Вы находитесь на странице: 1из 618

КАЗАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

им. В.И. Ульянова:Ленина

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО
ОСОБЕННАЯ ЧАСТЬ

УЧЕБНИК

Рекомендовано Учебно-методическим объединением


по юридическому образованию высших учебных заведений
в качестве учебника для студентов высших учебных заведений,
обучающихся по направлению «Юриспруденция»
и специальности «Юриспруденция»

ÌÎÑÊÂÀ 2010
УДК 341
ББК 67.412
М 43
Ответственные редакторы:
Валеев Р.М., доктор юридических наук, профессор,
заслуженный юрист Российской Федерации;
Курдюков Г.И., доктор юридических наук, профессор,
заслуженный деятель науки Республики Татарстан

Рецензенты:
Клемин А.В., доктор юридических наук,
профессор Казанского института экономики, управления и права;
Шайхутдинова Г.Р., доктор юридических наук,
профессор Академии управления и права «ТИСБИ»

М 43 Международное право. Особенная часть: Учебник для вузов /


Отв. ред. проф. Р.М. Валеев и проф. Г.И. Курдюков. – М.: Статут,
2010. – 624 с.

ISBN 978-5-8354-0638-8 (в пер.)

Учебник посвящен анализу отраслей современного международного


права. Возрастание нормативного комплекса источников междуна-
родного права объективно потребовало расширения объема учебного
материала для более полного усвоения основных положений соот-
ветствующих отраслей международного права. При написании учеб-
ника наряду с ранее принятыми международно-правовыми актами
использованы новейшие документы. Для подготовки учебника были
приглашены кроме профессорско-преподавательского состава Казан-
ского государственного университета ведущие специалисты в области
международного права, в чьих трудах наиболее полно исследовались
отдельные его отрасли.
Для студентов, аспирантов, преподавателей юридических вузов, а так-
же читателей, интересующихся проблемами международного права
и международных отношений.

Печатается по рекомендации Редакционно-издательского совета


Казанского государственного университета

УДК 341
ББК 67.412
ISBN 978-5-8354-0638-8
© Авторский коллектив, 2010
© Издательство «Статут», редподготовка, оформление, 2010
Оглавление
Оглавление
Оглавление
Авторский коллектив ...........................................................................5
Оглавление ...........................................................................................7
Предисловие .......................................................................................13
Глава I. МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО ПРАВ ЧЕЛОВЕКА ....................................15
§ 1. Формирование международного права прав человека
как отрасли международного права, его понятие ........................15
§ 2. Принципы и источники международного права
прав человека ................................................................................21
§ 3. Универсальные международно-правовые нормы о защите
прав человека ................................................................................24
§ 4. Система органов ООН по защите прав человека ..................27
§ 5. Региональный международно-правовой механизм защиты
прав человека ................................................................................42
§ 6. Защита прав человека в системе международных судебных
учреждений....................................................................................52
Контрольные вопросы ..................................................................66
Литература .....................................................................................67
Глава II. МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ .........................68
§ 1. Сущность международного права окружающей среды .........68
§ 2. Понятие и предмет международного права окружающей
среды..............................................................................................73
§ 3. Принципы международного права окружающей среды .......75
§ 4. Источники международного права окружающей среды.......77
§ 5. Международные организации и их роль в сфере охраны
окружающей среды .......................................................................81
§ 6. Программа ООН по окружающей среде (ЮНЕП).
Правовая природа, цели и задачи, структура...............................87
§ 7. Роль международных конференций в международном
праве окружающей среды .............................................................90
§ 8. Морская среда как объект международно-правовой
охраны ...........................................................................................91
§ 9. Вода как объект охраны в международном праве
окружающей среды .......................................................................96
§ 10. Охрана воздушной среды, климата и озонового слоя
Земли ...........................................................................................101
7
Оглавление

§ 11. Животный и растительный мир в международном


праве окружающей среды ...........................................................104
§ 12. Международно-правовое регулирование обращения
с опасными и токсическими отходами ......................................107
§ 13. Охрана окружающей среды во время вооруженных
конфликтов .................................................................................109
Контрольные вопросы ................................................................111
Литература ...................................................................................112
Глава III. ПРАВО МЕЖДУНАРОДНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ...............................113
§ 1. Право международной безопасности на современном
этапе ............................................................................................113
§ 2. Понятие и принципы права международной
безопасности ...............................................................................114
§ 3. Источники права международной безопасности ................122
§ 4. Современная система права международной
безопасности ...............................................................................125
§ 5. Разоружение и ограничение вооружений ............................128
Контрольные вопросы ................................................................144
Литература ...................................................................................144
Глава IV. МЕЖДУНАРОДНОЕ ГУМАНИТАРНОЕ ПРАВО ...............................145
§ 1. Понятие, принципы и источники международного
гуманитарного права ...................................................................145
§ 2. Правовое регулирование начала военных действий ...........152
§ 3. Участники вооруженных конфликтов .................................153
§ 4. Театр войны ..........................................................................162
§ 5. Международное гуманитарное право о защите жертв
войны ...........................................................................................163
§ 6. Защита гражданских объектов .............................................171
§ 7. Запрещенные методы и средства ведения войны................175
§ 8. Международно-правовое регулирование окончания
военных действий и состояния войны .......................................178
§ 9. Нормы международного гуманитарного права
и российское законодательство ..................................................181
Контрольные вопросы ................................................................184
Литература ...................................................................................184
Глава V. НАСЕЛЕНИЕ В МЕЖДУНАРОДНОМ ПРАВЕ ...................................185
§ 1. Понятие населения...............................................................185
§ 2. Гражданство и международное право ..................................186
§ 3. Правовой статус бипатридов и апатридов ...........................197
§ 4. Правовое положение иностранных граждан .......................202
§ 5. Режим нелегальных мигрантов ............................................211
§ 6. Право убежища .....................................................................212
8
Оглавление

§ 7. Правовое положение беженцев и вынужденных


переселенцев ...............................................................................215
Контрольные вопросы ................................................................219
Литература ...................................................................................220
Глава VI. МЕЖДУНАРОДНОЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПРАВО ............................221
§ 1. Понятие международного экономического права ..............221
§ 2. Источники и методы регулирования международного
экономического права ................................................................223
§ 3. Система и принципы международного
экономического права ................................................................226
§ 4. Субъекты международного экономического права ............232
§ 5. Международные организации в области
экономического сотрудничества ................................................234
§ 6. Подотрасли международного экономического права .........238
Контрольные вопросы ................................................................255
Литература ...................................................................................256
Глава VII. ПРАВО ВНЕШНИХ СНОШЕНИЙ ..............................................257
§ 1. Понятие и источники права внешних сношений ...............257
§ 2. Государственные органы внешних сношений ....................260
§ 3. Дипломатические представительства ..................................264
§ 4. Консульские учреждения .....................................................269
§ 5. Постоянные представительства государств
при международных организациях ............................................273
§ 6. Специальные миссии ...........................................................275
§ 7. Привилегии и иммунитеты в праве внешних сношений ....277
Контрольные вопросы ................................................................284
Литература ...................................................................................285
Глава VIII. ПРАВО МЕЖДУНАРОДНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ ..............................286
§ 1. Понятие, история возникновения, признаки и виды
международных организаций .....................................................286
§ 2. Порядок создания международных организаций
и прекращения их деятельности.................................................292
§ 3. Порядок принятия и юридическая сила решений
международных организаций .....................................................294
§ 4. Органы международных организации: классификация,
порядок формирования ..............................................................299
§ 5. Правосубъектность и реализация функций
международных организаций .....................................................301
§ 6. Членство в международных организациях ..........................306
§ 7. ООН: устав, цели, принципы, членство ..............................308
§ 8. Специализированные учреждения ООН .............................322
§ 9. Международные организации, входящие
в систему ООН ............................................................................334
9
Оглавление

§ 10. Региональные международные организации ....................337


§ 11. Международно-правовое регулирование защиты
сотрудников международных организаций ...............................372
§ 12. Международные неправительственные организации .......377
Контрольные вопросы ................................................................380
Литература ...................................................................................381
Глава IX. Территория в международном праве ...............................383
§ 1. Международно-правовая классификация территорий .......383
§ 2. Юридическая природа государственной территории .........386
§ 3. Состав государственной территории ...................................389
§ 4. Государственные границы ...................................................391
§ 5. Юридические основания изменения государственной
территории ..................................................................................395
§ 6. Международные реки и их правовой режим .......................397
§ 7. Международная территория общего пользования ..............403
§ 8. Правовой режим Арктики ....................................................405
§ 9. Международно-правовой режим Антарктики ....................409
Контрольные вопросы ................................................................413
Литература ...................................................................................413
Глава X. МЕЖДУНАРОДНОЕ МОРСКОЕ ПРАВО..........................................414
§ 1. Понятие и принципы международного морского права ....414
§ 2. Международно-правовой статус и режим морских
пространств .................................................................................416
§ 3. Морские пространства, находящиеся под суверенитетом
прибрежного государства ...........................................................417
§ 4. Морские пространства, находящиеся под юрисдикцией
прибрежного государства ...........................................................425
§ 5. Международные морские пространства ..............................433
§ 6. Морские пространства с особым правовым статусом ........444
Контрольные вопросы ................................................................458
Литература ...................................................................................459
Глава ХI. МЕЖДУНАРОДНОЕ ВОЗДУШНОЕ ПРАВО ....................................460
§ 1. Определение международного воздушного права ..............460
§ 2. Источники международного воздушного права .................462
§ 3. Основные принципы международного
воздушного права ........................................................................466
§ 4. Правовой статус и правовой режим воздушного
пространства ...............................................................................469
§ 5. Международно-правовые основы полетов
в воздушном пространстве .........................................................475
§ 6. Управление воздушным движением ....................................482
§ 7. Правовое регулирование международных
воздушных сообщений ...............................................................484
10
Оглавление

§ 8. Правовой статус летательных аппаратов .............................486


§ 9. Правовой статус экипажа летательного аппарата ...............489
§ 10. Борьба с актами незаконного вмешательства
в деятельность летательных аппаратов ......................................490
§ 11. Оказание помощи летательным аппаратам .......................493
§ 12. Административные формальности при международной
аэронавигации.............................................................................494
§ 13. Международные авиационные организации.....................494
§ 14. Ответственность в международном воздушном праве ......500
Контрольные вопросы ................................................................502
Литература ...................................................................................502
Глава XII. МЕЖДУНАРОДНОЕ КОСМИЧЕСКОЕ ПРАВО ...............................503
§ 1. Понятие, объекты, субъекты и источники
международного космического права ........................................503
§ 2. Международно-правовой режим космического
пространства и небесных тел ......................................................508
§ 3. Правовой статус космических объектов ..............................511
§ 4. Международно-правовой режим геостационарной
орбиты .........................................................................................512
§ 5. Правовой статус космонавтов ..............................................514
§ 6. Мирное и безопасное использование космического
пространства ...............................................................................515
§ 7. Дистанционное зондирование Земли ..................................519
§ 8. Право интеллектуальной собственности
в международных космических проектах ..................................521
§ 9. Охрана космического пространства и земной среды
от техногенного космического загрязнения ..............................523
§ 10. Взаимодействие международного и национального
космического права ....................................................................524
§ 11. Ответственность в международном космическом праве....527
§ 12. Международное сотрудничество в исследовании
и использовании космического пространства ...........................531
Контрольные вопросы ................................................................535
Литература ...................................................................................536
Глава XIII. МЕЖДУНАРОДНОЕ ЯДЕРНОЕ ПРАВО ......................................537
§ 1. Понятие международного ядерного права ..........................537
§ 2. Принципы и источники международного
ядерного права ............................................................................542
§ 3. Правовое регулирование разработки, испытания,
размещения ядерного оружия ....................................................545
§ 4. Международно-правовая защита от радиоактивного
заражения ....................................................................................547
§ 5. Ответственность за ядерную деятельность ..........................548
11
Оглавление

§ 6. Контроль в международном ядерном праве ........................549


Контрольные вопросы ................................................................557
Литература ...................................................................................557
Глава XIV. МЕЖДУНАРОДНОЕ УГОЛОВНОЕ ПРАВО ...................................559
§ 1. Понятие международного уголовного права .......................559
§ 2. Принципы и источники международного
уголовного права .........................................................................562
§ 3. Понятие и виды международных преступлений .................565
§ 4. Понятие и виды транснациональных преступлений ..........569
§ 5. Правовая помощь по уголовным делам ...............................572
§ 6. Выдача (экстрадиция) преступников и передача осужденных
для отбывания наказания в государство гражданства ...............576
§ 7. Роль международных организаций в области борьбы
с преступностью ..........................................................................583
§ 8. Международная уголовная юстиция ...................................591
§ 9. О международном уголовно-процессуальном праве ..........597
Контрольные вопросы ................................................................600
Литература ...................................................................................601
Глава XV. МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ
НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОГО СОТРУДНИЧЕСТВА .............................................603
§ 1. Научно-техническое сотрудничество: понятие
и принципы .................................................................................603
§ 2. Источники правового регулирования международного
научно-технического сотрудничества ........................................607
§ 3. Виды международного научно-технического
сотрудничества и формы его осуществления.............................610
§ 4. ООН и международное научно-техническое
сотрудничество............................................................................614
§ 5. Региональное международное научно-техническое
сотрудничество............................................................................616
Контрольные вопросы ................................................................623
Литература ...................................................................................623
Глава I
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО ПРАВ ЧЕЛОВЕКА

§ 1. Формирование международного права прав человека


как отрасли международного права, его понятие
Глава I. Международное право прав человека
§ 1. Формирование права прав человека
Проблема защиты прав человека возникла в международных от-
ношениях относительно рано. У государств появились две группы
обязательств, касающихся защиты лиц, находящихся на их террито-
риях. Иностранец, особенно торговец, являлся ценным инвестором
для государства пребывания, и поэтому лица, причинившие ему вред,
причиняли вред и самому государству, а потому подвергались наказа-
нию. Если же государство отказывалось принимать какие-либо меры,
следовала международная ответственность. В частности, в качестве
«первого шага» отечественное государство разрешало жертвам само-
суд над обидчиками, а от себя заявляло в адрес виновного государства
репрессалии, уполномочивающие захват грузов или судов неприятеля
в качестве компенсации.
Для смягчения очевидной резкости такого правила вскоре поя-
вились процедурные гарантии: прежде всего индивид должен был
попытаться получить защиту в судебных учреждениях государства
пребывания и только после этого государство могло ответить репрес-
салиями, однако и сами они стали заметно мягче.
Дальнейшее формирование международно-правовой защиты
прав и свобод личности происходило уже в буржуазную эпоху. Гуго
Гроций в своей книге «О праве войны и мира» (1625 г.) писал о спра-
ведливости войны ради защиты «чужих подданных, если над ними
творят явное беззаконие»1. С практической точки зрения нормы,
защищающие права человека, стали появляться в отдельных межго-
сударственных соглашениях. Так, в Оснабрюкском договоре 1648 г.
между Священной Римской империей и Швецией была обеспечена
определенная мера религиозной свободы для служителей христи-
анских церквей.

1
Гроций Г. О праве войны и мира. Три книги. М., 1956. С. 562–563.

15
Глава I. Международное право прав человека

Идея гуманитарного вмешательства была знакома и в Древнем


Китае, где существовало понятие освобождения от тирании1. Право
на гуманитарную интервенцию обосновывалось тем, что каждое го-
сударство имеет международные обязательства гарантировать права
и свободы своих граждан, где бы они ни находились. В связи с этим
обосновывалась концепция о правомерности применения силы для за-
щиты последних на территории другого государства, а также для защиты
национальных и иных меньшинств. Точка зрения, которая защищала
вмешательство других государств для защиты прав и свобод человека,
была воспринята многими юристами-международниками XVIII–XIX вв.
Эту позицию поддерживали Ф.Ф. Мартенс, Н.А. Захаров и др.2
Возникновение в международном праве отдельных норм и инсти-
тутов международно-правовой регламентации прав и свобод индивида
происходило и за счет накопления перечня еще не систематизированных
(в большинстве своем) и несовершенных стандартов прав личности
и формулирования в национальных правовых актах правовых позиций,
относящихся к статусу индивида. Впоследствии из таких документов
составился каталог источников, относящихся к защите прав человека.
Постепенно вырабатывались и основные элементы механизма ме-
ждународной защиты прав человека. На Венском конгрессе 1815 г.
принимается Декларация, осуждающая торговлю людьми. Запрет рабо-
торговли получил дальнейшее закрепление в Брюссельских актах 1890 г.
и в действующем до сих пор Женевском соглашении 1926 г., в котором
также регламентировались вопросы принудительного труда. Некоторые
обязательства государств по соблюдению элементарных прав человека
содержались в международных соглашениях о защите против религи-
озной нетерпимости, например в Версальском договоре 1871 г., актах
Берлинского конгресса 1878 г., актах по Конго 1885 г. и др. Парижская
конвенция 1883 г. и Берлинская конвенция 1886 г. определяли между-
народно-правовое регулирование индивидуальных прав, касающихся
промышленной и интеллектуальной собственности.
Кодификация правил ведения войны и защиты жертв вооруженных
конфликтов в Женевских конвенциях 1864, 1906, 1929 гг., Гаагских
конвенциях 1899 и 1907 гг. усиливает гуманитарную направленность
в международном праве. Данные документы установили определенные
обязательные правила поведения государств в отношении граждан

1
Giles L. The book of Mencius. L., 1942.
2
См.: Мартенс Ф.Ф. Современное международное право цивилизованных народов.
Т. 1. СПб., 1882. С. 297–298; Захаров Н.А. Курс общего международного права. Пг.,
1917. С. 134.

16
§ 1. Формирование права прав человека

и заложили основу международно-правовой системы защиты личности


в условиях вооруженных конфликтов. В этом смысле классическое
гуманитарное право сыграло значительную роль в создании механизма
международной защиты прав человека.
Отдельные элементы регламентации юридического статуса частных
лиц проявлялись также в таких институтах международного права, как
дипломатическая защита и правовое положение иностранцев.
Прежде всего государства обязывались предоставлять иностранцам,
находящимся на их территориях, гарантии по обеспечению необходи-
мых минимальных прав и правовой защиты, как-то: защита жизни,
достоинства, собственности, возможность судебной защиты своих
интересов и пр. Кроме того, в международной практике сформиро-
вался принцип «дипломатической защиты» – механизм обеспечения
правомерного поведения какого-либо государства в отношении лиц
иностранного подданства. Иначе говоря, страна происхождения могла
требовать от страны пребывания обязательного соблюдения некоего
минимального стандарта защиты прав и интересов личности для своих
граждан, принимать предупредительные меры для их защиты и для уст-
ранения последствий нарушения их прав и т.д.
Таким образом, в международных отношениях стали возникать
правовые нормы, формирующие принцип ответственности государств
за соблюдение прав человека и принцип допустимости возможных
санкций против государства – нарушителя этих прав и свобод.
Следующей вехой в истории развития отрасли прав человека в между-
народном праве явились мирные договоры 1919 г. После Первой миро-
вой войны главными союзными державами были заключены соглашения
с восемью европейскими государствами и Турцией. Державы-союзники,
получившие мандат на управление бывшими германскими колониями
и нетурецкими территориями бывшей Османской империи, обязаны
были в соответствии со ст. 22 Устава Лиги Наций «содействовать благо-
получию и развитию» проживающих на данных территориях народов.
Основой формирования международного института меньшинств
стали нормы о защите родного языка, национальной культуры и образа
жизни, религиозных вероисповеданий, а также гарантии суверенных
прав, обеспечивающих определенную степень автономии и самоуправ-
ления (во многом эти нормы определили содержание последующего
принципа самоопределения народов). Кроме того, ряд правовых норм
включал следующие положения:
1) признание международно-правовых обязательств государств в от-
ношении соответствующих национальных и этнических образований;

17
Глава I. Международное право прав человека

2) установление системы контроля за соблюдением международно-


правовых обязательств государств, которая осуществляется не только
государствами, но и специальным международным органом;
3) закрепление права частных лиц, принадлежащих к национальным
или религиозным меньшинствам, обращаться с жалобами непосредст-
венно в Совет Лиги Наций, который должен был их рассматривать;
4) введение в Постоянной палате международного правосудия проце-
дуры рассмотрения жалоб на нарушителей национальных прав и т.д.
Обязательства государств по защите меньшинств предусматрива-
лись в договорах Лиги Нации с отдельными государствами (Польшей,
Австрией и др.).
Правозащитный механизм института меньшинств в классическом
международном праве регламентировал специфический правовой ре-
жим, который был весьма ограничен как по предмету регулирования
и кругу правовых субъектов, так и по списку гарантируемых прав. На-
конец, и число государств-участников, поддержавших эти соглашения,
было весьма невелико.
Оценивая исторический процесс международного регулирования
прав и свобод человека до второй половины ХХ в., можно сделать вы-
вод о том, что он развивался в динамике формирования и совершен-
ствования национальных правовых систем и степени эффективности
внутреннего механизма защиты основных свобод человека. Постепенно
начинает очерчиваться круг регулируемых отношений. И хотя не было
основы для разработки общих принципов юридического регулирова-
ния прав и свобод индивида на международном уровне, очевидной
стала необходимость постоянного международного контроля над го-
сударственным регулированием прав и свобод человека.
Движение за решение вопросов, связанных с правами человека,
на международном уровне широко развернулось после Второй миро-
вой войны с созданием Организации Объединенных Наций. Статья 1
Устава ООН провозгласила, что одной из целей, которые преследует
Организация, является осуществление международного сотрудничества
в «поощрении и развитии уважения к правам человека и основным
свободам для всех, без различия пола, расы, языка и религии». Эту
формулу практически повторяет ст. 55 Устава, а ст. 56, конкретизируя
ее, налагает на всех членов ООН обязанность «предпринимать совме-
стные и самостоятельные действия в сотрудничестве с Организацией
для достижения целей, указанных в ст. 55». Таким образом, междуна-
родное сообщество признало, что защита прав человека является одним
из важнейших направлений международного сотрудничества.

18
§ 1. Формирование права прав человека

Одним из первых договоров, регулирующих данную сферу отноше-


ний, стала Всеобщая декларация прав человека, принятая 10 декабря
1948 г. С ее принятием международное сообщество получило стандарт
правового положения личности, в соответствии с которым государства
должны соизмерять с международными стандартами в сфере защиты
прав человека обращение с собственными гражданами. Вслед за ней
были приняты два пакта, закрепившие обязательность подписавших
их государств гарантировать и соблюдать права человека, затем кон-
ституции некоторых государств признали положения Декларации
обязательными для них, наконец, велико моральное воздействие Дек-
ларации на развитие прав человека в мире1.
Принятие Всеобщей декларации прав человека 1948 г., Международ-
ного пакта об экономических, социальных и культурных правах 1966 г.,
Международного пакта о гражданских и политических правах и Фа-
культативного протокола к нему 1966 г., которые явились и продолжают
оставаться основополагающими международными документами по за-
щите прав и основных свобод человека, оказало существенное влияние
на кодификацию правовых норм в данной области. В соответствии с ука-
занными соглашениями государства-участники обязались соблюдать
закрепленные в них права и свободы в отношении всех лиц, находящихся
под их юрисдикцией, и развивать международное сотрудничество с целью
дальнейшего поощрения и защиты этих прав и свобод. Непосредствен-
ная регламентация прав, т.е. наделение индивида определенным юриди-
ческим статусом, включающим ряд прав и обязанностей, была отнесена
международным правом к внутригосударственной компетенции.
Впоследствии Организацией Объединенных Наций было подго-
товлено свыше 80 международных договоров, конвенций, деклара-
ций в сфере прав человека, которые затрагивают такие вопросы, как
геноцид, расовая дискриминация, дискриминация женщин, права
инвалидов, право на развитие, права детей, права беженцев, права
лиц, подвергающихся задержанию или тюремному заключению. Та-
ким образом, международное право прав человека становится одной
из наиболее детально разработанных отраслей международного права
с постоянно расширяющимся объектом.
Международное право прав человека представляет собой совокуп-
ность согласованных юридических принципов и норм, устанавливающих
обязательный для государств объем прав и свобод индивида, регламенти-
рующих систему международно-правовых гарантий соблюдения и вос-
становления данных прав в случае их нарушения со стороны государства,
1
См.: Международное право: Учебник / Под ред. Г.И. Тункина. М., 1994. С. 286.

19
Глава I. Международное право прав человека

а также межгосударственное сотрудничество в области развития и ук-


репления уважения к правам и свободам человека.
Как и любая иная отрасль международного права, международное
право прав человека обладает всеми характерными чертами отрасли:
специальными источниками, отраслевыми принципами и автономным
предметом правового регулирования. Следует отметить, что ряд ученых
относят международное право прав человека к сфере регулирования
международного гуманитарного права1: нормы последнего в сфере прав
человека направлены исключительно на защиту участников и жертв
вооруженных конфликтов. Учитывая качественную обособленность
данных проблем, предпочтительнее рассматривать их в совокупности
с вопросами ограничения средств и методов ведения войны в рамках
отдельной отрасли2.
В основе международного права прав человека лежит один из ос-
новных принципов международного права – принцип уважения прав
и свобод человека. В Заключительном акте Совещания по безопасности
и сотрудничеству в Европе 1975 г. данный принцип сформулирован
следующим образом: «уважение прав человека и основных свобод,
включая свободу мысли, совести, религии и убеждений».
В современном международном праве отмечается тенденция к рег-
ламентации национального механизма защиты прав и свобод инди-
вида. Это демонстрируется большим числом документов, касающихся
вопросов судебной защиты, оказания юридической помощи и т.д.
Данные документы не обладают обязательной юридической силой
и носят рекомендательный характер для государств, однако их при-
нятие в рамках главных органов Организации Объединенных Наций
позволяет предполагать, что они имеют вес вспомогательных средств
для определения международно-правовых норм. Это подтверждается
тем, что указанные акты подчеркивают то обстоятельство, что нару-
шение государствами содержащихся в них норм является нарушением
одного из основных принципов jus cogens международного права, ка-

1
См., например: Международное право: Учебник / Под ред. Г.В. Игнатенко,
О.И. Тиунова. 3-е изд., перераб. и доп. М., 2003; Тиунов О.И. Международное гумани-
тарное право: Учебник для вузов. М., 1999.
2
См., например: Международное право: Учебник / Под ред. Л.Н. Шестакова. М.,
2002; Международное право: Учебник / Отв. ред. Ю.М. Колосов, Э.С. Кривчикова. М.,
2003; Международное публичное право: Учебник / Под ред. К.А. Бекяшева. 3-е изд.,
перераб. и доп. М., 2003; Международное публичное право: Курс лекций / Р.М. Валеев,
Г.И. Курдюков и др. Казань, 2004; Международная и внутригосударственная защита
прав человека: Учебное пособие для вузов / Отв. ред. Р.М. Валеев, Р.Г. Вагизов. Казань,
2007.

20
§ 2. Принципы и источники права прав человека

сающегося уважения и защиты прав человека. Таким образом, основной


задачей международно-правового регулирования статуса личности
является не выработка какого-либо нового комплекса прав, а поиск
средств для наиболее полного осуществления и защиты уже закреп-
ленных в существующих международных документах, касающихся
основных прав и свобод человека.

§ 2. Принципы и источники
международного права прав человека
§ 2. Принципы и источники права прав человека
Принятие Всеобщей декларации прав человека 1948 г., Междуна-
родного пакта об экономических, социальных и культурных правах
1966 г., Международного пакта о гражданских и политических правах
и Факультативного протокола к нему 1966 г. явилось фундаментом
для последующей кодификации и систематизации данной отрасли
международного права. Не случайно указанные акты носят название
Международного билля о правах человека.
Всеобщая декларация прав человека впервые в истории междуна-
родных отношений провозгласила круг основных гражданских, по-
литических, социальных, экономических и культурных прав и свобод
человека. В основе всех прав, провозглашенных в Декларации, лежит
принцип равноправия, зафиксированный в ст. 1.
Международный пакт о гражданских и политических правах ус-
танавливает обязанность государств обеспечить любому лицу, права
и свободы которого нарушены, эффективное средство правовой защи-
ты, даже если это нарушение было совершено официальными лицами.
Он содержит положения, запрещающие рабство, подневольное состоя-
ние, принуждение к обязательному труду и др. К данному пакту было
принято два протокола. Первый предусматривает процедуру рассмотре-
ния индивидуальных жалоб на предполагаемое нарушение прав и свобод
индивида со стороны государства Комитетом по правам человека, второй,
принятый в 1989 г., направлен на отмену смертной казни.
Участники Международного пакта об экономических, социаль-
ных и культурных правах обязуются принимать меры, с тем чтобы
обеспечить постепенное полное осуществление прав, признаваемых
в нем. Это такие права, как право на справедливые и благоприятные
условия труда, социальное обеспечение, разумные ограничения рабо-
чего времени и т.д. В мае 1986 г. ЭКОСОС образовал Комитет по эко-
номическим, социальным и культурным правам, который приступил
к работе в 1987 г.

21
Глава I. Международное право прав человека

Оба пакта вступили в силу в 1976 г. Данные соглашения установили


четкие обязанности для государств, их подписавших, по соблюдению
закрепленных в них прав и свобод в отношении всех лиц, находящихся
под их юрисдикцией, и развитию международного сотрудничества
с целью дальнейшего поощрения и защиты этих прав и свобод.
Все большее внимание в международном праве уделяется механизму
защиты прав индивида. В документе Московского совещания Конфе-
ренции по человеческому измерению 1991 г. государства закрепили
положение о том, что «обязательства, принятые ими в области чело-
веческого измерения СБСЕ, являются вопросами, представляющими
непосредственный и законный интерес для всех государств-участников,
и не относятся к числу исключительно внутренних дел соответствующего
государства». В этом документе также отмечается, что «вопросы, касаю-
щиеся прав человека, основных свобод, демократии и верховенства за-
кона, носят международный характер, поскольку соблюдение этих прав
и свобод составляет одну из основ международного правопорядка».
Кроме того, огромный вклад в развитие защиты прав человека
в международном праве вносят региональные организации, соз-
дающие конкретные судебные и квазисудебные органы, куда могут
обращаться индивиды для защиты своих прав.
Как и любая отрасль международного права, международное
право прав человека базируется на основных принципах между-
народного права: уважения прав и свобод человека, суверенного
равенства государств, невмешательства во внутренние дела, запре-
щения угрозы силой или ее применения и др.
К специальным принципам международного права прав человека
относятся универсальность, недискриминация, взаимосвязанность
и взаимозависимость.
Принцип универсальности прав человека означает, что международные
нормы о правах человека носят характер минимальных стандартов, ко-
торые практически каждое государство в соответствии с одноименной
императивной нормой jus cogens обязано поддерживать на националь-
ном уровне. Международные стандарты в данной сфере не ограничивают
государства в обеспечении большего объема прав и свобод человека
по сравнению с международными нормами. Государства вправе уси-
ливать те или иные стороны защиты прав человека как силами нацио-
нального законодательства, так и принимая на себя для исполнения те
или иные международные обязательства в этой области.
Более того, приняв на себя определенные международные обязательст-
ва, государство обязано совершенствовать свою правовую систему в соот-

22
§ 2. Принципы и источники права прав человека

ветствии с международными требованиями. Таким образом, международ-


ная защита прав человека не имеет своей целью заменить или вытеснить
национальную защиту, она осуществляется в соответствии с нормами как
международного, так и внутригосударственного права и носит универсаль-
ный характер для всех участников международных отношений.
Принцип недискриминации определяет необходимость обеспечения
и защиты прав человека со стороны государств на основе равенства
и справедливости. Дискриминация запрещена вне зависимости от «оп-
равдывающих» ее оснований.
Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г.
в п. 2 ст. 5 определяет, что «никакое ограничение или умаление каких
бы то ни было основных прав человека, признаваемых или сущест-
вующих в каком-либо участвующем в настоящем Пакте государстве
в силу закона, конвенций, правил или обычаев, не допускается под тем
предлогом, что в настоящем Пакте не признаются такие права или что
в нем они признаются в меньшем объеме».
Принцип взаимосвязанности, взаимозависимости и неделимости со-
стоит в том, что все права человека одинаково важны, а их качественное
разделение на «необходимые» и «не очень» и попытки их противопос-
тавления невозможны. Любые права (гражданские, политические, со-
циальные и иные) являются в равной степени необходимыми для пол-
ноценного существования и развития личности, неделимыми, поэтому
их искусственное противопоставление может привести к ущемлению
одних прав за счет других.
Особенностью международного права прав человека является ограни-
ченное применение оговорок к договорам о правах человека. Условия
заявления оговорок к международным соглашениям регламентированы
Венской конвенцией о праве международных договоров 1969 г., ко-
торая в ст. 19 устанавливает презумпцию допустимости (законности)
любой оговорки, за исключением случаев, когда:
a) данная оговорка запрещена договором;
b) договор предусматривает, что можно делать только определенные
оговорки, в число которых данная оговорка не входит;
c) оговорка несовместима с объектом и целью договора.
Последнее основание достаточно давно вызывает многочисленные
споры как в практике международного сообщества, так и в доктрине1,

1
См., например: Филиппов С.В. Оговорки в теории и практике международного дого-
вора. М., 1958; Талалаев А.Н. Право международных договоров: общие вопросы. М., 1980;
Он же. Право международных договоров: действие и применение договоров. М., 1985;
Каламкарян Р.А. Фактор времени в праве международных договоров. М., 1989 и др.

23
Глава I. Международное право прав человека

поскольку нет документа, который бы установил критерии для опре-


деления той самой совместимости с положениями договора.
На 57-й сессии Комиссии международного права, проходившей
в июле–августе 2005 г., обсуждался проект Руководящих положений
об оговорках к международным договорам. В п. 3.1.12 «Оговорки к об-
щим договорам по правам человека» было сформулировано следующее
правило: «Для оценки совместимости той или иной оговорки общего
договора по защите прав человека необходимо учитывать неделимость
изложенных в нем прав, значение прав, которые являются предме-
том оговорки в общей структуре договора, и серьезность воздействия
на него оговорки».
Любая оговорка о неприемлемости предоставления индивиду оп-
ределенных прав является тем ограничением, которое несовместимо
с объектом и целями договора, поскольку оно прямо нарушает по-
ложения о невозможности ограничений прав человека со стороны
государства и явно не относится к ситуациям, предполагающим необ-
ходимость введения временных ограничений прав и свобод человека
на территории.

§ 3. Универсальные международно-правовые нормы


о защите прав человека
§ 3. Правовые нормы о защите прав человека
Устав Организации Объединенных Наций содержит положения,
безусловно, носящие характер норм jus cogens для международного
сообщества, ибо является документом, обязательным для любого госу-
дарства независимо от членства в Организации. Устав не ограничива-
ется одной лишь ссылкой на поощрение и развитие уважения к правам
человека. Он обязывает государства развивать международное сотруд-
ничество в целях содействия «всеобщему уважению и соблюдению
прав человека и основных свобод для всех, без различия расы, пола,
языка и религии» (п. «с» ст. 55). В данном случае Устав устанавливает
юридическое обязательство по соблюдению основных прав и свобод
человека без какой-либо дискриминации.
Базовыми документами в сфере международных соглашений о пра-
вах человека, безусловно, являются акты, входящие в Международный
билль о правах человека: Всеобщая декларация прав человека 1948 г.,
Международный пакт об экономических, социальных и культурных
правах 1966 г., Международный пакт о гражданских и политических
правах 1966 г. Они, во-первых, закрепляют основной каталог прав
и свобод человека, включающий личные, гражданские, политические,

24
§ 3. Правовые нормы о защите прав человека

социальные и другие права личности, а во-вторых, обязанности госу-


дарств по реализации и защите этих прав.
Работа по созданию документов, призванных защищать права и сво-
боды человека, продолжается постоянно, о чем свидетельствует дея-
тельность Комиссии по международному праву ООН1. В настоящее
время действует большое число различных групп договоров о правах
человека. Особое значение имеют среди них следующие.
Прежде всего договоры, направленные на предупреждение и пре-
сечение посягательств на жизненно важные интересы личности. Ме-
ждународная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации
1965 г. является одним из наиболее представительных по числу участ-
ников международных соглашений по правам человека. Она содержит
гарантии реализации принципа равенства и недискриминации для ка-
ждого человека. Цель ее состоит в ликвидации расовой дискриминации
во всех ее формах и проявлениях, предупреждении и искоренении
расистских, человеконенавистнических теорий и практики, а также
в создании международного сообщества, свободного от всех форм
расовой сегрегации и дискриминации.
В 1984 г. была принята и открыта для подписания Конвенция против
пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство
видов обращения и наказания. В силу достоинства человеческой лич-
ности и перманентно присущих ей неотчуждаемых прав Конвенция
устанавливает защиту человека от органов государственной власти,
иных лиц в применении актов пыток либо иных действий, направлен-
ных на насилие и причинение ущерба человеку. Конвенция устанав-
ливает, что все акты пыток должны рассматриваться на территории
любого государства как уголовные преступления, влекущие за собой
соответствующие меры наказания.
Следует отметить также Международную конвенцию о пресечении
преступления апартеида и наказании за него 1973 г. и др.
Достаточно многочисленна группа соглашений, касающихся реали-
зации права на труд. Это Конвенция о равном вознаграждении мужчин
и женщин за труд равной ценности 1951 г.; Конвенция об охране за-
работной платы 1949 г.; Конвенция об упразднении принудительного
труда 1957 г. и др.
Наконец, следует отметить соглашения о правах и свободах опреде-
ленных категорий населения: Конвенцию о статусе беженцев 1951 г.,
Конвенцию о статусе апатридов 1954 г., Международную конвенцию
о защите прав всех трудящихся-мигрантов 1990 г. и др.
1
См. информацию на официальных сайтах ООН: www.un.org/english; www.un.org/russian.

25
Глава I. Международное право прав человека

Ряд международных актов направлен на защиту женщин и детей.


Так, Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении
женщин, принятая в 1979 г. и вступившая в силу в 1981 г., и Факульта-
тивный протокол к ней от 6 октября 1999 г. формулируют основопо-
лагающие принципы обеспечения прав женщин, в частности запре-
щают дискриминацию женщин, закрепляют равные по сравнению
с мужчинами права, обязанности государств принимать особые меры
для обеспечения и защиты прав и интересов женщин.
Конвенция о правах ребенка, принятая в 1989 г., распространяет свое
действие и защиту на каждое человеческое существо, не достигшее 18
лет, за исключением случаев, когда законодательства государств-участ-
ников устанавливают иные сроки достижения совершеннолетия. В 2000
г. к Конвенции были приняты Факультативные протоколы, направлен-
ные на защиту детей от участия в вооруженных конфликтах, а также
на запрет торговли детьми, детской проституции и порнографии.
Конвенция о правах инвалидов и Факультативный протокол к ней,
принятые Генеральной Ассамблеей ООН 13 декабря 2006 г., закрепи-
ли как общегражданские права (на жизнь, равенство перед законом,
свобода и неприкосновенность личности и т.д.), так и права, присущие
этой категории населения в силу ее специфических особенностей. Это
такие права, как право на самостоятельный образ жизни и вовлечен-
ность в местное сообщество, право на наивысший достижимый уровень
здоровья, право на достижение и сохранение максимальной независи-
мости, полных физических, умственных, социальных и профессиональ-
ных способностей и полного включения и вовлечения во все аспекты
жизни, право на достаточный жизненный уровень для инвалидов и их
семей, включающий достаточное питание, одежду и жилище, и на не-
прерывное улучшение условий жизни, право на участие в культурной
жизни, проведение досуга и отдыха и занятие спортом.
В Венской декларации и Программе действий, принятой на Все-
мирной конференции по правам человека в июне 1993 г., закреплено
положение о том, что «священный долг всех государств – выполнять
свои обязательства по поощрению всеобщего уважения, соблюдения
и защиты всех прав человека и основных свобод для всех в соответствии
с Уставом Организации Объединенных Наций, другими договорами,
касающимися прав человека, и нормами международного права. Уни-
версальность этих прав и свобод носит бесспорный характер»1.
Глобализация прав человека, обретение ими наднационального
юридического и социального статуса признаются самым значительным
1
См.: Всемирная конференция по правам человека. ООН. Нью-Йорк, 1995.

26
§ 4. Система органов ООН по защите прав человека

явлением в процессе преобразования права при переходе человечества


к цивилизациям либерального типа1. Однако чрезвычайно важным
в этой связи является понимание того, что внутригосударственная
защита не уходит на второй план.
Данное положение в полной мере соответствует принципу субсиди-
арности. Принцип субсидиарности требует, чтобы властные полномо-
чия осуществлялись на уровне, максимально приближенном к людям.
Применительно к сфере международного сотрудничества в области
прав человека это требование может рассматриваться как определенная
гарантия того, что чем ближе к людям будет осуществляться защита, тем
она будет доступнее для самих людей, а потому эффективнее. Между-
народное сотрудничество направлено в конечном счете не только на ус-
тановление каких-либо стандартов на международном уровне, но и на
обеспечение их соблюдения на уровне внутригосударственном.

§ 4. Система органов ООН по защите прав человека


§ 4. Система органов ООН по защите прав человека
Особое место в системе ООН по защите прав человека занимала до ее
расформирования (16 июня 2006 г.) Комиссия по правам человека.
Комиссия по правам человека была утверждена Экономическим
и Социальным Советом ООН в 1946 г. Первоначально она состоя-
ла из 18 членов, затем была увеличена до 53 членов, назначаемых
ЭКОСОСом по правилам справедливого географического распреде-
ления, регулирующим избрание членов Совета на трехлетний срок.
Она созывалась ежегодно в Женеве на шесть недель. Комиссия
представляла собой форум, на котором государства, межправитель-
ственные и неправительственные организации обсуждали проблемы
прав человека. Она была наделена правом выносить на обсуждение
случаи нарушения прав человека в любой точке земного шара.
Комиссия была уполномочена представлять ЭКОСОСу предложе-
ния, рекомендации и доклады по вопросам защиты прав человека. Го-
сударства, в которых имело место нарушение прав человека, отвечали
на поставленные Комиссией вопросы. Чтобы дать квалифицированную
оценку сложившейся ситуации, Комиссия была вправе приглашать
группу специалистов или отдельных экспертов, организовывать вне-
плановые посещения этих стран, а затем проводить обсуждение про-
блемы и оказывать необходимую помощь государствам по вопросам
защиты прав человека. Если отдельная ситуация признавалась весьма
1
См.: Алексеев С.С. Теория права: поиск новых подходов: Учебное пособие. Екате-
ринбург, 2000. С. 204.

27
Глава I. Международное право прав человека

серьезной, Комиссия могла провести расследование с привлечением


группы независимых экспертов, затем по полученной информации
призывала это государство провести необходимые изменения законо-
дательного и практического характера по защите прав человека.
За многие годы Комиссия создала многочисленные механизмы
по установлению фактов в области прав человека: это утверждение
тематических мандатов по разбору особо серьезных нарушений; на-
значение специальных докладчиков по негативным с точки зрения
соблюдения прав человека последствиям; создание рабочих групп;
обсуждение докладов и информации и т.д.
Большое количество вопросов, относящихся к правам человека
при чрезвычайных ситуациях, положению коренных народов и мень-
шинств, современным формам рабства, вопросы справедливого су-
дебного рассмотрения, содержания под стражей и т.д. обсуждались
в Подкомиссии по поощрению и защите прав человека.
Учрежденная в 1947 г. Подкомиссия по предотвращению дискрими-
нации и защите меньшинств (первоначальное название) была наделена
Комиссией ООН по правам человека следующими функциями:
– предпринимать исследования, особенно в свете Всеобщей дек-
ларации прав человека, и давать Комиссии по правам человека реко-
мендации, касающиеся предупреждения дискриминации любого рода
и связанные с правами человека и основными свободами и с защитой
расовых, национальных, религиозных и языковых меньшинств;
– выполнять любые другие функции, которые могут быть возло-
жены на нее Экономическим и Социальным Советом или Комиссией
по правам человека.
Подкомиссия проводила свои сессии один раз в год и представля-
ла доклад Комиссии. Члены Подкомиссии (вначале их было 12, те-
перь 26) избирались Комиссией в их личном качестве – как эксперты,
а не представители государств. Тем не менее их кандидатуры должны
были представляться правительствами, а их избрание регулировалось
конкретными правилами справедливого географического распределе-
ния. Компетенция Подкомиссии постепенно расширялась, и к ней от-
носились не только проблемы дискриминации и защиты меньшинств,
но и по сути дела вопросы защиты прав человека в целом.
В сентябре 2002 г. Генеральным секретарем ООН был подготов-
лен доклад под названием «Укрепление Организации Объединен-
ных Наций: программа дальнейших преобразований». В этом докладе
было отмечено, что Комиссия по правам человека является одной
из важнейших составных частей Организации и народы всего мира

28
§ 4. Система органов ООН по защите прав человека

ждут от нее защиты своих прав и помощи в улучшении условий жизни


при большей свободе. Государства – члены Комиссии обязаны искать
пути повышения эффективности ее работы. Задача ООН заключается
в том, чтобы развивать достигнутые успехи и оказывать помощь в соз-
дании и укреплении в каждой стране национальной системы защиты
прав человека1.
Развивая инициативу Генерального секретаря ООН, Комиссия
по правам человека на своей сессии 2005 г. приняла Постановление,
в котором разрешила аккредитованным национальным правозащитным
учреждениям выступать в рамках их мандатов в Комиссии по всем пунк-
там ее повестки дня. Это изменение имело большое значение, поскольку
было сопряжено с укреплением статуса и повышением эффективности
деятельности национальных правозащитных учреждений.
Значительным достижением в деятельности Комиссии по пра-
вам человека явилось принятие на 61-й сессии Основных принципов
и руководящих положений, касающихся права на правовую защиту
и возмещение ущерба для жертв грубых нарушений международных
норм в области прав человека и серьезных нарушений международного
гуманитарного права.
В рамках подготовки к 60-летию ООН Генеральный секретарь ООН
представил доклад о ходе осуществления Декларации тысячелетия.
В этом всеобъемлющем документе «При большей свободе: к развитию,
безопасности и правам человека для всех» Генеральный секретарь
отметил заслуги Комиссии по правам человека, указав, что Комиссия
дала международному сообществу универсальную правозащитную базу,
включающую Всеобщую декларацию прав человека, два международ-
ных пакта2 и другие основные договоры по правам человека. Однако
снижение авторитета и профессионализма Комиссии все больше под-
рывает ее способность выполнять важнейшие задачи в области защиты
прав человека, поскольку государства – члены ООН стремятся быть
членами Комиссии не для того, чтобы укреплять права человека, а для
защиты себя от критики.
В связи с этим в докладе было предложено государствам – членам
ООН принять решение о замене Комиссии по правам человека мень-
шим по составу постоянным Советом по правам человека в качест-
ве одного из главных органов ООН наряду с Советом Безопасности
и ЭКОСОСом или в качестве вспомогательного органа Генеральной
1
Документ ООН. А/57/387 от 9 сентября 2002 г.
2
Пакт о гражданских и политических правах (1966 г.); Пакт об экономических,
социальных и культурных правах (1966 г.).

29
Глава I. Международное право прав человека

Ассамблеи ООН. Создание Совета, по мнению Генерального секретаря,


придало бы правам человека бóльшую значимость, соответствующую
примату прав человека в Уставе ООН1.
Генеральная Ассамблея ООН 15 марта 2006 г. приняла резолюцию
об учреждении в Женеве взамен Комиссии по правам человека Совета
по правам человека в качестве вспомогательного органа Генеральной
Ассамблеи. Она определила полномочия Совета по правам человека
и порядок его создания.
В соответствии с решением Генеральной Ассамблеи ООН Совет от-
вечает за содействие всеобщему уважению и защите всех прав человека
и основных свобод для всех без каких-либо различий на справедливой
и равной основе.
Совет уполномочен рассматривать ситуации, связанные с наруше-
нием прав человека, включая грубые и систематические нарушения,
и выносить соответствующие рекомендации.
Совет в своей работе руководствуется принципами универсальности,
беспристрастности, объективности и неизбирательности, конструктив-
ного международного диалога и сотрудничества в целях содействия по-
ощрению и защите всех прав человека: гражданских, политических, эко-
номических, социальных и культурных, включая право на развитие.
В задачи Совета входят:
– содействовать просветительской и учебной деятельности в облас-
ти прав человека, а также деятельности по оказанию консультационных
услуг, предоставлению технической помощи и созданию потенциала,
которая будет осуществляться в консультации с заинтересованными
государствами-членами и с их согласия;
– служить форумом для обсуждения тематических вопросов, свя-
занных со всеми правами человека;
– выносить рекомендации Генеральной Ассамблеи в отношении
дальнейшего развития международного права в области прав чело-
века;
– содействовать полному выполнению обязательств в области прав
человека, принятых государствами, и осуществлению контроля за дос-
тижением целей и выполнением обязательств, касающихся поощре-
ния и защиты прав человека, которые сформулированы в решениях
конференции и встреч на высшем уровне ООН;
– на основе объективной и надежной информации проводить все-
объемлющие периодические обзоры выполнения каждым государством
1
Документ ООН. А/59/2005. Доклад Генерального секретаря ООН «При большей
свободе», март 2005 г.

