Вы находитесь на странице: 1из 537

ÌÎÑÊÂÀ 2011

Оглавление
Предисловие ........................................................................................12
Глава I. Понятие, особенности и основные черты
современного международного права ...................................................14
§ 1. Понятие международного права ..................................................14
§ 2. Особенности международного права ...........................................18
§ 3. Становление и основные черты современного
международного права ........................................................................27
§ 4. Международное право в начале XXI в. ........................................35
Глава II. История международного права и его науки ..........................56
§ 1. Возникновение международного права,
периодизация его истории и науки ....................................................56
1.1. Периодизация развития международного права .........................57
1.2. Наука международного права в историческом аспекте ..............59
1.2.1. История науки международного права в России .....................59
1.2.2. История науки международного права за рубежом..................62
1.2.3. Идеи мира в науке международного права ..............................63
§ 2. История развития института кодификации
международного права ........................................................................68
2.1. Кодификация международного права в IV–XIX вв. ...................68
2.2. Работа Лиги Наций по кодификации и развитию
международного права ........................................................................71
2.3. Кодификация международного права со времени
образования ООН ...............................................................................72
§ 3. Международное право в Древнем мире .......................................74
3.1. Становление основных институтов в Древнем Египте ...............79
3.1.1. Институт договорного права .....................................................79
3.1.2. Институт правосубъектности в Древнем Египте ......................81
3.1.3. Институт посольского права в Древнем Египте .......................82
3.1.4. Отношение к войне древних египтян .......................................83
3.2. Становление основных институтов международного права
в Древней Греции ................................................................................83
3.2.1. Понятие о союзах в Древней Греции ........................................85

7
Оглавление

3.2.2. Отношение к войне древних греков..........................................85


3.2.3. Наука международного права в Древней Греции .....................86
3.3. Становление основных институтов международного права
в Древнем Риме ...................................................................................87
3.3.1. Институт посольского права в Древнем Риме ..........................89
3.3.2. Отношение к войне древних римлян ........................................89
§ 4. Международное право в Средние века ........................................90
§ 5. Классическое международное право (1648–1919 гг.)
и его развитие в период с 1919 по 1946 г. . ..........................................97
5.1. Международное право в период Вестфальского конгресса
до Французской революции (1648–1789 гг.) ......................................97
5.1.1. Предыстория Вестфальского мира ...........................................97
5.1.2. Результаты Вестфальского мира для стран
Балтийского региона...........................................................................98
5.1.3. Вестфальский мир и его влияние на развитие
международного права ......................................................................101
5.2. Международное право в период
от Французской революции (1789–1794 гг.)
до Венского конгресса (1814–1815 гг.).............................................104
5.3. Международное право в период от Венского конгресса
(1814–1815 гг.) до Парижского конгресса 1856 г. ............................111
5.4. Международное право в период от Парижского конгресса
1856 г. до Берлинского конгресса 1878 г. .........................................112
5.5. Международное право в период от Берлинского конгресса
1878 г. до Берлинской (Африканской) конференции
1884–1885 гг. .....................................................................................114
5.6. Международное право в период от Берлинской
конференции 1884–1885 гг. до Гаагских конференций ..................116
5.7. Гаагские конференции мира 1899 и 1907 гг. .............................118
5.8. Переход к современному международному праву
(период с 1919 по 1946 г.) ..................................................................122
Глава III. Источники и система современного
международного права ........................................................................128
§ 1. Источники права как результат процесса создания
норм международного права ............................................................128
§ 2. Международно-правовой обычай
и международный договор ................................................................130
§ 3. Акты международных конференций и организаций.................136
§ 4. Кодификация норм международного права ..............................137
§ 5. Система международного права.................................................139

8
Оглавление

Глава IV. Взаимодействие международной


и национальных правовых систем и международного
и внутригосударственного права .........................................................146
§ 1. Основные направления и способы взаимодействия
международной и национальных правовых систем.........................146
§ 2. Теоретические проблемы соотношения международного
и внутригосударственного права ......................................................152
§ 3. Теории согласования международных
и внутригосударственных правовых норм .......................................155
Глава V. Международное право в различных правовых
системах мира ....................................................................................167
Глава VI. Основные принципы международного права .......................184
§ 1. Понятие основных принципов международного права............184
§ 2. Принцип суверенного равенства государств .............................185
§ 3. Принцип неприменения силы или угрозы силой .....................186
§ 4. Принцип невмешательства во внутренние дела государств .....188
§ 5. Принцип территориальной целостности государств ................189
§ 6. Принцип нерушимости границ .................................................190
§ 7. Принцип мирного разрешения международных споров ..........191
§ 8. Принцип уважения прав человека .............................................193
§ 9. Принцип права на самоопределение народов и наций.............194
§ 10. Принцип сотрудничества государств .......................................196
§ 11. Принцип добросовестного выполнения
международных обязательств ...........................................................197
Глава VII. Право международных договоров ......................................198
§ 1. Понятие, юридическая природа и виды
международных договоров ...............................................................198
§ 2. Основные стадии (этапы) заключения
международных договоров ...............................................................205
§ 3. Оговорки и заявления к международным договорам................213
§ 4. Основания действительности и недействительности
международных договоров. Действие международных договоров.... 217
§ 5. Выполнение международных договоров ...................................222
§ 6. Поправки к договорам. Прекращение и приостановление
международных договоров...............................................................232
Глава VIII. Реализация норм международного права..........................240
§ 1. Понятие, правовые основы и содержание процесса
реализации норм международного права.........................................240
§ 2. Имплементация норм международного права и обеспечение
взятых государствами международных обязательств ......................250

9
Оглавление

§ 3. Уровень реализации международно-правовых норм


и их эффективность ..........................................................................261
§ 4. Международно-правовые гарантии ...........................................273
§ 5. Контроль в современном международном праве ......................287
5.1. Понятие международного контроля ..........................................287
5.2. Принципы международного контроля.
Стадии, формы и методы его осуществления ..................................292
5.3. Международный контроль в отдельных
отраслях международного права.......................................................300
Глава IX. Субъекты международного права ........................................321
§ 1. Понятие международной правосубъектности ...........................321
§ 2. Понятие и классификация субъектов
международного права ......................................................................323
§ 3. Государства – основные субъекты
международного права ......................................................................326
§ 4. Международно-правовое признание .........................................331
§ 5. Международное правопреемство ...............................................337
§ 6. Международная правосубъектность народа ..............................348
§ 7. Правосубъектность международных
(межправительственных) организаций ............................................354
§ 8. Международная правосубъектность
государствоподобных образований ..................................................356
§ 9. Вопрос о международной правосубъектности
иных субъектов ..................................................................................359
9.1. Субъекты (части) федераций и автономные
территории унитарных государств ...................................................359
9.2. Индивиды ...................................................................................362
9.3. Международные неправительственные организации...............364
9.4. Международные хозяйственные объединения .........................365
9.5. Международные судебные учреждения .....................................367
Глава X. Юрисдикция в международном праве ...................................371
§ 1. Понятие и содержание юрисдикции
в международном праве ....................................................................371
§ 2. Классификация юрисдикции.....................................................381
§ 3. Государственная юрисдикция: соотношение суверенитета,
территориального верховенства и юрисдикции государства ..........388
§ 4. Международная юрисдикция и наднациональность:
вопросы соотношения ......................................................................402
§ 5. Место юрисдикции в современной системе
международного права ......................................................................412

10
Оглавление

§ 6. Основные принципы юрисдикции государств


(на примере уголовной юрисдикции) ..............................................417
§ 7. Юрисдикционный иммунитет государства ...............................426
Глава XI. Международно-правовые средства
мирного урегулирования международных споров ...............................436
§ 1. История возникновения международно-правовых средств
мирного урегулирования споров ......................................................436
§ 2. Понятие международного спора и ситуации .............................438
§ 3. Характеристика средств мирного урегулирования
международных споров .....................................................................440
§ 4. Роль Организации Объединенных Наций,
других международных организаций в мирном
урегулировании споров .....................................................................448
Глава XII. Международно-правовая ответственность ........................455
§ 1. Понятие, основания и субъекты международно-
правовой ответственности ................................................................455
§ 2. Международные правонарушения .............................................458
§ 3. Виды и формы международно-правовой
ответственности государств ..............................................................467
§ 4. Ответственность за правомерную деятельность.
Обстоятельства, исключающие ответственность государства ........472
§ 5. Международные межправительственные организации
как субъекты международно-правовой ответственности ................480
§ 6. Ответственность физических лиц
за международные преступления .....................................................483
§ 7. Контрмеры и санкции как инструменты имплементации
международно-правовой ответственности государств ....................486
Глава XIII. Правопорядок в международном сообществе
и глобальной системе..........................................................................525
§ 1. Особенности международного правопорядка ...........................525
§ 2. Мировое сообщество и мировой порядок .................................527
§ 3. Международное право как основа международного
и мирового порядка...........................................................................531
§ 4. Глобализация и мировой правопорядок ....................................534
Глава I
Понятие, особенности и основные черты
современного международного права
Глава I. Понятие, особенности и основные черты современного международного права

§ 1. Понятие международного права. – § 2. Особенности международ-


ного права. – § 3. Становление и основные черты современного междуна-
родного права. – § 4. Международное право в начале XXI в.

§ 1. Понятие международного права

Во все времена существовали трудности в понимании международ-


ного права. На определенном этапе международному праву как систе-
ме обязательных юридических норм не придавали значения. В науке
и практике бытовал международно-правовой нигилизм, считалось, что
международное право – это нормы морали, обыкновений и вежливо-
сти. Не применялись и санкции в международном праве. Все это ушло
в прошлое. В настоящее время международное право сформировалось
как система со своими принципами, отраслями и институтами.
Изучение международного права как системы представляет опреде-
ленную сложность: во-первых, международные отношения, внутриго-
сударственное (национальное) право и международное частное право
взаимосвязаны с международным правом; во-вторых, для его уяснения
необходимо знать терминологию, включая латинскую юридическую.
Международное право сформировалось и функционирует в межго-
сударственной системе. На развитие международного права повлияли
мировые культуры и цивилизации, их представители, и это право явля-
ется общим наследием человечества. В своем историческом развитии
оно содержит совокупный опыт правовой цивилизации и постепенно
стало составной частью правовых систем государств современного
мира.
На познание международного права влияют общие вопросы, а имен-
но то, что есть право вообще. Свойство права – регулирование об-
щественных отношений, сталкивающихся интересов, конфликтов.
Вместе с тем право – это компромисс, согласованность, что всегда
было присуще международному праву. В науке и в учебной литературе

14
§ 1. Понятие международного права

международное право определяется как согласование воль государств


в процессе нормообразования1. Сейчас эта теория корректируется.
Пишут и говорят о согласовании позиций, интересов государств. Но так
или иначе соглашение, как равноправное волеизъявление суверенных
государств, является основанием действительной силы норм между-
народного права, их юридической обязательности. К этому вопросу
в западной теории международного права существуют разные подходы.
Например, представители нормативистского направления считают, что
основанием действительной силы норм международного права явля-
ется норма pacta sunt servanda (лат. договоры должны соблюдаться).
Все право изображается в виде универсального правопорядка, в ко-
тором образуется единая иерархия правовых норм, высшей ступенью
которой является международный правопорядок, а на самой вершине
находится основная норма. Как писал Г. Кельзен, эта норма покоится
на обычае, т.е. государства должны вести себя так, как обычно ведут
себя. Позитивистское направление строит понимание международ-
ного права по образцу внутригосударственного права. Но поскольку
международное право не отвечает критериям и признакам внутригосу-
дарственного права, то оно является примитивным; в международном
праве нет централизованного принуждения, а его нормы создаются са-
мими субъектами – государствами и распространяются на ограничен-
ное число субъектов. В других теориях утверждается, что основанием
юридической силы норм международного права может быть чувство
справедливости, морали или соотношение сил между государствами2.
Правотворческий процесс в наши дни, кодификация и прогрес-
сивное развитие международного права, выполнение его норм дока-
зывают иное: оно обладает своими признаками и чертами, является
регулятором международных отношений и тем самым формирует меж-
дународный правопорядок, в котором возрастает роль юридической
ответственности и принуждения.
Понятие международного права ассоциируется с его наименова-
нием – право между народами, хотя традиционно оно определялось
как система норм, регулирующих отношения между государствами
(а впоследствии и между другими субъектами международного права).
Историю термина «право между народами» хорошо проследил рос-
сийский юрист-международник Ф.Ф. Мартенс (1845–1909). В прошлых

1
См.: Тункин Г.И. Теория международного права. М., 1970. С. 239.
2
См. подробно: Левин Д.Б. Актуальные проблемы теории международного права.
М., 1974. С. 9–25; см. также: Мережко А.А. История международно-правовых учений:
Учебное пособие. Киев, 2004.

15
Глава I. Понятие, особенности и основные черты современного международного права

веках, когда европейские ученые стали заниматься международным


правом, они поставили вопрос: как назвать нормы права, регулирую-
щие отношения между государствами? В то время они взяли положения
римского права, в частности jus gentium (право народов). Однако jus
gentium – это были нормы, регулирующие отношения не между госу-
дарствами, а между свободными гражданами Рима и иностранцами,
отношения личного, вещного, обязательственного, семейного права.
Таким образом, ученые отождествили предмет международно-право-
вого регулирования с регулированием отношений между свободными,
равноправными физическими лицами. Но предметом международно-
правового регулирования являются отношения иного рода, а именно
отношения между суверенными государствами.
В дальнейшем появляется термин jus inter gentes– «право между
народами». По мнению Ф.Ф. Мартенса, английский ученый Р. Зеч
(1590–1660) «первый выяснил точным образом, что международное
право есть собственно н е п р а в о н а р о д о в – jus gentium, – н о п р а в о
м е ж д у н а р о д а м и – jus inter gentes, и отсюда постепенно произо-
шли современные наименования международного права»1. Народы
и государства отождествлялись в те времена, как писал Ф.Ф. Мартенс,
«деятелями в сфере международных отношений являются политически
организованные народы или государства»2. Такие народы считались
«образованными», общепризнанным было международное право «ци-
вилизованных» народов. В своих трудах европейские ученые писали,
что международное право регулирует отношения между «цивилизован-
ными» государствами. Считалось, что существуют «нецивилизован-
ные» народы, государства. К «цивилизованным» государствам (наро-
дам) относились европейские государства как единственные субъекты
международного права3. Современное международное право закрепило
равенство всех суверенных государств. Таким образом, наименование
«международное право» является условным, реально существует меж-
государственное право, или право между государствами4. Отношения

1
Мартенс Ф.Ф. Современное международное право цивилизованных народов (по
изданию 1904 г.). Т. 1. М., 1996. С. 22.
2
Там же. С. 24.
3
«Международное право в том смысле, как этот термин употребляется в настоящее
время, не существовало в древности и в первой половине Средних веков. В своем перво-
начальном виде оно по существу являлось продуктом христианской цивилизации и стало
постепенно развиваться, начиная со второй половины Средних веков» // Оппенгейм Л.
Международное право. Т. I: Мир. Полутом 1. М., 1948. С. 27.
4
См.: Лукашук И.И. Международное право: Общая часть. М., 1996. С. 4; Междуна-
родное право: Учебник / Отв. ред. Г.В. Игнатенко, О.И. Тиунов. М., 2009. С. 24.

16
§ 1. Понятие международного права

между государствами носят публично-правовой и властный характер.


Поэтому право, регулирующее межгосударственные отношения, на-
зывается международным публичным правом. Этим оно отличается
от международного частного права.
И все-таки традиционное понятие и наименование международного
права не соответствуют современным тенденциям. Субъектами между-
народного права являются не только государства, но и другие образо-
вания, например международные межправительственные организации
(ММПО). Такое понимание прослеживается и в источниках междуна-
родного права: договоры, нормы обычного права, акты международных
организаций создаются разными субъектами международного права.
В связи с понятием международного права необходимо уяснить
такие взаимосвязанные категории, как общее, универсальное и совре-
менное международное право. Еще Л. Оппенгейм (1858–1919) писал,
что та часть норм, которая является обязательной для всех государств,
называется универсальным международным правом. Общее международ-
ное право – это совокупность норм, обязательных для большого числа
государств. Оно имеет тенденцию к превращению в универсальное
международное право1. В свое время в советской науке международного
права считалось, что общее международное право – это принципы
и нормы, регулирующие отношения между всеми государствами не-
зависимо от их социально-политических и экономических систем.
Связующим звеном этих систем являлся принцип мирного сосущест-
вования государств. Идея мирного сосуществования государств раз-
личных систем была закреплена в преамбуле Устава ООН: «Проявлять
терпимость и жить вместе в мире друг с другом, как добрые соседи»2.
1
См.: Оппенгейм Л. Международное право. Т. I: Мир. Полутом 1. С. 27.
2
Во времена идеологической конфронтации в межгосударственных отношениях
мирное сосуществование было одним из важнейших принципов между государствами
противоположных систем и предполагалось, что каждая из социальных систем будет
доказывать свое преимущество силой примера, а не силой оружия. См.: Дипломатиче-
ский словарь. Т. II. М., 1986. С. 226–227. К сожалению, за последние годы в учебной
литературе не упоминается принцип мирного сосуществования. Это не означает, что
снимается принцип мирного сосуществования. Он и сейчас распространяет свое дей-
ствие на межгосударственные отношения. Так, в Совместной декларации об основах
взаимоотношений между Российской Федерацией и Китайской Народной Республи-
кой от 18 декабря 1992 г. заявлено, что государства будут развивать отношения, исходя
из принципов мирного сосуществования и других общепризнанных норм междуна-
родного права // Дипломатический вестник. 1993. № 1–2. С. 13–14. В ст. 1 Договора
о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве между Российской Федерацией и Китайской
Народной Республикой от 16 июля 2001 г. стороны подтвердили, что они развивают от-
ношения «в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного
права, принципами взаимного уважения суверенитета и территориальной целостности,

17
Глава I. Понятие, особенности и основные черты современного международного права

Современное, или новое, международное право называется правом


мира, безопасности и сотрудничества в отличие от старого классиче-
ского международного права – права войны и мира. Становление права
мира завершилось окончанием Второй мировой войны и принятием
Устава ООН в 1945 г. (об этом см. § 3 настоящей главы). Отличитель-
ной чертой современного международного права является то, что оно
запретило войну. Современное международное право включает в себя
прежде всего общепризнанные универсальные принципы и нормы
международного права ius cogens (неоспоримое право). Оно является
обязательным для всех государств независимо от их строя, населения,
территории, экономической и военной мощи.
Международное право как особая правовая система содержит в себе
региональные и локальные нормы.
Региональные нормы (или региональное право) регулируют отноше-
ния между государствами, расположенными в определенном геогра-
фическом районе. В соответствии со ст. 52 Устава ООН региональные
соглашения государств должны быть совместимы с целями и принци-
пами ООН.
Локальные нормы международного права регулируют отдельные
области международных отношений сопредельных государств. В более
широком смысле региональные и локальные нормы по своему терри-
ториальному действию объединяются в партикулярное право.

§ 2. Особенности международного права

Особенности международного права обычно прослеживаются на при-


мере сравнения с правом внутригосударственным (национальным),
с учетом того, что постоянно идет процесс согласования и взаимо-
действия этих систем.
Выделяют следующие особенности международного права:
1) предмет и метод международно-правового регулирования;
2) субъекты международного права;
3) источники международного права;
4) пространственная (территориальная сфера) международного
права;
5) реализация норм международного права;
6) международно-правовая ответственность и меры принуждения.

взаимного ненападения, невмешательства во внутренние дела друг друга, равенства и вза-


имной выгоды мирного сосуществования (Договор вступил в силу 28 февраля 2002 г.).

18
§ 2. Особенности международного права

При изучении курса международного права названные особенности


раскрываются в полном объеме, а сейчас остановимся лишь на общих
моментах.
Предмет и метод международно-правового регулирования. Междуна-
родное право сформировалось и функционирует как часть межгосудар-
ственной системы, входящей в международную систему1. Международ-
ная система – более глобальное понятие. Она состоит из следующих
элементов: субъекты (государства, союзы, объединения, группиров-
ки государств; международные межправительственные организации
(ММПО) универсального и регионального характера; народы и нации;
международные суды, арбитражи и трибуналы; многочисленные меж-
дународные неправительственные организации (МНПО). В междуна-
родную систему входят также международные движения, физические
и юридические лица, различные организации, хозяйственные объеди-
нения, транснациональные корпорации (ТНК) и др.
Участников международных отношений, которые оказывают на них
определенное влияние, называют акторами. Ключевым и центральным
актором считается государство2. Трудно перечислить всех участников
(акторов) международной системы. Главным для изучения междуна-
родного права является выделение регулируемых отношений3. В связи
с этим определяется предмет международно-правового регулирования.
Международная система – это отношения государственного и него-
сударственного характера. Отсюда выделяются две группы отношений:
не межгосударственные и межгосударственные. В международной
системе действуют различные нормы (правила поведения): обычаи,
традиции, нормы вежливости, обыкновения, нормы международных
организаций, нормы договоров и правового обычая.
Общее понятие международного права в международной систе-
ме – это система правовых норм, регулирующих международные от-
ношения.
На первом месте стоят отношения между государствами. Междуна-
родные отношения возникают за пределами внутренней компетенции

1
См.: Международное право: Учебник / Отв. ред. Г.И. Тункин. М., 1994. С. 5, 17.
2
См.: Теория международных отношений: Учебное пособие. Т. I: Эволюция кон-
цептуальных подходов. Н. Новгород, 2004. С. 16, 21.
3
Л.Н. Галенская называет три фактора, которые являются основными при опре-
делении тенденций правового регулирования международных отношений: глобализа-
ция, научно-технический прогресс, экология (см.: Галенская Л.Н. Тенденции развития
правового регулирования международных отношений в XXI веке // Международные
отношения и право: взгляд в XXI век: Материалы конференции в честь проф. Л.Н. Га-
ленской. СПб., 2009. С. 30–34).

19
Глава I. Понятие, особенности и основные черты современного международного права

и территории государств. Международные отношения – это предмет


совместной деятельности государств, например в области разоруже-
ния, прав человека, охраны окружающей среды, освоения Мирового
океана и т.д.
Деятельность государств порождает международные отношения.
Эта деятельность должна быть правомерной и выражать общий инте-
рес1; например, резолюция Генеральной Ассамблеи ООН от 13 декабря
1958 г. отметила, что космическая деятельность государств – это «об-
щая заинтересованность человечества в космическом пространстве».
В зависимости от деятельности и форм сотрудничества государств
международные отношения различаются по своим видам: полити-
ческие, экономические, социальные, научно-технические, военные,
культурные. Из видов выделяются сферы международных отношений,
например, из политических отношений – дипломатические, из эко-
номических – торговые.
Государства целенаправленно воздействуют на международные
отношения, и регулирование является элементом управления. И.И. Лу-
кашук отмечал, что государства при помощи совместных органов (ко-
миссий, комитетов, совещаний и др.) и совместных решений осуще-
ствляют оперативное управление международными отношениями 2.
Международное право – это результат объединения равноправных
государств, которые вырабатывают подходы, методы решения, оцен-
ки и прогнозы отдельных и глобальных проблем с целью их между-
народно-правового регулирования. Регулирование осуществляется
координационным путем3, так как отношения между государства-
ми – это отношения по горизонтали, где нет жесткой системы, нет
какого-либо властного органа, стоящего над ними, например в форме
мирового парламента или правительства. Межгосударственные от-
ношения – это отношения равенства, сотрудничества, партнерства,
взаимосвязи и интеграции, в которых не допускается навязывание
односторонней воли и национальных правовых систем. Возможен
совмещенный предмет регулирования, но в том случае, когда нормы

1
«Международное право, в определенном смысле, больше отражает и защищает
общечеловеческие интересы, чем внутригосударственное право» (Черниченко С.В. Очерки
по философии и международному праву. М., 2009. С. 23).
2
См.: Лукашук И.И. Механизм международно-правового регулирования. Киев,
1980. С. 9.
3
С.В. Черниченко подчеркивает, что координационный характер международного
права показывает, «как оно создается – путем согласования или совмещения волеизъ-
явлений участников межгосударственных отношений (Черниченко С.В. Очерки по фи-
лософии и международному праву. С. 639).

20
§ 2. Особенности международного права

международного и внутригосударственного права предназначены


для согласованной регламентации однородных отношений (например,
защита прав и свобод человека и гражданина)1. В содержание принципа
невмешательства во внутренние дела государств входит следующее по-
ложение: «Ни одно государство или группа государств не имеет права
вмешиваться прямо или косвенно по какой бы то ни было причине
во внутренние и внешние дела другого государства. Вследствие этого
вооруженное вмешательство и все другие формы вмешательства или
всякие угрозы, направленные против правосубъектности государства
или против его политических, экономических и культурных основ,
являются нарушением международного права» (Декларация о прин-
ципах международного права, касающихся дружественных отношений
и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН,
1970 г.; далее – Декларация о принципах международного права 1970 г.).
Правда, из этого принципа может быть исключение, и допускается
вмешательство в случае, когда государства совершают международные
преступления (агрессия, геноцид, массовое и грубое нарушение прав
человека).
Метод международно-правового регулирования обозначает, как
регулируются международные отношения2. Метод международно-
правового регулирования – это соглашение, которое является резуль-
татом согласования воль, позиций, интересов государств, или, иначе,
это способ создания норм права. Соглашение равных, независимых
сторон создает право. Международно-правовое регулирование – это
согласование сталкивающихся интересов, конфликтов. В результате
соглашения появляется норма международного права как норма ком-
промисса, баланса интересов.
Метод международно-правового регулирования определяет юриди-
ческую природу норм международного права, т.е. норма международно-
го права создается равным, согласованным волеизъявлением и реше-
нием государств. В этом суть действительности, или правомерности,
созданных норм международного права.
Метод международно-правового регулирования устанавливает
параметры поведения государств (иных субъектов международного
права), их права и обязанности и выполняет роль согласованного ре-
шения. Через метод правового регулирования определяются функции

1
См.: Международное право: Учебник / Отв. ред. Г.В. Игнатенко, О.И. Тиунов. С. 33.
2
«Специфика отношений между государствами как объекта международно-право-
вого регулирования предопределяет и специфику метода их регулирования» // Черни-
ченко С.В. Теория международного права. Т. I. М., 1999. С. 103.

21
Глава I. Понятие, особенности и основные черты современного международного права

международного права. Международное право в отношениях выполня-


ет регулирующую и координирующую функции, т.е. оно устанавливает
юридически обязательные стандарты поведения в различных областях
международных отношений. Внешняя политика государств обязана
соответствовать согласованным нормам международного права. В си-
стеме международных отношений существует фактическое неравенство
государств по таким критериям, как экономическая и военная сила,
население, территория. В истории международных отношений бо-
лее сильные державы часто нарушали суверенитет других государств,
применяли противоправные формы ограничения суверенитета и вме-
шательства во внутренние дела. Сила, неравноправие, войны были
средствами регулирования международных отношений. В Декларации
о принципах международного права 1970 г. установлено, что суверен-
ное равенство включает следующие элементы: государства юридически
равны; каждое государство пользуется правами, присущими полному
суверенитету; каждое государство обязано уважать правосубъектность
других государств. Бесспорно и другое: более сильные державы сыг-
рали значительную роль в правовом регулировании международных
отношений, что сказалось на кодификации и прогрессивном развитии
современного международного права. Однако это не означает, что
предмет и метод международно-правового регулирования должны
строиться на отношениях субординации и на нарушении названных
принципов международного права.
Иногда в учебной литературе говорится о так называемом объекте
международного правоотношения. Объект международного правоот-
ношения – это все то, по поводу чего субъекты вступают в правоот-
ношения. Это могут быть, например, вопросы территории в мирном
договоре; действия или воздержание от действий – договоры о взаимо-
помощи, обязательства по нейтралитету (не пропускать иностранные
войска через свою территорию)1.
Субъекты международного права. Субъекты международного пра-
ва – это носители международных прав и обязанностей, участники
правовых отношений. Международная правосубъектность включает
в себя способность быть субъектом права и способность осуществлять
правовые отношения, т.е. это единое понимание право- и дееспособ-
ности. Сюда можно отнести и деликтоспособность2. Субъекты между-
народного права обладают также самостоятельной волей, иммунитетом
1
См.: Международное право / Отв. ред. Ф.И. Кожевников. М., 1981. С. 24.
2
«Субъектом международного права является образование, способное иметь между-
народные права и обязанности, а также могущее защищать свои права путем заявления

22
§ 2. Особенности международного права

и осуществляют юрисдикцию в определенных сферах международных


правоотношений.
В науке международного права до сих пор являются дискуссион-
ными вопросы о понятии и видах субъектов международного права.
В отличие от права внутригосударственного в международном праве
нет конкретного нормативного определения субъекта права и его при-
знаков. Например, ст. 48 ГК РФ называет признаки понятия юридиче-
ского лица. В международном праве такого нет. Иногда говорят о так
называемой подразумеваемой международной правосубъектности,
т.е. признаки субъекта необходимо отыскивать в международно-пра-
вовых актах. Так, в Уставе ООН говорится о правоспособности ООН
(ст. 104).
Субъекты международного права делятся на две категории: основ-
ные (первичные) и производные (вторичные). Главным признаком
такого деления является суверенитет, который присущ государству
и нации, борющейся за свою независимость (государство в процессе
становления).
К производным субъектам международного права относятся между-
народные межправительственные (межгосударственные) организации
(ММПО). Они создаются и признаются государствами, последние
делегировали им функциональные права в области международной
безопасности, экономики, культуры, науки, транспорта и т.д. Между-
народная правосубъектность ММПО, их образование и деятельность
должны соответствовать общепризнанным принципам и нормам меж-
дународного права и Уставу ООН. ММПО делятся на универсальные
(ООН) и региональные организации (Совет Европы, Организация
американских государств, Лига арабских государств и др.).
К производным субъектам международного права относится также
государствоподобное образование; это прежде всего вольные города.
Вольный город объявлялся независимым, его международно-право-
вой статус устанавливался договорами заинтересованных государств.
Территория вольного города объявлялась неприкосновенной, деми-
литаризованной и нейтрализованной. Исторически такими городами
являлись Краков (1815–1846 гг.), Данциг (1920–1939 гг.) и др. Под кон-
тролем ООН находилась «Свободная территория Триест», статус ко-
торой был согласован в 1946 г. Право на эту территорию оспаривали
Италия и Югославия; с 1975 г. это территория Италии. До объединения
Германии в 1990 г. к самостоятельному политическому образованию

международных претензий» // Броунли Я. Международное право. В 2 кн. Кн. I. М.,


1977. С. 104.

23
Глава I. Понятие, особенности и основные черты современного международного права

относился Западный Берлин, его статус установлен четырехсторон-


ним соглашением между СССР, США, Великобританией и Францией
в 1971 г.
В особом ряду среди государствоподобных образований находится
Ватикан как центр и организация католической религии. В 1929 г.
между Ватиканом и Италией был подписан Латеранский договор (об-
новлен в 1984 г.). В нем был определен международно-правовой статус
Ватикана как государства-города в Риме, признана власть Ватикана
и его юрисдикция. Ватикан имеет свою территорию, гражданство,
устанавливает дипломатические отношения, заключает международ-
ные договоры и представлен в международных межправительственных
организациях (ООН, ВТО, ОБСЕ и др.).
Как видно, при характеристике названных видов субъектов меж-
дународного права всем им присущи признаки государственности.
Основными, универсальными и исторически первыми субъектами
международного права являются суверенные государства. До сих пор
в международном праве нет универсального нормативно-правового
определения государства в смысле международного права. На ре-
гиональном уровне в 1933 г. в Монтевидео была подписана Меж-
американская конвенция о правах и обязанностях государств. В ст. 1
Конвенция закрепила критерии государства как лица международ-
ного права: 1) постоянное население; 2) определенная территория;
3) правительство; 4) способность вступать в отношения с другими
государствами1.
Сложнее вопрос о том, являются ли индивиды (физические лица)
субъектами международного права. Этот вопрос имеет большую ис-
торию, и в свое время он нес идеологическую нагрузку. Во второй
половине ХХ в. концепция о признании международной правосубъ-
ектности индивида получила свое распространение. В международ-
ном праве появились нормы о международной защите прав человека
и праве индивида обращаться в международные инстанции по вопросу
защиты своих прав и свобод. Взаимоотношения между государством
и гражданином не могут быть только внутренним делом. Индивид
подчиняется также международному правопорядку и в отдельных
случаях несет юридическую ответственность по нормам междуна-
родного права2.
Источники международного права. Основными источниками яв-
ляются международный договор и международно-правовой обычай.
1
См.: Международное право в избранных документах. Т. I. М., 1957. С. 34–36.
2
См. гл. IX настоящего учебника.

24
§ 2. Особенности международного права

Международный договор – это явно выраженное соглашение субъ-


ектов международного права, заключенное в письменной форме, от-
носительно установления, изменения или прекращения их взаимных
прав и обязанностей.
Международно-правовой обычай – это молчаливое или подразуме-
ваемое соглашение субъектов международного права относительно
установления, изменения или прекращения их взаимных прав и обя-
занностей. Как правило, правовой обычай не имеет письменной фор-
мы. Обратите внимание на признаки источников: договор – это явно
выраженное, а правовой обычай – молчаливое или подразумеваемое
соглашение.
Исторически международное право формировалось из правовых
обычаев, а затем из договорных норм, как двусторонних, так и мно-
госторонних1.
Пространственная (территориальная) сфера международного права.
В международном праве виды территорий различаются в зависимости
от того, какой устанавливается правовой режим в отношении них.
На первом месте находится государственная территория, правовой ре-
жим которой закрепляется суверенной властью государства, или иначе
этот режим называется территориальным суверенитетом. Государства
обязаны реализовывать на своей территории международно-правовые
нормы, руководствуясь такими принципами, как добросовестное вы-
полнение обязательств по международному праву и договоры должны
соблюдаться.
В зависимости от договорного оформления различаются междуна-
родные пространства, находящиеся в общем пользовании (открытое
море) или являющиеся достоянием всего человечества (космическое
пространство). Выделяются территории со смешанным режимом: ис-
ключительная экономическая зона (ИЭЗ) и континентальный шельф,
где действуют суверенные права прибрежного государства и нормы
международного морского права, закрепленные в Конвенции ООН
по морскому праву 1982 г.
Реализация норм международного права. Реализация норм междуна-
родного права включает в себя два уровня: международный (коллек-
тивная деятельность государств и ММПО) и национальный (индиви-
дуальная деятельность государства).
В международном праве закреплен принцип добросовестного со-
блюдения международных обязательств. Согласно этому принципу
каждое государство обязано добросовестно выполнять свои обязатель-
1
Подробнее см. гл. III настоящего учебника.

25
Глава I. Понятие, особенности и основные черты современного международного права

ства, вытекающие из общепризнанных принципов и норм междуна-


родного права и из международных договоров. Механизм реализации
норм международного права содержит такие средства, как конкрети-
зация юридических обязательств, толкование международных дого-
воров, меры гарантий, доверия и контроля. Если, например, договор
нарушается какой-либо стороной, то другие участники имеют право
обратиться в международные судебные и арбитражные учреждения
о восстановлении нарушенных обязательств.
На международном уровне созданы организационные формы,
а именно комитеты, специальные и экспертные комиссии, совещания,
конференции. Например, через каждые пять лет созывается конфе-
ренция государств о ходе выполнения Договора о нераспространении
ядерного оружия 1968 г.1
На национальном уровне государства сами устанавливают право-
вые и организационные средства в целях выполнения международных
обязательств. Иногда этот процесс называют имплементацией (осуще-
ствлением) норм международного права2.
Международно-правовая ответственность и меры принуждения.
Государства, регулируя взаимные отношения путем соглашения,
заранее исходят из того, что нормы международного права должны
выполняться и соблюдаться добросовестно и справедливо. Совре-
менное международное право содержит ненасильственные, мирные
средства правообеспечения. Нарушение норм может повлечь ме-
ждународно-правовую ответственность. Государство обязано возме-
стить материальный и моральный ущерб, причиненный в результате
международного правонарушения. Если государство добровольно
и добросовестно не возмещает ущерб, то к нему применяются при-
нудительные меры с целью восстановления нарушенных прав. При-
нуждение осуществляется государствами индивидуально (в порядке
самопомощи – контрмеры) или коллективно (санкции, применяе-
мые ООН)3.
Выводы. При определении понятия международного права нужно
включать его особенности и основные черты. Международное право –
1
Авторы учебника «Международное право» (отв. ред. Г.В. Игнатенко, О.И. Тиунов.
М., 2009) выделяют международный конвенционный механизм реализации (право-
обеспечительное нормотворчество, толкование, международный контроль, правопри-
менение) и международный институционный (организационно-правовой) механизм
реализации, который включает государства, организации и органы (комитеты, комиссии,
судебные органы). С. 173–189.
2
См. гл. IV настоящего учебника.
3
См. гл. XII настоящего учебника.

26
§ 3. Становление и основные черты современного международного права

это система норм, создаваемых в результате соглашения государств


(и иных субъектов международного права), регулирующих отношения
мира, безопасности и сотрудничества и обеспечиваемых добросовест-
ным соблюдением, а также принуждением, которое осуществляется
государствами как индивидуально, так и коллективно, в том числе
в рамках международной юрисдикции.

§ 3. Становление и основные черты современного


международного права

Как уже говорилось, современное международное право – это право


мира и его становление шло от классического международного права –
права войны и мира. Переход от классического права к современному
отражал периоды реально складывающихся межгосударственных от-
ношений. В хронологическом порядке классическое международное
право формируется в XVII в., после Вестфальского конгресса 1648 г.,
который подвел итоги Тридцатилетней войны между европейскими
государствами. Вестфальские мирные трактаты признали равенство
католического и протестантского вероисповедания. Таким образом,
запрещалась война по религиозным причинам.
Классическое международное право – это неделимость суверени-
тета, которая была выдвинута во времена борьбы королевской власти
против притязаний церкви на светскую власть. После этого отношения
между европейскими государствами стали регулироваться на началах
взаимности, равноправия независимо от того, какая религия, монархия
в том или ином государстве. Международное право стало разграничи-
вать внутренние сферы власти отдельных государств.
Был провозглашен принцип политического равновесия – равный
над равным не имеет власти (лат. par in parem non habet imperium). Этим
самым закладывалась основа классического международного права,
регулирующего отношения неподвластности государств, что в даль-
нейшем повлияло на формирование принципов суверенного равенства
и невмешательства во внутренние дела друг друга. Итак, классическое
международное право – это суверенитет, равноправие и полновластие
государств на своей территории1.

1
Ф.Ф. Мартенс и А. Фердросс считали, что начало классического международного
права относится к Вестфальскому мирному договору 1648 г., когда в Европе множатся
территориальные суверенные образования и как следствие необходимости сдерживать их
противоположные притязания развивается принцип равновесия, закрепленный Утрехт-

27
Глава I. Понятие, особенности и основные черты современного международного права

Вестфальские мирные трактаты окончательно не запретили войну,


но они повлияли на развитие норм права мира, например, закрепили
ограничение войны в ответ на нарушение договора1.
В прошлом война как средство разрешения споров была регулярной
функцией государств. Но, как это ни парадоксально, окончание войн
влияло на прогресс в развитии международного права и на становление
норм права мира.
Что понималось под правом войны и мира в классическом между-
народном праве? Право войны: война считалась законным средством
при разрешении споров и своего рода судебным поединком («если
хочешь мира, готовься к войне» – si vis pacem para bellum); это право
контрибуций, военных репрессалий, военной интервенции и аннек-
сии, право захвата чужих территорий и порабощение колониальных
народов. За развязывание войны государства не несли международно-
правовой ответственности.
Право войны включало нормы права на войну (jus ad bellum) и пра-
ва в войне (jus in bello). Право на войну – это нормы, регулирующие
ведение войны (например, объявление войны), а право в войне – это
правила, применяемые воюющими державами.
Постепенно право войны «вытеснялось» нормами права мира. Право
мира – это прежде всего мироустройство после окончания войн. Ито-
ги войны подводились, как правило, на международных конгрессах
и конференциях (Вестфальский конгресс 1648 г., Венский конгресс
1815 г., Парижский конгресс 1856 г., Парижская мирная конференция
1919–1920 гг., Ялтинская и Потсдамская конференции 1945 г.).
Мироустройство было связано с кодификацией норм о войне и мире,
например, таких, как ограничение жестоких средств войны, норм гу-
манитарного права (статус военнопленных, защита других жертв вой-
ны), определение театра войны, установление статуса нейтральных
государств.
Здесь необходимо назвать знаменитые Гаагские мирные конфе-
ренции 1899 и 1907 гг., которые приняли конвенции о соблюдении
законов и обычаев войны (так называемое «право Гааги»), и Женев-
ские конвенции 1949 г. о защите жертв войны (так называемое «право
Женевы»).

ским мирным договором 1713 г. и превратившийся в принцип равноправия государств.


С начала 19-го столетия к этим задачам прибавляется новая – задача достижения путем
сотрудничества государств общих для всего человечества целей (см.: Мартенс Ф.Ф. Указ.
соч. С. 101–103; Фердросс А. Международное право. М., 1959. С. 56–57, 622).
1
Подробнее см. гл. II настоящего учебника.

28
§ 3. Становление и основные черты современного международного права

После Первой мировой войны была создана универсальная меж-


дународная межправительственная организация – Лига Наций и под-
писан ее Статут (вступил в силу 10 января 1920 г.).
В Статуте Лиги Наций были закреплены обязательства государств
не прибегать к войне, разрешать споры мирными средствами, установить
господство справедливости и добросовестно соблюдать все налагаемые
договорами обязательства. Лига Наций была первой попыткой госу-
дарств создать международный механизм по укреплению всеобщего
мира и безопасности. Но Статут окончательно не закрепил необра-
щение государств к войне, и война в некоторых случаях считалась
«законной».
Парижский договор 1928 г. «Об отказе от войн в качестве орудия
национальной политики» (пакт Бриана – Келлога) впервые в междуна-
родном праве провозгласил отказ от войны как средства регулирования
международных споров и орудия национальной политики и признал
необходимым разрешать любые споры мирными средствами. Однако
Парижский договор 1928 г. не стал универсальным.
С созданием ООН после Второй мировой войны и подписанием
ее Устава (вступил в силу 24 октября 1945 г.) был окончательно ре-
шен вопрос о незаконности и преступности войны. И с этого времени
классическое международное право как право войны и мира переросло
в современное международное право, или право мира и сотрудничества.
Устав ООН закрепил принцип неприменения силы или угрозы силой
против территориальной неприкосновенности или политической не-
зависимости любого государства (п. 4 ст. 2). Статья 33 Устава ООН
в императивном порядке закрепила разрешение споров только и ис-
ключительно мирными средствами. Итак, в международном праве была
запрещена война. Но путь к этому лежал через две мировые войны.
Дадим общую характеристику современному международному пра-
ву, или праву мира, и свойственных ему черт1.
1. Запрещены нормы права войны, нет права победителя, военных
контрибуций и военных репрессалий, военной интервенции и аннек-
сии, нет права завоевания. Нарушение этих норм подводится под одну
черту – агрессия, т.е. применение вооруженной силы государством
против суверенитета, территориальной неприкосновенности или по-
литической независимости другого государства. По современному
международному праву агрессия является преступлением номер один.
1
См. также: Международное право: Учебник / Отв. ред. А.А. Ковалев, С.В. Черни-
ченко. 3-е изд. п. 1.2 гл. 1: Состояние и характер современного международного права
М., 2008. С. 15–17.

29
Глава I. Понятие, особенности и основные черты современного международного права

2. Современное международное право – это антиколониальное


право; в международном праве провозглашен принцип равноправия
и самоопределения народов. В связи с этим положен конец колониа-
лизму, и он объявлен международным преступлением.
3. Современное международное право носит общедемократический
характер, это право всех государств, или общее международное право,
нормы которого регулируют отношения между всеми государства-
ми независимо от их политического, экономического, социального,
культурного строя, в каком регионе мира они находятся, независимо
от их территории, населения, экономической и военной мощи. С по-
зиции международного права государства, народы и нации не делятся
на цивилизованные и нецивилизованные. В настоящее время сло-
жилось организованное международное сообщество государств с его
конституцией – Уставом ООН. В Уставе ООН закреплен принцип
сотрудничества государств. Государства взяли на себя обязательство
развивать свое сотрудничество как равные и содействовать взаимопо-
ниманию и доверию, дружественным и добросовестным отношениям
между собой, международному миру, безопасности и справедливости.
Международное право отразило общие интересы и закономерности
регулирования международных отношений. Нормы международного
права создаются согласованным подходом. Суть юридической при-
роды норм международного права состоит в равном волеизъявлении
и соглашении государств. Не случайно нормы международного права
называют балансом интересов и компромисса государств.
4. С принятием Устава ООН и последующих международно-пра-
вовых актов сформировались универсальные нормы международного
права, т.е. общепризнанные принципы и нормы, имеющие обязатель-
ную силу для всех государств. Это императивные общеобязательные
правила, или нормы jus cogens («неоспоримое право»)1.
5. Нормы современного международного права обладают прио-
ритетом и верховенством в международном сообществе и в нацио-
нальных правовых системах государств. Изменилось соотношение
и взаимодействие международного и внутригосударственного пра-
ва. Многие конституции государств (в том числе и Конституция РФ
в ст. 15) провозгласили, что общепризнанные принципы и нормы

1
«Складывается международно-правовое понятие цивилизованного государства.
Им будет считаться такое, которое закрепило в своей правовой системе основные прин-
ципы международного права, а также права человека в качестве императивных норм. Це-
лесообразно со временем сделать такую цивилизованность условием членства в ООН» //
Лукашук И.И. Нормы международного права. М., 1997. С. 109.

30
§ 3. Становление и основные черты современного международного права

международного права являются составной частью правовой системы


государств. Если международным договором установлены иные пра-
вила, чем предусмотренные национальным законом, то применяются
правила международного договора.
6. Современное международное право – это право безопасности
и мирных средств при разрешении международных споров. Сложи-
лись новые реальные механизмы обеспечения мира и коллективной
безопасности на универсальной (ООН) и региональной (ОБСЕ и др.)
основе. В системе безопасности закреплены нормы о непримене-
нии силы, о разоружении, запрещении испытаний оружия массового
уничтожения, нормы, устанавливающие безъядерный и ненасиль-
ственный мир.
7. В современном международном праве появилась норма «об-
щего наследия и достояния человечества»; такие нормы закреплены
в международном космическом и морском праве, в праве охраны
окружающей среды.
8. Нормы современного международного права изменили свой
адресат: если раньше они были обращены к государствам, то сейчас –
в пользу прав человека. Сложился так называемый гомоцентризм,
т.е. защита прав и свобод человека стоит на первом месте. Генераль-
ный секретарь ООН К.А. Аннан в своем Годовом докладе сказал: «Се-
годня декларации, конвенции, договоры, своды принципов и кодексы
поведения регулируют почти каждый мыслимый аспект отношений
между личностью и государством»1. Постепенно рассматривается
объем правосубъектности индивида (физического лица), прошли
те времена, когда он исключался из системы международно-право-
вого регулирования. Права и свободы человека и гражданина, за-
крепленные в международном праве, его право на обращение в меж-
дународные инстанции, в том числе судебные, а также несение им
ответственности по нормам международного права – все это входит
в правовой статус индивида.
9. Тенденцией в современном международном праве является рас-
ширение сфер правотворческой и правореализующей деятельности.
За последние десятилетия кодифицированы новые отрасли междуна-
родного права, неизвестные ранее: право международной безопасности,
права человека, космическое и экологическое право, право научно-
технического прогресса и др. Динамика правотворчества продолжает-
ся. Помимо норм материального права формируются нормы между-
1
Аннан К.А. Предотвращение войн и бедствий: глобальный вызов растущих масшта-
бов: Годовой доклад о работе Организации за 1999 г. Нью-Йорк, 1999. С. 100.

