Вы находитесь на странице: 1из 3

УДК: 930(045)

Королёв Станислав Игоревич


Научный руководитель: канд. ист. н., доц. Коротун О.В.
ГОУ ВПО «Горловский институт иностранных языков»

Korolyov Stanislav Igorevich


Research Supervisor: Ph.D. of Historical Sciences, docent Korotun O.V.
SEI HPL Gorlovka institute of Foreign Languages

Опричнина Ивана Грозного в современной историографии


The Oprichnina of Ivan Grozniy in modern historiography

Аннотация. В научной работе рассматриваются особенности изучения


опричнины Ивана Грозного зарубежными историками.
Ключевые слова. Иван Грозный, Опричнина, историография, историки.

Annotation. The article deals with the peculiarities of the study of the
Oprichnina of Ivan Grozniy by foreign historians.
Keywords. Ivan Grozniy, Oprichnina, historiography, historians

Проблема опричнины Ивана Грозного в отечественной историографии


рассматривалась многими историками, в связи, с чем возникло множество
различных концепций о причинах, сути и последствиях тех событий. И если
отечественная историография хорошо освещена в науке, то зарубежная
историография – явление малоизученное на сегодняшний день. Зарубежная
историография представлена:
- Историками стран Восточной Европы;
- Англо-американской исторической школой, основателем которой был
русский эмигрант Г. Вернадский;
- Современной группой историков с субъективными взглядами.
Польский историк, критик, экономист К. Ф. Валишкевский в начале XX в.
стал первым зарубежным исследователем, который наиболее углублённо
подошёл к вопросу изучения опричнины. В своих трудах, он повествовал, что
царь боролся с каждым, кто хоть как-то посягал на власть в стране. Этим, по
его мнению, объясняются боярские погромы и массовые казни. Таким образом,
считал Валишевский, «Иван стал борцом самодержавной, централизованной
государственной власти» [2]. Историк считал, что причины опричнины
заключались в стремлении Ивана Грозного укрепить свою власть. Отмечалось,
что разорение Новгорода опричниками, стоявшем на торговом пути, имело
огромное экономическое и финансовое значение [2]. Опричнина практически
не имела никаких последствий, кроме кровавых. В своей исторической оценке
опричнины польский историк возлагал больший акцент на несправедливом
суде, кровопролитии и жестокостях, хоть и выступал на стороне тех, кто
считал, что этот факт несколько преувеличен.
Интерес к изучению истории России XVI в. в странах Восточной Европы
возрос в 50-60 годы XX в. Был издан перевод советской публикации посланий
Ивана Грозного в Чехословакии, который в дальнейшем нашёл отражение в
Польше, Румынии и ГДР.
Исследование польского историка А. Вавжинчика о торговых
отношениях Руси с Польшей, которые всё же имели место быть, несмотря на
многочисленные войны между этими государствами. Культурным,
политическим и экономическим отношениям Болгарии и Чехии с Россией были
посвящены труды И. Снегарова и А. Флоровского.
Зарубежная западная историография по своим методологическим
позициям примыкает к идеалистическим направлениям русской
дореволюционной исторической науки. В России во время Октябрьской
революции 1917 г. большое количество представителей интеллигенции
покинуло Россию. Такие учёные, как Г. Вернадский, положили начало
формированию вопроса об опричнине Ивана Грозного в зарубежной
историографии с «карамзиновской точки зрения».
Поистине особую оценку опричнины предложил швейцарский историк
В. Гитерманн. В своих трудах он придерживался теории, в которой говорится,
что опричнина сравнима с управлением Римской империи при Августе. При
этом, у историка нет однозначного определения опричнины: то он обозначает
её как систему мероприятий, которые утоляли финансовый интерес, то,
подчёркивая борьбу против феодальной аристократии, оценивает опричнину
как «революционный передел земли и крестьян» [5].
Бенсон Бобрик, малоизвестный, но достаточно прагматичный
американский историк говорит, что царь Иван обратился жестокому
деспотическому реформированию после гибели жены Анастасии. А опричнина,
на его взгляд стала личным аппаратом царя по устранению неугодных [1].
Исабель де Мадариага, достаточно известный профессор славистики
Лондонского университета, дочь испанского дипломата Сальвадора де
Мадариага, на мой взгляд, наиболее обширно изучила политику Ивана
Грозного, его брак, неупорядоченность личности, его злодеяния, связав всё это
в один комплекс факторов. Исабель де Мадариага утверждает, что многие
поступки царя были вызваны убеждением о необходимости насилия, с целью
очищения себя и свой город от грехов. Опираясь на паранойю, которая по
мнению профессора была у Грозного, пишет, что Иван реализовал её в «реках
крови», а саму опричнину называет государственным «экспериментом»,
который длился почти пять лет и был нацелен на утверждение личной власти в
землях, где находились местные князья. Сама суть таких поступков не была
продиктована стремлением добиться подъёма государства, а была лишь
упомянутая паранойя и мания преследования [3].
Подводя итог вышесказанному можно сделать вывод, что изучение
опричнины Ивана Грозного в зарубежной историографии началось в начале
XX в. и продолжает изучаться по сей день, так как анализ данного отрезка в
истории России является довольно противоречивым для многих историков.
«Блестящий политический манёвр талантливого демагога» порождает полемику
в умах исследователей и будет продолжать это делать от века к веку [4].

«СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ»


1. Bobrick, B. Fearfdul Majesty: The Life and Reign of Ivan The Terrible / B.
Bobrick. – Paragon House Publishers, 1989. – 398 p.
2. Валишевский, К. Ф. Иван Грозный / К. Ф. Валишевский. – М., 2008. – 608
с.
3. Мадариага, И. де. Иван Грозный. Первый русский царь / И. де.
Мадариага. – М., 2007. – 559 с.
4. Кобрин, В. Б. Власть и собственность в средневековой России / В. Б.
Кобрин. – М., 1985. – 279 с.
5. Gitermann, V. Geschichte Russlands / V. Gitermann. – Z., 1945. – 539 p.