30
§ 4. Система органов ООН по защите прав человека

его обязательств и обязанностей в области прав человека так, чтобы


обеспечить универсальность охвата и равное обращение со всеми го-
сударствами; процедура обзора должна строиться на всестороннем
взаимодействии с соответствующей страной на основе интерактивного
диалога и учета ее потребностей в создании потенциала; эта процедура
должна дополнять, а не подменять собой работу договорных органов;
в течение года после проведения своей первой сессии Совет обязан оп-
ределить условия функционирования и необходимые временные рамки
для универсального механизма проведения периодических обзоров;
– содействовать посредством диалога и сотрудничества предот-
вращению нарушений прав человека и своевременно реагировать
на чрезвычайные ситуации в области прав человека;
– выполнять функции и задачи Комиссии по правам человека
в связи с работой Управления Верховного комиссара Организации
Объединенных Наций по правам человека в соответствии с решени-
ем Генеральной Ассамблеи, содержащимся в ее Резолюции 48/141
от 20 декабря 1993 г.;
– действовать в области прав человека в тесном сотрудничестве
с правительствами, региональными организациями, национальными
учреждениями по правам человека и гражданским обществом;
– выносить рекомендации в отношении поощрения и защиты прав
человека;
– представлять ежегодный доклад Генеральной Ассамблее1.
В течение года после проведения первой сессии Совет обязан пе-
ресматривать и совершенствовать функции и обязанности Комиссии
по правам человека для сохранения системы специальных процедур,
экспертных консультаций и процедур обжалования.
По постановлению Генеральной Ассамблеи ООН в состав Совета
входят 47 государств-членов, каждое из которых избирается большин-
ством членов Генеральной Ассамблеи путем прямого тайного голосо-
вания; члены Совета избираются на основе принципа справедливого
географического распределения:
– группа африканских государств – 13 мест;
– группа азиатских государств – 13 мест;
– группа восточноевропейских государств – 6 мест;
– группа государств Латинской Америки и Карибского бассейна –
8 мест;
– группа западноевропейских и других государств – 7 мест.

1
Документ ООН. А/60/L. 48 от 24 февраля 2006 г.

31
Глава I. Международное право прав человека

Члены Совета исполняют свои полномочия в течение трех лет и не


имеют права на немедленное переизбрание после двух следующих друг
за другом сроков полномочий.
Членство в Совете открыто для всех государств – членов ООН. При
выборе членов Совета принимается во внимание вклад кандидатов
в дело содействия и защиты прав человека. Генеральная Ассамблея
ООН большинством в две трети голосов присутствующих и участвую-
щих в голосовании членов может приостановить членство в Совете
какого-либо члена Совета, который совершает грубые и системати-
ческие нарушения прав человека.
В своей деятельности члены Совета обязаны поддерживать самые
высокие стандарты поощрения и защиты прав человека. При этом они
могут быть подвергнуты периодической проверке в течение срока их
полномочий.
Предусмотрено, что Совет будет регулярно собираться на свои за-
седания в течение года и проводить не менее трех сессий в год. Общая
продолжительность этих сессий должна составлять не менее 10 не-
дель. При необходимости могут быть проведены специальные сессии
по требованию одного из членов Совета при поддержке одной трети
членов Совета.
Одна из особенностей Совета будет заключаться в том, что он перио-
дически будет проводить контроль выполнения обязательств в области
прав человека всеми странами с помощью механизма периодических
обзоров с универсальным охватом.
9 мая 2006 г. в штаб-квартире ООН в Нью-Йорке на сессии Гене-
ральной Ассамблеи ООН состоялось избрание первого состава но-
вого органа ООН – Совета по правам человека. За 47 мест боролись
на конкурентной основе 63 государства. Голосование проходило в три
тура. За Россию в первом же туре проголосовало 137 из 191 делегации
государств – членов ООН.
Кроме России Европу будут представлять Польша, Чехия, Румы-
ния, Венгрия, Украина, Азербайджан, Великобритания, Германия,
Нидерланды, Финляндия, Франция, Швейцария.
Первая сессия Совета состоялась 19 июня 2006 г. в Женеве. В цере-
монии начала работы Совета в зале ассамблеи Дворца наций присут-
ствовали делегации 107 стран. Первым председателем Совета по пра-
вам человека единогласно был избран мексиканский дипломат Луис
Альфредо де Альба. Вице-председателями стали четыре представителя
от остальных региональных групп. От восточноевропейских стран, куда
входит и Россия, на этот пост был избран чех Томас Гусак.

32
§ 4. Система органов ООН по защите прав человека

К числу важных предпринятых Советом шагов относится принятие


Международной конвенции о защите всех лиц от насильственных
исчезновений и Декларации ООН о правах коренных народов1.
В связи с началом работы нового органа ООН по правам человека
Комиссия по правам человека завершила свою работу на 62-й сессии
и была расформирована к 16 июня 2006 г.

Управление Верховного комиссара по правам человека


Пост Верховного комиссара ООН по правам человека был учрежден
Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 48/141 на ее 48-й сессии
20 декабря 1993 г. в целях координации деятельности ООН в сфере
защиты прав человека.
Верховный комиссар по правам человека назначается Генераль-
ным секретарем ООН и утверждается Генеральной Ассамблеей ООН
с учетом принципа географической справедливости на фиксирован-
ный срок в четыре года с возможностью продления еще на один срок.
Его должность приравнивается по уровню к заместителю Генераль-
ного секретаря ООН. Верховный комиссар является личностью, ха-
рактеризующейся высокими моральными качествами и честностью
и обладающей опытом в области прав человека. Он должен выпол-
нять свои обязанности беспристрастно, объективно, неизбирательно
и эффективно и руководствоваться признанием того, что все права
человека – гражданские, культурные, экономические, политические
и социальные – являются универсальными, недельными, взаимосвя-
занными и взаимозависимыми.
Первым комиссаром ООН по правам человека был назначен г-н Хосе
Аялу Лассо, который приступил к работе 5 апреля 1994 г.
Мандат Верховного комиссара был сформулирован так, чтобы ме-
ханизмы Организации Объединенных Наций по защите прав чело-
века могли реагировать на новый комплекс проблем, которые были
сформулированы в документах Всемирной конференции по правам
человека в июне 1993 г. – в Венской декларации и Программе дейст-
вий. Данный комплекс распространяется на шесть общих областей,
среди которых:
– поощрение и защита прав человека во всем мире;
– укрепление международного сотрудничества в области прав че-
ловека;
– налаживание диалога с правительствами с целью обеспечить ува-
жение прав человека;
1
Документ ООН. А/НRC/1/L. 3 от 3 июня 2006 г.

33
Глава I. Международное право прав человека

– координация усилий, предпринимаемых в данной области раз-


личными органами Организации Объединенных Наций;
– приспособление механизмов Организации Объединенных Наций
к нынешним и будущим потребностям;
– контроль за деятельностью Управления Верховного комиссара
по правам человека (УВКПЧ).
В соответствии со своим мандатом и с учетом Венской декларации
и Программы действий Верховный комиссар сориентировал свою
деятельность на следующие области:
– поощрение международного сотрудничества в области прав че-
ловека;
– реагирование на случаи серьезного нарушения прав человека
и предупреждение нарушений;
– консультативное обслуживание и техническая помощь в облас-
ти прав человека, включая помощь странам, совершающим переход
к демократии;
– координация деятельности, связанной с правами человека, в сис-
теме Организации Объединенных Наций;
– приспособление механизмов Организации Объединенных Наций;
– приспособление механизмов Организации Объединенных Наций
в области прав человека к нынешним и будущим потребностям;
– поощрение права на развитие и пользование культурными, эко-
номическими и социальными правами;
– борьба с расовой дискриминацией;
– поощрение прав лиц, принадлежащих к особо уязвимым группам,
включая женщин, детей, меньшинства и коренные народы;
– борьба с особенно гнусными нарушениями прав человека, такими
как пытки и насильственные исчезновения;
– содействие программам просвещения и общественной инфор-
мации в области прав человека и осуществление Венской декларации
и Программы действий.
Верховный комиссар ООН по правам человека осуществляет кон-
троль за деятельностью Управления по правам человека, которое раз-
мещается в Женеве. Управление является руководящим центром всей
деятельности ООН по правам человека и служит секретариатом при та-
ких подразделениях, как: Совет по правам человека; конвенционные
комитеты, осуществляющие мониторинг соблюдения договоров; дру-
гие учреждения ООН по правам человека.
В последние годы Управление Верховного комиссара по правам
человека проводит плодотворную работу по институционализации

34
§ 4. Система органов ООН по защите прав человека

сотрудничества и координации своей деятельности с отдельными


специализированными учреждениями ООН (ЮНЕСКО), Детским
фондом (ЮНИСЕФ), Программой развития (ПРООН), Управлением
Верховного комиссара по делам беженцев (УВКБ).
Осуществляя стратегический план действий по укреплению и обес-
печению целенаправленной работы, Управление расширяет свои воз-
можности по налаживанию эффективного диалога и взаимодейст-
вия со многими странами по обеспечению защиты прав человека.
Разрабатываются меры в таких областях, как оценка потребностей,
планирование, подготовка кадров и содействие установлению более
тесных связей между национальными системами и международными
правозащитными механизмами.
Управлением в ряде страновых групп назначены консультанты
по вопросам прав человека. В настоящее время УВКПЧ сохраняет свое
присутствие на местах в более чем 40 странах и осуществляет более
40 проектов и программ в области защиты прав человека.
В рамках усилий по устранению нарушений прав человека и поощ-
рению их защиты УВКПЧ продолжает осуществлять миссии по наблю-
дению и установлению фактов. Заключая соглашения с правительства-
ми отдельных стран, Верховный комиссар по правам человека создает
в этих странах отделения УВКПЧ с мандатом, предусматривающим
защиту и поощрение прав человека, в том числе посредством проведения
мероприятий по наблюдению за положением в области прав человека
на территории страны. Так, в частности, по соглашению с правительст-
вом Непала от 10 апреля 2005 г. такое отделение УВКПЧ было создано
на территории Непала, а в Судане в соответствии с планом действий ООН
Управление Верховного комиссара разместило наблюдателей по вопросам
прав человека. УВКПЧ оказывает также содействие и поддержку между-
народным следственным комиссиям, учрежденным по резолюции Совета
Безопасности (Судан, Кот-д’Ивуар, Сьерра-Леоне, Камбоджа и др.).
Управление Верховного комиссара имеет персонал, насчитываю-
щий около 200 человек, который подразделяется на три отделения:
1) отделение исследований и права на развитие, которое анализи-
рует права человека, разрабатывает и следит за претворением в жизнь
стратегии, направленной на реализацию права на развитие;
2) отделение служб поддержки, которое оказывает помощь орга-
нам ООН по правам человека, таким как Совет по правам человека,
и субъектам договоров;
3) отделение практических действий и программ, которое осуще-
ствляет обширную программу технической помощи странам в области

35
Глава I. Международное право прав человека

прав человека, оказывает поддержку органам, занимающимся установ-


лением фактов (специальным докладчикам, рабочим группам и т.п.),
проверяющим сообщения о нарушениях, и помогает в деятельности
и практической подготовке персонала, работающего в области прав
человека на месте.
Верховный комиссар представляет отчет о своей работе в Совет
по правам человека и через Экономический и Социальный Совет
(ЭКОСОС) выносит вопросы на Генеральную Ассамблею ООН.
Как координационный центр ООН в области прав человека УВКПЧ
получает заявления, в которых группы людей или отдельные лица
жалуются на нарушения их прав. В среднем УВКПЧ получает около
100 000 заявлений в год и отсылает их в соответствующие органы ООН,
подключая механизмы оказания помощи с учетом процедуры, установ-
ленной в результате соглашений между органами. В УВКПЧ действует
круглосуточная «горячая линия» с Женевой по факсу 41-22-917-0092,
которая позволяет принять срочные сообщения о нарушениях прав
человека.
УВКПЧ готовит аналитические справки и доклады для подразделений
ООН, занимающихся проблемами защиты прав человека. В таких докла-
дах рекомендуются политические подходы, практические меры и новые
институты, которые позволят поднять уважение к правам человека.
С 28 июля 2008 г. Верховным комиссаром ООН по правам человека
по предложению Генерального секретаря ООН назначена Наванет-
хем Пиллэй (Южная Африка). В рамках своей деятельности УВКПЧ
совместно с Группой ООН по вопросам развития и Исполнительным
комитетом по гуманитарным вопросам разрабатывает планы действий
на определенные периоды, направленные на укрепление деятельности
ООН в сфере защиты прав человека на страновом уровне.
На юбилейной сессии Генеральной Ассамблеи ООН, проходившей
в сентябре 2000 г., главы государств и правительств приняли Деклара-
цию тысячелетия ООН, в которой среди других задач на новый, XXI
в. указали на необходимость добиваться полной защиты и поощрения
во всех наших странах гражданских, политических, экономических,
социальных и культурных прав для всех.
Спустя пять лет после принятия Декларации тысячелетия Генераль-
ный секретарь ООН, осуществляя мониторинг выполнения данного
документа, в своем докладе «При большой свободе» (VI – 2005 г.) по-
ставил задачу существенного укрепления и повышения эффективности
работы Управления Верховного комиссара ООН по правам человека,
с тем чтобы Организация Объединенных Наций могла продолжить

36
§ 4. Система органов ООН по защите прав человека

свою деятельность в области прав человека на высоком уровне в дол-


госрочной перспективе.
Эти перемены относятся к расширению усилий по обеспечению
защиты, технического содействия и поддержки национальных право-
защитных организаций, осуществлению международных стандартов
в области прав человека в государствах и достижению их эффектив-
ности, обеспечению условий для взаимодействия межучрежденческих
страновых групп ООН с государствами-членами в целях укрепления
их национальных систем поощрения и защиты прав человека.
Если в 1996 г. УВКПЧ имело своих представителей в 14 странах,
то с 2006 г. его правозащитный персонал трудится уже в более чем
40 странах.
Кроме того, в связи со все более участившимися внутригосударст-
венными вооруженными конфликтами и принимаемыми Советом Безо-
пасности ООН мерами возникла острая проблема защиты прав человека
в этих конфликтах, в которых значительно возросла роль Верховного
комиссара по правам человека. В настоящее время в его обязанности
входит активное участие во всех мероприятиях, проводимых органами
ООН, в том числе Советом Безопасности, в которых обсуждаются про-
блемы защиты прав человека. В сущности права человека должны стать
неотъемлемым элементом процесса принятия решений и обсуждений
в масштабах работы всей Организации Объединенных Наций.
В начале 2006 г. УВКПЧ приступил к осуществлению своего первого
двухгодичного плана стратегического руководства, в котором указы-
вается, каким образом УВКПЧ намеревается осуществлять стратеги-
ческие установки плана действий.
Верховный комиссар и Управление (УВКПЧ) должны быть задей-
ствованы во всем комплексе мероприятий ООН. Это может сработать
лишь в том случае, если межправительственные основы правозащит-
ного механизма будут достаточно сильны.
Как отметил в докладе о работе ООН за 2008 г. Генеральный секре-
тарь ООН Пан Ги Мун, 2008 г. – решающий для прав человека: в этом
году отмечается 60-я годовщина принятия Всеобщей декларации прав
человека. Вся система ООН в области прав человека обязана активизи-
ровать свою работу в этой области и принять конкретные меры для того,
чтобы защита прав человека стала неотъемлемой частью деятельности
Организации по всем направлениям1.
1
Документ ООН А/63/1. Доклад Генерального секретаря о работе Организации.
Генеральная Ассамблея. Официальные отчеты. Шестьдесят третья сессия. Дополнение
№ 1 (А/63/1).

37
Глава I. Международное право прав человека

Договорные органы. Наряду с деятельностью Организации Объеди-


ненных Наций большое значение в международном механизме защи-
ты прав и свобод человека играют конвенционные органы – «treaty
bodies», учрежденные на основании ряда международных договоров
по правам человека, принятых под эгидой ООН.
Функции контроля за соблюдением международных договоров о пра-
вах человека выполняют семь органов:
1) Комитет по правам человека (1976 г.), созданный на основе Ме-
ждународного пакта о гражданских и политических правах и Факуль-
тативного протокола к нему № 1 1966 г.;
2) Комитет по экономическим, социальным и культурным правам
(1985 г.), созданный Экономическим и Социальным Советом (ЭКОСОС)
ООН;
3) Комитет по ликвидации расовой дискриминации (1970 г.), соз-
данный на основе Международной конвенции о ликвидации всех форм
расовой дискриминации 1965 г.;
4) Комитет по ликвидации дискриминации в отношении женщин
(1982 г.), созданный на основе Конвенции о ликвидации всех форм
дискриминации в отношении женщин 1979 г.;
5) Комитет против пыток (1988 г.), созданный на основе Конвен-
ции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих
достоинство видов обращения и наказания 1984 г.;
6) Комитет по правам ребенка (1990 г.), созданный на основе Кон-
венции о правах ребенка 1989 г.;
7) Комитет по защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов
их семей, созданный в 2004 г. на основе Международной конвенции
о защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей от 18
декабря 1990 г.
Указанные контрольные органы (далее – Комитеты) осуществляют
наблюдение за выполнением государствами-участниками своих обя-
зательств по договорам с помощью трех полномочий.
Прежде всего это рассмотрение докладов государств. Доклады долж-
ны состоять из двух частей. В первой части должно содержаться краткое
описание общих правовых рамок, в пределах которых права и свободы
человека охраняются в стране, представляющей доклад. Во второй части
должна содержаться информация по каждому из прав, закрепленных
в соответствующем договоре. В этой информации в соответствии с по-
ложениями каждой статьи следует сообщить:
1) о законодательных, административных и других мерах примени-
тельно к каждому праву;

38
§ 4. Система органов ООН по защите прав человека

2) о любых ограничениях, налагаемых законом, или на практике, или


каким-либо другим образом на пользование правами;
3) о любых других факторах или ограничениях, влияющих на осуще-
ствление лицами своих прав в пределах юрисдикции государства;
4) о прогрессе, достигнутом в использовании прав.
Комитеты заранее информируют государства-участников о дате от-
крытия, продолжительности и месте проведения сессии, на которой
будут рассмотрены их доклады.
Перед началом каждой сессии Комитета специальная рабочая груп-
па готовит список вопросов, возникающих по докладу, который затем
утверждается Комитетом. Эти письменные вопросы направляются со-
ответствующим государствам заранее для того, чтобы они смогли бы
подготовить подробные и полные ответы на них. Обсуждение доклада
проходит в форме широкого диалога между членами Комитета и пред-
ставителем государства, чей доклад рассматривается. В этом диалоге
члены Комитета опираются на множество источников информации:
доклады других органов ООН в области прав человека и сделанные ими
выводы, аргументация докладчиков ООН по конкретным вопросам прав
человека или по положению в той или иной стране, информация спе-
циализированных учреждений ООН, а также доклады международных
неправительственных организаций и частных групп.
По результатам обсуждения Комитеты правомочны выносить в адрес
государств лишь общие замечания.
Две другие функции – это рассмотрение обращений одного государ-
ства с жалобой на другое, утверждающего о предполагаемом нарушении
последним своих договорных обязательств, и рассмотрение сообщений
частных лиц о предполагаемом нарушении их прав в своем государстве.
Индивидуальные жалобы предусмотрены факультативными проце-
дурами; это означает, что государство самостоятельно решает вопрос
о том, предоставит ли оно своим гражданам такое право или нет.
Жалоба, подаваемая в Комитеты, должна соответствовать опреде-
ленным условиям, так называемым условиям «приемлемости».
1. Жалоба должна быть подана от имени лица, находящегося под юрис-
дикцией государства – участника соответствующего договора и соот-
ветствующей факультативной процедуры.
2. Индивид должен исчерпать все внутренние средства правовой
защиты в своем государстве. Оценивая исчерпание индивидом всех
средств правовой защиты, Комитеты требуют детального указания
на то, какие средства были использованы и доступны петиционеру
и насколько они были эффективны.

39
Глава I. Международное право прав человека

3. Жалоба не должна быть уже рассмотренной или рассматриваться


в настоящее время в соответствии с правилами другой международной
процедуры.
4. Жалоба не должна представлять собой злоупотребление правом
на предоставление сообщений или быть несовместимой с положения-
ми соответствующего договора.
5. Жалоба не должна быть анонимной.
Требования, предъявляемые к экспертам Комитетов, также стан-
дартны. В состав Комитетов входят граждане от государств – участ-
ников соответствующих договоров.
Они избираются тайным голосованием сроком, как правило, на че-
тыре года и должны обладать:
1) высокими моральными качествами;
2) признанной компетенцией в области прав человека;
3) юридическим опытом.
Они выступают от своего имени, а не как представители государства.
При вступлении в должность делают торжественное заявление о том, что
будут исполнять свои обязанности беспристрастно и добросовестно.
При получении жалобы Комитет, рабочая группа или специальный
докладчик могут запросить у автора, а затем у государства дополни-
тельную информацию. Иногда Комитет может просить и о предостав-
лении государством временных мер защиты с целью предотвращения
нанесения невосполнимого ущерба жертве1.
Первый этап рассмотрения сообщения заключается в оценке его при-
емлемости. Только после того, как жалоба будет признана отвечающей
всем необходимым требованиям, Комитет рассмотрит ее по существу.
Признав жалобу приемлемой, Комитет направляет сообщение об этом
заинтересованному государству с предложением предоставить письменные
объяснения по существу вопроса, которые в том числе могут свидетель-
ствовать о принятии государством каких-либо мер. В отличие от иных
контрольных органов Комитет против пыток запрашивает информацию
не только у заинтересованного государства, но и у «специализированных
учреждений, заинтересованных органов ООН, межправительственных
региональных организаций и неправительственных организаций с кон-
сультативным статусом при ЭКОСОС» (правило Процедуры 622).

1
Такая ситуация возникла, например, в отношении приговоренных к смертной казни
на Ямайке. См. подробнее: Дело Пратт и Морган против Ямайки // Доклад Комитета
по правам человека. Генеральная Ассамблея ООН. Сорок четвертая сессия. 1989. С. 228.
2
Генеральная Ассамблея: Официальные отчеты. Сорок третья сессия. Доп. 46/А/43/46/.
Нью-Йорк, 1988.

40
§ 4. Система органов ООН по защите прав человека

Государство предоставляет эту информацию в течение определенно-


го периода, как правило, шести месяцев с момента получения уведом-
ления Комитета. Сообщение рассматривается в закрытом заседании,
где оценивается вся письменная информация, полученная от лица и за-
интересованного государства-участника. На заседании присутствуют
стороны, обладающие правом представлять свои письменные и устные
замечания, и представитель заинтересованного государства.
Документы, которые Комитеты используют в своей работе, носят
сугубо конфиденциальный характер. Приняв решение о том, было ли
допущено нарушение прав человека, Комитет излагает его заинтере-
сованным сторонам, т.е. индивиду и государству.
Выполнение государствами постановлений Комитетов свидетельст-
вует о юридической возможности таких органов обеспечить уже сей-
час, а также в будущем права и свободы отдельной личности. И хотя
деятельность международных органов оценивается в качестве ин-
дикатора, выявляющего недостатки в функционировании правовой
системы, нельзя отрицать объективных фактов: даже «соображения»
Комитетов являются для некоторых государств юридическим осно-
ванием для внесения изменений в законодательство и правоприме-
нительную практику.
Вместе с тем механизм осуществления контроля в области защиты
прав человека с помощью договорных органов неоднократно подвер-
гался критике. Доклады государств о принимаемых мерах в соответст-
вии с требованиями Конвенции представляются в Комитеты несвое-
временно, во многих документах информация носит поверхностный
характер и объективно не отражает положение дел с правами человека
в стране, многие доклады дублируют друг друга, создают определенные
трудности как для государств, так и для Комитетов.
В последние годы договорные органы достигли прогресса в согласо-
вании методов работы и изучении вопроса о том, каким образом мож-
но помочь государствам в осуществлении их основных обязательств
и выполнении их обязанностей, связанных с представлением докладов.
В марте 2006 г. Верховный комиссар по правам человека подгото-
вил концептуальный документ в развитие содержащегося в его плане
действий предложения относительно объединенного руководящего
договорного органа. Это предложение создает основу для изучения
вариантов осуществления реформы1.

1
См.: Доклад Генерального секретаря о работе ООН в 2006 году // Генеральная
Ассамблея. Официальные отчеты. А/61/1, 2006.

41
Глава I. Международное право прав человека

§ 5. Региональный международно-правовой
механизм защиты прав человека
§ 5. Правовой механизм защиты прав человека
Европейская система защиты прав человека. Совет Европы был учре-
жден в 1949 г. десятью западноевропейскими государствами. На сего-
дняшний день в нем состоит большинство европейских стран. Основ-
ной его задачей является создание единого европейского сообщества,
которое будет основываться на свободе, демократии, признании прав
человека и верховенства права. Для этих целей Совет вырабатывает
общие нормы для государств-участников, создавая единую правопри-
менительную практику. Деятельность Совета Европы в области прав
человека направлена на расширение и укрепление гарантий, включен-
ных в Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных
свобод, усовершенствование содержащегося в ней перечня прав, ус-
корение судебной процедуры и т.д.
После создания Совета Европы и в результате функционирования его
основных контрольных механизмов – Европейской комиссии по правам
человека и Европейского Суда по правам человека (а с ноября 1998 г. –
единого Европейского Суда по правам человека), утверждения основных
норм Конвенции о защите прав человека и основных свобод и других кон-
венций Совета Европы в национальных законодательствах европейских
стран, а также деятельности Совещания по безопасности и сотрудничеству
в Европе, других европейских организаций по защите прав человека мож-
но говорить о возникновении понятий «Европейские стандарты по защите
прав человека» и «Европейская система защиты прав человека»1.
Под Европейскими стандартами по защите прав человека пони-
маются признанные Европейским сообществом и закрепленные в его
документах юридические нормы, включающие все жизненно необходи-
мые права человека, а также механизмы их гарантии, защиты и обеспе-
чения на практике. В свою очередь Европейскую систему защиты прав
человека составляют действие и гарантии норм европейских конвенций
по правам человека, которые стали нормами национальных законо-
дательств европейских стран, а также непосредственная деятельность
Совета Европы, его контрольных органов, особенно Европейского
Суда по правам человека, по обеспечению выполнения европейских
конвенционных норм по защите прав человека.
Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод была
принята 4 ноября 1950 г. В Российской Федерации Конвенция вступила
1
Горшкова С.А. Стандарты Совета Европы по правам человека и российское зако-
нодательство. М., 2001. С. 14.

42
§ 5. Правовой механизм защиты прав человека

в силу 5 мая 1998 г. Конвенция – договор, согласно которому госу-


дарства – члены Совета Европы обязались гарантировать некоторые
основополагающие права человека всем лицам, находящимся под их
юрисдикцией. Ее важность обусловлена не только перечнем гарантируе-
мых прав, но особенно механизмами защиты, созданными в Страсбурге
для расследования предполагаемых нарушений и обеспечения выпол-
нения обязательств, предусмотренных Конвенцией. Основная роль
Конвенции состоит в том, чтобы дать личности гарантии соблюдения
ее прав с помощью наиболее развитых инструментов защиты.
В настоящее время ратификация Конвенции и признание права
частных лиц на подачу индивидуальных заявлений в соответствии
со ст. 34 и обязательная юрисдикция Европейского Суда по правам
человека в соответствии со ст. 19 – обязательные условия членства
в Совете Европы. Принимаемые Советом Европы протоколы к данной
Конвенции приобретают обязательную силу для государств после их
ратификации. Совет осуществляет постоянный контроль за реализа-
цией Конвенции как путем расширения перечня гарантируемых прав,
так и путем совершенствования действующих процедур.
Безусловно, ни сама Конвенция, ни предлагаемые ею процедуры
не предназначены для подмены национальных систем защиты прав
человека. Цель европейского механизма – предоставление индивиду
международных гарантий в дополнение к праву на возмещение ущерба,
существующее в конкретных государствах. Во всех государствах –
членах Совета Европы положения Конвенции стали частью внутри-
государственно-правовой системы, благодаря чему любое лицо может
подать в национальный судебный или иной орган иск или апелляцию,
основанные непосредственно на ее нормах.
Конвенция регламентирует право на индивидуальное обращение
граждан и других лиц из стран – участниц Совета Европы с жало-
бами в контрольные органы Конвенции, если их права нарушаются
на национальном уровне. В соответствии с изменениями, внесенными
в Конвенцию Протоколом № 11, Европейский Суд «может принимать
жалобы от любого физического лица, любой неправительственной
организации или любой группы частных лиц, которые утверждают, что
явились жертвами нарушения одной из Высоких Договаривающихся
Сторон их прав, признанных в настоящей Конвенции или в протоколах
к ней. Высокие Договаривающиеся Стороны обязуются никоим обра-
зом не препятствовать эффективному осуществлению этого права».
Конвенция постоянно дополнялась и изменялась путем принятия
протоколов к ней. В общей сложности в настоящее время к Конвенции

43
Глава I. Международное право прав человека

принято 14 протоколов, которые признают новые права и свободы


(Протоколы № 1, 4, 6 и 7), затрагивают вопросы процедуры (Протоколы
№ 3, 5, 8, 9–14) и наделяют Европейский Суд по правам человека очень
ограниченной консультативной компетенцией (Протокол № 2).
Европейская социальная хартия 1961 г. вступила в силу 26 февраля
1965 г. Она включает 19 основополагающих прав и социально-правовые
гарантии их реализации для всех лиц, находящихся под юрисдикцией
государств – членов Совета Европы. В частности, Хартия защищает
такие права, как право на труд (ст. 1) и справедливые условия труда
(ст. 2), право на справедливое вознаграждение (ст. 4), право на заклю-
чение коллективных и иных договоров (ст. 6), право детей и молодежи
на защиту (ст. 7), право работающих женщин на защиту (ст. 8), право
на социальное обеспечение (ст. 12), право на социальную и медицин-
скую помощь (ст. 13), право семьи на защиту (ст. 16) и др.
В 1988 г. к Хартии был принят Дополнительный протокол, который
увеличил число гарантируемых прав до 23, расширив список правами
на равные возможности и обращение в вопросах занятости независимо
от пола (ст. 1), на информацию и консультацию (ст. 2), участие в опре-
делении и улучшении условий труда и производственной среды (ст. 3)
и правом лиц пожилого возраста на социальную защиту (ст. 4). Второй
Дополнительный протокол, предусматривающий систему коллектив-
ных жалоб, был открыт для подписания 9 ноября 1995 г. и вступил
в силу 1 июля 1998 г.
Новая редакция Европейской социальной хартии, принятая в 1996 г.
и вступившая в силу 1 июля 1999 г., состоит из шести частей. Она вклю-
чает права, гарантированные Хартией 1961 г. и Протоколом 1988 г.,
процедуру контроля Хартии 1961 г., включая механизм подачи кол-
лективных жалоб, и вводит восемь новых прав (ст. 24–31).
Государственная Дума РФ 3 июня 2009 г. приняла закон о ратифи-
кации данной Конвенции.
Европейская конвенция по предупреждению пыток и бесчеловечного
или унижающего достоинство обращения или наказания 1987 г. вступи-
ла в силу 1 февраля 1989 г. Цель Конвенции – помощь европейским
государствам в усилении защиты лиц, лишенных свободы.
Конвенция предусматривает учреждение Европейского комитета
по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего досто-
инство обращения или наказания – внесудебного механизма воздейст-
вия с целью предупреждения возможных физических или моральных
злоупотреблений в отношении лиц, лишенных свободы (находящихся
в заключении), и эффективного надзора, контроля за обращением

44
§ 5. Правовой механизм защиты прав человека

с такими лицами. Состав этого органа формируется из представителей


государств – участников Конвенции.
Комитет обладает правом направлять членов Комитета и его экс-
пертов в любые места заключения либо содержания под стражей, нахо-
дящиеся на территории государства-участника, и при необходимости
на основе установленных в докладе фактов давать рекомендации заин-
тересованному государству. Для Российской Федерации Конвенция
вступила в силу в 1998 г.
В 1993 г. к Конвенции были приняты два протокола. Протокол № 1
предоставляет возможность присоединения к Конвенции по предупреж-
дению пыток государств, не являющихся членами Совета Европы, и со-
держит положения, изменяющие порядок формирования и функцио-
нирования Комитета по предупреждению пыток. Протокол № 2 вносит
изменения в порядок избрания и переизбрания членов этого Комитета.
Протоколы вступили в силу для Российской Федерации 1 марта
2002 г.
Европейская конвенция об осуществлении прав детей 1996 г. провоз-
глашает своей целью обеспечение в высших интересах детей их права
на предоставление им процессуальных прав и облегчение реализации
этих прав, а также осуществление контроля за тем, чтобы дети были ин-
формированы лично либо через других лиц, либо через другие органы
и им было позволено участвовать в судопроизводстве, затрагивающем
их интересы.
Согласно ст. 3 Конвенции ребенку, который в соответствии с внут-
ренним законодательством рассматривается как имеющий достаточный
уровень понимания, в процессе судопроизводства, затрагивающего его
интересы, должны быть предоставлены следующие права, о предос-
тавлении которых он сам может ходатайствовать:
a) получать всю необходимую информацию;
b) быть проконсультированным и выражать свое мнение;
c) быть информированным о возможных последствиях, связанных
с этим мнением, и о возможных последствиях любого решения.
На судебные органы, рассматривающие споры, затрагивающие
интересы детей, возлагаются в том числе следующие обязанности:
a) проверить, располагают ли они достаточной информацией, чтобы
принять решение в высших интересах ребенка, и в случае необходимо-
сти получить дополнительную информацию, в частности, от носителей
родительской ответственности;
b) в случае, если ребенок в соответствии с внутренним законодатель-
ством рассматривается как имеющий достаточный уровень понимания:

45
Глава I. Международное право прав человека

– обеспечить, чтобы ребенок получил всю необходимую инфор-


мацию;
– в соответствующих случаях проконсультировать ребенка лично,
либо через других лиц, либо через другие органы, если необходимо –
в частном порядке в форме, соответствующей его пониманию, за ис-
ключением случаев, при которых бы это явно противоречило высшим
интересам ребенка;
– позволить ребенку выразить свое мнение;
c) должным образом учитывать мнение, выраженное ребенком;
d) действовать незамедлительно, чтобы избегать любых излишних
промедлений. Процессуальные нормы должны обеспечивать быстрое ис-
полнение его решений. В случае срочной необходимости там, где это по-
требуется, принять решение, подлежащее немедленному исполнению;
e) в установленных внутренним законодательством случаях про-
изводить действия по собственной инициативе, если благополучию
ребенка угрожает серьезная опасность.
Российская Федерация подписала Конвенцию 10 мая 2001 г., но в на-
стоящее время она еще не вступила в силу.
Действующая в рамках Организации американских государств систе-
ма защиты прав человека обладает целым рядом особенностей по срав-
нению с региональной системой Совета Европы.
Прежде всего в основе функционирования межамериканской сис-
темы защиты прав человека лежат одновременно сразу три документа:
Устав Организации американских государств, Американская декла-
рация прав и обязанностей человека и Межамериканская конвенция
по правам человека.
Если в первом документе лишь содержится положение о том, что
«американские государства провозглашают основные права челове-
ческой личности без различия расы, национальности, убеждений или
пола», то два других целиком посвящены проблемам защиты и поощ-
рения прав и свобод человека.
Американская декларация прав и обязанностей человека по времени
принятия опередила на шесть месяцев даже Всеобщую декларацию
прав человека 1948 г. Таким образом, Американская декларация –
первый международный документ, в котором были провозглашены
основные политические, гражданские, экономические, социальные
и культурные права.
Наряду с достаточно обширным перечнем прав и свобод Американ-
ская декларация провозгласила также десять обязанностей человека,
среди которых обязанности:

46
§ 5. Правовой механизм защиты прав человека

– по отношению к обществу в целом;


– в отношении детей и родителей;
– получать образование;
– подчиняться закону;
– служить обществу и нации;
– платить налоги;
– воздерживаться от политической деятельности в иностранном
государстве;
– обязанность работать и др.
Ничего подобного в тексте документов Совета Европы нет.
Устав Организации американских государств 1948 г. содержит мини-
мум положений, касающихся прав и свобод человека, и формулирует
их в очень общих терминах.
Устав не определяет значение «фундаментальных прав личности»
и не устанавливает механизм их соблюдения и защиты.
Межамериканская конвенция по правам человека, принятая 22 ноября
1969 г. в ходе Второй специальной межамериканской конференции
в Сан-Хосе (откуда происходит и второе название данного договора –
Пакт Сан-Хосе) и вступившая в силу 18 июля 1978 г., является, как
и Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод,
многосторонним международным договором «закрытого типа»: правом
подписания, ратификации или присоединения к нему обладают только
государства – члены ОАГ.
К Конвенции было принято два протокола: первый, протокол Сан-
Сальвадора, регламентирует экономические, социальные и культурные
права; второй, еще не вступивший в силу, касается отмены смертной
казни.
Вступление Конвенции в силу в 1978 г. завершило 30-летний про-
цесс формирования в рамках Организации американских государств
региональной системы защиты прав человека. Таким образом, данный
процесс у американских стран отнял значительно больше времени,
нежели аналогичный в рамках Совета Европы.
Со вступлением в силу Межамериканской конвенции Комиссия
по правам человека в своей правоприменительной деятельности в от-
ношении государств – участников Конвенции руководствуется поло-
жениями последней, в то время как в отношении государств – членов
ОАГ, не ратифицировавших Конвенцию, Комиссия продолжает при-
менять положения Американской декларации.
Таким образом, создалась уникальная ситуация, когда в рамках одной
региональной системы защиты прав человека (межамериканской систе-

47
Глава I. Международное право прав человека

мы) действуют одновременно как бы две подсистемы: для одной базовым


документом выступает Американская декларация (документ юридически
необязательный), для другой – Межамериканская конвенция по правам
человека – договор, обязательный для государств-участников.
Следующей особенностью межамериканской системы является
то, что перечень прав и свобод, содержащийся в Межамериканской
конвенции, не выходит за пределы традиционных гражданских и по-
литических прав. Он, как и в Европейской конвенции, ýже того списка,
который закреплен в Международном пакте о гражданских и поли-
тических правах. Однако в то же время следует отметить, что этот
перечень прав в Межамериканской конвенции значительно шире, чем
в Европейской конвенции. В частности, в ней содержатся такие права,
как право на имя, права ребенка, право на гражданство или националь-
ность, право на равенство перед законом, право на убежище и др.
Наконец, в основе функционирования созданного в соответст-
вии с Конвенцией контрольного механизма (Комиссия и Суд) лежит
обязательное право любого лица или группы лиц, а также неправи-
тельственной организации, законно признанной в одном или более
государств – членов ОАГ, обращения в Межамериканскую комиссию
с жалобами на нарушения Конвенции государством-участником (ст. 44
Конвенции).
В отличие от Совета Европы право государства на подачу сообще-
ний в отношении другого в связи с нарушением последним своих обя-
зательств по Конвенции является факультативным. Оно накладывает
обязательства юридического характера и действует только в отношении
тех государств, которые сделали специальные заявления о признании
компетенции Комиссии по этому вопросу.
В соответствии со ст. 33 Конвенции полномочия по контролю за вы-
полнением обязательств, взятых на себя государствами-участниками,
возлагаются на Межамериканскую комиссию по правам человека
и Межамериканский суд по правам человека.
Африканская система защиты прав человека. Основой региональ-
ной системы защиты прав человека на африканском континенте слу-
жит разработанная и принятая в рамках Организации африканского
единства Африканская хартия прав человека и прав народов, цель
которой – содействие развитию уважения прав человека и их защита
на африканском континенте.
Как и Европейская конвенция, Хартия относится к договорам «за-
крытого» типа, текст Хартии был принят и открыт для подписания
27 июня 1981 г. на 19-й сессии Ассамблеи глав государств и прави-

48
§ 5. Правовой механизм защиты прав человека

тельств ОАЕ, проходившей в г. Найроби (Нигерия). Рассматриваемый


договор вступил в силу 21 октября 1986 г.
На сегодняшний день участниками Хартии является 51 государст-
во – член Африканского союза (Организация африканского единст-
ва была реорганизована в Африканский союз в 2001 г.). Подписали,
но не ратифицировали Хартию Эфиопия и Эритрея.
Еще одно африканское государство – Марокко – не является чле-
ном АС, что делает невозможным его участие в Хартии.
Таким образом, Африканская хартия – наиболее универсальный
региональный договор из трех региональных систем (европейской,
американской и африканской).
Особенность Африканской хартии состоит в том, что она отражает
политическую реальность континента, а также исторические традиции
африканских народов и ценности африканской цивилизации.
Африканскую хартию «следует... рассматривать в качестве уникаль-
ного документа не только для Африканского континента, но также
и в контексте все возрастающего числа региональных договоров в об-
ласти прав человека, адаптированных к особенностям нужд и интере-
сов тех регионов, в рамках которых они действуют».
К числу отличительных черт Хартии, которые в то же время пред-
ставляют и концептуальные новации в области международного права
прав человека, относятся:
1) признание наряду с правами человека прав народов («третье
поколение» прав человека);
2) признание неделимости прав человека, под которыми в Хартии
подразумеваются права политические, гражданские, экономические,
социальные и культурные;
3) признание права на развитие в качестве права человека;
4) провозглашение ряда основополагающих обязанностей, нала-
гаемых на человека в его отношениях с семьей, общиной, обществом,
государством, а также другими законно признанными образованиями
и международным сообществом;
5) ярко выраженный коллективистский (семья, община, народ) подход
к правам человека. Частное лицо должно, согласно концепции Хартии,
отдавать приоритет интересам общины. В качестве «ответного шага» об-
щина принимает на себя обязательства защищать права своих членов.
Азиатская система защиты прав человека. Азиатско-Тихоокеан-
ский регион является единственным из определенных Организацией
Объединенных Наций географических регионов, в котором отсутст-
вует собственная система защиты прав человека. Одна из очевидных

49
Глава I. Международное право прав человека

причин такого положения – отсутствие региональной политической


группировки такого типа, как ОАГ в Америке, Совет Европы в Европе
и т.д.1
Профессор Национального университета Сингапура М. Сорнарай-
яха, признавая большое значение международного права для будущего
развития азиатского региона, тем не менее считает, что государства
Азии «должны иметь достаточно сильную верховную власть для того,
чтобы способствовать защите своих интересов, а не следовать предпи-
саниям организаций, управляемых господствующими странами. Один
из основных постулатов западных представлений о демократическом
устройстве общества, провозглашающий приоритет индивидуальных
прав человека, не разделяется многими азиатскими государствами...
Азиатские проблемы, касающиеся развития и этнических вопросов,
отличаются от тех, которые стояли перед Европой. Поэтому их реше-
ние должно быть найдено самими жителями Азии»2.
Один из немногих документов в сфере защиты прав человека
в Азиатско-Тихоокеанском регионе – Азиатско-Тихоокеанская дек-
ларация прав человека и народов 1988 г. Она провозглашает право
на жизнь; право на мир и безопасность в своем коллективе, государ-
стве; право на достойное существование – материальное, духовное,
физическое – независимо от расы, пола, национальности, религии,
уровня развития; право на достойную среду обитания (сохранение
должного состояния окружающей среды на Земле – долг и обязан-
ность каждого индивида, народа и государства); право на развитие;
право быть свободным от насилия и страха. Ненасилие должно быть
основой организации человеческого сообщества на всех социальных
и политических уровнях.
Защита прав человека в исламе. Лига арабских государств (ЛАГ) –
международная организация, объединяющая более 20 арабских и дру-
жественных им неарабских стран. Создана 22 марта 1945 г. Высший
орган организации – Совет Лиги, в котором каждое из государств-чле-
нов имеет один голос, штаб-квартира Лиги находится в Каире. Пакт
об учреждении Лиги арабских государств вступил в силу в 1952 г.
Юридические, социальные и экономические нормы обществен-
ной жизни, в том числе и по правам человека, так детально описаны
в Коране и основанном на нем мусульманском праве, что могут быть

1
См.: Саидов А.Х. Международное право прав человека: Учебное пособие. М., 2002.
С. 159.
2
Sornarajah M. The Asian Perspective to International Law in the Age of Globalization //
Singapore Journal of International and Comparative Law. 2001. Vol. 5. P. 312.

50
§ 5. Правовой механизм защиты прав человека

сопоставлены с известными декларациями и хартиями. Всеобщая


исламская Декларация 1981 г. включает преамбулу и 23 статьи. В пре-
амбуле подчеркивается религиозный характер данного документа
и отмечаются божественное происхождение прав человека и божест-
венные санкции, лежащие в основе их обеспечения. Из божествен-
ного характера происхождения прав человека вытекает и то, что они
не могут быть ограничены, упразднены, нарушены властями, ассоциа-
циями или какими-либо другими институтами. В Декларации особо
подчеркивается обязанность мусульман содействовать установлению
исламского порядка, который должен характеризоваться гуманностью,
равенством, отсутствием дискриминации по признаку расы, цвета
кожи, пола и т.д.
Организация «Исламская конференция» (ОИК) – международная
организация исламских стран. Основана в 1969 г. на Конференции глав
мусульманских государств в Рабате с целью обеспечения исламской
солидарности в социальной, экономической и политической сферах,
борьбы против колониализма, неоколониализма и расизма и под-
держки Организации освобождения Палестины. Статус наблюдателей
имеют Босния и Герцеговина, Центрально-Африканская Республи-
ка, Российская Федерация, а также Национально-освободительный
фронт Филиппин Моро и ряд организаций (ООН, Движение непри-
соединения и др). Штаб-квартира организации находится в Джидде
(Саудовская Аравия).
Организация «Исламская конференция» является самой крупной
и наиболее влиятельной официальной правительственной мусульман-
ской международной организацией. В настоящее время она объединяет
57 стран с населением около 1,2 млрд человек.
В 1990 г. ОИК была принята Каирская декларация о правах чело-
века в исламе. Кроме традиционного для западного каталога набора
прав она включает право ребенка на заботу со стороны родителей, го-
сударства и общества; определяет получение знаний как обязанность,
а их предоставление со стороны государства – как долг; содержит ми-
нимальные гуманитарные права на случай вооруженного конфликта;
запрещает колониализм; захват заложников и т.д.
Содружество Независимых Государств. 26 мая 1995 г. государст-
ва – участники СНГ приняли Конвенцию СНГ о правах и основных
свободах человека. В Конвенции закреплен практически весь перечень
гражданских, политических, социально-экономических прав, пере-
численных во Всеобщей декларации прав человека и в международных
пактах о правах человека.

51
Глава I. Международное право прав человека

Вместе с тем нормы Конвенции имеют и определенную специфику,


связанную с учетом особых условий СНГ: прежде всего это касается га-
рантий прав женщин, прав на социальное и медицинское обеспечение1.
Согласно ст. 33 ничто в Конвенции не может истолковываться как
ограничение или ущемление любых из прав человека и основных свобод,
которые признаются и гарантируются согласно законодательству соот-
ветствующей страны, а также основополагающим международным до-
говором в области прав человека, участником которого она является.
Создан специальный орган по наблюдению за выполнением Кон-
венции – Комиссия по правам человека Содружества Независимых
Государств. Положение о Комиссии по правам человека 1993 г. явля-
ется неотъемлемой частью Конвенции.

§ 6. Защита прав человека


в системе международных судебных учреждений
§ 6. Защита прав человека в системе судебных учреждений
Ведущую роль в международном механизме защиты прав и свобод
человека играют международные судебные учреждения. Рассматривая
вопрос о праве человека на судебную защиту и его регламентации
в международном праве, нельзя обойти стороной «главный судебный
орган» международного сообщества – Международный Суд ООН. Ра-
зумеется, индивиды не обладают locus standi в Международном Суде
ООН, хотя подобная идея возникла достаточно давно и получила ши-
рокое распространение.
В практике Международного Суда ООН было довольно много кон-
фликтов, связанных с вопросами о правах физических или юридиче-
ских лиц: англо-норвежский рыбный промысел (решение от 18 декабря
1951 г.), где рассматривался вопрос о праве использования физически-
ми лицами чужих территориальных вод; дело Айа де ла Торе (решение
от 20 ноября 1950 г. и 13 июня 1951 г.) – спор о праве убежища между
Колумбией и Перу; дело Амбатьелос (решение от 1 июля 1952 г.) –
о выполнении обязательств по контрактам, заключенным частным
лицом с иностранным государством; американские граждане в Марок-
ко (решение от 27 августа 1952 г.) – регулирование государством прав
иностранцев на своей территории; дело Ноттебома (решение от 6 ап-
реля 1955 г.) – о возможностях применения дипломатической защиты;
дело о норвежских займах (решение от 6 июля 1957 г.) – о компенсации

1
См.: Международная и внутригосударственная защита прав человека: Учебное
пособие для вузов / Отв. ред. Р.М. Валеев, Р.Г. Вагизов. Казань, 2007. С. 557.