31
Глава I. Понятие, особенности и основные черты современного международного права

народного процессуального права, например нормы, регулирующие


порядок заключения международных договоров, мирного разрешения
международных споров, оказания правовой помощи по гражданским,
семейным и уголовным делам и др.1
Реализация норм международного права осуществляется не только
международными органами. Все больше тенденция идет к тому, что
нормы международного права применяются национальными судами
и другими правоохранительными органами2.
10. В современном международном праве сформировались нормы
о международной правовой ответственности государств. Если по нор-
мам международного классического права государства не несли реаль-
ной ответственности, то право мира применяет принудительные меры
к государствам, совершившим международные преступления и иные
правонарушения. С другой стороны, в международном праве появился
массив норм, регулирующих сотрудничество государств по предупреж-
дению преступности, привлечению физических лиц, совершивших
преступления международного характера. Например, в настоящее
время работают уголовные трибуналы по бывшей Югославии и по Ру-
анде. В 1998 г. на конференции в Риме учрежден Международный
уголовный суд (МУС), который начал работать 1 июля 2002 г.
11. Современное международное право носит трансграничный ха-
рактер; происходит эволюция суверенитета государств, т.е. государства
самоограничивают свои права в пользу международных организаций
и наднациональных (надгосударственных) органов. Это видно на при-
мере европейских сообществ и создания Европейского Союза (ЕС).
В этом регионе сформировалось европейское право. В связи с этим
говорят о так называемом праве, регулирующем отношения, выходя-
щие за пределы национальных границ.
Таковы основные черты современного международного права.
В международной системе, о которой говорилось выше, постепенно
складываются миропорядок и международный правопорядок. Это
приоритет норм международного права, политический реализм и от-
ветственное поведение государств, обеспечение демократии и прав
человека, приверженность правопорядку при соблюдении Устава ООН.

1
См.: Международное право: Учебник / Под ред. К.А. Бекяшева. М., 2009. Гл. ХХIII:
Международное процессуальное право. С. 943–980; Международное право: Учебник /
Отв. ред. Г.В. Игнатенко, О.И. Тиунов. С. 703–735.
2
См.: Международное право в деятельности судов, прокуратуры, правоохрани-
тельных органов исполнительной власти // Международное право: Учебник / Отв. ред.
Г.В. Игнатенко, О.И. Тиунов. С. 225–292.

32
§ 3. Становление и основные черты современного международного права

Это также свобода выбора, баланс интересов, взаимовыгодное эконо-


мическое сотрудничество, решение глобальных проблем.
В условиях взаимосвязанности и взаимозависимости государства
в 1990 г. в Парижской хартии для новой Европы объявили об отказе
от холодной войны и деидеологизации межгосударственных отноше-
ний. Был провозглашен так называемый постконфронтационный мир.
Международное право ХХ в. оставило в наследство прогресс в регули-
ровании отношений мира и сотрудничества, на его развитие повлияли
многие факторы. Г.И. Тункин назвал шесть наиболее важных событий,
которые оказали наибольшее значение на международную систему
и международное право:
– Великая Октябрьская социалистическая революция;
– Первая мировая война и создание Лиги Наций;
– Вторая мировая война и создание ООН;
– ликвидация колониальной системы;
– научно-техническая революция второй половины ХХ в.;
– перестройка в Советском Союзе, окончание холодной войны
и распад СССР1.
В 1989 г. ООН приняла акт о Десятилетии международного права.
Согласно резолюции Генеральной Ассамблеи ООН от 17 ноября 1989 г.
главными целями Десятилетия международного права являются:
а) содействие принятию и уважению принципов международного
права;
б) содействие средствам и методам мирного разрешения споров
между государствами, включая обращение в Международный суд ООН
и полное уважение к нему;
в) поощрение прогрессивного развития международного права
и его кодификации;
г) поощрение преподавания, изучения, распространения и более
широкого признания международного права.
К сожалению, Десятилетие международного права не обошлось
без его нарушения. Прежде всего это военно-силовые акции США
и их союзников против Югославии и Ирака (2003 г.). Эти негативные
тенденции ставят под сомнение эффективность международного права
и обязательность выполнения его норм.
В настоящее время требуются новые подходы к управлению меж-
дународными отношениями, исключающие влияние однополярного
мира. ООН и ее система являются органом управления для решения
1
См.: Тункин Г.И. Международное право: наследие ХХ века // Российский ежегодник
международного права,1992. СПб., 1994. С. 8–21.

33
Глава I. Понятие, особенности и основные черты современного международного права

таких глобальных проблем, как мир и безопасность, природные ре-


сурсы, здравоохранение, изменение климата и др. На глобальный
характер современных вызовов и угроз необходимы ответные коллек-
тивные действия государств. Глобальные проблемы не имеют границ.
Они, как сказал Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун, «не могут
быть решены каким-то одним государством или группой государств»1.
Многополярный, а не однополярный мир – это поиск политических
и правовых форм регулирования международных проблем.
Эволюцию и перспективу международных отношений ХХI в. опре-
делила Декларация тысячелетия, принятая Генеральной Ассамбле-
ей ООН 8 сентября 2000 г. Она назвала фундаментальные ценности,
имеющие существенно важное значение для международных отно-
шений в ХХI в. Это – свобода; равенство; солидарность; терпимость;
уважение к природе; общая обязанность по управлению глобальным
экономическим и социальным развитием; а также устранение угроз
международному миру и безопасности.
В Декларации тысячелетия определены цели претворения в жизнь
этих ценностей: мир, безопасность и разоружение; развитие и искоре-
нение нищеты; охрана нашей общей окружающей среды; права челове-
ка, демократия и благое управление; защита уязвимых; удовлетворение
особых потребностей Африки; укрепление ООН2.
Государства взяли политические обязательства претворить цен-
ности и цели Декларации тысячелетия в своей внешней политике.
12 июля 2008 г. Президент РФ Д.А. Медведев утвердил новую Кон-
цепцию внешней политики Российской Федерации. Концепция – это
система взглядов на содержание, принципы и основные направле-
ния внешнеполитической деятельности России. Концепция исходит
из того, что в мире возросла многовариантность в поведении госу-
дарств. В пределах международного права Россия отстаивает свои
национальные интересы с учетом решения мировых проблем совмест-
но с государствами. В Концепции Россия определила и приоритеты
в решении глобальных проблем, а именно: формирование нового
мироустройства; верховенство права в международных отношениях;
укрепление международной безопасности. Кардинальная трансфор-
мация международных отношений, прекращение идеологической
конфронтации, последовательное преодоление холодной войны суще-
ственно расширили возможности сотрудничества на международной
арене. Россия последовательно выступает за укрепление правовых
1
Доклад Генерального секретаря ООН о работе Организации. Нью-Йорк, 2008. С. 1.
2
См.: Российский ежегодник международного права, 2000. СПб., 2000. С. 332–341.

34
§ 4. Международное право в начале XXI в.

основ в международных отношениях, добросовестно соблюдает меж-


дународно-правовые обязательства1.

§ 4. Международное право в начале XXI в.

Из предыдущего изложения уже складывается представление о том,


что такое современное международное право, каковы его сущность,
особенности, роль в жизни человечества. Как уже говорилось, оно
ведет свой отсчет с окончания Второй мировой войны (1941–1945 гг.).
Становление послевоенного устройства, создание системы ООН кар-
динально изменили картину мира. Устав ООН зафиксировал принци-
пиальные основы современного миропорядка.
Переломный исторический момент в середине прошлого столетия
стал рубежным для международного права, претерпевшего существен-
ные изменения в своей природе, охвате и сфере действия, субъектах,
других важных характеристиках. Оно обрело определенный стержень:
Устав ООН стал его центральным и конституирующим документом,
все отрасли и институты международного права базируются на целях
и принципах Устава, развиваются на его основе. Непреходящую зна-
чимость Устава подтвердили государства – члены ООН, выразив в Дек-
ларации тысячелетия свою приверженность его целям и принципам,
«которые доказали свою неподвластность времени и универсальный
характер»2.
По своей социальной природе из права «цивилизованных» народов
международное право стало правом общения между государствами
разных социальных систем и разного уровня – развитых, развиваю-
щихся и находящихся в процессе становления. В сфере его действия
сегодня практически весь земной шар и все виды пространств, вклю-
чая космос. Неизмеримо расширились круг и виды субъектов за счет
стремительного роста числа международных организаций и струк-
тур, межгосударственных объединений, вовлечения в сферу право-
вого регулирования бывших колониальных стран, коренных народов,
юридических и физических лиц, неправительственных организаций.
Сформировался целый ряд совершенно новых отраслей международ-
ного права.
Вместе с тем в начале нового столетия и тысячелетия международ-
ное право характеризуется определенными новыми чертами и тенден-

1
См.: Международная жизнь. 2008. № 8–9. С. 211–239.
2
UN Doc. A/RES/55/2.22 September 2000.

35
Глава I. Понятие, особенности и основные черты современного международного права

циями развития. Они обусловлены крупными переменами в социаль-


ной и политической картине мира, усилением взаимосвязанности
и взаимозависимости государств, а также процессом глобализации,
который, очевидно, является неуклонным и необратимым. Многие
проблемы, имевшие ранее внутригосударственный или региональ-
ный характер, стали всеобщими. Очевидна тенденция к интеграции,
«стиранию» границ, созданию единого политического, экономиче-
ского, финансового, правового пространства, которая наиболее ярко
проявляется в пределах Европейского региона и имеет предпосылки
к развитию и расширению.
Все это неизбежно сказывается на содержании и развитии между-
народного права, его характерных чертах, значении на общемировом
и национальном уровнях. Обозначим некоторые из наиболее значимых
перемен.
Рост правовой основы жизни международного сообщества. Неуклонно
усиливающаяся тенденция расширения и развития международных
отношений имеет в качестве одного из следствий довольно интенсив-
ный рост правовой основы межгосударственного общения. Все новые
стороны взаимодействия государств получают правовое закрепление.
По более радикальным оценкам, сфера международного права сегодня
огромна, его развитие распространилось от первоначальной задачи
сохранения мира до охвата всех интересов современной международ-
ной жизни1.
Ныне оно обеспечивает правовую основу в сферах человеческой
деятельности, которые ранее были вообще за пределами правового
регулирования либо составляли исключительно внутреннюю компе-
тенцию государств.
Едва ли не самый яркий пример – сфера прав человека, которая
традиционно была «закрытой» для международного сообщества и яв-
лялась предметом внутренних полномочий государств. Ее беспреце-
дентно быстрое развитие в международном праве за последние более
чем 60 лет (сейчас она включает широкий спектр норм различного
характера – от общепризнанных стандартов до положений о между-
народных механизмах с обязательной юрисдикцией по защите нару-
шенных прав) – одно из самых значительных достижений. Сразу после
войны было возможным только сформулировать начальный перечень
фундаментальных прав во Всеобщей декларации прав человека 1948 г.,
являющейся рекомендательной по своей природе. В настоящее время
не просто формулирование, но обеспечение прав является основной
1
Shaw M.N. International Law. 6th ed. Cambridge University Press, 2008. P. 44.

36
§ 4. Международное право в начале XXI в.

задачей в данной сфере международной жизни. В Итоговом документе


Всемирного саммита 2005 г. специальный раздел – раздел IV посвящен
правам человека и его положения акцентируют внимание именно
на дальнейшем развитии механизмов их защиты1.
Отмеченная тенденция особенно заметна в исключительно важных
для международного сообщества сферах, в которых ранее в течение
десятилетий не было очевидного продвижения (например, завершение
работы Комиссии международного права ООН (КМП) над Проектом
статей об ответственности государств за международно-противоправ-
ные деяния и включение его в специальную резолюцию Генеральной
Ассамблеи ООН, принятие и вступление в силу Римского статута Меж-
дународного уголовного суда). Еще в 1948 г. в резолюции 260В(III)
Генеральная Ассамблея ООН признала, что по мере развития между-
народного общения необходимость в наличии международного юри-
дического органа, на который возлагается рассмотрение некоторых
преступлений, будет все более ощутимой.
Соотношение политических и правовых средств регулирования меж-
дународных отношений. Международные отношения регулируются
в основном политическими либо правовыми средствами. Политиче-
ское регулирование является основополагающим, причем в отдельных
сферах занимало и занимает даже ведущее место. Отношения друг
с другом строят сами государства. Общий вектор развития выстраи-
вается в соответствии с объективными законами, но он складывается
из разнодействующих усилий государств. Каждое государство на ос-
нове своей политики и интересов определяет отношение к между-
народному сообществу и действующим в нем правилам. При прочих
равных условиях эффективность международного права выше, если
оно отвечает политической воле государств и уровню доверия между
ними.
Наряду с формально-юридическим равенством всех «удельный
вес» политической воли разных государств, ее влияния на развитие
и функционирование международного права различен. Тем не менее
современный мир не может «держаться» исключительно на одной
стране, даже если она является ведущей, или на группе стран. К по-
ниманию этого подошли наконец и высшие должностные лица США.
Госсекретарь К. Райс сделала знаменательное заявление в сентяб-
ре 2008 г. во время своего выступления в Фонде Г. Маршалла отно-
сительно российско-американских отношений: сегодняшний мир
1
UN General Assembly. 2005 World Summit Outcome. 2005. 24 October. UN. Doc.
A/RES/60/1.

37
Глава I. Понятие, особенности и основные черты современного международного права

не должен строиться на много-, одно- или двухполярности. Императив


дня для народов – создать сеть прочных связей между многими влия-
тельными государствами1. Финансовый кризис, начавшийся осенью
2008 г. в США и охвативший практически весь мир, подчеркивает
такую необходимость.
Несмотря на нарастание общих проблем человечества, глобализа-
ции, которые требуют и соответствующего поведения государств, инди-
видуальные эгоистические интересы и диктат силы порой продолжают
превалировать над общими интересами. Член КМП И.И. Лукашук
писал в связи с этим, что политическое мышление правительств суще-
ственно отстает от реалий и потребностей нашего времени, не говоря
уже о будущем2. Применение вооруженной силы в Косово, в Ираке
вразрез с международным правом, юго-осетинский конфликт отбра-
сывают далеко назад все предыдущие усилия по созданию взаимного
доверия и взаимопонимания. Поспешное одностороннее признание
независимости составных частей государств исходя из политических
соображений в противовес принципам международного права (пример
бывшей Югославии и зеркальное отражение данной ситуации в Южной
Осетии и Абхазии) неизбежно порождает цепную реакцию распада
целого ряда других государств по всему миру. Все это, безусловно,
снижает доверие к международному праву.
Вместе с тем представляется слишком однолинейной зависимость
международного права исключительно от собственных интересов го-
сударств, как ее порой выстраивают3. Безусловно, поведение госу-
дарств и их интересы – основа создания и развития международного
права, как и его соблюдения. Международное право не может proprio
vigore (своей собственной силой) предотвратить его нарушения, но оно
по меньшей мере закрепляет рамки поведения, позволяет квалифици-
ровать его как правомерное или неправомерное. Поэтому международ-
ное право является не только подручным инструментом, оно оказывает
обратное влияние на поведение государств. В данном контексте обос-
нованно замечание, что «право служит политике, которая соответствует
консенсусу между участниками международных отношений и является
в то же время препятствием (хотя и не непреодолимым) политике,
1
См.: US Department of State official web-page <www.state.gov/secretary/rm/2008/09/
109954.htm>, visited on 10 November 2008; Известия. 2008. 22 сентября.
2
См.: Лукашук И.И. Глобализация, государство, право, XXI век. М., 2000. Его же.
За международным правом будущее // Международное публичное и частное право.
2006. № 4. С. 2–6.
3
См., например: Goldsmith J.L. and Posner E.A. The Limits of International Law. Oxford,
2005. P. 13.

38
§ 4. Международное право в начале XXI в.

которая отступает от этого консенсуса»1. Следует подчеркнуть, что все


свои действия (правомерные или неправомерные), имеющие между-
народный резонанс, государства стремятся обосновать с помощью
международного права.
Право в значительной мере играет обслуживающую роль. Его зада-
ча – закрепление в юридической форме и поддержание определенной
системы отношений. Какова степень совершенства самих отноше-
ний, такова степень развитости правового регулирования и его дей-
ственность. Международное право, регулирующее весьма динамичные
взаимоотношения государств и вместе с тем имеющее достаточно ста-
бильный характер, может быть высоко- и малоэффективным в зави-
симости от состояния взаимоотношений2. Крах системы социализма
и как следствие – прекращение существования двух противополож-
ных социальных систем (капитализма и социализма), идеологической
конфронтации, которая довлела над всей системой отношений между
государствами, кардинальная трансформация международных отно-
шений, а также общая тенденция к сдержанности, взаимопониманию
и сотрудничеству создают предпосылки того, что роль права в жизни
мирового сообщества будет усиливаться.
Международное сообщество недвусмысленно выражает свое стрем-
ление к этому. В Итоговом документе Всемирного саммита 2005 г. его
участники вновь подтвердили убежденность в необходимости междуна-
родного порядка, основанного на международном праве, признали, что
права человека, верховенство права и демократия взаимосвязаны и отно-
сятся к универсальным и неделимым основным ценностям и принципам
ООН. В резолюции 61-й сессии «Верховенство права на национальном
и международном уровнях» Генеральная Ассамблея ООН постановила
ежегодно включать данный вопрос в повестку для обсуждения3.
Обеспечение верховенства права в международных отношениях
заявлено одним из приоритетов России в решении глобальных про-
блем. Данные приоритеты сформулированы в Концепции внешней
политики РФ, где верховенству международного права посвящен спе-
циальный раздел.
О «мифах» международного права. Тенденция усиления роли права
в жизни мирового сообщества не является, безусловно, прямолинейной.

1
Mullerson R. Ordering Anarchy. International Law in International Society. Martinus
Nijhoff Publishers, 2000. P. 314–315.
2
См. подробнее: Марочкин С.Ю. Проблема эффективности норм международного
права. Иркутск, 1988. С. 56–57.
3
UN Doc. A/RES/60/1. para. 2, 119; UN Doc. A/RES/61/39, para. 5.

39
Глава I. Понятие, особенности и основные черты современного международного права

В равной мере не следует рассматривать высказанное выше мнение как


взгляд на мир «сквозь розовые очки». Любое право имеет пределы своих
возможностей, определенные границы. Международное право имеет
более жесткие пределы возможностей по сравнению с внутренним.
Нередко это приводит к радикальным выводам в российской и зару-
бежной литературе о мифах и фикциях международного права. Один
из «мифов» – что перед международным правом стоит якобы задача
обеспечить «победу» над «хаосом» международных отношений, целена-
правленное их подчинение международно-правовому регулированию1.
На самом деле задача должна заключаться не в подчинении меж-
дународных отношений, тем более что далеко не все они могут быть
урегулированы правом, а в сбалансированном соотношении различных
средств регулирования – политических, моральных, правовых.
Очевидно, тенденция усиления роли международного права в жиз-
ни сообщества не будет абсолютной и равномерной во всех сферах от-
ношений. Скорее всего результатов можно ожидать в более «приклад-
ных», конкретных сферах сотрудничества (права человека, экология,
освоение морских пространств и космоса, борьба с преступностью
и терроризмом, образование, правовая помощь и др.) и меньше все-
го – в преимущественно политизированных вопросах (общие вопросы
взаимоотношений, безопасность, территория, границы, признание,
государственная независимость, вооружения).
Характер международного права: координационные и субординаци-
онные элементы. Изменяется сам характер международного права.
Изначально по своей природе оно имеет координационный характер
в силу суверенного равенства, независимости государств. Послево-
енное устройство мира, помимо всего прочего, характеризовалось
и разделением государств на враждующие лагеря, «холодной» войной,
высокой степенью подозрительности и недоверия. Тем не менее раз-
витие и усложнение межгосударственного общения привело к тому,
что в решении многих вопросов стало недостаточным наличие толь-
ко координационных связей. Еще в последней четверти XX в. было
отмечено появление и определенных субординационных элементов
в механизме международно-правового регулирования2.
1
См.: Рогожин С.Л. Мифы права: опыт парадоксального анализа международного
публичного права // Московский журнал международного права (далее – МЖМП).
2003. № 3. С. 16–17; см. также: Савельев А.Н. Фикция международного права и реаль-
ность американского «рейха» // Казанский журнал международного права. 2007. № 1.
С. 138–146; Goldsmith J.L. and Posner E.A. Op. cit.
2
Mosler H. The International Society as a Legal Community. 1976. P. 31; Василенко B.A.
Международные санкции. Киев, 1982. С. 8–10.

40
§ 4. Международное право в начале XXI в.

В начале нового века и тысячелетия есть основания говорить


о дальнейшем развитии субординационных элементов. Совершенству-
ются действующие и появляются новые международные структуры,
обладающие компетенцией (на основе международных договоров
или актов международных органов) принимать соответствующие
решения, в том числе обязательного характера (Суд ЕС, Европей-
ский суд по правам человека, международные трибуналы по Руанде
и по бывшей Югославии, Специальный суд по Сьерра-Леоне, Ме-
ждународный уголовный суд, Международный трибунал по мор-
скому праву и др.).
Очевидно, это неизбежная и необходимая тенденция. Без подобных
элементов международно-правовая система вряд ли сможет играть
заметную роль и вообще нормально функционировать во все услож-
няющемся мире.
В современных условиях особенно важно принятие оперативных
и результативных мер со стороны международных органов от имени
сообщества в целом для пресечения угрозы международному миру
или применения оружия массового уничтожения, массовых наруше-
ний прав человека, для наказания за тяжкие преступления, а также
от имени государств конкретного региона – для защиты индивиду-
альных прав или разрешения межгосударственных споров. В общих
интересах – признание государствами компетенции или обязательной
юрисдикции подобных органов.
Что касается России, то вполне правомерно ставить вопрос о не-
обходимости более позитивного ее подхода к проблеме. Бывший Со-
ветский Союз при подписании многосторонних договоров и конвен-
ций традиционно и последовательно (за редким исключением) делал
оговорки о непризнании им обязательной юрисдикции международ-
ных судебных органов или компетенции международных комитетов
принимать и рассматривать жалобы граждан страны на нарушение их
прав. За всю историю Международного суда ООН наша страна ни разу
не обращалась в него для решения международных споров.
На завершающем этапе перестройки (1985–1991 гг.) отмечены два
случая «доброй воли»: в 1989 г. был издан Указ Президиума Верхов-
ного Совета СССР о снятии оговорок о непризнании обязательной
юрисдикции Международного суда ООН по спорам о толковании
и применении шести конвенций о правах человека, в 1991 г. приняты
три постановления Верховного Совета СССР о признании компетен-
ции Комитета по правам человека, Комитета по ликвидации расовой
дискриминации и Комитета против пыток принимать и рассматривать

41
Глава I. Понятие, особенности и основные черты современного международного права

индивидуальные жалобы на нарушения прав по соответствующим


международным договорам1.
Это были первые и, к сожалению, последние примеры подобного
рода в течение многих последующих лет. Только 3 марта 2007 г. был
принят Федеральный закон № 28-ФЗ о снятии оговорок еще к шести
конвенциям, касавшимся непризнания обязательной юрисдикции
арбитража и Международного суда ООН2.
Но до сих пор Россия не признала в целом обязательную юрис-
дикцию Международного суда ООН (в настоящее время это сдела-
ли около 60 государств). Россия пока не ратифицировала и Статут
Международного уголовного суда, сторонами которого являются уже
более 100 государств. Нет каких-либо препятствий конституционного
или законодательного характера для его ратификации. Вопрос только
в политической воле высших органов государства3.
Международное процессуальное право. С усилением субордина-
ционных элементов в международном праве непосредственно свя-
зана и другая тенденция – более интенсивное, чем ранее, развитие
международного процессуального права. Она была отмечена и начала
исследоваться в российской литературе еще в конце 20-го столетия,
сравнительно недавно соответствующая тема появилась и в учебни-
ках4. В совершенствовании процессуальной составляющей заложены
значительные возможности повышения эффективности международ-
ного права. Один из важных ограничителей возможностей и действен-
ности международного права заключается в том, что оно в большей
мере представляло и представляет собой свод норм о взаимных правах
и обязанностях, процессуальное же право не развито. Международное
право в большей мере развивалось как право материальное. Государ-
ства прежде всего стремились зафиксировать в договорах взаимные
обязательства, тогда как вопросам имплементации обязательств, обес-
печения их выполнения отводилась второстепенная роль. В результате
нормы международного права зачастую используются не для общих
согласованных целей, а для индивидуальных интересов государств.

1
Ведомости Верховного Совета СССР. 1989. № 11. Ст. 79; 1991. № 29. Ст. 842–845.
2
Собрание законодательства Российской Федерации (далее – СЗ РФ). 2007. № 10.
Ст. 1155.
3
См.: Материалы Третьих Мартенсовских чтений, посвященных Международному
уголовному суду // Российский ежегодник международного права, 2003. Специальный
выпуск. СПб., 2003.
4
См., например: Пушмин Э.А. Международный процесс и международное право.
Кемерово, 1990; Международное публичное право / Под ред. К.А. Бекяшева. 3-е изд. М.,
2004; Международное право / Под ред. Г.В. Игнатенко и О.И. Тиунова. 4-е изд. М., 2006.

42
§ 4. Международное право в начале XXI в.

Когда процессуальный порядок обеспечения выполнения обяза-


тельств и защиты нарушенных прав нормативно не закреплен, потер-
певшему государству трудно, а порой невозможно восстановить свои
права. Очевидно, что именно в этой области находятся значительные
нерешенные вопросы развития международного права. Если рассмат-
ривать вопрос шире, с точки зрения всего механизма имплементации,
проблему можно представить следующим образом: договоры должны
предусматривать не только взаимные обязательства сторон, но и си-
стему средств обеспечения (стимулирования) их выполнения, а также
меры, применяемые в случае их нарушения, – юридические средства
защиты прав потерпевшей стороны и осуществления ответственности
виновной.
В частности, это могло быть признание сторонами договоров на вза-
имной основе компетенции соответствующих международных органов
или юрисдикции международных судов в отношении рассмотрения
спорных вопросов выполнения договоров и нарушения их положе-
ний. В этом смысле договоры дополняли бы и конкретизировали
Проект статей об ответственности государств за международно-про-
тивоправные деяния (будем надеяться, в будущем этот проект станет
конвенцией), который содержит лишь самые общие положения про-
цессуального характера об ответственности. В частности, в Итоговом
документе Всемирного саммита 2005 г. содержится призыв к государ-
ствам, которые еще не сделали этого, рассмотреть вопрос о принятии
юрисдикции главного судебного органа ООН в соответствии с его
Статутом1.
С дальнейшим развитием международного процессуального права
и системы международных судов все больше будет возникать потреб-
ность в координации и взаимодействии между ними, в учете практики
друг друга, чтобы избежать противоречивого и полярного толкования
и применения одних и тех же норм, а в итоге – фрагментации меж-
дународного права. Соответствующие предложения неоднократно
высказывались в литературе и на международных форумах. Первые
скромные результаты появляются. Так, Совет Безопасности ООН
пришел к убеждению, что у трибуналов по Руанде и по бывшей Юго-
славии должна быть единая апелляционная палата. По мнению судьи
(в отставке) Международного суда ООН В.С. Верещетина, данный
Суд в немалой мере мог бы способствовать единообразному толкова-
нию и применению международного права, давая консультативные

1
UN Doc. A/RES/60/l, para. 134(f).

43
Глава I. Понятие, особенности и основные черты современного международного права

заключения по наиболее принципиальным вопросам, возникающим


в деятельности международных судов и трибуналов1.
Ускорение формирования норм и расширения сферы их действия.
Динамизм современной жизни определяет необходимость поиска
и более динамичных способов создания норм международного права.
Безусловно, развитие международного права обоснованно связывалось
и связывается в конечном итоге с договорным закреплением взаимных
обязательств государств. Заключение договоров обеспечивает строгость
и точность достигнутых договоренностей, большую определенность
в отношениях, укрепление международного правопорядка. В этом же
смысле несомненна ценность и кодификации – договорного оформле-
ния целых институтов и отраслей. В конечном счете она способствует
преобразованию международного права в стройную, согласованную
правовую систему.
В процессе договорного закрепления обязательств и кодификации
укрепляются юридические свойства и увеличиваются регулятивные
возможности норм международного права: договор или комплекс до-
говоров могут предусматривать наряду с нормами материального права
и систему средств обеспечения их выполнения, более завершенно
решать проблему их юридической гарантированности. Знаменатель-
но, что в резолюции по докладу КМП на 28-й сессии Генеральная
Ассамблея ООН придала особое значение необходимости дальнейшей
кодификации и прогрессивного развития международного права с тем,
чтобы «сделать его более эффективным средством осуществления
целей и принципов, содержащихся в статьях 1 и 2 Устава ООН и в Дек-
ларации о принципах международного права, и увеличить его роль
в отношениях между государствами»2.
Вместе с тем известно, что заключения договоров в ряде важней-
ших сфер приходится ожидать годами и даже десятилетиями в силу
политических, идеологических и иных причин. Не факт, например,
что включение в резолюцию Генеральной Ассамблеи Проекта статей
об ответственности государств за международно-противоправные дея-
ния подтолкнет государства к скорому заключению конвенции.
В данных условиях более быстрому формированию правовых норм
и динамичному развитию международного права могут реально спо-
собствовать иные формы – резолюции международных организаций
и конференций, решения международных судов, «мягкое право». Резо-
1
См.: Верещетин B.C. Международный Суд ООН на новом этапе // Российский
ежегодник международного права, 2006. СПб., 2007. С. 13–22.
2
Resolution N 3071 (XXVIU). Report of International Law Commission (A/9334).

44
§ 4. Международное право в начале XXI в.

люции Генеральной Ассамблеи ООН не только отражают общую или


согласованные позиции большинства или всех членов организации,
но нередко порождают последующие совпадающие практику и фор-
мирование норм. Совет Безопасности ООН создан как правоприме-
нительный орган, но его решения по созданию уголовных трибуналов
ad hoc, резолюции о борьбе с терроризмом и распространением оружия
массового уничтожения имеют и правотворческий аспект. В частно-
сти, министр иностранных дел РФ С.В. Лавров обратил внимание
на то, что в последнее время деятельность Совета Безопасности оказы-
вает влияние на формирование и толкование международно-правовых
норм1. Решения и позиции международных судов также могут иметь
правосоздающий эффект.
Ссылки государств на положения подобных документов способ-
ствуют формированию устойчивой практики, постепенному при-
знанию их юридической обязательности и как следствие – созданию
норм международного обычного права (подробнее о таких нормах
см. гл. III настоящего учебника). В частности, в заявлении от 8 июля
2004 г. в связи с постановлением Европейского суда по правам чело-
века по делу Илашку и др. против Молдавии и России МИД России
сослался на одно из положений резолюции Генеральной Ассамблеи
ООН от 12 декабря 2001 г., в которую включен указанный Проект
статей об ответственности государств за международно-противоправ-
ные деяния. Он содержит многие принципы и нормы международной
ответственности. На эту резолюцию сослалась и Государственная Дума
Федерального Собрания РФ в заявлении от 10 июля 2004 г. в качестве
аргументации своей позиции по этому же постановлению Европей-
ского суда2. Данные ссылки можно толковать как признание со сто-
роны официальных органов России положений Проекта в качестве
правовых норм.
Динамичное развитие международного права обеспечивается и но-
вым толкованием ранее принятых норм, переоценкой роли и значения
основных принципов международного права в современных условиях.
Так, расширенное толкование нормы о праве на самооборону, изме-
няющиеся подходы к принципам суверенитета, невмешательства,
обеспечения прав человека приводят к формированию и признанию

1
Выступление министра иностранных дел РФ на Международной конференции
ученых-юристов и специалистов в области международного права, посвященной 60-ле-
тию Победы и созданию Организации Объединенных Наций // Российский ежегодник
международного права, 2005. СПб., 2006. С. 14.
2
СЗ РФ. 2004. № 29. Ст. 899.

45
Глава I. Понятие, особенности и основные черты современного международного права

прав на превентивную и упреждающую самооборону, на гуманитарную


интервенцию.
Расширению сферы действия договорных норм способствует их
признание не участвующими в договоре государствами через практику.
Яркий и в своем роде пока исключительный пример – Определение
Конституционного Суда РФ от 19 ноября 2009 г. № 1344-О-Р о разъяс-
нении п. 5 резолютивной части его Постановления от 2 февраля 1999 г.
(о назначении смертной казни)1. Подписав 16 апреля 1997 г. Протокол
№ 6 к Европейской конвенции о защите прав человека и основных
свобод 1950 г., Россия установила мораторий на данный вид уголовного
наказания. На момент принятия указанного Определения Конституци-
онного Суда РФ Протокол № 6 так и не был ратифицирован, т.е. наша
страна не являлась его участницей. Оценивая сложившуюся ситуацию,
Суд пришел к следующим выводам: в международном праве сложилась
устойчивая тенденция к запрету смертной казни; Протокол не может
рассматриваться обязывающим для Российской Федерации правовым
актом, но это не препятствует признанию его как существенного эле-
мента правового регулирования права на жизнь; в результате более чем
10-летней правоприменительной практики с учетом международно-
правовых обязательств в России сложился конституционно-правовой
режим и устойчивые гарантии права человека не быть приговоренным
к смертной казни.
Таким образом, действующее правило стало результатом не норма-
тивно-правового акта (международного договора), а судебной прак-
тики на основе данного договора, т.е. признания его «молчаливым»
(обычным) путем как нормы международного обычного права.
Об «угрозе» фрагментации. Глобализация резко усилила взаимоза-
висимость государств. В Декларации тысячелетия ООН государства
обозначили как главную задачу обеспечение того, чтобы глобализация
стала позитивным фактором для всех народов мира, обрела всеохва-
тывающий и справедливый характер.
Последствия глобализации отражаются и на праве: как отметила
КМП, расширение сферы международного права ведет к усиле-
нию единообразия жизни общества во всем мире, в то же самое вре-
мя и к угрозе фрагментации, т.е. появлению специализированных
и автономных комплексов норм, институтов и сфер юридической
практики. Проблема фрагментации стала предметом оживленного
обсуждения в последние годы в доктрине и в международных орга-
нах. КМП в течение нескольких лет рассматривала ее в рамках темы
1
СЗ РФ. 2009. № 48. Ст. 5867.

46
§ 4. Международное право в начале XXI в.

«Фрагментация международного права: трудности, обусловленные


диверсификацией и расширением сферы охвата международного
права». Созданная в 2002 г. Исследовательская группа завершила
работу в 2006 г. докладом1, который был рекомендован Комиссией
вниманию Генеральной Ассамблеи. В нем отмечено, в частности, что
хотя фрагментация может создавать проблемы, они не так уж новы
и не носят такого характера, чтобы их нельзя было решить при помощи
методов, которыми юристы-международники пользуются для устра-
нения коллизий норм.
В рассматриваемом контексте вполне обоснованным видится утвер-
ждение, что глобализация может стать стимулирующим фактором
для дальнейшего развития общего международного права, а также
препятствием угрозе фрагментации международного права (распада
его целостной системы)2. Другим фактором является то, что между-
народное право охватывает своим действием различные культуры
и правовые системы.
Развитие общего международного права и jus cogens. Усиление взаи-
мозависимости государств и расширение общечеловеческих проблем
приводят к развитию сферы общего международного права. Оно ка-
сается как традиционных («старых»), так и новых отраслей. Общие
проблемы могут быть разрешены только общими усилиями, среди
которых правовые средства должны занимать не последнее место, по-
скольку правовое регулирование может быть наиболее экономичным
и результативным.
Во избежание превратного толкования необходимо подчеркнуть,
что развитие общего международного права вряд ли можно предста-
вить как неуклонный и однолинейный процесс и что оно займет ве-
дущее место во всем массиве международного права. Преобладающим
являлось и является двустороннее, локальное и региональное регу-
лирование, поскольку собственные интересы государств могут быть
реализованы быстрее именно на этих уровнях.
В силу отмеченных выше тенденций можно предположить уве-
личение числа императивных норм общего международного права
(jus cogens). Существование данной категории норм было отмечено
в середине XX в. рядом известных юристов. Фактом официального их
признания стала разработка КМП понятия jus cogens и включение его
в Конвенцию о праве международных договоров 1969 г. Концепция
1
UN Doc. A/61/10.2006, para. 246.
2
См.: Колодкин Р.А. Фрагментация международного права // Московский журнал
международного права. 2005. № 2. С. 48–49.

47
Глава I. Понятие, особенности и основные черты современного международного права

jus cogens находит последовательное подтверждение в договорной


практике.
Особое место и значимость этой группы норм Комиссия обозначила
также в Проекте статей об ответственности государств за междуна-
родно-противоправные деяния. Статья 26 Проекта оговаривает, что
никакие обстоятельства, исключающие противоправность деяния
государства, не применяются, если речь идет о нарушении норм jus
cogens. Им посвящена и специальная глава в этом Проекте «Серьезные
нарушения обязательств, вытекающих из императивных норм общего
международного права». Предусматривается, что такие нарушения
влекут особые последствия.
Как часть обычного права jus cogens развивается достаточно мед-
ленно. Тем не менее обычное право продолжает оставаться одним
из двух основных источников международного права наряду с договор-
ным правом. Формулированию и структурированию международного
обычного права посвящены специальные исследования. (Всемирная)
Ассоциация международного права создала в 1985 г. специальный ко-
митет, поручив ему разработку проблемы. Работа продолжалась 15 лет,
в течение которых комитет неоднократно представлял промежуточные
доклады на конференциях Ассоциации. В 2000 г. на Лондонской кон-
ференции был принят финальный доклад комитета1.
Предположение о расширении jus cogens выглядит сегодня скорее
гипотетическим. В литературе даже высказываются прогнозы о воз-
можности исчезновения или перехода в новое качество этих норм. Вме-
сте с тем некоторые общемировые проблемы, например загрязнение
окружающей среды, угроза применения оружия массового уничтоже-
ния, могут потребовать радикальных решений, в том числе правовыми
средствами, и формирования императивных правил.
Международное право в национальной юрисдикции. В числе наиболее
значимых тенденций развития международного права – его возрос-
шее и более тесное взаимодействие с национальными правопорядка-
ми, особенно его влияние на содержание и применение внутреннего
права. Данная тенденция очевидна и вряд ли кем-либо оспаривается.
Международное право во внутригосударственной жизни в настоящее
время – не «инородное тело», а вполне привычный нормативный мате-
риал в деятельности всех видов органов государства, в первую очередь
судов, а также граждан, юридических лиц, организаций.
1
Statement of Principles Applicable to the Formation of General Customary International
Law. Reproduced in International Law Association. Report of the Sixty-Ninth Conference,
2000. London, 2000.

48
§ 4. Международное право в начале XXI в.

Обеспечение действия и применения международного права в сфере


внутригосударственной юрисдикции непосредственно в правореали-
зующей практике, прежде всего через судебную систему государств,
без длительного процесса инкорпорации в законодательство соответ-
ствовало бы современной динамике жизни. Реальность, однако, пока
такова, что далеко не все государства идут по этому пути.
Что касается России, то Конституция РФ в главе «Основы консти-
туционного строя» впервые в истории страны содержит достаточно
радикальное положение об общепризнанных принципах и нормах
международного права и международных договорах Российской Фе-
дерации как составной части ее правовой системы и о приоритете при-
менения последних перед законами (ч. 4 ст. 15). Это стало поворотным
пунктом в вопросе обеспечения внутригосударственного выполнения
международных обязательств. На конституционном уровне определен
вектор развития правоприменительной практики с непосредственным
применением международного права наряду, совместно или вместо
российского законодательства.
Данное конституционное положение было включено практиче-
ски во все кодексы и федеральные законы, принятые после принятия
Конституции РФ. Таким образом, действующее законодательство
основано на единых принципах и подходах к международному праву,
что не было характерно для законодательства предыдущего социали-
стического периода.
Все это неизбежно сказалось на расширении судебной практики,
связанной с применением международных норм. Можно сказать боль-
ше – она стала обычным явлением в судах всех видов и уровней. В зна-
чительной мере именно от судейского корпуса зависит выполнение
международных обязательств страны в рамках территориальной юрис-
дикции. Такая практика встречается и в уставных (конституционных),
и в мировых судах субъектов РФ, в которых они созданы. В советский
период ситуация была принципиально иной: существовал только один
вид судов общей юрисдикции, случаи же применения международного
права были не частыми.
Помимо усилившегося взаимовлияния международного и внутрен-
него права изменяется в целом роль международного права: оно служит
не только традиционным связующим звеном в отношениях государств
на международной арене, но и основой создания общего правово-
го поля, общего правового режима (экономического, финансового,
таможенного, образовательного и др.) в территориальных пределах
государств, вплоть до унификации правовых норм. Инструментами

49
Глава I. Понятие, особенности и основные черты современного международного права

данного процесса являются международные договоры (соглашения),


международные структуры (организации, содружества, сообщества),
союзы, союзные государства.
Изменение соотношения основных принципов международного права.
Одна из главных характерных черт развития – изменение значимости
тех или иных основных принципов международного права. Безусловно,
согласно Декларации о принципах международного права 1970 г.1 все
они должны толковаться и применяться во взаимосвязи. Но в раз-
ные исторические периоды тот или иной принцип может иметь боль-
шее либо даже основополагающее значение2. С 1945 г. баланс целей
и принципов Устава ООН, хотя все они сохраняют свою значимость,
безусловно изменился. Основополагающими в свое время были, на-
пример, принципы государственного суверенитета, невмешательства
во внутренние дела. В период падения колониальной системы осо-
бенно актуальным был принцип самоопределения, прошедший путь
от морально-политического положения до общепризнанного юриди-
ческого принципа. Во время противоборства двух социальных систем
социалистическая наука международного права в качестве базового,
системообразующего выделяла принцип мирного сосуществования,
остальные же принципы рассматривались как подчиненные ему3.
С падением системы социализма и постепенным утверждением
в странах бывшего социалистического лагеря общедемократических
ценностей принцип мирного сосуществования ушел в прошлое. С ре-
шением в целом проблемы колониальной зависимости утратил преж-
нюю актуальность принцип самоопределения. Государственные гра-
ницы, суверенитет, невмешательство уже не имеют прежнего значения,
утрачивают черты незыблемости, о чем опять же свидетельствуют
отмеченные выше процессы интеграции, стирания границ, создания
общих правовых, экономических, иных пространств. Это – явление
и даже веление времени, отмечаемое как на официальном уровне, так
и в доктрине.
Очевидно, в какой мере развитие мира в XVII–XIX вв. было об-
условлено становлением и укреплением государственности, суверени-
тета и невмешательства, в такой отстаивание сейчас их незыблемости
будет идти вразрез с реальным развитием. Как отметил Председатель

1
См.: Действующее международное право / Сост. Ю.М. Колосов и Э.С. Кривчикова.
Т. 1. М., 1996. С. 65.
2
См., например: Mullerson R. Op. cit. P. 168–169, 309.
3
См.: Курс международного права. В 7 т. / Отв. ред. Р.А. Мюллерсон, Г.И. Тункин.
Т. 2: Основные принципы международного права. М., 1989. С. 16.

50
§ 4. Международное право в начале XXI в.

Конституционного Суда РФ1, демократическое и правовое государство


в современном мире не может быть полностью, абсолютно суверенным
в первозданном понимании этого слова. Нельзя быть государством-
крепостью в условиях интернационализации прав и свобод человека,
интернационализации современной экономики, финансовых потоков,
в системе современных международных отношений в целом.
На одну из первых позиций среди основных принципов между-
народного права выходит принцип уважения прав человека. И прин-
цип невмешательства может не приниматься во внимание, если речь
идет о грубых и массовых нарушениях прав человека. Практика ООН
свидетельствует, что Генеральная Ассамблея и Совет Безопасности
периодически принимали решения против государств вопреки их
ссылкам на принцип невмешательства во внутренние дела, когда речь
шла о нарушениях прав человека, о праве на самоопределение и о ко-
лониализме, о несамоуправляющихся территориях.
В рассматриваемом контексте правомерен вопрос о гуманитарном
вмешательстве (интервенции) международного сообщества в дела кон-
кретного государства для пресечения массовых нарушений прав чело-
века2. Подчеркнем, именно сообщества, причем в случае необходимо-
сти применения вооруженной силы – с санкции Совета Безопасности.
Вместе с тем надо отметить, что до недавнего времени в российской
официальной позиции отстаивалось незыблемое значение принци-
пов государственного суверенитета и невмешательства в противовес
принципу уважения прав человека и в обоснование в связи с этим
незаконности гуманитарного вмешательства3. Такой подход находил
и еще находит поддержку в литературе.
Представляется, что это позиция вчерашнего дня, а ее аргументы
не отличаются корректностью: якобы при отстаивании первенства прав
человека сам институт государства объявляется главным виновником
нарушений этих прав, «размывается» принцип государственного су-
веренитета, доктрина гуманитарного вмешательства заведомо пред-

1
См.: Зорькин В.Д. Интеграция европейского конституционного пространства:
вызовы и ответы // Журнал российского права. 2006. № 12. С. 23.
2
Обзор проблемы см., в частности: Карташкин В.А. Гуманитарная интервенция
в глобализирующемся мире // Юрист-международник. 2003. № 3; Р.А. Мюллерсон,
более того, говорит о гуманитарной интервенции как «о превалирующей тенденции
в современном развитии международного права» (Mullerson R. Op. cit. P. 311–313).
3
См., например: Выступление министра иностранных дел РФ И.С. Иванова на ме-
ждународной конференции «Вступая в XXI век: к примату права в международных от-
ношениях» (2 ноября 2000 г., Москва) // Московский журнал международного права.
2001. № 1. С. 3–9.

51
Глава I. Понятие, особенности и основные черты современного международного права

полагает неравенство и произвол в отношениях между государствами


и может расшатать международный порядок.
На самом же деле смысл не в расшатывании основ государства,
а в том, чтобы они уже не использовались для обоснования вседозво-
ленности и неприкасаемости (а в связи с этим нередко, как следствие,
и произвола) в отношении политического режима и прав личности.
В последние годы официальная позиция не выглядит столь кате-
горичной, в нее внесены определенные коррективы. Так, выступая
на Международной конференции ученых-юристов и специалистов
в области международного права, посвященной 60-летию Победы
и созданию ООН (Москва, 27 июня 2005 г.), министр иностранных
дел РФ отметил, что допустимо применение силы против государства
без его согласия для пресечения или предотвращения массовых и гру-
бых нарушений прав человека (геноцид, преступления против чело-
вечности), распространения оружия массового уничтожения, но лишь
на основе волеизъявления международного сообщества, т.е. по реше-
нию компетентного в соответствии с Уставом ООН органа – Совета
Безопасности1.
Гуманизация международного права. Потребность времени – даль-
нейшая гуманизация международного права. В данном случае речь
идет не только о последующем развитии такой его отрасли, как пра-
ва человека, но и о том, что международное право становится менее
«этатистским» (правом на уровне государств и межгосударственных
структур и только для них). Традиционно оно развивалось как право
государств, как регулятор межгосударственных отношений. Но в эпо-
ху глобализации, взаимозависимости и прав человека оно не может
оставаться прежним. В настоящее время участниками международ-
ного общения являются и оказывают на него все растущее влияние
также неправительственные структуры – ТНК, СМИ, международные
неправительственные (общественные) организации (МНПО). Ме-
ждународное право имеет все большее значение в регулировании прав
и защите интересов физических и юридических лиц.
Соответственно все большее значение на международной арене
приобретают индивидуальные и частные права и интересы. Непра-
вительственные организации играют возрастущую роль в решении
ряда важных международных проблем, которые всегда входили в сферу
межгосударственной компетенции. Так, в решении Совета министров
ОБСЕ «Активизация усилий ОБСЕ по борьбе с торговлей людьми»
2000 г. отмечен вклад МНПО в защиту прав человека, в предотвращение
1
См.: Российский ежегодник международного права, 2005. СПб., 2006. С. 16.

