычок, uvula; 14 — язык (14.1 — передняя часть;
14.2 — средняя часть; 14.3 — задняя часть); органы гортанной области (larynx):
15 — раствор гортани; 16 — надгортанник, epiglottis; 17 — голосовая щель, glottis;
18 — пищевод; 19 — щитовидный хрящ; 20 — черпаловидный хрящ;
21 — перстневидный хрящ; 22 — трахея

1.3.3. Артикуляционная классификация звуков русского языка


Артикуляционная классификация звуков учитывает как участие тех
или иных органов речи (активных и пассивных), так и способ образова-
ния звука. В первую очередь все звуки русского языка делятся на глас-
ные и согласные. Между ними есть промежуточная область — аппрокси-
манты, или глайды, обладающие признаками как гласных, так и согласных:
в русском языке это звуки [и̯ ], [ў], [л], [л’]. Поскольку фонологическая
система русского языка не предполагает выделения в отдельную катего-
рию аппроксимантов, то в целях упрощения нашей классификации усло-
23
вимся считать [и̯ ] гласным звуком (но представляющим согласную фонему
<j>!), сверхкратким неслоговым [и] (см. табл. 1.5), а остальные — соглас-
ными (см. табл. 1.6). Основополагающим признаком гласных является
наличие голоса и полное отсутствие преграды на пути воздушной струи,
согласных — обязательное наличие преграды; у аппроксимантов преграда
настолько незначительна, что ее можно считать отсутствующей. Распре-
деление артикуляционных и основных акустических признаков гласных,
аппроксимантов и согласных разных типов приведено в табл. 1.4.
1.3.3.1. Соотношение голоса и шума
По соотношению голоса и шума принято делить согласные, однако
в данную оппозицию можно включить и гласные, чтобы продемонстриро-
вать отсутствие четкой границы между гласными и согласными при суб-
станциональном подходе1.
Таблица 1.4
Классификация звуков русского языка по соотношению голоса и шума
Тип звука Глас- Аппрокси- Согласные
ные манты
сонорные шумные
Признаки звонкие глухие звонкие глухие
Работа голосовых Есть Есть Есть Ослаблена Есть Нет
связок Есть Есть Есть Ослаблен Есть Нет
Голос
Наличие преграды Нет Незначи- Незначи- Незначи- Есть Есть
Шум Нет тельна тельна тельна Есть Есть
Нет Незначи- Незначи-
телен телен

Как видно из табл. 1.4, аппроксиманты отличаются от звонких сонорных


согласных полным отсутствием шума, а от гласных — наличием незначитель-
ной преграды. Сонорные согласные (или сонанты) от шумных отличаются
тем, что у первых имеющая преграда менее существенна и не требует преодо-
ления с сильным шумом, а потому голос у сонорных преобладает над шумом.
У шумных же ввиду наличия более выраженной преграды шум преобладает
над голосом. Звонкие согласные от глухих отличаются тем, что образова-
ние первых обязательно сопровождается голосом, тогда как при образовании
вторых голос либо сильно ослаблен, либо отсутствует вовсе. При этом уро-
вень голоса глухих сонорных и глухих шумных может быть вполне сопоста-
вимым, однако в целом он зависит от соседства с ними гласных. Напомним,
что при произнесении отдельных звуков в сплошном потоке речи границ
между ними нет. Более того, наблюдается наложение одного звука на дру-
гой — коартикуляция, при которой сегменты гласных и согласных частично
пересекаются. В связи с этим полностью глухие согласные возможны лишь
на конце слова после глухих же, т.е. в тех позициях, где звучание гласных
1 При лингвистическом подходе, в рамках фонологии, эта граница окажется принципи-
ально непреодолимой, а сама оппозиция — основополагающей.

24
полностью завершено. Впрочем, коартикуляция между гласными и соглас-
ными по наличию/отсутствию голоса в транскрипции нами отражаться
не будет, кроме случаев оглушения сонорных (см. разд. 1.4.2.5).
Еще одно отличие между глухими и звонкими согласными (в основ-
ном это относится к шумным) состоит в том, что первые артикулируются
с большим напряжением, отчего в них больше шума, тогда как вторые
более ослаблены, отчего различение глухих и звонких шумных согласных
возможно даже при шепоте, когда голосовые связки не образуют голоса.
1.3.3.2. Дополнительная артикуляция согласных
Дополнительная артикуляция согласных подразумевает наличие вто-
рого, дополнительного места образования согласного звука наряду с основ-
ным, указанным в табл. 1.6. Принципиально важной для всей фонетической
системы русского языка является дополнительная йотовая артикуля-
ция согласных, она же палатализация, или мягкость, которая приводит
к образованию мягких согласных. На палатальную зону — область артику-
ляции между средней частью спинки языка и средним небом (палатумом)
следует обратить особое внимание, поскольку с ней связано образование
трех типов звуков (см. рис. 1.3 и 1.4):
1) гласного [и] (в особенности закрытого и напряженного ударного [и̂́^],
находящегося между двумя мягкими согласными) с минимальным для
образования гласного звука раствором рта, обеспечивающим относительно
свободный проход воздушной струи;
2) неслогового гласного / аппроксиманта [и̯ ] с еще более узким раство-
ром рта, приближенным к щели, однако без образования шумов при пре-
одолении его воздушной струей;
3) сонорного согласного [j], образующегося уже с явным шумом, возни-
кающим при проходе воздушной струи сквозь узкую щель между средней
частью спинки языка и средним небом (а потому называющимся палаталь-
ным), при этом голос все еще преобладает наш шумом;
4) всех мягких (палатализованных) согласных, к чьей основной арти-
куляции добавлена йотовая, т.е. имеет место сближение средней части
спинки языка со средним небом.
Щель
Узкий раствор

[j]
[и̯ ]

[и]

Рис. 1.4. Звуки, образующиеся в палатальной области

25
Рис. 1.5. Палатализованные и веляризованные звуки
[л]— веляризованный: задняя часть спинки языка отодвинута к заднему нёбу;
[л’]— палатализованный: средняя часть спинки языка приподнята
к среднему нёбу

В качестве еще одной дополнительной артикуляции в ряде твердых


(непалатализованных) согласных выступает веляризация — положение
языка, при котором задняя его часть отодвинута к заднему небу (небной
занавеске, вéллуму). Для некоторых твердых согласных заднее небо —
основное место образования ([к], [г], [х] и др., см. табл. 1.6), а потому они
называются велярными. Кроме того, артикуляцию твердых согласных
обычно сопровождает сжатие глотки (фаринкса), в связи с чем можно
также говорить об их фарингализации. Твердость согласных (велярность,
веляризация и фарингализация) в транскрипции специально не обознача-
ется.
1.3.3.3. Артикуляционная классификация гласных звуков
русского языка
Поскольку гласные и согласные звуки образуются принципиально раз-
ным образом, для них существуют отдельные основания классификации.
Основные артикуляционные признаки гласных таковы (см. табл. 1.5):
1) ряд — горизонтальное положение языка в ротовой полости, при этом
самое переднее положение, приближенное к палатальной области (см.
рис. 1.4), занимают звуки типа [и];
2) подъем — вертикальное положение языка в ротовой полости; самое
верхнее из возможных также занимают звуки типа [и];
3) лабиализация, или огубленность, — участие губ в образовании глас-
ных звуков типа [у] и [о], когда губы вытянуты вперед, причем для [у]
сильнее, чем для [о];
4) полное образование или, наоборот, редуцированное (подробнее
см. разд. 1.4.1.1). Гласными полного образования бывают только ударные,
редуцированными (сокращенными, ослабленными) — безударные;
5) чистая артикуляция или, наоборот, продвинутая вперед и вверх,
только вперед или только вверх в результате аккомодации (отмечается
точками и «крышечкой» сверху; подробнее см. разд. 1.4.1.2).

26
Из всех представленных в табл. 1.5 гласных необязательно отмечать
в транскрипции только звук [ʌ], который встречается лишь перед веляр-
ными согласными и звуком [л] (подробнее см. в разд. 1.4.1.1).
Таблица 1.5
Артикуляционная классификация гласных звуков
Ряд Передний Передне- Средний Средне- Задний
Подъем средний задний
Верхний и̂^ и и ÿ^ ÿ ы ы у ý
Верхнесредний е̂^ ие ь ыэ ö^
Средний é ъ ó
Средне-нижний э ä^ ä аъ ʌ
Нижний á

Примечание: серой заливкой выделены звукотипы.

1.3.3.4. Артикуляционная классификация согласных звуков русского


языка по месту и способу образования
Два таких важнейших для классификации русских согласных признака,
как глухость/звонкость и твердость/мягкость, были рассмотрены выше
(в разд. 1.3.3.1—2). Осталось разобрать еще два — место и способ образова-
ния, чтобы представить вместе все многообразие согласных звуков совре-
менного русского литературного языка (см. табл. 1.6).
Итак, место образования согласного — это место в одной из полостей
речевого тракта человека, где при помощи активных и пассивных орга-
нов речи создается преграда, необходимая для появления шумов. В связи
с этим при описании места образования нужно указывать два параметра —
активный и пассивный органы, причем особо каждую их часть, задейство-
ванную в создании конкретной преграды. Практически все русские соглас-
ные образуются в следующих областях ротовой полости:
а) губной, на выходе из ротовой полости, когда преграда образуется
между губами (губно-губные согласные) или между нижней губой и верх-
ними зубами (губно-зубные согласные);
б) переднеязычной, когда передняя часть языка образует преграду либо
с зубами, верхними или нижними (переднеязычные зубные согласные),
либо с передним небом, альвеолами — бугорками, находящимися сразу над
внутренней стороной верхних зубов (переднеязычные передненебные
согласные);
в) среднеязычной; в этой области образуется единственный звук [j] —
среднеязычный средненебный;
г) заднеязычной, где образуются задненебные и средненебные согласные.
Особое внимание при изучении классификации русских согласных
по месту образования следует обратить на то, что у некоторых из них
(только язычных) при палатализации язык смещается в сторону среднего
неба. Вследствие этого твердые заднеязычные [к], [г], [х], [γ], [p] артикули-
руются у заднего неба, а их мягкие пары — средненебные (фактически пары
27
28
Таблица 1.6
Артикуляционная классификация согласных звуков
Способ Щелевые Смычные

Место боковые средин- взрывные импло- аффрикаты носовые дрожа-


ные зивные щие
Активный орган Пас- ртовые фаукаль- боковые средин-
сивный ные ные
орган

губно- губные б п б͡м п͡м б͕ п͕ м м̭

б’ п’ б͡’м’ п͡’м’ б͕ ’ п͕ ’ м’ м̭ ’

зубные в ф ӎ ӎ’

в’ ф’

передне- -язычные з с д т д͕ т͕ ͡дз ц


л л̭ д͡н т͡н ͡дл ͡тл н н̭
з’ c’ д’ т’ д͕ ’ т͕ ’ д͡’з’ ц’

передне- ж ш д͡ж ч р р̭
нёбные л’ л̭ ’ д͡’н’ т͡’н’ д͡’л’ т͡’л’ н’ н̭ ’
ж’ ш’ д͡’ж’ ч’ р’ р̭ ’

средне- средне- j
нёбные
задне- х’ г’ к’ г͕ ’ к͕ ’ p’

задне- γ х г к г͕ к͕ p
нёбные

Примечание. В пределах одной ячейки слева стоят звонкие согласные, справа — глухие, сверху — твердые, снизу — мягкие. Серой заливкой
выделены звукотипы.
не имеет лишь [γ], поскольку в современном литературном произношении
не осталось позиций для появления звука [γ’]). Твердые переднеязычные
типа [л] и [н] — зубные, а их мягкие пары — передненебные.
Способ образования согласного звука представляет собой способ пре-
одоления преграды, образуемой активным и пассивным органом. Основ-
ных типов преграды в русском языке всего два — смычка и щель, тогда как
многочисленные способы образования отличаются друг от друга особен-
ностями преодоления этих преград или их конфигурации. Смычка — это
абсолютная преграда, полностью перекрывающая путь воздушной струе:
в результате ее преодоления возникает шум. В отличие от смычки, щель
предоставляет воздуху ограниченные возможности для выхода из ротовой
полости, отчего в результате трения об активный и пассивный органы речи
воздушная струя также создает шум.
Щелевые, или фрикативные, согласные в русском языке бывают двух
типов:
1) боковыми (или латераMльными), образующимися, когда передняя
часть языка упирается в зубы или альвеолы, а воздушная струя свободно
проходит по бокам от языка. Фактически звуки типа [л] являются аппрок-
симантами, а не согласными, однако традиционно их рассматривают среди
последних, поскольку в системе фонем русского языка они относятся
к подсистеме согласных фонем;
2) срединными, при образовании которых щель образуется вдоль сре-
динной части поверхности языка. Практически все срединные щелевые
являются звукотипами, а звуки [ж’] и [γ] в старой системе русского произ-
ношения соответствовали отдельным фонемам, сейчас же мягкий [ж’] и [γ]
(«южнорусское г», или «церковнославянское г») появляются в основном
лишь в результате ассимиляции по звонкости (см. 1.4.2.3), хотя в некото-
рых заимствованных словах факультативно и [ж’] перед гласными: жюри
[ж’ур’и] (но чаще [жур’и]), Жюль [ж’ÿ^л’] (но чаще [жу^˙л’]).
К смычным согласным относятся:
1) взрывные (или эксплозиMвные), когда смычка размыкается резко
и с напряжением. К ним относятся такие звукотипы, как [б], [д], [г] и их
глухие и мягкие пары: при их артикуляции смычка разрывается в месте
образования, т.е. в ротовой полости, поэтому они называются ртовыми
(или оральными) взрывными. Однако в позиции первых двух звукоти-
пов перед носовыми согласными (см. ниже) того же места образования
смычка в ротовой полости не разрывается, зато в результате резкого опу-
скания небной занавески взрывообразное завихрение воздуха происходит
в области глотки. Такого рода согласные ([б͡м], [д͡н] и их глухие и мягкие
пары) называются глоточными (или фаукальными) взрывными (подроб-
нее о процессе, в результате которого они образуются, см. разд. 1.4.2.3);
2) имплозивные, которые образуются в результате задержки смычки
перед взрывными того же места образования и аффрикатами (см. ниже)
того же или смежного места образования (подробнее о процессе, в резуль-
тате которого они образуются, см. разд. 1.4.2.6);
3) аффрикаты — они начинают артикулироваться со смычки, которая
размыкается не с взрывом, а плавно, переходя в щель того же или смежного
29
места образования. Среди звукотипов это только твердая аффриката [ц]
и мягкая [ч’], остальные же образуются лишь в процессе различных асси-
миляций (подробнее см. разд. 1.4.2.3). Все эти аффрикаты завершаются
срединной щелью, а потому называются срединными. Однако возможны
и боковые аффрикаты, которые завершаются боковой щелью, находясь
перед боковыми щелевыми согласными, — все они относятся к звукоти-
пам [д] и его глухих и мягких пар ([͡дл] и т.п., см. разд. 1.4.2.3);
4) носовые (или назальные, иногда их называют также смычно-проход-
ными) образуются в том случае, когда воздушная струя в результате опу-
скания небной занавески перенаправляется в носоглотку и выходит через
носовую полость, тогда как смычка в ротовой полости сохраняется до конца
их артикуляции. Все носовые согласные являются сонорными, поскольку
свободный проход воздушной струи через носовую полость не обеспечи-
вает сколько-нибудь высокого уровня шума. Образование редких носовых,
представленных в табл. 1.6, подробнее рассмотрено в разд. 1.4.2.3;
5) дрожащие (или вибранты) являются не совсем смычными, скорее
ударными, поскольку образуются в результате дрожания (вибрации) актив-
ного органа, т.е. нескольких быстрых и резких его ударов о пассивный орган.
В табл. 1.5 и 1.6 отражены лишь те звуки русского языка, которые обяза-
тельно отражать в транскрипции, однако существует еще ряд звуков, кото-
рые или встречаются крайне редко, в особых позициях, или факультативно
произносятся на месте других звуков. Это следующие звуки:
— инспираторные [ā] и [ō], встречающиеся в междометиях А-а-а! (со зна-
чением сильного испуга) и О-о-о! (со значением сильного удивления);
— переднеязычный зубной щелкающий согласный (кликс) [ǀ] (знак
IPA), повторяющийся в междометии со значением, как правило, неодобре-
ния; на письме передаётся как тц-тц-тц или ц-ц-ц:
Игравшая на другом конце нар с мальчиком горбатая старушка подошла тоже и оста-
новилась против Масловой. — Тц, тц, тц! — жалостливо покачав головой, защелкала она
языком (Л. Н. Толстой, Воскресение); … чрезвычайно заинтересовался новой фуражкой
отец Нюси, старик Коган, лавочник, по прозвищу «Борис — семейство крыс». Надев очки,
он долго рассматривал фуражку со всех сторон, цокая языком — «ц-ц-ц», и наконец задал
вопрос: — Сколько стоит? (В. П. Катаев, Белеет парус одинокий);

— губно-губной щелкающий [ʘ] (знак IPA) — «чмокающий» звук,


встречающийся при имитации поцелуя; на письме не обозначается;
— губно-губной аппроксимант (или срединный щелевой) [ў] («у несло-
говое»), встречающийся лишь в слове травмпункт [трàўмпýpкт] и в не до
конца освоенном русской фонетической системой английском междоме-
тии вау! [ўáу], которое, впрочем, может произноситься и с начальным [в];
используется он и на месте звука [л] у маленьких детей (возрастной дефект
речи): дал [дáў], ложка [ўóшкъ] и т.п.;
— «глухой йот» [j̭ ], который иногда произносится вместо неслогового
гласного [и̯ ] на конце слова перед паузой в эмоциональной речи: Отдай!
Это мой! [аъ д͕ дáj̭ // этъ мój̭ //];
— при картавости, т.е. таком дефекте речи, когда неразвито произно-
шение переднеязычных передненебных дрожащих [р] и [р’] (обычно для
30
маленьких детей, но нередко сохраняется и до конца жизни), они заменя-
ются либо на язычковый (увулярный) дрожащий [ʀ] (знак IPA) — «фран-
цузское r», либо на переднеязычный передненёбный аппроксимант [ɹ] (знак
IPA) — «английское r», либо даже на гортанную смычку [ʔ] (см. ниже);
— губно-губной дрожащий [ʙ] (знак IPA, внешне совпадающий с рус-
ским [в], однако у него другая кодировка в системе «Юникод») — «кучер-
ское р», встречающееся только в междометии Тпру!;
— звонкий гортанный (ларингальный) щелевой, образующийся либо
при сближении корня языка с задней стенкой глотки (тогда он называется
фарингальным, или глоточным, и обозначается в IPA как [ʕ] — «украинское
г»), либо при сужении голосовых связок (тогда он называется глоттальным
и обозначается в IPA как [ɦ] — «чешское г»). Часто фарингальные и глот-
тальные звонкие щелевые согласные не различаются и обозначаются оди-
наково через [h]: в русском языке этот звук может встречаться в междоме-
тиях ага [aъhá], ого [оhó], угу [уhý], хотя может заменяться на задненебный
щелевой [γ] или — в речи младшего поколения — вообще на взрывной [г];
— глухой гортанный (глоттальный) взрывной [ʔ], или «гортанная
смычка», — звук, с которого в русском языке может в принципе начинаться
артикуляция любых неприкрытых гласных, т.е. гласных, находящихся или
в абсолютном начале звучания (после паузы), или после другого гласного:
Аня! Ира [ʔáн’ä// ʔираъ//], но здесь его появление факультативно. В неко-
торых случаях, когда необходимо различить одинаково звучащие сочета-
ния слов или даже слова, гортанная смычка практически обязательна после
согласных: суженый [сýжъныи̯ ] сущ. от судить и суженный [сʔýжъныи]
прич./прил. от сузить; Расставить точки над i [наътʔи], иначе получи-
лось бы [наъды], однако над буквой «ы» точки нет; ЖИ-ШИ пиши через
И [ч’ềр’ьсʔи], иначе получилось бы [ч’ềр’ьзы], что исказило бы это орфо-
графическое правило на ровно противоположное;
— гортанно-носовые сонорные (или глоттализованные), артикули-
руемые при участии гортани (с элементом гортанного щелевого звука),
но с сомкнутой ротовой полостью и опущенной небной занавеской. Спе-
циального знака для них нет даже в IPA, но в русской орфографической
записи они встречаются в междометиях гм…, хм…, мда…, м-м-м…, нда…
Использовать в учебной транскрипции описанные «неканонические»
звуки русского языка необязательно, но знать об их существовании необ-
ходимо, поскольку они встречаются в живой речи и иногда отражаются
на письме.
Наконец, считающиеся взрывными мягкие звуки [д’] и [т’] на самом
деле артикулируются в настоящее время скорее как аффрикаты. В част-
ности, слова дядя и тётя произносятся [д͡’з’ä^д͡’з’ъ] и [ц’ö^ц’ъ], хотя менее
аффрикатизированное произношение все еще возможно, поэтому данное
качестве мягких пар звуков [д] и [т] можно не обозначать в транскрипции.

1.4. Ïîçèöèîííûå èçìåíåíèÿ çâóêîâ â ðå÷åâîì ïîòîêå


Как отмечено выше, в сплошном речевом потоке (в пределах синтагмы)
никаких границ между звуками нет. Звуки взаимодействуют друг с дру-
31
гом (такое взаимодействие называется контекстным, или комбинаторным,
и связано с коартикуляцией) и могут также видоизменяться в зависимо-
сти от суперсегментной позиции (для русского языка это позиции относи-
тельно места ударения, конца и начала фонетического слова).
К подобного рода контекстным и позиционным изменениям относятся
прежде всего редукция (только у гласных, кроме йота) и коартикуляция
в широком смысле (встречается как у гласных, так и у согласных). Особую
роль играет оглушение согласных на конце слова, поскольку оно не свя-
зано ни с редукцией, ни с коартикуляцией.
В свою очередь, коартикуляция, представлена аккомодацией — вли-
янием друг на друга звуков разного типа, т.е. гласных на согласные или
согласных на гласные, и ассимиляцией/диссимиляцией — взаимодей-
ствием звуков одного типа: гласных с гласными (в полном стиле произ-
ношения русского литературного языка не встречается) или согласных
с согласными.
Представляется целесообразным рассмотреть отдельно процессы, про-
исходящие в потоке речи с гласными и согласными.

1.4.1. Позиционные изменения гласных звуков


Позиционные изменения гласных звуков зависят от положения глас-
ного относительно ударения:
а) под ударением полностью отсутствует редукция, но возможна акко-
модация — влияние соседних мягких согласных;
б) в безударном положении обязательна редукция, аккомодация же
ослаблена, а точнее предусмотрена самой редукцией.
1.4.1.1. Редукция
Редукция (лат. reductio — ‘отодвигание назад’) — это ослабление зву-
чания гласных, которое может сказываться как на их длительности, так
и на качестве артикуляции, т.е. возможны изменение ряда, подъема и утрата
лабиализации. Редукция бывает двух типов: количественной и качествен-
ной.
Количественная редукция приводит к сокращению длительности глас-
ного звука. В современном русском литературном языке количественная
редукция в самом общем виде выражается «формулой Потебни» — схемой
ритмической структуры фонетического слова:
1 2 3 1,
где цифрами обозначена условная длительность: 3 — ударного гласного;
2 — первого предударного; 1 — всех остальных безударных гласных в со-
ставе фонетического слова.
Только количественной редукции подвергаются безударные гласные [у]
и [ы], а также условимся считать, что и гласный [и], по крайней мере в пол-
ном стиле русского литературного произношения, связанного со старшей
орфоэпической нормой.
С количественной теснейшим образом связана качественная редукция,
при которой в безударном положении оказывается гораздо меньшее число
32
звуков, причем уже иного качества, нежели в ударном. Если звукотипы [и],
[ы] и [у] не меняют своего качества (ряда, подъема и лабиализации) в без-
ударном положении, то звукотипы [а], [о], [е] / [э] меняют (обратите вни-
мание на серую заливку гласных звукотипов в табл. 1.5).
В редукции важна ее степень: первая степень редукции характеризует
гласные первого предударного слога, вторая степень — все остальные.
Однако первая степень редукции может обнаруживаться и в тех пози-
циях относительно ударения, где по общему правилу должна быть вторая:
в неприкрытом втором предударном (и далее) слоге, а также в заударном
открытом слоге перед фразовой (длительной) паузой.
Кроме того, качественная редукция по-разному осуществляется после
твердых и после мягких согласных, а также в абсолютном начале слова
и после твердых шипящих и [ц]. Полная схема качественной редукции рус-
ских гласных представлена в табл. 1.7.
Наиболее наглядно представить редукцию можно на примере одной
и той же морфемы, содержащей гласные звукотипы [а], [о], [е] / [э] и ока-
зывающейся в разных позициях относительно ударения:
1) после твердых согласных всех типов:
сад [сáт]  сады [саъды]  садовод [съдаъвот], пó саду [пó съду];
жар [жáр]  жара [жаърá]  жарковато [жъркаъвáтъ], выжарить [выжърит’];
шаг [шáк]  шаги [шаъг’и]  шаговой [шъгаъвóи̯ ], вышагать [вышъгът’];
царство [цáрствъ]  цари [цаър’и]  царедворец [цър’иедво^˙р’ьц];
воды [вóды]  вода [ваъдá]  водовоз [въдаъвóс], пó воду [пó въду];
декалитр [дэ̀каълитр˳]1  декан [дыэкáн]  деканат [дъкаънáт];
жесть [жэM˙с’т’]  жесток [жыэстóк]  жестокосердый [жъстъкаъс’éрдыи̯ ];
шест [шэст]  шесток [шыэстóк]  шестовой [шъстаъвóи̯ ], нá шест [нá шъст];
цепь [цэM˙п’]  цепочка [цыэпо^˙ч’къ]  цеповой [цъпаъвóи̯ ], по цепи [пó цъп’и];

2) после твердых шипящих и [ц] (во всех случаях для [о]):


жёлт [жóлт]  желток [жыэлтóк]  желтизна [жълт’изнá], изжелта [иж̅ ълтъ];
шопот [шóпът]  шептать [шыэпта^˙т’]  шепоток [шъпаътóк], вышептать
[вышъптът’];
перцовый [п’иерцóвыи̯ ]  лицевой [л’ицыэвóи̯ ]  глянцевый [гл’а̇^нцъвыи̯ ];

3) [а] после твердых шипящих и [ц] в первом предударном изменяется


в [ыэ] лишь в отдельных словах и словоформах:

жаль [жаM˙л’]  жалеть [жыэл’ê^т’]; лошадка [лаъшáткъ]  лошадей [лъшыэд’éи̯ ];


овсяный [аъфс’а̇Mныи̯ ]  ржаной [ржыэнóи̯ ];

4) после мягких согласных всех типов:


пять [п’äMт’]  пяти [п’иет’и]  пятачок [п’ьтаъч’о̇^к], зá пять [зá п’ьт’];
тёмный [т’о̇Mмныи̯ ]  темно [т’иемнó]  темнота [т’ьмнаътá], затемно [за^˙т’ьмнъ];
лес [л’éc]  леса [л’иесá]  лесовоз [л’ьсаъвóс], пó лесу [пó л’ьсу];

1 Идущие далее слова можно признать однокоренными лишь этимологически, по край-


ней мере во всех содержится греческий корень deka ‘десять’. Допустимо также и мягкое про-
изношение [д’]. В заударную позицию подобного рода морфемы (содержащие [э] не после
твердых шипящих и [ц]) никогда не попадают.

33
34
Таблица 1.7
Схема качественной редукции гласных
1. После твердых согласных
Слог относительно уда- Второй предударный и Первый предударный Ударный Заударный
рения далее
Условная длительность 1 2 3 1
(по «формуле Потебни)
Степень редукции Вторая Первая Нет Вторая

á
аъ
ъ ó ъ

ыэ э

Позиционная корректировка
(первая степень редукции и условная длительность 2)
В неприкрытом слоге (после гласных В конечном открытом слоге
и в абсолютном начале слова) перед фразовой паузой
(конечное продление)

á
аъ аъ аъ
ó

ие ие э ыэ

направление качественных изменений после гласных и твёрдых согласных всех типов


направление качественных изменений после [ж], [ш] и [ц] во всех словах
направление качественных изменений после [ж], [ш] и [ц] в ограниченном количестве слов
Окончание табл. 1.7
2. После мягких согласных всех типов

ь ие ó ь(ъ)

Позиционная корректировка В конечном открытом слоге


(первая степень редукции и условная длительность 2) перед фразовой паузой
(конечное продление)

ó ие(ä)

35
5) в неприкрытом предударном слоге (независимо от его удаленности
от ударения):
автор [áфтър]  авторизация [аъфтър’изáцыи̯ ъ], но: с авторизацией [с ъфтър’изáцыи̯ ьи̯ ];
округ [óкрук]  окружной [аъкружнóи̯ ], но: в окружном [в ъкружнóм];
этика [эM˙т’икъ]  этичный [иет’и̂ M ч’ныи̯ ]; этаж [иетáш]  этажи [иетаъжы], на этаже
[нъ иетаъжэ], но: в этаж [в ыэтáш], с этажа [с ътаъжá];

5) в открытом заударном слоге перед фразовой паузой происходит так


называемое конечное продление, ср.:
Мама спит [мáмъ сп’ит//], но: Спит мама [сп’ит мáмаъ//];
Катя спит [ка^˙т’ъ сп’ит//], но: Спит Катя [сп’ит ка^˙т’ä//];
К маме иди [к м а^˙м’ь ид’и//], но: Иди к маме [ид’и к м а^˙м’ие//];
Саша идёт [сáшъ ид’о̇^т//], но: Идёт Саша [ид’о̇^ц сáшаъ//];
К Саше иди [к сáшъ ид’и//], но: Иди к Саше [ид’и к сáшыэ//];
Птица летит к птице [пт’ицъ л’иет’ит к пт’ицыэ//] и: К птице летит птица [к пт’ицъ
л’иет’ит пт’ицаъ//];
Всё реже и реже [фс’о р’éжъ и р’éжыэ//].

Возникает вопрос: при наличии в фонетической системе русского языка


качественно редуцированных [ие] и [ыэ] как отличать их при практиче-
ском транскрибировании от количественно редуцированных (т.е. просто
безударных) «чистых» [и] и [ы]? Самый простой выход из ситуации —
прибегать всякий раз к помощи орфографии. Если в орфографической
записи на месте звукотипа [ы] стоят буквы ы или и (последняя при этом
не обозначает мягкости предшествующего согласного), а на месте звуко-
типа [и] — буква и, то в транскрипции будет [ы] (после твердого соглас-
ного) и [и] (после мягкого согласного или в неприкрытом слоге). Если же
в орфографической записи на месте этих звукотипов стоят другие буквы,
то выбираем для транскрипции [ыэ] (после твердого согласного) или [ие]
(после мягкого согласного или в неприкрытом слоге). Например:
в Крыму [ф крымý], цыган [цыгáн], циферблат [цыф’иерблáт], живот [жывóт], широта
[шыраътá], лиса [л’исá], щипать [ш̅ ’ипа^˙т’], число [ч’ислó], игра [игрá] но:
в цепи [ф цыэп’и], двадцати [двъцыэт’и], шести [шыэс’т’и], жалеть [жыэл’ê^т’], жел-
ток [жыэлтóк], леса [л’иесá], мясной [м’иеснóи̯ ], щека [ш̅ ’иекá], чего [ч’иевó], экономика
[иекаъно^˙м’икъ].

Из табл. 1.7 и приведенных примеров видно, что звук [ь] (редуциро-


ванный второй степени переднего ряда) встречается только после мягких
согласных. Звук [ъ] (редуцированный второй степени непереднего ряда)
может появляться не только после твердых согласных, но также после
мягких — в заударной позиции, обычно там, где пишется буква я (в таких
случаях необходимо прибегать к подсказке орфографии): в чистом поле
[ф ч’истъм по^˙л’ь], но с поля [с по^˙л’ъ]. В именительном — винительном
падежах, хотя и пишется в окончании е, звучит скорее [ъ], чем [ь], что
хорошо видно при конечном продлении этого звука: Выйду в поле [выи̯ ду
ф по^˙л’ä//] — на конце представлен звук гораздо ближе к [ä], чем к [ие].
Кроме того, звук [ä] («а переднее») в единичных случаях встречается
и в первом предударном слоге, в основном в предлоге для, ср.: для вас
36
[д͡’л’л’ä вáс]; во втором предударном и далее звучит скорее [ъ], чем [ь]: для
меня [д͡’л’л’ъ м’иен’а̇^]. В некоторых заимствованных словах также возможно
[ä] в первом предударном после неслогового [и̯ ]: гильотина [г’ил’и̯ äт’инъ],
йотация [и̯ äтáцыи̯ ъ] и др.
По поводу качества гласного в первом предударном слоге после твердых
(но не шипящих и [ц]) среди фонетистов существуют некоторые разногла-
сия, поскольку, кроме [аъ] (или просто ослабленного [а]), тут часто фикси-
руется произношение более заднего гласного [ʌ]. Это связано либо с инди-
видуальными особенностями говорящего, либо с позицией перед велярным
согласным и [л], которые в результате аккомодации несколько оттягивают
язык назад: [пʌкá], [нʌгá], [дʌлá] и пр. Подобного рода аккомодацией при
транскрибировании можно пренебречь и обозначать в таких случаях только
[аъ]. Вероятно, у многих студентов в данной позиции звучит [ъ], однако такое
произношение нельзя признать литературным, за исключением нескольких
случаев, характерных для старомосковского произношения:
а) произношение союза (не союзного слова!) что с ъ любой позиции:
Я знаю, что ты придёшь [и̯ аъ знáи̯ у/ чтъ ты пр’ид’о̇^ш//] или чаще — с безударным [о],
на которое не распространяется качественная редукция: [… что ты пр’ид’о̇^ш//],
но если что — союзное слово, то на него падает ударение: Я не слышу, что ты говоришь
[jа̇^ н’ие слышу/ чтó ты гъваър’иш//].

б) аналогичное произношение союза или частицы хоть:


Приходи хоть к нам [пр’ихаъд’и хът’ к нáм//] или более новое [… хот’ к нáм//]; Паша
придёт, хоть он и не знает [пáшъ пр’ид’о̇^т/ хът’ о̇^н ы н’ие знáи̯ ьт//] или более новое […
хот’ о̇^н…].

Для старомосковского произношения характерно сильное растягивание


гласного в первом предударном слоге (т.е. фактически отсутствие количе-
ственной редукции), часто за счет еще более сильной, практически до нуля,
редукции второго предударного: молоко [м̥ лāкó], подожди [п̥ дāжд’и] и т.п.
Такое произношение считается сейчас или просторечным, или специфиче-
ским для женской речи.
Отсутствие качественной редукции встречается гораздо чаще и норма-
тивно в следующих случаях:
1) в некоторых служебных словах, на которые никогда (или почти
никогда) не падает ударение. Кроме приведенных выше союза что, союза
и частицы хоть, это союзы но (бывает ударным только в случае особого
эмоционального произношения, когда после него обязательна пауза),
то (То яма, то канава [то jа̇^мъ/ то каънáваъ//]), как (как у нас на Руси
[как у нáс нъ рус’и]), предлог меж (меж юношей безумных [м’еш jу̇^нъшъи̯
б’иезýмных]), восклицательная частица о (не предлог о!) (О вы, которых
ожидает… [о вы/ каътóрых аъжыдáи̯ ьт…]);
2) в некоторых междометиях: ого! [оhó], хо-хо! [хохó];
3) в односложных местоимениях, оказавшихся перед словом, начинаю-
щимся с ударного слога: Я вас любил [и̯ а вáс л’уб’ил//]; Он был, о море, твой
певец [он был/ о мо^˙р’ъ/ твóи̯ п’иев’éц//]; но: Твой пробил час [твои̯ про^˙б’ил
ч’а̇^с//];
37
4) в недостаточно освоенных иноязычных словах, особенно в манерном
произношении: фонема [фонэмъ], поэт [поэт], сонет [сонэт].
Однако в некоторых случаях отсутствие качественной редукции обяза-
тельно: какао [каъкáо], боа [боá].
1.4.1.2. Аккомодация
Аккомодация гласных (лат. accommodatio — ‘приспособление’) — это их
приспособление к соседним согласным. Наиболее значимо для русского
языка приспособление гласных к соседним мягким (палатальным и пала-
тализованным согласным), которое проявляется как под ударением, так
и в безударных слогах. Выше уже отмечалось, что в безударных слогах
происходит редукция, причем при качественной редукции после мягких
согласных оказываются гласные лишь переднего ряда (за исключением [ъ]
и [ä], последний — передне-среднего ряда), а после твердых — непереднего.
Что касается гласных, не подвергающихся качественной редукции, то [и]
возможен лишь после мягких согласных и в неприкрытом слоге, [ы] —
исключительно после твердых согласных, и только [у] может стоять как
после твердых, так и после мягких согласных.
Аккомодационное воздействие мягких согласных, что видно уже из пра-
вил редукции, состоит в том, что стоящие рядом с ними гласные продви-
гаются вперед и вверх — в сторону места образования звука [и], поскольку
палатальные и палатализованные согласные также образуются в этой обла-
сти (см. рис. 1.4).
Наиболее заметно аккомодация гласных проявляется в ударных слогах.
Ее механизм выглядит следующим образом. Если мягкий согласный стоит
перед ударным гласным, то в первой стадии артикуляции мягкого соглас-
ного — экскурсии — появляется [и]-образный призвук и язык, возвраща-
ясь к необходимой для артикуляции ударного гласного ряда и подъема
(например, в случае с гласным [а] — к нижнему подъему и среднему ряду),
задерживается в более верхней и более передней зоне ротовой полости:
мат [мáт] — чистая артикуляция [а], звук на всем своем протяжении артикулируется
в нижнем подъеме и среднем ряду;
мят [мjиáт] — здесь под влиянием палатализованного [м’] (его мягкость специально
обозначена йотовым индексом) звук [а] начинается с [и]-образной фазы, так как [j] и [и]
артикулируются фактически в одном месте.

То же самое, но в обратном порядке происходит в конечной стадии


артикуляции ударного гласного — рекурсии, если мягкий согласный стоит
после него:
мать [мáитj] — под влиянием палатализованного [т’] звук [а] завершается [и]-образной
фазой.

Если мягкие согласные стоят с двух сторон от ударного гласного,


то последнему уже довольно сложно артикулироваться в своем основном
месте и он оказывается продвинутым вперед и вверх на всем протяжении
артикуляции:
мять [мjиáитj] — под влиянием палатализованных [м’] и [т’] звук [а] начинается и за-
вершается [и]-образной фазой.

38
Такого рода продвижение в результате аккомодации с соседними мяг-
кими согласными обозначается в транскрипции точками сверху над знач-
ком ударного гласного. Если мягкий согласный предшествует гласному,
то точка ставится слева; если мягкий согласный идет следом — то справа;
если же ударный гласный стоит между двумя мягкими согласными, ста-
вится две точки. Правда, касается это не всех гласных звуков, а лишь тех,
которые могут соседствовать с мягкими согласными и которым есть куда
продвигаться:
[а̇^] (например, [ч’а̇^с]) — ударный гласный [а] продвинут вперед и вверх в экскурсии
под влиянием предшествующего мягкого согласного;
[аM˙] (например, [ца^˙р’]) — ударный гласный [а] продвинут вперед и вверх в рекурсии
под влиянием последующего мягкого согласного;
[ä^] (например, [ч’ä^с’т’]) — ударный гласный [а] продвинут вперед и вверх на всем
протяжении артикуляции, находясь между мягкими согласными (в результате гласный
[ä] артикулируется в передне-среднем ряду средне-нижнего подъема, фактически это
чуть отодвинутый назад [э]);
[о̇^] (например, [л’о̇^к]) — ударный гласный [о] продвинут вперед и вверх в экскурсии
под влиянием предшествующего мягкого согласного;
[оM˙] (например, [ко^˙н’]) — ударный гласный [о] продвинут вперед и вверх в рекурсии
под влиянием последующего мягкого согласного;
[öM] (например, [т’ö^т’ъ]) — ударный гласный [о] продвинут вперед и вверх на всем
протяжении артикуляции, находясь между мягкими согласными (в результате гласный
[ö] артикулируется в среднем ряду верхне-среднего подъема; фактически это долгий
и лабиализованный [ъ]);
[у̇^] (например, [ч’у̇^дъ]) — ударный гласный [у] продвинут вперед (поскольку он
верхнего подъема и вверх ему продвигаться нельзя) в экскурсии под влиянием предше-
ствующего мягкого согласного;
[уM˙] (например, [пу^˙т’]) — ударный гласный [у] продвинут вперед в рекурсии под вли-
янием последующего мягкого согласного;
[ÿM] (например, [ч’ÿ^т’]) — ударный гласный [у] продвинут вперед на всем протя-
жении артикуляции, находясь между мягкими согласными (в результате гласный [ÿ]
артикулируется в передне-среднем ряду верхнего подъема; фактически это лабиали-
зованный [и]);
[эM˙] (например, [э^˙т’и]) — ударный гласный [э] продвинут вверх (поскольку он переднего
ряда и продвигаться вперед ему некуда) в рекурсии под влиянием последующего мягкого
согласного (если перед [э] стоит мягкий согласный, то мы изображаем его уже как [е]);
[ы˙M ] (например, [вы˙^ т’]) — ударный гласный [ы] продвинут вперед (поскольку он верх-
него подъема и вверх ему продвигаться некуда) в рекурсии под влиянием последующего
мягкого согласного (если перед [ы] стоит мягкий согласный, то это уже звук [и]).

Что происходит между двумя мягкими согласными с ударными [é]


и [и], если им нельзя продвигаться ни вперед, ни вверх? Они приобретают
закрытую и напряженную артикуляцию, которая обозначается крышечкой
сверху:
[и̂ M ] (например, [п’ и̂ ^ т’] или [и̂ ^ м’ъ]) — ударный гласный [и] закрытой и напряженной
артикуляции под влиянием последующего мягкого согласного;
[ê^] (например, [п’ê^т’]) — ударный гласный [е] закрытой и напряженной артикуляции
под влиянием предшествующего и последующего мягких согласных.

Из всех этих продвинутых гласных в безударных позициях встречаются


только [ä] (см. выше — при конечном продлении после мягкого и в редчай-
39
ших случаях в первом предударном) и [ÿ]. Последний обозначать в транс-
крипции не обязательно, особенно в тех случаях, когда он представляет
собой слившийся в один звук слабый йот («и неслоговое») и последу-
ющий [у]. Например, транскрипции для плюёт [пл’уjо̇^т] и [пл’ÿjо̇^т], для
ходючи [хо^˙д’уч’и] и [хо^˙д’ÿч’и] в целом равнозначны, но для играют лучше
изображать «и неслоговое», т.е. транскрипция [игрáи̯ ут] предпочтитель-
нее, чем [игрáÿт], поскольку в первой лучше видна морфемная структура
слова, а значит, в дальнейшем, при фонемном разборе, не будет потеряна
фонема <j>.

1.4.2. Позиционные изменения согласных звуков


1.4.2.1. Редукция в области согласных
Редукция в области согласных ограничена ослаблением звукотипа [j],
который в качестве согласного встречается в единственной позиции —
перед ударным гласным. Во всех остальных позициях он редуцируется
либо до неслогового гласного / аппроксиманта [и̯ ], либо вообще до нуля:
моя [маъjа̇^] (согласный)  мой [мóи̯ ] (неслоговой гласный) или, значительно реже,
[мój̭ ] (глухой сонорный)  мои [маъи] (нуль звука).

Главной особенностью йота и его разновидностей, отличающей его


от всех остальных звуков русского языка, является то, что он должен сосед-
ствовать с гласным звуком, стоящим либо перед ним, либо после, либо
с двух сторон; между согласными йот никогда не встречается. Рассмотрим
на примерах:
1) йот перед гласным: ударным — ёлка [jо̇^лкъ], безударным — еловый
[и̯ иелóвыи̯ ];
2) йот после гласного: ударного — войско [вóи̯ скъ], безударного —
[въи̯ скаъвóи̯ ];
3) йот между гласными: своё [сваъjо̇^], своего [свъи̯ иевó];
4) соседство согласного йота с «неслоговым и»: фойе [фаъи̯ jé] (возможно
отсутствие качественной редукции гласного в первом предударном слоге —
[фои̯ jé] и факультативно долгое произношение согласного йота: [фоȷé]).
Редукция йота до нуля происходит в позиции после любого гласного
и перед [и]: (пчелиный) рой [рóи̯ ]  рои [раъи]. Перед [ь] «и неслоговое»
может сливаться с ним в единый гласный [ие], представляющий собой
как бы сумму [и̯ ] и [ь]. Однако в фонетической транскрипции в прак-
тических целях составления фонемной транскрипции лучше сохранять
«и неслоговое», чтобы не потерять фонему <j>. Например, транскрипция
для моем [мóи̯ ьм] предпочтительнее, чем [мóием], хотя обе передают одно
и то же звучание.
Кроме того, следует иметь в виду, что [и̯ ] — практически гласный звук
(аппроксимант), а потому влияние его на предшествующий гласный нельзя
считать аккомодацией (в силу чего она в данной позиции не обозначается
в транскрипции ни точкой, ни крышечкой). В то же время [и̯ ] перед без-
ударным гласным заставляет его редуцироваться так, будто перед ним мяг-
кий согласный (рассмотренные выше исключения единичны).
40
1.4.2.2. Аккомодация в области согласных
Аккомодация в области согласных ограничена лабиализацией — появ-
лением дополнительной огубленной артикуляции у согласных, стоящих
перед огубленными гласными, т.е. перед [о] и [у]. Как и аккомодация
в области гласных, лабиализация согласных наиболее отчетливо проявля-
ется только в ударном слоге, поэтому если и обозначать ее в транскрипции,
то именно в нем (в безударной позиции [о] практически не встречается).
Обозначается лабиализация согласных кружком в верхнем правом индексе
(обозначать таким образом сами лабиализованные гласные не нужно):
кот [к̊óт], но: коту [каът̊ý]; путь [п̊у^˙т’], но: в пути [ф пут’и].

Следует иметь в виду, что в русском языке гласные никак иначе не воз-
действуют на согласные. «Смягчение» согласных гласными, вытекающее
из особенностей русской графики, мнимое: мягкость согласных является
их собственным артикуляционным признаком и никак не зависит от каче-
ства последующих гласных, и наоборот, качество гласных зависит от мяг-
кости предшествующих согласных.
1.4.2.3. Ассимиляция в области согласных
Ассимиляция (лат. assimilatio — ‘уподобление’) означает уподобление
в речевом потоке звуков одного типа друг другу. Поскольку в русском лите-
ратурном языке, по крайней мере в полном стиле произношения, ассими-
ляция возможна только в области согласных, речь пойдет исключительно
о влиянии (или, как его более точно называют, ассимилятивном воздей-
ствии) согласных на согласные. В описании ассимиляций существенными
будут следующие параметры:
1) признак (один или несколько), по которому происходит ассимиля-
ция. У согласных это: а) место образования; б) способ образования; в) глу-
хость или звонкость; г) твердость или мягкость;
2) количество звуков, участвующих в ассимиляции. Для ассимиляции
необходимо как минимум два звука: один уподобляет (является источни-
ком ассимилятивного воздействия), другой уподобляется (подвергается
ассимилятивному воздействию). В ассимиляции может быть задейство-
вано и большее количество звуков, поскольку ассимилятивное воздействие
может передаваться от звука к звуку по цепочке;
3) направление ассимилятивного воздействия. Оно может быть направ-
лено назад, от последующего звука к предыдущему, — такая ассимиляция
называется регрессивной; а может быть направлено вперед, от предыду-
щего звука к последующему, — это прогрессивная ассимиляция;
4) расположение звуков, участвующих в ассимиляции, относительно
друг друга. Если между звуками, участвующими в ассимиляции, нет таких
звуков, которые в ней не участвуют, то это контактная ассимиляция; если
между этими звуками оказывается не участвующий в ассимиляции звук,
то она называется дистантной;
5) полнота ассимиляции. Если в результате ассимиляции два звука
полностью уподобились друг другу (т.е. стали абсолютно одинаковыми),
41
то такая ассимиляция называется полной; если какими-либо признаками
звуки отличаются друг от друга, то это неполная ассимиляция.
Подавляющее большинство ассимиляций в современном русском
языке регрессивные и контактные; чаще всего встречаются ассимиляции
по голосу (либо по глухости, либо по звонкости), неполные. Ассимиляцию
по глухости не следует путать с оглушением — это два принципиально раз-
ных явления, а ассимиляцию по звонкости нельзя называть озвончением:
такого явления в русском языке вообще не существует. Иногда ассими-
ляцию по мягкости называют смягчением, однако и этот термин не очень
удачен. Кроме того, нужно иметь в виду, что ассимиляции происходят
не только внутри одного слова, но и на стыке двух слов, если между ними
нет паузы.
Рассмотрим все возможные типы ассимиляции, начиная с самых рас-
пространенных.
1. Ассимиляции по голосу (контактные, бывают только регрессив-
ными):
а) по звонкости — этой ассимиляции подвергаются все без исключения
шумные глухие, находящиеся перед всеми шумными звонкими, кроме [в]
и [в’] (последние в данном случае ведут себя подобно сонорным). Напри-
мер:
молотьба (от молотить [мълаът’ и̂ ^ т’]) [мълаъд’бá] — шумный глухой [т’] изменился
в шумный звонкий [д’] под влиянием последующего шумного звонкого [б]; от головы [аъд
гълаъвы]; нос дедушки [нòз д’éдушк’и];

В результате ассимиляции по звонкости возможно появление таких ред-


ких звуков, как:
[ж’] — вещдок [в’еж’дóк], борщ бабушки [бòрж’ бáбушк’и];
[γ] — бухгалтер [буγгáлт’ьр], смех Бори [см’èγ б о^˙р’и], бог знает [бòγ знáи̯ ьт];
[͡дз] — спецборт [сп’е͡дзбóрт], блицгонка [бл’и͡дзгóнкъ], конец года [каън’é ͡дз гóдъ];
[д͡’ж’] — алчба [аълд͡’ж’бá], циркач Гоша [цырка^˙д͡’ж’ гóшъ];

б) по глухости — этой ассимиляции подвергаются все без исключения


шумные звонкие, находящиеся перед всеми шумными глухими. Например:
глазки (от глаза [глаъзá]) [глáск’и] — шумный звонкий [з] изменился в шумный глу-
хой [с] под влиянием последующего шумного глухого [к’]; из фанеры [ис фаън’éры]; рог
серны [рòк с’éрны].

Ассимилятивное воздействие по глухости может оказывать и оглушен-


ный на конце слова шумный звонкий; возможно также участие более двух
звуков в ассимиляциях по голосу:
хоругвь [хаърýкф’] — шумный звонкий [в’] на конце слова оглушен и уже в качестве
шумного глухого [ф’] оказывает ассимилятивное воздействие на шумный звонкий [г],
который становится шумным глухим [к]; нетрезв [н’иетр’éсф]; смарагд [смаърáкт]; без
всего [б’ьс фс’иевó]; треск деревьев [тр’éзг д’иер’ê^в’и̯ ьф].

Из этого следует общее правило: в русском языке возможны непрерыв-


ные последовательности только шумных звонких (кроме сочетаний шум-
ных глухих с последующими [в] или [в’]) или шумных глухих.
42
2. Ассимиляции по мягкости (контактные, бывают только регрессив-
ными). В отличие от ассимиляций по голосу, в современном русском языке
ассимиляции по мягкости встречаются нерегулярно (в определенном кругу
позиций, обусловленных местом образования участвующих в них соглас-
ных). В некоторых случаях они факультативны, поэтому подробнее дан-
ный вопрос рассмотрен в главе «Орфоэпия» (разд. 2.4.1). Приведем при-
меры лишь тех случаев, где ассимиляция по мягкости обязательна:
с севера [с’ c’ê^в’ьра] — твердый [с] становится мягким [с’] под воздействием после-
дующего мягкого [с’] (в результате ассимиляция оказывается полной; в транскрипции
возможна, но менее желательна и такая запись: [с’ê^в’ьра]); без зимы [б’ьз’ з’имы]; стирал
[с’т’ирáл]; сделать [з’д’éлът’] (здесь имеет место также ассимиляция по звонкости);
винтик [в’и̂ ^ н’т’ик]; заиндеветь [заъ и̂ ^ н’д’ьв’ьт’]; военщина [ваъjê^н’щ’инъ]; истончить
[истаън’ч’и̂ ^ т’]; длиннее [д͡’л’л’ин’н’éи̯ ъ]; капризнее [каъпр’и̂ ^ з’н’ьи̯ ъ].

В любом случае при обнаружении ассимиляции по мягкости необхо-


димо опираться на произношение, а не на орфографический облик транс-
крибируемых слов.
3. Ассимиляции по месту образования (контактные, бывают только
регрессивными) возможны в незначительном количестве позиций, при этом
изменение места происходит всегда от более переднего к более заднему:
1) щелевой зубной перед щелевым передненебным или передненебной
аффрикатой становится передненебным:
[сш], [зш]  [шш] — сшить [шшы^̇ т’], без шума [б’иеш шýмъ], глаз Шуры [глàш шýры],
голос Шуры [гóлъш шýры];
[зж], [сж]  [жж] — безжалостный [б’иежжáлъсныи̯ ], глаз Жоры [глàж жóры], голос
Жоры [гóлъж жóры], сжимал [жжымáл];
[сч’], [с’ч’], [зч’], [з’ч’]  [ш’ч’]; [сш̅ ’], [с’ш̅ ’], [зш̅ ’], [з’ш̅ ’]  [ш’ш’] (только на стыке
слов; сопровождается ассимиляцией по мягкости и по глухости) — голос чудесный [гóлъш’
ч’д’éсныи̯ ], весь чёрный [в’еш’ ч’о̇^рныи̯ ], глаз чёрный [глà̇ ш’ ч’о̇^рныи̯ ], грязь чёрная [гр’ä^ш’
ч’о̇^рнъи̯ ъ]; волос щётки [вóлъш’ ш’о̇^тк’и], весь щуплый [в’еш’ ш’у̇^плыи̯ ], глаз щуки [глà̇ ш’
ш’ÿ^к’и], слизь щелочная [сл’и̂ ^ ш’ ш’ьлаъч’нáи̯ ъ];

2) зубная аффриката перед щелевым передненебным становится


передненебной (только на стыке слов), а если щелевой твердый, то образу-
ются такие редкие звуки, как:
[ч] ([цш]  [чш]) — улиц шумных [у^˙л’ич шýмных], отец Шуры [аът’èч шýры];
[͡дж] ([цж]  [͡джж]) — улиц жарких [у^˙л’и͡дж жáрк’их], отец Жоры [аът’è͡дж жóры];
[цш̅ ’]  [ч’ш’] — отец щёголя [аът’ềч’ щ’о̇^гъл’ъ];

3) губно-губной носовой перед губно-зубным щелевым становится


губно-зубным, и образуются такие редкие звуки, как:
[ӎ], [ӎ’] ([мф]  [ӎф], [мв]  [ӎв], [мф’]  [ӎ’ф’], [мв’]  [ӎ’в’]; может сопрово-
ждаться ассимиляцией по мягкости) — амфора [áӎфъръ], амвон [аъӎвóн], амфитеатр
[аъӎ’ф’ит’иеáтр]̥ , съем веник [с’jèӎ’ в’ê^н’ик];

4) переднеязычный зубной носовой перед заднеязычными взрывными


становится заднеязычным (факультативно, в основном в заимствованных
словах), и образуются такие редкие звуки, как:
43
[E], [E’] ([нк]  [pк], [нг]  [pг], [н’к]  [p’к], [н’к’]  [p’к’], [н’г]  [p’г], [н’г’] 
[p’г’]) — банк [бáEк], гонга [гóEгъ], встань-ка [фста^˙E’къ], очень кислый [о^˙ч’ьE’ к’ислыи̯ ],
очень горький [о^˙ч’ьE’ го^˙р’к’ии̯ ], вынь Гену [ва^˙ы̇̀ E’ г’éну].