52
§ 6. Защита прав человека в системе судебных учреждений

держателям иностранных займов; дело об опеке несовершеннолетних


(решение от 28 ноября 1958 г.) – о применении Конвенции 1902 г.
об опеке несовершеннолетних и т.д.1
Основной характеристикой всех упомянутых дел можно считать
тот факт, что индивиды, как правило, играли в процессе достаточно
активную роль. Такие иски государства относятся к доктрине, в анг-
лийском языке выражаемой термином «espousal», на русский язык
его можно перевести как «доктрина участия». Доктрина участия берет
свое начало в практике Постоянной палаты международного пра-
восудия, и ее обоснование было выражено в следующем заявлении
Палаты: «Принимая дело от имени своих граждан в международном
суде, государство провозглашает свое право обеспечить уважение норм
международного права вместо своих граждан».
В частности, рассматривая дело Ла Гранд (Решение № 104 от 27 июня
2001 г.2), Международный Суд ООН сделал чрезвычайно важный вывод
о правах личности, установленных международными договорами. Суть
предъявленных Германией к США требований сводилась к следующе-
му: братья Ла Гранд, граждане Германии, были приговорены к смертной
казни в Аризоне за совершение ряда тяжких преступлений. Германия
узнала об обстоятельствах дела только восемь лет спустя, хотя согласно
Венской конвенции о консульских сношениях 1961 г. власти США
должны были известить Германию об этом деле во время ареста с целью
получения юридической помощи от германского консульства. Попытки
Германии поднять вопрос о несоблюдении Конвенции не увенчались
успехом. США сослались на доктрину «procedural default» – «нарушение
сроков процессуальных действий».
В итоге первый из братьев Ла Гранд был казнен в 1999 г., а за день
до казни второго брата Германия, исчерпав все попытки урегулиро-
вания вопроса по дипломатическим каналам, возбудила в Междуна-
родном Суде ООН дело о несоблюдении США Венской конвенции
о консульских сношениях.
В решении по данному делу Международный Суд ООН подтвер-
дил, что определенными международными договорами между госу-
дарствами создаются не только права и обязанности для последних,
но и индивидуальные права частных физических лиц.
И хотя Международный Суд не рассматривал ни одного дела, где
бы физическое лицо выступало в качестве истца или ответчика, тем
1
Краткое изложение практики Международного Суда ООН см., например: Тол-
стых В.Л. Деятельность международных юрисдикционных органов. Новосибирск, 1996.
2
http://www.icj-cij.org/icjwww/icjhome.htm.

53
Глава I. Международное право прав человека

не менее выносимые им решения достаточно серьезно сказываются


на формировании доктринальных и практических позиций в между-
народном праве.
Европейский Суд по правам человека был создан в 1959 г. в соответ-
ствии с Европейской конвенцией о защите прав человека и основ-
ных свобод. Увеличение нагрузки и количества жалоб, поступающих
в контрольные органы, не могло не сказаться на качестве их работы
и сроках рассмотрения жалоб. Учитывая такую ситуацию, 11 мая 1994 г.
члены Совета Европы приняли Протокол № 11 к Конвенции, который
предоставил право индивиду, неправительственным организациям
и группам лиц направлять жалобы (обращения) непосредственно в Суд.
Этот Протокол вступил в силу 1 ноября 1998 г. и стал обязательным
для государств – членов Совета Европы.
Согласно Протоколу единственным органом европейского пра-
восудия становится Суд, который действует на постоянной основе.
Новая система защиты прав человека с единым Европейским Судом
начала функционировать с 1 ноября 1998 г. Эта система призвана ра-
ционализировать действующий правозащитный механизм, сократить
процессуальные сроки и повысить уровень защиты прав человека.
Процедура рассмотрения индивидуальных обращений включает
ряд моментов, которые представляют собой основные стадии и осо-
бенности этого механизма. Прежде всего к ним можно отнести условия
приемлемости жалоб.
Статья 35 Конвенции о правах человека определяет, что жалоба,
которую Комиссия примет к рассмотрению, должна удовлетворять
следующим требованиям:
1) в соответствии с общепризнанными нормами международного
права физическим лицом должны быть исчерпаны все внутренние
средства защиты, причем с момента принятия окончательного внут-
реннего решения должно пройти не более шести месяцев;
2) жалоба не должна быть анонимной;
3) жалоба не должна быть повторной (т.е. уже рассмотренной Судом
или разбираемой в соответствии с правилами другой международной
процедуры), если не содержит новой относящейся к делу информации;
4) жалоба не должна быть несовместимой с положениями Конвен-
ции или представлять собой злоупотребление правом петиции.
Протокол № 14 добавляет новое условие приемлемости (п. b ст. 35):
Суд объявляет неприемлемой любую индивидуальную жалобу, подан-
ную в соответствии со ст. 34 Конвенции, если сочтет, что в результате
предполагаемого нарушения положений Конвенции или Протоколов

54
§ 6. Защита прав человека в системе судебных учреждений

к ней права петиционера нарушены незначительно или ему не при-


чинен существенный вред, а принцип безусловного соблюдения прав
человека, гарантированных Конвенцией и Протоколами к ней, не тре-
бует проверки жалобы по существу. Ни одна жалоба не может быть
отклонена на этом основании, если дело заявителя должным образом
не рассмотрено внутренним национальным судом.
Новое условие приемлемости, вводимое ст. 12 Протокола № 14
в § 3 (b) ст. 35 Конвенции, не распространяется на жалобы, признан-
ные приемлемыми до вступления в силу Протокола. В течение двух
лет после вступления настоящего Протокола в силу новое условие
приемлемости может быть применено только Палатами и Большой
палатой Суда.
Лицо, которое подает жалобу в Европейский Суд по правам чело-
века, называет себя жертвой нарушения прав, оговоренных в Кон-
венции. Подобный термин – «жертва» – касается индивидуальных
обращений, поскольку требование связывается с нанесением личного
ущерба заявителю. Иными словами, индивид не может подать жалобу
in abstracto, если лично в отношении его не было совершено непра-
вомерных действий.
Европейская конвенция также не допускает жалоб actio popularis –
подачи заявлений группой лиц в отношении одних и тех же фактов.
В подобных случаях каждый заявитель должен действовать отдельно
и самостоятельно доказывать тот факт, что он является жертвой в со-
ответствии со ст. 34 Конвенции.
Кроме того, в практике Комиссии и Суда фигурируют заявите-
ли, объявленные впоследствии «потенциальными» и «косвенными»
жертвами.
«Потенциальные» жертвы – это заявители, для которых угроза ущер-
ба, который, возможно, будет нанесен в будущем, является реальным
основанием для объявления этого лица жертвой в соответствии со ст. 34
Конвенции. Например, в странах, где гомосексуализм относится к уго-
ловно наказуемым деяниям, сами гомосексуалисты являются именно
«потенциальными» жертвами. Нарушение прав здесь заключается
во вмешательстве государства в личную жизнь своих граждан, если
речь идет о добровольной интимной связи.
«Косвенными» жертвами объявляются близкие родственники не-
посредственной жертвы, а также лица, имеющие иного рода тесные
отношения с непосредственной жертвой, или те, кто понес ущерб
в результате нарушения прав другого или заинтересован в прекраще-
нии нарушения. Для квалификации в качестве «косвенной» жертвы

55
Глава I. Международное право прав человека

необходимо, чтобы заявитель в петиции называл имя непосредст-


венной жертвы, которая также имеет возможность подать заявление
о нарушении собственных прав.
Европейским Судом был разрешен и вопрос о том, что человек не мо-
жет добровольно отказаться от своих основных прав, а потому не может
и утратить статус жертвы в соответствии со ст. 34 Конвенции.
Индивидуальные жалобы поступают в канцелярию нового Суда,
которая устанавливает все необходимые и первоначальные контакты
с заявителем и при необходимости запрашивает дополнительную ин-
формацию. На этой стадии сторонами подаются так называемые состя-
зательные бумаги и возможно применение предварительных судебных
мер – по просьбе стороны в деле или другого заинтересованного лица
либо по инициативе Палаты (ст. 39).
На любой стадии разбирательства Палата может направить одного
или нескольких своих членов или других членов Суда для выяснения
обстоятельств на месте или сбора доказательств. Возможно привлече-
ние независимых экспертов (ст. 42).
Затем заявление поступает к судье-докладчику, который передает
его или Палате в составе семи судей (для межгосударственных жа-
лоб – ст. 29), или Комитету в составе трех судей для решения вопроса
о приемлемости. В случае, если жалоба объявляется неприемлемой
единогласным решением, решение окончательно. Если в Комитете
нет единого мнения, то заявление будет рассматриваться Палатой
в составе семи судей (ст. 29), которые могут по просьбе сторон или
по своей инициативе провести слушания. В качестве альтернативы
Палата может предложить сторонам:
1) представить любые фактические данные, документы или другие
материалы, которые она сочтет имеющими отношение к делу;
2) уведомить государство-ответчика о необходимости предоставить
письменные объяснения по поводу жалобы;
3) представить дополнительные письменные объяснения.
Если Палата принимает дело к производству, она может предложить
сторонам представить дополнительные доказательства. Слушание
по существу проводится, если оно не проводилось на стадии рассмот-
рения вопроса о приемлемости. В порядке исключения Палата может
объявить, что исполнение ею своих функций не требует проведения
слушания. Слушание возможно как в письменной, так и в устной
форме. Палата может провести соответствующее слушание с высту-
плением сторон и возможностью привлечения к делу третьих лиц
(ст. 61). Стороны могут обратиться в Палату и с целью дружественного

56
§ 6. Защита прав человека в системе судебных учреждений

урегулирования. В соответствии с п. 2 ст. 38 Конвенции перегово-


ры о дружественном урегулировании являются конфиденциальными
и не наносят ущерба доводам сторон при разбирательстве спора (ст. 62).
Никакие письменные или устные сообщения, а также предложения или
уступки, сделанные в целях дружественного урегулирования, не могут
быть использованы в качестве ссылок или обоснований при разби-
рательстве спора. Если достичь урегулирования не удается, Палата
представляет свое решение.
В исключительных случаях по наиболее важным решениям (если
дело поднимает серьезный вопрос, касающийся толкования положений
Конвенции или Протоколов к ней; если решение может быть несовмес-
тимо с ранее вынесенным Судом постановлением) к делу подключа-
ется Большая палата Суда, состоящая из 17 судей. Палата сама может
постановить передать дело в Большую палату, когда она не собирается
следовать сложившейся практике Суда или когда затронут вопрос прин-
ципа. Такая процедура может быть проведена только при условии, что
ни у одной из сторон нет возражений (ст. 30 Конвенции).
Любая из сторон в исключительных случаях (ст. 73) может в тече-
ние трех месяцев, считая с даты вынесения Палатой постановления,
представить в Секретариат прошение о направлении дела в Большую
палату. Однако эта процедура касается только исключительных слу-
чаев, когда в деле поднимается вопрос относительно толкования или
применения Конвенции и Протоколов к ней или вопрос, представ-
ляющий общественный интерес.
Группа из пяти судей в Большой палате будет решать, допусти-
ма ли просьба о повторном слушании (ст. 43). Обоснование отказа
не требуется. Президент Суда, президенты Палат и судья, представ-
ляющий заинтересованное государство, будут иметь право участвовать
в заседании, для того чтобы обеспечить качество и преемственность
в прецедентной практике Суда. Они могут участвовать в повторном
рассмотрении наиболее важных дел (ст. 31).
Решение Палаты становится окончательным, если нет дальней-
шей возможности обратиться в Большую палату. Решение Большой
палаты окончательно и в настоящее время имеет обязательную силу
в международном праве.
Европейский Суд «не может отменить решение, вынесенное органом
государственной власти или национальным судом, не дает указаний
законодателю, не осуществляет абстрактный контроль национального
законодательства или судебной практики, не имеет права давать рас-
поряжения о принятии мер, имеющих юридические последствия. Суд

57
Глава I. Международное право прав человека

рассматривает только конкретные жалобы с тем, чтобы установить, дей-


ствительно ли были допущены нарушения требований Конвенции»1.
В соответствии с п. 1 ст. 46 Конвенции о защите прав человека
и основных свобод государства – участники Конвенции обязуются
исполнять окончательные решения Суда по делам, в которых они яв-
ляются сторонами. Окончательное решение Суда направляется Коми-
тету министров Совета Европы, который осуществляет надзор за его
исполнением (п. 2).
В рамках Европейской конвенции впервые решениям международ-
ного судебного органа был придан юридически обязательный характер
и впервые была установлена процедура систематического контроля
за их исполнением со стороны межправительственного органа. Коми-
тет министров является основным исполнительным органом Совета
Европы и в этом качестве решает все вопросы, связанные с деятель-
ностью организации (политические, административные, финансовые)
в различных сферах межгосударственного сотрудничества. Статья 46
Конвенции наделяет Комитет министров особой функцией надзо-
ра за исполнением решений Европейского Суда, и эту его функцию
не следует смешивать с другими аспектами деятельности Комитета
министров, так как здесь он формально выступает как орган Конвен-
ции. Заседания, специально посвященные контролю за исполнением
решений Суда (заседания DH), проводятся, как правило, каждые два
месяца, т.е. шесть раз в год. На практике Комитет министров иногда
рассматривает особо срочные вопросы, касающиеся исполнения ре-
шений, и на своих регулярных заседаниях.
Решение Европейского Суда в день его вынесения направляется
с сопроводительным письмом Секретариата Суда в Комитет минист-
ров (п. 3 правила 77 Регламента Суда). В соответствии с Регламентом
Комитета министров по применению п. 2 ст. 46 Конвенции как только
решение Суда, в котором установлено нарушение положений Евро-
пейской конвенции, становится окончательным (ст. 44 Конвенции),
оно выносится на повестку дня ближайшего заседания DH Комитета
министров (правило 2).
Государство-ответчик имеет представителя своего правительства
в Комитете министров, сам заявитель также обладает доступом, хотя
и ограниченным, к процедуре контроля за исполнением решений.
Несмотря на то что заседания Комитета министров проводятся при за-
крытых дверях, после каждого заседания его повестка дня публикуется
1
Европейский Суд по правам человека: Избранные решения: В 2 т. T. 1. M., 2000.
С. 21–22.

58
§ 6. Защита прав человека в системе судебных учреждений

вместе с аннотациями, содержащими информацию о ходе исполне-


ния всех рассмотренных решений. Комитет министров рассматривает
и обращения заявителя по вопросам выплаты денежной компенсации
и принятия мер индивидуального характера (п. (а) правила 6 Регла-
мента). Секретариат доводит такие обращения до сведения Комитета
(п. (b) правила 6 Регламента).
Решение Суда рассматривается Комитетом министров периодиче-
ски, с интервалами, как правило, не превышающими шесть месяцев
(их продолжительность зависит от срочности вопросов, связанных
с исполнением каждого судебного решения, – правило 4 Регламента),
до тех пор, пока он не сочтет решение исполненным и соответственно
не завершит его рассмотрение принятием окончательной резолюции
(правило 8 Регламента). Комитет министров может принимать на раз-
личных этапах контроля так называемые предварительные резолюции,
в которых он выражает позицию по различным вопросам, связанным
с исполнением решения Суда (правило 7 Регламента).
Следует отметить, что на практике Комитет министров крайне
редко прибегает к мерам политического или дипломатического дав-
ления, с тем чтобы обеспечить исполнение решения Европейского
Суда государством-ответчиком. В подавляющем большинстве случаев
Комитет министров служит местом для конструктивного обсуждения
мер, принятие которых необходимо для исполнения решений. Ко-
митет министров действует здесь как орган Конвенции, наделенный
функциями преимущественно юридического характера, что препят-
ствует политизации обсуждаемых проблем и способствует принятию
быстрых и эффективных решений.
Суд Европейского Союза (Европейских сообществ) длительное вре-
мя оставался единственным органом, осуществляющим правосудие
в Европейском Союзе. Однако большая загруженность потребовала
реформирования судебной системы и в настоящее время она выглядит
следующим образом.
Высшее звено судебной системы – Суд (Суд Европейского Союза),
действующий с 1952 г., с момента вступления в силу Договора о ЕОУС.
Суд Европейского Союза по общему правилу не рассматривает иски
к частным лицам, а равно к должностным лицам государств-участни-
ков, к его юрисдикции отнесены споры, затрагивающие Европейский
Союз в целом.
Исключение составляет категория исков к органам Европейского
Союза и их должностным лицам (так называемые административные
дела): в качестве заявителей могут выступать физические и юридиче-

59
Глава I. Международное право прав человека

ские лица независимо от гражданства и места проживания (нахожде-


ния), т.е. иностранные граждане и предприятия. Административные
дела включают два вида исков: об оспаривании решений и иски из про-
тивоправного бездействия.
Суд (Трибунал) первой инстанции, созданный в 1989 г. на основе
Единого европейского акта, действует как второй орган правосудия
в ЕС. Его юрисдикция определяется Решением Совета Европейского
Союза от 24 октября 1988 г. «Об учреждении Суда (Трибунала) первой
инстанции», которое во многом уже было пересмотрено и дополнено.
Трибунал имеет собственный процессуальный Регламент, правила кото-
рого обладают некоторыми особенностями по сравнению с Регламентом
Суда ЕС.
В основном иски, поданные частными лицами, рассматривает имен-
но Трибунал первой инстанции, а все остальные – Суд ЕС. Юрисдик-
ция Трибунала носит производный характер, поскольку к ней отнесены
дела, переданные из юрисдикции Суда ЕС. К ним относятся:
1) споры между Сообществом и его служащими (трудовые споры)
в соответствии со ст. 179 (ст. 236 н.н.) Договора о Европейском Союзе;
2) иски в связи с судебным контролем – об аннулировании актов
и в связи с бездействием, предъявленные частными лицами или ком-
паниями, в соответствии со ст. 33, 35 Договора о ЕОУС, ст. 173 (ст. 230
н.н.) и ст. 175 (ст. 232 н.н.) Договора о ЕС;
3) иски в связи с недоговорной ответственностью (из возмещения
вреда), предъявленные частными лицами и компаниями в соответствии
со ст. 178 (ст. 235 н.н.) Договора о ЕС;
4) иски в связи с контрактами, предъявленные частными лицами
и компаниями в соответствии со ст. 50, 57–66 Договора о ЕОУС, ст. 181
(ст. 237 н.н.) Договора о ЕС.
Если один и тот же вопрос затрагивается в двух делах, одно из ко-
торых находится на рассмотрении в Суде ЕС, а другое – в Трибунале
первой инстанции, то последний может приостановить рассмотрение
вопроса до принятия решения Судом ЕС. Если же Суд ЕС примет
решение о приостановлении дела, то производство в Суде первой
инстанции возобновляется.
Судебные палаты – это суды специальной юрисдикции по рассмотре-
нию отдельных категорий споров, созданные в соответствии с Ниццким
договором 2001 г. Решения судебных палат могут быть обжалованы в Суд
первой инстанции, а его решения в свою очередь в Суд ЕС.
Европейское право, закрепляя право индивида на судебную защиту,
устанавливает и ряд основополагающих процессуальных гарантий, на-

60
§ 6. Защита прав человека в системе судебных учреждений

личие которых повышает эффективность locus standi. Данные гарантии


относятся к общей концепции Суда Европейского Союза, называемой
«право на защиту»1.
1. Право быть заслушанным. Лицу, интересы которого существенно
затронуты в результате принятого органом власти решения, должна
быть предоставлена возможность сделать его точку зрения известной.
2. Право на юридическое представительство и конфиденциальный
обмен информацией между юристом и клиентом. Выполнение этого
требования предполагаетет соблюдение двух условий:
– обмен информацией должен служить целям обеспечения права
на защиту индивида;
– юрист должен быть практикующим адвокатом, а не работником
своего клиента.
Правомочия юриста выступать в Суде Европейского Союза зависят
от национального права. При прямых исках любой юрист, который
вправе представительствовать в национальном суде, может выступать
и в Суде ЕС.
По общему правилу при прямых исках выигравшая сторона может
ходатайствовать о возложении судебных издержек на проигравшую
сторону, исключение составляют трудовые споры в Сообществе, в ко-
торых наниматель всегда сам оплачивает издержки.
В случае неспособности оплаты индивид может обратиться в Суд ЕС
с ходатайством о юридической помощи. Если вопрос решается поло-
жительно, то финансовая служба Суда ЕС выплачивает необходимую
сумму. Однако Регламент Суда предусматривает, что в последующем
решении Суд может предусмотреть возврат суммы.
3. Право не свидетельствовать против себя. Редкая категория дел,
поскольку сам характер споров зачастую определяет положительную
сторону объяснений как для ответчиков, так и для истцов.
4. Право на выбор языка. При прямых исках заявитель имеет право
выбора языка. Однако если ответчиком является одно из государств-
членов, или частное лицо, или корпорация, имеющие национальность
какого-либо из государств-членов, языком дела будет официальный
язык этого государства.
Иски об оспаривании решений. Статья 230 предусматривает, что «лю-
бое физическое или юридическое лицо может обратиться на тех же
условиях с иском, оспаривающим решения, которые приняты персо-
нально в отношении этого лица, и решения, которые хотя и приняты
в форме регламента или решения, адресованного другому лицу, непо-
1
Хартли Т.К. Основы права Европейского Сообщества. М.; Будапешт, 1998. С. 142.

61
Глава I. Международное право прав человека

средственно и персонально затрагивают первое лицо». Частное лицо


имеет право оспорить адресованное ему решение только в том случае,
если это решение наносит ему ущерб или ущемляет его интересы 1.
Акт, не имеющий негативных последствий для его адресата, оспорен
быть не может.
Индивиды вправе предъявить иск в Суд ЕС, если речь идет об ос-
паривании только одного типа правовых актов – решений.
Толкование термина «решение», которого придерживается Суд
ЕС, прежде всего подчеркивает различие между формой акта и его
содержанием.
Суд Европейского Союза руководствуется именно материальным
смыслом термина «решение»: любой акт, который был принят в от-
ношении истца лично либо иного лица, может быть предметом иска,
предъявленного непривилегированным истцом, но только в том слу-
чае, если этот акт по сути является решением. Право на оспаривание
решения может быть реализовано в трех случаях:
1) решение принято в отношении истца. В тех случаях, когда оспари-
ваемый акт принят в форме решения, Суд презюмирует тот факт, что акт
назван правильно, и рассматривает лишь вопрос его персонификации;
2) решение имеет форму регламента;
3) решение принято в отношении другого лица.
В отдельную группу выделяются так называемые квазисудебные
решения Суда Европейского Союза. К этой группе относят иски об ан-
нулировании актов, основанных на четко сформулированных правилах
Сообщества, а потому окончательное решение во многом зависит от во-
просов факта и закона, нежели от дискреционных полномочий Суда.
При рассмотрении квазисудебных исков Суд Европейского Союза
придерживается более гибкой позиции по отношению к признанию
за истцом права на судебную защиту. Данная позиция основана на сле-
дующих особенностях указанных исков:
1) основная часть исков связана с оспариванием антимонопольного
и антидемпингового законодательства ЕС, в связи с чем общеобя-
зательность и форму регламента нельзя представить по-иному или
изменить;
2) жертва нарушения прав при рассмотрении квазисудебных ис-
ков с соблюдением всех определенных Судом критериев лишается
не только права на судебную защиту в принципе, но и на возможность
восстановления нарушенных прав;
1
Решение Суда ЕС от 15 марта 1967 г. по объединенным делам С-8-11 // 66. – Cimen-
terics C.B.R. с/ Commission. – Reс. Р. 93.

62
§ 6. Защита прав человека в системе судебных учреждений

3) вышеуказанное обусловливает применение Судом Европейского


Союза только критерия персонального и непосредственного обраще-
ния: «Каждому, кто имеет право подать жалобу, необходимо предоста-
вить возможность обжаловать решение, в соответствии с которым его
жалоба была отклонена. Таким образом… истец при состязательном
процессе считается лицом, в отношении которого решение имеет ха-
рактер персонального обращения, даже если это решение затрагивает
его так же, как и других членов неограниченной категории»1.
Иски из противоправного бездействия регламентированы ст. 175
(ст. 232 н.н.) Договора о Европейском Союзе.
Если бездействие Европейского парламента, Совета или Комиссии
влечет за собой нарушение настоящего Договора, государства-члены
и другие органы Сообщества могут обратиться с иском в Суд, чтобы
засвидетельствовать факт этого нарушения. Любое физическое лицо
может обратиться в Суд с жалобой, что орган Сообщества не прини-
мает в отношении этого лица акт, отличный от рекомендации или
заключения.
Условием подачи иска является соблюдение порядка предвари-
тельного обращения к заинтересованному органу с целью побудить
его принять необходимые действия. Если в течение двух месяцев
с момента подобного обращения данный орган не определил свою
позицию, то иск может быть предъявлен в течение последующих
двух месяцев.
Индивиды как непривилегированные истцы вправе предъявить иск
только тогда, когда ответчик бездействует в отношении принятия ад-
ресованных им актов, за исключением рекомендаций и заключений.
Межамериканский суд по правам человека функционирует с 3 сентяб-
ря 1979 г. в городе Сан-Хосе, Коста-Рика. Он состоит из семи судей,
граждан государств – членов Организации американских государств,
обладающих юридическим опытом, высокими моральными качест-
вами и признанным авторитетом в области прав человека. Основная
компетенция Суда подразделяется на два направления: во-первых,
Суд оказывает консультативную помощь в толковании и применении
Конвенции и других соглашений по правам человека; во-вторых, Суд
разрешает споры, касающиеся применения Конвенции.
Правом на судебную защиту в Межамериканском суде по правам
человека обладают государства и индивиды.
Все петиции должны направляться Комиссии, которая первона-
чально изучает их на предмет приемлемости. Критерии приемлемо-
1
GEMA v. Commission. Case 125/78 // The European Court Reports. 1979. № 3173.

63
Глава I. Международное право прав человека

сти петиции по Межамериканской конвенции в целом соответствуют


аналогичным требованиям по Европейской конвенции. В случае
признания жалобы приемлемой Комиссия проводит по ней рассле-
дование.
По итогам рассмотрения жалобы Межамериканская комиссия
составляет доклад, в котором содержится вывод о том, было ли до-
пущено нарушение Конвенции. Данный доклад Комиссия может
затем передать для рассмотрения в Межамериканский суд по правам
человека.
В общем плане функции Комиссии заключаются в поощрении прав
человека и их защите.
Для выполнения этих функций Комиссия наделена соответствую-
щими полномочиями:
1) представление правительствам государств – членов ОАГ соответ-
ствующих рекомендаций, касающихся совершенствования националь-
ного законодательства по вопросам прав человека, а также содействия
осуществлению и соблюдению провозглашенных в Межамериканской
конвенции прав человека;
2) подготовка докладов и исследований, которые Комиссия сочтет
необходимыми для выполнения своих функций;
3) рассмотрение жалоб на нарушения прав человека со стороны
государства – участника Конвенции и др.
Как видно из перечисления, Межамериканская комиссия выпол-
няет ряд функций, не свойственных бывшей Европейской комиссии
по правам человека по Европейской конвенции.
Правом передачи дела в Суд обладают только государства – участ-
ники Конвенции и Межамериканская комиссия.
Данное правило содержит несколько исключений, при наличии
которых Межамериканский суд принимает дело к своему рассмот-
рению:
1) когда национальное право (законодательство) не обеспечивает
защиту нарушенных прав;
2) когда сторона, права которой нарушены, не имеет доступа в на-
циональные суды для восстановления своих прав;
3) когда существует препятствие для вынесения финального реше-
ния национального суда.
Решения Суда по рассмотренным им делам обязательны для участ-
вующих в рассмотрении сторон и обжалованию не подлежат. По прось-
бе одной из сторон в деле Суд может дать толкование вынесенного им
решения.

64
§ 6. Защита прав человека в системе судебных учреждений

Право на обращение в суд (или процедура «amparo») было конкре-


тизировано Межамериканским судом по правам человека в Консульта-
тивном мнении ОС – 9/87 от 6 октября 1987 г. «Судебные гарантии»1.
Основываясь на ст. 8, 25 и 27 Американской конвенции по правам
человека, Суд отметил некоторые критерии, которым должно соот-
ветствовать право на судебную защиту, для того, чтобы признаваться
действительно эффективным.
Статья 25 Конвенции устанавливает основное правило, определяю-
щее процедуру «amparo»: «Каждый имеет право на прямое и быстрое
обращение или любое другое действенное обращение в компетентные
суды за защитой нарушенных основных прав, признанных Конвенцией
или законами государства или настоящей Конвенцией, даже если такое
нарушение могло быть совершено лицами, действующими в своем
официальном качестве».
Кроме того, процедура «amparo» устанавливает обязательство го-
сударств гарантировать, чтобы любое лицо, требующее таких средств
судебной защиты, имело на это право, установленное компетентными
властями, предусмотренное правовой системой государства.
Данная статья формулирует принцип, признанный в международ-
ном праве прав человека и касающийся эффективных процедурных
инструментов, призванных гарантировать соблюдение прав человека.
Именно поэтому судебная защита, обеспечиваемая в рамках ст. 25
Конвенции, относится к правам, не подлежащим ограничению в чрез-
вычайных ситуациях.
Анализируя право на судебную защиту в соответствии с нормами
Конвенции, Межамериканский суд по правам человека отмечает сле-
дующее.
1. Государства обязаны обеспечить эффективные судебные средства
защиты жертвам нарушений прав человека. Такая защита должна иметь
законодательное регулирование для гарантии свободного и полного
осуществления прав, закрепленных в Конвенции.
2. Следует подчеркнуть, что наличия лишь закрепленного в консти-
туции и законах права на судебную защиту недостаточно; это право
не только должно быть формально признано, но должна обеспечивать-
ся его эффективная реализация, включая восстановление нарушенных
прав. Причины же неэффективности могут быть различны: недос-
таток независимости судебных органов, необоснованные задержки

1
Консультативное мнение о судебных гарантиях // Inter-American Commission on
Human Rights, Annual Report for 1992–1993.

65
Глава I. Международное право прав человека

вынесения решения или иные причины, по которым жертва лишена


возможности иметь доступ к правосудию.
3. В обычной ситуации в стране вышеупомянутые положения имеют
силу в отношении всех прав, оговоренных в Конвенции. При чрезвы-
чайных обстоятельствах, безотносительно их масштаба и регламен-
тации во внутреннем законодательстве, право на судебную защиту
не может быть ограничено, поскольку Конвенция относит его к ка-
тегории прав, не подвергаемых ограничениям или приостановлению
в чрезвычайных ситуациях.
Межамериканский суд по правам человека подчеркивает, что про-
цедуры habeas corpus и amparo относятся к судебным средствам, являю-
щимся обязательными для защиты различных прав, и их ограничение
запрещено п. 2 ст. 27 Конвенции1, поскольку эти средства служат га-
рантией законности в демократическом обществе.
Рассматривая вопросы надлежащего отправления правосудия и пе-
речисляя основные принципы в данной сфере, Межамериканская
комиссия по правам человека называет среди них:
1) обеспечение неограниченного доступа к судам и юридическим
средствам помощи жертве нарушения прав;
2) обеспечение эффективности судебной защиты прав человека
и устранения препятствий к ее осуществлению;
3) обеспечение процессуальных гарантий судебной защиты обви-
няемого, защитника, свидетеля, потерпевшего и иных лиц в суде2.

Контрольные вопросы

1. Назовите основные этапы формирования международного права


прав человека.
2. Охарактеризуйте основные принципы и особенности междуна-
родного права прав человека.
3. Какие универсальные нормы, регламентирующие вопросы, свя-
занные с правами человека, вы знаете?
4. Назовите основные региональные соглашения в области прав
и свобод человека.
5. Перечислите основные функции Организации Объединенных
Наций в сфере защиты прав человека.

1
Консультативное мнение о судебных гарантиях. П. 33 // Inter-American Commission
on Human Rights, Annual Report for 1992–1993. P. 375–376.
2
Inter-American Commission on Human Rights, Annual Report for 1992–1993. P. 214–215.

66
§ 6. Защита прав человека в системе судебных учреждений

6. Что представляют собой «договорные органы» и каковы их ос-


новные полномочия?
7. Каковы особенности защиты прав и свобод индивида в между-
народных судебных учреждениях?

Литература

1. Алексеева Л.Б. Международные нормы о правах человека и при-


менение их судами РФ / Л.Б. Алексеева, В.М. Жуйков, И.И. Лукашук.
М., 1996.
2. Гомьен Д. Европейская конвенция о правах человека и Европей-
ская социальная хартия: право и практика / Д. Гомьен, Д. Харрис,
Л. Зваак. М., 1998.
3. Даниленко Г.М. Международная защита прав человека: Вводный
курс. М., 2000.
4. Дженис М. Европейское право в области прав человека. Практика
и комментарии / М. Дженис, Р. Кей, Э. Бредли. М.; Будапешт, 1997.
5. Карташкин В.А. Права человека в международном и внутригосу-
дарственном праве. М., 1995.
6. Международная и внутригосударственная защита прав человека /
Под ред. Р.М. Валеева, Р.Г. Вагизова. Казань, 2007.
7. Мовчан А.П. Международная защита прав человека. М., 1958.
8. Самович Ю.В. Международная судебная защита прав человека.
Казань, 2006.
9. Тиунов О.И. Международное гуманитарное право: Учебник для ву-
зов. М., 1999.
10. Энтин М.Л. Международные гарантии прав человека. Опыт
Совета Европы. М., 1997.
Глава II
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ

§ 1. Сущность международного права окружающей среды


Глава II. Международное право окружающей среды
§ 1. Сущность права окружающей среды

Окружающая среда для человечества является основой материаль-


ных и духовных благ, которая охватывает живые и неживые ресурсы,
такие как воздух, вода, почва, фауна и флора и т.д., а также взаимодей-
ствие между ними1. В литературе часто понятие «окружающая среда»
отождествляется с понятием «экология». Как известно, экология – это
отрасль биологии, изучающая взаимодействие животных, растений,
микроорганизмов между собой и с окружающей средой, в то время
как окружающая среда включает в себя:
– компоненты природной среды – землю, недра, почвы, поверхно-
стные и подземные воды, атмосферный воздух, растительный, живот-
ный мир и иные организмы, а также озоновый слой атмосферы и око-
лоземное космическое пространство, обеспечивающее в совокупности
благоприятные условия для существования жизни на Земле;
– природный объект – естественную экологическую систему, при-
родный ландшафт и составляющие их элементы, сохранившие свои
природные свойства;
– природно-антропогенный объект – природный объект, изме-
ненный в результате хозяйственной и иной деятельности, или объект,
созданный человеком, обладающий свойствами природного объекта
и имеющий рекреационное и защитное значение;
– антропогенный объект – объект, созданный человеком для обес-
печения его социальных потребностей и не обладающий свойствами
природных объектов.
Эти объекты и компоненты составляют систему окружающей среды.
Таким образом, термин «международное право окружающей среды»
является более точным, чем термин «международное экологическое
право».
1
Наиболее широкое понимание окружающей среды дает Европейская конвенция
о гражданской ответственности за ущерб, причиненный опасной для окружающей
среды деятельностью, 1993 г.

68
§ 1. Сущность права окружающей среды

Истощение озонового слоя, уничтожение лесов, загрязнение вод,


испытания ядерного оружия, войны, аварии на атомных электростан-
циях причиняют огромный вред окружающей среде и здоровью чело-
века. В связи с этим в современном мире защита окружающей среды
является одной из важнейших задач любого государства. Особенно
остро проблема обозначилась во второй половине XX в. в связи с на-
учно-технической революцией, бурным развитием новых технологий,
появлением и распространением новых видов вооружений, способных
повлечь масштабные вредные последствия или даже уничтожить все
живое на Земле.
В настоящее время угроза для окружающей среды сохраняется,
и прежде всего от самого человека. Загрязнение вод Мирового океа-
на наносит ущерб здоровью человека и рыбным запасам. Межрегио-
нальные проекты по строительству дамб, плотин, каналов, осушению
болот приводят к деградации мировых сельхозугодий, засухе и эрозии
почв во многих странах мира. Загрязнение воздуха наносит все бо-
лее ощутимый ущерб здоровью людей на нашей планете. Массовое
уничтожение лесов отрицательно сказывается на климате планеты
и сокращает биоразнообразие, генофонд. Серьезной угрозой здоро-
вью является истощение озонового слоя, защищающего от вредных
излучений Солнца. К катастрофическим изменениям в климате Земли
ведет «парниковый эффект», т.е. глобальное потепление в результате
растущих выбросов углекислого газа в атмосферу. Нерациональное ис-
пользование минеральных и живых ресурсов ведет к их истощению, что
опять-таки ставит проблему выживания человечества. Наконец, аварии
на предприятиях, связанные с выбросами радиоактивных и ядовитых
веществ в атмосферу, не говоря уже об испытаниях ядерного оружия,
причиняют огромный ущерб здоровью людей и природе. Большой
ущерб окружающей среде приносят вооруженные конфликты, о чем
свидетельствует опыт войн во Вьетнаме, Кампучии, Югославии, Пер-
сидском заливе, Ираке и т.д.
Согласно данным Международной стратегии ООН по уменьшению
опасности бедствий в 2008 г. в результате стихийных бедствий миллионы
жителей планеты погибли, получили травмы, были вынуждены покинуть
свои дома или испытали на себе другие последствия землетрясений,
тайфунов, штормов, наводнений, ураганов и засух, а экономические
убытки от стихийных бедствий составили 181 млрд долларов США.
В 2008 г. было зафиксировано 255 наводнений и штормов. Больше всего
от природных катастроф пострадали страны Азии. Так, в Китае в 2008 г.
их было 26, на Филиппинах – 20, в Индонезии – 16, в Индии – 10.

69
Глава II. Международное право окружающей среды

Изменения в системе с негативными процессами во всех сферах


окружающей человека среды побудили государства осознать проблему
охраны окружающей среды как глобальную проблему современности,
от решения которой зависит дальнейшее существование человечества.
Природа не признает государственных и административных границ,
соответственно, усилия одного или нескольких государств не могут
решить экологические проблемы и дать ощутимых результатов в дан-
ной области, где неизбежно требуется международное сотрудничество,
совместные согласованные действия государств и международных ор-
ганизаций на локальном, региональном и мировом уровнях. В Резолю-
ции 2994 (XXVII) от 15 декабря 1972 г. Генеральная Ассамблея объявила
5 июня Всемирным днем окружающей среды, который проводится
в целях углубления осознания общественностью необходимости со-
хранять и улучшать окружающую среду. Выбор этой даты обоснован
тем, что в этот день открылась Конференция ООН по проблемам ок-
ружающей человека среды (Стокгольм, 1972 г.).
Причины международного сотрудничества в области охраны ок-
ружающей среды таковы.
Во-первых, необходимость межгосударственного исследования
вопросов, связанных с механизмом воздействия человека на природу
и способами решения возникающих при этом проблем. Современная
наука пока не способна ответить на многие вопросы, связанные с ме-
ханизмом воздействия человека на природу и способами решения воз-
никающих при этом проблем. Требуются обширные и дорогостоящие
исследования, успех которых в немалой степени зависит от наличия
постоянно действующих глобальных и региональных систем обмена
научной информацией и экологического мониторинга. Примером
глобального экологического мониторинга является изучение и обоб-
щение экологической информации ЮНЕП (Программа ООН по ок-
ружающей среде) в докладах о состоянии окружающей среды. Такие
сборники и доклады, как UNEP YEAR BOOK (Ежегодник ЮНЕП) или
Global Environment Outlook 2000–2004 («Глобальные экологические
перспективы за 2000–2004 гг.»), в том числе привели к осознанию
в мире возникающих экологических проблем.
Во-вторых, необходимость в правовом регулировании отношений,
связанных с использованием и исследованием, а также охраной ок-
ружающей среды. Институциональное и договорное сотрудничество
является в настоящее время одной из основных эффективных форм
реакции международного сообщества государств на возникающие
экологические проблемы, способной адекватно реагировать на стреми-

70
§ 1. Сущность права окружающей среды

тельные изменения в состоянии окружающей среды и уровне научных


знаний о природе.
В-третьих, экологические проблемы связаны с проблемами эко-
номического развития и должны разрешаться с учетом социальных,
демографических и экономических факторов. Народы заинтересо-
ваны в справедливом обмене экономическими средствами жизни,
базирующимися в большинстве случаев на охране окружающей среды
и использовании природных ресурсов.
Главной целью охраны окружающей среды является в конечном
счете установление гармонии между развитием человечества и благо-
приятным состоянием окружающей среды.
В становлении международного права окружающей среды как от-
расли международного права выделяются следующие этапы (класси-
фикация носит условный характер)1.
Первый этап – до начала 50-х гг. XX в. – охватывает период фор-
мирования специфического круга общественных природоохранных
отношений и специфических норм, содержащихся в международных
договорах. Одними из первых были Конвенция о ловле устриц и ры-
боловстве у берегов Великобритании и Франции 1839 г., Конвенция
о судоходстве на Рейне 1868 г., Конвенция о защите птиц, полезных
для сельского хозяйства 1902 г., Конвенция о сохранении фауны и фло-
ры в естественном состоянии 1933 г. Первым крупным многосто-
ронним мероприятием считается Конференция по международной
охране природы, которая состоялась 17–19 ноября 1913 г. в Берне
(Швейцария) и в которой приняла участие Россия.
Второй этап (1950–1970) – это период зарождения международного
права окружающей среды путем придания международным сообщест-
вом государств (как на универсальном, так и на региональном уровнях)
значимости проблемам в сфере окружающей среды и заинтересован-
ности в выделении новой отрасли международного права.
В данный период проблема охраны окружающей среды превращает-
ся из научно-технической в крупную политическую и, соответственно,
происходит перемещение центра тяжести с международных неправи-
тельственных на межгосударственные программы и на деятельность

1
Например, проф. К.А. Бекяшев выделяет три этапа становления и развития меж-
дународного экологического права: 1839–1948 гг.; 1948–1972 гг.; 1972 г. – по настоящее
время. Первый этап увязывается с первыми попытками «цивилизованных» государств
разрешить региональные и локальные проблемы экологии, второй этап – с началом
деятельности ООН, третий этап знаменует проведение глобальных международных
конференций по данному вопросу.

71
Глава II. Международное право окружающей среды

международных межправительственных организаций по их обеспе-


чению и реализации.
На глобальном уровне ответственность в сфере охраны окружаю-
щей среды взяла на себя Организация Объединенных Наций, пре-
вратившись со временем во «всемирный форум по организации ме-
ждународной деятельности в области окружающей среды». Первая
экологическая акция ООН датируется 1949 г., когда в Лейк-Саксессе
(США) была проведена Международная научно-техническая конфе-
ренция по охране природы. В 60-е гг. в ООН наметилась тенденция
перехода от разрозненных, бессистемных мероприятий, связанных
с отдельными аспектами природопользования, к более комплекс-
ной деятельности, поставленной уже на постоянную основу. В этот
период экологические проблемы заняли свое место в повестке дня
многих специализированных учреждений ООН. Так, например, Все-
мирная организация здравоохранения начала заниматься вопросами
воздействия загрязняющих веществ на здоровье человека, Всемирная
метеорологическая организация – влиянием загрязнения атмосферы
на климат, Организация по вопросам продовольствия и сельского
хозяйства занялась изучением влияния экологической деградации
на производство продовольствия и проблемами чрезмерной эксплуа-
тации рыбных ресурсов, а ЮНЕСКО взяла на себя ответственность
за развитие научных знаний об окружающей среде. На региональном
уровне в 1968 г. Совет Европы принял два основополагающих акта
о контроле за загрязнением воды и атмосферы. ОАЕ приняла Афри-
канскую конвенцию об охране природы и природных ресурсов.
Третий этап (1970–1990) заложил основы сбалансированного и ком-
плексного подхода к решению на глобальном уровне всего спектра
экологических проблем. Международное право окружающей среды ока-
зывает влияние на внутреннюю политику государств, в национальных
приоритетах которых прежде отсутствовали вопросы охраны окружаю-
щей среды. Начали разрабатываться государственные экологические
программы, а также стали создаваться механизмы для их реализации.
В данный период произошел удивительный рост числа и разнообра-
зия инструментов международного экологического права. В большей
мере этот процесс происходил благодаря Стокгольмской конференции
1972 г. В Декларации Конференции ООН об окружающей человека
среде 1972 г. не только были заложены определенные принципы, боль-
шинство из которых были de lege ferenda, т.е. провозглашали, каким
должно стать право, а не констатировали его современное состояние,
но и были разработаны План мероприятий по охране окружающей

72
§ 2. Понятие и предмет права окружающей среды

среды из 109 пунктов, а также Резолюция, рекомендовавшая ООН


организационное и финансовое исполнение этого плана.
Четвертый этап (1990 г. – до настоящего времени) связан с приня-
тием и развитием концепции «устойчивого развития» и «экологической
безопасности» в МПОС. В качестве стратегии развития международ-
ного права окружающей среды на Конференции ООН по окружающей
среде и развитию, состоявшейся в Рио-де-Жанейро в 1992 г., принята
Концепция устойчивого развития. Через десять лет в 2002 г. на Все-
мирном саммите по устойчивому развитию (Йоханнесбург, ЮАР),
на котором подводились итоги выполнения решений конференции
в Рио-де-Жанейро, участники «Саммита Земли» вновь подтвердили
приверженность целям и задачам устойчивого развития, одобренным
на экологическом форуме в Рио-де-Жанейро. На современном этапе
проходит совершенствование и расширение международно-правово-
го регулирования отношений в области охраны окружающей среды
и предпринимаются попытки кодификации норм в МПОС.

§ 2. Понятие и предмет международного права


окружающей среды
§ 2. Понятие и предмет права окружающей среды
Международное право окружающей среды (МПОС) – это сово-
купность международно-правовых принципов и норм, регулирующих
отношения между государствами и другими субъектами международ-
ного права в сфере охраны окружающей среды, ее рационального ис-
пользования и воспроизводства в целях обеспечения экологической
безопасности и устойчивого развития.
Предметом МПОС являются межгосударственные и иные между-
народные отношения в сфере охраны и рационального использования
всех компонентов окружающей среды, которые находятся во взаимо-
связи и взаимозависимости и представляют единую систему. К ним
прежде всего относятся материковые экосистемы, растительный и жи-
вотный мир, недра, атмосферный воздух, Мировой океан, околоземное
космическое пространство и т.д. Указанные компоненты содержат
основные природные ресурсы, необходимые для человека.
Ключевым элементом международного права окружающей среды
является концепция «устойчивого развития»1. Понятие «устойчивое
развитие» было выработано с позиций экосистемного подхода, основу
1
Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН «Всемирная встреча на высшем уровне
по устойчивому развитию» (по докладу Второго комитета (A/57/532/Add.1)). ООН A/
RES/57/253.

73
Глава II. Международное право окружающей среды

которого составляет императив выживания человечества, помещаю-


щий экологическую проблематику в общем и концепцию «устойчивого
развития» в частности на уровень глобальных проблем. Как отметил
К. Аннан, «вся идея устойчивого развития… заключается в том, что
окружающая среда и развитие неразрывно связаны между собой»1.
В 1986 г. в Оттаве на Международной конференции по охране при-
роды и развитию были разработаны принципы по обеспечению ус-
тойчивого развития:
– сочетание сохранения природы и развития общества;
– удовлетворение основных потребностей человека;
– достижение равенства и социальной справедливости;
– обеспечение социального самоопределения и культурного раз-
нообразия;
– поддержание целостности экосистем.
Конференция ООН по окружающей среде и развитию в Рио-де-
Жанейро в 1992 г. провозгласила устойчивое развитие стратегическим
принципом общества, а фундаментальные принципы и программу
действий для достижения устойчивого развития закрепила в «Повестке
дня на XXI век», которая предусматривает проведение согласованных
действий для сочетания экономической, социальной и экологической
составных развития2. После конференции в Рио-де-Жанейро нача-
лось активное распространение концепции «устойчивого развития»
на международном (универсальном и региональном) и внутригосу-
дарственном уровнях.
Концепция экологической безопасности объединяет нормы ме-
ждународного права, направленные на обеспечение экологической
безопасности как основы международной безопасности, что признано
международным сообществом в соответствующих резолюциях Гене-
ральной Ассамблеи ООН от 5 декабря 1986 г. и 7 декабря 1987 г. Причем
защита и улучшение окружающей среды, рациональное использование
природных ресурсов тесно связаны с обеспечением международной
безопасности во всех ее аспектах.
Экологическая безопасность – это состояние защищенности че-
ловеческого общества, а также государства от угроз, возникающих
в результате антропогенных и природных воздействий на окружающую
среду. В экологическую безопасность входит система регулирования

1
Аннан К. О всемирной встрече на высшем уровне по устойчивому развитию в Йо-
ханнесбурге // http://summit.priroda.ru/index.php?9+&txt=K.Annen.html – 18.11.2004.
2
Доклад Конференции ООН по окружающей среде и развитию. Рио-де-Жанейро,
3–14 июня 1992 г. Т. 1. Нью-Йорк, 1993. С. 11.

74
§ 3. Принципы права окружающей среды

и управления, позволяющая прогнозировать, не допускать, а в случае


возникновения – ликвидировать развитие чрезвычайных ситуаций.
Существует два основных подхода к экологической безопасности.
1. Изменения в окружающей среде (ее деградация, истощение при-
родных ресурсов) прямо влияют на безопасность государства, так как
могут стать источником социальных конфликтов в результате недос-
татка возобновляемых ресурсов, массовых перемещений населения.
Глобальные проблемы (потепление климата, истощение озонового
слоя, уменьшение лесного покрова, деградация сельскохозяйственных
угодий) могут вызвать экономический упадок, политическую неста-
бильность, социальные трения.
2. Другая интерпретация экологической безопасности связана
с безопасностью индивида, а не государства, так как экологические
проблемы не имеют национальных границ. Охрана окружающей среды
сохраняет здоровье человечества.