52
§ 4. Международное право в начале XXI в.

и урегулирование конфликтов, в диалог с правительствами и межгосу-


дарственными организациями, в предотвращение торговли людьми1.
Стремление к строительству цивилизованного правового государ-
ства во многих странах предполагает наличие развитого гражданского
общества и возможность его влияния на государство. Вполне обосно-
ванно говорить о необходимости наличия и мирового гражданского
общества и его воздействия на сообщество государств и межгосудар-
ственных организаций. В Докладе на Саммите тысячелетия Гене-
ральный секретарь ООН К. Аннан подчеркнул необходимость внести
коррективы в работу Организации, чтобы она могла в полной мере
использовать потенциал гражданского общества2. В частности, по Пла-
ну действий, разработанному Секретариатом ООН, роль гражданского
общества может быть значительной в содействии подписанию и ра-
тификации многосторонних договоров, а в Декларации тысячелетия
государства – члены ООН поставили задачу предоставить частному
сектору, неправительственным организациям и гражданскому обще-
ству в целом более широкие возможности для содействия достижению
целей и осуществлению программ Организации (para. 30).
Международное право и международные институционные образо-
вания не могут функционировать и развиваться без учета тенденции его
гуманизации. Например, Международный суд, являясь по своему на-
значению сугубо межгосударственной структурой, главным судебным
органом ООН по разрешению споров между государствами и формули-
рованию консультативных заключений по запросам уполномоченных
органов ООН и межправительственных организаций, в подавляющем
большинстве случаев на протяжении всей своей деятельности воздер-
живался от прямых предписаний в отношении органов государств,
физических и юридических лиц.
Однако в некоторых консультативных заключениях и решениях
последних лет Суд переломил эту традицию, сформулировав непосред-
ственно обязательства государственных органов, включая суды, что
свидетельствует о возрастающем признании примата международных
обязательств в случае их конфликта с национальным правом. Так,
в решении по делу братьев La Grand3 Международный суд конста-
тировал нарушение США не только своих обязательств по Венской

1
См.: Международные акты о правах человека: Сборник документов. 2-е изд. М.,
2002. С. 807–809, 831–833.
2
См.: UN doc. A/54/2000, para. 332.
3
International Court of Justice, La Grand Case, Germany v. United States of America.
Judgement of 27 June 2001. UN Doc. ICJ(05)/R3/2001.

53
Глава I. Понятие, особенности и основные черты современного международного права

конвенции 1963 г. о консульских сношениях, но и прав физических


лиц, непосредственно вытекающих из Конвенции. Более того, как
отмечает судья Международного суда, увеличивается количество дел,
непосредственно связанных с правами человека. Суд призван дей-
ствовать как верховный арбитр в спорах, в которых давно установлен-
ные и базирующиеся на суверенитете нормы международного права
(например, о государственном иммунитете) выдвинуты как защита
против требований, основанных на более «современном» праве прав
человека1.
Еще из «оговорки Ф.Ф. Мартенса» вытекает, что международное
право действовало и действует не только в отношении государств, но и
непосредственно в отношении людей. Международное право, привыч-
но трактуемое как совокупность принципов и норм, регулирующих
отношения между государствами, международными межправитель-
ственными организациями и государствоподобными образованиями,
очевидно, со временем будет правом международного сообщества
в широком смысле. Оно все чаще будет включать в сферу своего регу-
лирования негосударственные структуры и индивидов.
Таким образом, международное сообщество видит перспективу
развития в усилении роли международного права, в обеспечении его
верховенства, в решении международных дел и регулировании гло-
бальных процессов.
Соответственно, изменяется и характер самого международного
права. Быстро развивается процессуальное право, что не было присуще
международному праву ранее. Создан и функционирует ряд междуна-
родных судов и трибуналов. Все это говорит о том, что международное
право становится более системным и обеспеченным институциональ-
ными структурами.
Беспрецедентно быстро и неуклонно расширяется его взаимодей-
ствие с национальными правопорядками, «присутствие» и реализа-
ция в правовых системах государств при разрешении конкретных дел
и ситуаций.
Изменяются приоритеты в международном праве и соотношение
его основных принципов. Из права обеспечения в первую очередь
государственного суверенитета и невмешательства во внутренние дела
оно во все большей мере становится правом обеспечения прав него-
сударственных структур и человека.

1
Simma B. Human Rights before the International Court of Justice // ESIL-SEDI Newslet-
ter – November 2010. http://www.esil-sedi.eu/

54
§ 4. Международное право в начале XXI в.

Литература

Баскин Ю.Я., Фельдман Д.И. Международное право: проблемы мето-


дологии. М., 1971.
Бобров Р.Л. Основные проблемы теории международного права. М.,
1980.
Игнатенко Г.В. Международное право и общественный прогресс. М.,
1972.
Левин Д.Б. Актуальные проблемы теории международного права. М.,
1974.
Тункин Г.И. Теория международного права. М., 1970.
Черниченко С.В. Теория международного права. В 2 т. М., 1999.
Черниченко С.В. Очерки по философии и международному праву. М.,
2009.
Глава II
История международного права и его науки
§ 1. Возникновение международного права, периодизация его истории
и науки. – § 2. История развития института кодификации международного
права. – § 3. Международное право в Древнем мире. – § 4. Международное
право в Средние века. – § 5. Классическое международное право (1648–1919 гг.)
и его развитие в период с 1919 по 1946 г.

§ 1. Возникновение международного права,


периодизация его истории и науки

Вопросы возникновения и периодизации международного права


до сих пор остаются дискуссионными. Любая периодизация прибли-
зительна и условна1. Общим ориентиром являются учения об общест-
венно-экономических формациях и исторических эпохах. Государства
ни в какую эпоху не могли существовать независимо друг от друга
в экономическом, военном, культурном и научном плане2. Научно-
технический прогресс, глобальные проблемы, а также коммуника-
ционные связи увеличивали роль норм права, с помощью которых
регулировались и отношения между государствами.
Таким образом, надо отметить, что международное право – есте-
ственный продукт исторического развития. История международного
права – неотъемлемая часть истории общества, и она не может не об-
ладать собственной периодизацией.
Ученые каждой эпохи представляют «свою» периодизацию. К при-
меру, В.П. Даневский утверждал, что древность, не исключая Грецию
и Рим, дала для истории международного права одни отрицательные
результаты, «правильное» международное право и само международное
право начали зарождаться лишь в Средние века.

1
См. подробнее: Жуков Е.М. Очерки методологии истории. М., 1980. С. 162.
2
См.: Даневский В.П. Исторический очерк развития международных сношений
и международного права: Пособие к изучению истории и системы международного
права. Харьков, 1892.

56
§ 1. Возникновение международного права, периодизация его истории и науки

Прежде чем стать всеобщим и универсальным, международное


право долгие столетия развивалось по отдельным регионам (Месопо-
тамия, Египет, Индия, Китай, Греция, Рим)1.

1.1. Периодизация развития международного права


Периодизация, предлагаемая В.П. Даневским и его сторонниками,
была следующей:
– с конца V по XVII в. – период Cредних веков до Вестфальского
конгресса 1648 г.;
– от Вестфальского конгресса 1648 г. до Французской революции
1789 г.;
– от Французской революции 1789 г. до Венского конгресса 1814–
1815 гг.;
– от Венского конгресса 1814–1815 гг. до Парижского конгресса
1856 г.;
– от Парижского конгресса 1856 г. до Берлинского конгресса 1878 г.,
Берлинской (Африканской) конференции 1884–1885 гг.
Как видим, в представленной периодизации отвергалась древность.
Утверждалось, что для Древнего мира были характерны фактические
отношения народов, чаще враждебные; отсутствие порядка и органи-
зации; отсутствие идеи равенства между людьми и незначительный
уровень потребностей у людей во внешних сношениях. В.П. Данев-
ский и его сторонники подчеркивали, что, в частности, для народов
Древнего Востока вышеприведенная характеристика не предполагала
задач неразрешимых, недостижимых вне союза.
Энциклопедии международного публичного права2, в которых зна-
чительное место уделено истории, выделяются следующие периоды:
от древности до Первой мировой войны; период между двумя миро-
выми войнами; период после Второй мировой войны.
Еще одна периодизация предлагается Г. Греве:
1. Испанский период (1494–1648 гг.).
2. Французский период (1648–1815 гг.).
3. Британский период (1815–1919 гг.).
4. Период англо-американской мировой гегемонии (1919–1944 гг.).
5. Период американо-советского соперничества3.

1
См.: Баскин Ю.Я., Фельдман Д.И. История международного права. М., 1990.
2
Encyclopedia of Public International Law. Amsterdam, 1984. Vol. 7. P. 126.
3
См.: Курс международного права. В 7 т. / Отв. ред. Р.А. Мюллерсон, Г.И. Тункин.
Т. 1: Понятие, предмет и система международного права. М., 1989. С. 33.

57
Глава II. История международного права и его науки

Для периодизации развития международного права общим ори-


ентиром являлось также и учение об общественно-экономических
формациях и исторических эпохах.
Ученые сегодняшнего дня приводят следующую периодизацию
истории международного права, не исключая древность:
1. От 4 тыс. до н.э. до 476 г. н.э. – период, иногда называемый «пре-
дысторией международного права». Это время распада родо-племен-
ных отношений, образования ранних рабовладельческих государств,
время зарождения первых норм международного права, период рабо-
владельческой общественно-экономической формации.
2. От 476 г. н.э. (падение Римской империи) до 1648 г. (Вестфаль-
ский конгресс). Данный период называют международным правом
Средних веков, и он соответствует феодальной общественно-эконо-
мической формации. Это период развития норм феодального между-
народного права.
3. От 1648 до 1919 г. Данный период называют периодом классиче-
ского международного права, он соответствует периоду становления
капиталистического производства.
4. От 1919 до 1945 г. – период перехода от классического междуна-
родного права к современному, или период перехода от Статута Лиги
Наций к Уставу ООН.
5. Период современного международного права. Его называют «право
Устава ООН».
Развитие международного права в Древнем мире и в Средние века
существенно отличалось. В каждом регионе Древнего мира (Месопо-
тамия, Египет, Индия, Китай и др.) развивались свои специфические
международно-правовые институты, которые в Средние века отра-
жали новую ступень общественного развития. Главными регионами,
в которых феодальные отношения развивались наиболее интенсивно
и которые оказали особое влияние на формирование международного
права Нового времени, являлись Византия, Киевская и Московская
Русь, а также Западная Европа.
Принципиальным является вопрос о времени возникновения меж-
дународного права. Существуют следующие мнения ученых:
1) международное право возникло еще в межплеменных отношениях;
2) международное право появилось одновременно с государствами;
3) международное право возникло в конце Средних веков, когда
в Европе сложилась система суверенных государств1.
1
См.: Курс международного права: В 7 т. / Отв. ред. Р.А. Мюллерсон, Г.И. Глинкин.
Т. 1: Понятие, предмет и система международного права. С. 73.

58
§ 1. Возникновение международного права, периодизация его истории и науки

Надо отметить и то, что «зачастую сложно выяснить, каких крите-


риев придерживается тот или иной исследователь при делении между-
народного права на периоды…»1. О.В. Буткевич утверждает, что иссле-
дователи истории развития международного права приводят общую пе-
риодизацию, не отражающую особенностей международно-правового
развития. Вопрос исторической периодизации и установления истори-
ческих типов международного права еще требует своего исследования.
Он не может быть разрешен окончательно, поскольку решение связано
с субъективным отношением исследователей не только к критериям,
необходимым для выделения разных эпох (или ключевых моментов их
изменений), но и вообще к сущности международного права2.
«Попытки игнорировать особенности истории кончаются неудачей
в познании явления. Изучение прошлого необходимо для понимания
природы международного права, определения его возможностей, по-
вышения эффективности и выяснения перспектив»3.

1.2. Наука международного права в историческом аспекте


В трудах ученых «нередко ставится вопрос о том, является ли исто-
рия международного права отдельной отраслью науки, самостоятель-
ным системным учением или совокупностью отдельных концепций,
доктрин, теоретических положений или идей, функционировавших
в определенный исторический период»4. Непризнание международ-
ного права отдельной юридической системой прослеживается в рабо-
тах ученых XIX в.; только XX в. приоткрывает «завесу» и со временем
международное право получает признание как отдельная наука среди
других юридических наук. Перейдем к ознакомлению с развитием
науки международного права в России и за рубежом.

1.2.1. История науки международного права в России


С учреждением этико-политических факультетов в начале XIX в.
науку международного права начали преподавать в России иностран-
ные профессора как дополнительный предмет к естественному и госу-
дарственному праву; отношение российских ученых к этому предмету
было скептическим. Лишь в 1835 г. международное право получает

1
Цит. по: Лукашук И.И. Международное право: Общая часть: Учебник. М., 1996.
С. 40.
2
Буткевич О.В. У истоков международного права. СПб., 2008. С. 61–70, 90.
3
Лукашук И.И. Международное право: Общая часть: Учебник. С. 40.
4
См. подробнее: Буткевич О.В. Указ. соч. С. 95.

59
Глава II. История международного права и его науки

в российских университетах «полное гражданство» (учреждается от-


дельная кафедра)1.
Такие ученые, как Д.И. Каченовский, утверждали, что, «где юрис-
пруденция развита, там она похожа на математику и получает вкус без
приправ», международное право учит уважать всемирный порядок,
потому что провозглашает закон солидарности или взаимной зависи-
мости и ответственности государств2.
Д.И. Каченовский был одним из первых ученых, выразивших мысль
о необходимости совместной работы ученых разных стран для дальней-
шего развития международного права; главной идеей его была кодифи-
кация норм международного права. Его работа «О каперах и призовом
судопроизводстве в отношении к нейтральной торговле» (М.: Тип.
В. Готье, 1855) является его наиболее значимым исследованием. В этой
работе в виде постулатов из основных начал международного права
и его исторического развития намечены некоторые реформы, вскоре
после того получившие частичное воплощение в Парижской декларации
1856 г. о морском международном праве. Исторический очерк о между-
народном праве Д.И. Каченовского «Курс международного права»
(1863) обрывается на Средних веках. Нельзя не упомянуть о предшест-
веннике Д.И. Каченовского Т.Ф. Степанове, который в 1847 г. составил
полный курс международного права (двухтомник). Одним из первых
в России систематических руководств по международному праву была
работа М.Н. Капустина «Обозрение предметов международного права»
(М.: Университетская типография, 1856–1859, вып. 2–11).
Помимо переводов сочинений по международному праву ино-
странных ученых Гуго Гроция и Пуфендорфа со времен Петра I на-
чинают выходить первые русские монографические исследования
с довольно-таки длинными названиями. Например, в 1722 г. в Петер-
бурге издается книга «Рассуждения: какие причины Его Величества
Петр Великий, император и самодержавец Всероссийский, и протчая,
и протчая, и протчая, к начатию войны против короля Карола XII,
Шведского, 1700 году имел и кто из сих обоих потентантов, во время
сие пребывающей войны, более умеренности и склонности к примире-
нию показывал, и кто в продолжении оной, с толь великим разлитием
крови христианской, и разорением многих земель виновен; и с которой
воюющей страны та война по правилам христианских и политических
народов более ведена».

1
См.: Телеснин В.В. Что такое международное право. М., 1914.
2
См.: Каченовский Д.И. Курс международного права. Харьков, 1863.

60
§ 1. Возникновение международного права, периодизация его истории и науки

Большинство последующих работ русских ученых того же времени


по вопросам международного права носили политический и поле-
мический характер1. Это также были переводы иностранных работ –
французских философов Руссо, Монтескье, – затрагивающих вопро-
сы международного права, и работы российских ученых, таких как
В.Т. Золотницкий («Сокращение естественного права»2), П.А. Левашев
(«О первенстве и председательстве европейских государей и их послов
и министров»3), и др.
Международное право в России, так же как и в странах Европы,
как часть естественного права с 1835 г. становится предметом универ-
ситетского образования. В конце XVIII в. систематизируются и из-
даются памятники и документы международного значения, такие
как восьмитомник «Собрание государственных грамот и договоров»,
четырехтомник «Обзор внешних сношений России» Н.Н. Бантыш-Ка-
менского, «Словарь юридический, или Свод российских узаконений,
по азбучному порядку для практического употребления Император-
ского московского университета в юридическом факультете», разра-
ботанный Ф. Лангансом и содержащий ряд сведений и по вопросам
международного права, сборники международных договоров, состав-
ленные Румянцевым (1813), Доброклонским (1838). В этот период
были изданы труды Ф.Ф. Мартенса «Собрание трактатов и конвенций,
заключенных Россией с иностранными державами (1874 – 1909 гг.)» –
15-томник с подробными историческими комментариями, а также
«Современное международное право цивилизованных народов» –
двухтомник, в котором Ф.Ф. Мартенс исходил из того, что в основе
правовых отношений лежит сама жизнь. Были опубликованы пер-
вый фундаментальный труд В.Ф. Малиновского «Рассуждение о мире
и войне» (1803); краткий курс по международному праву М.Н. Капу-
стина «Конспект международного права» (М.: Изд. Астахов, 1868),
Д.И. Каченовского «Курс международного права» (Харьков, 1863–1866,
2 вып.) и др.
Таким образом, в XVIII – XIX вв. развитие международно-правовой
теории в России находилось на высоком уровне.

1
См. подробнее: Грабарь В.Е. Материалы к истории литературы международного
права в России (1647–1917) / Науч. ред., авт. биогр. очерка и сост. библиограф. У.Э. Бат-
лер; Отв. ред. и авт. предисл. В.А. Томсинов. М., 2005. С. 139–156.
2
См.: Золотницкий В.Т. Сокращение естественного права, выбранное из разных
авторов для пользы российского общества Владимиром Золотницким. СПб., 1764.
3
См.: Левашев П.А. О первенстве и председательстве европейских государей и их
послов и министров. СПб., 1792.

61
Глава II. История международного права и его науки

1.2.2. История науки международного права за рубежом


За рубежом, к примеру в Германии (Лейпциг, Берлин), работала
своя школа Мартенса1. В Германии государственная карьера счита-
лась привилегией знатных и богатых, поэтому в основном студенты
предпочитали адвокатуру и готовились к низшим административным
должностям, большое внимание уделялось римскому праву и прак-
тической стороне юриспруденции. Но были исключения: к примеру,
в старейших германских университетах – Гейдельбергском и Тю-
бингенском – разработкой международного права были Р. Моль,
И.К. Блюнчли и Филлати.
Бельгия имела немного представителей международного права,
и оно читалось не во всех университетах (знаменитый ученый Лоран
наряду с гражданским правом читал и международное).
Голландия славилась такими учеными, как Гуго Гроций, Бенкер-
сгук, де Валь и др. Научные труды по международному праву публико-
вались в университетах таких городов, как Лейден, Утрехт, Амстердам.
В Англии в плане преподавания международного права выделялся
Кембриджский университет с конца XVII в. В некоторых шотландских
университетах, к примеру в городе Эдинбро (современное название –
Эдинбург), международное право преподавалось с середины XVIII в.
В Оксфордском университете кафедру международного права возглав-
лял Бернард; своими лекциями особо выделялись такие ученые, как
Джемс Мекинтош, Филлимор, Твисс, Мэн, Вестлэк.
Университеты Франции были бедны достойными истолкователями
международного права, но были великие публицисты по международ-
ному праву, такие как Феликс, Ортолан, Готфиль.
В Италии преподавание международного права было запрещено,
и только в 1849 г. в Турине открылась кафедра международного права
под руководством профессора Манчини.
В Испании в 1859 г. была основана Академия политических наук,
которая знаменита в том числе и сочинениями по международному
праву таких авторов, как Ферратер, Рикельме, Корсини, Пандо, Гоньи.
Все это свидетельствует о том, что наука международного права
развивалась за рубежом, но о ее полной законченности говорить
было рано.
1
Школа Мартенса – известный немецкий юрист и дипломат Г. Фр. Мартенс (1756–
1821) и К. Мартенс (1790–1863), составители «Собрания международных трактатов»; см.
также: Мартенс К. Дипломатия, или Руководство к познанию внешних государственных
сношений для посвящающих себя дипломатической службе барона К. Мартенса. М.,
1826.

62
§ 1. Возникновение международного права, периодизация его истории и науки

1.2.3. Идеи мира в науке международного права


Первый проект вечного мира был предложен королем Франции
Генрихом IV (1553–1610). Проект был изложен в записях министра
финансов Сюлли и предусматривал:
– раздел Европы на 15 равных государств. По плану Генриха IV
это должен был быть союз или христианская республика, в которые
не включалась Россия (Московия);
– для разрешения споров и их предотвращения (имеется в виду ме-
жду членами союза или христианской республики) учреждение общего
совета или сената;
– учреждение (создание) общего фонда, предназначенного для борь-
бы Польши и Швеции против турок, татар и «московитян»;
– предпринять крестовый поход с целью завладения и уничтожения
Османской (Оттоманской) империи (название султанской Турции).
Но проект Генриха IV подвергся критике: «…установить новое по-
литическое равновесие сил, разделить Европу… не значит укрепить
мир, а напротив, сделать войну постоянным явлением».
Вторым проектом вечного мира можно назвать проект французско-
го аббата Сен-Пьера, дипломата, который на Утрехтском конгрессе
1713 г. предлагал:
– установить прочный мир, не изменяя политической карты;
– державы, допущенные в систему европейских государств, должны
составить вечный союз или лигу;
– создать общесоюзный фонд как необходимое средство для до-
стижения целей;
– члены союза должны отказаться от права вести войну и решать
все спорные вопросы на общем собрании, которое должно стать по-
стоянным органом международного посреднического суда;
– законодательная власть должна принадлежать общему собранию;
– изменение статей самой конституции европейской республики
возможно лишь с согласия всех ее членов.
Проект вечного мира по Сен-Пьеру в 1729 г. был исправлен, отре-
дактирован и в сжатом виде обнародован; полное издание его вышло
в 1745 г. Данный проект, построенный на основе status quo, закреплял
положение о том, что державы, допущенные в систему европейских
государств по Утрехтскому трактату, составляют христианскую респуб-
лику. Отличием проекта Сен-Пьера от проекта Генриха IV являлось
то, что из состава европейских христианских республик не исключа-
лась «Московия», не было указаний на войну с мусульманами, про-
являлись гуманность и разумность. Наиболее важной в историческом
63
Глава II. История международного права и его науки

плане в этих проектах является идея о международном посредничестве


при разрешении споров.
Еще один проект вечного мира был предложен Ж.-Ж. Руссо,
французским философом, который утверждал, что достичь вечного
мира можно, создав союз государств. Лучшим образцом, по мнению
Ж.-Ж. Руссо, являлись Общешвейцарская организация (Гельветиче-
ское общество) и Голландская республика. Общешвейцарская органи-
зация была образована в 1761 г., и ее задачами были: пропаганда идей
просвещения, установление культурных и политических связей между
кантонами. По мнению Ж.-Ж. Руссо, развитие социальной науки
могло бы решить задачу международного прогресса и мира; в союзе
должны быть такие учреждения, которые имели бы законодатель-
ную и исполнительную власть; члены союза должны избегать войн
и повиноваться решениям союзных установлений; правительства
должны отречься от честолюбия, эгоизма и эгоистических интриг;
нации должны забыть о предрассудках, порождаемых различиями
языка, религии и национальности.
Автором проекта вечного мира является также и английский фи-
лософ Бентам. Согласно его проекту предусматривалось:
– сокращение морских и сухопутных сил европейских государств;
– раздел и освобождение колониальных владений европейских
государств;
– учреждение посреднического суда;
– учреждение конгресса из депутатов европейских государств (по два
кандидата от каждого государства).
Таким образом, философы XVIII в., рассуждавшие о войне и спосо-
бах разрешения споров, приходили единодушно к мнению о необходи-
мости создания посреднического органа, но ни Сен-Пьер, ни Ж.-Ж. Рус-
со, ни Бентам не смогли ответить на вопрос, каким образом заставить
подчиниться решению посреднического суда то или иное государство
(к примеру, такое отдельное независимое и могущественное государство
того времени, как Германская империя).
Проект вечного мира предлагал немецкий философ И. Кант. Свое
мировоззрение он изложил в трактате о вечном мире в 1796 г. и, утвер-
ждая, что всеобщий и постоянный мир есть величайшая цель чело-
вечества, а также потребность мира есть потребность всей Европы,
предлагал:
– отказаться от частных способов приобретения владений (по на-
следству, браку, дарению и т.п.);
– уничтожить постоянные армии;

64
§ 1. Возникновение международного права, периодизация его истории и науки

– не вмешиваться во внутренние дела соседних народов;


– не занимать денег для военных нужд;
– не начинать войны самостоятельно, по распоряжению прави-
тельства, без согласия подданных.
Кант был абсолютно уверен в том, что с расширением союза на-
родов управление будет более трудным и менее способным защитить
своих членов от насилия, что приведет к распаду союза и, следователь-
но, к новой войне между государствами.
Немецкий философ Г.В.Ф. Гегель был категорически против учений
своих предшественников, утверждая, что «вечный мир, если только
допустить его возможность и необходимость, привел бы человече-
ство к гниению и застою». Но войны были все чаще и невыносимее,
что повлекло образование многих религиозных движений, которые
вооружались против насилия и кровопролития. Например, было из-
вестно такое христианское движение, как квакеры, или «общество
друзей», возникшее в середине XVII в. в Англии и распространившееся
в США и странах Восточной Африки. Одним из его последователей
был В. Пень, который вел пропаганду в пользу вечного мира. Вопрос
о вечном мире квакеры рассматривали с богословской точки зрения.
Вопрос о вечном мире решался также на конгрессах и конференци-
ях. В 1848 г. такой конгресс состоялся в Брюсселе, в 1849 г. – в Париже,
в 1850 г. – во Франкфурте-на-Майне, в 1851 г. – в Лондоне, в 1853 г. –
в Эдинбро (Эдинбург).
Конгрессы и суды в той или иной степени могли способствовать
примирению и призывать к порядку, опираясь на общие интересы,
общие потребности, общие убеждения. Но потребовалось еще много
времени, чтобы человечество осознало, что конгрессы и суды могут
приносить пользу.
Национальные войны нельзя было предупредить ни конгрессами,
ни проектами вечного мира, ни судами и для сохранения мира одних
лишь добрых намерений оказывалось недостаточно. В этих случаях
конгрессы постановляли, что:
– необходимо развитие международных сношений и связей между
народами;
– христианское духовенство должно искоренить ненависть и пред-
рассудки одного племени против другого;
– необходимо содействие повсеместному распространению науки
международного права.
Важно отметить, что причины международного неустройства ко-
ренились в законах исторического развития государств. Главными

65
Глава II. История международного права и его науки

причинами международных столкновений можно назвать неопре-


деленность престолонаследия, споры о границах и правах на вновь
открываемые территории, религиозную нетерпимость. Стремление
идеалистов уничтожить войну и построить международный порядок
на то время было бесплодным и несбыточным, так как имели место
предрассудки народов, эгоизм отдельных государств, а также недаль-
новидность политиков. Все это привело к тому, что проекты вечного
мира, предлагавшиеся в то время, были слабы и незрелы и идеи «друзей
мира» представлялись утопией.
В России исторический очерк проектов вечного мира представлен
в работе А.Н. Лодыженского «Проекты вечного мира и их значение».
Автор разделяет проекты на три группы. Первая группа включает про-
екты Сартория, Сибома и Лоримера, вторая – проекты Руссо, аббата
Сен-Пьера, третья – проекты Генриха IV, Канта, Блюнчли, Кауфмана.
Анализируя вышеупомянутые проекты, А.Н. Лодыженский при-
шел к выводу, что ни один из этих проектов не может достичь цели,
т.е. устранения причин войны, и выдвинул утверждение, согласно
которому устранения причин войны можно достичь созданием меж-
дународной организации, хотя в конечном итоге, по мнению автора,
«вечный мир немыслим и недостижим. Однако стремиться к нему
необходимо, ибо число войн может быть уменьшено»1.
В работе «О вечном мире» (80-е гг. 19-го столетия) Л.Н. Лодыжен-
ский выдвигал следующие положения:
– вечный мир недостижим;
– создание международного сознания и органов, служащих вы-
ражением этого сознания, причем международное сознание должно
быть единым;
– создание международной организации общества;
– разоружение – самая главная возможность создания вечного мира.
Рассуждения о мире можно найти в работах В.Ф. Малиновского,
автора одного из проектов отмены крепостного права и автора сочи-
нения «Рассуждения о мире и войне». Первая часть работы характе-
ризует войну как великое бедствие для народов и в ней утверждается
следующее: война правомерна, если речь идет о защите территории;
для мира между народами важно общение и знакомство; различие меж-
ду народами не делает различия между людьми. В.Ф. Малиновский,
подчеркивая значение «общенародных законов», т.е. международного
права, правильно определяет соотношение между международным
правом и государственным суверенитетом; особо выделяет принцип
1
Цит. по: Грабарь В.Э. Указ. соч. С. 551.

66
§ 1. Возникновение международного права, периодизация его истории и науки

невмешательства; критикует тайную дипломатию. Вторая часть работы


посвящена рассуждениям о создании международного совета безопас-
ности и о его необходимости.
Другие авторы идеи мира в российской науке международного
права – Ф.Ф. Мартенс, В.А. Незабитовский, Л.А. Камаровский и др.
Наиболее известные работы о проблемах обеспечения мира В.А. Не-
забитовского – «Новейшие проекты международного устава» и «Меж-
дународные обычаи во время войны», в которых автор выдвигал сле-
дующие положения:
– отказ государства от права войны;
– решение политических споров на общем конгрессе;
– осуждение рассуждений о вооруженном мире;
– мирное разрешение споров;
– признание роли общественности в борьбе за мир.
В работах Л.А. Камаровского, таких как «Начало невмешательства»
(1874), «О международном суде» (1881), выдвигались следующие по-
ложения:
– модель юридически образованного общества связана с проблемой
обеспечения мира непосредственно;
– в основу международного правопорядка должны быть положе-
ны религиозно-этические начала: а) распространение христианства
и б) европейской культуры;
– развитие международного права;
– разоружение – задача, разрешимая только на почве междуна-
родной;
– третейский суд – введение в мировую практику «мирного способа
разрешения несогласий».
Любые проекты мирового государства как средства достижения
мира отвергались, что в значительной мере предопределило появле-
ние более серьезных исследований о будущем международном праве,
о развитии его принципов и появлении новых, об использовании меж-
дународного права как инструмента поддержания мира.
Российский юрист, пацифист (миротворец) В.Н. Гессен, выступая
против всякой войны, утверждал, что главное средство предотвраще-
ния войн – осуждение их аморального характера.
М.А. Энгельгард, В.В. Тенищев предлагали начать разоружение
с простой остановки вооружения и выдвигали следующие положения:
– войну можно уничтожить только разоружением;
– мирно разрешать столкновения посредством международного
Третейского суда;

67
Глава II. История международного права и его науки

– повсеместно установить конституционный строй;


– правовой формой достижения разоружения должно быть меж-
дународное соглашение;
– соглашением должно быть установлено минимальное количество
войск для каждой страны в виде милиции, полиции для поддержания
внутреннего порядка.
Таким образом, российские и зарубежные юристы в своих трудах
предлагали решение проблемы обеспечения мира и безопасности,
укрепления международных институтов международного права. Харак-
терной особенностью является то, что в названных работах предлага-
лась идея разоружения и запрета войн тогда, когда война повсеместно
считалась законным средством разрешения межгосударственных спо-
ров и применение вооруженной силы не осуждалось.

§ 2. История развития института кодификации


международного права

2.1. Кодификация международного права


в IV–XIX вв.

С высказываниями некоторых авторов, освещавших вопросы ме-


ждународного права на протяжении IV–XIII вв., можно ознакомиться
в трудах В.Э. Грабаря по теории и истории международного права,
в частности в его «Очерке литературной истории международного
права в Средние века» (на фр. яз. – 1936 г.).
В.Э. Грабарь приводит высказывания, к примеру, Августина Бла-
женного (Аврелия), жившего на рубеже Античности и Средневеко-
вья, христианского теолога, церковного деятеля, оказавшего влияние
на средневековую теоретическую мысль:
– «Одни и те же нормы права и справедливости должны приме-
няться к поведению как отдельных лиц, так и государств. Государство,
сообразующееся с этими правилами, может стать «государством Божь-
им», государство же уклоняющееся от их применения – не что иное,
как «большая шайка разбойников»;
– «Международные обязательства, скрепленные религиозной клят-
вой, должны быть свято соблюдаемы»;
– «Есть войны справедливые и несправедливые. Справедливые,
если имеют справедливую причину и ведутся они на законном осно-
вании, т.е. по приказу власти. Несправедливые, если войны ведутся

68
§ 2. История развития института кодификации международного права

из алчности, и отвечает за такую войну царь перед Богом, но не воин,


повинующийся царю»;
– «Рабство побежденного – естественное следствие одержанной
над ним победы».
Монарх Грациан, приводя определение международного права,
заимствованное у Исидора Севильского (570–636), христианского
писателя, церковного деятеля, архиепископа Севильи:
– высказывается за соблюдение договоров, подкрепленных клятвой;
– допускает нарушение обязательства постыдного, незаконного,
неосторожного и противоречащего божественным предписаниям;
– разделяет войну на справедливую и несправедливую;
– затрагивает вопросы выкупа пленных, военной добычи и сноше-
ний между воюющими;
– считает, что священник не должен брать в руки оружие, но он
может призывать к оружию для защиты угнетенных и для наказания
врагов Божьих.
Таким образом, в этих высказываниях выражается стремление
к тому, что в государстве должен быть установлен правопорядок, за-
креплен принцип pacta sunt servandа. Кроме того, в них выражается
отношение к войне; рабство же считается естественным явлением.
Философ Фома Аквинский (1225–1274), систематизируя и углубляя
высказывания своих предшественников, считал, что все государства
составляют единую «Республику под Богом»; международное право
положительно отчасти, является отчасти и естественным правом. Ес-
тественное право – выражение человеческого разума; рабство пленных
по природе несправедливо, но установлено для блага людей, сохраняя
жизнь для побежденного и стимулируя мужество у победителя.
Что касается ученых-юристов, а к ним относились глоссаторы
(итальянские юристы XI–XIII вв.), комментаторы, легисты (разра-
ботчики законопроектов), к примеру Аккурсий, Бартол, Балд и др.,
то они:
– отрицали частные войны;
– устанавливали ограничения международной правосубъектности
отдельных феодалов;
– признавали и закрепляли признание силы договоров, заключен-
ных по принуждению;
– заложили основания теории международного частного права.
Весьма показательным является испанский кодекс «Сиете Парти-
дас» (XIII в.), который:
– гарантировал неприкосновенность иностранного посла;

69
Глава II. История международного права и его науки

– допускал отступление от международного договора, заключенного


в ущерб интересам своей страны;
– осуждал практику частных репрессалий;
– запрещал продажу оружия «неверным», а во время войны и про-
дуктов питания;
– предусматривал в морской войне вооружение частных судов
для борьбы с неприятельской торговлей (каперство);
– различал две категории пленных: христиане – временно лишен-
ные свободы, подлежащие выкупу, и «неверные» (варвары), которые,
попадая в плен, могли быть умерщвлены либо обращены в рабство;
– обещание, данное даже «неверному» (варвару), должно соблю-
даться.
О кодификации международного права более позднего периода,
характеризовавшейся как временная, то надо отметить высказыва-
ния таких ученых, как А.М. Бульмеринг (1874), который применил
к кодификации доводы немецкого юриста Ф.К. Савиньи (1779–1861),
основанные на утверждении того, что для успеха кодификации необ-
ходима полнота, наличие руководящих начал и ясная формулировка
норм, чего нет в современном международном праве. Ученики Буль-
меринга1, одним из которых являлся К. Бергбом (1876), высказывались
не только против возможности кодификации международного права,
но и против желательности ее, утверждая, что «общего международного
права нет, а есть лишь специальное международное право каждого
отдельного государства».
О преждевременности кодификации международного права вы-
сказывался и М.Р. Кантакузин-Сперанский (1876)2, утверждая, что
«кодификация нежелательна; плохой кодекс хуже никакого»3.
В.П. Даневский (1852–1898) в своих трудах 1876–1878 гг. говорил
о желательности кодификации, но призывал к тому, что должны быть
изжиты недостатки современного международного права, и видел путь
к общей кодификации в постепенной кодификации отдельных ин-
ститутов международного права. Того же мнения о кодификации был
и Д.П. Никольский4 (1855–1918). Высказываясь о преждевременности
кодификации международного права, ученые XIX в. в то же время
1
См.: Грабарь В.Э. Очерк литературной истории международного права в Средние
века. 1936 (на фр. яз.).
2
См. там же.
3
Кантакузин-Сперанский М.Р. Вопрос о кодификации международного права. XIX.
1876. Прил. С. 99–121; Его же. Вопрос о кодификации международного права. Одесса,
1876.
4
См.: Никольский Д.П. Международное право. СПб., 1903.

70
§ 2. История развития института кодификации международного права

осознавали, что она является одним из средств обновления междуна-


родного права, т.е. прогрессивным его развитием.
Первые кодексы международного права были опубликованы такими
учеными, как австрийский юрист А. Домин-Петрушевич (1861), швей-
царский юрист И.К. Блюнчли (1868), в пользу кодификации выступал
также Д.И. Каченовский.
В 1873 г. идея кодификации усилиями ученых многих стран вопло-
тилась в создании Института международного права. Доктринальной
кодификацией занимаются и другие научные организации: Ассоциация
международного права со штаб-квартирой в Лондоне и филиалами
во многих странах, в их числе и Российская ассоциация международ-
ного права1.
Известны также национальные проекты кодификации более позд-
него периода, к примеру кодификация отраслей международного права,
проделанная американскими учеными на базе юридического факуль-
тета Гарвардского университета в 1930 г. Официальная кодификация
во второй половине XIX в. касалась законов и обычаев войны. Значи-
мыми в этом вопросе явились Гаагские конференции 1899 и 1907 гг.

2.2. Работа Лиги Наций по кодификации


и развитию международного права
Многочисленные попытки осуществить кодификацию предприни-
мались отдельными учеными, научными обществами и правительства-
ми. Первой предпринятой в мировых масштабах попыткой осущест-
вить кодификацию и развитие целых областей международного права
явилось принятие Ассамблеей Лиги Наций резолюции от 22 сентября
1924 г. В данной резолюции предусматривалось создание постоянного
органа, именуемого Комитетом экспертов для прогрессивной кодифи-
кации международного права.
В 1927 г. Совет Лиги Наций принял решение о созыве дипломати-
ческой конференции для кодификации наиболее важных вопросов:
о гражданстве; о территориальных водах; об ответственности госу-
дарств за ущерб, нанесенный на их территории личности или собст-
венности иностранцев. Но приняты были лишь документы, которые
касались вопроса о гражданстве.
Конференция по кодификации проходила с 13 марта по 12 апреля
1930 г., ее участниками были представители 47 правительств. В 1931 г.

1
См.: Лукашук И.И. Международное право: Общая часть: Учебник. С. 93–94.

71
Глава II. История международного права и его науки

Ассамблея Лиги Наций приняла резолюцию о процедуре кодифика-


ции, основная мысль которой заключалась в укреплении влияния
правительств на каждом этапе процесса кодификации. Являясь осно-
вополагающей идеей, в дальнейшем она была включена в Положение
о Комиссии международного права ООН.
Вполне соглашаясь с мнением А.П. Мовчан о том, что кодифи-
кация – «правотворческий процесс, один из видов нормотворческой
деятельности государств в международных отношениях»1, нельзя не со-
гласиться с определением И.И. Лукашука: «Кодификация – процесс
систематизации действующих норм, устраняющий противоречия,
восполняющий пробелы, заменяющий устаревшие нормы новыми»2.
Возвращаясь ко времени Лиги Наций, надо отметить следующее:
при выборе вопросов для кодификации употреблялись определения:
«темы, созревшие для кодификации» и «темы, пригодные для коди-
фикации».
В дальнейшем Комиссия международного права ООН при опреде-
лении выбора тем для кодификации руководствовалась следующими
соображениями: по данной теме имеются «определенные положения,
установленные обширной государственной практикой, прецедентами
и доктриной (ст. 15 Статута Комиссии); тема имеет актуальное значе-
ние для международного сотрудничества; существующие политико-
правовые разногласия государств, их различный подход к толкованию
и оценке сущности сложившихся норм международного права по дан-
ной теме не исключают возможности достижения общего согласия
по конечному проекту кодификации и его официальному одобрению
государствами.

2.3. Кодификация международного права


со времени образования ООН
В 1949 г. Комиссия международного права ООН осуществила пер-
воначальный выбор тем для кодификации:
– режим территориального моря;
– режим континентального шельфа;
– режим открытого моря;
– вопросы рыболовства;
– вопросы охраны живых ресурсов открытого моря;
– вопросы дипломатического и консульского права;
1
Мовчан А.П. Курс международного права. Т. I. М., 1989. С. 228.
2
Лукашук И.И. Международное право: Общая часть: Учебник. С. 93.

72
§ 2. История развития института кодификации международного права

– вопросы по праву международных договоров;


– вопросы по правопреемству государств и др.
В дальнейшем проекты статей послужили основой для создания
соответствующих конвенций.
Различают официальную и неофициальную кодификацию между-
народного права. Официальную кодификацию осуществляют государ-
ства, их организации, неофициальную – общественные организации,
частные лица. Любая кодификация осуществляется с участием ученых
и тем самым является в той или иной мере доктринальной. Проекты
кодификации по тематике обсуждаются Шестым комитетом Генераль-
ной Ассамблеи ООН и передаются правительствам для представления
замечаний. Окончательный проект представляется дипломатической
конференции для подготовки на его основе конвенции.
Кодификацией в своих областях занимаются и другие органы ООН,
к примеру, Международная организация труда (МОТ), ЮНЕСКО
и др. В течение почти 10 лет (1973–1982 гг.) работала III Конферен-
ция ООН по морскому праву, которая подготовила Конвенцию ООН
по морскому праву 1982 г.
Исторически сложились два основных типа кодификации: ad hoc,
когда кодификация осуществляется без участия международной (меж-
правительственной) организации; кодификация, проводимая в рамках
международной организации.
Кодификация и развитие международного права ad hoc осуществ-
лялись:
– на Венском конгрессе 1815 г.;
– на Парижской конференции по вопросам права морской войны
1856 г.;
– на Гаагских конференциях 1899 и 1907 гг. по законам и обычаям
войны; позднее – на Конференции по Антарктике 1959 г.
Кодификация современного международного права осуществляется
в рамках международной организации универсального характера –
ООН.
Различают три основные стадии кодификационного процесса:
– определение темы;
– установление и разработка содержания международных правил
поведения государств, их фиксация в письменном и систематизиро-
ванном виде;
– признание и утверждение этих правил в качестве норм между-
народного права, которые проявляются в деятельности различных
органов ООН.

73
Глава II. История международного права и его науки

Решающая роль в выборе и определении тем и вопросов для ко-


дификации принадлежит Генеральной Ассамблее ООН. Важнейшим
постоянным вспомогательным органом для выполнения функций ООН
в области кодификации является Комиссия международного права
ООН – орган, состоящий из индивидуальных экспертов, не являю-
щихся официальными представителями государств. Являясь одним
из средств обновления международного права, кодификация стала
важным элементом правотворческого процесса, средством установле-
ния и закрепления прогрессивных изменений, происходящих в меж-
дународном праве под влиянием идей и сил мира и демократии.
Правомерно заключенные международные договоры развивают ме-
ждународное право. Кодификация неразрывно связана с прогрессивным
развитием международного права. Кодифицирующую задачу выполняют
только универсальные договоры, и развитие международного права
в целом – вопрос, в котором заинтересовано все мировое сообщество.
За последнее время кардинальные изменения произошли и проис-
ходят в правотворчестве, в основе которого лежит процесс кодифика-
ции и прогрессивного развития. В новом веке роль международного
права и соответственно его кодификации и прогрессивного развития
в решении стоящих перед государствами и международным сообще-
ством жизненно важных проблем весьма велика.

§ 3. Международное право в Древнем мире

«Попытки игнорировать историю неизбежно ведут к непониманию


сущности явления и к ошибкам в его использовании. Неправильное
толкование прошлого влечет за собой непонимание настоящего и оши-
бочную оценку будущего»1.
История международного права и история международных отноше-
ний начинается с классической древности. «Ни идеи международного
общения, ни, следовательно, международное право в древности не су-
ществовало»2. Решительным противником мнения о существовании
международного права в древности является и известнейший ученый
Ф.Ф. Мартенс.
Международным правом Древнего мира называют систему юриди-
ческих принципов и норм, постепенно сложившихся в период с IV ты-

1
Лукашук И.И. Право международной ответственности. М., 2004. С. 23.
2
Таубе М.А. История зарождения современного международного права: Средние
века. 2-е изд. СПб.; Харьков.

74
§ 3. Международное право в Древнем мире

сячелетия до н.э. по 476 г. н.э. и регулировавших отношения государств


той исторической эпохи.
Авторы сегодняшнего дня, такие как О.В. Буткевич, утверждая, что
«международные отношения возникли и существовали в период, когда
еще не сложились государства и… имеют свои истоки и предпосылки
формирования в отношениях первобытных племен, семейных кланов,
групп», считают, что «решение вопроса о происхождении междуна-
родного права прямо зависит от позиции, избираемой относительно
появления и становления международных отношений как объекта его
регулирования»1.
Особенности древнего международного права порождены природой
и потребностями международных отношений и их участников. Меж-
государственные правовые нормы начинают складываться с возник-
новением первых рабовладельческих государств на базе имевшихся
правил догосударственного межплеменного «права». Документы сви-
детельствуют о нравственной вседозволенности в межгосударственных
отношениях того времени. Например, Законы Ману закрепляли поло-
жения о том, что враг – это наш сосед; что мирные договоры должны
заключаться с равными или более сильными королями, а на слабого
короля надо нападать; что задачи послов – это осуществление миссии,
поддержка договоров, интриги, использование секретных сил и т.д.
То есть право рассматривалось как действующее лишь внутри страны,
в международных отношениях ему не отводилось места.
Основными чертами межгосударственных правовых норм Древнего
мира являлись:
1) правила из догосударственного межплеменного «права», закреп-
ленные в обычаях и договорах;
2) религиозность;
3) регионализм;
4) обычай как главный источник международного права.
Центрами международной жизни считались Ближний Восток, Ин-
дия, Китай, Греция, Рим и др.2
Преобладание обычая, к примеру, в межплеменном общении явля-
ется одной из особенностей древнего международного права. Обычай
являлся стабильным средством регулирования долговременных отно-
шений экономического характера и гарантией неизменности приоб-
ретаемых в результате выгод.
1
См.: Буткевич О.В. Указ. соч. С. 168.
2
См.: Международное публичное право: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. / Под
ред. К.А. Бекяшева. М., 2003. С. 35.