4. Ассимиляции по способу образования (контактные, регрессивные)


происходят только со смычными взрывными (ртовыми), которые под воз-
действием последующих щелевых или носовых становятся или аффрика-
тами, или фаукальными взрывными:
а) переднеязычные зубные взрывные перед щелевыми
— боковыми изменяются в боковые аффрикаты (может сопровождаться
ассимиляцией по мягкости):
[͡дл] ([дл]  [͡длл]) — длань [͡длла^˙н’], седло [с’ие ͡дллó];
[͡тл] ([͡тл]  [͡тлл]) — метла [м’ие ͡тллá], светло [св’ие ͡тллó];
[д͡’л’] ([дл’]  [д͡’л’л’]) — для [д͡’л’л’ä] или [д͡’л’л’ъ] (всегда безударно), длина
[д͡’л’л’инá];
[т͡’л’] ([т’л’], [тл’]  [т͡’л’л’]) — тля [т͡’л’л’а^˙], на метле [нъ м’иет͡’л’л’é], вряд ли [вр’ä^т͡’л’
л’и], есть ли [jê^с’т͡’л’ л’и];

— срединными переднеязычными изменяются в срединные зубные или


передненебные аффрикаты (может сопровождаться ассимиляцией по мяг-
кости, звонкости или глухости и месту образования), причем возможно
образование следующих редких звуков:
[͡дз] ([дз], [тз]  [͡дзз]) — дед Зои [д’è͡дз зóи], брат Зои [брà͡дз зóи];
[д͡’з’] ([дз’], [тз’], [д’з’], [т’з’]  [д͡’з’з’]) — дед Зины [д’ềд͡’з’ з’ины], брат Зины [брà̇ д͡’з’
з’ины], грудь Зины [гру̀̇д͡’з’ з’ины], зять Зины [з’а῭д͡’з’ з’ины];
[͡дж] ([дж], [тж]  [͡джж]) — дед Жоры [д’è͡дж жóры], брат Жоры [брà͡дж жóры];
[д͡’ж’] ([д’ж], [т’ж]  [д͡’ж’ж]) — ведь Жора [в’иед͡’ж’ жóръ], мать Жоры [мà̇ д͡’ж’ жóры];
[ч] ([дш], [тш]  [чш]) — дед Шуры [д’èч шýры], брат Шуры [брàч шýры], ветшать
[в’иечша^˙т’], младший [млáчшыи̯ ];
[ц’] ([дс’], [тс’], [д’с’], [т’с’]  [ц’с’]) — дед Сени [д’ềц’ с’ê^н’и], брат Сени [брà̇ ц’ с’ê^н’и],
ведь Сима [в’иец’ c’имъ], пяться [п’ä^ц’с’ъ];
[тс], [дс]  [цс] или [ц] (полная ассимиляция) — брат Саши [брàц сáшы], дед Саши
[д’èц сáшы], городской [гъраъцкóи̯ ], братский [брáцк’ии̯ ];
[т’ш], [д’ш]  [ч’ш] (только на стыке слов) — зять Шуры [з’ä^ч’ шýры], ведь Шура
[в’иеч’ шýръ];
[т’ш̅ ’], [д’ш̅ ’] (только на стыке слов), [тш̅ ’], [дш̅ ’]  [ч’ш’] — схватить щётку [схваът’и̂ ^ ч’
ш’о̇^тку], погладь щёчку [паъгла^˙ч’ ш’ö^ч’ку], тщательно [ч’ш’ä^т’ьльнъ], дщерь [ч’ш’ê^р’];

б) взрывные ртовые перед носовыми того же места образования ста-


новятся фаукальными взрывными:
[б͡м] ([бм]  [б͡мм]) — обман [аъб͡ммáн], об Машу [аъб͡м мáшу];
[п͡м] ([пм]  [п͡мм]) — нэпман [нэп͡ммън], лоб Маши [лòп͡м мáшы];
[б͡’м’] ([бм’]  [б͡’м’м’]) — обмять [аъб͡’м’м’ä^т’], обмерить [аъб͡’м’м’ê^р’ит’];
[п͡’м’] ([пм’], [п’м’]  [п͡’м’м’], только на стыке слов) — губ Милы [гу˙̀ п͡’м’ м’илы], голубь
мира [гóлуп͡’м’ м’иръ], кляп мятый [кл’ä^п͡’м’ м’а̇^тыи̯ ], сыпь мелкая [сы˙̀ п͡’м’ м’éлкъи̯ ъ];
[д͡н] ([дн]  [д͡н]) — дно [д͡ннó], одна [аъд͡ннá];
[т͡н] ([тн]  [т͡н]) — от нас [аът͡н нáс], относиться [аът͡ннаъс’ицсъ];
[д͡’н’] ([дн’]  [д͡’н’]) — дня [д͡’н’н’а̇^], поднимал [пъд͡’н’н’имáл];
[т͡’н’] ([тн’], [т’н’]  [т͡’н’]) — отнимал [аът͡’н’н’имáл], взгляд нежный [взгл’а῭ т͡’н’ н’éжныи̯ ],
путь нижний [пу˙̀ т͡’н’ н’ижн’ии̯ ].

44
Следует иметь в виду, что при образовании боковых аффрикат или фау-
кальных взрывных они не сливаются с последующими боковыми щеле-
выми или носовыми согласными в единый звук (т.е. полной ассимиляции
не происходит), артикуляция последних протекает без изменений.
5. Дистантная ассимиляция по звонкости (регрессивная) — единствен-
ный в русском литературном языке пример дистантной ассимиляции. Она
возможна лишь в тех последовательностях звуков, где имеется [в], стоя-
щий перед шумным звонким, так что именно [в] оказывается тем звуком,
который не участвует в ассимиляции, как бы пропуская сквозь себя асси-
милятивное воздействие последующего звука. Это возможно лишь потому,
что перед [в] не происходит ассимиляции по звонкости, а в подобного рода
случаях она все равно имеет место, ср.:
город Воронеж [гóрът ваъро^˙н’ьш] (ассимиляции по звонкости не происходит), но:
город взят [гóръд вз’а̇^т] (ассимиляция по звонкости происходит, поскольку после [в]
стоит шумный звонкий [з’]).

6. Прогрессивная ассимиляция возможна только в сочетании с другими


ассимиляциями. Как правило, это ассимиляция по способу образования
внутри слова на стыке морфем, когда аффриката под воздействием пред-
шествующего щелевого теряет фазу смычки и сама становится щелевой,
при этом предшествующий щелевой меняет место образования и стано-
вится мягким, и в результате имеет место полная ассимиляция. Например:
[зч’], [сч’]  [ш̅ ’] — резчик (от резать [р’éзът’]) [р’ê^ш̅ ’ик] — от [з] к [ч’] передается
только способ образования, однако наряду с этим от [ч’] к [з] передается место образова-
ния, глухость и мягкость; считать (ср. чёт [ч’о̇^т]) [ш̅ ’ита^˙т’].

7. Ассимиляция по твердости представлена несколькими случаями:


1) в слове лучше [лýчшъ] (еще в середине XX в. оно могло произно-
ситься и как [лу^˙т͕ ’ч’ъ]), однако с синхронной точки зрения она может рас-
сматриваться и как ассимиляция по способу образования [тш]  [чш]. При
любой интерпретации это случай единичный;
2) твердый стык исходно мягкого показателя инфинитива [т’] и после-
дующего постфикса -ся [съ], в данной позиции содержащего только твер-
дый согласный. Ассимиляции по твердости здесь сопутствует ассимиляция
по способу образования (или также диссимиляция), ср.:
брать [бра^˙т’]  браться [брáцсъ] или [брáт͕ цъ] (ср. вторую интерпретацию с брат
[брáт]  братца [брáт͕ цъ]);
пить [п’и̂ ^ т’]  спиться [сп’ицсъ] или [сп’ит͕ цъ] (ср. спится [сп’ицсъ] или [сп’ит͕ цъ],
где ассимиляции по твердости уже нет, а также спица [сп’ицъ]).

1.4.2.4. Оглушение шумных звонких согласных


в абсолютном конце слова
Это принципиально иное явление, нежели ассимиляция по глухости,
поскольку в последней должно участвовать несколько звуков, один из кото-
рых глухой, а при оглушении на конце слова шумный звонкий становится
глухим сам по себе. Общее правило данного оглушения может быть сфор-
мулировано следующим образом.
45
Закон конца слова: все шумные звонкие согласные оглушаются на конце
слова либо перед паузой, либо перед следующим словом, начинающимся
или с гласного, или с сонорного, или с [в] / [в’], после которого следует
гласный или сонорный. Во всех прочих случаях (перед словом, начинаю-
щимся с шумного согласного, кроме [в] / [в’] перед гласным или сонор-
ным) происходят ассимиляции или по глухости, или по звонкости, ср.:
дед [д’éт/], дед Антон [д’éт аънтóн], дед Миша [д’éт м’ишъ], дед Ваня [д’èт ва^˙н’ъ], но:
дед Боря [д’èд бо^˙р’ъ] (оглушенный [дт] подвергается ассимиляции по звонкости);
дед Паша [д’èт пáшъ] (ассимиляция по глухости);
дед в городе [д’èд в гóръд’ь] (оглушенный [дт] подвергается дистантной ассимиляции
по звонкости).

1.4.2.5. Оглушение/вокализация сонорных


Сонорные согласные, оказавшись после шумных глухих (иногда и звон-
ких) перед паузой на конце слова или перед следующим согласным, под-
вергаются либо оглушению, либо вокализации, т.е. во втором случае приоб-
ретают дополнительный гласный призвук, обычно в виде редуцированного
[ъ] (см. табл. 1.8). В транскрипции вокализацию сонорных лучше изобра-
жать в виде слоговости (кружком снизу), чтобы не испытывать затрудне-
ний при фонемном разборе подобных случаев.
Таблица 1.8
Оглушение и вокализация сонорных
Глухие сонорные Слоговые сонорные
[р̭ ] театр [т’иеáтр̭ ], быстр [быстр̭ ] [р̥ ] театр [т’иеáтр̥ ], быстр [быстр̥ ]
[р̭ ’] вепрь [в’éпр̭ ’], [р̥ ’] вепрь [в’éпр̥ ’],
октябрьский [аъкт’а̇бр̭ ’ск’ии̯ ] октябрьский [аъкт’а̇бр̥ ’ск’ии̯ ]
[л̭ ] дряхл [др’а̇хл̭ ], пошл [пóшл̭ ] [л̥ ] дряхл [др’а̇хл̥ ], пошл [пóшл̥ ]
[л̭ ’] мысль [мысл̭ ’], [л̥ ’] мысль [мыслл̥ ’],
аксолотль [аъксаълóтл̭ ’] аксолотль [аъксаълóтл̥ ’]
[м̭ ] драхм [дрáхм̭ ], [м̥ ] драхм [дрáхм̥ ],
алгоритм [аългаър’итм̭ ] алгоритм [аългаър’итм̥ ]
[м̭ ’] есмь [jéсм̭ ’], осмь [óсм̭ ’] [м̥ ’] есмь [jéсм̥ ’], осмь [óсм̥ ’]
[н̭ ] ложесн [лаъжэсн̭ ], фавн [фáвн̭ ] [н̥ ] ложесн [лаъжэсн̥ ], фавн [фáвн̥ ]
[н̭ ’] песнь [п’ê^с’н̭ ’], жизнь [жы^˙з’н̭ ’] [н̥ ’] песнь [п’ê^с’н̥ ’], жизнь [жы˙ з’н̥ ’]

Выбор между оглушением и вокализацией сонорных в прозаической


речи в основном случаен. Разговорная речь больше тяготеет к вокализа-
ции (типа рубль [рýбъл’] = [рýбл̥ ’]), хотя в некоторых случаях побеждает
оглушенная форма с дальнейшим упрощением группы согласных (про-
сторечное [ру^˙п’]). Другое дело — стихотворная речь со строгими силлабо-
тоническими размерами: здесь выбор между оглушением и вокализацией
зависит от необходимости дополнительного слога. Ср. два разных перевода
стихотворения У. Блейка «Тигр» (1794):
46
Перевод К. Бальмонта (с вокализацией) Перевод С. Маршака (с оглушением)
Тигр, тигр, жгу- [т’игр̥ т’игр̥ /жгу^˙ч’ии̯ Тигр, о тигр, [т’игр̭ /о т’игр̭ /
чий страх, стрáх// светло горящий св’иет͡ллó гаър’ä^ш̅ ’ии̯ //
Ты горишь ты гаър’иш в наъч’ных В глубине пол- в глуб’ин’é
в ночных лесах. л’иесáх//] ночной чащи… паълно˙ч’нъи̯ ч’ä^ш̅ ’и//]

Если в стихотворной речи сонорный, находящийся после шумного, ока-


зывается перед гласным, то с ним ничего не происходит — ни оглушения,
ни вокализации, поскольку он отходит к следующему слогу. В некоторых
случаях позиционное изменение сонорного зависит от расстановки пауз
в стихе. Например, пушкинская строка Театр уж полон; ложи блещут…
может читаться как с оглушением р на конце слова театр, так и без оглу-
шения — в зависимости от того, сколько в этом стихе ставить пауз (вокали-
зация здесь невозможна без нарушения стихотворного размера), ср.:
[т’иеáтр уж пóлън/ лóжы бл’ê^ш̅ ’ут//] [т’иеáтр̭ / уж пóлън/ лóжы бл’ê^ш̅ ’ут//]

Таким образом, при транскрибировании стихов, содержащих слова,


в которых возможны оглушение или вокализация сонорных, следует осо-
бое внимание обращать на их метр и ритм.
1.4.2.6. Диссимиляции в области согласных
Диссимиляция (лат. dissimilatio — ‘сокрытие, утаивание’) — это процесс,
обратный ассимиляции, т.е. расподобление звуков по каким-либо призна-
кам. В русском литературном языке диссимиляция встречается только
среди согласных и бывает только контактной и регрессивной. Часть дис-
симиляций, не отраженных русской орфографией, является результатом
исторического процесса, целиком оставшегося в прошлом. Другая часть —
действующий элемент фонетической системы. К диссимиляциям подоб-
ного рода относятся:
а) диссимиляция по способу образования — взрывной перед взрывным
того же места образования или перед аффрикатой того же или смежного
места образования перестает быть взрывным (эксплозивным) и становится
имплозивным, при этом, если последующий взрывной мягкий, происходит
регрессивная ассимиляция по мягкости. Обязательна также ассимиляция
по голосу, если взаимодействующие звуки изначально разные по глухости/
звонкости:
[б͕ ] ([бб], [пб]  [б͕ б]) — аббат [аъб͕ бáт], клоп быстрый [клòб͕ быстрыи̯ ];
[п͕ ] ([пп], [бп]  [п͕ п]) — клоп прыткий [клò п͕ прытк’ии̯ ], зуб Паши [зу̀ п͕ пáшы];
[б͕ ’] ([бб’], [пб’], [п’б’], [б’б’]  [б͕ ’б’]; [п’б], [б’б]  [б͕ ’б]) — оббил [аъб͕ ’б’ил], суп Бени
[суб͕ ’ б’ê^н’и], накипь белая [на^˙к’иб͕ ’ б’éлъи̯ ъ], вглубь берега [вглуб͕ ’ б’ê^р’ьгъ], сыпь быстро
[сы˙̀ б͕ ’ быстръ], грабь Борю [грà̇б͕ ’ бо^˙р’у];
[п͕ ’] ([пп’], [п’п’], [бп’], [б’п’]  [п͕ ’п’]; [п’п], [б’п]  [п͕ ’п]) — клоп пёстрый [клò̇п͕ ’ п’о̇^стрыи̯ ],
степь печенегов [с’т’êп ^ ͕ ’ п’ьч’иен’éгъф], зуб Пети [зу˙̀ п͕ ’ п’êт’и],
^ глубь пещеры [глуп͕ ’ п’иеш̅ ’éры],
степь половцев [c’т’ê^п͕ ’ пóлъфцъф], голубь порхает [гóлуп͕ ’ паърхáи̯ ьт];
[д͕ ] ([дд], [тд]  [д͕ д]) — отдай [аъ д͕ дáи̯ ], над домом [наъ д͕ дóмъм];
[т͕ ] ([тт], [дт]  [т͕ т]; [тц], [дц]  [т͕ ц]) — оттащил [аът͕ таъш̅ ’ил], подтащил [път͕ таъш̅ ’ил],
отцепил [аът͕ цыэп’ил], подцепил [път͕ цыэп’ил];
[д͕ ’] ([дд’], [тд’], [т’д’], [д’д’]  [д͕ ’д’]; [д’д], [т’д]  [д͕ ’д]) — поддел [паъд͕ ’д’éл], отделил

47
[аъд͕ ’д’иел’ил], быть дятлом [бы˙̀ д͕ ’ д’а̇^т͡ллъм], тетрадь Димы [т’иетра^˙д͕ ’д’имы], мать Даши
[мà̇ д͕ ’ дáшы], прядь Дуси [пр’ä̀д͕ ’ ду^˙c’и];
[т͕ ’] ([тт’], [т’т’], [дт’], [д’т’]  [т͕ ’т’]; [дч’], [тч’], [д’ч’], [т’ч’]  [т͕ ’ч’]) — быт тяжёлый
[бы˙̀ т͕ ’ т’иежóлыи̯ ], говорить тихо [гъваър’и̂ ^ т͕ ’ т’ихъ], рад тебе [рà̇т͕ ’ т’иеб’é], заводь тихая
[зáвът͕ ’ т’ихъи̯ ъ], след человека [сл’ềт͕ ’ ч’ьлаъв’éкъ], спирт чистый [сп’ѝрт͕ ’ ч’истыи̯ ], медь
чистая [м’ềт͕ ’ ч’истъи̯ ъ], быть человеком [бы˙̀ т͕ ’ ч’ьлаъв’éкъм];
[г͕ ] ([гг], [кг]  [г͕ г]) — друг Гоши [дру̀ г͕ гóшы], так горько [таъг͕ го^˙р’къ];
[к͕ ] ([кк], [гк]  [к͕ к]) — как каша [каък͕ кáшъ], враг косности [врàк͕ кóснъс’т’и];
[г͕ ’] ([гг’], [кг’]  [г͕ ’г’]) — бег гепарда [б’éг͕ ’ г’иепáрдъ], бык Гена [бы̀г͕ ’ г’éнъ];
[к͕ ’] ([кк’], [гк’]  [к͕ ’к’]) — как Китай [как͕ ’ к’итáи̯ ], вокруг Киева [ваъкру̀к͕ ’ к’ии̯ ьвъ];

б) полная диссимиляция (выпадение, иначе — эллипсис, элизия) зуб-


ных между зубными и передненебными:
[стц], [ст’ц], [здц], [зд’ц]  [сц] — самовластца [съмаъвлáсцъ], под уздцы [пъд усцы];
разлезться [раъзл’éсцъ];
[нт’ц], [нд’ц]  [нц] — ташкентцы [таъшк’éнцы], ирландцы [ирлáнцы];
[рдц], [рд’ц]  [рд’ц]; [рдч’], [рд’ч’]  [рч’] — сердце [с’éрцъ], сердчишко [с’иерч’ишкъ];
[здн]  [зн]; [зд’н’]  [з’н’] — праздность [прáзнъс’т’], праздник [пра^˙з’н’ик];
[стн], [ст’н]  [сн] — самовластно [съмаъвлáснъ], капустник [капу^˙с’н’ик].

В качестве отдельной, чрезвычайно редкой позиции для выпадения соглас-


ных можно выделить также «л перед сочетанием сонорный + шумный»:
[лнц]  [нц]; [лмс]  [мс] — солнце [сóнцъ], Краснохолмский [крàснаъхóмск’ии̯ ].

Среди диссимиляций, имевших место в истории русского языка, но не


отраженных на письме, важнейшие следующие:
— [ч’н]  [шн] — конечно [каън’éшнъ] (ср. отраженную на письме: дотошный), однако
результаты этой диссимиляции противоречивы (см. разд. 2.4.2);
— [гк]  [хк] (в современной речи то же затруднение в артикуляции решается об-
разованием имплозивного звука); [гт’]  [хт’] — легко [л’иехкó], далее легче [л’éхч’ь];
устаревающее или просторечное когти [кóхт’и].

1.5. Ñóïåðñåãìåíòíàÿ ôîíåòèêà


Выше, в разд. 1.1.2, уже были описаны различия между сегментными
и суперсегментными (или просодическими) единицами, затем рассмотрены
все признаки, формирующие такую сегментную единицу, как звук. Оказа-
лось, что появление многих звуков в определенных позициях обусловлено
еще и суперсегментными признаками; что звук стоит в тесной связи с еди-
ницами более сложного устройства — суперсегментными: слогом, фонети-
ческим словом, синтагмой и фразой.

1.5.1. Слог
Слог — последовательность звуков, минимальная произносительная
единица речи, поскольку все рассмотренные выше звуки возможно в нор-
мальных артикуляционных условиях произнести только в составе слога.
Хотя у лингвистов до сих пор нет единого мнения по поводу природы слога
вообще и русского слога в частности, очевидно, что в основе слога лежит
слогообразующий звук, при помощи которого можно без труда артикули-
48
ровать сплошной речевой поток. В самом общем случае слогообразующий
звук — гласный, хотя существуют и слоговые согласные, находящиеся
на периферии слогообразования, особенно в русском языке. Существуют
также неслоговые гласные, отличающиеся от слоговых сверхкраткостью.
Итак, нормальный русский слог — гласный, точнее гласный — это центр,
или вершина, русского слога. Все остальные звуки (согласные и неслого-
вой гласный [и̯ ]) располагаются в речевом потоке между этими вершинами.
Самой распространенной теорией русского слога является сонорная,
предложенная Р. И. Аванесовым и развитая М. В. Пановым. Согласно дан-
ной теории русский слог — это волна сонорности (звучности), и гребень
волны составляют наиболее сонорные звуки, т.е. в подавляющем большин-
стве — гласные. За минимальную условную единицу звучности М. В. Панов
предложил принять 1 — ею обладают шумные глухие согласные; звучно-
стью 2 характеризуются шумные звонкие; сонорные согласные имеют звуч-
ность 3; гласные — 4. Звучность находящегося между гласными и соглас-
ными [и̯ ] можно обозначить числом 3,5. Тогда слог как волну сонорности
можно изобразить в виде графиков, как показано на рис. 1.6 и 1.7.
4
3
2
1
0
[ы̕ ь т р аъ г о н ы]

Рис. 1.6. Слоговая структура слова ветрогоны

Как видно на рис. 1.6, вершины слова ветрогоны составляют гласные


(в зависимости от длительности в соответствии с «формулой Потебни»
они обозначены кругами разных размеров), и таких вершин четыре. У слов,
имеющих в своем составе сонорные в позиции оглушения/вокализации,
слоговая структура, если не учитывать этих позиционных изменений,
изменчива, что показано на рис. 1.7.
4
3
2
1
0
[т̕ ие а т р] [т̕ ие а т ь р] [т̕ ие а т р͕ ]

Рис. 1.7. Слоговая структура слова театр

В соответствии с теорией сонорности у слова театр три слога, причем


последний образуется согласным [р], который выступает в несвойственной
для согласных слогообразующей функции. Поэтому он или вокализуется,
49
и тогда у слова появляется полноценная вершина в виде дополнительного
заударного гласного звука, или оглушается, и тогда полноценных вершин
остается две.
С точки зрения структуры слог характеризуется наличием обязатель-
ного ядра (гласного или слогового согласного), инициали — неслоговых
звуков, предшествующих ядру, и финали — неслоговых звуков, следую-
щих за ядром. Если у слога есть инициаль, он называется прикрытым, если
отсутствует — неприкрытым. Если имеется финаль, то такой слог закры-
тый, а если финаль отсутствует — открытый.
Отдельная проблема связана со слогоразделом — границами между сло-
гами: в естественном речевом потоке границ между слогами в русском
языке нет (за исключением двух случаев), как нет их между отдельными
звуками, составляющими слоги. Однако все фонетисты XX в., касавшиеся
проблемы русского слога, стремились выработать правила слогоделения, т.е.
казалось бы, искали границы там, где их нет. Это не случайно, поскольку
слогоделение в русской речи возможно, но не в естественных ее формах,
а в специальных: при скандировании, при зове, диктовке по слогам и в осо-
бых эмоциональных режимах произношения. Кроме того, у всякого носителя
языка есть интуитивное представление о том, что слово можно поделить
на слоги, тем более что в основе русской графики и обучения ей лежит сло-
говой принцип (впрочем, смешивать понятия фонетического и графического
слога ни в коем случае нельзя). Сложность состоит в том, что сами носи-
тели языка (нелингвисты) проводят слогораздел по-разному, в зависимости
от возраста, уровня образования, даже диалектной принадлежности.
Остановимся на одной, наименее противоречивой системе слогоделения,
которая также связана с теорией сонорности: границы между слогами можно
проводить в местах падения звучности, а если на одном участке звучность
падает несколько раз, то в мете наиболее резкого ее падения. Например, рас-
смотренное выше слово ветрогоны должно делиться на слоги только так:
[в’ь⁞траъ⁞гó⁞ны] — согласный сегмент [т], находящийся в яме звучности, следует отнести
к слогу с вершиной [аъ], а не [ь], поскольку от последней к этому сегменту звучность па-
дает, а после него возрастает, и значит, начинается следующая волна, т.е. следующий слог.

Если шумный глухой и сонорный согласные поменять местами, то изме-


нится и потенциальная слоговая граница:
картон [каър⁞тóн] — звучность падает от [р] к [т], а после [т] только возрастает; кро-
ме того, падение звучности от [аъ] к [р] составляет 1, а от [р] к [т] — 2, значит, слоговая
граница может быть проведена именно между последними, а не иначе (например, так:
[каъ⁞ртóн] — в живой речи такое слогоделение все равно встречается).

В тех случаях, где на нескольких смежных участках звучность падает


одинаково, слогораздел может быть поставлен на любом из них, например:
кардан [каъ⁞рдáн] или [каър⁞дáн], кайман [каъ⁞и̯ мáн] или [каъи̯ ⁞мáн] и т.п.
Парадоксальным образом теория сонорности, если применять ее к сло-
годелению, никак не диагностирует два случая, где границы между слогами
реально проявлены:
1) слогораздел между двумя соседними гласными близкой артику-
ляции, возникающий при зиянии (стечении гласных), в таких словах,
50
как театр [т’ие|áтр͕ ], коартикуляция [кò|аърт’икул’а̇^цыи̯ ъ], неэтично
[н’ь|иет’и̂ ^ ч’нъ] и т.п. (однако в слове шлагбаум [шлаъгбá⁞ум] границы
между гласными уже нет, а в старшей норме произношения здесь вообще
мог быть восходящий к немецкому источнику дифтонг [áў], ср. рифму
А. Блока шлагбаумами — дамами). Дело в том, что при зиянии между глас-
ными, близкими по артикуляции, практически всегда возникает погранич-
ный сигнал в виде гортанной смычки [ʔ] (см. разд. 1.3.3.4);
2) слогораздел между имплозивным и последующим взрывным или
аффрикатой, возникающий благодаря задержке артикуляции, которая
и составляет саму имплозивность: поддам [паъд͕ |дáм] (ср. подам [паъ⁞дáм]),
об борт [аъб͕ |бóрт] (ср. аборт [аъ⁞бóрт]) и т.п.
Многофакторный, учитывающий слабые и сильные стороны разных
теорий слога алгоритм слогоделения разработал С. В. Князев в рамках тео-
рии оптимальности1. Он же подробно рассмотрел явление ресиллабифи-
кации — перераспределения сегментов (звуков) между слогами как внутри
одного слова, так и на стыке слов, когда последний звук одного слова может
относиться к слогу, начинающему следующее слово. Например, в слове
брат [брáт], если рассматривать его изолированно (по крайней мере перед
паузой), сегмент [т] относится к слогу с вершиной [á], а в словосочетании
брат Ивана [брá⁞т ы⁞вá⁞нъ] — уже к слогу с вершиной [ы], который при-
надлежит другому слову. Об этом свидетельствует коартикуляция — взаи-
мовлияние гласных и согласных в пределах одного слога: именно потому,
что [и] оказался непосредственно после твердого согласного [т], он отодви-
нулся назад и перешел в [ы].
На ресиллабификации основано такое явление в стихотворной речи,
как сдвиг — перераспределение звуков (и даже целых слогов), приводя-
щее к изменению смысла — случайному (и тогда такой непреднамеренный
сдвиг оказывается недостатком стиха) или преднамеренному (тогда это
отдельный поэтический прием).
Ср. характерный пример из воспоминаний Л. Брик о В. Маяковском: «Ему не нра-
вилось “век уж мой измерен”, звучащий, как “векуш”, и он читал эту строку по-своему».
Или, например, в «Евгении Онегине» строка Со сна садится в ванну сó льдом может быть
воспринята как Сосна садится в ванну сó льдом.

Сдвиг в качестве основного приема используется в современной ком-


бинаторной поэзии, особенно в таком ее жанре, как «равнобуквица». Ср.
двустишие Сергея Федина, в котором обе строки звучат почти абсолютно
одинаково, но совершенно различны по смыслу:
Шлюхе, рискуя, [шл’ÿ^х’ь р’искýаъ//
Шлю хереску я. шл’ÿ^ х’ьр’иескý и̯ аъ//]

1.5.2. Фонетическое слово


Фонетическое слово (или такт) — это последовательность слогов, объе-
диненных ударением, или хотя бы один слог, обладающий признаком удар-
ности. В свою очередь, ударение — это выделение слога из ряда других
1 См.: Князев С. В. О критериях слогоделения в современном русском языке: теория
волны сонорности и теория оптимальности // Вопросы языкознания. 1999. № 1. С. 84—102.

51
слогов при помощи суперсегментных (просодических) средств. В русском
языке ударный слог отличается от безударных большей длительностью
(поэтому русское ударение количественное), а также качеством состав-
ляющих его вершину гласных, неподверженных редукции, и выраженно-
стью процессов коартикуляции между гласными и согласными (поэтому
русское ударение еще и качественное). Наиболее близок к ударному слогу
и по количеству, и по качеству гласных первый предударный слог, а потому
он вместе с ударным составляет просодическое ядро слова, подобно тому
как ядром слога является гласный.
Особое внимание при транскрибировании и дальнейшем анализе фоне-
тических единиц следует обратить на то, что фонетическое слово в потоке
речи и графическое слово (последовательность букв между двумя небук-
венными знаками) в письменном тексте очень часто не совпадают. В совре-
менной русской графике принято отделять пробелами от знаменательных
слов все служебные (предлоги, союзы, частицы), хотя на фонетическом
уровне они, как правило, составляют единое фонетическое слово, или
в данном случае не просто такт, а тактовую группу. В транскрипции про-
бел можно оставлять, но нужно учитывать расположение слогов в тактовой
группе относительно ударения.
Неударные слова, входящие в тактовую группу, называются
клитиками. В зависимости от того, где относительно полноударного (или
ортотонического) слова расположены клитики, различают:
а) проклитики — находятся перед ортотоническим словом. Проклитики
бывают:
— абсолютные (полностью утратившие признаки ортотонического слова;
входящие в их состав гласные подвергаются редукции по общим правилам).
Например: в саду [ф саъдý] (проклитика, не имеющая собственного слого-
вого ядра), по дороге [пъ даъро^˙г’ь] (проклитика, имеющая собственное слого-
вое ядро, полностью включенное в структуру единого фонетического слова);
— относительные (утратившие длительность слогового ядра, не подвер-
женного при этом качественной редукции), например: вот так [вот͕ тáк],
для вас [д͡’л’л’ä вáс], но ты [но ты] (см. список слов, не подвергающихся
качественной редукции, в конце разд. 1.4.1.1);
б) энклиMтики — находятся после ортотонического слова (например,
как же [кáг жъ], купил было [куп’ил былъ]; тактовая группа с проклитикой
и энклитикой: не так ли [н’ие тáк л’и]).
Особо выделяются энклинóмены — знаменательные слова (в большин-
стве случаев существительные), утратившие ударение в связи с его пере-
носом на предлог (или на отрицательную частицу в случае с глаголами),
например:
Выходила на берег Катюша [выхаъд’илъ нá б’ьр’ьк͕ каът’у̇^шаъ//];
Всё ходит по цепи кругом [фс’о хо^˙д’ит пó цъп’и кругóм//];
Не дали матери сына [н’é дъл’и ма^˙т’ьр’и сынаъ//];
Во поле берёза стояла [вó пъл’ь б’иер’о̇^зъ стаъjа̇^лаъ].

Слова, оказавшиеся в тексте энклиноменами, подвергаются редукции


по общим правилам, а количество их со временем сокращается, поскольку
52
само существование энклиноменов — очень древнее явление, гораздо чаще
встречавшееся в древнерусском, чем в современном русском языке. Лучше
всего энклиномены сохраняются, как и другие архаические явления,
в составе устойчивых словосочетаний.
Русское ударение, будучи конструктивно обязательным элементом
фонетического слова, выполняет прежде всего словоорганизующую (куль-
минативную) функцию. Кроме того, ударение, организуя слоги в слове
по «формуле Потебни», тем самым может задавать границы слова в рече-
вом потоке. Так, в последовательности слогов, реализующих, например,
приведенную ниже схему чередования гласных по длительности, границы
между словами будут проходить строго между определенными вершинами
слогов: 1123^|23^1|3^1, поскольку в заударном слоге не может быть гласного
с длительностью 2, а в первом предударном — с длительностью 1. В подоб-
ных случаях принято говорить о словоразграничительной (делимитатив-
ной) функции ударения, хотя она задействована и не всегда (например,
в последовательности 123^⁞1⁞23^1 граница между словами, если исходить
только из «формулы Потебни» может проходить в двух местах, т.е. факти-
чески никак не выражена).
Сигнификативная (смыслоразличительная) функция (в широком
понимании смысла) русского ударения делает его важным элементом лек-
сической и морфологической системы языка. При помощи разного места
ударения на идентичных последовательностях сегментов (прежде всего
фонем) могут различаться:
а) целые лексемы (áтлас/атлáс, зáмок/замóк);
б) отдельные формы одного и того же слова (нóги/ноги);
в) случайно совпавшие формы разных слов (пóлки/полки, пóлка/полкá,
пóлку/полкý);
г) формы одного и того же слова, различающиеся стилистически как
современная и устаревшая формы (ржавéть/ржáветь), литературная
и просторечная (звонит/звóнит), общеупотребительная и профессиональ-
ная (кóмпас/компáс).
Стилистической функцией ударения занимается орфоэпия, а роль
ударения в различении лексем и словоформ относится к ведению уже
не фонетики, а лексикологии и морфологии. Тут речь идет уже не столько
об ударении как физическом явлении, сколько об акценте (часто термины
«ударение» и «акцент» употребляются как равнозначные), элементе языко-
вой системы, участвующем в противопоставлении знаков. Таким образом,
понятие акцента тесно связано с лингвистической фонетикой — фоноло-
гией, и важно помнить, что полноценные знаки языка (морфемы, лексемы,
словоформы) различаются не только фонемами, но и акцентом.
Изучением акцента как языкового явления занимается специальная дис-
циплина — акцентология, лишь косвенно связанная с фонетикой. Акценто-
логи выделяют следующие структурные типы ударения.
1. По отношению к слоговой структуре слова русское ударение — сво-
бодное. Оно может падать на любой слог относительно начала и конца
слова (свободному противопоставлено связанное ударение, как, напри-
мер, в польском языке, где оно почти всегда оказывается на предпоследнем
53
слоге, или на первом, как в чешском, или на последнем, как во француз-
ском языке).
2. По отношению к морфемной структуре слова ударение (хотя тут
лучше говорить об акценте) может быть подвижным или неподвижным.
Здесь отдельно рассматриваются:
а) словообразовательный подвижный и неподвижный акценты.
В первом случае при образовании одного слова от другого акцент меня-
ется, переходя с одной морфемы на другую (нести  вынести, бéлка 
бельчóнок), во втором случае — остается на прежней морфеме (нести 
унести, бéлка  бéлочка);
б) словоизменительный (морфологический) подвижный и неподвиж-
ный акценты. Здесь представлены уже три основных акцентных типа
(акцентных схемы, или парадигмы):
1) тип a (баритонеза): акцент неподвижен на основе (корóва / корóвы /
корóву / корóве и т.д. по всей парадигме слова);
2) тип b (окситонеза): акцент неподвижен на окончании (похвалá /
похвалы / похвалý и т.д. по всей парадигме). Сюда же относятся слова
с вынужденным ударением на основе, когда окончание нулевое (топóр, но:
топорá / топорý / топоры и т.д.);
3) тип c: подвижный словоизменительный акцент, где выделяется еще
множество подтипов в зависимости от того, какие части парадигмы (напри-
мер, подпарадигмы чисел или отдельные падежи) каким акцентом характе-
ризуются (рекá / рекé / рекóй, но: рéки / рéку / рéками).
Все без исключения акцентные типы изменяемых слов современного
русского литературного языка, в том числе с учетом индивидуальных
отклонений, описаны в «Грамматическом словаре» А. А. Зализняка. Откло-
нения, обусловленные варьированием акцентологической нормы, описыва-
ются прежде всего в орфоэпических словарях.
Наконец, различают основное и побочное ударение. Побочное уда-
рение, ослабленное по сравнению с основным, обозначается грáвисом —
знаком ударения с наклоном влево. Оно может встречаться только перед
основным ударением как в сложных, двухтактовых, словах типа чёрно-
белый [ч’˙òрнаъб’éлыи̯ ], вагоноремонтный [ваъгòнър’иемóн͡тнныи̯ ] и т.п.,
так и при ослаблении конечного ударного слога слова, стоящего непосред-
ственно перед ударным слогом следующего слова, например: иди к нам [ид’ѝ
к нáм], борщ кислый [бò˙р’ш’ к’ислыи̯ ] и пр. Побочных ударений может быть
несколько, особенно в аббревиатурах, где каждый слог оказывается удар-
ным: МПГУ [э̀мпэ̀гэ̀ý], Минпромторг [м’ѝнпрòмтóрк] и т.п.
Правила редукции не делают отличий между основным и побочным
ударением. В первом предударном слоге относительно побочного ударения
находится гласный того же качества и количества, что и в первом пред-
ударном относительно основного ударения.

1.5.3. Синтагма и фраза


Более сложной по сравнению с фонетическим словом суперсегментной
единицей является синтагма — последовательность фонетических слов
(хотя бы одного), ограниченная паузами. Если фонетических слов в син-
54
тагме больше одного, то одно из них, обычно последнее, несет синтагмати-
ческое ударение — более сильное словесное ударение, чем ударение в дру-
гих словах синтагмы. Подобно тому как словесное ударение объединяет
слоги в единое слово, синтагматическое ударение объединяет слова в еди-
ную синтагму. Максимальная длина синтагмы — три-четыре фонетических
слова, после их произнесения необходимо делать вдох, во время которого
образуется синтагматическая пауза.
Если одна или несколько синтагм образуют законченное по смыслу
высказывание, обычно равное предложению, то такой комплекс называется
фразой, объединенной фразовым ударением и завершающейся фразовой
паузой, более длительной, чем синтагматическая.
Фраза — коммуникативная единица, поскольку люди общаются между
собой не отдельными словами или звуками, и даже не отдельными син-
тагмами, а именно фразами. Дело в том, что только на уровне фразы реа-
лизуется фразовая интонация — движение тона (ровное, восходящее или
нисходящее), завершающее общее фонетическое оформление высказыва-
ния. Это не значит, что движения тона не может быть на отдельном слове
или слоге, — может, но тогда фраза будет состоять из одного слова, а если
оно односложное — то из единственного слога, а если в слоге один звук —
то и единственного звука. Таковы, например, многие междометия, состо-
ящие из одного гласного (реже согласного) звука, только долгого, чтобы
долгота позволила реализовать в его пределах фразовую интонацию: А-а-
а-а… (с нисходящим тоном выражает понимание), А-а-а? (с нисходяще-
восходящим тоном — переспрос), М-м-м-м!.. (с восходящим тоном — сдер-
живаемое восхищение или удивление) и т.п.
Кроме движения тона, интонацию составляют также темп, тембр и дру-
гие просодические признаки фразы.
Деление текста на фразы и синтагмы может быть продемонстрировано
на примере стихотворения в прозе И. С. Тургенева «Русский язык» (знаки
препинания опущены, синтагматическое ударение обозначено двойным
акутом, фразовое — тройным):
Во дни сомнé^ний/ во дни тягостных раздý^мий/ о сýдьбах моéй рó̋дины// ты̀ оди́^н
мне/ поддержка и опó^ра/ о вели́^кий/ могý^чий/ правдивый и свобó^дный/ рýсский язы̋^ к//
Не бýдь тебя^ / кáк не впáсть в отчáя
^ ние/ при виде всегó/^ чтó совершáется дó̋ма// Но нельзя
вé^рить/ чтобы такóй язы́^к/ нé был дáн великому нарó̋ду//

Устойчивые схемы движения тона в пределах фразы, выражающие типо-


вые значения предложений, называются интонационными конструкци-
ями (ИК). Самая известная классификация ИК, предназначенная прежде
всего для обучения иностранцев русской интонации, разработана в 1960-е
гг. Е. А. Брызгуновой. С ней можно ознакомиться в рубрике «Справочный
материал» в конце главы.

55
1.6. Ôîíîëîãèÿ
Фонология (от греч. fōnē — ‘звук, голос’ и logos — ‘слово’), или учение
о фонемах как единицах языка в противоположность звукам, единицам
речи, — раздел фонетики в широком смысле, связывающий речевую суб-
станцию (звук как акустическое и артикуляционное явление) с языковыми
знаками. Языковые знаки (морфемы, лексемы и единицы синтаксического
уровня) состоят не непосредственно из звуков, а из фонем, будучи проти-
вопоставлены друг другу именно при помощи фонем.
Учение о фонемах, равно как и сам термин «фонема», а также «морфема»,
впервые было предложено И. А. Бодуэном де Куртенэ в конце XIX в. в быт-
ность его профессором Казанского университета. Именно Бодуэн де Кур-
тенэ предложил разграничивать субстанциональную и функциональную,
т.е. собственно лингвистическую, фонетику. В дальнейшем его идеи легли
в основу теорий Ленинградской (Петербургской) фонологической школы
(Л. В. Щерба, М. И. Матусевич, Л. Р. Зиндер, Л. В. Бондарко, Л. А. Вербиц-
кая и др.), Пражского лингвистического кружка. В состав кружка входили
выпускники Московского университета Н. С. Трубецкой и Р. О. Якобсон,
которые стали одними из основоположников структурализма и вывели
фонологию как науку на мировой уровень. Наконец, на основе учения Боду-
эна де Куртенэ возникла Московская фонологическая школа. Ее привер-
женцы (Р. И. Аванесов, В. Н. Сидоров, П. С. Кузнецов, А. А. Реформатский,
М. В. Панов, Л. Л. Касаткин, С. В. Князев и др.), опираясь на идеи пражских
структуралистов, а также в полемике с ленинградскими фонологами сфор-
мулировали то понимание фонемы, которое является ядром нашего курса.

1.6.1. Позиционные и непозиционные чередования


Прежде чем сформулировать определение фонемы, как ее понимает
Московская фонологическая школа, необходимо разобраться с таким важ-
ным фонетическим явлением, как чередование звуков. Чередованием (или
альтернацией) может быть признано только такое изменение сегментного
состава языковой единицы, которое происходит на строго определенном
месте конкретной единицы. Для Московской фонологической школы
такой единицы является морфема (часть слова), минимальная значимая
единица языка, состоящая из фонем — единиц незначимых.
Например, в русском языке имеется корень -вод-, его значение выража-
ется в конкретной лексеме вода, где он соединен с окончанием -а, но даже
в составе этой лексемы он принимает различный фонетический облик:
[ваъд] в форме вода, [вóд] в форме воды, [въд] — в сочетании с предлогом пó
воду или в производном слове водовоз; кроме того, он представлен последо-
вательностями звуков [ваъд’] и [вóт] — в формах воде и вод, [во^˙д’] и [вóж] —
в производных словах обезводить и обезвоженный, [въд’] и [во͡дн] — в про-
изводных водяной и водный.
Если суммировать все это фонетическое разнообразие в пределах одной
морфемы, то окажется что на первом месте корня -вод- может быть только
согласный звук [в] (если не считать существенными различия между
«чистым» [в] и лабиализованным [в̊ ] перед [о]), на втором месте — четыре

56
гласных звука [ó], [о^˙], [аъ] и [ъ], на третьем — пять согласных: [д], [т], [д’],
[͡дн] и [ж]. Все эти звуки в разных словах и словоформах чередуются друг
с другом, и здесь важно выделять:
а) позиционные чередования, возникающие в силу действия определен-
ных фонетических законов, причем в строго определенном круге позиций;
б) непозиционные чередования, обусловленные действием уже не фоне-
тических законов, а правилами сочетания морфем друг с другом, т.е. не фоне-
тическими, а словообразовательными и словоизменительными позициями.
Позиционные чередования не зависят от конкретных морфем и лексем,
а непозиционные зависят. В приведенном примере чередования гласных
[ó||о^˙||аъ||ъ] — позиционные, поскольку появление каждого из этих звуков
зависит не от корня -вод-, а от положения гласного относительно ударения
и последующего согласного. Таким образом, для гласных позиционными
будут только те чередования, которые определяются правилами редукции
и аккомодации. Среди чередующихся согласных в третьем сегменте этого
корня позиционными будут лишь чередования [д], [т] и [͡дн], так как только
они определяются действием фонетической позиции — перед гласным или
перед носовым того же места образования. Для согласных позиционными
признаются чередования, обусловленные ассимиляциями и диссимиляци-
ями, действующими на синхронном уровне, а также оглушением на конце
слова.
Появление в конце корня -вод- звуков [д’] и [ж] на месте [д], [т] и [͡дн]
не может быть объяснено ни одним фонетическим законом, поскольку
и [д’], и [ж] находятся перед гласными, которые могут воздействовать
на согласные разве что лабиализацией, но ни мягкость, ни изменение
места и способа образования не связаны с качеством последующего глас-
ного. Таким образом, данные чередования непозиционные и обусловлены
не фонетическими, а иными причинами: [д’] вместо [д] появился потому,
что так ведут себя все основы на твердый согласный в дательном или пред-
ложном падеже существительных а-склонения (не только во [д] а || во [д’]
е, но и красо [т] а || красо [т’] е, дос [к] а || дос [к’] е и т.д.); [ж] вместо [д]
появился потому, что так от ряда глаголов с согласным [д’] в основе (типа
обезводить) образуются страдательные причастия (ср. гла [д’] ить || гла [ж]
еный, поса [д’] ить || поса [ж] енный и т.п.).
Непозиционными чередованиями, а все они исторические и возможны
только внутри слова — на морфемных швах, занимается отдельная дис-
циплина — морфонология.

1.6.2. Понятие фонемы в Московской фонологической школе


Полное определение фонемы, как ее понимает Московская фонологиче-
ская школа, можно для удобства восприятия и комментирования разделить
на несколько компонентов.
Определение понятия
Фонема — это:
а) минимальная линейная (сегментная) единица языка (именно языка,
а не речи, поскольку минимальная единица речи — звук),

57
б) представляющая собой ряд позиционно чередующихся звуков (звуки, чере-
дующиеся непозиционно, нельзя только на основании их чередования объединять
в одну фонему)
в) в составе одной морфемы (этим московская фонология отличается от ленин-
градской и пражской, где фонема выделяется в составе словоформы),
г) служащая для отождествления данной морфемы в других словах и про-
тивопоставления другим морфемам (таким образом, в определение фонемы вхо-
дит указание на ее основную функцию — смыслоразличительную).

Кроме того, фонема представляет собой пучок признаков — дифферен-


циальных и интегральных. Базовый признак, противопоставляющий все
фонемы, — принадлежность к гласным или согласным. Все остальные при-
знаки, составляющие фонему, зависят от базового, т.е. от того, гласная она
или согласная, и основаны на артикуляционной классификации звуков.
Для гласных это признаки а) подъема и б) лабиализации (не ряда!). Для
согласных — это четыре ряда признаков: 1) место образования; 2) способ
образования; 3) глухость/звонкость; 4) твердость/мягкость (последний
признак отсутствует у фонемы <j>).
Дифференциальным называется признак, противопоставляющий дан-
ную фонему хотя бы одной другой фонеме. Так, фонема <б> противо-
поставлена фонеме <д> местом образования, фонеме <м> — способом
образования, фонеме <п> — звонкостью, фонеме <б’> — по признаку твер-
дости. Таким образом, все четыре признака фонемы <б> являются для нее
дифференциальными. У фонемы <м> нет пары по глухости (поскольку
˰ ] — это ее же позиционная разновидность), в связи с чем признак
звук [м
глухости для нее — интегральный. Надо иметь в виду, что интегральным
для данной фонемы может быть только такой признак, который хотя бы
для одной другой фонемы окажется дифференциальным.

1.6.3. Позиции и разновидности фонем


В состав одной фонемы объединяются только те звуки, которые череду-
ются позиционно. Ряды позиционно чередующихся гласных звуков в зави-
симости от явлений качественной редукции и аккомодации представлены
в табл. 1.9. В ней приведены все гласные звуки, какие были описаны ранее,
в разд. 1.3.3.3 и 1.4.1.
Таблица 1.9
Чередование гласных звуков в составе фонем
<и> <у> <о> <е> <а> Фонема
[и] [ý] [ó] [é] [á] Основной вид
разновид-
Ударные

ности

[и̂ ^] [у̇^] [о̇^] [э] [а̇] Вариации


[ы] [у́˙] [о^˙] [э^˙] [а^˙] (обозначены
[ê^]
Аллофоны

[ы˙^ ] [ÿ^] [ö^] [ä^] серой заливкой)


[и] [у] Варианты
ные разно-
видности
Безудар-

[ы] [ÿ] [ыэ] [ие] [аъ]

[ь] [ъ]

58
Из данной таблицы видно, что разновидности фонем <и> и <у>
не могут входить в состав иных фонем, поскольку <и> и <у> (выше мы
говорили о звукотипах [и] и [у]) не подвергаются качественной редукции.
Звукотипы [и] и [ы] относятся к одной фонеме, поскольку они позиционно
чередуются: [и] встречается или в неприкрытом слоге, или после мягких
согласных, тогда как [ы] — только после твёрдых согласных.
Наибольшая степень различения гласных фонем возможна в ударной
позиции, поэтому основной разновидностью фонемы является ударный
звук. Что касается соседства ударного гласного с мягкими согласными,
то для фонем <и> и <е> выбраны звуки [и] и [é] как наиболее типичные
для них: [и] возможен в абсолютном начале слова, а [é] чаще встречается
в собственно русских словах, тогда как [э] — либо в заимствованных сло-
вах, либо только после [ж], [ш] и [ц] в собственно русских. У фонем <а>,
<о> и <у> основными разновидностями также оказываются наиболее неза-
висимые от позиции звуки. Впрочем, выбор того или иного звука в каче-
стве основной разновидности фонемы — всего лишь условность, необхо-
димая для удобного и экономного представления фонемы, так как фонему
в целом составляют все входящие в ее состав звуки.
Те звуки, которые при чередовании входят в состав только одной
фонемы, называются вариациями, а само чередование такого типа — парал-
лельным. Общие для нескольких фонем звуки называются вариантами,
а чередование, в которых они появляются, — перекрестным. Варианты
и вариации вместе как противопоставленные основной разновидности
называются аллофонами.
При параллельном чередовании фонемы продолжают противопостав-
ляться друг другу, а потому способны противопоставлять и морфемы.
Тогда говорят, что данные фонемы находятся в сигнификативно сильной
позиции, в которой сохраняются оппозиции между ними, т.е. дифферен-
циальные признаки все еще действуют. Например, звуки [ÿ] и [и] противо-
поставлены друг другу, поскольку первый сохраняет свою лабиализацию,
являющуюся дифференциальным признаком; между тем по подъему они
как не различались, так и не различаются, а по ряду они практически
не противопоставлены, однако ряд не является для гласных фонем диф-
ференциальным признаком. Звуки [ä^] и [э], несмотря на существенную
близость по ряду, также противопоставлены друг другу, поскольку они
отличаются подъемом, а для гласных фонем подъем — признак дифферен-
циальный.
При перекрестном чередовании происходит нейтрализация дифферен-
циального признака (т.е. фонемы попросту не различаются), оппозиция
между ними утрачивается, и тогда говорят, что данные фонемы находятся
в сигнификативно слабой позиции.
Среди гласных фонем <и> и <у> находятся всегда в сигнификативно
сильной позиции, а для фонем <а>, <о> и <е> сигнификативно сильной
будет только ударная позиция; безударная же, напротив, — сигнифика-
тивно слабая.
Все, что сейчас было проиллюстрировано на примере гласных фонем,
верно и для согласных, только список сигнификативно сильных и слабых
59
позиций для них будет существенно шире по той простой причине, что
система согласных фонем сложнее устроена и состоит из большего коли-
чества единиц. Рассмотрим позиции по отдельности для каждого ряда
дифференциальных признаков, начиная с самых существенных, причём
сразу нужно оговориться, что сигнификативно слабые по тому или иному
признаку позиции возможны только у фонем, парных по данному при-
знаку:
1) по признаку глухости/звонкости:
— сигнификативно слабыми являются позиции аллофона:
а) перед шумными согласными, т.е. позиция, где возможна ассимиля-
ция по голосу;
б) на конце слова перед паузой или перед следующим словом, начина-
ющимся с гласного, сонорного или [в], после которого следует гласный или
сонорный, т.е. позиция, где возможно оглушение шумного звонкого;
— сигнификативно сильными являются все остальные позиции, т.е. а)
перед гласным и б) перед сонорным звуком;
2) по признаку твердости/мягкости:
— сигнификативно слабой является единственная позиция — мягкого
аллофона перед мягким же, т.е. позиция, где может иметь место результат
ассимиляции по мягкости (и поскольку в русском языке нет фонологиче-
ски значимой ассимиляции по твердости, то все парные твердые фонемы
по определению всегда находятся в сигнификативно сильной позиции);
— сигнификативно сильные позиции:
а) перед твердым звуком;
б) перед гласным звуком;
в) в абсолютном конце слова;
3) по признакам места и способа образования:
— сигнификативно слабые позиции возможны лишь для незначитель-
ного количества фонем, способных к нейтрализации по данному признаку
в результате ассимиляции по месту образования:

а) [ш] перед [ш] (долгий [ш̅ ]); [ж] перед [ж] (долгий [ж̄]) (может представлять
фонемы <с>, <з>, <ж>, <ш>);
б) [ш’] перед [ш’] (долгий [ш̅ ’]) или [ч’] (<с’>, <з’>, <ш̅ ’>);
в) [ч’] перед [ш’] (может представлять фонемы <д’>, <т’> или <ч’>);
г) [͡дж] перед [ж]; [ч] перед [ш] (может представлять фонемы <д>, <т> или <ц>);
д) [͡дз] перед [з]; [ц] перед [с] (может представлять фонемы <д>, <т> или <ц>);
е) [д͡’ж’] перед [ж] (может представлять фонемы <д’>, <т’> или <ч’>);

— сигнификативно сильные позиции — все остальные.