§ 3. Принципы международного права окружающей среды


§ 3. Принципы права окружающей среды
Проблема уяснения принципов имеет существенное значение. Осо-
бенность принципов:
принципы (основные начала) предопределяют характер отрасли
международного права;
выявление принципов дает возможность ясно представить, на ка-
ких общих началах строится данная сфера международно-правового
регулирования;
понимание принципов МПОС позволяет четко уяснить характер
и взаимодействие других природоохранных норм, определить основ-
ные направления эволюции их совокупности;
выявление основополагающих принципов МПОС будет одно-
временно определять те институты, которые складываются в системе
международного права.
Международное право окружающей среды, являясь совокупностью
норм, регулирующих специфическую область отношений, представляет
собой часть общей системы международно-правового регулирования.
Основываясь на этом критерии, основные принципы, применимые
к международно-правовой охране окружающей среды, можно разде-
лить на две категории:
общепризнанные принципы международного права;
специальные принципы международного права окружающей
среды.

75
Глава II. Международное право окружающей среды

Специальные принципы международного права окружающей среды


Впервые принципы международного права окружающей среды
были обобщены в Декларации Стокгольмской конференции ООН
по проблемам окружающей среды в 1972 г. в виде сформулированных
26 принципов.
Следующим шагом систематизации международно-правовых прин-
ципов охраны окружающей среды и регулирования природопользова-
ния была Всемирная хартия природы, которая одобрена Резолюцией
от 28 октября 1982 г. Генеральной Ассамблеи ООН.
Принципы международного сотрудничества в области охраны ок-
ружающей природной среды изложены также в Декларации по окру-
жающей среде и развитию, принятой на Конференции ООН в июне
1992 г. в г. Рио-де-Жанейро (Бразилия). По правовому и смысловому
значению декларируемые принципы охраны окружающей среды мож-
но подразделить на девять групп: принципы, закрепляющие приоритет
прав человека на благоприятную окружающую среду и устойчивое
развитие; принципы, провозглашающие суверенитет государств на ис-
пользование природных ресурсов; принципы, характеризующие обя-
занности граждан в области охраны окружающей среды; принципы,
декларирующие ответственность в сфере охраны окружающей среды;
принципы, устанавливающие приоритеты в использовании природных
ресурсов; принципы, сориентированные на предотвращение загряз-
нения окружающей среды и других вредных воздействий на природу;
принципы охраны окружающей среды; принципы, обеспечивающие
право на информацию; принципы, устанавливающие обязательства
охраны окружающей среды в случаях вооруженных конфликтов.
Неофициальная кодификация специальных принципов междуна-
родного права окружающей среды была осуществлена МСОП в Меж-
дународном пакте по окружающей среде и развитию 1995 г., в котором
содержатся следующие принципы:
принцип обеспечения конституционных экологических прав
человека;
принцип недопустимости нанесения трансграничного ущерба;
принцип экологически обоснованного рационального исполь-
зования природных ресурсов;
принцип недопустимости радиоактивного заражения окружаю-
щей среды;
принцип защиты экологических систем Мирового океана;
принцип запрета военного или любого иного враждебного ис-
пользования средств воздействия на окружающую среду;

76
§ 4. Источники права окружающей среды

принцип обеспечения экологической безопасности;


принцип международной правовой ответственности государств
за ущерб, причиненный окружающей среде;
принцип предосторожности или предосторожного подхода1.
Приведенный перечень специальных принципов международного
права окружающей среды не является исчерпывающим в силу их разви-
тия. Различные авторы указывают и иные принципы международного
права окружающей среды.

§ 4. Источники международного права окружающей среды


§ 4. Источники права окружающей среды
К основным международно-правовым источникам МПОС отно-
сятся:
– обычаи;
– международные соглашения;
– резолюции и решения международных организаций и междуна-
родных конференций в области охраны окружающей среды и рацио-
нального использования природных ресурсов.
Важное значение играют нормы так называемого мягкого права,
которые могут превратиться в договорные или обычные международ-
но-правовые нормы (например, нормы содержащиеся в Стокгольм-
ской декларации Конференции ООН по окружающей человека среде
1972 г., во Всемирной стратегии охраны природы 1980 г., в Декларации
принципов Рио по окружающей среде и развитию 1992 г., в «Повестке
дня на XXI век» и др.).
Стратегией глобального сотрудничества в сфере охраны окружаю-
щей среды для достижения устойчивого развития является «Повестка
дня на XXI век», принятая на Конференции в Рио 1992 г. Она содержит
нормы «мягкого» права и определяет действия государств, междуна-
родных организаций, населения, их вклад в решение этих проблем.
Повестка содержит четыре раздела. Первый посвящен социально-
экономическим аспектам (в том числе вопросам окружающей сре-
ды и развития в процессе принятия решений); второй – сохранению
и рациональному использованию ресурсов в целях развития (включая
защиту атмосферы, борьбу с обезлесением, опустыниванием, засухой
и др.); третий – укреплению роли основных групп населения (женщин,
молодежи, различных категорий трудящихся); четвертый – различным
1
Подробный анализ принципов МПОС представлен М.Н. Копыловым. См.: Ко-
пылов М.Н. Введение в международное экологическое право: Учебное пособие. М.:
РУДН, 2007.

77
Глава II. Международное право окружающей среды

средствам осуществления (в том числе финансовым ресурсам и ме-


ханизмам, организационно-правовым средствам решения проблем
охраны окружающей среды).
На этапе становления данной отрасли широко применялись обычные
нормы (например, один из признанных обычаев был основан на принци-
пе непричинения ущерба окружающей среде соседнего государства).
В настоящее время право окружающей среды является преимуще-
ственно договорным. Процессы договорного сотрудничества осуще-
ствляются по двум направлениям:
– во-первых, принимаются договорные нормы, имеющие решаю-
щее значение в межгосударственном общении в сфере охраны окру-
жающей среды и рационального ее использования;
– во-вторых, заключаются международные соглашения по объек-
там и компонентам окружающей среды, в глобальном регулировании
которых заинтересовано все человечество.
В МПОС по сфере действия можно выделить:
– универсальные договоры (Конвенция по предотвращению загряз-
нения моря нефтью 1954 г., Конвенция относительно вмешательства
в случае аварий, приводящих к загрязнению нефтью, 1969 г., Конвенция
о водно-болотных угодьях, имеющих международное значение глав-
ным образом в качестве местообитания водоплавающих птиц, 1971 г.,
Конвенция ЮНЕСКО об охране всемирного культурного и природного
наследия 1972 г., Конвенция по предотвращению загрязнения моря
сбросами отходов и других материалов 1972 г., Конвенция о предот-
вращении загрязнения с судов 1973 г., Конвенция о международной
торговле видами дикой фауны и флоры, находящимися под угрозой ис-
чезновения, 1973 г., Конвенция о запрещении военного и любого иного
враждебного использования средств воздействия на природную среду
1977 г., Конвенция о трансграничном загрязнении воздуха на большие
расстояния 1979 г., Конвенция о мигрирующих видах диких животных
1979 г., Конвенция об охране морских живых ресурсов Антарктики
1980 г., Конвенция о защите озонового слоя Земли 1985 г., Конвен-
ция о биологическом разнообразии 1992 г., Рамочная конвенция ООН
об изменении климата 1992 г., Конвенция о стойких органических
загрязнителях 2001 г., Международное соглашение по тропической
древесине 2006 г. и др.);
– региональные (локальные) договоры. В их числе: конвенции и со-
глашения о сохранении запасов анадромных видов рыб в северной части
Тихого океана 1992 г., о защите Черного моря от загрязнения 1992 г.,
о защите морской среды района Балтийского моря 1974 г., о сохранении

78
§ 4. Источники права окружающей среды

белых медведей 1973 г., по сохранению европейской живой природы


и естественных сред обитания 1979 г., о взаимодействии в области
экологии и охраны окружающей природной среды 1992 г. и др.
В зависимости от предмета (объекта) регулирования выделяются
договоры: по охране океана, водной среды, воздушной среды, око-
лоземного и космического пространства, животного и растительного
мира, по экологическим аспектам военной деятельности и т.д.
Среди решений международных организаций ряд важных резо-
люций природоохранного значения были приняты Генеральной Ас-
самблеей ООН. Особое место среди них занимает Всемирная хартия
природы (резолюция 37/7 от 28 октября 1982 г.), которая представляет
собой свод принципов для руководства в ходе осуществления любой
деятельности, способной оказать воздействие на окружающую среду.
Положения Хартии впоследствии были закреплены в некоторых меж-
дународных соглашениях и законодательстве ряда государств.
Национальное законодательство Российской Федерации в области
охраны окружающей среды в настоящее время становится своеобраз-
ным продолжением международного сотрудничества в данной сфе-
ре, при этом связь международного и внутригосударственного права
не является односторонней.
Общепризнанные принципы и нормы, а также международные
договоры РФ в сфере охраны окружающей среды являются составной
частью правовой системы России, а взаимодействие международного
и национального права складывается по нескольким направлениям.
Во-первых, Федеральный закон от 10 января 2002 г. № 7-ФЗ «Об ох-
ране окружающей среды» (в ред. Федерального закона от 30 декабря
2008 г.) содержит положения, согласно которым международные дого-
воры непосредственно регулируют внутренние отношения. Согласно
п. 4 ст. 2 данного закона «отношения, возникающие в области охраны
окружающей среды как основы жизни и деятельности народов, про-
живающих на территории Российской Федерации, в целях обеспе-
чения их прав на благоприятную окружающую среду, регулируются
международными договорами Российской Федерации, настоящим
Федеральным законом, другими федеральными законами и иными
нормативными правовыми актами Российской Федерации, законами
и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской
Федерации». Данная формулировка призвана облегчить понимание
и применение данного закона. Но на самом деле договорные нормы
регулируют внутренние отношения не непосредственно, а будучи за-
конодательно включенными в правовую систему страны, действуют

79
Глава II. Международное право окружающей среды

как часть этой системы. Это подтверждается и положением п. 1 ст. 82


Федерального закона «Об охране окружающей среды» о непосредст-
венном применении международных договоров: «Международные
договоры Российской Федерации в области охраны окружающей сре-
ды, не требующие для применения издания внутригосударственных
актов, применяются к отношениям, возникающим при осуществлении
деятельности в области охраны окружающей среды, непосредственно.
В иных случаях наряду с международным договором Российской Фе-
дерации в области охраны окружающей среды применяется соответ-
ствующий нормативный правовой акт, принятый для осуществления
положений международного договора Российской Федерации».
Во-вторых, в Федеральном законе «Об охране окружающей среды»
закреплены принципы международного сотрудничества РФ в данной
сфере, которые соответствуют принципам международного права окру-
жающей среды. Согласно ст. 81 Федерального закона «Российская Фе-
дерация осуществляет международное сотрудничество в области охраны
окружающей среды в соответствии с общепризнанными принципами
и нормами международного права и международными договорами
Российской Федерации в области охраны окружающей среды».
В-третьих, в ряде законов имеются отсылки к международным дого-
ворам РФ, что свидетельствует о совместном применении национальных
и международных норм. Например, Федеральный закон от 4 мая 1999 г.
«Об охране атмосферного воздуха» неоднократно ссылается на нормы
международного права, имея в виду, в частности, их приоритет в облас-
ти использования и охраны атмосферного воздуха (ст. 33), а также их
особую роль применительно к обеспечению проведения мероприятий
по уменьшению выбросов вредных (загрязняющих) веществ в атмо-
сферный воздух (ст. 20).
В-четвертых, на федеральном уровне в России принимаются специ-
альные акты о порядке реализации договоров. Например, постоянный
представитель РФ при ООН В.И. Чуркин на неформальных тематических
дебатах по климату в рамках Генеральной Ассамблеи ООН (Нью-Йорк,
31 июля – 1 августа 2007 г.) заявил: «Россия намерена выполнять… обя-
зательства в течение действия Киотского протокола до 2012 г. Для этого
у нас имеются все необходимые инструменты, включая соответствующую
нормативно-правовую базу» (Федеральный закон от 4 ноября 2004 г.
№ 128-ФЗ «О ратификации Киотского протокола к Рамочной конвенции
Организации Объединенных Наций об изменении климата», постанов-
ление Правительства РФ от 28 мая 2007 г. № 332 «О порядке утверждения
и проверки хода реализации проектов, осуществляемых в соответствии

80
§ 5. Международные организации и охрана окружающей среды

со статьей 6 Киотского протокола к Рамочной конвенции ООН об изме-


нении климата», приказ Минэкономразвития РФ от 14 октября 2008 г.
№ 331 «Об утверждении формы паспорта проекта, осуществляемого
в соответствии со статьей 6 Киотского протокола к Рамочной конвен-
ции ООН об изменении климата», приказ Минэкономразвития РФ
от 14 марта 2008 г. № 70 «Об утверждении перечня независимых эксперт-
ных организаций», приказ Минэкономразвития РФ от 15 августа 2008 г.
№ 248 «Об утверждении типовых целевых показателей эффективности
проектов и их предельных значений», приказ Минэкономразвития РФ
от 20 декабря 2007 г. № 444 «Об утверждении методических указаний
по рассмотрению проектной документации» и другие документы).
В-пятых, международно-правовые нормы обязывают Россию вос-
полнять пробелы в правовом регулировании отношений по использо-
ванию и охране окружающей среды на национальном уровне и обеспе-
чивают возможность защиты государством своей окружающей среды
на международном уровне.

§ 5. Международные организации
и их роль в сфере охраны окружающей среды
§ 5. Международные организации и охрана окружающей среды
Ведущая роль в развитии МПОС принадлежит международным ор-
ганизациям. Особое место занимает ООН в лице ее основных органов,
вспомогательных органов и специализированных учреждений. В своей
области занимаются вопросами охраны окружающей среды: Органи-
зация ООН по промышленному развитию (ЮНИДО); Организация
ООН по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО) (на-
пример, под эгидой ЮНЕСКО были разработаны два важнейших уни-
версальных соглашения: Парижская конвенция об охране всемирного
культурного и природного наследия и Рамсарская конвенция о водно-
болотных угодьях); Международное агентство по атомной энергии
(МАГАТЭ); Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ); Продо-
вольственная и сельскохозяйственная организация (ФАО) и др.
Экологическая проблематика получила отражение в работе Ко-
миссии международного права (вспомогательного органа Генеральной
Ассамблеи ООН, одной из задач которой является содействие прогрес-
сивному развитию международного права и его кодификации (ст. 13
Устава ООН)) в виде принятия:
1) проекта статей об ответственности государств (ст. 19 предусмат-
ривает намеренное и серьезное загрязнение окружающей среды в ка-
честве наиболее тяжкого международного правонарушения);

81
Глава II. Международное право окружающей среды

2) проекта статей о предотвращении трансграничного ущерба от опас-


ных видов деятельности;
3) проекта кодекса преступлений против мира и безопасности че-
ловечества (к числу военных преступлений ст. 20 проекта относит
не оправданное военной необходимостью причинение обширного
и серьезного ущерба окружающей среде);
4) проекта статей о международной ответственности за вредные
последствия действий, не запрещенных международным правом;
5) проекта статей по праву ненавигационных видов использования
международных водотоков. На основании этого проекта под эгидой
ООН в 1997 г. была заключена соответствующая универсальная Кон-
венция;
6) проекта статей по праву трансграничных водоносных горизонтов
(Доклад Комиссии международного права на Шестидесятой сессии
в 2008 г.). Члены Комиссии международного права не раз заявляли
о своем намерении заняться правовым регулированием вопросов, свя-
занных с природными ресурсами, в частности замкнутыми трансгранич-
ными грунтовыми водами, нефтью и газом. Юристы-международники
взяли на вооружение постепенный подход, начав с грунтовых вод.
Особо заслуживает внимание Глобальный экологический фонд, кото-
рый выступает в качестве международного финансового механизма,
обеспечивающего ресурсную базу для оказания содействия государ-
ствам в осуществлении проектов, способствующих решению проблем
окружающей среды общепланетарного значения. Данный Фонд был
учрежден в 1991 г. по инициативе Всемирного банка, Программы
развития ООН и Программы ООН по окружающей среде. Членство
в нем открыто для любого государства – члена ООН или ее спецучре-
ждений. В настоящее время членами ГЭФ являются 178 государств,
в том числе Россия. С 1991 г. Фондом предоставлено в общей сложно-
сти 7,4 млрд долларов в грантах и 28 млрд долларов США совместно
с другими организациями для поддержки почти 2 тыс. проектов в 160
развивающихся странах и странах с переходной экономикой.
На 10-й специальной сессии Совета управляющих Программы
ООН по охране окружающей среды (ЮНЕП)/Глобального министер-
ского экологического форума 21 февраля 2008 г. было отмечено, что
по линии Фонда в настоящее время в России реализуются 24 проекта,
в основном в сферах биоразнообразия, изменения климата, охраны
трансграничных вод и защиты озонового слоя. Общая сумма финан-
сирования по этим проектам составляет порядка 168 млн долл. Рос-
сия также участвует в реализации 19 двусторонних и многосторонних

82
§ 5. Международные организации и охрана окружающей среды

проектов ГЭФ с общим объемом выделенных средств в размере более


100 млн долл.
На региональном уровне заслуживает внимания деятельность Евро-
пейской экономической комиссии ООН, которая первой в системе ООН
занялась рассмотрением экологических проблем (первое природо-
охранное соглашение под эгидой ЕЭК было заключено еще в 1958 г.).
К числу наиболее значительных достижений ЕЭК относятся Женев-
ская конвенция о трансграничном загрязнении воздуха на большие
расстояния 1979 г., Конвенция об оценке воздействия на окружающую
среду в трансграничном контексте 1991 г. и др.
В области охраны атмосферы Конвенция 1979 г. явилась первым
юридически обязательным документом, заключенным на широкой
региональной основе. Более того, на сегодняшний день Женевская
конвенция служит одним из редких примеров действенного при-
родоохранного соглашения: с момента вступления в силу в 1983 г.
она была расширена путем принятия протоколов, устанавливавших
темпы и объемы сокращения государствами-участниками выбросов
загрязняющих веществ. В результате, согласно данным на 1994 г., осу-
ществление Конвенции оказало значительное воздействие на общее
уменьшение выбросов серы и на стабилизацию выбросов оксидов
азота в регионе ЕЭК.
Существенную роль в защите окружающей среды играет сотрудни-
чество в рамках СНГ. Эта задача поставлена Уставом СНГ и подтвер-
ждена многими другими актами. В рамках Содружества приняты такие
базовые соглашения, как Соглашение о взаимодействии в области
гидрометеорологии (1992 г.), Соглашение о взаимодействии в области
экологии и охраны окружающей среды (1992 г.), Соглашение о взаи-
модействии в области предупреждения и ликвидации последствий
чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера (1993 г.),
Соглашение стран СНГ о сотрудничестве в области экологического
мониторинга (1999 г.), Соглашение о сотрудничестве в области обес-
печения промышленной безопасности на опасных производственных
объектах (2001 г.) и ряд других нормативных правовых актов.
Актуальной в странах Содружества является проблема обеспече-
ния технологической и производственной безопасности, связанная
с критическим износом основных фондов, размещением производств
в непосредственной близости от населенных пунктов, устаревшими
технологиями и т.д.
В целях предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций
природного и техногенного характера осуществляется тесное и плодо-

83
Глава II. Международное право окружающей среды

творное взаимодействие министерств и ведомств стран Содружества


в работе:
– Межгосударственного совета по чрезвычайным ситуациям при-
родного и техногенного характера (организация системы экстренной
помощи государствам СНГ в случае возникновения чрезвычайных
ситуаций, которые носят трансграничный характер);
– Межгосударственного совета по гидрометеорологии (взаимо-
действие в прогнозировании и предупреждении о циклонах, штормах,
ураганах, грозовых шквалах, пылевых бурях, засухах, ливнях, наводне-
ниях, внезапном понижении температуры воздуха, снегопадах, граде,
снежных лавинах и т.д.);
– Межгосударственного совета по промышленной безопасности
(технологическая и производственная безопасность, состояние про-
изводственных фондов);
– Межгосударственного экологического совета (природопользо-
вание и экологическая безопасность).
К приоритетным направлениям деятельности СНГ в области пре-
дупреждения чрезвычайных ситуаций природного и техногенного
характера, ликвидации их последствий, обеспечения гидрометеоро-
логической и экологической безопасности относятся:
– совершенствование взаимодействия и повышения боевой готов-
ности подразделений Корпуса сил СНГ для ликвидации последствий
чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, орга-
низации и проведения совместных учений и тренировок;
– создание научных основ, направленных на дальнейшее развитие
взаимодействия по предупреждению и ликвидации чрезвычайных
ситуаций и смягчению их последствий;
– дальнейшее развитие взаимодействия органов отраслевого со-
трудничества в области совместной деятельности по борьбе с чрезвы-
чайными ситуациями природного и техногенного характера;
– реализация Концепции гидрометеорологической безопасности
государств – участников СНГ, предусматривающей принятие совмест-
ных мер по защите граждан и экономики стран Содружества от опасных
природных явлений гидрометеорологического характера, глобальных
изменений погодно-климатических условий, других неблагоприятных
гидрометеорологических и гелиогеофизических процессов;
– взаимодействие в оценке и прогнозе возможных климатических
изменений, которые имеют особую важность для разработки и приня-
тия мер по предотвращению антропогенного воздействия на климат
и адаптации экономики к его изменениям;

84
§ 5. Международные организации и охрана окружающей среды

– консолидация усилий государств – участников СНГ в области


трансграничного переноса вредных веществ;
– согласованное уменьшение негативного воздействия окружающей
среды на здоровье человека;
– совместное решение глобальных проблем экологического ха-
рактера в области природопользования, поддержание на территории
государств – участников СНГ биологического разнообразия флоры
и фауны.
Вопросы защиты окружающей среды все больше выдвигаются на первый
план в деятельности ЕС. Значимым моментом является включение
экологической политики и защиты окружающей среды в проект Кон-
ституции ЕС.
В ЕС выработана единая экологическая политика, которая в свою
очередь является основой для разработки общеевропейского законо-
дательства по охране окружающей среды и рациональному использо-
ванию природных ресурсов. Ее начало было положено на Парижском
совещании глав государств и правительств Европейского экономи-
ческого сообщества в 1972 г., на котором была принята декларация,
ставшая концептуальным обоснованием общей европейской эколо-
гической политики.
Экологическая политика ЕС характеризуется:
– своим динамизмом, учетом общественных потребностей и ин-
тересов его членов;
– тем, что она связана с принятием и реализацией программ дей-
ствий по окружающей среде, на основе которых были подготовлены
нормативные акты Европейского сообщества по охране окружающей
среды, например Программа «Окружающая среда 2010: наше будущее,
наш выбор». Она охватывает период с 2001 по 2010 г. и определяет
следующие задачи:
ослабление и замедление изменения климата и глобального по-
тепления;
защита среды обитания, дикой фауны и флоры;
решение проблем, связанных с охраной окружающей среды и здра-
воохранением;
сохранение природных ресурсов и утилизация отходов.
На протяжении всего времени действия этой программы и пяти
предшествующих ей программ, когда в течение более чем 30 лет уста-
навливались стандарты, ЕС выработал комплексную систему охраны
окружающей среды. Спектр разрешаемых проблем чрезвычайно ши-
рок: шумовое загрязнение, отходы, защита среды обитания, выхлопные

85
Глава II. Международное право окружающей среды

газы, химические вещества, промышленные аварии, чистота питьевой


воды, создание европейской информационной сети и системы взаимо-
помощи в случае чрезвычайных ситуаций (вступают в действие в случае
природных катастроф, таких как разлив нефти или лесные пожары).
Вопросами охраны окружающей среды на уровне ЕС занимают-
ся: Европейская комиссия, Европейский парламент, Европейский
совет и Европейское агентство по окружающей среде (ЕАПОС), ко-
торое было организовано в 1990 г. Постановлением об учреждении
ЕАПОС и Европейской сети экологической информации и наблюде-
ний (ЕСЭИИН) предусматривалось, что данные организации будут
функционировать в целях обеспечения получения объективной и дос-
товерной информацией для осуществления мер по защите окружающей
среды, а также для надлежащего информирования общественности ЕС
и государствами-участниками, а также странами, не являющимися
членами ЕС. В деятельности данных организаций активное участие
принимают: Европейский инвестиционный банк, Комитет регионов
и Экономический и Социальный комитеты.
Следует отметить, что в настоящее время в мире насчитывается
более 500 неправительственных международных организаций, вклю-
чивших в свою деятельность природоохранные мероприятия. Главная
роль в этой сфере принадлежит некоторым специализированным и за-
рекомендовавшим себя высокой активностью организациям, таким
как Международный союз охраны природы (МСОП) и Всемирный
фонд охраны дикой живой природы (WWF).
МСОП основан в 1948 г. по инициативе ЮНЕСКО, является ста-
рейшей и крупнейшей в мире независимой международной неком-
мерческой организацией. Издает Красную книгу, серийные выпуски,
например «Список национальных парков и эквивалентных резервато-
ров». Высший орган – Генеральная Ассамблея. С 1979 г. официальный
программный документ МСОП – Всемирная стратегия охраны природы
(выработана в 1978 г.). Имеет консультативный статус при ЮНЕСКО,
ЭКОСОС, ФАО. Союз объединяет 78 суверенных государств, 112 пра-
вительственных учреждений, 735 неправительственных организаций,
35 ассоциированных членов и примерно 12 тысяч ученых и экспертов
из 181 страны мира.
МСОП содействовал в разработке и принятии многих междуна-
родных природоохранных соглашений, например Конвенции о меж-
дународной торговле видами дикой фауны и флоры, находящимися
под угрозой исчезновения (СИТЕС), 1972 г., Конвенции о биологи-
ческом разнообразии 1992 г. и т.д.

86
§ 6. Программа ООН по окружающей среде (ЮНЕП)

Одно из наиболее важных достижений – это вклад МСОП в нацио-


нальное природоохранное законодательство. Бюро МСОП в Россий-
ской Федерации было открыто в 1994 г. в соответствии с Меморан-
думом о взаимопонимании, подписанным с Министерством охраны
окружающей среды и природных ресурсов. В 1995 г. Бюро было реор-
ганизовано в Офис МСОП в России.
Всемирный фонд дикой природы (WWF) – одна из крупнейших
в мире общественных благотворительных организаций, более 40 лет
работающая для охраны природы на всей планете. Ежегодно WWF
осуществляет свыше 1200 экологических проектов, привлекая вни-
мание миллионов людей к проблемам охраны окружающей среды
и их решению.
Бесспорную роль в правовом регулировании охраны окружающей
среды играет Программа по окружающей среде (ЮНЕП).

§ 6. Программа ООН по окружающей среде (ЮНЕП).


Правовая природа, цели и задачи, структура
§ 6. Программа ООН по окружающей среде (ЮНЕП)
На ХХVII сессии Генеральной Ассамблеи 15 декабря 1972 г. Резолю-
цией 2997 (ХХVII) была учреждена Программа ООН по окружающей
среде (ЮНЕП) с местом нахождения в Найроби (Кения).
Учреждая ЮНЕП, Генеральная Ассамблея в своей резолюции
не дала четкого определения Программы. Однако сегодня можно ут-
верждать, что ЮНЕП имеет статус вспомогательного органа в системе
ООН, максимально приближенного к статусу традиционных межпра-
вительственных организаций.
Исходя из поставленных задач к началу третьего тысячелетия опре-
делились следующие основные направления деятельности ЮНЕП:
– координация усилий государств и международных организаций
по борьбе с загрязнением и иными видами ущерба окружающей среде;
– оказание научно-технического содействия развивающимся стра-
нам в решении проблем окружающей среды;
– координация деятельности в области международно-правового
регулирования защиты окружающей среды.
На 25-й сессии Совета управляющих (Глобальный форум по окру-
жающей среде на уровне министров в Найроби 16–20 февраля 2009 г.)
ЮНЕП подтвердила приверженность названным направлениям дея-
тельности.
ЮНЕП выполняет задачу по разработке проектов международных
соглашений в области охраны природы и по обслуживанию междуна-

87
Глава II. Международное право окружающей среды

родных договоров, в том числе и на уровне секретариатов: Секретариа-


та Конвенции о мигрирующих видах диких животных, Секретариата
Конвенции об изменении климата, Секретариата, обслуживающего
Конвенцию о региональных морях, Секретариата Конвенции об опус-
тынивании, Секретариата Роттердамской конвенции, Секретариата
Конвенции о защите озонового слоя, Секретариата Монреальского
протокола, Секретариата Базельской конвенции, Секретариата Кон-
венции по биологическому разнообразию, Секретариата Конвенции
о международной торговле видами дикой фауны и флоры, находящи-
мися под угрозой исчезновения.
Система органов ЮНЕП состоит из Совета управляющих, Секрета-
риата и добровольного Фонда окружающей среды, созданного в целях
полного или частичного финансирования отдельных экологических
проектов в рамках системы ООН.
Совет управляющих осуществляет общее руководство деятельно-
стью ЮНЕП. Он формируется из представителей 58 государств, изби-
раемых Генеральной Ассамблеей сроком на четыре года на основании
принципа справедливого географического представительства. Начиная
с 1987 г. Совет собирается раз в два года.
Для избрания в Совет установлены следующие квоты: 16 мест
для африканских государств, 30 – для азиатских, 6 – для восточноев-
ропейских, 10 – для латиноамериканских, 13 – для западноевропей-
ских и прочих государств. Распределение мест в Совете свидетельст-
вует об усилении влияния развивающихся стран как в Генеральной
Ассамблее, так и в других органах ООН, а также показывает, какое
значение придают развивающиеся страны проблемам окружающей
среды, в первую очередь связанным с недостаточным экономическим
развитием.
На Совет возложено осуществление таких функций, как:
содействие развитию международного сотрудничества и пре-
доставление рекомендаций относительно проводимой с этой целью
политики в области окружающей среды;
координация программ в рамках системы ООН;
обзор и контроль за состоянием окружающей среды в мире;
анализ периодических докладов Директора – исполнителя ЮНЕП
о реализации программ окружающей среды в рамках системы ООН;
координация деятельности по обмену знаниями и информацией
в области окружающей среды;
поддержка национальных программ;
обзор использования ресурсов Фонда окружающей среды.

88
§ 6. Программа ООН по окружающей среде (ЮНЕП)

Секретариат – постоянно действующий административный орган


ЮНЕП. Секретариат занимается постоянным оперативным и техни-
ческим обслуживанием Совета управляющих, подготовкой сессий
Совета, докладов о состоянии окружающей среды в мире и других
необходимых исследований, проводит технические консультации
по вопросам, входящим в его компетенцию.
Во главе Секретариата стоит Директор-исполнитель, избираемый
по рекомендации Генерального секретаря ООН Генеральной Ассамб-
леей сроком на четыре года.
Секретариат состоит из следующих основных организационных
элементов:
Канцелярии Директора-исполнителя;
Бюро по вопросам программы;
Бюро по вопросам Фонда окружающей среды;
Администрации ЮНЕП.
В Канцелярию Директора-исполнителя входят:
отдел планирования политики;
отдел внешних сношений, который поддерживает связь с пра-
вительствами, подготавливает участие ЮНЕП в сессиях Генеральной
Ассамблеи и ЭКОСОС и т.д.;
бюро связи в Женеве и Нью-Йорке;
региональные представители.
Фонд окружающей среды представляет собой весьма важный эле-
мент организационной структуры ЮНЕП. На Стокгольмской конфе-
ренции было принято решение о создании на добровольной основе
такого фонда, общий размер которого составил от 100 млн долларов
в расчете на пятилетний срок деятельности. Фонд предназначен прежде
всего для финансирования полностью или частично расходов, связан-
ных с начинаниями в области окружающей среды, осуществляемыми
в рамках ООН. Бюджет Фонда окружающей среды на двухгодичную
программу и вспомогательные расходы на 2008–2009 гг. утвержден
на 24-й сессии Совета управляющих (Глобальный форум по окружаю-
щей среде на уровне министров в Найроби, 5–9 февраля 2007 г.).
Взаимодействие ЮНЕП с Россией осуществляется на основе Ме-
морандума о взаимопонимании в рамках сотрудничества по линии
Глобального экологического фонда 2003 г. и программ о сотрудниче-
стве ЮНЕП и Правительства Российской Федерации1.
1
Подробнее см.: Валеев Р.М., Гиззатуллин Т.И. Программа ООН по окружающей
среде и ее роль в обеспечении экологической безопасности в XXI веке (к 30-летию
ЮНЕП) // Российский ежегодник международного права. 2002.

89
Глава II. Международное право окружающей среды

§ 7. Роль международных конференций


в международном праве окружающей среды
§ 7. Роль конференций в праве окружающей среды
Первая экологическая акция ООН датируется еще 1949 г., когда
в Лейк-Саксессе (США) была проведена Международная научно-
техническая конференция по охране природы.
Тем не менее поворотным пунктом в становлении МПОС можно
считать состоявшуюся в 1972 г. в Стокгольме Конференцию ООН
по проблемам окружающей человека среды. Стокгольмская конфе-
ренция:
создала основы сбалансированного и комплексного подхо-
да к решению на глобальном уровне всего спектра экологических
проблем;
придала мощный импульс международному природоохранному
сотрудничеству, предопределив стремительное развитие международ-
ного права окружающей среды и задав новые параметры экологической
деятельности;
оказала влияние на внутреннюю политику многих государств,
в национальных приоритетах которых прежде отсутствовали вопросы
охраны природы;
предопределила разработку государственных экологических про-
грамм, а также и создание механизма для их реализации.
Спустя двадцать лет после Стокгольма, в июне 1992 г. в Рио-де-
Жанейро состоялась Конференция ООН по окружающей среде и раз-
витию. Форум собрал рекордное число участников: 8 тыс. делегатов
из 179 государств. В его работе приняли участие также 3 тыс. предста-
вителей неправительственных международных организаций. Знаме-
нательно, что параллельно с межправительственной конференцией
в пригороде Рио-де-Жанейро прошел Глобальный форум, который
посетили более 20 тыс. частных лиц.
Одним из результатов работы конференции явилось:
принятие Декларации по окружающей среде и развитию;
принятие программы действий под названием «Повестка дня
на XXI век».
На конференции в Рио-де-Жанейро были также открыты для под-
писания два важнейших глобальных соглашения:
Рамочная конвенция об изменении климата;
Конвенция о биологическом разнообразии.
Международная конференция на глобальном уровне была про-
ведена в конце августа – в начале сентября 2002 г. в Йоханнесбурге

90
§ 8. Морская среда как объект правовой охраны

(ЮАР) под названием «Всемирный саммит по устойчивому развитию.


РИО+10».
В работе саммита приняли участие 21 тыс. человек, в том числе
9101 делегат, 8227 представителей неправительственных организаций
и 4012 аккредитованных представителей СМИ.
Делегаты саммита достигли договоренности о масштабном плане
деятельности, включающем конкретные цели и временные рамки
в таких областях, как:
водоснабжение;
энергетика;
здравоохранение;
сельское хозяйство;
сохранение биоразнообразия.
Саммит ознаменовал громадный шаг вперед в объединении госу-
дарственного сектора, гражданского общества, деловых кругов и других
ключевых акторов в глобальной борьбе против нищеты.

§ 8. Морская среда как объект


международно-правовой охраны
§ 8. Морская среда как объект правовой охраны
Морская среда объектом международно-правовой охраны в меж-
дународном праве окружающей среды стала одной из первых. При-
родный потенциал Мирового океана служит важнейшим источником
продовольственных и энергетических ресурсов, не только находящихся
в сфере юрисдикции прибрежных государств, но и являющихся общим
достоянием человечества. В морской среде обитает 4/5 всех живых
существ земного шара: 180 тыс. видов животных и 20 тыс. видов рас-
тений. В океанической воде содержится 90% всего животного белка.
Вопросы защиты Мирового океана являются открытыми в деятельно-
сти международных организаций. Например, в октябре 2008 г. в Мо-
нако под эгидой ЮНЕСКО прошел симпозиум под названием «Океан
в мире с высоким содержанием CO2» с участием 250 ученых из 32 стран
мира, которые обсудили проблему окисления океана и последствия
этого процесса в связи с попаданием в морскую воду диоксида угле-
рода (CO2), а также определили приоритетные направления научных
исследований в этой области.
Проблема освоения Мирового океана была включена в «Повестку
дня на ХХI век» как одно из основных направлений развития циви-
лизации, где изложена программа действий для обеспечения устой-
чивого развития океанов, прибрежных территорий и морей с помо-

91
Глава II. Международное право окружающей среды

щью программных областей. Имеются в виду шаги по комплексному


рациональному использованию и развитию прибрежных и морских
районов (включая исключительные экономические зоны), охране
морской среды, использованию и сохранению морских живых ресур-
сов открытого моря и морских вод под национальной юрисдикцией,
укреплению международного (включая региональное) сотрудничества
и координации.
На Всемирном форуме по устойчивому развитию в 2002 г. в Йо-
ханнесбурге отмечалось, что океаны, моря, прибрежные территории
и острова образуют неотъемлемый компонент земной экосистемы
и имеют первостепенное значение для всемирной продовольственной
безопасности, устойчивого экономического процветания и социально-
го развития на локальном, национальном, региональном и глобальном
уровнях. В Йоханнесбурге также была принята рекомендация обеспе-
чить к 2010 г. повсеместное введение экосистемного подхода к управ-
лению прибрежными и океаническими районами на национальном
уровне, включая содействие прибрежным государствам в разработке
морской политики и механизмов комплексного управления прибреж-
ными районами.
Ключевые проблемы освоения Мирового океана обсуждались также
на Саммите по океанической политике (Португалия, 2005 г.) и Гло-
бальной конференции по океанам, прибрежным зонам и островам
(Франция, 2006 г.).
Основные документы, регламентирующие деятельность государств
в Мировом океане, были разработаны и разрабатываются в рамках ме-
ждународных организаций системы ООН (Программа по окружающей
среде, Программа развития), Всемирной комиссии по окружающей
среде и развитию, Комиссии по глобальному соуправлению, Незави-
симой всемирной комиссии по океанам, в рамках открытого процесса
неофициальных консультаций ООН по вопросам Мирового океана
и международного морского права.
Нормы по охране морской среды содержатся:
в общих конвенциях по морскому праву (Женевских конвенциях
1958 г., Конвенции ООН по морскому праву 1982 г.);
в специальных соглашениях.
Конвенция ООН по морскому праву содержит ч. XII «Защита и со-
хранение морской среды». Государства обязаны защищать и сохранять
морскую среду (ст. 192) и в соответствии со своими возможностями
индивидуально или, в зависимости от обстоятельств, совместно обя-
заны принимать все меры, которые необходимы для предотвращения,

92
§ 8. Морская среда как объект правовой охраны

сокращения и сохранения под контролем загрязнения морской среды


из любого источника, используя для этих целей практически примени-
мые средства, имеющиеся в их распоряжении, и должны стремиться
согласовывать свою политику в этом отношении (ст. 194).
Среди специальных соглашений следует выделить:
Лондонскую конвенцию по предотвращению загрязнения моря
нефтью 1954 г. (ОЙЛПОЛ-54). Депозитарием Конвенции стала Ме-
ждународная морская организация (ИМО). Главная цель Конвен-
ции – защита морей и океанов от загрязнения нефтью и установление
«запретных зон» для любого сброса на 50 миль от близлежащей земли.
Конвенция ОЙЛПОЛ-54 с поправками 1969 и 1971 г. практически ус-
тановила главные требования по предотвращению загрязнения моря
нефтью, за исключением ответственности в случае аварий танкеров
с разливом нефти.
В 1967 г. был учрежден Юридический комитет, по инициативе
которого были созваны две международные конференции (Брюссель,
1969 и 1971), принявшие три международные конвенции:
Конвенцию о вмешательстве в открытом море в случаях аварий,
приводящих к загрязнению нефтью;
Конвенцию о гражданской ответственности за ущерб от загряз-
нения нефтью;
Конвенцию об учреждении Международного фонда для компен-
сации ущерба от загрязнения.
Поскольку все принятые конвенции касались вопросов, связанных
только с загрязнением нефтью, то в 1973 г. по инициативе Ассамблеи
ИМО была созвана Международная конференция, принявшая Ме-
ждународную конвенцию по предотвращению загрязнения с судов
(МАРПОЛ-73), распространяющуюся на все виды судов. С принятием
в 1978 г. Протокола к МАРПОЛ-73 практически закончилось форми-
рование основного документа по предотвращению загрязнения моря,
который получил название МАРПОЛ 73/78 (Международная конвен-
ция по предотвращению загрязнения моря с судов 1973 г., измененная
Протоколом 1978 г. к ней).
На Международной конференции по охране человеческой жизни
на море 1 ноября 1974 г. была принята Международная конвенция
по охране человеческой жизни на море 1974 г. (СОЛАС-74).
Совместные действия государств по борьбе с последствиями загряз-
нения нефтью координируются согласно Конвенции по обеспечению
готовности на случай загрязнения нефтью, борьбе с ним и сотрудни-
честву 1990 г.

93
Глава II. Международное право окружающей среды

Захоронению в море экологически вредных веществ посвящена


Конвенция по предотвращению загрязнения моря сбросами отходов
и других материалов 1972 г.
Среди региональных соглашений следует выделить:
Конвенцию о защите Черного моря от загрязнения 1992 г. и Про-
токолы к ней – охватывают как источники загрязнения с суши, так
и с воздушного пространства, судов и морских буровых платформ.
В Приложениях к Конвенции и Протоколах содержится широкий
перечень веществ и материалов, сброс которых запрещен или огра-
ничен и поставлен под контроль причерноморских государств. Меры
по защите, сохранению и восстановлению среды Черного моря также
предусмотрены Экологической программой по Черному морю (BSEP)
1993 г., Министерской декларацией по защите Черного моря 1993 г.;
Хельсинкские конвенции по защите морской среды (района)
Балтийского моря 1974 г. и 1992 г. Конвенциями установлен запрет
загрязнения моря с суши и создана Комиссия по защите морской
среды Балтийского моря (ХЕЛКОМ). Ее основная задача – разработ-
ка совместных мер по защите морской среды Балтики от всех видов
загрязнений, а также обеспечение безопасной навигации в регионе.
В 2007 г. странами – членами ХЕЛКОМ был принят План действий
по Балтийскому морю (ПДБМ).
В ХЕЛКОМ входят все девять стран, расположенных на берегах
Балтийского моря, а также Евросоюз. Попеременно каждые два года
в ХЕЛКОМ председательствует один из ее членов. Россия возглавляет
ХЕЛКОМ с 1 июля 2008 г. по 30 июня 2010 г.;
Рамочную конвенцию по защите морской среды Каспийского
моря 2003 г. (вступила в силу в августе 2006 г.). Она является между-
народно-правовой базой регионального сотрудничества на Каспии
в сфере охраны окружающей среды и рационального природопользо-
вания. Цель Конвенции – защита морской среды Каспийского моря
от загрязнения, включая защиту, сохранение, восстановление, устой-
чивое и рациональное использование его биологических ресурсов.
На второй сессии Конференции сторон Конвенции с 10 по 12 ноября
2008 г. в Тегеране (Иран) принята стратегическая программа дейст-
вий сторон Конвенции. Участники обсудили вопросы сохранения
биоразнообразия, оценки воздействия на окружающую среду в транс-
граничном контексте, а также вопросы защиты Каспийского моря
от загрязнения из наземных источников и в результате осуществляемой
на суше деятельности, сотрудничества в случае инцидентов, вызываю-
щих загрязнение нефтью, и другие вопросы;

94
§ 8. Морская среда как объект правовой охраны

Конвенцию о защите Средиземного моря от загрязнения 1976 г.;


Кувейтскую региональную конвенцию о сотрудничестве в области
защиты морской природной среды от загрязнения 1978 г.;
Конвенцию о сотрудничестве в области защиты и развития мор-
ской и береговой природной среды в Западном и Центрально-Афри-
канском регионах 1981 г.;
Конвенцию о защите морской природной среды и береговых
районов юго-восточной части Тихого океана 1981 г.;
Региональную конвенцию о сохранении природной среды Крас-
ного моря и Аденского залива 1982 г.;
Конвенцию о защите и развитии морской природной среды Ка-
рибского бассейна 1983 г.;
Конвенцию о защите, использовании и развитии морской и бе-
реговой природной среды Восточно-Африканского региона 1985 г.;
Конвенцию о защите природных ресурсов и природной среды
в южной части Тихого океана 1986 г.;
Конвенцию о предотвращении загрязнения морей путем сброса
отходов с судов и самолетов 1972 г.;
Парижскую конвенцию о предотвращении загрязнения морей
из наземных источников 1974 г.;
Боннское соглашение о сотрудничестве в борьбе с загрязнением
Северного моря нефтью и другими вредными веществами 1983 г.;
Парижский меморандум о задачах государственной портовой ин-
спекции в выполнении соглашений по безопасности на море и защите
морской природной среды, а также по охране природы и рыболовству
1982 г.;
Парижскую конвенцию о защите морской природной среды в Се-
веро-Восточной Атлантике 1992 г. и др.
Особую роль играют нормы в сфере международно-правовой охра-
ны морской среды от загрязнения радиоактивными отходами. Такие
нормы содержатся в Международной конвенции по охране челове-
ческой жизни на море 1974 г. и Протоколе 1978 г. к этой Конвенции
(об эксплуатации судов с ядерными энергетическими установками),
Международной конвенции о подготовке и дипломированию моряков
и несении вахты 1978 г., Конвенции об ответственности в области
морской перевозки ядерных материалов 1981 г. и других документах.
Женевская конвенция об открытом море 1958 г., в частности, обязы-
вает государства принимать меры для предупреждения загрязнения
моря от радиоактивных отходов и загрязнения моря или воздушного
пространства над ним в результате любой деятельности, включаю-

95
Глава II. Международное право окружающей среды

щей применение радиоактивных материалов. Государства обязаны


сотрудничать с соответствующими международными организациями
и учитывать все нормы и правила, которые могут быть выработаны
такими организациями. Договор об Антарктике 1959 г. запрещает
сброс радиоактивных веществ южнее 60-й параллели южной широты.
В Приложении I к Конвенции по предотвращению загрязнения моря
сбросом отходов и других материалов1972 г. определены категории
отходов, сброс которых запрещен (отходы с высоким уровнем радиации
или другие радиоактивные вещества с таким же уровнем, которые ком-
петентная в данной области международная организация определяет
с точки зрения здравоохранения как недопустимые для сброса в море),
в Приложении II – сброс которых требует особой предосторожности
(все остальные радиоактивные отходы). Конвенция не регулирует
порядок захоронения радиоактивных отходов, транспортируемых
в качестве грузов.
Вопросы эксплуатации судов с ядерными силовыми установками
и соответствующей защиты морской среды регламентируют: Лон-
донская конвенция по охране человеческой жизни на море 1960 г.,
Брюссельская конвенция об ответственности операторов ядерных
судов 1962 г., Парижская конвенция об ответственности перед треть-
ей стороной в области атомной энергии 1960 г. и дополняющая ее
Брюссельская дополнительная конвенция 1963 г., Венская конвенция
о гражданской ответственности за ядерный ущерб 1963 г., Брюссель-
ская конвенция о гражданской ответственности в области морских пе-
ревозок расщепляющихся материалов 1971 г., Лондонская конвенция
об ограничении ответственности по морским требованиям 1976 г. Эти
конвенции регулируют также вопросы ответственности за причинение
ущерба в результате использования атомной энергии, в том числе
в случае сброса радиоактивных отходов.

§ 9. Вода как объект охраны


в международном праве окружающей среды
§ 9. Вода как объект охраны в праве окружающей среды
Вода – как объект охраны в МПОС имеет важнейшее значение
для сохранения биологического разнообразия во всех средах – от пре-
сноводных озер и рек до горных районов, болот, эстуариев, прибреж-
ных зон и океанов.
В мире насчитывается 261 международный речной бассейн. На их
долю приходится 60% мирового стока пресной воды и 45% поверхности
Земли в 145 странах.