75
Глава II. История международного права и его науки

Международный договор Древнего мира содержал множество раз-


личных положений об урегулировании текущих международных от-
ношений. Специальные международные акты, посвященные тем или
иным отраслям межгосударственных отношений, отсутствовали, что,
естественно, повлияло на сравнительно «низкую степень системати-
зации древнего международного права»1.
Первым межгосударственным нормам (конец IV – начало III тыся-
челетия до н.э.) предшествовали выработанные на протяжении многих
веков правила общения между отдельными племенами и их союзами,
которые были связаны с ведением переговоров, отправлением рели-
гиозных обрядов и принесением клятв в качестве средств обеспечения
заключенных соглашений.
Конечно, эти обычаи оказали влияние на содержание международ-
но-правовых актов. Одним из древнейших международно-правовых
актов является договор, заключенный между правителями месопотам-
ских городов Лагаш и Умма около 3100 г. до н.э., согласно которому
подтверждалась государственная граница и ее неприкосновенность;
договор обязывал спорящие стороны решать спорные вопросы мир-
ным путем; обязательство по исполнению договора гарантировалось
клятвами с обращением к богам.
Право и религия в период Античности были едины, и это проявля-
лось в заключении договоров, соглашений, в создании международных
обычаев, в процедуре объявления войны, ее ведения; религиозность
прослеживалась в дипломатии. Что касается международных обычаев,
то, к примеру, в Китае церемониальные процедуры отражали обычаи
того времени и прием послов, и заключение договоров сопровождались
обрядами и жертвоприношениями.
Признание религии другой стороны также имело огромное значе-
ние. Благодаря этому противоборствующие стороны могли объеди-
ниться, так как обещания, данные Богу с обеих сторон, считались не-
рушимыми; благодаря религии установился принцип международной
ответственности (процедура приема и обмена посольствами, ведение
переговоров, заключение договоров, правила обмена дарами).
Неравенство субъектов являлось также одной из особенностей
международного права Древнего мира. Если в период зарождения
норм международного права в Древнем Египте субъектами считались
фараоны, цари и другие правители, то в Древней Греции субъектом
международного права был каждый полис; Древняя Индия не знала
равенства субъектов международного права.
1
Буткевич О.В. Указ. соч. С. 240.

76
§ 3. Международное право в Древнем мире

Результатом явилось то, что сложился так называемый институт


признания и государство, получившее «признание», признавалось
независимым во внутренних и внешних делах.
Международному праву Древнего мира были известны принципы
справедливости и равенства. Речь шла об установлении справедливых
отношений, основанных на равенстве (Кодекс Хаммурапи, переписка
месопотамских правителей). Также был известен принцип неруши-
мости правовых предписаний, что проявлялось в общем признании
принципа pacta sunt servanda.
Понимание войны и отношение к ней в Древнем мире также были
неоднозначны. Война являлась главным средством ведения внеш-
ней политики древнейших стран. Но надо отметить и то, что Древ-
нему миру были известны институты нейтралитета и невмешательства
(Древняя Греция). Особенностью этих институтов являлось то, что
нейтралитет был возможен только во время войны, а невмешатель-
ство – и в мирное время.
Если в Египте во время войны господствовал неограниченный про-
извол1 (побежденные и их имущество как добыча переходили в собст-
венность победителя), то в Индии Законы Ману закрепляли гуманные
правила ведения войны: запрещалось убивать просящих милостыню,
сдавшихся в плен добровольно, спящих и безоружных. Эти так назы-
ваемые гуманные правила ведения войны предусматривало и законо-
дательство Моисея.
Но надо отметить то, что все эти предписания были скорее рели-
гиозного характера, нежели юридического.
Следует остановиться и на таком институте Древнего мира, как ин-
ститут международной ответственности, нормы и принципы которого
не были сгруппированы наподобие норм и принципов, например по-
сольского, договорного, торгового, морского права, права войны и т.д.
Положения данного института содержались в каждом междуна-
родном нормативном акте древнего периода. Международная право-
вая ответственность долгое время сохраняла коллективный характер;
причина заключалась в том, что личность в первобытном обществе
считалась неотъемлемой частицей социума2.
Дополнительной гарантией соблюдения права стали военные ре-
прессалии, происходившие из принципа коллективной ответственно-
сти. Становление принципа ответственности за нарушение международ-
1
См. подробнее: Лурье С.Я. Вопросы войны и мира 2300 лет тому назад // Летопись.
№ 6 (июнь 1916). С. 184–202.
2
См. подробнее: Буткевич О.В. Указ. соч. С. 246.

77
Глава II. История международного права и его науки

ных обязательств способствовало утверждению основных принципов


международного права, а также росту эффективности механизма его
регулирования. Положения ответственности включались в тексты ме-
ждународных актов и связаны были с религиозными нормами и стан-
дартами.
Ученый-международник И.И. Лукашук, рассуждая об этапах ста-
новления права международной ответственности, утверждает, что
«международная ответственность является частью механизма дей-
ствия международного права, ее история представляет существен-
ный аспект развития этого права», а также отмечает, что отношения
в Древнем мире, а именно «отношения неограниченной вражды дол-
жны были уступить место первичной социальной регламентации».
По мнению И.И. Лукашука, межгосударственные политические отно-
шения регулировались нормами политического характера. Подчерки-
вая, что «утверждение относительно того, что международное право
существовало в Древнем мире, является главным образом результа-
том перенесения современных представлений в совершенно иные
условия. Судят по форме, игнорируя суть явления», И.И. Лукашук
приходит к выводу, что «не существовало норм и об ответственности
государств»1.
Нельзя не согласиться с современным исследователем О.В. Бутке-
вич в том, что «урегулирование положений относительно международ-
ной ответственности было вызвано необходимостью предотвратить
проявления своеволия в международных отношениях…»2.
Позднее складываются институты проксенов3 в Греции и преторов4
в Риме, что явилось началом формирования консульского права.
Для Индии и Китая были характерны институты посредничества
и арбитражных судов. Древний Китай был знаменит и тем, что на об-
щекитайском конгрессе впервые был подписан договор о ненападении,
предусматривавший мирное разрешение споров (в 546 г. до н.э.).
В Древнем мире заключались и мирные договоры (если война не за-
канчивалась полным покорением одного из государств, то заключался
мирный договор), а также договоры о покровительстве, которыми
предусматривались сдача оружия, выдача противной стороной вождей
и заложников.
1
Лукашук И.И. Право международной ответственности. С. 26.
2
Буткевич О.В. Указ. соч. С. 247–248.
3
Проксены – покровители иностранцев в Греции. Сначала этот институт носил
личный характер, постепенно он приобрел государственные черты.
4
Преторы – должностные лица, определяющие принципы и нормы, связанные
с положением иностранцев и их пребыванием в Риме.

78
§ 3. Международное право в Древнем мире

Были известны Древнему миру и договоры о перемирии, которые


подписывались командующим армией, консулом или легатом и под-
лежали ратификации.
Подводя итог вышесказанному, надо подчеркнуть: Древний мир
не создал науки международного права, те или иные правила, которые
действовали на практике, не могли быть названы системой между-
народного права, и те союзы, которые существовали, нельзя назвать
международными союзами.
Обобщая вышесказанное, можно отметить то, что основные ха-
рактерные черты древнего международного права были обусловлены
особенностями древних международных отношений. В круг вопросов
межгосударственных отношений, подлежавших договорно-правовому
урегулированию, входили: соглашения о союзе, о взаимной помощи,
о нейтралитете, о государственных границах, об обмене спорными
территориями, о порядке раздела военной добычи, о праве убежища,
о правилах торговли, о праве контроля за каботажным плаванием.
Известными были институты признания государств, арбитража, по-
средничества, нейтралитета и т.д.1
Утверждая, что «осознание независимыми государствами необходи-
мости подчиняться правовым нормам происходило весьма медленно»
и приводя мнения Ю.Я. Баскина и Д.И. Фельдмана о том, что «ме-
ждународное правосознание начало формироваться лишь в XII веке»,
на наш взгляд, данный параграф можно завершить, приведя мнение
И.И. Лукашука: «…международное право… могло появиться лишь
тогда, когда межгосударственные отношения достигли достаточно
высокого уровня развития. Государства должны были осознать необхо-
димость во имя своих национальных и интернациональных интересов
подчиниться нормам, обладающим юридической силой. Процесс этот
оказался длительным»2.

3.1. Становление основных институтов в Древнем Египте


3.1.1. Институт договорного права
Для древних народов международный договор являлся реальным
воплощением принципа международного соглашения и соблюдения
международных обязательств. Исторически первыми появились ме-
ждународные правовые обычаи. Древнему Египту известны были дого-
воры, объектами которых выступали конкретные аспекты двусторон-
1
См.: Буткевич О.В. Указ. соч. С. 250.
2
Лукашук И.И. Право международной ответственности. С. 28–29.

79
Глава II. История международного права и его науки

них отношений, – брачные договоры, договоры о порядке совместных


действий, договоры о территориях, соглашения о порядке экспорта
или импорта определенных товаров, договоры о порядке установления
границы.
К примеру, договор о порядке совместных действий между хетт-
ским царем Мурсилисом и правителем Амурру Дуппи-Тешубом (ко-
нец XIV в. до н.э.) содержал положение о порядке совместных военных
действий и был полностью посвящен военным вопросам1.
Примером договора о порядке установления границ является уже
упоминавшийся договор между Лагашем и Уммой (около 3100 г. до н.э.).
Текст договора на шумерском языке высечен на каменной стеле.
По статусу договаривающихся сторон международные соглаше-
ния разделялись на равноправные и неравноправные. Иногда даже
названия договоров указывали на статус его сторон (например, до-
говор царя страны хеттов Хаттусилиса III с государством Тилиурой).
Существовала традиция делать копии на языках договаривающихся
сторон. Известны договоры другой категории – срочные и бессроч-
ные. Срочными считались договоры о перемирии; бессрочными –
договоры, содержащие, к примеру, положения о порядке пребывания
войск одной стороны на территории другой (договор между хеттами
и Амурру 1340 г. до н.э.). Процедура заключения договоров в Египте
гарантировала их исполнимость.
Одним из древнейших договоров международного права Древнего
Египта среди таких, как договоры союзные, о границах, о заключении
браков, считается договор между хеттским царем Хаттусилисом III
и фараоном Египта Рамсесом II 1272 г. до н.э.2
Данным договором две великие державы отказывались от примене-
ния силы друг против друга; договаривались об установлении прочного
мира; о решении спорных вопросов мирными способами; разделили
сферы влияния в Восточном Средиземноморье; заключили между
собой союз против возможного врага и обязались оказывать помощь
в случае военного нападения; договорились о выдаче перебежчиков.
Договор отражал не только уровень международной практики Древ-
него Египта, но и степень развитости международного права XIII в.
до н.э.; прямо или косвенно отвечал на вопросы, касающиеся сущности
источников, субъектов, объектов, предмета правового регулирования;

1
См. Лукашук И.И. Право международной ответственности. С. 402.
2
Длительное противоборство двух великих держав (Хеттское государство не могло
смириться с ростом египетского влияния) и убеждение в том, что уничтожить друг
друга военной силой невозможно, привели к тому, что был заключен мирный договор.

80
§ 3. Международное право в Древнем мире

позволил внести определенную ясность в предысторию становления


международно-правовых взглядов и науки международного права в це-
лом. Договор занял заметное место в истории мировой дипломатии1.
С исторической точки зрения договор был интересен своей широ-
комасштабностью, т.е. он охватывал не только вопросы мира и войны,
но и ряд других проблемных отношений обоих государств.
3.1.2. Институт правосубъектности в Древнем Египте
Древний мир не знал принципа равенства субъектов международного
права. Великими и относительно равноправными считались в Древ-
нем мире Египет, Вавилон, Митанни и Хеттское царство – соперник
Египта в борьбе за господство в Азии.
Египетский фараон среди других правителей занимал первенствую-
щее положение, и все от него зависели в той или иной степени, так как
максимальным объемом международной правосубъектности обладали
правители наиболее сильных унитарных государств Античности. Более
того, в периоды господства Древнего Египта его фараоны добивались
признания международной правосубъектности и за своими супругами.
Классическим субъектом древнего международного права был су-
верен – правитель государства. Фараоны воспринимались своими
подданными как «гаранты международного мирового уклада, выступая
тем самым и в роли активного субъекта международного права»2.
Что касается государств, то исторически первыми субъектами ме-
ждународного права были не государства, так как они появились позже.
Характерной особенностью института международной правосубъект-
ности Древнего мира было то, «что все без исключения государства
и государственные образования располагали определенным объемом
международной правосубъектности независимо от своего политиче-
ского положения»3.
Институт международной правосубъектности в Древнем мире был
связан с институтом международного признания субъекта междуна-
родного права, который также формировался в древний период, хотя
особой процедуры международно-правового признания в древности
не существовало. Показателями признания нового субъекта междуна-

1
Первый поход Рамсеса II против хеттов был в 1286 г. до н.э. и оказался неудачным.
Позже Рамсес II, тщательно подготовившись, совершил военные походы в Сирию
и Палестину, причем избегал решительных сражений и в полной мере использовал
дипломатические средства.
2
Буткевич О.В. Указ. соч. С. 301–307.
3
Там же. С. 295.

81
Глава II. История международного права и его науки

родного права могли быть возникновение нового государства, смена


власти, факты ведения субъектами международного права междуна-
родных отношений. Для признания нового субъекта международного
права, было достаточно, чтобы его статус признал хотя бы один неза-
висимый субъект международного права.

3.1.3. Институт посольского права в Древнем Египте


Государства Двуречья, а именно их правители и египетские фарао-
ны направляли посольства. Посольства в Египте носили временный
характер. Только со временем стали появляться постоянные посоль-
ства. Прерогативой же фараона считалось:
– определение уровня контрагентов в международных отношениях
государства;
– определение дипломатического, придворного протокола и це-
ремониала путем утверждения предложенных ему проектов или соб-
ственного решения;
– принятие иностранных послов, правителей, членов царских домов;
– отправление в зарубежные страны своих представителей;
– определение классов и рангов дипломатических представителей,
штата аппарата внешних сношений, функций и полномочий высших
должностных чиновников этого аппарата;
– назначение чиновников.
Регулирование внешних сношений являлось исключительным пра-
вом фараона. Правила соблюдения дипломатического этикета и цере-
мониала, структурная организация внутригосударственной системы
внешних сношений Египта свидетельствовали о том, что «именно
правитель государства является основной стороной в дипломатических
сношениях, а дипломатические представители лишь осуществляют
их на практике, олицетворяя не только волю, но и личность своего
правителя»1. Постепенно формировались дипломатические ранги:
послы, герольды (глашатаи), гонцы.
Известны были две категории послов: а) послы, которые поддержи-
вали связи с независимыми правителями и были особо доверенными
лицами фараона; б) послы, которые поддерживали связи с правителями
зависимых от Египта стран.
Что касается неприкосновенности послов, то это явление не полу-
чило широкого распространения. Иностранных представителей могли
убить или их удерживали в качестве почетных заложников во время

1
Буткевич О.В. Указ. соч. С. 450.

82
§ 3. Международное право в Древнем мире

решения межгосударственных вопросов. Известны сетования на не-


возвращение посла (письмо правителя Вавилона к фараону Аменхоте-
пу III). Но это было не правилом, а исключением из правил. Практико-
вались унизительные процедуры во время переговоров, которые были
обязательными для малых и зависимых государств. Судьба покоренных
царей и правителей зависела от воли и интересов победителя.

3.1.4. Отношение к войне древних египтян


Исследователь международных отношений Античности А.С. Херши
отмечал, что война для древних египтян не считалась постоянным яв-
лением. Выводы этнологов также убеждают в том, что скорее невоин-
ственные отношения между различными племенами и народами были
характерны для Античности (Египет), чем воинственные. В Древнем
Египте опережающими темпами, по сравнению со становлением зако-
нов и обычаев войны, закладывались основы посольского, торгового,
договорного и других институтов права. Утверждения, что Египет
вел войны ради получения рабов и установления своего господства
над системами водоснабжения, также следует считать, по мнению
А.С. Херши, ошибочными. Главными причинами войн, которые вели
египтяне, являлись прежде всего гарантирование безопасности от вра-
гов-соседей и обеспечение своих экономических потребностей. Войны
египтяне считали необходимым вести по установленным правилам.
На сегодняшний день найдено более 350 документов (раскопки
города Ахетатона), написанных клинописью на аккадском языке (меж-
дународный дипломатический язык середины II тысячелетия до н.э.),
среди них переписка глав царской семьи с правителями государств
Сирии, Финикии, Палестины, Малой Азии, Вавилонии и др., кото-
рая характеризует сложную международную обстановку на Ближнем
Востоке в середине II тысячелетия до н.э., дипломатические отноше-
ния, технику ведения переговоров, формирование и распад коалиций
различных государств.
Таким образом, древние египтяне заложили основы межгосудар-
ственного сотрудничества, которые в дальнейшем стали важным при-
обретением для последующих цивилизаций.

3.2. Становление основных институтов


международного права в Древней Греции
Выгодное для внешних сношений географическое расположение,
общность происхождения племен (известны четыре группы племен:

83
Глава II. История международного права и его науки

ахейцы, дорейцы, понийцы, эолийцы, различия были незначитель-


ные – в диалекте языка), сходство религий и многое другое явились
благоприятными условиями для развития международных отношений
в Древней Греции.
Наряду с благоприятными условиями существовал целый ряд усло-
вий, неблагоприятных для развития международных отношений. К при-
меру, в Греции сложился особый взгляд на индивидуума как на чле-
на государственной организации, гражданина, а не как на человека.
Не было и речи о личных правах человека, речь шла лишь о свободе
гражданина.
Исходя из вышесказанного, надо отметить то, что в Древней Греции
полисы являлись самодовлеющей политической единицей, членами
которой могли быть только свободно рожденные граждане. Все внеш-
ние сношения велись от имени самих граждан и народного собрания.
Особенно заметным в Древней Греции было неравенство в отно-
шениях греков с варварами. Существовали такие виды грубых репрес-
салий, как андролепсии, согласно которым позволялось захватывать
и наказывать иностранцев того государства, где совершалось какое-
либо преступление в отношении афинского гражданина. Иноземцы
рассматривались как враги, и, конечно, они не пользовались граж-
данскими правами. К примеру, в Спарте сложился институт ксенела-
сии, согласно которому иностранец подвергался изгнанию; в Афинах
иностранец не обладал ни гражданскими, ни политическими правами.
Но все же Древняя Греция знала такой институт гостеприимства,
как институт проксенов. Проксенами могли быть лица из местных
граждан, избиравшиеся местным правителем, на которых была возло-
жена обязанность покровительства и защиты иностранных граждан,
пребывающих в этой местности. Считалось, что все иностранцы (чуже-
странцы) находятся под покровительством божества Зевса-Ксения (го-
степриимца). Проксены – прототипы современных консулов – были
весьма зависимы от правителя, назначавшего их. Тем не менее отноше-
ние к иноземцам в Древней Греции отличалось жестокостью, и только
с IV в. до н.э. оно стало несколько смягчаться. К примеру, за особые
заслуги перед государством иностранец мог получить ограниченное
гражданство (исополитию) и в связи с этим приобретал право владеть
землей, недвижимостью и т.д. Полное же гражданство иностранцу
предоставлялось крайне редко1. В отличие от проксенов назначение
послов было прерогативой чужеземного правителя.
1
См. подробнее: Даневский В.П. Исторический очерк развития международных отно-
шений: Пособие к изучению истории и системы международного права. Харьков, 1892.

84
§ 3. Международное право в Древнем мире

Существовали в Древней Греции такие институты, как институт


вестников, институт старейшин, институт герольдов (глашатаев).
Во время исполнительной миссии посол пользовался неприкосновен-
ностью. Но бывали случаи нападения на послов, и тогда посол имел
право требовать выдачи виновников. Сроки пребывания послов могли
быть ограничены, к примеру до 10 дней. Иногда послы подвергались
высылке. К примеру, в 392–391 гг. до н.э. спартанцы поступили именно
так с посольством Андроникида.
Особенно развитым, чрезвычайно обширным по объему и содер-
жанию являлось в Древней Греции международное договорное право.
Заключались договоры религиозного характера; военно-политического
характера; договоры о торговле; договоры о ненападении; договоры
о взаимопомощи; договоры о правах иностранцев.
3.2.1. Понятие о союзах в Древней Греции
Амфиктиония – своего рода религиозный союз племен и городов
с общими святилищем, казной, правилами ведения войны. Известен
такой союз, как Дельфийский (Дельфийская амфиктиония), состояв-
ший из 12 общин Средней Греции и Фессалии. Это был религиозный
институт международного характера, целью создания которого явля-
лась охрана храмов, их сокровищ, земель и владений. Амфиктионо-
вы союзы не вмешивались во внутренние дела союзных государств,
не имели политического характера и авторитета.
В Древней Греции существовали также симмахии, к примеру Лаке-
демонская и Афинская. Отношения между ними были враждебными.
Симмахии заключали договоры о военном и политическом сотруд-
ничестве. Лакедемонская и Афинская симмахии характеризовались
как политические союзы. Эти союзы являлись предшественниками
современных международных организаций, действовали на постоян-
ной основе. Симмахии чаще всего выступали в качестве третейского
суда в решении вопросов окончания войны, споров о границах и т.д.
3.2.2. Отношение к войне древних греков
Древняя Греция рассматривала войну как крайнее средство. Войной
греки признавали лишь вооруженные столкновения между самими
полисами. Греки различали войны законные и войны, не имеющие
законного основания.
Законная война – это, к примеру, первая священная война (591–
590 гг. до н.э.), была начата по приказанию амфиктионова совета.
Помимо оснований необходимо было ее торжественное объявление,

85
Глава II. История международного права и его науки

которое сопровождалось рядом действий, носивших не только юриди-


ческий, но и религиозно-обрядовый характер. Цель войны – истреб-
ление неприятеля. Религия не могла смягчить войну: по верованиям
греков, война между отдельными городами, отдельными государствами
означала войну и между их богами. Не было различия между ком-
батантами и некомбатантами. Можно отметить следующие случаи
ограничения применения оружия:
– нейтрализация храмов и культовых учреждений;
– осуждение употребления отравленного оружия;
– объявление перемирия во время Олимпийских игр;
– объявление перемирия для погребения убитых.
Древняя Греция не знала института военнопленных. Пленных под-
вергали пыткам и убивали, а имущество неприятеля считалось добычей
победителя. При решении споров греками:
– выделялось равное количество воинов с каждой стороны, сраже-
ние между которыми решало исход войны;
– применялся институт заложников;
– окончание войны оформлялось мирным договором;
– различались понятия нейтралитета и невмешательства: институт
нейтралитета действовал только во время войны, а институт невмеша-
тельства – и в мирное время.

3.2.3. Наука международного права в Древней Греции


Как таковой отдельной науки международного права в Древней Гре-
ции не было, и ею занимались философы, политики, ораторы. В трудах
древнегреческих философов и историков можно встретить отдельные
рассуждения по некоторым вопросам международного права, к приме-
ру, таким, как война, правовое положение пленных, отношения между
греками и варварами. Изложение взглядов на международно-правовые
вопросы мы встречаем в трудах Платона, Аристотеля, Ж.-Ж. Руссо,
Монтескье и др.1 К примеру, Аристотель писал: «Государственные
взаимоотношения с самого начала сложились, очевидно, ради взаим-
ной пользы и постоянно ей служат; и законодатели стараются достичь
ее и утверждают: что всем на пользу, то и есть право». «…Неоценимой
заслугой Аристотеля, как считают позитивисты, было то, что он особо
выделял международное право (хотя так его и не называл) и считал, что
его реализация требует отдельного «законодательного обеспечения»2.

1
См. подробнее: Буткевич О.В. Указ. соч. С. 112–113.
2
См. там же. С. 590, 760.

86
§ 3. Международное право в Древнем мире

Хотя и Аристотель считал, что войны против варваров являются спра-


ведливыми, но уже и в его времена (384–322 гг. до н.э.) в защиту все-
общего мира между эллинами и против гегемонии отдельных полисов
начинают раздаваться голоса за установление равноправных отношений1.
Таким образом, «…если рассматривать происхождение международ-
ного права с позиций естественно-правовой или позитивно-правовой
концепции и последовательно руководствоваться в этом их постула-
тами, то неминуем оказывается вывод о появлении и становлении
международного права в практике государств древнего периода»2.

3.3. Становление основных институтов


международного права в Древнем Риме
В III в. до н.э. Древний Рим становится насильственным объеди-
нением городов и племен территорий всей Италии и сильнейшим
государством Западного Средиземноморья. В I и II вв. Древний Рим
являлся мировой империей, раскинувшейся по всем берегам Среди-
земноморья, включающей обширные области Западной и Юго-Во-
сточной Европы, Персидской Азии и Северной Африки. Зародившись
в VIII в. до н.э. в этрусских городах и греческих колониях Южной
Италии и Сицилии, а в VI в. до н.э. на территории Лацио, древнерим-
ская цивилизация просуществовала более чем тысячелетний период
и завершилась в V в. н.э.
Значительная роль в становлении международного права принад-
лежит Древнему Риму, на международную практику которого оказала
влияние Древняя Греция. Поклонение римскому праву привело к пе-
чальному заблуждению. Хотя римский народ и разграничил области
морали и права, впервые создал правоведение, независимое от тео-
логии (богословия), хотя институты международного права у римлян
и проявились более яснее и полнее, чем у греков, но все же история
Рима не выработала ни правильных, ни постоянных международных
отношений, ни основ международного права.
В истории римского законодательства мы встречаемся с понятием
jus gentium (право народов). В нем нет тождества с международным пра-
вом, так как jus gentium действовало лишь внутри государства сначала
для одних иностранцев, а затем для римских граждан. Право народов

1
См. подробнее: Даневский В.П. Исторический очерк развития международных отно-
шений: Пособие к изучению истории и системы международного права. Харьков, 1892.
2
Цит. по: Буткевич О.В. Указ. соч. С. 762.

87
Глава II. История международного права и его науки

(jus gentium) в Древнем Риме – под ним понималось право, которое


применялось ко всем лицам – как к римлянам, так и к иностранцам.
Республиканский Рим характеризуется поклонением грубой силе.
Политика Рима была завоевательная. Свои отношения с другими го-
сударствами Древний Рим осуществлял с помощью специальной жре-
ческой коллегии фециалов. Жреческая коллегия фециалов отправляла
священные обряды при объявлении войны и заключении мира, вы-
полняла роль военных герольдов (глашатаев). Что касается института
фециалов, то такие древнегреческие историки, как Плутарх, Дионисий,
и римский политический деятель Цицерон ошибочно утверждали, что
от воли фециалов зависели вопросы войны и мира. Позднее о функци-
ях фециалов также говорили Гуго Гроций и Ваттель. Но все же право
войны и мира решали специальные комиссии.
Право фециалов понималось у древних римлян как совокупность
правил и обрядов, которые должны были выполняться фециалами
по полномочию народа и правительства. Таким образом, являясь по-
слушными исполнителями предписаний римского народа и органов
по соблюдению обрядов религиозного характера, фециалы могли да-
вать советы консулам и даже сенату, но эти советы касались лишь
одних обрядов; наблюдали за тем, чтобы действовали и не нарушались
правила гостеприимства, вели переговоры с иностранными государ-
ствами, заключали трактаты; принимали участие в заключении мирных
договоров; объявляли войну (метание на вражескую землю дротика
с обожженным и окровавленным концом).
Древнему Риму был известен институт рекуперации, своего рода
международный суд, который разрешал споры и недоразумения между
подданными иностранных государств, между римскими гражданами
и иностранцами. Целью такого рода суда являлось возвращение како-
го-либо предмета, составляющего спорный вопрос. Таким образом,
институт рекуперации представлял собой институт международного
суда с гражданским оттенком.
Древнему Риму были известны трактаты, так называемые foedera,
которые считались наиболее важными в истории международных
сношений. Они были двух видов: а) трактаты foedera aequa, согласно
которым иностранцы наделялись наибольшей правоспособностью,
но даже в них абсолютного приравнивания иностранцев с римлянами
не было;
б) трактаты foedera non aequa, согласно которым ограничивалась
политическая независимость дружественных и союзнических с Римом
государств.

88
§ 3. Международное право в Древнем мире

Известны трактаты союзные (социетас) и договоры о дружбе (ами-


цициа)1.
3.3.1. Институт посольского права в Древнем Риме
Послы считались в Древнем Риме священны и неприкосновенны,
пользовались почетом и гостеприимством. Но со временем, когда евро-
пейские, азиатские и африканские народы были покорены римлянами,
отношение к послам изменилось: римляне запретили покоренным
народам посылать к ним послов и тем самым начала посольского пра-
ва потеряли свое международное значение и затем посольства стали
ненужным учреждением.
Ранги в Древнем Риме: 1) легаты (назначавшийся сенатом посол
или уполномоченный); 2) кадуцеаторес – послы; 3) ораторес – ора-
торы; 4) вестники – нунции (постоянные дипломатические предста-
вители, приравнивающиеся к послу).
Существовало специальное учреждение в лице претора (ведающего
делами иностранцев). Институты посольского права, как и институты,
касавшиеся заключения международных договоров, в древний период
являлись ключевыми сферами правового регулирования международ-
ных отношений.

3.3.2. Отношение к войне древних римлян


Правила объявления войны достигли совершенства в практике
Римской империи. Война у римлян считалась справедливой и за-
конной2. Прежде чем объявить о войне, древние римляне «…пре-
доставляли враждебной стороне определенный срок, на протяже-
нии которого враждебная сторона должна была возместить убытки,
обновить состояние, существовавшее между сторонами до начала
конфликта, или другим способом удовлетворить претензии римлян;
и только если это не было сделано, римляне прибегали к процедуре
объявления войны»3.
Римляне при ведении войны не признавали ограничений: захва-
ченные города, жители, имущество считались законной добычей. Не-
известен был римлянам и институт военнопленных: пленных либо
убивали, либо обращали в рабство. Война, которую вели римляне,

1
См.: Талалаев А.М. Международные договоры рабовладельческого общества //
Правоведение. 1960. № 3.
2
См.: Мишулин А.В. Объявление войны и заключение мира у древних римлян //
Исторический журнал. 1944. № 10–11. С. 103.
3
Цит. по: Буткевич О.В. Указ. соч. С. 509.

89
Глава II. История международного права и его науки

характеризовалась несоблюдением каких-либо обязанностей по от-


ношению к своим врагам. Неизвестен был Древнему Риму и институт
нейтралитета, так как были только враги, по мнению римлян, а также
временные друзья (по договорам)1. Ведение войны находилось под кон-
тролем богов, а сама война часто рассматривалась как противоборство
между богами обеих сторон. Что касается международного общения,
то после ряда войн не было независимых государств, с которыми Рим
мог бы установить международное общение, так как общение подра-
зумевало союз между свободными и равноправными государствами.

§ 4. Международное право в Средние века

Система юридических принципов и норм, сложившаяся с V по XVII в.,


именуется международным правом Средних веков. Отличительными
чертами этого периода являлись:
– регионализм;
– преобладание обычных норм над договорными;
– существенное влияние церкви на процесс формирования норм
международного права.
Для данного периода характерно и то, что войны были постоян-
ными. Постоянство войн и развитие государственности вынуждали
государства вступать в разнообразные международные отношения,
в основном речь шла о мирных отношениях и торговле.
В Средние века уделялось внимание поклонению грубой силе
и пропагандировались индивидуальные свободы, породившие личное
право человека, т.е. на первое место выдвигались индивидуальная
свобода и личные права. На второе место выдвигалось государство
и гражданин. Христианство и церковь внесли в государство идею вла-
сти, поставленной от Бога. Церковь сама стремилась к владычеству;
господствовало каноническое право. Это было время, когда церковь
взяла верх над государством. Каноническое право имеет несомненный
интерес для международного права, так как именно оно пропаганди-
ровало:
– Божье перемирие;
– запрещение во время войны грабить церкви, уничтожать поля,
жатвы;
– право убежища для иностранных купцов;
– нейтралитет церковных земель и т.д.
1
См. подробнее: Ливий Тит. Римская история от основания города.

90
§ 4. Международное право в Средние века

Как отрицательные аспекты канонического права в развитии меж-


дународного права можно отметить следующее:
– Божье перемирие означало перемирие: от субботы до понедель-
ника; в неделю, предшествующую крещению, с включением шести
дней после него; период от Великого поста до Троицы; все Господние
праздники;
– Божье перемирие гарантировалось присягой вассалов, сюзере-
нов. Если нарушалась присяга, то применялась санкция – эпитимия
(церковное отлучение и проклятие).
Церковные сборы XVI в. были предшественниками будущих меж-
дународных конгрессов. Они собирали представителей всех тогдаш-
них государств, представителей западного христианства и решали
споры различного рода, в том числе вопросы международного харак-
тера. Церкви удалось содействовать образованию института постоян-
ных посольств. Неприкосновенность посла подтверждалась и кано-
ническим правом (1582 г. – свод канонического права). Стремление
церкви к всемирному духовному и светскому владычеству привело
к появлению сект; расколу католического мира; войне с язычниками
и еретиками; объявлению вечной и непримиримой войны иноверцам
таким образом, что из международного общения исключались му-
сульмане, язычники, еретики, протестантские государства.
Те же действия были и со стороны мусульман, которые верили
в свою религию до фанатизма: война с иноверцами считалась священ-
ной; допускалось опустошение вражеской страны; убийство пленных,
освобождение их осуществлялось за выкуп, в лучшем случае – рабство;
запрещалось истязать женщин, детей, больных; слово, данное врагу,
должно было честно соблюдаться.
Таким образом, разногласия религий католических и протестан-
ских государств привели к крестовым походам, которые сыграли
положительную роль в развитии международного права и явились
толчком для установления международных отношений; организации
международного правопорядка (укрепилась на экономической основе
связь между Востоком и Западом), что повлекло за собой развитие
торговых отношений; укрепилась связь между купцами морских тор-
говых городов, таких как Барселона, Марсель, Венеция и др.
Христианство, играя большую роль на Европейском континен-
те, оказывало смягчающее влияние на суровые международные
отношения вышеуказанного периода и ограничивало произвол.
Например, церковные соборы принимали постановления, направ-
ленные на ограничение способов и средств ведения войны, торговли

91
Глава II. История международного права и его науки

оружием . Хотя и не запрещалось убивать пленных, раненых, но из-


вестны были такие ограничения, как запрещение убивать безоружных
и просящих милостыню. Постепенно стал использоваться институт
выкупа пленных.
Значимым в развитии международного права Средневековья яв-
ляется и то, что были известны проекты создания международных
организаций. Один из проектов – проект папы Льва X (1475–1521 гг.,
папа римский с 1513 г.). Но совершенным его назвать нельзя, так как
в это время процветало кумовство (непотизм), спекуляция индульген-
циями (лат. милость). В Католической церкви имело место полное
или частичное отпущение грехов, что являлось средством обогащения
духовенства.
К концу Средних веков римские первосвященники постепенно
лишались первенствующей роли, произошел раскол католического
мира и протестантизм повлиял на возникновение идеи политической
свободы и самостоятельных государств. Протестантизм провозгласил
религиозную терпимость, а отсюда и религиозную равноправность
народов, содействовал проникновению начала равенства в сферу отно-
шений между народами, свободными от единого высшего авторитета.
К концу XV в. образовалась система колониальной и своеобразной
торговой политики. В XVII–XVIII вв. все это повлияло на организацию
порядка международных сношений.
Если в первые века феодализма в основном заключались многочис-
ленные устные договоры, сопровождавшиеся клятвой, рукопожатием,
то позднее устанавливается форма письменного заключения договора.
Феодальные договоры в основном были двусторонней сделкой, позд-
нее появляются многосторонние договоры, к примеру Вестфальский
мирный договор 1648 г., или, как его называют, Вестфальский трактат.
Надо отметить и то, что договоры заключались по вопросам не толь-
ко, связанным с окончанием той или иной войны и передачей терри-
тории, но и относящимся к развитию и укреплению международных
политических и торговых отношений, династических связей.
Средневековью был известен институт гарантий. Особое внимание
в договорной практике государств уделялось вопросу обеспечения вы-
полнения международных договоров. Одним из средств выполнения
договоров являлась религиозная клятва. Средневековая практика кро-
ме рыцарского слова прибегала к торжественной клятве и целованию
креста, в случае нарушения клятвы следовали церковные санкции.
1
Лютеранский собор в 1139 г. запретил использовать арбалеты, продажу мусульманам
судов и оружия под угрозой отлучения от церкви.

92
§ 4. Международное право в Средние века

Интердикт – полное или частичное временное запрещение совершать


богослужение и религиозные обряды, налагавшиеся папой римским
или епископами на определенную территорию. Со временем рели-
гиозная клятва становилась недостаточной, и государства прибегали
к таким мерам, как поручительство, взятие заложников или обмен ими,
залог ценностей или даже территорий, т.е. к своего рода гарантиям
исполнения договора.
Известен институт «хранителей договоров». Например, на основа-
нии союзного договора, заключенного между французским королем
Людовиком XII и императором германским Максимилианом, гер-
манские князья – курфюрсты (нем. Kurfürsten) привлекались в ка-
честве хранителей подписанных статей, таким образом, они имели
права и обязанности поддерживать того, кто соблюдает заключенные
соглашения, против того, кто их нарушает.
Известен был институт заложников. Например, в 1526 г. при подпи-
сании мадридского мира Франциск I (1494–1547 гг., король Франции
с 1515 г.) отдал своих сыновей в залог Карлу V (1500–1558 гг., импера-
тор Священной Римской империи в 1519–1556 гг.). Сыновья в 1529 г.
были обменены на золото. Второй пример – Гэнуэзская республика
отдала в залог французский остров Корсику, который впоследствии
остался за Францией. Франция обвиняла Геную в несоблюдении своих
обязательств. Известны были так называемые скромные залоги. К при-
меру, польские короли прибегали к закладу бриллиантов.
Война в Средние века была естественным и постоянным явлением,
ее началу предшествовало официальное объявление. Со временем вой-
ны стали подразделяться на законные и незаконные. Участниками вой-
ны считались все взрослые мужчины (обычно с 14 лет). В Средневековье
не проводилось различия между военными и мирным населением. Что
касается Руси, то нельзя не упомянуть о таких обычаях, как объявле-
ние войны заранее («иду на вы» – предупреждение киевских князей)
и неприкосновенность мирных жителей.
В Средние века была известна формула суверенитета: верховная
власть государства; независимость государства во внешних делах; вер-
ховенство государства во внутренних делах. Суверенитет понимался
как выражение верховенства и независимости главы государства как
внутри страны, так и в международных отношениях. На то время имели
место французская и английская формулы суверенитета. Их называли
поговорками о королях. Французская формула суверенитета: «Король
не держит своей власти ни от кого, кроме как от Бога и от себя самого»,
английская формула: «Все под ним, сам ни под кем, только под Богом».

93
Глава II. История международного права и его науки

Нельзя не упомянуть и о значении идеи суверенитета и равнопра-


вия государств в более позднее время, а именно во времена правления
Людовика XIV (1638–1715). Суверенитет государства приравнивался
к форме суверенитета монарха, так как он являлся единственным его
носителем. Подтверждением служит изречение французского короля
Людовика XIV: «Государство – это я». Равенство государств сводилось
к равенству монархов, т.е. под суверенитетом понималась абсолютная
и постоянная власть монарха. Проявлялась она в издании законов,
которые распространяли свое действие на все лица и учреждения го-
сударства; в решении вопросов войны и мира; в назначении долж-
ностных лиц; в действии в качестве высшего суда; в помиловании.
Позднее, а именно в XVII в., понятие «суверенитет» воспринимается
международным правом и признается необходимым юридическим
свойством государства.
Консулы первоначально представляли собой избранных из числа
иностранных купцов и мореплавателей (X в.). Начиная с XIII в. в меж-
дународных отношениях закладывались основы института торговых
«консулов». Пример: Соглашение Венеции с Египтом 1238 г. Институт
консулов приводит к появлению соответствующих государственных
учреждений. Послы могли быть подвергнуты судебному преследо-
ванию.
Надо отметить, что существовали институты папских легатов (лат.
legatus – посол). Это были своего рода первый прообраз и школа по-
сольских учреждений. Но многие папы под видом желания стать по-
средниками между всеми европейскими государствами стремились
к теократии (форме правления, при которой глава государства является
одновременно его религиозным главой). Папы часто являлись глав-
ными нарушителями договоров между государствами.
Институт постоянных дипломатических представителей не был
известен Средневековью. Такие вопросы, как ранги государств, по-
рядок голосования, международный язык, международное делопро-
изводство, дебатировались на церковных соборах. Практика дипло-
матии в Средние века исходила из принципа: «Посол лицо государя
носит и речи его говорит». Послы являлись неприкосновенными,
наделялись привилегиями и преимуществами и могли рассчитывать
на почести церемониального характера. Превращение дипломатиче-
ских представительств в постоянные повлекло за собой образование
нового особого ведомства иностранных дел и оформление прав и пре-
имуществ дипломатических агентов. Примером является ведомство
в Японии VII в. Ведомства в Европе появились в XV–XVI вв., такие

94
§ 4. Международное право в Средние века

как «Тайный совет», «Государственный совет», «Секретная канце-


лярия» и др.
В 1589 г. во Франции появляется так называемое политическое
министерство с первоначальным штатом в 11 человек. Особенностью
позднего Средневековья является то, что если раннее Средневековье
допускало нарушение неприкосновенности послов, то начиная с XVI в.,
личная неприкосновенность и судебный иммунитет посла завоевывают
свое признание. Неприкосновенность распространяется и на посоль-
ское здание. Что касается развития института нейтралитета, то надо от-
метить, что долгое время не было различия между институтом нейтрали-
тета и институтом демилитаризации. Была определенность в договорах,
в которых выражался институт демилитаризации. К примеру, между
Францией и Испанией была заключена конвенция о демилитариза-
ции некоторых дорог и мостов в Пиренеях во времена Людовика XI.
Согласно договору 1379 г. между Тевтонским орденом и Литвой на 10 лет
была демилитаризована часть пограничной территории. Нейтралитет
по данному договору не запрещал право прохода и пребывания на тер-
ритории, не участвующей в войне, войск ее участников, оказания
дипломатической и других видов помощи. Договор 1379 г. закреплял
положения об отказе нейтрального государства от военной помощи
воюющим сторонам.
Институт нейтралитета на протяжении всего Средневековья про-
бивал себе дорогу, и смысл его заключался в одностороннем отказе
от помощи воюющим сторонам. Одним из первых договоров, ха-
рактеризующих институт нейтралитета, был договор 1322 г. герцога
Лотарингии (Франция) с герцогом Баром. Лишь со временем включа-
лись обязательства не только со стороны субъекта нейтралитета, но и
со стороны воюющих не нападать, не нарушать провозглашенного
нейтралитета.
Средневековье характеризовалось и тем, что в случае проживания
на территории феодала без специального разрешения иностранец пре-
вращался в крепостного, а его имущество переходило в собственность
феодала. В Средние века появилось понятие «береговое право», со-
гласно которому прибрежный владелец получал право собственности
на корабли, потерпевшие кораблекрушение у его берегов, а экипажу
и пассажирам грозили плен или обязательство выкупа. Это мешало
торговле, и в XI в. торговые города начали протестовать против «бе-
регового права». Объединившись в союзы, они пытались откупить-
ся от феодалов. Одним из таких союзов был так называемый союз
«Ганза», или, как его называли, «Ганзейский союз» (лига). Этот союз

95
Глава II. История международного права и его науки

осуществлял посредническую торговлю между Западной, Северной


и Восточной Европой. Главными его опорными пунктами были горо-
да Брюгге (Бельгия), Новгород (Россия), Лондон (Великобритания),
Берген (Норвегия). Это был своего рода торгово-политический союз
во главе с городом Любеком (Германия). Цель данного союза – защита
от самоуправства феодалов и бесконечных разбойничьих войн. Союз
«Ганза» добился заключения договоров и соглашений, согласно кото-
рым частные лица и корпорации в случае возникновения между ними
споров и недоразумений должны обращаться, и обязуются обращаться,
в Третейский суд. Примерами являются договоры: англо-шотландский
1381 г. об арбитраже; франко-германский договор со швейцарскими
кантонами и договоры 1218 г. о генеральном арбитраже и др.
Союз «Ганза» выступал против берегового права и выдвигал сле-
дующие требования: освобождение экипажа за выкуп; назначение
определенного налога с предметов, спасенных при кораблекруше-
нии. Тем самым устанавливалось так называемое умеренное право.
Арбитрами, или третейскими судьями, выступали короли, папы, кня-
зья, епископы, ученые, юристы. Что касается морской торговли, то ее
развитие в Средние века обусловило появление норм, касающихся
ведения морских войн. К примеру, получил развитие институт ка-
перства. Капер, являясь частным судовладельцем, мог получить от го-
сударства каперское свидетельство на захват неприятельских судов
и находящегося на них имущества. Захваченные суда и имущество
получили наименование приза.
Необходимо отметить, что переход от международного права Антич-
ности к международному праву Средних веков занял ряд столетий и бо-
лее подробное описание развития международного права в Средние
века данный учебный материал не предусматривает. Поэтому огра-
ничимся лишь перечислением институтов, которые получили раз-
витие в упомянутый период: институт правосубъектности, институт
посольства, институт консульского права, институт нейтралитета,
институт залога и гарантий договоров со стороны третьих лиц и др.
Характерной чертой развития международного права в Средние века
являются также вопросы правового режима иностранцев, правового
режима открытого моря, формирования понятий исторических морей
и заливов, территориального моря, правового режима пленных . Все
это сыграло положительную роль в развитии принципов и норм меж-
дународного права будущих веков.
1
См. подробнее: Баскин Ю.Я., Фельдман Д.И. История международного права.
С. 49–67.

96
§ 5. Классическое международное право и его развитие в период с 1919 по 1946 г.

§ 5. Классическое международное право (1648–1919 гг.)


и его развитие в период с 1919 по 1946 г.

5.1. Международное право в период Вестфальского конгресса


до Французской революции (1648–1789 гг.)

История международного права – неотъемлемая часть истории


общества. И такие события, как Английская буржуазная революция
(1642–1649 гг.) и Тридцатилетняя война (1618–1648 гг.), коренным
образом изменили политическую карту Европы.
5.1.1. Предыстория Вестфальского мира
Тридцатилетняя война разразилась на стыке Средних веков и Ново-
го времени. Это была первая общеевропейская война, в которую было
втянуто большинство народов и государств, расположенных от Габс-
бургской Испании на западе до Московского государства на востоке.
Несмотря на то что война велась под религиозными лозунгами, ей, как
и любой другой из войн, сопутствовали разбой, насилие, мародерство,
бесчеловечность и жестокость по отношению к противнику, военно-
пленным и мирному населению1.
В отношении военной тактики и стратегии, численности армии,
количества привлеченных к участию в боевых действиях мирных жи-
телей Тридцатилетняя война не имела аналогов во всей предшествую-
щей истории человечества. Поддержанный папой римским Габсбург-
ский блок государств, включавший страны австрийских и испанских
Габсбургов, католические германские княжества и Речь Посполитую,
воевал против антигабсбургской коалиции, куда вошли евангеличе-
ские германские княжества, Швеция, Дания, а позже – и Франция;
на стороне коалиции косвенно выступали также Англия, Нидерланды
и Россия. Некоторые историки называют Тридцатилетнюю войну
настоящей Первой мировой2.
Тридцатилетняя война была первой войной в европейской истории,
имевшей тотальный характер. Это означает, что война затронула все
слои населения, полностью изменила образ жизни мирных граждан.
До Тридцатилетней войны европейские конфликты влияли на жизнен-
ный уклад только военной верхушки общества. На простонародье вой-
на отражалась лишь в том случае, если деревня или город находились

1
См.: Россия и Германия в Европе / Сост. Б. Орлов, Х. Тиммерманн. М., 1998.
2
См.: Университетский историк: Альманах. Вып. 1. СПб., 2002. С. 126–147.