Нейтрализации фонем по признакам места и способа образования
встречаются довольно редко, поэтому основное внимание при определе-
нии фонемного состава слов следует уделять слабым позициям по голосу
(глухости/звонкости) и по мягкости (по твердости слабых позиций факти-
чески нет). Абсолютно сильной позицией для всех без исключения соглас-
ных фонем является позиция перед гласным; только у одной фонемы <j>
нет слабых позиций, если не считать случаи ее редукции до нуля (в этих
случаях можно констатировать отсутствие данной фонемы).
60
1.6.4. Система фонем современного русского литературного языка
Система фонем современного русского языка представлена двумя
непересекающимися подсистемами, устроенными каждая по своим зако-
нам: (под) системой гласных фонем (обобщенно называется вокализмом)
и (под) системой согласных фонем (обобщенно называется консонантиз-
мом). Рассмотрим их по отдельности.
1.6.4.1. Система вокализма русского языка
Эта система состоит всего из пяти фонем, которые вместе со всеми сво-
ими разновидностями указаны в табл. 1.9. Чтобы продемонстрировать два
ряда дифференциальных признаков, с помощью которых данная система
выстроена, можно представить ее иначе, уже без аллофонов, — в табл. 1.10.
Таблица 1.10
Система гласных фонем русского языка
Лабиализация Нелабиализован- Лабиализован-
ные ные
Подъем
Верхний <и> <у> Не нейтрализуются
Средний <е> <о> Нейтрализуются
Нижний <а>

Из табл. 1.10 видно, что для фонемы нижнего подъема признак отсутствия
лабиализации является интегральным. Что касается отсутствия в составе
русских фонем звукотипа [ы], на чьем фонологическом статусе настаивает,
например, Ленинградская (Петербургская) фонологическая школа, то, исходя
из того понимания фонемы, которое предлагает Московская фонологическая
школа, [ы] и не может составлять отдельную фонему, ибо является позици-
онной разновидностью (вариацией) фонемы <и> — совершенно так же, как
[э] является вариацией фонемы <е>, разве что [э] встречается в абсолютном
начале слова (но только под ударением), а [ы] — не встречается1.
1.6.4.2. Система консонантизма русского языка
Система консонантизма русского языка состоит ровно из того коли-
чества фонем, которые могут встретиться в абсолютно сильной пози-
ции — перед гласными. Однако здесь есть ряд спорных случаев, связанных
с незавершенным процессом отмирания некоторых фонем (в табл. 1.11, где
в графически компактном виде представлена вся система русского консо-
нантизма, они заключены в скобки). Вследствие этого общее количество
согласных фонем колеблется от 36 до 38 единиц.

1 За редким исключением — некоторых экзотических иноязычных имен собственных типа


Ким Чен Ын и междометия Ы-ы-ы. Кроме того, Л. В. Щерба, чтобы доказать отдельный фоноло-
гический статус звукотипа [ы], придумал собственно русское слово, начинающееся с него, — гла-
гол ыкать, однако оно практически неупотребимо. По крайней мере в Национальном корпусе
русского языка оно представлено всего в одном контексте: «… сухотинцы тягуче якали — гово-
рили: “тялушка на бярягу”, сухокарайцы поджимисто икали: “тилушка на биригу”, а лешепо-
лянцы тяжело и густо ыкали: “тылушка на бырыгу”» (С. Н. Сергеев-Ценский, Печаль полей).

61
62
Таблица 1.11
Система согласных фонем русского языка
Место
образования Средне-
Парность Губные: 10 Зубные: 13 Передненёбные: 6 (7) язычная: Заднеязычные: 6 (7)
по глухости/ 1
звонкости

Непарные звонкие j
л л̕
м м̕ н н̕ р р̕
в̕ 
з з̕
Парные звонкие б б̕ г г̕
д д̕ ж ̅
ж̕
ф ф̕ х х̕
с с̕ ч̕
п п̕ к к̕
Парные глухие т т̕ ш ̅
ш̕
(непарные выделены ц
серым кругом)

оппозиция по глухости/звонкости
оппозиция по твёрдости/мягкости
оппозиция по способу образования
Фонема <ж̄’> была характерна для старомосковского произношения
и встречалась в ограниченном кругу слов (см. разд. 2.3.1). Кроме чрезвы-
чайно слабой лексической представленности, слабость ее заключалась еще
и в том, что для нее, в отличие от всех остальных русских фонем (и наряду
с такой же «слабой» фонемой <γ>), не было отдельной буквы. Она обозна-
чалась несколькими разными сочетаниями букв: жд в единственном корне
<дож̄’>, жж в корнях <вож̄ ’> и <дрож̄ ’>, зж — в остальных корнях типа
<в’иж̄ ’>, <др’еб’еж̄’> и т.п. В настоящее время эта фонема еще встречается
в речи старшего поколения, а у молодежи практически полностью заменена
на сочетание двух одинаковых твердых фонем <жж>.
Фонема <γ> была представлена в старомосковском произношении
всего в нескольких церковнославянизмах, где она держалась в силу их осо-
бой значимости и употребительности. Это слова Бог — <боγ> — [бóх] (ср.
в косвенных падежах, перед гласным: Бога — <бóγа> — [бóγъ]), Господь
(произносилось как [γаъспо^˙т’], в звательном падеже [γóспъд’и]) благо
[блáγъ], богатый [баъγáтыи̯ ] и все их производные (Богородица, боголюби-
вый, Господень, благолепие, богатство и пр.). В настоящее время эта фонема
практически исчезла даже в церковнославянском произношении. Сохра-
нение ее, пусть и в скобках, в системе современного консонантизма имеет
скорее общекультурный, нежели собственно лингвистический смысл:
единственное позиционное чередование, которое можно объяснить лишь
апелляцией к этой фонеме — чередование [г||х] в словоформах Бога, Богу
и т.п. || Бог, не утративших в составе данной лексемы своей внеязыковой
значимости.
В теоретических построениях разных фонологических школ, включая
некоторые версии московской фонологии, в статусе отдельных фонем отка-
зывали следующим звукотипам (которые мы все же признаем таковыми):
— [ш̅ ’] — в Ленинградской (Петербургской) фонологической школе
и некоторыми московскими фонологами квалифицируется как сочетание
двух фонем (<ш’ш’> или <шч’>), в чем определённую роль сыграло отсут-
ствие этого звука в старопетербургском произношении (см. разд. 2.3.2);
— мягкие заднеязычные [к’], [г’] и [х’] в более старых построениях
Московской фонологической школы квалифицировались как позиционные
разновидности фонем <к>, <г> и <х>, поскольку они встречаются в соб-
ственно русских морфемах только перед [и] и разновидностями фонемы
<е>1 и ни в одной словоформе, даже заимствованной лексемы, не встре-
чаются в абсолютном конце слова, тогда как эта позиция для фонологиче-
ского признака твердости/мягкости — сильная.

1.6.5. Морфофонематическая транскрипция


Морфофонематическая транскрипция — одна из разновидностей
фонематической (фонемной) транскрипции, поскольку фонемы, рассма-

1 Единичный собственно русский пример, где звук [к’] выступает перед [о], — слово-
формы ткёт, ткёшь, ткём, ткёте (из более старых тчёт, тчёшь и т.д.). Все прочие сочета-
ния мягких заднеязычных с фонемами <а>, <о>, <у> — заимствованные слова, преимуще-
ственно имена собственные (Гёте, Кёльн, Кюри, Гюбнер и пр.).

63
триваемые как смыслоразличительные единицы в составе не морфемы,
а целиком словоформы, изображаются в словофонематической транскрип-
ции (ее значки заключают в косые скобки: /кАзá/ — ср. с морфофонемати-
ческой транскрипцией того же слова <козá> в ломаных скобках).
Образцы морфофонематической транскрипции слова (или морфофоне-
матического разбора) можно найти в конце практикума, где приведен при-
мер выполненной зачетной контрольной работы. Здесь покажем порядок
и принципы построения морфофонематической транскрипции.
1. Правильная фонемная транскрипция невозможна без правильной
фонетической транскрипции, поэтому морфофонематический разбор
слова начинается именно с нее.
2. Поскольку «московская» фонема выделяется лишь в составе мор-
фемы, необходимо в затранскрибированном слове выделить морфемы, т.е.
разобрать его по составу.
3. В стандартном разборе (без редких осложнений в виде нейтрализа-
ции признаком места и способа образования согласных) указываются
сигнификативно сильные и слабые позиции по трем рядам признаков:
1) отдельно для гласных; для согласных — 2) по глухости/звонкости и 3)
твердости/мягкости. Сильные позиции отмечаются знаком «+», слабые —
знаком «–». Для некоторых фонем, не имеющих по данному признаку сиг-
нификативно слабых позиций, более точно вместо плюса или минуса ста-
вить 0, т.е. условно нулевую позицию, в которой оказываются:
— все аллофоны фонем <и> и <у>;
— все аллофоны фонемы <j>;
— аллофоны аффрикат <ц> и <ч’>, если они не оказались в сигни-
фиктивно слабой позиции по признакам места или способа образования
(в таком случае необходимо вводить еще одну строку для определения сиг-
нификативных позиций);
— все сонорные согласные и <х’> — при определении сигнификативных
позиций по глухости/звонкости;
— аллофоны фонем <ж>, <ш> и <ш̅ ’> — при определении сигнифика-
тивных позиций по твердости/мягкости (и снова, если они не оказались
в сигнификтивно слабой позиции по признакам места или способа обра-
зования), поскольку пара фонем <ш> и <ш̅ ’> различается не только этим
признаком, но еще и наличием/отсутствием долготы.
4. Те аллофоны, которые не получили ни одного минуса в соответству-
ющей таблице, с корректировками или без них переносятся сразу в морфо-
фонематическую транскрипцию, заключенную в ломаные скобки. Коррек-
тировки касаются:
— аллофона [и̯ ], который в фонемную транскрипцию переносится как <j>;
— глухих и слоговых сонорных, которые переносятся в фонемную транс-
крипцию в виде «чистых» сонорных фонем (без значков оглушенности или
слоговости);
— значков лабиализации согласных (если она специально обознача-
ется), которые в фонемную транскрипцию также не переносятся;
— значков аккомодации и закрытости гласных (как фонологически несу-
щественные признаки, они в фонемной транскрипции не указываются).
64
5. Особо оговорим необходимость обозначать в фонемной транс-
крипции ударения, но только в неодносложных словах, так как в них оно
может играть смыслоразличительную роль (ср. морфофонематические
транскрипции <нóг’и> и <ног’и>, различающиеся только местом ударе-
ния).
6. Фонетическое обозначение мягкости (апостроф) как важнейшего
фонологического признака также необходимо сохранять в фонемной транс-
крипции.
7. Звукотип [ы] передается в фонемной транскрипции исключи-
тельно как <и> (в противном случае допускается грубейшая ошибка!).
8. Фонемы, оказавшиеся в сигнификативно слабой позиции хотя бы
по одному из признаков, нуждаются в проверке. Гласные проверяются
ударением, согласные — подстановкой в сигнификативно сильную позицию
(см. список в разд. 1.6.3), причем каждая фонема проверяется строго
в составе той же самой морфемы, которая была выделена, но уже в дру-
гом слове или другой словоформе.
9. Если проверок несколько или ни одной, то в морфофонематической
транскрипции обозначается гиперфонема — слабая фонема в составе
морфемы, либо вовсе не имеющая сильных позиций, либо относящаяся
в сильных позициях сразу к нескольким фонемам. Гиперфонема обознача-
ется «многоэтажной» дробью, где указываются все фонемы, которые могут
реализоваться в данной конкретной позиции. Например, в словоформе
сестра [с’иестрá^] гласная фонема в корне имеет две проверки — сёстры
[с’о̇Mстры] и сестринский [c’éстр’инск’ии̯ ], а твердая щелевая зубная фонема
в том же корне оказывается вообще без проверки по признаку глухости/
звонкости, и итоговая морфофонематическая транскрипция будет содер-
жать две гиперфонемы:

оз
с’ т р а`
ес

Ïðàêòèêóì
Вопросы для повторения
1. Какие единицы относятся к фонетическому уровню языка и чем они отлича-
ются друг от друга?
2. В чем состоит основное артикуляционное и акустическое отличие гласных
звуков от согласных и существуют ли между этими двумя типами звуков переходные
явления?
3. Какова роль палатальной зоны в образовании звуков русского языка, гласных
и согласных?
4. В чем отличие между аккомодацией и ассимиляцией?
5. Какова роль ударения в формировании русского фонетического слова?
6. Между какими фонетическими единицами и в каких позициях существуют
выраженные границы?
7. Чем отличаются друг от друга позиционные и непозиционные чередования
звуков?
8. Почему именно фонема, а не звук является единицей языка?

65
9. В чем уникальность для русской фонологической системы фонемы <j>?
10. О наличии каких фонем в фонологической системе русского языка ведутся
споры и почему?

Вопросы для размышления


1. Как известно, самым сложным видом работы при изучении иностранного языка
является аудирование, т.е. восприятие со слуха текста на изучаемом языке, предпо-
чтительно озвученном носителем данного языка. Почему такое восприятие даже
при четкой дикции говорящего оказывается для нас часто сложнее, чем восприятие
родной речи в устах носителя с дефектами произношения?
2. В китайском языке нет различия между звонкими и глухими согласными, а по-
тому русские слова папа и баба звучат для китайцев совершенно одинаково. Почему же
мы различаем их, даже если произнесем шепотом, когда не задействован голос?
3. Корейская студентка, изучающая русский язык, подошла к русскому препо-
давателю и попросила объяснить, что значит одно разговорное русское выражение,
которое она записала так: брозе бы. Имелось в виду, конечно, вроде бы. Почему ко-
рейская студентка записала это выражение именно так, если иметь в виду, что в ко-
рейском языке вообще отсутствует фонема <в>? Как объяснить вторую ее ошибку
в написании, исходя уже из особенностей современного русского произношения?

Упражнения для практических занятий


1. По артикуляционным описаниям определите, о каких звуках идет речь.
1. Голосовые связки расслаблены, небная занавеска приподнята и откинута назад,
воздушная струя с сильным шумом проходит сквозь щель, образованную передней
частью языка и зубами, корень языка чуть отодвинут назад, средняя часть языка
опущена.
2. Голосовые связки сильно вибрируют, небная занавеска приподнята и откинута
назад, воздушная струя свободно проходит через ротовую полость, язык при этом
покоится в нижней части ротовой полости.
3. Голосовые связи напряжены и вибрируют в значительной степени, небная зана-
веска опущена, губы сомкнуты, средняя часть спинки языка приподнята к среднему
небу.
4. Голосовые связки напряжены и вибрируют, небная занавеска приподнята
и откинута назад, воздушная струя с взрывом преодолевает преграду, образованную
смычкой между задней частью спинки языка и средним небом.
5. Голосовые связки расслаблены, небная занавеска приподнята и откинута назад,
воздушная струя практически бесшумно проходит по бокам языка, который своим
кончиком упирается в зубы.
6. Голосовые связки напряжены и вибрируют, небная занавеска приподнята
и откинута назад, воздушная струя встречает смычку, образованную передней ча-
стью языка и средним небом, и плавно расширяет эту смычку до узкой щели, сквозь
которую проходит с сильным шумом.
7. Голосовые связи напряжены и вибрируют в значительной степени, небная за-
навеска опущена, передняя часть языка упирается в верхние зубы.
8. Голосовые связки сильно вибрируют, небная занавеска приподнята и откинута
назад, воздушная струя свободно проходит через ротовую полость сквозь узкий про-
ход, образованный средней частью спинки языка и средним небом.
9. Голосовые связки напряжены и вибрируют, одновременно с образованием
смычки между задней частью спинки языка и задним небом опускается небная за-
навеска, и воздушная струя выходит через носовую полость.
10. Голосовые связки напряжены и вибрируют в значительной степени, небная
занавеска приподнята и откинута назад, воздушная струя с незначительным шумом
проходит сквозь щель, образованную средней частью спинки языка и средним небом.

66
2. Затранскрибируйте отрывок из поэмы А. С. Пушкина «Граф Нулин», ответьте
на вопросы и выполните задание.
Кто долго жил в глуши печальной,
Друзья, тот, верно, знает сам,
Как сильно колокольчик дальный
Порой волнует сердце нам.
Не друг ли едет запоздалый,
Товарищ юности удалой?..
Уж не она ли?.. Боже мой!
Вот ближе, ближе… сердце бьется…
Но мимо, мимо звук несется,
Слабей… и смолкнул за горой.
1. Повтор каких согласных создает особое звучание стиха? Несут ли эти со-
гласные какое-нибудь значение в данном отрывке? Каким термином стиховедения
обозначается это явление?
2. Есть ли в этом отрывке фонетические слова, содержащие только глухие со-
гласные?
3. Выпишите из отрывка слова, содержащие только звонкие согласные.

3. Определите по описаниям, о каких согласных идет речь:


а) такой же, как [ф], только заднеязычный;
б) такой же, как [м], только взрывной ртовый;
в) такой же, как [с], только аффриката;
г) такой же, как [ч’], только звонкий;
д) такой же, как [к], только среднененый;
е) звонкий щелевой, но не заднеязычный, не переднеязычный и не губной;
ж) такой же, как [з], только боковой;
з) такой же, как [н], только передненёбный;
и) носовой, но не [н’], губной, но не [б’];
к) такой же, как [ж], только мягкий.

4. Распределите слова по трем группам: а) содержащие только мягкие соглас-


ные звуки; б) содержащие только твердые согласные звуки; в) содержащие как
твердые, так и мягкие согласные звуки.
Выдра, ведро, кость, ширь, живот, часть, ёлка, отчаянье, намажь, майка, лучше,
челюсти, античники, мириться, (на) целине, ямка, пенсия, поцелуешь, семечки,
адекватный, (об) интересе.

5. Распределите слова по трем группам: а) содержащие только глухие соглас-


ные звуки; б) содержащие только звонкие согласные звуки; в) содержащие как
глухие, так и звонкие согласные звуки.
Лимонад, якать, сделанный, обсыпать, бульдог, спецкод, в-шестых, разрубил, от-
деляй, стоявший, стаж, молотьба, велотрек, шепоток, январь.

6. Затранскрибируйте слова и найдите в них имплозивные согласные.


Ванна, подчеркнуть, рассада, оттащить, аппарат, гулливый, суррогат, отцедить,
отчаянный, токката, агглютинация, обплакаться.

7. Затранскрибируйте слова, обозначая цифрой условную длительность гласных


по «формуле Потебни».
Сова, нога, раба, голова, махать, мохнатый, жесток, расти, прости, каланча, борона,
холодать, каравай, лошадей, была, манго, какао, фламинго, пианино, канат, шалун,

67
росток, жалеть, желтизна, исцелить, мечта, переправляемся, задержался, дирижёр,
бережёт, министерство, пилигрим, перепеленали, лает, бегемот, бродит, бродят, вроде,
глядя, козьими, колючими, нá людях, носит, о соседях, поле, мальчик Коля, раздолье,
резкими, рыжими, стойкими, стоя, сучьями.

8. Затранскрибируйте слова, обозначая аккомодацию ударных гласных в тех


случаях, когда она происходит.
Веник, класть, звонница, щуплый, бычий, лист, край, чушь, клювик, мешок, мэ-
рия, тётка, дальний, пятнать, чаша, цапля, путь, быстренький, искра, ищет, щучка,
Петька, чача, этика.

9. Затранскрибируйте слова, обращая особое внимание на реализацию в них


йота.
Южный, боюсь, скроюсь, бойся, боится, ещё, Нью-Йорк, Ейск, египетский, тает,
мается, йодированный, край, Украина, змееед, яйца, яичница.

10. Затранскрибируйте слова и словосочетания и опишите фонетические явле-


ния на месте выделенных букв.
Куст бузины, сонник, на зонте, сшить, разжать, сжимать, прочь беги, от взгляда,
слух был, пенсия, обветшалый, подтащить, подцепить, подзатыльник, радостный,
подшить, подсчитать, подложить, обмакнуть, фальстартщик, городской, перевозчик,
встаньте, груздь, грузди, завод, взгляд мой, голов немытых, звёздный, глаз ёжика,
рог овцы, город Омск, ваш взор, от ворот, щелкунчик, женщина, Шерлок Холмс.

11. Укажите в словах возможные слогоразделы.


Корона, коровка, кошка, охота, мученик, глазки, звезда, мальчишка, пропасть,
банька, песок, шпион, райский, бойня, заяц, аул, реалист, нетто, оттянуть, отыскать,
над дыркой, над ивой, об пол, обустроить, масса, беззубый, фойе, пиит, кооператив,
вольно, заартачиться, майна, горбатый, клёклый, бакенбарды, сарказм, гадюку били /
гадюк убили, там арка упала / Тамарка упала / та марка упала.

12. Придумайте такие контексты или подберите их в Национальном корпусе


русского языка (http://www.ruscorpora.ru/), чтобы в одних из приведенных ниже
словоформ сонорные оглушались/вокализовали, а в других нет.
Пётр, вопль, метр, спектр, шустр, пёстр, обрыдл, сентябрь.

13. Чем можно объяснить наличие в русском языке приведенных ниже пар
словоформ? Проверьте по толковым и орфоэпическим словарям (например,
на портале http://gramota.ru/), есть ли между ними разница в значении или сти-
листическое различие.
Хитр — хитёр; ветр — ветер; жизнь — жисть; угль — уголь; полн — пóлон; огнь — огонь.

14. Определите, что именно различает ударение в следующих парах.


Вилки — вилки, пáсти — пасти, разрéзать — разрезáть, рýки — руки, хóдите —
ходите, твóрог — творóг, фенóмен — феномéн, алкогóль — áлкоголь, флюорогрáфия —
флюорография, симмéтрия — симметрия.

15. Определите, к каким акцентным типам (а, b или c) относятся слова и могут ли
они быть энклиноменами.
Пол, борона, петля, зима, поле, лёд, конь, лошадь, люди, утюг, планшет, вывод,
слово, полк.

68
16. Перечислите все основные названия частей тела человека и определите,
многие ли из них могут быть энклиноменами. Какие выводы можно сделать из этого
наблюдения?

17. Определите типы интонационных конструкций в высказываниях:


1) Сколько же можно уже!
2) С вами всё в порядке?
3) В котором часу экзамен?
4) Выходите все по одному!
5) И вот наступил вечер.

18. Покажите, что чередование звуков в общих морфемах приведенных ниже


слов носит позиционный характер. Встречается ли в тех же корнях непозиционное
чередование?
Бант — бантик; дружить — подружка; мосток — мостить; мысли — мысль; про-
сить — просьба; измерить — изжарить; мыл — мыть; сила — силе; подтанцовка —
пританцовывать; крот — кротик; плод — околоплодный; отломить — отзывать;
хотеть — хотеться.

19. Покажите, что чередование звуков на месте выделенных букв носит непо-
зиционный характер.
Бык — бычок — бычка; нож — вонзать; мера — мерить; спорить — оспаривать;
смех — смешить; чёрт — черти; сосна — сосен; твердить — твержу — утверждение.

20. Приведите примеры на непозиционные чередования:


1) [ш̅ ’||ч’]; 2) [б||б’]; 3) [б||бл’]; 4) [л||]; 5) [ê^||о̇^]; 6) [о||]; 7) [зг||жж] или [зг||ж̄ ’]; 8)
[ск||ш̅ ’] ( — нуль звука).

21. По набору дифференциальных признаков определите фонемы и докажите,


что перечисленные признаки именно дифференциальные:
а) дрожащая, твердая;
б) нижнего подъема;
в) передненебная, аффриката;
г) заднеязычная, щелевая, мягкая;
д) среднеязычная;
е) лабиализованная, верхнего подъема;
ж) боковая, мягкая;
з) аффриката, твердая;
и) губная, щелевая, звонкая, твердая;
к) губная, носовая, мягкая.

22. Определите, какие согласные фонемы в словах находятся в позициях ней-


трализации и по каким именно дифференциальным признакам.
Лук, строг, брошь, трубка, изжарить, гроздь, резьба, дружба, кстати, кончик, под-
лодка, блеск, ловкость, никто, застенчивость, колоски.

23. Составьте фонематическую транскрипцию приведенных ниже слов.


Сотворить, расскажешь, размягчить, встречавшего, звёздный, мостовая, недалеко,
вечером, опасность, строитель, подбирая, никогда, засмеялась, обессилев, каменщик,
недосмотреть, сестра, твоими, сочувствие, командовать, высота, разыграем, москов-
ский, обмакнёт, вскоре, восход, бесполезно, вертясь, портрет, побережье, шептать,
заброшенный, приготовьте, гармонист, совместный, грохочет, открыт.

69
Задания для самопроверки
1. Фонетический диктант
Попросите товарищей по учебе продиктовать вам артикуляционные характе-
ристики звуков, а сами записывайте только значки для этих звуков. По окончании
диктанта сверьте свои результаты с табл. 1.4 и 1.5. Если удалось узнать более поло-
вины звуков по их описанию, то это свидетельствует об удовлетворительном знании
артикуляционной классификации. В случае неудовлетворительного результата об-
ратитесь к другим вариантам.
Вариант I Вариант II
1) губно-губной щелевой (аппроксимант); 1) гласный, первой степени качествен-
2) согласный, переднеязычный зубной, ной редукции, переднего ряда;
щелевой срединный, глухой, мягкий; 2) согласный, переднеязычный зубной,
3) согласный, переднеязычный передне- взрывной фаукальный, глухой;
небный, носовой, слоговой; 3) согласный, среднеязычный, звонкий;
4) гласный второй степени качественной 4) согласный, губно-зубной, щелевой,
редукции переднего ряда; звонкий, твердый;
5) согласный, губно-зубной, носовой, 5) согласный, заднеязычный задненеб-
твердый; ный, щелевой, глухой;
6) согласный, переднеязычная передненеб- 6) гласный, ударный, среднего ряда,
ная боковая аффриката, звонкая; нижнего подъема, продвинут вперед
7) согласный, переднеязычный передне- и вверх в конце артикуляции;
нёбный, дрожащий, твердый, глухой; 7) согласный, заднеязычный задненеб-
8) гласный, ударный, среднего ряда, верх- ный, носовой;
несреднего подъема, лабиализованный; 8) гласный, ударный, верхнего подъема,
9) согласный, губно-губной, взрывной переднего ряда, закрытый;
фаукальный, звонкий, твердый; 9) согласный, губно-зубной, щелевой,
10) согласный, переднеязычная зубная глухой, мягкий;
аффриката, глухая, твердая. 10) согласный, заднеязычный задненеб-
ный, щелевой, звонкий.
Вариант III Вариант IV
1) согласный, переднеязычный зубной, 1) согласный, переднеязычный средне-
взрывной ртовый, твердый, звонкий; небный, носовой, глухой;
2) гласный, ударный, передне-среднего 2) согласный, переднеязычный зубной,
ряда, средне-нижнего подъема; боковая аффриката, звонкая;
3) согласный, губно-губной, взрывной 3) гласный, переднего ряда, верхнего
ртовый, звонкий, мягкий; подъема, неслоговой;
4) гласный, ударный, переднего ряда, 4) согласный, заднеязычный задненеб-
верхнесреднего подъема, закрытый; ный, взрывной, глухой;
5) согласный, переднеязычный перед- 5) согласный, губно-губной, взрывной
ненебный, щелевой срединный, глухой, ртовый, глухой, твердый;
мягкий; 6) гласный второй степени качественной
6) согласный, переднеязычный зубной, редукции непереднего ряда;
боковая аффриката, глухая; 7) согласный, переднеязычный зубной,
7) гласный, первой степени качественной щелевой срединный, глухой, твердый;
редукции среднего ряда; 8) гласный, ударный, верхнего подъема,
8) согласный, заднеязычный средненеб- передне-среднего ряда, лабиализован-
ный, взрывной, глухой; ный;
9) согласный, переднеязычный зубной, 9) согласный, переднеязычный передне-
срединная аффриката, звонкая, твердая; небный, срединная аффриката, глухая,
10) согласный, переднеязычный передне- твердая;
небный, дрожащий, твердый, звонкий. 10) согласный, среднеязычный, звонкий.

70
2. Просодический практикум
Составьте предложения, соответствующие просодическим схемам по «формуле
Потебни». В каких случаях возможны варианты словораздела?
1) 12313/ 3123/ 231132//
2) 123231/ 1231//
3) 323123/ 1231231132//
4) 1231123231/ 323//
5) 31/ 2312311231//

Справочный материал
Типы интонационных конструкций (ИК). Русская грамматика. М., 1980. Т. I.
§ 153
В русском языке выделяются семь типов интонационных конструкций.
Фонетически их различия определяются уровнем и направлением движения тона
в том слоге, на котором начинаются изменения компонентов интонации, значимые для
выражения таких различий, как вопрос, утверждение, волеизъявление, незавершен-
ность/завершенность высказывания. Этот слог является ц е н т р о м И К и, в зави-
симости от смысловых условий, может находиться в начале, в середине и в конце
конструкции на ударном слоге интонационно выделенного слова:
Вы были в кино? Вы были в кино?
Вы были в кино?
Ниже следует краткая предварительная характеристика ИК.
ИК1 (икаодин): на гласном центра тон понижается, например, при произнесе-
нии названия:
Каки е у них обыча и.
ИК2: на гласном центра движение тона ровное или нисходящее, усилено словес-
ное ударение (усиление ударения на схеме обозначается жирной чертой), и это отли-
чает ИК2 от ИК1, например, при выражении вопроса:
Какие у них обыча и?
ИК3: на гласном центра тон резко повышается, например, при повторении вопроса
в ответе:
Каки е у них обыча и?
ИК4: на гласном центра тон понижается, затем повышается; высокий уровень
тона держится до конца конструкции, например, при выражении сопоставительного
вопроса:
А у них? Какие у них обыча и?
ИК5: два центра; на гласном первого центра тон повышается, на гласном второго
центра — понижается, например, при выражении оценки:
Какие у них обыча и!
ИК6: на гласном центра тон повышается, высокий уровень тона держится до конца
конструкции; ИК6 отличается от ИК4 более высоким уровнем тона на гласном цен-
тра, например, при выражении 1) недоумения, 2) оценки:
(1) — Какие у них обыча и?
(2) — Каки е у них обыча и!

71
ИК7: на гласном центра тон резко повышается, гласный заканчивается смычкой
голосовых связок (смычка обозначается пересечением линии), и это отличает ИК7
от ИК3, например, при выражении экспрессивного отрицания:
Какие у них обыча и!
Типы ИК можно обозначить с помощью схем и цифр: Он верн 1улся. Когд 2а он
вернулся? Он верн 3улся? А его тов 4арищи? Как мн 5ого они видели! И когд 6а они все
успели? Гд 7е нам за ними угнаться! Цифра обозначает также и место центра ИК:
Когд 2а Павел вернулся? Когда П2авел вернулся?

Ëèòåðàòóðà
Князев, С. В. Современный русский литературный язык: фонетика, орфоэпия,
графика и орфография / С. В. Князев, С. К. Пожарицкая. — М. : Гаудеамус, 2012.
Касаткин, Л. Л. Современный русский язык. Фонетика / Л. Л. Касаткин. — М. :
Академия, 2014.
Каленчук, М. Л. Большой орфоэпический словарь русского языка. Литературное
произношение и ударение начала XXI века: норма и ее варианты / М. Л. Каленчук,
Л. Л. Касаткин, Р. Ф. Касаткина; под ред. Л. Л. Касаткина. — М. : АСТ-Пресс, 2012.
Кодзасов, С. В. Общая фонетика / С. В. Кодзасов, О. Ф. Кривнова. — М. : Изд-во
РГГУ, 2001.
Зализняк, А. А. Грамматический словарь русского языка. Словоизменение : [ок.
110 000 слов] / А. А. Зализняк. — М. : АСТ-Пресс, 2009.
Проблемы фонетики : [сб. ст.]. Вып. I—V. — М. : Наука, 1993—2007.
Русская фонетика в развитии. Фонетические «отцы» и «дети» начала XXI века /
отв. ред. М. Л. Каленчук, Р. Ф. Касаткина. — М. : Языки славян. культуры, 2013.
Ãëàâà 2.
ÎÐÔÎÝÏÈß
В результате изучения данной главы студент должен:
знать:
• законы и правила русского литературного произношения;
• хронологические и региональные отличия в системах русского литературного
произношения;
уметь:
• устанавливать соотношение между результатами действия современных фоне-
тических законов и нормами произношения;
• выделять в устной речи старые и новые явления в области произношения;
• отличать литературное русское произношение от его нелитературных форм;
владеть:
• терминологическим аппаратом орфоэпии;
• нормами русского литературного произношения;
• умением логически грамотно строить высказывания по различным вопросам
изучаемого раздела курса.

Ключевые термины и понятия: орфоэпия; орфоэпическая норма; старшая норма;


младшая норма; старомосковское произношение.

2.1. Îðôîýïèÿ êàê ðàçäåë íàóêè î ÿçûêå


Орфоэпия (от греч. orthós — ‘правильный’, épos — ‘слово, речь’) —
система норм литературного произношения, совокупность правил звуко-
вого оформления значимых единиц языка: морфем, слов, предложений.
Среди орфоэпических норм различают собственно произносительные,
связанные с особенностями реализации фонем в различных позициях,
и акцентологические, регулирующие постановку ударения в словах и фор-
мах слов. Орфоэпией называется также раздел науки о языке, изучающий
нормы произношения и вырабатывающий произносительные рекоменда-
ции.
Традиционно1 к ведению орфоэпии относят все произносительные нормы
русского языка, например произношение а-образного или и-образного зву-
ков в первом предударном слоге (д[аъ]мá — д[ó]м, [р’ие]кá — [р’e]ки), оглу-
шение шумного звонкого согласного в абсолютном конце слова (стол[б]ы —
стол[п]) и т.д. Однако подобные нормы связаны с действием фонетических

1 См.: Аванесов Р. И. Русское литературное произношение. М., 1954; Орфоэпический сло-


варь русского языка. М., 1985.

73
законов, не знающих исключения и относящихся к ведению фонетики. Если
реализация фонемы регулируется фонетическим законом, то у говорящего
не возникает проблемы выбора: в слове указка перед глухим [к] возможен
только глухой согласный [с], а в слове сдать перед звонким [д] — только
звонкий [з]. В соответствии с точкой зрения М. В. Панова1, орфоэпия
должна изучать только такие произносительные нормы, которые допускают
вариантность в литературном языке: «Орфоэпия — наука, которая изучает
варьирование произносительных норм литературного языка и вырабаты-
вает произносительные рекомендации (орфоэпические правила)». Так,
в одной и той же фонетической позиции возможно произношение було[ч’]ая
и було[ш]ная, смеем[с’]я и смеем[с]я. Орфоэпия оценивает произноситель-
ные варианты, формулирует правила и требует их выполнения (М. В. Панов
не случайно называл орфоэпию «императивной»).
Наличие орфоэпических вариантов обусловлено несколькими причи-
нами. Различия в произношении характеризуют так называемые старшую
и младшую произносительные нормы. Старшая норма характерна для
лиц старшего поколения, для сценической и ораторской речи; младшая —
для лиц младшего и среднего поколения, для разговорной литературной
речи. Нет ничего удивительного в том, что новое произношение посте-
пенно вытесняет старое, но определенный период в языке сосуществуют
две произносительные нормы. Например, по старшей норме произносится
[с’л’]ёзы, по младшей — [сл’]ёзы. В поездах московского метро дикторы
по-разному произносят слово двери во фразе «Осторожно, двери закрыва-
ются»: [д’в’]éри и [дв’]éри.
В соответствии со «старшей» нормой произносится мягкий соглас-
ный [р’] перед последующими заднеязычными и губными: четве [р’] г, пе
[р’] вый. В первой половине ХХ в. консонантное сочетание [кк] произноси-
лось как [хк], а сочетание [гг] — как [γг]: [х] кому, [γ] городу. Теперь такое
произношение является устаревшим, оно сохранилось только в словах
ле[х’к’] ий, мя[х’к’]ий (и однокоренных).
Различные орфоэпические варианты характерны для разных произно-
сительных стилей — полного и разговорного2. Полный стиль предполагает
последовательное соблюдение фонетических законов, четкую артикуляцию
звуков, спокойный темп речи. Разговорный стиль используется в условиях
неподготовленной речи, непринужденного общения. Этот стиль характе-
ризуется наличием определенных фонетических особенностей, таких как
качественная редукция безударного [у]: высл[ъ]шать, т[ъ]повáтый; пол-
ная редукция гласных: спец(и)ально, т(е)атр, ви(о)лончель, полная редук-
ция согласных: ско(ль)ко, ко (г)да, хо(д)ишь, полная редукция фрагментов
слова: пра(ви)льно, с (ег)одня, во (об)ще и многих других.
Орфоэпические варианты могут характеризовать профессиональную
речь: ср. добыча и дóбыча, кóмпас и компáс.
1 См.: Панов М. В. Русская фонетика. М., 1967; Его же. Современный русский язык. Фоне-
тика. М., 1979. Ср. доп.: Современный русский язык / под ред. В. А. Белошапковой. М., 1989.
2 Иное выделение произносительных стилей см.: Касаткин Л. Л. Современный русский
язык. Фонетика. М., 2006. С. 181.

74
Изучая произносительные варианты, орфоэпия оценивает, какое место
занимает каждый из них в литературном произношении. В том случае,
если варианты не признаются равноправными, орфоэпические рекомен-
дации могут иметь следующий характер: «рекомендуется», «допустимо»,
«допустимо, устаревающее», «специальное», «не рекомендуется», «непра-
вильно».

2.2. Íîðìû ïðîèçíîøåíèÿ ãëàñíûõ


1. Для современного русского языка характерно иканье, т.е. реализа-
ция фонем <а>, <о>, <е> после мягких согласных звуком [ие], тогда как
до середины ХХ в. господствовало éканье — реализация указанных фонем
звуком [еи]: п[ие]ти — п[еи]ти, н[ие]сý — н[еи]сý. Еканье и сейчас встреча-
ется в старомосковском произношении, в сценической речи.
2. Еще в начале ХХ в. фонема <а>, как и фонемы <о>, <е>, после [ж]
и [ш] реализовалась звуком [эы]: ш[эы]сти, ж[эы]лтóк, ш[эы]лиить, ж[эы]рá.
В соответствии с развитием иканья э-образный звук в этой позиции заме-
нился на ы-образный: ц[ыэ]нá, пш[ыэ]нó, ш[ыэ]ги. Однако в дальнейшем
произносительная норма в данной позиции претерпела значительные изме-
нения: реализация фонем <о> и <е> осталась прежней, а фонема <а> стала
реализоваться а-образным звуком, как и после других твердых согласных,
например ш[аъ]ги, ж[аъ]рá, ш[аъ]лить. Рекомендация произносить в первом
предударном слоге звук [ыэ], реализующий фонему <а> или гиперфонему
<а/о>, обозначенную буквой а, касается нескольких слов: жалеть (и одно-
коренные), лошадей (и формы других падежей мн. ч.), двадцати, тридцати,
ржаной, жакет, жасмин.

2.3. Íîðìû ïðîèçíîøåíèÿ îòäåëüíûõ ñîãëàñíûõ


1. В корнях нескольких слов до 1970-х гг. орфоэпическая норма пред-
писывала произношение долгого мягкого звука [ж̅ ’], обозначенного соче-
танием букв зж или жж: вожжи, дрожжи, езжу, позже, брезжит, визжит,
брюзжит, жжет, жужжать, можжевельник и т.п., а в словах дожди, дождик
этот звук обозначен буквами жд. Однако уже с середины ХХ в. такое про-
изношение вытеснялось более новым — с твердым долгим звуком [ж̅ ],
а в словах дожди, дождик — сочетанием звуков [жд’]. В современном рус-
ском языке у большинства говорящих закрепилось именно такое произно-
шение, хотя носители старшей произносительной нормы последовательно
произносят долгий мягкий согласный [ж̅ ’]. Мягкий согласный рекомендо-
ван и в сценическом произношении.
2. Сочетание фонем <сч’>, <зч’>, <жч’>, <шч’>, <с/здч’>, <с/зтч’>,
<с/зд’ч’> может быть реализовано двояко: долгим мягким звуком [ш̅ ’] или
звуковым сочетанием [ш’ч’], ср. бесчестный, доносчик, перебежчик, веснуш-
чатый, объездчик. Соотношение этих вариантов зависит от того, какую
позицию в структуре слова они занимают, а также от частотности слов.
На стыке приставки и корня, предлога и знаменательного слова чаще про-
75
износится сочетание [ш’ч’]: с чемоданом, без четверти, расчертить. Однако
чем более употребительно слово и чем менее отчетлив морфемный шов,
тем вероятнее в этой позиции [ш̅ ’]: расческа, исчезнуть, ни с чем. На стыке
корня и суффикса преобладает произношение [ш̅ ’]: извозчик, бороздчатый,
жестче. Внутри корня в современном русском языке произносится долгий
мягкий согласный, хотя еще в 1930-е гг. в данной позиции в речи петер-
буржцев господствовало (а в речи старшего поколения сохранилось) про-
изношение [ш’ч’], ср.: и[ш’ч’]у — и[ш̅ ’]у, [ш’ч’]ука — [ш̅ ’]ука.
3. В некоторых словах перед гласными произносится согласный звук [γ]:
бухгалтер, ага, ого. Этот звук, наряду со взрывным [г], допустим в словах
Господи, в косвенных падежах существительного Бог, междометиях господи,
ей-богу.

2.4. Íîðìû ïðîèçíîøåíèÿ ñî÷åòàíèé ñîãëàñíûõ çâóêîâ


1. В начале ХХ в. строго действовали законы позиционной мягкости
согласных — перед мягким согласным произносился мягкий согласный:
[с’л’]ёзы, [в’м’]есте, [з’м’]ея, по[д’j]езд. Однако уже к середине века эта
закономерность начала разрушаться, возникла и продолжает развиваться
тенденция к произношению подобных сочетаний с первым твердым соглас-
ным. Данный процесс проявляет разную активность в различных группах
согласных, в разных морфемных позициях. Так, произношение двух мяг-
ких согласных более характерно для позиции внутри корня и стыка корня
и суффикса, менее типично для стыка служебного и знаменательного слова,
стыка приставки и корня.
В современном русском языке последовательно смягчаются зубные
перед мягкими зубными (исключая[л’]) и [н] перед [ч’] и [ш:’]: мо[с’т’]ик,
пра[з’н’]ик, зо[н’т’]ик, карм[н’ч’]ик, обма[н’ш̅ ’]ик. Однако в младшей произ-
носительной норме наблюдается произношение с первым твердым соглас-
ным на стыке приставки и корня, а также в начале корня: [сн’]ег, [ст’]екло,
по[д͡нн’]ять. Перед мягким [л’] в соответствии со старшей нормой произ-
носится мягкий согласный, в соответствии с младшей — твердый соглас-
ный: [с’л’]ед и [сл’]ед, по[с’л’]е и по[сл’]е, пе[т͡’л’л’]я и пе[͡тлл’]я.
В сочетаниях зубной + мягкий губной, губной + мягкий зубной, губной
+ мягкий губной, согласный + j первый согласный произносится мягко
по старшей норме и твердо — по младшей: [с’в’]етлый и [св’]етлый,
[ф’с’]який и [фс’]який, [в’б’]ить и [вб’]ить, се[м’j]я и се[мj]я.
Заднеязычные произносятся мягко перед последующими мягкими
заднеязычными: ле[х’к’]ий, мя[х’к’]ий.
Не происходит отвердения первого согласного в том случае, если он
является реализацией мягкой фонемы: гото[ф’] — гото[ф’т’] е, во[з’м]у —
во[з’м’]и.
2. На стыке корня и суффикса или суффикса и суффикса сочетание чн
может произноситься по-разному:
1) как [шн]: конечно (вводное слово), нарочно, скучно, яичница, скво-
речник, прачечная, очечник, подсвечник, горчичник, полуночник, тряпичник,
горячечный, сердечный (друг), шапочный (разбор), женские отчества типа
76
Кузьминична. Такое произношение было господствующим для всех слов,
в структуру которых входит это сочетание. Однако с середины XX в. про-
износительная норма изменилась, и теперь произношение только с [шн]
обязательно для ограниченного списка слов;
2) как [шн] в соответствии со старшей нормой и как [ч’н] — с млад-
шей: було[шн]ая и було[ч’н]ая, копее[шн]ый и копее[ч’н]ый, порядо[шн]ый
и порядо[ч’н]ый;
3) как [ч’н] в терминологической лексике и словах, вошедших в язык
во второй половине ХХ в.: ипоте[ч’н]ый, щело[ч’н]ой, трехгоди[ч’н]ый.
3. Как [шт] произносится сочетание чт в словах что (и в союзах, произ-
водных от этого местоимения), чтобы, ничто.
4. Не произносятся обычно согласные [т], [д] ([т’], [д’]) между зубными
или между зубными и [к]. Но в некоторых словах произношение этих соглас-
ных в указанной позиции сохраняется, ср. например: счас[]ливый и кос[т]
лявый, извёс[]ка и извёс[т]ка, пос[]ный и пос[т]ный, голлан[]ка и голлан[т]
ка. Наличие вариантов произношения обусловлено сосуществованием стар-
шей и младшей произносительной нормы: для старшей нормы характерно
«выпадение» согласного (т.е. реализация фонемы нулем звука), для млад-
шей — сохранение. В сочетании стк в настоящее время можно считать уста-
новившимся произношение [стк] — гимнастка, жёстко, поездка, хотя в речи
старшего поколения еще встречается произношение подобных слов без [т].

2.5. Íîðìû ïðîèçíîøåíèÿ îòäåëüíûõ ãðàììàòè÷åñêèõ ôîðì

1. Формы прилагательных мужского рода в именительном падеже


единственного числа имеют окончание [ы]й или [ъ]й. Более «древним»
является второй вариант произношения. В древнерусском языке позд-
него периода прилагательные в этой форме имели окончание -ой (молодóй,
стáрой), однако только к середине XIX в. под влиянием церковнославян-
ского языка, в котором прилагательные имели окончание -ый (младый,
стáрый), в русском языке установилось написание ударного окончания -ой
и безударного -ый. Произношение безударного гласного [ы] в окончании
прилагательных в этой форме закрепилось к началу ХХ в. В современном
русском языке в связи с усилением качественной редукции гласных верх-
него подъема снова появился произносительный вариант с безударным [ъ]:
стар[ъ]й друг.
2. До начала ХХ в. у прилагательных с основой на заднеязычный преоб-
ладало произношение с конечным твердым согласным основы и звуком [ъ]
в окончании именительного падежа единственного числа мужского рода:
ди[къ]й, стро[гъ]й, ти[хъ]й. В настоящее время господствует произноше-
ние с конечным мягким заднеязычным (мяг[к’и]й, поло[г’и]й, ти[х’и]й),
хотя по старшей норме и в сценической речи указанные формы прилага-
тельных сохраняют традиционное произношение с твердым заднеязычным.
3. Глаголы с суффиксом -ива- после основ на заднеязычную тоже
имеют два произносительных варианта: вскри[к’и]вать — вскри[къ]вать,
взма[х’и]вать — взма[хъ]вать, вздра[г’и]вать — вздра[гъ]вать. Первый
77
вариант, характерный для младшей произносительной нормы, стал преоб-
ладающим. Старомосковское произношение считается устаревшим.
4. В 3-м лице множественного числа глаголов II спряжения наряду с без-
ударным окончанием -ат/-ят может произноситься и окончание -ут/-ют,
что характерно для старшей произносительной нормы: хо[д’у]т, ле[ч’у]т,
слы[шу]т, держ[ут]ся. В настоящее время такое произношение характери-
зуется как устаревшее.
5. В начале ХХ в. возвратный постфикс -ся/-сь произносился с твер-
дым согласным: смею[с], смеял[съ], несем[съ] (однако в деепричастиях
с ударным суффиксом постфикс произносился мягко: смея[с’], держа[с’]).
В современном русском языке произношение постфикса является вариа-
тивным. Более последовательно твердый постфикс произносят предста-
вители старшего поколения. После [л] и мягкого [c’] варианты постфикса
считаются равноправными, в остальных случаях произношение с твердым
постфиксом признается устаревшим.

2.6. Íîðìû ïðîèçíîøåíèÿ çàèìñòâîâàííûõ ñëîâ


1. В начале ХХ в. во многих заимствованных словах произносился без-
ударный звук [о]: к[о]стюм, б[о]кáл, п[о]эт, с[о]нéт. Сейчас такое произ-
ношение не является обязательным, более того, оно признается манерным,
его рекомендуется избегать. Безударный гласный в большинстве заимство-
ванных слов произносится в соответствии с фонетическими законами рус-
ского языка. Произношение безударного [о] возможно в словах типа радио,
какао, адажио, т.е. в заударной позиции после гласных.
2. В заимствованных словах, начинающихся с э, возможны произноси-
тельные варианты. Если слово не освоено русским языком, имеет книж-
ный характер, то произносится начальный звук [э]: [э]мбрион, [э]скалация,
[э]ссе. В иноязычных словах, освоенных русским языком, в этой позиции
произносится звук [ие]: [ие]таж, [ие]кзамен, [ие]кран.
3. В русском языке перед <е> произносился только мягкий согласный
звук, и в заимствованных словах твердый согласный перед <е> заменялся
на мягкий: [т’é]ма, му[з’é]й, а[ф’é]ра. Однако сейчас подобная закономер-
ность утрачена. В некоторых заимствованных словах перед <е> произно-
сится твердый согласный (о[тэ]ль, ан[тэ]нна, мо[дэ]ль, ша[тэ]н), в неко-
торых — мягкий ([т’é] рмин, брю[н’é]т, [р’é]льс), в некоторых возможно
вариативное произношение ([д’ие]кан и [дыэ]кан, [с’é]йф и [сэ]йф).

Ïðàêòèêóì
Вопросы для повторения
1. Что такое орфоэпия? В чем заключается отличие орфоэпической нормы от фо-
нетического закона?
2. Какие разделы орфоэпии вам известны?
3. Какие примеры орфоэпических различий старшей и младшей произносительной
нормы вы можете привести?
4. Чем обусловлено появления орфоэпических вариантов?

78
Задание для размышления
Запишите свою непринужденную речь и чтение написанного текста.
Внимательно прослушайте записанную речь и ответьте на вопросы:
1. Различается ли ваше произношение при чтении и при неподготовленном раз-
говоре?
2. Чем объясняются различия, если таковые имеются?
3. Соответствует ли ваше произношение орфоэпическим нормам?
4. Есть ли в вашем произношении какие-нибудь черты старшей произносительной
нормы?
5. Как вы произносите сочетания согласный + мягкий согласный?
6. Как вы произносите безударные гласные верхнего подъема?
7. Есть ли в вашей речи характерные для разговорного стиля слова и формы
с полной редукцией гласных и согласных?

Задания для самостоятельной работы


1. Оцените соответствие произносительных вариантов современной орфоэпи-
ческой норме (равноправные/неравноправные; если неравноправные, то допусти-
мые/недопустимые, стилистически ограниченные / неограниченные).
Калоши — галоши, матрас — матрац, афера — афера, грунтовый — грун-
товой, мельком — мельком, дубрава — дуброва, сыпет — сыплет, кета —
кета, береста — берёста, тоннель — туннель, строгать — стругать, между-
городный — междугородний, мягонький — мяконький, бобр — бобёр,
белесый — белёсый.

2. Определите, как произносятся согласные перед звуком, обозначенным


буквой е.
Гипотеза, бассейн, брюнет, диспансер, реквием, термин, сервис, бизнес,
водевиль, хорей, декольте, ретро, термос, турне, кратер, тезис, шинель,
одессит, деградация, сессия, компьютер, дисплей, терапевт, кодекс, лазер,
стратегия, презент, фрейлина, бенефис, патент, бекон, бутерброд.

3. Как вы произносите слова судья, пьём, колосья, вьюк, семью, муравьи,


въезд, изъян, изъездить, разобью, подъехать? Какие орфоэпические нормы про-
изношения согласных перед [j] существуют в современном русском языке?

4. Есть ли в современном русском языке варианты произношения сочетаний


губных перед мягкими заднеязычными (лапки, громкие, сёмге, ловкий)?

5. В каких словах возможно произношение только [шн], в каких только [ч’н],


а в каких допустимы оба произносительных варианта?
Булочная, поточный, маскировочный, скучный, лавочник, античный,
алчный, пустячный, встречный, яичница, пшеничный, прачечная, речной,
скворечник, дачник, Ильинична, нарочно.

6. О какой произносительной норме свидетельствуют следующие написания фа-


милий и названий улиц: Рукавишников, Свешников, Калашников, Прянишников?

7. Расставьте правильно ударение в словах. В каких словах возможно вариа-


тивное ударение?

79
1. Холодность, кремень, туфля, черпать, унты, черкать, табу, свекла,
шасси, шмыгнуть, древко, сабо, столяр, остро.
2. Петля, порознь, недуг, эксперт, аспид, ржаветь, бармен, жерло,
коклюш, стартер, квартал, партер, сажень, вечеря, генезис.
3. Завидно, исподволь, жалюзи, надолго, огниво, кашлянуть, кухонный,
община, мастерски, диспансер, оптовый, некролог, плесневый, сливовый,
снадобье.
4. Согнутый, церковка, пригубить, пуловер, сторицей, заржаветь,
искриться, исчеркать, заговор, кашица, чистильщик, окислить, пурпурный,
арахис.
5. Углубить, ходатайство, комбайнер, газопровод, осведомить, каталог,
откупорить, отогнутый, облегчить, еретик, симметрия, баловать, избало-
ванный.

8. Расставьте правильно ударение в глаголах.


Пломбировать, гравировать, газировать, дозировать, маркировать, ниве-
лировать, премировать, бронировать, экипировать, нормировать.

Ëèòåðàòóðà
Аванесов, Р. И. Русское литературное произношение : [учеб. пособие для вузов] /
Р. И. Аванесов. — 6-е изд. — М. : ЛКИ, 2007. — (1-е изд.: Учпедгиз, 1954).
Каленчук, М. Л. Большой орфоэпический словарь русского языка. Литературное
произношение и ударение начала XXI века: норма и ее варианты : [более 80 000 слов] /
М. Л. Каленчук, Л. Л. Касаткин, Р. Ф. Касаткина; под ред. Л. Л. Касаткина. — М. : АСТ-
Пресс, 2012. — (см. доп.: Орфоэпический словарь русского языка. Произношение,
ударение, грамматические формы / под ред. Р. И. Аванесова. — М. : Рус. яз., 1985).
Касаткин, Л. Л. Современный русский язык. Фонетика / Л. Л. Касаткин. — М. :
Академия, 2014.
Панов, М. В. Русская фонетика / М. В. Панов. — М. : Просвещение, 1967.
Панов, М. В. Современный русский язык. Фонетика / М. В. Панов. — М. : Высш.
школа, 1979.
Современный русский язык : [учеб. пособие для вузов] / под ред.
В. А. Белошапковой. — М. : Высш. школа, 1989.
Ãëàâà 3.
ÃÐÀÔÈÊÀ. ÎÐÔÎÃÐÀÔÈß
В результате изучения данной главы студент должен:
знать:
• состав и особенности графической системы русского языка;
• принципы русской орфографии;
• основные вехи истории русской графики и орфографии;
уметь:
• четко определять соотношение фонемы, звука и буквы;
• использовать теоретические основы орфографии при письме и обучении право-
писанию;
владеть:
• методами графического и орфографического анализа слова;
• умением логически грамотно строить высказывания по различным вопросам
изучаемого раздела курса.