96
§ 9. Вода как объект охраны в праве окружающей среды

Генеральная Ассамблея ООН объявила 22 марта Всемирным днем


водных ресурсов (Резолюция 47/193 от 22 декабря 1992 г.). Целью
проведения этого Дня является повышение осведомленности о том,
в какой степени освоение водных ресурсов способствует повышению
уровня продуктивности экономики и социального благосостояния.
Отправной точкой построения новых мировых отношений в сфере
использования, восстановления и охраны водных ресурсов послу-
жила Дублинская конференция 1992 г., на которой было принято
Дублинское заявление по водным ресурсам и устойчивому разви-
тию. Эти принципы получили свое развитие в главе 18 «Повестки дня
на XXI век», принятой в Рио-де-Жанейро, на второй (1994 г.) и шестой
(1998 г.) сессиях Комиссии ООН по устойчивому развитию и на Спе-
циальной сессии Генеральной Ассамблеи ООН в 1997 г.
Согласно Киотской декларации Всемирного форума по водным
ресурсам 2003 г. проблема обеспечения запасов чистой пресной воды
по причине опережающего роста спроса на воду и загрязнения озер
и рек приобретет большую остроту. В декабре 2003 г. Генеральная Ас-
самблея ООН объявила 2005–2015 гг. Международным десятилетием
действий «Вода для жизни», координатором которого является Ме-
ханизм «ООН – водные ресурсы» как межучрежденческий механизм,
содействующий согласованию и координации деятельности ООН,
нацеленной на реализацию повестки дня, которая была определена
в Декларации тысячелетия (Резолюция 55/2 Генеральной Ассамб-
леи от 8 сентября 2000 г.) и на Всемирной встрече на высшем уровне
по устойчивому развитию в 2002 г., применительно к задачам в области
водоснабжения и санитарии.
В своей Резолюции 59/228 от 22 декабря 2004 г. Ассамблея призвала
систему ООН активизировать усилия, с тем чтобы на основе исполь-
зования имеющихся ресурсов и добровольных взносов сделать это
десятилетие десятилетием выполнения данных обещаний.
При осуществлении деятельности, которая оказывает или может
оказывать трансграничное воздействие, международно-правовое ре-
гулирование использования трансграничных вод осуществляется Кон-
венцией ООН по охране и использованию трансграничных водотоков
и международных озер от 18 сентября 1992 г. и Конвенцией о праве
использования международных водотоков, принятой Генеральной
Ассамблеей ООН 21 мая 1997 г.».
Общие принципы и факторы справедливого и разумного распре-
деления трансграничных водных ресурсов, обязательства и процедуры
взаимодействия по использованию, восстановлению и охране транс-

97
Глава II. Международное право окружающей среды

граничных водотоков определены в Конвенции по охране и использованию


трансграничных водотоков и международных озер 1992 г. (Водная кон-
венция 1992 г.) и в пересмотренном Протоколе по разделяемым водо-
токам СРЮА 2000 г. Водная конвенция 1992 г. стремится установить
рамки сотрудничества в наблюдении и оценке, совместных исследова-
ниях и информационном обмене между прибрежными государствами.
На такие государства, согласно ее положениям, возлагаются основные
обязанности по предотвращению, контролю и снижению экологиче-
ских воздействий международного масштаба (особенно это относится
к загрязнению воды) на совместно используемые водные ресурсы.
Эти обязанности должны выполняться путем использования соответ-
ствующих приемов природопользования, в том числе планирования
оценки экологического воздействия и планирования непредвиденных
ситуаций, а также путем введения низкоотходных или безотходных
технологий и снижения загрязнения окружающей среды из точечных
и диффузных источников.
Протокол о гражданской ответственности и компенсации за ущерб,
причиненный трансграничным воздействием промышленных аварий
на трансграничные воды, 2003 г. устанавливает режим возмещения
экологического вреда в результате аварийного загрязнения пресных
трансграничных вод. Особенностью Протокола об ответственности
является то, что его разработка и принятие происходили под эгидой
сразу двух «экологических» конвенций ЕЭК ООН: Водной конвен-
ции 1992 г. и Конвенции о трансграничном воздействии промышленных
аварий 1992 г. Последняя применяется в отношении предотвращения
промышленных аварий, обеспечения готовности к ним и ликвидации
последствий, имеющих трансграничный характер. Целью Конвенции
является содействие международному сотрудничеству в деле защиты
людей и окружающей среды от промышленных аварий путем пре-
дотвращения таких аварий, насколько это возможно, сокращения их
числа и серьезности, а также смягчения их воздействия.
Значение для защиты и сохранения трансграничных вод имеют
также:
Конвенция об оценке воздействия на окружающую среду в трансгра-
ничном контексте 1991 г. с Протоколом по стратегической экологической
оценке 2003 г. Конвенция закрепляет обязательства участвующих в ней
стран в отношении оценки воздействия на окружающую среду на ранних
стадиях планирования. Она также содержит общие обязательства госу-
дарств уведомлять и консультироваться друг с другом по всем крупным
проектам при их рассмотрении, которые могли бы иметь значительное

98
§ 9. Вода как объект охраны в праве окружающей среды

воздействие на окружающую среду, выходящее за рамки территориаль-


ных границ планирующего такую деятельность государства;
Конвенция о доступе к информации, участии общественности в про-
цессе принятия решений и доступе к правосудию по вопросам, касающимся
окружающей среды, 1998 г. с Протоколом о регистрах выбросов и пере-
носа загрязнителей 2003 г. Конвенция явилась первым международ-
ным соглашением, обеспечивающим права общественности на доступ
к экологической информации и участие в принятии соответствующих
решений и в то же время обязывающим участвующих в ней государств
предусмотреть правовые и организационные гарантии для практиче-
ской реализации такого рода прав.
Одним из международных инструментов, который регулирует со-
вместное использование международных водных ресурсов, является
Конвенция ООН о ненавигационных видах использования международных
водотоков 1997 г., где определены два ключевых принципа совместного
водопользования: «равноправное и разумное использование» и «обя-
зательство не причинять существенный вред» соседям. Под водото-
ком понимается система не только поверхностных, но и подземных
вод, образующих единое целое и обычно текущих к одному выходу.
Международными являются водотоки, части которых расположены
в разных государствах. Режим таких водотоков определяется соглаше-
нием государств, с территорией которых они связаны. Каждое такое
государство обладает правом на участие в соглашении. Государства
обязаны использовать водотоки таким образом, чтобы обеспечить им
необходимую охрану. Они обязаны участвовать в охране водотоков
на справедливой основе, сотрудничать для достижения этой цели.
В основу большого числа соглашений, включая Конвенцию ООН
о несудоходном использовании международных водотоков 1997 г.,
легли Правила, разработанные и принятые неправительственной ме-
ждународной организацией – Ассоциацией международного права.
Ассоциация разработала и приняла в 1966 г. Хельсинкские прави-
ла пользования водами международных рек. В последующие после
принятия Хельсинкских правил годы Ассоциация выработала более
14 дополнительных рекомендаций, устанавливающих правила по раз-
личным аспектам охраны и использования международных водотоков.
Все эти нормы были приведены в систему и представлены в едином
документе Ассоциации под названием «Консолидация правил АМП
относительно международных водных ресурсов» 1999 г. В августе 2004 г.
на Берлинской конференции Ассоциации были приняты новые Пра-
вила, касающиеся водных ресурсов.

99
Глава II. Международное право окружающей среды

Комиссия международного права ООН в октябре 2008 г. передала


на рассмотрение делегатов Шестого комитета Генеральной Ассамблеи
ООН проект Конвенции о праве трансграничных водоносных горизонтов.
В проекте Конвенции подчеркивается важность ресурсов грунтовых
вод во всех регионах мира для жизни и развития человечества. В нем
говорится, что каждое государство обладает суверенитетом над частью
трансграничного водоносного горизонта или системы водоносных
горизонтов, расположенной в пределах его территории. При этом
предлагается использовать их в соответствии с принципами, изло-
женными в проекте Конвенции. В проекте также подчеркивается, что
государства водоносного горизонта принимают все надлежащие меры
для защиты и сохранения экосистем, которые находятся в пределах
их трансграничных водоносных горизонтов или систем водоносных
горизонтов или зависят от них, в том числе меры для обеспечения
того, чтобы качество и количество воды, остающейся в водоносном
горизонте или системе водоносных горизонтов, а также воды, высво-
бождаемой через их зоны разгрузки, были достаточными для защиты
и сохранения таких экосистем.
Правовой режим подавляющего числа международных рек регули-
руется договорами, заключенными между прибрежными государства-
ми. Иное положение существует, когда такого регулирования на дан-
ный момент не требуется, поскольку та или иная международная река
в силу своего незначительного хозяйственного значения или по иным
причинам не используется в промышленных или сельскохозяйствен-
ных целях. Если же интересы прибрежных государств того требуют,
каждое из них вправе и обязано договориться с другими заинтересо-
ванными государствами об урегулировании совместного использова-
ния вод данной реки (например, Бернская конвенция о защите Рейна
от загрязнений 1963 г.).
Ресурсы пресной воды являются одним из приоритетных направ-
лений работы в международных организациях. Например, в рамках
деятельности, касающейся политики и стратегии в области водных
ресурсов, ЮНЕП изучает проблемы неадекватности их объема, ухудше-
ния их качества и недостаточного доступа к ним, а также способствует
более глубокому пониманию взаимосвязи между вопросами ресурсов
пресной воды, прибрежных районов и морской среды. К числу важ-
нейших мероприятий, связанных с водными ресурсами, относятся
следующие: Глобальная оценка международных вод; Глобальная про-
грамма действий по защите морской среды от загрязнения в результате
осуществляемой на суше деятельности; Программа по качеству пре-

100
§ 10. Охрана воздушной среды

сной воды, осуществляемая в рамках Глобальной системы мониторинга


окружающей среды (ГСМОС/водные ресурсы); Проект по плотинам
и гражданскому строительству.

§ 10. Охрана воздушной среды,


климата и озонового слоя Земли
§ 10. Охрана воздушной среды
Воздушная среда является общим достоянием человечества. В 1979 г.
была подписана Конвенция ОБСЕ о трансграничном загрязнении воздуха
на большие расстояния. Существенный прогресс в регулировании вы-
броса отдельных веществ в атмосферу был достигнут с подписанием
протоколов к Конвенции: о борьбе с подкислением, эвтрофикацией
и приземным озоном 1999 г., по стойким органическим загрязнителям
1998 г., по тяжелым металлам 1998 г., относительно дальнейшего сокра-
щения серы 1994 г., об ограничении выбросов летучих органических
соединений или их транспортных потоков 1991 г., об ограничении
выбросов окислов азота или их трансграничных потоков 1988 г., о со-
кращении выбросов серы или их трансграничных потоков по меньшей
мере на 30% 1985 г., касающийся долгосрочного финансирования
совместной программы наблюдения и оценки распространения за-
грязнителей воздуха на большие расстояния в Европе (ЕМЕП) 1984 г.
Трансграничным считается загрязнение атмосферного воздуха одного
государства в результате переноса вредных веществ, источник которых
расположен на территории другого государства.
С охраной атмосферного воздуха тесно связано человеческое воз-
действие на климат и погодные условия. Важным направлением явля-
ется международное сотрудничество в противодействии нарастанию
парникового эффекта, т.е. глобального потепления в результате насы-
щения атмосферы двуокисью углерода, основным источником кото-
рой являются автотранспорт и промышленность государств. В 1992 г.
принята Рамочная конвенция ООН об изменении климата. Ее целью
является стабилизация парникового эффекта на уровне, который не до-
пускал бы опасного антропогенного воздействия на климатическую
среду. 11 декабря 1997 г. подписан Протокол к Рамочной конвенции ООН
об изменении климата, названный Киотским протоколом. Основной
целью Киотского протокола является достижение окончательной цели
Рамочной конвенции ООН об изменении климата (РКИИ), а именно
«стабилизация концентрации парниковых газов в атмосфере на таком
уровне, который не допускал бы опасного антропогенного воздей-
ствия на климатическую систему». Указанные в Киотском прото-

101
Глава II. Международное право окружающей среды

коле инструменты не только затрагивают природоохранную сферу,


но и способны оказывать существенное влияние на социально-эконо-
мическое развитие государств, а также на их коммерческие и торговые
взаимоотношения с другими членами мирового сообщества. К числу
наиболее значимых положений Киотского протокола следует отнести
те, которые конкретизируют процедуру и порядок торговли единицами
сокращений выбросов парниковых газов.
На Конференции ООН по изменению климата в 2007 г. одобрена
Балийская «Дорожная карта», которая является основой будущего все-
объемлющего соглашения, призванного заменить Киотский протокол
после истечения его срока действия в 2012 г. Она содержит повестку дня
будущих переговоров и отводит два года на их завершение. Главные во-
просы будущего соглашения: адаптация к последствиям климатических
изменений, сокращение выбросов парниковых газов, развитие чистых
технологий и финансирование мер по адаптации и снижению эмиссий.
С охраной атмосферного воздуха на международном уровне связана
еще одна проблема – сохранение озоновой оболочки Земли, расположен-
ной в верхних слоях атмосферы на высоте примерно 15–20 км над зем-
ной поверхностью. В начале 70-х гг. XX в. мир впервые узнал о том, что
выбросы химических веществ, именуемых «хлорфторуглеродами» (ХФУ)
и применяемых при эксплуатации холодильников и кондиционеров и при
изготовлении товаров в аэрозольных упаковках, наносят ущерб озоново-
му слою стратосферы. Истощение озонового слоя ведет к повышению
уровня ультрафиолетового облучения, которое отрицательно сказыва-
ется на жизни людей, росте растений и состоянии морских экосистем.
Под влиянием деятельности человека озоновый слой существенно исто-
щился, над некоторыми районами появились «озоновые дыры».
Согласно Венской конвенции об охране озонового слоя 1985 г. государ-
ства принимают меры для защиты здоровья человека и окружающей
среды от неблагоприятных последствий, вызванных изменениями
озонового слоя. В этих целях участники Конвенции:
осуществляют сотрудничество и исследования, обмениваются
информацией о состоянии озонового слоя, воздействии на него дея-
тельности человека и последствиях, связанных с изменением озонового
слоя, для здоровья человека и окружающей среды;
принимают законодательные или административные меры и со-
трудничают в области контроля, ограничения, сокращения и предотвра-
щения деятельности, наносящей урон состоянию озонового слоя;
сотрудничают в разработке согласованных мер, процедур и стан-
дартов в целях эффективного выполнения Конвенции.

102
§ 10. Охрана воздушной среды

В 1987 г. был подписан Монреальский протокол к Конвенции об ох-


ране озонового слоя 1985 г. относительно веществ, приводящих к исто-
щению озонового слоя, направленный на повышение роли и значения
Венской конвенции. В 1994 г. Генеральная Ассамблея провозгласила
16 сентября (день принятия Протокола) Международным днем охраны
озонового слоя (Резолюция ГА 49/114).
В результате изменения климата и деятельности человека в настоя-
щее время продолжается процесс деградации земли (опустынивания).
В основе всех видов деятельности по борьбе с опустыниванием в между-
народных отношениях лежит Конвенция ООН по борьбе с опустыниванием
в тех странах, которые испытывают серьезную засуху и (или) опусты-
нивание, особенно в Африке, 1994 г. В ней делается акцент на улучшение
плодородия, восстановление, охрану и рациональное использование
земель и водных ресурсов. В Конвенции подчеркивается участие местно-
го населения в создании «пригодной для обитания окружающей среды»,
чтобы оно своими силами смогло обратить вспять процесс истощения
земель. В ней содержатся обязательства по подготовке и осуществлению
подверженными опустыниванию странами национальных программ
действий. В борьбе с опустыниванием оказывает помощь ряд учреж-
дений ООН. Например, ПРООН финансирует деятельность по борьбе
с опустыниванием через Бюро по вопросам Судано-Сахельского рай-
она (ЮНСО), которое помогает в разработке политических установок,
предоставляет технические консультации, а также оказывает поддержку
программ по борьбе с опустыниванием и рациональному использованию
засушливых земель.
Генеральная Ассамблея ООН провозгласила 17 июня Всемирным
днем борьбы с опустыниванием и засухой в 1995 г. (Резолюция 49/115)
в связи с годовщиной со дня принятия Конвенции ООН по борьбе
с опустыниванием 17 июня 1994 г., а 19 декабря 2007 г. провозгласила
период 2010–2020 гг. Десятилетием ООН, посвященным пустыням
и борьбе с опустыниванием, исходя из рекомендации, вынесенной
Советом управляющих ЮНЕП (Резолюция 62/195). Высказывая эту
рекомендацию, Совет управляющих в своем Решении 24/14 от 9 фев-
раля 2007 г. подтвердил свою приверженность делу содействия борьбе
с опустыниванием, искоренения крайней нищеты, содействия устой-
чивому развитию в пустынях и засушливых районах, а также улучшения
жизни затронутых групп населения.
Под угрозу существования всего живого на Земле поставила опас-
ность радиационного загрязнения окружающей среды, включая воздушную
среду. Ядерные взрывы не только отрицательно отражаются на здоро-

103
Глава II. Международное право окружающей среды

вье ныне живущих людей, но и угрожают последующим поколениям.


Основными актами в сфере ядерной безопасности являются: Кодекс
поведения по обеспечению безопасности и сохранности радиоактивных
источников 2004 г., Венская конвенция о гражданской ответственности
за ядерный ущерб 1997 г., Конвенция о дополнительном возмещении
за ядерный ущерб 1997 г., Объединенная конвенция о безопасности
обращения с отработавшим топливом и о безопасности обращения
с радиоактивными отходами 1997 г., Договор о безъядерной зоне южной
части Тихого океана 1995 г. и Протоколы к нему, Конвенция о ядерной
безопасности 1994 г., Конвенция о помощи в случае ядерной или ра-
диационной аварийной ситуации 1991 г., Конвенция об оперативном
оповещении о ядерной аварии 1991 г., Конвенция о помощи в случае
ядерной или радиационной аварийной ситуации 1986 г., Конвенция
об оперативном оповещении о ядерной аварии 1986 г., Конвенция
о физической защите ядерного материала 1980 г., Договор о запрещении
испытаний ядерного оружия в атмосфере, космическом пространстве
и под водой 1963 г. и др.

§ 11. Животный и растительный мир


в международном праве окружающей среды
§ 11. Животный и растительный мир в праве окружающей среды
Отношения в области охраны и использования животного мира,
а также в сфере сохранения и восстановления среды его обитания
в целях обеспечения биологического разнообразия, устойчивого су-
ществования животного мира, сохранения генетического фонда диких
животных и защиты животного мира регулируются на универсальном,
региональном и двустороннем уровнях.
Международные договоры, действующие в этой области, можно
разделить следующим образом:
1) договоры, направленные на охрану флоры и фауны в целом:
Конвенция о сохранении фауны и флоры в их природном со-
стоянии 1933 г.;
Конвенция об охране природы и сохранении животного мира
в Западном полушарии 1940 г.;
Международная конвенция об охране птиц 1950 г.;
Европейская конвенция о защите животных при международной
перевозке 1968 г.;
Рамсарская конвенция о водно-болотных угодьях, имеющих
международное значение главным образом в качестве местообитаний
водоплавающих птиц 1971 г.;

104
§ 11. Животный и растительный мир в праве окружающей среды

Конвенция об охране культурного и природного наследия


1972 г.;
Конвенция о международной торговле видами дикой флоры
и фауны, находящимися под угрозой уничтожения 1973 г. (СИТЕС);
Конвенция об охране мигрирующих видов диких животных
1979 г.;
Европейская конвенция по охране дикой флоры, фауны и при-
родных сред обитания 1979 г.;
Соглашение о тропических лесах 2006 г.;
Конвенция о биологическом разнообразии 1992 г. и Картахен-
ский протокол по биобезопасности, а также др.;
2) договоры, охраняющие одну популяцию:
Международная конвенция по регулированию китобойного про-
мысла 1946 г.;
Временная конвенция о сохранении котиков северной части
Тихого океана 1957 г.;
Конвенция о сохранении тюленей Антарктики 1972 г.;
Соглашение между Правительством Союза Советских Социали-
стических Республик и Правительством Соединенных Штатов Амери-
ки о промысле королевского краба и крабов-стригунов 1973 г.;
Конвенция об охране и рациональном использовании ламы-
витони 1979 г.;
Соглашение о сохранении белых медведей 1973 г.;
Конвенция о сохранении запасов анадромных видов в северной
части Тихого океана 1992 г.;
Межамериканская конвенция по охране и сохранению морских
черепах 1996 г. и др.
Целью международного сотрудничества является сохранение дикой
флоры и фауны и их природных районов обитания. Особое внимание
уделяется исчезающим и уязвимым видам, включая и мигрирующие.
Государства берут на себя обязательства осуществлять меры для со-
хранения популяций дикой флоры и фауны или ее адаптации на не-
обходимом уровне.
Конвенция о биологическом разнообразии устанавливает в том
числе обязательства по сохранению и разумному использованию при-
родных ресурсов, по идентификации и наблюдению биологического
разнообразия, по проведению исследований, а также обязательства
в области народного образования, информирования общественности
и обязанности по оценке экологического воздействия видов деятель-
ности, могущих угрожать биологическому разнообразию. Имеются

105
Глава II. Международное право окружающей среды

также общие положения, касающиеся доступа к генетическим ресурсам


и соответствующей технологии, заимствования подобной технологии,
в том числе биотехнологии, а также относящиеся к международному
сотрудничеству и обмену информацией.
20 декабря 2000 г. Генеральная Ассамблея ООН провозгласила 22 мая
(день принятия Конвенции о биологическом разнообразии) Между-
народным днем биологического разнообразия (Резолюция 55/201),
а 20 декабря 2006 г. Генеральная Ассамблея провозгласила 2010 г. Меж-
дународным годом биоразнообразия (Резолюция 61/203). Она назначила
секретариат Конвенции о биологическом разнообразии координатором
Международного года биоразнообразия и предложила секретариату
сотрудничать с другими соответствующими органами ООН, многосто-
ронними природоохранными соглашениями, международными органи-
зациями и другими заинтересованными сторонами в целях привлечения
большего международного внимания к проблеме продолжающейся
утраты биоразнообразия.
Создание эффективной основы для сотрудничества и консультаций
между производителями и потребителями тропической древесины, содей-
ствие расширению международной торговли, поощрение и поддержание
исследований и разработок с целью рационального использования лесов
и освоения запасов древесины осуществляются на основе международ-
ных соглашений по тропической древесине 1983 г., 1994 г., а затем 2006 г.
В соответствии с Соглашением 1983 г. была создана Международная
организация по тропической древесине (International Tropical Timber
Organization – ITTO). Штаб-квартира этой организации с 1985 г. распо-
ложена в г. Йокогаме, Япония. Генеральная Ассамблея ООН 20 декабря
2006 г. провозгласила 2011 г. Международным годом лесов (Резолюция
61/193). Секретариат Форума ООН по лесам Департамента по экономиче-
ским и социальным вопросам выступит в роли координатора проведения
года в сотрудничестве с правительствами, международными региональны-
ми и субрегиональными организациями и процессами, совместным парт-
нерством по лесам, а также соответствующими основными группами.
Сотрудничество государств в сфере охраны растительного мира так-
же осуществляется Региональной конвенцией по управлению и сохра-
нению природных лесных плантаций в Центральной Америке 1993 г.,
Конвенцией о создании Европейской и Средиземноморской органи-
зации по защите растений 1951–1955 гг., Международной конвенцией
по защите растений 1951 г. (дополнена в 1979 и в 1997), Соглашением
о сотрудничестве в применении карантина растений и их охране от вре-
дителей и болезней 1959 г. и др.

106
§ 12. Регулирование обращения с опасными отходами

§ 12. Международно-правовое регулирование


обращения с опасными и токсическими отходами
§ 12. Регулирование обращения с опасными отходами
Опасные и токсические отходы, их трансграничная перевозка и уда-
ление – это одна из актуальных проблем современного мира. Несмотря
на развитие технологий по их переработке, рост человеческих потреб-
ностей и возможностей порождает новое поколение не подлежащих
переработке отходов, скапливающихся в больших объемах. Рост объ-
емов отходов и их оборот на Земле продолжается экспоненциально.
Как отмечается в докладе первой Конференции сторон Базельской
конвенции 1992 г., основное производство отходов приходится на про-
мышленно развитые страны, большинство из которых являются члена-
ми Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР).
В начале 90-х гг. объем производимых во всем мире опасных отходов
составлял примерно 400 млн т в год, из которых около 300 млн т были
произведены в странах ОЭСР.
Международно-правовое регулирование обращения отходов осуще-
ствляется на универсальном, региональном и двустороннем уровнях.
Основным универсальным инструментом, устанавливающим режим ме-
ждународного оборота опасных отходов, является Базельская конвенция
о контроле за трансграничной перевозкой опасных отходов и их удалением
1989 г. (Конвенция не распространяет свое действие на ядерные отходы,
а также на отходы, образующиеся вследствие эксплуатации морского
транспорта). В соответствии п. 1 ст. 2 Конвенции отходы – это веще-
ства или предметы, которые удаляются, предназначены для удаления
или подлежат удалению в соответствии с положениями национального
законодательства. Под понятие «опасные отходы» подпадают:
а) отходы, входящие в любую категорию, указанную в Приложении I
Базельской конвенции, а также отходы, которые непосредственно
не могут быть опасными, но могут быть в составе опасных веществ
(например, отходы, произведенные в результате обработки металлов
и пластика; отходы, произведенные вследствие переработки произ-
водственных отходов, и т.д.);
б) отходы, признанные в качестве таковых внутренним законода-
тельством государства экспорта, импорта или транзита.
В соответствии с п. 3 ст. 2 Конвенции трансграничная перевозка
представляет собой перемещение опасных и других отходов из района,
находящегося под национальной юрисдикцией одного государства,
в район или через район, находящийся под национальной юрисдикци-
ей другого государства, либо в район или через район, не находящийся

107
Глава II. Международное право окружающей среды

под национальной юрисдикцией какого-либо государства, при усло-


вии, что такая перевозка зарегистрирована по крайней мере в двух
государствах. В ст. 6 Конвенции изложены требования, обязательные
для сторон при трансграничной перевозке между ними.
Под удалением понимается операция, определенная в Приложе-
нии IV Базельской конвенции. Приложение разделено на две секции:
секция А включает традиционные формы удаления отходов, не пред-
полагающие повторное использование; секция В охватывает действия,
которые ведут к повторному или альтернативному использованию
сырья в форме рециркуляции или восстановления.
Протокол об ответственности и компенсации за ущерб, причиненный
трансграничными перевозками опасных отходов и их удалением, 1999 г.
регламентирует помимо ответственности сферу применения, превен-
тивные меры, исчисление совокупности причин ущерба, право регресса,
совместную вину, коллизии с другими соглашениями об ответственно-
сти и компенсации, финансовые ограничения, исковую давность, фи-
нансовые гарантии и страхование, механизм компенсации; закрепляет
процессуальные нормы.
Стокгольмская конвенция о стойких органических загрязнителях (СОЗ)
2001 г. запрещает или резко ограничивает производство, использование
и выбросы 12 основных СОЗ (ДДТ, диоксины, полихлордифенилы
и др.). При ее разработке и заключении стороны ссылались на поло-
жения Базельской конвенции, включая региональные соглашения,
разработанные в рамках ее ст. 11, а также на положения других при-
родоохранных конвенций.
Роттердамская конвенция о процедуре предварительного обоснованного
согласия в отношении отдельных опасных химических веществ и пести-
цидов в международной торговле 1998 г. устанавливает особую систему
регулирования в отношении определенных опасных химических со-
единений в международной торговле. Эта система позволяет:
– больше узнать о свойствах потенциально опасных химических
соединений, которые могут быть ввезены на территорию государств;
– импортирующим странам решать, какие химические вещества
они хотят получить, и предотвратить ввоз тех, в отношении которых
они не смогут обеспечить безопасное обращение;
– в случае совершения торговых сделок безопасно использовать
химические вещества;
– содействовать принятию решения по импортированию в будущем
этих химических веществ и доведению информации об этом решении
до сведения других стран.

108
§ 13. Охрана окружающей среды во время военных конфликтов

Среди региональных соглашений можно выделить IV Ломейскую


конвенцию о запрете на ввоз в Африку и контроле за трансграничной
перевозкой опасных отходов и их использованием внутри Африки
1989 г., Бамакскую конвенцию о запрещении ввоза опасных отходов
в Африку и контроле за трансграничным перемещением таких отходов
в Африке 1991 г. и др.

§ 13. Охрана окружающей среды


во время вооруженных конфликтов
§ 13. Охрана окружающей среды во время военных конфликтов
5 ноября 2001 г. Генеральная Ассамблея ООН объявила 6 ноября
каждого года Международным днем предотвращения эксплуатации
окружающей среды во время войны и вооруженных конфликтов (Ре-
золюция 56/4). Ущерб, причиняемый окружающей среде во время воо-
руженных конфликтов, еще долго после их прекращения сказывается
на состоянии экосистем и природных ресурсов и часто выходит за пре-
делы национальных территорий и срока жизни одного поколения.
Согласно Декларации по окружающей среде и развитию, приня-
той в Рио-де-Жанейро в 1992 г., мир, развитие и охрана окружающей
среды взаимозависимы и неразделимы, а война неизбежно оказывает
разрушительное воздействие на процесс устойчивого развития. Поэто-
му государства должны уважать международное право, обеспечиваю-
щее защиту окружающей среды во время вооруженных конфликтов,
и должны сотрудничать в деле его дальнейшего развития.
Связь между сохранением окружающей среды, сохранением мира
на Земле и обузданием гонки вооружений была озвучена в Резолюции
Генеральной Ассамблеи ООН «Об исторической ответственности госу-
дарств за сохранение природы Земли для нынешнего и будущих поколений»,
принятой на ее XXXVI сессии в 1981 г., и во Всемирной хартии природы
1982 г.
Стороны, участвующие в боевых действиях, несут ответственность
за соблюдение международных норм и соглашений, которые регули-
руют ведение войны. Некоторые из них имеют экологическую направ-
ленность, как, например, Конвенция о запрещении военного или любого
иного враждебного использования средств воздействия на природную
среду 1976 г. Конвенция является договором в области разоружения
и служит, в частности, для защиты природной среды во время военных
действий. Она запрещает враждебное использование природной среды
в качестве средства ведения войны. Ее положения дополняются в зна-
чительной мере положениями Дополнительного протокола I 1977 г.

109
Глава II. Международное право окружающей среды

к Женевским конвенциям 1949 г., непосредственно запрещающими


нанесение ущерба природной среде в ситуациях вооруженного кон-
фликта. Защита природной среды в случае вооруженного конфликта
предусматривается также, хотя об этом прямо и не говорится, другими
нормами и принципами международного гуманитарного права. Речь
идет об обычных нормах общего характера, касающихся ведения воен-
ных действий, к которым, например, относятся принцип проведения
различия между военными и гражданскими объектами при нападени-
ях и принцип соразмерности, запрещающий использование средств
и методов ведения войны, наносящих излишний ущерб. Конвенция
о запрещении военного или любого иного враждебного использования
средств воздействия на природную среду была разработана в рамках
Комитета по разоружению, принята Генеральной Ассамблеей ООН
10 декабря 1976 г. и открыта для подписания в Женеве 18 мая 1977 г.
5 октября 1978 г. она вступила в силу.
Вопросом защиты природной среды в период вооруженных кон-
фликтов на основании возложенных на него полномочий в области
международного гуманитарного права занимается Международный
комитет Красного Креста (МККК). Организация принимала участие
в работе Конференции по рассмотрению действия Конвенции 1976 г.,
а также в работе других международных форумов, в частности Конфе-
ренции в Рио-де-Жанейро 1992 г. После этого МККК организовал три
встречи экспертов, посвященные вопросу защиты природной среды
в период вооруженных конфликтов.
Международный уголовный суд, согласно его Статуту, обладает
юрисдикцией в отношении таких военных преступлений, как умыш-
ленное совершение нападения, когда известно, что такое нападение
явится причиной обширного, долгосрочного и серьезного ущерба
окружающей природной среде, который будет явно несоизмерим
с конкретным и непосредственно ожидаемым общим военным пре-
восходством (ст. 8 (2) (b) (iv)).
Огромное значение имеют международные договоры, направ-
ленные на ограничение гонки вооружений и разоружение. Среди
них Московский договор о запрещении испытаний ядерного ору-
жия в атмосфере, космическом пространстве и под водой; Договор
о нераспространении ядерного оружия; Конвенция о запрещении
разработки, производства и накопления запасов бактериологического
(биологического) оружия и об их уничтожении; Договор о запре-
щении размещения на дне морей и океанов и в его недрах ядерного
оружия и других видов оружия массового уничтожения; Конвенция

110
§ 13. Охрана окружающей среды во время военных конфликтов

о запрещении военного или любого иного враждебного использования


средств воздействия на природную среду и др.
Подводя итоги всему вышеизложенному, международным сообще-
ством государств достигнут значительный прогресс на пути формиро-
вания международного права окружающей среды и международно-
правового регулирования охраны отдельных объектов и компонентов
системы окружающей среды, что объясняется заинтересованностью
государств в повышении эффективности международного права в це-
лом, его отраслей и институтов в условиях «глобализирующего» мира.
Однако в настоящее время продолжает быть актуальной необходимость
совершенствования «институционального» сотрудничества (на уровне
деятельности международных организаций), а также систематиза-
ции и усовершенствования принципов и норм международного права
окружающей среды, осуществляемых путем установления и точного
формулирования содержания действующих норм, пересмотра уста-
ревших и разработки новых норм с учетом потребностей развития
международных отношений и закрепления в едином, внутренне со-
гласованном порядке этих норм в международном акте, который при-
зван с возможно большей полнотой регулировать международные
отношения по поводу охраны окружающей среды, ее рационального
использования и воспроизводства в целях обеспечения экологической
безопасности и устойчивого развития.

Контрольные вопросы
1. Каково содержание концепций «устойчивого развития» и «эко-
логической безопасности»?
2. Каковы основные виды специальных принципов международного
права окружающей среды?
3. Какое значение имеют нормы «мягкого» права для развития ме-
ждународного права окружающей среды?
4. Каковы основные направления взаимодействия международного
и национального права в сфере охраны окружающей среды?
5. Какую роль играют международные организации и глобальные
конференции в сфере охраны окружающей среды?
6. Назовите основные направления деятельности ЮНЕП.
7. Назовите основные международные соглашения в сфере охраны
морской, водной среды.
8. Какие международные соглашения предусматривают меры по ох-
ране воздушной среды, климата, озонового слоя? Каковы перспективы

111
Глава II. Международное право окружающей среды

международного сотрудничества по реализации Киотского протокола


после 2012 г.?
9. Назовите основные международные соглашения в сфере охраны
животного и растительного мира.
10. Назовите международно-правовые акты, регламентирующие
обращение опасных и токсических отходов. Что понимается под опас-
ными отходами в рамках Базельской конвенции о контроле за транс-
граничной перевозкой опасных отходов и их удалением?

Литература

1. Бекяшев К.А. О роли ООН в кодификации и прогрессивном раз-


витии международного экологического права // Труды Московской го-
сударственной юридической академии. М., 1997. № III. С. 146–152.
2. Валеев Р.М. Контроль в современном международном праве.
Казань, 2003.
3. Виноградов С.В., Магро Д.Б. Международное право окружающей
среды. М., 1996.
4. Действующее международное право: Документы: Учебное посо-
бие: В 2 т. / Сост. Ю.М. Колосов, Э.С. Кривчикова. М., 2007.
5. Колбасов О.С. Международно-правовая охрана окружающей сре-
ды. М., 1982.
6. Копылов М.Н. Введение в международное экологическое право:
Учебное пособие. М.: РУДН, 2007.
7. Молодцова Е.С. Охрана окружающей среды и международное
регулирование мирной ядерной деятельности. М., 2000.
8. Соколова Н.А. Теоретические проблемы международного права
окружающей среды. Иркутск, 2002.
9. Тимошенко А.С. Формирование и развитие международного права
окружающей среды. М., 1986.
10. Трусов А.Г. Международное экологическое право: Учебное по-
собие. М.: Изд-во МНЭПУ, 1999.
Глава III
ПРАВО МЕЖДУНАРОДНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

§ 1. Право международной безопасности


на современном этапе
Глава III. Право международной безопасности
§ 1. Право международной безопасности на современном этапе
Вся история человечества – это в значительной степени история
войн. Долгие столетия война была основным средством разрешения
международных конфликтов, способом создания, укрепления од-
них и уничтожения других государств. Миллионы невинных страдали
от агрессивной политики своих правителей. Тем не менее мир, тер-
пимость друг к другу, сотрудничество и взаимопомощь были нравст-
венной основой всех традиционных конфессий, которые и сегодня
призывают многих одуматься и всерьез озаботиться проблемой мира.
Человечеству нужно было пройти долгие тысячелетия исторического
развития для осознания того, что война должна быть объявлена вне
закона. Принято считать, что на рубеже XIX–XX вв. возник некий во-
дораздел между правом войны и правом мира. Большая заслуга в этом
принадлежит российским юристам, в первую очередь профессору
Санкт-Петербургского университета Ф.Ф. Мартенсу, который был
одним из организаторов «Гаагских конференций мира» 1899 г. и 1907 г.
Серьезным шагом на пути создания условий для всеобщего мира был
Пакт Бриана-Келлога 1928 г., запретивший войну как средство нацио-
нальной политики. Значительный вклад в развитие идей мира принад-
лежит Лиги Наций. Однако международное право и универсальные
институты международного сотрудничества на том этапе развития
не смогли противостоять нацизму, в результате человеческая история
получила одну из самых жестоких и кровопролитных войн.
С появлением ООН впервые международное право стало иметь в сво-
ем арсенале не только запрет на ведение агрессивной войны, но и дейст-
венный механизм принуждения возможного агрессора к миру и многие
другие средства мирного разрешения международных споров. Именно
этим созданный после Второй мировой войны миропорядок отличается
от довоенного. Всю мировую историю государства обеспечивали свою
безопасность самостоятельно либо в рамках оборонительных союзов.

113
Глава III. Право международной безопасности

Организация Объединенных Наций была создана с принципиально дру-


гой задачей – обеспечить мир и безопасность на коллективной универ-
сальной основе. Устав ООН определил пяти великим державам особый
статус – постоянных членов Совета Безопасности ООН с возложением
на них главной ответственности за международный мир и безопасность.
Объединенные Нации признали, что безопасность неделима, механиз-
мы, ее обеспечивающие, должны иметь универсальный характер и долж-
ны быть созданы на равной основе как для больших, так и для малых
государств. До сегодняшнего дня эти подходы находят свое отражение
не только на универсальном уровне, но и в национальной правовой
системе. Так, в концепции внешней политики РФ от 12 июля 2008 г.
провозглашено в качестве ключевой цели «воздействие на общемиро-
вые процессы в целях установления справедливого и демократического
миропорядка, основанного на коллективных началах в решении меж-
дународных проблем»1. В Докладе группы высокого уровня по вызовам,
угрозам и переменам был сделан следующий вывод: «Ни одно государ-
ство не может опираться только на свои силы. Коллективные стратегии,
коллективные учреждения и чувство коллективной ответственности со-
вершенно необходимы»2. Данный тезис был неоднократно подтвержден
в документах ООН, в частности в Докладе Генерального секретаря ООН
«При большей свободе: к развитию, безопасности и правам человека»,
в котором записано: «…в сегодняшнем мире ни одно государство, каким
бы могущественным ни было, не может защитить себя самостоятель-
но. Мы можем и должны действовать сообща»3. В соответствии с этим
подходом обеспечение безопасности нашего государства, равно как
и любого другого, возможно только в рамках коллективной стратегии
глобального масштаба.

§ 2. Понятие и принципы права международной безопасности


§ 2. Понятие и принципы права международной безопасности
В классическом представлении под безопасностью принято пони-
мать состояние защищенности от опасностей внутреннего и внешнего
характера. В Концепции национальной безопасности РФ защищенность
рассмотрена в динамике позитивных изменений, при которых обеспе-
чивается устойчивое позитивное развитие общества и государства: «Ин-

1
Концепция внешней политики РФ от 12 июня 2008 г.
2
Доклад Группы высокого уровня по вызовам, угрозам и переменам «Более безопас-
ный мир: наша общая ответственность». А/59/565. С. 12. См: www.un.org/secureworld.
3
Доклад Генерального секретаря ООН «При большей свободе: к развитию, безопасности
и правам человека». 2005. См: http: // www.un.org/russian/largefreedom/a59_2005.pdf.

114
§ 2. Понятие и принципы права международной безопасности

тересы государства состоят в незыблемости конституционного строя,


суверенитета и территориальной целостности России… в развитии
равноправного и взаимовыгодного международного сотрудничества».
Рядом исследователей безопасность рассматривается и как «оп-
ределенная система гарантий территориальной целостности, сувере-
нитета и всех других национальных интересов – гарантий, основы-
вающихся на силовых средствах политики»1. Подобный подход, как
представляется, существенно сужает инструментарий регулирования.
Обеспечить безопасность в современном мире исключительно сило-
выми средствами невозможно, и это крайне неэффективная стратегия.
Кроме военной безопасности необходимо обеспечивать безопасность
экономическую, социальную, экологическую и др. При этом состоя-
ние безопасности обеспечивается не только защитой от угроз, но их
нейтрализацией за счет механизмов мирного сотрудничества и взаи-
модействия в самых разных сферах государственной деятельности,
жизни гражданского общества.
Что касается соотношения понятий национальной и международной
безопасности, то в доктрине принято их рассматривать в диалектиче-
ской взаимосвязи. Так, профессор С.А. Егоров считает, что «в совре-
менных условиях под национальной безопасностью уже недостаточно
понимать лишь физическую и морально-политическую способность
государства защищать себя от внешних источников угрозы своему
существованию, поскольку обеспечение национальной безопасности
оказалось в диалектической взаимосвязи с международной безопасно-
стью, с поддержанием и упрочением всеобщего мира»2.
На сегодняшний день наиболее корректным, емким и обоснован-
ным является следующий подход к определению понятия междуна-
родной безопасности: международная безопасность – это состояние
международных отношений, при которых отсутствует опасность
для существования, функционирования и развития как каждого госу-
дарства в отдельности, так и всех государств, всего международного
сообщества в целом.
Принципы международного права в системе обеспечения междуна-
родной безопасности
Как системообразующая отрасль международного права отрасль права
международной безопасности основана на соответствующих базовых,

1
Золотарев В.А. Военная безопасность государства российского. М.: Кучково поле,
2001. С. 193.
2
Международное право: Учебник / Отв. ред. А.А. Ковалев, С.В. Черниченко. 3-е изд.,
перераб. и доп. М.: ТК Велби; Проспект, 2008. С. 752.

115
Глава III. Право международной безопасности

или, как это принято в доктрине, основных, общепризнанных принципах


международного права. Прежде всего это принципы, непосредственно
закрепленные в Уставе ООН: суверенного равенства государств; непри-
менения силы или угрозы силой; мирного разрешения международных
споров; территориальной целостности и неприкосновенности государ-
ства; равноправия и самоопределения народов; невмешательства в дела,
входящие во внутреннюю компетенцию государства; добросовестного
соблюдения взятых на себя международных обязательств и сотрудни-
чества. В последующем в Декларации о принципах международного
права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между
государствами, 1970 г. и в Заключительном акте СБСЕ 1975 г. подробно
раскрывается содержание указанных принципов, а также появляются
новые принципы, среди которых уважение прав человека и нерушимость
границ, последний из которых является некой трансформацией прин-
ципа территориальной целостности. Все указанные принципы имеют
системообразующее значение и должны в соответствии с идеологией
Устава ООН рассматриваться во взаимосвязи. Применимость всех ука-
занных принципов непосредственно в системе обеспечения междуна-
родной безопасности не вызывает никакого сомнения. По существу
императивные принципы являются той юридической основой, на ко-
торой формируются нормы, институты и все системы международной
безопасности. По мнению профессора С.В. Черниченко, «опыт Второй
мировой войны показал, что поддержание мира и безопасности необхо-
димо для нормального существования всего человечества. С этим было
согласно все мировое сообщество. Соблюдение принципов Устава было
непременным условием достижения указанной цели»1.
Помимо основных императивных принципов международного права
можно выделить и специальные, отраслевые принципы, присущие
праву международной безопасности. Нужно, однако, отметить, что
все они находятся на разной стадии формирования и закрепления
в международном праве. Ряд исследователей считают их либо норма-
ми обычного международного права, либо международно-правовы-
ми обязательствами. Н.Ю. Ильин, например, в своей работе «Россия
и концепции международной безопасности» вообще считает, что «эти
принципы нереальны, поэтому мировое сообщество их рассматривать
не стало, а жизнь их вообще отринула»2. Тем не менее будем условно

1
Международное право: Учебник / Отв. ред. А.А. Ковалев, С.В. Черниченко. 3-е изд.,
перераб. и доп. С. 47.
2
Ильин Н.Ю. Россия и концепции международной безопасности // Россия и меж-
дународные режимы безопасности: Сборник работ участников проекта «Российская

116
§ 2. Понятие и принципы права международной безопасности

их рассматривать как формирующиеся правовые принципы между-


народной безопасности.
Среди них следующие принципы:
– принцип неделимости международного мира и безопасности. Хоть
этот принцип и не нашел своего отражения в Уставе ООН, его суще-
ствование продиктовано духом Устава, его актуальность постоянно
подтверждается развитием интеграционных и глобальных процессов
в мире. Данный принцип встречается в ряде международно-правовых
документов, в том числе на региональном уровне. Так, в Основопола-
гающем акте о взаимных отношениях, сотрудничестве и безопасности
между Российской Федерацией и Организацией Североатлантического
договора (Париж, 27 мая 1997 г.) в ст. 1 стороны определили: «Исходя
из принципа неделимости безопасности всех государств Евроатланти-
ческого сообщества, Россия и НАТО будут совместно работать, с тем
чтобы внести вклад в создание в Европе общей и всеобъемлющей безо-
пасности…» Данный принцип широко представлен как в зарубежной,
так и в отечественной доктрине международного права. В свое время
Г.И. Тункин писал: «Мир неделим и вооруженное нападение одного
государства на другое, независимо от того, идет ли речь о больших
или малых государствах, является нарушением мира, в поддержании
которого заинтересованы все государства»1;
– принцип разоружения. По мнению ряда авторов, «принцип разору-
жения в современном международном праве проходит стадию конвен-
ционного становления и конкретизации. Пока он сводится в основном
к обязанности государств добиваться разоружения путем заключения
международных соглашений, а также имплементировать нормы, со-
держащиеся в уже заключенных соглашениях»2. Начало своего фор-
мального закрепления этот принцип берет в Декларации ООН о прин-
ципах международного права, касающихся дружественных отношений
и сотрудничества между государствами 1970 г., в которой записано, что
«все государства должны добросовестно вести переговоры с целью ско-
рейшего заключения универсального договора о всеобщем и полном
разоружении под эффективным международным контролем». В рамках
ООН на протяжении многих лет функционируют Конференция по ра-
зоружению, Первый комитет Генеральной Ассамблеи ООН и Комиссия
политическая культура и международное право». М.: Московский общественный на-
учный фонд, 1998. С. 78.
1
Тункин Г.И. Теория международного права. М.: Междунар. отношения, 1970.
С. 181.
2
Базилевский Б.Н. Международно-правовые аспекты региональной безопасности:
Дис. … д-ра юрид. наук. М.: ДА МИД СССР, 1983. С. 80.

117
Глава III. Право международной безопасности

ООН по разоружению. Статья 11 Устава ООН наделяет Генеральную


Ассамблею ООН правом «рассматривать общие принципы сотрудниче-
ства в деле международного мира и безопасности, в том числе принци-
пы, определяющие разоружение и регулирование вооружений, и делать
в отношении этих принципов рекомендации членам Организации или
Совету Безопасности или Членам Организации и Совету Безопасности».
Гонка вооружений также рассматривается Уставом ООН как противоре-
чащая самой цели учреждения ООН – избавлению грядущих поколений
от бедствий войны. Г.И. Тункин в отношении этого принципа пишет:
«Гонка вооружений, неизбежно ведущая к обострению международной
обстановки, противоречит принципу мирного сосуществования госу-
дарств, заложенному в Уставе ООН и являющемуся общепризнанным
принципом международного права»1, однако и он признает, что «вряд ли
верно было бы утверждать, что уже полностью сформировался обще-
признанный принцип разоружения»2. Практически такой же позиции
придерживался И.И. Лукашук, по мнению которого «если такой прин-
цип и существует, то он представляет собой принцип-идею, а не норму
позитивного права. Обязательства государств в этой области сформу-
лированы в принципе неприменения силы»3. Принцип разоружения
корректнее было бы назвать принципом международных отношений,
чем международного права. Идеалом реализации данного принципа
является сведение всех военных потенциалов государств мира до уровня,
необходимого для самообороны, что в сущности отвечает изложенной
в Уставе ООН идеологии отказа от ведения агрессивных войн;
– принцип равной и одинаковой безопасности. Данный принцип пред-
ставляет собой перенос принципа суверенного равенства государств
в сферу международной безопасности. В реальной жизни провозгла-
шенное равенство всех государств не является абсолютным. При ра-
венстве в правах государства не могут быть уравнены в первую очередь
в возможностях, например такие государства, как США и Лаос, Россия
и Люксембург. Однако режим международной безопасности не может
основываться на преимуществах более сильного, хотя именно этого
часто пытаются добиваться некоторые наиболее сильные государства.
Фактическое неравенство государств в ресурсах обеспечения индиви-
дуальной безопасности компенсируется организацией ими групповых

1
Тункин Г.И. Теория международного права. М.: Зерцало, 2000. С. 64.
2
Там же. С. 65.
3
Лукашук И.И. Международное право: Особенная часть: Учебник для студентов
юрид. фак. и вузов / Рос. Акад. наук, Ин-т государства и права, Академ. правовой ун-т.
3-е изд., перераб. и доп. М.: Волтерс Клувер, 2007. С. 307.