97
Глава II. История международного права и его науки

непосредственно в местах ведения боевых действий. Армии не были


регулярными, в них воевали по большей части профессиональные
наемники. К тому же для локальных внутриевропейских столкновений
вполне достаточно было небольших войсковых контингентов. Мирное
население по большей части страдало от размещения или прохода
войск по их территории, но эти прискорбные события ограничивались
необходимостью кормить и размещать воинов на постой.
Тридцатилетняя война впервые показала европейцам, чтó такое
широкомасштабные боевые действия, при которых жертвы много-
численны, в том числе и среди мирного населения. Некоторые гер-
манские княжества потеряли 80–90% своего довоенного населения1.
Непосредственным поводом к войне послужили майские события
1618 г. в Праге. Открыто попирая религиозные и политические права
чехов, гарантированные в XVI в. и подтвержденные в начале XVII в.
специальной императорской «Грамотой величества», габсбургские
власти подвергли гонениям протестантов и сторонников националь-
ной независимости страны. Ответом были массовые волнения, в ходе
которых особенно активную роль сыграла дворянская оппозиция. Во-
оруженная толпа ворвалась в старый королевский дворец Пражского
Града и выбросила из окна двух членов назначенного Габсбургами
правительства и их секретаря. Все трое чудом остались живы после
падения с 18-метровой высоты в крепостной ров. Этот акт «дефене-
страции» был воспринят в Чехии как знак ее политического разрыва
с Австрией. Восстание «подданных» против власти императора Фер-
динанда II стало толчком к войне2.
В 1648 г. Тридцатилетняя война закончилась знаменитым Вест-
фальским миром, который определил основные контуры системы
международных отношений в Европе на целых полтора столетия.
5.1.2. Результаты Вестфальского мира
для стран Балтийского региона
Вестфальский договор имел тяжелые последствия для социально-
экономического и политического развития Германии: раздроблен-
ность, усиление княжеской деспотии, всевластие дворянства, второе
закрепощение крестьян. Именно Германия, где Габсбургский блок
и католическая контрреформация в целом сделали последнюю отчаян-

1
См.: Лунквист С. Мирные и военные цели Швеции в Тридцатилетней войне //
Северная Европа. Вып. 3. М., 1999.
2
Ruppert K. Die kaiserliche Politik auf Westfalischen Friedenskongress 1643–1648. Münster,
1979.

98
§ 5. Классическое международное право и его развитие в период с 1919 по 1946 г.

ную попытку решить в свою пользу вековой конфликт, действительно


была отброшена в своем развитии, население сократилось более чем
наполовину, а в некоторых областях страны – на 80–85%. Ко времени
подписания мира «Германия оказалась поверженной – беспомощной,
растоптанной, растерзанной, истекающей кровью. Однако эти тяжкие
последствия были результатом отнюдь не поражения католического
лагеря, а самой его попытки решить в свою пользу вековой конфликт1.
Надо отметить, что Вестфальский мир не накладывал на германские
государства никаких финансовых обязательств по отношению к другим
державам. Не только современники, но позднее многие в Германии
высоко оценивали Вестфальский мир. Юристы Дитрих Райн-Кингк
и Ипполит Лапид называли его «золотым религиозным миром», «свя-
щеннейшей конституцией», «оплотом Германии»2. Такие высказы-
вания отражали также убеждение, что после попытки католического
лагеря вооруженным путем добиться победы над силами протестан-
тизма Вестфальский мир оказался единственно возможной формой
разрешения растянувшегося почти на полтора столетия конфликта.
Вестфальский мирный договор включал признание независимости
германских князей, наделил их всеми правами верховной власти –
сбора налогов, чеканки монеты, содержания армии и заключения
договоров с иностранными государствами (с тем только формаль-
ным ограничением, чтобы эти договоры не были направлены против
императора и интересов империи). Зафиксированное Вестфальским
миром право князей заключать договоры с иностранными государ-
ствами было лишь оформлением положения вещей, существовавшего,
по крайней мере, со времен Реформации. Вестфальский мир закрепил
существование государств с двумя религиозными идеологиями (corpus
catholicorum и corpus evangelicorum) как признанный факт европейской
системы международных отношений, включая, конечно, отношения
между государствами Священной Римской империи.
Несколько поколений немецких националистических историков
были склонны трактовать Вестфальский мир как полную победу ан-
тигабсбургского лагеря. Это делалось для обоснования агрессивных
притязаний. 14 ноября 1906 г., выступая в рейхстаге, канцлер Гер-
манской империи князь Бюлов заявил: «Вестфальский мир создал
Францию и разрушил Германию». Действительно, Вестфальский мир

1
См.: История международных отношений в документах и воспоминаниях совре-
менников: Хрестоматия / Сост. С.В. Лобачев, А.П. Павлов. Вып. 1. СПб., 2003.
2
См.: Ивонина Л.И., Прокофьев А.Ю. Дипломатия Тридцатилетней войны. Смо-
ленск, 1996.

99
Глава II. История международного права и его науки

был, несомненно, поражением габсбургского блока, окончательным


крахом планов утверждения вселенской католической империи, во-
енной победой в вековом конфликте контрреформации и протестан-
тизма антигабсбургских держав. Тем не менее можно говорить, что
Тридцатилетняя война в сфере международных отношений закон-
чилась вничью – не получилось преобразования Европы ни в пользу
одного, ни в пользу другого из столкнувшихся лагерей1. Завершение
векового конфликта означало окончательное международно-правовое
признание Нидерландов и тем самым являлось прецедентом для ана-
логичного признания других раннебуржуазных государств. Впрочем,
формальное дипломатическое признание часто на века отставало
от признания де-факто, а иногда и от установления довольно тесных
связей. Так, Великобритания и Ватикан восстановили дипломатиче-
ские отношения, прерванные в эпоху Реформации, лишь после более
чем 400-летнего перерыва, в марте 1982 г. А совместные политические
акции Лондон и папский престол осуществляли уже почти за полтора-
ста лет до этого – например, против Великой французской революции.
Один французский историк писал о трактатах 1648 г.: «Вестфальские
договоры являются петлями, на которых отворились двери Европы,
открыв проход от Средних веков к Новому времени». Это, конечно,
преувеличение, но содержащее немалую долю истины, ибо Вестфаль-
ский мир, несомненно, способствовал развитию тех исторических
процессов, которые привели к переходу от феодализма к капитализму
на Европейском континенте2.
Разумеется, окончание векового конфликта не означало прекраще-
ния исторического противоборства феодализма и капитализма в сфе-
ре межгосударственных отношений. Объективно оно проявлялось
и в стремлении феодальных сил укрепить свои внутренние позиции
путем использования возможностей, которые давало расширение
связей с экономически передовыми странами, утилизации их опыта.
Вместе с тем объективно эти контакты прежде всего способствовали
ускоренному развитию нового строя в этих странах и размыванию
феодальных устоев в Европе. Отсутствие конфликта позволяло превра-
щать в общеевропейское достояние экономический и технологический
опыт передовых стран. Оно делало возможным более широкое усвое-
ние передовыми элементами повсеместно в Европе и политического
опыта этих стран. Во многих случаях окончание векового конфликта
1
Der Westfalische Frieden von 1648 – Wende in der Geschichte des Ostseeraums / Hrsg.
H. Wernicke, H.-J. Hacker. Greifswalder Historische Studien. Bd. 3. Hamburg, 2001.
2
См.: Хрестоматия. Вып. 1 // Сост. С.В. Лобачев, А.П. Павлов. СПб., 2003.

100
§ 5. Классическое международное право и его развитие в период с 1919 по 1946 г.

лишало предлога для преследования тех элементов, которые являлись


носителями новых общественных отношений.
Особенности векового конфликта, отражавшего ранний этап про-
тивоборства капитализма и феодализма и происходившего в религиоз-
ной оболочке, не исключали возможности возобновления конфликта
на одном из последующих этапов этого противоборства и в новом
идеологическом одеянии1.
5.1.3. Вестфальский мир и его влияние
на развитие международного права
Завершилась Тридцатилетняя война заключением Вестфальского
мирного договора на Вестфальском конгрессе. Вестфальский конгресс
был первым конгрессом в Европе и отличался от амфиктионий тем, что
у него не было принудительной власти. Это был прежде всего съезд дипло-
матов христианских государств, которые собирались обсудить и привести
к соглашению путем переговоров международные интересы Европы.
Одни писали, что Вестфальский конгресс, а вернее Вестфальский трак-
тат – результат многолетних переговоров о мире – есть начало возник-
новения и развития международного права, другие полагали, что этот
трактат подготовил переход к эпохе буржуазного международного права.
Вестфальский трактат явился первым общеевропейским договором,
который заложил первые кирпичики в фундамент международных
организаций, а также сформулировал нормы, предусматривающие
мирное разрешение споров и коллективные санкции против напа-
дающей стороны.
Вестфальский трактат состоит, как известно, из двух связанных меж-
ду собой договоров: Оснабрюкского и Мюнстерского. Формально поста-
новления трактатов касались трех основных вопросов: территориальные
изменения в Европе; вероисповедные отношения в Священной Римской
империи; политическое устройство. Однако на деле Вестфальский мир
сформулировал ряд принципов и институтов международного права:
– принцип политического равновесия и стабильности границ;
– институт международно-правового признания (была признана
независимость Швейцарии и Нидерландов). Впервые сформулирована
декларативная теория признания. Это проявлялось и в признании
за германскими князьями их суверенных прав;
– институт равноправия государств на внешней арене независимо
от преобладающего в нем вероисповедания;

1
См.: Ивонин Ю.Е. У истоков европейской дипломатии нового времени. Минск, 1984.

101
Глава II. История международного права и его науки

– институт международно-правовых гарантий (в трактате говори-


лось, «что заключенный мир должен оставаться в силе и что обе сторо-
ны обязаны отстаивать и защищать каждую статью мирного договора
против каждого, независимо от религии»).
Таким образом, Вестфальский конгресс 1648 г., конгресс евро-
пейских государств, завершивший Тридцатилетнюю войну, явился
шагом вперед, нежели когда католическая церковь отрицала право
протестантских государств входить в состав международного союза.
Произошло образование германской конфедерации из немецких
государств с признанием их полной независимости внутри и вне.
Франция и Швеция, став победительницами, увеличили свои терри-
тории: Швеция получила устья почти всех судоходных рек Северной
Германии, Франция – часть Эльзаса. Эти приращения обусловили
преобладание политического могущества Франции и Швеции; осла-
били Австрийский дом.
Вновь не получалось политического равновесия, что привело в даль-
нейшем к возникновению новых войн XVII–XVIII вв.:
– война за бельгийское наследство; завершил ее Ахенский мир 1668 г.;
– Голландская война 1672–1678 гг. Людовик XIV вел войну в союзе
с Англией и Швецией против Голландии, Германской империи, Дании,
Испании и Бранденбурга; завершил эту войну Нимвегенский мирный
трактат 1678–1679 гг.;
– война за пфальцское наследство 1688–1697 гг. Эту войну завершил
Рисвинский мир 1697 г. между Францией и Аугсбургской лигой; заклю-
чен в Рисвике (деревня к юго-западу от Гааги). Франция отказалась
от большинства территорий, захваченных ею после Нимвегенского
мира 1678–1679 гг. (но Страсбург и другие земли в Эльзасе сохранила);
– война за испанское наследство завершилась Утрехтским миром
1713 г. Это общее название ряда заключенных в Утрехте (Утрехт – го-
род в Нидерландах) мирных договоров (франко-английский, франко-
голландский, франко-прусский и др.), которые завершили эту войну
наряду с Раштаттским миром 1714 г.
Утрехтский мир 1713 г. закрепил принцип политического равно-
весия и идеи о вмешательстве одного государства в дела другого; дип-
ломатия стремилась все больше к применению начал справедливости
и равновесия; преобладала школа политических деятелей, которые
под государственным интересом имели в виду расширение террито-
рий и увеличение казны за чужой счет; преобладала меркантильная
система отношений; происходили притеснения нейтральной торговли
посредством правил о морских призах (на основании таких правил

102
§ 5. Классическое международное право и его развитие в период с 1919 по 1946 г.

нейтральный груз на неприятельских кораблях свободен, а неприятель-


ский груз на нейтральном корабле составлял законный груз), т.е. флаг
корабля не покрывает (не защищает) груза, но и не конфискует его;
– Ахенский мирный трактат 1748 г. завершил войну за австрийское
наследство;
– Губертусбургский мир 1763 г. завершил (наряду с Парижским ми-
ром 1763 г.) Семилетнюю войну (1756–1763), в которой впервые приняла
участие Россия. Подписан Губертусбургский мир в замке Губертусбург
(Саксония);
– Версальский мирный трактат 1783 г. был подписан США и их
союзниками – Францией, Испанией, Нидерландами, с одной стороны,
и Великобританией – с другой. Завершил войну за независимость в Се-
верной Америке (1775–1783). Великобритания признала суверенитет
и независимость США;
– Ништадтский мир между Россией и Швецией 1721 г. (г. Ништадт,
Финляндия) завершил Северную войну. Швеция признала присо-
единение к России Лифляндии, Эстляндии, Ингерманландии, части
Карелии и других территорий.
Политическая сила России росла. Это сказалось и в Кучук-Кай-
нарджийском договоре 1774 г., закончившем войну с Турцией. Этот
договор знаменателен еще и тем, что он позволял России вмешиваться
во внутренние дела Турции с целью защиты прав христианского населе-
ния в Турции. То есть вышеупомянутый договор поставил славянские
и другие народы, проживающие в Турции, под покровительство России.
Со временем появляются документы, регламентирующие законы
и обычаи войны. Это были соглашения о неприкосновенности во вре-
мя войны медицинского персонала (франко-прусское соглашение
1759 г.). Наиболее важным документом XVIII в. можно считать Дек-
ларацию России о вооруженном нейтралитете на море 1780 г., кото-
рая ограничивала произвол каперских судов, определяла положение
неприятельской и нейтральной собственности и т.д. Ранее, а именно
в 1766 г., на основании трактата между Россией и Англией была опре-
делена сущность контрабанды.
Под вооруженным нейтралитетом, согласно Декларации 1780 г.,
понималось:
– нейтральные корабли плавают свободно во время войны;
– нейтральный флаг покрывает неприятельский груз, и флаг же
конфискует груз (т.е. все то, что везется на нейтральном корабле, свободно
от конфискации, и наоборот, груз на неприятельском корабле может
быть конфискован).

103
Глава II. История международного права и его науки

Вооруженный нейтралитет признали Голландия, Пруссия, Австрия,


Португалия и Северо-Американские Соединенные Штаты.
Таким образом, обширные морские сношения и великие колони-
альные войны рассматриваемой эпохи привели к борьбе нейтральных
народов с воюющими на море за право первых на продолжение мор-
ских торговых сношений с последними.
Развитие международного права в эпоху Утрехтского мира проис-
ходило противоречиво. Доказательством является и то, что согласно
Утрехтскому трактату 1713 г. закреплялось положение о монопольном
праве англичан на вывоз рабов в Южную Америку.
Важную роль имел Вестфальский мир и для России, поскольку
именно в нем Московская Русь впервые фигурировала «в качестве
общепризнанного участника международного общения». Вестфальский
мир стал юридической основой для всех международных договоров
на полтораста лет, вплоть до Великой французской революции. Что
касается дипломатии, то она в рассматриваемый период характеризо-
валась как искусство лжи и вероломства1.
Международные отношения развивались, и появлялись все новые
обычаи, за которыми признавался правовой характер. В частности,
закрепляется правовой статус дипломатов. Под влиянием требований
торговли формируется институт консулов. Постепенно улучшается
правовое положение иностранцев.
Морская торговля способствовала признанию принципа свободы
открытого моря. Постепенно развивался институт военного плена,
т.е. проявлялось в некоторой степени уважение к правам человеческой
личности военнопленного, хотя военнопленных считали преступни-
ками. Было положено начало согласованному решению европейских
проблем не на религиозной основе, а на светской; значимым является
и то, что Вестфальский трактат стал гарантией европейского между-
народного правопорядка.

5.2. Международное право в период


от Французской революции (1789–1794 гг.)
до Венского конгресса (1814–1815 гг.)
Следующий этап в развитии международного права открыла Фран-
цузская буржуазная революция 1789 г., оказавшая огромное воздей-
ствие на весь ход мировой истории. Как новеллы в области междуна-
1
См.: Мартенс Ф. Современное международное право цивилизованных народов.
Т. 1. СПб., 1898. С. 95.

104
§ 5. Классическое международное право и его развитие в период с 1919 по 1946 г.

родного права во времена Французской революции можно отметить


многочисленные акты, которые издавались высшими органами вла-
сти Франции и формально носили внутригосударственный характер.
Поэтому известное значение для анализа международно-правовых
документов имеет то, что тремя ступенями поступательного развития
революции были Учредительное собрание, Законодательное собрание
и Конвент.
Своеобразным кодексом международного права можно назвать
два документа, которые особо выделяются среди многочисленных
актов, принятых в дни Французской революции. Первый их них – это
«Предложения», внесенные депутатом Вольнеем на заседании Нацио-
нального собрания 18 мая 1790 г.; в дальнейшем они были оформлены
в виде декрета от 22–27 мая 1790 г. и частично содержались в гл. VI
Конституции Франции от 3 сентября 1791 г.1
Второй документ – проект Декларации международного права,
представленный Конвенту аббатом (аббат – титул французского ка-
толического священника) Грегуаром 23 апреля 1795 г.
Если международному праву Средних веков не были известны де-
мократические принципы, то при капиталистическом укладе жизни
эти принципы находили свое отражение в таких документах, как Дек-
ларация независимости США 1776 г., Конституция США 1787 г. Что
касается периода Французской революции, то такие принципы, как
народный суверенитет, суверенное равенство государств, невмеша-
тельство во внутренние дела государств, неприкосновенность госу-
дарственной территории и др., были отражены в таких актах, приня-
тых революционной властью, как Декларация международного права
1795 г. и Конституция Франции 1791 и 1793 гг. К примеру, вышеупомя-
нутые конституции провозглашали право убежища для политических
эмигрантов, борцов за дело свободы. Гражданские права иностранцев
приравнивались к правам собственных граждан.
Небезынтересным является то, что вопрос о международной пра-
восубъектности физических лиц был актуальным во времена Фран-
цузской революции; этот вопрос и поныне вызывает немало споров
среди ученых-международников. Можно упомянуть вторую статью
«Предложений» Вольнея, в которой говорилось, что «в этом великом
обществе народы и государства, рассматриваемые как личности, поль-
зуются теми же естественными правами и подчиняются тем же правилам
1
См.: Баскин Ю.Я., Фельдман Д.И. Великая Французская буржуазная революция
и международное право // Советский ежегодник международного права, 1989–90–91.
СПб., 1992. С. 37–48.

105
Глава II. История международного права и его науки

правосудия, как и личности в отдельных обществах». Таким образом,


международно-правовая субъектность индивидов и государств была
поставлена на одну ступень.
Изучая «Предложения» Вольнея, можно отметить следующее: хотя
в документе говорилось, что Национальное собрание «рассматривает
весь человеческий род как составляющий одно единое общество, це-
лью которого является мир и счастье всех и каждого из его членов»,
и вместо господствовавшего принципа «война всех против всех», вме-
сто раздробленности предлагалось объединение (идея сообщества
европейских государств), само деление на цивилизованные и нециви-
лизованные нации оказалось в прямом противоречии с принципами,
выдвинутыми Французской революцией.
Принцип невмешательства был отражен в ст. 3 Декларации между-
народного права 1795 г.: «Ни один народ не имеет права ни вторгаться
во владения другого народа, ни лишать его свобод и естественных
выгод».
Не без внимания остались принцип неприменения силы и прин-
цип территориальной целостности государств (ст. 4): «Всякая война,
предпринятая в иных целях, чем защита справедливого права, являет-
ся насильственным актом, который Великому сообществу надлежит
подавлять, потому что вторжение в одно государство со стороны дру-
гого угрожает свободе и безопасности всех. По этим соображениям
Национальное собрание декретирует, в качестве статьи французской
конституции, что французская нация возбраняет себе с этого момента
начинать какую-либо войну, имеющую целью увеличение ее нынешней
территории».
Декларация аббата Грегуара состояла из 21 статьи. Содержание их
в основном перекликается с Декларацией Вольнея, однако имеются
статьи, существенно дополняющие последнюю. Роль данной Декла-
рации в истории кодификации международного права была значимой.
К примеру, ст. 6 гласила: «Народы взаимно независимы и суверенны,
каковы бы ни были численность населения и размеры территории,
которую они занимают». Декларация отражала мысли просветителей
того времени. Например, ст. 3 формулировала положение, что «народ
должен действовать в отношении других так, как он хочет, чтобы дру-
гие действовали в отношении него, то, что человек должен человеку,
то народ должен другим». В ст. 4 говорилось: «Народы должны в со-
стоянии мира делать друг другу как можно больше добра, а в состоянии
войны – как можно меньше зла». Следует отметить и ст. 8: «Только
то правительство соответствует правам народов, которое основано

106
§ 5. Классическое международное право и его развитие в период с 1919 по 1946 г.

на равенстве и свободе». Принципы невмешательства провозглашают-


ся в ст. 7: «Народ не имеет права вмешиваться в дела других народов».
Ряд статей посвящен территориальным проблемам. Завершающая,
21-я статья объявляла: «Договоры между народами священны и не-
рушимы». Таким образом, эти два документа – Декларация Вольнея
и Декларация аббата Грегуара, ставшие своеобразным кодексом меж-
дународного права, подчеркивали важность самой идеи кодификации
международного права.
Были ученые, например Оппенгейм, которые считали Грегуара
утопистом, другие (Ривье) – глашатаем справедливости. Даже если
проект Декларации, которую обсуждал Конвент 23 апреля 1795 г.,
и не был утвержден, без сомнения он содержал систему важнейших
начал в области международного права. В этом и состоит его вели-
чайшее значение.
Принципы, сформулированные в Декларации, в дальнейшем на-
шли самое широкое признание у народов Европы и Америки, оказали
значимое влияние на все последующее развитие международного
права.
Если отечественные ученые, такие как Е.А. Коровин, выделяли
влияние Французской революции на общие принципы международ-
ного права, его субъекты, международно-правовой аспект территории,
проблему населения, на право войны и нейтралитет, то западные уче-
ные (Греве) рассматривали воздействие революции на международно-
правовой порядок, выделяя идею естественных границ1.
Революция 1789 г. знаменательна и тем, что в практику был вве-
ден плебисцит. При присоединении к Франции Авиньона и Савойи
в 1791 г. было проведено голосование на присоединяемых территориях.
Значение Французской революции многогранно. Она способствова-
ла утверждению принципа свободы речного торгового судоходства.
В декрете от 16 ноября 1792 г. предусматривалось, что «река – общая
и неотчуждаемая собственность стран, орошаемых ее водами. Ни один
народ не имеет права на исключительное обладание рекой, на созда-
ние помех соседним народам, населяющим берега выше по течению,
и не может пользоваться преимуществами».
Эти положения впоследствии были учтены при принятии Заклю-
чительного акта Венского конгресса 1815 г. В свою очередь положения
Конгресса о международных реках легли в основу доктрины и практики
последующего периода вплоть до 1917 г.
1
См.: Коровин Е.А. Революция и международное право // Французская буржуазная
революция 1789–1794 гг. М.; Л., 1941.

107
Глава II. История международного права и его науки

О свободе рек писал Е.А. Коровин, справедливо полагая, что борьба


Французской революции за «свободу рек» дополнялась и ее кампанией
за «свободу морей». Французский народ идею владычества на море за-
меняет идеей свободы морей: «Моря не должны иметь иного хозяина,
кроме труда и торговли»1.
Огромный вклад внесла Французская революция в развитие ин-
ститута прав человека. Отметим наиболее важные статьи Декларации
прав человека и гражданина. Это ст. 1: «Люди рождаются и остаются
свободными и равными в правах»; ст. 2: «Цель каждого государствен-
ного союза составляет обеспечение естественных и неотъемлемых прав
человека. Таковы свободы, собственность, безопасность и сопротив-
ление угнетению»2.
Через много лет ряд положений Декларации прав человека и граж-
данина будет включен во Всеобщую декларацию прав человека, утвер-
жденную Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г.
Сходство отдельных статей подтверждает значимость идей и прин-
ципов Французской революции в области прав человека и в наши дни.
К примеру, ст. 1 закрепила положение о том, что «все люди рождаются
свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены
разумом и должны поступать в отношении друг друга в духе братства»,
а ст. 3 – «Каждый человек имеет право на жизнь, свободу и на личную
неприкосновенность».
Что касается положения иностранцев, то в документах Французской
революции ему также уделяется внимание. Статус иностранца в Кон-
ституции Франции 1791 г. определяется следующим образом: «Ино-
странцы, независимо от того, имеют ли они оседлость во Франции,
наследуют своим родственникам, иностранцам или французам. Они
могут заключать договоры на имущество, находящееся во Франции,
и принимать таковое, и располагать им на равных началах с француз-
скими гражданами всеми теми способами, которые разрешены зако-
нами. Иностранцы, которые находятся во Франции, подчиняются тем
же уголовным и полицейским законам, что и французские граждане».
Нельзя не упомянуть о праве убежища, которое также было провоз-
глашено Французской революцией. Законодательные акты Француз-
ской революции выделили его политический характер, а также призна-
ли подобные мотивы единственным основанием его предоставления.

1
Коровин Е.А. Указ. соч. С. 536–548.
2
Декларация прав человека и гражданина. Принята Национальным собранием
26 августа 1789 г. // Конституции государств Европы. В 3 т. / Под общ. ред. Л.А. Окунь-
кова. Т. 3. М., 2001. С. 433.

108
§ 5. Классическое международное право и его развитие в период с 1919 по 1946 г.

Конечно же право убежища предоставлялось «борцам за дело свободы».


(Из Конституции Франции: «Французская республика предоставляет
убежище иностранцам, изгнанным из своего отечества за дело свободы,
и отказывает в нем тиранам».)
Таким образом, вопросы международно-правовой защиты прав
личности на основе демократического принципа всеобщего полити-
ческого равенства заняли видное место в годы революции.
Для рассматриваемого периода характерно и то, что формули-
ровались новые основы права войны, согласно которым выдвига-
лись требования гуманного обращения с пленными, уважение прав
мирного населения, проводилось различие между комбатантами
и мирным населением. Война считалась допустимой, если она носила
характер оборонительной, т.е. осуществлялась в защиту попран-
ных прав. Частная собственность объявлялась неприкосновенной.
Что касается науки международного права, то здесь надо отметить
труды зарубежных ученых, таких как Э. Ваттель, С. Пуффендорф,
К. Бинкерсхук и др., концепция понимания международного права
которых формировалась под влиянием трудов Г. Гроция. К примеру,
Э. Ваттель предлагал в международном праве различать естественное
и позитивное право1.
Другие авторы, в частности Г.Ф. Мартенс (Германия), уделяли
особое внимание позитивному праву, хотя и различали естественное
и позитивное право. По мнению Г.Ф. Мартенса, естественное между-
народное право связывает все народы, а позитивное действует только
в Европе.
В России помимо переводов зарубежных авторов со времен Петра I
начинают выходить отечественные монографические исследования.
Наиболее яркая – работа П.П. Шафирова о законных причинах войны
России со Швецией «Рассуждения: какие законные причины Его цар-
ское Величество Петр Первый царь и повелитель…» (первое издание –
1717 г., второе – 1719 г., третье – 1722 г.), изданная в Санкт-Петербур-
ге. Автор рассмотрел такие вопросы, как положение дипломатических
агентов воюющих сторон при начале войны, положение подданных
этих сторон на территории противника, воззвание к населению, по-
ложение пленных, сражающееся и мирное население, капитуляции,
репрессалии2.

1
См.: Ваттель Э. Право народов, или Принципы естественного права, применяемые
к поведению и делам наций и суверенов. М., 1960. С. 30.
2
См.: Грабарь В.Э. Материалы к истории литературы международного права в России
(1647–1917). С. 81–82.

109
Глава II. История международного права и его науки

Большинство последующих работ ученых России того же периода


по вопросам международного права носило политический и полемиче-
ский характер. К таким работам можно отнести труды В.Т. Золотниц-
кого «Сокращение естественного права, выбранное из разных авторов
для пользы российского общества Владимиром Золотницком» (СПб.,
1764 г.), «Зундские пошлины» (1857 г.); П.А. Левашова «О первенстве
и председательстве европейских государей и их послов и министров»
(СПб., 1792 г.), «Плен и страдание россиян у турков, или Обстоятель-
ное описание бедственных приключений…» (СПб., 1790 г.).
Необходимости создания международной организации, основной це-
лью которой было бы обеспечение мира, уделил свое внимание В.Ф. Ма-
линовский в работе «Рассуждения о мире и войне» (СПб., 1803 г.).
Характер дипломатии резко изменяется во времена Французской
революции. Особое значение Наполеон придавал консульской службе.
Он провел реформы, которые отразились на качественном составе
министерства иностранных дел, на сокращении штата; считалось,
что если для посланника народа важны «порода» и богатство, то для
секретаря и консула – способность и знание дела.
Таким образом, дипломатическое искусство постепенно станови-
лось важным для многих стран и должно было проводиться умело, а за-
щита своих прав должна была осуществляться без угроз и без оружия,
хотя на то время уже были известны такие работы, как «Кодекс дип-
ломатии и международного права», изданный еще в 1693 г. Г.В. Лейб-
ницем, и др. Позднее стали появляться сборники международных
договоров. Один из них – «Собрание договоров о союзе», изданный
в 1791 г. (всего семь томов, и издавались они по 1801 г.), автором яв-
лялся Г.Ф. Мартенс (Германия).
Наличие прогресса в развитии международного права данного пе-
риода очевидно, и все же оно было непростым. Об этом свидетель-
ствует то, что государства, которые вели войну против Наполеона
и которые были верны принципам справедливости, невмешательства
и самоопределения, принципу отказа от войны с целью завоевания,
одержав победу, отреклись от них и в 1815 г. подписали Акт о свя-
щенном союзе (Россия, Австрия, Пруссия), к которому в дальнейшем
присоединились и другие государства (Великобритания, Франция)
и согласно которому выдвигался принцип легитимизма, т.е. право
законной династии занимать престол, что повлекло за собой право
вмешиваться во внутренние дела суверенных государств.
Подводя итоги, необходимо отметить, что в политической сфере
международно-правовое регулирование оставалось фикцией.

110
§ 5. Классическое международное право и его развитие в период с 1919 по 1946 г.

5.3. Международное право в период


от Венского конгресса (1814–1815 гг.)
до Парижского конгресса 1856 г.
Священный союз, созданный на Венском конгрессе 1815 г., стал
идейно-политической основой венской системы международных отно-
шений. Россия в этом союзе играла значительную роль, ориентируясь
на тесное сотрудничество с двумя главными германскими государства-
ми – Австрийской империей и Прусским королевством. Священный
союз, основываясь на принципе легитимности, стал выступать гаран-
том территориальной стабильности в Европе, а также внутреннего
правопорядка в случае революционных посягательств.
Эпоха 1815–1856 гг. являлась периодом борьбы начала легитимизма
и остатков системы политического равновесия с новым политиче-
ским фактором – национальным принципом. Ряд государств в связи
с революционными выступлениями в Венгрии в 1848 г. выступили
за признание невмешательства.
Венский конгресс, продолжавшийся с сентября 1814 г. по июнь 1815 г.,
на свои заседания собрал 216 глав европейских государств (за исклю-
чением Турции). Данный Конгресс называли самым торжественным,
многолюдным съездом дипломатов и государей, собравшихся с целью
упрочить мир и заложить основы будущего международного порядка1.
Конечным результатом работы конгресса был ряд политических
комбинаций и распределений территорий, нарушивших начало леги-
тимизма. Основной целью России, Австрии и Пруссии было создание
гарантии защиты против возможного повторения агрессии со стороны
Франции; удовлетворение собственных территориальных притяза-
ний. Венский конгресс завершил свою работу незадолго до победы
при Ватерлоо.
Новые территориальные изменения нашли отражение в Заключи-
тельном акте Конгресса от 28 мая (9 июня) 1815 г. и многочисленных
приложениях к нему2. Создается Германская конфедерация; земли
Германии и Италии отошли к Австрии; польские земли отошли к Прус-
сии и Австрии; выделяется город Краков с небольшой территорией
и создается Независимая Краковская республика (вольный город)

1
См. подробнее: Даневский В.П. Исторический очерк развития международных
сношений и международного права: Пособие к изучению истории и системы между-
народного права. Харьков, 1892.
2
См. подробнее: Мартенс Ф.Ф. Собрание трактатов и конвенций, заключенных
Россией с иностранными державами. Т. 9. СПб., 1892. С. 309–310.

111
Глава II. История международного права и его науки

под совместным протекторатом Австрии, России и Пруссии. Эта Рес-


публика прекратила свое существование в 1846 г. присоединением
к Австрии. Венский конгресс провозгласил Швейцарию вечно ней-
тральной под покровительством Европы.
Знаменательным можно назвать принятие Конгрессом специально-
го Положения относительно дипломатических агентов от 7 (19) марта
1815 г. Впервые учреждаются ранги дипломатических представителей:
посол, посланник, поверенный в делах, и определяется порядок их
назначения.
Венский конгресс первым осудил работорговлю (Декларация дер-
жав об уничтожении торга неграми 1815 г.). Венский конгресс также
принял Постановление о свободе судоходства по рекам, которые про-
текают по территории нескольких государств (была признана свобода
судоходства по реке Конго). Принятие данного Постановления об-
основывалось тем, что такие реки имеют международное значение,
являются артериями для свободного международного обмена. Вместе
с тем были определены фискальные права и полицейские обязанности
прибрежных государств.
Историками, юристами доказано, что был создан порядок на осно-
вании уступок и соглашений между различными началами и системами.
Ни один принцип на Конгрессе не получил полного признания и осу-
ществления. Ученые утверждают, что соединение во многом противопо-
ложных принципов и взглядов – вот что явилось фундаментом Венского
конгресса. Дальнейшая история, а именно Греческая революция 1826 г.,
Французская революция 1848 г., события в Германии, – все это делало
творения Венского конгресса преходящими и нежизнеспособными.
И все же постановления Венского конгресса оставили в истории меж-
дународных отношений и в системе международного права свой след.

5.4. Международное право


в период от Парижского конгресса 1856 г.
до Берлинского конгресса 1878 г.

Первая восточная война 1853–1856 гг. (Крымская) закончилась


Парижским мирным конгрессом, на котором был подписан трак-
тат от 18 марта 1856 г. Парижский мир 1856 г. был заключен между
Россией, с одной стороны, и Францией, Великобританией, Турцией,
Сардинией, Австрией и Пруссией – с другой.
Конгресс 1856 г. был первым международным собранием, на кото-
ром официально мусульманское государство – Турция было принято

112
§ 5. Классическое международное право и его развитие в период с 1919 по 1946 г.

в состав международного союза, тем самым было провозглашено, что


и на Турцию распространяется европейское международное право.
На этом Конгрессе была принята Декларация о праве морской вой-
ны, которая подтверждала положения Декларации о вооруженном
нейтралитете 1780 г. и дополняла ее положением, согласно которому
каперство запрещалось. Согласно Парижскому трактату 1856 г. Рос-
сия возвращала Турции Карс, уступала Молдавскому княжеству устье
Дуная и часть Южной Бессарабии, Черное море объявлялось ней-
тральным. России и Турции запрещалось держать там военный флот.
Подтверждалась автономия Сербии и Дунайских княжеств.
Знаменательным прогрессом в международном праве можно на-
звать разработку и принятие вышеупомянутой Декларации (Парижская
морская декларация от 16 апреля 1856 г.), положениями которой:
– каперство отменялось навсегда (каперство – нападение воору-
женных частных торговых судов воюющего государства с его разре-
шения (так называемые каперские свидетельства) на неприятельские
торговые суда или суда нейтральных государств, перевозящие грузы
для неприятельского государства);
– нейтральный флаг покрывает неприятельские товары, за исклю-
чением контрабанды;
– нейтральная собственность, за исключением военной контрабан-
ды, не может быть захвачена под неприятельским флагом;
– блокада, для того чтобы быть обязательной, должна быть действи-
тельной, т.е. поддерживаться достаточной силой, чтобы фактически
воспретить приближение к неприятельскому берегу.
Декларация 1856 г. сыграла важную роль в развитии международ-
ного права, в частности морского международного права.
В 1856 г. Мексика и Испания не решились отказаться от каперства.
Также не отказались от каперства Северо-Американские Соединен-
ные Штаты; так как отказ от каперства представлялся опасностью
для обороны тех государств, которые не обладали значительными
военными флотами, а имели больше коммерческие флоты. Соглас-
но Декларации 1856 г. определялся режим свободы торгового су-
доходства во время войны по международным рекам: Рейн, Дунай,
Эльба – в Европе, Миссисипи и Св. Лаврентия – в Америке, Конго
и Нигер – в Африке.
22 августа 1864 г. в Женеве на дипломатической конференции была
принята Конвенция об улучшении участи раненых и больных вои-
нов во время сухопутной войны, которая положила начало развитию
направления современного гуманитарного права. Первым между-

113
Глава II. История международного права и его науки

народно-правовым документом, регулировавшим правила ведения


вооруженной борьбы, стала принятая в 1868 г. Декларация об отмене
употребления взрывчатых и зажигательных пуль (Петербургская дек-
ларация 1868 г.).
Конвенция 1864 г. и Декларация 1868 г. явились началом периода
кодификации защиты жертв войны и ограничения методов и средств
ведения войны.
Во второй половине XIX в. не без внимания остался вопрос о пра-
вовом регулировании международного транспорта и связи. К приме-
ру, в 1874 г. был подписан акт об учреждении Всемирного почтового
союза, согласно которому устанавливался свободный транзит писем
и посылок через территорию участников. В 1875 г. была принята Кон-
венция о Телеграфном союзе. Международные экономические связи
способствовали активизации правового регулирования, и в 1890 г. была
принята многосторонняя Железнодорожная конвенция.
Первыми специализированными международными организация-
ми в описываемый период являются помимо названного Всемирного
почтового союза (1874 г.) такие, как Международный телеграфный
союз (1865 г.), Международный союз для измерения земли (1864 г.),
Международный железнодорожный союз (1886 г.), Международный
комитет мер и весов (1875 г.) и др.
Таким образом, в рассматриваемый период международное право
стало необходимым результатом значительного объема международных
отношений.

5.5. Международное право в период


от Берлинского конгресса 1878 г. до Берлинской
(Африканской) конференции 1884 – 1885 гг.

Конгресс в Берлине был созван по инициативе Англии и Австро-


Венгрии при посредничестве Германии. Он проходил под предсе-
дательством имперского канцлера Германии, состоял из министров
и посланников Германии, Англии, Австро-Венгрии, Франции, Италии,
России и Турции. Армянская и болгарская делегации не получили
права участия в конгрессе. Так появилась балканская проблема, а за-
тем и армянский вопрос, получивший официальное дипломатическое
признание на Берлинском конгрессе 1878 г.
Берлинский конгресс вновь подтвердил свободу плавания по Ду-
наю, сохранил Дунайскую международную комиссию, постановил
срыть крепости и запретил плавание военным кораблям от железных

114
§ 5. Классическое международное право и его развитие в период с 1919 по 1946 г.

ворот до устья. Великие западные державы способствовали политике


геноцида западных армян1.
В.М. Хвостов подчеркивал, что «Берлинский трактат значительную
часть армянского народа оставил под игом Турции. История показа-
ла, что это решение держав стало роковым для турецких армян, оно
привело к их физическому уничтожению»2. Англия и Австро-Венгрия
стремились по мере возможности ограничить территориальные при-
обретения России и расширение ее влияния на Балканах и в Малой
Азии. Россия была вынуждена отказаться от некоторых положений
Сан-Стефанского договора в пользу Турции. Россия возвратила Тур-
ции долину Аламкерта и Баязет. Затем ст. 16 Сан-Стефанского дого-
вора была заменена 61-й статьей3, которая уже не содержит никаких
действительных гарантий утверждения порядка в армянских вилайетах
в случае возможных погромов армян.
В дальнейшем вследствие роста противоречий между крупными
державами армянский вопрос еще более обострился, что и привело
к геноциду армян.
Берлинский конгресс 1878 г. большое внимание уделил территори-
альным изменениям на Балканах. Важной особенностью Берлинского
конгресса является и то, что он поставил вопрос о международном
признании независимости Черногории, Сербии, Румынии в зависи-
мость от признания их правительствами полного гражданского и по-
литического равенства граждан всех вероисповеданий, свободы сове-
сти и богослужения. Историки утверждают, что именно это привело
к соответствующим изменениям в законодательстве Румынии в 1881 г.
и Сербии в 1882 г. (Румыния и Сербия были признаны королевствами).
Конгресс 1878 г., вынужденный предоставить независимость Бол-
гарии, Сербии и Черногории, юридически подтвердил право наций
на государственное самоопределение. Но нерешенные важнейшие
противоречия на Балканах в дальнейшем обусловили Первую мировую
войну. Согласно положениям Берлинского трактата были отменены
положения Сан-Стефанского договора относительно Боснии и Гер-

1
См.: Кирокосян Дж., Саакян Р. Армения в документах международной дипломатии
и советской политики. Ереван, 1972. С. 128.
2
Хвостов В.М. История дипломатии. Т. 2. М., 1963. С. 128.
3
61-я статья Берлинского конгресса 1878 г.: «Блистательная Порта обязуется осуще-
ствить, без дальнейшего промедления, улучшения и реформы, вызываемые местными
потребностями в областях, населенных армянами, и обеспечить их безопасность от чер-
кесов и курдов. Она будет периодически сообщать о мерах, принятых ею для этой цели,
державам, которые будут наблюдать за их применением» // Сборник договоров России
с другими государствами. 1856–1917 гг. М., 1952. С. 187–207.

115
Глава II. История международного права и его науки

цеговины, в результате чего обе эти провинции были отданы во вре-


менное управление Австро-Венгрии. Официально, для умиротворения
и обеспечения существования в них нового политического строя, сул-
тан считался верховным владетелем, хотя все права управления были
в руках Австро-Венгрии. Такой же участи удостоился и Кипр.
Соглашаясь с мнением ученых-международников о том, что Бер-
линский конгресс 1878 г. ничего не внес нового в развитие междуна-
родного права, все же необходимо отметить его значимость. В част-
ности, в ст. 26 Берлинского трактата закреплялось обязательство го-
сударств обеспечивать защиту прав человека от дискриминации; в ст.
35 утверждалось, что различия в религиозных верованиях и испове-
дованиях не должны являться поводом для непризнания за кем-либо
его гражданских и политических прав1. Берлинский трактат 1878 г.
явился важным документом также во внешнеполитической и дипло-
матической области2.

5.6. Международное право в период


от Берлинской конференции 1884–1885 гг.
до Гаагских конференций
В международной конференции 1884–1885 гг. участвовало 14 госу-
дарств (Великобритания, Германия, Россия, Франция, США, Бельгия,
Португалия и др.). Все морские державы Европы и Северо-Американ-
ских Соединенных Штатов того времени собрались для решения во-
просов колонизации, свободы торговли и судоходства, борьбы с рабо-
владением и торговлей неграми в странах бассейна рек Конго и Нигер.
Конференция провозгласила:
– свободу торговли в бассейне и устьях реки Конго для европейцев
и туземцев на началах полного равенства с платежом лишь тех пош-
лин, которые будут установлены в виде вознаграждения за издержки,
полезные для судоходства;
– полную свободу судоходства по реке Конго и ее притокам;
– распространение свободы судоходства для торговых целей и на время
войны (за исключением военной контрабанды);
– обязанность всех держав при завладении территориями или при ус-
тановлении протектората над какой-либо землей заявить о факте за-
владения или протектората дипломатическим путем другим державам;
1
См. подробнее: Мартенс Ф.Ф. Собрание трактатов и конвенций, заключенных
Россией с иностранными державами. Т. 8. СПб., 1888. С. 668–670.
2
См.: Баскин Ю.Я., Фельдман Д.И. История международного права. С. 123–124.

116
§ 5. Классическое международное право и его развитие в период с 1919 по 1946 г.

– обязанность держав решать свои споры с помощью посредника,


прежде чем прибегать к помощи оружия.
Колонизация территорий в Африке и возникающие спорные вопро-
сы об их принадлежности вызвали рост европейского частного интере-
са к данному региону. Европейцы, проникая в Африку, сталкивались
с сопротивлением местного населения, и все же в течение 1880–1905 гг.
большая часть Африки была разделена между Бельгией, Германией,
Англией, Италией, Португалией. В 1884 г. интенсивная конкуренция
европейцев на африканской территории и неточное указание границ
привели к тому, что была созвана Берлинская конференция.
На Конференции было решено, что право открытия «ничейной»
территории не является достаточным правовым основанием для ок-
купации территории. Что касается оккупации, то она должна быть
эффективной, т.е. государство должно осуществлять в отношении
этой территории акты власти. Более того, об акте оккупации государ-
ство должно сообщить (нотифицировать) другим государствам. Также
Конференция признала свободу судоходства по рекам Нигер и Конго.
В течение последующих 15 лет были заключены многочисленные
соглашения между европейскими государствами. Первое соглаше-
ние было заключено в 1890 г. между Англией и Германией, согласно
которому между ними разграничивались сферы влияния в Африке.
Второе – между Англией и Францией, признававшей британские
интересы в области между озером Чад и рекой Нигер и подтвердив-
шей французскую власть в пустыне Сахара. Затем – между Англией
и Италией в 1891 г. и между Францией и Германией в 1894 г. и т.д.
Эти соглашения конкретизировали европейские границы в Африке.
Африканские государства не были приглашены на Берлинскую кон-
ференцию, так как ни о каком согласии населения захватываемых
территорий не было и речи.
Конференция, созванная для решения спорных вопросов, возник-
ших в результате борьбы за раздел Тропической Африки, завершилась
подписанием Генерального акта 26 февраля 1885 г. Таким образом,
Европа, разделенная военно-политическими и экономическими про-
тиворечиями, шла к войне за передел мира. Попытки оттянуть военное
решение споров привели к использованию в этих целях международно-
го права. Правовые нормы, регулирующие занятие «новых» территорий
Ю.А. Баскин, Н.Б. Крылов, Д.Б. Левин и др. называют «кодексом
колониальной экспансии».
Вместе с тем нельзя не оценить позитивный результат – формиро-
вание режима свободы торгового судоходства по международным рекам

117
Глава II. История международного права и его науки

Африки Конго и Нигер. Заключительный акт Берлинской конферен-


ции от 26 февраля 1885 г. является образцом юридического оформле-
ния колониальной политики.

5.7. Гаагские конференции мира 1899 и 1907 гг.


Первая конференция, получившая название «мирной», состоялась
в Гааге в мае 1899 г. В работе конференции участвовали 27 государств
Европы, Азии и Америки (21 европейская и 6 неевропейских стран:
США, Мексика, Китай, Япония, Персия, Сиам). Местом проведения
мир обязан активной позиции королевы Нидерландов, предложив-
шей небольшой городок в качестве места проведения конференции,
превратившийся в «колыбель» международного гуманитарного права.
Вопрос об ограничении вооружений волновал многих ученых,
юристов, дипломатов разных стран. К примеру, один из авторитет-
ных членов Института международного права – Г. Роллэн-Жакмэн1 –
на сессии в Гейдельберге в 1887 г. выступил с предложением начать
переговоры об ограничении вооружений. Хотя этот вопрос волновал
ведущих юристов разных стран, но отношение к нему было неодно-
значным. К примеру, по мнению Штерка (Германия), нежелательны
ни полное, ни частичное разоружение; Лапрадель (Франция) резко
критиковал саму идею ограничения орудий войны; Веснич (Сербия)
полагал, что задачу национального объединения великие державы
решили и поэтому могут сокращать свои вооружения, а малые народы
пока не готовы к этому; Камаровский (Россия) считал, что идея мира
еще не проникла в общественное сознание.
Что касается ведущего этой конференции Ф.Ф. Мартенса, то он
видел один выход в вопросах разоружения – замораживание вооруже-
ний2. Основной вопрос был о сокращении вооружений. Результатом
явилось ограничение военных издержек, что было «весьма желательно
в интересах увеличения материального благосостояния человечества
и поднятия его нравственного уровня» (из инструкции российской
делегации).
Первая конференция (1899 г.) была проведена по инициативе Рос-
сии; вторая (1907 г.) – по инициативе России и США. Работа первой
конференции предусматривала три направления: 1) вопрос разору-

1
Г. Роллэн-Жакмэн – главный редактор журнала «Международное право», член
общества «Институт международного права».
2
См. подробнее: Пустогаров В.В. Ф.Ф. Мартенс – юрист, дипломат. М., 1999.
С. 150–153.