Ключевые термины и понятия: графика; графема; принципы русской графики;


орфография; орфограмма; принципы русской орфографии; история русской графики
и орфографии.

3.1. Ãðàôèêà
Графика (греч. gráphō — ‘пишу’) — 1) совокупность всех средств пись-
менности данного языка; 2) система соотношений между буквами и зву-
ками.
Основными средствами русской графики являются буквы и знаки пре-
пинания. Кроме того, к средствам графики относят дефис, знак ударения,
знак параграфа, апостроф, пробелы между словами, более крупные про-
белы между главами и параграфами, отступ (абзац), а также подчеркивание
и шрифтовые выделения — курсив, жирный шрифт, разрядка и др.
Совокупность букв данного языка, расположенных в определенном
порядке, называется алфавитом1, или азбукой. В современном русском
алфавите 33 буквы. Буквы, обозначающие гласные звуки, называются глас-
ными буквами. В русском алфавите 10 гласных букв: а, е, е, и, о, у, ы, э, ю,
я. Буквы, обозначающие согласные звуки, называются согласными буквами.
В русском алфавите 21 согласная буква: б, в, г, д, ж, з, й, к, л, м, н, п, р, с,

1 От названия двух первых букв греческого алфавита:  — альфа и новогреческого назва-


ния буквы  — вита. Древнегреческое название этой буквы — бета — встречается в назва-
ниях алфавита в европейских языках, например: Alphabet (нем.), alphabet (англ., фр.) и т.д.

81
т, ф, х, ц, ч, ш, щ. Буквы ъ и ь звуков не обозначают. Каждая буква имеет
индивидуальное название:

Буква Название Буква Название Буква Название


А а К ка Х ха
Б бэ Л эль Ц цэ
В вэ М эм Ч че
Г гэ Н эн Ш ша
Д дэ О о Щ ща
Е е П пэ Ъ твердый знак
Е е Р эр Ы ы
Ж жэ С эс Ь мягкий знак
З зэ Т тэ Э э (оборотное)
И и У у Ю ю
Й и краткое Ф эф Я я

Буквы имеют печатное и рукописное начертание, в каждом из начерта-


ний представлены две разновидности букв — строчная (малая) и пропис-
ная (большая, заглавная).

3.2. Îñíîâíûå ïðèíöèïû ðóññêîé ãðàôèêè


3.2.1. Фонемный принцип. Фонемное значение букв
В соответствии с фонемным (фонематическим) принципом буквы рус-
ского алфавита обозначают не звуки, а фонемы. Например, написание слова
подсказка не соответствует его произношению — [паъцскáскъ]: в написании
приставки используются буквы о и д, поскольку звуки [аъ] и [ц] являются
вариантами фонем соответственно <о> и <д>, в корне пишется буква з, так
как звук [с] является вариантом фонемы <з>.
Каждая буква (кроме ъ и ь) имеет фонемное значение, например фонем-
ное значение буквы а — <а>, буквы ы — <и>, буквы ж — <ж>. Однако
такое однозначное соотношение «буква — фонема» характерно далеко
не для всех букв русского языка. Так, буква т может обозначать фонему
<т> (например, там) или <т’> (например, тёрн). Буквы, которые во всех
позициях имеют одно и то же фонемное значение, называются однознач-
ными. Буквы, значение которых зависит от графической позиции, т.е. пози-
ции до или после того либо иного графического средства — буквы или про-
бела, называются двузначными.
К однозначным в русском языке относятся гласные буквы а, у, ы, э
(фонемное значение этих букв одинаково во всех позициях — <а>, <у>,
<и>, <е> соответственно) и согласные ж, й, ц, ч, ш, щ (фонемное значе-
ние — <ж>, <j>, <ц>, <ч>, <ш>, <ш̅ ’>), т.е. согласные буквы, обозначаю-
щие непарные по твердости/мягкости фонемы.
82
К двузначным гласным буквам относятся:
а) буквы е, ё, ю, я. Эти буквы обозначают: 1) гласную фонему <е>, <о>,
<у>, <а> соответственно в позиции после согласных (мел, лёд, люк, ряд); 2)
две фонемы <jе>, <jо>, <jу>, <jа> соответственно в следующих позициях:
— в абсолютном начале слова (ель, ёж, юг, яма);
— после гласных (знает, паёк, поют, пояс);
— после разделительных ъ и ь (пьеса, объём, бьющий, въявь);
б) буква и: 1) после согласных, после гласных и в абсолютном начале
слова фонемное значение этой буквы <и> (мир, поиск, имя); 2) после раз-
делительного ь буква и обозначает две фонемы — <jи> (чьи, соловьи);
в) буква о — она стала двузначной в связи с заимствованием из фран-
цузского и испанского языков слов типа бульон, эспаньолка: 1) во всех
позициях, кроме позиции после разделительного ь, фонемное значение
этой буквы <о> (осень, дом, пион); 2) после разделительного ь эта буква
обозначает фонемы <jо> (медальон, батальон).
К двузначным согласным буквам относятся согласные, обозначающие
парные по твердости/мягкости фонемы: б — <б> и <б’>, в — <в> и <в’>,
м — <м> и <м’> и т.д.1

3.2.2. Слоговой принцип. Диакритическое значение букв


Большинство букв русского алфавита двузначны. Подобно тому, как
различные значения многозначного слова актуализируются в некоем кон-
тексте за счет определенной лексической сочетаемости, значение двузнач-
ных букв выявляется в графическом контексте, предполагающем графи-
ческое окружение данной буквы, условия ее употребления в слове. Иначе
говоря, одно из значений двузначных букв «выбирается» языковым созна-
нием читающего благодаря определенному буквенному сочетанию. Едини-
цей чтения, таким образом, является слог, а одним из основных принципов
графики — слоговой (позиционный, или буквосочетательный) принцип,
в соответствии с которым фонемное значение буквы устанавливается
на основании ее позиции — сочетания с теми или иными предшествую-
щими либо последующими буквами или пробелом.
Так, в слове яма буква я обозначает две фонемы <jа>, а в слове ряд —
одну фонему <а> (и указывает, что предыдущая согласная буква обозна-
чает мягкую согласную фонему). Фонемное значение буквы я определяется
позицией: в первом случае эта буква стоит после пробела, во втором —
после согласной буквы.
Если в словах мол и мел закрыть две последние буквы, оставив видимой
только букву м, то мы не сможем сказать, твердую или мягкую фонему
она обозначает. Фонемное значение буквы м можно определить лишь по ее
позиции — перед той или иной следующей за ней буквой: перед буквой
о согласная буква обозначает твердую фонему <м>, а перед буквой е —
мягкую фонему <м’>.
В соответствии со слоговым (позиционным, буквосочетательным)
принципом буквы в русском языке имеют не только фонемное, но и диа-
1 Иное понимание терминов «однозначная» и «многозначная» буква см.: Касат-
кин Л. Л. Современный русский язык. Фонетика : учеб пособие. М., 2006. С. 228—231.

83
критическое значение, позволяющее дифференцировать значение предше-
ствующей или последующей двузначной буквы. Так, в слове мол фонемное
значение гласной буквы о — фонема <о>, диакритическое — уточнение зна-
чения предыдущей согласной буквы, а именно указание на то, что буква м
обозначает твердую фонему <м>; в слове мел фонемное значение буквы
е — фонема <о>, диакритическое — указание на то, что буква м обозначает
мягкую фонему <м’>.
Слоговой принцип русской графики действует при обозначении
на письме твердости/мягкости согласных фонем и при обозначении
фонемы <j>.

3.2.3. Обозначение на письме твердости/мягкости согласных фонем


В русском алфавите нет различных букв для обозначения парных
твердых или мягких согласных фонем: и твердая, и мягкая фонемы обо-
значаются одной и той же согласной буквой, поэтому твердость/мягкость
согласной фонемы обозначается последующей буквой или пробелом.
1. В позиции перед гласной твердость парной согласной фонемы обо-
значается буквами а, о, у, ы, э: пар — <па>р, гром — г<ро>м, зуб — <зу>б,
дым — <ди>м, сэр — <се>р. Мягкость парной согласной фонемы обо-
значается последующими гласными буквами я, ё, ю, и: пять — <п’а>ть,
тёплый — <т’о>плый, блюдо — б<л’у>до, мир — <м’и>р.
Особого замечания требует буква е. В исконно русских словах она про-
должает обозначать мягкость предшествующей согласной фонемы: небо —
<н’е>бо, песок — <п’е>сок, река — <р’е>ка. Однако в заимствованных
словах буква е не указывает на качество предыдущей согласной: теннис —
т <те>, патент — <т’е>, сейф — <се> и <с’е>. Таким образом, вопрос
о наличии диакритического значения у буквы е может быть решен двояко:
1) буква е имеет диакритическое значение (т.е. уточняет значение пре-
дыдущей согласной буквы) в исконно русских словах и не имеет диакри-
тического значения в заимствованных словах;
2) буква е утратила диакритическое значение (ср. дело <д’> — модель
<д>, тело <т’> — ателье <т>, кофе <ф’> — кафе <ф>).
2. В позиции перед согласной буквой мягкость предшествующей соглас-
ной обозначается буквой ь, твердость — последующей согласной буквой:
тесьма <с’> — смола <с>, зорька <р’> — зорко <р>.
3. На конце слова мягкость согласной обозначается последующей бук-
вой ь, твердость — самой границей слова (пробелом, знаком препинания
или концом строки): конь <н’> — кон <н>, мель <л’> — мел <л>.

3.2.4. Обозначение на письме фонемы <j>


Фонема <j> на письме может обозначаться различными способами
в зависимости от того, какую позицию в слове она занимает.
1. Буквой й фонема <j> обозначается на конце слова и в позиции после
гласной перед согласной: мой, ручей, чайка, хвойный. В заимствованных
словах фонема <j> может обозначаться буквой й и в позиции перед глас-
ной: йога, Нью-Йорк, фойе, майор, майя.
84
2. Буквами е, ё, ю, я фонема <j> обозначается в позициях абсолютного
начала слова (егерь — <jе>, ёж — <jо>, юмор — <jу>, яблоко — <jа>), после
гласной (твоей — <jе>, поём — <jо>, уют — <jу>, маяк — <jа>), после
согласной перед гласной с помощью разделительных ъ и ь (съест, объём,
адъютант, въявь; статье, прибьёт, вьюга, дьякон).
3. Буквами и и о (в некоторых заимствованных словах) фонема <j>
обозначается в позиции после согласного перед гласным с помощью раз-
делительного мягкого знака: лисьи, воробьи, чьи — <jи>, шампиньон, лосьон,
почтальон — <jо>.

3.2.5. Отступление от слогового принципа графики


Отступлением от слогового принципа русской графики является напи-
сание гласных после шипящих (ж, ш, ц, ч, щ).
Фонемы <ж>, <ш>, <ц> в русском языке непарные твердые, следо-
вательно, после букв, обозначающих эти фонемы, должны употребляться
только такие гласные буквы, которые не обозначают мягкость предше-
ствующего согласного. Это буквы а, о, у, ы, э. Однако после букв ж, ш, ц
пишутся и буквы е, и и в основном ё: жена, жёлтый, жить, шесть, шёлк,
ширь, цель, цирк.
Фонемы <ч’>, <ш̅ ’> — непарные мягкие, следовательно, после букв,
которые обозначают на письме эти фонемы, должны употребляться буквы,
не обозначающие твердость предшествующего согласного. Написание
после букв ч, щ букв а, у (чаща, щука, чудо) является отступлением от сло-
гового принципа графики.
Нарушения слогового принципа объясняются тем, что все буквы, кото-
рые обозначают шипящие на письме, однозначные и уточнять их значение
последующей буквой не нужно. Почему выбирается именно такое написа-
ние: же, жи, ча, чу и т.д.? Основной принцип графики — фонемный, в связи
с чем выбирается гласная буква, обозначающая основной вид фонемы.
Написание же в некоторых случаях букв ы после ц, а также ю, о после ж
и ш регулируется специальными правилами орфографии (или для ряда
иноязычных имен собственных типа Цюрих, Чжэнь, Шяуляй, Чюрлёнис
и т.п. закреплено традицией), так что графического правила в отношении
подобных написаний не существует.

3.2.6. Значения букв Ъ и Ь


Буквы ъ и ь не обозначают фонем, следовательно, не имеют фонемного
значения. Их значение только диакритическое.
Буква ъ однозначная. Она сигнализирует, что последующая гласная
буква е, ё, ю, я обозначает две фонемы — <jе>, <jо>, <jу>, <jа> соответ-
ственно: подъехать, съёжиться, конъюнктура, съязвить. Употребление
буквы ъ регулируется правилами орфографии.
Буква ь многозначная, она имеет два диакритических значения:
1) в позиции после согласного перед пробелом и между согласными ь
уточняет значение предшествующей согласной буквы, обозначающей пар-
ную по твердости/мягкости фонему: пять — <т’>, просьба — <с’>;
85
2) в позиции после согласной буквы перед гласными е, ё, ю, я буква
ь сигнализирует о том, что последующая гласная буква обозначает две
фонемы — фонему <j> и соответствующую гласную фонему.
Буква ь пишется в абсолютном конце слова и после согласных ж, ш,
ч, щ: рожь, читаешь, стричь, помощь. С точки зрения графики употребле-
ние ь в этой позиции не нужно: мягкость согласных <ч’> и <ш̅ ’> не нуж-
дается в дополнительном уточнении, а употребление ь после букв ж и ш,
обозначающих непарные твердые фонемы <ж> и <ш>, нарушает слоговой
принцип. Буква ь в этих случаях не имеет диакритического значения, она
выполняет грамматическую функцию.

3.3. Îðôîãðàôèÿ
Орфография (от греч. orthós — ‘правильный’ и gráphō — ‘пишу’) бук-
вально означает правописание, т.е. правильное, соответствующее нормам
данного языка письмо. Вместе с тем значение приведенных терминов раз-
лично: правописание предполагает не только правильное написание слов,
но и правильную расстановку знаков препинания.
Русская орфография как система правил о написании слов включает
пять основных разделов:
1) передача буквами фонемного состава слов и морфем;
2) слитное, дефисное и раздельное написание слов;
3) употребление прописных и строчных букв;
4) перенос слов с одной строки на другую;
5) написание графических сокращений.
Для каждого раздела орфографии характерны свои принципы — общие
основания для правильного написания слов в том случае, если есть выбор,
предоставляемый графикой. Место в слове, где возможен выбор из несколь-
ких написаний, называется орфограммой.

3.3.1. Передача буквами фонемного состава слов и морфем


Это основной раздел орфографии. Он непосредственно связан с гра-
фикой, поскольку тоже устанавливает соответствие между буквой и фоне-
мой, хотя графика определяет фонемное значение буквы безотносительно
к тому, в сильной или слабой позиции находится фонема. Графика пре-
доставляет возможности буквенного обозначения той или иной фонемы.
Орфография же устанавливает, какая именно фонема находится в сигни-
фикативно слабой позиции, и как бы выбирает одно из возможных обо-
значений. Например, с точки зрения графики безразлично, буква о или
а будет написана в корне слова домой: ведь обе гласные буквы обозначают
одну гласную фонему и твердость предыдущей согласной. Однако если
поставить гласную фонему первого предударного слога в сигнификативно
сильную позицию — дом, то становится ясно, что в корне слова а-образным
звуком реализована фонема <о> и из двух возможных написаний орфогра-
фия «выбирает» написание буквы о в корне.
Основной принцип данного раздела орфографии — фонемный (фоне-
матический): одна и та же буква обозначает фонему в составе той либо
86
иной морфемы как в сигнификативно слабой, так и в сигнификативно силь-
ной позиции. В соответствии с этим принципом в русском языке пишется
подавляющее большинство орфограмм: безударные проверяемые гласные
в корне, проверяемые согласные в корне, гласные и согласные в пристав-
ках, гласные в суффиксах и окончаниях.
Так, в слове варежка для обозначения согласной фонемы в сигни-
фикативно слабой позиции мы выбираем букву ж, поскольку проверка
по сигнификативно сильной позиции — варежек — устанавливает, что
звуком [ш] в этом слове реализована фонема <ж>. В словах раскрасьте
и мостик произносится сочетание [с’т’], однако в первом слове мы пишем
ь, а во втором — нет. Почему? Дело в том, что в слове раскрасьте перед
-те стоит мягкая фонема <с’>, устанавливаемая по сильной позиции —
раскрась, а в слове мостик мягкость [с’] позиционна, несамостоятельна:
мост, мостки — [ст]. Самостоятельную мягкость фонемы мы и обозначаем
на письме буквой ь.
В слове отдать мы пишем приставку от-, так как звуками [аъ] и [д͕ ]
реализованы фонемы <о> и <т>: отдан, отмыть. В суффиксе прилага-
тельного кожаный мы пишем гласную букву а, поскольку проверка пока-
зывает, что в данном суффиксе реализована фонема <а>: песч-ан-ый.
Почему орфографическое правило требует, например, писать в окончаниях
существительных I склонения в родительном падеже букву и, а в датель-
ном и предложном падежах — букву е: у дороги, по дороге, о дороге? Если
подобрать для проверки другие существительные того же склонения,
но с ударным окончанием (при этом гласная окончания будет находиться
в сигнификативно сильной позиции), то можно убедиться, что заударные
редуцированные реализуют в родительном падеже фонему <и>, а в датель-
ном и предложном падежах — фонему <е>: у реки, по реке, о реке.
Фонемный принцип орфографии обеспечивает единообразное написа-
ние слов и морфем.

Определение понятия
«Фонематическое письмо — это такое, в котором одни и те же буквы алфавита
обозначают фонему во всех ее видоизменениях, как бы она ни звучала в том или ином
фонетическом положении. При этом видоизменения фонемы обозначаются на письме
по ее основному значению, которое обнаруживается в фонетических положениях, где
качество звучания фонем не обусловлено. В результате получается то, что каждая
морфема, коль скоро она содержит одни и те же фонемы, пишется всегда одинаково»1.

Традиционный принцип русской орфографии действует в тех случаях,


когда фонему, находящуюся в сигнификативно слабой позиции, нельзя
проверить по сигнификативно сильной позиции или возможны две про-
верки. В этих случаях устанавливается написание, закрепленное традицией.
Например, в словах бетон и бидон в безударном слоге корня произносится
одинаковый гласный звук. Проверить фонему по сигнификативно сильной
1 Ильинская И. С., Сидоров В. Н. Современное русское правописание // Ученые записки
Московского городского педагогического института им. В. П. Потемкина. Т. 22 : Кафедра
русского языка. Вып. 2. М., 1953. С. 8.

87
позиции нельзя. Выбор букв е или и в этих словах не обусловлен фонем-
ным соответствием, а закреплен традицией. Слова с традиционным напи-
санием нужно запоминать. В корнях слов наклониться, склонение пишется
буква о, хотя в сильной позиции возможна и фонема <о>, и фонема <а>:
поклон, кланяться. Выбор буквы о в безударном корне -клон- обусловлен
традицией, зависящей от истории русского языка.
Легко заметить, что в соответствии с традиционным принципом пишутся
непроверяемые гласные и согласные (так называемые словарные слова)
и чередующиеся безударные гласные в корне. В большинстве случаев тра-
диционный принцип орфографии дополняет фонемный принцип, но ино-
гда вступает с ним в противоречие. Например, в окончаниях прилагатель-
ных в форме родительного падежа единственного числа пишется окончание
-ого/-его (нужного, лишнего), хотя фонемный состав окончаний <ово>.
Противоречит фонемному принципу написание корней с чередующи-
мися безударными гласными:
а) -гар-/-гор-, — плав/-плов-: проверка по сигнификативно сильной
позиции показывает, что в этих корнях гласная фонема <а> (загар, пла-
вать), однако в безударном положении пишутся и буква а, и буква о (заго-
рать, гореть, пригарь; плавучий, плавник, пловец);
б) -лаг-/-лож-: в безударном положении в этих корнях так же, как
и в предыдущем случае, пишется то буква а, то буква о (излагать, прила-
гать, предложение), но по сигнификативно сильной позиции для корней
-лаг-/-лож- устанавливается фонема <о> (подложный, заложенный).
Таким образом, традиционный принцип предполагает, что при написании
буква либо не соответствует фонеме в сигнификативно сильной позиции
(гореть — гарь — <гар’éт’>, большого — <бол’шóво>), либо соответствует
гиперфонеме (балкон –<ба/олкóн>, заря — зарево, зори — <за/ор’á>).
Фонетический принцип орфографии предполагает, что буква на письме
обозначает не фонему, а звук. По фонетическому принципу пишутся при-
ставки на з/с — без-/бес-, вз-/вс-, из-/ис- и т.п. В этих приставках конечная
согласная фонема, устанавливаемая по сигнификативно сильной пози-
ции, — <з>: безоблачный, взлететь, излучать. Написание приставок с бук-
вой с осуществляется по фонетическому принципу: бесконечный, всплес-
нуть, использовать; буква в этом случае соответствует не фонеме, а звуку.
Научная дискуссия
Следует, однако, отметить, что фонетический принцип в написании подобных
приставок проводится непоследовательно, ср.: безвкусный [сфк], безжалостный [ж:],
исчерпать [ш’ч’] или [ш:’]. Л. Л. Касаткин относит эти написания к традиционным.

По фонетическому принципу пишется приставка раз (с) -/роз (с) -:


разыграть — розыгрыш, разыскать — розыск, рассказать — россказни.
Гласная фонема в этой приставке <о>, но в безударном положении в соот-
ветствии с произношением пишется буква а.
В некоторых заимствованных словах передается на письме оглуше-
ние согласного: транскрибировать, но транскрипция; абстрагировать,
но абстракция.

88
По фонетическому принципу пишется буква ы после ц в суффиксах
и окончаниях — лисицын, спицы, куцый, а также в корнях некоторых слов —
цыган, цыпленок, на цыпочках, цыц.
Морфематический принцип действует в некоторых случаях в целях
сохранения единообразного написания морфем. Так, в однокоренных сло-
вах дешёвый — дешевле, щёлка — щель после шипящих чередуются фонемы
<о> и <е>. Для обозначения фонемы <о> выбирается буква ё, а не о, чтобы
сохранить графическое единообразие корня. С целью обеспечения единоо-
бразия буква ё после шипящих используется в написании окончаний гла-
голов: бережёт, печёт, стережёт — прячет, вяжет.
В соответствии с морфематическим принципом пишется буква и после
иноязычных приставок на согласную и во второй части сложносокращен-
ных слов: дезинфекция, контригра, пединститут (ср. сыграть, предысто-
рия). Такое написание позволяет сохранить графическое единообразие
корня и более четко отразить границу между приставкой и корнем. Отме-
тим, что в данном случае морфематический принцип не противоречит
фонемному, хотя и нарушает слоговой принцип графики.
Дифференцирующие написания различают на письме слова, имеющие
одинаковый фонемный состав: тушь — туш, компания — кампания, ожог —
ожёг, Орёл — орёл.

3.3.2. Слитные, раздельные и дефисные написания


По общему правилу, определяющему слитное или раздельное написа-
ние слов, части слова пишутся слитно, а разные слова — раздельно. Однако
частные правила этого раздела — одни из самых трудных, что связано
со сложностью проблемы разграничения слова и словосочетания, с несо-
гласованностью правил данного раздела. Основными принципами данного
раздела являются лексико-синтаксический и словообразовательный.
Для переходных случаев введены дефисные написания. Так, ком-
поненты сложных слов могут иметь тесную смысловую связь, а могут
сохранять некоторую независимость: кисломолочный, но кисло-сладкий.
В сопоставлении со слитным написанием дефис — разделительный знак,
в сопоставлении с раздельным написанием — соединительный.
Лексико-синтаксический принцип определяет слитное или раздель-
ное написание сложных слов и словосочетаний, омонимичных друг другу;
слитное написание наречий и раздельное написание омонимичных им
сочетаний служебного и знаменательного слов, а также правописание
не с различными частями речи. Ср.: высокопоставленный чиновник — высоко
поставленный светильник, помните тот час — тотчас пришел; опаздывал
на встречу — шел нам навстречу, нерешенная задача — не решенная вовремя
задача.
Словообразовательный принцип регламентирует слитное или дефис-
ное написание сложных прилагательных и существительных.
Сложные существительные, имеющие в своем составе соединитель-
ную гласную, пишутся слитно, а через дефис пишутся существительные
без соединительной гласной: лесостепь, луноход, солнцестояние — кассир-
контролер, киловатт-час, гамма-излучение. Исключение составляют суще-
89
ствительные, обозначающие промежуточные стороны света (юго-запад,
северо-восток), и некоторые другие, например: бортинженер, омметр
(не имеющие соединительной гласной сложные существительные с первой
частью борт- или второй частью -метр), составные единицы измерения
тонно-километр, человеко-день.
Слитно пишутся сложносокращенные существительные, т.е. существи-
тельные, способом словообразования которых являются различные виды
аббревиации: спецзадание, Сибнефть, госзаказ, спецкор (в таких существи-
тельных нет соединительной гласной, но они пишутся слитно, потому что
это сложносокращенные слова — слоговые или слогословные аббревиа-
туры).
Для слитного/дефисного написания сложных прилагательных имеет
значение не наличие/отсутствие соединительной гласной, а в большин-
стве случаев характеристика производящей базы. Если производящая база
представляет собой словосочетание с подчинительной связью между эле-
ментами, то сложное производное прилагательное пишется слитно: мел-
кооптовый (‘продающийся мелким оптом’), длинноволосый (‘с длинными
волосами’), вышеуказанный (‘указанный выше’). Если же производящей
базой является сочетание слов, не связанных подчинительной связью,
то сложное производное прилагательное пишется через дефис: торгово-
промышленный, вопросно-ответный, жюль-верновский. Кроме того, через
дефис пишутся сложные прилагательные, образованные суффиксальным
способом от дефисных существительных: Нью-Йорк — нью-йоркский,
унтер-офицер — унтер-офицерский, дизель-мотор — дизель-моторный.
По традиционному принципу в разделе слитных/дефисных написаний
пишутся:
1) слова, являющиеся исключениями из правил о слитном или дефис-
ном написании сложных слов (газонефтяной — газ, нефть; церковнославян-
ский — церковный славянский);
2) многие наречные выражения (под стать, с кондачка; на боковую,
но наудалую; в открытую, но вслепую);
3) производные предлоги (в течение, в силу, но вследствие, ввиду).
Традиционные написания нужно запомнить, а в случае затруднений
следует обращаться к словарю.

3.3.3. Употребление прописных и строчных букв


Прописные буквы употребляются в русском языке в двух случаях:
1) для выделения определенных позиций текста — заглавия, начала
предложения или начала стихотворной строки, начала отдельных рубрик
при перечислении;
2) для выделения собственных имен и наименований.
Употребление прописной буквы в первом случае связано с выделением
отдельных элементов структуры текста и опирается на синтаксический
принцип. Во втором случае ведущим является лексико-грамматический
(морфолого-семантический) принцип, который регламентирует употре-
бление прописной буквы в именах собственных и в составных собственных
наименованиях. По общему правилу имена собственные пишутся с про-
90
писной буквы, имена нарицательные — со строчной. Имена собственные
могут переходить в разряд нарицательных, а имена нарицательные — в раз-
ряд собственных. Эти переходы отражаются на написании: дружок — Дру-
жок (кличка), горький — Горький (псевдоним), клин — Клин (город); Рент-
ген (фамилия) — рентген (единица измерения), Капри (остров) — капри
(фасон брюк) и т.п. Прописная буква используется и в тех случаях, когда
нарицательные существительные наделены особой патетикой: Человек,
Отчизна, Мир, Братство.
Употребление прописной буквы в составных собственных наименова-
ниях регламентируется рядом орфографических правил, в которых можно
выделить общие основания. Так, со строчной буквы пишется родовое
наименование, а с прописной — видовое (созвездие Гончих Псов, остров
Земля Франца Иосифа, Чистые пруды; Федька Рваное Ухо, мистер Чистые
Руки). В названиях учреждений и организаций с прописной буквы обычно
пишутся первое слово и входящие в состав этих названий собственные
наименования (Московский городской совет профсоюзов, Государственный
академический Большой театр). В названиях важнейших международных
и высших правительственных организаций и органов управления с пропис-
ной буквы пишутся все слова (Организация Объединенных Наций, Совет
Федерации, Государственная Дума).
С обозначением единичного предмета, явления или ряда им подобных
связано употребление прописной буквы в слоговых и звуковых аббревиа-
турах: военкомат, спецкор, облздравотдел — Госдума, Мосгаз, Ростелеком;
вуз, загс — ООН, МИД. Однако в буквенных аббревиатурах используются
только прописные буквы вне зависимости от того, собственным или нари-
цательным наименованием является такая аббревиатура: АТС, ПТУ, ЧП —
РФ, ВДНХ. По традиции прописные буквы используются в написании зву-
ковых аббревиатур ГЭС, ТЭЦ, НИИ и некоторых других.

3.3.4. Перенос части слова с одной строки на другую


В основе правил переноса лежат фонетический и морфемный прин-
ципы.
Слова для переноса делятся на слоги: мо-локо, моло-ко. Нельзя пере-
носить часть слова, не являющуюся слогом, т.е. не содержащую гласной
буквы. Например, нельзя перенести на другую строку конечное консонант-
ное сочетание в слове молодость.
Фонетический принцип ограничивается запретом переносить слог,
состоящий из одной гласной буквы: обла-ко, си-няя. Условность этого
принципа связана с тем, что при наличии в слове консонантных сочетаний
деление слова для переноса не совпадает с делением слова на фонетиче-
ские слоги. Так, в соответствии с правилами слогораздела выделяются два
открытых слога в слове сестра — се-стра, но для переноса это слово может
быть разделено следующим образом: се-стра, сес-тра, сест-ра.
В соответствии с морфемным принципом при переносе слова деление
проходит между двумя приставками, между приставкой и корнем, между
частями сложных слов: на-при-думать, рас-крыть, со-гнуть, двух-этажный.
Однако если после приставки корень начинается с буквы ы, то морфемный
91
принцип нарушается, так как нельзя переносить часть слова, начинающу-
юся с этой буквы: ра-зыграть, пре-дыстория.
Кроме того, нельзя переносить часть слова, начинающуюся с букв ъ, ь, й.

3.3.5. Графические сокращения


В соответствии со способами оформления (вслед за Л. Л. Касаткиным)
выделяют следующие виды графических сокращений:
1) точечные: г. — год, сб. — суббота, п. — пункт;
2) дефисные: р-н — район, ф-ка — фабрика;
3) косолинейные: х/б — хлопчатобумажный, м/с — метров в секунду;
4) нулевые: с — секунда, м — метр;
5) комбинированные: ж. — д. — железнодорожный (дефисное и точеч-
ное), об/мин — оборотов в минуту (косолинейное и точечное).
По структуре графические сокращения могут быть многобуквенными
(млн — миллион, пн. — понедельник) и однобуквенными (г – грамм, т —
тонна).
Способ оформления графического сокращения определяется как струк-
турой самого сокращения, так и сокращаемой лексической единицы. Мно-
гобуквенные сокращения всегда точечные: мин. — минута, сек. — секунда
(однако в контексте физической задачи те же сокращения названий единиц
физических величин будут нулевыми: мин, сек (с)), пос. — поселок, проф. —
профессор. Многобуквенные кольцевые сокращения являются дефисными:
з-д — завод, ун-т — университет. Однобуквенные сокращения могут быть
точечными (с. — страница, в. — век) или нулевыми, если это единицы изме-
рения физических величин (л – литр, ч — час). Если сокращаемая единица
представляет собой словосочетание или сложное слово, то выбирается
косолинейное или комбинированное сокращение: с/х — сельскохозяй-
ственный, км/ч — километров в час.

Ïðàêòèêóì
Вопросы для повторения
1. Что изучает графика?
2. Из каких элементов состоит графическое значение буквы?
3. Сравните разные интерпретации термина двузначная буква. Какие особенности
русской графики отражает каждая из интерпретаций?
4. Каковы основные принципы русской графики?
5. Какой принцип русской графики связан с обозначением на письме твердости/
мягкости согласных фонем?
6. В чем различие предмета и задач графики и орфографии?
7. Что такое орфограмма?
8. В чем состоит основное различие действия фонематического принципа в гра-
фике и в орфографии?
9. Какое написание противоречат фонематическому принципу орфографии?

Задания для размышления


1. Приведенные ниже слова содержат мягкие согласные звуки. Укажите, в ка-
ких случаях мягкость согласных графически обозначена (уточните, как именно),
а в каких — не обозначена (объясните почему).

92
Сочинять, шерсть, дрожь, жизнь, жемчуг, машина, брошь, бантик, щука, ёжиться,
тема, ручной, лучше, ходьба, скучно

2. С точки зрения Московской фонологической школы основной принцип рус-


ской орфографии — фонемный (фонематический). Какой принцип орфографии
признается ведущим с позиций Ленинградской фонологической школы и почему?

3. По словам Л. В. Щербы, «писать безграмотно — значит посягать на время


людей, к которым мы адресуемся». Прочитайте текст, написанный без соблюдения
правил орфографии. Заметьте по часам, сколько времени понадобилось на его
прочтение. Запишите текст в соответствии с современными орфографическими
нормами, отметьте случаи допущенных в «неорфографической» записи ошибок
на месте теоретических орфограмм.
Никакдаветь низнаиш, кокда блистнёд испадристнитс лукавый всглят, какда
пакажуццо в дали башьни низнокомаво горада и зо кочайутца ногаррезоньти мачь-
ты тежолых кароблей, кокийи зьтехи придуд фголаву привиди гразы, бушуйусчей
надальпоми, итчей голаз прапайод тибе, кагдражазчий калакольдчиг, песянку ани-
розпусьтифшый се любви.

4. Почему чередование [з] / [ж] (рассказать — расскажу) передается на письме,


а чередование [з] / [с] (рассказать — рассказ) не передается?

5. Являются ли приведенные ниже написания отступлениями от морфемного


(морфологического) принципа? Есть ли в этих написаниях нарушение фонемати-
ческого принципа орфографии?
Рука — ручной, друг — друзья, отпустить — отпущу — отпускать, сухой — су-
шить — высох.

6. В приведенных ниже словах выделенные фонемы находятся в сигнификатив-


но сильных позициях, однако при выборе буквы для их обозначения возможны
орфографические ошибки. Почему? Какими принципами орфографии регулиру-
ется написание этих слов?
Учу, плащом, чашка, щеки, цыган, коржик, течёт.

7. По известному орфографическому правилу в корнях с чередованием е//и


буква и пишется в том случае, если после корня есть суффикс -а-. В каких парах
приведенных ниже глаголов чередование букв е//и является только орфографи-
ческим, а в каких отражает реально существующие чередования фонем?
Убирать — уберу, растирать — растереть, расстилать — расстелить, блистать —
блеснуть, удирать — удеру, разжигать — разжечь, вычитать — вычесть.

8. Почему словами втаптывать, спрашивать, настаивать, забрасывать,


разнашивать нельзя проверять безударную гласную в однокоренных словах:
топтать, спросить, настоять, бросать, разносить?

9. На вопрос, почему в слове отпустить пишется приставка от-, учащиеся


обычно отвечают, что приставки ат- в русском языке нет. Это верно. Но почему
в русском языке нет такой приставки?

10. Все школьники знают, что в сочетаниях чк, чн, щк, щн буква ь не пишется.
А почему? По этой же или по другой причине не пишется буква ь в сочетаниях нч, нщ?

93
Задания для самостоятельной работы
1. В приведенных ниже словах одной чертой подчеркните однозначные, двумя
чертами — двузначные буквы.
Цыпленок, величайший, помощник, дружба, льющийся, эспаньолка, изъять.

2. Слова, в которых есть фонема <j>, сгруппируйте на основании способа обо-


значения данной фонемы на письме.
Вьюга, юность, любовь, лёд, кайма, каньон, ружьё, люди, окраина, моя, мои,
ночью, Связьинвест, йод, объявление, вяленый, выемка, поиграть, рыбьи, майонез,
роют, бельэтаж.

3. Выпишите слова, в которых наблюдается нарушение слогового принципа


графики.
Ветер, жёлтый, яблоко, широкий, пояс, огурцы, похожи, садится, солнце, огни,
борщом, чаша, озера, больше, чёрный, тушь, насыщенный, шуршит, настоящий, де-
шёвый, свойство, чудесный, отражение, цвет, отрежь, сыграть, панцирь.

4. Определите значение буквы ь.


Пульс, молодёжь, смеяться, навзничь, шьёт, прятать, прячь, борьба, шиньон.

5. Определите значение (фонемное и диакритическое, если есть) выделенных


букв.
Начёс, пыль, заяц, кепка, чужой, вьюн, цепь, ясень, настежь.

6. В каких словах пробелы имеют графическое значение?


Пирог, пляж, домой, искра, юность, облако, ключ, ягодник, успех, довод, земля,
морковь, плющ, прут, пруд, абажур, эхо, ехать.

7. Выполните по образцу графический анализ слов.


Образец:
#ёжик#
Буква Возможное фонем- Фонемное значение Диакритическое значение
ное значение в данной позиции
# Уточняет значение последу-
ющей гласной буквы
ё <о> или <jо> <jо> Не имеет
ж <ж> <ж> Уточняет значение последу-
ющей гласной буквы
и <и> или <jи> <и> Не имеет
к <к> или <к’> <к> Не имеет
# Уточняет значение предыду-
щей согласной буквы

Гвоздь, ямщик, белеют, арбуз, окошки, почтальон, темп, мышь, круг, солнце, юр-
кий, настежь, подъезд, обезьяна, раньше, ёлка, камыши.

8. Выступающий с докладом назвал свою фамилию: [гълаъскуцк’ий]. Как может


быть записана его фамилия в протоколе конференции?

94
9. Каково орфографическое правило написания корня -р… с-/-р… ст-/-р… щ-?
Какая гласная фонема входит в состав данного корня? Назовите принцип орфо-
графии, в соответствии с которым пишется гласная в этом корне.

10. В соответствии с каким принципом орфографии пишется гласная в корне


слов загорелый, угореть, выгорать? Ответ обоснуйте.

11. Определите фонемный состав корня слов касаться, коснуться, касатель-


ная, прикосновение. В соответствии с каким принципом орфографии пишется
безударная гласная в этом корне?

12. Докажите, что гласные в русских приставках (кроме раз(с)-/роз(с)-) пи-


шутся по фонематическому принципу.

13. Почему написание приставки в слове преступление нельзя проверить сло-


вом приступ?

14. Как было бы написано слово распрямить, если бы в русском языке все
орфограммы писались по фонематическому принципу?

15. Объясните причины орфографических ошибок в следующих написаниях:


*веснущатый, *досчатый, *пещинка, *брущатка, *упусчение.

16. В соответствии с каким принципом пишется согласная буква т в словах


вестник, дилетантский, агентство, прелестный, свистнуть? Почему некото-
рые пишут лишнюю букву т в словах ровесник, ужасный, опасность? Почему
возможно ошибочное написание *блестнуть?

17. Орфографическими ли являются ошибки в написаниях *константировать,


*инциндент, *экскалатор, *компроментировать, *инденфицировать?

18. В соответствии с какими принципами орфографии пишутся орфограммы


в следующих словах?
Белого, раскроешь, загорели, поклонится, облегчить, настоянный, на варежке,
приближается, выровнять, чёткими.

Ëèòåðàòóðà
Бодуэн де Куртенэ, И. А. Об отношении русского письма к русскому языку //
Бодуэн де Куртенэ, И. А. Избранные труды по общему языкознанию : в 2 т. /
И. А. Бодуэн де Куртенэ. — Т. 2. — М. : Изд-во АН СССР, 1963. — С. 40—82.
Зиндер, Л. Р. Очерк общей теории письма / Л. Р. Зиндер. — Л. : Наука, 1987.
Иванова, В. Ф. Современная русская орфография : [учеб. пособие для студентов-
филологов] / В. Ф. Иванова. — М. : Высш. школа, 1991.
Иванова, В. Ф. Современный русский язык. Графика и орфография : [учеб. посо-
бие для вузов] / В. Ф. Иванова. — М. : Просвещение, 1966.
Касаткин, Л. Л. Современный русский язык. Фонетика / Л. Л. Касаткин. — М. :
Академия, 2014.
Кузьмина, С. М. Теория русской орфографии. Орфография в ее отношении к фо-
нетике и фонологии / С. М. Кузьмина. — М. : Наука, 1981.
О современной русской орфографии : сб. ст. / отв. ред. В. В. Виноградов. — М. :
Наука, 1964.

95
Обзор предложений по усовершенствованию русской орфографии (XVIII—
$5X вв.) / Б. З. Букчина, Н. А. Еськова, Л. П. Калакуцкая [и др.]; [рук. работы
М. В. Панов]. — М. : Наука, 1965.
Орфография и русский язык / отв. ред. И. С. Ильинская. — М. : Наука, 1966.
Панов, М. В. Занимательная орфография / М. В. Панов. — М. : Просвещение, 1984.
Панов, М. В. И все-таки она хорошая! Рассказ о русской орфографии /
М. В. Панов. — М. Наука, 1964.
Шапиро, А. Б. Русское правописание / А. Б. Шапиро. — М. : Изд-во АН СССР, 1961.
Щерба, Л. В. Теория русского письма / Л. В. Щерба. — Л. : Наука, 1983.

Îáðàçåö çà÷åòíîé êîíòðîëüíîé ðàáîòû


(ïðàêòè÷åñêîãî çàäàíèÿ íà ýêçàìåí) ïî òåìàì
«Ôîíåòèêà. Ôîíîëîãèÿ», «Îðôîýïèÿ», «Ãðàôèêà. Îðôîãðàôèÿ»
1. Затранскрибируйте текст.
Над долиной (1) сноп огней… [нъд͕ даъл’инъи̯ снóп аъгн’éи̯ //
Рдеет пламенем над ней он — (2) рд’éи̯ ьт пла^˙м’ьн’ьм наъд͡’н’ н’éи̯ он//
В горне бронзовых лучей в гóрн’ь брóнзъвых луч’éи̯ //
Загорелый Эрехтейон… зъгаър’éлыи̯ иер’иехтэи̯ он//
Ночь взглянула (3) мне в лицо. но^˙д͡’ж’ взгл’иенýлъ мн’é в л’ицó//
Черны ветви кипариса. ч’о̇^рны в’éтв’и к’ипаър’исаъ//
А у ног (4), свернув (5) кольцо, аъ у нóк/ св’иернýф каъл’цó//
Спит театр (6) Диониса. сп’ и̂ ^ т͕ ’ т’иеáтр̥ д’иаън’исаъ//
(М. Волошин, Акрополь)

2. Опишите фонетические процессы в звуках на месте выделенных букв.


(1) диссимиляция по способу образования, контактная, регрессивная, неполная,
участвует два звука;
(2) ассимиляция по способу образования и по мягкости, контактная, регрессивная,
неполная, участвует два звука;
(3) ассимиляция по звонкости, дистантная, регрессивная, неполная, участвует
три звука;
(4) оглушение шумного звонкого на конце слова перед паузой;
(5) ассимиляция по глухости, контактная, регрессивная, неполная, участвует
два звука;
(6) диссимиляция по способу образования и ассимиляция по мягкости, контакт-
ные, регрессивные, неполные, участвует два звука.

3. Составьте фонемную транскрипцию слов, а также сделайте их графический


и орфографический разбор.

Фонемная транскрипция

[б р ó н з ъ в ы х] Проверки:

Гласные + –1 0 1) бирюзовый [б’ир’узóвыи̯ ].


гл./зв. + 0 0 + + 0
тв./мяг. + + + + + +
<б р ó н з о в и х>

96
Графический разбор

# б р о н з о в ы х #
Буква Фонемное значение Диакритические значения
(выделено актуальное)
# — Не имеет
б <б> или <б’> Не имеет
р <р> или <р’> Дифференцирует значение буквы «б»
о <о> Дифференцирует значение буквы «р»
н <н> или <н’> Не имеет
з <з> или <з’> Дифференцирует значение буквы «н»
о <о> Дифференцирует значение буквы «з»
в <в> или <в’> Не имеет
ы <и> Дифференцирует значение буквы «в»
х <ч> или <х’> Не имеет
# — Дифференцирует значение буквы «х»

Орфографический разбор
бронз о 1в ых

1) Букве «о» соответствует фонема <о>, следовательно, здесь использован фо-


немный принцип орфографии.
______________

Фонемная транскрипция

[з ъ г аъ р’ é л ы и̯ ] Проверки:

Гласные –1 –2 + 0 1) залитый [за^˙л’итыи̯ ];


гл./зв. + + 0 0 0
тв./мяг. + + + + 0 2) загар [заъгáр].
<з а г а р’ é л и j>

Графический разбор

# з а г а р е л ы й #
Буква Фонемное значение Диакритические значения
(выделено актуальное)
# — Не имеет
з <з> или <з’> Не имеет
а <а> Дифференцирует значение буквы «з»
г <г> или <г’> Не имеет

97
Окончание таблицы
Буква Фонемное значение Диакритические значения
(выделено актуальное)
а <а> Дифференцирует значение буквы «г»
р <р> или <р’> Дифференцирует значение буквы «е»
е <е> или <jе> Дифференцирует значение буквы «р»
л <л> или <л’> Не имеет
ы <и> Дифференцирует значение буквы «л»
й <j> Не имеет
# — Не имеет

Орфографический разбор
з а 1г а 2р е л ы й
1) Букве «а» соответствует фонема <а>, следовательно, здесь использован фо-
немный принцип орфографии.
2) Букве «а» соответствует фонема <а>, следовательно, здесь использован фо-
немный принцип орфографии.

______________
Фонемная транскрипция

[ к’ и п аъ р’ и с аъ ] Проверки:

Гласные 0 –1 0 –2 1) проверки нет;


гл./зв. + + 0 + 2) окончание сущ. 2 скл. м. р., р. п., ед. ч.:
стола [стаъл á ]
тв./мяг. + + + +
а
<к’ и п р’ и с а>
о

Графический разбор

# к и п а р и с а #
Буква Фонемное значение Диакритические значения
(выделено актуальное)
# — Не имеет
к <к> или <к’> Дифференцирует значение буквы «и»
и <и> или <jи> Дифференцирует значение буквы «к»
п <п> или <п’> Не имеет
а <а> Дифференцирует значение буквы «п»
р <р> или <р’> Дифференцирует значение буквы «и»
и <и> или <jи> Дифференцирует значение буквы «р»

98
Окончание таблицы
Буква Фонемное значение Диакритические значения
(выделено актуальное)
с <с> или <с’> Не имеет
а <а> Дифференцирует значение буквы «с»
# — Не имеет

Орфографический разбор
к и 1п а 2р
ис а3
1) Поскольку фонема <и> здесь выведена из орфографической записи и, кроме
того, не проверяется, здесь использован традиционный принцип орфографии.
2) Букве «а» соответствует гиперфонема <а/о>, следовательно, здесь использован
традиционный принцип орфографии.
3) Букве «а» соответствует фонема <а>, следовательно, здесь использован фо-
немный принцип орфографии.

Вопросы к теоретическому экзамену по темам


«Фонетика. Фонология», «Орфоэпия», «Графика. Орфография»
1. Понятие современного русского литературного языка.
2. Уровневое строение языка. Основные единицы языка: фонема, морфема, сло-
воформа, слово, предложение, текст.
3. Фонетические единицы. Основные фонетические сегментные и суперсегмент-
ные единицы.
4. Артикуляционная характеристика звуков. Устройство речевого аппарата.
Органы речи.
5. Гласные и согласные звуки. Артикуляционная характеристика гласных.
6. Позиционные изменения гласных звуков: редукция и аккомодация.
7. Артикуляционная характеристика согласных звуков: щелевые согласные.
Аппроксиманты (глайды).
8. Артикуляционная характеристика согласных звуков: смычные согласные.
9. Позиционные изменения согласных звуков: ассимиляция и диссимиляция.
10. Слог. Различные теории слога. Принципы слогораздела.
11. Фонетическое слово (такт), синтагма, фраза как суперсегментные единицы
и их признаки.
12. Свойства и типы русского ударения. «Формула Потебни».
13. Структурные типы ударения. Схемы ударения в русском языке. Акцентный
контур, акцентная кривая, акцентная парадигма.
14. Интонационные конструкции (ИК) по Е. А. Брызгуновой.
15. Общее понятие о фонеме: звук речи, звукотип, фонема (И. А. Бодуэн де
Куртене, Ленинградская, Пражская, Московская фонологические школы).
16. Понятие чередования и типы чередований (позиционное, непозиционное).
Варианты и вариации фонемы.
17. Идеи Московской фонологической школы о фонеме. Определение фонемы.
Гиперфонема.
18. Оппозиции фонем, типы оппозиций. Признаки фонем. Нейтрализация фо-
немных противопоставлений.
19. Фонема в интерпретации Московской фонологической школы. Определение.
Фонемный состав русского языка.
20. Сильные и слабые позиции фонем. Гиперфонема.
21. Система гласных фонем русского литературного языка и их аллофонов.

99
22. Система согласных фонем русского языка и их аллофонов.
23. Понятие орфоэпии. Причины изменения орфоэпических норм. Орфоэпические
словари.
24. Старшая и младшая орфоэпические нормы: различия в области консонантизма.
25. Старшая и младшая орфоэпические нормы: различия в произношении от-
дельных грамматических форм.
26. Старшая и младшая орфоэпические нормы в области вокализма после мягких
согласных.
27. Территориальные разновидности орфоэпической нормы (московская и пе-
тербургская). Орфофония.
28. Графическая система русского языка. Слоговой принцип русской графики.
Организация русской графики.
29. Графическая система русского языка. Изображение фонемы <j>. Гласные
после шипящих. Функции букв Ъ и Ь.
30. Соотношение графики и орфографии. Принципы русской орфографии.
31. Морфемный принцип как основной в русской орфографии. Определение.
Правила, базирующиеся на морфемном принципе.
32. Фонетический принцип русской орфографии. Соотношение с другими прин-
ципами. Правила, базирующиеся на фонетическом принципе.
33. Традиционный принцип русской орфографии. Соотношение с другими прин-
ципами. Правила, базирующиеся на этом принципе.
34. Из истории русской графики и орфографии: реформа графики Петра I, гра-
фико-орфографическая реформа 1917—1918 гг., кодификация орфографии 1956 г.
Ãëàâà 4.
ËÅÊÑÈÊÎËÎÃÈß
В результате изучения данной главы студент должен:
знать:
• теоретические основы лексикологии, в частности, иметь представление о ее
разделах и аспектах системной организации, о принципах разграничения лексики
литературного языка и внелитературной лексики;
• разновидности парадигматических и ложнопарадигматических группировок
и типологию отношений в них (лексико-семантическое поле, лексико-тематическая
группа, лексико-семантическая группа, синонимический ряд, антонимическая пара,
омонимическая парадигма; паронимическая группа);
• признаки и функции слова; структуру лексического значения, в том числе от-
дельных его компонентов (сигнификата и коннотата);
• структуру многозначного слова и пути развития многозначности;
• названия основных трудов по лексикологии, их содержание, иметь представле-
ние о вкладе их авторов в развитие учения о слове;
• теоретические основы лексикографии, принципы организации и освещения
словесного материала в лингвистических словарях разного типа;
• аспекты характеристики слова с социолингвистических позиций;
• названия и авторов основных толковых и аспектных словарей русского языка,
иметь представление об их роли в развитии отечественной лексикографии;
• особенности структуры словарной статьи в лексикографических справочниках
разного типа;
уметь:
• выделять в тексте лексические единицы и рассматривать их по предлагаемой схе-
ме (компонентного и лексического анализа) с опорой на данные толковых словарей;
• определять направление развития полисемии и характеризовать системные
отношения между значениями многозначного слова (лексико-семантическими ва-
риантами), в том числе посредством структурной схемы;
• характеризовать лексико-семантические варианты многозначного слова по схе-
ме, разработанной одним из российских лексикологов;
• доказать принадлежность лексем к одной из парадигматических или ложнопа-
радигматических группировок в соответствии с алгоритмом анализа;
• анализировать лексемы с социолингвистических позиций (происхождение,
историческая перспектива, стилистическая окраска);
• уметь разграничивать лексику литературного языка и внелитературную лексику;
владеть:
• терминологическим аппаратом изучаемого раздела науки, в том числе аббре-
виатурами, используемыми в лексикологии;
• навыками работы с лингвистическими и электронными словарями разных типов,
используемых при анализе лексических единиц;
• навыками самостоятельной семантизации лексем литературного языка;

101
• навыками самостоятельного построения словарной статьи;
• методами сбора и обработки лингвистической информации, навыками расшире-
ния круга учебных и научных знаний и проведения лингвистических исследований;
• умением логически грамотно строить высказывания по различным вопросам
изучаемого раздела курса.

Ключевые термины и понятия: лексикология общая, частная историческая, описа-


тельная; семасиология, ономасиология, социолингвистика; ономастика, этимология;
лексикография; лексикография, фразеография, кодификация, литературный язык,
языковая норма, язык художественной литературы, словарь, словник, заголовочное
слово, словарная статья, словарная дефиниция, помета, тезаурус; лексоцентризм;
признаки слова — двусторонний характер, цельность, отдельность, непроницаемость,
воспроизводимость, асимметрия языкового знака, идиоматичность; функции слова —
номинативная, структурная, коммуникативная, эмотивная, экспрессивная, кумуля-
тивная, обобщающая; система, структура, иерархия, парадигматика, синтагматика,
деривация; лексическое значение, грамматическое значение, лексема, лексико-семан-
тический вариант; сема, семный (компонентный) анализ, граммема, лексико-грамма-
тическая сема, архисема, интегральная сема, дифференциальная сема, потенциальная
сема; денотат, референт, сигнификат, структурный компонент (парадигматическая,
синтагматическая, деривационная составляющие); коннотат (эмоциональная, оце-
ночная, экспрессивная, стилистическая составляющие), этнокультурный компонент;
прагматический компонент; первичная номинация, вторичная номинация, повторная
номинация; прямые/переносные; первичные/вторичные; номинативные/коннота-
тивные/экспрессивно-синонимические; свободные/связанные (фразеологически
связанные, конструктивно ограниченные, синтаксически обусловленные, лексически
связанные, морфологически связанные) значения; моносемия (однозначность), поли-
семия (многозначность); метафора, функциональный перенос, метонимия, синекдоха;
цепочечная, радиальная, комбинированная связь; синонимы полные, семантические,
стилистические, семантико-стилистические, дублеты, варианты; антонимы контрар-
ные, комплементарные, векторные, конверсивы, энантиосемия, оксюморон; омонимы
полные лексические, частичные, омофоны, омографы, омоморфемы; паронимы,
парономазы; исконная/заимствованная лексика; экзотизмы, варваризмы, безэкви-
валентная лексика, реалии, транскрипция, транслитерация, калькирование, ложная
этимология; активный/пассивный запас, устаревшая/новая лексика; историзмы,
архаизмы, неологизмы; стиль; межстилевая / стилистически окрашенная лексика;
нейтральная стилистическая окраска; официально-деловой, научный, термины,
номенклатурные обозначения, публицистический, художественный, разговорный
стиль; язык СМИ, язык рекламы, религиозно-проповеднический стиль; диалектизмы,
просторечия, вульгаризмы, жаргонизмы, арготизмы, профессионализмы.