118
§ 2. Понятие и принципы права международной безопасности

систем безопасности, сокращающих разрыв между их правом на рав-


ную безопасность и способностью реализации этого права1. Институ-
ционально это реализуется через всю систему ООН, в рамках которой
любые государства равны в возможностях и им предоставлены равные
гарантии безопасности. Государства также реализуют данный принцип
через систему договоров о взаимопомощи и различные региональные
организации безопасности и коллективной обороны, где любая угроза
национальной безопасности для любого из членов является общей угро-
зой. Данный принцип в доктрине часто представляется и как совокуп-
ность таких принципов, как принцип взаимного обеспечения безопасности
(отказ от односторонних преимуществ, взаимные равные обязательства)
и принцип одинаковой безопасности (стратегическое равновесие)2;
– принцип ненанесения ущерба безопасности других государств, пред-
полагающий учет интересов и достижение согласия в вопросах безопас-
ности на основе консенсуса. Еще в XVIII в. Иммануил Кант писал, что
именно главенство «правового принципа» служит источником запрета
на применение силы в столкновении интересов народов3. К сожалению,
современный мир еще очень далек от истинного понимания необходи-
мости реализации в международных отношениях данного принципа;
– принцип запрещения пропаганды войны вытекает по сути из прин-
ципа запрещения агрессивной войны и выделяется рядом авторов
как относительно самостоятельный принцип4. В отношении данного
принципа Специальный комитет по принципам международного права
сделал согласованный вывод, что «в соответствии с целями и принци-
пами Организации Объединенных Наций государства должны воздер-
жаться от пропаганды агрессивных войн»5.
Актуальной для рассмотрения права международной безопасности
является проблема соотношения принципов международного права.
В принятой Генеральной Ассамблеей ООН 24 октября 1970 г. Деклара-
ции о принципах международного права, касающихся дружественных
отношений и сотрудничества между государствами, четко указано, что

1
См.: Скакунов Э.И. Система международно-правовых гарантий безопасности го-
сударств: Дис. ... д-ра юрид. наук. М.: ДА МИД СССР, 1984. С. 234.
2
См.: Международное публичное право: Учебник / Л.П. Ануфриева, Д.К. Бекяшев,
К.А. Бекяшев, В.В. Устинов [и др.]; Отв. ред. К.А. Бекяшев. 4-е изд., перераб. и доп. М.:
ТК Велби; Проспект, 2005. С. 390.
3
См.: Кант И. Метафизика нравов. Часть первая: Метафизические начала учения
о праве // Собрание сочинений: В 6 т. Т. 4. М., 1965. С. 279.
4
См.: Тункин Г.И. Теория международного права. М.: Зерцало, 2000. С. 70.
5
Доклад Специального комитета по принципам международного права. А/7326.
П. 111. Нью-Йорк, 1968.

119
Глава III. Право международной безопасности

«при толковании и применении изложенные выше принципы являются


взаимосвязанными, и каждый принцип должен рассматриваться в кон-
тексте всех других принципов»1. Несмотря на то что декларации, принятые
Генеральной Ассамблеей ООН, носят лишь рекомендательный характер,
авторитет данного положения не вызывает сомнения, так как Декларация
была принята при абсолютном согласии всех членов ООН, без голосо-
вания и без каких-либо разночтений применяется в дипломатической
практике уже почти сорок лет. Тем не менее именно вопрос соотношения,
взаимосвязи принципов международного права становится все острее
именно с точки зрения международной безопасности. На стыке двух прин-
ципов – неприменения силы и угрозы силой, уважения территориальной
целостности и суверенитета государств, с одной стороны, и уважения прав
и свобод человека – с другой, возникла теория возможных «гуманитар-
ных интервенций», реализация которой на практике привела к акциям
НАТО в Югославии в 1999 г., в Ираке в 2003 г., последняя продолжается
и по сей день. А соотношение принципов территориальной целостности
и права наций на самоопределение в последнее время, ввиду прецедентов
с провозглашением независимости Косово и Южной Осетии с Абхазией,
стало одной из самых обсуждаемых тем не только в науке международного
права, но и в самых разных кругах современного общества.
В первую очередь нужно отметить, что появление в Уставе принципа
равноправия и самоопределения народов нисколько не противоречило
принципу территориальной целостности и во все последующие годы
рассматривалось как правовая основа процесса деколонизации. Более
того, данный принцип означает главным образом правовую возможность
самоидентификации отдельного народа в рамках существующих государ-
ственно-властных институтов. Для того чтобы реализовать данное право,
субъект (народ) должен соответствовать ряду критериев. В доктрине
обычно выделяют следующие критерии: проживание на одной террито-
рии, экономическая и социальная целостность, наличие определенных
элементов общей культуры2. Конечно, теоретически право на самоопре-
деление может быть реализовано вплоть до отделения. Именно в этом
случае и возникает конфликт с точки зрения толкования принципов и,
как следствие, может произойти подрыв обстановки мира и безопасно-
сти в целых регионах мира. С правовой точки зрения ситуация с отделе-
1
Декларация о принципах международного права, касающихся дружественных от-
ношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом Организации
Объединенных Наций // Организация Объединенных Наций: Сборник документов.
М., 1981. С. 459–469.
2
См.: Черниченко С.В. Содержание принципа самоопределения народов. (Совре-
менная интерпретация.) М., 1999. С. 16.

120
§ 2. Понятие и принципы права международной безопасности

нием представлена в нормах международного права следующим образом.


В Декларации ООН о принципах международного права, касающихся
дружественных отношений и сотрудничества между государствами,
1970 г. четко определено: «…всякая попытка, направленная на то, чтобы
частично или полностью разрушить национальное единство и террито-
риальную целостность страны, несовместима с целями и принципами
Устава ООН»1. Однако при этом должен быть соблюден ряд условий. Так,
при раскрытии содержания принципа равноправия и самоопределения
народов в Декларации отдельно отмечено: «Ничто в вышеприведенных
абзацах не должно толковаться как санкционирующее или поощряющее
любые действия, которые вели бы к расчленению или частичному или
полному нарушению территориальной целостности или политического
единства суверенных и независимых государств, действующих с соблю-
дением принципа равноправия и самоопределения народов, как этот
принцип изложен выше, и, вследствие этого, имеющих правительства,
представляющие весь народ, принадлежащий к данной территории, без
различия расы, вероисповедания и цвета кожи»2. Все это означает, что
отделение претендующего народа от существующего государства, если
в нем этому народу предоставлены все условия для самоопределения
(представительство в институтах власти и управления, свободный выбор
формы внутригосударственной самоорганизации и др.), неправомерно.
Но в то же время если государство действительно нарушает эти условия,
а при этом, возможно, нарушает еще и другие принципы международ-
ного права – неприменения силы, мирного разрешения международных
споров (как это было в Грузии начиная с 1991 г.), указанная запретитель-
ная норма Декларации ООН 1970 г. перестает действовать в отношении
этого народа и теоретически он имеет право на самоопределение вплоть
до отделения. Подобный подход находит свое отражение в доктрине.
По мнению профессора С.В. Черниченко, «вопрос об отделении может
быть поставлен только тогда, когда соответствующему народу государ-
ство не предоставляет возможности для участия в управлении этим
государством, когда государство не соблюдает принцип равноправия
и самоопределения народов»3.
1
Декларация о предоставлении независимости колониальным странам и народам
1960 г. // Международное право в документах. М., 1982. С. 18–20.
2
Декларация о принципах международного права, касающихся дружественных от-
ношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом Организации
Объединенных Наций // Организация Объединенных Наций: Сборник документов.
С. 459–469.
3
Черниченко С.В. Содержание принципа самоопределения народов. (Современная
интерпретация.) С. 24.

121
Глава III. Право международной безопасности

Есть также определенные сложности в толковании принципа не-


вмешательства во внутренние дела государства. Как в отечественной,
так и в зарубежной доктрине встречаются суждения, что «отсутствие
в Уставе ООН нормативного закрепления критериев того, что следует
считать внутренними делами государства и что составляет вмешательство
в эти дела, обусловливает довольно широкое социально-политическое
пространство для действий ООН в каждом конкретном случае»1. Нужно
отметить, что отсутствие четкого общепринятого толкования принципов,
особенно в их соотношении, продолжает приводить к серьезным кризис-
ным ситуациям. По мнению многих авторов, в том числе иностранных
исследователей, отсутствие четкого соотношения данных принципов –
залог кризисных моментов в целом всей системы обеспечения между-
народного мира и безопасности под эгидой ООН2. В этой связи не раз
выдвигались инициативы о кодификации принципов международного
права. Остается надеяться на то, что рано или поздно это произойдет, так
как указанная проблема, без сомнения, является краеугольным камнем
дальнейшего позитивного развития всего международного права.

§ 3. Источники права международной безопасности


§ 3. Источники права международной безопасности
К числу основных источников права международной безопасности
в первую очередь следует отнести Устав ООН. На нем фактически
строится вся современная система международной безопасности,
и в отличие от Статута Лиги наций данный императивный акт содер-
жит не только действенные средства обеспечения мира и безопасно-
сти, но и эффективные механизмы по принуждению к миру. Среди
важнейших актов ООН в сфере международной безопасности следует
назвать Декларацию о принципах международного права, касающихся
дружественных отношений и сотрудничества между государствами
в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций 1970 г.,
Определение агрессии, принятое Генеральной ассамблеей ООН 1974 г.,
а также многочисленные резолюции Генеральной Ассамблеи и Совета
Безопасности ООН. Среди актов регионального характера особое зна-
чение имеют акты ОБСЕ в силу признания их большим количеством
государств (в настоящее время членами Организации являются 55 го-
сударств, включая все европейские, центральноазиатские государст-
1
Бекмурзаев Б.А. Внутригосударственные вооруженные конфликты и международное
положение: Дис. … канд. юрид. наук. М.: ДА МИД РФ, 1994. С. 106.
2
Aiyaz Husain. The United States and the Failure of UN Collective Security // American
Journal of International law. 2007. July. Vol. 101. № 5. P. 581.

122
§ 3. Источники права международной безопасности

ва – бывшие республики СССР, а также США и Канаду), в первую


очередь это сам Хельсинкский заключительный акт 1975 г., и целый
ряд принятых в последующем деклараций. Особое значение имеет
Парижская хартия для новой Европы, принятая на саммите СБСЕ
в 1990 г., которая помимо реорганизации соглашения в полноценную
организацию провозгласила множество актуальных до сегодняшнего
дня принципиальных положений по проблемам обеспечения между-
народной безопасности. Среди наиболее прогрессивных международ-
но-правовых документов, выработанных в ОБСЕ после парижского
саммита, следует выделить Хартию европейской безопасности 1999 г.,
в которой были определены основные приоритетные направления,
средства и методы обеспечения европейской безопасности.
Среди источников права международной безопасности большое
значение имеют акты регионального характера, принятые в развитие
положений Устава ООН. В регионе Евразии международно-правовые
акты создаются в первую очередь в рамках международных организа-
ций по проблемам безопасности, таких как НАТО, ОДКБ, ШОС и др.
Важное значение помимо учредительных актов данных международных
организаций (Вашингтонский договор 1949 г., Декларация о создании
ШОС 2001 г., Хартия Шанхайской организации сотрудничества 2002 г.,
Устав ОДКБ 2002 г., имеют многочисленные договоры, декларации
и прочие акты, принимаемые государствами – участниками данных
организаций по проблемам сотрудничества в области коллективной
безопасности.
Особое место среди источников права международной безопасности
занимают договорные нормы в сфере разоружения, сокращения воо-
ружений и контроля над вооружениями. Большая заслуга в разработке
многих документов в данной сфере принадлежит Конференции по ра-
зоружению, в которую входит 61 государство, Комитету по разоруже-
нию Генеральной Ассамблеи ООН и Комиссии ООН по разоружению.
К соглашениям о многостороннем разоружении и регулировании воо-
ружений относятся следующие: Договор об Антарктике 1959 г. (преду-
сматривает демилитаризацию континента и запрещает испытание лю-
бого вида оружия); Договор о запрещении испытаний ядерного оружия
в атмосфере, в космическом пространстве и под водой 1963 г. (допускает
ядерные испытания лишь на подземных полигонах); Договор о запре-
щении ядерного оружия в Латинской Америке и Карибском бассейне
1967 г. (Договор Тлателолко) (запрещает испытание, использование,
производство, накопление и приобретение ядерного оружия странами
региона; все пять ядерных держав являются его участниками); Договор

123
Глава III. Право международной безопасности

о принципах деятельности государств по исследованию и использо-


ванию космического пространства, включая Луну и другие небесные
тела, 1967 г. (Договор о космическом пространстве) (предписывает,
что космическое пространство должно использоваться лишь в мир-
ных целях, а ядерное оружие не может быть размещено или испытано
в космическом пространстве); Договор о нераспространении ядерного
оружия 1968 г. (ДНЯО) (предусматривает, что государства, не имеющие
ядерного оружия, согласны никогда не приобретать ядерное оружие,
а взамен им обещан доступ к гражданским ядерным технологиям;
государства, располагающие ядерным оружием, берут обязательство
стремиться к проведению переговоров по прекращению гонки ядер-
ных вооружений и ядерному разоружению); Договор о запрещении
размещения на дне и под дном морей и океанов ядерного оружия
1971 г. (Договор о морском дне) (запрещает размещение ядерного
оружия и других видов оружия массового уничтожения на дне морей
и океанов); Конвенция о бактериологическом (биологическом) оружии
1971 г. (КОБО) (запрещает разработку, производство и накопление
биологических и содержащих токсины препаратов, а также предусмат-
ривает уничтожение такого оружия и средств его доставки); Конвенция
о конкретных видах обычного оружия 1980 г. (КОКВОО) (запрещает
определенные виды обычных вооружений, которые считаются нанося-
щими чрезмерные повреждения или имеющими неизбирательное дей-
ствие); Договор о зоне, свободной от ядерного оружия, в южной части
Тихого океана 1985 г. (Договор Раротонга) (запрещает размещение,
приобретение и испытание ядерных взрывных систем и сбрасывание
ядерных отходов в данной зоне); Договор об обычных вооруженных
силах в Европе 1990 г. (ДОВСЕ) (ограничивает численность различных
видов обычных вооружений в регионе, простирающемся от Атланти-
ческого океана до Уральских гор); Конвенция по химическому ору-
жию 1992 г. (КХО) (запрещает разработку, производство, накопление
и использование химического оружия в мировом масштабе и требует
его уничтожения); Договор о зоне, свободной от ядерного оружия,
в Юго-Восточной Азии 1995 г. (Бангкокский договор) (запрещает
разработку и размещение ядерного оружия на территории государств –
участников Договора); Договор о зоне, свободной от ядерного оружия,
в Африке 1996 г. (Пелиндабский договор) (запрещает разработку и раз-
мещение ядерного оружия на Африканском континенте); Договор
о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний 1996 г. (ДВЗЯИ)
(вводит запрет во всем мире на любые виды ядерных испытаний в лю-
бой среде); Конвенция о противопехотных минах 1997 г. (запрещает

124
§ 4. Современная система права международной безопасности

использование, накопление, производство и передачу противопехот-


ных мин и предусматривает их уничтожение). Более подробно данные
источники рассмотрены в рамках специального раздела.

§ 4. Современная система права


международной безопасности
§ 4. Современная система права международной безопасности
При рассмотрении международной безопасности как определенного
состояния международных отношений обнаруживается, что система
международной безопасности – явление гораздо более сложное, чем
простая совокупность международных отношений. Систему междуна-
родной безопасности целесообразно рассматривать через взаимосвя-
занную совокупность следующих элементов:
– общепризнанных принципов и норм международного права;
– международно-правовых режимов обеспечения безопасности;
– институциональных механизмов международной безопасности.
В свою очередь среди международно-правовых режимов как элемен-
тов системы международной безопасности можно выделить:
– режим мирного разрешения международных споров (переговоров,
обследования, посредничества, примирения, арбитража, судебного
разбирательства, обращения к региональным органам, соглашениям
или иными мирными средствами);
– режим поддержания, а равно восстановления международного
мира и безопасности, не связанный с использованием вооруженных сил
(полный или частичный перерыв экономических отношений, железно-
дорожных, морских, воздушных, почтовых, телеграфных, радио и других
средств сообщения, а также разрыв дипломатических отношений);
– режим принуждения к миру с использованием вооруженных сил
(совокупность действий и мер воздушными, морскими или сухопутны-
ми силами, какие окажутся необходимыми для поддержания и (или)
восстановления международного мира и безопасности; в их числе
демонстрация, блокада и другие операции воздушных, морских и су-
хопутных сил членов ООН);
– режим разоружения, сокращения и ограничения вооружений
(режим нераспространения ядерного оружия, создания безъядерных
зон, режим запрета разработки, производства и накопления запасов
бактериологического (биологического) и токсинного оружия и их унич-
тожения и многие другие);
– режим международного контроля;
– меры по укреплению доверия.

125
Глава III. Право международной безопасности

При этом сами институциональные механизмы международной


безопасности, т.е. непосредственно организационные формы, через
которые реализуются вышеуказанные режимы, образуют самостоя-
тельную систему, в которую как элементы входят, помимо механизмов
индивидуальной безопасности, три организационные формы коллек-
тивной безопасности:
– универсальная (основные органы ООН (Совет Безопасности,
Генеральная Ассамблея, Международный суд, Секретариат), вспомога-
тельные органы (Комиссия международного права, ПРООН, ЮНКТАД
и др.), специализированные учреждения ООН, а также международные
организации, приобретающие в силу большого количества членов ха-
рактер универсальности (такие как МАГАТЭ, которое реализует режим
международного контроля над обязательствами 187 государств));
– региональные соглашения и организации (созданные и функцио-
нирующие в соответствии с гл. VIII Устава ООН (Европейский Союз,
ОБСЕ, СНГ и ряд других));
– соглашения о коллективной обороне (созданные в соответствии
со ст. 51 Устава ООН: Договор Рио-де-Жанейро (1948 г.), Вашингтон-
ский договор о создании НАТО (1949 г.), Договор АНЗЮС (1952 г.), До-
говор о коллективной безопасности Лиги арабских государств (1952 г.),
Договоры СЕАТО (1955 г.) и многие другие).
В свете современного развития указанных институциональных ме-
ханизмов обеспечения международной безопасности наиболее остро
сегодня стоят проблемы реформирования и повышения эффективно-
сти ООН, особенно Совета Безопасности ООН как главного междуна-
родного органа, ответственного за обеспечение мира и безопасности,
за которым необходимо сохранить функции контроля и руководства
при осуществлении операций по поддержанию мира, в первую оче-
редь связанных с использованием вооруженных сил. Несмотря на то
что Устав ООН приветствует вовлеченность региональных структур
в решение проблем безопасности, на практике такие оборонительные
союзы, как НАТО, фактически присваивают себе статус и возможности
ООН, чем полностью подрывают авторитет и нормальное функцио-
нирование всей системы международной безопасности, что в свою
очередь приводит к многочисленным нарушениям норм и принципов
международного права.
В отличие от групповой безопасности (которая базируется на со-
ответствующих договорах о взаимопомощи между отдельными госу-
дарствами), в основе которой, так же как и в основе индивидуальной,
лежат интересы отдельного государства, «система коллективной безо-

126
§ 4. Современная система права международной безопасности

пасности обеспечивает индивидуальные интересы через призму общего


субъективного интереса всего мирового сообщества»1.
В современной доктрине зачастую понятия международной и коллек-
тивной безопасности или индивидуальной и национальной безопасности
считают тождественными, что неверно. Так, национальная безопасность
РФ – и это находит свое отражение в концепции национальной безопас-
ности России – обеспечивается не только средствами индивидуальной
(т.е. реализуемой самим государством самостоятельно) безопасности, а,
наоборот, главным образом коллективными усилиями на основе соот-
ветствующих международных соглашений (в рамках ООН, ОДКБ и др.).
Поэтому в определенном смысле национальная безопасность может
быть как коллективная, так и индивидуальная. Так, и международ-
ная безопасность, т.е. безопасность всего мира, различными авторами
рассматривается как через коллективные усилия, так и через простую
совокупность самостоятельных действий государств, согласующихся
с общепринятыми принципами и нормами международного права. В це-
лях недопустимости смешения понятий и уточнения их взаимосвязей
предложена схематичная классификация видов безопасности.

Безопасность
Международная Национальная
(безопасность (безопасность
всего мира) конкретного государства)

Коллективная Индивидуальная
(реализуемая совместно (реализуемая государствами
несколькими государствами) самостоятельно)

1) универсальная 1) внутренняя и внешняя


2) региональная 2) государственная
и общественная

Так же как система международной безопасности, состоящая из уни-


версального и регионального компонентов, система национальной
безопасности имеет в качестве составных элементов внутреннюю
и внешнюю и государственную и общественную безопасность.
1
Скакунов Э.И. Система международно-правовых гарантий безопасности государств:
Дис. ... д-ра юрид. наук. С. 247.

127
Глава III. Право международной безопасности

Впервые термин «национальная безопасность» (который фактиче-


ски означал безопасность государственную) был использован в 1904 г.
в послании президента Т. Рузвельта Конгрессу США. В данном тер-
мине интересы государства и нации едины, тем самым доктрина безо-
пасности автоматически легитимируется, так как в ее основе лежит на-
циональный – общественный – интерес. В западной доктрине вообще
интересы безопасности, национальные интересы, фундаментальные
западные ценности являются почти тождественными понятиями.
С появлением понятия национальная безопасность понятия госу-
дарственная и общественная безопасность практически нивелирова-
лись. При таком подходе (т.е. фактически через замену этих понятий)
национальный интерес стал по сути вбирать в себя и общественный
и государственный, фактически становясь определяющим для по-
следних.
При рассмотрении триады «национальная, государственная и об-
щественная безопасность», определении их взаимосвязи необходи-
мо понимание того, что в основе каждой из них лежит безопасность
конкретного человека. И это главное достижение и императив совре-
менного миропорядка и самого международного права. Достаточно
вспомнить принцип, идущий еще с римского права: hominum causa
omne jus gentium constitutum est (все международное право создано
для блага человека). Это и должно отличать истинное демократическое
государство от авторитарного – то, что в основе интересов страны,
концепций ее внешней политики и безопасности (как международной,
так и национальной) лежат не интересы и приоритеты государствен-
но-властных институтов, а законные права и свободы человека как
высшая ценность.

§ 5. Разоружение и ограничение вооружений


§ 5. Разоружение и ограничение вооружений
Избрав в качестве цели избавление будущих поколений от бедст-
вий войны, Объединенные Нации встали на путь создания необходи-
мых механизмов, правовых средств разоружения. Разоружение – это
объективная разумная потребность, неотъемлемый элемент мирного
сосуществования цивилизаций, полное же разоружение – идеальная
модель мирового сообщества. Существуют точки зрения, особенно
в российской доктрине, что разоружение является принципом между-
народного права. Как уже было упомянуто в настоящем исследовании,
более взвешенным подходом к рассмотрению принципа разоружения
представляется позиция И.И. Лукашука, по мнению которого «если

128
§ 5. Разоружение и ограничение вооружений

такой принцип и существует, то он представляет собой принцип-идею,


а не норму позитивного права. Обязательства государств в этой области
сформулированы в принципе неприменения силы»1.
Первым шагом на пути разоружения было принятие в 1959 г. Резо-
люции Генеральной Ассамблеи ООН, которая определила полное ра-
зоружение как конечную цель международных усилий в этой области.
Советский Союз был инициатором этого прогрессивного документа.
И в действительности именно наше государство было одной из основ-
ных движущих сил, наряду с США, в деле всеобщего разоружения.
Согласно устоявшейся терминологии «разоружение – это средство
обеспечения международной безопасности посредством комплекса
совместных действий государств, направленных на сокращение гонки
вооружений, ограничение, сокращение вооружений до уровня разум-
ной достаточности, необходимого для обороны»2.
Институциональной основой для выработки идей и норм на уни-
версальном уровне в сфере разоружения являются на сегодняшней
день Конференция по разоружению, Первый комитет Генеральной
Ассамблеи ООН и Комиссия ООН по разоружению.
Проблема разоружения на протяжении десятилетий является, пожа-
луй, одной из самых актуальных среди круга проблем международной
безопасности. Однако нужно отметить, что в последние годы, особенно
в новом тысячелетии, данная международно-правовая проблематика,
несмотря на предпринимаемые инициативы, не имеет достаточного
эффективного развития. Как отметил Президент России В.В. Путин
в своем докладе на Мюнхенской конференции по проблемам между-
народной безопасности в феврале 2007 г., «потенциальная опасность
дестабилизации международных отношений связана с очевидным
застоем в области разоружения». Развитие межгосударственного диа-
лога в сфере разоружения можно условно разделить на сферы: режим
нераспространения ОМУ, ограничение и сокращение стратегических
наступательных вооружений до пределов необходимой самообороны,
сокращение и контроль над обычными вооружениями. Самостоятель-
ное рассмотрение данных сфер условно, так как вопросы разоружения,
сокращения вооружений и контроля над вооружениями во всех сферах
представляют собой взаимосвязанную систему.

1
Лукашук И.И. Международное право: Особенная часть: Учебник для студентов
юрид. фак. и вузов / Рос. Акад. наук, Ин-т государства и права, Академ. правовой ун-т.
3-е изд., перераб. и доп. С. 307.
2
Правовая основа обеспечения национальной безопасности Российской Федерации /
Под ред. А.В. Опалева. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2004. С. 362.

129
Глава III. Право международной безопасности

Режим нераспространения ОМУ


Практически в одно время с учреждением ООН – прогрессивной
универсальной организацией, созданной для целей мира и безопасно-
сти, было впервые осуществлено применение ядерного оружия против
мирного населения. Сотни тысяч невинных жизней в японских горо-
дах Хиросима и Нагасаки навсегда сделали проблему использования
ядерного оружия проблемой номер один.
С развитием политики сдерживания в условиях «холодной войны»
не только непосредственно ядерная угроза, но и последствия форми-
рования этих потенциалов, их испытания, стали вызывать серьезную
обеспокоенность мирового сообщества, так как накопление радиоак-
тивных осадков было способно вызвать необратимые и непредсказуе-
мые последствия для окружающего мира.
Первым шагом на пути создания правовых механизмов запрещения
ядерных испытаний было подписание в 1963 г. ядерными державами
Московского договора о запрещении испытаний ядерного оружия
в атмосфере, в космическом пространстве и под водой, участниками
которого на сегодняшний день являются свыше 130 государств. Далее
последовало подписание Договора об ограничении подземных испы-
таний ядерного оружия 1974 г. и уже в 1996 г. был подписан Договор
о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний. Несмотря на то
что его участниками стали более 170 государств, из которых более
100 его уже ратифицировали, основной проблемой остается то, что
не ратифицировали его ряд ядерных держав, в первую очередь США.
Важнейшим элементом предотвращения использования ядерного
оружия является учрежденный мировым сообществом режим нерас-
пространения. В 1968 г. был подписан Договор о нераспространении
ядерного оружия, который предусматривал обязательства ядерных
держав не передавать ядерное оружие и военные ядерные технологии,
а другим государствам предписывал воздержаться от их производства
и приобретения. Контроль за выполнением странами взятых обяза-
тельств был возложен на специально созданную для этого междуна-
родную организацию – Международное агентство по атомной энергии
(МАГАТЕ). В 1995 г. Договор был продлен бессрочно, его участниками
на сегодняшний день являются свыше 80 государств. Заслуги режима
нераспространения невозможно переоценить. Еще в 1963 г., когда
членами «ядерного клуба» были только четыре государства, Правитель-
ство США делало прогнозы, что за десять лет ядерным оружием будут
обладать до 25 стран. Однако прошло около полувека, и известно, что
только у восьми государств есть ядерные арсеналы.

130
§ 5. Разоружение и ограничение вооружений

Тем не менее у режима нераспространения существуют серьезные


и трудноразрешимые проблемы. В соответствии с Договором 1968 г. го-
сударства взяли обязательства по нераспространению военного компо-
нента ядерных технологий, напротив, мирное использование атомной
энергии признано наиболее эффективным, а обмен соответствующими
знаниями всячески приветствуется. Так, в ст. 4 Договора указывается
на то, что никакое положение Договора не следует толковать как за-
трагивающее право участников развивать исследования, производство
и использование ядерной энергии в мирных целях. Более того, в со-
ответствии с данной статьей все участники обязуются способствовать
самому полному обмену оборудованием, материалами, научной и тех-
нической информацией об использовании ядерной энергии в мирных
целях, имеют право участвовать в таком обмене.
В результате около 60 государств сегодня эксплуатируют или
строят ядерные реакторы и не менее 40 имеют промышленную и на-
учную базу, которая дает им возможность – в случае, если они сде-
лают такой выбор, – произвести ядерное оружие довольно быстро1.
И такой выбор, что более чем парадоксально, позволяет им сделать
сам Договор. Так, ст. 10 дает право участникам выйти из него, если
они решат, что связанные с содержанием настоящего Договора ис-
ключительные обстоятельства поставили под угрозу высшие ин-
тересы страны (как известно, только КНДР пока воспользовалась
данным правом).
Серьезные проблемы вызывает и отсутствие среди государств –
участников Договора некоторых из новых ядерных государств, в ча-
стности Израиля, которые не несут никакой международно-правовой
ответственности за распространение ядерных материалов. Учитывая
возможность попадания данных технологий и материалов в руки тер-
рористов, ужасающей выглядит и официальная статистика: в течение
прошедшего десятилетия были задокументированы более 200 случаев
незаконного оборота ядерных материалов2.
Непростая миссия по разрешению указанных проблемных аспектов
возложена на специальную международную организацию, осуществ-
ляющую контроль за соблюдением положений Договора 1968 г., – Ме-
ждународное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ). Реализуется
механизм контроля посредством заключения каждым из государств –
участников ДНЯО специального соглашения с МАГАТЭ.
1
Доклад группы высокого уровня по вызовам, угрозам и переменам «Более безопасный
мир: наша общая ответственность». А/59/565. С. 46. См: www.un.org/secureworld.
2
Там же. С. 47. См: www.un.org/secureworld.

131
Глава III. Право международной безопасности

Большое значение для укрепления режима нераспространения


имеют созданные по всеми миру в рамках реализации ст. VII Догово-
ра региональные безъядерные зоны. Безъядерными зонами на сегодня
являются:
– Антарктика (Договор об Антарктике 1959 г.);
– космическое пространство, включая Луну и другие небесные тела
(Договор по космосу 1967 г.);
– дно морей и океанов и их недра (Договор о неразмещении ОМУ
в указанных пространствах 1971 г.);
– Латинская Америка (Договор Тлателолко 1967 г.);
– южная часть Тихого океана (Договор Раротонга 1985 г.);
– Африка (Договор Пелиндаба 1996 г.);
– Юго-Восточная Азия (Бангкокский договор 1995 г.);
– Архипелаг Шпицберген (Договор о Шпицбергене 1920 г.);
– Аландские острова (Договор об Аландских островах между СССР
и Финляндией 1920 г.).
Данный режим активно развивается, ведутся исследования и изу-
чаются возможности по установлению подобного режима в некоторых
регионах Азии, Ближнего Востока, на Корейском полуострове1. Знако-
вым событием является обращение Казахстана в ООН в 2002 г. о соз-
дании в регионе безъядерной зоны, в результате которого 8 сентября
2006 г. был подписан Договор о зоне, свободной от ядерного оружия,
в Центральной Азии. С точки зрения формирования будущих безъя-
дерных зон большое значение имеет проблема утилизации отработан-
ных элементов ядерных реакторов, списанных с «боевого дежурства»
ядерных боезарядов. Не секрет, что кладбищем таких высокоопасных
материалов является Арктика. На универсальном уровне нужна согла-
сованная единая программа уничтожения ядерных материалов, так как
это, особенно для будущих поколений, наиболее опасный источник
утечки и радиационного заражения, а также крайне незащищенный
объект возможного террористического нападения, который способен
нанести не меньший вред, чем боевое ядерное оружие.
О масштабах проблемы утилизации свидетельствуют открытые
данные о количестве оружейного плутония, наработанного в США
и СССР. Так, за более чем 50-летний период в США было наработано
около 100 т, а в СССР – около 125 т оружейного плутония. Как извест-
но, изотопное разбавление плутония оружейного качества «граждан-
1
См: Метелина О.В. Международно-правовое регулирование режима безъядерных
зон и современные тенденции его развития. Европейское право: Дис. … канд. юрид.
наук. Казань, 2007.

132
§ 5. Разоружение и ограничение вооружений

ским» плутонием не приводит к выводу результирующего продукта


из категории материала прямого использования, т.е., по определению
МАГАТЭ, не переводит его в форму, непригодную для изготовления
ядерного взрывного устройства. Таким образом, на сегодняшний день
международно признанными являются два возможных варианта ути-
лизации: иммобилизация плутония (остекловывание совместно с вы-
сокорадиоактивными отходами) и «сжигание» оружейного плутония
в МОКС-топливе энергетических реакторов. При этом последний
способ является приоритетным, так как иммобилизация потенциально
обладает более низким «барьером» против возможного обратного вы-
деления плутония из остеклованных форм по сравнению с отработав-
шим МОКС-топливом. На сегодняшний день действует Соглашение
между РФ и США, подписанное в сентябре 1998 г., об утилизации
плутония, по которому стороны подтвердили намерение поэтапно
изъять из своих ядерных оружейных программ около 50 т плутония
и переработать его так, чтобы никогда нельзя было использовать этот
материал в ядерном оружии. В отличие от утилизации плутония в силу
существенных различий физических характеристик урана и плуто-
ния задача утилизации высокообогащенного урана оказывается более
простой: снижение содержания делящегося изотопа U-235 с 93–95%,
характерных для оружейного ВОУ, до 3–5%, необходимых для изго-
товления топлива ядерных реакторов АЭС, может осуществляться
путем разбавления ВОУ природным или слабообогащенным ураном.
В рамках подписанного в 1993 г. Российско-американского межправи-
тельственного соглашения по ВОУ/НОУ, предусматривающего перевод
500 т извлеченного из российского ядерного оружия ВОУ в низкообо-
гащенный уран для топлива американских АЭС, российскими специа-
листами была разработана уникальная технология разбавления ВОУ,
позволяющая иметь в качестве выходного продукта НОУ, полностью
отвечающий требованиям соответствующего национального стандарта
США. За период только с 1995 по 2000 г. на трех российских предпри-
ятиях (УЭХК, Екатеринбург; СХК, Томск; ГХК, Красноярск) было
разбавлено почти 100 т ВОУ (что эквивалентно примерно 3700 боеза-
рядам), причем в 1999 г. был достигнут рубеж переработки в 30 т в год.
Соответственно в США было отправлено 2800 т НОУ на сумму около
2 млрд долларов, которые использовались по поступлении в Россию
для повышения уровня ядерной безопасности атомной энергетики,
очистки радиационно загрязненных территорий, конверсии пред-
приятий военного ядерного комплекса, развития фундаментальной
и прикладной науки.

133
Глава III. Право международной безопасности

Не менее серьезно выглядит и проблема распространения и утилиза-


ции других видов оружия массового уничтожения (ОМУ) – химического
и бактериологического оружия. При участии СССР в 1972 г. была подпи-
сана Конвенция о запрещении разработки, производства и накопления
запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия
и об их уничтожении. В 1993 г. была подписана Конвенция о запре-
щении разработки, производства, накопления и применения химиче-
ского оружия и о его уничтожении, по которой Россия, в частности,
обязалась ликвидировать 100% своего химического оружия к 29 апреля
2012 г. Химическое и бактериологическое оружие – это страшное зло.
Согласно одному из наихудших сценариев нападение с применением
всего лишь одного грамма рецептуры натуральной оспы, закачанной
в боеприпас, может привести к гибели от 100 тыс. до 1 млн человек.
В 1919 г. от пандемии гриппа погибло около 100 млн человек – гораздо
больше, чем во время Первой мировой войны, причем они погибли
за период чуть больше года. Сегодня аналогичный вирус способен убить
десятки миллионов человек за гораздо меньший срок1.
Основной проблемой реализации данных конвенций является то, что
уничтожение этого поистине зверского оружия требует не меньших, а по-
рой и значительно больших ресурсов, чем само производство. Осложняет
ситуацию и существование более 6000 химических предприятий, которые
в принципе могут стать объектами нападений и источниками получения
химических материалов. Очень остро стоит проблема появления новых
арсеналов химического и бактериологического оружия. По мнению экс-
пертов, «неспособность большинства стран мира противостоять развитым
государствам в экономическом и военном плане в условиях глобально-
го развития мира вынуждает их искать альтернативные пути обеспече-
ния собственной безопасности»2. В этой связи возрастает актуальность
для выработки соответствующих запретов на производство новых типов
оружия массового уничтожения (радиологического, психотропного и др.),
применение которого может причинить не меньший, а в некоторых слу-
чаях и значительно больший ущерб, особенно если оно будет находится
в распоряжении международного терроризма.
Современная ситуация требует также существенного развития между-
народно-правового режима нераспространения не только самого ОМУ,
но и средств его доставки – прежде всего ракетных технологий. Данный

1
Доклад группы высокого уровня по вызовам, угрозам и переменам «Более безопасный
мир: наша общая ответственность». А/59/565. С. 23. См: www.un.org/secureworld.
2
Международный терроризм: борьба за геополитическое господство: Монография /
Под ред. А.В. Возженикова. М.: РАГС, 2005. С. 16.

134
§ 5. Разоружение и ограничение вооружений

запрет на распространение ракетных технологий позволил бы косвенным


образом существенно снизить риски процесса распространения ОМУ.
В этом отношении прогрессивным является учрежденный в 1987 г. Режим
контроля за ракетными технологиями (РКРТ), однако очевидная слабость
данного режима обусловлена его неюридическим и неуниверсальным
характером (только 34 государства принимают в нем участие).
Отдельной составляющей режима нераспространения является со-
временное развитие международно-правовых договоренностей о запрете
размещения ОМУ и других видов оружия в космическом пространстве.
Как известно, в соответствии с Договором о принципах деятельности
государств по исследованию и использованию космического простран-
ства, включая Луну и другие небесные тела, от 1967 г. на небесных телах
и в космическом пространстве запрещено размещение ОМУ, однако
всеобщего запрета на размещение всех видов оружия в космическом
пространстве данный Договор не содержит. Между тем такое оружие,
размещенное в космосе, имело бы глобальную зону действия, высокую
готовность к применению, возможность скрытного воздействия на кос-
мические и наземные объекты и их выведения из строя. В связи с этим
режим запрета на размещение любого оружия в космосе должен быть
фактически приравнен к режиму нераспространения ОМУ на земле.
По мнению российского Президента В.В. Путина, высказанному им
на Мюнхенской конференции по проблемам безопасности, «милита-
ризация космоса может спровоцировать непредсказуемые для мирового
сообщества последствия – не меньшие, чем начало ядерной эры».
На протяжении последних лет Российская Федерация активно
продвигает идею и разрабатывает соответствующие международно-
правовые нормы, связанные с возможностью установления режима
демилитаризации космического пространства. Еще на Саммите ты-
сячелетия ООН в Нью-Йорке в 2000 г. по инициативе России было
начато активное обсуждение круга вопросов, связанных с запрещением
размещения оружия в космосе. В развитие данного диалога в Москве
11–14 апреля 2001 г. состоялась Конференция под девизом «Космос
без оружия – арена мирного сотрудничества в XXI веке». Среди ее
ключевых тем были как вопросы недопущения размещения оружия
в космическом пространстве, так и перспективы мирного использова-
ния космоса. В работе Конференции приняли участие около 1300 экс-
пертов из 105 стран мира. Указанная инициатива России получила
воплощение в российско-китайском документе «Возможные элементы
будущей международно-правовой договоренности о предотвраще-
нии размещения оружия в космическом пространстве, применения

135
Глава III. Право международной безопасности

силы или угрозы силой в отношении космических объектов», который


27 июня 2002 г. был представлен на Конференции по разоружению
в Женеве. Соавторами документа выступили Белоруссия, Вьетнам,
Зимбабве, Индонезия, Сирия. Развивая выдвинутое на 56-й сессии
Генеральной Ассамблеи ООН предложение о введении моратория
на размещение в космосе боевых средств, Россия 5 октября 2004 г.
заявила на 59-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН о том, что она
не будет первой размещать в космическом пространстве оружие любого
вида, и призвала все другие государства, обладающие космическим
потенциалом, последовать ее примеру. 10 мая 2005 г. в Москве Пре-
зидентом Российской Федерации, премьер-министром Люксембурга
(в тот период – Председателем Евросоюза), Председателем Комиссии
Европейских сообществ, Верховным представителем ЕС по внешней
политике была утверждена «Дорожная карта» по общему пространст-
ву внешней безопасности. В ней в качестве одной из приоритетных
областей сотрудничества России и ЕС зафиксировано положение
об «активной поддержке через ООН и Конференцию по разоружению
цели предотвращения гонки вооружений в открытом космосе как
одного их необходимых условий укрепления стратегической стабиль-
ности и развития международного сотрудничества в области изучения
и исследования космического пространства в мирных целях». В ходе
60-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН Россия внесла на рассмот-
рение международного сообщества проект резолюции «Меры по обес-
печению транспарентности и укреплению доверия в космической
деятельности». Цель Резолюции – выяснить мнение государств от-
носительно целесообразности дальнейшей разработки в современных
условиях международных мер транспарентности и укрепления доверия
в космосе (МТДК). Состоявшееся на Генеральной Ассамблее ООН
8 декабря 2005 г. голосование выявило широкую поддержку российской
инициативы. За документ проголосовало 178 государств при одном
«воздержавшемся» (Израиль) и одном «против» (США).
Этапным событием в этой сфере стало внесение на обсуждение
на Конференции по разоружению в феврале 2008 г. подготовленного
совместно Россией и КНР проекта Договора о предотвращении раз-
мещения оружия в космическом пространстве, применения силы или
угрозы силой в отношении космических объектов (ДПРОК). Среди
прогрессивных норм данного проекта Договора запрет на размещение
любого оружия в космическом пространстве, при этом сам термин «ору-
жие» трактуется договором более чем широко. В соответствии с проек-
том он означает «любое устройство, размещенное в космическом про-

136
§ 5. Разоружение и ограничение вооружений

странстве, основанное на любом физическом принципе, специально


созданное или переоборудованное для уничтожения, повреждения или
нарушения нормального функционирования объектов в космическом
пространстве, на Земле или в ее воздушном пространстве, а также
для уничтожения населения, компонентов биосферы, важных для су-
ществования человека, или для нанесения им ущерба».
В соответствии со ст. 2 проекта Договора «государства-участники
обязуются не выводить на орбиту вокруг Земли любые объекты с любы-
ми видами оружия, не устанавливать такое оружие на небесных телах
и не размещать такое оружие в космическом пространстве каким-либо
иным образом; не прибегать к применению силы или угрозе силой
в отношении космических объектов; не оказывать содействия и не
побуждать другие государства, группы государств или международ-
ные организации к участию в деятельности, запрещаемой настоящим
Договором». Однако спорным выглядит включение в договор поло-
жений ст. V, которая гласит: «Ничто в настоящем Договоре не может
быть истолковано как препятствующее осуществлению государства-
ми-участниками права на самооборону в соответствии со статьей 51
Устава ООН». Безусловно, данный Договор на может затрагивать не-
отъемлемое право государств на осуществление коллективной и ин-
дивидуальной самообороны, но упоминание данной возможности
в контексте рассматриваемого проекта Договора фактически может
быть истолковано двояко и привести лишь к частичной демилитари-
зации космического пространства (т.е. к возможности размещения
в космосе любых потенциалов для целей самообороны). На деле же
всегда очень сложно провести грань между потенциалами оборони-
тельного и наступательного характера. Несмотря на данные спорные
положения по вопросу подписания Договора, ведутся активные кон-
сультации и в ближайшей перспективе можно ожидать их завершения.
Подписание данного Договора, придание режиму демилитаризации
космического пространства универсального характера будут значимым
шагом на пути укрепления международной безопасности.
Ограничение и сокращение стратегических наступательных воору-
жений до пределов необходимой самообороны
В контексте глобальной проблемы разоружения, всеобщей под-
держки режима нераспространения и сокращения ядерного оружия
международное сообщество применяло всяческие усилия по сокра-
щению других видов оружия (не только ОМУ). В силу невозможности
достижения идеальной модели – полного разоружения на первый план
вышла тема ограничения и сокращения наступательных вооружений.

137
Глава III. Право международной безопасности

Реализация этой тенденции шла в развитие принципа неприменения


силы (отказа от агрессии), закрепленного в международном праве,
в первую очередь в Уставе ООН. Подразумевалась возможность уничто-
жения вооружений до пределов, необходимых для самообороны. В силу
условий «холодной войны» главными акторами разоружения своих
наступательных арсеналов стали СССР и США. В 1972 г. было подпи-
сано Соглашение об ограничении стратегических вооружений (ОСВ-1),
которое включало в себя как неотъемлемый элемент стратегической
стабильности Договор о противоракетной обороне (ПРО), ограничи-
вающий число районов ПРО, и Временное соглашение о некоторых
мерах в области ограничения стратегических наступательных воору-
жений, которое ограничило число пусковых установок стратегических
ракет и число баллистических ракет на подводных лодках.
В 1979 г. в развитие достигнутых договоренностей было подпи-
сано новое соглашение – ОСВ-2, предусматривающее ограничение
пусковых установок и баллистических ракет класса «земля – воздух»
до 2250 единиц. Несмотря на успешную ратификацию в полной мере,
Соглашение так и не было выполнено.
Особенно проблемным аспектом данного стратегического сотруд-
ничества на сегодняшний момент является реализация Договора о про-
тиворакетной обороне. За годы своего существования Договор показал
свою эффективность как инструмент стратегической стабильности
и не только в отношениях между СССР и США, но и между другими
ядерными державами, для которых появление современной противо-
ракетной обороны сводит на нет их незначительные ядерные арсеналы,
не имеющие средств прохождения ПРО (в частности, Франция, Китай
и др.). В 1999 г. на Генеральной Ассамблее ООН 80 государств выска-
зались за поддержку резолюции в защиту ПРО. Несмотря на это, после
нескольких лет дорогостоящих испытаний, принимая во внимание
позицию России, грозящую приостановить выполнение своих обяза-
тельств по СНВ-1, 2, что было законодательно закреплено при их рати-
фикации1, 13 июня 2002 г. США официально вышли из ПРО и объявили
о начале полномасштабных действий по строительству национальной
системы противоракетной обороны. Следующим шагом, направлен-
ным на подрыв стратегической стабильности, было объявление проекта
об установке противоракетной обороны в странах Восточной Европы
(10 противоракет в Польше и радар в Чехии). Несмотря на уверения
американских руководителей в том, что вся система ПРО, в том числе
1
Иванов И.С. Внешняя политика России и мир: ст. и выступления. М.: РОССПЭН,
2000. С. 123.

138
§ 5. Разоружение и ограничение вооружений

ее европейский компонент, рассчитана на предотвращение ядерных


угроз из нестабильных азиатских стран, в первую очередь из Ирана
и КНДР, вряд ли у кого вызывает сомнение, что «в основе планов раз-
вертывания противоракетной обороны США лежит антироссийская
и антикитайская политика Вашингтона»1. В противном случае амери-
канским руководством было бы с большим энтузиазмом воспринято
предложение Президента России об использовании для этих целей
Габалинской РЛС (военной базы ВС РФ в Азербайджане). Эта РЛС
позволяет «прикрыть» всю Европу, включая ее юго-восток. При этом
радар в Азербайджане не способен засечь пуски российских баллисти-
ческих ракет, которые в случае войны с Америкой проследуют через
Северный полюс в сторону Соединенных Штатов.
В ракетно-ядерной сфере сегодня действует Договор о сокращении
стратегических потенциалов от 24 мая 2002 г. (вступил в силу 1 июня
2003 г.). Его составной частью является подписанный еще в 1991 г.
Договор о сокращении и ограничении стратегических наступательных
потенциалов (СНВ-1). Общий срок установленного Договорами режима
сокращения вооружений действует до 2012 г. и предусматривает уничто-
жение стратегических ядерных боезарядов до 1700–2000 единиц. То есть
за этот период стратегическое и тактическое ядерное вооружение будет
уничтожено на 80%. Однако также с реализацией данного соглашения
есть очень много вопросов и претензий к американской стороне. Де-
монтаж ракет с ядерными боезарядами в США фактически носит харак-
тер частичного уничтожения (разбираются лишь некоторые из модулей
ракет), таким образом, формируется возвратный потенциал.
Еще одним важным соглашением по сокращению стратегических
наступательных вооружений является подписанный в 1987 г. советско-
американский Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности
(РСМД) (от 500 до 5500 км). По данному Договору СССР ликвидировал
899 развернутых и 700 неразвернутых ракет средней дальности и 1096 –
меньшей дальности. Несмотря на свою прогрессивность, серьезной
проблемой остается отсутствие у режима ликвидации ракет средней
и меньшей дальности характера универсальности. Многие государства,
в первую очередь КНР, а также Корейская Народно-Демократическая
Республика, Республика Корея, Индия, Иран, Пакистан, Израиль,
осуществляют разработку и накопление данного класса ракет. Сущест-
вуют также сведения о том, что в силу определенной обеспокоенности
и соответствующих потенциальных угроз от ряда указанных государств,
1
Романченко Ю.Г. Охота на Россию: наши враги и «друзья» в XXI веке. М.: Вече,
2005. С. 70.