118
§ 5. Классическое международное право и его развитие в период с 1919 по 1946 г.

жения; 2) средства мирного урегулирования международных споров;


3) международное закрепление законов и обычаев войны. На конфе-
ренции предлагалось рассмотреть следующие вопросы:
– замораживание вооруженных сил и вооружений;
– запрет на использование вооруженными силами новых видов
огнестрельного оружия и взрывчатых веществ;
– ограничение использования взрывчатых веществ в сухопутной
войне, запрет использования метательных снарядов с воздушных шаров;
– запрет на миноносные подводные лодки и суда с таранами;
– применение к морской войне Женевской конвенции о раненых
и больных 1864 г.;
– признание нейтральности шлюпок и иных спасательных срудств
в морском сражении;
– пересмотр Декларации о законах и обычаях войны 1874 г.;
– принятие государствами добрых услуг, посредничества и добро-
вольного третейского разбирательства.
Программы, проекты резолюций, составленные Ф.Ф. Мартенсом,
и те решения, которые были найдены для конкретных вопросов, при-
обрели большое значение для международного права в целом. Участники
конференции 1899 г. пришли к одному мнению, что для роста мате-
риального и нравственного благосостояния человечества желательно
ограничение расходов на военные дела, и подписали следующие меж-
дународные правовые документы: а) Конвенцию о законах и обычаях
сухопутной войны 1899 г. (не подписали США, Китай, Швейцария);
б) Конвенцию о мирном решении международных столкновений,
согласно которой учреждались Постоянная палата международного
третейского суда и институт международных следственных комиссий;
в) Конвенцию о применении к морской войне начал Женевской кон-
венции о раненых и больных 1864 г.; г) Декларации об ограничении
средств военных действий, предусматривающие: 1) запрет на метание
взрывчатых веществ с воздушных шаров; 2) на снаряды с ядовитыми
газами; 3) на расплющивающиеся пули.
Хотя долгие годы итоги вышеупомянутой конференции имели резко
негативную оценку, время доказало, что мирная инициатива России
1898 г. стала началом долгого пути к разоружению в международных от-
ношениях. Таким образом, первая Гаагская конференция мира 1899 г.
явилась важным событием в развитии международных отношений
и международного права.
На второй Гаагской конференции (1907 г.) внимание сосредоточи-
лось на юридических вопросах права войны. Число участников воз-

119
Глава II. История международного права и его науки

росло до 44 государств. Вторая Гаагская конференция является знаме-


нательным этапом в развитии международного гуманитарного права.
Результаты первой Гаагской конференции не остались незамечен-
ными. Усилился протест против гонки вооружений. В Западной Европе
и США возросла активность обществ друзей мира: возникло «Общество
мира» (1909 г., Москва), его филиалы были в Одессе, Риге, Новочер-
касске, Петербурге, Киеве и других городах. Распространялись паци-
фистские брошюры, к примеру, Л.Н. Толстого «Можно ли воевать?»
(Петербург, 1901 г.), «Патриотизм и войны» (Москва, 1906 г.)1 и др.
За рубежом такие общества друзей мира были известны еще в 1870 г.:
«Американское общество мира» и др.
Понимая правительственные попытки организовать и упорядочить
взаимоотношения народов на пользу мира и лучшего взаимного обще-
ства, Ф.Ф. Мартенс пытался предвидеть результат, согласно которому
вряд ли «удастся водворить вечный мир и привести к разоружению»2.
На второй конференции мира правительством России предлагались
к обсуждению следующие вопросы:
– усовершенствование постановлений Конвенции о мирном ре-
шении международных столкновений;
– дополнения к постановлениям Конвенции о законах и обычаях
сухопутной войны (1899 г.);
– выработка конвенции о законах и обычаях морской войны;
– дополнение к Конвенции 1899 г. о применении к морской войне
начал Женевской конвенции 1864 г.
Вопрос о разоружении для многих держав был неразрешимым.
К примеру, Англия, готовая к разоружению, вернее, к ограничению
вооружения, мотивировала свое увеличение расходов на военные нуж-
ды тем, что другие страны ее вынуждают поступать таким образом
своим растущим вооружением (имелась в виду Германия). В результате
к началу работы второй конференции мира 1907 г. казался исполни-
мым один лишь вопрос, а именно дополнение конвенций, принятых
на первой конференции мира. Гаагская мирная конференция 1907 г.
явилась продолжением начатого дела, поставив вопросы усовершен-
ствования и развития принятых международно-правовых актов, не-
обходимости международного трибунала, преодоления антагонизма
между двумя формировавшимися блоками (Англия, Франция, Россия
и Германия, Австро-Венгрия). Сложившиеся внешнеполитические
условия затрудняли работу конференции. Все это сказалось при раз-
1
См. подробнее: Пустогаров В.В. Указ. соч. С. 240–241.
2
См. там же. С. 242.

120
§ 5. Классическое международное право и его развитие в период с 1919 по 1946 г.

работке проектов документов в комиссиях, и работа в этой области


шла «трудно и медленно»1. Результатом кропотливого труда комиссий
на второй конференции мира 1907 г. явились следующие шаги:
– кодификация права морской войны;
– конвенция об учреждении в Гааге международного призового
суда;
– рекомендация в Заключительном акте конференции об умень-
шении расходов на вооружение.
18 октября (5 октября) 1907 г. конференция мира приняла Заклю-
чительный акт, к которому были приложены 13 конвенций и одна
декларация о запрещении метания снарядов и взрывчатых веществ
с воздушных судов. Что касается конвенций, то это были:
– о мирном решении международных столкновений;
– об ограничении случаев обращения к силе для взыскания по до-
говорным долговым обязательствам (конвенция Драго – Портера2);
– об открытии военных действий;
– о законах и обычаях сухопутной войны;
– о правах и обязанностях нейтральных держав и лиц в сухопутной
войне;
– о положении неприятельских торговых судов при открытии во-
енных действий;
– об обращении торговых судов в военные;
– об установке автоматических контактных подводных мин;
– о бомбардировке морскими силами во время войны;
– о применении к морской войне начал Женевской конвенции
1864 г.;
– о некоторых ограничениях в пользовании правом захвата в мор-
ской войне;
– об учреждении международного призового суда;
– о правах и обязанностях нейтральных держав в морской войне.
Надо отметить, что конвенции, принятые в 1899 и 1907 г., явились
в истории развития международных отношений и международного
права значимым событием. Вышеупомянутые конвенции до сих пор
остаются сводом общепризнанных принципов и норм международного
права, относящихся к войне. Их иногда называют «Право Гааги» или
«Право войны». Гаагские конвенции первой и второй конференции

1
Цит. по: Пустогаров В.В. Указ. соч. С. 243–244, 260.
2
Л.М. Драго – автор идеи о недопустимости вооруженной интервенции в целях
взыскания долгов, министр иностранных дел Аргентины, юрист, дипломат, публицист,
делегат на конференции; Х. Портер – представитель США.

121
Глава II. История международного права и его науки

послужили отправной точкой для многих других конвенций, принятых


в области международного гуманитарного права. Таковыми являются:
– Конвенция о режиме военнопленных (1920 г.);
– Женевские конвенции о защите жертв войны (1949 г.) и Допол-
нительные протоколы к ним (1977 г.).
Хотя и не вступила в силу, но была принята Конвенция о между-
народном призовом суде.
Немаловажным является и то, что получает свое развитие институт
международных следственных комиссий, хотя он не стал популярным.
О значимости второй конференции мира 1907 г. говорит и тот факт,
что Гаагский форум носил всемирный характер. Это был форум, опре-
деляющий «основы для общей жизни народов»1.
Гаагские конвенции явились своего рода правилами ведения вой-
ны, и прогресс в этой области был ощутимым. Международное пра-
во становилось регулятором значительного объема международных
отношений, накопленный нормативный материал являлся началом
международного правового сознания.

5.8. Переход к современному международному праву


(период с 1919 по 1946 г.)
Прежде чем отметить значимые события данного периода, нельзя
не упомянуть и о 1917 г., который был знаменит тем, что в результате
Великой Октябрьской социалистической революции появляется Со-
ветская Россия, выдвинувшая политические и международно-правовые
идеи, оказавшие влияние на развитие международного права. Одним
из значимых документов революции явился Декрет о мире 1917 г.,
согласно положениям которого грабительские войны объявлялись
величайшим преступлением против человечества, выдвигались тре-
бования о ликвидации колониальных отношений, провозглашалось
право народов на самоопределение, противоправным деянием квали-
фицировалась аннексия (захват чужих земель), отвергались аргументы,
при помощи которых обосновалась законность колониальных захватов,
запрещалась тайная дипломатия.
Таким образом, Декрет о мире 1917 г. явился выражением сотрудни-
чества государств с различной социальной системой и наличия общего
международного права, которое выражало бы «правовое сознание
демократии вообще»2.
1
Цит. по: Пустогаров В.В. Указ. соч. С. 266.
2
Баскин Ю.Я., Фельдман Д.И. История международного права. С. 149.

122
§ 5. Классическое международное право и его развитие в период с 1919 по 1946 г.

Первая мировая война 1914–1919 гг. ознаменовалась принятием


Версальского мирного договора 1919 г., который изменил политиче-
скую карту мира и оказал существенное влияние на развитие между-
народного права.
Бедствия, которые принесла война, показали международному сооб-
ществу, что необходимы средства для ограничения войн и обеспечения
международного мира. Основным механизмом для решения задачи
была призвана стать Лига Наций. 18 января 1919 г., в 48-ю годовщину
основания в Версале Германской империи, состоялось первое пле-
нарное заседание Парижской конференции. Конференция, работаю-
щая под лозунгом «Мир, который мы должны заключить, есть мир
народов»1, разработала Статут Лиги Наций, создание которой, как
надеялись ее творцы, должно было установить вечный мир на Земле.
На пленуме Парижской конференции в апреле 1919 г. был принят
Статут Лиги Наций, а в июне 1919 г. состоялось подписание Версаль-
ского мирного договора с Германией (вступил в силу в январе 1920 г.).
Статут Лиги Наций, являясь нераздельной составной частью Вер-
сальского мирного договора, был включен также в Сен-Жерменский
мирный договор союзных держав с Австрией (10 августа 1919 г.), в Ней-
ский мирный договор с Болгарией (27 ноября 1919 г.), в Трианонский
договор с Венгрией (4 июня 1920 г.) и в Севрский договор с Турцией
(не ратифицированный). Тем самым подчеркивалась неразрывная
связь между назначением Лиги Наций и международным политиче-
ским порядком, установленным мирными договорами.
Статут Лиги Наций (окончательный текст) закреплял так называемое
доброе пожелание в вопросе воспрещения частной фабрикации оружия
и военных материалов, что мешало членам Лиги Наций вести между собой
соревнование во всех видах вооружений. По положениям Статута Лиги
Наций сфера действия международного права ограничивалась «организо-
ванными народами», колониальные страны и народы из нее исключались.
В соответствии со Статутом в 1922 г. была учреждена Постоянная
палата международного правосудия – первый постоянный междуна-
родный суд. Статут Лиги Наций предусматривал процедуры мирного
разрешения споров между государствами. Являясь первым между-
народным механизмом по предотвращению военных конфликтов
и укреплению всеобщего мира и безопасности, Лига Наций взяла
на себя следующие обязательства:
– не прибегать к войне;
– поддерживать в полной гласности международные отношения;
1
Водовозов В.В. Версальский мир и Лига Наций. Пг., 1922. С. 14.

123
Глава II. История международного права и его науки

– строго соблюдать предписания международного права;


– добросовестно соблюдать все договорные обязательства.
Отрицательными аспектами Статута Лиги Наций можно назвать
то, что он:
– не предусматривал действенных средств предупреждения войны;
– не запрещал обращения государств к войне как к средству разре-
шения международных споров;
– узаконивал колониализм.
Хотя в 1924 г. Лига Наций и приняла Протокол о мирном разре-
шении споров, согласно которому агрессивная война объявлялась
международным преступлением и в котором давалось определение
агрессии, но Протокол не вступил в силу. Надо отметить, что данное
определение агрессии, получившее закрепление в конвенциях, за-
ключенных СССР с некоторыми соседними государствами, не только
имело политическое и международно-правовое значение в те дни, ко-
гда оно было принято, но и впоследствии сыграло значительную роль
при принятии Генеральной Ассамблеей ООН резолюции от 14 декабря
1974 г., содержащей определение агрессии.
Версальский мирный договор историками и международниками
определялся договором о перемирии и потому «с самого начала таил
в себе зерно будущей войны»1.
Следующим шагом в направлении к современному международ-
ному праву явилось принятие в 1928 г. Парижского пакта об отказе
от войны как орудия национальной политики, или «пакта Бриана –
Келлога»2 (вступил в силу 24 июня 1929 г.). Международное право тех
времен признавало войну законным инструментом национальной
политики. Договор предусматривал торжественное «осуждение вой-
ны, отказ от нее «как орудия национальной политики» во взаимных
отношениях между Францией и Соединенными Штатами и разреше-
ние всякого рода споров, которые могут возникнуть между обеими
странами, исключительно мирными средствами3.
Вопрос о разоружении по-прежнему оставался актуальным в рас-
сматриваемом периоде, и в 1932 г. была созвана Женевская конферен-
ция по разоружению. Результат ее работы констатировал, что государ-
ства не готовы разоружаться.

1
См. подробнее: Лукашук И.И. Международное право: Общая часть: Учебник. С. 60.
2
Назван по имени его инициаторов – французского министра иностранных дел
А. Бриана и государственного секретаря США Ф. Келлога.
3
См.: Иванов Л. Пакт Келлога // Мировое хозяйство и мировая политика. 1928.
№ 2. С. 3.

124
§ 5. Классическое международное право и его развитие в период с 1919 по 1946 г.

Во времена деятельности Лиги Наций торжество примитивного на-


ционализма сыграло свою роль. Называя положительными моментами
определение общих целей и основных принципов международного
права, регулирование сотрудничества в специальных областях, упроче-
ние международно-правового сознания, нельзя не сказать, что в целом
государства не проявили заинтересованности в совершенствовании
международного права.
Вопросами кодификации занималась Гаагская конференция 1930 г.,
которая ощутимых результатов не представила. Нельзя не отметить
и положительные аспекты в области обеспечения прав человека в рас-
сматриваемый период. К примеру, были приняты конвенции о запре-
те рабства (1926 г.), о правовом положении политических беженцев
(1928 г.).
В 1925 г. состоялась Локарнская конференция. Не вдаваясь в по-
дробности содержания восьми актов, выделим Рейнский пакт, со-
гласно которому проводилось различие между спорами юридического
и политического характера1. Практически все Локарнские договоры
рекламировали мирные средства разрешения споров, и предполага-
лось, что Локарнские договоры должны как бы дополнить механизм
Лиги Наций. Время показало, что ни Постоянная согласительная
комиссия, ни Постоянная палата международного правосудия, ни ар-
битражный суд ни одного серьезного спора между государствами
не разрешили2.
В случае конфликта Лига Наций становилась на сторону великих
держав либо самоустранялась, о чем свидетельствуют конкретные
примеры деятельности этой организации. К недостаткам можно от-
нести структуру организации Лиги Наций, методы голосования, то, что
Совет Лиги Наций был лишен возможности начать активные действия
по собственному усмотрению и т.д. Таким образом, Лига Наций была
создана так, что не могла служить действенным орудием борьбы за мир
и безопасность.
Польско-литовский конфликт (1920 г.), итало-греческий (1923 г.),
захват Японией Маньчжурии (1931–1932 гг.), итало-абиссинский кон-
фликт (1934 г.) являются наиболее яркими примерами проявления
недостатков в деятельности Лиги Наций, в стремлении разрешения их.
Тормозом являлось помимо длительной процедуры, с которой было
связано проведение каждого решения, отсутствие единства в среде
ведущих держав мира. Экономические санкции превратились в пустую
1
Локарнская конференция, 1925 год: Документы. М., 1959. С. 18.
2
См. подробнее: Баскин Ю.Я., Фельдман Д.И. История международного права. С. 152.

125
Глава II. История международного права и его науки

формальность. Для защиты мира, борьбы против агрессии необходимы


совместные коллективные действия всех заинтересованных в мире
стран.
Уроки Лиги Наций в известной мере учтены в международной ор-
ганизации – ООН, организации сегодняшнего дня. В период Второй
мировой войны интенсивно развивалось сотрудничество держав ан-
тигитлеровской коалиции. Англо-советско-американская конферен-
ция 1943 г. приняла решение о необходимости учреждения всеобщей
международной организации, основанной на принципе суверенного
равенства.
В июне 1945 г. конференция Объединенных Наций в Сан-Фран-
циско приняла Устав ООН. Знаменательным событием данного перио-
да является и то, что в 1945 г. были приняты Устав международного
военного трибунала для суда над главными немецкими преступника-
ми и Устав международного военного трибунала над японскими пре-
ступниками, которые определили три вида преступлений: преступ-
ления против мира, военные преступления и преступления против
человечности. Позднее, а именно в 1946 г., Генеральная Ассамблея
ООН подтвердила принципы, воплощенные в уставах и приговорах
трибуналов, в качестве общепризнанных принципов международного
права.

Литература
Баскин Ю.Я., Фельдман Д.И. История международного права. М., 1990.
Блюнчли И. Современное международное право цивилизованных госу-
дарств, изложенное в виде кодекса. М., 1876.
Буткевич О.В. У истоков международного права. СПб., 2008.
Бюттнер Т. Берлинская конференция 1884–1885 гг. в историческом
контексте антиколониальной борьбы африканских народов // Раздел Аф-
рики и его последствия. М., 1990.
Водовозов В.В. Версальский мир и Лига Наций. Пг., 1922.
Гессен В.М. О вечном мире // Журнал Министерства юстиции. 1899.
№ 4.
Грабарь В.Э. Материалы к истории литературы международного права
в России (1647–1917). М., 1958.
Грабарь В.Э. Материалы к истории литературы международного права
в России (1647–1917). М., 2005.
Гроций Г. О праве войны и мира. М., 1956.
Даневский В.П. Исторический очерк развития международных сно-
шений и международного права: Пособие к изучению истории и системы
международного права. Харьков, 1892.

126
§ 5. Классическое международное право и его развитие в период с 1919 по 1946 г.

Ермошин В.В. Влияние русского государства на развитие международ-


ного права во второй половине XVII–XVIII вв. // Развитие русского права
во второй половине XVII–XVIII вв. М., 1992. Гл. 6.
Камаровский Л.А. О международном суде. М., 1881.
Камаровский Л.А., Ульяницкий В.А. Международное право. М., 1908.
Каченовский Д. Курс международного права. Харьков, 1863.
Лодыженский А.Н. Проекты вечного мира и их значение. Международ-
ное право в период вооруженных конфликтов // РЖ общ. науки в России.
1992. № 5/6.
Мишулин А. Объявление войны и заключение мира у древних римлян //
Исторический журнал. 1944. № 10–11.
Пустогаров В.В. Мартенс – юрист, дипломат. 2-е изд., доп. М., 1999.
Стародубцев Г.С. Международно-правовая наука российской эмиграции
(1918–1939). М., 2000.
Стародубцев Г.С. История международного права и его науки: Учебное
пособие. М., 2006.
Талалаев А.Н. Международные договоры рабовладельческого общест-
ва // Известия вузов. Правоведение. 1960. № 3.
Телеснин В.В. Что такое международное право. М., 1914.
Тенищев В.В. Вечный мир и международный третейский суд. СПб., 1904.
Циммерман М.А. История международного права с древнейших времен.
Прага, 1924.
Глава III
Источники и система современного
международного права
§ 1. Источники права как результат процесса создания норм между-
народного права. – § 2. Международно-правовой обычай и международ-
ный договор. – § 3. Акты международных конференций и организаций. –
§ 4. Кодификация норм международного права. – § 5. Система междуна-
родного права.

§ 1. Источники права как результат процесса


создания норм международного права

Источники международного права создаются в процессе нормооб-


разования. Этот процесс включает в себя согласование воль, позиций,
интересов государств и иных субъектов международного права. Согла-
сование означает взаимообусловленность воль, т.е. согласие государ-
ства дается под условием аналогичного согласия другого государства.
По мнению Г.И. Тункина, процесс создания норм международного
права имеет две стадии: согласование норм государств относительно
содержания правил поведения и согласование воль относительно при-
знания их в качестве юридически обязательных1. Иногда эти стадии
могут не совпадать. Так, например, в процессе разработки конвен-
ции по морскому праву на III Конференции по морскому праву го-
сударства согласовывали многие новые правила (об исключительной
экономической зоне, архипелажных водах, о районе морского дна
и др.). В 1982 г. Конвенция ООН по морскому праву была открыта
для подписания и ратификации. Однако не все государства сразу дали
согласие на юридическую обязательность ее норм. Указанная Кон-
венция вступила в силу 16 ноября 1994 г., а Российская Федерация
ратифицировала ее 26 февраля 1997 г. Таким образом, прошло 15 лет
до дачи согласия на обязательность Конвенции. В международном
1
См.: Тункин Г.И. Теория международного права. М., 1970; Международное право:
Учебник / Отв. Г.И. Тункин. М., 1994. С. 54.

128
§ 1. Источники права как результат процесса создания норм международного права

правотворчестве идет постоянный поиск согласия и совпадающих


интересов государств.
На стадии дачи согласия у государств складывается юридическая
убежденность (opinio juris), или юридическое понимание, признание,
что данное правило должно быть юридически обязательным, т.е. быть
нормой международного права.
На международное правотворчество, итогом которого является
создание источников права, влияют многие факторы:
а) внешняя политика и международно-правовая позиция госу-
дарств, их национальные интересы и законодательство;
б) международно-правовая инициатива – индивидуальные или
совместные действия государств, их проекты по заключению между-
народных договоров;
в) соотношение сил между государствами и их фактическое, реаль-
ное влияние на международное правотворчество;
г) научно-технический прогресс и информация;
д) научная обоснованность, применение системного подхода и срав-
нительного анализа, высокий уровень экспертной оценки;
е) мировое общественное движение и мнение.
Международное правотворчество государств регулируется такими
принципами, как суверенное равенство, добровольность, демократизм
и право на участие всех государств (универсальность), координация
и сотрудничество. В настоящее время созданы процедурные правила
нормообразования (например, стадии заключения международного
договора). Международное правотворчество имеет организационные
формы: источники международного права разрабатываются между-
народными организациями, конференциями, Комиссией междуна-
родного права ООН (КМП), научными институтами и ассоциациями
международного права.
Итак, международное правотворчество – это сложный процесс,
в ходе которого переплавляются интересы, позиции, воли, уступки
государств. Нормообразование как согласованный процесс приводит
к общему итогу, а именно к соглашению между государствами. Согла-
шение – это и компромисс, баланс интересов, взаимообусловленность.
Суть юридической природы норм международного права заключает-
ся в том, что они создаются соглашением, а оно является способом
создания норм международного права. Соглашение имеет две формы
выражения как источник международного права: международный
договор как явно выраженное соглашение и международно-правовой
обычай как молчаливое или подразумеваемое соглашение.

129
Глава III. Источники и система современного международного права

§ 2. Международно-правовой обычай
и международный договор

Договор и правовой обычай, как говорилось выше, являются ос-


новными и традиционными источниками международного права, соз-
даваемыми государствами. Правовой обычай предшествовал между-
народному договору, особенно это было свойственно классическому
международному праву. В настоящее время в количественном отно-
шении международные договоры занимают ведущее место. Венская
конвенция о праве международных договоров 1969 г. подчеркивает
«всевозрастающее значение международных договоров как источни-
ков международного права». Государства своим отношениям придают
договорную форму. Тем не менее и правовой обычай, и договор – ос-
новные (главные) источники, и тот и другой устанавливают, изменяют
или прекращают права и обязанности.
В свое время шла дискуссия о роли правового обычая, в частности
есть ли смысл считать его источником международного права, поскольку
это неписаное правило. Значение правовому обычаю придал Устав ООН,
в преамбуле которого говорится об уважении к обязательствам, «выте-
кающим из договоров и других источников международного права».
Как правило, при характеристике источников международного права
отсылают к ст. 38 Статута Международного суда ООН (Международ-
ный суд учрежден Уставом ООН в качестве главного судебного органа
Организации Объединенных Наций). В ст. 38 Статута Международного
суда ООН закреплены следующие положения:
«1. Суд, который обязан решать переданные ему споры на основа-
нии международного права, применяет:
a) международные конвенции, как общие, так и специальные,
устанавливающие правила, определенно признанные спорящими го-
сударствами;
b) международный обычай как доказательство всеобщей практики,
признанной в качестве правовой нормы;
c) общие принципы права, признанные цивилизованными нациями;
d) с оговоркой, указанной в ст. 591, судебные решения и доктрины
наиболее квалифицированных специалистов по публичному праву
различных наций в качестве вспомогательного средства для опреде-
ления правовых норм.

1
Статья 59: «Решение Суда обязательно лишь для участвующих в деле сторон и лишь
по данному делу».

130
§ 2. Международно-правовой обычай и международный договор

2. Это постановление не ограничивает право Суда разрешать дело


ex aequo et bono, если стороны с этим согласны».
Речь идет о правоприменительной деятельности, о процессе, итогом
которого является вынесение решения на основе указанных поло-
жений. По ходу изложения материала будет дан комментарий ст. 38
Статута Международного суда ООН. Вместе с тем с учетом практики
и кодификации Суд выносит решения не только на ее основе.
Международно-правовой обычай. Поскольку международно-пра-
вовой обычай понимается как молчаливое или подразумеваемое со-
глашение (tacitum pactum), то процесс его образования имеет сложный
характер. Исторически обычная норма выводилась из поведения го-
сударств.
Признаки (реквизиты) международно-правового обычая:
– норма обычного права не сформулирована в письменном виде;
– продолжительность существования практики, она выводится
из поведения государств и исторических прецедентов;
– единообразие, постоянство практики;
– всеобщий характер практики, которая формируется в процессе
повторяющихся и согласованных действий государств;
– продолжительность во времени;
– убежденность в правомерности и необходимости правового обы-
чая и его признание государствами.
Самое главное для понимания процесса формирования междуна-
родно-правового обычая: практика государств и признание ими юриди-
ческой силы обычая, или, иначе, должна быть юридическая убежден-
ность (opinio iuris), понимание того, что возникшее правило является
нормой международного права1. Не случайно в п. «в» ст. 38 Статута
Международного суда ООН закреплено, что Суд применяет «между-
народный обычай как доказательство всеобщей практики, признанной
в качестве правовой нормы». Практика должна быть определенной,
единообразной, чтобы из нее можно было вывести общее правило.
И если другие государства молчат, не протестуют, не возражают, то это
означает, что сформировалась норма, признанная государствами как
источник международного права. И.И. Лукашук пишет о концепциях
opinio iuris. По его мнению, «представляется правильным определить
opinio iuris как признание субъектами международного права характе-
ра юридической нормы за правилом, сложившимся в практике или
1
Норма международного обычая может превратиться в норму международного права,
«если к ней присоединяется убеждение, что данное поведение обусловлено правовым
велением» (Фердросс А. Международное право. М., 1959. С. 52).

131
Глава III. Источники и система современного международного права

сформулированным иным образом. Такое признание может быть дано


в ясно выраженной форме заявления или другого официального акта,
однако более распространенной является форма молчаливого или
подразумеваемого признания. При формировании норм общего ме-
ждународного права основную роль играет отсутствие протеста»1.
В системе современного международного права обычаи подтвер-
ждены в дипломатическом, морском праве и в других отраслях.
Можно привести пример того, как возникло космическое право
первоначально из правового обычая. До запуска первого и последую-
щих космических аппаратов не было ни одного договора по космосу,
ни одной нормы обычного права. Были лишь резолюции Генеральной
Ассамблеи ООН, призывающие государства использовать космическое
пространство в мирных целях. Вместе с тем запуск и спуск космического
аппарата сопровождались как бы нарушением воздушного простран-
ства сопредельных государств. В международном воздушном праве
давно закреплен принцип полного и исключительного суверенитета
государства на его воздушное пространство. Кроме того, в воздушном
праве появилась норма обычного права о верхнем пределе воздушного
пространства («воздушный столб») высотой 100–110 км.
Ни одно государство не выразило протеста, возражения против
запуска и спуска космических аппаратов. Тем самым государства мол-
чаливо признали, что возникла новая международная деятельность
в связи с освоением космического пространства и, следовательно,
новые международные отношения, требующие правового регулиро-
вания, вначале в форме правового обычая, а затем – международного
договора. В 1967 г. был заключен Договор о принципах деятельности
государств по исследованию и использованию космического простран-
ства, включая Луну и другие небесные тела.
Формирование обычной нормы в международном праве схоже
с конклюдентными действиями в гражданском праве. В данном случае
молчание лишь порождает юридические последствия, и оно (мол-
чание) рассматривается как способ выражения воли лица, направ-
ленной на возникновение прав или принятие на себя обязанностей2.
Но в гражданском праве молчание предусмотрено законом (например,
договор хранения имущества), а в международном праве молчание
появляется благодаря практике и признанию этого правила в качестве
обязательной нормы.
1
Лукашук И.И. Обычные нормы современного международного права // Московский
журнал международного права. 1994. № 2. С. 36.
2
См.: Юридическая энциклопедия. М., 1998. С. 207.

132
§ 2. Международно-правовой обычай и международный договор

Международный правовой обычай отличается от обычая и обыкно-


вения (англ. usage). Обыкновение – тоже правило поведения в прак-
тике государств, но за ним не признается юридически обязательный
характер. К обыкновению относятся нормы международной вежливо-
сти (посольский, морской церемониал). Иногда обычай и обыкновение
могут перерасти в правовой обычай.
О соотношении международного договора и правового обычая1. Оба
источника являются соглашением и двумя равными источниками.
В правовом обычае, как правило, содержится одна норма, а в меж-
дународном договоре – несколько. Чаще всего обычай перерастает
в договор, что видно на примере таких отраслей, как дипломатическое,
морское право, право вооруженных конфликтов.
С другой стороны, международный договор может быть право-
вым обычаем; это бывает тогда, когда государства не дали согласия
на юридическую обязательность договора, конвенции, но молчали-
во соблюдают нормы, закрепленные в этих источниках. Например,
СССР ратифицировал Венскую конвенцию о праве международных
договоров от 23 мая 1969 г. только в 1986 г., однако он все время со-
блюдал положения Конвенции. Закон СССР «О порядке заключения,
исполнения и денонсации международных договоров СССР» 1978 г.
был принят в соответствии с положениями Венской конвенции.
Общие принципы права. О них говорится в п. «с» ст. 38 Статута
Международного суда ООН. Международный суд применяет «общие
принципы прав, признанные цивилизованными нациями»2. В науке
международного права до сих пор идет дискуссия, что относится к об-
щим принципам права; это:
1) принципы естественного права и справедливости, и они пред-
ставляют особый источник права;
2) основные принципы международного права.
Более правильная точка зрения, что общие принципы права – это
принципы, присущие всем правовым системам мира («правовым
семьям»); они как бы отражают совпадающее правосознание народов
(наций) и могут применяться в процессе реализации норм междуна-
родного права3. Например, к этим принципам относятся законность,
равенство, справедливость, добросовестность. К таким общим прин-
1
Подробно о международных договорах см. гл. VII настоящего учебника.
2
В настоящее время понятие «цивилизованные нации» является устаревшим.
3
И.И. Лукашук писал, что «под общими принципами права понимаются принципы,
присущие современным правовым системам (независимо от социально-политических
различий) и, кроме того, воспринятые международным правом» (Лукашук И.И. Нормы
международного права. М., 1997. С. 106).

133
Глава III. Источники и система современного международного права

ципам относятся и юридические постулаты, или максимы, правила


юридической логики и юридической техники, в том числе пришедшие
к нам из римского классического права (как правило, они пишутся
на латинском языке). Можно назвать некоторые из них: «специальный
закон отменяет общий»; «последующий закон отменяет предыдущий»;
«никто не может передать другому больше прав, чем он сам имеет»;
«никто не может быть судьей в собственном деле»; «бремя доказа-
тельств возлагается на другую сторону, предъявившую иск» и др.1
Судебные решения и доктрины. Это вспомогательные средства, один
из путей для принятия решения судом.
Судебные решения, прежде всего акты международных судов, при-
ближаются к прецедентному праву. Что касается доктрины, то еще
в прошлом международное право называли доктринальным правом,
или правом ученых (например, это труды Г. Гроция).
Как правило, Международный суд ООН в своих решениях не ссы-
лается на доктрину2. Она используется в мнениях судей и выступлениях
представителей сторон. Таким образом, по ст. 38 Статута Международ-
ного суда ООН судебные решения и доктрина не являются источни-
ками права, они могут быть основой для создания впоследствии норм
обычного права и международного договора, если к такому соглаше-
нию придут государства.
Следует сказать несколько слов о ч. 2 ст. 38 Статута Международ-
ного суда ООН3. Суд может решать дело на основе равенства и спра-
ведливости (ex aequo et bono). Речь идет о возникших фактах, отноше-
ния в связи с которыми не урегулированы нормами международного
права или являются спорными. С согласия государств дело может быть
передано на рассмотрение Международного суда ООН. Это особые
случаи. Я. Броунли пишет: «Это право разрешать дело ex aequo et bono
подразумевает достижение компромисса, примирения в порядке дру-
жественного урегулирования»4.
1
Статья 21 Статута Международного уголовного суда гласит: «…суд применяет
общие принципы права, взятые им из национальных законов правовых систем мира…
при условии, что эти принципы не являются несовместимыми с настоящим Статутом
и с международным правом и международно признанными нормами и стандартами».
2
«Объективности ради следует констатировать, что Суд практически не ссылался
непосредственно на труды ученых при вынесении своего решения» (Каламкарян Р.А.
Роль доктрины наиболее квалифицированных специалистов по публичному праву
различных наций в формировании современного международного права // Государство
и право. 2006. № 6. С. 80).
3
Надо заметить, что в учебной литературе, как правило, нет комментариев к этой
части ст. 38 Статута.
4
Броунли Я. Международное право. В 2 кн. Кн. 1. М., 1977. С. 57.

134
§ 2. Международно-правовой обычай и международный договор

Приводится такой пример применения принципа справедливости.


В 1969 г. Международный суд ООН вынес решение о континентальном
шельфе Северного моря. Суду пришлось прибегнуть к формулиро-
ванию принципа справедливости в вопросе о делимитации приле-
жащих зон континентального шельфа. Дело в том, что прибрежные
государства, выступающие в качестве сторон в споре по поводу дна
Северного моря, не были связаны никакими нормами обычного или
договорного права1.
Односторонние акты государств. К таким актам относятся заявле-
ния, ноты, признания, протесты, отказ от претензий, обещания и др.2
По этим актам государство берет на себя определенные обязательства.
Но вопрос в том, являются ли эти обязательства юридическими и мож-
но ли отнести их к источникам международного права. Например,
государство заявляет о постоянном нейтралитете, о неприменении
первым ядерного оружия, о признании какого-либо нового образова-
ния. Поскольку такие акты встречаются часто, то КМП ООН в 1996 г.
предложила Генеральной Ассамблее ООН включить право, касаю-
щееся односторонних актов государств, в качестве темы, подходящей
для кодификации и прогрессивного развития международного права.
Согласно разрабатываемому проекту конвенции это такие акты, ко-
торые представляют собой заявление, выражающее волю и согласие
государства, и посредством которого это государство стремится создать
обязательства или другие правовые последствия по международному
праву. КМП ООН при разработке критериев классификации актов го-
сударств использовала три общепризнанные категории: акты, посред-
ством которых государство принимает на себя обязательства (обещание
и признание); акты, посредством которых государство отказывается
от какого-либо права (отказ); акты, посредством которых государство
подтверждает какое-либо право или притязание (протест).
Односторонние акты государств обсуждались в Международном
суде ООН.
В 1974 г. правительство Франции заявило о прекращении ядер-
ных испытаний в атмосфере, тем самым оно создало для себя обяза-
тельство. Затем Франция возобновила ядерные испытания. В связи
с этим по жалобе государств дело рассматривалось в Международном
суде ООН. При рассмотрении дела об испытании ядерного оружия

1
См. Броунли Я. Международное право. В 2 кн. Кн. 1. С. 58.
2
О классификации актов см.: Лукашук И.И. Международное право: Общая часть.
М., 1996. С. 91–92; Каламкарян Р.А. Международно-правовое значение односторонних
юридических актов государств. М., 1984. С. 30–49.

135
Глава III. Источники и система современного международного права

Францией на островах Тихого океана Суд определил, что сделанные


от имени французского правительства заявления создают для него
международно-правовые обязательства. Суд отметил: «Так же как
правило pacta sunt servanda в праве договоров основано на принци-
пе добросовестности, так и обязательный характер международного
обязательства, принятого посредством односторонней декларации,
обусловливается этим принципом. Таким образом, государства могут
принять к сведению одностороннюю декларацию и довериться ей,
и тем самым они получают право потребовать, чтобы обязательство,
будучи создано, соблюдалось». В связи с этим И.И. Лукашук считает,
что односторонний акт порождает правовое обязательство, признанное
в международной практике1.

§ 3. Акты международных конференций и организаций

Международные конференции принимают акты как источники


права и как рекомендации и политические договоренности. Например,
были приняты Венские конвенции о дипломатических и консульских
сношениях, о правопреемстве, о праве международных договоров и др.
Такие конференции созываются специально для обсуждения и приня-
тия источника международного права в письменной форме.
Международные конференции созываются также для обсуждения
вопросов политических, экономических, безопасности, для решения
тех или иных глобальных проблем. Как правило, на таких конферен-
циях принимаются акты, имеющие рекомендательное значение, или
нормы политических договоренностей. Например, к ним относятся
нормы Парижской хартии для новой Европы 1990 г. Такие докумен-
ты в отличие от источников международного права (договоры, кон-
венции) не регистрируются в ООН и не ратифицируются, они лишь
подписываются участниками конференции (совещания).
Особо стоит вопрос о природе Заключительного акта Совещания
по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ) 1975 г. Некоторые
юристы считают, что Заключительный акт СБСЕ является источником
международного права, содержит в себе принципы международно-
го права и государства были наделены правами по осуществлению
контроля за соблюдением принятых политических и правовых обя-
зательств. В отличие от других международных договоров Акт не под-
лежит ратификации.
1
См.: Лукашук И.И. Международное право: Общая часть. С. 89.

136
§ 4. Кодификация норм международного права

Что касается актов международных организаций, то их природа также


неоднозначна. Такие акты называются специальными, а правотвор-
чество международных организаций – нетрадиционным. Особенно
часто обсуждается вопрос о роли и значении резолюций, деклараций
Генеральной Ассамблеи ООН. Существуют разные подходы; например,
если за резолюцию проголосовали все государства или 2/3 государств,
то она – источник международного права. Более правильная позиция
состоит в том, что резолюция является источником международного
права, если она толкует и кодифицирует нормы Устава ООН. К ним,
например, относятся Всеобщая декларация прав человека 1948 г., Дек-
ларация о предоставлении независимости колониальным странам
и народам 1960 г., Декларация о принципах международного права,
касающихся дружественных отношений и сотрудничества между го-
сударствами в соответствии с Уставом ООН, 1970 г. Эти акты имеют
общепризнанную обязательную силу. Остальные резолюции явля-
ются рекомендациями, морально-политическими нормами, и они
оказывают влияние в последующем на создание и реализацию норм
международного права. Резолюции могут быть нормотворческими,
когда они касаются поправок к Уставу ООН. Например, согласно
ст. 108 Устава ООН и ст. 69 Статута Международного суда ООН ре-
золюции Генеральной Ассамблеи служат юридической формой при-
нятия поправок к Уставу и к Статуту. Эти поправки ратифицируются
государствами – членами ООН. Таких поправок было уже несколько
(например, поправки об увеличении числа членов Совета Безопасности
и Экономического и Социального Совета).
Есть акты, которые регулируют внутреннюю деятельность между-
народных организаций (регламенты, порядок голосования, избрание
на должности, взносы в бюджет и т.д.). Эти акты образуют так назы-
ваемое внутреннее право международных организаций.

§ 4. Кодификация норм международного права


В процессе нормообразования и создания источников международ-
ного права накапливается большой массив норм права. В связи с этим
появляется необходимость в кодификации таких норм. Кодификация
как один из видов систематизации международно-правовых актов
преследует цель обеспечить ясное и четкое изложение действующих
норм международного права. Кодификация исключает различное
и неодинаковое толкование норм международного права и содействует
единообразному и последовательному их применению.

137
Глава III. Источники и система современного международного права

Кодификация – это международная деятельность и правотворче-


ский процесс1, она может быть официальной и неофициальной, об-
щей и частичной. «Сущность кодификации международного права
состоит в усовершенствовании действующих международных норм,
означающем приведение их в определенную систему на основе еди-
ных принципов»2. За последние годы государства кодифицировали
отдельные отрасли международного права путем принятия общего
многостороннего договора или кодификационного акта.
Особую роль в кодификации международного права играет Комис-
сия международного права как вспомогательный орган Генеральной
Ассамблеи ООН, учрежденный на ее второй сессии. Согласно п. 1 «а»
ст. 13 Устава ООН Генеральная Ассамблея организует исследования
и дает рекомендации в целях прогрессивного развития международно-
го права и его кодификации. Как записано в Положении КМП ООН
от 21 ноября 1947 г., «Комиссия состоит из 34 членов, являющихся
лицами с признанным авторитетом в области международного права».
Члены КМП избираются Генеральной Ассамблеей на пятилетний срок
и выступают в личном качестве. В ст. 15 Положения о КМП под про-
грессивным развитием понимаются вопросы, которые еще не регули-
руются международным правом или по которым право еще недостаточно
развито в практике государств. Под кодификацией международного
права понимается более точное формулирование и систематизация
норм международного права в тех областях, в которых уже имеются
обширная государственная практика, прецеденты и доктрины3. КМП
занимается подготовкой проектов многосторонних конвенций. С этой
целью КМП производит отбор тем для прогрессивного развития и ко-
дификации права. Критерии отбора тем в КМП:
– тема должна отражать потребности государств;
– тема должна быть достаточно созревшей с точки зрения практики
государств;
– тема должна быть конкретной и реализуемой.
Кроме того, КМП считает, что необходимо не только ограничи-
ваться нетрадиционными темами, но также рассматривать те темы,
которые отражают новые изменения в области международного права
и насущные интересы международного сообщества. На 60-й сессии
1
См.: Мовчан А.П. Кодификация и прогрессивное развитие международного права.
М., 1972. С. 67.
2
Кожевников Ф.И., Кривчикова Э.С. Комиссия международного права ООН: функции
и деятельность. М., 1977. С. 6.
3
См.: Действующее международное право / Сост. Ю.М. Колосов и Э.С. Кривчикова.
Т. 1. М., 1996. С. 60–61.

138
§ 5. Система международного права

в 2008 г. КМП постановила работать над следующими проектами тем:


оговорки к международным договорам; ответственность международ-
ных организаций; защита людей в случае бедствий; общие природные
ресурсы; последствия вооруженных конфликтов для международных
договоров; высылка иностранцев; иммунитет должностных лиц госу-
дарства от иностранной уголовной юрисдикции; обязательство выда-
вать или осуществлять судебное преследование (aut dedere aut iudicare).
Окончательно разработанный проект конвенции КМП представляет
Генеральной Ассамблее ООН, которая принимает решение о созыве
конференции государств для обсуждения и принятия текста конвенции.

§ 5. Система международного права

Система современного международного права сложилась историче-


ски. Динамика и эффективность правотворческой и кодификационной
деятельности государств, особенно после Второй мировой войны,
повлекли становление и формирование системы международного пра-
ва. Возросшее количество кодификационных актов, разнообразные
связи между ними, их взаимозависимость вызывают интерес к системе
международного права. Общие правила системы, такие как система –
это целое, состоящее из частей, и их взаимосвязанность применимы
к познанию системы международного права.
Основные элементы системы международного права – это принци-
пы, нормы и их объединение в отрасли и институты. Система между-
народного права существует объективно как сложившаяся устойчивая
связь между ее элементами.
Интересно отметить историю становления системы международ-
ного права. Например, Г. Гроций делил право на естественное и по-
ложительное. В свою очередь положительное право подразделялось
на человеческое и божественное. Международное право Г. Гроций
относил к человеческому праву. Он же делил международное право
на право войны и мира1. После Г. Гроция международное право на-
зывалось как договорное, обычное, естественное, позитивное, право
материальное и формальное. В.Э. Грабарь отмечал, что русской науке
международного права принадлежит несомненная заслуга в деле систе-
матизации международного права: она наметила хорошо продуманную
строгую систему международного права. В.Э. Грабарь выделял общую
и особенную (специальную) части международного права. Общая часть
1
См.: Гроций Г. О праве войны и мира. М., 1994. С. 74–75.

139
Глава III. Источники и система современного международного права

регулирует политические и организационные вопросы международного


общения. К специальной части относятся международное админи-
стративное право, международное уголовное право, международное
гражданское право, при помощи которых осуществляется охрана прав
за пределами территории государства1. С появлением Лиги Наций,
а затем ООН международное право стало правом организованного
сообщества государств в отличие от раннего права неорганизованного
сообщества.
Существуют определенные критерии формирования системы меж-
дународного права и деления ее на отрасли и институты. Прежде всего
сюда относятся:
а) предмет международно-правового регулирования (международ-
ные отношения);
б) нормативный материал и кодификационные акты;
в) общие и отраслевые принципы международного права;
г) сотрудничество и интересы государств и в целом интересы меж-
дународного сообщества;
д) научно-технический прогресс2.
Отрасль международного права – это нормы и принципы, регули-
рующие отдельные виды международных отношений, или отношения
в широкой области (политическая, экономическая и т.д.), возникаю-
щие вследствие совместной деятельности государств и других субъ-
ектов. Статус отрасли формируется тогда, когда кодифицированы ее
нормы права. Каждая отрасль базируется на общих принципах меж-
дународного права и вместе с тем имеет свои отраслевые принци-
пы, например принцип свободного исследования и использования
космического пространства в космическом праве, принцип свободы
открытого моря в морском праве.
В свою очередь в отрасли международного права выделяются под-
отрасли; так, в праве международной безопасности можно назвать
подотрасль – право разоружения.
Институт международного права – это нормы, регулирующие от-
ношения между субъектами международного права в более узкой,
ограниченной сфере.
Институты международного права делятся на отраслевые и межот-
раслевые (или общесистемные). Например, в праве внешних сношений
(в дипломатическом праве) есть институт дипломатических привиле-
1
См.: Грабарь В.Э. Материалы к истории литературы международного права в России
(1647–1917). М., 2005. С. 571.
2
См. также: Фельдман Д.И. Система международного права. Казань, 1983. С. 46.

140
§ 5. Система международного права

гий и иммунитетов представительств и персонала. Институтом права


устанавливаются правовой статус образований или режимов, например
статус архипелажного государства, район морского дна.
Общесистемные институты «пронизывают» всю систему междуна-
родного права. К ним относятся: ответственность, правосубъектность,
разрешение споров, представительство при международных органи-
зациях, нормотворчество. Дальнейшая кодификация норм междуна-
родного права даст новые отрасли и институты.
Нормы международного права. Количественное накопление норм
права и их выражение в международных договорах и правовых обычаях
формируют систему международного права. Нормы международного
права являются общеобязательным правилом поведения, а их юри-
дическая природа состоит в том, что они образуются в результате со-
глашения субъектов. Нормы международного права обеспечиваются
добросовестным соблюдением, и вместе с тем они обладают прину-
дительной силой.
Для понимания особенностей международного права необходимо
уяснить классификацию его норм, какие существуют различные виды
и основания классификации. Нормы международного права могут
быть классифицированы по форме их закрепления, по количеству
участников, по пространственной сфере действия, по юридической
силе, по функциональному назначению.
Наиболее подробную классификацию норм международного права
дает профессор И.И. Лукашук1. Нормы международного права класси-
фицируются на универсальные, региональные, императивные и дис-
позитивные, материальные и процессуальные.
Имеются нормы-понятия; например, в ст. 2 Венской конвенции
о праве международных договоров 1969 г. дается понятие междуна-
родного договора. Можно выделить следующие основания (критерии)
классификации норм:
а) по содержанию и месту в системе международного права – это
нормы-цели, нормы-принципы;
б) по сфере действия – универсальные (распространяются на все
государства), региональные;
в) по юридической силе – императивные и диспозитивные. И.И. Лу-
кашук пишет о так называемых квазиимперативных нормах. Это нор-
мы, наделенные приоритетной силой в каком-нибудь нормативном
1
См.: Лукашук И.И. Нормы международного права. С. 134–213. Для лиц, изучаю-
щих международное право, необходимо знать теоретические положения о норме права
в предмете «Теория государства и права».