4.1. Ëåêñèêîëîãèÿ Êàê Ðàçäåë Íàóêè Î ßçûêå


Лексикология (от греч. lexikós — ‘словесный, словарный’ (от lexis —
‘слово’) и logos — ‘учение’) — это раздел науки о языке, объектом изучения
которого выступает словарный состав конкретного языка. Данный раздел
рассматривает слова в разных определяющих основные направления лек-
сикологии аспектах. Родственным разделом лингвистики является фра-
зеология; она изучает устойчивые выражения, которые обычно называют
фразеологизмами.
102
С точки зрения объекта изучения различают общую и частную лекси-
кологию.
Общая лексикология изучает универсальные для всех языков законо-
мерности построения лексической системы, которые определяются дей-
ствием парадигматических, синтагматических и деривационных отноше-
ний между единицами. Целью их анализа является изучение принципов
организации лексических группировок разной степени сложности, при
описании которых пристальное внимание уделяется осмыслению семной
структуры многозначных слов. В любом языке слова дифференцируются
с точки зрения их стилистической окраски, происхождения, принадлеж-
ности к активному или пассивному запасу.
Частная лексикология исследует лексическую систему конкретного
языка, в данном случае русского. При ее изучении, помимо общелексико-
логической проблематики, необходимо принять во внимание отсутствие
конверсии как способа образования слов (ср. с английским и китайским
языками), что определяет подчеркнутую иерархичность русских лекси-
ческих парадигм; учесть ведущую роль существительных в организации
лексической системы; обратить внимание на пласты синонимов и антони-
мов, разветвленную стилистическую систему. Важным аспектом частной
лексикологии русского языка является изучение социолингвистического
своеобразия элементов лексико-фразеологической системы.
В зависимости от метода исследования выделяют историческую (диа-
хроническую) и описательную (синхроническую) лексикологию.
Историческая (диахроническая) лексикология рассматривает лексику
с точки зрения ее возникновения и развития.
Описательная (синхроническая) лексикология описывает отношения
лексической системы на современном этапе ее существования и развития.
В рамках синхронической лексикологии русского языка изучаются:
а) семасиология (от греч. semasia — ‘обозначение’) — раздел частной
лексикологии, в рамках которого изучается структура значения слова
с учетом отражения ею внеязыковой действительности, характеризуется
типология значений в аспекте выполняемых ими функций. Наряду с тер-
мином семасиология используется синонимичное ему обозначение семан-
тика, однако у этого многозначного слова есть и иное понимание — значе-
ние (слова, фразеологизма, грамматической единицы);
б) ономасиология (от греч. onoma — ‘имя’) — раздел лексикологии, кото-
рый исследует процесс номинации, в частности, способы номинации, типы
лексико-фразеологических единиц, используемых с этой целью, отноше-
ния между ними. В рамках ономасиологии изучаются такие явления, как
синонимия, антонимия, конверсия, омонимия, паронимия.
Социолингвистика изучает слова с точки зрения их использования
различными социальными группами с учетом коммуникативной ситуа-
ции. Этот раздел лексикологии исследует пласт внелитературной лексики
в аспекте его отличий от стилистически маркированной лексики литера-
турного языка; рассматривает слова с точки зрения их происхождения,
а также их исторической перспективы, т.е. принадлежности к активному
и пассивному запасу.
103
К социолингвистике примыкает этимология (от греч. etymon — ‘истина,
основное значение слова’), объектом изучения которой выступает проис-
хождение конкретных слов с опорой на словари и языковые источники.
Связана с социолингвистикой и ономастика (греч. onomastikos — ‘искус-
ство давать имена’), наука об именах собственных. Она включает такие раз-
делы, как антропонимика — изучение личных имен людей с точки зрения
их происхождения и функционирования в современном языке; топони-
мика — изучение названий географических объектов.
В стадии развития находятся:
а) прагмонимика, исследующая закономерности номинации товаров
(прагмоним (от pragma — ‘вещь, товар’) — товар или словесный товарный
знак);
б) эргонимика, исследующая названия учреждений и организаций
(эргонимы (от греч. ergon — ‘дело, труд, деятельность’) — названия деловых
объединений людей, в том числе организаций, предприятий).
Последние два раздела связаны не только с синхронической, но и с диа-
хронической лексикологией.
Помимо фразеологии, важными лингвистическими направлениями,
тесно связанными с лексикологией, являются лексикография и фразео-
графия.

4.2. Ëåêñèêà ñîâðåìåííîãî ðóññêîãî ëèòåðàòóðíîãî ÿçûêà

Частная описательная лексикология рассматривает преимущественно


слова современного русского литературного языка.
Русский язык — это язык общения русской нации, который, согласно
общепринятой точке зрения, формировался с середины XVII до сере-
дины XIX в. По поводу понимания термина «современный» в отношении
русского языка до сих пор ведутся дискуссии.

Определение понятия
Существует две точки зрения на этот вопрос. В соответствии с первой современ-
ный русский язык ведет свое начало с 1830-х гг., т.е. с эпохи А. С. Пушкина, а самого
поэта называют создателем русского литературного языка. Тексты более ранних эпох
вызывают у современного читателя недопонимание. В качестве иллюстрации приве-
дем строки из стихотворения А. П. Сумарокова «Наставление хотящим быти писа-
телями» («Эпистола 1»):
Для общих благ мы то перед скотом имеем,
Что лучше, как они, друг друга разумеем
И помощию слов пространна языка
Всё можем изъяснить, как мысль ни глубока.
Описываем всё: и чувствие, и страсти,
И мысли голосом делим на мелки части.
Прияв драгой сей дар от щедрого творца,
Изображением вселяемся в сердца.
То, что постигнем мы, друг другу объявляем,
И в письмах то своих потомкам оставляем.

104
Вторая точка зрения долгое время сводилась к тому, что современный русский
язык начинается с 1917, а точнее с 1918 г., когда произошла реформа орфографии.
В тот же период значительный пласт лексики (губернатор, гувернантка, цесаревич,
филёр, конка, пристав и др.) перешел в пассивный запас. Одновременно появилось
большое количество лексических и семантических неологизмов (комбед, дензнак, пар-
тиец/партийка, социал-предатель, прорабатывать, уклон, шатание и пр.).
Сегодня все чаще можно слышать утверждение, что современным следует считать
русский язык последних десятилетий, т.е. конца XX — начала XXI в. Для него харак-
терны устаревание лексики, относящейся к периодам социалистического строитель-
ства, перестройки и гласности; появление новой лексики эпохи миллениума, в част-
ности обновление политического словаря; активное заимствование разных групп
лексики из иностранных источников и внелитературных пластов, живое словотвор-
чество носителей языка1.

Под литературным языком традиционно понимается исторически


сформировавшийся, считающийся образцовым общенациональный язык,
обработанный мастерами слова и учеными. Литературный язык характе-
ризуется рядом признаков:
1) кодификацией/кодифицированностью (от лат. codex — ‘собрание
законов’), т.е. он зафиксирован в словарях и учебниках, имеющих «законо-
дательный» статус для всех говорящих на данном языке;
2) нормированностью, т.е. он подчиняется нормам — совокупности обя-
зательных к употреблению в данном языковом сообществе правил отбора
и употребления языковых единиц различного уровня (фонетического, лек-
сического, грамматического). Лексическая норма проявляется:
а) в комплексе закрепленных за словом лексико-семантических вари-
антов (ЛСВ), представляющих собой совокупность всех грамматических
форм слова, имеющих определенные лексические значения (человек, гово-
рящий на русском литературном языке, если хочет быть правильно понят
окружающими, не может произвольно добавлять лексеме новые значения);
б) в стилистической принадлежности ЛСВ, менять которую по соб-
ственному усмотрению, запрещено (скажем, в научном стиле нелепо
использовать слово кавардак, являющееся разговорным);
3) консервативностью (стабильностью), что проявляется в постоян-
стве норм на протяжении довольно длительного отрезка времени. Так,
люди, живущие в XXI в., понимают тексты, написанные в пушкинскую
эпоху, т.е. в 1830-е гг.;
4) динамичностью, т.е. литературный язык подвержен изменениям под
влиянием экстралингвистических и собственно лингвистических факто-
ров. Экстралингвистическими называют факторы, относящиеся к сфере
общественной жизни, которые отражает язык;
5) обязательностью для использования в культурном обществе в про-
тивоположность диалектной, профессиональной, просторечной и жаргон-
ной лексике.
Литературный язык следует отграничивать от языка художественной
литературы, представленного в художественных произведениях, словесном
1 Подробнее об этих процессах см.: Валгина Н. С. Активные процессы в современном рус-
ском языке : [учеб. пособие для вузов]. М. : Логос, 2003.

105
искусстве. От литературного языка, обслуживающего различные сферы
жизни общества и закрепленного литературной нормой в различных сло-
варях и грамматиках, язык художественной литературы отличается ориен-
тированностью на поэтическое отражение действительности, что находит
выражение в нарушении стандарта, использовании окказиональной лек-
сики и фразеологии, проявляющейся в создании индивидуально авторских
тропов.

4.2.1. Виды словарей


Изучение лексикологии невозможно без обращения к лингвистическим
словарям, особому жанру справочной литературы.
Лингвистический словарь — это справочная книга, которая фиксирует
комплекс сведений о значении, употреблении, стилистической принад-
лежности языковых единиц (морфем, лексем, служебных слов, устойчи-
вых выражений), расположенных по алфавитному, алфавитно-гнездовому
или тематическому принципу. Для носителей языка словарь играет роль
кодекса, собрания правил, обязательных для соблюдения говорящими
на данном языке.
Составлением словарей, необходимых при усвоении лексикологии
и фразеологии, занимается лексикография — наука, изучающая принципы
составления словарей, в которых главным объектом описания являются
слова. Именно на словари, составленные профессиональными лексикогра-
фами, следует опираться при изучении лексикологии и фразеологии.
Однако не все словари относятся к разряду лингвистических. Суще-
ствуют энциклопедические словари, в которых характеризуются не значе-
ния языковых единиц, а предметы, понятия, явления, исторические персоны.
Так, в «Толковом словаре русского языка» С. И. Ожегова и Н. Ю. Шведовой слово
викинг представлено следующим образом: «ВИКИНГ, — а; м. Древнескандинавский воин,
участник морских завоевательных походов». Слово квалифицируется как нарицательное
склоняемое существительное мужского рода, имеющее формы единственного и множе-
ственного числа. Его значение отражает упрощенное представление о лице данной на-
циональности, закрепленное в сознании большинства носителей русского языка.
В этнографическом словаре толкуется понятие — на это указывают отсутствие
грамматических помет и фиксация заголовочного слова в форме множественного числа,
поскольку именно она выражает значение ’национальная общность’: «Викинги — скан-
динавские воины и купцы 9—11 веков».

Словник энциклопедического словаря включает имена собственные


(Аахенский конгресс, Санкт-Петербург, Толстой Лев Николаевич и др.),
составные наименования (Адмиральский час и т.п.), существительные
(Архаизм, Архангел, Архангелика и пр.). Словник лингвистического сло-
варя содержит слова всех частей речи, а также наиболее частотные мор-
фемы (Контора, Конторка, Конторский, Контр-адмирал, Контр…, Контра,
Контрабанда и т.д.).
В энциклопедическом словаре отсутствуют стилистические и эмоцио-
нальные пометы, которые есть в лингвистических словарях. Все эти при-
знаки позволяют отличить лингвистические словари от справочников дру-
гих типов.
106
4.2.2. Принципы организации лексики в лингвистических словарях
Несмотря на многообразие лингвистических словарей, все они строятся
по единому композиционно-содержательному принципу.
Важным элементом словаря является словник — совокупность заголо-
вочных слов или устойчивых выражений, расположенных в определенном
порядке.
Заголовочное (заглавное) слово — это однозначная или многозначная
лексема, толкуемая в словарной статье.
Словарная статья — главный структурный элемент словаря. Она пред-
ставляет собой текст, структурированный по определенному плану и вклю-
чающий заглавное слово и его толкование (определение, дефиницию),
в том числе на иностранных языках.
Дефиниция (лат. definitio — ‘определение, точное указание’) — это опре-
деление слова, понятия или предмета. В ее состав входят грамматические,
социолингвистические, стилистические, эмоциональные пометы, а также
пометы, характеризующие историческую перспективу значений слов.
Помета — это принятое в лексикографической практике средство харак-
теристики различных аспектов значения слова, имеющее вид сокращения.
Среди грамматических помет встречаются: ед. (единственное число),
кратк. ф. (краткая форма прилагательного), м. (мужской род), нескл.
(несклоняемое слово), несов. (несовершенный вид), прич. (причастие),
род. (родительный падеж), увел. (увеличительное существительное) и пр.
К стилистическим пометам относятся: книжн. (книжный стиль), разг.
(разговорное слово, разговорного стиля), высок. (высокая лексика) и др.
К социолингвистическим пометам принадлежат: обл. (областное слово),
прост. (просторечие, просторечное слово), детск. (детское слово) и др.
В число помет, характеризующих историческую перспективу, входят:
устар. (устарелое слово), нов. (новое). Среди эмоциональных помет встре-
чаются: ирон. (ироническое), неодобр. (неодобрительное) и др.
Сведения о пометах можно найти в предисловии к словарю.

4.2.3. Типы лингвистических словарей


Характеристика лингвистических словарей осуществляется с учетом
ряда оснований, первым из которых является количество языков, исполь-
зованных при создании лексикографического источника. По данному при-
знаку словари делятся на многоязычные и одноязычные.
Многоязычные словари используются в переводческих целях: в них
слово одного языка толкуется с помощью элементов других языков. Наи-
более распространены двуязычные словари (русско-немецкий, англо-
французский и т.д.), однако встречаются справочники, в которых использу-
ется большее количество языков, например «Иллюстрированный сборник
идиом на пяти языках: русский, английский, французский, испанский,
немецкий» (1997) М. И. Дубровина.
Одноязычные словари адресованы носителям какого-либо конкретного
языка, элементы которого используются в нем как при составлении слов-
ника, так и при толковании значений заголовочных единиц.
107
Для удобства поиска языковые единицы располагаются в словарях
по алфавитному принципу, т.е. в порядке азбучного следования начальных
букв заголовочных слов. Наряду с этим в словарях используются алфа-
витно-гнездовой и тематический принципы.
Алфавитно-гнездовое расположение слов предполагает азбучное распо-
ложение заголовочных слов, возглавляющих словарные статьи, в состав кото-
рых включаются родственные слова, отличающиеся от заголовочных незна-
чительными семантическими оттенками или частеречной принадлежностью:
Таблетка …  Таблеточка, — и; мн. род. — чек, дат. — чкам; ж. Таблеточный, — ая, —
ое. Т. курс лечения («Современный толковый словарь русского языка» С. А. Кузнецова).

Алфавитно-гнездовой принцип применен при составлении большин-


ства толковых словарей, поскольку его использование позволяет аккуму-
лировать значительный объем информации.
Тематический принцип расположения характерен для идеографических
и некоторых лингвострановедческих словарей. Языковые единицы объеди-
няются здесь в тематические группы, внутри которых материал располага-
ется по алфавиту, как, например, в «Толково-понятийном словаре русского
языка» А. А. Шушкова:
Ловкий 1 слова, характеризующие человека, который умело и быстро делает что-либо
ловкий | расторопный | бойкий | сноровистый | проворный | ухватистый 2 способность че-
ловека выполнять руками какую-либо работу быстро и умело ловкость | сноровка | ухватка.

В справочнике «Россия. Большой лингвострановедческий словарь»


использован алфавитно-тематический способ расположения материала,
при котором заголовочные слова располагаются в азбучном порядке,
а вокруг них группируется лексика, относящаяся к ряду смежных семан-
тических групп:
БЕРЁЗА
Лиственное дерево семейства березовых с белой с темными разводами корой и пахучи-
ми сердцевидными листьями. Одно из самых распространенных деревьев на территории
России. Береза растет обычно в смешанном лесу* или в березовых рощах — березняках.
В березовых лесах всегда светло, потому что кора деревьев почти белая, ветки тонкие,
крона прозрачная, и через нее легко проникает солнечный свет.
С давних времен береза связана с бытом русского человека. Из березы делали лучи-
ну — тонкую длинную щепку, которая специально укреплялась, поджигалась и освещала
крестьянский (см. крестьянин*) дом. Березовыми дровами топили печи (см. печь*).
Из березовых веток делали веники для бани*. Березовый сок, листья и почки до сих пор ис-
пользуются в народной медицине. Березовый сок хорошо утоляет жажду и приятен на вкус.
Некоторые разновидности березы, например карельская береза, и сегодня идут на из-
готовление дорогой мебели, сувениров, изделий прикладного искусства.

Другим основанием классификации словарей являются используемые


в них способы отбора и презентации лингвистических единиц. С этой
точки зрения словари делятся на аспектные и комплексные.
Аспектные словари рассматривают лексический и фразеологический
фонд языка не в полном объеме и характеризуют языковые единицы строго
под определенным углом зрения. К числу аспектных принадлежат словари
синонимов, антонимов, паронимов, омонимов, иностранных слов, крыла-
108
тых слов и выражений, жаргонов, арго; этимологические, лингвострановед-
ческие, диалектные, исторические словари.
В комплексные словари включаются слова всех частей речи, которым
дается многоаспектная характеристика. К разряду комплексных относятся
толковые словари, поскольку они содержат совокупность сведений о лек-
сических единицах. По этой причине словарная статья в таких словарях
включает несколько частей, содержащих разные типы информации.
I. Фонетико-графическая и акцентологическая информация. Она
представлена заголовочным словом с указанием ударения и транскрип-
цией (в том случае, если произношение лексемы отличается от написания:
бог — [бох]; кантеле — [тэ]).
II. Этимологическая информация (она представлена не во всех толко-
вых словарях, обычно фиксируется у слов иноязычного происхождения):
Абсурд -а; м. [лат. absurdum]. То, что противоречит здравому смыслу; нелепость, бес-
смыслица. Довести до абсурда. Прийти к абсурду. Театр абсурда (течение в драматургии,
изображающее мир лишенным логики и смысла).

III. Грамматическая информация, которая делится на морфологиче-


скую — «жажда -ы; ж.» и синтаксическую:
1. Желание, потребность пить. Нестерпимая, мучительная, изнурительная ж. То-
миться жаждой (от жажды). Страдать от жажды. Чувствовать сильную жажду.
Утолить жажду.
2. чего или с инф. Сильное, страстное желание чего-л. Ж. совершенства. Ж. достичь
желаемого. Ж. славы. Ж. героических подвигов. Ж. счастья, любви.

IV. Собственно лексическая информация, которая представлена в виде


одного или нескольких значений слова:
Таблетка … 1. Твердая лекарственная форма: лепешечка из прессованного дози-
рованного порошка. Т. аспирина. Т. от кашля. Проглотить таблетку. 2. Разг. Женская
шляпка твердой овальной формы с плоским дном. Элегантная т. Т. мне очень идёт!

V. Фразеологическая информация, которая отражает роль лексемы


в составе устойчивых выражений:
Каравай -я; м. Большой круглый хлеб. Резать к. * На чужой каравай рот не разевай
(Посл.).

VI. Этнокультурная информация, представленная в виде комментариев;


в «Большом толковом словаре русского языка» С. А. Кузнецова они рас-
полагаются в конце словарной статьи:
Каравай … • В восточнославянской мифологии и ритуалах: обрядовый круглый
хлеб, форма которого свидетельствует о его связи с культом солнца. Караваем встре-
чают особо дорогих гостей, желая им мира и добра, выказывая своё уважение и ра-
душие. В свадебных обрядах две половины каравая олицетворяют жениха и невесту.

VII. Стилистическая, эмоциональная и экспрессивная информация,


которая фиксируется в виде помет:
Авоська -и; мн. род. — сек, дат. — ськам; ж. Разг. Сетчатая сумка для продуктов,
мелких предметов и т.п.; сетка.

109
Таким образом, толковые словари являются не только собранием слов
и морфем, расположенных в алфавитном порядке и охарактеризованных
с точки зрения их семантики, но и фиксируют свод правил, определяющих
употребление этих единиц в речи.
Широта охвата толкуемой лексики — еще один критерий для класси-
фикации, на основании которого словари делятся на нормативные и теза-
урусы (греч. thesauros — сокровище, запас).
Тезаурусы фиксируют лексику какого-либо языка в полном объеме,
демонстрируя ее использование в речи с помощью значительного числа
иллюстративных примеров. Именно такую задачу ставил перед собой
В. И. Даль, автор «Толкового словаря живого великорусского языка»
(ТСД), в который включены диалектная, профессиональная и простореч-
ная лексика и фразеология. Напротив, в таких справочных изданиях, как:
— «Толковый словарь русского языка» под редакцией Д. Н. Ушакова (ТСУ);
— «Словарь русского языка» С. И. Ожегова (ТСО);
— «Словарь русского языка» под редакцией А. П. Евгеньевой (МАС—$5алый
академический словарь);
— «Современный толковый словарь русского языка» С. А. Кузнецова, «Большой
толковый словарь русского языка» С. А. Кузнецова (БТС);
— «Современный толковый словарь русского языка» Т. Ф. Ефремовой (ТСЕ),
преобладают элементы литературного языка. Внелитературная лексика,
которая включает диалектизмы, просторечия, жаргонизмы, профессиона-
лизмы представлена в них в ограниченном объеме.
«Словарь современного русского литературного языка» (БАС —
Большой академический словарь) несколько отличается от норматив-
ных словарей, поскольку относится к разряду толково-исторических: он
освещает лексику конца XVIII—$5X в. Следовательно, часть слов, пред-
ставленных в нем, относится к пассивному запасу и не подчиняется нор-
мам современного языка. Презентация лексики активного запаса отражает
нормы русского языка второй половины XX в.
Пользуясь толковыми словарями, следует помнить, что им присущ кон-
серватизм: они несколько отстают от развития языка, поэтому, как правило,
в них, за редким исключением, не фиксируются явные неологизмы — они
находят отражение в аспектных словарях неологизмов и аббревиатур.

4.3. Ñëîâî Êàê Îñíîâíàÿ Ëåêñè÷åñêàÿ Åäèíèöà


4.3.1. Признаки и функции слова
Слово — это основная структурно-семантическая единица языка, кото-
рая служит для именования предметов, их свойств, явлений, отношений
действительности, обладающая совокупностью семантических, фонетиче-
ских и грамматических признаков, специфичных для каждого языка. Рас-
суждая о месте слова в словаре, Н. Ю. Шведова вводит понятие лексоцен-
тризма, в соответствии с которым слово в словарной статье «предстает как
единица, предопределяющая связи и отношения, “влекущая к себе” другие
слова, формы, виды связей»1.
1 Шведова Н. Ю. Русский язык. Избранные работы. М., 2005. С. 421.

110
Лексоцентрическое положение слова в толковом словаре отражает его
статус в языке, где слово занимает особое место, поскольку в силу своих
свойств соединяет все лингвистические уровни в едином фокусе. Так, слово
включает в себя элементы фонетического уровня — звуки и слоги, напри-
мер: река [р’иэ-ка]. Оно состоит из морфем: рек- — корень, — а — оконча-
ние. Слово как лексическая единица способно иметь несколько значений:
Река … 1. Постоянный водоем с естественным течением воды по разработанному ею
руслу от истока до устья. 2. перен. Текущая вода или другая жидкая масса; поток. 3. перен.
разг. Огромная движущаяся масса чего-л. (ТСЕ).

Слово как морфологическая единица изменяется в соответствии с грам-


матической парадигмой той части речи, которую оно представляет:
I склонение имен существительных
Единственное число Множественное число
Им. п. река реки
Род. п. реки рек
Дат. п. реке рекам
Вин. п. реку реки
Тв. п. рекой реками
Пр. п. (о) реке (о) реках

На основе морфологических признаков выделяются самостоятельные


и служебные части речи, а также междометия. Следует отметить, что лек-
сическое значение принято выделять только у первой группы.
Становясь элементом высказывания, слово выполняет функцию члена
предложения:
Река плавно несла свои волны. О великой русской реке сложено много песен. По реке
медленно плыла лодка. Жизнь — река.

В силу многообразия лингвистических функций, выполняемых словом,


требуется уточнение конститутивных признаков слова, позволяющих
дифференцировать его от других языковых единиц.
1. Двусторонний характер: слово имеет знак и связанное с ним значение
в отличие от звука, который обладает только формой и в силу этого является
односторонней единицей. Асимметрия языкового знака проявляется в том,
что знак и значение слова развиваются неравномерно. Так, с одной стороны,
у знака может быть несколько значений, и тогда слово многозначно (вода,
идти, красный и др.). С другой стороны, одно и то же значение может выра-
жаться несколькими формами, и тогда между словами развиваются отно-
шения синонимии. Например, значение ‘цвета крови, яркого цветка мака’
передается прилагательными красный, алый, багряный, червлёный, рдяный,
кумачовый. По данному признаку слово отличается от звука.
2. Цельность слова, под которой понимается цельнооформленность,
возникающая вследствие одноударности русского слова, что отличает его
от фонемы, морфемы и предложения. По фонетическому признаку слова
111
делятся на одноударные, безударные, многоударные, сложные. В том
случае, если слово является сложным и имеет два или более ударений, одно
из ударений выступает главным, а другие — побочным: гидроэлектростан-
ция. Служебные (безударные) слова, строго говоря, не являются словами
в лексическом смысле слова.
3. В отличие от фонем и морфем, русское слово характеризуется отдель-
ностью, т.е. употребляется как вполне самостоятельная единица, которая
в предложении отделяется от одноуровневых единиц пробелами:
Средь избранных дерев — берёза
Не поэтически глядит;
Но в ней — душе родная проза
Живым наречьем говорит.
(П. А. Вяземский, Береза)

4. Реализации цельности и отдельности русского слова способствует


его непроницаемость, т.е. невозможность вставить внутрь слова какую-
либо другую лексему. Данное качество особенно заметно в сравнении
с немецким языком, где существуют отделяемые приставки, ср.: Sie sieht gut
aus — Она хорошо выглядит (aussehen). В художественных произведениях
нарушение этой нормы используется как элемент языковой игры:
Я и спрашиваю Пантелеева (он хоть и неграмотный, но все знает):
— Это кто же такой будет?
А он отвечает:
— Это дери, — говорит, — жёр. Он тут у них самый главный. Серьезный господин!
(М. А. Булгаков, Неделя просвещения)

5. Все перечисленные свойства слова способствуют его воспроизводи-


мости, которая проявляется в том, что в отличие от словосочетания и пред-
ложения слово не конструируется в речи, а существует в памяти носителей
языка в единстве звучания и значения и по необходимости используется
говорящим в нужной грамматической форме.
6. Передаваемая словом информация весьма сложна в силу того, что
оно характеризуется идиоматичностью, т.е. полной или частичной невы-
водимостью семантики слова из значений морфем, входящих в его состав.
Например, слово речник толкуется в ТСЕ как «работник речного транс-
порта». Членение слова на морфемы показывает, что оно включает в себя
корень рек/ч-, имеющий значение ‘постоянный водоем с естественным
течением воды по разработанному ею руслу от истока до устья’, суффикс
-ник, способный передавать значения лица или предмета, и нулевое оконча-
ние, указывающее на грамматические значения. Компоненты лексического
значения ‘работа, транспорт’ морфемной структурой слова не передаются.
В сравнении со словом семантика словосочетания и предложения в стан-
дартизованном языке формируется на основе значений слов, входящих
в их состав.
Лексоцентризмом языка объясняется многообразие функций слова.
К их числу принадлежат:
а) номинативная функция; она заключается в том, что слова называют
предметы, явления, действия;
112
б) когнитивная (познавательная) функция; она проявляется в том, что
объект окружающей действительности, который нуждается в познании,
требует обозначения, поскольку на начальном этапе изучения необходимо
дифференцировать его от смежных явлений. Не случайно открытие новых
минералов, химических элементов, элементарных частиц сопровождается
процессом их называния. При этом название может указывать на имя уче-
ного, совершившего открытие; место, в котором оно произошло; свойства
исследуемого объекта, например:
Уваровит — минерал, кальциево-хромовый силикат, разновидность граната изум-
рудно-зеленого цвета. Назван в честь одного из президентов Российской академии наук
графа С. С. Уварова (1786—1855);
Варисцит (юталит) — минерал, зеленого цвета; свое название получил по названию
района Варисция в Германии, где он был впервые обнаружен и описан в 1837 г.;
Аргентум — обозначение серебра в Периодической таблице Менделеева (Ag/Argentum
от греч. ἀργήντος — белый, сияющий);

в) кумулятивная (накопительная) функция, которая обусловлена тем,


что слово способно накапливать информацию, в результате чего одна
ее часть формирует понятие, фиксируемое словарями в виде значения,
а другая существует в сознании носителей языка в виде второстепенных,
фоновых знаний о предмете. Обе эти части пополняются и обмениваются
информацией, в результате чего структура и объем значения слова обнару-
живают динамику, ср.:
Радиус м. лат. полупоперечник круга, полуось шара, луч, нога, которою круг очерчен;
черта или мера от остья (средоточия, центра) до обода. Радиус вектор, полупоперечник
долгокруга (эллипса). | Радиус, лучевая кость; она лежит рядом с локтевою и с нею об-
разует локтевую часть руки (локотник) (ТСД);
Радиус -а; м. [лат. radius] 1. Матем. Отрезок прямой, соединяющий какую-л. точку
окружности или поверхности шара с центром; длина этого отрезка. 2. Величина охвата,
сфера действия, распространения чего-л. (по отношению к какому-л. центру). Р. действия
авиации.  Радиусный, — ая, — ое (БТС);

г) обобщающая функция, которая заключается в том, что значение


слова называет не частное явление, а целый класс однотипных фрагмен-
тов действительности. Благодаря обобщающей функции слова, сколь бы
ни различались образы, закрепленные в сознании носителей языка за общей
формой, существует возможность взаимопонимания между участниками
коммуникации. Как следствие, слово обладает коммуникативной функ-
цией, приобретая ее в составе предложения, в рамках которого оно служит
«строительным» материалом. Таким образом, коммуникативная и струк-
турная, т.е. «строительная», функции слова находятся в зависимости друг
от друга;
д) эстетическая функция, которая проявляется у слова в рамках худо-
жественного произведения. Она заключается в способности лексической
единицы выступать средством художественной выразительности. Эстети-
ческая функция является одним из проявлений прагматической функции,
которая все чаще попадает в поле зрения исследователей;
е) прагматическая (праксеологическая, практическая) функция слова
определяется лингвистами (Н. К. Гарбовский, В. Н. Комиссаров, Н. Д. Ару-
113
тюнова) как способность слова не только называть объект речи, но и харак-
теризовать его в зависимости от точки зрения говорящего и характера ситу-
ации с целью воздействия. Например, неторопливый человек может быть
оценен собеседником как основательный, медлительный или как копуша,
тормоз; его действия охарактеризованы как разумные, взвешенные, про-
думанные или в негативном смысле: в час по чайной ложке, спит в одном
ботинке, засыпает на ходу. В каждом конкретном случае целью говоря-
щего является либо одобрение, поощрение собеседника, либо критика,
направленная на изменение его поведения.

4.3.2. Системные отношения в лексикологии


Совокупность слов любого естественного языка, в том числе русского,
образует языковую систему, характеризующуюся целостностью, един-
ством, упорядоченностью однородных элементов, между которыми суще-
ствуют определенные связи и отношения. Таким образом, лексическая
система включает в себя однородные единицы, обладающие лексическим
значением, среди которых нет места элементам других уровней (фонемам,
морфемам, предложениям).
В толковых словарях, в большинстве случаев построенных по алфа-
витному принципу, главной единицей системы является слово, а точнее
лексема, т.е. «слово как самостоятельная смысловая единица, рассматри-
ваемая во всей совокупности своих форм и значений» (ТСЕ). Например,
у лексемы буква в словаре выделяется два основных и одно оттеночное
значение:
Буква -ы; ж.
1. Разг. Графический знак в составе алфавита, обычно соответствующий определенному
звуку. Строчная, прописная б. Русские, латинские буквы. Выучил все буквы (весь алфа-
вит). / Разг. О звуке, обозначаемом этим знаком. Произнесите свою фамилию по буквам.
Не выговаривает букву «р». 2. только ед.; чего. Внешняя, формальная сторона (в противо-
положность смыслу, содержанию). Передать в переводе дух, а не букву оригинала. Важен
смысл, а не б. чего-л. Следовать букве закона, устава, приказа (точно, нередко формально
выполнять). Отступать от буквы закона, устава, приказа (допускать отклонение, на-
рушать его) (БТС).

Грамматические пометы указывают на то, что это имя существительное


женского рода обладает полным набором грамматических форм (числа
и падежа). Дериваты буковка, буквочка, буквенный, букварь в число форм
рассматриваемого слова не входят, поскольку являются самостоятельными
лексемами.
В свою очередь, лексема также представляет собой систему, поскольку
в случае многозначности она состоит из нескольких лексико-семантиче-
ских вариантов (ЛСВ), образующих семантическую структуру (от лат.
structura — ‘строение, расположение, порядок’). Структура предполагает
упорядоченность элементов в системе, где каждый из них занимает свой-
ственное только ему место, которое скреплено связями с окружающими
единицами. Так, ЛСВ состоят друг с другом в отношениях производности
(см. разд. 4.4.3). Составляющие семантическую структуру значения делятся
114
на прямые и образованные от них переносные. Например, у лексемы буква
выделяют прямое значение — ‘графический знак, элемент алфавита опре-
деленного языка’ (первый ЛСВ) и переносное: ‘прямой, явно прописанный
смысл какого-либо документа’ (второй ЛСВ). Структура придает системе
стабильность и устойчивость: при появлении у слова новых ЛСВ, они
не разрушают систему, а встраиваются в нее.
Аналогичным образом каждый ЛСВ состоит из минимальных компо-
нентов смысла — сем. В составе лексического значения любого слова, кроме
понятийной составляющей (сигнификата), присутствуют такие компо-
ненты значения, как денотат, структурный компонент, коннотат, этнокуль-
турный и прагматический компоненты. Все они находятся друг с другом
в отношениях иерархии (от греч. hieros — ‘священный’ и archē — ‘власть’).
Иерархичность структуры проявляется в том, что элементы системы рас-
полагаются в порядке от высшего к низшему, т.е. каждая единица высшего
уровня состоит из элементов низшего уровня. Именно поэтому при выпол-
нении различных видов лексического анализа требуется строго соблюдать
план: ведь в противном случае представления о системности рассматрива-
емого явления будут нарушены.
В то же время каждый ЛСВ многозначного слова является элементом
более сложных систем — семантических группировок разной степени слож-
ности. Отношения между ними придают лексической системе целостность
и единство.
Между элементами лексической системы выделяются отношения:
а) парадигматические (от греч. paradeigma — ‘пример, образец’), которые
обычно определяются как отношения противопоставленности внутри сло-
весного ряда. С одной стороны, для объединения в словесный ряд лексиче-
ские единицы должны обладать общей семой (цветы: роза, ромашка, гвоздика
и др.), поэтому бессмысленно сравнивать друг с другом элементы разных
парадигматических групп, например розу и гуталин. С другой стороны, эле-
менты лексической парадигмы обнаруживают отличия (именно так нужно
понимать термин противопоставленность в данном случае). Иными сло-
вами, элементы лексической парадигмы не обладают полной взаимозаменя-
емостью; носитель языка осознает эту разницу, когда, например, на приеме
у врача слышит: «Сядьте на стул» (при том, что рядом стоят стул и табурет);
б) синтагматические (от греч. syntagma — ‘нечто соединенное’), кото-
рые проявляются в линейной сочетаемости единиц. Например, носитель
русского языка на предложение составить словосочетание со словом яркий
построит конструкции яркое солнце, яркие впечатления, но никогда не соз-
даст оборот с глаголом, поскольку для прилагательного такая сочетаемость
не свойственна ни в грамматическом ни в лексическом аспекте;
в) деривационные (от лат. derivatio — ‘отвод, отклонение’), которые
наблюдаются между лексемами, находящимися в отношении словопроиз-
водства: вода — водяной — водянистый — водянистость.
Лексические группировки, которые формируются в результате дей-
ствия парадигматических, синтагматических и деривационных отношений,
рассматриваются далее.
115
4.3.3. Типология парадигматических группировок
Лексический уровень языка организован сложными соотношени-
ями лексико-семантических полей, как смежных, так и пересекающихся
и соподчиненных. В русской лексикологии принято выделять следующие
типы семантических группировок.
1. Лексико-семантическое поле (ЛСП) — максимальная лексическая
единица, возглавляемая именем поля, обозначающим общий компонент
смысла всех элементов данной лексической парадигмы. В состав ЛСП вхо-
дят слова разных частей речи, а также устойчивые выражения, принадле-
жащие к активному и пассивному запасу, являющиеся элементами разных
стилей, а иногда и внелитературных пластов лексики. Так, в состав ЛСП
«Транспорт» входят существительные — автобус, троллейбус, трамвай,
метро, телега, дрожки, сани, конка и др., прилагательные — общественный,
частный, наземный, водный, скоростной и т.д., глаголы — ехать, нестись,
тащиться, перевозить, влачиться, трястись и т.п., наречия — своевременно,
быстро и пр. В зависимости от семантико-стилистической характеристики
они формируют ядро или периферию ЛСП.
Ядерная часть ЛСП структурируется именем поля (как правило, это
существительное, обладающее обобщающей семантикой: одежда, пища,
религия, природа и пр.). Лексические элементы, входящие в ядерную часть
ЛСП, частотны, нейтральны в стилистическом отношении и общеупотре-
бительны. Например, к ядерной части ЛСП «Транспорт» относятся слова
автобус, троллейбус, метро, трамвай.
Первая (ближняя) периферия ЛСП включает в себя стилистически
окрашенные элементы, входящие в активный запас языка. Ближняя пери-
ферия ЛСП «Транспорт» представлена словами маршрутка (ср. маршрут-
ное такси), Газель (пассажирский автомобиль ГАЗ), электричка (электро-
поезд), грузовик (грузовой автомобиль), такси (таксомотор) и др.
Вторая (дальняя) периферия представлена словами, относящимися
к пассивному запасу, — историзмами, архаизмами и неологизмами. В даль-
нюю периферию ЛСП «Транспорт» входят слова тройка, перекладные,
колесница, карета, конка, омнибус, Копейка, Зилок, Запор, таксо, Волга,
Победа, мерин; монорельс, наземное метро.
Между ближней и дальней периферией не существует жесткой границы:
существует множество слов одновременно и стилистически окрашенных,
и относящихся к пассивному запасу (колымага, рыдван и т.п.). На границе
дальней периферии находятся слова иноязычного происхождения, воспри-
нимаемые носителями русского языка как экзотизмы (рикша, велорикша,
паланкин, арба и др.)
Элементы ЛСП, как и выделяемой из его состава тематической группы,
связаны друг с другом гипо-гиперонимическими (родовидовыми) отноше-
ниями.
2. Лексико-тематическая (тематическая) группа (ЛТГ) выделя-
ется из состава ЛСП и обычно включает в себя существительные, кото-
рые в совокупности раскрывают ту или иную тему, описывающую один
из фрагментов окружающей действительности: «Рыбы», «Посуда», «Ланд-
шафт», «Психическое состояние», «Вкус».
116
Научная дискуссия
Многие ученые полагают, что ЛТГ не является лингвистической, поскольку темати-
ческая группа строится с опорой на экстралингвистический признак. Представляется,
однако, что сема, называющая этот признак (см. 4.4.), и, следовательно, ЛТГ, сформи-
рованная на ее основании, — лингвистические единицы разной степени сложности.
Другим дискуссионным вопросом является проблема возможности выделения
ЛТГ не только для существительных, но и для слов других частей речи. Данная точка
зрения не лишена смысла, однако следует сделать оговорку: тематическая группа,
выделяемая для глаголов или прилагательных, именуется посредством отглаголь-
ного или отадъективного существительного, поскольку слова именно этих частей
речи «приспособлены» для наименования темы.

Тематическая группа включает слова одной части речи. В составе ЛСП


«Транспорт» представлены тематические группы наземный, водный, воз-
душный транспорт (автобус, троллейбус, трамвай; катер, пароход; яхта,
паром; самолёт, лайнер).
Тематическая (лексико-тематическая) группа базируется на родовидо-
вых (гипо-гиперонимических) отношениях. Гиперонимом называют имя
группы (например, блюдо), а гипонимами, или согипонимами, — ее компо-
ненты (щи, каша, котлета, пюре). Тот же тип отношений характерен и для
лексико-семантических групп, которые выделяются из состава тематиче-
ской группы на основе конкретной семы. Для этого используются семанти-
ческие конкретизаторы. Например, из ЛТГ «Цветы» с помощью сем луго-
вые, экзотические, садовые и др. выделяется ряд лексико-семантических
групп.
3. Лексико-семантическая группа (ЛСГ) квалифицируется как микро-
система, состоящая из слов одной части речи с общим основным компо-
нентом значения. В сравнении с тематической группой семантика данного
компонента значения более конкретна. Например, из состава ЛТГ «Обще-
ственный транспорт» выделяются ЛСГ, объединяемые семами скорость
(скоростной, мобильный), вместимость (многоместный, маломестный, вме-
стительный, двухэтажный), комфортабельность, современность, особен-
ности передвижения в городе (буксовать, застрять в пробке, проскочить)
и т.д.
Из состава ЛСГ выделяются синонимический ряд (разд. 4.5.2.) и анто-
нимическая пара (разд. 4.6.1), для которых характерны отношения сходства
и противопоставления соответственно. Другой тип связей внутри лексиче-
ской системы квалифицируется с помощью термина «ложнопарадигмати-
ческие (квазипарадигматические) отношения». Их формирование опреде-
ляется взаимодействием не между значениями, а между знаками лексем.
В число таких отношений входят омонимия (см. 4.7) и паронимия (см. 4.8).

4.3.4. Типология системных связей


Анализ элементов лексической системы в парадигматическом аспекте
направлен на выявление ее упорядоченности, проявляющейся в струк-
турированности, находящей выражение в устойчивой связи элементов,
которой обладают все компоненты системы. Лексемы обладают формой
117
и закрепленным за ними содержанием, т.е. одним лексическим значением
у однозначного слова и несколькими — у многозначного. Лексическое зна-
чение слова представляет собой комплекс упорядоченных элементов семан-
тики (см. разд. 4.4). Так, понятийная часть лексического значения любого
слова самостоятельной части речи включает в себя грамматическую, лек-
сико-грамматическую семы, архисему, гипосемы (интегральные и диффе-
ренциальные), потенциальные семы. Лексическое значение любого слова
знаменательной части речи в целом включает одни и те же компоненты:
денотат, сигнификат, структурный компонент, коннотат, этнокультурный
и прагматический компоненты.
Помимо парадигматических лексическая система организуется посред-
ством синтагматических и деривационных отношений. Например, слово
автобус обнаруживает синтагматические связи с глаголами ехать,
садиться, сойти, арендовать и прилагательными современный, комфор-
табельный, маломестный и др. При этом в синтагматические отноше-
ния вступают элементы парадигматических группировок, обладающих
в составе ЛСП «Транспорт» разным иерархическим статусом. Дериваци-
онный потенциал элементов ЛСП способствует расширению его состава,
поскольку производные слова в первую очередь пополняют само поле,
а затем смежные с ним парадигмы: автобус — автобусный; автомобиль,
автомобильный — автомобилестроение — автомобилист.
Все перечисленные отношения придают лексической системе целост-
ность и структурированность.

4.4. Ëåêñè÷åñêîå Çíà÷åíèå Ñëîâà

Лексическое значение слова изучается семантикой, которая характери-


зует слово с точки зрения связи его знака и значения, а также системных
связей лексических значений. В задачи семантики входит:
1) выявление семной структуры слова;
2) описание системы элементов лексического значения;
3) характеристика семантической структуры многозначного слова;
4) изучение отношений слова с устойчивыми выражениями языка;
5) определение места слова в лексической системе, т.е. в составе семан-
тических групп;
6) описание системных отношений между лексическими единицами
конкретного языка.
Изучение семантики требует последовательного разграничения лекси-
ческого и грамматического значений.
Лексическое значение представляет собой предметно-понятийную
соотнесенность словесной формы (графического или фонетического ком-
плекса), отображенной в соответствии с грамматическими и семантиче-
скими нормами данного языка. Лексическое значение индивидуально для
каждого слова, оно передается в первую очередь с помощью корня (весна —
время года, сменяющее зиму и предшествующее лету) и уточняется с помо-
щью словообразовательных морфем.
118
Определение понятия
Главной проблемой, связанной с лексическим значением (ЛЗ), является объем
данного понятия, которое в представлении разных исследователей трактуется
более или менее широко. Так, в «Словаре-справочнике лингвистических терминов»
Д. Э. Розенталя и М. А. Теленковой (1976) представлено узкое понимание ЛЗ, кото-
рое характеризуется как «содержание слова, т.е. устанавливаемая нашим мышлением
соотнесенность между звуковым комплексом и предметом или явлением действи-
тельности, которые обозначены этим комплексом звуков. Носителем лексического
значения является основа слова». Таким образом, лексическое значение понимается
как связь между знаком и референтом (отрезком окружающей действительности).
Шире трактовал лексическое значение В. В. Виноградов, который квалифициро-
вал его как «предметно-вещественное содержание, оформленное по законам грамма-
тики данного языка и являющееся элементом общей семантической системы словаря
этого языка. Общественно закрепленное содержание слова может быть однородным,
единым, но может представлять собою внутренне связанную систему разнонаправ-
ленных отражений разных “кусочков действительности”, между которыми в системе
данного языка устанавливается смысловая связь»1.
Иными словами, Виноградов включал в объем этого понятия не только референт-
ную, а точнее денотативную, но и понятийную соотнесенность. Как следует из опре-
деления, он разграничивал термины понятие и значение, выделяя последнее в рамках
языковой системы. Кроме того, ученый усматривал связь между лексическим и грам-
матическим значением слова. Такое утверждение абсолютно справедливо, поскольку
изменение грамматического значения слова определяет трансформацию ЛЗ (ср. пре-
мудрость (ед. ч.) ‘глубокая, высшая мудрость’ (устар.); ‘бездна премудрости’ и пре-
мудрости (ед. и мн. ч.) ‘что-нибудь мудреное, глубокомысленное, трудно понимае-
мое’ (разг. и ирон.): Тут такие премудрости, мне не понять!).
Сходное представление о структуре ЛЗ отражено в так называемом семанти-
ческом треугольнике (semantic triangle), созданном английскими исследователями
Ч. Огденом и А. Ричардсом (рис. 4.1).

Референс

Символизирует Относится к
(причинное (другие причинные
отношение) отношения)

Знак Референт
Обозначает

Рис. 4.1. Семантический треугольник Огдена — Ричардса

В работах российского лингвиста Л. А. Новикова схема приобрела вид трапеции,


которая подчеркивает различия между понятием и значением (рис. 4.2).

1 Виноградов В. В. Основные типы лексических значений слова // Вопросы языкознания.


1953. № 5. С. 10.

119
Значение Понятие

Словов Референт

Рис. 4.2. Лексическое значение в понимании Л. А. Новикова

Разграничение значения и понятия обусловлено тем, что совокупность понятий


образует концептосферу, а значение, являющееся упрощенным понятием, существует
в обыденном сознании и находит отражение в языке. Так, в энциклопедическом спра-
вочнике дается следующее толкование:

ЯБЛОКО — в ботанике — сочный, обычно многосемянный нераскрывающийся плод


растений семейства розоцветных подсемейства яблоневых — груши, яблони, айвы,
рябины и др. В быту яблоком называется плод яблони («Советский энциклопедический
словарь», 1983).

В современном источнике, каким является «Новый словарь методических терми-


нов и понятий (теория и практика обучения языкам)» Э. Г. Азимова и А. Н. Щукина
(2009), ЛЗ квалифицируется как «значение, присущее слову как лексеме; содержа-
ние слова, отражающее в сознании и закрепляющее в нем представление о предмете,
процессе, явлении. Л. з. с. носит обобщенный и обобщающий характер, сопоставля-
ется с философской категорией “понятие”, определяется семантикой, прагматикой,
синтаксическими связями слова». К уже выделенным в составе ЛЗ денотату и сиг-
нификату в определении добавляется прагматическая характеристика, традиционно
соотносимая с коннотатом (созначением), включающим эмоционально-оценочную,
экспрессивную и стилистическую характеристики слова.
Добавим, что большинство лингвистов включает в состав ЛЗ этнокультурный
(национально-культурный компонент), поскольку слова разных языков, имеющие
одинаковые значения, могут отличаться второстепенными (фоновыми) семами, кото-
рые при общении часто становятся коммуникативно значимыми. Так, носитель рус-
ского языка фразу Встречаемся в шесть скорее всего поймет как указание на вечер-
нее время, а вьетнамец, который привык к тому, что учеба начинается в 5.30 утра,
может понять эту фразу иначе.

Таким образом, лексическое значение слова (ЛЗ) намного сложнее, чем


значение, зафиксированное в толковом словаре, и лингвисты по-разному
определяют не только число его компонентов, но и их содержание.
Грамматическое (формальное) значение выступает как добавочное
к лексическому и выражает морфолого-синтаксические отношения слова
в рамках словосочетания или предложения. Грамматическое значение
является общим для слов одной части речи.
Лексическое и грамматическое значение взаимодействуют в рамках лек-
семы, которая включает в себя все многообразие форм и значений данной
единицы. Данный термин был введен в научный оборот В. В. Виноградовым,
который стремился подчеркнуть взаимосвязь и взаимообусловленность двух
видов значения. Эта связь проявляется в том, что при изменении грамма-
тических свойств слова меняется и его лексическое значение. Так, лексема
капля, которая в первичном значении (‘мелкая часть жидкости обычно
120
в форме шарика’) конкретна и имеет две формы числа, во вторичном зна-
чении (‘лекарственное средство жидкой консистенции’) переходит в разряд
вещественных существительных, утрачивая форму единственного числа.
Лексема включает в себя ряд лексико-семантических вариантов (ЛСВ),
которые также называются значениями многозначного слова. Например,
слово абзац имеет два лексико-семантических варианта, и каждый из них
анализируется независимо от другого:
Абзац -а; м. [нем. Absatz]. 1. Отступ вправо в начале первой строки какой-л. части тек-
ста; красная строка. Начать с абзаца. Сделать а. при наборе. 2. Часть текста между двумя
такими отступами. Прочитать пять абзацев.  Абзацный, — ая, — ое. А. отступ (БТС).

В формулировке ЛСВ участвуют семы — минимальные элементы


смысла, равные словоформе или устойчивому выражению. Так, лексема
вакцина включает следующие семы: ‘препарат’; ‘из микроорганизмов’; ‘из
продуктов их жизнедеятельности’; ‘применяемый’; ‘для предохранитель-
ных’; ‘лечебных’; ‘прививок’; ‘против болезней’; ‘болезней инфекционных’.
Семы используются для анализа значения конкретного ЛСВ.

4.4.1. Семный анализ слов


Семный (компонентный) анализ — наиболее простой вид лексического
разбора, задача которого состоит в том, чтобы охарактеризовать понятий-
ную составляющую слова, т.е. его сигнификат, в семантическом и струк-
турном аспектах. Единицей семного анализа выступает сема (семантиче-
ский множитель), минимальный далее не членимый компонент значения.

Определение понятия
Семный (компонентный) анализ представляет собой «процедуру расщепления
значения на составные части, вычленение которых обусловлено как соотношением
элементов внутри отдельного значения (наличие более общих и более частных эле-
ментов, т.е. иерархичность организации), так и соотношением этого значения со зна-
чениями других языковых единиц»1.
Термин «компонентный анализ» впервые использовал У. Гуднаф в статье
«Культурная антропология и лингвистика» (1957). Введенным понятием он обо-
значил метод лингвистического анализа, позволяющего выявить иерархию сем, фор-
мирующих лексическое значение слова. Метод компонентного анализа был развит
Н. С. Трубецким применительно к фонемам. На материале грамматических значе-
ний метод компонентного анализа впервые применил Р. О. Якобсон для описания
категории падежа русских существительных.

В составе значения сема может быть представлена словоформой или


словосочетанием, свободным либо устойчивым. Так, значение слова рас-
сада включает в себя следующие семы:
1. ‘молодые’ 2. ‘растения’ 3. ‘выращиваемые’ 4. ‘в парниках’ (или) 5—6. ‘на специальных
грядах’ 7—8. ‘для последующей пересадки’ 9. ‘в открытый грунт’.

1 Селиверстова О. Н. Труды по семантике. М., 2004. С. 81.

121
В случаях 5—6 и 7—8 предлог входит в состав словоформы существи-
тельного, а пример 9 не членится на семы, поскольку выражен устойчивым
сочетанием.
Поскольку слова для семного анализа берутся из толковых словарей,
результат процедуры зависит от полноты дефиниции, которая не всегда
совпадает в разных источниках. Так, толкование значения слова абзац,
которое приводилось выше, в ТСУ представлено несколько иначе, чем
в БТС, ср.:
АБЗАЦ абзаца, м. (нем. Absatz) (спец.). 1. Отступ вправо в начале строки, для отде-
ления одной части текста от другой; красная строка. При наборе сделать абзац. 2. Текст
между двумя такими отступами. Прочесть два абзаца (ТСУ).