139
Глава III. Право международной безопасности

несмотря на запреты, установленные Договором, Соединенные Штаты


также продолжают разработку в этой сфере. Такая ситуация крайне
негативно сказывается на обороноспособности Российской Федера-
ции. В октябре 2007 г. Президент В.В. Путин выдвинул инициативу
о придании глобального характера обязательствам, зафиксированным
в Договоре между СССР и США о ликвидации их ракет средней и мень-
шей дальности (РСМД). Инициатива была поддержана американски-
ми партнерами. Общие позиции по данному вопросу были отражены
в Совместном заявлении по Договору о РСМД, распространенном в ка-
честве официального документа на 62-й сессии Генеральной Ассамб-
леи ООН и на Конференции по разоружению. Отклик подавляющего
большинства членов мирового сообщества – одобрительный. Но есть
и государства, которые по разным причинам не проявили готовности
его поддержать. С этой целью Российская Федерация выступила с ини-
циативой (в частности, на прошедшей 13 февраля 2008 г. Конференции
по разоружению) разработки и заключения многостороннего соглашения
на базе соответствующих положений Договора о РСМД. В Деклара-
ции московской сессии Совета коллективной безопасности ОДКБ
5 сентября 2008 г. обращено отдельное внимание на то, что «серьезную
обеспокоенность вызывает распространение ракет средней дальности
и меньшей дальности наземного базирования, в том числе вблизи зоны
ответственности Организации. Государства – члены ОДКБ, отмечая от-
сутствие у себя такого оружия, приветствуют инициативу по выработке
универсального соглашения, которое предусматривало бы глобальную
ликвидацию этих двух классов ракет и их полный запрет»1.
Несмотря на высокую актуальность процесса сокращения стра-
тегического вооружения, особенно оружия массового уничтожения,
проблема разоружения с самого начала ее актуализации затрагивала
и обычные вооружения. В период после Второй мировой войны как
никогда раньше, особенно на европейском континенте, ощущался
чрезмерный избыток военной техники, различного рода вооружений,
в том числе совсем недавно принадлежавшей «вражеским государст-
вам». Однако добиться согласованных совместных мер по сокращению
обычных вооружений десятилетиями не удавалось, напротив, Европа,
расколотая на два фронта (НАТО и ОВД), фактически балансировала
на грани начала военных действий. Определенное движение в этом
направлении началось с Хельсинкским процессом в 1975 г. и учрежде-
нием Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе. Поэтому
достигнутое соглашение в 1990 г. в виде Договора об обычных вооруже-
1
http:www.mid.ru/brp_4.nsf.

140
§ 5. Разоружение и ограничение вооружений

ниях в Европе было наиболее прогрессивным шагом в деле укрепления


стабильности на континенте путем введения жестких равных квот
на обычное вооружение для стран Западной Европы и соответственно
европейских стран «соцлагеря» и СССР. По мнению экспертов, «в со-
четании с мерами доверия Договор кардинально изменил военно-по-
литическую обстановку в Европе и фактически снял вопрос о возмож-
ности проведения внезапных крупномасштабных операций, ведущих
к возможному захвату территорий на Европейском континенте»1.
В соответствии с Договором устанавливались равные квоты по обыч-
ным вооружениям по обе стороны (страны НАТО и ОВД) на террито-
рии от Атлантики до Урала:
– 20 000 танков;
– 20 000 артиллерийских орудий;
– 30 000 боевых бронированных машин;
– 6800 боевых самолетов;
– 2000 ударных вертолетов.
Указанные квоты были распределены между соответствующими
государствами с каждой из сторон.
На универсальном уровне также наметился определенный прогресс:
6 декабря 1991 г. был учрежден Регистр обычных вооружений Органи-
зации Объединенных Наций, повышающий уровень транспарентности
в военной области. Предусматривалось представление государствами-
членами ежегодных отчетов о продаже и покупке ими обычных вооруже-
ний и имеющихся у них запасов вооружений, а также об их оборонных
структурах, политике и доктринах. По данным ООН2, на сегодняшний
день 172 государства предоставляют соответствующую информацию
в Регистр. Однако Регистр и по сей день сильно страдает из-за несвое-
временного представления отчетов3.
После лавины прокатившихся демократических революций и сме-
ны режимов в 89–90-х годах страны Центральной и Восточной Европы
все больше начинают тяготеть к Западу, НАТО, реинтегрироваться
в единую Европу. Более того, Организация Варшавского договора
прекращает свое существование вместе с самим СССР, а уже в 1999 г.
часть стран Центральной и Восточной Европы становятся полно-
правными членами НАТО. Все это неминуемо требовало пересмот-

1
Военно-политические аспекты европейской безопасности и Россия: Сборник
статей. М.: ДА МИД РФ, 2000. С. 8.
2
См.: http:/www.un.org/Russian/peace/disarmament/arms.html.
3
Доклад группы высокого уровня по вызовам, угрозам и переменам «Более безопасный
мир: наша общая ответственность». А/59/565. С. 43. См: www.un.org/secureworld.

141
Глава III. Право международной безопасности

ра положений ДОВСЕ. Российская дипломатия активно добивалась


пересмотра квот по обычным вооружениям в связи с расширением
НАТО и возникновением потенциальных военных угроз на границах
России. На очередном Саммите ОБСЕ в 1999 г. в Стамбуле при гаран-
тиях России вывести свои войска из Грузии и Молдовы (фактически
для того, чтобы «расчистить» этим республикам путь в НАТО) был
подписан адаптированный ДОВСЕ. Новый документ устанавливал
скорректированные квоты по обычным вооружениям для европей-
ских государств, которые позволяли обеспечить паритет сил с Россией
и ее союзниками по СНГ, были также учтены российские требования
по объемам вооружений для центральных районов и приграничных
зон. По мнению экспертов, адаптированный ДОВСЕ решал все данные
моменты: «В совокупности эти режимы (центр и фланги) адаптиро-
ванного ДОВСЕ формируют своего рода пояс безопасности по всему
периметру европейских рубежей России. При этом Россия сохранила
право перебрасывать силы из ныне спокойной северной зоны в кри-
зисные районы на юге. Все это вместе взятое существенно нивелирует
негативные последствия расширения НАТО для безопасности России
и европейской стабильности»1.
В последующие годы Россия вывела свои войска из Молдовы и Гру-
зии, ратифицировала адаптированный ДОВСЕ, но, к сожалению, ев-
ропейские государства ратифицировать этот документ не торопились.
В силу чего, увязывая также свое решение с предстоящим размещением
в Европе американской ПРО, с 12 декабря 2007 г. Россия приостано-
вила свое участие в упомянутом Договоре.
Но так ли плохо для российских стратегических интересов отсут-
ствие действенного, адаптированного механизма ДОВСЕ?
Во-первых, необходимо уточнить, что Россия не вышла из Догово-
ра, а лишь приостановила его действие до ратификации адаптирован-
ного соглашения соответствующими странами Европы.
Во-вторых, нужно отметить, что с точки зрения военной безопас-
ности ДОВСЕ в последнее время не играл на европейском континен-
те какой-либо значимой роли в вопросах ограничения вооружений.
Ни одно из государств НАТО не использовало предоставленные квоты
по максимуму, более того, имеет значительно меньшее вооружение,
чем возможно по ДОВСЕ (что касается, например, американских ВС
в Европе, их вообще по некоторым видам оружия на 90% меньше, чем
предусматривают пороговые значения).
1
Военно-политические аспекты европейской безопасности и Россия: Сборник
статей. С. 20.

142
§ 5. Разоружение и ограничение вооружений

В-третьих, если в целом анализировать перспективы установления


равных квот по обычным вооружениям для стран НАТО и России, это
недостижимый и сомнительный с точки зрения эффективности ре-
зультат. Реально только СССР по обычным вооружениям превосходил
все силы НАТО в Европе вместе взятые, причем в два раза, сейчас же
силы НАТО в 3–4 раза превосходят российские. Для России сегодня
нет ни смысла, ни финансовой возможности стремиться к паритету
с Западом по обычным вооружениям из-за его огромного превосходства
в экономическом потенциале и людских ресурсах. По мнению ряда авто-
ритетных экспертов, «те, кто выступают за сохранение количественного
военного паритета между Россией и остальной Европой (включая силы
США в Европе), пусть и неявно, исходят из того, что холодная война
продолжается и может перерасти в горячую войну между Россией и зна-
чительной частью остального мира. В действительности же вероятность
такой войны равна нулю»1. При всей негативности процесса расширения
НАТО к границам России этот процесс накладывает и определенный
отпечаток на саму организацию. Учитывая принцип консенсуального
принятия любых решений в НАТО, согласовать единую позицию по во-
енной агрессии против России будет скорее всего невозможно.
Сегодня назрела необходимость согласования и внедрения качест-
венно иных международно-правовых форм и механизмов бюджетного
контроля военных расходов государств. На фоне масштабного разду-
вания финансирования обороны в США европейцы с каждым годом
все меньше тратят и хотят тратить на безопасность, и это оправданная
тенденция. По мнению экспертов, иракский пример показывает, что
«несмотря на многократное превосходство военной мощи, ни Со-
единенные Штаты, ни их союзники не в состоянии вести длительную
войну даже локального характера. В эпоху глобализации срабатывает
иная система ограничения военных возможностей»2. На международ-
ном уровне, возможно, на европейском, необходимо согласование
не лимитов вооружений, а средств, затрачиваемых на военную безо-
пасность с учетом территорий, угроз, протяженности границ и разных
возможностей разных экономик. Приоритетом же должен быть чело-
век, гуманитарная составляющая – это главный тезис современного
международного права.

1
Ульман Р. Россия, Запад и переосмысление понятия безопасности // Безопасность
России. XXI век / Ин-т Восток–Запад, Прогр. междунар. безопасности. М.: Права
человека, 2000. С. 483.
2
Золотарев П. Цели и приоритеты военной политики России // Россия в глобальной
политике. Т. 5. № 2. 2007. Март–апр. С. 86.

143
Глава III. Право международной безопасности

Контрольные вопросы
1. Что принципиально изменилось в подходе к обеспечению меж-
дународной безопасности с принятием Устава ООН?
2. Как соотносятся и взаимодействуют между собой принципы
международного права в сфере международной безопасности?
3. Какой источник права международной безопасности можно на-
звать ведущим для европейского региона?
4. Какие основные международно-правовые режимы обеспечения
и поддержания международной безопасности как элементы общей
системы международной безопасности можно выделить?
5. На какие три основных вида подразделяются институциональ-
ные механизмы обеспечения международной безопасности и какими
международными организациями данные виды представлены;
6. В чем содержание принципа разоружения?
7. В соответствии с положениями какого международного договора
универсального характера началось развитие режима региональных
безъядерных зон? Какая территория, входящая в пространство СНГ,
получила статус безъядерной зоны?

Литература
1. Правовая основа обеспечения национальной безопасности Рос-
сийской Федерации / Под ред. А.В. Опалева. М.: ЮНИТИ-ДАНА,
2004.
2. Лукашук И.И. Глобализация, государство, право. XXI век. М.:
Спарк, 2000.
3. Скакунов Э.И. Самооборона в международном праве. М.: Меж-
дунар. отношения, 1973.
4. Черниченко С.В. Теория международного права: В 2 т. М.: Изд-во
«НИМП», 1999.
5. Бутрос Б. Гали. К вопросу о будущем Организации Объединен-
ных Наций // Дипломатический ежегодник. 2007. М.: Научная книга,
2008.
6. Федоров В.Н. Организация Объединенных Наций, другие между-
народные организации и их роль в XXI веке. М.: Логос, 2007.
7. Котляр В.С. Международное право и современные стратегиче-
ские концепции США и НАТО. 2-е изд. Казань: Центр инновацион-
ных технологий, 2008.
Глава IV
МЕЖДУНАРОДНОЕ ГУМАНИТАРНОЕ ПРАВО

§ 1. Понятие, принципы и источники


международного гуманитарного права
Глава IV. Международное гуманитарное право
§ 1. Понятие, принципы и источники гуманитарного права
Деятельность государств в необычных, экстремальных условиях
международных отношений – в период войны – регулируется прин-
ципами и нормами, относящимися к международному праву, приме-
няемому в период вооруженных конфликтов.
Мировое сообщество пришло к необходимости ограничения методов
и средств ведения войны посредством выработки договоров, опреде-
ляющих права и обязанности воюющих сторон. Уменьшить страдания,
причиняемые вооруженным насилием, защитить человека – такова цель
международного гуманитарного права (МГП).
Международное право, отмечал Монтескье, естественно основывает-
ся на принципе, заключающемся в том, что в периоды мира государства
должны творить как можно больше добра, а в периоды войны – как
можно меньше зла. Именно это стало движущей силой развития МГП
с момента его зарождения.
Встречаются различные названия этой отрасли международного
права: «право вооруженных конфликтов», «законы и обычаи войны»,
«международное гуманитарное право». Некоторые авторы подразде-
ляют право, применяемое в период войны, на две части: «право Гааги»
как система норм, направленных на ограничение методов и средств
ведения войны, и «право Женевы», включающее положения о защите
жертв вооруженных конфликтов. Однако, если сказать проще, речь
идет о правилах ведения войны, содержащихся в ряде международно-
правовых актов.
Мысли о том, что «для войны, как и для мирного времени, сущест-
вуют свои законы», встречаются еще в трудах Г. Гроция.
В древности правила ведения войны существовали в форме обычаев
и иногда закреплялись во внутреннем праве.
Например, в Законах Ману устанавливались строгие ограничения
насилия, а в период боевых действий запрещалось употреблять отрав-

145
Глава IV. Международное гуманитарное право

ленное оружие, убивать безоружных, пленных, просящих пощады,


спящих и раненых.
В отношениях между государствами Древней Греции существовала
обычная норма, согласно которой война не должна была начинаться
без ее объявления; смерть на поле сражения давала право на погребе-
ние; при захвате городов нельзя было убивать укрывавшихся в храмах;
военнопленные подлежали обмену или выкупу и лишь в крайних слу-
чаях обращались в рабство.
За тысячелетия произошли глубокие изменения в характере веде-
ния войны. Вооруженные конфликты приобрели иной характер, как
и их масштабы, с появлением огнестрельного оружия. Изменилось
отношение к военнопленным, которые все чаще освобождались за вы-
куп, а также к раненым, которых выносили с поля битвы и которым
оказывали помощь.
Гуманизация вооруженных конфликтов значительно ускорилась
в XIX в. с появлением общественных организаций, которые развернули
свою деятельность во многих странах. В России во время Крымской
войны (1853–1856) была создана Крестовоздвиженская община сестер
милосердия, оказывавшая помощь раненым и больным на поле боя.
Руководил ею русский хирург Н.И. Пирогов.
Во время австро-итало-французской войны (1859 г.) швейцарский
гражданин Анри Дюнан организовал помощь раненым после битвы
под Сольферино. Его книга «Воспоминание о Сольферино» пробудила
общественное сознание. В 1863 г. в Женеве был создан постоянный
Международный комитет помощи раненым, сегодня – Международный
комитет Красного Креста (МККК), в который вошли кроме А. Дюнана
четверо женевцев – Муанье, генерал Дюфур, врачи Аппиа и Монуар.
МККК является негосударственной (частной) швейцарской ор-
ганизацией. Он стал основателем движения Красного Креста, и одна
из задач его деятельности – всемерное содействие соблюдению Же-
невских конвенций, направленных на защиту жертв войны. Во время
вооруженных конфликтов, международных и внутригосударственных
(гражданских войн) он предоставляет защиту и помощь жертвам как
среди военнослужащих, так и среди гражданского населения, будь
то военнопленные, гражданские интернированные лица, раненые,
гражданское население на оккупированной или вражеской территории.
Мандат МККК на деятельность во время вооруженных конфликтов
основан на четырех Женевских конвенциях 1949 г. и Дополнительных
протоколах к ним, а также на его собственном Уставе (праве на ини-
циативу в немеждународных конфликтах). МККК проводит работу

146
§ 1. Понятие, принципы и источники гуманитарного права

по совершенствованию вышеуказанных международных договоров,


всячески пропагандируя их и содействуя четкому выполнению, а также
распространяет знания о них во всем мире.
В России (г. Москва) имеется представительство МККК – Регио-
нальная делегация Международного комитета Красного Креста в Рос-
сийской Федерации.
В 1864 г. швейцарское правительство созвало дипломатическую
конференцию для выработки документа о помощи жертвам войны.
В ней приняли участие 12 государств. Участники конференции подпи-
сали первую многостороннюю Конвенцию о защите раненых и боль-
ных во время войны (1864 г.), которая стала первым договором МГП.
За короткий срок более 50 государств, в том числе и Россия, присое-
динились к ней.
В 1874 г. Россия выступила с предложением о проведении междуна-
родной конференции для выработки правил ведения военных дейст-
вий. На состоявшейся в Брюсселе конференции российская делегация
предложила проект конвенции о законах и обычаях войны, автором
которой был российский юрист, дипломат, профессор Ф.Ф. Мар-
тенc. Однако участники конференции оказались неподготовленными
к принятию такой конвенции. Российский проект был принят лишь
в форме декларации, хотя в заключительном протоколе конференции
признавалась важность кодификации законов и обычаев войны.
На Первой и Второй конференциях мира, созванных по инициативе
России соответственно в 1899 и 1907 гг., были приняты конвенции,
кодифицировавшие законы и обычаи войны.
К настоящему времени существует множество международно-пра-
вовых актов, регулирующих отношения государств в период воору-
женного конфликта. К ним относятся: Петербургская декларация
об отмене употребления взрывчатых и зажигательных пуль 1868 г.;
Гаагская декларация о запрещении применять пули, легко разво-
рачивающиеся или сплющивающиеся в человеческом теле, 1899 г.;
Гаагская конвенция о законах и обычаях сухопутной войны 1907 г.;
Конвенция о положении неприятельских торговых судов при начале
военных действий 1907 г.; Конвенция об обращении торговых судов
в суда военные 1907 г.; Конвенция о постановке подводных, автома-
тически взрывающихся от соприкосновения мин 1907 г.; Конвен-
ция о бомбардировании морскими силами во время войны 1907 г.;
Конвенция о некоторых ограничениях в пользовании правом захвата
в морской войне 1907 г.; Женевский протокол о запрещении при-
менения на войне удушливых, ядовитых или других подобных газов

147
Глава IV. Международное гуманитарное право

и бактериологических средств 1925 г.; Правила о действиях подвод-


ных лодок по отношению к торговым судам в военное время 1936 г.;
Нионское соглашение 1937 г.; Женевские конвенции о защите жертв
войны от 12 августа 1949 г. («Об улучшении участи раненых и больных
в действующих армиях»; «Об улучшении участи раненых, больных
и лиц, потерпевших кораблекрушение, из состава вооруженных сил
на море»; «Об обращении с военнопленными»; «О защите гражданско-
го населения во время войны»), Дополнительные протоколы I, II к ним
1977 г. и Третий Дополнительный протокол 2005 г.1; Гаагская конвен-
ция о защите культурных ценностей 1954 г. и Протоколы к ней 1954 г.
и 1999 г.; Конвенция о запрещении производства и накопления запасов
бактериологического (биологического) и токсинного оружия и об их
уничтожении 1972 г.; Конвенция о запрещении или ограничении при-
менения конкретных видов обычного оружия, которые могут считаться
наносящими чрезмерные повреждения и имеющими неизбирательное
действие, 1980 г. и Протоколы к ней («О необнаруживаемых оскол-
ках» – Протокол I; «О запрещении или ограничении применения мин,
мин-ловушек и других устройств» с поправками, внесенными 3 мая,
1996 г. – Протокол II; «О запрещении или ограничении применения
зажигательного оружия» – Протокол III; «Об ослепляющем лазерном
оружии» – Протокол IV; «Протокол по взрывоопасным пережиткам
войны» 2003 г. – Протокол V); Конвенция о запрещении разработки,
производства, накопления и применения химического оружия и его
уничтожении 1993 г.; Конвенция о запрещении применения, накоп-
ления запасов, производства и передачи противопехотных мин и об их
уничтожении 1997 г.
Недостаток большинства первых международно-правовых актов,
относящихся к международному гуманитарному праву, состоял в том,
что они содержали «оговорку всеобщности» (clausula si omnes), согласно
которой положения конвенций были обязательны лишь для договари-
вающихся держав и только в случае, если воюющие участвуют в кон-
венции (ст. II Гаагской конвенции 1907 г.). Если же в войну вступало
государство, не являющееся участником конвенции, то конвенция
1
Третий Дополнительный протокол вступил в силу 14 января 2007 г. Им вводится
дополнительная эмблема красного кристалла, которая символизирует приоритет гумани-
тарных принципов над всеми остальными нормами, регламентирующими деятельность
Международного движения Красного Креста и Красного Полумесяца. Возможность
использования эмблемы красного кристалла облегчит процесс признания и вступле-
ния в члены Международного движения Красного Креста и Красного Полумесяца
национальных обществ, которые не желают использовать эмблемы красного креста
и красного полумесяца.

148
§ 1. Понятие, принципы и источники гуманитарного права

переставала действовать даже в отношениях между ее участниками.


Последующая практика государств пошла по пути отказа от clausula si
omnes, что было четко сформулировано в приговорах международных
военных трибуналов.
В тех случаях, когда действия государств не урегулированы нор-
мами МГП, Ф.Ф. Мартенc на Гаагской конференции мира в 1899 г.
предложил применять для защиты воюющих и гражданского населе-
ния положение, согласно которому «население и воюющие остаются
под охраной и действием начал международного права, поскольку они
вытекают из установившихся между образованными народами обыча-
ев, из законов человечности и требований общественного сознания».
Эта формулировка прочно вошла в МГП как «оговорка Мартенса».
Отраслевыми принципами МГП являются следующие:
– гуманизация вооруженных конфликтов – всеобщий и основопо-
лагающий принцип МГП;
– защита жертв войны;
– защита гражданских объектов;
– охрана природной среды в период вооруженных конфликтов;
– защита интересов нейтральных государств;
– ограничение воюющих в выборе методов и средств ведения войны;
– ответственность государств и физических лиц за нарушение норм
международного гуманитарного права.
Принцип гуманизации вооруженных конфликтов, в отличие от других
принципов международного гуманитарного права, распространяется
на все сферы вооруженной борьбы и означает обязанность соблюдения
воюющими государствами (сторонами) системы норм, направленных
на смягчение суровости и жестокости войны, на проявление челове-
колюбия к жертвам войны в процессе боевых действий.
Принцип защиты жертв войны выражается в обеспечении воюющи-
ми сторонами правовой защиты жертв войны: раненых, больных, лиц,
потерпевших кораблекрушение, военнопленных, гражданского населе-
ния, т.е. в предоставлении им такого статуса, который гарантировал бы
гуманное обращение с ними и исключал бы насилие, издевательство,
глумление над личностью.
Принцип защиты гражданских объектов означает сосредоточение уси-
лий воюющих сторон на сохранении гражданских объектов, включая куль-
турные ценности, недопустимости нападения на них в целях обеспечения
безопасности и нормальных условий жизни гражданского населения.
Принцип охраны природной среды в период вооруженных конфликтов
включает систему мер, направленных на предотвращение, ограниче-

149
Глава IV. Международное гуманитарное право

ние и устранение ущерба природной среде в период ведения боевых


действий, недопустимость военного или любого иного враждебного
воздействия на природную среду, которые могут причинить ей об-
ширный, долговременный и серьезный ущерб.
Принцип защиты интересов нейтральных государств означает соблю-
дение воюющими государствами норм, направленных на обеспечение
в период международного вооруженного конфликта прав и законных
интересов (правового статуса) государств, внешняя политика которых
направлена на неучастие их в войне, а также отказ нейтральных госу-
дарств от оказания помощи воюющим сторонам.
Принцип ограничения воюющих в выборе методов и средств ведения
войны означает применение воюющими сторонами только таких мето-
дов и средств нанесения вреда неприятелю, которые не противоречат
международному праву.
Принцип ответственности государств и физических лиц за нарушение
норм международного гуманитарного права означает неотвратимость
ответственности государств и индивидов за причинение вреда в пе-
риод вооруженных конфликтов и совершение серьезных нарушений
Конвенций I–IV и Дополнительных протоколов I, II 1977 г., а также
за совершение деяний, подпадающих под юрисдикцию Международ-
ного уголовного суда.
Принципы МГП обеспечивают праву, применяемому в период
вооруженных конфликтов, определенное единство и системность его
норм. Эти принципы определяют цель, направления нормативного ре-
гулирования, его содержание и характер. Без учета принципов не могут
быть в полной мере поняты смысл и назначение конкретных правил
ведения войны. Отраслевые принципы МГП не закреплены в каком-то
едином или нескольких международно-правовых актах, как, например,
основные принципы международного права. Они вытекают из анализа
всех договорных источников, применяемых в период международных
и внутренних вооруженных конфликтов.
С учетом сказанного дадим следующее определение МГП: это сис-
тема международно-правовых принципов и норм, регулирующих отноше-
ния между государствами (сторонами) в период вооруженных конфликтов
с целью ограничения применения воюющими жестоких методов и средств
ведения войны, защиты ее жертв и устанавливающих ответственность
за их нарушение.
В международном гуманитарном праве (судя по содержанию ст. 2
и 3, общих для Женевских конвенций 1949 г., а также ст. 1 Дополни-
тельных протоколов I и II к этим Конвенциям) вооруженные конфлик-

150
§ 1. Понятие, принципы и источники гуманитарного права

ты подразделяются на два вида: а) международные вооруженные кон-


фликты и б) вооруженные конфликты немеждународного характера.
К международным вооруженным конфликтам относятся:
– вооруженное столкновение между государствами (израильско-
арабский вооруженный конфликт, ведущийся с 1967 г. и по настоящее
время, англо-аргентинская война 1982 г., нападение США, Англии
и других государств на Ирак в марте 2003 г.);
– борьба народов против колониального господства и иностран-
ной оккупации и против расистских режимов в осуществление своего
права на самоопределение в соответствии с Уставом ООН (ст. 1 п. 4
Протокола I).
Исходя из практики международных отношений следует относить
к международным вооруженным конфликтам вмешательство во внут-
ренний вооруженный конфликт третьего государства в интересах одной
из воюющих сторон, участие вооруженных сил ООН, а также сил ООН
по поддержанию мира во внутреннем вооруженном конфликте (при
наличии в этом случае решения Совета Безопасности ООН о приме-
нении вооруженной силы).
К вооруженным конфликтам немеждународного характера относятся
вооруженные конфликты, происходящие на территории какого-либо
государства между его вооруженными силами и антиправительствен-
ными вооруженными силами или другими вооруженными группами,
которые, находясь под ответственным командованием, осуществляют
такой контроль над частью территории этого государства, который
позволяет им вести непрерывные и согласованные военные действия
и применять Протокол II. Например, вооруженный конфликт между
регулярными войсками Сальвадора и Фронтом национального осво-
бождения имени Фарабундо Марти (ФНОФМ), завершившийся под-
писанием в 1992 г. мирного соглашения между противоборствующими
сторонами; вооруженные конфликты на постсоветском пространстве:
приднестровский – в Молдове, грузино-осетинский и грузино-абхаз-
ский вооруженные конфликты и др. К такого рода вооруженным кон-
фликтам относятся и гражданские войны (Гражданская война между
Севером и Югом в США (1861–1865), Гражданская война в России
(1918–1920), Испании (1936 г.)).
В вооруженных конфликтах немеждународного характера применя-
ются следующие международно-правовые акты: ст. 3, общая для всех
четырех Женевских конвенций 1949 г., ст. 19 Гаагской конвенции
о защите культурных ценностей 1954 г. и Второй протокол к ней 1999 г.,
Дополнительный протокол II 1977 г., Протокол II с поправками 1996 г.

151
Глава IV. Международное гуманитарное право

к Конвенции о запрещении или ограничении применения конкретных


видов обычного оружия, которые могут считаться наносящими чрез-
мерные повреждения и имеющими неизбирательное действие, 1980 г.,
Римский статут Международного уголовного суда 1998 г.
Из сферы применения Дополнительного протокола II исключены
ситуации напряженности и беспорядков внутри страны: беспорядки,
отдельные и спорадические акты насилия и иные акты аналогичного
характера (п. 2 ст. 1).
Детальная регламентация поведения воюющих сторон с позиции
сегодняшнего дня, когда агрессия является международным преступ-
лением, может на первый взгляд показаться неоправданной. Но в мо-
мент зарождения МГП война рассматривалась как одно из законных
средств разрешения споров между государствами. Идеи же гуманизма
брали верх и делали свое дело: не вмешиваясь в политику государств,
ведущих войны, не вникая в причины возникновения конфликтов,
они воплощались в нормах, имеющих целью смягчить последствия
жестокой борьбы, облегчить страдания жертв войны – раненых, боль-
ных, военнопленных, гражданского населения. И в настоящее время
вооруженные конфликты продолжают оставаться одной из бед чело-
вечества.

§ 2. Правовое регулирование начала военных действий


§ 2. Регулирование начала военных действий
Обычаи войны, сложившиеся в древности, устанавливали, что нача-
лу военных действий должно предшествовать формальное объявление
войны. В последующем эта норма была закреплена в договорном по-
рядке. Так, в Конвенции об открытии военных действий от 5 октября
1907 г. закреплено, что «Договаривающиеся Державы признают, что
военные действия между ними не должны начинаться без предвари-
тельного и недвусмысленного предупреждения, которое будет иметь
или форму мотивированного объявления войны, или форму ультима-
тума с условным объявлением войны» (ст. 1).
Кроме того, о состоянии войны должны быть незамедлительно опо-
вещены нейтральные державы. Состояние войны будет иметь для них
действительную силу после получения оповещения. Правда, в Кон-
венции не содержатся конкретные нормы, устанавливающие опреде-
ленный промежуток времени между ее объявлением и началом. А это
имеет принципиальное значение в том отношении, что государства,
имея определенное время после объявления войны до открытия во-
енных действий, могли бы принять все имеющиеся у них, возможно,

152
§ 3. Участники вооруженных конфликтов

еще не использованные, меры для предупреждения вооруженного


столкновения.
С момента объявления состояния войны происходит перестройка
отношений между воюющими государствами, которая ведет к насту-
плению ряда юридических последствий:
– прекращаются дипломатические, консульские отношения;
– конфискуется собственность, принадлежащая вражескому го-
сударству;
– применяется специальный режим к гражданам неприятельского
государства;
– прекращают действие договоры, рассчитанные на мирные отно-
шения; начинают применяться нормы МГП.

§ 3. Участники вооруженных конфликтов


§ 3. Участники вооруженных конфликтов
По смыслу норм МГП они адресованы военным структурам воюю-
щих сторон, охватываемых понятием «вооруженные силы».
В 1977 г. на дипломатической конференции, принявшей Дополни-
тельные протоколы I и II к Женевским конвенциям о защите жертв
войны 1949 г., впервые было сформулировано понятие «вооруженные
силы». Дополнительный протокол I (ст. 43) это понятие связывает
с наличием:
– военной организации, в которой группы и подразделения нахо-
дятся под командованием лица, ответственного за поведение своих
подчиненных;
– внутренней дисциплинарной системы, обеспечивающей соблю-
дение норм МГП.
Приведенное определение вооруженных сил, таким образом, содер-
жит два признака, позволяющих правомерно относить вооруженную
организацию к субъекту права войны, и охватывает всех лиц, которые
представляют воюющее государство в вооруженном конфликте и под-
чиняются его командованию.
В определении вооруженных сил принципиально новым является
то, что в нем не проводятся различия между регулярными и нерегу-
лярными вооруженными силами. Все вооруженные силы, группы
и подразделения стороны в конфликте, находящиеся под командова-
нием лицa, ответственного перед этой стороной за поведение своих
подчиненных, определяются как вооруженные силы этой воюющей
стороны. Более того, из обязательных четырех условий (иметь во гла-
ве лицо, ответственное за своих подчиненных; иметь определенный

153
Глава IV. Международное гуманитарное право

и явственно видимый издали отличительный знак; открыто носить


оружие; соблюдать в своих действиях законы и обычаи войны), ко-
торым должны отвечать нерегулярные вооруженные силы в соот-
ветствии с нормативно-правовыми актами 1907 и 1949 гг. (Гаагским
положением, ст. I и Женевскими конвенциями I–III, п. 2 ст. 13–13-4
соответственно), в определении не указываются два из них: а) иметь
определенный и явственно видимый издали отличительный знак и б)
соблюдать в своих действиях законы и обычаи войны. Правда, тре-
бование иметь отличительный знак в Дополнительном протоколе I
все же осталось, но оно содержится в ст. 44, соблюдение которого
обусловлено предоставлением комбатанту статуса военнопленного.
Второе условие в определении вооруженных сил не приводится в силу
того, что оно восполнено положением о дисциплинарной системе,
обеспечивающей среди прочего соблюдение норм международного
гуманитарного права.
С точки зрения международного гуманитарного права законные
участники вооруженных конфликтов подразделяются на комбатантов
(сражающихся) и некомбатантов (несражающихся). Такое деление
вооруженных сил подтверждается и упомянутым Дополнительным
протоколом I, в котором нашел отражение основной признак, позво-
ляющий различать комбатантов и некомбатантов, а именно наличие
права принимать непосредственное участие в военных действиях.
Комбатантами (сражающимися) являются лица, входящие в состав
вооруженных сил воюющей стороны и имеющие право принимать
непосредственное участие в военных действиях.
Понятно, что организационная структура, численность, порядок
комплектования вооруженных сил определяются законодательством
государств1. Каждое воюющее государство вправе включать в свои
вооруженные силы полувоенную или вооруженную организацию, обес-
печивающую охрану порядка (милицию, полицию), сообщая об этом
противнику (п. 3 ст. 43 Протокола I).
В структуру вооруженных сил входят и лица, которые по своему
предназначению и роли в военной организации не наделены функ-
циями принимать непосредственное участие в военных действиях:
1
Так, например, в России согласно ст. 1 Федерального закона «Об обороне» 1996 г.
в целях обороны создаются Вооруженные Силы Российской Федерации. Они включают:
три вида Вооруженных Сил – Сухопутные войска, Военно-воздушные силы и Воен-
но-Морской Флот; три рода войск – Ракетные войска стратегического назначения,
Воздушно-десантные войска и Космические войска; Тыл Вооруженных Сил, войска
и органы, не входящие в виды Вооруженных Сил. См.: Военное право в документах:
Сборник нормативных актов / Сост. А.Н. Сурков. М., 2001. С. 25–44.

154
§ 3. Участники вооруженных конфликтов

военные интенданты, военные корреспонденты, военные юристы.


Они в принципе вправе браться за оружие, т.е. воевать, так как по оп-
ределению являются комбатантами.
Что же касается военных юристов, то здесь необходимо сделать
некоторые уточнения. В данном случае речь идет не о всех военных
юристах, а только о тех, которые входят в структуру вооруженных
сил государства. В то же время в штатной структуре военных судов
и военных прокуратур как части соответственно судебной системы
и органов прокуратуры Российской Федерации проходят службу во-
енные юристы, которые не входят в состав Вооруженных Сил Рос-
сии. До принятия Дополнительного протокола I в отношении этой
категории военных юристов проблемы с определением их правового
статуса как законных участников вооруженного конфликта не воз-
никало в силу практикуемого принципа причастности к военным
действиям: воюет – комбатант, не воюет – некомбатант. Сейчас же,
если строго исходить из определения вооруженных сил, то военные
юристы военных судов и военных прокуратур формально не могут рас-
сматриваться как комбатанты. С юридической точки зрения эта часть
военных юристов не подпадает и под категорию некомбатантов, хотя
по своему предназначению (профилактика правонарушений и борьба
с преступностью, включая уголовное преследование лиц за совершение
международных преступлений) они, борясь с пороками армейского
общества, больше тяготеют к некомбатантам. Как видно, их правовое
положение на сегодняшний день не урегулировано нормами между-
народного гуманитарного права. В любом случае военные судьи или
прокурорско-следственные работники могут применять оружие в целях
самообороны. В то же время, если, например, военный следователь,
находясь в войсках в период вооруженного конфликта, по разным
мотивам (патриотическое чувство долга перед Родиной, создавшаяся
определенная военная обстановка или то и другое) берется за оружие
для борьбы с врагом, то он фактически становится участником военных
действий, т.е. комбатантом.
Говоря об иных категориях лиц, обозначенных как «лица, следующие
за вооруженными силами, но не входящие в их состав непосредственно»
(п. 4 ст. 13–13-4 соответственно Женевских конвенций I, II, III), на-
пример гражданские лица, входящие в экипажи военных самолетов,
то трудно себе представить, чтобы такая категория законных участни-
ков вооруженных конфликтов ныне могла существовать в вооруженных
силах цивилизованных государств. Чисто теоретически в соответствии
с Дополнительным протоколом I они могут быть отнесены к граж-

155
Глава IV. Международное гуманитарное право

данским лицам. Что касается поставщиков, личного состава рабочих


команд или служб, на которых возложено бытовое обслуживание воо-
руженных сил, т.е. военных интендантов1, то сейчас они входят в состав
современных вооруженных сил государств и относятся к комбатантам,
о чем говорилось выше.
С принятием Дополнительного протокола I в качестве комбатантов
не могут рассматриваться члены экипажей торговых и воздушных судов
гражданского флота (см. п. 5 ст. 4 Конвенции III), так как они не отве-
чают требованиям, предъявляемым к вооруженным силам, и не входят
в их состав (п. 1, 2 ст. 43). Для того чтобы экипажи названных судов
могли быть отнесены к комбатантам, представляется, что такого рода
суда должны быть обращены в военные, а сами экипажи поставлены
под прямую власть, непосредственный контроль и ответственность
державы, флаг которой они несут, как того и требует Конвенция об об-
ращении торговых судов в суда военные 1907 г.
Исходя из определения вооруженных сил, сформулированного
в Дополнительном протоколе I, анализа других существующих меж-
дународно-правовых документов можно прийти к выводу, что ком-
батантами являются:
– личный состав вооруженных сил государства, а также личный
состав ополчений и добровольческих отрядов, партизан, других по-
лувоенных или вооруженных организаций, включенных в их органи-
зационную структуру;
– личный состав ополчения, добровольческих отрядов, организо-
ванных движений сопротивления, партизан (не входящих в штатную
структуру вооруженных сил воюющего государства), сражающихся
на оккупированной территории и вне ее пределов, при соблюдении
условий п. 1 ст. 43 Дополнительного протокола I;
– члены экипажей судов торгового флота, включая капитанов,
лоцманов и юнг, и экипажей воздушных судов гражданской авиации,
если эти суда переоборудованы в военные, а их экипажи поставлены
под власть воюющей стороны;
– личный состав регулярных вооруженных сил, считающих себя
находящимся в подчинении правительства или власти, не признанных
держащей в плену державой;

1
Интендант [фр. intendant] – военнослужащий офицерского состава, ведающий во-
просами интендантской службы в воинских частях и учреждениях; обычно к интендант-
ской службе относится снабжение войск продовольствием, фуражом, обмундированием,
снаряжением. См.: Словарь иностранных слов / Под ред. И.В. Лехина, С.М. Локшиной,
Ф.Н. Петрова, Л.С. Шаумяна. 6-е изд., перераб. и доп. М., 1964. С. 257–258.

156
§ 3. Участники вооруженных конфликтов

– население неоккупированной территории, которое при прибли-


жении неприятеля стихийно, по собственному почину берется за ору-
жие для борьбы со вторгающимися войсками, не успев сформироваться
в регулярные войска, если оно носит открыто оружие и соблюдает
законы и обычаи войны.
К некомбатантам относится медицинский и духовный персонал
(п. 2 ст. 43 Дополнительного протокола I).
Правовое положение комбатантов и некомбатантов различно. Оно
связывается, как уже было отмечено, с правом непосредственного уча-
стия в боевых действиях.
Права комбатантов: в процессе вооруженного конфликта они впра-
ве применять к неприятелю высшую меру насилия, т.е. уничтожать его
личный состав, военные объекты, сооружения и военную технику без
риска быть привлеченными к уголовной ответственности.
На комбатантов распространяется режим военного плена при том
непременном условии, что они отличают себя от гражданского на-
селения (ст. I, III Гаагского положения, ст. 4 (А) III Женевской кон-
венции, п. 1 ст. 44 Протокола I). Более того, в целях усиления защиты
гражданского населения Протокол I обязывает комбатантов отличать
себя при проведении военных атак (нападений) или при подготовке
к такого рода атакам. Однако в тех исключительных случаях, когда
во время проведения военных действий комбатант не может отличать
себя от гражданского населения, он сохраняет свой статус комбатан-
та при условии, что в таких ситуациях открыто носит свое оружие:
а) во время каждого военного столкновения; б) в то время, когда он
находится на виду у противника в ходе развертывания в боевые поряд-
ки, предшествующего началу нападения, в котором он должен принять
участие (п. 3 ст. 44 Дополнительного протокола I). Если комбатант в мо-
мент пленения неприятельскими войсками не выполняет требований
об отличии, изложенных выше, он лишается права считаться военно-
пленным, но тем не менее ему предоставляется защита, равноценная
той, на которую вправе претендовать военнопленный в соответствии
с Конвенцией III и Протоколом I (п. 4 ст. 44). Из ст. 44 Протокола I
вытекает, что для получения статуса военнопленного комбатанту как
регулярных, так и нерегулярных вооруженных сил достаточно открыто
носить оружие в бою и в ходе развертывания (подготовки) к бою. Что
касается ношения формы одежды, то, судя по сформулированной
в Протоколе I статье (п. 7 ст. 44), она не имеет целью изменить об-
щепринятую практику государств в отношении ношения форменной
одежды комбатантами из состава регулярных вооруженных сил.

157
Глава IV. Международное гуманитарное право

Обязанности комбатантов: соблюдать принципы и нормы между-


народного гуманитарного права (в то же время нарушение сражаю-
щимися этих норм не лишает их статуса комбатанта); отличать себя
от гражданского населения; не допускать нападений на гражданское
население и гражданские объекты; применять правомерные методы
и средства ведения войны; нести ответственность (дисциплинарную,
гражданско-правовую, материальную, уголовную) за нарушение норм
международного гуманитарного права.
Некомбатанты, в отличие от комбатантов, будучи в составе воору-
женных сил воюющих государств, не имеют права участвовать непо-
средственно в ведении военных действий и уничтожать противника.
Их деятельность направлена на обеспечение физического и духовного
состояния личного состава вооруженных сил. Даже личное оружие они
вправе применять только в целях самообороны. В том случае, когда они
все же участвуют в военных действиях, то могут быть привлечены к ответ-
ственности за нарушение норм международного гуманитарного права.
Ввиду того, что зачастую в вооруженном конфликте военные дей-
ствия ведутся на морских пространствах, появляется необходимость
в освещении вопроса о комбатантах в морской войне. Комбатантами
в такой войне являются: экипажи военных кораблей всех видов (лин-
коров, крейсеров, миноносцев, авианосцев, подводных лодок, катеров
и т.п.), экипажи летательных аппаратов ВМФ (самолетов, вертолетов),
вспомогательных судов всех видов, а также торговых, переоборудован-
ных в военные, кораблей. Последние являются комбатантами при на-
личии следующих условий:
– экипаж судна поставлен под прямую власть, непосредственный
контроль и ответственность государства, флаг которого несет судно;
– судно носит внешние отличительные знаки национальных воен-
ных судов (флаг, вымпел);
– командир корабля состоит на государственной службе, надлежа-
щим образом назначен на должность, а экипаж подчинен правилам
воинской дисциплины;
– экипаж судна соблюдает правила ведения войны;
– переоборудованное судно занесено в список судов военного флота
(ст. I–VI Конвенции об обращении торговых судов в суда военные
1907 г.).
Некомбатантами в морской войне являются экипажи военных гос-
питальных судов, если такие суда построены или оборудованы госу-
дарствами со специальной и единственной целью – оказывать помощь
раненым, больным и потерпевшим кораблекрушение, а также экипажи

158
§ 3. Участники вооруженных конфликтов

госпитальных судов МККК. Они пользуются защитой международного


права и не могут быть подвергнуты нападению, а также захвачены.
Комбатантами в воздушной войне являются экипажи всех лета-
тельных аппаратов, входящих в состав военной авиации воюющих
государств и имеющих их опознавательный знак. К ним относятся
и экипажи судов гражданской авиации, превращенных в военные,
в пределах юрисдикции воюющего государства.
Некомбатантами в воздушной войне являются экипажи санитарных
самолетов, а также госпитальных воздушных судов, используемых
воюющими государствами и национальными обществами Красно-
го Креста для эвакуации, лечения раненых и больных. Санитарные
и госпитальные суда должны иметь ясно видимый отличительный
знак, а в установленных случаях – также отличительную эмблему
Красного Креста. Государствам, находящимся в конфликте, запреща-
ется использовать санитарные летательные аппараты для обеспечения
неприкосновенности военных объектов, сбора разведывательных дан-
ных, а также для перевозки личного состава и военных грузов в целях
оказания помощи воюющим.
В современном международном праве отсутствует международно-
правовой акт, в котором регламентировались бы правила ведения
воздушной войны. На Гаагской конференции 1899 г. была принята
специальная Декларация, запрещающая метание снарядов и взрывча-
тых веществ с воздушных шаров. На Гаагской конференции 1907 г. эта
Декларация была признана обязательной для всех государств. Однако
специальной конвенции разработать так и не удалось.
Разработанный в Гааге (1923 г.) проект правил ведения воздушной
войны так и не вступил в силу. Однако содержащиеся в нем положения
имеют добротную основу для формирования правил ведения воздуш-
ной войны. В свете имеющих место противоправных бомбардировок
военной авиацией НАТО незащищенных городов в различных регио-
нах мира актуальность принятия таких правил все более возрастает.
В целом же на ведение воздушной войны в полной мере распростра-
няются действующие нормы международного гуманитарного права.
Главный вопрос в правовом регулировании воздушной войны –
это вопрос о бомбардировках с воздуха. Такая бомбардировка будет
законной, если она ведется только против военных объектов. Это
вооруженные силы; военные учреждения или склады оружия, боепри-
пасов; заводы, являющиеся важными и хорошо известными центрами
производства оружия, боеприпасов, военного снаряжения; средства
связи, транспорт, используемые в военных целях, и др. (ст. 24 Гааг-

159
Глава IV. Международное гуманитарное право

ских правил). Запрещается бомбардировать с воздуха невоенные объ-


екты и гражданское население. Запрещается бомбардировка в целях
устрашения гражданского населения. В тех случаях, когда объекты
расположены таким образом, что их бомбардировку нельзя произве-
сти, не подвергая гражданское население опасности беспорядочного
обстрела, воюющая сторона должна воздержаться от такой бомбарди-
ровки. При бомбардировке с воздуха необходимо принимать все меры,
чтобы максимально оберегать здания, предназначенные для искусства,
науки или благотворительных целей, госпитали, больницы и другие
места, в которых размещаются раненые и больные. Такие здания долж-
ны быть обозначены специальными, видимыми с воздуха знаками.
Военный разведчик – это лицо, собирающее сведения в районе дей-
ствия противника в форме своей армии, не скрывая своего правового
положения. Если оно попадает в руки противника, на него распро-
страняется режим военного плена.
Законными участниками вооруженных конфликтов являются также
добровольцы. Они вправе принимать участие в военных действиях воюю-
щих сторон. Об этом недвусмысленно говорится в Конвенции о правах
и обязанностях нейтральных держав и лиц в случае сухопутной войны
1907 г. В ст. VI Конвенции закреплено, что «ответственность нейтраль-
ной державы не возникает вследствие того, что частные лица отдельно
переходят границу, чтобы поступить на службу одного из воюющих».
При этом лицо нейтрального государства не может ссылаться на свой
нейтралитет:
– если оно совершает действия, враждебные по отношению к воюю-
щему;
– если оно совершает действия в пользу воюющего, а именно если оно
добровольно поступает на службу в ряды военных сил одной из сторон.
Говоря о законных участниках вооруженных конфликтов, нельзя
не упомянуть о наемниках и шпионах, которые к таковым не относятся.
Впервые понятие «наемник» было сформулировано в ст. 47 Допол-
нительного протокола I 1977 г., в соответствии с которой наемник –
это лицо:
а) специально завербованное на месте или за границей, чтобы сра-
жаться в вооруженном конфликте;
б) фактически принимающее участие в военных действиях;
в) принимающее участие в военных действиях с целью получить
личную выгоду, материальное содержание которой значительно пре-
вышает вознаграждение, выплачиваемое комбатантам, входящим
в личный состав вооруженных сил данного государства;

160
§ 3. Участники вооруженных конфликтов

г) не являющееся гражданином государства, находящегося в кон-


фликте, или не проживающее на его территории;
д) не входящее в личный состав вооруженных сил сторон, нахо-
дящихся в конфликте;
е) не посланное государством, которое не является стороной, на-
ходящейся в конфликте, для выполнения официальных обязанностей
в качестве лица, входящего в состав его вооруженных сил.
Дальнейшее развитие институт наемничества получил в Междуна-
родной конвенции о борьбе с вербовкой, использованием, финансиро-
ванием и обучением наемников, принятой Резолюцией на 44-й сессии
Генеральной Ассамблеи ООН 4 декабря 1989 г. Согласно названной
Конвенции термин «наемник» означает также любое лицо, которое:
1) специально завербовано на месте или за границей для участия
в совместных насильственных действиях, направленных на:
– свержение правительства или иной подрыв конституционного
порядка государства; или
– подрыв территориальной целостности государства;
2) принимая участие в таких действиях, руководствуется главным
образом целью получить значительную личную выгоду и побуждается
к этому обещанием выплаты или выплатой материального вознагра-
ждения;
3) не является ни гражданином, ни постоянным жителем государ-
ства, против которого направлены такие действия;
4) не направлено государством для выполнения официальных обя-
занностей;
5) не входит в личный состав вооруженных сил государства, на тер-
ритории которого совершаются такие действия.
Наемники не признаются законными участниками вооруженных
конфликтов, на них не распространяется режим военного плена и, более
того, с точки зрения международного права они являются уголовными
преступниками, которые должны нести ответственность перед судом.
Военный шпион (лазутчик) согласно ст. XXIX Приложения к IV Га-
агской конвенции 1907 г. – это «такое лицо, которое, действуя тайным
образом или под ложными предлогами, собирает или старается собрать
сведения в районе действия одного из воюющих с намерением сообщить
таковые противной стороне». Дополнительный протокол I уточняет ста-
тус военного шпиона: в ст. 46 закрепляется норма, согласно которой лицо
из состава вооруженных сил, «попадающее под власть противной стороны
в то время, когда оно занимается шпионажем, не имеет права на статус
военнопленного, и с ним могут обращаться как со шпионом».