141
Глава III. Источники и система современного международного права

акте, например в многостороннем договоре. В таком договоре устанав-


ливается, что в случае противоречия его постановлениям других согла-
шений участников в какой-либо области приоритет должен отдаваться
данным постановлениям. Например, ст. 103 Устава ООН закрепила
преимущественную силу обязательств по Уставу. Или Конвенция ООН
по морскому праву 1982 г. установила приоритет ее норм по сравнению
с конвенциями по морскому праву, принятыми в 1958 г.;
г) по способу создания – нормы договорные, обычные и нормы
решений международных организаций;
д) по способу регулирования – нормы запрещающие, обязываю-
щие, управомочивающие;
е) выделяются также нормы отсылочные, организационные (ре-
гулирующие деятельность международных органов и организаций),
технические (вытекающие из законов природы, науки и техники –
метод расстояния территории моря, континентального шельфа, мощи
стратегического оружия и т.п.).
За последние годы в научной литературе и в практике международ-
ных организаций появились термин и понятие нормы «твердого права»
(англ. hard law) и нормы «мягкого права» (англ. soft law).
Нормы «твердого права» содержатся в международных договорах,
в которых четко и ясно устанавливаются права и обязанности сторон.
Нормы «мягкого права» не порождают четких прав и обязанностей,
они дают лишь общую установку, например, такие нормы содержатся
в политических договорах («добиваться», «стремиться», «принимать
необходимые меры») и в резолюциях международных организаций,
конференций, в коммюнике, в совместных заявлениях1.
В научной и учебной литературе все чаще пишут о нормах между-
народного процессуального права. Многие процессуальные нормы
содержатся в международном судопроизводстве2, например в Статуте
Международного уголовного суда (ч. 5, 6, 8).
Принципы международного права. Принципы международного права
являются основой международного правопорядка. Это обобщенные,
основополагающие и общепризнанные юридические нормы. Они
обладают высшей юридической силой. Обязательства, вытекающие
из основных принципов, носят универсальный и всеобщий характер

1
См.: Лукашук И.И. Нормы международного права. С. 124, 133.
2
См.: Игнатенко Г.В. Международно-правовые проблемы взаимодействия матери-
альных и процессуальных норм // Современные проблемы взаимодействия материаль-
ного и процессуального права России: теория и практика: Материалы Всероссийской
научно-практической конференции. Ч. I. Екатеринбург, 2004. С. 19–30.

142
§ 5. Система международного права

(erga omnes), и все государства должны быть заинтересованы в защите


принципов. Состояние международного правопорядка зависит от того,
как соблюдаются и признаются принципы государствами. Нарушение
одного принципа влечет нарушение всей системы международного
права.
Государства постоянно стремятся кодифицировать и конкретизиро-
вать принципы международного права. В Уставе ООН закреплены семь
принципов международного права: неприменение силы или угрозы
силой; мирное разрешение споров; невмешательство во внутренние
дела; сотрудничество; равноправие и самоопределение народов; суве-
ренное равенство государств; добросовестное соблюдение обязательств
по международному праву. Но Устав ООН называет эти принципы,
а конкретное их содержание дано в Декларации о принципах между-
народного права, касающихся дружественных отношений и сотруд-
ничества между государствами в соответствии с Уставом ООН, 1970 г.
Пункт 6 ст. 2 Устава закрепил: «Организация обеспечивает, чтобы госу-
дарства, которые не являются ее Членами, действовали в соответствии
с этими Принципами, поскольку это может оказаться необходимым
для поддержания международного мира и безопасности». Заключи-
тельный акт СБСЕ 1975 г. включил еще три принципа международного
права: нерушимость границ; территориальная целостность государств;
уважение прав человека и основных свобод, включая свободу мысли,
совести, религии и убеждений.
Поскольку принципы являются основой международного права,
то нарушение одного принципа влечет подрыв устоев всей системы
международного права и правопорядка. Все государства, независи-
мо от времени их возникновения, членства или нечленства в ООН,
обязаны соблюдать императивы принципов международного права.
Принципы права – комплекс обобщенных норм, составляющих ядро
современного международного права и фундамент современного меж-
дународного правопорядка. Принципы – это требование, несущее
в себе должное, и это идеал, определяющий цели, ориентиры через
законность, справедливость, добросовестное соблюдение междуна-
родных обязательств. Как видим, принципы – это правила поведения
особого рода и высшего порядка.
Все принципы международного права взаимосвязаны и дополняют
друг друга. Это подчеркнула Декларация о принципах международно-
го права 1970 г.: «При толковании и применении изложенные выше
принципы являются взаимосвязанными и каждый принцип должен
рассматриваться в контексте всех других принципов».

143
Глава III. Источники и система современного международного права

Качеством принципов международного права является их импе-


ративность (jus cogens). Статья 53 Венской конвенции о праве между-
народных договоров 1969 г. дает понятие императивной нормы (jus
cogens): «Императивная норма общего международного права является
нормой, которая принимается и признается международным сообще-
ством государств в целом как норма, отклонение от которой недопу-
стимо и которая может быть изменена только последующей нормой
общего международного права, носящей такой же характер». Статья 53
не назвала конкретно нормы jus cogens. КМП ООН в 2001 г. в Коммен-
тарии к Проектам статей об ответственности государств за междуна-
родно-противоправные деяния привела в качестве примера следующие
нормы jus cogens: запрещение агрессии, рабства и работорговли, гено-
цида, расовой дискриминации и апартеида, пыток; основные нормы
международного гуманитарного права, применимые в вооруженном
конфликте; право на самоопределение.
Помимо общих, основных принципов в международном праве су-
ществуют межотраслевые принципы (договоры должны соблюдаться,
ответственность и др.) и отраслевые принципы (свобода судоходства
в морском праве, исследование и использование космического про-
странства в мирных целях в космическом праве и т.д.).
Во многих международных документах, правовых актах и в нацио-
нальном законодательстве государств часто ссылаются на принципы
международного права.
Развитие системы международного права идет в соответствии с тре-
бованиями практики международно-правового регулирования. Дивер-
сификация международных отношений и становление международ-
ного порядка оказывают непосредственное воздействие на систему
международного права. Система международного права стабильна,
динамична и постоянно развивается. Естественно, в этой системе
возникают противоречия, но все же она остается единой и целостной.
В связи с развитием системы международного права, появлением в ней
новых отраслей и институтов на универсальном и региональном уровне
в последнее время стали обсуждать проблему фрагментации (разрыв
частей) международного права. Речь идет о том, что в отраслях между-
народного права, в практике международных судебных учреждений
возникли такие нормы и решения, которые противоречат нормам
других отраслей международного права или не совпадают с прежни-
ми решениями международных судебных учреждений (например,
нормы о правах человека). И следовательно, фрагментация угрожает
системе международного права. На эту проблему обратила внимание

144
§ 5. Система международного права

КМП ООН; Г. Хафнер, член Комиссии, посвятил ей специальный


доклад. Он выделил следующие причины, способствующие усилению
фрагментации системы международного права: отсутствие централизо-
ванных институтов, которые обеспечивали бы однородность и соответ-
ствие правовых норм; параллельное регулирование на универсальном
или региональном уровне одного и того же вопроса; конкуренция
норм1. По мнению Р.А. Колодкина, члена КМП ООН, фрагментации
системы международного права не существует, а ее угрозы тем более2.
По каким бы путям ни шли международно-правовое регулирова-
ние и создаваемые нормы международного права, главное, чтобы это
регулирование соответствовало принципам международного права,
нормам jus cogens как верным «стражам» системы международного
права. Да и сама кодификация международного права доказывает, что
система развивается и устраняются причины для ее фрагментации.

Литература
Зимненко Б.Л. Международное право и правовая система Российской
Федерации. М., 2006.
Каламкарян Р.А. Международно-правовое значение односторонних
юридических актов государств. М., 1984.
Лукашук И.И. Нормы международного права. М., 1997.
Мовчан А.П. Кодификация и прогрессивное развитие международного
права. М., 1972.
Фельдман Д.И. Система международного права. Казань, 1983.

1
См.: Хафнер Г. Риск фрагментации международного права / Организация Объеди-
ненных Наций // Генеральная Ассамблея ООН. N10(А/55/10).
2
См.: Колодкин Р.А. Фрагментация международного права // Московский журнал
международного права. 2005. № 2. С. 38–61.
Глава IV
Взаимодействие международной и национальных
правовых систем и международного
и внутригосударственного права
§ 1. Основные направления и способы взаимодействия международной и на-
циональных правовых систем. – § 2. Теоретические проблемы соотношения
международного и внутригосударственного права. – § 3. Теории согласования
международных и внутригосударственных правовых норм.

§ 1. Основные направления и способы взаимодействия


международной и национальных правовых систем

В современных условиях качественный анализ существа и эффек-


тивности воздействия норм права на общественные отношения может
быть проведен при обязательном соблюдении, по крайней мере, двух
следующих условий. Во-первых, он должен включать изучение не только
содержания и внутренней структуры соответствующей системы право-
вых норм, но и других элементов правовой действительности, функ-
ционально необходимых для нормальной работы механизма правового
регулирования. Во-вторых, в процессе такого анализа необходимо
учитывать фактор постоянного тесного взаимодействия, в котором
находятся национальные и международные правовые нормы.
Достижение этой цели возможно только при активном обращении
в учебной, научной и практической деятельности к категории «пра-
вовая система», которая не отменяет других юридических терминов,
не является их синонимом, а несет самостоятельную смысловую на-
грузку, обозначая понятие, объединяющее нормативную, институцио-
нальную и идейно-психологическую составляющие правовой стороны
жизни любого общества и государства.
При этом следует иметь в виду, что категория «правовая систе-
ма» имеет не только национальную, но и международную проекцию.
В последнем случае речь идет о международной правовой системе
(МПС), понятие которой не тождественно понятию «система между-

146
§ 1. Направления взаимодействия международной и национальных правовых систем

народного права», а представляет собой самостоятельный социально-


нормативный феномен, включающий в себя помимо собственно норм
международного права также институциональный и идеологический
(социально-психологический) компоненты1.
Важнейшей задачей современной юридической науки является
комплексное изучение предпосылок и основных направлений взаимо-
действия основных компонентов международной правовой системы
с соответствующими компонентами национальных правовых систем
(НПС) государств, которое не носит случайный или сегментарный
характер, а предопределяется рядом объективных факторов общест-
венно-политического, экономического и специально-юридического
характера.
Можно выделить две большие группы предпосылок, предопреде-
ляющих объективную необходимость взаимодействия МПС и НПС
в современном мире. Явления и тенденции, составляющие первую
из них, имеют общественно-политический и экономический характер
и находят отражение, в частности, в интернационализации внутриго-
сударственных отношений, в диверсификации экономики, в появле-
нии общечеловеческих проблем, решение которых возможно только
на основе тесного конструктивного взаимодействия большинства го-
сударств мира.
Решающее влияние на содержание этих предпосылок оказывает
глобализация, которая привела к тому, что сегодня ни одно государ-
ство не в состоянии существовать без активного и целенаправленного
взаимодействия с международно-правовой системой. С каждым годом
регулирующее воздействие международно-правовых норм все глубже
проникает в область внутригосударственных отношений. Как следствие
многие элементы традиционной сферы действия национального права
рассматриваются сегодня в качестве объектов совместного регулиро-
вания с участием как внутригосударственных, так и международных
правовых норм.
При этом, однако, речь должна идти не о противопоставлении ка-
тегорий «суверенитет государства» и «глобализация», а об отвечающей
современным реалиям корректировке первоначальной концепции
суверенитета как олицетворения самой высокой, абсолютной и вечной
власти государства над его гражданами и другими субъектами. В самом
общем виде существо указанной корректировки должно заключаться
в признании того очевидного факта, что поиск баланса интересов
1
Подробнее об этом см.: Гаврилов В.В. Понятие национальной и международной
правовых систем // Журнал российского права. 2004. № 11. С. 98–112.

147
Глава IV. Взаимодействие международной и национальных правовых систем

государств в современном мире неразрывно связан с интернациона-


лизацией традиционно внутригосударственных вопросов, с передачей
в общих интересах отдельных прав в международную компетенцию.
Взаимная потребность международной и национальных правовых
систем друг в друге обусловлена не только общественно-политически-
ми, но и правовыми факторами. Они существуют благодаря наличию
в обеих системах общей основы, которая и определяет их как правовые.
Во многих случаях связь внутригосударственного и международного
права является юридически необходимой, особенно на этапе реали-
зации международно-правовых норм.
Можно выделить две основные формы помощи, которую внутриго-
сударственное право оказывает праву международному в процессе его
применения. В первом случае речь идет о ситуации, когда основная
цель международных норм заключается в урегулировании отношений,
выходящих за рамки государственных границ (например, при регла-
ментации вопросов политического, военного, научно-технического
или культурного сотрудничества государств). Так как нормы междуна-
родного права всегда обязывают государство в целом, а не его органы,
то основная задача национального права здесь будет состоять в опреде-
лении нормативной основы функционирования структур, ответствен-
ных за обеспечение реализации международно-правовых предписаний.
Совершенно другая ситуация складывается тогда, когда конечной
целью действия международно-правового акта является достижение
определенной степени урегулированности отношений между субъекта-
ми национального права одного или нескольких государств (например,
при регулировании вопросов прав человека, порядка заключения и ис-
полнения внешнеэкономических сделок и т.д.). Задача внутреннего
права в данном случае заключается в том, чтобы определить возмож-
ность и условия, а также при помощи других компонентов нацио-
нальной правовой системы обеспечить должный порядок реализации
международных правовых норм внутри страны.
Национальные правовые системы в свою очередь также оказыва-
ют заметное влияние на международную правовую систему. Однако
такое воздействие проявляется преимущественно на этапе создания
международных правовых норм. Именно при помощи внутреннего
права решается вопрос о том, какие органы государства имеют право
выступать от его имени на международной арене и какими полномо-
чиями при этом они обладают. Национальным правом также решается
важнейший вопрос: в каком качестве и как международно-правовые
нормы могут действовать на территории соответствующей страны?

148
§ 1. Направления взаимодействия международной и национальных правовых систем

Взаимодействие международной и национальных правовых систем


охватывает все уровни этих системных конструкций: нормативный,
институциональный и социально-психологический. Остановимся
на каждом из них более подробно.
В рамках взаимодействия нормативных компонентов МПС и НПС
следует выделять содержательную и регулятивную составляющие. Со-
держательное взаимодействие является одним из важнейших факторов,
обеспечивающих согласованность международного и внутригосудар-
ственного права. В процессе создания и определения содержания меж-
дународно-правовых норм государства исходят из предписаний своего
национального законодательства и стремятся не допускать выработки
документов, противоречащих основам их конституционного строя
или требующих внесения существенных изменений во внутригосу-
дарственное право. В свою очередь международно-правовые нормы
дают устойчивую нормативно-целевую ориентацию для национальных
правотворческих органов, предопределяя в целом ряде случаев направ-
ление развития и эволюцию содержания внутреннего законодательства
государств. Международное и внутригосударственное право оказывают
также значительное структурно-содержательное влияние друг на друга.
Это происходит в тех случаях, когда нормы одной из этих систем права
определяют основные направления развития старых и закладывают
основы формирования новых отраслей и институтов другой системы.
В современных условиях содержание процесса взаимодействия
нормативных компонентов международной и национальных право-
вых систем определяют тенденции интернализации (доместикации)
международных правовых норм, с одной стороны, и интернационали-
зации норм внутригосударственного права – с другой, следствием чего
становится неуклонное повышение удельного веса международно-
правового фактора в национальном правотворчестве. Отличительной
чертой подготовки многих современных международных правовых
документов (в особенности тех, которые предназначены для регу-
лирования отношений, возникающих внутри государства) является
стремление их разработчиков не только установить единые для всех
государств-участников правила поведения, но и определить содер-
жание и рамки национальных законодательных, административных
и иных мер, необходимых для их осуществления на практике. Таким
образом, на основе образца (стандарта), задаваемого общеобязатель-
ным правилом поведения международного характера, происходит
нормативное «выравнивание» содержания соответствующих норм
внутреннего права различных стран.

149
Глава IV. Взаимодействие международной и национальных правовых систем

В то же время, и это очень важно подчеркнуть, если международная


правовая норма предназначена для применения во внутригосудар-
ственной сфере, то она не становится частью национального права
и в рамках национальной правовой системы выполняет не унифици-
рующие, а регулятивные функции. Следовательно, речь в данном слу-
чае идет уже не о содержательном, а о регулятивном (функциональном)
взаимодействии нормативных компонентов международной и нацио-
нальных правовых систем. Существо такого взаимодействия наиболее
правильно раскрывается в рамках концепции правоприменительных
комплексов, которые образуют группы норм различных систем права,
обладающие качеством регулятивной совместимости и предназначен-
ные для регламентации однообъектных отношений1.
В силу особенностей своей природы и предназначения правоприме-
нительные комплексы не образуют самостоятельной статичной систем-
ной или отраслевой нормативной конструкции. К их числу, например,
можно отнести образование, известное под названием «международное
частное право». Аналогичную природу, по нашему мнению, имеют
такие межсистемные нормативные комплексы, как международное
инвестиционное право, международное налоговое право, междуна-
родное трудовое право и ряд других. Во всех этих случаях речь должна
идти именно о взаимодействии, согласовании соответствующих юри-
дических норм в рамках особых правоприменительных комплексов,
а не о превращении их друг в друга, присоединении одних к другим
или об их объединении в новые статичные «институты», «отрасли»
и даже «системы» права.
Если говорить о взаимодействии МПС и НПС на институциональ-
ном уровне, то следует отметить, что международные органы и орга-
низации не только помогают государствам в подготовке текстов меж-
дународных правовых актов, но и довольно часто сами выступают
в качестве инициаторов разработки таких документов, а также осу-
ществляют собственную нормоустановительную деятельность, зна-
чительное влияние на содержание которой оказывают национальные
правительства. Нельзя не упомянуть здесь и о широкой организаци-
онно-исполнительной деятельности международных структур по ока-
занию технической помощи государствам в процессе имплементации
международно-правовых норм.
Не следует, однако, забывать, что в процессе правоприменитель-
ной практики каждое из государств использует свою собственную
1
См.: Игнатенко Г.В. Международное и советское право: проблемы взаимодействия
правовых систем // Советское государство и право. 1985. № 1. С. 73–81.

150
§ 1. Направления взаимодействия международной и национальных правовых систем

совокупность правотворческих, правоприменительных и структур-


но-компетенционных средств, предназначенных для выполнения
международных обязательств в рамках своей национальной правовой
системы. Именно поэтому параметры (и эффективность) действия
международных правовых норм в конкретной стране определяются
в конечном итоге даже не качеством соответствующей «международ-
но-правовой материи», а содержанием и эффективностью функцио-
нирования национального механизма их реализации.
В рамках этого механизма, помимо органов исполнительной вла-
сти, немаловажное место принадлежит судам, так как применение
международно-правовых норм внутри государства во многом проис-
ходит именно благодаря их деятельности. Национальные суды также
учитывают в своей работе решения международных судебных органов
и используют их в качестве нормативной и иной основы для собст-
венных решений. Тесное взаимодействие национальных и междуна-
родных институционных структур характерно также для контрольной
деятельности, осуществляемой в рамках различных правопорядков.
И в завершение кратко остановимся на взаимодействии междуна-
родной и национальных правовых систем на социально-психологическом
уровне. Этот аспект не менее важен, чем два предыдущих, так как эф-
фективность реализации правовых норм в конкретном государстве или
в межгосударственных отношениях во многом зависит от состояния
существующего в данном обществе индивидуального и коллективного
правосознания, правовой культуры в целом, а также от того, насколь-
ко интенсивно и в каком направлении соответствующее общество
подвергается внешнему культурологическому или иному ценностно-
ориентационному воздействию.
Характерная особенность нашего времени − беспрецедентная взаи-
мосвязь государств и народов, которую все чаще следует рассматри-
вать как взаимозависимость. С другой стороны, мировое сообщество
во многих отношениях все еще продолжает оставаться разобщенным.
Не все его субъекты поддерживают происходящие в мире перемены или
оценивают их положительно. Наиболее заметны здесь, в частности,
сохраняющиеся различия между западным и восточным мышлением,
образом жизни и отношением к праву в соответствующих государствах.
Поэтому при оценке возможностей участия азиатских, африканских
или ближневосточных стран в тех или иных универсальных проектах
или эффективности выполнения ими своих международных обяза-
тельств нельзя не принимать во внимание культурную, этническую,
религиозную и историческую специфику данных государств.

151
Глава IV. Взаимодействие международной и национальных правовых систем

Констатация несхожести образа жизни, культуры и иных признаков


различных народов и государств не должна служить основой для не-
терпимости и попыток навязывания своей системы ценностей другим.
Сказанное представляет особый интерес, если учесть, насколько остро
в наше время встает вопрос о пределах распространения универсаль-
ных идей и принципов, а также о допустимости применения в данном
процессе принуждения в любой форме.

§ 2. Теоретические проблемы соотношения


международного и внутригосударственного права

Теоретические концепции соотношения международного и внут-


ригосударственного права имеют сравнительно небольшую историю,
несмотря на то, что соприкосновение норм этих систем права являлось
характерной чертой правового регулирования международных отно-
шений на протяжении всей их многовековой истории. Этот вопрос
стал затрагиваться в научных разработках при рассмотрении смежных
международно-правовых проблем лишь во второй половине XIX в.
Предметом же специального исследования он стал только в 1899 г.,
когда в Лейпциге была опубликована первая монография на эту тему1.
Тем не менее уже в первой половине XX в. в правовой доктрине сфор-
мировались три различные точки зрения на эту проблему: дуалисти-
ческая и две монистических.
Основоположник дуалистической теории Г. Трипель рассматривал
международное и внутригосударственное право в качестве двух само-
стоятельных и юридически равноправных систем права, источники
которых не могут конкурировать друг с другом. Эта теория исходила
из существенного различия между международным и внутригосудар-
ственным правом, заключающегося прежде всего в наличии у них
разного предмета регулирования. Известный английский юрист-ме-
ждународник Я. Броунли отмечал, что с дуалистической точки зрения
«международное право есть право, регулирующее отношения между
суверенными государствами, а внутригосударственное право действу-
ет в пределах государства и регулирует отношения его граждан друг
с другом и с исполнительной властью. Согласно такой концепции
ни один из этих правопорядков не может создавать или изменять нор-
мы другого»2.
1
См.: Triepel H. Völkerrecht und Landesrecht. Leipzig, 1899.
2
Brownlie I. Principles of Public International Law. 5th ed. Oxford, 1998. P. 31–32.

152
§ 2. Проблемы соотношения международного и внутригосударственного права

Именно поэтому, по мнению дуалистов, механизм осуществления


международно-правовых норм в рамках национальных правовых си-
стем целиком и полностью зависит от усмотрения соответствующих
государств. А национальное право в свою очередь не способно реали-
зовывать себя в международной правовой системе, и, следовательно,
государства не могут ссылаться на свой внутренний закон для обосно-
вания факта нарушения ими международного права.
Дуалисты считали, что международное и внутригосударственное пра-
во функционируют на различных уровнях. Поэтому даже при наличии
общей сферы, в которой международно-правовые и внутригосударствен-
ные нормы могут действовать одновременно в отношении одного и того
же объекта, коллизии между ними не должно возникать, так как между-
народные суды обязаны будут применять нормы международного права,
а суды национальные – нормы права внутреннего. Международное пра-
во, с точки зрения дуалистов, может иметь силу в рамках национальных
правопорядков только в том случае, если оно будет «трансформировано»
или «инкорпорировано» в национальное право.
В отличие от дуалистов сторонники монистической концепции утвер-
ждали, что международное и внутригосударственное право не имеют
между собой существенных различий и должны рассматриваться как
проявления единой правовой сущности. По их мнению, право охва-
тывает весь мир и включает в себя более узкие отдельные системы,
расположенные в определенной иерархии. При этом одна группа мо-
нистов отстаивала точку зрения о приоритете внутригосударственных
правовых норм над международными, а вторая обосновывала идею
о том, что международное право является высшим правопорядком,
существующим в мире, и что его действие, следовательно, «не может
быть ограничено ни в каком направлении»1.
Позднее дуалистические и монистические взгляды на соотношение
международного и внутригосударственного права подверглись жесткой
критике со стороны представителей теории координации. Один из наи-
более ярких ее представителей Дж. Фицморис считал, что международ-
ное и внутригосударственное право не только функционируют на раз-
личных уровнях, но и имеют разные сферы действия. Они вообще
не приходят в столкновение друг с другом как системы права, так как
каждая из них является высшей в своей собственной сфере. Поэтому
в том случае, если государство в своей внутренней сфере действует
не так, как это приписывается ему международным правом, будет
иметь место не конфликт правопорядков, а конфликт обязательств.
1
Kelsen H. Principles of International Law. N.Y., 1967. P. 177.

153
Глава IV. Взаимодействие международной и национальных правовых систем

А его последствием станет не недействительность внутреннего права,


а ответственность государства на международном уровне.
Сторонники теории координации считали, что основополагаю-
щие постулаты дуалистической и монистической концепций нахо-
дятся в противоречии с повседневной деятельностью международных
и национальных институциональных органов и судов. Однако после-
дующее развитие международных отношений убедительно показало
несостоятельность не только этих концепций в их первоначальном
варианте, но и некоторых положений самой теории координации.
Практикой межгосударственного сотрудничества были развеяны пред-
ставления о том, что международное и внутригосударственное право
не могут взаимодействовать, а их источники конкурируют друг с дру-
гом. С другой стороны, стало ясно, что теория единого правопорядка,
в котором международно-правовые нормы превалируют над нормами
национально-правовыми (или наоборот), также не соответствует дей-
ствительности. Поэтому рассмотренные выше точки зрения подверг-
лись определенной эволюции, породив концепции умеренного монизма
и дуализма.
Одним из главных достижений указанной эволюции стал отказ
от противопоставления государственного суверенитета и междуна-
родного права, осознание того факта, что эти правовые категории
с необходимостью предполагают наличие друг друга, а отрицание од-
ной из них ставит под сомнение существование другой. Ведь между-
народное право, которое в действительности является правом межго-
сударственным, немыслимо без его основных субъектов, создателей
и защитников – суверенных государств. А государство в свою очередь
не может существовать без такого важнейшего свойства государствен-
ной власти, как суверенитет.
Во второй половине ХХ в. многие сторонники дуалистической
и монистической теорий фактически подошли к единому пониманию
проблемы соотношения международного и внутригосударственно-
го права как двух разнопорядковых, но тесно взаимодействующих
и определенным образом соотносящихся между собой правовых кон-
струкций. Обе эти концепции в их современной интерпретации при-
знают возможность и необходимость взаимодействия международного
и внутригосударственного права как самостоятельных систем в про-
цессе регулирования неуклонно расширяющегося круга общественных
отношений. В этих условиях наибольшую актуальность и практическую
значимость приобретает задача определения основных параметров
механизма такого взаимодействия, так как в отношении этого вопроса

154
§ 3. Теории согласования международных и внутригосударственных правовых норм

и в международно-правовой доктрине, и в рамках юридической прак-


тики все еще сохраняются значительные расхождения во взглядах.

§ 3. Теории согласования международных


и внутригосударственных правовых норм

То обстоятельство, что государства выступают в нормотворческих


процессах как создатели одновременно и внутригосударственных,
и международно-правовых норм, обусловливает содержательную согла-
сованность данных правил поведения, позволяющую им объединяться
в правоприменительные комплексы и регулировать однообъектные
общественные отношения. При этом международные и национальные
правовые нормы не образуют новой системной конструкции, а остают-
ся частью своих собственных систем права, вступающих друг с другом
в определенное функциональное взаимодействие.
В случае, когда целью такого взаимодействия является регулиро-
вание отношений между субъектами национального права одного или
нескольких государств, возникает вопрос: в каком качестве междуна-
родные правовые нормы будут действовать в «сфере ответственности»
национальной правовой системы и при помощи какого юридического
механизма будет обеспечиваться их согласованность с нормами внут-
ригосударственного права данной страны?
В международно-правовой доктрине на этот счет существует не-
сколько концепций. Однако наибольшее распространение среди них
получили три − теории трансформации, инкорпорации и имплементации.
Своим рождением и развитием теория трансформации обязана дуали-
стическому подходу к проблеме соотношения международного и внутри-
государственного права. Как и дуализм, она базируется на утверждении
самостоятельного существования и раздельного функционирования этих
двух систем права. Основной тезис теории трансформации заключается
в том, что осуществление международных правовых норм в рамках вну-
треннего правопорядка конкретной страны возможно только в случае
придания таким нормам силы национального права посредством из-
дания внутригосударственного правового трансформационного акта.
В более развернутом виде важнейшие положения этой теории мож-
но представить следующим образом:
1. Международное и внутригосударственное право представляют
собой два различных правопорядка. Поэтому первое не может быть
непосредственным регулятором отношений в сфере действия второго.

155
Глава IV. Взаимодействие международной и национальных правовых систем

2. Для придания нормам международного права юридической силы


внутри государства они должны быть трансформированы в нормы
национального права (другими словами, приобрести силу норм внут-
ригосударственного права).
3. Процедура трансформации характерна для всех случаев и спосо-
бов приведения в действие норм международного права внутри госу-
дарства, а проведение трансформации опосредуется изданием соот-
ветствующего «трансформационного» национально-правового акта.
Рассмотрим содержание этих тезисов более подробно.
В отечественной правовой доктрине положение о самостоятельно-
сти и неподчиненности друг другу международного и внутригосудар-
ственного права является общепризнанным. Как правило, не вызывает
никаких возражений и утверждение, что внутригосударственный закон
или иной правовой акт государственной власти не может быть непо-
средственным источником международного права, равно как и меж-
дународный договор или международно-правовой обычай ни при ка-
ких обстоятельствах не могут быть непосредственными источниками
внутригосударственного права1. Указанные предпосылки, однако,
с нашей точки зрения, отнюдь не являются достаточным основанием
для принципиального заявления о невозможности непосредственного
регулирующего воздействия международно-правовых норм на поведе-
ние субъектов российского права, с которым выступают сторонники
теории трансформации.
Принцип верховенства государственной власти не означает, что
в рамках границ соответствующей страны может действовать только
один правовой регулятор – национальное право. Суть проблемы, сле-
довательно, заключается не в том, что международно-правовая норма
в силу своей природы и предназначения не в состоянии выступать в ка-
честве регулятора отношений на внутригосударственном уровне, как
это утверждают «трансформисты», а в том, допускает или не допускает
соответствующее государство ее действие в таком качестве. Поэтому
международные правовые акты и обычаи способны выступать в каче-
стве источников норм, непосредственно регулирующих отношения
между национально-правовыми субъектами различных государств
или даже одной страны в тех случаях, когда это санкционировано
соответствующим государством.
Примером такого рода санкции генерального характера являются
положения ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, определяющие статус обще-
1
См.: Курс международного права. В 7 т. / Отв. ред. Р.А. Мюллерсон, Г.И. Тункин.
Т. 1. М., 1989. С. 292.

156
§ 3. Теории согласования международных и внутригосударственных правовых норм

признанных принципов и норм международного права, а также меж-


дународных договоров Российской Федерации как составной части
правовой системы нашего государства. Примечательно, что речь здесь
идет именно о правовой системе, а не о системе права России1. Указан-
ное конституционное положение следует толковать в том смысле, что
нормы международного права включаются в состав правовых регулято-
ров, действующих на территории нашей страны, становясь элементом
нормативного уровня российской правовой системы, а не трансфор-
мируются в источники российского права.
Правильность подобной трактовки конституционной нормы можно
проиллюстрировать также на примере п. 3 ст. 5 Федерального закона
от 8 декабря 2003 г. № 164-ФЗ «О международных договорах Россий-
ской Федерации»2, который предусматривает, что «положения офици-
ально опубликованных международных договоров Российской Феде-
рации, не требующие издания внутригосударственных актов для при-
менения, действуют в Российской Федерации непосредственно (курсив
наш. – Авт.). Для осуществления иных положений международных
договоров Российской Федерации принимаются соответствующие
правовые акты». Подобное нормативное предписание содержится
и в п. 2 ст. 7 Гражданского кодекса РФ, устанавливающем, что между-
народные договоры Российской Федерации применяются к отношени-
ям, регулируемым Кодексом, «непосредственно (курсив наш. – Авт.),
кроме случаев, когда из международного договора следует, что для его
применения требуется издание внутригосударственного акта». Во всех
указанных примерах нормы национального права России разрешают
применение положений международных договоров в сфере действия
государственного суверенитета Российской Федерации, а не транс-
формируют их в нормы внутреннего права нашей страны.
Трансформация в процессе осуществления норм международного
права внутри государства не происходит, да и не может происходить
в силу самостоятельности и независимости систем международного
и внутригосударственного права друг от друга. Именно поэтому сто-
ронники рассматриваемой концепции вынуждены постоянно заявлять
об условности и неточности самого термина «трансформация», кото-
рый, таким образом, является неправильным по существу. На этом
фоне совершенно неубедительными выглядят все еще встречающиеся
в отечественной литературе призывы к продолжению употребления
1
Подобные формулировки можно встретить также в конституциях Албании, Арме-
нии, Венгрии, Литвы, Македонии, некоторых других государств.
2
СЗ РФ. 2003. № 50. Ст. 4850.

157
Глава IV. Взаимодействие международной и национальных правовых систем

данного термина в научном обороте в силу того, что он уже получил


широкое распространение и его замена может породить ненужную
путаницу.
В отличие от «трансформистов» сторонники другой распростра-
ненной теории согласования норм международного и национального
права – теории инкорпорации – считают, что международно-правовые
нормы становятся частью национального права (законодательства)
определенной страны автоматически, без издания каких бы то ни было
внутригосударственных нормативных правовых актов.
Доктрина инкорпорации зародилась в практике английских судов
XVIII–XIX вв. и первоначально распространялась только на действие
международных обычных норм в правовой системе Великобритании.
Один из наиболее известных представителей этой теории англий-
ский юрист У. Блэкстоун так характеризовал ее содержание в своих
«Комментариях»: «право народов во всех вопросах, на которые рас-
пространяется его юрисдикция, принимается во всем своем объеме
общим правом и считается частью права страны»1. При этом, однако,
в отношении применения международных договорных норм англий-
ские суды придерживались теории трансформации.
Одним из первых государств, воспринявших идеи доктрины инкор-
порации на законодательном уровне, стали Соединенные Штаты Аме-
рики. В разд. 2 ст. VI Конституции США (1787 г.) нашла закрепление
так называемая верховная клаузула (supremacy clause) следующего со-
держания: «Настоящая Конституция и законы Соединенных Штатов,
изданные в ее исполнение, равно как и все договоры, которые заклю-
чены или будут заключены властью Соединенных Штатов, являются
высшими законами страны, и судьи в каждом штате обязываются к их
исполнению, даже если в Конституции и законах какого-либо штата
встречаются противоречащие положения»2. Нетрудно заметить, что
в соответствии с указанным правилом действие основного принципа
теории инкорпорации − «международное право является частью пра-
ва страны» − было распространено на международные договорные
нормы, что определило специфику подхода США к решению этого
вопроса в ряду других стран общего права.
Кроме США к числу государств, провозгласивших нормы междуна-
родного права частью права страны, относятся, в частности, Германия

1
Цит. по: Shaw M.N. International Law. 4th ed. Cambridge, 1997. P. 105.
2
Конституция Соединенных Штатов Америки // Конституции зарубежных го-
сударств: Учебное пособие / Сост. В.В. Маклаков. 4-е изд., перераб. и доп. М., 2003.
С. 379–404.

158
§ 3. Теории согласования международных и внутригосударственных правовых норм

и Греция. Статья 25 Конституции ФРГ (1949 г.) предусматривает, что


«общепризнанные нормы международного права являются составной
частью права Федерации. Они имеют преимущество перед законами
и непосредственно порождают права и обязанности для жителей фе-
деральной территории»1. А согласно п. 1 ст. 28 Конституции Греции
(1975 г.) «общепринятые нормы международного права, а также между-
народные соглашения с момента их ратификации законом и вступления
их в силу, согласно положениям самого международного соглашения,
являются неотъемлемой частью внутреннего греческого права и имеют
приоритет перед любым противоречащим им положением закона»2.
Другие страны объявили международно-правовые нормы частью
своего внутреннего законодательства. Так, в соответствии с ч. 1 ст. 96
Конституции Королевства Испания (1978 г.) «заключенные в соответ-
ствии с законом и официально опубликованные в Испании междуна-
родные договоры составляют часть ее внутреннего законодательства»3.
Аналогичные положения можно встретить в конституциях Казахстана,
Украины и некоторых других государств.
Нетрудно заметить, что в основе теории инкорпорации лежит мо-
нистический подход к проблеме соотношения международных и на-
циональных правовых норм, а ее суть сводится к объявлению меж-
дународного права целиком и без изменения его природы составной
частью внутреннего права. Поэтому содержание этой теории может
быть кратко представлено в виде следующих основных тезисов:
1. Международное и внутригосударственное право представляют
собой две согласующиеся друг с другом системы права. Поэтому первое
может быть составной частью второго.
2. В силу указания конституционной нормы или практики, вы-
работанной национальными судебными органами, международные
договоры и (или) нормы общего международного права становятся
частью национального права (законодательства) соответствующей
страны целиком, без необходимости издания каких-либо дополни-
тельных внутренних правовых актов.
Оценивая обоснованность этих утверждений, отметим, что для меж-
дународного и национального права действительно характерна значи-
тельная содержательная и функциональная согласованность. Однако
1
Основной закон Федеративной Республики Германии // Конституции зарубежных
государств: Учебное пособие / Там же. С. 101–160.
2
Конституция Греции // Конституции государств Европы. В 3 т. / Под общ. ред.
Л.А. Окунькова. Т. 1. М., 2001. С. 646–696.
3
Конституция Королевства Испания // Конституции зарубежных государств: Учеб-
ное пособие / Сост. В.В. Маклаков. С. 247.

159
Глава IV. Взаимодействие международной и национальных правовых систем

не следует забывать и о том, что эти системы права существенно отли-


чаются друг от друга не только по содержанию и источникам правовых
норм, но и по способам их создания и реализации на практике. У них
различная природа, сфера действия, предназначение, в силу чего они
объективно не могут быть или становиться частью друг друга.
Изложенное позволяет прийти к выводу, что тезис о сохранении
нормами международного права своей системной принадлежности
при их осуществлении в рамках НПС остается справедливым во всех
случаях, даже тогда, когда эти нормы провозглашаются частью внут-
реннего права страны или ее законодательства.
Достаточно показательным в этом смысле является высказывание
немецкого юриста Д. Раушнинга, который, комментируя положения
ст. 25 Конституции ФРГ, подчеркивает, что содержащаяся в этой ста-
тье фраза о том, что «общие нормы международного права являются
составной частью права Федерации», может ввести в заблуждение.
«Это положение не означает, ─ пишет он, ─ что нормы международного
права становятся нормами национального права ФРГ. Они остаются
нормами международного права. Смысл данной статьи Конституции
в том, что она предписывает применять такие нормы в рамках правовой
системы ФРГ»1. Точно так же профессора Т. Бургенталь и Г. Майер
отмечают: «когда мы в США говорим, например, что международное
право является «правом страны», мы в действительности имеем в виду,
что оно представляет собой часть нашей правовой системы»2.
Другими словами, здесь мы имеем дело с юридическими формули-
ровками, которые не только не соответствуют фактической ситуации,
но и не способны на нее повлиять, так как самостоятельность систем
международного и национального права − объективный и очевидный
факт, который невозможно изменить даже при помощи нормативных
предписаний конституционного уровня.
Теория инкорпорации, таким образом, вслед за теорией трансфор-
мации дает неверное представление о действительном статусе между-
народных правовых норм в рамках национальных правовых систем.
Кроме того, при более внимательном рассмотрении данной концепции
нетрудно заметить, что ей присущ целый ряд других неточностей и не-
достатков, к числу основных из которых следует отнести следующие.

1
Раушнинг Д. Применение норм международного публичного права в рамках нацио-
нальной правовой системы // Российский ежегодник международного права, 1998–1999.
СПб., 1999. С. 279.
2
Buergenthal T., Maier H. Public International Law in a Nutshell. 2nd ed. St. Paul (Minn),
1990. P. 4.

160
§ 3. Теории согласования международных и внутригосударственных правовых норм

Во-первых, в рамках теории инкорпорации не делается различий


между международными правовыми нормами, предназначенными
для регулирования отношений, возникающих внутри государства, и от-
ношений, выходящих за пределы его границ. Вследствие этого ча-
стью национального права объявляются как международные правовые
акты, устанавливающие, например, порядок заключения и исполнения
внешнеэкономических сделок или защиты прав на интеллектуальную
собственность, так и договоры, определяющие статус космическо-
го пространства или перечень привилегий и иммунитетов диплома-
тических и консульских работников, хотя различия и в содержании,
и в предназначении таких актов очевидны.
Во-вторых, теория инкорпорации (как, впрочем, и трансформации)
не учитывает то очевидное обстоятельство, что даже если международ-
но-правовые нормы имеют целью достижение определенной степени
урегулирования отношений с участием субъектов национального права,
они не всегда пригодны для непосредственной регламентации этих
отношений. Отсюда возникает проблема самоисполнимых и несамо-
исполнимых международных правовых норм, которая так и не нашла
удовлетворительного разрешения ни в одном из государств, объявив-
ших международное право частью своего внутреннего права. Кроме
того, следует иметь в виду, что некоторые из таких государств объявили
частью своего права только обычные международно-правовые нормы,
а этот факт далеко не всегда учитывается в рамках теории инкорпорации.
Наконец, в-третьих, при объявлении международных правовых
норм частью права страны возникает целый ряд проблем «техниче-
ского» характера, которые также не получили единообразного и ис-
черпывающего решения в доктрине, законодательстве и правопри-
менительной практике соответствующих государств. Эти проблемы,
в частности, затрагивают вопросы о юридической силе международных
договоров, вступающих в противоречие с положениями принимае-
мых позднее национальных правовых актов, а также о соотношении
норм международных договоров, заключенных от имени государства
разными его органами, с нормами национального права различного
уровня. В федеративных государствах к этим проблемам добавляются
также вопросы определения места международных договоров в системе
федеральных нормативно-правовых актов и актов субъектов федера-
ции, находящихся в определенном иерархическом соотношении друг
с другом.
Большинство из указанных проблем и неточностей довольно ус-
пешно преодолеваются в рамках теории имплементации (от англ. imple-

161
Глава IV. Взаимодействие международной и национальных правовых систем

mentation – осуществление, претворение в жизнь), которая в последние


годы получила широкое распространение в правовой доктрине. На наш
взгляд, эта теория, как в понятийном, так и в содержательном плане,
гораздо точнее, чем рассмотренные выше концепции, определяет
статус и описывает механизм действия международных правовых норм
в рамках национальных правовых систем.
Теория имплементации, как и теория трансформации, основывает-
ся на постулате о самостоятельности систем международного и внут-
ригосударственного права. Однако сущность процесса согласования
этих нормативных образований определяется в данном случае по-дру-
гому. Теория имплементации рассматривает его не как совокупность
различных средств юридической техники, имеющих целью наделение
норм международного права силой норм права национального, а как
комплекс мероприятий, направленных на признание юридической
силы и организационное обеспечение осуществления международно-
правовых норм внутри государства. Причем эти мероприятия могут
отличаться друг от друга в зависимости от вида норм, а также предмета
и конечной цели международно-правового регулирования.
Другими словами, в соответствии с теорией имплементации итогом
согласования становится не преобразование норм международного
права в национальные правовые нормы, не объявление их частью
внутреннего права, а наделение первых способностью действовать
в своем собственном качестве в правовой системе соответствующего
государства с санкции и при помощи вторых.
Теория имплементации исходит из того, что связь международного
и внутригосударственного права является необходимой юридиче-
ской связью. Она обусловлена спецификой международных право-
вых норм, применение которых в большинстве случаев невозможно
без помощи норм национального права. Поэтому суть помощи нацио-
нального права праву международному прежде всего состоит в опре-
делении тех государственных органов и должностных лиц, которые
будут обеспечивать на практике выполнение положений конкретного
международно-правового акта или нормы, а также в обеспечении
внутригосударственной нормативной основы функционирования
и взаимодействия данных субъектов. Это особенно актуально в тех
случаях, когда предметом международно-правового регулирования
становятся межгосударственные отношения политического и эко-
номического характера.
Еще одной особенностью международного права, предопределяю-
щей необходимость оказания помощи его нормам со стороны норм

162
§ 3. Теории согласования международных и внутригосударственных правовых норм

национального права, является то обстоятельство, что в междуна-


родно-правовых нормах «часто содержатся положения, имеющие
конечной целью регулирование не отношений между государствами
(регулирование отношений между самими государствами является
средством для достижения конечной цели), а отношений с участием
субъектов национального права. Так как такие положения реализуют-
ся в действиях субъектов национального права, то нужна их «переадре-
совка» последним, что достигается при помощи норм национального
права»1. Их главная задача здесь заключается в санкционировании
действия международно-правовых предписаний на территории со-
ответствующей страны, а также в определении их места в иерархии
норм, составляющих нормативный уровень правовой системы дан-
ного государства.
В тех случаях, когда внутригосударственное право санкционирует
действие международно-правовых норм внутри страны, возникает
проблема так называемых самоисполнимых и несамоисполнимых
правовых норм2. Самоисполнимые нормы международных догово-
ров в силу их детальной проработанности и завершенности могут
применяться внутри государства для регулирования соответствую-
щих отношений непосредственно без каких-либо конкретизирующих
и дополняющих их норм национального права. Практика зарубежных
государств показывает, что самоисполнимыми, как правило, являются
нормы, регулирующие отношения между национальными правовыми
субъектами различной государственной принадлежности (к их числу,
в частности, относятся многие международно-правовые документы,
принятые в области международного частного права).
Несамоисполнимые же нормы, даже если государство санкциони-
рует их применение внутри страны, требуют для своего исполнения
наличия акта внутригосударственного нормотворчества, конкретизи-
рующего и адаптирующего их положения к особенностям социального
строя и правовой системы данной страны. Необходимость принятия

1
Мюллерсон Р.А. Соотношение международного и национального права. М., 1982.
С. 58.
2
В российской доктрине достаточное распространение получила точка зрения,
согласно которой для реализации общепризнанных принципов и норм международного
права не требуется издания каких-либо специальных внутригосударственных норма-
тивных актов, конкретизирующих их положения. В соответствии с этой точкой зрения
проблема самоисполнимых и несамоисполнимых норм имеет отношение только к дого-
ворным нормам международного права (см., например: Зимненко Б.Л. Международное
право и российское право: их соотношение // Московский журнал международного
права. 2000. № 3. С. 162–168).