Чем полнее словарная дефиниция, тем легче выполнить семный анализ,


так как нет нужды выявлять недостающие семы самостоятельно. Если же
это необходимо, следует обратиться к иллюстративному материалу — при-
мерам, которые позволят восстановить компоненты значения ЛСВ.
Типология сем лексического значения представляет собой иерархию,
которую необходимо отразить в процедуре анализа.
1. Самой общей семой, характеризующей принадлежность слова к опре-
деленной части речи является грамматическая сема — граммема. Иначе
ее называют классемой, поскольку она обозначает грамматический класс
и выражает общую семантику той части речи, слово которой подлежит
анализу. Имена существительные обладают граммемой ‘предметность’,
глаголы — ‘действие’, прилагательные — ‘признак’, числительное — ‘коли-
чественный признак’, наречие — ‘признак действия’. Так, имена существи-
тельные абзац, радость, песок, детвора имеют граммему ‘предметность’,
имена прилагательные высокий, солнечный, лисий — граммему ‘признак’,
глаголы читать, причесываться, подумать, бежать — граммему ‘действие’.
2. Более конкретной является лексико-грамматическая сема, объеди-
няющая в себе лексические и грамматические признаки слова. Она уста-
навливается в зависимости от лексико-грамматических разрядов: у имен
существительных это ‘конкретность’, ‘абстрактность’, ‘вещественность’ или
‘собирательность’, у имен прилагательных — ‘качественность’, ‘относитель-
ность’ или ‘притяжательность’, у глаголов — ‘способы глагольного дей-
ствия’, ‘возвратность/невозвратность’, ‘личность/безличность’.
Так, имена существительные обладают следующими лексико-грам-
матическими семами: абзац — ‘конкретность’, радость — ‘абстрактность’,
песок — ‘вещественность’, детвора — ‘собирательность’. Имя прилагатель-
ное высокий содержит лексико-грамматическую сему ‘качественность’, сол-
нечный — ‘относительность’, лисий — ‘притяжательность’. Глагол читать
обладает семами ‘предельность’, ‘невозвратность’, ‘личность’; причесы-
ваться — семами ‘непредельность’, ‘возвратность’, ‘личность’; подумать —
семами ‘предельность’, ‘окончательность’, ‘невозвратность’, ‘личность’;
бежать — семами ‘предельность’, ‘невозвратность’, ‘личность’.
3. Наиболее общей среди лексических сем является архисема (гипер-
сема, родовая сема), которая называет имя лексико-семантического
поля (ЛСП), куда наряду с другими элементами входит рассматривае-
122
мая лексема. Так, имя существительное хлеб входит в ЛСП «Продукт»,
имя прилагательное высокий — в ЛСП «Размер», глагол бежать — в ЛСП
«Движение». Критерием правильности определения архисемы выступает
возможность включения в ЛСП значительного числа слов разных частей
речи, например ЛСП «Движение»: бежать, выбежать, бег, идти/ходить,
ходьба, двигаться, передвижение, подвижной (состав), подвижный (человек)
и т.д.
4. Гипосема (видовая сема) представляет собой признак, которым
характеризуются гипонимические лексемы, образующие парадигмы типа
лексико-тематических и лексико-семантических групп (ЛТГ, ЛСГ).
Как правило, таких признаков несколько. Среди них выделяются инте-
гральные и дифференциальные семы. Интегральные семы более кон-
кретны, чем архисемы, и служат основанием для объединения слов в ЛТГ
и ЛСГ. Так, второй ЛСВ имени существительного абзац входит в темати-
ческую группу, которая выделяется из состава ЛСП «Текст», и содержит
интегральную сему ‘часть’. В ЛТГ «Часть текста» входят такие компоненты,
как ‘часть’, ‘глава’, ‘раздел’, ‘параграф’. Семой, позволяющей дифференци-
ровать их семантику внутри ЛТГ, является ‘наличие заглавия’. Ср.:
Глава 2. ж. 1) Раздел художественного, научного, публицистического и т.п. сочинения,
отмеченный нумерацией или заголовком;
Параграф м. 1) а) Мелкое подразделение текста внутри главы, раздела, обознача-
емое обычно специальным знаком (ТСЕ).

5. Потенциальная сема характеризуется тем, что в отличие от назван-


ных выше сем она не отражается в словарной дефиниции, хотя отчетливо
осознается носителями языка. Роль потенциальных сем в семантической
структуре ЛСВ чрезвычайно важна, поскольку они часто служат основой
для переноса при образовании производных ЛСВ. Инструментом выявле-
ния потенциальных сем выступает сравнение непроизводных и произво-
дных значений. Так, в многозначном слове медведь выделяются следую-
щие ЛСВ:
Медведь -я, м. 1. Крупное хищное млекопитающее с длинной шерстью и толстыми
ногами, а также его мех. Белый м. Бурый м. Двум медведям в одной берлоге не ужиться
(посл.). Делить шкуру неубитого медведя (погов. о тех, кто делит между собой доходы,
выгоды, к-рых еще нет и, возможно, вообще не будет; разг. ирон.). М. на ухо наступил
кому-н. (о том, кто полностью лишен музыкального слуха; разг. шутл.). 2. перен. О не-
уклюжем, неповоротливом человеке (разг.) (ТСО).

Ни одна сема первого ЛСВ не объясняет, каким образом произошел


метафорический перенос, обусловивший появление второго значения,
однако носители русского языка знают, что медведю приписывается неу-
клюжесть. Именно сема, называющая этот признак, легла в основу пере-
носа.
Выявлению потенциальной семы способствует анализ иллюстративных
примеров, представленных в словаре. Так, лексема хлеб, которая имеет
первичное значение ‘пищевой продукт, выпекаемый из муки’, сопровожда-
ется в толковых словарях словосочетаниями белый хлеб, черный хлеб — это
позволяет сделать вывод, что хлеб бывает разного цвета, а языковое чутье
123
подсказывает, что хлеб может быть и разной формы (булка, батон, кара-
вай).
Таким образом, семный анализ дает объективные представления об осо-
бенностях семантики ЛСВ. Более сложную информацию о структуре ЛЗ
можно получить с помощью анализа лексического значения.

4.4.2. Структура лексического значения слова


Традиционно в состав лексического значения включают денотат (лат.
denotatum — обозначаемое), т.е. класс однородных предметов, признаков,
действий, вызываемый в сознании носителей языка определенным знаком.
Например, графический комплекс дом может вызывать в сознании носите-
лей языка ряд представлений, однако все они обнаруживают общие черты:
наличие стен, крыши, окон, дверей (трубы); использование в качестве
постоянного (временного) жилища. В том случае, если речь идет о кон-
кретном предмете, обладающем набором отличительных признаков, его
называют референтом.
Так, на рис. 4.3, где наглядно демонстрируется различие денотата
и референта, даны три изображения, которые представляют класс предме-
тов, обозначаемых знаком дом, и конкретный единичный объект, извест-
ный носителям русского языка под названием «Дом Пашкова». Это здание,
находящееся на Моховой улице в Москве, принадлежит Российской Госу-
дарственной библиотеке.

Рис. 4.3. Соотношение денотата и референта

Наиболее характерные признаки денотата, оформленные в виде сем,


входят в состав словарной дефиниции, которая представляет собой сиг-

124
нификат слова (от лат. significātum — значимое). Так, первичное значение
слова дом следующее:
Дом … 1. Здание, строение, предназначенное для жилья, для размещения различных
учреждений и предприятий. Кооперативный д. Дома-новостройки. Строительство круп-
нопанельных домов. Каменный д. Жилой д. Срубить д. (построить здание из брёвен). * Дома
новы, но предрассудки стары (Грибоедов) (БТС).

Каждый ЛСВ многозначного слова занимает отличное от других значе-


ний того же слова место в системе языка, которое характеризуется в рам-
ках структурного компонента ЛЗ. В его составе выделяются парадигмати-
ческая, синтагматическая и деривационная составляющие.
Парадигматическая характеристика ЛЗ слова предполагает выявление
его места в составе парадигматических группировок разной степени слож-
ности. Так, первый ЛСВ слова дом входит в состав ЛСП «Строение», ЛТГ
«Жилое здание», ЛСГ «Помещение предприятия, учреждения». Правиль-
ность выделения каждой из групп подтверждается с помощью обнаружения
других элементов этих лексических парадигм. В состав ЛСП «Строение»
входят слова изба, склад, музей, пятиэтажка и пр.; в состав ЛТГ «Жилое
здание» — изба, хата, пятиэтажка, башня, высотка, хрущоба и др.; в состав
ЛСГ «Помещение предприятия, учреждения» — завод, фабрика, универси-
тет, дом быта, дом культуры, торговый дом и т.д.
Синтагматическая характеристика ЛЗ отражает линейную сочета-
емость слова, т.е. вхождение его в свободные словосочетания. Так, пер-
вый ЛСВ слова дом образует словосочетания высотный (одноэтажный)
дом, деревянный (каменный, кирпичный, блочный) дом, разглядывать дом,
строить (разрушать) дом, обойти дом. Устойчивые выражения типа дом
(построенный) на песке, дом без хозяина и дом-сирота в этой группе не рас-
сматриваются по причине целостного переосмысления их словесного ком-
плекса-прототипа.
Деривационная характеристика ЛЗ обусловлена словообразователь-
ными связями слова и наличием производных ЛСВ. Так, прямое значение
лексемы дом обнаруживает деривационные связи с прилагательным домо-
вой (домовая книга), существительными домик, домишко, домина, домище,
домовой, наречием домой. Семантическая деривация первичного значения
проявляется в том, что от него в той или иной степени образованы такие
значения многозначного слова, как ‘жилое помещение, квартира, жилье’,
‘семья, люди, живущие вместе, одним хозяйством’, ‘царствующий род,
династия’ и др.
Перечисленные компоненты лексического значения считаются обяза-
тельными, поскольку без них лексическое значение слова существовать
не может. Все остальные компоненты ЛЗ лингвисты относят к разряду
факультативных, необязательных. Однако лингвострановедческие и линг-
вокультурологические исследования свидетельствуют о том, что факульта-
тивные компоненты ЛЗ в процессе общения нередко оказываются не менее
существенными, чем обязательные.
Для успешного протекания коммуникации принципиально важны кон-
нотативные составляющие лексического значения (термин коннотация,

125
т.е. созначение, образован от позднелат. connotatio, con — вместе и noto —
отмечаю, обозначаю). В состав коннотата входят следующие составляю-
щие:
а) эмоциональная — положительная или отрицательная оценка, сопро-
вождающая значение в сознании носителей языка.
б) экспрессивная — выразительность, образность, присущая не всем
ЛСВ;
в) стилистическая — закрепленность единицы в определенной сфере
общения.
Нужно отметить, что выделенные составляющие обнаруживаются
далеко не у всех значений многозначного слова: у первичных ЛСВ они
обычно отсутствуют, кроме того, наличие одного из компонентов семан-
тики не обусловливает представленности остальных. Так, имя прилага-
тельное давнишний, обладающее разговорной стилистической окрашенно-
стью и экспрессией (ср. давний), не имеет эмоционально-экспрессивной
характеристики:
Давнишний … (разг.). То же, что давний. Д. долг. Давнишнее знакомство (ТСО).

Имя существительное фабрикат и в первом и во втором значении имеет


негативную оценку, которая обусловлена экстралингвистическими факто-
рами, но стилистическую и экспрессивную составляющие обнаруживает
только во втором ЛСВ:
Фабрикант … 1. Владелец большой фабрики. 2. Человек, к-рый фабрикует (во 2 знач.)
что-н. (неодобр.). Фабриканты лжи. Фабриканты слухов… фабрикантша, — и (к 1 знач.;
разг.). II прил. фабрикантский, — ая, — ое (к 1 знач.) (ТСО).

Этнокультурный компонент ЛЗ представляет собой отражение в слове


национальной специфики в восприятии того предмета, который обознача-
ется словом. Ярко выраженным национально-культурным компонентом
обладает безэквивалентная лексика, не имеющая соответствий в других
языках: лапти, борщ, самовар, субботник, дача и пр. Труднее обнаружить
этнокультурный компонент у частично-эквивалентной лексики, для кото-
рой характерна эквивалентность понятийной составляющей. Ср.:
Дебютант -а, м. Тот, кто дебютирует где-н. II ж. дебютантка, — и. II прил. дебютант-
ский, — ая, — ое (разг.) (ТСО);
Debutante … «дебютантка высшего света, девушка из знатной или богатой семьи,
впервые начавшая выезжать в свет»1.

Национально-культурный компонент тесно связан с коннотатом, поэ-


тому некоторые лингвисты объединяют их в рамках термина «культурная
коннотация» (В. Н. Телия).
Прагматический компонент ЛЗ — это отражение в слове отношения
к предмету речи, к собеседнику. Например, прилагательное дедовский обла-
дает переносным значением ‘очень старый или устарелый’. Можно предпо-
ложить, что представителям культур, для которых характерно почтитель-
1 См.: Рум А. Р. Великобритания. Лингвострановедческий словарь. М., 2000.

126
ное отношение к традиции, будет непонятно, почему выражение дедовские
обычаи сопровождается отрицательной оценкой. Не менее трудно им будет
понять, почему выражение старым дедовским способом обладает положи-
тельной оценкой.

4.4.3. Семантическая структура многозначного слова


В русском языке, как и в любом другом, по количеству значений слова
делятся на однозначные и многозначные.
Однозначность, или моносемия (от греч. monos — один и sēma — знак),
присуща лексемам, имеющим только один денотат.
Многозначность, или полисемия (от греч. poly — много и sēma — знак), —
наличие у лексемы нескольких денотатов, отраженных соответствующими
лексико-сематическими вариантами, связанными друг с другом отноше-
ниями производности. Многозначность — это механизм, способствующий
языковой экономии.
Развитие многозначности слова — исторический процесс, который раз-
ворачивается постепенно, по мере осмысления носителями языка окружаю-
щей действительности. Формирование производных значений многознач-
ного слова является результатом метафорического и метонимического
видов переноса, позволяющих использовать существующие значения слова
для номинации новых отрезков действительности.
Метафора (греч. metaphora — перенесение) — вид семантического пере-
носа, который происходит на основании сходства, приписываемого двум
объектам, именуемым общим знаком. Ср.:
Лабиринт, — а, м. 1. Запутанная сеть дорожек, ходов, сообщающихся друг с другом
помещений [первонач. в Древней Греции и Египте большое здание со сложно располо-
женными переходами]. 2. перен. Сложное, запутанное расположение, сочетание чего-н.
Л. улиц. Л. мыслей. 3. Внутреннее ухо (спец.). II прил. лабиринтный, — ая, — ое (к 1 и 3
знач.) и лабиринтовый, — ая, — ое (к 1 и 3 знач.; спец.) (ТСО).

В основе переноса в данном случае лежит сема ‘запутанность’, которая


присутствует в обоих лексико-семантических вариантах лексемы. Сема,
на основании которой осуществляется метафорический перенос, обнару-
живает национальную специфику метафоры. Так, и в русском, и в китай-
ском языке есть выражение золотая осень, однако в русском языке пере-
нос осуществляется на основе семы ‘желтизна’ (‘золото желтого цвета’),
а в китайском — ‘богатство’ (‘золото — мерило благосостояния’). Мета-
форы могут носить национально-специфический характер, если возникают
на базе безэквивалентной лексики, например:
КАМЧАТКА камчатки, мн. нет, ж. (школьн. арго, пренебр.). Самая задняя парта или
несколько самых задних парт в классе, куда в старое время сажали самых плохих учеников.
Он несколько раз переходил из камчатки на первую парту и обратно. Помяловский. || собир.
Школьники, сидящие па этих партах. Эй, камчатка, потише! (По названию полуострова
в Восточной Сибири) (ТСУ).

В данном случае значение, заявленное как первичное, этимологически


производно от топонима Камчатка. Перенос произошел на основании
семы ‘удаленность’. Аналогичный фрагмент действительности на немецком
127
языке именуется Eselbank — это слово буквально переводится как «ослиная
скамейка»: туда сажали самых слабых учеников, показателем плохой успе-
ваемости которых был колпак с ослиными ушами.
В основе метафорического переноса могут лежать группы сем, объеди-
ненных по признаку:
1) цвета: золотые, медные волосы; платиновая блондинка;
2) формы: шкаф, мешок, квашня (о человеке);
3) объема: шар, пузырь, жердь (о человеке);
4) высоты (роста): каланча, жираф, верста коломенская (о человеке);
5) размера: огромный вклад в науку, минимальные затраты на подготовку;
6) количества: море слез, гора книг;
7) положения: Молодость осталась позади, Дела идут в гору; в глубине
души, с высоты собственного опыта;
8) организации явления: не знает своих корней (о человеке), азбука
рукопашного боя;
9) производимого впечатления: тусклый, безжизненный голос; искриться
весельем; свежий запах, говорить деревянным языком;
10) функции (функциональный перенос): Водитель включил дворники;
Положите анкету в файл.
Перечисленные модели используются для образования метафор, встре-
чающихся как в языке, так и в художественных текстах. Главное их отли-
чие заключается в степени экспрессивности (образности). С этой точки
зрения разграничивают метафору:
а) языковую, которая носит узуальный характер и часто обладает потух-
шей образностью (ср. крыло самолета, ножка стула, ручка двери);
б) традиционно-поэтическую, имеющую характер клише, распростра-
ненного в поэтической речи (сверкать взором, сердце остановилось, утро
жизни);
в) индивидуально-авторскую, обладающую подчеркнутой экспрессив-
ностью: лопасти латаний (В. Брюсов); упругое стекло Днепра (К. Баль-
монт); кузов пуза (В. Хлебников).
Метонимия (греч. metōnymia — переименование), другой тип семанти-
ческого переноса, понимается как перенос наименования по смежности, т.е.
на основе реальной связи явлений в окружающей действительности. При
характеристике метонимии в отличие от метафоры указываются не одна,
а две семы, лежащие в основе переноса. Существуют следующие модели
образования метонимии.
1. Пространственная, основанная на физическом, пространственном
соположении предметов, явлений:
а) перенос наименования помещения, учреждения, населенного пун-
кта на людей, живущих (работающих) в этом помещении, учреждении,
населенном пункте: Расскажем о достижениях нашей магистратуры (т.е.
магистрантов), Таможня (т.е. таможенники) даёт добро; Вся буровая (т.е.
буровики) собралась послушать начальника;
б) перенос названия действия на место, где оно происходит: ждать
у входа, подземный переход; сидеть на остановке;
128
в) перенос названия географического пункта, местности на то, что в них
производится: гжель (посуда с гжельской росписью), хохлома (изделия
народных промыслов с хохломской росписью);
г) содержащее вместо содержимого: съел две тарелки (супа), рассыпал
две коробки (сахара).
2. Временнáя, представляющая собой перенос названия действия
на результат, т.е. на то, что возникает в процессе действия: Перед уходом
я убрала шитье в стол; Ученики сдали сочинения учителю; Свою переписку
я храню в компьютере, Возле нашего дома большая стройка.
3. Признаковая, при которой называется:
а) признак предмета вместо самого предмета: Осталось сделать самую
малость (т.е. малую часть работы); Сейчас же прекратите это веселье (т.е.
несерьезное поведение);
б) материал, из которого сделана вещь, вместо наименования самой
вещи: коллекционировать серебро, выставка акварели; пальто с лисой; заво-
евать бронзу.
4. Логическая, имеющая ряд разновидностей:
а) имя автора, создателя чего-либо используется вместо названия его
произведения: читать Толстого, смотреть Тарковского, слушать Вивальди;
б) отвлеченные существительные используются вместо конкретных:
Не следует доверять лести (т.е. льстецам); Что по этому поводу думает
наука? (= ученые), Грубость слов (= грубые слова) ранит меня; Неблаго-
дарность (= неблагодарность за сделанное добро) одно из худших качеств
человека;
в) перенос названия действия на средство, вещество (предмет) или
на лиц, с помощью которых осуществляется это действие: заделывать щели
замазкой, качественная закваска; купить сушку для обуви, защита перешла
в нападение; футбольная команда.
5. Разновидностью метонимии является синекдоха (греч. synekdochē —
‘соотнесение’), основанная на переносе наименования с целого на часть
и с части на целое: кров, очаг в значении ‘дом’, парус в значении ‘лодка,
корабль’, касса — в значении ‘помещение’ и др.
6. Метонимии встречаются не только среди имен существительных,
но и среди глаголов, имен прилагательных, которые обладают собствен-
ными моделями переноса:
а) для глаголов:
— название сопутствующего действия или его частной характеристики
используется в качестве названия самого действия или состояния: хра-
петь — ‘издавать хриплые звуки во время сна’ и ‘крепко спать’; бубнить —
‘глухо, невнятно, монотонно говорить; бормотать, ворчать’ и ‘однообразно,
монотонно повторять что-либо с целью запомнить, заучить’ и т.п.;
— ‘совершать действие по отношению к объекту’ — ‘производить что-то
в результате подобного действия’: рубить — ‘ударяя с размаху чем-либо
острым, разделять на части; рассекать’ (дерево) — ‘действуя таким образом,
вырубать, прорубать’ (просеку) — ‘измельчать, ударяя чем-либо острым’
(дрова);
129
б) для имен прилагательных:
— свойство действия или события переносится на свойство субъекта,
совершающего это действие: эффективное руководство — эффективный
менеджер; агрессивный стиль поведения — агрессивный специалист;
— признак какой-либо сущности переносится на время, когда обнару-
живается этот признак: голодный человек — голодные годы; теплый день —
теплая погода;
— признак какой-либо сущности переносится на место, где реализуется
этот признак: голодный человек — голодный край; жаркий климат — жаркие
страны;
— название состояния переносится на причину состояния: радостный
человек — радостная встреча.
Метонимии, как и метафоры, различаются по степени экспрессивности:
1) языковые (узуальные) метонимии характеризуются стертой образ-
ностью: искать объезд; ставить Чехова; собраться всем подъездом; стадо
в пятьдесят голов; отряд в сотню штыков;
2) традиционно-поэтические (общепоэтические) метонимии сохра-
няют образность, но не обладают уникальностью: синева, лазурь в значении
‘небо’: Надо мной в лазури ясной / Светит звездочка одна (В. Ходасевич);
деревья (березы, дубы и пр.) в значении ‘листья’ (пожелтели); оковы, цепи
в значении ‘угнетение, несвобода’;
3) общегазетные (общемедийные) метонимии также сохраняет образ-
ность, но употребляется не в художественном, а в публицистическом стиле
речи: Москва, Кремль (‘правительство РФ’, ‘Россия’), Белый Дом, Дядя Сэм
(‘правительство США’, ‘Соединенные Штаты Америки’);
4) индивидуально-авторские метонимии характеризуются окказио-
нальностью и уникальностью:
Прощай, немытая Россия,
Страна рабов, страна господ,
И вы, мундиры голубые,
И ты, им преданный народ (М. Лермонтов);
Звонко лопалась сталь под напором меча,
Тетива от натуги дымилась,
Смерть на копьях сидела, утробно урча,
В грязь валились враги, о пощаде крича,
Победившим сдаваясь на милость (В. Высоцкий)

Лексико-семантические варианты многозначного слова образуют его


семантическую структуру — совокупность ЛСВ, рассмотренную с точки
зрения иерархических связей и производности. В структурной схеме
многозначного слова выделяются следующие типы лексических значений,
а точнее — лексико-семантических вариантов: 1) прямое ЛЗ (у каждого
многозначного слова оно лишь одно); 2) производные (переносные) ЛЗ,
которых обычно бывает несколько. Связи производных ЛЗ с первичным
значением и друг с другом могут быть различными:
а) цепочечная связь, при которой отдельные ЛСВ слова X — A, B и C —
связаны друг с другом последовательно: у ЛСВ A обнаруживается общая
сема с ЛСВ B; посредством иной семы ЛСВ B связано с ЛСВ C и т.д. В этом
130
случае первичное и финальное значения слова могут не иметь общих ком-
понентов смысла:
Завод … 2 м.
1) Действие по знач. глаг.: заводить (1*4), заводиться (1*2).
2) Срок действия заведенного часового механизма.
3) Приспособление в механизме, посредством которого механизм приводится в дей-
ствие (ТСЕ);
1 > 3 > 2;
1—2 метонимия: действие — время действия;
2—3 метонимия: срок действия — механизм, имеющий ограниченный срок работы;

б) радиальная связь, при которой все производные ЛСВ слова X — B, C


и D — образованы от первичного значения A:
Кисть… -и, мн. — и, — ей, ж. 1. Укрепленный в рукоятке пучок ровных щетинок, во-
лосков для нанесения на поверхность краски, клея, лака. Кисти для акварели, для масла.
Малярная к. Картина кисти Репина (написанная Репиным). Владеть кистью (уметь
писать картины). 2. Украшение в виде стянутого вверху и расходящегося книзу пучка
ниток, шнурков. Скатерть, кушак с кистями. 3. Разветвленное соцветие (при созрева-
нии его — плоды) на удлиненном стебле. Виноградная к. II уменьш. кисточка, — и, ж. Усы
кисточками (тонкие сужающиеся к концам). * Наше вам с кисточкой (прост., шутл.) —
выражение приветствия. II прил. кистевой, — ая, — оe (спец.). Кистевая декоративная
живопись (ТСО);
1

23
1—2 метафора: форма (пучок);
1—3 метафора: форма (разветвленная форма);

в) комбинированная связь, включающая в себя оба вида отношений:


Парадный, — ая, — ое; -ден, — дна. 1. см. парад. [относящийся к торжественному
прохождению войск (кораблей, самолётов), а также спортсменов]. 2. Торжественный,
праздничный. П. вид. Парадная форма. П. костюм. 3. То же, что напыщенный (во 2 знач.).
Парадные речи. 4. полн. ф. О входе: передний, главный. П. подъезд. П. ход. Парадное крыльцо.
Пройти через парадное (сущ.) или парадную (сущ.; разг.). II сущ. парадность, — и, ж. (ко 2
и 3 знач.). Излишняя п. в костюме (ТСО);
1—2—3

4
1—2 метафора: производимое впечатление (праздник);
2—3 метонимия: нарядный — официальный повод (следствие — повод);
2—4 метонимия: для торжественных событий — главный, важный (назначение —
статус).

Многозначность — это необходимый механизм языка, который отра-


жает сложный процесс познания окружающей действительности.

4.4.4. Типы лексических значений слова


В русистике впервые типы лексических значений разграничил
В. В. Виноградов. В статье «Основные типы лексических значений слова»
он ввел обозначения, которые используются лексикологами до сих пор.
131
1. Прямые номинативные свободные значения, например:
Баран … 1. Жвачное парнокопытное дикое млекопитающее сем. полорогих с густой
волнистой шерстью и изогнутыми рогами. Горный б. (ТСО).

Такие значения возникают в результате первичной номинации, т.е.


наименования фрагмента действительности, у которого до этого момента
не было словесного обозначения с помощью лексической единицы, что еще
не использовалась для номинации. Лексемы в первичном значении могут
представляться современным носителям языка немотивированными, хотя
с исторической точки зрения у них есть внутренняя форма (красный —
красивый). Первичное, лексически не мотивированное значение лексемы
не исключает морфемной мотивированности (чудо — чудный).
2. Производные номинативные значения, возникающие в результате
вторичной номинации, т.е. вторичного использования слова, уже имеющего
значение, для называния нового объекта действительности, который обна-
руживает сходство или связь с первым. Например, слово крыло, имеющее
значение ‘орган летания у птиц, насекомых, а также у некоторых животных’,
используется для наименования ‘одной из плоских поверхностей летатель-
ного или другого движущегося аппарата’ на основании имеющегося сходства
по форме и функции. Номинативные значения обычно свободны в своей
сочетаемости: Бараны и овцы паслись на берегу реки; крыло самолета.
Производные значения могут выполнять экспрессивно-синонимиче-
скую функцию, т.е. не называть, а характеризовать объекты, у которых
уже имеется название. В этом случае принято говорить о повторной номи-
нации, например: легенда (перен.) — вымысел, выдумка. Такие значения,
как правило, несвободны с точки зрения сочетаемости, они формируются
и употребляются в рамках ограниченных контекстов.
3. В зависимости от типологии контекста связанные значения делятся
на следующие группы:
а) фразеологически связанные, которые развиваются и фигурируют
только в составе фразеологических сочетаний: желтая (продажная, низ-
копробная) пресса; трескучий (очень сильный) мороз и т.п.;
б) синтаксически обусловленные, которые развиваются у слова, выпол-
няющего в предложении несвойственную его части речи синтаксическую
функцию. Так, для имени существительного нехарактерна роль сказуемого,
в функции которого у него развивается новое значение: Ну ты и медведь
(т.е. ‘неуклюжий человек’);
в) конструктивно ограниченные, которые В. В. Виноградов считал
разновидностью синтаксически обусловленного значения. Для их распоз-
навания необходим контекст, предполагающий постановку существитель-
ного-конкретизатора в форме определенного падежа. Так, для понимания
первичного значения слова обернуться (‘повернуться назад’), конкретиза-
тор не нужен: он необходим в том случае, если у глагола развивается значе-
ние ‘превратиться’ (обернуться волком, птицей и т.д.). Имя существитель-
ное в этом случае приобретает форму творительного падежа.
Типы значений, выделенные В. В. Виноградовым, были систематизи-
рованы М. И. Фоминой, которая ввела четыре основания для классифи-
132
кации ЛЗ, в силу чего возможна комбинации характеристик, основанных
на различных признаках1.
Первое основание: соотношение значения с действительностью. С этой
точки зрения значения делятся на прямые, непосредственно указывающие
на явление действительности (крыло птицы), и переносные, именующие
явления окружающего мира опосредованно, через отсылку к первичному
значению, образ которого в процессе общения находится в сознании участ-
ников коммуникации на втором плане. Например, существительное мед-
ведь, обозначающее неуклюжего человека, всегда заставляет вспомнить
о реальном медведе, который обозначается с помощью прямого значения.
Переносные значения, в свою очередь, могут сохранять живую образность
(море слез), которая помечается в толковых словарях с помощью пометы
перен. (переносное), или утрачивать ее (крыло самолета), в таком случае
принято говорить о потухшей, т.е. стертой, образности.
Второе основание: степень производности значения. С этой точки зре-
ния значения делятся на первичное (крыло птицы) и вторичное (крыло
самолета, море слез).
Третье основание: функция, выполняемая значением. Как и В. В. Вино-
градов, М. И. Фомина различает номинативные значения (крыло птицы,
крыло самолета) и экспрессивно-синонимические (море слез). Как можно
заметить, номинативными обычно бывают прямые, а также переносные
значения со стертой образностью. Экспрессивно-синонимическую функ-
цию обычно выполняют переносные значения с живой образностью.
Четвертое основание: связь значения с контекстом. Как и в классифи-
кации В. В. Виноградова, М. И. Фомина делит ЛЗ на свободные (крыло
птицы) и связанные, среди которых выделяются фразеологически свя-
занные (море слез, красок, света), синтаксически обусловленные (Она
такая лиса), конструктивно ограниченные (крыло (чего?) самолета).

Ю. П. Солодуб разработал классификацию, в основу которой был поло-


жен функциональный принцип: первичные и вторичные значения выпол-
няют функции номинации и/или коннотации.
Первичные значения представлены следующими типами:
а) номинативные (обозначаются символом «Н!»). Хотя в толковых сло-
варях такие значения не имеют никаких помет, у них в слабой форме бывает
представлена коннотация. Например, у жителей Севера слово солнце вызы-
вает положительные эмоции, а у жителей пустыни — отрицательные; день
вызывает положительные эмоции в противоположность ночи, как безопас-
ное время суток. Глагол идти у носителей русского языка ассоциируется
с движением вперед, которое оценивается позитивно; имя прилагательное
белый имеет фоновую семантику чистоты, что также вызывает у носите-
лей русского языка положительные ассоциации;
б) номинативно-коннотативные (обозначаются символом «НК»).
Номинативная функция у них выдвигается на первый план за счет того, что

1 См.: Фомина М. И. Современный русский язык. Лексикология : учебник. 4-е изд., испр.
М., 2001. С. 36—43.

133
в значении отчетливо выражены понятийные семы, закрепленные за кор-
невой морфемой. Коннотация ЛЗ передается суффиксом субъективной
оценки или осознается на фоне сравнения с нейтральными обозначениями
объекта, например: старуха (отриц.), старушка (положит.), старушонка
(отриц.), старушенция (отриц.), кляча (отриц.) ср. лошадь);
в) коннотативно-номинативные (обозначаются символом «КН»).
У данного типа значений функция коннотации выдвигается на первый
план, а количество понятийных сем существенно уменьшается, что осо-
бенно ярко демонстрируют слова общего рода лодырь, соня, умница, моло-
дец, число которых велико в этой группе;
г) коннотативные (обозначаются символом «К!»), которые характери-
зуются преобладанием коннотации, но в них угадывается намек на номи-
нацию, что проявляется в целостном, нерасчлененном наименовании ситу-
ации. Номинативную функцию выполняют междометия: Ай!; Боже!; Вау!;
Оле-оле!; Ох!; Увы!; Ура! и пр. Российские лингвисты обычно характери-
зуют междометия с точки зрения их первообразности и производности
(в том числе путем заимствования), однако данная группа слов интересна
в гендерном отношении, поскольку они условно могут быть поделены
на «мужские» (Упс!) и «женские» (Ми-ми-ми!), что тоже служит доводом
в пользу присутствия минимальной номинативной составляющей.
Вторичные значения более последовательно дифференцируются
в функциональном отношении: они обладают либо номинативной («Н»),
либо коннотативной («К») функцией. Вторичные номинативные значения
представляют собой потухшие метафоры (ножка (стула), ручка (двери),
(дверной) глазок, носик (чайника)) или метонимии ((ждать) на остановке,
(слушать) Чайковского, (сидеть) за кассой). Вторичные переносные зна-
чения характеризуются живой образностью, возникающей в результате
метафорического (каторга — ‘крайне тяжелые условия жизни’; бездна —
‘большое количество’) или метонимического переноса (сонный взгляд — ср.
сонный человек; рука Москвы — влияние России). Вторичные номинативные
значения используются для обозначения предметов, у которых нет другого
названия; вторичные коннотативные (переносные) значения — для оценки,
образной характеристики тех предметов, у которых уже есть нейтральное
обозначение.
С точки зрения сочетаемости первичные и вторичные значения бывают:
а) свободными (среди них большинство первичных): белый снег; идти
по улице; гречневая каша;
б) связанными (большинство переносных и некоторые первичные зна-
чения): Молодец какой!; Да ты просто тряпка! и др.
Фразеологически связанные значения появляются и употребляются
в составе устойчивых выражений (потупить голову; облить презрением); их
сочетаемость крайне узка (трескучий мороз; белый танец; желтая пресса).
Если фразеологическая сочетаемость расширяется до размеров тематиче-
ской группы (серебряный смех, голос, звук; стальные (железные) мышцы,
здоровье), то речь идет о лексически связанном значении.
Конструктивно ограниченные значения требуют лексического распро-
странителя в форме определенного падежа:
134
Певец … 3. перен., с род. п. человек, который воспевает, прославляет, хвалит кого-
либо или что-либо.  Киплинга многие считали певцом колониализма.  Певец свободы.

Синтаксически обусловленные значения развиваются у слов, выполня-


ющих нехарактерную для их части речи синтаксическую функцию, напри-
мер части составного именного сказуемого у имени существительного: Она
у нас звезда.
Выделяют также морфологически связанные значения, которые раз-
виваются у слов под влиянием их грамматической формы1: хорош собою
Ленский (значение ‘красив, внешне привлекателен’ развивается у имени
прилагательного хороший в краткой форме).

4.5. Ñèíîíèìè÷åñêèå Îòíîøåíèÿ  Ëåêñèêå


4.5.1. Типы синонимов
Синонимы (греч. synōnymos — ‘одноименный’) в лингвистике — ЛСВ
слов одной части речи, различные по звучанию и написанию, но имеющие
одинаковое или очень близкое лексическое значение (демократия — наро-
довластие; умный — мудрый; давка — толкотня — толчея).

Определение понятия
Синонимы отличают от лексических дублетов (от фр. doublet из double — ‘двой-
ной’) — сосуществующих в языке однокоренных слов, внешне различающихся сло-
вообразовательными формантами, которые имеют одинаковую семантику (лиса —
лисица, свердловец — свердловчанин). В свою очередь, лексические дублеты следует
отличать от вариантов слова — разновидностей его форм, передающих одно и то же
содержание (жираф — жирафа, галоша — калоша). Варианты слова бывают:
1) акцентологические, которые обусловлены различиями в месте постановки уда-
рения: [баржъ] — [б˄ржа]; [компъс] — [к˄мпас];
2) морфологические (грамматические), обусловленные колебанием в роде имен
существительных: идиом — идиома, манжет — манжета; изменениями в системе сло-
воизменения или формообразования: лошадьми — лошадями; корректоры — коррек-
тора; прислонившись — прислонясь; замолкший — замолкнувший;
3) орфоэпические, которые связаны с различиями в произношении одного
и того же слова в разные исторические эпохи. Эти различия не получают отра-
жения в письменном варианте речи: [л’ох’к’ии̯ j] — [л’ох’к’ъи̯ ]; [кър’ич’н’ьвыи̯ ] —
[кър’иш’н’ьвыи̯ ].
Некоторые лингвисты дублетами называют абсолютные синонимы, например:
правописание — орфография, назывной — номинативный2.

Синонимы делятся на языковые, или узуальные, которые входят в фонд


языка и фиксируются синонимическими словарями, и авторские (кон-
текстуальные, ситуативные, окказиональные), которые функционируют
в художественной или разговорной речи, где формируется и существует их
значение. В стандартизованном языке такие слова входят в разные пара-

1 См.: Рублева О. Л. Лексикология современного русского языка. Владивосток, 2004.


С. 63.
2 См.: Ганеев Б. Т. Язык : учеб. пособие. Уфа, 2001. С. 67.

135
дигматические группы и синонимами не считаются, ср.: хмурый, неразго-
ворчивый сторож; гнетущее, тоскливое небо; хриплый, зловещий шепот;
бодрый, строевой шаг; … много искаженных, испорченных слов прони-
кает в газеты и даже в художественные произведения (К. Паустовский).
В свою очередь, языковые синонимы бывают:
а) абсолютные (полные), у которых семантика и стилистическая окра-
ска совпадают: лингвистика — языкознание, бегемот — гиппопотам. В языке
их немного, поскольку лексическая система старается избавиться от слов,
которые дублируют друг друга во всем, кроме формы;
б) семантические (идеографические, смысловые), которые совпадают
в стилистической окраске, но обнаруживают семантические различия. Ср.:
луна и месяц (различаются формой); черта и линия (различаются конфи-
гурацией);
в) стилистические, которые, напротив, обнаруживают семантическое
тождество, но обладают стилистическими отличиями: выгнать — изгнать —
прогнать. Среди них велико число однокоренных слов;
г) семантико-стилистические, которые, обладая сходными значени-
ями, обнаруживают отличия в смысловом и стилевом аспектах: есть —
кушать — жрать; смотреть — уставиться — таращиться. В русском
языке таких синонимов не много.

Научная дискуссия
К числу вопросов, обсуждаемых в связи с явлением синонимии, следует отнести
проблему культурных синонимов, т.е. слов, которые отражают синонимичные поня-
тия, но имеют национальные коннотации: эсквайр — помещик, самурай — рыцарь,
гармошка — аккордеон. Так, в «Словаре русских синонимов и сходных по смыслу
выражений Н. Абрамова»1 к разряду синонимов относятся лексемы, которые харак-
теризуются ярко выраженной национальной спецификой, например: атаман, пред-
водитель, начальник, глава, главарь, вождь, старшина, староста; поэт, стихотво-
рец, певец, песнопевец, бард, баян, трубадур; пиита, пиит. Современные лингвисты
склоняются к мысли, что такие единицы целесообразнее включать в группу безэк-
вивалентной лексики.
От явления синонимии следует отличать гипонимию, т.е. проявление родовидо-
вых отношений. На это обращает внимание Ю. Д. Апресян в предисловии к изданию
словаря Н. Абрамова: «В словарный ряд ВОИН кроме таких синонимов, как вои-
тель и боец входят гипонимы гренадер, гвардеец, артиллерист, кавалерист, кирасир.
В синонимический ряд ВОЙНА включены такие гиперонимы, как борьба, борение,
столкновение и такие обозначения “частей”, как кампания, блокада, бомбардировка»2.
Синонимы связаны отношениями тождества, т.е. соположенности, а гиперонимы
и гипонимы — отношениями иерархии.
В настоящее время предпринимаются попытки характеризовать синонимы с опо-
рой на модель лексического значения3. При этом выделяются синонимы денотатив-
ные (понятийные): мороз — стужа; коннотативные (эмоциональные и оценочные):

1 Словарь создан в 1900 г., а его первое издание осуществлено в 1915 г. Под псевдонимом
«Н. Абрамов» выступал Н. А. Переферкович — литератор, переводчик и лексикограф.
2 Апресян Ю. Д. Предисл. // Словарь русских синонимов и сходных по смыслу выра-
жений Н. Абрамова : [электронный ресурс]. URL: http://slovari.ru/default.aspx?s=0&p=276
(дата обращения: 15.09.2014).
3 См.: Ганеев Б. Т. Язык. Уфа : Изд-во БГПУ, 2001.

136
мальчик — дитя — пацан — сопляк — щенок; стилевые (стилистические): глаза —
очи — зеницы — вежды — зенки — шары — буркалы. Но такая классификация пока
не получила распространения.

4.5.2. Структура синонимического ряда


Синонимы образуют синонимический ряд, который возглавляет доми-
нанта (от лат. dominans — господствующий), слово, обладающее миниму-
мом дифференциальных сем в сравнении с другими компонентами ряда,
отличающееся частотностью и нейтральностью в стилистическом отноше-
нии. Основанием для включения слов в синонимически ряд служат следу-
ющие признаки:
а) отнесенность к одному лексико-семантическому полю, а значит,
к одной лексико-семантической группе и вследствие этого наличие у него
общих архисемы и интегральных сем. Например, синонимы замашка,
повадка, ухватка входят в ЛСП «Поведение», в ЛСГ «Привычка»;
б) преобладание общих интегральных сем над дифференциальными:
замашка — ‘манера действовать, повадка, ухватка’; повадка — ‘манера пове-
дения, совокупность привычек’; ухватка — ‘внешняя манера поведения’;
в) взаимозаменяемость в общем контексте при нейтрализации диффе-
ренциальных сем: Надо отучиться от этих замашек (повадок, ухваток).
Поскольку количество интегральных сем у элементов синонимиче-
ского ряда различается, то степень их семантической близости может быть
различной, ср.: воин, боец, солдат, ратник. Степень близости синонимов
зависит от их стилистической окраски, которая иногда затрудняет подбор
общего контекста, ср.: мизерный, нищенский.
Пополнение синонимических рядов происходит следующими путями:
1) развитие многозначности. Например, у глагола закачать с развитием
интернет-коммуникации образовалось переносное значение ‘переписать
файл большого размера из интернета на свой компьютер’. Одновременно
то же значение развилось у слов скачать, загрузить, в результате чего воз-
ник новый синонимический ряд;
2) словообразовательные процессы. Так, глагол кошмарить, проник-
ший в разговорную речь из высказывания Д. А. Медведева («Хватит кош-
марить бизнес!») в значении ‘пугать, доводить чью-либо жизнь до кош-
мара’, пополнил ряд синонимов:
Пугать запугивать, испугивать, напугивать, перепугивать, страшить, устрашать,
стращать, застращивать, ужасать, привести кого в (страх, ужас, содрогание, трепет),
(наводить, нагонять) страх, распространять ужас, поражать ужасом, угрожать; грозить;
смущать, нагонять страху, отшугивать, пристращать, шугать, припугивать, отпугивать,
внушать страх, обстрёмывать, стремить, полошить, терроризировать, пугануть, пужать,
грозиться, шухерить, пугать до смерти, пугнуть, попугивать, вгонять в дрожь, повергать
в трепет, вселять страх, быть грозой, вселять ужас, приводить в трепет, стремать (Словарь
русских синонимов на сайте Classes.ru);

3) заимствование. Так, проникновение в русский язык слова презен-


тация — ‘публичное представление чего-либо нового, недавно появив-
шегося, созданного (книги, журнала, организации и т.п.)’, позволило
137
сформироваться синонимическим отношениям существительных презен-
тация — представление (‘презентация слова в словарях’);
4) проникновение в литературный язык внелитературной лексики.
Например, распространившееся в разговорной речи слово мониторить
проникло в нее из бизнес-сленга:
Мониторить — «о деятельности финансовых консультантов, следящих за выполне-
нием эмитентами обязательств по раскрытию информации. Отмониторить — провести
проверку правильности раскрытия информации эмитентом»1.

4.5.3. Синонимия и многозначность


При описании отношений тождества между лексемами главным объ-
ектом анализа выступает лексико-семантический вариант многозначного
слова, поскольку синонимический потенциал ЛСВ может быть различным.
Так, лексема весёлый толкуется в БТС с помощью трех синонимических
рядов (третий ЛСВ синонимов не имеет):
Весёлый … 1. Любящий веселье; беззаботно-радостный, оживлённый. Какой ты
в.! // Свойственный такому человеку. В. нрав. В-ое лицо. В-ая улыбка. 2. Разг. Находящий-
ся в состоянии опьянения; выпивший. Под весёлую руку (будучи в таком состоянии). 3.
Вызывающий веселье, доставляющий радость. В. спектакль. В. аттракцион. В-ая шутка.
В-ое дело! (ирон.). 4. Приятный для взора; яркий, светлый. В-ая расцветка ткани. В-ые
обои. В. Пейзаж.

Все синонимические ряды многозначного слова обозначаются термином


«зона синонимии». Она может быть широкой или узкой.

4.5.4. Функции синонимов в речи


В силу того что синонимы могут различаться как в сигнификативном,
так и в коннотативном отношении, они способны выполнять в тексте раз-
ные функции:
а) замещения, что обусловлено требованиями культуры речи. Так,
излишние повторы одного и того же слова свидетельствуют о бедном сло-
варном запасе говорящего, ср.: На полу лежал и еле дышал труп, рядом
сидела жена трупа, а брат трупа лежал в другой комнате без сознания
(известный пример из школьного сочинения). В то же время в художе-
ственных произведениях лексический повтор может использоваться авто-
рами как художественный прием, позволяющий выделить ключевые слова
текста: Грустно. Осень пирует, / Осень развесила красные ткани, / Ликует…
(В. Ходасевич);
б) уточнения: Он словно потерялся немного, словно сробел (И. Турге-
нев);
в) экспрессии, выразительности: Были яркие речи и смелые жесты /
И неполных желаний шальной хоровод (С. Черный); Краски закатные,
розово-странные, / Над куполами плывут (В. Ходасевич);
г) противопоставления: Сейчас разминуться должны мы / На белом,
но мертвом снегу (И. Анненский).
1 Погребняк Е. Словарь бизнес-сленга. URL: http://business_slang.academic.ru/ (дата
обращения: 20.09.2014).

138
4.6. Àíòîíèìè÷åñêèå Îòíîøåíèÿ  Ëåêñèêå
4.6.1. Типология антонимов
Антонимы (от греч. anti — ‘против’ и onyma — ‘имя, название’) — это
ЛСВ слов одной части речи, различные по звучанию и написанию и имею-
щие противоположное лексическое значение (белый — черный, закат — рас-
свет, уснуть — проснуться, быстро — медленно). Антонимы есть не у всех
слов, а только у тех, что называют признак или действие, которые спо-
собны проявляться в большей либо меньшей степени (белизна — чернота,
приход — уход, правый — левый и др.).
Как и синонимы, антонимы делятся на языковые (узуальные) и окказио-
нальные (или контекстуальные, речевые, авторские). Языковые антоними-
ческие пары существуют в узусе в единстве звучания и значения, поэтому
закреплены словарной кодификацией (блеск — нищета; вода — камень).
Окказиональные антонимы спонтанно появляются в речи или порожда-
ются художественным (публицистическим) контекстом и используются
в экспрессивных целях: Поэтом можешь ты не быть, / Но гражданином
быть обязан (Н. Некрасов).
По структуре узуальные и окказиональные антонимы бывают разно-
корневыми и однокорневыми. Нормой для русского языка являются разно-
корневые антонимы (яркий — тусклый, активно — пассивно, день — ночь).
Однокорневые антонимы менее четко передают отношения противопо-
ставления (атака — контратака, яркий — неяркий, безвинный — виновный,
мобилизация — демобилизация).
В зависимости от количества единиц, участвующих в формировании
антонимических отношений, различают внутрисловные и межсловные анто-
нимы.
Внутрисловное противопоставление представлено явлением энанти-
осемии (от греч. enantios — ‘противоположный’ и sema — ‘знак’), когда
противоположное значение развивается у ЛСВ многозначного слова (про-
слушать — 1) ‘выслушать’; 2) ‘пропустить’: прослушать доклад — прослу-
шать последнее слово).
В межсловной антонимии два слова образуют антонимическую пару
(бережливый — расточительный; благородный — неблагородный). Языко-
вые межсловные антонимы делятся на три группы.
1. Контрарные (градуальные, противоположные) антонимы выражают
противоположные смыслы, допускают градацию в проявлении свойства,
признака, действия: благословение — упрек — ругань — проклятие; ближ-
ний — местный — здешний — отдаленный — дальний; богач — середняк —
бедняк.
2. Комплементарные (контрадикторные, дополнительные, противоре-
чащие) антонимы дополняют друг друга по значению и не допускают гра-
дации: бытие — небытие; мужик — баба.
3. Векторные антонимы называют разнонаправленные действия, при-
знаки, общественные явления: въехать — выехать; спуститься — под-
няться; интеграция — дезинтеграция.
139
Научная дискуссия
При обсуждении антонимии дискуссионным является вопрос о возможности
включения в этот класс лексики слов, образованных с помощью приставки не-. Так,
на портале Астраханского государственного университета можно прочитать следующее:
«Антонимы-эвфемизмы — антонимы, выражающие противоположность сдержанно,
мягко. Как правило, это антонимы с приставкой не-. Ср.: значительный — ничтож-
ный и значительный — незначительный, умный — глупый и умный — неумный и т.д.»1.
Однако, как пишет Л. А. Новиков, комплементарную противоположность «сле-
дует отличать от отношения противоречащих понятий типа “молодой” — “немоло-
дой”, (т.е. “Х” — “не-Х”), которое не образует логической основы антонимии. Второе
понятие является здесь неопределенным, а потому и не может быть крайним, пре-
дельным на оси противоположности: “немолодой” — это и “средних лет”, и “пожи-
лой”, и “старый”; антонимию, как мы видели, образуют здесь лишь крайние, предель-
ные члены противопоставления»: “молодой” — “старый”»2.

Выделяют также прагматические антонимы (от прагматика — ‘совокуп-


ность условий, сопровождающих употребление языкового знака, использу-
емого как средство передачи отношения говорящего к объекту и ситуации
речи’). Прагматическими антонимами называются слова (обычно имена
существительные), которые регулярно употребляются в речи парой, противо-
поставляются друг другу. На их появление оказывает влияние поэтическая
традиция: капля (волна) — камень; лед — пламень (огонь); душа — тело, ум —
сердце, земля — небо. Прагматические антонимы квалифицируются также как
пары с подвижной структурой, которая допускает возможность варьирования:
патриоты — демократы, патриоты — коммунисты, народ — правительство3.
Некоторые лингвисты в качестве разновидности антонимов называют
конверсивы — слова, описывающие одну и ту же ситуацию с точки зрения
разных участников (Петр — муж Елены — Елена — жена Петра; Англия
проиграла Франции — Франция выиграла у Англии). В ряде случаев кон-
версивы характеризуют один и тот же денотат с разных сторон: купить —
продать (книгу), потерять — найти (телефон). Другие исследователи
считают конверсивы явлением, сходным с антонимией.
К антонимам примыкают оксюмороны (греч. oxymōron — «острая глу-
пость»). Этот термин античной стилистики обозначает словосочетание,
включающее слова разных частей речи с противоположной семантикой:
красные чернила, сухое вино, цветное белье. Такой прием активно исполь-
зуется авторами художественных произведений при создании заглавий:
Живой труп (Л. Н. Толстой), Горячий снег (Ю. Бондарев).

4.6.2. Признаки антонимов


Как и синонимы, антонимы имеют общие архисему и интегральную
сему, вследствие чего они относятся к одному ЛСП и одной ЛСГ. Напри-
1 ЯРУС. Портал русского языка / Астраханск. гос. ун-т. URL: http://yarus.aspu.ru/?id=223
(дата обращения: 09. 07.2014).
2 Новиков Л. А. [и др.]. Современный русский язык. Теоретический курс. Ч. 2 : Лексико-
логия. М., 1987. С. 68—69.
3 См.: Богданова Л. И. Стилистика русского языка и культуры речи. Лексикология для
речевых действий : учеб. пособие. М., 2010. С. 151.

140
мер, антонимы талантливый — бездарный входят в состав ЛСП «Человек»
и ЛСГ «Способности». Однако в отличие от синонимов для антонимов
более важными являются дифференциальные семы, которые характеризу-
ются диаметральной противоположностью. Так, прилагательное талант-
ливый означает ‘обладающий талантом, творчески одаренный’, а прилага-
тельное бездарный имеет значение ‘лишенный таланта, одаренности’ (БТС).
В силу наличия общего компонента смысла антонимы могут использо-
ваться в общем контексте: талантливый/бездарный полководец. У каждого
из них могут быть синонимы, которые также образуют антонимические
пары: талантливый, даровитый, гениальный, способный — бездарный, бес-
таланный, слабый, бесперспективный.

4.6.3. Антонимия и многозначность


Антонимические связи слова зависят от его многозначности, поскольку
у разных лексико-семантических вариантов слова они могут заметно отли-
чаться. Так, у ЛСВ имени прилагательного мелкий имеются следующие
антонимы, которые фиксируются толковым словарем:
Мелкий … 1. Небольшой по величине, объему, размеру (противоп.: крупный). М-ие
орехи, камушки… 2. Имеющий небольшую глубину (противоп.: глубокий). М-ая река.
М-ое озеро… 3. Состоящий из малых однородных частиц (противоп.: крупный). М.
дождь. М-ая соль. 4. только полн. Состоящий из быстро следующих один за другим
элементов (о движениях); частый. М-ая дрожь. М-ая походка. М. смех. 5. только полн.
Имеющий малые материальные возможности; экономически маломощный (противоп.:
крупный). М. собственник. М-ая буржуазия. М-ое крестьянское хозяйство… 6.
Не нуждающийся в крупных затратах, больших усилиях. М-ие недоделки, неполадки. М.
ремонт. 7. только полн. Занимающий невысокое общественное или служебное положе-
ние. М. чиновник. М. служащий. М-ая сошка (о таком человеке). 8. Не имеющий большого
значения, ценности, влияния; несущественный, незначительный. М-ая подробность,
погрешность. М-ие придирки. М-ие темы. М-ие неудачи. М-ие деньги (денежные знаки
небольшого достоинства). 9. Лишенный содержательности, внутренней значительности;
ничтожный, низменный. М-ая ложь. М-ие цели. М-ие побуждения. / О человеке. М. человек.
М-ая душонка. М-ая натура (БТС)

Как видно, у ряда значений антонимические пары отсутствуют, что обу-


словлено принадлежностью ЛСВ к разряду фразеологически связанных.
В таких случаях развитие антонимии сильно осложняется. Нельзя сказать,
например, крупная подробность, сошка, душонка — этому препятствует
семантика существительных.

4.6.4. Пути появления антонимов в языке


Антонимы возникают в языке теми же путями, что и синонимы:
1) вследствие развития многозначности, в результате чего возникают
новые антонимические пары;
2) деривационных процессов, итогом которых становится появление
новых слов, вступающих с элементами лексической системы в антонимиче-
ские отношения: пасмурный — ясный (день) > пасмурно — ясно (на улице);
падать — взлетать > падение — взлет;
3) заимствования из иностранных языков, иногда парного: мобилиза-
ция — демобилизация; революция — контрреволюция;
141
4) внутреннего заимствования из разных пластов внелитературной лек-
сики. Так, переход из жаргона в разговорную речь прилагательного без-
башенный («неуправляемый, непредсказуемый, неспособный руководить
собственными действиями»1) привело к формированию антонимических
отношений с элементами синонимического ряда ‘осторожный, осмотри-
тельный, разумный, трусливый’.