161
Глава IV. Международное гуманитарное право

§ 4. Театр войны
§ 4. Театр войны
В ходе вооруженного конфликта воюющие государства могут вести
военные действия в определенных пространственных пределах, на-
зываемых театром войны. В объем этого понятия входят сухопутная,
воздушная и морская территория государств, а также открытое море
и воздушное пространство над ним, в пределах которых может иметь
место вооруженный конфликт. Не может превращаться в театр войны
территория нейтральных государств, а также нейтрализованные тер-
ритории и пространства, правовой режим которых как таковых уста-
новлен специальными международными соглашениями. Примером
нейтрализованной территории может быть архипелаг Шпицберген,
в отношении которого Норвегия приняла обязательство «не создавать
и не допускать создания какой-либо морской базы в местностях...»,
определенных ст. 1 Договора о Шпицбергене от 9 февраля 1920 г.,
а также «не строить никаких укреплений... которые никогда не должны
быть использованы в военных целях» (ст. 9).
Из театра войны должна быть исключена также часть государствен-
ной территории в целях расположения специальных зон, предусмот-
ренных нормами международного гуманитарного права. В данном
случае имеется в виду право воюющих государств создавать на своей
территории, а в случае необходимости – на оккупированной территории
санитарные зоны и местности, организованные таким образом, чтобы
оградить от действия войны раненых и больных, а также персонал,
на который возложены организация и управление этими зонами и ме-
стностями, уход за лицами, которые будут там сконцентрированы.
Международное право предусматривает также другие изъятия из те-
атра войны: международные каналы (например, Суэцкий – по Кон-
стантинопольской конвенции 1888 г.), центры сосредоточения куль-
турных ценностей, имеющих очень большое значение (ст. 8 Гаагской
конвенции о защите культурных ценностей в случае вооруженного
конфликта), гражданские мирные объекты.
В международном праве нередки случаи, когда одна и та же терри-
тория или пространство объявляется одновременно нейтрализованной
и демилитаризованной. Примером могут быть Антарктика (по Догово-
ру об Антарктике 1959 г.), Луна и другие небесные тела (по Договору
о принципах деятельности государств по исследованию и использо-
ванию космического пространства, включая Луну и другие небесные
тела, 1967 г. и Соглашению о деятельности государств на Луне и других
небесных телах 1979 г.).

162
§ 5. Гуманитарное право о защите жертв войны

Говоря о нейтрализованных территориях, нужно подчеркнуть,


что объявленные международными соглашениями безъядерные зоны
в целом не исключаются из сферы вооруженного конфликта, но они
не могут быть театром ядерной войны.

§ 5. Международное гуманитарное право


о защите жертв войны
§ 5. Гуманитарное право о защите жертв войны
Говоря о защите жертв войны, обратим внимание на то, что речь
идет об обеспечении воюющими государствами в период вооруженных
конфликтов международно-правовой защиты следующим категори-
ям лиц: раненым, больным, лицам, потерпевшим кораблекрушение
из состава вооруженных сил на море, военнопленным, а также граж-
данскому населению, т.е. о предоставлении им такого статуса, который
гарантировал бы гуманное обращение с ними и исключал насилие,
издевательство, глумление над личностью и т.д.
Основными международно-правовыми актами, определяющими
правовое положение указанных покровительствуемых лиц, являются
Женевские конвенции 1949 г. (все четыре) и Дополнительные про-
токолы I и II 1977 г. Исходя из этих документов вначале рассмотрим
правовое положение раненых и больных.
Международное гуманитарное право к раненым и больным относит
лиц, как военнослужащих, так и гражданских, которые вследствие трав-
мы, болезни или другого физического или психического расстройства или
инвалидности нуждаются в медицинской помощи или уходе и которые
воздерживаются от любых враждебных действий. В это понятие, кроме
того, входят лица, потерпевшие кораблекрушение, которые подвергаются
опасности на море или в других водах, беременные женщины, роженицы,
новорожденные дети, а также другие лица, нуждающиеся в медицинской
помощи. Режим раненых и больных распространяется и на личный состав
ополчений и добровольческих отрядов, партизан, лиц, следующих за воо-
руженными силами, но не входящих в их состав, на военных корреспон-
дентов, личный состав служб, на которые возложено обслуживание воо-
руженных сил, на членов экипажей торгового флота, а также население
неоккупированной территории, которое при приближении неприятеля
стихийно берется за оружие для борьбы с вторгшимися войсками, если
оно при этом носит оружие и соблюдает принципы МГП.
Принцип защиты жертв войны обязывает воюющих охранять ин-
тересы названных лиц, обращаться с ними при всех обстоятельствах
гуманно и предоставлять им в максимально возможной мере и в крат-

163
Глава IV. Международное гуманитарное право

чайшие сроки медицинскую помощь и уход. Между ними не должно


проводиться никакого различия, независимо от цвета кожи, пола,
национального и социального происхождения, политических, рели-
гиозных и других убеждений. Причем такая защита обеспечивается
не только в случае войны, но и всякого иного вооруженного конфликта
между двумя или несколькими договаривающимися сторонами, даже
если одна из них не признает состояния войны. Нормы о защите жертв
войны применяются ко всем случаем оккупации, даже если эта окку-
пация не встретит никакого вооруженного сопротивления.
Важно подчеркнуть, что МГП обязывает также и нейтральные госу-
дарства применять его положения к раненым и больным, т.е. обеспе-
чивать их международно-правовую защиту. При этом раненые и боль-
ные не могут отказываться частично или полностью от прав, которые
для них определены международными конвенциями.
Если раненые и больные одной воюющей стороны окажутся во вла-
сти другой воюющей стороны, они считаются военнопленными и к ним
будут применяться нормы международного права, касающиеся воен-
нопленных.
В отношении раненых, больных и лиц, потерпевших кораблекру-
шение, а также лиц, которые приравнены к ним по правовому поло-
жению, запрещаются следующие действия: посягательство на жизнь
и физическую неприкосновенность, в частности всякие виды убийст-
ва, увечья, жестокое обращение, пытки, истязания, надругательство
над человеческим достоинством, взятие заложников, коллективные
наказания, угрозы совершить любое из перечисленных деяний, прове-
дение медицинских или научных экспериментов, лишение права на бес-
пристрастное и нормальное судопроизводство, применение практики
апартеида и другие негуманные и унижающие действия, оскорбляющие
достоинство личности, основанные на расовой дискриминации.
МГП обязывает воюющих принимать все возможные меры к тому,
чтобы разыскивать и подбирать раненых и больных, ограждать их от ог-
рабления и дурного обращения. При этом воюющие стороны могут об-
ращаться к местным жителям с просьбой подбирать и ухаживать под их
контролем за ранеными и больными, предоставляя лицам, изъявившим
желание выполнять такую работу, необходимую помощь и льготы.
Военные власти должны разрешать гражданскому населению и благо-
творительным обществам, даже в районах вторжения или оккупирован-
ных районах, по собственной инициативе подбирать раненых и больных
и ухаживать за ними. При этом никто из таких лиц не должен подвергаться
преследованию или быть осужденным за то, что он ухаживал за ранеными

164
§ 5. Гуманитарное право о защите жертв войны

или больными. В тех случаях, когда позволяют обстоятельства войны,


стороны должны заключать соглашения о перемирии или о прекращении
огня или же местные соглашения для того, чтобы подобрать раненых,
больных, оставшихся на поле боя, транспортировать их, обеспечить доступ
к ним медицинского персонала, а также произвести обмен ими.
Государства, находящиеся в конфликте, должны по возможности
осуществлять регистрацию данных о попавших в плен раненых, боль-
ных, с тем чтобы в последующем в установленном порядке передать
их государству, гражданами которого они являются.
МГП предписывает воюющим государствам создавать медицинские
формирования, как военные, так и гражданские, для розыска, подбира-
ния, транспортировки, лечения раненых и больных. Они должны быть
размещены так, чтобы не подвергаться опасности в случае нападения
противника на военные объекты.
Медицинский персонал, предназначенный для розыска и подби-
рания, транспортировки или лечения раненых и больных и принадле-
жащий исключительно к администрации санитарных формирований,
находится под защитой МГП. Такая защита обеспечивается и в том слу-
чае, если: а) личный состав санитарного формирования или учреждения
вооружен и пользуется своим оружием для самообороны или защиты
своих раненых или больных; б) ввиду отсутствия вооруженных санита-
ров формирование или учреждение охраняется пикетом, часовыми или
конвоем; в) в формировании или учреждении будут найдены ручное
оружие и боевые припасы, снятые с раненых или больных и не сданные
еще по принадлежности; г) в формировании или учреждении находятся
личный состав и имущество ветеринарной службы, не являющиеся
его неотъемлемой частью; д) гуманитарная деятельность санитарных
формирований и учреждений или их персонала распространяется на ра-
неных и больных гражданских лиц.
К личному составу санитарных формирований и учреждений в своих
правах приравниваются личный состав добровольческих обществ помо-
щи, уполномоченных своим правительством, а также организации Крас-
ного Креста и соответствующие им другие национальные общества.
В содержание принципа защиты жертв войны входит также обеспе-
чение воюющими правового режима военнопленных. Из смысла МГП
вытекает, что правами военнопленных пользуются комбатанты (ст. 44
Дополнительного протокола I к Женевским конвенциям о защите
жертв войны). Женевская конвенция об обращении с военнопленными
(ст. 4) более конкретно говорит о том, кто считается военнопленным.
Это попавшие во власть неприятеля лица, принадлежащие к личному

165
Глава IV. Международное гуманитарное право

составу вооруженных сил воюющего государства, ополчения, добро-


вольческих отрядов, движений сопротивления; партизаны, а также
лица, сопровождающие вооруженные силы, но не входящие в их состав
непосредственно, члены экипажей судов торгового флота и др.
Говоря о правовом режиме военнопленных, нужно подчеркнуть,
что нормы МГП исходят из того, что военнопленные находятся во вла-
сти неприятельского государства, но не отдельных лиц или воинских
частей, взявших их в плен. Именно государства должны обеспечивать
соблюдение надлежащего правового режима военнопленных и нести
ответственность за его нарушения.
В основе правового статуса рассматриваемой категории лиц лежит
норма, согласно которой с военнопленными следует всегда обращаться
гуманно. Никакие физические или моральные пытки и никакие другие
меры принуждения не могут применяться к военнопленным для получе-
ния от них каких-либо сведений. Военнопленные не могут быть подверг-
нуты научным или медицинским опытам, физическому калечению.
МГП запрещает осуществлять дискриминацию военнопленных
по признакам расы, национальности, вероисповедания, политических
убеждений и т.д. К женщинам оно предписывает относиться со всем
полагающимся их полу уважением. При этом обращаться с ними долж-
ны не хуже, чем с мужчинами.
После взятия в плен военнопленные эвакуируются в лагеря, кото-
рые должны быть расположены достаточно далеко от зоны военных
действий. Военнопленные не могут посылаться в районы, где они мог-
ли бы подвергаться действию огня, а также не должны использоваться
для прикрытия каких-либо пунктов или районов военных операций.
Условия размещения военнопленных в лагерях должны быть не ме-
нее благоприятными, чем условия, которыми пользуются войска не-
приятеля, расположенные в той же местности. Они должны устанавли-
ваться с учетом привычек и обычаев военнопленных и не должны быть
вредными для их здоровья. Военнопленным должно быть разрешено
ношение знаков отличия и государственной принадлежности. Они
имеют право на переписку, получение индивидуальных или коллек-
тивных посылок, содержащих продукты питания, медикаменты.
Лагерь для военнопленных должен возглавляться офицером из со-
става регулярных вооруженных сил воюющего государства. Начальник
несет ответственность за то, чтобы персонал лагеря знал и правильно
применял конвенции, определяющие положение военнопленных.
Нормы МГП содержат ряд положений, касающихся дисциплины
военнопленных. Военнопленные должны подчиняться законам, уставам

166
§ 5. Гуманитарное право о защите жертв войны

и приказам, действующим в вооруженных силах держащего в плену го-


сударства. В каждом случае нарушения ими дисциплины производится
расследование. За один и тот же проступок или по одному и тому же об-
винению военнопленные могут быть наказаны только один раз. Всякого
рода правила, приказы, объявления и извещения, касающиеся поведения
военнопленных, должны им сообщаться на понятном для них языке.
Нормы МГП подробно регламентируют вопросы, относящиеся к ра-
боте военнопленных, а также к обеспечению их питанием, одеждой.
Военнопленные освобождаются и репатриируются по прекраще-
нии военных действий. Однако те из них, против кого возбуждено
уголовное преследование, могут быть задержаны до окончания суда
или до отбытия ими наказания.
Исключительно важным элементом принципа защиты жертв войны
является международно-правовая охрана гражданского населения.
На недопустимость нападения воюющих сторон на мирное население
указывалось еще в Петербургской декларации об отмене употребления
взрывчатых и зажигательных пуль 1868 г. В ней отмечалось, что «един-
ственная законная цель, которую должны иметь государства во время
войны, состоит в ослаблении военных сил неприятеля». В последую-
щем это положение нашло подтверждение и дальнейшее развитие
в Гаагских конвенциях 1907 г., Женевской конвенции о защите граж-
данского населения во время войны 1949 г., а также в Дополнительных
протоколах 1977 г. В частности, в ст. 51 Дополнительного протокола I
содержится норма, согласно которой «гражданское население как
таковое, а также отдельные гражданские лица не должны являться
объектом нападений». Эволюция этой нормы основывается на учете
исторического опыта современных вооруженных конфликтов, свиде-
тельствующих о всевозрастающих масштабах жертв среди гражданского
населения. Если в Первую мировую войну военные потери составля-
ли 95%, а потери среди гражданского населения – 5%, то во Второй
мировой войне военные потери равнялись 52%, а гражданские возрос-
ли до 48%. Причем тенденция к увеличению потерь среди гражданско-
го населения имела место и в последующих войнах: во время войны
в Корее военные потери составили 16, а гражданские – 84%; в период
агрессии США во Вьетнаме они составляли соответственно 10 и 90%,
в ходе агрессивной войны Израиля в Ливане удельный вес жертв среди
гражданского населения увеличился до 95%.
В МГП содержится определение гражданского населения. Под ним
понимаются гражданские лица, не принадлежащие ни к одной категории
участников вооруженного конфликта и непосредственно не принимающие

167
Глава IV. Международное гуманитарное право

участие в военных действиях. Присутствие среди гражданского населе-


ния отдельных военных лиц не лишает это население его гражданского
характера, а если возникает сомнение относительно того, является ли
какое-либо лицо гражданским, то оно должно признаваться таковым.
Правовая защита гражданского населения осуществляется в воо-
руженных конфликтах как международного, так и немеждународного
характера, даже в том случае, если одна из воюющих сторон не признает
состояния войны. При этом гуманитарные нормы касаются всего насе-
ления находящихся в конфликте сторон, без какой-либо дискриминации
по признакам расы, национальности, религии или политических убежде-
ний. Они направлены на то, чтобы способствовать смягчению порождае-
мых войной страданий гражданского населения, особенно детей. В связи
с этим воюющие государства обязаны принимать необходимые меры,
чтобы дети до 15 лет, осиротевшие или разлученные со своими семьями
вследствие войны, не были предоставлены сами себе, чтобы облегчить
при всех обстоятельствах их содержание и воспитание (ст. 24 Женевской
конвенции о защите гражданского населения во время войны).
К гражданскому населению не должны применяться никакие меры
ни физического, ни морального порядка в целях получения от них или
от третьих лиц каких-либо сведений.
Воюющим государствам в ходе вооруженного конфликта запре-
щается причинять физические страдания гражданскому населению
или принимать какие-либо меры, приводящие к его гибели. Это за-
прещение распространяется не только на убийства, пытки, телесные
наказания, увечья, медицинские, научные опыты, но равным образом
и на всякое другое насилие со стороны гражданских или военных
представителей воюющей стороны.
Кроме того, в отношении гражданского населения запрещаются
следующие действия: коллективные наказания, использование голо-
да среди гражданского населения в качестве метода ведения войны,
физическое или моральное воздействие, террор, грабеж, взятие за-
ложников. Воюющие стороны не должны использовать передвижение
гражданского населения или отдельных гражданских лиц для защиты
определенных объектов, пунктов или районов от нападения.
Нужно иметь в виду, что правовая защита гражданского населения
должна обеспечиваться и на временно оккупированной противником
территории, даже если оккупация не встретит никакого вооруженного
сопротивления. Причем территория признается занятой, если она
действительно находится во власти неприятельской армии, т.е. где
такая власть установлена и в состоянии действовать.

168
§ 5. Гуманитарное право о защите жертв войны

Оккупационные власти в соответствии с нормами международного


права обязаны принять все зависящие от них меры к тому, чтобы, на-
сколько возможно, восстановить и обеспечить общественный порядок
и общественную жизнь, уважая существующие в стране законы. Честь
и семейные права, жизнь отдельных лиц, равно как и религиозные
убеждения и отправления обрядов веры, должны быть уважаемы.
Таким образом, суверенитет государства на территорию, которая
временно захвачена противником, автоматически не переходит к окку-
панту. В дальнейшем судьба такой территории решается, как правило,
мирным договором.
Постановления уголовного порядка, издаваемые оккупирующим
государством, вступают в силу только после того, как они будут опубли-
кованы и доведены до сведения на национальном языке населения.
Оккупирующее государство обязано обеспечить снабжение граж-
данского населения продовольствием и медикаментами. Оно может
реквизировать продовольственные запасы, медикаменты, находящиеся
на оккупированной территории, только с учетом нужд гражданско-
го населения. Причем в последующем оккупирующее государство
должно принять меры для обеспечения того, чтобы реквизиция была
справедливо возмещена. На оккупированной территории должна быть
обеспечена деятельность медицинских учреждений и служб.
Запрещаются под каким бы то ни было предлогом угон, а также
депортирование (высылка) гражданского населения из оккупиро-
ванной территории на территорию оккупирующего государства или
на территорию любого другого государства. Вместе с тем может произ-
водиться полная или частичная эвакуация какого-либо определенного
оккупированного района для обеспечения безопасности населения,
а также при наличии веских причин военного характера. В таких слу-
чаях гражданское население может быть перемещено только в глубь
оккупированной территории, за исключением тех случаев, когда сде-
лать это практически невозможно. Эвакуированное в таком порядке
население должно быть возвращено на свои прежние места немедленно
после того, как боевые операции в этом районе будут закончены.
Оккупирующая держава не вправе принуждать покровительствуе-
мых лиц служить в ее вооруженных силах. Не допускается оказание
давления на гражданское население с целью добиться добровольного
поступления его в армию неприятельского государства.
В соответствии с нормами МГП на оккупированной территории
запрещаются следующие действия: уничтожение движимого и недви-
жимого имущества, являющегося государственной, коллективной или

169
Глава IV. Международное гуманитарное право

частной собственностью неприятельской державы и ее отдельных лиц;


взятие заложников из числа гражданских лиц; изменение статуса долж-
ностных лиц или судей, применение к ним санкций или каких-либо
мер принуждения, проведение дискриминации по той причине, что
они воздерживаются от выполнения своих обязанностей по соображе-
ниям совести; проведение всякого рода мероприятий, направленных
на то, чтобы вызвать безработицу или ограничить возможность работы
для граждан оккупированной территории с целью заставить их работать
на оккупирующую державу.
Оккупант может привлекать гражданское население к трудовой дея-
тельности, за исключением выполнения работы, которая вынуждала бы
его принимать участие в военных операциях. Работа должна выполнять-
ся в пределах оккупированной территории, на которой находятся данные
лица. Она должна справедливым образом оплачиваться и соответство-
вать физическим и интеллектуальным способностям работников.
Воюющие государства могут как на оккупированной территории,
так и вне ее интернировать гражданское население. Интернированные
полностью сохраняют свою гражданскую правоспособность и осущест-
вляют вытекающие отсюда права в той мере, в какой это будет совмес-
тимо с интернированием. При этом интернированные будут бесплатно
обеспечиваться средствами, необходимыми для их содержания, а также
медицинской помощью. Места интернирования не должны находить-
ся в районах, особо подвергающихся военной опасности. При этом
интернированные должны размещаться отдельно от военнопленных
и лиц, лишенных свободы, и иметь свою администрацию.
Международное право, применяемое в период вооруженных кон-
фликтов, содержит нормы, в соответствии с которыми воюющая сто-
рона несет ответственность за обращение своих представителей с гра-
жданским населением, причем это не снимает личной ответственности
с этих представителей.
Говоря о защите гражданского населения в период вооруженных
конфликтов, нельзя не упомянуть об охране нормами международного
права окружающей среды, т.е. среды обитания гражданского населения.
В ст. 55 Дополнительного протокола I 1977 г. впервые в МГП закреплена
норма, которая предписывает при ведении военных действий проявлять
заботу о защите природной среды от обширного, долговременного
и серьезного ущерба. Такая защита включает запрещение использова-
ния методов или средств ведения войны, которые имеют целью причи-
нить или, как можно ожидать, причинят такой ущерб природной среде
и тем самым нанесут ущерб здоровью или выживанию населения.

170
§ 6. Защита гражданских объектов

Таким образом, анализ международно-правовых норм о правовом


положении раненых, больных, лиц, потерпевших кораблекрушение,
военнопленных и гражданского населения со всей очевидностью под-
тверждает вывод о существовании в МГП принципа защиты жертв вой-
ны, содержащего комплекс мер, которые обязаны соблюдать воюющие
стороны в период вооруженных конфликтов.

§ 6. Защита гражданских объектов


§ 6. Защита гражданских объектов
Необходимость укрепления правового режима защиты гражданских
объектов в период вооруженного конфликта обусловлена рядом факто-
ров, важнейшим из которых является потребность обеспечения безо-
пасности и нормальных условий жизни гражданского населения.
К гражданским объектам МГП относит незащищенные города,
селения, жилища, больницы, госпитали, храмы, сооружения и сред-
ства транспорта, используемые гражданским населением, постоянные
санитарные учреждения и подвижные санитарные формирования,
продукты питания, а также источники воды. На выработку понятия
«гражданский объект» большое влияние оказал научно-технический
прогресс, способствующий появлению таких сооружений, уничтоже-
ние которых может иметь непредвиденные последствия как для нaселе-
ния, так и для окружающей человека среды. Речь при этом идет о таких
объектах, как гидроэлектростанции, плотины, дамбы и т.д.
Международное право, применяемое в период войны, регламенти-
рует защиту гражданских объектов, устанавливая специальные меры
предосторожности и особую защиту отдельных гражданских объектов.
Так, ст. 57 Дополнительного протокола I требует от воюющих сторон
при проведении военных операций постоянно проявлять заботу о том,
чтобы щадить гражданские объекты. Нападающий должен сделать
практически все возможное, чтобы удостовериться, что объекты на-
падения являются военными. Под военными объектами понимаются
объекты, которые «в силу своего характера, расположения, назначе-
ния или использования вносят эффективный вклад в военные действия
и полное или частичное разрушение, захват или нейтрализация которых
при существующих в данный момент обстоятельствах дает явное военное
преимущество». Нападающий должен принимать меры предосторож-
ности при выборе средств вооруженной борьбы, с тем чтобы избежать
нанесения случайного ущерба гражданским объектам и во всяком
случае свести их к минимуму; воздерживаться от любого нападения,
которое может повлечь за собой случайные потери среди гражданско-

171
Глава IV. Международное гуманитарное право

го населения, или нанесет случайный ущерб гражданским объектам,


или то и другое вместе, если они будут чрезмерными по отношению
к конкретному и прямому военному преимуществу, которое предпо-
лагается получить (это положение в международном праве известно
как принцип пропорциональности).
Воюющие стороны обязаны также предусматривать следующие меры
предосторожности: удаление гражданских лиц и гражданских объектов,
расположенных вблизи военных объектов; запрещение размещать во-
енные объекты в густонаселенных районах или вблизи них; принимать
другие меры, направленные на защиту гражданских объектов.
Под особой защитой международного права находятся такие гра-
жданские объекты, как санитарные или демилитаризованные зоны,
необороняемые местности, объекты культурного назначения, объ-
екты гражданской обороны. Санитарные или демилитаризованные
зоны представляют собой особую разновидность гражданских объ-
ектов и не могут быть объектами нападений; воюющим запрещается
распространять на такие зоны военные операции любого характера.
Соглашение о таких зонах между заинтересованными сторонами может
быть заключено как в мирное время, так и в начале боевых действий.
Особой разновидностью гражданских объектов являются необоро-
няемые местности – «любой населенный пункт, находящийся в зоне
соприкосновения вооруженных сил или вблизи нее, который открыт
для оккупации его противной стороной». Границы такой необоро-
няемой местности сообщаются противнику. Сторона, под контролем
которой находится необороняемая местность, должна обозначить ее
по периметру соответствующими знаками.
Под особой защитой должны находиться гражданские объекты,
необходимые для выживания гражданского населения. Это запасы про-
дуктов питания, производящие продовольствие сельскохозяйственные
районы, посевы, скот, сооружения для снабжения питьевой водой. За-
прещается не только разрушение таких объектов, но и нападение на них,
которое может нанести большой ущерб гражданскому населению.
Особой защитой пользуются атомные электростанции, плотины,
дамбы, которые объединяются понятием «установки и сооружения, со-
держащие опасные силы». Указанные объекты не должны подвергаться
нападению даже в тех случаях, когда являются военными объектами,
если такое нападение может вызвать высвобождение опасных сил
и последующие тяжелые потери среди гражданского населения.
Разновидностью объектов, подпадающих под защиту МГП, явля-
ются культурные ценности. Международно-правовая защита их опре-

172
§ 6. Защита гражданских объектов

деляется Конвенцией о законах и обычаях сухопутной войны 1907 г.,


Конвенцией о защите культурных ценностей в случае вооруженного
конфликта 1954 г. и Протоколами к ней, Дополнительным протоко-
лом I 1977 г. и другими документами.
Защита культурных ценностей включает в себя их охрану и уважение
к этим ценностям. Под охраной культурных ценностей понимается со-
вокупность мероприятий, которые должны быть осуществлены государ-
ствами на собственной территории еще в мирное время, по сохранению
ценностей от возможных последствий вооруженного конфликта.
Уважение культурных ценностей означает выполнение государст-
вами обязательств: запрещать использование этих ценностей в целях,
которые могут привести к их разрушению или повреждению в случае
вооруженного конфликта; запрещать, предупреждать и, если необхо-
димо, пресекать любые акты кражи, грабежа или незаконного при-
своения культурных ценностей в какой бы то ни было форме, а также
любые акты вандализма в отношении указанных ценностей; запрещать
реквизицию движимых культурных ценностей, расположенных на тер-
ритории другого государства – участника Конвенции 1954 г.
Кроме того, запрещается: совершать какие-либо враждебные акты,
направленные против тех исторических памятников, произведений
искусства или мест отправления культа, которые составляют куль-
турное или духовное наследие народов; использовать такие объекты
для поддержки военных усилий.
Нужно подчеркнуть, что в Конвенции 1954 г. предусматривается
и специальная защита культурных ценностей, которая предполагает
внесение объектов, имеющих очень большое значение (т.е. не только
для одной страны, но и для всего человечества в целом), в Междуна-
родный реестр культурных ценностей. Смысл специальной защиты
заключается в том, что государства – участники названной Конвенции
обязуются с момента внесения культурных ценностей в Международ-
ный реестр обеспечить их иммунитет, воздерживаться от любого вра-
ждебного акта, направленного против них, а также от использования
таких ценностей и прилегающих к ним участков в военных целях.
Под специальную защиту может быть взято ограниченное число
укрытий, предназначенных для сохранения движимых культурных
ценностей, центров сосредоточения культурных ценностей, при ус-
ловии, что: а) они находятся на достаточном расстоянии от крупного
индустриального пункта или любого важного военного объекта (аэро-
порта, радиостанции, порта, железнодорожной станции и др.); б) они
не используются в военных целях.

173
Глава IV. Международное гуманитарное право

Центр сосредоточения культурных ценностей считается исполь-


зуемым в военных целях в том случае, если в нем осуществляется дея-
тельность, имеющая прямое отношение к военным операциям, разме-
щению личного состава войск, производству военных материалов или
его применению при перемещении личного состава или материальной
части войск даже транзитом.
Государства приняли обязательства ввести еще в мирное время в ус-
тавы или инструкции, которыми пользуются войска, положения, спо-
собные обеспечить соблюдение норм о защите культурных ценностей,
воспитывать личный состав своих вооруженных сил в духе уважения
культуры всех народов, а также подготовить и создать в своих воору-
женных силах службы или специальный персонал, которые следили
бы за тем, чтобы уважались культурные ценности и осуществлялось
сотрудничество с гражданскими властями, которым поручена охрана
этих ценностей.
Международно-правовое урегулирование отношений в связи с за-
щитой культурных ценностей в случае вооруженного конфликта нашло
дальнейшее закрепление в Протоколе II к Гаагской конвенции о за-
щите культурных ценностей, принятом 26 марта 1999 г. на Диплома-
тической конференции в Гааге. Этот документ дополняет Конвенцию
1954 г. рядом новых положений.
В дополнение к Конвенции 1954 г., содержащей обязательство
уважать культурные ценности при соблюдении требования «военной
необходимости», в случае невыполнения этого требования Прото-
кол II определяет условия, которые оправдывают такое невыполнение,
а именно когда «эти культурные ценности по своему назначению пре-
вращены в военный объект, и нет никакой практически возможной
альтернативы для получения равноценного военного преимущества,
помимо того, которое можно получить в результате совершения вра-
ждебного акта против этого объекта» (п. «а» ст. 6).
Протокол II предусматривает введение при определенных условиях
усиленной защиты культурных ценностей в период вооруженного
конфликта. Усиленная защита может устанавливаться на любые куль-
турные ценности, если они: «являются культурным наследием, имею-
щим огромное значение для человечества»; «охраняются благодаря
принятию на национальном уровне надлежащих правовых и админи-
стративных мер»; «не используются для военных целей или прикрытия
военных объектов» (ст. 10). Усиленная защита предоставляется куль-
турным ценностям с момента их внесения в Международный список
культурных ценностей, находящихся под усиленной защитой.

174
§ 7. Запрещенные методы и средства ведения войны

Протокол II содержит также перечень деяний, которые рассмат-


риваются как серьезные нарушения международного гуманитарного
права, за совершение которых государства должны установить уго-
ловное преследование.

§ 7. Запрещенные методы и средства ведения войны


§ 7. Запрещенные методы и средства ведения войны
С тем чтобы избежать излишних страданий, ничем не оправданных
жертв среди мирного населения, сопряженных с военными действия-
ми, МГП устанавливает принцип ограничения в выборе воюющими
методов и средств ведения войны, который выражается в формуле:
«воюющие не пользуются неограниченным правом в выборе средств
нанесения вреда неприятелю» (ст. XXII Положения о законах и обы-
чаях сухопутной войны 1907 г.). Он нашел подтверждение в Допол-
нительном протоколе I к Женевским конвенциям 1949 г. о защите
жертв войны: «Право сторон, находящихся в конфликте, выбирать
методы или средства ведения войны не является неограниченным»
(ст. 35).
К запрещенным методам ведения войны относятся следующие
действия:
– предательское убийство или ранение лиц, принадлежащих к вой-
скам неприятеля;
– нападение на лиц, вышедших из строя;
– взятие заложников;
– отдача приказа не оставлять никого в живых, угроза этим или
ведение военных действий на этой основе;
– принуждение лиц служить в вооруженных силах неприятельской
державы;
– бомбардировка незащищенных городов;
– использование не по назначению отличительных национальных
и международных защитных эмблем и др.
Перечисленные методы ведения войны в качестве запрещенных
нашли отражение в ряде международно-правовых актов: Положении
о законах и обычаях сухопутной войны (ст. XXII, XXIII), Женевских
конвенциях I–IV (ст. 3, 50, 130 и 147 соответственно), а также в До-
полнительном протоколе I (ст. 35, 75, 85).
К запрещенным средствам ведения войны МГП относит те, которые
причиняют излишние страдания своими поражающими свойствами:
– сплющивающиеся в человеческом теле пули (соответствующие
Декларации 1868 и 1899 гг.);

175
Глава IV. Международное гуманитарное право

– снаряды, имеющие единственным назначением распространение


удушающих или вредоносных газов (Декларация 1899 г.);
– яд и отравленное оружие, удушливые, ядовитые или другие подоб-
ные газы (Гаагское положение 1907 г., Женевский протокол 1925 г.);
– бактериологические средства (Женевский протокол 1925 г.; Кон-
венция о запрещении разработки, производства и накопления запасов
бактериологического (биологического) и токсинного оружия и об их
уничтожении 1972 г.);
– средства воздействия на природную среду, которые имеют ши-
рокие, долгосрочные или серьезные последствия, в качестве способов
разрушения, нанесения ущерба или причинения вреда (Конвенция
о запрещении военного или любого иного враждебного использова-
ния средств воздействия на природную среду 1977 г., п. 3 ст. 35, ст. 55
Дополнительного протокола I).
Нормы МГП запрещают применение и конкретных видов обычного
оружия неизбирательного действия, использование которого вызывает
чрезмерные повреждения или страдания: оружие, основное действие ко-
торого заключается в нанесении повреждений осколками, не обнаружи-
ваемыми в человеческом теле рентгеном, кассетные, шариковые бомбы,
мины-ловушки (Конвенция о запрещении или ограничении применения
конкретных видов обычного оружия 1980 г. и протоколы к ней).
Запрещается подвергать нападению гражданское население, от-
дельных гражданских лиц или гражданские объекты с применением
зажигательного оружия, а также военный объект, расположенный
в районе сосредоточения гражданского населения. Нормы МГП за-
прещают превращать леса или другие виды растительного покрова
в объект нападения с применением зажигательного оружия, за ис-
ключением случаев, когда такие природные элементы используются
для того, чтобы укрыть, скрыть или замаскировать комбатантов или
другие военные объекты.
В 1995 г. Протоколом IV дополнена Конвенция о запрещении или
ограничении применения конкретных видов обычного оружия, кото-
рые могут считаться наносящими чрезмерные повреждения или имею-
щими неизбирательное действие. В соответствии с этим документом
запрещается применять лазерное оружие, специально предназначенное
для использования в боевых действиях, с тем чтобы не причинить
постоянную слепоту органам зрения человека, не использующего оп-
тические приборы. В мае 1996 г. в Протокол II к названной Конвенции
были внесены поправки, согласно которым запрещается применять
противопехотные мины, не являющиеся дистанционно устанавли-

176
§ 7. Запрещенные методы и средства ведения войны

ваемыми минами; дистанционно устанавливаемые противопехотные


мины, которые не соответствуют положениям о самоуничтожении
и самодезактивации; дистанционно устанавливаемые мины, не яв-
ляющиеся противопехотными минами, если они не оснащены эф-
фективным механизмом самоуничтожения или самонейтрализации,
спроектированным таким образом, чтобы мина уже не функциониро-
вала как мина, когда она больше не служит военной цели, для которой
была установлена.
Мировому сообществу после продолжительных усилий удалось за-
претить химическое оружие. Конвенция о запрещении разработки,
производства, накопления и применения химического оружия и о его
уничтожении 1993 г. предусматривает обязательства государств не раз-
рабатывать, не производить, не приобретать иным образом, не накапли-
вать или не сохранять химическое оружие, не передавать его прямо или
косвенно кому бы то ни было, а также не применять его и не проводить
любые военные приготовления к его применению, не помогать, не по-
ощрять или не побуждать кого бы то ни было к проведению деятельно-
сти, запрещенной этим документом.
В 1997 г. в Оттаве была подписана Конвенция о запрещении приме-
нения, накопления запасов и передачи противопехотных мин и об их
уничтожении. В целях ограничения распространения противопехотных
мин в России был издан Указ «О продлении моратория на экспорт
Российской Федерацией противопехотных мин», который вступил
в силу с 1 декабря 1997 г.
Отдельно следует сказать о ядерном оружии. В международном пра-
ве нет общепризнанной нормы, которая запрещала бы применение
ядерного оружия. Известен лишь ряд международно-правовых актов,
направленных на ограничение его количества и дальнейшего качест-
венного совершенствования, на сужение сферы его пространственного
распространения.
В этом отношении вызывает интерес запрос Генеральной Ассамблеи
ООН в Международный Суд относительно правомерности использо-
вания ядерного оружия или угрозы его применения.
Международный Суд пришел к выводу о том, что, во-первых, не су-
ществует ни одной международно признанной нормы, которая прямо
запрещала бы при любых обстоятельствах использование ядерного
оружия или угрозу его применения в ходе вооруженного конфликта;
во-вторых, Суд единодушно констатировал, что любой случай при-
менения ядерного оружия подпадает под действие норм и требований
международного гуманитарного права.

177
Глава IV. Международное гуманитарное право

Из этого следует, что хотя формального запрета на применение


ядерного оружия международное сообщество пока еще не выработало,
по техническим характеристикам, поражающим факторам, последст-
виям его применения оно подпадает под ограничения, существующие
в международном гуманитарном праве.

§ 8. Международно-правовое регулирование окончания


военных действий и состояния войны
§ 8. Регулирование окончания военных действий
Война является исключительным состоянием межгосударственных
отношений, которое в интересах установления мира по возможности
в кратчайший срок должно быть прекращено. Одной из серьезных
предпосылок для этого является создание условий для скорейшего
восстановления мирных отношений между воюющими государст-
вами.
Прекращение состояния войны необходимо отличать от прекраще-
ния военных действий. В практике международных отношений наи-
более распространенными формами прекращения военных действий
являются перемирие и капитуляция.
Перемирие может быть общим или местным (ст. XXXVII Гаагского
положения о законах и обычаях сухопутной войны). Общее перемирие
прекращает военные действия, причем оно распространяется на весь
театр войны и в силу этого представляет собой акт не только военный,
но и политический, а поэтому заключается воюющими сторонами
от имени государственных органов. При определенных обстоятельствах
оно способно не только приостановить военные действия, но и при-
вести к их прекращению.
В качестве примеров можно назвать Соглашение о военном пере-
мирии в Корее от 27 июля 1953 г., Соглашение о прекращении огня
в Алжире от 18 марта 1962 г.
Важное значение для обеспечения перемирия имеет установление
времени вступления в силу соглашения о перемирии и срока действия
этого соглашения. Стороны сами решают, когда вступит в силу согла-
шение о прекращении военных действий: либо сразу после его подпи-
сания, либо по прошествии определенного времени. Если в условиях
перемирия не определен срок его действия, то каждая сторона вправе
возобновить военные действия в любое время, заранее предупредив
об этом другую сторону. Это положение неприменимо к общему пере-
мирию, так как оно является решающим шагом к установлению мира;
его нарушение расценивается как акт агрессии.

178
§ 8. Регулирование окончания военных действий

Таким образом, общее перемирие не может быть нарушено и долж-


но рассматриваться как бессрочное. Всякое существенное нарушение
перемирия одной из сторон дает право другой отказаться от него и даже
в крайнем случае немедленно возобновить военные действия. Однако
нарушение условий перемирия отдельными лицами, действующими
по собственному почину, дает только право требовать наказания ви-
новных и вознаграждения за понесенные потери, если таковые случи-
лись (ст. XL, XLI Гаагского положения о законах и обычаях сухопутной
войны 1907 г.).
Современное международное право предусматривает заключение
перемирия по решению (и под контролем) Совета Безопасности ООН,
принимаемому в соответствии со ст. 40 Устава ООН о временных ме-
рах, которые могут включать, в частности, прекращение огня, отвод
войск на заранее занятые позиции и т.п.
Местное перемирие имеет своей целью приостановление военных
действий между отдельными воинскими подразделениями и частями
на ограниченном участке театра военных действий, с тем чтобы подоб-
рать раненых и больных, произвести погребение мертвых, эвакуировать
из осажденных районов женщин и детей. Женевская конвенция о защите
гражданского населения во время войны предусматривает возможность
заключения в этих целях местных соглашений (ст. 17). Аналогичное
положение содержится в ст. 15 Женевской конвенции об улучшении
участи раненых и больных в действующих армиях, в котором говорит-
ся о том, что «каждый раз, когда это позволяют обстоятельства, будут
заключаться соглашения о перемирии или о прекращении огня или
же местные соглашения, чтобы позволить подобрать раненых, остав-
шихся на поле боя, транспортировать их, а также произвести обмен
ими. Равным образом между сторонами, находящимися в конфликте,
могут заключаться местные соглашения об эвакуации раненых и боль-
ных из осажденной или окруженной зоны, об обмене ими и о пропуске
в эту зону направляющегося туда санитарного и духовного персонала
и имущества». После выполнения задач, во имя которых осуществля-
лось временное перемирие, может последовать возобновление военных
действий. Ограниченный характер задач местного перемирия, его крат-
ковременный характер предопределяют возможность решения вопроса
о нем командующими войсками (силами), если законы и воинские
уставы не предусматривают иного порядка.
Второй формой прекращения военных действий является капитуля-
ция. Разновидность ее – безоговорочная капитуляция. Она отличается
от капитуляции тем, что побежденная сторона утрачивает даже фор-

179
Глава IV. Международное гуманитарное право

мальное равенство с победителем. Так, во Второй мировой войне после


тотального поражения фашистской Германии и милитаристской Японии
каждая из них подписала Акт о безоговорочной капитуляции.
Нужно подчеркнуть, что ни перемирие, ни капитуляция не прекраща-
ют состояния войны. Правда, практика международных отношений по-
слевоенного периода внесла изменения в это общепризнанное положение.
Например, упоминавшееся Соглашение о военном перемирии в Корее
(1953 г.), а также Соглашение о прекращении военных действий во Вьет-
наме (1973 г.) прекратили не только военные действия, но и состояние
войны, восстановив мир в этих странах. Однако прекращение состояния
войны в соглашениях о перемирии – это не правило, а исключение.
Основной международно-правовой формой прекращения состоя-
ния войны является заключение мирного договора. По содержанию он
охватывает широкий круг вопросов: прекращение состояния войны,
восстановление мирных отношений, а также ответственность военных
преступников, разрешение территориальных вопросов, обмен военно-
пленными, возмещение убытков, возвращение имущества и т.п.
Состояние войны между воевавшими государствами прекращается
также путем:
а) принятия односторонней декларации, т.е. между государствами
не ведутся переговоры, а восстановление мирных отношений является
результатом инициативы одной стороны. Так, СССР прекратил состоя-
ние войны с Германией, опубликовав Указ Президиума Верховного
Совета СССР от 25 января 1955 г. В соответствии с этим документом
состояние войны с Германией прекращалось и с ней устанавливались
мирные отношения;
б) заключения двусторонней декларации, когда состояние войны
прекращается в результате переговоров. Так, 19 октября 1956 г. СССР
и Япония подписали совместную декларацию о прекращении состоя-
ния войны.
Правовые последствия окончания войны. Они наступают как для воюю-
щих, так и для нейтральных государств и состоят в следующем:
– прекращают действие нормы международного гуманитарного
права;
– устанавливаются дипломатические отношения между государ-
ствами;
– возобновляется действие ранее заключенных международных
договоров;
– осуществляется репатриация военнопленных, а также граждан-
ского населения, оказавшегося на территории бывшего противника;

180
§ 9. Гуманитарное право и российское законодательство

– разрешаются вопросы политической и материальной ответст-


венности государств, а также уголовной ответственности физических
лиц и др.
Таким образом, окончание войны является важным и решающим
фактором для развития послевоенных отношений. Зачастую государ-
ства вновь стремятся к установлению дипломатических отношений,
прерванных войной, активизируют межгосударственное сотрудничест-
во в различных областях уже на иной международно-правовой основе,
рассчитанной на мирные отношения.

§ 9. Нормы международного гуманитарного права


и российское законодательство
§ 9. Гуманитарное право и российское законодательство
Россия является участницей международно-правовых документов,
устанавливающих правила ведения войны. Эти правила трансформи-
ровались в законодательных актах и армейских приказах. Например,
приказом по военному ведомству № 697 от 31 октября 1914 г., подпи-
санным военным министром и утвержденным императором, вводилось
«положение о военнопленных» с учетом действовавших в то время
международных соглашений.
4 июня 1918 г. был опубликован Декрет о признании всех между-
народных конвенций о Красном Кресте. Совет народных комиссаров
РСФСР доводил до сведения Международного комитета Красного Кре-
ста в Женеве и правительств всех государств, признавших Женевскую
конвенцию, что эта Конвенция как в первоначальной, так и во всех ее
позднейших редакциях, а также все другие международные конвенции
и соглашения, признанные Россией до октября 1915 г., признаются
и будут соблюдаемы Российским советским правительством.
Вторая мировая война стала серьезным испытанием для системы
принципов и норм МГП. Советский Союз, в отличие от Германии
и большинства других стран, отказался подписать Женевскую конвен-
цию об обращении с военнопленными 1929 г. Впоследствии это было
использовано противником в качестве формального предлога для отказа
в применении ее положений в отношении советских военнопленных.
В послевоенный период четыре Женевские конвенции о защите
жертв войны 1949 г. были подписаны с оговорками Советским Союзом
и в 1954 г. ратифицированы. Две из них были трансформированы в ин-
струкции по применению в Вооруженных Силах Союза ССР Женевских
конвенций от 12 августа 1949 г. об улучшении участи раненых, больных
в действующих армиях и лиц, потерпевших кораблекрушение на море.

181
Глава IV. Международное гуманитарное право

Дополнительные протоколы I и II к этим Конвенциям были подписаны


СССР 12 декабря 1977 г. и ратифицированы 4 августа 1989 г.
В качестве первого шага по выполнению международных обяза-
тельств, вытекающих из участия Советского Союза в Дополнительных
протоколах I и II к Женевским конвенциям 1949 г. о защите жертв
войны, стало издание уставов Вооруженных Сил, а также прика-
за МО 1990 г. № 75, действующих и ныне. Этот приказ объявляет
названные документы и содержит требования по их исполнению
в войсках и силах флота. Командирам (начальникам) всех степеней
предписывается распространять знания о МГП, изучать его в системе
боевой подготовки, обеспечивать подчиненных текстами междуна-
родно-правовых документов, законодательных актов, определяющих
поведение личного состава армии и флота в период вооруженного
конфликта. Дано указание учитывать нормы МГП при проведении
занятий, учений в войсках и силах флота, а также при разработке
проектов законодательных актов, общевоинских уставов, решений
правительства, приказов и директив. При решении вопросов, касаю-
щихся применения норм МГП, командиры (начальники) опираются
на юридических советников (ст. 82 Дополнительного протокола I),
функции которых указанным приказом министра обороны возложены
на офицеров юридической службы. Положения, касающиеся соблю-
дения военнослужащими норм международного гуманитарного права,
юридически закреплены в Федеральном законе «Об обороне» 1996 г.,
Федеральном законе «О статусе военнослужащих» 1998 г.
Значительным вкладом Министерства обороны Российской Феде-
рации в имплементацию норм международного гуманитарного права
в военно-правовые акты является Наставление по международному гума-
нитарному праву для Вооруженных Сил Российской Федерации (в даль-
нейшем – Наставление), утвержденное министром обороны в 2001 г.
Впервые за послеоктябрьский период издан нормативный правовой акт,
обязывающий командиров (начальников) обеспечивать соблюдение пра-
вил войны в процессе ведения боевых действий. Наставление адресовано
командирам, штабам тактического звена и представляет собой достаточно
объемный документ, отражающий требования основополагающих ис-
точников международного гуманитарного права. Оно состоит из шести
разделов (182 пунктов) и шести приложений. В Наставлении достаточно
подробно раскрываются положения, касающиеся: обязанностей коман-
диров (начальников) в процессе организации и ведения боевых дейст-
вий, их помощников по правовой работе, а также военно-медицинско-
го персонала; ограничений воюющих в применении методов и средств

182
§ 9. Гуманитарное право и российское законодательство

ведения войны; ответственности военнослужащих за противоправные


действия; отношения военнослужащих к жертвам вооруженных кон-
фликтов, медицинскому и духовному персоналу противника; действий
войск на оккупированной территории; особенностей применения норм
международного гуманитарного права во внутренних вооруженных кон-
фликтах. Отдельные разделы посвящены особенностям применения норм
международного гуманитарного права при ведении боевых действий сила-
ми авиации и флота; соблюдению норм международного гуманитарного
права при обеспечении боевых действий; изучению норм международного
гуманитарного права (в ходе боевой подготовки и в военно-учебных за-
ведениях). Значительную роль в работе по воспитанию личного состава
войск (сил) призван сыграть Кодекс поведения военнослужащего Воо-
руженных Сил Российской Федерации – участника боевых действий
(Приложение 4), в котором содержа