163
Глава IV. Взаимодействие международной и национальных правовых систем

таких актов внутреннего права объясняется тем, что несамоиспол-


нимые международные нормы, как правило, имеют общий характер,
определяют известные рамки, масштабы поведения, в пределах кото-
рых сами государства устанавливают права и обязанности своих субъ-
ектов. Несамоисполнимые нормы международного права принимаются
обычно в целях достижения определенной степени урегулирования
отношений внутри страны (например, в области обеспечения и со-
блюдения прав и свобод человека). Именно в таких случаях помощь
национального права праву международному в реализации его норм
достигает наиболее высокой степени активности.
Таким образом, базовые тезисы теории имплементации могут быть
представлены следующим образом:
1. Международное и национальное право представляют собой две
различные системы права. Поэтому международные правовые нор-
мы могут выступать в качестве юридических регуляторов отношений
в сфере действия внутреннего права государства только с санкции
соответствующих национально-правовых норм.
2. Содержание механизма имплементации международно-пра-
вовых норм зависит от их вида, содержания и конечной цели меж-
дународно-правового регулирования. В тех случаях, когда междуна-
родно-правовые нормы принимаются для регулирования межгосу-
дарственных отношений, национальное право только обеспечивает
нормативную основу функционирования и взаимодействия органов
и должностных лиц, ответственных за осуществление положений
этих норм на практике.
Международно-правовые нормы, направленные на урегулирова-
ние отношений между национальными субъектами различной госу-
дарственной принадлежности, являются, как правило, самоиспол-
нимыми и при наличии отсылки к ним норм национального права
могут иметь прямое действие на территории соответствующей страны.
В свою очередь международные юридические нормы, предназначенные
для достижения определенной степени урегулирования отношений
между национальными субъектами одной страны, по общему правилу
не являются самоисполнимыми, и для осуществления их положений
на практике государством принимаются правовые акты, конкретизи-
рующие содержание таких договоров и (или) отменяющие действие
противоречащих им предписаний внутреннего права.
3. Процедура имплементации международно-правовых норм пред-
ставляет собой органическое сочетание правотворческой (где это не-
обходимо) и организационно-исполнительской деятельности.

164
§ 3. Теории согласования международных и внутригосударственных правовых норм

Подводя итог рассмотрению вопроса о сущности и содержании


теорий согласования международных и национальных правовых норм
и опираясь на проведенное исследование, можно прийти к выводу,
что ни теория трансформации, ни теория инкорпорации не отвеча-
ют современному уровню развития международной и национальных
правовых систем, не раскрывают сути действительного соотношения
их нормативных компонентов друг с другом. Эти концепции вступают
в противоречие с фактическим положением дел, когда они либо ставят
искусственный заслон на пути ширящегося год от года регулятивного
взаимодействия международных и национальных правовых предписа-
ний в рамках внутригосударственных правопорядков, либо, наоборот,
пытаются обосновать возможность стирания здесь всяких различий
между ними. Кроме того, рассматриваемые концепции необоснованно
упрощают механизм согласования действий норм международного
и национального права внутри государств, не давая представления
о специфике его работы применительно к отдельным разновидностям
юридических правил поведения международного характера.
Наиболее близко к действительности, на наш взгляд, существо
указанного механизма раскрывает теория имплементации, которая
значительно ближе, чем другие концепции, подошла к пониманию
существа действительного соотношения нормативных компонентов
международной и национальных правовых систем и сложившейся
к настоящему времени мировой практики их взаимодействия.

Литература
Гавердовский А.С. Имплементация норм международного права. Киев,
1980.
Гаврилов В.В. Понятие и взаимодействие международной и националь-
ных правовых систем. Владивосток, 2005.
Зимненко Б.Л. Международное право и правовая система Российской
Федерации. М., 2006.
Левин Д.Б. Актуальные проблемы теории международного права. М.,
1974.
Лукашук И.И. Конституции государств и международное право. М., 1998.
Лукашук И.И. Международное право в судах государств. СПб., 1993.
Лукашук И.И. Нормы международного права в международной норма-
тивной системе. М., 1997.
Лукашук И.И. Нормы международного права в правовой системе России
(учебно-практическое пособие). М., 1997.
Марочкин С.Ю. Действие норм международного права в правовой си-
стеме Российской Федерации. Тюмень, 1998.

165
Глава IV. Взаимодействие международной и национальных правовых систем

Мюллерсон Р.А. Соотношение международного и национального права.


М., 1982.
Осминин Б.И. Принятие и реализация государствами международных
договорных обязательств: Монография. М., 2006.
Рубанов А.А. Теоретические основы международного взаимодействия
национальных правовых систем. М., 1984.
Черниченко С.В. Теория международного права. В 2 т. Т. 1: Современные
теоретические проблемы. М., 1999.
Глава V
Международное право
в различных правовых системах мира
Общая теория права1 выделяет два подхода к пониманию термина
«правовая система»: в узком и в широком смысле слова.
В узком смысле правовая система – это самобытная совокупность всех
правовых явлений, существующих в каждом конкретном государстве.
В широком смысле правовая система – это так называемые «пра-
вовые семьи», в которые входит несколько государств.
Международное право в правовых системах в узком смысле
Правовая система каждого отдельного государства предполагает
свои особенности статуса и применения международного права. Ос-
новным законодательным актом, регулирующим этот вопрос, является
конституция государства.
Так, например, Конституция Франции устанавливает, что между-
народные договоры, должным образом ратифицированные или одоб-
ренные, с момента их опубликования имеют силу, превышающую силу
внутренних законов, при условии их применения другой стороной
(ст. 55)2. Основной закон Италии устанавливает, что ее правовой поря-
док согласуется с общепризнанными нормами международного права
(ст. 10)3. Конституция Японии отмечает, что международные договоры
страны и установленные нормы международного права должны ис-
полняться добросовестно (ст. 98)4. Конституция Соединенных Штатов
Америки устанавливает, что международные договоры заключаются
президентом страны, при этом, однако, договор должен получить одоб-
рение 2/3 присутствующих членов Сената (разд. 2 ст. II)5.
1
Если быть точным, то действительно общей теории права не существует, по край-
ней мере пока. Различные народы, государства, культуры имеют свои собственные
представления о праве. Вероятно, на сегодняшний день нынешний уровень развития
обществоведения позволяет говорить не об общей теории права вообще, а об общей
теории права России или общей теории романо-германской правовой системы.
2
См.: Конституции зарубежных государств. 2-е изд. М., 1997. С. 123.
3
См. там же. С. 245.
4
См. там же. С. 456.
5
Там же. С. 25.

167
Глава V. Международное право в различных правовых системах мира

Данные положения в целом характеризуют общие подходы к статусу


международного права в правовой системе государства. Эти положения
в то же время носят отрывочный характер и нуждаются в разъяснении.
Более полное и подробное регулирование вопроса применения ме-
ждународного права в правовой системе государства осуществляется
особыми законами и судебной практикой.
Традиционно детальное правовое регулирование вопросов, связан-
ных с применением международного права, производится законами
о международных договорах государств и иными специализированны-
ми договорами. Это, например, федеральный конституционный закон
Австрии 1955 г. «О нейтралитете»1 или Федеральный закон от 15 июля
1995 г. № 101-ФЗ «О международных договорах Российской Феде-
рации». В законах о международных договорах регулируются такие
вопросы, как подписание, ратификация договора, заявление и снятие
оговорок, вступление договора в силу, его временное применение,
опубликование и регистрация договора, вопросы, связанные с выпол-
нением договорных обязательств, а также прекращение или приоста-
новление действия международного договора.
Особое место в определении роли и действия норм международного
права в правовой системе государства играет судебная практика. Так,
мы уже упоминали соответствующую конституционную норму Японии.
Однако отрывочный характер ее формулировки предопределил возник-
новение двух противоречивых концепций в юридической литературе
страны. Одна концепция исходила из приоритета международного
договора над Конституцией, а другая – из приоритета Конституции
над договором. Первая концепция была влиятельна до конца 50-х гг.
прошлого века. Однако в 1959 г. ситуация изменилась после вынесения
решения Верховным судом Японии в деле Сунагава. Суд подтвердил
возможность решения вопроса о конституционности договора и тем
самым опровергнул первую концепцию2.
Следует отметить, что ограниченность формулировки ст. 15 Кон-
ституции РФ также предопределила возникновение аналогичных кон-
цепций в российской юридической науке.
Часть 4 ст. 15 Конституции РФ гласит: «Общепризнанные принци-
пы и нормы международного права и международные договоры Рос-
сийской Федерации являются составной частью ее правовой системы.

1
См.: Действующее международное право / Сост. Ю.М. Колосов, Э.С. Кривчикова.
Т. 1. М., 1996. С. 144.
2
Подробнее см.: Лукашук И.И. Конституции государств и международное право.
М., 1998. С. 37.

168
Глава V. Международное право в различных правовых системах мира

Если международным договором Российской Федерации установлены


иные правила, чем предусмотренные законом (выделено нами. – Авт.),
то применяются правила международного договора». Как видим, Кон-
ституция не уточняет вид закона, как она обычно делает в других стать-
ях1. Отсюда можно сделать вывод о том, что законодатель, применив
в данном случае обобщающий термин «закон», включил в него все
виды законов. Безусловно, Конституция РФ является одним из видов
законов и, следовательно, подпадает под определение закона ч. 4 ст. 15.
Часть 1 ст. 17 Конституции РФ гласит: «В Российской Федерации
признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина
согласно общепризнанным принципам и нормам международного
права и в соответствии с настоящей Конституцией». Видимо, если пол-
ный и безоговорочный приоритет всех международных договоров Рос-
сийской Федерации над Конституцией пока не доказан (приведенное
выше толкование не может считаться единственным из возможных), то,
по крайней мере, приоритет международно-правовых норм по правам
человека должен быть признан. Формулировка ч. 1 ст. 17 Конституции
РФ однозначно ставит на первое место именно нормы международного
права по правам человека и лишь затем упоминает Конституцию.
Данные теории, однако, носят доктринальный характер. Они пока
не получили подтверждения (как, впрочем, и опровержения) со сторо-
ны судебной практики. В отличие от Японии (и многих других стран)
российская правовая система пока ожидает «удобного случая» опре-
деления приоритета между нормами Конституции и международных
договоров Российской Федерации. В отсутствие официального тол-
кования конституционных норм, касающихся международного права,
нам пока остается руководствоваться доктринальными разработками2.
В настоящей главе основное внимание мы уделим рассмотрению
особенностей международного права в правовых системах в широком
смысле.
Международное право в правовых системах в широком смысле
Традиционно выделяются следующие основные правовые системы
(правовые семьи):
– романо-германская правовая система;
– англосаксонская правовая система (система общего права);

1
Так, например, в ст. 55 (п. 3), 67 (п. 2), 118 (п. 3) и во многих других упоминаются
конкретные виды законов: «федеральный закон», «федеральный конституционный
закон» либо «закон субъекта Российской Федерации».
2
В первую очередь следует назвать работы профессора И.И. Лукашука. Особенно
см.: Лукашук И.И. Нормы международного права в правовой системе России. М., 1997.

169
Глава V. Международное право в различных правовых системах мира

– религиозные правовые системы (системы мусульманского, ин-


дусского, иудейского права);
– социалистическая правовая система;
– обычно-правовая система.
Выделяют также:
– латиноамериканскую правовую систему;
– североевропейскую правовую систему;
– правовые системы Дальнего Востока;
– правовую систему Индии;
– плюралистические правовые системы.
Данная классификация хорошо известна как западной, так и рос-
сийской юридической общественности по претерпевшему более десятка
изданий классическому труду Рене Давида1. В то же время сам Р. Давид
признавал, что его классификация не полная и создана для достижения
лишь определенных целей его книги. Неоднократно предпринима-
лись попытки преодолеть ограниченность классификации Р. Дави-
да в мировой и отечественной правовой литературе. Так, профессор
Ю.А. Тихомиров наряду с романо-германской (континентальной)
системой и системой общего права выделяет также североевропейскую
правовую систему, латиноамериканскую правовую семью, а также так
называемые «кочующие» правовые семьи. Он выделяет также социа-
листическую правовую систему, объединяя ее, правда, со «славянским
или евразийским» правом2. Профессор С.С. Алексеев выделяет еще
и так называемые «заидеологизированные» правовые системы3. Свои
варианты классификаций предлагают и другие ученые (А.Х. Саидов4,
С.И. Архипов5 и др.).
Изучение особенностей международно-правовых подходов в пра-
вовых системах в узком смысле весьма затруднительно. Каждое госу-
дарство имеет свой комплекс законодательства и свою судебную прак-
тику. Не менее сложно уяснение этого вопроса и для правовых систем
в широком смысле. В то же время рассмотрение правовой системы

1
David R. Les grands systemes de droit contemporains. Paris (издания 1958–1992 гг.).
На русском языке книга издавалась четыре раза: в 1967, 1988, 1996 и 2003 гг. Последнее из-
дание: Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности. М., 2003.
2
См. подробнее: Тихомиров Ю.А. Курс сравнительного правоведения / Ин-т законо-
дательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ. М., 1996. С. 112–140.
3
См.: Алексеев С.С. Теория права. 2-е изд. М., 1995. С. 276–281.
4
См.: Саидов А.Х. Введение в основные правовые системы современности / Ин-т
философии и права Академии наук Узбекистана. Ташкент, 1988.
5
См.: Теория государства и права / Отв. ред. В.М. Корельский, В.Д. Перевалов. М.,
1997. С. 509–532.

170
Глава V. Международное право в различных правовых системах мира

в широком смысле (т.е. правовой системы как «правовой семьи») дает


определенные преимущества. В этом случае можно выделить главное
в подходах отдельных групп государств к основным вопросам статуса
и применения международного права. Именно то, что в рамках право-
вых семей государства имеют близкие и иногда идентичные подходы,
и обусловливает больший успех регионального международного права
по сравнению с универсальным международным правом.
Романо-германская правовая система. Пожалуй, главной отличи-
тельной чертой статуса международного права в странах романо-гер-
манской правовой семьи является то, что международные договоры,
как правило, автоматически включаются в их правовые системы.
Действительно, давайте сравним соответствующие положения ос-
новных законов ряда государств романо-германской правовой системы.
Конституция Греции устанавливает, что «общепринятые нормы
международного права, а также международные соглашения с момента
их ратификации законом и вступления их в силу согласно условиям
каждого из них являются неотъемлемой частью внутреннего греческого
права и имеют приоритет перед любым противоречащим им положе-
нием закона» (п. 1 ст. 28)1.
Конституция Испании устанавливает: «Международные договоры,
заключенные в соответствии с установленными требованиями, стано-
вятся после их публикации в Испании составной частью внутреннего
законодательства…» (п. 1 ст. 96)2
Конституция Федеративной Республики Германии также признает,
что «общепризнанные нормы международного права являются состав-
ной частью федерального права. Они имеют преимущество перед зако-
нами и порождают права и обязанности непосредственно…» (ст. 25)3.
Конституция Франции не говорит прямо о включении норм между-
народного права в правовую систему, но делает это косвенным образом.
Конституция Австрии гласит: «Общепризнанные нормы международ-
ного права действуют в качестве составной части федерального права»
(ст. 9)4. Наконец, Конституция Португалии устанавливает следующее
правило: «Нормы и принципы общего и обычного международного
права являются составной частью португальского права» (п. 1 ст. 8)5.

1
См.: Конституции государств Европейского Союза / Ин-т законодательства и срав-
нительного правоведения при Правительстве РФ. М., 1997. С. 255.
2
См. там же. С. 392.
3
См. там же. С. 189.
4
См. там же. С. 13.
5
См. там же. С. 522.

171
Глава V. Международное право в различных правовых системах мира

Как видим, основные законы стран романо-германской правовой


системы:
– во-первых, включают нормы международного права в правовую
систему государства и,
– во-вторых, в абсолютном своем большинстве устанавливают
приоритет норм международного права над нормами национального
права либо их равноправный статус.
Отдельные государства, правда, могут связывать этот приоритет
с рядом условий, Так, например, во Франции это выполнение данного
договора другой стороной. В целом, однако, это редкие исключения,
которые лишь подтверждают общее правило, которое остается единым
для государств этой правовой семьи.
Идентичны подходы государств романо-германской правовой си-
стемы в вопросах заключения и юридической силы международных
договоров, противоречащих конституции. Во Франции действует
норма, согласно которой если Конституционный совет признает, что
международное обязательство содержит положение, противореча-
щее Конституции, то разрешение на его ратификацию может быть
дано только после пересмотра Конституции. В Испании Конституция
предусматривает аналогичное правило: «Заключение международного
договора, содержащего положения, противоречащие Конституции,
требует предварительного пересмотра Конституции» (п. 1 ст. 95)1.
Конечно, это не означает, что и здесь не могут быть отдельные осо-
бенности в правовом регулировании этого вопроса. Это проявляется,
например, в компетенции государственных органов рассматривать
конституционность международных договоров. Так, Федеральный
конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Фе-
дерации» устанавливает правило, согласно которому Суд может рас-
сматривать конституционность только тех международных договоров,
которые не вступили в силу. А аналогичный закон Украины2 разре-
шает своему Конституционному Суду давать заключения по любым
международным договорам3.

1
Конституции государств Европейского Союза / Ин-т законодательства и сравни-
тельного правоведения при Правительстве РФ. С. 392.
2
См. ст. 13 закона Украины от 16 октября 1996 г. «О Конституционном Суде Украи-
ны» (Конституционное правосудие в странах СНГ и Балтии: Сборник нормативных
актов. М., 1998. С. 632).
3
Мы не случайно выбрали для сравнения данных норм именно Россию и Украи-
ну. Дело в том, что в свое время Украина нарушила свою собственную Конституцию
при подписании договора с Российской Федерацией. Договор вступил в силу, и теперь
судьба этого договора полностью в руках Украины, так как Конституционный Суд РФ

172
Глава V. Международное право в различных правовых системах мира

Ряд основных принципов, характеризующих международно-пра-


вовые подходы государств романо-германской правовой семьи, уста-
навливаются судебной практикой. В ряде случаев судебная практика
не только подтверждает и развивает правовые нормы, но и восполняет
пробелы в конституциях. При этом речь идет как о судах отдельных
государств, так и о международных судебных учреждениях. Особая
роль здесь принадлежит Европейскому суду по правам человека.
Англосаксонская правовая система. Международно-правовые под-
ходы государств, принадлежащих к англосаксонской правовой семье,
имеют существенные особенности. Рассмотрим некоторые конститу-
ционные нормы, регулирующие статус международного права в госу-
дарствах этой семьи.
Конституция США устанавливает, что сама Конституция, все зако-
ны, изданные в ее реализацию, а также все международные договоры
являются высшими законами страны (ст. 6)1.
Конституция Ирландии гласит: «Никакое международное согла-
шение не должно быть частью внутреннего закона государства, если
иное не определено парламентом» (§ 6 ст. 29)2.
В ряде стран англосаксонской правовой системы установлено ра-
венство закона и договора. В США конгресс может издавать законы,
противоречащие международным договорам, в то же время судебная
практика толкует это право ограничительно3.
Что касается общепризнанных норм международного права, то, на-
пример, практика Великобритании последовательно придерживалась
правила, согласно которому в случае противоречия их внутреннему
праву приоритет должен был отдаваться национальному праву4. Право-
вая позиция США может быть сформулирована следующим образом:
«Существует длительная судебная практика, которая либо отрицает
юрисдикцию ряда судов в отношении вопросов, включающих между-
народные обязательства, либо сводит эту юрисдикцию к минимуму».
В Великобритании судебная практика более внимательна к между-
народному праву, однако это относится лишь к тем международно-
правовым нормам, которые были инкорпорированы в национальное
право страны.

уже утратил возможность дать свою оценку его конституционности, а Конституционный


Суд Украины такую оценку может произвести в любое время.
1
См.: Конституции зарубежных государств. С. 28.
2
См.: Конституции государств Европейского Союза. С. 344.
3
Подробнее см.: Лукашук И.И. Конституции государств и международное право.
С. 32–34.
4
См. там же. С. 29.

173
Глава V. Международное право в различных правовых системах мира

В целом для англосаксонской правовой системы характерны два


основных момента:
– особая чувствительность к концепции несамоисполнимых меж-
дународных договоров и
– ведущая роль концепции необходимости инкорпорации норм
международных договоров в национальное право страны посредством
издания специальных законов.
По поводу проблемы самоисполнимых и несамоисполнимых до-
говоров следует отметить, что в научной кодификации Американ-
ского института права говорится: «Суды США обязаны применять
международное право и международные соглашения Соединенных
Штатов, за исключением того, что «несамоисполняющееся» соглаше-
ние не будет применено как право в отсутствие необходимой импле-
ментации»1. Профессор И.И. Лукашук по этому поводу справедливо
отмечает: «В данном случае нашел выражение типичный для доктрины
международного права взгляд, согласно которому категорию само-
исполняющихся норм относят только к нормам договорным. Между
тем в равной мере это относится и к обычным нормам, немалое число
которых не является самоисполняющимися в силу своего общего
характера»2.
Что же касается практически всеобщего для стран англосаксон-
ской системы правила о необходимости инкорпорации норм договора
в национальное право посредством издания специального закона,
то можно привести интересные примеры.
В частности, в 2001 г. Верховный суд Замбии вынес решение о при-
менимости Конвенции Международной организации труда № 158. Суд
отменил решение нижестоящего суда, который удовлетворил жало-
бу истца, уволенного из частной компании без объяснения причин,
но с выплатой зарплаты за три месяца вперед, на основании обнару-
женного противоречия Конвенции МОТ. Верховный суд заявил, что,
несмотря на то, что Конвенция МОТ № 158 была не только подписана,
но и ратифицирован Замбией, ее положения не были имплементиро-
ваны в национальный закон страны3.
Латино-американская правовая система. Страны латиноамерикан-
ской правовой семьи разработали свою собственную международно-
правовую концепцию, которая, кстати, оказала весьма значительное
влияние на развитие универсального международного права. Это
1
Цит. по: Лукашук И.И. Международное право в судах государств. СПб., 1993. С. 159.
2
Там же.
3
Zambia Law Journal. 2002. Vol. 34. P. 178–179.

174
Глава V. Международное право в различных правовых системах мира

и концепция uti possidetis1, и концепция «невмешательства», а также


доктрина «коллективной интервенции» и др. Безусловно, следует от-
метить ряд новелл, касающихся международной (региональной ла-
тиноамериканской) защиты прав человека (в первую очередь права
на жизнь). Уникальным является международно-правовой подход
стран Латинской Америки к проблеме убежища, в частности диплома-
тического убежища. В настоящее время Латинская Америка является
единственным регионом земного шара, где на основании междуна-
родного договора действует право убежища в отношении лиц, пре-
следуемых за политические преступления на территории посольства
другого государства.
Обычно-правовые системы. Плюралистические правовые системы.
Наименее исследованной (и, соответственно, наименее понятой)
правовой системой остается обычно-правовая система. Достаточно
обратиться к классическим, наиболее значимым трудам по сравни-
тельному правоведению, и мы увидим, что этой правовой системе
либо не уделяется вообще никакого внимания (кроме ее, собственно,
упоминания), либо ее место столь ничтожно в общем объеме иссле-
дования, что фактически ничего нельзя понять. Часто эта правовая
система представляется в искаженном свете. Данная проблема носит
как субъективный, так и объективный характер. Это объективная слож-
ность обычного права, понимание которого требует глубоких позна-
ний истории и культуры других народов. Особенно ярко искаженное
представление обычно-правовой системы проявляется при освещении
права стран Африки, причем как в зарубежной, так и в отечественной
юридической литературе. Некоторые авторы, верно подмечая факт
восприятия странами Африки права их бывших метрополий, делают
поспешные и совсем ненаучные выводы. Так, например, не раз при-
ходилось слышать, что если то или иное государство Африки было
ранее колонией Франции, значит, сейчас это государство принад-
лежит к романо-германской правовой системе. Если же государство
было колонией Великобритании, то сейчас оно принадлежит к системе
общего права. В то же время следует учитывать, что, как правило, в го-
сударствах Африки действуют несколько конкурирующих правовых
систем, и вышеприведенный подход здесь неприемлем. Африка –
колыбель человеческой цивилизации, именно здесь возникли первые
высокоразвитые цивилизации, в то время когда в Европе еще не было
государств. Научные исследования последних десятилетий доказали,
что, например, цивилизация Древнего Египта была чисто африканской
1
Cм. подробнее: Дипломатический словарь. 4-е изд. Т. 3. М., 1986. С. 504.

175
Глава V. Международное право в различных правовых системах мира

цивилизацией (цивилизацией Тропической Африки), а уровень разви-


тия государств Африки ко времени прихода европейцев был намного
выше существовавшего тогда в Европе. Имеется много других фактов,
доказывающих, что уникальная африканская цивилизация намного
глубже и богаче, чем цивилизация их незваных «цивилизаторов». Це-
лью настоящей работы не является подробное рассмотрение данного
вопроса, мы говорим здесь об этом лишь для того, чтобы подчеркнуть
сложность проблемы и опасность примитивизации иных культур и пра-
вовых систем. Повторяем, что подобное упрощение, ошибки могут
иметь, и часто имеют добросовестный характер, ибо они объективны
в силу сложности восприятия иной культуры.
Упоминание культур здесь особенно важно, ибо право есть элемент
культуры. (Конечно, не менее опасны и недооценка своей собственной
правовой системы, и «обожествление» других.) Другой распростра-
ненной ошибкой является восприятие иных правовых систем через
призму своей правовой системы.
Довольно часто приходится сталкиваться даже в крупных научных
работах с категоричными высказываниями о правовых системах Афри-
ки, которые не соответствуют действительности. Таковым, например,
является утверждение: «статичное мировоззрение африканцев не знает
идеи прогресса»1. «Мировоззрение африканцев» или «африканское
мышление» слишком глубокие и сложные категории, чтобы тракто-
ваться столь однозначно (сколь и неверно). Абсолютно неверен тезис
о том, что предполагаемое отсутствие субъективных прав предопреде-
лило «неразвитость вплоть до XX века юридических… учреждений»2.
Видимо, причиной таких выводов является неразвитость как раз отече-
ственных (как, впрочем, и зарубежных) исследований древней Африки.
Судебные учреждения Африки были развиты, и на весьма высоком
уровне, работали они намного эффективнее, чем, например, анало-
гичные учреждения России или Запада. Об этом говорит и успешная
борьба с преступностью в древних африканских обществах3. Нельзя
согласиться и с «общим разъяснением» Р. Давида обычно-правовой
системы: «Африка… в течение многих веков жила по нормам обычая.
Повиновение обычаю было в основном добровольным. Каждый счи-
тал себя обязанным жить так, как жили его предки; чаще всего было
1
См.: Давид Р. Указ. соч. С. 379.
2
См.: Тихомиров Ю.А. Указ. соч. С. 133.
3
Отечественных работ по африканскому обычному праву – единицы. Практически
такими исследованиями занимались лишь два специалиста. См.: Синицына И.Е. Обычай
и обычное право в современной Африке. М., 1978; Супатаев М.А. Право в современной
Африке. М., 1989.

176
Глава V. Международное право в различных правовых системах мира

достаточно боязни сверхъестественных сил, чтобы заставить уважать


традиционный образ жизни»1. Такое объяснение «исполняемости» обыч-
ных норм представляется неверным. Это – типичный пример запад-
ного мышления, попытка воспринять право другой культуры через
свои собственные правовые (и философские) представления. Давайте
задумаемся: почему обычай вообще становится обычаем? Почему
в современном западном обществе появилось различие между законом
и обычаем? Законы, в значительной своей части, требуют устрашения
населения для их исполнения, так как они не находятся в гармонии
с обществом, в котором действуют. Да и долго ли «живут» законы?
Законы, которые существуют 30–40 лет, мы уже называем устаревши-
ми, не так ли? Конечно, некоторые законы могут существовать 100 лет
и более, но, как правило, они касаются лишь отдельных вопросов
(например, престолонаследия) и являются столь уникальными, что
лишь подтверждают общее правило: жизнь закона составляет период,
значительно меньший периода жизни одного поколения людей.
В отличие от закона обычай потому и стал обычаем, что он естествен
и гармоничен. Он сложился в результате опыта десятков и сотен (воз-
можно, тысяч) поколений людей. Он стал обычаем в результате своей
естественной необходимости. И страх здесь занимает последнее место.
Безусловно, так называемые традиционные общества (в первую
очередь общества государств Африки) имеют огромное количество
обычаев. Даже внутри одного и того же государства часто можно гово-
рить не об обычном праве этой страны, а об обычном праве какого-то
конкретного народа. Так, например, в Нигерии среди нескольких сотен
народов проживают три крупнейших – йоруба, ибо и хауса. При этом
народ йоруба имеет длительную (несколько тысяч лет!) историю вы-
сочайшей централизации государства, народ ибо – вообще никогда
не знал понятия «король», а хауса следуют в основном нормам ислам-
ского права. Конечно, столь большой контраст предопределил огром-
ные различия в правовых обычаях этих народов, хотя они и проживают
на территории одного государства. Тем не менее даже в таких сложных
(с точки зрения национального состава) государствах, как Нигерия,
могут появляться и некоторые общие обычно-правовые нормы.
Весьма интересен другой пример влияния обычного права на меж-
дународно-правовую позицию государства. Конституция Республики
Зимбабве устанавливает неравенство мужчин и женщин, допуская дис-
криминацию в их правах. В деле Магайя против Магайя Верховный
суд страны подтвердил приоритет обычного права даже в отношении
1
См.: Давид Р. Указ. соч. С. 377–378.

177
Глава V. Международное право в различных правовых системах мира

международно-правовых норм (в данном случае – Конвенции о лик-


видации всех форм дискриминации в отношении женщин). Следует
отметить, что при подписании данной Конвенции Зимбабве сделало
оговорку в соответствии со своей Конституцией. Но конституция как
раз и устанавливает, что обычное право имеет статус закона государства.
Религиозные правовые системы. Среди религиозных правовых си-
стем наиболее разработанной является исламская концепция между-
народного права. По этому поводу написано немало весьма интерес-
ных работ1. Следует отметить и попытку создания Международного
исламского суда.
В мусульманских государствах общее международное право, как
правило, не является частью права страны. Положения международ-
ного договора могут быть реализованы только путем издания соответ-
ствующего национального закона.
Различные авторы определяют исламское международное право
по-разному. Так, Н. Арманази писал, что «исламское международное
право – это совокупность норм, предписанных мусульманам для ре-
гулирования их отношений войны и мира с немусульманами, инди-
видуумами или государствами в мусульманских странах или вне их».
М. Кадури отмечал, что «исламское международное право является
простым распространением права, предназначенного регулировать
отношения мусульман с немусульманами внутри или вне Мира Исла-
ма». М. аль-Гунейми определяет исламское международное право как
«совокупность всех норм и практики, предписываемых или допускае-
мых исламом в международных отношениях»2. Однако, как отмечает
профессор Н.В. Жданов, все определения исламского международного
права исходят из того, что под международным правом понимается
совокупность допустимых исламом норм и обычаев, регулирующих
взаимоотношения мусульманских государств и мусульман с нему-
сульманскими государствами, а в основе лежит соответствие норм
и обычаев в международных отношениях положениям ислама3.
Международные отношения в соответствии с концепцией ислам-
ского международного права подразделяются на несколько сфер.
1
См., например: Kruse H. Islamishe Volkerrecht. Bochum, 1979; Sigar S. The Islamic
Law of Nations. Baltimore, 1966; Rechid A. L’Islam et le droit des gens // Recueil des Cours
de l’Academie de droit international. T. 60. 1938. P. 371–507; Жадалла Осама Камель Му-
хаммед Ибрагим. Исламская концепция международного права: Дис. … канд. юрид.
наук. М., 1994.
2
Al-Ghunaimi M.T. The Muslim Conception of International Law and the Western Ap-
proach. The Hague, 1968. P. 96.
3
См.: Жданов Н.В. Исламская концепция миропорядка. М., 2003. С. 34.

178
Глава V. Международное право в различных правовых системах мира

При этом наибольшее внимание уделяется регулированию отноше-


ний с соседними государствами и состоянию мира и войны. В осно-
ве классификации лежит разделение мира на три группы стран: Дар
аль-Ислам (Мир Ислама), Дар аль-Харб (Мир войны) и Дар аль-Агд
(Мир договора). В зависимости от толкований Мир войны является
либо объектом агрессии «воинствующего ислама», либо источником
опасности для «миролюбивого ислама».
Что касается международного права прав человека, то ряд положе-
ний исламского права расходится с универсальными международными
актами. В то же время в целом исламская концепция международного
права прав человека совпадает с международными стандартами в этой
области. Особое значение здесь имеет Исламская декларация прав
человека, принятая Организацией Исламская конференция в 1990 г.
В этой Декларации закрепляются все основные международно при-
знанные права и свободы человека, хотя они и ставятся в зависимость
от норм шариата. Так, в Декларации подчеркивается, что все люди
равны, поскольку их объединяет поклонение Богу, а истинная вера
является гарантией возрастания достоинства человека на пути его
совершенствования. Ни один человек не имеет превосходства над дру-
гими, кроме тех, кто обладает большим благочестием и ведет более
праведную жизнь. Декларация провозглашает, что человек рождается
свободным и поклоняется только Аллаху. При этом отмечается, что
все закрепленные в Декларации права и свободы ограничены нормами
шариата.
Как известно, признанными источниками общего международ-
ного права являются обычай и международный договор. В то же вре-
мя исламское международное право имеет свой взгляд на источники
международного права. Как следствие концепции единства исламской
общины (уммы) исламское право является исключительно всеобщим,
единым, универсальным и, таким образом, международным по своему
характеру. Международное право в исламе всегда являлось составной
частью права вообще (шариата). В основном оно применялось как пра-
вила пророка и его учеников, касающиеся ведения военных действий
(магхази). Иногда нормы международного права рассматриваются
в разделах «Джихад» («Священная война»). Таким образом, исламское
международное право имеет те же источники, что и все другие части
исламского права, а именно Коран и Сунну, единогласные решения
юристов, аналогию, а также equity1.
1
См.: Mahmassani S. The Principles of International Law in the Light of Islamic Doctrine //
Recueil des Cours de l’Academie de droit international. Т. 117. 1967. P. 235.

179
Глава V. Международное право в различных правовых системах мира

Это, конечно, не означает, что принципы исламского международ-


ного права не имеют ничего общего с так называемым универсальным
правом. Наоборот, ряд основных принципов исламского международ-
ного права нашли отражение в общем международном праве. Скажем,
фундаментальный принцип pacta sunt servanda находит свое обоснова-
ние в Коране: «Выполняйте свои обязательства».
В то же время имеются весьма серьезные опасения в отношении
взаимодействия исламского и так называемого общего международно-
го права. Так, профессор И. аль-Хунами (Египет) пишет, что исламское
международное право «несовместимо с современной тесной интег-
рацией мусульманских стран с сообществом государств. Подобное
парадоксальное положение требует основательных конструктивных
усилий по примирению классического толкования мусульманского
международного права, с тем, чтобы оно могло справиться с между-
народной жизнью, как она является сегодня»1.
Согласно исламской доктрине международного права признается
равный суверенитет всех членов международного сообщества. Ни одно
государство не имеет права вторгаться в сферу суверенитета других
государств и в их внутренние дела.
Профессор Шейх Вахбех аль-Зухили (Сирия) отмечает, что ис-
ламское международное право исходит из того, что отношениями
мусульман и немусульман является мир, а не война. Таким образом,
основанием для применения оружия может быть борьба с находящи-
мися вне закона или отражение агрессии, а не атеизм и религиозные
разногласия2.
Говоря о месте и действии международного права в различных пра-
вовых системах вообще и в религиозных правовых системах в частно-
сти, следует отметить важную роль религии и в тех правовых системах,
которые не являются религиозными по своей сути.
Так, например, известный юрист-международник, ныне судья Меж-
дународного суда ООН П. Койманс отмечает роль протестантства
в развитии международного права. Это, например, концепция миро-
вого сообщества, а также протестантские идеи секуляризации права,
особого места индивида и ряд других, которые в конечном итоге были
реализованы в современном международном праве. Западный инди-
видуализм, проявляющийся, например, в концепции международных
прав человека, может быть в том числе объяснен особой позицией
1
Цит. по: Лукашук И.И. Международное право: Общая часть. М., 1996. С. 157.
2
См. подробнее: аль-Зухили В. Ислам и международное право // Международный
журнал Красного Креста. Т. 87. № 858. Июнь 2005. С. 47–65.

180
Глава V. Международное право в различных правовых системах мира

христианства в целом и протестантства в частности. Протестантизм


исходит из того, что основное значение имеют отношения челове-
ка (как индивида) и Бога. Именно индивидуальные (человек – Бог),
а не коллективные (человек как член общества – Бог) отношения
имеют главное значение1.
Для понимания международно-правовой позиции Китая и неко-
торых других государств Дальнего Востока, безусловно, следует знать
и понимать основные принципы конфуцианства2. Конфуцианство
оказало значительное влияние на международно-правовые подходы
китайских юристов, в частности, к решению вопросов признания го-
сударств и правительств, взаимной помощи во время чрезвычайных
ситуаций, применения военной силы, разрешения международных
споров, в частности, с передачей спора третьему государству и др.3
Огромное влияние на международно-правовые подходы ряда госу-
дарств сыграла и продолжает играть буддистская религия. Профессор
философии К. Джайятилеке (Шри-Ланка) отмечает, что сама сущность
буддизма определяет основные подходы к международному праву.
Основные постулаты буддизма сами по себе делают такие, например,
понятия, как национальная гордость, расовые и национальные чувства,
ошибочными. Отсюда можно сделать вывод, что и так называемые
национальные интересы государств имеют аналогичное значение.
Буддистская доктрина устанавливает особые принципы международ-
ного сотрудничества государств и разрешения международных споров4.
В иудаизме также просматриваются свои особые позиции в отно-
шении международного права. Так, в раввинистических прочтениях
Писания выделяют три вида войн: «милхемет хова» (обязательная
война), «милхемет решут» (необязательная война) и упреждающую
(превентивную) войну. Здесь можно усмотреть некоторую общность
с римским понятием bellum justum (справедливая война), хотя есть
и различие: например, упреждающая война могла быть справедливой
или несправедливой.

1
См. подробнее: Kooijmans P.H. Protestantism and the Development of International
Law // Recueil des Cours de l’Academie de droit international. Т. 152. 1980.
2
Конфуцианство как морально-философское учение включает в себя некоторые
представления, которые европейская наука по традиции относит к религиозным ве-
рованиям. См.: Народы и религии мира: Энциклопедия / Гл. ред. В.А. Тишков. М.,
1998. С. 753.
3
См. подробнее: Irigye K. The Principles of International Law in the Light of Confucian
Doctrine // Recueil des Cours de l’Academie de droit international. Т. 120. 1968. P. 3–57.
4
Подробнее см.: Jayatilleke K.N. The Principles of International Law in Buddhist Doc-
trine // Ibid. P. 441–563.

181
Глава V. Международное право в различных правовых системах мира

В настоящее время те институты, согласие которых на войну за рас-


ширение территории было необходимо по Талмуду, более не сущест-
вуют, фактически исключается (с религиозной точки зрения) возмож-
ность ведения необоронительных войн. Как отмечают авторы, многие
представители современного иудаизма прочитывают традиционные
тексты в соответствии с современной доктриной прав человека и меж-
дународного права1.
Особые подходы к международному праву, безусловно, присущи
и индуизму. Индуизм исходит из того, что нельзя прибегать к воен-
ной силе в отношениях с государствами, если не исчерпаны все мир-
ные средства. Индуизм выделяет «дхарма юдха» (справедливая война)
и «адхарама юдха» (несправедливая война)2. Проводится также четкое
различие между комбатантами и некомбатантами.
В индуизме война считается нежелательным явлением, которого
следует избегать, так как оно связано с убийством людей. Не случайно
идея «позитивного нейтрализма», оказавшая столь значительное влия-
ние на международное право второй половины XX в., получила свое
идеологическое и практическое развитие именно из Индии. Махатма
Ганди успешно оперировал индуистским понятием «ахимса», озна-
чающим отказ от применения насилия и нанесения ущерба, в качестве
средства борьбы против британского колониального господства в Ин-
дии. Не менее важное значение имеет постулат индуизма, касающийся
международного права прав человека: «Социальная гармония базиру-
ется на балансе обязанностей человека, а не на конфликте его прав»3.
В настоящей главе мы в общих чертах рассмотрели наиболее харак-
терные черты применения международного права в правовых системах
мира. Данная глава не ставит перед собой цели детального описания
международно-правовых подходов отдельного государства или отдель-
ной правовой системы.
Главной задачей является показать, что эти подходы различны как
в каждом конкретном государстве (правовая система в узком смысле),
так и в рамках одной и той же правовой семьи (правовая система в ши-
роком смысле). Кроме того, имеется большая группа государств, где
одновременно (параллельно) действует несколько правовых систем
(«правовой плюрализм»).
1
Подробнее см.: Соломон Н. Иудаизм и этика войны // Международный журнал
Красного Креста. Т. 87. 2005. № 858. С. 79–97.
2
Подробнее см.: Кумар Синха М. Индуизм и международное гуманитарное право //
Там же. С. 67–78.
3
Подробнее см.: Sastry K.R.R. Hinduism and International Law // Recueil des Cours
de l’Academie de Droit International. T. 117. 1967. P. 507–614.

182
Глава V. Международное право в различных правовых системах мира

Тем не менее существуют некоторые особенности международ-


но-правовых подходов и у отдельных государств, особенно у стран,
принадлежащих к одной правовой семье. Для глубокого понимания
международного права следует обратить особое внимание на меж-
дисциплинарный подход. В первую очередь необходимо изучение
и понимание других культур. Понимание международного права и пра-
ва вообще невозможно без глубокого изучения культур других стран
и народов. Ибо право – это элемент культуры, и понять право нельзя
только с позиций своей собственной культуры!
В этом и сложность, и величайший интерес изучения отдельных
правовых систем и уникального феномена общечеловеческой циви-
лизации – международного права.

Литература
Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современ-
ности. М., 2003.
Саидов А.Х. Введение в основные правовые системы современности /
Ин-т философии и права Академии наук Узбекистана. Ташкент, 1988.
Осминин Б.И. Принятие и реализация государствами международных
договорных обязательств. М., 2006.
Лукашук И.И. Нормы международного права в правовой системе России.
М., 1997.
Лукашук И.И. Конституции государств и международное право. М.,
1998.
Жданов Н.В. Исламская концепция миропорядка. М., 2003. С. 34.
Кумар Синха М. Индуизм и международное гуманитарное право //
Международный журнал Красного Креста. Т. 87. 2005. № 858. С. 67–78.
Аль-Зухили В. Ислам и международное право // Международный журнал
Красного Креста. Т. 87. 2005. № 858. С. 47–65.
Глава VI
Основные принципы международного права
§ 1. Понятие основных принципов международного права. – § 2. Принцип
суверенного равенства государств. – § 3. Принцип неприменения силы или угро-
зы силой. – § 4. Принцип невмешательства во внутренние дела государств. –
§ 5. Принцип территориальной целостности государств. – § 6. Принцип
нерушимости границ. – § 7. Принцип мирного разрешения международных
споров. – § 8. Принцип уважения прав человека. – § 9. Принцип права на само-
определение народов и наций. – § 10. Принцип сотрудничества государств. –
§ 11. Принцип добросовестного выполнения международных обязательств.

§ 1. Понятие основных принципов международного права

«Конституцию» международного права образуют его основные


принципы. Они представляют собой основополагающие общепризнан-
ные нормы международного права, обладающие высшей юридической
силой. Все остальные нормы международного права и международно
значимые действия субъектов должны соответствовать положениям
основных принципов международного права.
Принципы международного права носят универсальный характер
и являются критериями законности всех остальных международных
норм. Действия или международно-правовые акты, нарушающие по-
ложения основных принципов международного права, признаются не-
действительными и влекут международно-правовую ответственность.
Все принципы международного права имеют первостепенную важ-
ность и должны неукоснительно применяться при интерпретации
каждого из них с учетом других.
Принципы международного права взаимосвязаны: нарушение одного
положения влечет за собой несоблюдение других. Так, например, наруше-
ние принципа территориальной целостности государства одновременно
является нарушением принципов суверенного равенства государств, невме-
шательства во внутренние дела, неприменения силы и угрозы силой и т.д.
Ничто не должно истолковываться как наносящее ущерб каким-
либо образом положениям Устава ООН или правам и обязанностям

184
§ 2. Принцип суверенного равенства государств

государств – членов по Уставу, или правам народов по Уставу с учетом


изложения этих прав в международных документах.
Поскольку принципы международного права представляют собой
международно-правовые нормы, они существуют в форме определен-
ных источников международного права.
Первоначально принципы международного права выступали в фор-
ме международно-правовых обычаев, однако с принятием Устава ООН
основные принципы международного права приобретают договорно-
правовую форму. Так, семь принципов международного права (суверен-
ное равенство государств, добросовестное выполнение взятых на себя
международных обязательств, мирное разрешение международных
споров, отказ от угрозы силой или ее применения и др.) содержатся
в Уставе ООН. При этом ст. 103 Устава предусматривает, что в случае,
если обязательства членов ООН по Уставу ООН окажутся в противо-
речии с обязательствами по какому-либо международному договору,
преимущественную силу имеют обязательства по Уставу.
Содержание основных принципов международного права было
подробно раскрыто в Декларации о принципах международного пра-
ва, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между
государствами в соответствии с Уставом ООН, 1970 г., в других доку-
ментах ООН (резолюция Генеральной Ассамблеи ООН «Декларация
о предотвращении и устранении споров и ситуаций, которые могут
угрожать международному миру и безопасности, и о роли Организации
Объединенных Наций в этой области» 1988 г., резолюция Генеральной
Ассамблеи ООН «Развитие и укрепление добрососедских отношений
между государствами» 1991 г.). Применительно к европейским усло-
виям содержание основных принципов международного права было
конкретизировано актами СБСЕ, в частности Заключительным актом
Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ) 1975 г.,
Итоговым документом Венской встречи 1989 г. и др. В последнее время
в формировании дополнительных обязательств в этой сфере играет
Европейский Союз.
Рассмотрим содержание основных принципов международного
права подробнее.

§ 2. Принцип суверенного равенства государств


Принцип суверенного равенства государств и уважения прав, при-
сущих суверенитету. Согласно этому принципу все государства в меж-
дународных отношениях пользуются суверенным равенством, имеют

185
Глава VI. Основные принципы международного права

равные права и обязанности и являются равноправными членами ми-


рового сообщества. Понятие равенства означает, что:
– все государства юридически равны;
– все государства должны уважать правосубъектность других го-
сударств;
– все государства пользуются правами, присущими полному су-
веренитету. Они вправе самостоятельно решать вопросы об участии
в международных конференциях и организациях, международных
договорах и др.;
– территориальная целостность и политическая независимость госу-
дарств неприкосновенны, государственные границы могут меняться лишь
на основании договоренности и в соответствии с международным правом;
– государства свободно выбирают свои политические, экономиче-
ские, социальные и культурные системы;
– государства обязаны добросовестно выполнять свои междуна-
родные обязательства.
Государства должны уважать суверенное равенство и своеобразие
друг друга, а также все права, присущие их суверенитету и охватывае-
мые им, включая, в частности, право каждого государства на юриди-
ческое равенство, территориальную целостность, свободу и полити-
ческую независимость. Они обязаны также уважать право друг друга
свободно выбирать и развивать свои политические, социальные, эко-
номические и культурные системы, равно как и право устанавливать
свои законы и административные нормы.
В рамках международного права все государства-члены имеют рав-
ные права и обязанности. Они должны уважать право друг друга опре-
делять и осуществлять по своему усмотрению их отношения с другими
государствами, международными и региональными организациями,
а также имеют право на нейтралитет. Государства-члены строят, таким
образом, свои отношения на основе взаимной выгоды и уважения.

§ 3. Принцип неприменения силы или угрозы силой


В соответствии с принципом неприменения силы или угрозы силой
все государства в международных отношениях обязаны воздерживат