4.6.5. Функции антонимов в речи


Главной функцией антонимов в речи по традиции считается антитеза
(фр. antithèse от греч. antithesis — положенный, размещенный напротив),
т.е. фигура противопоставления действий, признаков, понятий, предме-
тов.
Противопоставление может участвовать в языковой игре, и тогда при-
нято говорить о комической антитезе:
Но в выборе ее и вкус и мысли тонки:
Такие женихи другим невестам клад,
А ей они на взгляд
Не женихи, а женишонки!
(И. Крылов, Разборчивая невеста)
Пришел боярин мой во птичий ряд
С набитым кошельком, с пустою головою.
(И. Крылов, Павлин и соловей)

Каламбурное (фр. calembour — ‘игра слов’) употребление антонимов


предполагает обыгрывание их многозначности в общем контексте:
Скоро, Постум, друг твой, любящий сложенье,
долг свой давний вычитанию заплатит.
Забери из-под подушки сбереженья,
там немного, но на похороны хватит.
(И. Бродский, Римскому другу)

Каламбур рождается в результате противопоставления узуальных анто-


нимов сложение — вычитание, употребленных в тексте в окказиональных
значениях — ‘стихосложение’ и ‘смерть’. Такая двойственность восприятия
антонимов порождает ситуацию языковой игры. В каламбурном значении
может употребляться лишь один из компонентов, а антонимия создается
синтаксической конструкцией:
Вот и прожили мы больше половины.
Как сказал мне старый раб перед таверной:
«Мы, оглядываясь, видим лишь руины».
Взгляд, конечно, очень варварский, но верный.
(И. Бродский, Римскому другу)

Имя прилагательное варварский в прямом значении означает ‘происхо-


дящий из племени варваров’, а в переносном — ‘дикий’. Антонимическую

1 Живой русский язык : [электронный ресурс]. URL: http://skazanul.ru/slova/bezbashennyi


(дата обращения: 23.06.2014).

142
связь с прилагательным верный демонстрирует только второе значение,
хотя в тексте востребованы оба.
Антифразис (греч. ἀντίφρασις — ‘употребление слова в противополож-
ном значении’) — вид тропа, который строится на основе контраста явного
и скрытого смыслов и реализуется путем использования слова в противопо-
ложном исходному ироническом значении, обусловленном ситуацией. Ср.:
[Люська.] Отчего же вы так рано (= «поздно»)? Я бы на вашем месте прошлялась
до позднего вечера, тем более что дома очень скучно — ни провизии, ни денег. Но счастли-
вые вести (= «неприятные известия») написаны на вашем выразительном лице, и ящика
нет. И газыри отсутствуют.
(М. Булгаков, Бег)

Антифразис может создаваться путем замены коннотации — отрица-


тельная оценка лексемы, закрепленная за ней в словаре, в речи заменяется
положительной:
Люська. Ну-с, господа, в чем недоразумение? (Корзухину.) Крысик, чего ты кричал
так отчаянно, кто тебя обидел?
Корзухин. Он выиграл у меня двадцать тысяч долларов! И я хочу, чтоб он вернул их!..
Люська. Нет, нет, жабочка, это невозможно! Ну, проиграл, что же поделаешь! Ты
не маленький!
(М. Булгаков, Бег)

Замена компонентов фразеологических сочетаний на антонимичные


часто встречается в языке современной публицистики в целях создания
языковой игры и привлечения внимания читателя: На вкус и цвет това-
рищи есть.

4.7. Îìîíèìèÿ
4.7.1. Типы омонимов
Омонимия (от греч. homos — ‘одинаковый’ и onyma — ‘имя’) — лексиче-
ское явление, при котором в языке существует несколько единиц (обычно
две) с одинаковой формой, но разным значением.
Определение понятия
Термин омонимы был введен древнегреческим философом Аристотелем, кото-
рый использовал его для обозначения разных по значению, но одинаковых по напи-
санию слов. Дальнейшее изучение омонимов шло по пути расширения границ дан-
ного понятия. Так, Л. А. Булаховский обратил внимание на омонимию слов разных
частей речи. Изучение подобного рода омонимии осложнялось тем, что лингвисты
обозначали это явление разными терминами. Например, В. В. Виноградов омонимы,
принадлежащими к разным частям речи, называл грамматическими и лексико-мор-
фологическими, Р. А. Будагов — морфологическими, А. И. Смирницкий — лексико-
грамматическими, О. А. Ким — транспозиционными, О. С. Ахманова — функцио-
нальными1. Позже в сферу внимания исследователей попали словообразовательные
омонимы. К настоящему времени создана достаточно стройная терминологическая
система, в основу которой положен принцип соотношения омонимии с уровнями
языка, на которых она проявляется.

1 См.: Бабайцева В. В. Явления переходности в грамматике русского языка. М., 2000. С. 193.

143
Наиболее отчетливо отношения омонимии демонстрируют лексические
омонимы — два и более разных по значению слова, совпадающих в написа-
нии, произношении и грамматическом оформлении (М. И. Фомина). Ср.:
Гиацинт 1. м. Луковичное декоративное растение семейства лилейных
с длинными листьями и душистыми цветками различной окраски, собран-
ными в кисть. 2. м. Минерал, драгоценный камень, прозрачная разновид-
ность циркона желтовато-коричневого и красновато-коричневого цвета
(ТСЕ).
Лексические омонимы бывают полными, совпадающими во всех сло-
воформах (наряд — ‘одежда’, наряд — ‘распоряжение’), и частичными,
у которых совпадает лишь часть словоформ: завод — ‘промышленное пред-
приятие’, завод — ‘процесс приведения в действие механизма’ (нет формы
множественного числа).
Относительно того, насколько широко следует понимать омонимию,
до настоящего времени идет дискуссия.

Научная дискуссия
При освещении омонимии в научной и учебной литературе обнаруживается две
тенденции:
1) разграничение омонимов и смежных с ними явлений. В русле данной тенден-
ции выделяются лексические омонимы (полные и частичные) и сходные с ними явле-
ния (омоформы, омофоны, омографы). Омоморфемы в этот список не включаются1;
2) рассмотрение в рамках омонимии явлений не только лексического, но и дру-
гих языковых уровней, в том числе словообразовательного и морфологического2.

Помимо лексических различают словообразовательные омонимы,


которые появляются благодаря использованию омонимичных морфем
(омоморфем): бумаж- (‘бумага как материал’) + -ник (лицо) > ‘рабочий
бумажной промышленности’ и бумаж- (‘ценные бумаги’) + -ник (пред-
мет) > ‘кошелек для бумаг’.
Наряду с ними распространены грамматические омонимы, или омо-
формы. Они возникают в результате случайного совпадения словоформ:
печь (имя существительное), печь (инфинитив глагола); молодой (имя при-
лагательное, ед. ч., муж. р., им. п.), молодой (имя прилагательное, ед. ч.,
жен. р., род. п.).
Кроме того, существуют фонетические омонимы, или омофоны
(от греч. homos — ‘одинаковый’ и phone — ‘звук’): луг — лук, молот — молод,
вести — везти; графические омонимы, или омографы (от греч. homos —
‘одинаковый’ и grapho — ‘пишу’): кружки — кружки, засыпал — засыпал,
атлас — Атлас.
С точки зрения лексической парадигматики омонимы избыточны,
поскольку общая форма — это признак многозначных слов, а лексемы
1 См., например: Розенталь Д. Э., Голуб И. Б., Теленкова М. А. Современный русский язык :
[учеб. пособие для вузов]. М., 2002. Ср.: Валгина Н. С., Розенталь Д. Э., Фомина М. И. Совре-
менный русский язык : [учебник для вузов]. 6-е изд., перераб. и доп. М., 2002. С. 9—11.
2 См., например: Головня А. И. Омонимия как системная категория языка. Минск : Изд-во
БГУ, 2007.

144
с различным значением для лучшей дифференциации должны различаться
формально.

4.7.2. Разграничение омонимии и полисемии


Проблема разграничения омонимии и полисемии до сих пор остается
актуальной, поскольку ее решение важно для лексикографической прак-
тики. Например, в ТСУ некоторые словообразовательные омонимы пред-
ставлены в качестве ЛСВ многозначного слова:
Вешняк … м. (обл.). 1. Окольная весенняя дорога, пролагаемая на время половодья. 2.
Мельница, действующая только во время весеннего разлива вод. 3. Пенька, высушенная
весной на солнце. 4. Пушной товар позднего зимнего промысла, ближе к весне. 5. Скотина
весеннего приплода;
Герметический … (книжн.). 1. Закрытый или закрывающий наглухо, непроницаемый
для воздуха. Герметический затвор. Герметическая печь (с плотно закрываемой дверкой).
Закрыть герметически (нареч.). 2. Тайный, скрытый (о книгах и доктринах мистического
характера, связанных с культом Гермеса Трисмегиста; истор.). (От имени греч. божества
Гермеса, к-рому приписывалось искусство заделывать сосуды металлическими печатями).

Подобная тенденция сохраняется (см., например герметичный в «Совре-


менном толковом словаре русского языка» С. А. Кузнецова).
Сложность разграничения омонимии и полисемии обусловлена нали-
чием множества способов появления омонимов в языке, к которым отно-
сятся следующие.
1. Заимствование. Оно может осуществляться в разное время и из раз-
ных языков, в том числе заимствование слов, формально совпадающих
с уже имеющимися в языке: ср.: акция — ‘действие’ (лат.; нач. XVIII в.),
акция — ‘ценная бумага’ (фр.; нач. XVIII в.); брак — ‘недоброкачественная
продукция’ (нем.; нач. XVIII в.), брак — ‘женитьба’ (от старосл. брати).
Такие омонимы трудно спутать с ЛСВ многозначного слова, поскольку они
лишены общих компонентов смысла. Можно проверить себя, обратившись
к данным «Этимологического словаря русского языка» М. Р. Фасмера или
«Словаря омонимов русского языка» О. С. Ахмановой.
2. Словообразовательные процессы. Омонимы могут образовываться
от разных значений многозначного слова или омонимичных корней с помо-
щью омонимичных словообразовательных формантов: губной — ‘предна-
значенный для губ’ (губная помада); губной — ‘окружной (староста)’, губа —
‘судебный округ в Московской Руси, подчиненный губному старосте’;
добро — ‘положительное начало в нравственности’ (люди стремятся к правде,
добру); добро — наречие (‘хорошо, ладно’; добро же, ступай). Аргументом
в пользу омонимии в этом случае служит выявление самостоятельных,
не пересекающихся словообразовательных процессов, в которых участвуют
многозначные или омонимичные морфемы. Выступая в роли производящей
основы, словообразовательные омонимы обнаруживают тенденцию к присо-
единению различающихся в формальном отношении морфем, ср.
Завод -а, м. 1. Промышленное предприятие с механизированными процессами про-
изводства. Металлургический з. Работать на заводе. Уйти с завода. 2. Предприятие для
разведения породистых и племенных животных. Конный (конский) з. Рыбоводный з. || прил.
заводской, — ая, — ое и заводский, — ая, — ое (ТСО);

145
Завод 2 -a, м. 1. см. завести. 2. Приспособление для приведения в действие механизма.
Часовой з. Игрушка с заводом [(=заводная). — Добавление наше)]. 3. Часть тиража книги,
отпечатанная с одного и того же набора (спец.). * (И) в заводе нет (разг.) — нет и никогда
не бывало (ТСОШ — «Толковый словарь русского языка» под редакцией C. И. Ожегова
и Н. Ю. Шведовой).

3. Графические и фонетические изменения формы слов. Изменение


графики, закрепленное законодательно, и связанные с ним фонетические
изменения слова приводят к тому, что слова, до определенного времени
обладавшие разной формой, что позволяло считать их абсолютно самосто-
ятельными лексемами, утрачивают формальные различия и превращаются
в омонимы. Так, до революции 1917 г. в русском языке использовались две
графемы для обозначения звука [и]: i — «и десятеричное», а также [и] —
«и восьмеричное»:
МИР (МIРЪ) муж. вселенная; вещество в пространстве и сила во времени (Хомяков).
|| Одна из земель вселенной; особ. || наша земля, земной шар, свет; || все люди, весь свет, род
человеческий; || община, общество крестьян; || сходка… II. МИР см. мирить;
МИРИТЬ кого, с кем, примирять, соглашать, устранять ссору, улаживать несогласие,
вражду, заставляя сделаться полюбовно (ТСД).

Уже в начале XX в. из-за отсутствия реальных фонетических различий


эти корни стали путать при написании1:
Алексѣя. Правнукъ Петра Андеевича, Илья Андреевичъ, описанъ въ «Войнѣ и Мiрѣ»
въ лицѣ добродушнѣйшаго, непрактичнаго стараго графа Ростова. Сынъ Ильи Андреевича,
Николай Ильичъ, былъ Отцомъ Льва Николаевича. Онъ изображенъ довольно близко къ
дѣйствительности въ «Дѣтствѣ» и «Отрочетсвѣ» въ лицѣ отца Николиньки, и отчасти въ
«Войнѣ и Мiрѣ», въ лицѣ Николая Ростова.

Реформа 1918 г. закрепила это фонетическое сходство графически.


Информацию о фонетико-графических трансформациях можно получить
в «Этимологическом словаре» М. Р. Фасмера.
4. Распад полисемии. Данный процесс наиболее сложен для анализа,
поскольку представляет собой результат развития омонимии. В ходе рас-
пада полисемии компоненты смысла, связывающие первичное и вторичное
значение, могут ощущаться носителями языка довольно долго. Процесс
распада полисемии считается завершенным, если у бывших ЛСВ больше
не обнаруживается общих сем. Так, многозначное слово эфир представлено
в ТСЕ в виде двух омонимов, первый из которых полисемантичен:
Эфир I. м. 1. Верхний — прозрачный и лучезарный — слой воздуха, где — по пред-
ставлениям древних греков — пребывали боги. 2. Начальный, по представлениям древних
философов, материальный — наряду с водой и огнем — элемент всего сущего; символ
вечного движения. II. м. Органическое соединение, представляющее собою бесцветную
летучую жидкость с характерным резким запахом, используемое в медицине, в парфю-
мерии и в технике.

При анализе слов данного типа наличие общего компонента смысла слу-
жит доводом в пользу полисемии, а его отсутствие — в пользу омонимии.

1 Источник примера: Энциклопедический словарь. Т. XXXIII. Издатели: Ф. А. Брокгауз


(Лейпциг), И. А. Ефрон (С. — Петербург), 1901.

146
4.7.3. Функции омонимов в речи
В обыденной речи омонимы не рекомендуется употреблять в пределах
одного предложения, поскольку это отвлекает получателя информации
от ее восприятия. Однако в публицистическом (рекламном), художествен-
ном, разговорном стилях омонимы могут использоваться для создания
экспрессии и акцентуации различий в значениях омонимов, которые углу-
бляют смысловую перспективу высказывания: Миру нужен мир!, Дорогие
подарки для дорогих людей. Ср. толкование слова дорогой в ТСЕ:
Дорогой II. 1. м. разг. 1) Тот, кто мил, любим, близок сердцу. 2) Употр. как обра-
щение к тому, кто дорог, любим, мил. 2. прил. 1) а) Стоящий больших денег, продава-
емый или покупаемый по высокой цене (противоп.: дешёвый). б) Высокий (о цене). в)
перен. Такой, которым дорожат. 2) перен. Добытый с большими трудностями, ценой
больших усилий, жертв и т.п. 3) а) перен. Милый, любимый, близкий сердцу. б) Употр.
в составе ласкового обращения. 4) перен. Являющийся достоинством кого-л., чего-л.;
существенный, ценный.

Индивидуально-авторские (окказиональные) омонимы активно уча-


ствуют в языковой игре. Ее целью является создание омонимов к уже име-
ющимся в языке словам (завалинка — ‘экзаменационная сессия’) или омо-
нимическое их переосмысление:
Мелкий рыбка Боря Булька1 —
это очень мелкий рыбка,
круглоротый, головатый,
полосатый, волосатый.
(А. Левин, Рыбка Боря)

Языковые омонимы используются авторами для создания каламбуров


(разновидности языковой игры), где значения омонимов сталкиваются для
достижения комического эффекта, ср. афоризмы Э. Кроткого: Будь прост,
но не слишком! Простейшее — амёба; Трамвай представлял собой поле брани.
Языковую игру как намеренное нарушение стиля следует отличать
от детского словотворчества, результатом которого также могут быть окка-
зиональные лексемы, омонимичные тем, что существуют в языке:
— Мама, а мы когда-нибудь еще пойдем в МЕЛОЧНУЮ?
— А что такое МЕЛОЧНАЯ?
— Ну где МЕЛКАМИ рисуют!2 (ср. мелочная лавка).

4.8. Ïàðîíèìèÿ
4.8.1. Проблема границ паронимии
Паронимия (от греч. para — ‘возле’ и onyma — ‘имя’) в современной
лингвистике понимается многозначно: 1) как наука о паронимах; 2) сово-
купность паронимов; 3) возможность смешения паронимов в речи. Глав-

1 Барабулька — вид рыб из семейства барабулевых.


2 Детская этимология // Мамуси. URL: http://www.sololine.ru/days/detskaya-etimologiya
(дата обращения: 22.09.2014).

147
ным из значений термина является второе: наличие в языке однокорневых
слов, близких по звучанию, но не совпадающих в значениях.
Сложность становления науки о паронимах обнаруживается в том, что
научные термины, используемые для обозначения данного явления, конку-
рируют с образными наименованиями: по аналогии с ложными друзьями
переводчика (т.е. межъязыковыми омонимами) паронимы иногда назы-
вают ложными братьями, поскольку они обладают общим корнем.
В то же время большинство ученых едины в понимании объекта рас-
сматриваемой научной дисциплины. Под паронимами, как правило, пони-
маются слова, относящиеся к одной части речи и выполняющие в предло-
жении аналогичные синтаксические функции, ср.:
Главный прил. 1. а) Имеющий наибольшее значение, самый важный, существенный;
основной. б) Являющийся основным среди других подобных; центральный. в) Состав-
ляющий большую часть чего-л. 2. а) Старший по положению, возглавляющий что-л.;
руководящий. б) Имеющий наибольшее влияние, значение, признание; самый важный,
значительный;
Заглавный прил. 1) Соотносящийся по знач. с сущ.: заглавие, связанный с ним. 2)
Прописной, большой (о буквах) («Толково-словообразовательный словарь русского
языка» Т. Ф. Ефремовой).

Научная дискуссия
Основная проблема при изучении паронимов связана с определением границ явле-
ния. Существует узкий и широкий взгляд на паронимы. При узком подходе в раз-
ряд паронимов включаются однокоренные слова, различающиеся словообразователь-
ными формантами: впрыснуть — вспрыснуть, горделивый — гордый, дефектный —
дефективный, невежа — невежда, вдох — вздох. Подобная точка зрения представлена
в «Справочнике лингвистических терминов» Д. Э. Розенталя и М. А. Теленковой. При
широкой трактовке понятия в разряд паронимов включаются все слова, обнаруживаю-
щие формальное сходство. В соответствии с данной точкой зрения паронимами счита-
ются разные по значению слова, близкие по произношению, лексико-грамматической
принадлежности и по родству корней, сходность в звучании которых приводит к сме-
шению их в речи (ковкий — ковочный, мудреть — мудрить, экспонат — экспонент)1.

4.8.2. Классификация паронимов


До настоящего времени не существует общепринятой классификации
паронимов, что отражается в разнообразии оснований классификации,
используемых при изучении этого явления.
Выделяют полные2 и частичные паронимы. Полные паронимы — это
разнокоренные слова, которые абсолютно различны по значению: фарс —
фарш; дрель — трель и пр.

1 См. например: Колесников Н. П. Словарь паронимов русского языка. Тбилиси, 1971;


Вишнякова О. В. Словарь паронимов русского языка. М., 1984; Современный русский лите-
ратурный язык / под ред. П. А. Леканта.
2 Дифференцируют полные паронимы, которые имеют различные значения, и неполные
паронимы, в некоторых значениях обнаруживающие синонимические связи. Подробнее см.:
Красных В. И. Лексические паронимы в современном русском языке // Первое сентября
[электронный ресурс]. URL: http://rus.1september.ru/article.php? ID=200302304 (дата обра-
щения: 20.10.2014).

148
Частичные паронимы различаются аффиксами и в результате допу-
скают некоторое семантическое сходство: дипломатичный — дипломатиче-
ский; скрытый — скрытный и др. На дифференциацию частичных парони-
мов оказывает влияние ряд факторов.
1. Элементы, которыми различаются паронимы. В соответствии с дан-
ным признаком выделяются паронимы:
а) корневые — паронимы в широком смысле, разнокорневые: адресат —
адресант; лоцман — боцман; кремень — кремний. В эту группу попадают
однокоренные паронимы с одинаковыми словообразовательными форман-
тами и корнями, различающимися одним-двумя звуками: конвекция — кон-
венция; невежа — невежда; прах — порох;
б) аффиксальные — однокоренные паронимы, различия в семантике
которых обусловлены разницей значений словообразовательных форман-
тов: поверка — проверка; гарант — гарантия; неприкосновенный — непри-
касаемый. Среди них выделяют:
1) приставочные паронимы, различающиеся семантикой приставок:
одеть — надеть; вдох — вздох; поделка — подделка;
2) суффиксальные паронимы, различающиеся семантикой суффиксов:
безответно — безответственно; человеческий — человечный;
3) финальные паронимы, различающиеся финальной частью лексем,
которая со словообразовательной точки зрения четко не определяется:
жар — жара; Австрия — Австралия; процесс — процессия.
2. Происхождение паронимов. По этому признаку выделяются паро-
нимы:
а) этимологические, которые представляют собой одно и то же слово,
проникшее в русскую лексику в различные эпохи и через посредство раз-
ных языков: жестокий (старослав.) — жёсткий (древнерус.), агнец (старо-
слав.) — ягнёнок (древнерус.), небо (старослав.) — небо (древнерус.). Осо-
бое место среди источников этимологических паронимов в русском языке
занимает старославянский язык;
б) заимствованные, пришедшие в русский язык из иностранных язы-
ков: объект — субъект; нетто — брутто;
в) исконные, возникшие в русском языке в результате: 1) морфемной
деривации (оплатить — уплатить — заплатить; здравица — здравница);
2) распада синонимии (симпатичный — симпатический; герметичный —
герметический; доход — приход).
3. Стилистическая окраска. Паронимы дифференцируются в зависимости
от стиля, которым маркированы элементы пары: прибывать (нейтр.) — пре-
бывать (книжн.); груз (нейтр.) — нагрузка (разг.), работать (общеупотр.) —
сработать (прост. и спец.); жить (общеупотр.) — проживать (офиц.).

4.8.3. Критерии выделения паронимов


Паронимы обладают чертами сходства с омонимами и однокоренными
синонимами. Чтобы разграничить данные явления, лингвисты предлагают
использовать ряд критериев:
1) парадигматический, который направлен на выявление системных
связей рассматриваемого слова. Омонимы относятся к разным парадигма-
149
тическим группам, синонимы — к одной, паронимы — к разным, но име-
ющим точки соприкосновения (общие периферийные семы): абонемент
(‘документ, дающий право пользования чем-либо в течение определенного
срока’) — абонент (‘лицо, обладатель абонемента, дающего право пользо-
вания услугами’); остатки (‘оставшаяся часть чего-нибудь израсходован-
ного, истраченного’) — останки (‘тело умершего или то, что осталось от его
тела’ (о человеке — высок.);
2) синтагматический, который проявляется в особенностях лексической
и синтаксической сочетаемости: черепаший (суп) — черепаховый (гребень);
сыскать (Жар-птицу) — снискать (уважение);
3) деривационный, основанный на том, что паронимы отличаются сло-
вообразовательными связями: искусный (искусность, искусно, искусница) —
искусственный (искусство, искусственность, искусственно, искусствовед);
4) этимологический, связанный с различиями в происхождении паро-
нимов: прах (старосл.) — порох (древнерус.);
5) стилистический, учитывающий возможность стилистических разли-
чий омонимов: антиномия (филос.) — антимония (разг.).

4.8.4. Употребление паронимов и парономазов в художественной речи


Паронимы обладают мощным выразительным потенциалом, который
обусловлен выполняемыми функциями:
а) сопоставления, что позволяет подчеркнуть смысловые различия
паронимов:
Вчера
Все меньше храмов.
Все больше хамов.
Сегодня
Все больше храмов,
Все больше хамов…
(Б. Заходер, Заходерзости);

б) противопоставления свойств предмета, явления путем размещения


паронимов в конструкциях с противопоставлением:
Расспрашивал
Пио-
И пенси-
онеров,
Пока от расспросов
Язык мой не высох, —
Нигде Ничего.
Никаких Заходеров.
А что уж там
Говорить о Борисах…
(Б. Заходер, Заходеры);

в) уточнения значения одного из паронимов посредством другого:


Жизнь жестянка (Б. Заходер);
г) выделения образа, к которому нужно привлечь внимание читателя:
150
Гулко булыжник обрушивши, лошадь
Глухо въезжает на мокрый песок.
(Б. Пастернак, Петербург);

д) языковой игры (каламбура), направленной на развлечение читателя


или на то, чтобы заставить его посмотреть на известное новым взглядом:
Это серость, это сырость, это старость бытия,
Это скудость злого рока, это совесть; это я.
(О. Ладыженский, Касыда о лжи).

Использование паронимов в речи порождает значительное число оши-


бок, связанных с их неразличением, например: Граждане, оплачивайте
за проезд вместо Граждане, оплачивайте проезд.
Смежное с паронимией явление — паронимическая аттракция, или
парономазия (парономасия; от греч. para — ‘возле’ и onomazo — ‘назы-
ваю’), стилистическая фигура, основанная на соединении в одном речевом
отрезке слов, сходных по звучанию, но разных по значению:
Салфетки белей алебастр балюстрады.
Похоже, огромный, как тень, брадобрей
Мокает в пруды дерева и ограды
И звякает бритвой об рант галерей.
(Б. Пастернак, Баллада)

4.9. Ëåêñèêà â ñîöèîëèíãâèñòè÷åñêîì àñïåêòå


4.9.1. Лексика с точки зрения происхождения
С точки зрения происхождения лексика может быть исконной и заим-
ствованной. Исконными считаются слова, возникшие в русском языке или
в языках генетически предшествовавших ему: праиндоевропейском, прас-
лавянском, восточнославянском, т.е. древнерусском (см. табл. 4.1). Для
обозначения таких слов используется термин русизмы.
Таблица 4.1
Исконная русская лексика
Язык- Время суще- Группы лексики
источник ствования
Праиндоев- До 3000 г. Термины родства: мать, брат, дочь.
ропейский до н.э. Названия животных, продуктов питания: овца, бык,
мясо, кость
Праславян- С 3000 г. Термины, связанные с растительным миром: дуб, липа,
ский до н.э. ель, сосна, клён, ясень, черёмуха, лес, бор, дерево, лист,
по VII в. н.э. ветвь, ветка, кора, сук, корень.
Названия культурных растений: просо, ячмень, овёс,
пшеница, горох, мак.
Названия трудовых процессов и орудий труда: ткань,
ковать, сечь, мотыга, челнок.
Названия жилища и его частей: дом, сени, пол, кров.

151
Окончание табл. 4.1
Язык- Время суще- Группы лексики
источник ствования
Названия домашних и лесных птиц: курица, гусь,
соловей, скворец.
Названия продуктов питания: квас, кисель, сыр, сало
и т.д.
Древнерус- С VII Названия различных свойств, качеств, действий:
ский по XIV— сизый, хороший, рокотать.
$5VII вв. Термины родства, бытовые названия: падчерица, дядя,
кружево, погост.
Названия птиц, животных: зяблик, белка.
Единицы счета: сорок, девяносто.
Ряд слов с общим временным значением: сегодня,
внезапно и др.
Русский С XVII в. Наименования действий: ворковать, разредить, раз-
до настоя- мозжить, распекать, брюзжать.
щего вре- Названия предметов быта, продуктов питания: обои,
мени облучок, обложка, голубцы, кулебяка.
Наименования отвлеченных понятий: итог, обман,
обиняк, опыт
Образование от иноязычных корней с помощью
исконно-русских аффиксов:
Горжетка (фр. gorgette — горло) — маленький мехо-
вой шарф или шкурка с головкой, лапками и хвостом.
Делались из шкурок обыкновенной, серебристо-чёр-
ной, платиновой лисицы, лисицы-сиводушки, белого
или голубого песца, куницы, норки и соболя.
Митенки, митенки (ед. ч. — митенка фр. mitaines) —
перчатки без пальцев, удерживающиеся на руке
с помощью перемычек между пальцами или за счет
пластических свойств материала, из которого они
сделаны

Иноязычная лексика проникает в русский язык путем прямого или


опосредованного заимствования в результате межкультурной и межъя-
зыковой коммуникации. Она используется для наименования предметов,
явлений, понятий, которые по какой-либо причине отсутствовали в вос-
принимающей культуре.
Заимствования классифицируются по ряду оснований.
1. По времени проникновения в русский язык и лингвистическому
источнику (табл. 4.2).
2. По способу заимствования. Иноязычные слова могут заимствоваться
устным и письменным путем. Так, древние тюркские и скандинавские
заимствования усваивались через устную речь, грецизмы и латинизмы —
письменным путем. Слова и фразеологизмы могли восприниматься посред-
ством транскрипции, транслитерации или калькирования.
Транскрипция — это замена графики языка-источника графикой вос-
принимающего языка с ориентацией на произношение, например англий-
ские слова менеджер (manager), роуминг (roaming).

152
Таблица 4.2
Периодизация и признаки заимствованной лексики
Тип заимствований, их формальные показатели Время проник- Примеры
новения
I. ДРЕВНИЕ
Грецизмы X—XVII вв. Имена собственные: Александр, Анастасия, Анато-
Графемы: начальные а, э; ф; пс лий, Андрей, Евгений, Геннадий, Георгий, Леонид.
Корни: ген-, фил-, лог-, фоб-, маниj- и др. Религия: ангел, лампада, ладан.
Наука: история, математика, миф, философия,
филология.
Медицина: анамнез, гипоталамус, криз, хирургия.
Искусство: лирика, мелодия, комедия, трагедия
Латинизмы XV—XVII вв. Имена собственные: Валерия, Венедикт, Виктор,
Словообразовательные форманты -циj; -иj;-ус; -ик; -ур Виталий, Марина, Павел, Роман, Сергей.
Абстрактные понятия: инерция, эволюция.
Научные понятия: радиус, конус, вакуум.
Образование: студент, профессор, декан, аудитория,
ректор, лаборатория, класс, рецензия.
Политика: конституция, манифест, революция, дик-
татура, республика, фракция
Тюркизмы VIII—XII вв. Одежда, обувь: башлык, башмак, тулуп, сарафан.
Слоговой сингармонизм, т.е. использование в одном слове глас- Постройки: сарай.
ных одинакового ряда: переднего [э], [и] или заднего [а], [ы], [у]: Предметы быта: сундук.
караван, бешмет Лошади: табун, аркан.
Деньги: алтын, казна
Еврейские VIII—XII вв. Религиозные понятия: херувим, серафим, эдем,
Армагеддон.
Темные сущности: сатана, голем

153
Продолжение табл. 4.2

154
Тип заимствований, их формальные показатели Время проник- Примеры
новения
Старославянизмы IX—XI вв. Религия: священник, крест, жезл, Господь.
1. Фонетические признаки: Нравственные понятия: жертва, грех, истина.
1) неполногласие, ср.: врата — ворота, плен — полон; Части тела: ланиты, уста, перси, и др.
2) начальные ра, ла, ср.: равный, ладья — ровный, лодка;
3) сочетание жд, согласный щ, ср.: хождение — хожу, освещение —
свеча;
4) е в начале слова и перед твердым согласным, ср.: единица —
один, перст — наперсток и др.;
5) начальное а вместо русского я: агнец — ягненок.
2. Словообразовательные
признаки:
1) приставки воз- (воздать, возвратить), чрез- (чрезмерный)
и др.;
2) суффиксы -стви (е) (благоденствие), — ч(ий) (ловчий), — знь
(жизнь), — ущ-, — ющ-, — ащ-, — ящ- (сведущий, тающий, лежа-
щий, горящий);
3) сложные слова, в которых один из корней обозначает рели-
гиозно-нравственное понятие (бого-, добро-, зло-, грехо-, душе-,
благо-): добродетель, злокозненный и др.
3. Имена существительные с суффиксами абстрактной семантики
-зн-, — тв-, — от-, — ствиj: бедствие, боязнь, битва, чистота
Скандинавские XI—XVII вв.; Социальный статус: ябедник (в древнерусском
ХХ в. языке — ‘княжеское доверенное лицо с полицей-
скими или судебными функциями’), тиун, скальд.
Национальность: варяг.
Предметы быта: кнут, ларь, пуд.
Рыба: сельдь, сайда
Продолжение табл. 4.2
Тип заимствований, их формальные показатели Время проник- Примеры
новения
II. НОВЫЕ
СЛАВЯНСКИЕ
Украинские XVII—XVIII вв. Пища: галушки, борщ, сырник, бублик.
Танцы: гопак.
Социальный статус: хлебороб, школяр; бурсак.
Музыкальные инструменты: бандура, сопилка
Белорусские XVII—XVIII вв. Социальный статус: хлопец, батька.
Сельскохозяйственный культуры: бульба, бурак,
жито.
Жилище, быт: хата, кринка
Польские XVI—XVIII вв. Одежда: бекеша, кофта.
Продукты: булка, повидло, пончик.
Социальный статус: пан, мещанин.
Воинские звания: гусар, полковник, хорунжий.
Оружие: курок, пуля
Чешские ХХ в. Танцы: полька (название танца).
Одежда: колготки.
Научные изобретения: робот
РОМАНО-ГЕРМАНСКИЕ
Французский XVIII—ХХ вв. Одежда, головные уборы, обувь: пальто, берет,
Ударение на последнем слоге, финал слова -он; окончание ботильоны.
на гласные о, е; несклоняемость Модные детали: апаш (воротник), ришелье
(вышивка), кринолин.
Названия тканей: батист, гро.

155
Продолжение табл. 4.2

156
Тип заимствований, их формальные показатели Время проник- Примеры
новения
Стиль стрижки: гарсон, гаврош, каре, паж.
Аксессуары: портмоне, боа, кашне, ридикюль, меда-
льон.
Пища, напитки: бульон, багет, батон, безе, жульен,
антрекот, абсент, крюшон.
Театр: авансцена, амплуа, ангажемент, антракт,
инженю, травести.
Развлечения: аттракцион, бал, балет, бильярд.
Направления в искусстве: авангард, дадаизм, сюрре-
ализм.
Техника: авиация, автомат, автомобиль, аэроплан.
Военное дело: абордаж, арьергард, батальон;
Мореплаванье: баржа
Итальянский XVIII—XХ вв. Архитектура: фонтан.
Приметой многих слов итальянского происхождения являются Искусство, театр: бутафория, импресарио, либретто,
конечные безударные -е, — ио, — о при неизменяемости слова сценарий, фортепиано.
Музыка: альт, партитура, рондо, скерцо, солист,
соло, сольфеджио, соната, сопрано, тенор, трио,
фагот, фальцет, фиоритура.
Развлечения: карнавал, арлекин, конфетти.
Журналистика: газета, папарацци.
Финансы, торговля: банк, банкрот, брутто, нетто,
авизо, сальдо.
Криминал: бандит, мафия, шарлатан, контрабанда.
Пища: вермишель, конфета, макароны, чиабатта,
моцарелла
Продолжение табл. 4.2
Тип заимствований, их формальные показатели Время проник- Примеры
новения
Испанский XVIII—XХ вв. Растения, овощи, плоды: какао, томат, ананас.
Экзотические животные и птицы: пума, колибри.
Музыкальные инструменты: гитара, кастаньеты.
Коррида: тореро, бандерилья, матадор, тореадор
Немецкий XVIII—XX вв. Военное дело: бруствер, лагерь, офицер, штурм.
Фонетические сочетания шт, хт Горное дело: шахта, штольня, штрек, шурф.
Ремесло: верстак
Голландский XVIII в. Судостроение: верфь, док, кран, стапель.
Морское дело: гавань, галс, дрейфовать, камбуз,
катер, каюта, киль, кильватер, клипер, компас, крей-
сер, лавировать, лоцман.
Фрукты: абрикос, апельсин.
Мода: брюки, зонтик, ситец
Английский XVII—XXI вв. Бизнес: брокер, менеджер, доллар, риэлтор, холдинг.
Очень часто Спорт: спортсмен; баскетбол, бокс, волейбол, футбол,
англицизмы тайм.
определяются по наличию в заимствованном слове следующих Информатика и интернет: компьютер, дисплей, файл,
частей: интерфейс, принтер.
дж < j/g Транспорт: троллейбус, пикап.
инг < ing Техника: комбайн, бульдозер.
мен (т) < men (t) Одежда: бриджи, джемпер, джинсы, шорты, бикини.
ер < er Морское дело: бот, бриг, вельбот, катер, мичман,
тч < (t) ch шхуна.
ция < tion Шоу-бизнес: имидж, презентация, номинация, спон-
сор, видео, шоу

157
Окончание табл. 4.2

158
Тип заимствований, их формальные показатели Время проник- Примеры
новения
АЗИАТСКИЕ
Китайский XVII—XXI вв. Растения: гаолян, женьшень, личи.
Животные: панда, ши-тцу, шарпей, чау-чау.
Пища, напитки: манты, чай, тофу.
Оздоровительные техники и боевые искусства:
цигун; ушу; кунфу
Японский XIX—XXI вв. Тайные организации: камикадзе, якудза, ниндзя.
Социальный статус: микадо, самурай, гейша, рикша.
Обряд: харакири, сеппуку.
Растение: сакура, соя, васаби.
Искусство и литература: хокку (хайку), кабуки.
Развлечения: тамагочи, анимэ, манга, караоке.
Боевые искусства: дан, дзюдо, каратэ, катана,
татами.
Пища: суши.
Рыба: иваси, минтай, фугу
Транслитерация — замена графики языка-источника графикой воспри-
нимающего языка с ориентацией на написание, например из немецкого
языка: Schaffran — шафран; Schlager — шлягер.
Калькирование (от фр. calque — ‘копия’) представляет собой поморфем-
ный перевод иноязычного слова. При словообразовании данного типа раз-
личают:
а) полные кальки, которые образуются путем перевода каждой из морфем
и сложения их в слово на почве заимствующего языка (англ. backbencher —
заднескамеечник);
б) полукальки, в которых переводится лишь одна морфема, а вторая
транслитерируется или транскрибируется (нем. das Dritte Reih — Третий
Рейх);
в) семантические кальки, они возникают при добавлении в слово заим-
ствующего языка значения из языка-источника (например: род (граммати-
ческий термин)  лат. Genus).
3. По степени освоенности. Любое слово, попадающее из своего род-
ного языка в русский язык, проходило период приживаемости. Некото-
рые слова до тех пор, пока не адаптировались и не укоренились в русском
языке, сохраняли значение, закрепленное за ними в языке-источнике. Так,
первоначально слово тоннель имело толкование ‘глубинный проезд под
руслом реки Темза в Лондоне’, а лексема турист объяснялась как ‘англий-
ский путешественник’. В процессе адаптации слово могло иметь колеба-
ния в произношении (доллер/долляр) и написании (слэнг/сленг; флэшка/
флешка, фэнтези/фентази, блогер/блоггер). Слова иностранного проис-
хождения постепенно приспосабливались к условиям русского языка, при-
обретая постоянное звучание, написание, смысловую нагрузку, стилисти-
ческие характеристики, грамматические свойства.
Продемонстрируем процесс адаптации на примере слова мастер, заимствованного
в форме мастеръ (‘магистр ордена’) из немецкого языка, где оно имело вид Der Meister
[майстэр].
1. Фонетика и графика: адаптация к фонетическим и графическим особенностям
русского языка — мастер [мас’т’ьр].
2. Словообразование: появление родственных слов, начинающих члениться на мор-
фемы иначе, чем в языке-источнике:
ТСД: маста (учение), мастак (мастер), Meisterhaft — ‘искусный, образцовый’;
мастачить; Meisterin — ‘мастерица’;
мастер, мастерица, мастерство, мастер- Meisterleistung — ‘отличный результат’;
ская, мастерок, подмастерье; Meisterschaft — ‘мастерство, умение’;
мастеровой, мастерский, мастерской; ‘чемпионат’;
мастерски; Meisterwerk — ‘творение великого
мастерить, смастерить. мастера’;
meistern — ‘осваивать, справляться’.

3. Лексикология: развитие новых значений, появление стилистической окраски,


вхождение в парадигматические группы заимствующего языка:
1. м. Квалифицированный работник, Общий словарь
занимающийся каким-либо ремеслом. m -s, =
2. Руководитель отдельного специаль- 1) (сокр. Me) мастер (на производстве);
ного участка какого-либо производства. владелец мастерской

159
3. Ремесленник, принадлежащий к выс- 2) мастер, специалист, знаток
шей группе сословной организации 3) учитель, наставник, метр
ремесленников. 4) хозяин
4. Специалист, достигший высокого 5) спорт. мастер (звание); чемпион;
умения, мастерства, искусства в какой- рекордсмен
либо области 6) мейстер (звание младшего командного
5. разг. Ловкий, искусный в каком-либо состава в полиции)
деле человек. 7) ист. магистр (глава ордена)
6. Степень, ранг члена масонской ложи. II
7. Масон, имеющий такую степень. m -s, = бот.
8. спорт. Звание, присваиваемое за выда- ясменник (Asperula L.)
ющиеся достижения в области спорта. Экономический словарь
9. Лицо, имеющее звание мастера спорта. 1) мастер; прораб; бригадир
10. м. устар. Учитель-самоучка, обучав- 2) кустарь, ремесленник
ший чтению и письму (в Российском
государстве XIV—XIX вв.).
|| Учитель грамоты по церковным книгам
у раскольников (в Российском государ-
стве XIV—XIX вв.).
(«Толково-словообразовательный сло-
варь русского языка» Т. Ф. Ефремовой)

4. Фразеология: возникновение у слова и его дериватов устойчивых выражений в за-


имствующем языке:
Мастер на все руки. seiner selbst Meister sein — владеть собой.
Мастер — золотые руки. Meister vom Stuhl — глава масонской ложи.
Мастер спорта. der rote Meister — палач.
Дело мастера боится. Meister Klügler — ирон. умная голова.
Мастер своего дела. Meister Petz — Медведь, Мишка (в сказке).
Каков мастер, таково и дело Meister Lampe — братец Лампе, Заяц (в сказке).
Meister Urian — чёрт.
Meister Pfriem — разг. сапожник.
Übung macht den Meister — Упражнение делает
умельца (Повторение — мать учения)

5. Грамматика: приспособление слова к морфологической и синтаксической системам


заимствующего языка (в немецком языке — четыре падежа, в русском — шесть):

Русский язык — II склонение, муж. р. Немецкий язык — муж. р.


Падеж Ед. ч. Мн. ч. Падеж Sing. Pl.
Им. мастер мастера Nom. Der Meister Die Meister
Род. мастера мастеров Gen. Des Meisters Der Meister
Дат. мастеру мастерам Dat. Dem Meister Den Meistern
Вин. мастера мастеров Akk. Den Meister die Meister
Тв. мастером мастерами
Пр. (о) мастере (о) мастерах

В предложении Мастер мастеру не указ (не указчик) лексема выступает в функции


подлежащего и дополнения. В предложении У кого больно чист струмент, тот плохой
мастер (ТСД) в роли части составного именного сказуемого.

160
Однако не все слова адаптируются к условиям русского языка: чуже-
родность некоторых из них ощущается спустя долгое время после момента
первого появления в заимствующем языке. Для обозначения явлений,
которые не обнаруживают соответствий в других культурах, используются
следующие термины.
Экзотизмы (от греч. exōtkios — ‘чужой, иноземный’) — заимствованные
слова, которые не имеют эквивалента в заимствующем языке. Они обозна-
чают реалии (позднелат. realis — ‘вещественный, действительный’), харак-
теризующие быт, уклад жизни зарубежных стран и часто выступающие
в роли ее символов. Например, слова парламент, лорд — экзотизмы, при-
шедшие из английского языка, кайзер, канцлер — из немецкого.
Часто для обозначения подобных единиц используется синонимичная
дефиниция безэквивалентная лексика. Так называется лексика, не име-
ющая соответствий в других языках и не поддающаяся переводу на дру-
гие языки. Понятие безэквивалентная лексика шире, чем термин реалия,
поскольку обозначает не только материальные объекты, но и понятия, при-
сущие духовной культуре. В литературе безэквивалентная лексика исполь-
зуется для создания национального колорита, описания особенностей наци-
онального характера, как, например, в произведениях М. Ю. Лермонтова
и А. А. Бестужева-Марлинского, изображающих Кавказ. Безэквивалентная
лексика делится на группы, среди которых присутствуют названия предме-
тов быта, деталей одежды, обрядов, верований, титулы и звания, топонимы,
антропонимы, этнонимы, вегетативная и анималистическая лексика.
Наименее четким является объем понятия варваризм, что объясняется
динамикой его значения.

Определение понятия
В «Словаре литературных терминов» (1925) указывается, варваризмы — это
«слова, заимствованные из чужих языков», т.е. заимствованная лексика вообще. Их
приметой Б. В. Томашевский называл неизменную форму. Тот же признак отмеча-
ется «Большой советской энциклопедией». Н. М. Шанский считал, что варваризмы
сохраняют в языке латинскую графику и орфографию языка-источника, обозна-
чая предметы, не имеющие аналогий в заимствующем языке. О. С. Ахманова опре-
деляет варваризмы иначе: «Иностранное слово (выражение и т.п.), не получившее
прав гражданства в общем языке и бытующее лишь в некоторых специфических его
разновидностях»1.
В Интернете выложен «Словарь варваризмов русского языка»2, где словарная
статья имеет следующий вид:

Драйв
1. Эмоциональное напряжение, возбуждение, внутренняя энергия, дающие чувство
восторга и удовлетворенности.
Примеры употребления: Родео — так родео, пусть будет риск и драйв!; Ты не знаешь
что такое «Неудачные Дни», потому что вся твоя жизнь — сплошной драйв и позитив;
Лови драйв, будь оптимисткой!
2. Особое звучание в музыке (сокр. от овердрайв).

1 Ахманова О. С. Словарь лингвистических терминов. М., 1966. С. 70.


2 URL: http://varvarizm.narod.ru/definition.html (дата обращения: 22.09.2014).

161
Примеры употребления: Отличительной чертой хард-рока является жесткое и тяжелое
звучание, достигаемое за счет «перегруженного» (эффект overdrive/«овердрайв») или
«искаженного» (эффект distortion/«дисторшн») звука гитары, а также иногда клавишных
и бас-гитары.

При усвоении иностранных слов говорящие на русском языке стре-


мятся установить их связи с другими единицами лексической системы, т.е.
проследить этимологию.

4.9.2. Научная и ложная этимология


Узнать о происхождении слова можно в этимологическом словаре,
где представлены результаты научно-этимологических изысканий. Объ-
яснение происхождения и значения заимствованного (устаревшего) слова
путем интуитивных умопостроений с опорой на фонетический облик слова
называется ложной этимологией. Здесь возможно, например, такое объяс-
нение: толстовка — ‘мужская рубашка из плотной, толстой, ткани’. Науч-
ная этимология такова: слово образовано от имени Л. Н. Толстого, который
носил свободные блузы особого покроя. Аналогично сочни, сочники —
‘пирожки, жареные в масле, «соке», сочные’. С научной точки зрения слово
произведено от глагола скать — ‘раскатывать (тесто)’.
Частными случаями ложной этимологии выступают детская и художе-
ственная этимология.
Детская этимология называется так потому, что она обнаружива-
ется в детской речи и оказывается следствием желания ребенка устано-
вить логические связи между явлениями окружающей действительности
на основе анализа словообразовательных отношений между лексемами.
Образцы такой наивной этимологии собрал К. И. Чуковский в книге «От
двух до пяти», например: муж — кузнец, жена — кузница, дети — кузнечики.
Художественной этимологией называется прием, при котором пове-
ствователь разъясняет происхождение слова с целью создания художе-
ственного образа. Данный вид этимологии призван актуализировать
доминанты художественного текста. Например, автор сказки «Подбитые
ветром» О. Егоров посредством художественной этимологии актуализи-
рует языковую игру, которая является эстетической доминантой произве-
дения:
— И какая муха его укусила? — спрашивали друг у друга знакомые. На самом деле
зайца укусила оса. — Покусание, сказал доктор Валерьян, приложив к месту укуса лист
подорожника, — и ничего больше. Просто осиновое покусание. — Покушение? — в ис-
пуге переспросил заяц.

4.9.3. Лексика с точки зрения исторической перспективы


Попав в заимствующий язык, лексика функционирует в соответствии
с его законами, оставаясь элементом активного запаса или переходя в пас-
сивный запас. Данные процессы называются исторической перспективой
лексики.
Пополняющаяся за счет разных источников лексика русского языка
образует динамическую систему: с течением времени одни слова уходят
в пассивный запас, другие приходят на их место. Ротация, т.е. смена лек-
сики, обусловлена экстралингвистическими причинами. В их число входят
162
политические события (Октябрьская революция 1917 г., социалистическое
строительство, Великая Отечественная война, освоение космического про-
странства, курс на перестройку и гласность и др.), экономическое, научно-
техническое (например, появление и совершенствование IT-технологий)
и культурное развитие общества1.
В результате в составе лексики выделяется активный пласт единиц, для
которого характерны высокая частотность употребления в речи, участие
в лексико-семантических и деривационных процессах. Значение таких
слов понятно всем носителям русского языка. Например: земля, учиться,
ходить, красный, быстро, лишь, восемь.
К активному запасу принадлежат слова, значение которых понятно
носителям языка и которые активно употребляются в повседневной речи.
Слова активного запаса составляют «лексический минимум» говорящих
на русском языке.
К пассивному запасу относится лексика, в большей или меньшей сте-
пени понятная носителям языка, но редко используемая в речи. Лексика
пассивного запаса делится на устаревшую и новую. Устаревшая лексика
характеризуется тем, что, утратив актуальность, она вышла из активного
употребления. Новая лексика, напротив, еще не вошла в активный состав
языка, поскольку не приобрела необходимую для этого актуальность.
Некоторые слова пассивного запаса понятны носителям языка без словаря
(городничий, табакерка, чепец; йогуртница, ультрабук, монорельс). Дру-
гие слова без лексикографического справочника непонятны (палаш, дьяк,
малахай, скрижаль; деменция, лайфхак, гаджет).
Важной проблемой, которая редко обсуждалась в лексикологии совет-
ского периода, являлся вопрос о границе между активным и пассивным запа-
сом и возможности перехода лексики из одного разряда в другой. В частно-
сти, после революции 1917 г. значительный пласт лексики и фразеологии
устарел, а в речи появилось большое число неологизмов. В лингвистике
распространилось мнение, что процесс устаревания лексики и фразеологии
необратим. Но, как показало время, это не так: в перестроечный и постпере-
строечный период в активный запас вернулись такие слова, как ботфорты,
губернатор, губерния, гувернантка, Дума, департамент. Обсуждается даже
вопрос о возвращении к делению территории России на уезды.
Вместе с тем ряд новых слов, появившихся в постперестроечную эпоху
(1990-е гг.), чрезвычайно быстро перешел в пассивный запас: ваучер, пере-
стройка, гласность, челнок (‘мелкий торговец, занимающийся закупкой
товаров там, где они дешевле, и реализующий там, где они дороже’). Таким
образом, взаимодействие активного и пассивного пластов лексики, куда
входят как исконные, так и заимствованные слова, характеризуется раз-
нонаправленностью, что придает проблеме многоаспектность.
4.9.3.1. Типы устаревшей лексики
Устаревшая лексика и фразеология представлена историзмами и арха-
измами.
1 Подробнее см.: Крысин Л. П. О некоторых изменениях в русском языке конца XX века //
Исследования по славянским языкам. Вып. 5. Сеул, 2000. С. 63—91.

163
Историзмы — это устаревшие слова, которые обозначают реалии, пере-
ставшие существовать в действительности, ср.:
бестужевка — студентка высшего учебного заведения для женщин, учрежденного
в Петербурге в 1878 г.; волосник — повязка на волосы, обвитая вокруг головы, которую
надевали женщины под платок или под кокошник; братина — большой шаровидный
сосуд, в котором на пирах подавались пиво, брага, мед и т.п.; омнибус — тяжелый четы-
рехколесный конский экипаж с закрытым корпусом и дверкой сзади; чашник — боярин,
ведавший винными погребами и подносивший напитки к царскому столу.

Характерным признаком историзмов является отсутствие у них сино-


нимов.
Историзмы делятся на семантические и лексические.
Семантические историзмы — многозначные слова, продолжающие
существовать в современном русском языке в отдельных значениях,
в то время как ряд их ЛСВ перешел в пассивный запас. Например:
крепость — 1) укрепленный оборонительный пункт (акт.); 2) крепостное право
(пасс.); безглагольный — 1) лишенный глаголов (акт.); 2) безмолвный (пасс.); биржа —
1) учреждение для заключения финансовых и коммерческих сделок с ценными бумагами
(акт.); 2) уличная стоянка извозчиков (пасс.); визитка — 1) визитная карточка (акт.); 2)
мужской удлиненный пиджак (пасс.).

Лексические историзмы — это слова, перешедшие в пассивный запас


во всех своих значениях:
Сермяга ж. 1) Грубое некрашеное сукно кустарной выделки. 2) Верхняя крестьянская
одежда из такого сукна (ТСЕ).

Особую группу историзмов составляют так называемые советизмы —


слова, возникшие в советскую эпоху, просуществовавшие незначитель-
ное время и так же быстро вышедшие из употребления (завком, военспец,
смычка).
Архаизмы (от греч. archaios — ‘древний’) в противоположность исто-
ризмам — это устаревшие слова, вышедшие из активного употребления
и имеющие синонимы, которые употребляются в современном русском
языке. С точки зрения словообразовательной структуры архаизмы делятся
на разнокорневые и однокорневые (рамена — плечи; рыбарь — рыбак).
Среди разнокорневых архаизмов различают:
а) собственно лексические, которые приобретают новый графический
облик во всех своих значениях: льзя — ‘можно’; тать — ‘вор, мошенник’;
отроковица — ‘девочка-подросток’; танцплощадка — ‘танцпол’; вечеринка —
‘пати’;
б) лексико-семантические — многозначные слова, один из ЛСВ кото-
рых приобрел в современном русском языке иной графический облик, чем
в предшествующие языковые эпохи, а другой ЛСВ продолжает существо-
вать в комплексе с прежней графической оболочкой. Например:
Кумир 1) устар. Изваяние языческого божества (> идол). // нар. — поэт. Статуи
античных богов, царей и т.п. // Божество. 2) перен. Тот, кто служит предметом восхище-
ния, поклонения. // То, что признается единственно достойным поклонения, является
предметом исключительной преданности, служения, смыслом жизни и т.п. кого-л.;

164
Оператор 1) устар. Тот, кто оперирует кого-л.; (> врач-хирург). 2) Специалист, вы-
полняющий работу по управлению или обслуживанию какого-л. сложного оборудования
или установки. 3) Специалист, производящий кино- или телесъемку. 4) Команда или серия
команд программы, составленной на одном из языков программирования;
Контора 1) Небольшое специализированное административное, хозяйственное,
финансовое и т.п. учреждение (> офис). 2) разг. Не вызывающее доверия учреждение,
предприятие и т.п. (Контора, да не Никанора — реклама интернет-магазина).

Среди однокорневых архаизмов выделяются:


а) лексико-фонетические — слова, в которых устаревшим является зву-
чание, но фонетический и графический облик несущественно отличается
от современного: осемь — восемь, стора — штора, аглицкий — английский,
зерцало — зеркало и пр.;
б) акцентологические — слова, у которых изменилось место ударения:
музыка — музыка; суффикс — суффикс; философ — философ и др.;
в) лексико-словообразовательные, отличающиеся от современных одно-
коренных слов архаичными аффиксами: кокетствовать — кокетничать;
свирепство — свирепость; музеум — музей; содейство — содействие и т.п.;
г) лексико-морфологические — слова, отличающиеся от современных
устаревшей грамматической парадигмой: зала и зало (жен. и сред. р.); серый
пальто, белая лебедь.
4.9.3.2. Типы новой лексики
Устаревшим словам (архаизмам и историзмам) в рамках лексики и фра-
зеологии пассивного запаса противопоставлены новые слова — неологизмы
(от греч. neos — ‘новый’). В них свойство новизны в равной степени обна-
руживается и в форме, и в лексическом значении: моноблок, портал и др.
Слова остаются неологизмами до тех пор, пока сохраняют свойство
новизны. Таким образом, принадлежность слова к категории неологиз-
мов — его временное состояние в системе языка. С утратой новизны слово
может переходить в активный словарный фонд или становиться архаизмом
(историзмом). Так, после революции 1917 г. появляется множество новых
реалий, нашедших отражение в новых словах и устойчивых выражениях:
нарком, чекист, красноармеец, коллективизация, раскулачить и пр. В совре-
менном русском языке многие слова той эпохи считаются историзмами
советской эпохи, или советизмами (см. разд. 4.9.3.1).
Свойство новизны может быстро утрачиваться словом, так как новая
реалия в короткий срок получает широкое применение. К таким словам,
например, относится «космическая» лексика, появившаяся в русском
языке в 1960—1970-е гг.: космодром, космонавт, приземлиться.
Неологизмы появляются несколькими путями:
1) словообразовательным, в процессе чего новые слова образуются:
— от существующих в русском языке слов по продуктивным словообра-
зовательным моделям: работа  работать  разработать  разработка;
контакт  контактировать  контактёр  контактёрша (‘та, которая
вступает в контакт с представителями других цивилизаций’);
— при построении словообразовательных гнезд из заимствованных слов
по существующим в русском языке моделям: online — онлайновый, онлайн-
сервис, онлайн-тестирование; пиар — пиарщик, пиариться и т.д.;
165
2) заимствованием, например: импичмент (‘лишение полномочий
высших должностных лиц в связи с допущением ими грубых нарушений
закона’), кутюрье (‘модельер, имеющий собственное дело и создающий
высокохудожественные коллекции одежды’), интерфейс (‘аппаратные
программные средства, обеспечивающие взаимодействие программ внутри
вычислительных систем, связь компьютера с другими устройствами или
пользователем’);
3) развитием полисемии: слова с течением времени приобретают новые
значения. Например: штрих — ‘специальная паста для исправления оши-
бок в тексте’; ближневосточный — ‘связанный с политическим и военным
конфликтом на Ближнем Востоке’.
С точки зрения цели создания различают следующие типы неологиз-
мов.
1. Языковые (узуальные), которые появляются в связи с возникнове-
нием новых реалий, с развитием науки, техники, культуры. Они создаются
с целью обозначения нового явления, не имеют автора. Такие неологизмы
образуются продуктивными словообразовательными способами, например
путем сложения, в том числе телескопического, суффиксации: волкособ,
зеброид, лигр, лилигр, пумапард; зоодантист, промальпинист, рекрутер,
грумер. Узуальные неологизмы вступают в синонимические, реже антони-
мические отношения, образуют тематические ряды.
2. Потенциальные слова (потенциализмы) — неологизмы, созданные
говорящими или пишущими (в том числе авторами художественных про-
изведений) по продуктивным словообразовательным моделям русского
языка и не фиксируемые словарями. С течением времени они могут войти
в язык либо так и остаться невостребованными за пределами художествен-
ной речи или индивидуального стиля их автора. Примерами потенциализ-
мов могут служить такие слова, как яблочник, единоросс, наличка, обнали-
чить, послиха (газетн.), шестилапый (ср. шестикрылый), возражатель (ср.
заклинатель), кенгурятина (ср. лосятина), акмеизм (Н. Л. Гумилев).

Научная дискуссия
Термин потенциальные слова вызывает дискуссии среди лексикологов. Протестуя
против его употребления, некоторые ученые объясняли свою позицию некорректно-
стью утверждения: слова уже существуют в языке, употребляются его носителями,
поэтому о потенциальности говорить неправомерно1.

3. Окказионализмы (от лат. occasio — ‘случай’) — авторские, индивиду-


ально-стилистические неологизмы, создаваемые писателями по уникаль-
ным словообразовательным моделям. Они являются индивидуальными
словами, используемыми только в данном контексте. Окказионализмы
могут возникать в результате словообразовательной и семантической
деривации: Плясал на Дону ветер, гриватил волны (М. Шолохов); спу-
1 См.: Фельдман Н. И. Окказиональные слова и лексикография // Вопросы языкознания.
М., 1957. Вып. 4. С. 65; Котелова Н. З. Словообразование без образования слов // Новые
слова и словари новых слов / отв. ред. Н. З. Котелова. Л., 1983. С. 74.

166
стярукавашность (Т. Толстая); канцелярит (К. Чуковский), Шельмонт
(по словам К. Чуковского, так следовало бы именовать П. Шелли в пере-
воде К. Бальмонта); бюрократиада (В. Маяковский).
Таким образом, авторские неологизмы являются элементом стиля худо-
жественной литературы, что заставляет задаться вопросом о том, как свя-
заны понятия историческая перспектива и стилистическая окрашенность.

Проблемы терминологии
Вопрос о соотношении понятий активный (пассивный) запас и стилистически
окрашенная лексика относится к числу не столько дискуссионных, сколько редко
обсуждаемых. По этой причине у носителей языка часто складывается впечатле-
ние, что к активному запасу могут относиться только нейтральные в стилистическом
отношении слова, такие как вода, читать, зеленый, быстро и пр. Это неправильно,
так как в активном словаре находятся стилистически окрашенные слова и фразе-
ологизмы: маршрутка, зачетка, автогражданка (‘автострахование’), продвинутый
(разг.), БАД (‘биологически-активная добавка’) (научн.), зомбирование (публ.), кре-
дит (офиц.) и др. Аналогично и среди слов пассивного запаса существуют нейтраль-
ные слова и лексемы, обладающие стилистической окраской. Например, историзм
телега является нейтральным в стилистическом отношении, существительное колы-
мага обладает разговорной стилистической окрашенностью, а слово прошение при-
надлежит к официально-деловому стилю.

4.9.4. Стилистическая дифференциация лексики

4.9.4.1. Понятие стиля


Лексика и фразеология литературного языка дифференцируются в сти-
левом отношении. Однако в русском языке велик пласт слов и устойчи-
вых выражений, которые употребляются во всех стилях, — их называют
межстилевыми. Столь широкие возможности употребления они получают
за счет того, что не обладают коннотацией, т.е. нейтральны в данном отно-
шении.
Стиль — это общественно осознанная и функционально обусловлен-
ная, внутренне объединенная совокупность приемов употребления, отбора
и сочетания средств речевого общения в сфере того или иного общенарод-
ного, общенационального языка, соотносительная с другими такими же
способами выражения, которые служат для иных целей, выполняют иные
функции в речевой общественной практике данного народа1. Стиль — исто-
рически сложившаяся подсистема языка, включающая в себя языковые
элементы разных уровней, обслуживающая комплекс коммуникативных
ситуаций, объединенных общей целью.

Определение понятия
Термин стиль (от греч. stylos, лат. stilus, stylus — ‘палочка для письма’, позже —
‘манера письма’) вопреки требованиям, предъявляемым к лексемам данного типа,
многозначен. Этим термином обозначаются:

1 См.: Виноградов В. В. Итоги обсуждения вопросов стилистики // Вопросы языкознания.


1955. № 1. С. 73.

167
1) подсистема языка или речи, обслуживающая одну из пяти коммуникативных
сфер русского языка;
2) особенности языковой, композиционной и идейной организации художествен-
ных текстов, принадлежащих представителям одного и того же литературного направ-
ления (стиль классицизма, стиль романтизма и т.д.);
3) индивидуальный стиль писателя, т.е. особенности языковой, композиционной
и идейной организации художественных текстов конкретного автора (стиль Гоголя,
Салтыкова-Щедрина и др.).

Современные лингвисты безоговорочно выделяют пять стилей, соот-


ветствующих пяти сферам деятельности: книжные (официально-деловой,
научный, публицистический, художественный) и разговорный. Выделение
религиозно-проповеднического стиля относится к разряду дискуссионных
вопросов. Применительно к сфере рекламы обычно используется термин
язык рекламы.
Все стили языка и речи могут быть охарактеризованы по ряду параме-
тров.
1. Задачи: передача информации (эту задачу выполняют все стили,
но в разной степени и разными средствами); эстетическое воздействие
(художественный стиль) или общение (разговорный стиль).
2. Форма речи: письменная (книжные стили) и устная (разговорный
стиль). Письменная форма речи предполагает дистантный способ общения,
устная — контактный.
3. Степень подготовленности: книжные стили требуют подготовки
и редактирования высказываний. Разговорный стиль характеризуется
спонтанностью, поэтому обнаруживает ряд речевых, стилистических, грам-
матических ошибок, которых не удается избежать в устной речи. Как пра-
вило, говорящий, заметив ошибку, стремится исправиться, в результате
чего в речи встречаются повторы, неполные предложения.
4. Авторизация говорящего: в официально-деловом и научном стилях
особенности речи автора текстов проявляться не должны, для этих стилей
характерна установка на стандарт, отсутствие эмоциональности и экспрес-
сивности. Во всех остальных стилях особенности речи автора проявляются
в разной степени, а художественный стиль вообще не может существовать
без них.
Охарактеризуем лексическое и фразеологическое своеобразие стилей
подробнее.
4.9.4.2. Типология стилей русского языка
Отечественные лингвисты традиционно выделяют пять стилей.
1. Официально-деловой стиль регламентирует отношения между госу-
дарствами, общественными и политическими организациями, гражданами.
Для него характерно преобладание стандарта, в силу чего слова данного
стиля формируют ядро книжной лексики. Официально-деловой стиль
отличает ряд особенностей:
1) использование гиперонимов с минимумом дифференциальных сем,
ср.: помещение, высказывание, услуга, обязательство, субъект, сотрудниче-
ство, лицо, договоренность и др.;

168
2) принадлежность лексем данного стиля к определенным тематиче-
ским группам, семантика которых определяется следующими подстилями:
а) дипломатическим, в котором используются названия организаций
(СНГ, ВТО, БРИКС), стран (СССР, РФ, КНДР, США), документов (дого-
воры, соглашения, конвенции, меморандумы, ноты, коммюнике);
б) законодательным, использующим элементы юридической термино-
логии (брак, дееспособность, имущество, задаток, завещание), наименова-
ния лиц (истец, ответчик, потерпевший), документов (закон, указ, граж-
данские, уголовные акты и т.п.);
в) управленческим, в котором распространены названия учреждений,
должностей (директор, заведующий, управляющий), документов (устав,
договор, приказ, распоряжение, заявление, характеристика, письмо, дове-
ренность, расписка, резюме);
3) использование конверсивов во всех перечисленных подстилях:
истец — ответчик; входящая/исходящая документация; прокурор — адво-
кат; права — обязанности и т.д.;
4) частотное употребление среди названий учреждений и организаций
аббревиатур, т.е. сложносокращенных слов: Минтранс, Минсельхоз, Мин-
фин, ФМС (Федеральная миграционная служба) и др.;
5) использование средств кодификации, номенклатурных обозначений
(названия учреждений и предприятий, марок машин, механизмов, агрега-
тов и т.п.): объект культурного наследия, памятник истории и культуры;
счетчики холодной (горячей) воды крыльчатые, турбинные и пр.;
6) использование канцеляризмов, что является яркой чертой данного
стиля; среди канцеляризмов велико число отглагольных имен существи-
тельных: обеспечение, согласование, награждение;
7) наличие синонимов, принадлежащих к одному стилю: снабжение =
= поставка = обеспечение; награждение = премирование; платежеспособ-
ность = кредитоспособность; износ = амортизация; ассигнование = субси-
дирование; инцидент = происшествие.
2. Научный стиль используется для сообщения о процессе и результа-
тах научной деятельности, объяснения актуальности и практической цен-
ности исследований. Он менее консервативен, чем официально-деловой
стиль, но все же подчиняется стандарту. Характерными приметами науч-
ного стиля являются:
1) общенаучная лексика, которая включает слова, используемые во всех
отраслях знаний: тема, проблема, объект, аспект, материал и др.;
2) терминологичность (валентность, инвариант, канцероген и др.).
Под термином понимается языковой знак (слово, словосочетание, соче-
тание слова или словосочетания с особыми символами и т.п.), выражаю-
щий понятие какой-либо области знания и в силу этого имеющий дефи-
ницию (толкование, объяснение), на которую сознательно ориентируются
использующие такой языковой знак1. Признаками термина являются одно-
значность (реалия, эквивалентность), отсутствие коннотации, прозрачная

1 Подробнее см.: Шелов С. Д. Еще раз об определении понятия «термин» // Вестник


Нижегородского ун-та. 2010. № 4 (2). С. 795—799.

169
внутренняя форма (словосложение, лексико-семантический, билингвизм),
вхождение в интернациональный терминологический фонд (аббревиация,
лингвостилистика и др.).
Термины могут иметь вид: а) слов, в том числе образованных путем
аббревиации и сложения: морфема, сюжет, верификация, текстология,
интертекст, ЛСП, ФЕ; б) слов-символов: х-лучи, альфа-частицы.
Термины бывают универсальными (общими для многих родственных
областей: звук; рифма), омонимичными (если их значения в разных науч-
ных областях отличаются: морфология, парадигма, метаязыковой), уникаль-
ными (предназначенными для одной области, ср., например, в лингвокуль-
турологии: логоэпистема, лингвокультурема), концепциально-авторскими
(глоссематика — термин Л. Ельмслева, промышленность — Н. М. Карам-
зина).
К терминам примыкают номенклатурные обозначения — совокупность
специальных терминов-названий конкретных объектов (терминология
включает отвлеченные понятия). Ср., например, в анатомии: большая бер-
цовая, малая берцовая кости, правое подреберье и др.
3. Публицистический стиль используется при оформлении информа-
ции, имеющей общественно-политическое значение; он призван воздей-
ствовать на слушателей и читателей. Для обозначения стиля, который
до недавнего времени назывался газетно-публицистическим с развитием
теле- и интернет-коммуникации все чаще используется термин язык СМИ,
под которым подразумевается комплекс вербальных и аудио-визуальных
средств воздействия на адресата информации. Язык СМИ является объ-
ектом изучения не только стилистики, но и медиалингвистики. Для публи-
цистического стиля характерно сочетание экспрессии и стандарта, что
находит отражение в отборе лексических единиц. Для публицистического
стиля характерно использование:
а) терминологии из разных отраслей знания (экономики, политики,
культуры, образования: экономический кризис; агрессия, акция, ратифика-
ция; межкультурные отношения; ЕГЭ и т.д.);
б) специальной публицистической терминологии (интервью, коммен-
татор, обозреватель);
в) коннотированной лексики, предполагающей однозначную оценку
(олигарх, взяточник, великая Россия, социалка и др.).
г) образных средств (метафор, символов), обладающих этнокультур-
ным потенциалом (Дракон пробуждается — название статьи об экономике
Китая).
Публицистический стиль характеризуется высокой степенью проница-
емости: он по необходимости использует элементы официально-делового,
научного стилей, заимствует стертые образы из художественного стиля
(театр военных действий, противники реформ, политический фарс, паро-
дия на демократию, двойные стандарты).
4. Художественный стиль характеризуется высокой степенью индиви-
дуальности; языковые средства используется в нем для создания образов,
передающих эмоции и мысли автора с целью прагматического воздействия
на читателя. Для художественного стиля характерны:
170
1) неприятие шаблонных слов и выражений, которые могут встречаться
в массовой литературе;
2) широкое использование слов в переносном, тропеическом значении.
Наиболее важными среди тропов являются:
а) метафора — перенос на основе сходства: Есть на полях моей родины
скромные / Сестры и братья заморских цветов (И. Бунин);
б) литота — образное выражение, в котором содержится художествен-
ное преуменьшение свойств изображаемого предмета: мужичок с ноготок
(Н. Некрасов);
в) гипербола — значительное преувеличение свойств предмета: Я виды-
вал как она косит: / Что взмах — то готова копна (Н. Некрасов);
г) метонимия — перенос названия с одного предмета на другой, смеж-
ный (близкий) с ним: Вспыхнуло сквозь туман живым глазком электриче-
ство в фонаре на мачте (И. Бунин);
д) синекдоха — разновидность метонимии, обозначение части с помо-
щью наименования целого и наоборот: И вот ранним сумрачным утром
машина внезапно затихла, а пассажиры, разбуженные этой неожиданной
остановкой… полусонные, озябшие и встревоженные, один за другим стали
появляться у рубки (И. Бунин);
е) оксюморон — сочетание несочетаемого, противоположных по значе-
нию слов: Живой труп (Л. Толстой);
ж) ирония — употребление слова или выражения в противоположном
значении тому, что подразумевается на самом деле, с целью насмешки:
Профессор Крисби, прежний научный руководитель, как-то сказал: мол,
Николас Фандорин, возможно, и историк, но малокалиберный (Б. Акунин);
3) использование лексики иных стилей, а также внелитературных эле-
ментов:
Клетчатый специалист-хормейстер проорал: — До-ми-соль-до! — вытащил наиболее
застенчивых из-за шкафов, где они пытались спастись от пения, Косарчуку сказал, что
у него абсолютный слух, заныл, заскулил, просил уважить старого регента-певуна, стучал
камертоном по пальцам, умоляя грянуть «Славное море». Грянули. И славно грянули
(М. Булгаков, Мастер и Маргарита);

4) намеренное столкновение разностильной лексики:


В ближайшей комнате № 6, где помещался счетно-проверочный отдел, особенно вы-
делялась чья-то мощная с хрипотцой октава. Аккомпанировал хору усиливающийся треск
телефонных аппаратов. Гей, Баргузин… пошевеливай вал!.. (М. Булгаков);

5) присутствие народнопоэтических слов: Соловьем залетным /


Юность пролетела, / Волной в непогоду / Радость прошумела (А. Коль-
цов);
6) актуализация фоновой семантики лексем, ср.:
Хочу у зеркала, где муть
И сон туманящий,
Я выпытать — куда Вам путь
И где пристанище (М. Цветаева) —

зеркало выступает как атрибут гадания, магический предмет.


171
5. Разговорный стиль (разговорно-бытовой, разговорно-обиходный,
стиль повседневного общения) противопоставляется книжным стилям.
Данный стиль используется при неформальном общении и служит для
обмена информацией частного характера, эмоциями, впечатлениями, пере-
живаниями, т.е. для общения. Для разговорного стиля чрезвычайно важны
следующие факторы:
1) эмоция и экспрессия, которые иногда вытесняют информацию, ср.:
И долго вас ждать еще?! Ты полчаса назад говорил «щас»! И каждый раз так! Вот
сейчас развернусь и уйду! Ну и что, что билеты у меня, сами виноваты!..

2) коннотированные слова, образующие синонимические ряды. Так,


характеристика трудолюбивого человека может быть осуществлена раз-
ными способами: болеть (за дело), работяга, трудяга; труженик; ленивого
человека называют дармоедом, нахлебником; лежебокой, лодырем, лентяем;
доброго — щедрым, бескорыстным, а бережливого — жадным, жадюгой,
жмотом, скупым, скопидомом и др.;
3) широкое распространение слов бытового содержания; конкретной
лексики: сердиться, встречать, почта, письмо, работа, дача и др.;
4) ситуативная синонимика, при которой используются слова-дублеты
для обозначения вещи, точного названия которой говорящий не знает или
не помнит: пульт для телевизора — лентяйка, штука, штуковина;
5) внелитературные элементы: болтать, трепаться, трындеть, язы-
ками зацепиться, гутарить и т.д.;
6) использование так называемых имен ситуации, т.е. лексем и устойчи-
вых выражений, называющих фрейм или сценарий: на картошке (‘поездка
студентов на сельскохозяйственные работы’), в очереди (ситуация, харак-
терная для эпохи дефицита), выборы, час пик и др.;
7) использование потенциальных слов и окказионализмов: фестива-
лить — ‘шуметь, нарушая покой окружающих’; шаманить — ‘чинить сло-
мавшийся механизм, пользуясь подручными средствами’;
8) довольное редкое употребление абстрактной лексики, слов иноязыч-
ного происхождения, терминологической лексики; книжных слов.
Помимо пяти признаваемых всеми исследователями стилей, существует
еще два, выделение которых относится к числу дискуссионных вопросов.

Научная дискуссия
Идея существования религиозно-проповеднического стиля была выдвинута
в 1990-е гг. Л. П. Крысиным1. Впоследствии ряд ученых, в частности И. М. Гольберг,
И. В. Бугаева, О. А. Прохватилова и др., развили ее в своих исследованиях, приведя
ряд аргументов, подтверждающих гипотезу.
Так, по мнению И. М. Гольберг, религиозно-проповедническому стилю присуща
особая этическая картина мира, отличающая его от светского дискурса. Она форми-
руется благодаря лексемам, используемым только в религиозных текстах (помина-

1 См.: Крысин Л. П. Религиозно-проповеднический стиль и его место в функционально-


стилистической парадигме современного русского литературного языка // Поэтика. Стили-
стика. Язык и культура : сб. ст. памяти Т. Г. Винокур. М., 1996. С. 135—138.

172
ние, причащение и т.д.). У ряда единиц в рамках стиля развиваются значения, отсут-
ствующие в стандартизованном языке. Преимущественно они принадлежат к ЛСП
«Мораль» (например, печаль, скука, радость и т.д.), в то время как в обыденной кар-
тине мира они служат для называния состояний. В религиозной картине мира гораздо
более отчетливо, чем в обыденном дискурсе, проявляется противопоставление поло-
жительного и отрицательного, духовного и телесного, небесного и земного1. Для рели-
гиозно-проповеднического стиля характерен хронотоп (пространственно-временные
обозначения), отличный от обыденной картины мира (на Рождество, после Покрова,
град Иерусалим). По мнению, О. А. Прохватиловой, стилевой доминантой текстов
религиозно-проповеднического стиля является синтез староцерковнославянского
и современного русского языка2.

Язык и стиль рекламы


В лингвистических исследованиях все чаще используется терминоло-
гическое словосочетание язык и стиль рекламы (до недавнего времени
предпочитали говорить о языке рекламы, включая его в такие стили, как
научный или публицистический).

Определение понятия
Реклама (фр. reclame от лат. reclamare — ‘выкрикивать’) — «текст, представляю-
щий фирмы, товары, услуги и др. с целью привлечь внимание адресата, заинтересо-
вать его, убедить в преимуществе рекламируемого объекта по сравнению с другими»3.
Между тем в отличие от других стилей реклама обнаруживает собственные цели
и задачи: «Реклама относится к убеждающей и воздействующей речи, призванной
привлекать и поддерживать внимание адресата, способствовать последующему запо-
минанию сообщения и побуждать к определенному действию»4.

Е. С. Кара-Мурза, И. А. Стернин отмечают, что стиль рекламы отлича-


ется от публицистического темой (товары и услуги) и функцией (оценка,
воздействие, убеждение). Рекламным текстам присуща компрессия,
в результате которой их языковые элементы участвуют в создании сразу
нескольких экспрессивных приемов. Главным из таких приемов является
языковая игра, которая использует фонетические, графические, словоо-
бразовательные, лексические, морфологические и синтаксические средства
(рис. 4.4).
Лингвисты обращают внимание на то, что реклама формирует в созна-
нии носителей языка особую картину мира, отличную от наивной, научной,
художественной, профессиональной и религиозной.

1 См.: Гольберг И. М. Религиозно-проповеднический стиль современного русского лите-


ратурного языка: моральные концепты : автореф. … дис. канд. филол. наук. М., 2002.
2 См.: Прохватилова О. А. Экстралингвистические параметры и языковые характе-
ристики религиозного стиля // Вестник Волгоградского гос. ун-та. Сер. 2 : Языкознание.
Вып. 5. Волгоград, 2006. С. 19—26; Ее же. Языковые средства религиозного стиля. Симферо-
поль, 2008. С. 113—122.
3 Кожина М. Н. Стилистический энциклопедический словарь русского языка. 2-е изд.,
испр. и доп. М., 2006. С. 635.
4 Кожина М. Н. Стилистический энциклопедический словарь русского языка. С. 635.

173
Рис. 4.4. Пример использования приема языковой игры в рекламном тексте

4.9.5. Внелитературные пласты лексики


От стилистически окрашенной лексики следует отличать лексику вне-
литературных пластов, которая находится за пределами литературного
языка. В ее составе выделяют: диалектизмы, просторечия, жаргонизмы
и профессионализмы. Их объединяет то, что знание норм этих пластов
языка не обязательно для русскоговорящих, в то время как владение нор-
мами литературного языка обязательно для всех его носителей. Каждая
из групп характеризуется рядом особенностей.
4.9.5.1. Диалектная лексика
Диалектизмы (от греч. dialektos — ‘разговор, говор, наречие’) — это
слова или словосочетания, принадлежащие какому-либо территориаль-
ному говору и используемые в общении людьми, проживающими на одной,
обычно сельской, территории. Среди диалектизмов встречаются единицы
всех языковых уровней:
1) фонетического: крицать, он нясеть, немчи;
2) словообразовательного: сбочь (сбоку), дожжок (дождик);
3) лексического: корец — ковш, назём — навоз;
4) семантического: зевать — ‘кричать, звать’; тёмно — ‘очень сильно’
(тёмно люблю = ‘очень люблю’); виски — волосы;
5) морфологического: в столу (в столе), норь (нора);
6) синтаксического: Как я есть приехадши из города, так нельзя ли
собрание собрать? (М. Зощенко).
4.9.5.2. Просторечия и вульгаризмы
Просторечная лексика и фразеология, в отличие от диалектной, сфор-
мировалась в условиях города на основе речи носителей диалектов, при-
174
езжавших на заработки. Такая лексика включает в себя элементы всех
языковых уровней и характеризуется упрощением, нарушением норм,
сниженностью, грубостью, вульгарностью: овца, грызня, ложить, шофера,
звонит, каталог, экскалатор, ехай, подъедь, чулков.
Разновидностью просторечий считаются вульгаризмы (от лат. vulgaris —
‘простой, обыкновенный’) — грубые слова и устойчивые выражения, харак-
теризующиеся сниженной окраской (сдохнуть, подохнуть, загнуться)
и часто используемые в качестве бранных (быдло, хамьё, гопота).
4.9.5.3. Жаргонизмы и арготизмы
Жаргонизмы (от фр. jargon) — элементы группового социолекта, жар-
гона. Среди жаргонов выделяют школьный, институтский, бурсацкий,
кадетский, юнкерский; игровой (геймеров), диггеров, сетевой, радиолюби-
тельский и пр. Жаргонизмы — это лексемы и устойчивые выражения, вхо-
дящие в состав какого-либо жаргона. Они могут переходить в разговорную
речь и становиться частью общенационального языка.
Так, в БТС у имени прилагательного крутой фиксируется производное значение:
«Жарг. Преуспевающий, удачливый, респектабельный. К. бизнесмен. // Отличный,
прекрасный, заслуживающий одобрения. У него к-ая работа». То же значение в ТСО
характеризуется как «Решительный и быстрый, а также вообще оставляющий сильное
впечатление (прост.). К. парень, мужик. Крутая музыка. Круто (нареч.) разделаться
с конкурентами». Думается, современные носители языка воспринимают его как раз-
говорное.

В сравнении с лексикой и фразеологией литературного языка жарго-


низмы обладают большей эмоциональностью и экспрессивностью: ‘драй-
вера’ — дрова; ‘материнская плата’ — мамка; ‘мило, прелестно’ — кавайно;
‘милашка, душка’ — няша и др.
Арготизмы (от фр. argot — ‘жаргон’) являются разновидностью жарго-
низмов. Это лексемы и устойчивые выражения, входящие в состав арго.
В отличие от жаргона арго (например, воровское, картежное) характеризу-
ется большей закрытостью. В то же время в современном языке арготизмы
часто проникают в разговорную речь (беспредел, мочить, халява, шмотки).
Пути появления жаргонизмов и арготизмов следующие:
1) заимствование — а) из иностранных языков (чувак, лавэ — цыганск.;
атас — фр., ксива — идиш; батл — англ., аусвайс — нем.); б) из арго (мочи-
лово, кидалово, бакланить);
2) образование от иностранных корней путем гибридизации, т.е. с добав-
лением русских словообразовательных формантов (аскать, аскер; ксивник,
хайратник, спикать);
3) графическая и фонетическая мимикрия: использование схожего
по звучанию русского слова для обозначения заимствованной семантики
(мыло — ‘e-mail’; аська — ‘система общения ICQ’);
4) переосмысление слов и фразеологизмов литературного языка
(обуть — ‘обмануть’; тормоз — ‘медлительный человек’; кисточка — ‘учи-
тельница рисования’; хвост — ‘экзаменационная задолженность’);
5) словообразовательная деривация (круто, няшный, препод, физичка).
175
Научная дискуссия
К разряду дискуссионных относится предположение некоторых лингвистов
о существовании общего жаргона — пласта «современного жаргона, который, не явля-
ясь принадлежностью отдельных социальных групп, с достаточно высокой частот-
ностью встречается в языке средств массовой информации и употребляется (или,
по крайней мере, понимается) всеми жителями большого города, в частности обра-
зованными носителями русского литературного языка»1. Согласно альтернативной
точке зрения, существует ряд самостоятельных жаргонов2. Их формально совпада-
ющие элементы чаще всего являются омонимами: ламер, чайник, мясо и др.

Наряду с термином жаргон современные исследователи используют


обозначение сленг, заимствованное из английского языка (от s (special)
lang (language)). Довольно долго этот термин обнаруживал колебание
в написании: слэнг и сленг. В настоящее время большинство словарей (ТСЕ,
БТС) фиксируют его в разновидности сленг.
Важной проблемой терминологии, используемой для обозначения вне-
литературной лексики, является уточнение границ понятий. Сленг и жар-
гон являются синонимами, если понимаются как язык субкультур (школь-
ный, молодежный, компьютерный и др.). В то же время у термина сленг
есть и другое понимание: сленг — неофициальный, неформальный язык,
находящийся за пределами литературной нормы. Его элементы (по боль-
шей части лексические) не включаются в нормативные словари (ланч,
слить, кошмарить, мониторить, печеньки и др.).
От жаргонной лексики следует отличать такой пласт, как профессио-
нальная лексика.

4.9.6. Профессиональная лексика


Профессиональная лексика включает в себя собственно профессиона-
лизмы — языковые единицы, которые присущи речи участников професси-
онального сообщества. Профессионализмы представлены преимущественно
лексемами и устойчивыми выражениями, например аборигены, буржуи,
буржуазия, бусурмане, нейтивы, папуасы, носители, танг-керриеры, экс-
паты — для обозначения иностранцев в профессиональной речи переводчи-
ков; толмач, переводила, переводяга, переводчег, письменник/устник, свобод-
ный копьеносец для обозначения переводчика у них же. В профессиональной
речи переводчиков встречаются аббревиатуры, не характерные для стандар-
тизованного языка: БП (бюро переводов), БВ (бумажная версия) и др.
Профессиональная речь может отличаться от литературной акцентоло-
гическими нормами — атомное ядро (физика), комплексные числа (мате-
матика), возбужденное дело (юрисприуденция) или формообразованием:
1 См.: Ермакова О. П., Земская Е. А., Розина Р. И. Слова, с которыми мы все встречались.
Толковый словарь русского общего жаргона. М., 1999. С. 4.
2 См.: Борисова-Лукашанец Е. Г. О лексике современного молодежного жаргона. Англоя-
зычные заимствования в студенческом сленге 60—70-х годов // Литературная норма в лек-
сике и фразеологии. М., 1983. С. 104—120; Рубцова Е. А. Лингвокультурологический ана-
лиз молодежного сленга начала XXI века (на материале печатных СМИ) : автореф. … канд.
филол. наук. М., 2009; Елистратов В. С. Словарь русского капиталистического жаргона
начала XXI века. М., 2013.

176
склоняя слово бюро (бюра, бюры) переводчики выражают негативное отно-
шение к бюро переводов, которые пренебрегают профессиональными нор-
мами. В речи представителей ряда профессий (моряков, военных, торговых
работников) преобладает использование окончания -а при образовании
форм множественного числа от существительных мужского рода: мичмана,
катера; офицера, фронта; роста, торта, крема.
В профессиональной речи встречаются случаи построения подчинитель-
ных словосочетаний с нарушением норм литературного языка. Например,
в речи цирковых (не циркачей!) победа кладкой — прием, когда борец, поло-
жив противника на обе лопатки, держит его в таком положении не менее
трех секунд; ездить школу (в конном цирке) — исполнять номера высшей
школы верховой езды; На низ! — команда животному сойти с предмета,
на котором оно стоит.

Проблемы терминологии
Проблема разграничения понятий профессионализм и жаргонизм возникла как
следствие использования оборота профессиональные жаргоны, синонимичного тер-
мину профессионализмы. Разграничение указанных понятий осуществляется в зави-
симости от типа субкультуры (профессиональной или социальной), которую обслу-
живает подъязык (ср. язык медицинских работников, военных, брокеров, юристов,
программистов с языком геймеров, ролевиков, реконструкторов, рокеров, байкеров,
готов, эмо и др.).
Часто возникает вопрос о соотношении понятий термин и профессионализм.
В отличие от профессионализмов термины лишены коннотации (ср. интертексту-
альность, концепт и шапка, подвал — газетные полосы; жигуль, копейка — названия
автомобилей). Общеизвестные термины (вакцина, вирус) входят в состав научного
стиля, специальные термины (виктимология, трансавангард) входят в группу про-
фессиональной лексики и находятся за пределами литературного языка.

Важным элементом профессиональной речи являются специальные


термины, которые не встречаются за ее пределами. Так, в косметологии
синдет — синтетическое вещество; очищающее средство, не содержащее
щелочи и мыла, смывает загрязнения мягче, чем мыло; фотоэффект —
процесс старения под воздействием солнца; появление глубоких и мелких
морщин, вызванное излишним воздействием солнечных лучей и не свя-
занное с естественным процессом старения. В лингвистике используются
специальные термины протеза (‘появление добавочного звука в абсолют-
ном начале слова’), тезаурус (‘словарь языка с полной смысловой инфор-
мацией’) и др.

Ïðàêòèêóì
А. Контрольные вопросы и задания
Вопросы для повторения
1. Какие вам известны основания классификации лексикологических дисциплин?
2. Какие проблемы изучает семантика?
3. Какие проблемы изучает ономасиология?

177
4. Какие вопросы исследует ономастика? Какие направления ономастики акту-
альны в последнее время?
5. Какие виды словарей вам известны?
6. Какие существуют основания классификации лингвистических словарей?
7. Каково значение терминов «словник», «словарная статья», «дефиниция»?
8. Как строится словарная статья в толковом словаре?
9. Есть ли отличия в организации словарной статьи аспектного словаря?
10. Как соотносятся понятия структуры и системы?
11. Почему слово считают центральной единицей языка?
12. Что такое лексоцентризм и как он проявляется в языке?
13. По каким признакам можно отличить слово от других единиц языка?
14. Каковы основные функции слова? Все ли они самостоятельны или часть из них
проявляется в составе коммуникативных элементов языка?
15. Можно ли считать понятия «идиоматичность» и «фразеологичность» сино-
нимами?
16. Какие отношения называются парадигматическими?
17. Как проявляются в лексикологии синтагматические отношения?
18. Какие существуют типы деривации?
19. Какие основные типы парадигматических группировок вам известны?
20. Какова цель семного анализа?
21. Почему характеристика сем, формирующих понятийную часть лексического
значения, начинается с характеристики грамматических сем?
22. По каким критериям можно разграничить архисему и интегральную сему?
23. Какую роль в изучении лексикологии играют потенциальные семы?
24. Некоторые лингвисты кроме названных выше выделяют эмосему (эмоциональ-
ную сему) и экспрессему (экспрессивную сему). Целесообразно ли их выделение?
Аргументируйте свою точку зрения.
25. Может ли применяться семный анализ при анализе слова, использованного
в индивидуально-авторском значении? Аргументируйте свой ответ с помощью
конкретного примера.
26. В чем заключается разница между денотатом и референтом? Продемонстрируйте
различия на конкретных примерах.
27. Из каких частей состоит сигнификат? Все ли слова русского языка обладают
сигнификатом? У всех ли слов русского языка сигнификат выражен одинаково от-
четливо?
28. Целесообразно ли включать фразеологизмы, пословицы и поговорки в круг
примеров, иллюстрирующих синтагматику лексемы? Обоснуйте свою точку зрения.
29. Какие вам известны типы деривации? Проиллюстрируйте каждый из них
с помощью примеров.
30. Каковы различия между эмоциональной окрашенностью и оценочной состав-
ляющей? При ответе используйте работы из списка литературы к разделу.
31. Почему в языках разного типа так распространена многозначность?
32. В чем заключается главное различие метафор и метонимий?
33. Обладают ли метафора и метонимия национальной спецификой?
Аргументируйте свою точку зрения.
34. Существует ли разница между метафорами, которые используются в разных
стилях языка и речи?
35. Различаются ли метонимии, используемые в разных стилях языка и речи?
36. Сколько прямых значений может быть у многозначного слова?
37. В каких отношениях находятся друг с другом производные значения?
38. Как можно доказать, что ЛСВ — это элементы единого многозначного слова?
39. Какие типы тропов могут быть использованы при образовании переносного
значения многозначного слова?

178
40. Существует ли связь между типологией переноса и типом отношений между
значениями многозначного слова?
41. Какие лингвистами выделяются типы синонимов? Существуют ли дискуссии
по поводу их классификации?
42. Каким путем развивается синонимия? Приведите собственные примеры.
43. Какие функции синонимы выполняют в речи? Подтвердите свое мнение, со-
ставив небольшой текст с использованием синонимов. В каждом конкретном случае
укажите функцию, выполняемую синонимами.
44. Почему омонимию нельзя считать разновидностью парадигматических от-
ношений?
45. Какими путями появляются омонимы в языке?
46. По каким признакам можно разграничить многозначные слова и омонимы?
47. Какие существуют типы омонимов?
48. Как решается проблема квалификации лексики и фразеологии в аспекте их
происхождения применительно к единицам, возникшим до появления русского
языка? Заимствованными или исконными считают их лингвисты?
49. Исконными или заимствованными считаются лексемы, возникшие в русском
языке на базе заимствованных корней?
50. Каковы основные источники заимствования русской лексики и фразеологии?
51. Каковы пути появления исконно русских устойчивых выражений?
52. Какие этапы проходят лексика и фразеология при адаптации к условиям вос-
принимающего языка?
53. Какие слова называются «экзотизмами» и «варваризмами»? Существуют ли
подобные явления среди устойчивых выражений?
54. Какие формальные признаки позволяют разграничить лексику активного
и пассивного запаса?
55. Может ли лексика пассивного запаса возвращаться в сферу активного употре-
бления? Аргументируйте свою точку зрения с помощью примеров.
56. Можно ли поставить знак равенства между понятиями «лексика активного
запаса» и «нейтральная в стилевом отношении лексика»? Аргументируйте свой ответ.
57. На какие группы делится лексика пассивного запаса?
58. Каковы принципы разграничения историзмов и архаизмов? Каких типов
бывают эти единицы?
59. Какие существуют группы неологизмов? Дифференцируются ли они в сти-
левом отношении?
60. Сколько стилей выделяется в русском языке? Какие сферы обслуживают эти
стили?
61. Почему ядро стилевой системы русского языка представлено официально-
деловым стилем?
62. В чем состоят различия между образностью публицистического и художе-
ственного стилей?
63. Существуют ли стили, выделение которых носит дискуссионный характер?
64. Каковы основания для выделения религиозно-проповеднического стиля?
65. Какие доводы можно привести в пользу выделения стиля рекламы?
66. В одинаковом или разных значениях употреблено слово диалект в словосо-
четаниях диалекты русского Севера и диалекты Китая?
67. Существует ли связь между диалектизмами и просторечиями?
68. Каковы основные признаки просторечной лексики и фразеологии?
69. Есть ли разница между терминами «сленг» и «жаргон»?
70. В чем причина вариативности графического облика лексемы сленг/слэнг?
71. Что такое общий жаргон?
72. Существует ли жесткая граница между литературным языком и внелитера-
турной лексикой?
73. В чем разница между профессионализмом и термином?

179
Задания для размышления
1. Познакомьтесь с текстом, определите, какими разделами лексикологии могут
быть изучены представленные в нем материалы.
Названия по домовладельцам являются до такой степени преобладаю-
щими, что именно этот вариант следует рассматривать прежде всего при
выяснении происхождения конкретного топонима. В качестве примера
можно привести нынешний Новолесной переулок. Первоначально он назы-
вался Николаевским, а в 1922 году был переименован в Кудеяровский.
П. В. Сытин в книге «Откуда произошли названия улиц Москвы» утверж-
дает, что название дано в честь литературного героя — разбойника Кудеяра.
Не основанная решительно ни на чем, кроме созвучия, версия воспроизво-
дится в разных изданиях по сей день. Сомнения, однако, вызывает не только
сам факт совершенно нетрадиционного наименования улицы в честь лите-
ратурного персонажа (весь ассортимент таких названий сводится к улицам
Тимуровской и Павла Корчагина, появившимся лишь в середине 1960-х
годов; из более ранних можно вспомнить разве Лизин пруд, но это название
возникло стихийно). Удивляет и выбор персонажа — все-таки для больше-
вистской власти естественнее было бы назвать улицу в честь Базарова или
Рахметова, но уж никак не в честь разбойника. При обращении к адрес-
ным книгам выясняется, что в этом переулке с 1915 года был домовладелец
Т. И. Кудеяров, и происхождение названия становится очевидно.
Примеры ошибочных объяснений названий вовсе не единичны. Зачастую
это яркие образчики т.н. народной этимологии, которая все сводит просто
к созвучным словам, совершенно не заботясь о правдоподобии и логике. Так,
название Крапивинского переулка многие авторы связывают с зарослями
крапивы. Объяснение это после хотя бы минутного размышления вряд ли
может показаться удовлетворительным. Заросли крапивы были отнюдь
не редкостью, и отмечать их в названии переулка не имело смысла.
Распространены версии, основанные на вымышленных «исторических
фактах», — так, например, название улицы Медынка (ныне Зоологическая)
часто объясняют медовым двором, которого на самом деле здесь никогда
не было, а были домовладельцы Медынцевы.
Другого типа ошибки связаны с неверным истолкованием старинных
терминов.
Яркий пример — название Трубниковских переулков и улиц. В переписи
1668 года на Поварской улице указан «двор великого государя съезжей труб-
наго ученья» и по соседству дворы трубников. Многие авторы безоснова-
тельно связывают эти названия с трубочистами и печниками. Н. М. Молева,
опровергая эти утверждения «расхожих справочников», сообщает, будто
«государев съезжий двор трубного ученья» был ни больше ни меньше как
«первой государственной музыкальной школой, готовившей музыкантов-
духовиков, которым москвичи отдавали безусловное предпочтение перед
исполнителями на иных инструментах»! И далее из этой фантазии делаются
выводы о культурной политике государства и о музыкальной жизни сто-
лицы! Хотя некоторые словари и утверждают, что в древности слово «труб-
ник» употреблялось в значении трубач, но к XVII веку это явно не отно-
сится. Так, в записи о смотре полка Б. А. Репнина в 1664 году упоминаются
180
трубачи; 1 октября 1674 года «указал Великий Государь… устроить для своей
государевой потехи трубачам, и накрыщикам, и сурначам, и литаврщикам,
и набатчикам место, где бывал монастырской старой приказ». Трубниками же
в XVII веке (и позже) называли пожарных по их основному инструменту —
водоливным (заливным) трубам. Чтобы понять это, достаточно ознако-
миться с упомянутой переписью немного дальше первой страницы. В ходе
переписей объезжим головам, назначавшимся «для бережения от огня и ото
всякого воровства», указано было «переписать дворы и печи печатать», «чтоб
изб и мылен нихто не топил» (стб. 14), и в переписи они отмечали, «каких
чинов люди и сколько с рогатины и с топоры и с бердыши и с водоливными
трубами»: «двор десяцкого Лариона Кононова, а у него в десятке водоливная
медная труба… двор десяцкого Ивана Микитина, а у него в десятке медных
и деревяных труб нет… двор Матвея Тарасьева десяцкой, а у него в десятке
2 трубы медная да деревянная…» (стб. 64). Нет никаких сомнений, что эти
трубы для Москвы, постоянно страдавшей от пожаров, были гораздо важнее
любых музыкальных инструментов.
[В дополнение приведем выдержку из документа 1634 г.: «Лета 7142-
го марта в 8 день… Били челом государю… трубники: Меньшой Гриден-
ков с товарищи, десять человек, а сказали: стоят де они в Московском
уезде по Боровской дороге, в селе Сукове и розъезжают на четыре дороги:
по Боровской, по Можайской, по Каменке и по Колужской дороге, а в ночи
по Боровской дороге стоят на стороже во всю ночь, а стоят де на той заставе
четвертый месяц; и государь бы их пожаловал, велел бы их с заставы пере-
менить» (Акты Московского государства. Т. 1. СПб, 1890. С. 584). В 1637 г.,
после большого пожара в Вологде, «мая в 18 день с Государевою грамотою
к Архиепископу приезжал с Москвы трубник Страх Караманин по архие-
пископских людей и детей боярских о городовом пожарном деле и Государь
Архиепископ благословил ему в почесть 2 рубли денег» (Пермская лето-
пись с 1263—1881 г. Третий период: с 1645—1676. Пермь, 1884. С. 432).]1

2. Познакомьтесь с «Кратким понятийно-терминологическим справоч-


ником по этимологии и исторической лексикологии» (сост. Ж. Ж. Варбот,
А. Ф. Журавлев. М., 1998. URL: http://etymolog.ruslang.ru/doc/etymology_terms.
pdf). Используя его материалы и информацию с интернет-сайта «Академик»
(http://dic.academic.ru) подготовьте устное сообщение по теме «Исторические
словари русского языка».

3. Найдите в текстах примеры прагмонимов и эргонимов. Объясните, какими


причинами обусловлено развитие прагмонимики и эргонимики в конце XX — на-
чале XXI в.
ВИТЕБСК. «Белорусские частушки». Отделение русского языка и сло-
весности Императорской Академии Наук постановило благодарить кре-
стьянина Витебской губ. Стефана Д. Зинченко за собранные им в Себеж-
ском уезде памятники народного творчества, под заглавием «Белорусские
1 Рачинский Я. З. Свидетели прошедшего времени // Рачинский Я. З. Полный словарь
названий московских улиц. М., 2011 [электронный ресурс]. URL: http://www.retromap.ru/
forum/viewtopic.php?t=3028 (дата обращения: 23.06.2014).

181
частушки» — песни последних трех десятилетий, а также петых раньше,
но теперь уже забытых. Сборник «Белорусские частушки» вышеназванным
крестьянином был предоставлен в распоряжение Императорской Акаде-
мии Наук. («Белорусская Жизнь». 1 мая (18 апреля) 1911 г. № 62).
Поезд «Молния». На николаевской железной дороге с 1-го мая введены
новые поезда «Молния», которые будут ходить от Петербурга до Кисловод-
ска и обратно. Вчера на Николаевской дороге была совершена первая проба
этих быстрых поездов. Новый паровоз «Прери» развил скорость более ста
верст. Испытание окончилось блестяще. («Новое время». 15 (02) мая 1911 г.).
ПЕТЕРБУРГ. 1 мая на аэродроме товарищества «Крылья» авиатор
Лебедев совершил ряд полетов; в особенности был удачен полет на зна-
чительную высоту к взморью с пассажиром. Затем Лебедев летал с двумя
и даже трем пассажирами, установив таким образом новый всероссийский
рекорд. Новый аппарат «Фармана» только что получен и, судя по поле-
там на нем Лебедева, весьма устойчив и грузоподъемен. (Н.В.) («Русское
слово». 16 (03) мая 1911 г.)1
«Детский мир»: как советский магазин стал легендой. Самая долгожи-
вущая игрушка «Детского мира» продавалась там в течение всех 50 лет
существования магазина. Это «Конструктор № 1», из которого можно сде-
лать и примитивный стул, и сложную модель самолета.
Сборные модели железной дороги — мечта всех советских детей — про-
давались в одном из самых дорогих отделов на втором этаже. Рядом можно
было купить модели автомобилей. «Волги», «чайки», КамАЗы и ВАЗ-2105
были железными, у них открывались все двери, на колесах были шины,
а руль крутился, как настоящий.
Там же, на втором этаже, располагался отдел школьной формы. На пер-
вом этаже можно было купить диафильмы и культовую игру советских
детей «За рулем». (Материал подготовлен интернет-редакцией www.rian.
ru на основе информации РИА Новости и открытых источников2).

4. Охарактеризуйте лексику текста с учетом основных направлений лексико-


логии.
На другой день после приезда в Москву мне пришлось из Лефортова
отправиться в Хамовники, в Теплый переулок. Денег в кармане в обрез:
два двугривенных да медяки. А погода такая, что сапог больше изорвешь.
Обледенелые нечищеные тротуары да талый снег на огромных булыгах.
Зима еще не устоялась.
На углу Гороховой — единственный извозчик, старик, в армяке, подпоя-
санном обрывками вылинявшей вожжи, в рыжей, овчинной шапке, из кото-
рой султаном торчит кусок пакли. Пузатая мохнатая лошаденка запряжена
в пошевни — низкие лубочные санки с низким сиденьем для пассажиров
и перекинутой в передней части дощечкой для извозчика. Сбруя и вожжи
веревочные. За подпояской кнут.

1
Материалы сайта «Газетные старости» (URL: http://starosti.ru/).
2
Источник: сайт РИА Новости. URL: http://ria.ru/society/20080701/112722233.html
(дата обращения: 27.09.2014).

182
— Дедушка, в Хамовники!
— Кое место?
— В Теплый переулок.
— Двоегривенный.
Мне показалось это очень дорого.
— Гривенник.
Ему показалось это очень дешево.
Я пошел. Он двинулся за мной.
— Последнее слово — пятиалтынный? Без почину стою…
Шагов через десять он опять:
— Последнее слово — двенадцать копеек…
— Ладно.
Извозчик бьет кнутом лошаденку. Скользим легко то по снегу, то по
оголенным мокрым булыгам, благо широкие деревенские полозья без
железных подрезов. Они скользят, а не режут, как у городских санок.
Зато на всех косогорах и уклонах горбатой улицы сани раскатываются,
тащат за собой набочившуюся лошадь и ударяются широкими отводами
о деревянные тумбы. Приходится держаться за спинку, чтобы не вылететь
из саней.
(В. Гиляровский, Из Лефортова в Хамовники
(из сб. Москва и москвичи))

5. Подготовьте сообщение об ученых, занимавшихся исследованием разных


направлений лексикологии. Воспользуйтесь для этого материалами энциклопедии
«Русский язык»1 и «Лингвистического энциклопедического словаря»2.

6. Познакомьтесь со словарными статьями из электронной версии печатной


публикации «Словаря обиходного русского языка Московской Руси XVI—XVII ве-
ков» — проекта филологического факультета СПбГУ, который реализуется
совместно с Институтом лингвистических исследований РАН (URL: http://msk-
slovar16—17v.slovo-spb.ru/obrazec.htm). Каким из направлений лексикологии он
может быть использован?

7. Выполните задание, включающее три этапа.


А. Охарактеризуйте толковые словари русского языка по заданному
плану, заполнив таблицу.
Название, составители Дата Объем Число Цель, Примечания
выхода словника томов задачи (графические обо-
значения, нали-
чие этимологии,
пометы и др.)
«Толковый словарь рус-
ского языка» под редак-
цией Д. Н. Ушакова

1 Русский язык : энциклопедия / под ред. Ю. Н. Караулова. М. : БРЭ; Дрофа, 2008.


2 Лингвистический энциклопедический словарь / гл. ред. В. Н. Ярцева. М. : Сов. энцикл.,
1990.

183
Окончание таблицы
Название, составители Дата Объем Число Цель, Примечания
выхода словника томов задачи (графические обо-
значения, нали-
чие этимологии,
пометы и др.)
«Словарь русского
языка» С. И. Ожегова
и Н. Ю. Шведовой
«Словарь русского
языка» под редакцией
А. П. Евгеньевой
«Современный толковый
словарь русского языка»
С. А. Кузнецова
или
«Большой толковый
словарь русского языка»
С. А. Кузнецова
«Современный толковый
словарь русского языка»
Т. Ф. Ефремовой
«Словарь современного
русского литературного
языка»

Б. Сделайте доклад о «Толковом словаре живого великорусского языка»


В. И. Даля по одной из тем:
1) «… С языком шутить нельзя: словесная речь человека есть види-
мая, осязательная связь, звено между душою и телом, духом и плотью»
(В. И. Даль);
2) «Толковый словарь живого великорусского языка» В. И. Даля —
сокровищница меткого народного слова;
3) «Явление исключительное и, в некотором роде, единственное»
(А. М. Бабкин);
4) «Толковый словарь живого великорусского языка» В. И. Даля как
отражение русской картины мира.

В. Определите, к какому типу лингвистических справочников отно-


сятся словари:
Толковый словарь русского языка конца XX века. Языковые измене-
ния / под ред. Г. Н. Скляревской. — СПб. : Фолио-Пресс, 1998;
Толковый словарь русского языка начала XXI века. Актуальная лек-
сика / под ред. Г. Н. Скляревской. — М. : Эксмо, 2007.

8. Определите, к какому типу — энциклопедическому или лингвистическо-


му — принадлежит словарь, из которого извлечена словарная статья? Всегда ли
присутствие слова лингвистический в названии словаря указывает на его тип?
Аргументируйте свой ответ.

184
Лингвистическая стилистика
1. Описание стилистических особенностей грамматического строя, лексики,
фразеологии и выразительных средств языка. 2. Раздел языкознания, изучающий
явления языка с точки зрения их способности выражать разнообразные эмоцио-
нально-экспрессивно-оценочные обертоны (коннотации). 3. Раздел языкознания,
занимающийся изучением функциональных стилей и их языковых особенностей,
семантико-экспрессивных и стилистических выразительных средств языка и язы-
ковой синонимии.
Нелюбин Л. Л. Толковый переводоведческий словарь : [справ. пособие; содержит
2028 словарных статей]. — 3-е изд., перераб. — М. : Флинта; Наука, 2003.
Василёк
Полевой цветок семейства сложноцветных, сорняк. Один из самых распростра-
ненных полевых цветов в России. Растет обычно среди культурных злаков, особенно
во ржи*. Несмотря на то, что василек — сорняк, русские* его очень любят. Ржаное
поле с васильками, букет васильков — типичный мотив русской живописи. Среди
самых известных картин «Крестьянка с васильками» А. Г. Венецианова (1820-е гг.).
Особенный синий оттенок цветка дал название цвету — васильковый. Например,
васильковыми называют ярко-синие глаза.
Мужское имя Василий имеет ласковый вариант — Василёк.
«Василёк» — название одного из сортов шоколадных конфет.
Россия. Большой лингвострановедческий словарь : [ок. 1000 словарных статей; ок.
2000 слов и словосочетаний] / [под р